Русь и монголо татары: Монголо-татары и Русь: ответы на вопросы — Конспекты — Ненаглядные пособия — Все статьи

Содержание

Историк КФУ отвечает на популярные вопросы об иге — Реальное время

В годовщину начала стояния на Угре разъясняем позицию историков относительно татаро-монгольского владычества на Руси

В этот день, 17 октября 1480 года, началось событие, которое историки окрестили стоянием на Угре. Именно с ним ассоциируется сегодня окончательное освобождение России от монголо-татарского ига. «Реальное время» публикует эксплейнер, ответы на популярные вопросы об ордынском иге. А помогает нам в этом доцент кафедры истории Татарстана Института международных отношений КФУ, кандидат исторических наук Марат Гатин.

  • Какова сейчас консенсусная версия историков о монголо-татарском иге? Было ли оно действительно игом?Среди историков, очевидно, и не может быть только одной трактовки прошедших событий. Историк всегда субъективен. Тем историческая наука и прекрасна, что позволяет взглянуть на прошлое с разных точек зрения. В тех же случаях, когда кто-то и где-то стремится сконструировать единую версию прошедших событий или явлений, речь идет в первую очередь о политике, а не о науке.

    Если говорить об иге, нужно напомнить, что этот термин в русских летописях не встречается, а впервые его употребил польский хронист Ян Длугош в конце XV столетия. Конечно, эпоху золотоордынского владычества над русскими землями нельзя назвать периодом расцвета в истории России. Это была власть чужеземцев и иноверцев. Многие моменты прошлого становятся яснее, если их анализировать и сравнивать.

    Но хотел бы обратить внимание читателей на то, что:

    — местная династия продолжила свое правление;
    — проводилась политика веротерпимости, местная религиозная организация не подверглась разгрому, а получила даже льготы;
    — были сохранены местные законы;
    — автохтонное население не было подвержено насильственным депортациям и продолжило жить на своих землях.

    Другими словами, если мы продолжаем называть это время игом, то как назвать ту систему властвования, которая сложилась в Волго-Уралье после середины XVI века? Слава Богу, от такой оценки постепенно начинают отходить.

    Например, термина «иго» уже нет в историко-культурном стандарте для школьного исторического образования в России.

  • Как было организовано государство во времена монголо-татарского владычества на Руси, как управлялось?Говоря кратко, зависимость русских княжеств от Орды проявлялась в политической, экономической и культурной сферах.

    В политической сфере — это получение князьями у ханов ярлыков на княжение, то есть ни один князь не мог править без санкции золотоордынского правителя. Кроме того, на Руси появляются наместники хана — баскаки, которые следили за действиями князей. Хан был для русских людей высшей судебной инстанцией. Но во внутренних вопросах своих княжеств Рюриковичи действовали достаточно самостоятельно.

    В экономической сфере — это в первую очередь выплата ежегодной дани (продовольствием, деньгами, рабами).

    В культурной сфере — это предоставление привилегированного статуса Русской православной церкви, которая получила налоговый иммунитет и за время монголо-татарского владычества стала крупнейшим земельным собственником на Руси. А также влияние золотоордынской татарской культуры на быт, речь, обычаи русских людей.
  • Есть версия о том, что за времена ига Русь окрепла в хозяйственном отношении и утихомирились междоусобные войны. Можно ли так сказать?Да, действительно, ханы были заинтересованы в стабильном получении налоговых сборов и, соответственно, им был выгоден мир в русских землях. Как бы там ни было, количество княжеских междоусобиц резко сократилось. Москва, получив ханское покровительство в начале XIV века, стала энергично развиваться, и здесь развернулось активное строительство. Так что при всех минусах ордынского владычества нужно помнить, что Золотая Орда сыграла решающую роль в том, что именно Москве впоследствии удалось собрать Северо-Восточную Русь в единое государство.
  • Какие можно перечислить основные социокультурные явления, оставшиеся Руси после татаро-монгол?Эти явления обнаруживают свой след прежде всего в государственном управлении, военном деле, ювелирном искусстве и одежде допетровской Руси. Все это хорошо видно по многочисленным заимствованиям из татарского и других восточных языков той поры в русской речи (казна, деньги, таможня, караул, алмаз, башмак, кафтан и т.д. и т.п.).

  • Откуда взялось название «татаро-монголы»? Это был один сборный этнос? И были ли среди завоевателей Руси татары в современном понимании этого слова?Иногда говорят, что термин «татаро-монголы» или «монголо-татары» — искусственный конструкт и появился лишь в XIX веке. Но это не так. Данное понятие реально существовало уже в XIII веке и использовалось в разных частях Евразии, о чем свидетельствуют сами исторические источники: например, китайцы пишут о «мэн-да», а армяне о «мугал-татарах». «Монголо-татары» — это для XIII века скорее не этническая характеристика, а обозначение представителей Монгольской империи, то есть своего рода политоним. Примечательно, что русские летописи сообщают нам о татарах, но не о монголах. Термин «татар» в ту эпоху очевидно играл роль соционима — названия группы золотоордынского общества, связанной прежде всего с военной или чиновничьей службой.
    Это были люди разного этнического происхождения, но в основном тюрки.

    Современные татары, несмотря на всякого рода спекуляции, имеют непосредственное прямое отношение к татарам того времени. Скептикам можно посоветовать, например, почитать такой памятник литературы золотоордынской эпохи, как «Кодекс Куманикус». В нем тюркский язык обозначен как «татарча», и он будет понятен знающему татарский язык человеку.

  • Почему за время монголо-татарского владычества Русь смогла сохранить православие? И правда ли, что за эти века на Руси строилось больше церквей, чем до того?Золотая Орда была крупнейшим государством Европы XIII–XV вв. Это государство, в котором жили мусульмане, христиане и язычники. Насильственное насаждение какой-либо веры среди своих подданных никогда не стояло в политических задачах у золотоордынских ханов. Это и понятно: такая политика вызвала бы сопротивление. Для золотоордынского государства была характерна религиозная терпимость, что, кстати, удивляло чужеземцев. Для ханов важна была в первую очередь политическая лояльность ордынской власти.

    Как уже отмечалось ранее, Русская православная церковь имела особый привилегированный статус. Говоря о церковном строительстве в период золотоордынского владычества над Русью, хочу отметить, что памятников этого времени сохранилось немало.
  • Глава 5 Монголо-татарская империя и Русь. Русь до монголов. Истоки легенды о «монголо-татарском нашествии» и «о порабощении Руси». Сведения об участии русских в движении монголов, в государственной деятельности в монголо-татарской империи и в Улусе Джучи

    Глава 5

    Монголо-татарская империя и Русь. Русь до монголов. Истоки легенды о «монголо-татарском нашествии» и «о порабощении Руси». Сведения об участии русских в движении монголов, в государственной деятельности в монголо-татарской империи и в Улусе Джучи

    В официальной истории «монгольского завоевания Восточной Европы» почему-то одно несоответствие следует за другим: вот из Монголии выступает, направленная «гениальным дикарем-вождем» для «завоевания всего мира», огромная армия, состоящая из оторванных от натурального кочевого быта и хозяйства[175] скотоводов, направившихся в целях наживы поскольку у них ничего «своего не было», на запад Евразии. Так как эти кочевники каким-то образом уже узнали и осознали, по мнению европоцентристов, что именно там Центр мировой материальной культуры со скоплением всех благ цивилизации. Только не могут эти историки назвать, к примеру, цифру хотя бы примерную, сколько их было, войск этих.

    Если их было тысяч 300, то чисто технически, их нельзя было довести даже до Урала за такой отрезок времени. Хотя бы из-за того, что корма бы не хватило миллиону коней в пути, ни подножного, ни «награбленного» — идущие впереди кони ничего не оставляли бы следующим за ними (36, 352). Обсуждали-гадали два-три века историки-европоцентристы, и остановились на цифре в 30 тысяч воинов[176] — 100 000 коней (31, 547). «Но и это количество прокормить было трудно» (там же).

    Тем не менее, В. В. Каргалов определяет количество войск, принимавших участие в боевых действиях на Русской земле в 1237–1241 гг. в 120–140 тысяч воинов. Правда, он оговаривает, что это «весьма приблизительно» и что «монголов было до одной трети» из этого количества, остальные были «влившиеся аланы, кыпчаки и булгары» (

    49, 97).

    И еще, не забудем одну истину — «использовать покоренных в качестве боевых товарищей — это лучший способ самоубийства» (31, 547). И в условиях того времени «мобилизовать венгров, мордву, куманов и даже «измаильтян» (мусульман), составлять из них ударные части, обреченные на гибель в авангардном бою, ставя сзади заградительные отряды из верных воинов» (там же) вряд ли было реально возможно. И сам Лев Николаевич понимал это, и знал, что все, кто внимательно будет читать его работы — и главное, должным образом обдумывая прочитанное,[177] при этом также не обходя вниманием те источники, на которые он ссылается — его правильно поймут.

    А далее мэтр уже конкретно указывает: «Собственные силы монголов преувеличены историками» (31, 547).

    Конечно, были войсковые соединения, состоящие из представителей разных народов в татаро-монгольских войсках, только вот вряд ли они были подгоняемы в бой «заградотрядами» из татар. Были эти войска

    присоединившимися к татарам «тюрками, мусульманами и неверными» — то есть вступали они в ряды монголо-татарской армии вполне добровольно, и воевали так же. И отношение к ним было со стороны татар соответственное — и вместо того, чтобы, по мнению монаха-католика, называть, как и принято в Западной Европе, «завоеванйых» рабами и как к рабам к ним относиться, татаро-монголы не допускали со своей стороны нарушений ни свободы совести, ни права собственности «покоренных» и «называли их товарищами» (2, 90–91).

    Были в монголо-татарских войсках и русские, в большом количестве, и есть факты, что уже до начала боевых действий «по завоеванию Руси» была с татарами «некоторая часть руссов во главе с их вождем Плоскиней» (

    24, 22). Составляли значительную часть монгол о-татарских войск и русские князья с их войсками. Согласно официально признанным сведениям, «первый набор среди русских был произведен в 1238–1241 гг.» (31, 548)[178]. То есть, если верить официальным историкам-западникам, в самый разгар «героической борьбы русского народа против нашествия татаро-монголов».

    О составе и количестве монголо-татарских войск, вторгавшихся в Западную Европу, в которых (в том числе и на командных должностях) были в подавляющем большинстве представители «северных народов» (предки современных россиян), и даже английские дворяне и христианские священники (62), мы пока не говорим. Мы рассматриваем начальный период отношений Орды — державы монголов и Русской земли, в тот момент представляющей отдельные княжества, причем «неуклонно изолирующиеся друг от друга и дробящиеся внутри себя» (31, 546), и «враждебные друг другу» (24, 24).

    Известно, что Л. Н. Гумилев ценой огромного труда и немалых лишений сделал первый, самый важный шаг в разоблачении «официальной и тайной истории о татаро-монголах», в особенности относительно взаимоотношений Руси и Орды. И соответственно взаимоотношений средневековых русских и татар — предков большинства современных россиян.

    После знакомства с работами великого Евразийца люди стали понимать, что в историографии Отечества многое искажено, а еще больше — сокрыто. И приходят к следующему выводу: «традиционная теория о «монгольском завоевании Руси» — вещь серьезная. И в ее фундаменте должны быть серьезные доказательства. Их нет. Сама же «теория» возникла, скорее всего, в трудах историков XVIII века. Ранее того о «монгольском иге» ничего не знали. Несколько летописей, излагающих «теорию», также созданы, вероятно, не ранее XVII–XVIII веков» (59, 97).

    Стараясь дополнить в меру возможного Л. Н. Гумилева и других историков, разоблачавщих черную легенду «о татаро-монгольском нашествии и иге», рассмотрим некоторые факты, которые противоречат концепции о «завоевании и порабощении Руси татаро-монголами» и сделаем свой вывод относительно имевших место в XIII в. событий на Русской земле.

    Во-первых, имела ли Русь возможности отразить «нападение татаро-монгольских полчищ»? Оценим возможности военные: «Русские княжества имели первоклассное по тем временам войско» (49, 93). В XI–XIII вв. некоторые княжества, каждое в отдельности, располагали войском в десятки тысяч человек, иногда более чем 50 000 воинов снаряжало одно княжество против другого в ходе междоусобной войны (44, 404). Войска эти были соответственно вооружены и подготовлены.

    Войска русских княжеств имели войсковую и агентурную разведку, которые были способны «освещать» значительный театр предполагаемых боевых действий (44, 407). Вследствие этого, как и отмечает В. В. Каргалов, «русские князья (по крайней мере, владимирские и рязанские) хорошо знали о подготавливаемом нашествии татаро-монголов» (49, 104). Был у русских и речной флот, широко применявшийся в военных целях (44, 405) — отметим и это, хотя основные боевые действия при «татаро-монгольском нашествии» происходили зимой.

    Было отличное знание местности — все боевые действия при «нашествии» происходили на территориях русских княжеств. Учитывая практическое отсутствие топографии в те времена — преимущество весьма и весьма существенное.

    И еще одно условие, не учитываемое никак апологетами «официальной версии о нашествии и завоевании» — довольно редкое, по сравнению с нынешней плотность население в русских землях. То есть, населенные пункты (не обязательно города, которые тогда, заметим — были примерно равны современному селу средних размеров), известные по летописям XI–XII гг. , отстояли друг от друга в среднем на расстоянии более 60 км.

    И не забудем о том, что поход Бату хана на Рязань и далее в глубину русских земель начался в середине декабря 1237 г. и продолжался до весны (март) 1238 г., то есть, на стороне русских — обороняющихся — были обильные снегопады и сильные морозы.

    Теперь об освещении событий историками-западниками.

    Отметим особо, что сведения об истинных причинах и условиях похода Бату хана в Русскую землю, содержавшиеся в русских летописях, от нас сокрыты. «Г. М. Прохоров доказал, что в Лаврентьевской летописи три страницы, посвященные походу Батыя, вырезаны и заменены другими — литературными штампами батальных сцен XI–XII вв.» (31, 547)[179]. То есть не просто утеряны листы в летописи, а заменены другими листами. Говоря прямо, имел место подлог с целью ввести в заблуждение потомков средневековых татар и русских — россиян, относительно причин и условий похода войск Бату хана по Русской земле, того, что называется «татаро-монгольским нашествием».

    Заметим, что сокрыто от нас и искажено в истории Родины очень и очень многое и важное, о чем говорят результаты исследований независимых авторов, обнаруженные ими многочисленные свидетельства фальсификации летописей, уничтожения средневековых русских письменных памятников в XVII–XVIII вв[180].

    И вот что говорят сторонники версии «завоевания Руси татаро-монголами» о наиболее важных моментах «нашествия»:

    «Вопрос о численности монгольского войска во время похода на Восточную Европу является одним из наименее ясных вопросов истории нашествия» (49, 96).

    «В освещении событий завоевания татаро-монголами Рязанского княжества в исторической литературе нет достаточной ясности» (там же, 105).

    «Время подхода войск Батыя к Коломне неизвестно» (там же, 108).

    «Никаких подробностей взятия Ярославля, Костромы и других городов по Волге летописцы не сообщают» (там же, 115).

    Обычно западники и советские историки, примерно так передают нам сведения из летописей: «От Городца татарская рать поднялась вверх по Волге, разрушая приволжские города» (выделено мной.  — Г.Е.) (а летописец писал на самом деле так — «по Волзе все грады поплениша») (там же, 116).

    Отмечается также еще ряд «неясных моментов» разных этапов «нашествия» (там же, 125):

    «Пребывание монголо-татар в половецких степях (лето 1238 — осень 1240 гг.) является одним из наименее изученных периодов нашествия» (там же, 128).

    «О военных действиях в начале и середине 1240 г. известно немного» (там же, 132).

    Теперь представим реальную картину «монголо-татарского завоевания», с учетом объективных фактов, но которые опускаются официальными историками-европоцентристами:

    Известно, что войск у монголо-татар было 35–40 тысяч максимум — «собственно монголо-татар» без «ударных отрядов из покоренных» (с ними монголо-татар должно было быть 120–140 тысяч человек, согласно В. В. Каргалову) — может, все-таки сойдется теория с реальностью?

    Соответственно, коней должно быть у татаро-монгол не менее 120 тысяч — по три на каждого бойца — вьючный, боевой и ездовой конь.

    Необходимое для одного коня, находящегося постоянно в работе, в условиях русской зимы, количество корма — это минимум 9–10 кг. Хорошего фуража — овса. Допустим также, что на первые трое суток корм для трех коней везет вьючная лошадь — и учитывая, что вьючная лошадь, кроме того, везет все, что необходимо трем лошадям и хозяину в походе — три попоны на случай сильного мороза лошадям, тулуп хозяину, валенки и (или) сапоги, котелок (не забудем — тогда были или медные, или чугунные), а также запасные подковы и стрелы, лук и пр., и пр. — то килограмм 130–140, самое малое, придется навалить на нее, бедную.

    Это учитывая, что доспехи и оружие хозяина находятся постоянно при нем — на ездовой лошади. А груз вьючный — это не всадник, он давит на коня постоянно мертвым весом. Так как есть еще разница — опытный всадник старается, и небезрезультатно, помогать коню при его ходе движениями тела, привставая на стременах и создавая своеобразные «моменты невесомости» своего тела при преодолевании препятствий, а иногда и вовремя спешившись, а груз давит постоянно и мешает коню идти, быстро его изматывая.

    Представим, что татарам предстоит поход не менее чем в один месяц по территории с враждебным населением, с боями против примерно равного по количеству войск и уровню боевой подготовки и вооруженности противника. Зимой — что такое декабрь в среднерусской полосе, все знают. Про питание личного состава забудем пока — нам теорию подтвердить надобно, люди потерпят, как всегда бывает, когда теория расходится с реальной жизнью. Скорость движения у нас — 15 км в сутки (основные силы) и 30–35 км в сутки — отдельные отряды (49, 112). По 30–35 км в сутки, скорее всего, проходили разведывательные группы, а не войсковые соединения.

    Есть у официальных историков предположение о том, что «татаро-монголы шли по льду замерзших рек — единственно удобному пути в массивах лесов в условиях глубокого снежного покрова» (49, 111–112).

    Чем это может закончиться, известно — еще меньшей скоростью продвижения, чем по суше, или вообще невозможностью продвижения вглубь «завоевываемой территории». [181]

    Во-первых, придется растянуть по реке все войска (30 000 человек и 100 000 коней), как минимум на сто пятьдесят — двести километров, смотря по ширине реки, а то и на большее расстояние (чтобы лед не проломить под скоплением людей и коней). Но в таком случае невозможно будет применять эти войска одновременно в полном составе в конкретном бою — учитывая скорость передвижения основных сил (см. выше), их нельзя будет ввести в бой согласованно. А противник у татар, мы уже знаем, серьезный, и разведка у него имеется, и сообразить, где и как встретить противника с наибольшей вероятностью успешного исхода боя, командование русских было в состоянии. И место предстоящего боя определяет в основном (и определяла в рассматриваемое время) именно обороняющаяся сторона — никто, уверен, не будет спорить.

    Учитывая изложенное, нетрудно прикинуть, как будут вступать, в каких количествах и за какое время, в сражение татаро-монголы, «передвигающиеся по льду замерзшей реки», в случае встречи с русским войском, количеством в 30 000 или хотя бы даже 20 000 человек (войско среднего русского княжества), сосредоточенным в одном месте. Да так, что это войско могло вступать в бой одновременно всеми силами (или так, как сочтет необходимым их командование). И результаты подобных боев, несомненно, должны были быть не те, которые мы знаем из курса официальной истории.

