Революции 1917: Революция 1917 | The Art Newspaper Russia — новости искусства

Содержание

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Первый этап революции 1917 года в России, происходивший в начале марта (по Юлианскому календарю – в конце февраля – начале марта). Началась с массовых антиправительственных выступлений петроградских рабочих и солдат петроградского гарнизона, а в результате привела к упразднению монархии в России и установлению власти Временного правительства. В советской исторической науке характеризовалась как «буржуазная».

Россия накануне революции

Из всех великих держав Европы, участвовавших в Первой мировой войне, Россия вступила в неё наиболее слабой в экономическом отношении. Тогда, в августе 1914 года, в Петрограде считали, что война продлится всего несколько месяцев. Но военные действия затянулись. Военная промышленность не могла удовлетворить запросов армии, транспортная инфраструктура была неразвита. Моральный дух снижался не только в армии, но и в тылу: жители деревень были недовольны уходом в армию трудоспособных работников, реквизицией лошадей, сокращением поступлений городских промтоваров; горожане – напряжением на предприятиях, ростом дороговизны и перебоями со снабжением. К началу 1917 года социально-экономическое положение Российской империи значительно ухудшилось. Государству становилось всё труднее содержать армию и обеспечивать продовольствием города, среди населения и в войсках росло недовольство военными тяготами.

Прогрессивная общественность возмущалась происходящим в «верхах», критикуя непопулярное правительство, частую смену губернаторов и игнорирование Думы. В условиях пассивности государственной власти по всей стране создавались комитеты и ассоциации для решения тех проблем, которые государство уже не могло решать: Комитет Красного Креста пытался контролировать санитарную ситуацию в стране, Земский и городской союзы – общероссийские военно-общественные организации – старались централизовать снабжение армии. Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК) в Петрограде стал своего рода параллельным министерством.

Города охватила новая волна стачек и забастовок. В январе-феврале число стачечников достигло 700 тысяч человек, в одной только забастовке по случаю 12-й годовщины Кровавого воскресенья в Петрограде приняли участие 200 тысяч рабочих. В некоторых городах демонстранты выходили под лозунгами «Долой самодержавие!» Росли и приобретали популярность антивоенные настроения. К заключению сепаратного мира призывали российские социал-демократы (большевики), чей лидер В. И. Ленин стал одной из самых видных фигур российской политической эмиграции. Антивоенная программа Ленина заключалась в том, чтобы превратить империалистическую войну в войну гражданскую. Более умеренные социал-демократы, такие как Н. С. Чхеидзе и лидер трудовиков А. Ф. Керенский, называли себя «оборонщиками» и выступали за ведение оборонительной войны во имя Родины, но не самодержавия.

Власти упускали возможность исправить ситуацию: император и его окружение последовательно отклоняли предложения либеральных кругов о расширении полномочий Думы и привлечении в правительство популярных у общественности деятелей. Вместо этого был взят курс на нейтрализацию оппозиции: закрывались организации, выступавшие за переустройство власти, а в армию и полицию направлялись инструкции по подавлению возможных волнений.

Начало забастовок в Петрограде

19 февраля из-за транспортных трудностей в Петрограде ухудшилось продовольственное снабжение. В городе были введены продовольственные карточки. На следующий день у дверей пустых булочных выстроились огромные очереди. В тот же день администрация Путиловского завода объявила локаут в связи с перебоями в снабжении сырьём, и в результате 36 тысяч рабочих лишились средств к существованию. Правительство встало на сторону администрации завода. Стачки в знак солидарности с путиловцами прошли во всех районах столицы. Представители легальной, думской оппозиции (меньшевик Н. С. Чхеидзе, трудовик А. Ф. Керенский) попытались установить контакты с нелегальными организациями. Был создан комитет для подготовки демонстрации 23 февраля (8 марта по новому стилю), в Международный женский день. Тогда бастовали уже до 129 тысяч человек – третья часть всех рабочих Петрограда. Их поддержали интеллигенция, студенты, служащие, ремесленники. В учебных заведениях прекратились занятия. Большевики поначалу не поддержали инициативу демонстрации в этот день и присоединились к ней в последний момент. Вечером власти ввели в столице так называемое 3-е положение – таким образом, с 24 февраля город передавался под ответственность военных. Полиция была мобилизована и усилена казачьими и кавалерийскими подразделениями, войска заняли основные административные здания, речная полиция – переходы через Неву. На главных улицах и площадях были установлены войсковые заставы, их соединяли конные разъезды.

Стихийное движение нарастало лавинообразно. 24 февраля бастовало более 200 тысяч человек, а 25 февраля – уж более 30 тысяч. Стачка переросла во всеобщую забастовку. Рабочие со всех районов стекались в центр города, обходными путями минуя полицейские заграждения. Экономические лозунги сменились политическими: всё чаще слышались выкрики «Долой царя!» и «Долой войну!» На заводах формировались вооружённые дружины. Император не отдавал себе отчёт о масштабах происходящего: 25 февраля он приказал командующему Петроградским военным округом прекратить беспорядки в столице до наступления следующего дня, но к этому моменту генерал был уже не в состоянии что-либо предпринять. 25-26 февраля произошли первые столкновения забастовщиков с полицией и жандармерией, сотни людей были убиты или ранены, многие были арестованы. Только 26 февраля на Невском проспекте и Знаменской площади погибло более 150 человек. В тот же день Николай II издал указ о роспуске Государственной думы, упустив тем самым шанс перейти к конституционной монархии.

Демонстрации перерастают в революцию

В ночь на 27 февраля часть солдат и офицеров «элитных» Волынского и Преображенского полков взбунтовались. За несколько часов их примеру последовало большинство полков 200-тысячного Петроградского военного гарнизона. Военнослужащие стали переходить на сторону демонстрантов, брать на себя их охрану. Военное командование попыталось подтянуть к Петрограду новые подразделения, но солдаты не хотели участвовать в карательной операции. Сторону восставших принимала одна воинская часть за другой. Солдаты закрепляли на папахах и штыках красные банты. Работа органов власти, включая правительство, была парализована, стратегически важные пункты и инфраструктурные объекты – вокзалы, мосты, правительственные учреждения, почта, центральный телеграф, – перешли под контроль восставших. Демонстранты захватили и Арсенал, где взяли более ста тысяч ружей. К массовому выступлению, теперь уже вооружённому, примыкали не только солдаты, но и заключённые, в том числе и уголовники, выпущенные из тюрем столицы. Петроград захлестнула волна грабежей, убийств и разбоя. Полицейские участки подвергались погромам, а сами полицейские – линчеванию: стражей правопорядка вылавливали и в лучшем случае избивали, а иногда и убивали на месте. Мародёрствами занимались не только освобождённые преступники, но и взбунтовавшиеся солдаты. Членов правительства арестовали и заключили в Петропавловскую крепость.

Центром восстания стал Таврический дворец, в котором прежде заседала Дума. 27 февраля здесь был стихийно сформирован Временный исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих депутатов с участием меньшевиков, эсеров, профсоюзных лидеров и кооператоров. Этот орган обратился к коллективам фабрик и заводов с призывом выбрать своих представителей в Петроградский совет. К  концу того же дня первые десятки депутатов были зарегистрированы, к ним примкнули делегаты от воинских частей. Вечером открылось первое заседание Совета. Председателем Исполкома Совета стал лидер социал-демократической фракции Думы меньшевик Н. С. Чхеидзе, его заместителями – трудовик А. Ф. Керенский и меньшевик М. И. Скобелев. В состав Исполкома также вошли большевики П. А. Залуцкий и А. Г. Шляпников. Силы, группировавшиеся вокруг Петросовета, стали позиционировать себя в качестве представителей «революционной демократии». Первое, чем занялся Совет, было решение проблем обороны и снабжения продовольствием.

Тем временем в соседнем зале Таврического дворца думские лидеры, отказавшиеся подчиняться указу Николая II о роспуске Думы, формировали правительство. 27 февраля был учреждён «Временный комитет членов Государственной думы», объявивший себя носителем верховной власти в стране. Комитет возглавил председатель Думы М. В. Родзянко, а в состав органа вошли представители всех думских партий, за исключением крайне правых. Члены комитета создали широкую политическую программу необходимых для России преобразований. Первоочередной их задачей было восстановление порядка, особенно среди солдат. Для этого Временному комитету было необходимо договориться с Петроградским советом.

Отречение Николая II

Николай II все дни с 24 по 27 февраля находился в Ставке Верховного главнокомандующего в Могилёве. Плохо и несвоевременно информированный, он был уверен, что в столице происходят лишь «беспорядки». 27 февраля он сместил начальника Петроградского военного округа С. С. Хабалова и назначил на эту должность генерала Н. И. Иванова, отдав тому приказ «положить конец беспорядкам». Начальник штаба Ставки М. В. Алексеев приказал Иванову воздержаться от силовых методов наведения порядка и к вечеру 28 февраля, заручившись поддержкой командующих фронтов, убедил Николая II дать согласие на формирование правительства, ответственного перед Думой.

В тот же день, 28 февраля, монарх выехал из Ставки в Царское Село – там, в императорской резиденции, находилась его жена, императрица Александра Фёдоровна, и их дети, которые болели корью. В пути его поезд был задержан по распоряжению революционных властей и перенаправлен в Псков, где находился штаб Северного фронта. Туда же выехала делегация Временного комитета членов Государственной думы, чтобы предложить императору отречься от престола в пользу сына Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича, младшего брата Николая II. Предложение думцев поддержало командование армии (фронтов, флотов и Ставки). 2 марта Николай II подписал акт об отречении в пользу брата. В Петрограде этот шаг вызвал шквал протестов. Рядовые участники революции и социалисты из Петросовета решительно выступили против монархии в любом виде, а министр юстиции Временного правительства А. Ф. Керенский отметил, что не ручается за жизнь нового монарха, и уже 3 марта великий князь Михаил отрёкся от престола. В акте отречения он заявил, что будущее монархии решит Учредительное собрание. Таким образом, монархия в России перестала существовать.

Формирование новой власти

К утру 2 марта долгие и напряжённые переговоры между двумя центрами власти – Временным комитетом и Петроградским советом – завершились. В этот день был обнародован состав нового правительства во главе с князем Г. Е. Львовым. До созыва Всероссийского Учредительного собрания правительство провозглашало себя Временным. В декларации Временного правительства излагалась программа первоочередных преобразований: амнистия по политическим и религиозным делам, свобода слова, печати и собраний, отмена сословий и ограничений по религиозным и национальным признакам, замена полиции народной милицией, выборы в органы местного самоуправления. Фундаментальные вопросы – о политическом строе страны, аграрной реформе, самоопределении народов – предполагалось решить уже после созыва Учредительного собрания. Именно то, что новая власть не решила два главных вопроса – о прекращении войны и о земле – в дальнейшем было взято на вооружение большевиками в борьбе за власть.

2 марта, обращаясь к собравшимся в Екатерининском зале «морякам, солдатам и гражданам», П. Н. Милюков объявил о создании Временного правительства. Он сообщил, что главой правительства станет князь Львов, а сам он возглавит министерство иностранных дел. Речь кадетского лидера была воспринята с большим энтузиазмом. Единственным представителем Советов, получившим министерский пост, стал трудовик А. Ф. Керенский.

Итоги Февральской революции

Февральская революция обнажила глубокие социально-экономические, политические и духовные противоречия России начала XX века. Различные социальные группы пытались отстаивать свои интересы и решать накопившиеся проблемы. Это приводило к активизации уже существовавших и появлению новых организаций, стремившихся оказывать давление на власть. По примеру Петрограда по всей стране стали появляться Советы – в марте 1917 года только в губернских, уездных и промышленных центрах их насчитывалось около 600. В армейской среде формировались солдатские комитеты, быстро ставшие реальными хозяевами воинских частей. К маю 1917 года таких комитетов было уже почти 50 тысяч, в них состояло до 300 тысяч солдат и офицеров. Рабочие на предприятиях объединялись в фабрично-заводские комитеты (ФЗК). В крупных городах формировались отряды Красной гвардии и рабочей милиции. Число профсоюзов к июню достигло двух тысяч.

Февральская революция дала импульс и национальным движениям. Для финской, польской, украинской, прибалтийской и других национальных интеллигенций она стала залогом получения автономии, а затем и национальной независимости. Уже в марте 1917 года Временное правительство дало согласие на требование предоставить независимость Польше, а в Киеве появилась Украинская Центральная рада, впоследствии провозгласившая национально-территориальную автономию Украины вопреки желанию Временного правительства.

 

Источники

Бьюкенен Д. Мемуары дипломата. М., 1991.

Гиппиус З. Н. Дневники. М., 2002.

Журналы заседаний Временного правительства, март – окт. 1917 г.: в 4 т. М., 2001 – 2004.

Керенский А. Ф. Россия в поворотный момент истории. М., 2006.

Страна гибнет сегодня. Воспоминания о февральской революции 1917 г. М., 1991.

Суханов Н. Н. Записки о революции: В 3 т. М., 1991.

Церетели И. Г. Кризис власти: воспоминания лидера меньшевиков, депутата II Государственной думы, 1917–1918. М., 2007.

Чернов В. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания. 1905–1920. М., 2007.

История: Наука и техника: Lenta.ru

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций, посвященных революционному прошлому нашей страны. Вместе с российскими историками, политиками и политологами мы вспоминаем ключевые события, фигуры и явления тех лет. Почему после победы Февральской революции 1917 года в России не удалось установить стабильный демократический режим? Что способствовало приходу к власти большевиков? Как революционные события 1917 года повлияли на ход мировой истории XX века? Об этом на круглом столе «Был ли исторический шанс у демократов-либералов и социалистов (вместе или порознь) удержать страну в 1917 году на пути демократии?» в научно-информационном и просветительском центре «Мемориал» размышляли российские историки. «Лента.ру» публикует выдержки из некоторых выступлений.

Константин Морозов, доктор исторических наук, профессор кафедры истории Школы актуальных гуманитарных исследований ИОН РАНХиГС:

Я убежден, что магистральным направлением российской истории после крушения монархии в феврале 1917 года было движение в сторону многопартийности и политических свобод и демократии, которые венчало долгожданное и легитимное Учредительное собрание.

Материалы по теме

12:09 — 16 октября 2017

Мне представляется, что у либералов и социалистов был реальный шанс удержать Россию на пути к демократии. Конечно, теперь мы знаем, что коалиция кадетов и социалистов-революционеров (эсеров) во втором и третьем составе Временного правительства себя не оправдала, но была и другая возможность — создать однородное социалистическое правительство с участием всех левых политических сил (включая и большевиков).

Как справедливо говорила в декабре 1917 года одна из лидеров партии эсеров Евгения Ратнер, Всероссийское учредительное собрание надо было проводить еще в августе-сентябре, несмотря на сопротивление кадетов. И вопрос о земле тоже нужно было решать как можно скорее, а не откладывать его до созыва Учредительного собрания. Если бы все это сделали к началу осени 1917 года, то захват власти большевиками стал бы маловероятным, а Россия имела бы реальный шанс на развитие как демократическая страна.