    Во-вторых, предполагая, что «татаро-монголы передвигались по льду замерзших рек» по территориям Русских княжеств, все равно необходимо еще учесть следующее: на реках очень много промоин, часто покрытых снегом. Промоины — это места, где выходит на поверхность со дна вода больших родников (подземных речек и рек), и вода не замерзает, либо лед очень тонок для того чтобы выдержать человека, тем более с конем и снаряжением и коня с грузом. Зимнее купание любителям прогулок «по льду замерзших рек» обеспечено через каждые несколько километров. И не только купание — зимняя река в России-Евразии шутить не любит — провалившегося под лед, если не успеет помочь напарник, течением моментально затащит под лед, и очень мало шансов, что даже тело его кто — либо когда-нибудь увидит вообще.

    Во время похода Батыя на Рязанское княжество первая остановка на его границе продолжалась примерно 7–10 дней (следует обмен послами, переговоры, поездка татарских послов во Владимир, направление рязанских послов во Владимир и Чернигов). Затем следует выдвижение рязанских войск к Воронежу и ответное стремительное продвижение к Рязани войск Батыя, вероятно, после убийства рязанцами татарских послов. И, наконец, по пути тяжелейшее встречное сражение с рязанским войском.

    Всего проходят по пути к Рязани около 300 км с боями (штурмуя 3 города на Прони) (49, 106–107). Начинается шестидневная осада Рязани.

    Не будем увлекаться теорией — самое время подумать о снабжении войск, в первую очередь — коней. Запас фуража на вьючных лошадях закончился, по самым «растянутым» подсчетам, еще перед сражением с рязанцами. Как татары смогли на некормленных несколько дней конях выиграть битву и после этого добраться до Рязани — неясно.

    Теперь об обозном снабжении — для 100–120 тысяч коней в день самое малое требуется примерно 1000–1200 тонн фуража. Около двух-двух с половиной тысяч подвод (грузить можно самое большее — по полтонны на подводу, учитывая все прелести дальней-дальней зимней дороги). Это колонна в 20–25 километров — при предельно сокращенной дистанции между подводами.

    Повторю — для 120 000 коней (войско в 40 000 бойцов) необходимое условие боеспособности и продвижения в глубь вражеской территории — ежедневное поступление к ним как минимум 1200 тонн фуража или сена — перерыв в снабжении на два-три дня грозит выходом из строя коней и неизбежным крахом всего «западного похода на русских». Этот путепровод должен постоянно питать татаро-монгольские войска, удлиняясь по мере продвижения в глубь русских земель от «кочевьев Батыя» по всему протяжению «завоевательного похода» — километров на 700–800 и более.

    Тылы растягиваются. Огромной протяженности обозы — прекрасная цель для разведывательно-диверсионных отрядов русских (и были, были таковые и тогда, просто не назывались так). Или просто партизан — то есть, для тех, кто спасся из разгромленных пронских городов, потеряв близких, но обрел желание бить врага.

    Но надо полагать, подходят и другие, скажем, регулярные, весьма подвижные подразделения — как отряд Евпатия Коловрата из Чернигова, например (там же, 108). И что такое лыжи, знали предки россиян — придумали почти одновременно с тем, как начали ходить зимой на охоту и рыбалку. И еще учтем предельно короткий световой день в этот период года — долгота дня в среднем 7 часов, но примерно на полчаса продолжительность светлого времени суток сокращают мутно-серые предутренние и вечерние сумерки. Любимое время «поисковиков», да еще зимой, да еще когда метель или «поземка».

    Могут сказать — награбили фураж в пронских городах. Но, во-первых, города маленькие — как современные села или еще меньше, во-вторых, там вряд ли позаботились создать для наступающих татар запасы фуража или сена. Скорее наоборот, разведка работает не переставая, попутно занимаясь диверсиями — допускать, что русские не догадались поджечь стоги сена и имевшиеся склады с фуражом на пути наступающего агрессора, значит не знать, какие эти русские вояки — а мы знаем, сами из таковых и даже из тех самых.

    А просто пшеницей или рожью (хлебным зерном) или мукой конь тоже не может питаться, это не солдат — конь отнюдь не всеяден, ему рацион свой необходимо обеспечивать, особый — нужен именно овес и еще сено (грубый корм). И очень много, даже больше 10 кг, это мы взяли для примера с предельной «натяжкой» в сторону уменьшения — в зимнее время и в полевых условиях лошадь жует постоянно, иначе ляжет. И никого он не будет слушать — ни князя, ни хана, ни генерала. И не может конь в условиях русской зимы кормиться тебеневкой (от татарского «тибенеу» — «бить ногами») — выкапывая траву из-под снега ударами копыт, это возможно только в некоторых степях, где снежный покров очень тонок, а то бы и мы в России все таких коней и коров завели, чем с сенокосом мучиться. Всего нам необходимо доставить под Рязань, для осаждающей город и постоянно ведущей штурм армии — минимум около 7200 тонн фуража или сена — примерно 14 050 подвод — колонна протяженностью минимум в сто сорок километров. Это только на шесть дней.

    Еще не забудем, что период практически с декабря по апрель в России — это пора обильных снегопадов. Снег идет, не переставая — почти каждый день наметает огромные сугробы. Никаких дорог. Только вчера протоптали тропку или санный путь — сегодня замело. Но, не протоптав твердую дорогу в сугробе, нельзя провезти подводу — можно, с трудом, запряженные пустые сани — но и то при неглубоком снеге.

    Поэтому, если занесло дорогу, придется разгрузить сани, и пешком, пустыми санями, торить дорогу, и, только подготовив таким образом путь, можно потихоньку везти и груз. А если намело достаточно, то придется распрячь коня, и ведя коня под уздцы, провести сначала коня, потом утоптать дорогу, потом запрячь обратно, и уже после потихоньку ехать — так как снег все равно рыхлый — или ждать пока схватит морозом утоптанную дорогу — до следующего дня (представьте, сколько это потребует времени — пробивать дорогу от Воронежа до Рязани после каждого снегопада — примерно 300 км, и далее, и далее — до Владимира?). А дорога санная — это не автомагистраль, а нечто вроде узкоколейной железной дороги — шириной в полозья саней, и чуть в сторону — тонешь в сугробе по пояс. Это в мирное время так, а в военное время, да на вражеской территории — вряд ли позволит противник обеспечивать непрерывное снабжение наступающей армии.

    Потом поход от Рязани на Коломну — 150 километров, это десять дней пути — 12 000 тонн фуража — 24 000 подвод — колонна длиной самое малое в 240 км. Расстояние от Коломны до Москвы — еще 100 км. Оттуда до Владимира — еще 200 км.

    А все уже знают, что идет жестокий агрессор, и что все он воюет на конях. И знают, что без коней они почти никуда и никакие, и главное, знают прекрасно, откуда идет противник и в каком направлении — чтобы иметь возможность опустошать все на его пути до его подхода и громить обозы в тылу. Относительно фуража — среди русских тоже коневоды есть, и очень неплохие, чтобы не догадаться. Так что вряд ли получился бы победоносный поход при описываемых официальными историками условиях.

    Не только до Владимира — до Коломны бы не дошли.

    Но допустим-таки, дошли все же до Коломны превеликим чудом. Отметим, что от «вторжения завоевателей на рязанские земли до их появления на владимирских рубежах прошло немногим более месяца» (49, 110).

    Под Коломной еще одно большое сражение — на этот раз татаро-монголов встречают «объединенные владимирские рати» — войска крупнейшего княжества Руси, «остатки рязанских полков», «новгородская рать», «полки ряда княжеств и городов» (там же, 110–111).

    И опять ситуация у татар не учитывается никак официальными историками-«стратегами» — если и был запас фуража на вьючных конях (допустим, запаслись под Рязанью), то опять — как раз вышел этот запас, за несколько дней до тяжелейшего сражения.

    Но раз написано у официальных историков — воевали под Коломной русские с татарами, значит, будем считать, что воевали. Но вот незадача — расчет фуража (не считая питания бойцам) мы брали на 120 тысяч коней — на 40 000 тысяч бойцов. Учитывая потери до Рязани и под Рязанью, остается войск у татар совсем мало. Да и не учитывая — пусть будет 40 тысяч — но крупное русское княжество могло выставить войско в 50 000 бойцов — и отменных вояк, и еще не уставших от месячного похода в зимних условиях, да еще ждут татар в тепле — а татары все время «в поле», и времени нет для регулярного обогрева личного состава. И про питание личного состава — мы пока не говорим.

    А без регулярного обогрева в тепле, хотя бы в чуме или в палатке (именно в подобии помещения, не просто у костра!), при 15–20 градусах ниже нуля по Цельсию любой солдат через нсколько суток потеряет способность воевать.

    Итак, под Коломной собрались войска нескольких русски княжеств, включая Рязанцев, уже знакомых с тактикой татар.

    Итого получается не меньше войск, чем у монголо-татар, даже по В. В. Каргалову — считая с «ударными отрядами из покоренных народов». И главное — русские воюют дома, где каждый помогает. А татары — на вражеской территории — где каждый, согласно официальной концепции «о татарском нашествии», пытается навредить.

    Опять, мы видим — несоответствие «объективной действительности» теоретическим построениям официальных историков о «татаро-монгольском нашествии»: тем не менее, говорят историки, «объединенная владимирская рать», усиленная войсками нескольких княжеств, подготовка которой велась целый месяц (!) — потерпела поражение! (49, 111). А ведь русские готовились к битве, не забудем, в то время как татары истощали свои силы, преодолевая сопротивление других русских войск в ходе продвижения к Коломне.

    И еще на неромантичную, но неизбежную тему снабжения — если считать, что «ударные отряды» из «покоренных народов» тоже на конях — то количество необходимого для коней «армии вторжения» фуража надо умножить на три. И количество подвод. А если считать, что «ударные отряды» пешие (хотя нет никаких сведений об этом) — то все равно нужны подводы — везти их оружие, снаряжение, пищу для них, палатки-юрты и прочее.

    Да и обоз формируется непрестанно, где-то в районе «основных кочевьев Батыя», то есть, голова обоза подходит к Коломне, а «в кочевьях Батыя» необходимо формировать еще и еще подводы — и нельзя останавливать поток подвод, иначе наступление остановится и последует неизбежное поражение. И пропускная способность потока должна быть — для 120-тысячного войска — минимум 3600 тонн фуража в день. Это 7200 подвод. Примерно 72 километра длиной обоз — норма ежедневного снабжения «армии вторжения».

    Но ведь фураж необходимо еще и до «кочевий Батыя» откуда-то привозить — если, конечно, не было там огромных современных элеваторов или же вся территория не была сплошь обставлена скирдами с сеном и горами мешков с фуражом.

    При соединении теории западников-историков с практическими условиями русской зимы и свойствами живых коней, привыкших ежедневно кушать определенное количество овса, получается у нас нечто вроде огромного города из скирдов или штабелей мешков, между которыми ходят татары-интенданты в растерянности — как до войск все это доставить? И скирды, и пространство между ними, и штабеля с мешками, и дороги — все заносит постоянно снегом. Так что никак не получится у нас стройной и непротиворечивой картины о «татаро-монгольском победоносном нашествии» на Русскую землю с декабря 1237 по начало апреля 1238 г. Как, впрочем, и последующих «завоевательных походов татар» на Русь вплоть до 1242 г.

    А ведь мы еще не считали пищу для бойцов — хотя бы по 1 кг в день (это сырых продуктов — после готовки паек солдата будет около 450 гр., т. е. минимум требуемого). 120 тонн в сутки. Примерно 240 подвод (два с половиной километра длиной обоз) — немного, по сравнению с фуражом, но тоже каждый день. А «награбить» нельзя — недостаточно будет, так как населенные пункты, мы помним, через 60 км и больше — самое малое 4–5 дней боевого ходу от одного населенного пункта до другого. И они небольшие, населенные пункты — там на всех явно не хватит, и везде враждебное население, оно вовсе не собирается делиться, своевременно прячет все, ибо знает, что идут завоеватели — согласно концепции о «татаро-монгольском нашествии».

    Мы видим, что «несметным количеством татаро-монгольских войск» никак нельзя объяснить успех зимних походов войск Бату хана по русским землям. Даже увеличение этих войск до 120–140 тысяч противоречит реальности, как мы видели — сколько войск не загнали бы завоеватели в русскую землю — все упирается в трудности снабжения, точнее — в его невозможность в условиях зимы и соответственно невозможность осуществить подобные походы в реальности.

    И близок был к истине профессор Н. И. Веселовский, русский академик-востоковед, определяя количество монголо-татар, участвовавших в боевых действиях на территориях русских княжеств, максимум в 30 000 человек.

    По крайней мере, до Рязани или половину пути до Коломны такое войско можно было снабжать с грехом пополам. А вот дальнейшее снабжение даже тридцатитысячного войска нереально и, следовательно, не соответствует действительности теория «татаро-монгольского нашествия на Русь в 1237–1241 гг.».

    В результате неизбежных потерь в боях с рязанцами татаро-монгол осталось гораздо меньше. И в битве при Коломне (либо в любом другом месте — например, на Сити) они вряд ли смогли бы одолеть силы не то что нескольких русских княжеств, а даже одного крупного княжества — тем более что для маневров — излюбленного приема ведения войны татарами — условий в заснеженной лесистой местности не было.

    Попробуем поискать иное объяснение «победе татар в их завоевательных походах по русской земле», так как предлагаемое нам официальными историками объяснение, как выражаются в юриспруденции, «противоречит фактическим обстоятельствам дела», как мы смогли убедиться. Фактически, никаких других объяснений поражения русских, кроме расплывчатого понятия «феодальная раздробленность» (49, 91), у официальных историков не остается.

    Мол, вот была у русских эта самая «феодальная раздробленность», и нельзя было им побеждать татар, по «единственно верной теории». Но что русским бойцам и их командирам из отдельного княжества — сотникам и князьям эта «раздробленность» в данном конкретном случае — они к бою готовы, воюют никак не хуже татар, и числом не меньше, и умением их Бог не обидел.

    А может, вовсе не «нашествием» были боевые действия на Русских землях в 1237–1240 гг., а нечто другое?

    Известно, что на Руси в рассматриваемое время отдельные княжества вели постоянные междоусобные войны — набеги на более слабых соседей, в ходе которых происходило массовое уничтожение мирных жителей и угон в рабство женщин и детей, разрушение населенных пунктов (44, 321).

    К концу XII в., например, «мать городов русских», город Киев, разрушение которого и уничтожение его населения приписывают историки-западники татарам, «был опустошен и разорен» в ходе междоусобных войн неоднократно, часть населения города была перебита, а оставшаяся уведена в плен (там же, 29). Известно, что в 1235 г. Киев был взят в очередной раз северским князем Изяславом и опять разорен и разграблен основательно (31, 532).

    Отметим здесь интересный факт, умалчиваемый историками-европоцентристами — непосредственно перед тем, как Киев был взят в 1240 г. татарами, город в очередной раз штурмом берут русские у русских же — естественно, не без разрушения и грабежа. Направленных для выяснения причин захвата города татарских послов убивают взявшие город штурмом — и вот только после этого уже штурмуют город татары (44, 42–43).

    Основной добычей совершавших междоусобные набеги русских князей были, мы видели выше, пленные для продажи в рабство, и как следствие этого, важнейшей статьей экспорта Руси в XII — к началу XIII в. стала работорговля — вывоз рабов-соотечественников за рубеж (там же, 316–323). Продавали и перепродавали и ремесленников (там же, 167), и как наиболее ценный «экспортный товар» уходили массами мастера-ремесленники из Русской земли.

    А после «нашествия» и при «иге», как и пишет русский историк А. А. Гордеев, на Руси и в Улусе Джучи «при господстве монгол работорговли не было и быть не могло» (24, 164). Правда, он «белоэмигрант», и методы «соцреализма» и «исторического материализма» ему со школьной скамьи не пытались упорно прививать, и пусть «азиатов» он не больно жалует, но честно, по-офицерски, пишет как есть — не было при татарах рабства и работорговли на Руси, и быть не могло.

    Так что не «татары вывозили и продавали ремесленников и русских людей в рабство», а делали это задолго до «нашествия татар» многие русские князья и их служилые люди, и их сообщники-купцы (44, 316–323). Естественно, не все — те из них, которым нравилось жить на Руси по праву сильного, по принципу «после нас — хоть потоп».

    Таким образом, «в начале XIII в. русская земля опустошалась в непрерывных усобицах» (там же, 30), и «процветания русской земли» в тот период, при упомянутых условиях, не могло быть. Пока не покончит какой-нибудь князь либо группа прогрессивных князей вот с этой самой «феодальной раздробленностью». Вот тут мы и видим — где теория подтверждается на практике — раздробленность проявлялась именно в междоусобных войнах, опустошавших русскую землю. И не может она сказаться в конкретном бою, где уже собраны войска нескольких княжеств и изготовились к битве с общим врагом. А вот когда пойдут войска одного княжества после того же боя с агрессором, грабить и разорять земли другого княжества, то и можно говорить о проявлении «феодальной раздробленности».

    Не лучшее положение было у русских земель и во внешнеполитическом аспекте.

    В результате взятия и разорения крестоносцами Константинополя в 1204 г. падает значение Киева как центра торговли. Нарушению торговых путей способствуют половцы-кыпчаки, еще не покоренные державой монголов (44, 29).

    С начала XIII в., на Русь наступают венгры, поляки, немцы (там же, 35): «Епископ Адальберт, поддержанный ливами, в 1224 г. взял русский город Юрьев, причем не пощадил не одного русского. Этот этап войны немцы выиграли и вышли на рубеж коренной Руси» (31, 531). Венгры наступают на Галич, поляки — на Волынь (там же, 524). «Натиск на Восток» осуществляли не отдельные страны, а направляемые и управляемые по существу из единого центра — католической церкви, вставшей во главе «первых колониальных войн». Европейским странам папой Иннокентием III было запрещено ввозить на Русь железо — главное «стратегическое сырье» того времени[182].

    Проникновение на Русь с запада осуществлялась и дипломатическим путем — постепенным склонением на свою сторону отдельных русских князей и половецких ханов и последующим влиянием на них в соответствии с потребностями внешней политики западноевропейских стран (там же, 524–525; 36, 374–375).

    Но были на Руси прогрессивно мыслящие люди, неравндушные к судьбе Отечества и его народа: «С конца XII в. появляются попытки со стороны некоторых князей объединить Русь под сильной и единой княжеской властью» (44, 30). Самым видным из них был Всеволод III Большое Гнездо, великий князь владимирский, объединивший часть русских земель во Владимиро-Суздальское княжество и правивший до 1212 г.

    Всеволод III пытался до конца своих дней осуществить свою «программу русского единства» (31, 523). Послал в Рязань княжить своего сына Ярослава. «Рязанцы присягнули Ярославу, но потом стали хватать и ковать в цепи его людей, а некоторых заживо закопали в землю. В 1208 г. Всеволод подошел с войском к Рязани, вывел жителей из города, а город сжег»[183] (там же).

    Его сын Ярослав Всеволодович продолжил дело отца — после смерти Всеволода боролся с сепаратизмом новгородцев, воевал против крестоносцев, в 1236–1238 г. княжил в Киеве (отбив город от разорителей). Чуть выше отмечалось, что непосредственно перед взятием его татарами Киев, который был до того под управлением Ярослава, был взят штурмом русским войском в 1240 г. И татарских послов убили именно те, кто захватил город, вот у этих противников Ярослава и отвоевали татары Киев. И вернули город под власть князя Ярослава. Не одни татары участвовали в возвращении Киева под власть Ярослава, в войске том было также очень много русских.