Материалы по теме

00:02 — 18 декабря 2016

Партия эсеров в 1917 году была самой многочисленной и влиятельной политической силой в России, поэтому судьба будущей социалистической коалиции во многом зависела именно от нее. Однако социалисты-революционеры в этот решающий момент были расколоты.

Левым эсерам, левоцентристам и центристам во главе с Виктором Черновым не хватило решимости и политической воли настоять и потребовать формирования однородного социалистического правительства вопреки мнению части своих товарищей по партии, так как центристы боялись раскола партии. В свою очередь, лидеры правых эсеров Николай Авксентьев и Абрам Гоц всячески оттягивали созыв Учредительного собрания и аграрные преобразования, чтобы избежать разрыва коалиции с кадетами во Временном правительстве.

Фото: РИА Новости

Жители Москвы у здания избирательной комиссии в Учредительное собрание Пятницкого комиссариата в день выборов в 1917 году.

Они опасались, что это приведет к необратимым последствиям: с одной стороны, снабженцы боялись, что объявление об аграрной реформе сорвет продовольственное обеспечение фронта, а с другой — многие боялись, что крестьяне в солдатских шинелях сразу же побегут в свои деревни делить землю и германский фронт просто рухнет. Это стремление во что бы то ни стало сохранить фронт и привело в дальнейшем к тому, что инициативу перехватили большевики, которые захватили власть и установили свою диктатуру.

Если бы летом-осенью 1917 года обстоятельства сложились по-иному, то Россия уже тогда имела шанс запустить демократический механизм на основе многопартийности, свободных выборов и политических свобод. Кроме того, постепенно бы сложился и механизм мирной смены власти, когда левые партии периодически уступали бразды правления более правым партиям. Эта политическая система была бы очень похожа на послевоенную модель социального государства в Европе — ту модель, которая во многом и обеспечила ее мощное поступательное развитие.

Исследование возможностей и потенциала демократической альтернативы в 1917 году имеет прежде всего самостоятельную научную ценность, так как позволяет изменить фокус зрения и преодолеть зашоренность, навязанную нам старыми подходами. Это делает возможным более внимательно и объективно посмотреть на те процессы развития России, благодаря которым активно шло формирование структур гражданского общества. Еще это позволяет по-новому посмотреть на вопрос о степени зрелости российского гражданского общества и на реальные восходящие модерновые процессы, которые в течение многих десятилетий недооценивались и упрощались.

Это очень важно, так как до сих пор доминирует взгляд, что в России могла утвердиться только диктатура — белая или красная, и с порога отметаются попытки хотя бы проанализировать иные возможные альтернативы.

Павел Кудюкин, историк, главный редактор журнала «Демократия и социализм»:

Авторитарный срыв демократической революции в России в 1917 году случился потому, что она на дооктябрьском этапе не смогла решить главные проблемы страны: мир, земля, продовольственный вопрос, инфляция, вопрос о легитимации власти. Вопрос о мире был вообще самым тяжелым, поскольку в отличие от других являлся принципиально нерешаемым. Нельзя было взять и выйти из мировой войны в одностороннем порядке (для этого просто отсутствовали нужные механизмы) — и в то же время сделать это было необходимо.

Сами большевики не смогли справиться с этой проблемой, даже заключив «похабный» (по выражению самого Ленина) Брестский мир. По поводу легитимизации власти сейчас широко распространено мнение, что если бы Учредительное собрание открыли летом или в начале осени 1917 года, то все было бы иначе. Доля истины в этом утверждении есть, и большевики действительно выбрали исключительно удачный момент для захвата власти. Но давайте посмотрим на ту же Португалию — там выборы в Учредительное собрание прошли спустя лишь год после начала революции, и ничего страшного не случилось.

Я думаю, что оценивать уроки русской революции столетней давности нужно не столько с исторических, сколько с практико-политических позиций. Это особенно актуально, поскольку, оставаясь периферийным государством, Россия и сейчас совершенно не застрахована от вероятности потрясений. Какие выводы современные политики должны сделать из событий русской революции 1917 года?

Фото: РИА Новости

Раздача газет с призывом к революции. Москва, февраль 1917 года.

Во-первых, нельзя опаздывать с принятием какого-либо политического решения — лучше сделать что-то не так, но сделать, чем вообще ничего не предпринимать. Например, если бы Временное правительство летом-осенью 1917 года объявило в деревне «черный передел», то экономически это было бы вредным решением, но абсолютно верным с политической точки зрения.

Во-вторых, нельзя страдать правовым формализмом и перфекционизмом. Закон о выборах в Учредительное собрание был на тот момент самым передовым и демократическим в мире, но затягивание с голосованием к исходу 1917 года обесценило все его достоинства. Ни в коем случае нельзя было откладывать решение вопроса с землей до выборов — наоборот, это нужно было делать как можно быстрее.

Материалы по теме

00:06 — 11 декабря 2016

В-третьих, нельзя робеть и бояться власти. Этот упрек прежде всего адресован меньшевикам и эсерам. Боясь ответственности и власти, они сначала категорически не хотели входить в правительство, затем «со скрипом» пошли на коалицию с либералами. А когда стало очевидно, что этот альянс стал вреден для развития революции, социалисты побоялись из него выйти. В-четвертых, всегда надо помнить, что враги революции могут быть не только справа. Временное правительство более всего опасалось контрреволюционного мятежа в армии, но пало в результате большевистского переворота.

Опыт межвоенного (с 1919 по 1939 год) развития государств Центральной и Восточной Европы показывает, что шансы становления устойчивой демократической системы в России после 1917 года были достаточны спорны. Остается вопрос: чем на самом деле был авторитарный срыв России в 1917 году? Стал ли он спусковым механизмом целой волны авторитарно-тоталитарных переворотов по всему миру в 1920-1930 годах (прежде всего, в странах Центральной, Восточной и Южной Европы (кроме Чехословакии и Финляндии), а также Латинской Америки)?

Иными словами, был ли Октябрьский переворот 1917 года проявлением общемировой закономерности, а вовсе не результатом просчетов Временного правительства власти и неудачного стечения обстоятельств во внутриполитической жизни России? Но, может быть, наоборот — если бы в 1917 году демократия закрепилась бы в России, то и всех этих диктатур бы не было? Вот над чем я предлагаю задуматься сейчас в год столетия русской революции.

Федор Гайда, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

С марта по ноябрь 1917 года в России доминировали политические силы, которые в той или иной степени разделяли схожие ценности (так, как они их понимали): прогресс, свобода, равенство и социальная справедливость. Соответственно, все эти партии придерживались консенсуса, что им необходимо всячески оберегать завоеванную свободу — поэтому в этот момент Россия действительно стала самой демократической из всех воюющих стран. Но была серьезная проблема — с марта 1917 года в России перестали существовать административная система, полиция и суды.

Давайте посмотрим, каким образом с подобным набором ценностей Временное правительство в ситуации 1917 года предполагало решать ключевые проблемы Российского государства? Например, аграрный вопрос — все основные политические силы склонялись к принципу трудового землепользования. Но насколько подобное решение было экономически оправданным? Правые эсеры совершенно верно опасались массового бегства солдат с фронта в случае объявления летом 1917 года «черного передела», тем более что к тому времени и так уже было около двух миллионов дезертиров.

Фото: Public Domain / Wikimedia

Собрание большевиков в 1917 году в Петрограде.