    С весны 1238 г. Ярослав Всеволодович — Великий князь Владимирский. «Затем Ярослав посадил одного брата в Суздале, якобы стертой с лица земли (татарами. — Г.Е.), другого в Стародуб, а мощи убитого брата положил в церковь Богородицы во Владимире-на-Клязьме (вопреки распространенной версии после нашествия этот памятник остался цел)» (31, 547).

    Как мы видим, Ярослав Всеволодович, авторитетнейший князь Руси (сын Всеволода Большое Гнездо!) стал Великим князем Владимирским в разгар «татаро-монгольского нашествия», а его братья возглавили два крупных княжества в якобы уничтоженных татарами городах — то есть, после «разгрома русских княжеств татаро-монголами», «уничтожения всей системы русской государственности» — это если верить историкам-западникам. Может, они, Всеволодовичи, и возглавят борьбу против «монголо-татарских захватчиков»? Ведь Русь обрела лидера — потомка и наследника объединителя. Тем более, брата Ярослава тоже убили «татары-агрессоры», если верить версии «о завоевании татарами Руси». Если следовать логике теории о «татарском нашествии», так и должно быть. Тем более что «не все русские княжества подвергались разгрому: Смоленск, Полоцк, Луцк и вся Черная Русь не были затронуты монголами, Новгородская республика — тоже. Короче говоря, сил для продолжения войны было сколько угодно» (36, 352).

    Но князь Ярослав и его братья ведут себя совершенно иначе.

    Именно в это время и происходит первый набор (признанный официальными историками) из населения русских земель в монголо-татарское войско. Набор мог быть только на принципе добровольности, и (или) с благословления Великого князя — иначе нет смысла набирать.

    Во время штурма монголо-татарами Переяславля и Чернигова Ярослав Всеволодович, как следует из летописи, берет штурмом город Каменец «град взя Каменец, а княгиню Михайловну со множеством полона приведи к своя си» (31, 535).

    А «во время осады татаро-монголами Козельска Ярослав Всеволодович совершил победоносный поход на Литву» (там же, 534), а сына своего Александра с отборной дружиной направил в Новгород, которому угрожали крестоносцы: немцы, датчане и шведы» (там же, 547; 36, 432–440).

    И в конце зимы 1238 г., после того как «татары штурмом взяли г. Владимир, последний город Северо-Восточной Руси, который осаждали объединенные силы Батыя» (49, 115), «Ярослав, сын великого Всеволода занял стол во Владимире, и была радость великая среди христиан, которых Бог избавил рукою своей от безбожных татар» (70, 145)[184].

    И войск у Ярослава было предостаточно, если судить по приведенному выше, и в 1240–1242 гг. эти полки спасают Новгород от крестоносцев (31, 536).

    То есть, как мы видели, во-первых, до татаро-монгольского нашествия русские воюют с русскими, причем очень жестоко. Кто-то воюет с целью захвата рабов — женщин и детей, для продажи их в рабство в чужие страны, и попутно уничтожает мужчин в подвергаемых набегам местностях — чтобы не собрались и не пришли потом за своими близкими, как татары к Хорезмшаху.

    И русский князь Ярослав Всеволодович сотоварищи воюет со «своими», с русскими же, и его отец тоже воевал — только цель у Всеволода и его сына иная, они воюют за единую Русь, за державу, чтобы положить конец всем междоусобицам и прекратить набеги, совершаемые этими самыми «своими». И соответственно, прекратить уничтожение мирного населения и разрушение населенных пунктов. То есть — остановить процесс, который летописец назвал — «погибель земли русской» (36, 99–100).

    Во-вторых, мы видели из приведенных примеров, что и в начале монголо-татарского нашествия еще продолжаются междоусобицы (например, Киев захватывают и разоряют русские под носом, извините, у татар).

    И русский князь Ярослав продолжает воевать с русскими тоже, но в основном — с литовцами и крестоносцами. То есть мы видим по поведению Ярослава — он действует в интересах своей Родины — вместо того, чтобы грабить соседа, более близкого и слабого, Великий князь идет в далекий поход отражать наступление литовцев и крестоносцев, отнюдь не слабых.

    После взятия Владимира татарами (завоевателями — по версии западников) Ярослав становится Великим князем Владимирским — то есть, возглавляет княжество отца и продолжает его дело — дело объединения Руси. Татар во Владимире уже нет — никто не мешает Владимиру править практически по всей Руси. И население не раздражают татарские воины, у которых после месяца жизни в полевых условиях, сопровождавшейся непрерывными боями, устрашающий, отнюдь не «богоугодный» вид, да и отнюдь не примерное, надо полагать, поведение[185].

    Более того — татары (уже совместно с русскими — фактически это признано официально) в 1239–1240 гг. завоевывают остальные княжества, которые объединяются в единую державу русскую, и Батый, хан Улуса Джучи, «почти Ярослава великою честию, и мужи его, и отпусти, и рек ему: «Ярославе, буди ты старей всем князем в Русском языце» (38, 207).

    В то же время следует вторжение войск татаро-монголов, в котором были уже большей частью русские (как раз того самого набора 1238–1240 гг. ), в Венгрию, Польшу и Германию (13, 263). (Но гораздо вероятнее, что вторжение татаро-монгол в Западную Европу — Польшу и Венгрию — было не после, а до «нашествия Батыя на Русь»).

    Напомню, татаро-монголы вторгаются именно в те страны, которые успешно наступали на Русь с конца XII в.

    В решающем сражении у Легницы монгольская армия под командованием Бату хана разгромила «объединенные польско-немецко-моравские войска, и венгерскую армию численностью в 60 тысяч человек в битве на р. Шайо (хотя в этих сражениях монгольские войска выступали не в полном составе). Мало того, не потерпев не единого поражения (широко бытующая легенда о поражении монгольских войск в Моравии, где они якобы были разбиты чешским войском во главе с Ярославом Штернбергом, не имеет под собой оснований), монгольские войска прошли территории Польши, Чехии, Венгрии и весной 1242 г. вышли к Адриатическому побережью» (38, 145).

    И позже татары помогают русским отразить наступление на Новгород и Псков немцев, которые «зело бо бояхуся и имени татарского» (118, 148–149; 36, 382).

    То есть, если мы объективно оценим все сведения, которые здесь были приведены, вывод будет один — татары действовали с самого начала именно в интересах русского князя Ярослава, то есть, в интересах русского народа, державы русской, которая и была возрождена благодаря помощи татарских войск Ярославу. Этот вывод можно сделать даже без тех трех листов из Лаврентьевской летописи, относящихся к походу Бату в русские земли, вырезанных фальсификаторами русской и татарской (российской) истории.

    И не могло войско татар без основательной поддержки из Руси — со стороны князей, духовенства и простолюдинов, совершить не то что «нашествие и завоевание», или «кавалерийский рейд», даже вообще пройти в походной колонне через русские зимние просторы от, скажем, Рязани до Владимира и обратно в Степь. Ни в количестве 120–140 тысяч, ни в количестве 30–40 тысяч человек.

    И вот сторонники продолжения в русских землях жизни, подобной прежней (постоянных междоусобиц и набегов сильного на более слабого соседа), и порядков, основанных на «праве сильного» и воевали с русским князем Ярославом, с его дружинами, а также с его сторонниками (союзниками) — татарами Бату хана.

    И сохранились, естественно, те летописи, которые были составлены побежденными сепаратистами, и были включены в историографию европоцентристами-миллеровцами. А источники, в которых содержались сведения, противоречащие версии о «нашествии и иге», были «вырезаны и заменены» другими. Также как те три листа из Лаврентьевской летописи — в XVII–XVIII вв. И было объявлено участие татар в войне на стороне Ярослава и его соратников — сторонников обединения Руси и установления права и законности на русских землях — «татаро-монгольским нашествием».

    Потому что объединение Руси было очень нежелательно для западных ее соседей, как и усиление Монгольской державы — для соседей восточных и южных. А союз Руси и Орды был очень нежелателен для тех и других, вместе взятых, и они, как очень деятельные и сообразительные люди не переставали работать в данном направлении. В том числе над фальсификацией истории России в необходимом им направлении. Ведь не секрет, что историография являлась и является очень и очень действенным методом политической борьбы (105, 17).

    Создание союза Руси и Орды — для тех и других было смерти подобно — и началось мучительное ожидание «нашествия на Запад и на Восток». К тому же у западноевропейцев и «мусульман», даже при отсутствии могущества, подобного могуществу Руси и Орды — державы монголов, не проходило имевшееся издревле желание «покорить псевдохристиан и неверных».

    Вот как отозвался католик Матфей Парижский в 1238 г. на новость о том, что к ним, то есть к католикам обратились с предложением о союзе против татар персы и арабы: «Предоставим собакам этим грызться между собой и полностью уничтожить друг друга. Когда же мы пойдем на оставшихся [в живых] врагов Христовых, [то] уничтожим их и сметем с лица земли. Да подчинится весь мир единой католической церкви, и да будет един пастырь и едино стадо!» (62). Отметим, западноевропейцы — католики, «врагами Христовыми», то есть «еретиками», считали также и православных (36, 45). «Натиск на Восток» (то есть, на Россию-Евразию) возглавлял с начала XIII в. сам папа Римский (там же, 376).

    Так основным противником крестоносцев, также как и «мусульманского мира», стала держава монголов, граничащая уже с Западной Европой: «… Кроме того, брат Андреас и еще один проповедник недавно прибыли в Лугдун; один из них был послан два года тому назад господином папой к царю тартарскому (татарскому. — Г.Е.). И брат тот на расстоянии сорока пяти дневных переходов за Аконом нашел некое войско тартарское, в котором было около трехсот тысяч всадников из числа самих тартар, не считая пленников, обложенных данью, от многих народов. И это войско [находилось в авангарде?] войска великого царя, [отстоявшего от него] на расстояние пяти месяцев пути» (62).

    И крестоносцам и их папе стоило опасаться этого противника, который обладал, в отличие от них самих, «сверхоружием» — способностью приобретать себе сторонников путем дальновидной и гуманной политики.

    «Появился же в этом войске (татарском. — Г.Е.) некто, по всем делам и облику и вере ревностный католик, из тех, кого называют монахами и который получил от царя (татарского.  — Г.Е.) такую власть, что прежде, чем какое-либо царство должно быть завоевано, он просит [уберечь] то, что мирно, и защищает церкви и возводит и восстанавливает разрушенные. Он берет под свое покровительство всех верующих людей и всех христиан, которые отдают себя под власть этого царя. Ибо царь татарский стремится только к господству надо всеми, а также к монархии всего мира и не жаждет ничьей смерти, но каждому позволяет пребывать в своей вере после того, как подчинит себе, и никого не заставляет обращаться в чуждую ему веру» (62).

    И в результате присоединялись к монголам многие, кому не было места в мире произвола и мракобесия: «…правитель Далмации захватил восьмерых, один из которых, как узнал герцог австрийский, был англичанин, из-за какого-то преступления осужденный на вечное изгнание из Англии. Он от лица короля татарского дважды приходил к королю Венгрии [как] посол и толмач и угрожал, предварительно приведя достаточно примеров» (там же).

    Данный текст является ознакомительным фрагментом.