Следующий вопрос — рабочий. В марте 1917 года на предприятиях явочным порядком установили восьмичасовой рабочий день. Представители торгово-промышленных кругов тогда сразу предупредили, что в условиях войны это приведет к резкому спаду российской экономики — что потом и случилось. В свою очередь, падение экономики вызывало стремительный рост цен на промышленную продукцию и гиперинфляцию. В этой ситуации крестьянам стало невыгодно поставлять хлеб в город — в условиях «сухого закона» им было проще и приятнее гнать из зерна самогон.

Материалы по теме

00:03 — 11 февраля 2017

Не менее болезненным был национальный вопрос. После февраля 1917 года на национальных окраинах сразу же развернулась борьба за территориальные автономии. Это, в свою очередь, породило два тяжелых вопроса: в каких границах быть этим автономиям и как быть с проживающим там русским населением? Например, именно тогда почти с нуля возник украинский национальный проект.

И все эти процессы происходили на фоне тяжелейшей, доселе невиданной мировой войны, которая сильно способствовала радикализации общественных настроений и максимально обострила все прежние противоречия. Почему, например, эсеры и меньшевики так боялись власти? Представим, что социалистам в 1917 году все же удалось бы сформировать однородное социалистическое правительство. Но какие бы отношения были у него с армией: с генералитетом, с офицерством? Неудивительно, что социалисты действительно боялись контрреволюции и «опасности справа».

В связи с этим я думаю, что перспектива Гражданской войны в 1917 году уже была весьма ощутимой, став прямым следствием Февральской революции. К сожалению, я не вижу на практике, где были бы серьезные возможности ее предотвратить.

Февральская революция: права рабочих предельно расширены и защищены | Российское агентство правовой и судебной информации

После революции 1917 года и до октябрьского переворота российские рабочие в политической сфере достигли максимума: они были полностью уравнены в правах с представителями других классов и сословий. Более того, явочным порядком рабочие стали фактически привилегированным классом: только они могли участвовать в выборах Советов рабочих депутатов, которые часто присваивали себе властные полномочия.

О правовых, политических и экономических последствиях периода «митинговой демократии» рассказывает в десятом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


Свержение самодержавия и Февральская революция коренным образом изменили социально-политические условия в стране. Поменялись и формы борьбы рабочих за свои права. По определению лидера большевиков Владимира Ленина, Россия в марте 1917 года стала «самой демократичной страной в мире». И затем он добавлял, поясняя, что он имел в виду: «Никакого насилия над народом».

Действительно, наступила пора широкой «митинговой демократии», которая распространилась и на рабочее движение. Практически все более или менее важные вопросы на предприятиях решались теперь на собраниях рабочих. В такой ситуации предпринимателям ничего не оставалось делать, как подчиняться их требованиям.

Повсюду снова возрождались профсоюзы, которые теперь были полностью освобождены от опеки государства. Фактически на каждом среднем и крупном, а часто и на небольших предприятиях, появились свои фабричные и заводские профсоюзные комитеты: «фабкомы» и «завкомы».

Не встречая препятствий со стороны властей, профсоюзные организации в это время в сфере борьбы за права рабочих действовали очень эффективно. Во-первых, они добивались строжайшего соблюдения на предприятиях законодательства по «рабочему вопросу». И можно сказать, что они здесь достигли возможного максимума, т.е. теперь отклоняться от исполнения законов, защищающих права рабочих, заводчикам и фабрикантам было просто невозможно и рискованно: власти в таких случаях безусловно становились на сторону рабочих.

А во-вторых, многие профсоюзные организации пошли еще дальше, добиваясь расширения прав работников своей отрасли или предприятия. Так, повсеместно ими выдвигались требования существенного повышения заработной платы рабочих. И предприниматели под угрозой забастовок вынуждены были исполнять эти требования.

В результате зарплаты рабочих весной-летом 1917 года выросли многократно. Часто их требования были просто невыполнимы для владельцев, которые в ответ закрывали свои предприятия. Число заводов, прекративших производство, исчислялось сотнями. Соответственно, резко стала расти безработица.

Многие предприниматели, потратив средства на повышение зарплат работникам, были не в состоянии выплачивать налоги в казну. Нехватку денег в бюджете государство покрывало за счет печатания новых денежных знаков. В стране разразилась небывалая инфляция. Рост цен на продукты стал опережать рост заработной платы рабочих, которые в свою очередь снова выдвигали требования повышения зарплат и объявляли всё новые забастовки.

В июне 1917 г. состоялась третья Всероссийская конференция профсоюзов, которая сыграла важную роль в организационном оформлении профсоюзного движения страны. Конференция избрала временный Всероссийский центральный совет профессиональных союзов (ВЦСПС).

Кроме профсоюзов, в борьбу за защиту прав рабочих вступили Советы рабочих депутатов. А это был очень действенный институт, так как эти органы по степени влиятельности соперничали с органами Временного правительства и вели себя соответственно. Недаром время с марта по июль 1917 года называют периодом «двоевластия»: Советы выступали в этом альянсе союзником Временного правительства, но в вопросах разрешения конфликтов рабочих с предпринимателями всегда отстаивали интересы рабочих.

Набиравшая в течение 1917 года силу партия большевиков воспринимала рабочее движение как вспомогательное средство для достижения своих политических целей. Большевики считали, что последовательная борьба рабочих за свои права логично и неизбежно приведет их к поддержке социалистических лозунгов. Меньшевики же оставались на прежних позициях, полагая, что профсоюзы не должны вовлекаться в политику, а могут только отстаивать экономические интересы пролетариата.

Однако, ухудшение условий жизни рабочих, рост безработицы и инфляция всё более подталкивали этот класс к восприятию политических лозунгов большевиков. А эта партия стремилась выдвинуть такие призывы, которые шли дальше защиты непосредственных интересов рабочих.

Так, появляется лозунг введения рабочего контроля на предприятиях. Что это такое? Большевики объясняли рабочим, что это предлагаемое расширение их прав направлено на защиту их экономических интересов. По словам большевиков, фабриканты и заводчики на каждом шагу обманывают своих рабочих, утаивают действительное положение вещей в коммерческо-финансовой деятельности и потому доказывают невозможность повышения им заработной платы.

Рабочий контроль, якобы, должен был также воспрепятствовать необоснованному закрытию фабрик и заводов, так как в борьбе против рабочего движения, буржуазия, действительно, применяла локауты. Это требование большевиков приводило к грубейшему нарушению прав предпринимателей и срыву нормальной деятельности заводов и фабрик. Однако, не обращая внимание на неправомерность таких действий, рабочие некоторых предприятий вводили у себя органы рабочего контроля явочным порядком.

Наверное, это спорный вопрос: считать ли введение рабочего контроля продолжением и развитием рабочего движения в борьбе за свои права или рассматривать эту меру как уже больше политический шаг в интересах исполнения программы партии большевиков.

Скорее, это нечто среднее: доведение до максимума процесса защиты прав рабочих и перерастание этого движения в подготовку к социалистическим преобразованиям. Ибо Ленин рассматривал рабочий контроль как одну из основных переходных мер к социализму, которая, не ликвидируя сразу капиталистических отношений, обеспечивала «подрыв и ограничение господства капитала» и тем создавала условия для постепенного преобразования капиталистической организации хозяйства в социалистическую.

На своей Апрельской конференции 1917 года РСДРП (б) большевики выдвинули задачу борьбы за рабочий контроль на производстве, причем ставили этот лозунг рядом с лозунгом диктатуры пролетариата.