    Продолжение на ЛитРес

    Монголо-татары и Русь реферат по истории

    Монголо-татары и Русь Русские и половцы еще продолжали свою взаимную вековую борьбу, а над ними уже нависла общая смертельная опасность. С востока стремительно катился всесокрушающий вал монголо-татарских орд. Новые властители степей были убеждены, что, покоряя другие народы и страны, они исполняют божественную миссию. Обращаясь к своим потенциальным жертвам, монголы от имени великого хана заявляли: «Да ведают эмиры, вельможи, подданные, что всю поверхность земли от места выхода солнца, до места захода солнца Господь всемогущий отдал нам. Каждый, кто подчинится нам, пощадит себя, своих жен, детей и близких, а каждый, кто не подчинится и выступит с противодействием и сопротивлением, погибнет с женами, детьми, родичами и близкими ему». Завоевательная практика монголо-татар решительно разошлась с их собственным моральным манифестом. Путь от монгольских степей до Центральной Европы они усеяли сотнями тысяч (а может, и миллионами) трупов, не особенно заботясь степенью лояльности к ним порабощенных народов. Абсолютной покорности монголы нигде не встречали, и это служило им основанием для расправы с целыми народами и государствами. Одной из жертв монгольских завоеваний стала и Русь. В отечественной историографии вопрос о месте монголо-татарского нашествия в жизни русского народа поднимался неоднократно. Губительная его сущность хорошо показана в работах Н.И. Костомарова, В.О. Ключевского, Б.Д. Грекова, Б.А. Рыбакова, А.Н. Насонова, В.Т. Пашуто, Л.В. Черепнина и других историков. Несколько выпадают из этого согласного ряда исследования украинских историков В.Б. Антоновича и М.С. Грушевского. Начав с аргументированного опровержения ошибочной теории М.П. Погодина, согласно которой монголо-татарское нашествие было причиной полной смены населения в Среднем Поднепровье, они пришли к неожиданному утверждению, что монгольские завоеватели не причинили южнорусским землям сколько-нибудь серьезных разрушений, что даже Киев не был разорен. Неверное представление о разорении Киева полчищами Батыя, писал В.Б. Антонович, утвердилось с конца XVI в., когда иностранные путешественники пытались связать увиденные ими руины киевских построек с картиной разгрома города завоевателями. В древних источниках о разорении Киева нет никаких упоминаний, кроме сообщения о падении сводов Десятинной церкви. Как полагал М.С. Грушевский, Киев в 1240 г. пострадал не больше, чем при домашних его погромах в 1169 или 1202 гг. Батый, намереваясь сделать Русь провинцией монгольского государства, якобы не был заинтересован в ее опустошении. Понимая, что сказанное не согласуется с сообщениями Плане Карпини о полном запустении Киева, М. Грушевский назвал их сильно преувеличенными, основанными на каком-то недоразумении. Концепция В.Б. Антоновича — М.С. Грушевского не выдержала испытания временем. Анализ письменных, и прежде всего археологических, источников показывает ее полную несостоятельность. И тем не менее она обрела своих последователей в новое время. Л.Н. Гумилев, полагая, что поход на Русь и Европу монголам был вовсе ни к чему, утверждал, что «Монголия была втянута (в него. — П. Т) не собственной волей, а логикой событий мировой истории и политики». Да и разрушительные последствия похода Батыя, как полагал Л.Н. Гумилев, сильно преувеличены. Две кампании, выигранные монголами в 1237-1238 и 1240 гг., писал он, ненамного уменьшили русский военный потенциал. В Северо-Восточной Руси пострадало лишь несколько городов, остальные монголы пощадили, а древнерусское население переждало в лесах, пока пройдут враги, и затем вернулось в свои села. В Южной Руси был разорен Киев, но случилось это «потому, что киевляне убили монгольских парламентариев». Л.Н. Гумилев в своей книге «Поиски вымышленного царства» (XV глава) заметил, что ему удалось ответить не только на первый вопрос, поставленный в начале книги: а что было на самом деле?, но и на второй: как происшедшей в 1222 г. на Дону, половецкие орды были разбиты; много половцев погибло, в том числе и ханы Юрий Кончакович и Даниил Кобякович. Хан Кобяк с остатками войска отступил к Днепру, надеясь на помощь русских войск. Причиной особой нетерпимости к своим далеким сородичам кипчакам были их богатые земли, которые монголы хотели сделать своими. Автор середины XIII в. ал Джузджани писал, что «Туши (Джу-чи. — П.7), старший сын Чингизхана, увидев воздух и воду Кипчакской степи, то он нашел, что во всем мире не может быть земли приятнее этой, воздуха лучше этого, воды слаще этой, лугов и пастбищ обширнее этих». В 1223 г., как свидетельствует летопись, старейшими князьями на Руси были Мстислав Романович (Киев, Смоленск), Мстислав Святославич (Чернигов), Мстислав Мстиславич (Галич). Перед лицом монгольской опасности князья-сюзерены прибыли в Киев для принятия решений. На совете должен был быть и владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович, на что указывает замечание летописца: «Юрия же, князя великого суздальского, не 6t в том совете». Князья-сюзерены решили помочь половцам. «Лучены бы есть прията я на чюжой земле, нежели на своей». Им удалось собрать огромное войско, состоявшее из киевских, смоленских, галичских, волынских, чернигово- северских, курских и владимиро-суздальских полков. Ипатьевская летопись сообщает, что у Хортицы собрались «невиданьная рати, и сущий с ними конници». Большие силы собрали также и половцы. Накануне битвы монголо-татары попытались расколоть союз русских и половцев. Прибывшие к великому киевскому князю послы уверяли, что хан их с русскими никакой вражды не имеет и пришли они не на русские земли, но имеют войну с половцами, конюхами монголо-татар. На совете русских князей решено было не соблазняться этим предложением, коварство которого являлось слишком очевидным. Первое столкновение с авангардными силами монголов объединенные русско-половецкие полки выиграли. Ибн ал Асир сообщил, что «возгорелось в урусах и кипчаках желание разбить татар: они думали, что те отступили из страха и по слабости, не желая сражаться с ними, и поэтому стремительно преследовали татар. Татары все отступали, а те гнались по следам 12 дней». Но это была уловка татар. Не дав русским и половцам приготовиться к битве, они развернули против них свои основные силы и перешли в наступление. Битва на реке Калке 31 мая 1223 г. закончилась сокрушительным поражением русских и половцев. Несогласованность действий князей-сюзеренов, неодновременное вступление в бой русских полков, отсутствие стойкости половцев имело губительные последствия. Не спасли положения храбрость и героизм русских воинов (особенно отличился 18-летний галичский князь Данило Романович). В битве на Калке погибло шесть князей, по летописным данным, из простых воинов вернулся только каждый десятый, а количество убитых киевлян достигло 10 тыс. Битва на Калке стала переломным моментом в история Руси. Она не только значительно ослабила силы русских княжеств, но и посеяла на Руси панику и неуверенность. Не случайно летописцы все чаще отмечают загадочные явления природы, считая их знамением будущих несчастий. В памяти русского народа битва на Калке осталась как трагическое событие, после которого «Русская земля сидит невеселая». Народный эпос именно с ней связывал гибель русских богатырей, отдавших жизнь за Родину. Большие потери понесли в этой битве и монголы. Дойдя до Новгорода- Святополча на Днепре и разрушив по пути поросские и поднепровские города-крепости, они не решились идти на Киев и повернули назад. Не исключено, что продолжение похода на запад еще не входило в планы Чингизхана. После смерти Чингизхана власть перешла к его сыновьям. Великий хан Угедей и его ближайшие советники разработали план новых завоеваний. На курултае 1235 г., согласно свидетельству персидского историка Джувейни, «состоялось решение завладеть странами Булгара, Асов и Руси, которые находились по соседству становища Бату, не были еще покорены и гордились своей многочисленностью». Общемонгольский поход на запад должен был возглавить внук Чингизхана Батый, в помощь которому придавались силы большинства чингизидов — Менгу-хана, Гююк-хана, Бучека, Кулькана, Монкэ, Байдара, Тунгута, Бюджика и даже Субедея, одного из «четырех свирепых псов Чингизхана», отозванного из Китая. В течение осени 1236 — весны 1237 г. монголо-татары завоевали Волжскую Булгарию. Русский летописец так прокомментировал это событие: «Тое же осени придоша от восточные страны в Болгарьскую землю без- божнии Татары, и взяша славный Великый город Болгарськии и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца, и взяша товара множество, а город ихъ пожгоша огнем, и всю землю ихъ плениша». К осени 1237 г. монгольские «облавы» прошли по землям кипчаков и аланов, затем были разгромлены буртасы, мокша, мордва. На очереди был поход на Северо-Восточную Русь, и с этой целью у ее границ монголы сосредоточили огромное войско. Русские летописцы не приводят его абсолютных цифр, но отмечают, что монголо-татары шли «в силе тяжце», «бесчислена множество, яко прузи траву поедающе». Плано Карпини исчислял войско Батыя, осаждавшее Киев, в 600 тыс. человек. Венгерский летописец Симон полагал, что к границам Венгрии пришло 500 тыс. монгольских воинов. Исследователи называют цифры от 150 до 300 тыс. Даже если предположить, что реальной является минимальная из этих цифр, то и в этом случае армия Батыя представляется огромной по масштабам Средневековья. Имея многолетний опыт ведения военных действий и объединенная единым командованием, она намного превосходила силы тех территория городища была перекрыта толстым слоем пожарища, под обломками сгоревших домов лежали трупы рязанцев. Следы увечий на черепах и костях свидетельствовали о насильственной смерти. От Рязани вражеские полчища устремились к Коломне и Москве. По пути были разграблены города Ольгов, Переяславль-Рязанский и др. Войско Юрия Всеволодовича в битве под Коломной потерпело поражение, хотя и изрядно потрепало монгольские полки. Летописи отмечают, что у Коломны «бысть сеча велика». Рашид-ад-Дин дополняет эти сведения сообщением о ранении и смерти одного из чингизидов — Кулькана. Битва у Коломны явилась одной из крупнейших в кампании 1237 г. Объединенные владимирские силы не смогли преградить путь монголам к столице Северо-Восточной Руси. От Коломны орды Батыя устремились к Москве. Как сообщает мусульманский историк Джувейни, она в 1238 г. была уже крупным городом. «Они направились в страну русов и покорили ее области до города Москвы, где число народа, как мурашки и саранча. Та страна такими лесами и дубравами покрыта, что там и змея не проползет. Ханы татарские напали на город со всех сторон. Сначала с каждой стороны проложили дорогу такой ширины, чтобы по ней могли пройти три или четыре воза. Поставив против стен метательные машины, и в несколько дней ничего от города не оставили, кроме его имени». Сообщение Джувейни совпадает с летописью, в которой говорится, что москвичи, возглавляемые воеводой Филиппом Нятко, стойко боролись, но были побеждены и перебиты «от старца и до сущего младенца». Юный московский князь Владимир Юрьевич был пленен татарами. В начале февраля 1238 г. Батый привел войска к Владимиру, до этого овладев Суздалем. Предложение о добровольной сдаче города было решительно отвергнуто владимирцами. Покинутые своим князем Юрием Всеволодовичем, они героически защищали город от объединенных монгольских полчищ, но удержать его не смогли. Стенобитные машины в нескольких местах разрушили городские стены, куда и устремились штурмующие. Город заполыхал пожарами. Монголо-татары устроили жестокую резню. В соборном Успенском храме, согласно летописцу, они живьем сожгли великокняжескую семью и «множество бояр и народа». Вслед за Владимиром пали города Ростов, Углич, Ярославль, Юрьев- Польский, Переяславль-Залесский, Кашин, Тверь, Торжок, Городец, Кострома. На реке Сити передовые отряды монголо-татар под водительством Бурундая настигли войска великого князя Юрия Всеволодовича. Состоялась новая битва. «И бысть сеча зла», отметил летописец. Захваченные врасплох, полки Юрия Всеволодовича смешались перед ударом монгольской конницы и были опрокинуты. На поле боя полегло множество русских воинов; в сражении пали князья Юрий и Святослав Всеволодовичи. В верховьях Оки монголы встретили ожесточенное сопротивление небольшой крепости Козельск. Несмотря на малолетство своего князя Василька и требование монголов сдать город, козельчане решили защищаться. Летописец расценивает это решение как проявление «крепкодушного ума». Семь недель продолжалась героическая оборона Козельска. Козельчане уничтожили около 4 тыс. монголов, но отстоять город не смогли. Подведя к нему осадную технику, войска Кадана и Бури разбили городские стены и ворвались в Козельск. Батый приказал убить всех его жителей, «не пощад отъ отрочатъ до ссущих молоко». Князь Васильке, по преданию, утонул в крови. Город Козельск Батый назвал «злым городом». После падения Твери и Торжка перед монголами открывался путь на Новгород. Но, не дойдя до него 100 верст, у Игнач-Креста они неожиданно повернули на юг, пройдя по восточным землям Смоленского и Черниговского княжеств в половецкие степи. По-разному объясняли исследователи этот «уход» татаро-монголов на юг. Наиболее реальным представляется мнение о том, что уставшие и сильно потрепанные монгольские войска нуждались в длительном восстановлении своих сил. К тому же, начиналась весенняя распутица, которая в условиях новгородских лесов и болот представляла для монгольской конницы непреодолимую преграду. Новгород и другие северные и северо-западные русские города и земли избежали печальной участи Северо-Восточной Руси. Принято считать, что история не знает сослагательного наклонения и невозможно ответить на вопрос, каким было бы дальнейшее развитие древнерусских городов, не подвергнись они монгольскому разгрому? В данном случае этот тезис не безусловный. Пример с Новгородом демонстрирует другую, более благоприятную историческую альтернативу русской истории. К средине лета 1238 г. Батый с войском вышел в Придонье. Здесь, между Волгой и Доном, находились основные его кочевья. Передышка от трудного похода в Северо-Восточную Русь была использована для восстановления боеспособности войска, а также для локальных сражений с половцами, аланами, черкесами. Весной 1239 г. Батый возобновил завоевательные походы на Русь. Объектом нападения стали Переяславльское и Черниговское княжества. В начале марта монголы появились у стен Переяславля — сильной южнорусской крепости, имевшей многовековой опыт борьбы с кочевниками. На этот раз порубежной твердыне не удалось отстоять свою неприкосновенность. После непродолжительной осады город был взят монголами, разрушен и сожжен. «И взять градь Переяславль копьемъ, — писал летописец, — изби Bet и церковь архангела Михаила скруша, и сосуды церь-ковьныя бещисленые златыа и драгого каменья взять, и епископа преподобного Семеона убиша». Не только Михайловский храм, но и все другие церкви Переяславля были разрушены, укрепления сожжены, а защитники города истреблены или взяты в плен. В пламени пожаров погибли многие населенные пункты в окрестностях Переяславля. Осенью 1239 г. монголо-татары вторглись в пределы Черниговской земли и вскоре осадили столицу княжества, попытка князя Мстислава Глебовича прийти на помощь осажденному Чернигову не увенчалась успехом: под стенами города «побежден бысть Мьстиславъ и множество от вой его избиенымъ бысть». Защитники Чернигова «со града метаху на Татаръ Главный удар Батый приказал нанести с юга, в районе Лядских ворот. Здесь были поставлены стенобитные машины-пороки, которые непрестанно, день и ночь, разбивали городские стены. В образовавшиеся бреши устремлялись осаждавшие. Там их встречали киевляне и оказывали отчаянное сопротивление: «И взиидоша горожани на избитые стены». Монголо-татары обрушили на них всю мощь своего оружия. Летописец пишет, что стрелы, тысячами летевшие на киевлян, не давали им возможности видеть врагов. Стены были взяты монголо-татарами, но потери их были столь значительны, что Батый вынужден был дать своим войскам передышку. Киевляне воспользовались этим и закрепились на рубежах крепости «города Владимира». Они защищали каждый участок города, но устоять против хорошо обученных монгольских воинов, к тому же обладавших передовой военной техникой, не смогли. Прорвав укрепления в районе Софийских ворот (отчего они в народе получили еще и название Батыевых), завоеватели окружили последних защитников Киева в Десятинной церкви. Количество людей, укрывшихся в храме, согласно летописцу, было столь велико, что от их тяжести рухнули хоры и стены церковные. Видимо, все же причиной разрушения Десятинной церкви были стенобитные машины монголов. О длительности обороны Киева и точной дате его падения в письменных источниках сохранились разные свидетельства. Ипатьевская летопись, которая наиболее полно и содержательно рассказывает об этом трагическом в жизни Киева событии, вообще не приводит точных дат. Лаврентьевская сообщает, что Киев пал на Никол ин день, ил и 6 декабря 1240 г. Псковская третья летопись подает другую дату катастрофы — 19 ноября, но зато указывает на длительность осады — 10 недель и 4 дня. Рашид- ад-Дин отмечал, что монголы овладели великим русским городом Макерфа- аном, под которым исследователи видят Киев, за десять дней, а согласно Плано Карпини, столица Руси была взята после продолжительной осады. Трудно сказать, какие из этих сведений более достоверны. Однако если вспомнить, что небольшая крепость Черниговской земли Козельск смогла задержать у своих стен монгольскую орду на семь недель, то сообщения о продолжительной обороне Киева, имевшего первоклассную по тем временам крепость, не должны казаться сомнительными. Киев был подвергнут страшному разгрому. Летописец свидетельствует, что монголо-татары разграбили Св. Софию и все монастыри, а людей «от мала и до велика вся убиша мечем». Плано Карпини, проезжавший в ставку Батыя в 1246 г., видел тотальное разорение Киева и Киевской земли. Он писал, что монголо-татары «произвели великое побоище в стране Руси, разрушили города и крепости, убили людей, осадили Киев, который был столицей Русии, после продолжительной осады взяли его и убили жителей города; отсюда, когда мы ехали через их землю, мы находили неисчислимые головы и кости мертвых людей, которые лежали на поле, ибо город этот был очень большим и многолюдным; а теперь он низведен почти ниначто, едва имеется там 200 домов, а людей держат они в тяжелейшем рабстве». Археологические раскопки с документальной точностью подтверждают свидетельства очевидцев. В разных частях города обнаружены огромные братские могилы, насчитывавшие по несколько тысяч костяков. Скелеты со следами насильственной смерти находили под толстым слоем пожарищ, в подклетях жилых домов и просто на древних улицах. Конечно, монголы не смогли уничтожить Киев полностью, но действительно свели его, как свидетельствовал Плано Карпини, «ниначто». Из более чем 40 монументальных каменных зданий (дворцов и храмов) уцелело (и то в сильно поврежденном виде) не более 5-6, из 9 тыс. дворов — 200 и те, вероятно, были отстроены между 1240 и 1246 гг., а из 50-тысячного населения осталось не более 2 тыс. В ряде районов древнего Киева, в частности в центральном, жизнь возродилась только через несколько столетий. Прекратило существование высокое киевское ремесло, прервались традиции летописания, надолго оказалась утраченной строительная культура. Из Киева главные силы Батыя устремились к Владимиру и Галичу. С огнем и мечом шли они по Киевской земле. Раскопки Вышгорода и Белгорода, городищ по Тетереву, Случи, Горыни, Южному Бугу и другим рекам обнаруживают следы героической обороны и гибели этих центров. Практически во всех этих центрах археологи выявляют мощные слои пожарищ; под крепостными стенами, во рвах, на улицах и площадях покоятся сотни человеческих останков, орудия труда, инструменты ремесленников, предметы вооружения, украшения. В свое время археолог М. К. Каргер высказал мысль, что в летописных рассказах нельзя не обратить внимания на различное отношение монголов к городам — в зависимости от степени оказанного сопротивления. Города, которые сдавались быстро, не подвергались разрушению и избиению, но отделывались лишь разграблением населения, особенно богатых монастырей и храмов. Однако таких городов на Руси, как считал М.К. Каргер, было немного. Л.Н. Гумилев повторил эту мысль, но по-другому расставил акценты. Назвав в числе пострадавших города Рязань, Владимир, Суздаль, Торжок и Козельск, историк утверждал, что «другие города сдались на капитуляцию и были пощажены». Ни М.К. Каргер, ни Л.Н. Гумилев не смогли назвать хотя бы приблизительный список древнерусских городов, которые сдались на милость победителей и не подверглись разрушениям. Утверждения ряда исследователей о якобы незаинтересованности монголо-татар в разорении Руси и их благородстве по отношению к побежденным не находят подтверждения ни в письменных, ни в археологических источниках. Вот несколько примеров. Победив русских и половцев в 1223 г., монголо-татары устремились в южнорусское пограничье. При этом они уверяли, что пощадят всех, кто не окажет сопротивления. Люди, как пишет летописец, «не ведая лести их», выходили навстречу с крестами, но неизменно подвергались избиению: «Избиша ихь всихь». Во время осады Владимира-на-Клязьме князь Всеволод, в надежде на обещание татар пощадить город, вышел из него с малой дружиной и богатыми дарами. Однако князь был убит, а город разорен и сожжен. Капитулировали перед монголо-татарами жители Колодяжина — небольшого городка Киевской земли, «послушавше злого совета», но все и порабощением, со своим удельным укладом продолжала около века движение на прежний лад, не имея ни сил переменить этот лад, ни освободиться от этого кошмара». Монголо-татары установили на Руси «режим систематического террора». Малейшее неповиновение русских вызывало карательные экспедиции монголов. В продолжение второй половины XIII в. они осуществили не менее двадцати опустошительных походов на Русь, каждый из которых сопровождался разорением городов и сел, угоном русских людей в полон. В Южной Руси хозяйничали воеводы Батыя — Куремса и Бурундай; позже регулярные набеги осуществляли Ногай и Телебуга. Причем речь идет не просто о грабеже русских княжеств, но о систематической и целенаправленной политике их ослабления и удержания в покорности. Особенно отличился на этом поприще Бурундай. Наученный опытом Куремсы, который не смог овладеть в 1259 г. Владимиром-Волынским и Луцком, он приказал разрушить эти и другие крепости. Исполнителями этой драматической акции должны были стать сами русские. Волынская летопись сообщает под 1261 г., что князь Лев Данилович, «разметав» Данилов Истожек и Львов, а Василько Романович — Кременец, Луцк и Владимир. Так монголо- татары целенаправленно разрушали русскими же руками потенциальные места сопротивления их владычеству. Если на северо-востоке и западе Руси, благодаря умелой политике князей Александра Ярославича (Невского) и Данила Романовича (Галицкого), произвол монгольских темников имел определенные ограничения, то в старой Русской земле он был безграничным. Причиной этому была не только непокорность князя Михаила Всеволодовича (его зарубили в ставке Батыя), но и понимание той особой роли древней столицы Руси в возможной консолидации русских земель. Киев был не только жестоко разорен, но и унижен монголами. Формально великое Киевское княжество продолжало существовать, но фактически роль его в русской истории коренным образом изменилась. Батый, передав ханский ярлык на владычество Киевом не Данилу Романовичу, а Ярославу Всеволодовичу Суздальскому (после его гибели — Александру Невскому), по существу лишил его значения общерусского средоточия. Названные князья не изъявили желания осесть в Киеве (возможно, такой была воля хана), а посланные туда княжеские наместники автоматически понижали его статус. К концу XIII в. вынужден был покинуть Киев и киевский митрополит Максим. К этому его вынудили монголо-татары: «Митрополит Максим, не терпя Татарського насилья, оставя митрополью и збежа ис Киева, и весь Киев разбежаться». Известны случаи активного сопротивления как на северо-востоке, так и на западе Руси. Успешно сражался с Куремсой Данило Галицкий. Умел отстоять интересы русских земель и Александр Невский. И все же приходится признать, что в продолжение всего периода монгольского владычества русские князья признавали суверенитет хана. Не случайно летописцы называют его привычным для русских титулом «царь» и постоянно объясняют покорность русских князей тем, что они находились «в воле татарской». По существу, русские земли оказались включенными в огромные владения Золотой Орды. Завоеватели провели в них перепись населения с целью обложения данью. Взиманием этой дани, вошедшей в народную память как «татарщина», занимались ордынские баскаки. Особенно свирепствовали они в Киевской, Черниговской и Переяславльской землях. Галичина и Волынь, по-видимому, платили дань Орде лишь спорадически, главным образом тогда, когда ордынцы проходили через эти земли в Литву и Польшу. В первые десятилетия XIV в. южнорусские и западнорусские земли постепенно перешли под протекторат Литвы и Польши, но и в этом политическом статусе не были избавлены от постоянных набегов татар. Новые хозяева степей оказались воинственнее своих предшественников половцев, которых они включили в число подданных и ассимилировали. Арабский автор ал Омари по этому поводу заметил, что «в древности это государство (Золотая Орда. — П. Т) было страной кипчаков, но когда им завладели татары, то кипчаки сделались их подданными. Потом они (татары) смешались и породнились с ними (кипчаками), и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (татар), и все они стали точно кипчаки, как будто одного (с ними) рода, оттого что монголы (и татары) поселились на земле кипчаков, вступали в браки с ними и оставались жить на земле их (кипчаков)». В какой-то мере этнополитическая разделенность восточноевропейских степей половецкого времени послужила основой для административных образований монголо-татар. Улусы Батыя (Поволжье) и Берке (Северный Кавказ) соответствовали поволжским и предкавказским объединениям половцев. Улус Ногая в Поднепровье образовался на землях половецкого объединения команов. Землями приднепровских половцев овладел хан Токта, а донские степи стали улусом Дешт-и-Кипчака. Излишне подчеркивать, что и весь образ жизни монголо-татар мало чем отличался от половецкого. Вот как описал их жилища Плано Карпини. «Ставки (юрты. — П. Т) у них круглые, изготовленные наподобие палатки и сделанные из прутьев и тонких палок. Наверху же в середине ставок имеется круглое окно, откуда попадает свет, а также для выхода дыма, потому что в середине у них всегда разведен огонь. Стены же и крыши покрыты войлоком, двери сделаны также из войлока. Некоторые ставки велики, а некоторые небольшие, сообразно достоинству и скудости людей. Некоторые быстро разбираются и чинятся, и переносятся на вьючных животных, другие не могут разбираться, но перевозятся на повозках. Для меньших при перевезении на повозке достаточно одного быка, для больших — три, четыре и даже больше». В золотоордынское время в степных районах, от Нижнего Поволжья до Днестро-Прутского междуречья, появляются стационарные поселения и даже города. Спор исследователей о том, является ли этот процесс свидетельством оседания кочевников на земле или же долговременные поселения служили монголо-татарам своеобразными опорными пунктами их колонизационной политики, в значительной мере искусственен. Если строительство городов Погребенный в кургане № 3 у села Каирка лежал вытянуто на спине головой на северо-восток. Руки вдоль туловища. Череп имеет явно выраженные монголоидные черты. При погребенном находились: железные сабля, булава-шестопер, нож, кольчуга, двуручная корчага, железные наручи, шлем. Под кистью левой руки — кожаный кошелек, а в нем — семь серебряных монет, под пальцами правой руки обнаружен небольшой сверток из шелковой ткани, в котором — железное огниво, кремень. Вдоль левого бедра — сложносоставной деревянный лук с остатками тетивы. Вдоль правой ноги — берестяной колчан со стрелами. Ниже колчана, около стопы правой ноги, стоял медный котел. В юго-западном углу подбоя находилось деревянное седло, украшенное костяными накладками, а также пара стремян. Удалось проследить остатки одежды из зеленоватой ткани, а также кожаные сапоги. Еще один могильник позднесредневековых кочевников обнаружен у села Родионовка Акимовского района Херсонской области. Он представлял собой цепочку обособленных курганных групп, расположенных на плато правого берега реки Малый Утлюк, недалеко от Молочанского лимана. Регион Северо-Западного Приазовья традиционно служил для кочевников IX- XIV вв., в том числе и ногайских татар, местом зимовников. Не удивительно, что именно здесь находятся несколько десятков небольших позднекочевнических курганов. О характере и обряде монголо-татарских захоронений яркое представление дает курган № 3, исследованный А.И. Куйбышевым у села Родионовка. Курган небольшой: высота его не превышает 0,3 м, диаметр равняется 17 м. Погребение совершено в яме с заплечиками прямоугольной формы, размером 2,65 х 0,9 м. Ориентировка: северо-восток — юго-запад. Над ямой лежали колеса от арбы, яма была перекрыта деревянными бруссками и досками, по-видимому, от той же арбы. На дне ямы находилось закрытое решетчатое гробовище, на крышке которого покоились сабля и сложносоставной лук. Между юго-западной стенкой и гробовищем найден берестяной колчан с семью стрелами. Рядом, но на бортовой доске, лежала железная булава на длинной деревянной рукояти. У головы погребенного стоял кувшин из красной глины, а у ног лежала упряжь верхового коня: седло, пара стремян, подпружная пряжка, удила, пряжка от уздечки, две костяные застежки пут. В гробовище на камышовой подстилке в вытянутом положении на спине, головой на север, покоился скелет взрослого мужчины. Сохранились остатки его дорогих одежд с парчовым шитьем, высокие кожаные сапоги, края голенищ которых достигали бедер. У головы найдена серебряная серьга и шелковая кисточка от головного убора. Возле правого бедра лежала кожаная сумочка с рыболовным крючком, у левого — кожаный кошелек, а в нем — 32 серебряные монеты, чеканенные в Крыму в 40-х годах XIV в. На некоторых имелись надчеканенные значки, означавшие слово «хан». В ногах погребенного была положена туго свернутая кольчуга, под которой находились две небольшие чаши, изготовленные из медного листа. Таким образом, среди погребений золотоордынского времени на юге современной Украины и в Молдове выделяется группа, имеющая ямы с подбоями или заплечиками, что, вероятно, и позволяет относить эти погребения к специфически монголо-татарской погребальной обрядности. Собственно, об этом имеются убедительные свидетельства в записях Плано Карпини и Джузджани. Вот как описал Карпини погребальный обряд у знатных татар: «Они идут тайком в поле, удаляют там траву с корнем и делают большую яму и сбоку от этой ямы делают яму под землей […] Мертвого же кладут в яму, которая сделана сбоку, вместе с теми вещами, о которых сказано выше, затем зарывают яму, которая находится перед его ямой, и сверху кладут траву, как было раньше, с той целью, чтобы впредь нельзя было найти это место». Можно ли объяснить небольшое число находок собственно монголо- татарских погребений в степных регионах трудностью их обнаружения? В какой-то мере, да. Но, думается, не это главная причина. Есть значительно больше оснований предполагать, что монголо-татары очень быстро восприняли обычаи местного тюркского кочевого населения и хоронили своих умерших так же, как и они. К тому же, собственно монголы составляли лишь незначительную часть кочевого населения не только южнорусских степей, но и в целом Золотой Орды. Этническое растворение монголо-татар в море тюркского степного населения сопровождалось также значительным участием в этом процессе и восточнославянского элемента. Порабощенная Русь служила для татар не только источником их экономического благополучия, но также и неиссякаемым резервом рабочей силы. Ежегодно десятки тысяч русских людей уводились в степь, где они были обречены на пожизненное поселение. Важное свидетельство этому находится у Плано Карпини. Согласно ему, татары брали десятину от всего — от людей и от вещей. Они отсчитывали десять юношей и одного из них брали себе, то же делали с девушками: забирали их в свою землю и превращали в слуг. Из последующего рассказа Карпини явствует, что в татарскую неволю уводили из семьи каждого третьего сына, а также всех незамужних женщин. Они пополняли гаремы татарских вельмож (в том числе и ханов), рожали им наследников и таким образом содействовали европеизации тюркско- монгольского этноса. В свою очередь, восточные славяне также «окрашивались» в тюркско- монгольские тона. Происходило это не только путем многочисленных внебрачных связей татарских воинов с русскими девушками, но и благодаря оседанию части татар в южнорусском пограничье и их постепенной ассимиляции. Из Лаврентьевской летописи узнаем про слободы татарского баскака Ахмата в Посеймье. В них кроме татар проживали, по-видимому, и русичи. Летопись пишет: «Умножашася людей в свободахъ тхъ, со вспхъ сторонъ сошедшеся». В реальной жизни таких татаро-славянских слобод на южнорусских землях было много. Есть основания предполагать, что в них селились те татары, которые были христианами. Л. Гумилев полагал, что подобно тому, как тюрки, черные клобуки и берендеи искали в XII в. покровительства киевских князей, так должны были монгольские христиане лепиться к южной границе Русской земли. Когда киевский иерарх Петр Акерович на Лионском церковном соборе 1245 г. отвечая на вопрос о