Таким образом, рабочее движение за права пролетариата в период с марта по октябрь 1917 года достигло рекордного за всю историю России размаха. И теоретически, и практически рабочие добились очень многого: улучшались условия их труда, сокращался рабочий день, повышалась заработная плата.

Однако общие экономические условия в стране из-за продолжения войны все более ухудшались, что сводило на нет все достижения рабочего движения. К осени 1917 года ситуация в России обострилась до кризисной. И часть столичного пролетариата поддержала лозунги большевиков, уверявших, что выход из кризиса только в свержении буржуазного правительства и что абсолютное соблюдение интересов и прав рабочих – в установлении диктатуры пролетариата.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 3 ноября

Что рассказывал о революции 1917 года сын Керенского

Аудиовоспоминания русских эмигрантов о революции 1917 года выложил на своем сайте Колумбийский университет. Цикл интервью с очевидцами и участниками событий был записан для «Радио Свобода»* в начале 1960-х. Фрагменты мемуаров затем использовались в программах к 50-летию революции, а также в публикациях историков и журналистов. Теперь с воспоминаниями может ознакомиться любой желающий.

Колумбийский университет выложил в открытый доступ оцифрованные записи устных воспоминаний русских эмигрантов и иностранцев о событиях 1917 года, периоде Гражданской войны и о старой России в целом. В галерее представлены свидетельства 74 человек – писателей и литературных критиков, историков и адвокатов, художников, инженеров, общественных и политических деятелей. Среди них такие видные представители русского Зарубежья как художник Юрий Анненков, культуролог Владимир Вейдле, писатели Роман Гуль и Борис Зайцев, поэтесса Ирина Одоевцева, эсер Марк Вишняк, инженер Юрий Джунковский, мостостроитель и сын министр-председателя Временного правительства Олег Керенский.

Мемуары были записаны на магнитофонную ленту в первой половине 1960-х годов и предназначались для цикла исторических передач на «Радио Свобода» (организация включена Минюстом в список иноагентов), посвященных 50-летию революции.

Интервью брали историк, преподаватель Колорадского университета Алексей Малышев и главный редактор тематических программ «Радио Свобода» Владимир Рудин.

Для создания уникального архива они в течение нескольких лет ездили по Европе и США, разыскивая бывших беженцев – в большинстве своем уже глубоких стариков – и задавая им вопросы о 1917 годе. За редким исключением эмигранты охотно шли на контакт. По-настоящему уникальна их старомодная речь, заметно отличающаяся от русского языка, который используют современные жители России.

С начала 1967 года «Радио Свобода» включало фрагменты интервью в свои исторические, публицистические и литературные передачи. С тех пор в эфире прозвучала примерно половина сделанных Малышевым и Рудиным записей. Некоторые материалы остались невостребованными. Впоследствии коллекцию катушек с мемуарными интервью передали в отдел устной истории Колумбийского университета в Нью-Йорке. Периодически рассказы свидетелей эпохи появлялись в различных публикациях. Судя по всему, какое-то время пленки считались утраченными (возможно, некоторые записи действительно потерялись). Теперь же американцы вернули голоса прошлого к жизни. Архив впервые доступен для общего пользования. «Газета.Ru» ознакомилась с некоторыми аудиозаписями.

«Человек в поезде закричал: «У меня украли деньги». Мальчишку тут же убили»

Весьма интересны воспоминания поэтессы Одоевцевой – современницы Николая Гумилева и Осипа Мандельштама, Зинаиды Гиппиус и Андрея Белого.

Эмигрировав из России в 1922 году, она вернулась в 1987-м и прожила в СССР последние три года своей жизни.

О начале 1917 года Одоевцева рассказывала: «Впечатления очень тяжелые. Потому что в то время ждали революцию. И я это прекрасно помню. И так как я близости к царской семье не имела, вы знаете, это очень просачивалось и через моих знакомых, родных, все-таки мы очень часто слышали. И, конечно, возмущение было страшное. После убийства Распутина все эти вещи, это было ужасно. Все время ждали и назначали, что будет дворцовый переворот или то, или се. В общем, революция никого не удивила. И потом, вы знаете, в это время уже, с думой, со всем, — это было очень тяжелое время, и возмущались молодые и старые».

«Самое большое воспоминание было для меня — большое огорчение, — признавалась поэтесса. — Потому что как раз 27 февраля должен был первый раз быть поставлен маскарад. Так как я страшно интересовалась театром, то после долгих просьб согласились меня взять в ложу, повести меня смотреть маскарад. И когда мы хотели поехать, поехать уже нельзя было: все улицы были запружены народом, и надо было вернуться. И это на меня произвело очень грустное впечатление. Никто тогда еще не понимал, что будет революция. Просто все думали, что такой голодный бунт. Говорили, что женщины вышли, кричали: «Хлеба, хлеба». Потому что, вы знаете, конечно, были огромные хвосты, не хватало хлеба, не хватало того-сего, и, конечно, народ был недоволен. Но это, грубо говоря, было устроено нарочно. И была масса провокаций. Потому что даже на крыше, говорят, стояли, стояли городовые, которые стреляли в толпу. Хотели даже вызвать какие-то беспорядки, чтобы их зачем-то подавить».

Неприятное впечатление на Одоевцеву произвела стремительность отречения Николая II от власти: «Все-таки это было сделано с такой легкостью. Фраза, которую государь сказал: «Я буду разводить цветы в Ливадии» — мне, во всяком случае, не понравилась. Еще когда так держался государь за монархию, так не давал никаких законов, и с такой легкостью отречься… Мне лично это очень не понравилось. Когда царский поезд пришел, то все генералы прыгали на другую сторону насыпи, и государь остался сразу один. Было очень мало людей, которые его не покинули. И все они, в том числе мой двоюродный брат, обрили себе усы, сплели себе какие-то шапки. А Белое движение уже потом было. Мы, конечно, надеялись все, что это будет еще республика и все такое. Но были люди, которые уже, конечно, и мой отец в том числе, боялись, что это не кончится так просто, как казалось. Потому что ведь говорили, что самые дивные, самые бескровные революции, что никогда в жизни ничего подобного не было, — это праздник как будто. В сущности ведь без одного убийства обошлась революция. Но зато потом…»

Поэтесса также поведала, как изменилась ее жизнь после революции.

«Во-первых, она изменилась в том, что на улице были все время митинги. Во-вторых, было все-таки очень трудно выходить: шальные пули, то и се. Потом одно время наша прислуга прибегала с восторгом, приносили большой кусок масла или большой кусок сыра и говорили: всего 20 копеек. Солдаты в магазинах раздавали публике даром почти. Но в сущности, надо сказать, что до большевистской революции не так страшно жизнь изменилась. Все время, конечно, были толпы, все время были митинги», — отмечала Одоевцева.

«Митинги были замечательные. Выступал человек, настроенный, скажем, за эсеров: «Правильно ли я говорю, товарищи?» И публика кричала: «Правильно!» Тут после него приходил коммунист и кричал: «Правильно ли я говорю, товарищи?» — «Правильно!» И все время публика гремела: «Правильно!» «Так я говорю, товарищи?» — «Так, товарищ!» Но вначале все-таки коммунистов даже били. 2 июля 1917 года был устроен этот путч, и тут это началось», — резюмировала очевидец событий.

Как отличительная черта 1917 года Одоевцевой запомнились самосуды: «Я видела, как тащили городового убивать и как его били, он был весь в крови, его тащили. Это было в самые первые дни. Рассказывали, например, такую вещь. Какой-то человек ехал в поезде и закричал: «У меня украли деньги». Кто украл? Вот этот мальчишка. Мальчишку тут же убили. Через пять минут этот человек говорит: «Да нет, я ошибся. Вот мой кошелек». Тогда его сбросили с поезда».