    О монголо-татарском нашествии на Русь: версия

    Гумелёв Василий Юрьевич
    Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище (военный институт) имени генерала армии В.Ф. Маргелова
    канд. техн. наук

    Gumelev Vasiliy Yuryevich
    Ryazan high airborne command school (the military institute) name of the General of the army V. Margelov
    candidate (Ph.D.) in technical sciences

    Библиографическая ссылка на статью:
    Гумелёв В.Ю. О монголо-татарском нашествии на Русь: версия // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: https://human.snauka.ru/2013/03/2593 (дата обращения: 23.12.2021).

    За времена русской государственности имело место четыре крайне опасных вражеских нашествия [1]. Они несли угрозу существованию нашей державы, а в некоторых случаях – существованию самого русского народа.

    Три нашествия были с Запада:

    — Смутное время (1584 – 1613 года) в России, сопровождавшееся частичной оккупацией русских земель польско-литовскими отрядами, закончилось тем, что оккупанты потерпели полное поражение. Поляки, осажденные в московском Кремле в 1612 году, поедали друг друга как крысы;

    — Отечественная война 1812 года закончилась в Париже. Потерпевший поражение император французов Н. Бонапарт, был сослан на остров Святой Елены и там, как крыса, отравлен англичанами. Он умер в 1821 году;

    — Великая Отечественная война советского народа (1941 – 1945 года) закончилась в Берлине. Фюрер германского народа А. Гитлер отравился сам, как крыса.

    Во всех трех случаях при вторжении превосходящих сил противника русские успешно использовали особенности ландшафта и климата своей страны. Огромная территория и мороз всегда помогали нам – потому что это наша русская земля и наш русский мороз. Регулярная армия, отступая, в ожесточенных боях изматывала войска противника. Тем временем в войну вступали партизаны. Они в первую очередь вырезали тыловые подразделения противника, разрушали его коммуникации. Государство получало время, чтобы провести мобилизацию и накопить резервы для дальнейшего ведения боевых действий. Ну, а далее наступала бесславная гибель вражеской армии вторжения. Русские люди добрые, но русский народ суровый. Воевать он всегда умел.

    ДЛЯ СПРАВКИ. При ведении боевых действий каждый народ максимально стремится использовать особенности ландшафта своей страны. Например, испанцы во время Реконкисты, которая началась в первой половине VIII века и закончилась только в 1492 году, отвоевывали свои земли шаг за шагом у арабов, оккупировавших их страну. Испанцы, отбив какую-либо территорию, сразу стремились возвести в недоступных местах укрепления, затем превращали их в неприступные замки. В крепостях они выдерживали многомесячные осады арабских войск. При этом в пищу шло все. Поныне в Испании виноградные улитки считаются деликатесом. Французам в войнах приходилось тяжелее. Они научились употреблять в пищу лягушек и сырые ракушки – устрицы. В русской кухне, слава Богу, таких блюд нет.

    Первое по времени по-настоящему опасное для русской государственности вражеское вторжение, в ходе которого решалась историческая судьба нашей Родины, было с Востока – это монголо-татарское нашествие. Оно завершилось тем, что Русь оказалась в политической зависимости от Монгольской империи [2], а затем – от Золотой Орды – государства, в состав которого вошли западные земли империи. Почему монголо-татарское нашествие не закончилось полным разгромом вражеских войск? Неужели русские разучились воевать? Нет, наши предки сражались с войсками хана Батыя отчаянно, мужественно и умело. Те, кто сражался. Согласно [3]:

    «Пришел на Русскую землю безбожный царь Батый со множеством воинов татарских и стал на реке на Воронеже близ земли Рязанской. И прислал послов непутевых на Рязань к великому князю Юрию Ингваревичу Рязанскому, требуя у него десятой доли во всем: во князьях, во всяких людях и в остальном».

    Выплачивать десятину дерзкому чужеземцу рязанцы посчитали для себя неприемлемым унижением и « … ответствовали великодушно: «Когда из нас никого в живых не останется, тогда все возьмете» [4].

    Далее Юрий Ингваревич стал действовать по принципу: лучшая оборона – это нападение.

    «И пошел против нечестивого царя Батыя, и встретили его около границ рязанских, и напали на него, и стали биться с ним крепко и мужественно, и была сеча зла и ужасна. Много сильных полков Батыевых пало» [3].

    Но в этом сражении рязанские полки потерпели поражение и были уничтожены. Погиб сам великий князь и его родичи. Рязанцы были мужественными и закаленными в степных войнах бойцами. Раз они сами напали на монголо-татарское войско, значит, считали, что имеют шансы на победу. Но Юрий Ингваревич недооценил противника и поплатился за это своей жизнью и жизнями близких людей. А город Рязань пришлось оборонять ополченцам.

    21 декабря 1237 года на шестой день осады воины хана Батыя ворвались в Рязань и устроили в городе беспощадную резню, мстя за своих погибших.

    Но война на Рязанщине только начинала разгораться. Боярин Евпатий Коловрат «… собрал небольшую дружину – тысячу семьсот человек, которых бог соблюл вне города. И погнались вослед безбожного царя, и едва нагнали его в земле Суздальской, и внезапно напали на станы Батыевы. И начали сечь без милости, и смешалися все полки татарские. И стали татары точно пьяные или безумные. И бил их Евпатий так нещадно, что и мечи притуплялись, и брал он мечи татарские и сек ими» [3].

    Ценою больших потерь монголо-татары уничтожили отряд Коловрата. Ныне памятник героическому русскому партизану воеводе Евпатию работы скульптора О. Седова установлен в центре Рязани.

    Для дальнейшего понятия хода боевых действий и вытекающих из них военно-стратегических и геополитических последствий следует уточнить, насколько это в принципе вообще возможно в наше время, реальную численность армии хана Батыя. Итальянец Плано Карпини насчитал в войсках Батыя, осаждавших Киев, 600 тыс. человек [5], а венгерский летописец того времени Симон писал, что в Венгрию вторглось 500 тыс. вооруженных монголо-татарских воинов. Наш современник академик РАЕН В.В. Каргалов, считает [6], что численность войска хана Батыя достигала 150 тыс. человек. Но все это – фантастические цифры.

    Согласно расчетам К.А. Пензева [7, 8], основанным на трудах Рашид-ад-дина и Джувейни, войско Батыя имело численность в 15 тыс. человек. При таком количестве монголо-татарских воинов дерзкая вылазка рязанских полков Юрия Ингваревича (в их рядах вряд ли было более 5 тыс. воинов) вполне могла завершиться успехом. Да и Евпатий Коловрат не громил тыловые части противника, а решительно напал на его главные силы. По всей видимости, опытный воевода нанес удар по войску монголо-татар, находящемуся на марше, на узкой лесной дороге. Его отряд, как мясорубка, перемалывал иноземцев. Батый для ликвидации отряда Коловрата бросил в бой все резервы, включая инженерные подразделения [3]. Это свидетельствует о том, что войско Батыя двигалось с обозом, в котором находились камнеметные машины для штурма русских городов. А применять низкоэффективные камнеметы в полевом сражении – это уже акт настоящего отчаяния. Войско Батыя с большими потерями уничтожило нападавших.

    Ну, а если бы таких Евпатиев было бы два, три, десять? Неужели после гибели отряда Коловрата на Руси перевелись смелые люди? Или все они в те былинные времена проживали исключительно на Рязанщине?

    Во время зимней кампании армия Батыя не могло воевать без тыловых подразделений. 21 декабря 1237 года монголо-татары взяли Рязань, а 2 февраля 1238 года осадили Владимир. Шли через Москву. Средняя скорость движения конного Батыева войска от 12 до 15 километров в сутки. Как и у пехоты того времени – никаких преимуществ перед ней. Без регулярного подвоза продовольствия и фуража с такой скоростью движения в зимних русских лесах не выживет никакая армия – ни пешая, ни, тем более, конная.

    Не то, что монгольская, но и русская.

    Пусть монголы во время похода питались только мясом своих лошадей. Но лошадей надо кормить – иначе они падут от бескормицы. А вслед за ними от голода погибнут люди. Боевых же лошадей надо было не просто кормить, а кормить очень хорошо. Ведь от их физического состояния зависел исход всей кампании. Итак, монголам надо было обеспечить фуражом своих лошадей, попросту говоря им надо было кормить своих лошадей в бескрайних русских лесах.

    Монгольские лошади и русские рысаки на землях Центральной России не могут содержаться на пастбищах зимой. Леса, однако, не степи. Снега много – травы мало. А у монголов согласно [9] на каждого бойца было по две – три лошади. В рязанской Мещере или в подмосковных лесах зимой без заранее приготовленного фуража не прокормишь даже такую небольшую скотину, как ишак. В Центральной России зимой охотники подкармливают диких кабанов, лосей и прочую лесную живность.

    Потому что зима в России длинная, снежная и холодная и не всякий зверь до весны доживает.

    В современной войне при боевых действиях средней интенсивности на одного убитого приходится три раненных. В XIII веке раненых тоже хватало. Зимой боец тепло одет – и в рану с многочисленными частичками одежды может быть занесена опасная инфекция. Поэтому раны надо чистить и обеззараживать, что в принципе возможно сделать только в тепле. Далее, в зимнее время даже небольшая потеря крови приводит к быстрой гибели раненного бойца от переохлаждения. Если на войне не организовать эвакуацию своих раненых с поля боя и оказание им хотя бы элементарной медицинской помощи, то удивительно скоро не с кем будет воевать. Чтобы выхаживать своих раненных, их надо обогревать. Н. Бонапарт, император французов, к зиме 1812 года явно не подготовился и поэтому поимел крайне печальный для его Непобедимой армии результат.

    В походе на Русь Батыю, чтобы просто выжить, было необходимо организовать регулярный обогрев всего личного состава своей армии. Обеспечение на марше пятнадцатитысячного войска дровами – задача сама по себе увлекательная. Она не каждому французскому императору или германскому фюреру по плечу – у Наполеона и Гитлера в этом вопросе были большие недоработки.

    Легко рассуждать о зимнем нашествии монголо-татар на Русь, сидя в теплом кабинете за чашкой горячего кофе. Писать статьи о том, что войско Батыя двигалось налегке – мол, конным монголам обоз не был нужен. А вы сейчас в современной России проведите натурный эксперимент – пройдитесь дорогами, по которым двигалось войско Батыя. Зимой и пешком (коня кормить не надо), спите в палатке, дрова заготавливайте сами, костер разжигайте без спичек и бензина. Продовольствие – носимый запас в рюкзачке за спиной, по его окончании – все то, что сможете отобрать у местного населения. Конфискация продуктов, а проще говоря – мародерство, это такое деяние, которое в России грозит большими неприятностями. Некоторые пробовали, но старостиха Василиса Кожина, председатель Путивльского горисполкома Сумской области Сидор Артемьевич Ковпак и сотни тысяч других русских людей быстро и доходчиво объясняли мародерам, где и в чем они не правы (очень занимательный вопрос, требующий своих исследователей – почему партизаны не вырезали Батыевых интендантов, а затем и всю его армию).

    После такого путешествия у вас пропадет всякое желание фантазировать. Если вас не убьют за мародерство, вы не заболеете, что-нибудь себе не отморозите и выживите.

    Автору неоднократно довелось поучаствовать в зимних войсковых учениях на территории Центральной России. Даже в ХХ веке зимние учения (всего
    только лишь учения, а не война!) были тяжелой мужской работой. А войско Батыя В О Е В А Л О.

    Монголо-татары воевать зимой без обоза не могли.

    Впрочем, и летом и весной и осенью без обоза они тоже воевать не могли (в сентябре 1240 года к Киеву войска монголо-татар подошли с огромным обозом [7, 8, 10, 11]). Можно привести еще десятки причин, по которым монголо-татары не могло воевать без обоза.

    Без обоза монголо-татарские войска ходили только в набеги, главной целью которых было не завоевание соседей, а их грабеж. Завоевательный поход не набег – между ними, как говорят в Одессе, две большие разницы.

    Потеря обоза в зимнем походе на Русь означала верную гибель Батыева войска. Русский лыжник в русском лесу русской зимой имеет неоспоримые преимущества перед самым крутым монгольским кавалеристом. И чем глубже снег, тем хуже всаднику. Громить вражеские тылы зимой крайне эффективно и не так опасно, как нападать на боевые подразделения.

    Войти в Русские земли стоит копейку, но вот чтобы выйти – может и рубля не хватить. А Батый вернулся в приволжские степи, да еще вместе со своим войском из зимнего похода на Русь. Вдумайтесь еще раз в это удивительное событие русской истории – монгольский хан воевал русской зимой против русских на их коренных землях и при этом ухитрился выжить.

    Как ему это удалось?

    Такое чудо могло свершиться только в одном случае – какая-то могущественная сила гарантировала Батыю, что в заснеженных лесах Северо-Восточной Руси (в первую очередь Владимиро-Суздальской земли) его воины не будут перерезаны, как бараны. И это была настолько влиятельная сила, что Батый – расчетливый политик и рассудительный военачальник, ей доверился, рискнул своей головой и ввязался в зимнюю войну 1237 – 1238 годов.

    Только лишь Русская православная церковь (до 1448 года она была митрополией Константинопольского патриархата), влияя на свою паству, могла обеспечить успех Батыева похода на Русь. До нашего времени дошло семь ханских ярлыков (жалованных грамот), данных ханами Золотой орды русскому духовенству. Ими православная вера, под страхом смертной казни, ограждается от всяких оскорблений, а духовенство освобождается от всех пошлин и повинностей, признается неприкосновенность всех церковных имений и свобода церковных людей от любых общественных работ. Из ярлыка хана Узбека [12]:

    «А кто вступится в церковное и в Митрополичье, и на того гнев будет Божий, а по нашему великому истязанию не извинится ничим же, и умрет злою казнью».

    А вот цитата из ярлыка хана Атюляка [12]:

    « … а кого наш убиет церковных людей, и тот сам смертию да умрет».

    Когда читаешь подряд все семь ярлыков, то возникает четкое ощущение – ярлыки не ханская милость, а обязательства. Иноземцы-завоеватели просто так такими привилегиями для служителей культа покоренного ими народа не разбрасываются. А в политике выполняются обязательства, данные только равному или более сильному партнеру или противнику.

    На союз с Батыем Русская церковь пошла не от хорошей жизни. Ему предшествовали следующие события. 13 апреля 1204 года столица Византийской империи город Константинополь (Царьград русских летописей) был взят участниками IV крестового похода и жестоко разграблен. Византийский император бежал из Константинополя. Византия – колыбель православия, распалась на ряд карликовых государств. В 1204 – 1261 годах Константинополь был столицей католической Латинской империи. Крушение Византии повергло в смятение умы некоторых нестойких в вере православных. Прозападные настроения в среде правящего класса резко усилились, особенно на юго-западе – в Галицко-Волынской земле и на северо-западе – в Новгородской земле. Согласно [13] католические миссионеры, зачастившие на Русь, были изгнаны из Киева. Венгерский монах-доминиканец Юлиан [14], очень похожий на профессионального разведчика, добрался до Владимира. Продолжали активно вмешиваться во внутри русские дела соседние Венгрия и Польша.

    В 1225 году рыцари Тевтонского ордена, основанного в1190 году в Палестине, прибыли в Польшу для борьбы с язычниками-пруссами (пруссы – один из литовских народов). Император священной Римской империи в 1226/27 годах даровал рыцарям ордена право суверенитета над землями, которые они захватывали. В 1232 году папа Римский Григорий IX призвал рыцарей другого ордена – Ордена меченосцев, находившегося на территории современной Прибалтики, на борьбу с православием. В 1234 году князь Ярослав Всеволодович, предварительно изгнав из Новгорода представителей пронемецкой партии, вторгся во владения Ордена меченосцев под Дерптом (ныне это эстонский город Тарту, который был основан в 1030 году князем Ярославом Мудрым и назван им Юрьевым) и одержал над крестоносцами победу. Часть Дерптского епископства отошла к Пскову. Но 1237 году Тевтонский орден слился с остатками Ордена меченосцев, тем самым получив власть в Ливонии (на территориях современных Латвии и Эстонии), и вышел на границы Новгородской земли. Римские папы до этого времени уже успели организовать несколько успешных крестовых походов против западных славян и пруссов. В 1220 – 30-х годах на западных границах Руси начало формироваться крайне агрессивное молодое государство, вошедшее в историю под названием Великое княжество Литовское. С момента своего возникновения и в течение всего времени существования это государство было одним из опаснейших соперников и соседей Русского государства.

    Обстановка на западных рубежах Руси начинала накаляться.

    В 1236 году на восточные границы Руси вышли войска Монгольской империи под командованием хана Батыя. Для Русской церкви и Владимиро-Суздальского княжества, как оплота православия, возникла реальная угроза союза католического Запада, прозападно настроенных русских князей и Батыя. Сами в одиночку монголы покорить Русь в принципе не могли – не обладали достаточными человеческими и материальными ресурсами [7, 8, 10, 11]. Но они могли отвлечь постоянными разбойничьими набегами значительные русские воинские силы для обороны восточных рубежей государства.

    В 1236 году, вероятно и перед ханом Батыем встала острая проблема – против кого и с какими союзниками вести дальнейшие боевые действия после достаточно ожидаемой победы над Волжской Булгарией. Мирное сосуществование с соседями исключалось – военная машина Монгольской империи была запущена на полные обороты [10, 11].
    У хана Батыя было только два варианта дальнейших военных действий: в союзе с западными католическими странами напасть на Русь или в союзе с русскими нанести удар на Запад.

    У руля Монгольской империи находились искушенные и прагматичные политики. И им не трудно было понять, что в случае войны против Руси в союзе с Западом, столкновение с католической Европой будет неминуемо. Вслед за Русью католики займутся западным улусом Монгольской империи (войны крестоносцев в Палестине наглядно убеждали в этом правящую монгольскую верхушку). Причем все ресурсы Русской земли будут брошены западноевропейцами против монголов.

    В Русской церкви были сильны традиции византийского государственного строительства – многоходовые комбинации во внешней и внутренней политике. Очевидно, высшим церковным руководством было решено действовать по принципу, озвученному в одной из известных советских комедий: «тот, кто нам мешает, тот нам и поможет». Войско Батыя было решено использовать, во-первых – для успокоения и усмирения многочисленных Рюриковичей, превративших Русь в арену кровавой междоусобной бойни, во-вторых – против агрессивных западных соседей, имевших влиятельных сочувствующих и союзников среди русской знати. По-видимому, руководители Русской церкви и князь Ярослав Всеволодович, один из самых непримиримых противников католицизма, имевший прочные родственные связи среди тюрок (его первой женой была дочь половецкого хана) – с русской стороны, хан Батый – с монгольской, сумели договориться. В политике, как известно, возможно все. У обеих сторон было ясное понимание необходимости совместных боевых действий против католической Европы. Поэтому Батый и решился на зимний поход на Русь. Он помогал своим союзникам на Руси решить их внутриполитические проблемы и задачи. Безусловно, Батый не был добрым альтруистом – расплачиваться за его «услуги» пришлось кровью и унижением. Хан Батый не был похож на авантюриста или самоубийцу. Он был очень реалистичным политиком – поэтому он не только сумел выжить в то жестокое время, но и основал могучую державу.

    Предложенная нами версия более логична, чем классическая версия монголо-татарского нашествия. В ней также отсутствует крайне вредное и унизительное для русского народа предположение (опровергнутое ходом всей русской истории) о том, какой-либо внешний враг по результатам победоносной войны может надолго навязать русским свою политическую волю.

    Если исходить из изложенной выше версии, то действия монголо-татар в зимнюю кампанию 1237 – 1238 годов вполне логичны. Сначала Батый прошелся огнем и мечом по землям небольшого, но воинственного Рязанского княжества. Оно постоянно воевало против владимиро-суздальских князей – князь Всеволод Большое Гнездо, отец Ярослава, в рязанских походах 1180, 1187, 1207 годов с трудом подчинил своему влиянию Рязань. В 1207 году он сжег город дотла и даже уничтожил городские стены.

    Войска владимирского князя Юрия Всеволодовича дали Батыю тяжелое и кровопролитное сражение под городом Коломной, но битву проиграли. В этой битве погиб младший сын Чингисхана – хан Кулькан (единственный случай гибели чингизида на поле боя за весь Западный поход монголо-татарской армии). Затем хан Батый сжег Владимир. Великий князь Юрий Всеволодович, старший брат Ярослава (монголы практически полностью истребили потомство князя Юрия, включая всех наследников) был убит в проигранном русскими сражении на реке Сити. Тем самым был расчищен путь к верховной власти для Ярослава Всеволодовича. После Владимира Батыево войско двинулось на Великий Новгород. Но, не дойдя двухсот километров до богатейшего города, монголо-татары повернули назад. Вероятнее всего, что новгородцы просто откупились от Батыя при посредничестве своего бывшего князя – Ярослава Всеволодовича.

    В марте 1238 года монголо-татары начали семинедельную осаду города Козельска на Жиздре. Оборона Козельска – одна из самых героических страниц русской истории. Из пяти месяцев зимней кампании 1237/38 годов почти два месяца хан Батый потратил на Козельск. Что он потерял у стен небольшого городка Черниговского княжества и почему упорно штурмовал Козельск, неся огромные потери – навсегда останется загадкой русской истории.

    В русских княжествах во время нашествия монголо-татар не было развернуто широкого партизанского движения. Удержать зимой 1237/38 годов русский народ от поголовного уничтожения Батыева войска могла только Русская церковь. Иначе интервентов ожидала бы печальная участь.

    В 1238 году после разгрома ряда городов Северо-Восточной Руси монголо-татарами, Ярослав, с 1236 года великий князь Киевский, вернулся во Владимиро-Суздальскую землю и как следующий по старшинству брат занял владимирский великокняжеский стол. Никакого сопротивления монголо-татарам этот смелый и жесткий князь-воин даже не пытался организовать. А вероятнее всего Ярослав Всеволодович и Батый, далее стали координировать военные действия против Запада. Пришло время и Батыю расплачиваться по заключенным соглашениям …

    1239 год.
    Хан Батый громит союзный Рязани и Чернигову город Муром.
    Князь Ярослав ходил под Смоленск, там он разбил и изгнал литовские полки.

    1240 год.
    Поход шведов на город Ладогу. 15 июля – Невская битва. Победа новгородцев и ладожан под руководством князя Александра Ярославича, сына Ярослава Всеволодовича, над шведами. В ходе этой битвы Александр Ярославич в поединке ранил предводителя шведов ярла Биргера. После Невской битвы шведы долго не показывались на Руси, а князь Александр получил почетное прозвище – Невский.

    16 сентября – рыцари Тевтонского ордена с князем-изгнанником Ярославом Владимировичем (он еще в 1234 году сражался вместе с немцами против князя Ярослава Всеволодовича) захватывают Изборск, а позднее – Псков.

    Осень – взятие Батыем Переяславля и Чернигова, столицы Черниговского княжества, соперничавшего с Владимиро-Суздальским (черниговский князь Михаил постоянно враждовал с Ярославом Всеволодовичем).

    В это же самое время князь Даниил Галицкий не растерялся и занял Киев, откуда бежал в Венгрию, а затем в Польшу князь Михаил Черниговский. Перед тем, как рвануть на запад, Михаил Всеволодович «избиша» Батыевых послов. Даниил Романович благоразумно не остался княжить в Киеве, так как гибель монгольских послов гарантировала прибытие к стенам города Батыя с войском.

    То есть междоусобица на Руси продолжалась своим чередом и по своим законам, Рюриковичи даже не собирались объединяться против Батыя, а Батый, случайно или не случайно, громил княжества, враждебные Владимиро-Суздальскому [7, 8, 9, 10]. А врагов у князя Ярослава Всеволодовича всегда хватало.

    ДЛЯ СПРАВКИ. Даниил Романович Галицкий (1204 – 1264 года) князь галицкий, волынский, великий князь киевский (в 1240 году), первый король Руси (1254 – 1264 года). Титул короля князю Даниилу был пожалован Римским папой, что наводит на мысль о его возможном тайном крещении в католическую веру.

    Князь Даниил посадил в городе тысяцким Дмитра, возглавившего оборону Киева во время нашествия монголо-татар в сентябре – декабре 1240 года. 6 декабря Киев был взят, а Дмитр попал в плен. В плену он агитировал Батыя идти на венгров. Монголо-татары двинулись дальше на Волынь и Галич.

    1241 год.
    В январе – апреле монголо-татары вторглись в Галицию. Во время Батыева разгрома своего княжества Даниил с сыном Львом отсиживались в Венгрии. Затем Батый громит польские, венгерские, германские войска. В битве при городе Легнице (Силезия) 9 апреля 1241 монголы нанесли поражение объединенному польско-немецкому войску под командованием силезского герцога Генриха II Благочестивого. Сам Генрих II в битве погиб. В рядах армии Монгольской империи сражаются русские полки [15]. Погибшему герцогу родственники и подданные поставили памятник, на котором бесславно проигравший битву Генрих II символически попирает ногами якобы побежденного им татарина (рисунок 1). Этот бородатый татарин с памятника имеет ярко выраженную русскую внешность, вооружение и одеяние.



    а б

    а – фотография фрагмента памятника; б – его прорисовка

    Рисунок 1 – Фрагмент памятника герцогу Генриху II Благочестивому

    Сделали, как говорится, покойному приятное. Элементарная историческая справедливость, конечно, требует поменять местами герцога и «татарина». Но что изваяли, то изваяли – все равно ни Бога, ни людей не обманешь.

    Немецкие рыцари захватили Лугу и Копорье. Полки Александра Невского выбили немцев из Копорья и освободили Псков.

    1242 год.
    5 апреля – историческая победа русского войска под предводительством князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере (рисунок 2).

    После побоища, получившего прозвание Ледового, князь Александр торжественно въехал в Псков. Рядом с его конем шли пятьдесят знатнейших рыцарей, а позади множество простых пленных. Он первым делом направился к храму Святой Троицы и здесь вознес молитву за дарованную победу. Немецкий Drang nach Osten («Натиск на Восток») был остановлен.

    Войско Батыя переходит через Дунай. Монголо-татары вторгаются в Хорватию. По побережью Адриатического моря они движутся в Италию – очевидно, идут в гости к самому Римскому папе. Но доходят только до города Катарро. Из-за смерти великого монгольского хана Угедея Западный поход завершается. Войска Батыя отходят через Сербию и Болгарию за Днепр, а затем за Волгу.


    Рисунок 2 – Ледовое побоище. Художник В.М. Назарук

    1243 год. Князь Ярослав Всеволодович прибыл в столицу Орды город Сарай, где был с великой честью принят Батыем и признан им старейшим во всей Руси. Именно с этого времени согласно [16] на Руси установилось монголо-татарское иго. После побед Александра Невского над шведами и Тевтонским орденом, разгрома монголо-татарами Польши и Венгрии наши западные соседи угомонились хоть с трудом, но ненадолго.


    Библиографический список
    1. Федеральный портал PROTOWN.RU. А.Н. Сахаров. История России с древнейших времен до конца XX века. [Электронный ресурс] – URL:http://www.protown.ru/russia/rushistory/
    2. БСЭ. Монгольская феодальная империя. [Электронный ресурс] – URL:http://slovari.yandex.ru/монгольская%20империя/БСЭ/Монгольская%20феодальная%20империя/
    3. Повесть о разорении Рязани Батыем. [Электронный ресурс] – URL:http://www.litra.ru/fullwork/get/woid/00381071190308612890/
    4. Материалы русской истории. Н.М. Карамзин. История государства Российского. [Электронный ресурс] – URL: http://www.magister.msk.ru/library/history/
    5. Сайт «Восточная литература». Иоанна де Плано Карпини, архиепископа Антиварийского, История монгалов, именуемых нами татарами. [Электронный ресурс] – URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus/Karpini/
    6. Каргалов В. Конец ордынского ига. [Электронный ресурс] – URL:http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/kargal/
    7. Константин Пензев. Русский Царь Батый [Электронный ресурс] – URL:http://lib.rus.ec/b/101578/read#t1
    8. Константин Пензев. Великая Татария. История земли Русской. [Электронный ресурс] – URL: http://lib.rus.ec/b/185109/read
    9. Вернадский Г.В. Монголы и Русь [Электронный ресурс] – URL: http://www.erlib.com/Георгий_Вернадский/Монголы_и_Русь/0/
    10. Сайт Gumilevica. Л.Н. Гумилев. Древняя Русь и Великая Степь. [Элек-тронный ресурс] – URL: http://gumilevica.kulichki.net/ARGS/index.html
    11. Храпчевский Р.П. Военная держава Чингизхана [Текст] / Р.П. Храп-чевский – М.: АСТ: ЛЮКС, 2005. – 557 с.
    12. Сайт «Восточная литература». Ярлыки золотоордынских ханов. (?-1347) русскому духовенству [Электронный ресурс] – URL:http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/zolotoord.html
    13. Сайт «Восточная литература». Ян Длугош. Анналы или хроники славного королевства Польши. Книга VI. [Электронный ресурс] – URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos_3/frametext6.htm
    14. Сайт «Восточная литература». Известия венгерских миссионеров (1235-1320) о татарах и восточной Европе. [Электронный ресурс] – URL:http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/ungarn.html
    15. Ян Длугош. История Польши (Historia Polonicae). [Электронный ресурс] – URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Dlugos/fragm1241.phtml?id=462
    16. БСЭ. Монголо-татарское иго [Электронный ресурс] – URL:http://slovari.yandex.ru/~книги/БСЭ/Монголо-татарское%20иго


    Количество просмотров публикации: Please wait

    Все статьи автора «Гумелёв Василий Юрьевич»

    Что переняли русские у монголо-татар? | Загадки истории

    «Поскреби русского – найдешь татарина» — гласит народная мудрость. Это, конечно же, шутка. Но, как известно, в каждой из таковых есть доля правды. Несколько столетий Русь находилось под татаро-монгольским игом. И сейчас не важно, кто и что под этим понимает. Был ли это некий «плен», «осада», была ли это форма сотрудничества между государственными образованиями?! Какая разница?! Главное, что две, а то и больше, культуры взаимодействовали. А любое сотрудничество не проходит бесследно. Когда системы сталкиваются, они чем-то, но обмениваются друг с другом.

    По официальной версии, русские князья приезжали в Орду, чтобы получить разрешение на правление той или иной областью – ярлык. Во многих случаях, как уверяют нас историки, в Орде в заложниках оставались дети знатных русских. Их не пытали, над ними не издевались, но обучали, прививали привычки, характерные для татаро-монголов.

    Ошибается тот, что стереотипно думает, что кочевники – это были некие дикари, у которых можно было поучиться только различным варварствам, искусству расправляться с побежденными народами. Нет. Ордынцы долго время жили рядом с китайцами – народом мудрым. Да и сами были не так глупы, как о них иногда рассказывают.

    Те самые дети князей и прочих знатных людей, обучались тому, что знали кочевники.

    В частности, разбирались вопросы управления государством. Не зря же в русском языке появились слова: «таможня» и «деньги». Это все от татар.

    Во многих источниках говорится, что русские научились у кочевников перевозить почту в повозках, в которые впрягались лошади. Но это какой-то странный факт. Что ж, на Руси не было повозок, и никто не знал, что в них можно перевозить грузы?!

    Многие татары и монголы приходили в русские города, чтобы заниматься там трудом, общественной деятельность. Ряд знатных родов на Руси имел в предках какого-нибудь высокородного татарина. Эти люди тоже несли азиатскую культуру в русские массы – сомнений быть не может.

    Политика, князья, ханы – это все, конечно, темы интересные и важные. Но и на бытовом уровне русские кое-что перенимали у татар.

    Об этом свидетельствует появление в нашем языке таких слов, как: «зипун», «кафтан», «калач». Утверждается, что именно татары научили русских печь хлеб в виде амбарного замка. Калач нужно было, непременно, употреблять с чаем, который татары знали и любили, а русские – нет. В смысле, не знали. Но, когда татары привезли на Русь чай, то напиток стал очень популярным. Причем привычка употреблять «настой» сохранилась по сей день. Сейчас, конечно, чая мы пьем не так уж и много. А вот, например, в 19 веке русский дворянин или купец мог пропустить за обедом несколько стаканов этого напитка. Самовары, вон, делали огромных размеров.

    Отдельная история – нецензурные слова. Есть версия, что пришли они к нам от монголо-татар. Здесь все спорно. Но ничего нельзя исключать. Когда встречаются друг с другом две культуры, то, в первую очередь, перекочевывают от одной к другой, и наоборот, слова.

    А бранные фразы – это «сорняки», которые быстро «прорастают» даже в чужой культуре.

    Очевидно, что взаимоотношения кочевников и русских не прошли бесследно. Иначе и быть не должно. Но сейчас нам трудно проанализировать и точно сказать, что русские переняли у монголо-татар, а что придумали, изобрели самостоятельно. Самый грамотный подход – анализировать слова, имеющиеся в русском языке сейчас, выявлять те, которые принесли нам ордынцы и уже на основе этого строить версии о том, как повлияли татары и монголы на русских.

    Рекомендую прочитать:

    Что ждало русских княгинь, попавших в плен к татарам?
    Как предохранялись на Руси и почему это мало кому помогало

    Не забудьте подписаться на канал ЗАГАДКИ ИСТОРИИ и поставить лайк:)

    Монголо-татарское нашествие на Русь. Борьба за независимость Руси , Том 4 @ НАЦИОНАЛЬНЫЙ АТЛАС РОССИИ

    Монголо-татарское нашествие на Русь.


    Борьба за независимость Руси

    В Средней Азии от Великой Китайской стены до озера Байкал жили многочисленные кочевые тюркские племена, среди них монголы и татары. Эти племена были кочевниками-скотоводами. Вождю монголов Темучину удалось подчинить себе эти племена, и в 1204 г. на общем съезде ханов он был провозглашён Чингисханом («великим ханом»). Под этим именем он и вошёл в историю как создатель Монгольской империи. Русские летописи, фольклор и литература называли вторгшихся на Русь монголов татарами, историки — татаро-монголами или монголо-татарами.