Октябрьская революция застала Одоевцеву в Евпатории. По ее словам, «там было ужасно».

«Там мы попали просто в мышеловку. Первые дни, когда приехали, было очень хорошо, а потом там так же стали офицеров убивать. И если вы были состоятельными людьми, то вы гораздо больше оказывались на виду, чем в Петербурге. Потому что в Петербурге была масса людей и прятаться было можно. Но только было очень много продуктов, а у нас в Петербурге уже совершенно не было продуктов. Так что мы были водружены всякими колбасами, салом. И вот когда мы ехали, а мы ехали в спальном вагоне, уже у нас были разбиты окна, и наш провожатый поезда был весь в крови».

Если Одоевцева только наблюдала за революцией, то эсер Марк Вишняк был ее непосредственным участником. В разговоре с историком Малышевым он подробно рассказал, какие должности занимал в 1917 году.

«С начала 1905 года я состоял в партии социалистов-революционеров. Но я не был ни генералом от революции, ни генералом в партии эсеров. Я был, если так можно выразиться, в штаб-капитанских чинах в партии. В партии я считался спецом по государственному праву. Я бывал на всех главных революционных собраниях и в учреждениях в 1917 году. Я был членом особого совещания, которое вырабатывало закон об Учредительном собрании. Я был во Всероссийской комиссии по выборам в Учредительное собрание. Как представитель бюро Совета крестьянских депутатов я участвовал в Московском государственном совещании в августе 1917 года – накануне Корниловского выступления. Я был секретарем Предпарламента или так называемого Совета Республики. Очевидно поэтому я был избран секретарем Учредительного собрания. Как видите, я прошел огонь, воду и медные трубы всей этой революционной эпопеи. Более того, я участвовал – не имея на то особого права – в историческом заседании 22 июля в Малахитовом зале Зимнего дворца, когда все центральные комитета различных партий собрались вместе решить – как выбрать правительство после провала первого большевистского выступления. Никто не хотел брать власть. В частности, и Керенский всячески отказывался. И это трагическое заседание, которое длилось ночь, было чрезвычайно интересно во многих отношениях. Оно кончилось благополучно. Керенского уговорили», — констатировал Вишняк.

«Комиссары говорили: а не пристрелить ли их по дороге»

Сын Александра Керенского Олег зарекомендовал себя в эмиграции как крупный специалист по строительству мостов. В частности, он принимал участие в проектировании моста Харбор-Бридж в Сиднее и моста через Босфор в Стамбуле. В 1917 году Олег Керенский вместе с отцом, матерью и братом жил в Петрограде на Тверской улице почти напротив Смольного института, недалеко от Таврического дворца.

«В то время папа был членом Думы и ходил туда пешком. Квартира состояла из пяти комнат, обычных в то время для среднеинтеллигентской семьи: гостиная, столовая, обязательно кабинет, детская и мамина спальня», — уточнял Керенский-младший.

Подростком он участвовал в демонстрации в поддержку Учредительного собрания 5 января 1918 года.

Шествие окончилось силовым разгоном и стрельбой солдат, однако большого количества жертв, если верить рассказчику, не было.

Согласно Олегу Керенскому, руководители демонстрации – члены различных партий – долго совещались, брать ли с собой оружие. В итоге было решено «идти без оружия и приветствовать Учредительное собрание».

«Мне было почти 13 лет, и я присоединился к манифестации. Прекрасно помню, как все происходило. Мы шли по улице, которая ведет к Таврическому дворцу. Шли радостно, пели. Все были за Учредительное собрание. Нас остановили. Взвод солдат стоял поперек улицы. Они стали говорить, что дальше идти нельзя. В толпе начались крики, визги. Раздались выстрелы в воздух. Манифестанты начали ложиться как рожь в поле. Мы все легли, и тогда открылась стрельба из окон казарм. И тогда мы панически бежали. В те времена в России на улицах лежали дрова. Я залег за такой стопкой, и у меня отмерз палец. Боковыми улицами я оттуда пришел на квартиру наших знакомых, которые жили на Бассейной. Я был панически перепуган. Стрелявшие из окон не хотели убивать. Они хотели разогнать манифестацию. Об остальных событиях, связанных с Учредительным собранием, — кто там выступал, кого разгоняли, — я узнал уже за границей. В России тогда не было известно, что произошло», — говорил Керенский.

Не менее любопытны его воспоминания о том, как в 1918 году Керенский-старший находился в Петрограде на нелегальном положении, скрываясь от большевиков: «В квартире бабушки раздался стук. Пришел папа. С бородой. Он приехал из-под Пскова и прошел весь Петербург. Все были страшно испуганы. Его поселили в квартиру к одной очень преданной женщине на Васильевском острове (позже она погибла от сыпного тифа). Риск был очень большой. Пару месяцев он жил у нее. Я ходил к нему или каждое воскресенье, или раз в две недели. Шел через весь Петербург на эту конспиративную квартиру и его там видел. А потом было прощание – его было решено везти дальше. После этого мы увидели его только в августе 1920 года. Как отца вывезли за рубеж, мы не знали».

Олегу Керенскому также запомнился голод, свирепствовавший в Петрограде.

Чтобы обеспечить своим сыновьям нормальное питание, Ольга Керенская вывезла их в глухую провинцию. Но и там семью настигли большевики, подозревавшие Керенских в сношениях с белыми.

«Лето 1918 года по сравнению с тем, что было потом, было еще хорошим. Но тогда время уже казалось скверным. Наши друзья посоветовали нам, что можно поехать откормиться в деревню под Усть-Сысольском (ныне Сыктывкар. – «Газета.Ru»). Поехали я, мама, мой брат, бабушка, мамина сестра со своей дочерью и семья друзей. Среди нас не было ни одного мужчины, только женщины с детьми. Мы сняли комнаты в избах у крестьян. И стали отъедаться. Кормили нас знаменитыми ржаными пирогами. У нас был замечательный хозяин, прекрасный мужик. Он только что вернулся из солдат. У нас было ружье, и я охотился на уток. Еды там было сколько угодно», — рассказывал Олег Керенский.

«Крестьяне не знали, что такое голод, что такое революция, — добавлял он. — Тогда произошла высадка [англичан] в Архангельске. Я был на охоте. К нам пришли совершеннейшие хулиганы – люди с ружьями и повязками. Меня дождались, и всех нас увезли на грузовиках. Из деревушки нас везли в Усть-Сысольск, затем в Вологду и далее в Москву. Ехали в вагоне третьего класса с запертыми комнатами и с часовыми. Почти без еды. Арестовали всю нашу группу, потому что мы были семьей Керенского. Обвиняли в том, что мы хотели перебежать к белым. Поездка была страшная. Появлялись какие-то комиссары… Все время говорили: а не пристрелить ли их по дороге, зачем тащить в Москву».

В новой столице Советской России Керенских отправили в тюрьму ВЧК на Лубянке.

«Там мы провели примерно шесть недель. Это был август-сентябрь 1918 года, — уточнял Керенский. — Камера была переполнена. Мы все спали на полу рядами. Это была женская палата, и мы с братом там были двое мальчиков. Женщин выводили под охраной в уборную и держали открытой дверь. На потолке висели голые лампочки. Старостой была выбрана очень милая женщина. Нас подкармливали. Все посылки делились. Детям дополнительно давали шоколад. Велись политические разговоры. Долгое время не было никаких допросов. Когда кого-нибудь вызывали, все целовались и прощались. Неизвестно было, вернется человек, или нет. Потом на допросе я стоял рядом с мамой. Спрашивали, куда мы ехали и что собирались делать. В конце концов, нас отпустили в Петербург под расписку».

Историк, писатель и другие эксперты выбирают главные книги о революции 1917 года

«Афиша Daily» запускает цикл материалов, посвященных русской революции — центральному событию отечественной истории XX века. Накануне столетнего юбилея февральского переворота мы попросили нескольких специалистов выбрать лучшие книги, которые помогают разобраться в революционных событиях 1917 года.

«Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде» Александра Рабиновича

Александр Шубин

руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН

Книга известного американского историка подробно анализирует процесс прихода к власти большевиков. Рабинович выясняет, что можно и что нельзя было реально сделать в той экстремальной социальной ситуации. Автор не сочувствует Ленину, но показывает, что его триумф был результатом неудачи социальной политики Временного правительства и неспособности договориться оппонентов Ленина из разных партий — включая и умеренных большевиков Льва Каменева и Григория Зиновьева. В несостоявшемся союзе умеренных большевиков и левых социалистов Рабинович видит главную альтернативу тому пути развития страны, который вел от 1917 к 1937 году.

Издательство «Прогресс», Москва, 1989, пер. Г.Бляблина, А.Габриэляна и др.

«Большевики у власти. Первый год советской эпохи в Петрограде» Александра Рабиновича

Александр Шубин: «Рабинович продолжает исследовать ход революции в Петрограде после прихода большевиков к власти. Автор подробно разбирает повороты большевистской политики, связанные с переговорами о левых коалициях, Брестским миром, продовольственным кризисом, красным террором, началом Гражданской войны. Поскольку в марте 1918 года столицу перенесли в Москву, Рабинович рассматривает политику большевиков в Петрограде уже как в провинциальном центре».

Издательство «АИРО-XXI», «Новый хронограф», Москва, 2007, пер. И.Давидян

«Военный дневник Великого князя Андрея Владимировича Романова (1914–1917)» Андрея Романова

Серафим Ореханов

старший редактор проекта «1917»

Страсть всех Романовых к ведению дневников — вещь широко известная. Большая часть из них невыносимо скучны, и читают их только специалисты или персональные фанаты. Эта книга — исключение: автор, дальний родственник Николая II, не разделивший его судьбу благодаря своевременной эмиграции, описывает Первую мировую и революцию подробно и занимательно, а его общественное положение давало ему ценные инсайды и просто хорошие сплетни из придворных кругов.

Издательство Издательство имени Сабашниковых, Москва, 2008

Скачать Литрес

«Государство и революция» Владимира Ленина

Кирилл Кобрин

историк, литератор, редактор журнала «Неприкосновенный запас», автор 20 книг и многочисленных публикаций в российской и европейской прессе

Многие люди моего возраста и старше поморщатся, увидев это название. Действительно, с помощью «Г. и Р.» пытали не одно поколение советских школьников, студентов и аспирантов. Однако этот факт — а также то, что сегодня разговор почти исключительно ведется не о Ленине, а о его трупе, который отчего-то требуют «похоронить по-христиански» (фраза, за которую Ильич распорядился бы немедленно поставить к стенке), — не умаляет очевидного. «Государство и революция» — главная книга о революции в XX веке вообще и о русской революции в частности. Там сформулированы основные позиции, на которых революция и большевики удержали власть, победили в Гражданской войне и построили свое государство. «Диктатура пролетариата», «крайняя авторитарность революции», «партия — авангард пролетариата» и прочее. Книга написана энергично, как обычно у Ленина. Увы, некоторые мысли теряются в стилистической каше, в потоке неряшливой брани в адрес политических оппонентов, но это не так уж важно. Многие хорошие книги написаны плохо. К тому же в 1917-м у Ленина было множество хлопот в связи с воплощением своих идей в жизнь.

Издательство Издательство политической литературы, Москва, 1974

Читать бесплатно Bookmate

«Двенадцать» Александра Блока

Кирилл Кобрин: «Блок пристально вслушивался в музыку революции. Его слух был настроен на цайтгайст, на психику и психологию толпы — а революцию делали толпы, пусть и предводительствуемые вождями. Ухо Блока не воспринимало бранчливый тенорок экс-студента Казанского университета, да и к мистическим завываниям своих соратников по символизму он был вполне холоден. Блок бродил по улицам и слушал толпу — не отдельных людей, а их массу. Оттого «двенадцать» — не апостолы революции, а просто случайная проба этой массы. Проба оказалась довольно ужасающей, музыка революции — неотличимой от мещанского романса: «Ах!», «Эх!». Сегодня в «Двенадцать» интересны не так называемое «политическое падение» Блока (или «политический взлет», это как посмотреть), не якобы новая для него поэтика и все такое. Если отвлечься от вышеперечисленного, становится очевидным главное: Блок понял, из чего — и особенно из кого — состоит революция. Поэт разглядел в ней морду слободского хулигана, расхристанного люмпена, готового на все. Исус Христос ведет за собой дюжину внезапно осатаневших зощенковских персонажей».

Издательство «Азбука», Санкт-Петербург, 2011

Читать бесплатно Bookmate Скачать Литрес

«Дневник. 1906–1980» Рюрика Ивнева

Серафим Ореханов: «Малоизвестный даже в России поэт (имажинист, но по состоянию на 1917 год еще футурист) Ивнев — фигура скорее трагическая: он дожил до 1981-го, отказавшись от убеждений юности в пользу соцреализма и, в общем-то, предав все, за что боролся в революцию. Тем не менее дневник Ивнева за 1917-й невероятно трогательное чтение: «Все радуются убийству Распутина, ликуют, а я спать не мог всю ночь. Не могу, не могу радоваться убийству. Может быть, он был вреден, может быть, Россия спасена, но не могу, не могу радоваться убийству».

Издательство «Эллис Лак», Москва, 2012

«Дневник. 1917–1919. Петроград. Крым. Тифлис» Веры Судейкиной

Серафим Ореханов: «Жена очень успешного художника и сама художница описывает жизнь самого буржуазного слоя петроградской богемы в революционные годы. Вечеринки в остромодных «Бродячей собаке» и «Привале комедиантов» и похмелье поутру, общение с коллекционерами и скандальное поведение футуристов и супрематистов — в общем, все как обычно. Только иногда не хватает еды».

Издательство «Русский путь», Москва, 2006

«За кулисами Антанты» Фрэнсиса Берти

Павел Пряников

основатель блога «Толкователь» и телеграм-канала «Красный Сион»

Фрэнсис Берти — английский посол в Париже во время Первой мировой; книга представляет собой его дневник с 1914-го по 1919 год. России в ней отведено не так много места: Берти цитирует донесения английской разведки из Петрограда, размышляет о природе русских, немного прогнозирует будущее страны. К примеру, уже осенью 1915 года он был уверен, что скоро в России произойдет революция, а после 10 января 1917 года, после убийства Распутина, он уже твердо пишет, что «Россия на краю революции». Но важен контекст этого дневника, все, что происходило вокруг России, когда в ней сгущался взрыв.

Первая запись об Октябрьской революции появляется в дневнике Берти только 8 декабря 1917 года: он радуется, что у России наконец-то появился диктатор, который наведет в ней порядок. А 17 декабря 1917 года Берти приветствует новость о выдвижении норвежскими социал-демократами Ленина и Троцкого на Нобелевскую премию мира.