    В империи Чингисхана всё взрослое мужское население было воинами, оно делилось на «тьмы» (10 тысяч), тысячи, сотни и десятки. За трусость или неповиновение одного казнили весь десяток. Военная сноровка и неприхотливость, жёсткая дисциплина обеспечивали возможность быстро передвигаться на большие расстояния.

    По инициативе Мстислава Удалого в Киеве собрался съезд князей, где было принято решение о походе против монголов. В поход выступили киевский князь Мстислав Романович, Мстислав Святославович черниговский, Даниил Романович, княживший во Владимире Волынском и другие князья.

    В 1211–1215 гг. Чингисхан завоевал Северный Китай. Непокорные города монголы разрушали, а жителей либо уводили в плен (ремесленников, женщин, детей), либо истребляли. Чингисхан ввёл в своём государстве северо-китайскую (уйгурскую) письменность, взял на службу китайских специалистов, на вооружение — китайские осадные стенобитные и камнемётные машины и метательные снаряды с горючей смесью. Монголы захватили Среднюю Азию, Северный Иран, вторглись в Азербайджан и на Северный Кавказ. Половцы обратились к русским князьям за помощью.

    Поражение на реке Калка (миниатюра
    из Радзивиловской летописи, XV в.)

    Южнорусские князья решили объединить свои силы против захватчиков. В поход выступили князья Мстислав киевский, Мстислав черниговский, Даниил владимиро-волынский, Мстислав Удалой галичский и другие. Владимиро-Суздальский князь Юрий Всеволодович отказал в помощи. Первая стычка с монголами прошла успешно — их авангард был разбит, и это вселило в русских князей надежду на успех.

    Решающая битва состоялась 31 мая 1223 г. на берегу реки Калки. В этом сражении русские князья действовали несогласованно: Мстислав киевский не стал сражаться, а заперся в лагере. Монголы выдержали натиск, а затем перешли в наступление. Половцы бежали, а русские дружины были разбиты. Попытка взять лагерь приступом монголам не удалась, и тогда они пошли на хитрость: пообещали князьям свободный пропуск их войска на родину. Когда же князья вышли из лагеря, монголы перебили почти всех воинов, князей связали, бросили на землю, а на них положили доски, на которые уселись во время победного пира монгольские военачальники.

    Во время битвы на реке Калке погибли шесть видных русских князей, из простых воинов домой вернулся лишь каждый десятый человек.

    Затем монголы вышли в пределы Волжской Булгарии, но, ослабленные битвой на Калке, потерпели ряд поражений и ушли обратно в Монголию.

    В 1227 г. Чингисхан умер. Перед смертью он поделил захваченные земли между своими сыновьями. Западные земли получил его старший сын Джучи, а после его смерти — его сын Батухан или Батый (1208–1255 гг.), как его называли на Руси. В 1235 г. Батый повёл монголо-татар на Русь.

    Над Русью вновь нависла страшная опасность.

    Волжские булгары несколько раз обращались за помощью к князьям Северо-Восточной Руси. Но князья не помогли. Волжская Булгария была разгромлена быстро, её главные города взяты штурмом и опустошены, население — либо перебито, либо угнано в плен. К весне Волжская Булгария перестала существовать как самостоятельное государство.

    Монголо-татары двинулись на юго-запад. Они нанесли удар на юге по аланам, севернее — по половецким степям и ещё севернее — по землям лесных поволжских племён: мордвы, буртасов, мокши.

    К осени 1237 г. завоеватели вышли к верховьям Дона, в район нынешнего города Воронежа. Отсюда зимой, когда замёрзли реки, они начали наступление на Русь.

    Батый имел около 150 тысяч человек. Все русские княжества могли выставить против врага гораздо меньше — около 100 тысяч вооружённых воинов. Но, самое главное, русские князья из-за политической раздроблённости Руси, междоусобных войн, зависти и ненависти друг к другу так и не смогли объединиться.

    Три дня упорно оборонялась от полчищ Батыя Рязань, но в декабре 1237 г. она была сожжена. Другие князья даже не ответили на просьбу Рязани о помощи. Согласно народному сказанию, один из рязанских бояр, Евпатий Коловрат собрал дружину из оставшихся в живых и бросился вслед за татарами. В неравном ожесточённом бою все рязанцы погибли.

    1 января 1238 г. монголо-татары двинулись на Великое княжество Владимирское.

    Первое крупное сражение между ними и объединённым владимирским войском произошло около Коломны. Бой был долгим и упорным. В нём погиб один из татарских полководцев, сын Чингисхана. Но перевес сил был на стороне монголо-татар. Они смяли владимирские полки, часть русской рати бежала во Владимир, а Батый прошёл по льду Москвы-реки к Коломне и взял её. Двигаясь дальше, монголо-татары осадили маленькую крепость Москву. Пять дней сопротивлялась Москва татарским полчищам, но, в конце концов, была также захвачена и сожжена. Захватчики по замёрзшим рекам продолжали свой путь и в феврале взяли Владимир. Были захвачены и другие крупные города Северо-Восточной Руси: Суздаль, Ростов, Ярославль, Городец, Переславль, Кострома, Юрьев, Галич, Дмитров, Тверь и другие. Ко всем этим городам монголо-татары также пришли по ледяным речным дорогам. Владимирский князь Юрий Всеволодович ждал помощи со стороны своего брата Ярослава Всеволодовича, который имел сильную дружину, и от его сына новгородского князя Александра (1220–1263 гг. ), будущего Александра Невского. Но ни тот, ни другой не пришли на помощь. 4 марта 1238 г. на реке Сить владимирское войско было разгромлено, а сам Юрий Всеволодович пал в бою. Таким образом для монголо-татар был открыт путь на Новгород.

    Взятие города Суздаля
    Батыем (миниатюра из
    Лицевого летописного
    свода, XVI в.)
    Разорение русской земли
    монголо-татарами
    (миниатюра из Лицевого
    летописного свода, XVI в.)

    Взяв в середине марта Торжок, монголо-татары из-за весенней распутицы не пошли на Новгород, а повернули на юг. По пути Батый без особого сопротивления захватывал, разорял и сжигал попадавшиеся ему небольшие русские города. Но монголо-татарское войско надолго задержалось под небольшой крепостью Козельск. Город оказал захватчикам отчаянное сопротивление. Семь недель продолжались осада и штурм Козельска, но, в конце концов, монголо-татары взяли Козельск. Они назвали его «злым городом». Лишь после этого их войско ушло в южные степи.

    В 1239 г. Батый предпринял второй поход на Русь. Он захватил княжества Переяславское и Черниговское, Муромский край, города по Средней Волге, в том числе Нижний Новгород. Затем монголо-татары снова повернули на юг, разбили половцев (остатки их ушли в Венгрию), завоевали Крым, Северный Кавказ и Закавказье.

    Осенью 1240 г. начался третий поход монголо-татар на Русь. Батый, собрав 600-тысячное войско, захватил Киев, вторгся в Галицко-Волынское княжество. Ожесточённые бои разгорелись под Каменцем, Колодяжным, Владимиро-Волынским. За четыре месяца Батый захватил всю Южную и Юго-Западную Русь.

    В 1241 г. монголо-татарские войска вторглись в Польшу, взяли Краков, разбили венгерскую армию, взяли штурмом столицу Венгрии Пешт, разорили Словакию, с боями прошли по Чехии и Хорватии. Монголо-татары дошли до побережья Адриатического моря, в Далмацию, к самым границам Италии, и в 1242 г. повернули назад.

    Монголо-татары победили Русь не только из-за своего превосходства в численности, но и вследствие постоянных междоусобных войн русских княжеств, вражды их с Волжской Булгарией, с половцами, с Венгрией и Польшей. В 1236 г. Владимиро-Суздальская Русь отказалась поддержать в борьбе с монголо-татарами Волжскую Булгарию, буртасов и мордву, в 1237 г. — рязанских князей, и сама не получила помощи от юго-западных русских княжеств.

    Батый основал новое государство — Золотую Орду, со столицей Сарай-Бату в низовьях Волги. Территория Золотой Орды протянулась от Иртыша на Востоке до Карпат на Западе, от Приуралья на Севере до Северного Кавказа на юге. Золотая Орда являлась частью огромной Монгольской империи с центром в Каракоруме.

    Русские княжества, кроме Полоцка и Смоленска, попали в вассальную зависимость, господство монголов в них впоследствии получило название монголо-татарского ига. Русь была разорена и опустошена. Большинство городов было сожжено; их жители, ремесленники и купцы, частью погибли, частью были уведены в плен; пашня запустела и стала зарастать лесом. Значительная часть уцелевшего населения юга бежало в леса междуречья Оки и Волги. Хозяйственная и военная мощь Руси была сильно подорвана. Всё взрослое население было обложено тяжёлой данью. Хотя территория Руси не была оккупирована и в городах не было монголо-татарских гарнизонов и ханских наместников, но в русских княжествах находились специальные монголо-татарские отряды баскаков. Они следили за сбором дани и везли её в Орду. За неповиновение татары проводили жестокие карательные операции. Русь обязана была платить не только дань, но и другие налоги, введённые монголо-татарами — поплужное (с каждого плуга в деревне), ямские деньги (от татарского слова «ям» — почтовая служба). Русские города должны были поставлять в Орду и в Монголию искусных ремесленников, а во время войн Орды с соседями — предоставлять в распоряжение ханов военные отряды. Духовенство и церковные земли были освобождены от дани.

    Русскими княжествами по-прежнему правили русские князья, но только с разрешения хана Золотой Орды, получая после унизительной процедуры специальные грамоты на княжение — ярлыки. За отказ унизиться князей убивали. Ханы Золотой Орды поощряли междоусобицы князей. Время от времени за неповиновение татарским порядкам ордынские ханы предпринимали против Руси большие карательные экспедиции, в ходе которых жгли русские земли, уводили людей в плен. Таким набегам подверглась Северо-Восточная Русь, Галицко-Волынское княжество и другие земли.

    Монголо-татарское иго повлекло за собой отделение княжеств Северо-Восточной Руси от остальных. Именно Северо-Восточная Русь стала в полной мере «улусом» Золотой Орды. Вместе с тем русские княжества, признавшие её власть, в течение долгого времени получали военную поддержку татар в борьбе с внешними врагами. Золотая Орда обеспечивала, конечно, свои собственные внешнеполитические интересы. Она отняла у Руси нижнее течение Волги и земли на Северном Кавказе.

    Ослаблением Руси воспользовались западные соседи: немцы и шведы. Их поддержали германский император и Папа Римский, объявив походы на Русь крестовыми. В середине XIII в. появился ещё один враг: сложилось Великое княжество Литовское — сильное литовско-русское государство, 9/10 населения которого называли себя русскими. Вошедшие в состав Литвы русские земли сохранили свой политический статус, некоторые из них сохранили свои княжеские династии, традиции, материальную и духовную культуру, религию, судопроизводство. Государственным языком был русский, религией подавляющей части населения — православие. Но после Кревской унии 1385 г., объединившей Польшу и Литву, в Великом княжестве Литовском начался переход к католичеству, стала проводиться дискриминация русского православного населения. Литва оказалась в сфере влияния Запада, а Русь оставалась под монголо-татарским игом.

    Особенно активно действовали против наступления крестоносцев князь Ярослав Всеволодович и его сын Александр Ярославич, которых новгородцы приглашали как военных вождей. В 1220-е гг. Ярослав Всеволодович защитил от шведов финские земли, подвластные Новгороду. Тогда же он совершил походы на Ригу и в захваченные немцами земли ливов.

    Разгром Руси Батыем активизировал нападения на неё литовцев, немцев и шведов.

    В 1239 г. литовцы захватили Смоленск. Александр Ярославич возвёл против Литвы оборонительные городки по реке Шелони, а Ярослав Всеволодович выбил литовцев из Смоленска, предотвратив их поход на новгородские владения.

    Невская битва 1240 г. (художник А. Кившенко)

    В начале июля 1240 г. шведы высадились на берегу Невы. Они придали походу характер крестового. Целью шведов был не только захват новгородских владений в Финляндии, но и сокрушение самого Новгорода. Но 15 июля 1240 г. Александр Ярославич во главе новгородцев обрушил на шведов удар конной дружины и пеших воинов, среди которых были отряды ижорян и корелов. Разгром шведов был полным. Александр Ярославович с триумфом возвращался в Новгород. В честь этой победы он получил прозвище «Невский».

    Зимой 1240–1241 гг. произошло нападение немцев. Они захватили часть новгородских владений, основали крепость Копорье, перерезали все торговые пути, ведущие из Новгорода на Запад, однако 5 апреля 1242 г. на берегу Чудского озера Александр Невский разбил войско Тевтонского Ордена. По мирному договору Орден отказался от своих завоеваний в Новгородской земле. Но в 1250-е гг. немцы снова напали на Псков и опустошили его округу. Новгородцы пришли на помощь, и немцы были вынуждены снять осаду. После этого новгородское войско вторглось в Ливонию и, одержав ряд побед, опустошило немецкие земли. Были отбиты и попытки литовцев захватить некоторые новгородские города.

    Псковский кремль (Кром)

    В 1250-е гг. годы шведы продолжали нападения на русские владения: в 1256 г. они попытались овладеть устьем реки Наровы. Когда Александр Невский выступил им навстречу, они ушли. Александр двинулся на Копорье, затем через замёрзший Финский залив повёл русское войско в землю еми, захваченную шведами. Там вспыхнуло восстание против шведов с их насильственной христианизацией. Опорные пункты шведов в центральной Финляндии были разгромлены.

    В 1293 г. шведы организовали очередной крестовый поход на Карелию и заложили крепость Выборг. По мирному договору 1323 г., заключённому Русью со Швецией в крепости Орешек, шведы закрепили свои завоевания в Финляндии, но Русь сохранила свои владения на берегах Финского залива.

    Крепость КопорьеКрепость Орешек

    Монголо-татары победили русские княжества из-за их постоянных междоусобных войн и неспособности объединиться перед лицом общего врага. Монголо-татарское нашествие и монголо-татарское иго нанесли неисчислимый вред развитию Руси: население уменьшилось, были разрушены и обезлюдели важнейшие города, оказались утраченными многие ремесленные специальности, пришли в упадок сельское хозяйство, культура, на какое-то время даже прекратилось летописание. Замедлилась и централизация русских земель.

    Ослабление Руси привело к активизации её западных противников, которые постепенно поглощали русские княжества и оттесняли Новгород от балтийского побережья. Нарушились связи русских княжеств Северо-Восточной Руси с Западом, что отрицательно сказалось на их развитии. Однако Северо-Восточная Русь устояла под натиском западных соседей. Внешняя политика Северо-Восточной Руси в послемонгольское время велась по трём основным направлениям, которые определили Ярослав Всеволодович и Александр Невский: отношения с Ордой с целью достичь увеличения автономии, с использованием татар в борьбе с соперниками-князьями и внешними врагами; борьба с Литвой; борьба с Тевтонским Орденом и шведами. Эта политика продолжалась и при потомках Александра Невского. В этих тяжелейших условиях русский и другие народы Руси проявили удивительную жизнестойкость, смогли постепенно восстановить численность населения, возродить разрушенное хозяйство и военную мощь.

    Великий князь Александр
    Невский (фреска, XVII в.)

    Деятельность Александра Невского имела огромное значение для возрождения и защиты Руси. В 1252 г. Владимир, Переславль и некоторые другие города восстали против татар. Ордынское войско во главе с тёмником Неврюем жестоко подавило восстание. Александр Невский, ставший великим князем Владимирским, не смог защитить восставших, но способствовал восстановлению русских городов. В 1257 г. татары начали перепись русского населения для обложения его новой данью. Новгород восстал. Александр Невский сумел предотвратить новый карательный поход татар. Он первым из русских князей стал оставлять часть дани, используя её для возрождения Руси. В благоприятных условиях он поддерживал выступления против татар. За свою деятельность и воинские подвиги Александр Невский был причислен к лику святых.

    Территория и численность населения Северо-Восточной Руси в XIII в.
    (по расчёту, округлённо)

    Дата (условная) Территория (млн км2) Численность населения
    (млн чел. обоего пола)
    1200 г. 2,3 (с владениями в Финляндии) 3,2
    1250 г. 2,3 (с владениями в Финляндии) 2,9
    1300 г. 2,2 (без владений в Финляндии) 3,3
    Александр Невский (триптих, художник Д. Корин, 1934 г.)

    Монголо-татарское нашествие. Установление монголо-татарского владычества на Руси

    Период монголо-татарского владычества на Руси продолжался около двух с половиной столетий, с 1238 по 1480 гг. В эту эпоху окончательно распалась Древняя Русь и началось формирование Московского государства.

    В начале XIII в. у монголов, издавна кочевавших в степях Центральной Азиии, происходит разложение родового строя, на смену которому приходят раннефеодальные отношения. Знать постепенно накапливает богатства. Важным источником обогащения становится военная добыча. Складывается сильное государство, которое возглавляет Чингис-хан.

    Первое вооруженное столкновение между русскими дружинами и монгольскими войсками произошло в 1223 г. на реке Калке. Против монгол выступили объединенные силы русских и половцев. В походе участвовали многие князья, кроме сильнейшего в ту пору Юрия Всеволодовича Владимирского. Однако отсутствие единого командования, амбиции русских князей, несогласованность в организации военных действий, измена половцев в ходе сражения привели к поражению русских дружин, во главе с киевским князем Мстиславом Романовичем. Погибло шесть русских князей, погиб каждый десятый воин. Русские князья потеряли до 90 % профессиональных дружин. Такого поражения Русь не знала за все прошлые годы своей истории. Однако монголы не воспользовались этой победой для дальнейшего продвижения на территорию Руси — они повернули на восток и ушли в заволжские степи. Таким образом, русский народ получил исторический шанс сплотиться, объединить усилия перед грядущей опасностью, нависшей над страной. Однако царившая на Руси феодальная раздробленность, нежелание князей поступиться своими интересами ради общих, помешали объединению.

    В 1235 г. на курултае (съезде) монгольских феодалов было принято решение о походе монголов на Запад, в Европу. Поход возглавил хан Батый, внук Чингисхана. Общая численность монгольских войск, участвовавших в агрессии против Руси, составляла, по арабским источникам от 20 до 300 тыс. человек (по другим подсчетам она не превышала 120-140 тыс. человек). Северная и Южная Русь могли выставить вместе около 100 тыс. воинов, но русские княжества практически по одному противостояли объединенным монгольским силам.

    Первым подверглось нападению Рязанское княжество. Это произошло в 1237 г. Владимирский князь Юрий Всеволодович не оказал помощи рязанцам. Несмотря на героическое сопротивление, Рязанская земля была полностью опустошена.

    Затем Батый двинулся на Владимир, разорил Коломну и Москву, взял Владимир. 4 марта 1238 г. на реке Сити состоялось сражение основных сил Северо-Восточной Руси, возглавляемых князем Юрием, с монголо-татарами. В этой битве русское войско было уничтожено, владимирский князь Юрий Всеволодович убит, а Батый двинулся на Новгород. Однако не дойдя 100 верст до него, в районе Торжка монголы повернули на юг. По дороге они взяли Курск и Козельск.

    В 1239 г. полчища монголов вторглись в земли Южной Руси. Они взяли и сожгли Переславль, Чернигов и другие населенные пункты. 6 декабря 1240 г. после упорного сопротивления пал Киев. В декабре — январе 1240-1241 гг. были захвачены практически все города Южной Руси.

    К 1240 г. большая часть территории некогда великого государства Древней Руси оказалась под властью монгол. После этого Батый «огнем и мечом» прошел по территории европейских государств: Польше, Венгрии, Чехии и Словакии. Летом 1242 г. он вышел к границам северной Италии, однако поход не продолжил и вернулся в степи. В 1242-1243 гг. Батый в низовьях Волги создал государство Золотая Орда.

    Что же произошло в целом с русскими княжествами? Номинально они сохранили свою независимость, хотя по предложению ряда князей хан Батый был провозглашен русским царем. Каждый князь обязан был получить разрешение на власть от монгольского хана, так называемый «ярлык». Деятельность каждого князя во вверенной ему земле контролировалась ставленниками монгольского хана — «баскаками«. Покоренные русские княжества и земли обязаны были выплачивать ежегодный «выход» — дань монголам, а также нести другие многочисленные повинности. За отказ исполнять требуемое: смерть или рабство. Была проведена перепись населения. Монголы угоняли в Каракорум лучших мастеров. Основным методом управления, также как в собственной империи Чингизидов, являлся террор, особенно на раннем этапе оккупационного режима.

    Относительно легкое завоевание Руси монголо-татарами объясняется раздробленностью и разобщенностью русских княжеств, а также превосходством боевого искусства монголов.

    По масштабам разрушения монгольское завоевание отличалось от бесконечных междоусобных войн русских князей и набегов кочевников лишь тем, что оно было осуществлено одновременно по всей стране. В течение 35 лет после 1238 г. Владимирская Русь не только не подвергалась крупным татарским нашествиям, но там не происходило и междоусобных войн. Этих 35 лет оказалось достаточно для восстановления хозяйства. Сходное положение существовало и в Южной Руси.

    Русь не вошла с состав Золотой Орды, но практически на всей ее территории установилась система татарского владычества. Население было обложено тяжелой данью, которую первоначально собирали баскаки. Постоянной угрозой стали татарские набеги, сопровождавшиеся опустошениями и уводом населения. Татары жестоко подавляли восстания, вспыхивавшие в 1227 г. в Твери, в 1262 г. в Ростове, Ярославле, Суздале. Русские князья были обязаны ездить в Орду для получения ярлыка на право княжения. Ханы умело использовали выдачу ярлыков для усиления распрей между князьями.

    В конце XIII в. институт баскачества практически прекратил свое существование. С этого времени единственным средством влияния была выдача ярлыков на княжение и оказание военной поддержки тем или иным князьям в междоусобной войне.

    Итак, следствием монгольского завоевания были: установление 240 — летнего ига; задержка экономического, политического и культурного развития Руси на 250 лет; ослабление, даже разрыв экономических и политических связей Руси с Западом, из-за чего наметилось отставание Руси от Западной Европы, особенно проявившееся в будущем; углубление феодальных противоречий в стране; раскол древнерусской народности.

    В то же время международное значение героического сопротивления Руси монголам было колоссальным. Ослабленные этим сопротивлением, монголы не могли поработить Центральную и Западную Европу. Русь оказалась барьером, ограждавшим европейскую цивилизацию от угрозы с Востока.

    Рекомендуем прочитать:

    Конспект по истории России

    Чарльз Гальперин: влияние монголов на средневековую историю России

    В своем тексте «Россия и Золотая Орда» Чарльз Гальперин эффективно исследует развитие российского общества под властью монголов. Гальперин утверждает, что предыдущие исследования этого периода были искажены академической предвзятостью и вводящими в заблуждение исходными материалами, механизмами, которые создали ложное ощущение жестокости и застоя по отношению к эпохе. По его словам, «неудачное сочетание обстоятельств, связанных с характером исторических записей и многовековыми предрассудками, привело к тому, что многие историки отвергли этот период как период, когда российское общество находилось в состоянии приостановки жизнедеятельности или культурного и экономического упадка.Вместо этого Гальперин утверждает, что монгольское правление над русскими было связано с гораздо более сложными отношениями, которые были одновременно и взаимовыгодными, и разрушительными для соответствующих обществ.

    Одним из наиболее важных аспектов для понимания реакции России на монгольское господство является географический и культурный Положение России по отношению к иностранным организациям Русский народ обосновался в относительно уязвимом месте, на которое оказали влияние как западное, так и восточное общества.Во многих отношениях они были составной частью европейского содружества наций, приняв византийское христианство, и, тем не менее, они также поддерживали регулярные связи с исламским халифатом и различными степными племенами. Следствием этого взаимодействия стало космополитическое отношение к сотрудничеству и терпимости, основанное на экономических и политических императивах. Как утверждает Гальперин, «каждой стороне часто было целесообразно во время войны с одной группой неверных заключать союзы с другой…. В интересах наживы и посетители, и хозяева научились идти на уступки вероисповеданиям, диетам и обычаям друг друга. Очевидные преимущества сотрудничества требовали социального и культурного приспособления ». Благодаря этому раннему сотрудничеству российское общество стало подвержено иностранным чувствам и, таким образом, не подавлено социальными различиями, сопровождавшими приход монголов.

    Предыдущая система взаимодействия также повлияла на манера, в которой русские воспринимали свое порабощение монголами, позволяла им считать затруднительное положение менее унизительным, чем можно было бы ожидать в противном случае.Из-за того, что русские военные часто сталкивались с силами чужих племен и народов, иногда даже терпя поражение, «русские писатели записывали события монгольского периода в концептуальных рамках, сформировавшихся в течение киевского периода … Через адепта и замечательно Последовательное использование языка, в котором они избегали терминологии завоевания и даже освобождения, книжники избегали решать идеологическую загадку собственного поражения ». Это мнение поощрялось также характером самой монгольской структуры оккупации.В отличие от других завоеваний, когда победители становились непосредственно аристократическими властями над захваченной провинцией, монголы не размещали гарнизоны на всей территории России. Напротив, из-за близости соседних кочевых степных армий монголы сочли более эффективным управлять извне самой России. Гальперин обобщает это обстоятельство, утверждая, что «результатом для России было длительное подчинение монголам, чья конница оставалась такой же смертоносной, как и всегда … Россия, тем не менее, в некоторой степени была предоставлена ​​самой себе.»

    Окончательные последствия монгольского владычества довольно трудно определить, учитывая сложные отношения, которые определяли связь между Россией и Золотой Ордой. Несомненно, конфликт изначально был связан с огромными потерями для русских, как в отношении собственности, так и в отношении человеческих жизней. Тем не менее, это разрушение в конечном итоге переросло в реструктуризацию российской торговой системы, которая позволила процветать экономической практике. Ощутимые примеры этого феномена включают растущее благосостояние Русской Православной Церкви в результате монгольского покровительства и подъем Москвы как политического центра. центр за счет принятия различных татарских заведений.Халеприн разрешает эту дихотомию, объясняя: «Бесспорно, завоевание было катастрофой, но катастрофа не обязательно должна иметь постоянные последствия. Российская экономика оправилась от разрушительных кампаний 1237–1240 годов и пережила жесткий режим налогообложения и эксплуатации, которые последовали за этим. Кроме того, За счет развития международной торговли, особенно с Востоком, Золотая Орда способствовала возрождению российской экономики и последующему росту российской мощи ».

    Наследие монгольского завоевания продолжает оставаться предметом горячих дискуссий среди ученых, занимающихся историей России.Некоторые считают, что этот период ответственен за «отсталость», которая доминировала в России по отношению к Европе в течение следующих нескольких столетий. Другие считают эту эпоху замаскированным благословением, которое дало российскому обществу элементы для успешного расширения и диверсификации. Оба подхода, однако, сходятся в том, что они уважают последствия, положительные или отрицательные, которые монголы оказали на русскую нацию. Гальперин заявляет: «Бюрократическая эволюция Орды, внешняя и внутренняя политика — все это имело чрезвычайно важные последствия для России и должно быть частью любого последовательного видения времени.«Возможно, наследие Золотой Орды также имеет отношение к целостному пониманию многих современных российских институтов и отношений.

    Refworld | Всемирный справочник меньшинств и коренных народов


    Профиль


    По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в Российской Федерации проживает 5 310 649 татар. Татары составляют самое многочисленное меньшинство в Российской Федерации. Наибольшая концентрация татар наблюдается в Республике Татарстан, где татары составляют подавляющее большинство (53.2%, что превышает численность этнических русских (39,7% русских), и Башкортостан. Татарский язык относится к тюркской ветви урало-алтайской языковой семьи.


    Исторический контекст


    Татары в Российской Федерации являются потомками Золотой Орды, тюркских племен под предводительством монголов, покоривших Русь с 1237 года. Конец татаро-монгольского владычества в 1480 году и падение двух татарских ханств — Казани (1552 г.) и Астрахань (1556 г.) до Ивана IV ознаменовала переход власти к русским и от их прежних правителей.С этого момента различные татарские территории Российской империи — Крым, Сибирь и Литва — развивались отдельно. К XXI веку эти общины сохранили только самые тонкие связи.

    В Российской империи татарская элита Поволжья стала лидером русского ислама и использовалась для включения других мусульманских территорий в состав империи. Эта ситуация привела к появлению процветающего класса татарских купцов, высоким темпам урбанизации, грамотности и ассимиляции, а также к мобилизации диаспоры по всей империи.Против массы татарского населения были применены суровые меры. Предпринимались попытки насильно обратить татар из ислама в христианство. Татары участвовали в ряде восстаний против русского господства.

    После большевистской революции татарам была обещана их собственная республика, но укрепление советской власти в регионе после ожесточенных боев привело только к созданию Татарской АССР в мае 1920 года. Границы Башкирской и Татарской республик были проведены таким образом, что 75 процентов татарского населения осталось за пределами Татарской республики.То, что поволжским татарам не был предоставлен статус союзной республики, вызвало у них негодование. В советские годы страх перед «татаризацией» соседних народов побудил официальную поддержку языков и культур башкир, чувашей, коми, коми-пермяков, мордовцев, марийцев и удмуртов.

    Перестройка помогла возрождению татарского национализма, который впервые проявился во время Октябрьской революции. С конца 1980-х годов Татарстан был в авангарде движения за региональную автономию.Татарстан провозгласил суверенитет 30 августа 1990 года. Проведенный 21 марта 1992 года референдум о преобразовании Татарстана в независимую республику получил широкую поддержку. Власти Татарстана отказались подписать Договор о Федерации (март 1992 г.). Особые усилия были приложены для налаживания связей с татарской диаспорой. Конституция 1992 года допускала двойное гражданство и два государственных языка. В 1992-1993 годах ряд организаций, в том числе Татарский центр общественного мнения, требовали полной независимости республики.Однако главным националистическим движением было не стремление к полной независимости, а скорее ассоциативное членство в Российской Федерации. Широкое расселение татар — в 1989 году только 32 процента из 5,5 миллионов российских татар проживало в Татарстане — предотвратило превращение кампании Казани за власть в борьбу за этнонациональное освобождение. Власти Татарстана подписали историческое соглашение о разделе власти с Москвой 15 февраля 1994 года, которое предоставило республике важные права на самоуправление, право удерживать значительную долю федеральных налогов, собираемых в Татарстане, и на то, чтобы республиканское законодательство заменяло федеральный закон в некоторых областях. случаи.Тем не менее договор не признал Татарстан в качестве независимого субъекта международного права. Президент Владимир Путин приостановил действие договора из-за невыполнения Татарстаном установленного в июне 2002 года срока аннулирования договоров, нарушающих федеральное законодательство, и началась работа над проектом нового двустороннего договора. Этнические вопросы оказались препятствием для разработки нового соглашения, например, должен ли президент республики быть говорящим на татарском языке.

    После распада Советского Союза татары укрепили свое демографическое положение в Республике Татарстан, впервые в переписи 2002 года составив абсолютное большинство.В постсоветский период этнические татары в целом были чрезмерно представлены в политических институтах Татарстана. Увеличились контакты с татарской диаспорой за рубежом.

    После прихода Путина к власти Москва вновь заявила о себе в отношениях с Татарстаном. Было отменено республиканское законодательство, противоречащее федеральному закону, введена налоговая дисциплина, а этнический состав законодательного органа республики изменен в ущерб татарам. В апреле 2005 г. вопрос о том, какой правовой орган — федеральный или республиканский — будет регулировать определение статуса татарского языка, остановил работу группы, ответственной за переработку договора о разделении власти в Татарстане. Федеральные законодатели стремились предотвратить регулирование статуса языка на республиканском уровне из опасений, что татарские законодатели снова введут реформу латинского алфавита для татарского языка, инициатива, ранее приостановленная федеральным законом. В мае ряд татарских общественных и интеллектуальных групп обратились к татарскому народу с призывом поддержать его борьбу за сохранение контроля над языковым законодательством. Новый договор о разделе власти был наконец подписан в ноябре 2005 года; Сообщается, что он урезал некоторые привилегии, которыми пользовался Татарстан при президенте Борисе Ельцине, но все же сохранил индивидуальные отношения между Татарстаном и Москвой.

    Татары выразили обеспокоенность по поводу обращения с татарами за пределами Татарстана. В частности, в соседнем Башкортостане активизировались давние дебаты о языковых правах татар. Члены Ассоциации татар национально-культурной автономии Башкортостана в июне 2005 г. потребовали сделать татарский язык официальным языком в Башкортостане наряду с русским и башкирским и пригрозили продвигать идею объединения Башкортостана с Челябинской областью или другим субъектом федерации, если их интересы будут соответствовать их интересам. не рассматривается.В основе обеспокоенности татар в Башкортостане в то время был тот факт, что перепись 2002 года выявила снижение количества татар там по сравнению с башкирами (в 2003 году были сделаны неубедительные заявления о том, что большое количество татар в Башкортостане было зарегистрировано как башкиры в переписи 2002 года. ).

    24 июня 2005 года самая большая мечеть в России открылась в Казани, столице Республики Татарстан, на берегу великой реки Волги, в рамках празднования 1000-летия города.Восстановление мечети Кул-Шариф началось в середине 1990-х годов. Он был построен на месте, где когда-то стояла старая мечеть Кул-Шариф. Эта мечеть была разрушена, как и сотни других мечетей в регионе, после завоевания Иваном Грозным Казани в 1552 году. Новая мечеть Кул-Шариф стоит напротив и намного больше, чем православный собор. Он стал символом татар по всей России.

    Отношения Татарстана с Москвой обострились из-за дебатов по поводу возможных будущих слияний этнических республик с другими образованиями, а также из-за обсуждения законопроекта, определяющего национальную идентичность России. После начала серии референдумов об объединении этнических регионов с другими федеральными образованиями в 2004 году обсуждался широкий круг предлагаемых слияний, включая возможное слияние Татарстана с Ульяновской областью для создания «Волго-Камской области». Татары выступили против любой подобной инициативы. Но в 2007 году Государственная Дума одобрила поддерживаемое Кремлем соглашение, которое открыло татарским властям возможность усилить контроль над экономическими, экологическими, культурными и другими вопросами. Хотя меры в рамках сделки по-прежнему сводились к меньшей автономии, чем та, которой пользовался Татарстан до реформы Путина, президент республики Шаймиев назвал соглашение очень «существенным» и назвал его «первым» в истории России.


    Текущие проблемы


    Закон 2008 года, требующий, чтобы экзамены в средней школе проводились на русском языке, даже в районах, где большинство населения не является русским, заставило многие школы в Татарстане перейти с татарского языка обучения на русский. За этим последовала новая учебная программа, принятая в ноябре 2017 года Государственным советом Татарстана, согласно которой преподавание татарского языка может проводиться только с разрешения родителей ученика и не более двух часов в неделю.Ранее в том же году Москва объявила, что не будет продлевать двустороннее соглашение о разделе власти после истечения его срока в июле 2017 года.

    В начале 2014 года после аннексии Крыма Российской Федерацией правительство Украины потеряло контроль над полуостровом. Последующий переход к законодательству Российской Федерации и продолжающееся присутствие нерегулируемых военизированных формирований, известных как самообороны , представляли значительные угрозы для местного населения, особенно для этнических и религиозных меньшинств.Обеспокоенность была особенно острой среди многих представителей коренного татарского населения Крыма, учитывая репрессии, имевшие место при советской власти. Хотя после аннексии российское правительство сначала уговорило татарское население обещаниями решить жилищные проблемы и решить другие насущные проблемы, с тех пор поведение властей по отношению к общине стало все более драконовским, с запугиванием организаций татарского гражданского общества, произвольными арестами и исчезновениями. с рядом татарских активистов убиты.Особенно беспокоит запрет крымскотатарского Меджлиса , или парламента, в 2016 году Верховным судом Крыма. Заместитель лидера Ахтем Чийгоз был приговорен к восьми годам лишения свободы в 2017 году по обвинению в организации незаконной демонстрации; Amnesty International назвала судебный процесс «фиктивным». Позже его освободили и разрешили покинуть страну. В то время как Крым остается частью Украины в соответствии с международным правом, российские власти — с момента захвата контроля над этой территорией — несут ответственность за обеспечение защиты всех граждан в регионе.

    В то время как российские власти репрессируют татарские и другие организации меньшинств и коренных народов в Крыму, государственные чиновники также подавляют свободу слова и собраний в самой России. Например, в годовщину защиты Казанского ханства татарами перед завоеванием Ивана Грозного в 1552 году памятное мероприятие 10 ноября 2015 года в Российской Республике Татарстан было частично сорвано, поскольку демонстранты не могли собраться у стен Казани. Кремль, как это традиционно делается.Сообщается, что двум татарским лидерам не разрешили приехать, поскольку их машина была остановлена ​​полицией якобы для перевозки наркотиков. Демонстранты призвали к суверенитету Татарстана, образованию на татарском языке и освобождению Рафиса Кашапова, представителя общины, который в сентябре был приговорен к трем годам тюремного заключения за критику политики России в Крыму и на востоке Украины.

    Уведомление об авторских правах: © Международная группа по правам меньшинств. Все права защищены.

    Самый быстрый словарь в мире | Словарь.com

  • Монгольский татарин, представитель монгольского народа Центральной Азии, вторгшегося на Русь в 13 веке

  • главный редактор редактор, отвечающий за всю редакционную деятельность газеты или журнала

  • номенклатура Система слов, используемых для обозначения предметов в дисциплине

  • Лестница обезьяна легкая лестница на мостик обезьян на корабле

  • дерево обезьяньего хлеба Африканское дерево с очень толстым стволом и плодами, напоминающими тыкву, и съедобной мякотью, называемой «обезьяний хлеб»

  • Монголоидная раса Азиатская раса

  • Монголоид (наступательный и устаревший), принадлежащий или характерный для одного из традиционных расовых подразделений человечества, включая особенно народы Центральной и Восточной Азии

  • Монокантидные стая рыб

  • Монгольская династия Императорская династия Китая с 1279 по 1368 год

  • мангустиновое дерево Восточно-индийское дерево с толстыми кожистыми листьями и съедобными фруктами

  • cunctator тот, кто откладывает работу

  • манговое дерево большое вечнозеленое тропическое дерево, выращиваемое из-за его крупных овальных плодов

  • mangler Человек, который калечит, разрушает, обезображивает или калечит

  • Монгол, представитель кочевых народов Монголии

  • номенклатура система патронажа в коммунистических странах

  • свекла мангель-вурцель с крупным желтоватым корнем

  • Монголия — не имеющая выхода к морю социалистическая республика в Центральной Азии

  • .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.