Издательство ГПИБ, Москва, 2014, пер. Е.Берловича

«Записки о революции» Николая Суханова

Александр Шубин: «Автор был активным революционером и входил в Исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Он в деталях рассказывает о событиях февраля-ноября 1917 года, свидетелем которых был сам или о которых нашел информацию, когда работал над книгой в начале 1920-х. В основном речь идет о кухне Советов, но много интересного можно прочитать и об обстановке в правительственных кругах, о ситуации в стране в целом. Хотя Суханов был левым меньшевиком, книгу прочел и полемически комментировал Владимир Ленин».

Издательство Издательство политической литературы, Москва, 1991

Скачать Литрес

«Из моей жизни и работы: Воспоминания и дневники» Александры Коллонтай

Серафим Ореханов: «В принципе, подойдет любая антология статей и писем главной советской феминистки. Это максимально похоже на фейсбук немолодой женщины, уехавшей из России, где она провела большую часть жизни, в эмиграцию на Запад. Ностальгия перемежается наблюдениями за европейской и американской жизнью, размышлениями о высоком, статусами о детях. Особенно хороша переписка с Лениным и Крупской. В середине 1917 года Коллонтай вернулась и приняла деятельное участие в революции».

Издательство «Советская Россия», Москва, 1974

«Истоки и смысл русского коммунизма» Николая Бердяева

Серафим Ореханов: «Книга не то чтобы от начала до конца объясняет 1917 год, но, во всяком случае, одной из первых играет на этом поле. Бердяев помещает революцию в контекст русской культуры, начиная с Гоголя, и пытается таким образом обнаружить ее истинный смысл, скрытый под покровом политической возни и насилия. В отличие от чисто философских трудов Бердяева эту работу может с удовольствием прочитать и абсолютно неподготовленный человек. Если хочется умной и неординарной рефлексии на тему русской революции, то, кажется, это самый легкий путь».

Издательство «Азбука», «Азбука-Аттикус», Санкт-Петербург, 2016

Скачать Литрес

«История и классовое сознание» и «Ленин. Исследовательский очерк о взаимосвязи его идей» Георга Лукача

Алексей Цветков

писатель, автор книг «Поп-марксизм», «Маркс, Маркс левой!» и «Марксизм как стиль»

Это не историческая книга, но наиболее глубокое философское осмысление целей и сил революции-1917. Пролетариат как особое сообщество, драматичное положение которого позволит ему совершить прыжок из предыстории в историю. Экзистенциальный пафос самопознания материи через нового коммунистического человека и революционная партия как историческое острие мирового духа. Мир, в котором к вещам относятся как к личностям, а к личностям как к вещам, обречен взорваться изнутри, и тогда на место прежней буржуазной рациональности придет новая диалектическая логика рабочего класса, соединившего теорию и практику в освободительном политическом акте. Решив снабдить коммунистическое движение более конкретной и прагматичной философией, Лукач параллельно пишет свою книгу о Ленине, претендующую на роль стратегической доктрины красной революции.

Издательство «Логос-Альтера», Москва, 2003, пер. С.Земляного; «Международные отношения», Москва, 1990, пер. С.Земляного

Читать «Историю и классовое сознание» Bookmate

«История русской революции» и «Моя жизнь» Льва Троцкого

Алексей Цветков: «Трехтомное исследование Троцкого дает такую же полную панораму событий 1917-го, как и знаменитая книга Карлейля для Французской революции. Подробная хроника с точными портретами, остроумными историческими аналогиями, классовым анализом действующих лиц и фиксацией всех случившихся и не случившихся поворотов. В «Моей жизни» другая оптика, это автобиография профессионального революционера, кульминацией которой и стал захват власти Советами в Петрограде. Отличный способ почувствовать себя творителем истории миллионов людей».

Издательство «Вече», Москва, 2017; «ПрозаиК», Москва, 2014

Читать «Историю русской революции» бесплатно Bookmate Скачать «Историю русской революции» Литрес Читать «Мою жизнь» бесплатно Bookmate Скачать «Мою жизнь» Литрес

«Николай Клюев» Сергея Куняева

Павел Пряников: «Добротно составленная биография «крестьянского поэта» Николая Клюева. Событиям 1917 года в ней отведено под сотню страниц. На момент Февральской революции старообрядческий провидец, гомосексуалист, певец Русского Севера, Клюев вместе с Есениным работал под крышей охранки в пропаганде «Русского мiра». Кончина монархии в одностороннем порядке разрывает этот их контракт. Клюев с восторгом принимает большевиков и лично Ленина. Он пишет свое самое знаменитое стихотворение:

Есть в Ленине кержанский дух,
Игуменский окрик в декретах,
Как будто истоки разрух
Он ищет в «Поморских ответах».

Октябрьская революция воспринимается Клюевым как появление на миру доселе скрытого Беловодья — старообрядческого рая на земле.

Книга хорошо показывает, как воспринимался Октябрь в эсхатологических и богемных кругах России, а также постепенную трансформацию их надежд в разочарование».

Издательство «Молодая гвардия», Москва, 2014

«О развитии революционных идей в России» Александра Герцена

Кирилл Кобрин: «Своего рода приквел к первой книге в моем списке. Нет-нет, не в смысле, что Герцен, разбуженный декабристами, схватился за веревку колокола и принялся шуметь, в свою очередь пробудив ото сна народников, народовольцев, эсдеков, юношу Володю Ульянова, а тот взял и сказал ту самую фразу про «мы пойдем другим путем». Нет. Просто Ленин — не господин Ульянов, а революционный теоретик Ленин, — начался там, где по большому счету поставил точку Герцен, — на идее особости будущей революции в России, ее неклассичности. Только Герцен делал ставку на врожденный коммунизм русской сельской общины, а Ленин — на то орудие, с помощью которого революция должна была делаться, на дисциплинированную, снабженную простой и эффективной идеологией партию. Ленинская партия — Архимедов рычаг, которым можно перевернуть мир, причем свойства переворачиваемого мира истинного революционера не интересуют. Любопытно также, что «О развитии революционных идей» написана на французском, впервые опубликована на немецком — и только потом, почти 10 лет спустя, в 1861-м, на русском, нелегально, конечно. Не считая отцов анархизма Бакунина и Кропоткина, Герцен был первым поставщиком русского революционного теоретического экспорта в Европу. Ленин с успехом продолжил это дело. А за ним — Троцкий».

Издательство Издательство Академии наук СССР, Москва, 1956

Читать бесплатно Bookmate

«Окаянные дни» Ивана Бунина

Кирилл Кобрин: «Ту же, что и Блок, морду увидел в событиях 1917-го и Бунин, только вот с Исусом он предпочитал поддерживать контакт более традиционным способом — посредством служителей Русской православной церкви. Ничего мистического он в революции не видел — как и не считал ее актом справедливости, апокалиптическим ответом на страдания «народа» при старом режиме. Идея справедливости вообще была чужда этому человеку. Бунин любил хорошо есть, приятно пить, сочинять красивые стихи и красивую («парчовую», как называл ее Набоков) прозу, ловеласничать, неторопливо и со вкусом путешествовать и — что важно — получать хорошие гонорары. Все это революция у него отобрала. Я не иронизирую: Бунину действительно было что терять — и он повел себя точно так, как описывал подобную ситуацию Маркс, — стал защищать свой класс и присущий тому строй и порядок вещей. Злость, переходящая в отчаяние, сделала Бунина еще более внимательным, чем обычно, придала ему окончательной точности в некоторых описаниях. Хотя бы в этом: «Рыжий, в пальто с каракулевым круглым воротником, с рыжими кудрявыми бровями, с свежевыбритым лицом в пудре и с золотыми пломбами во рту, однообразно, точно читая, говорит о несправедливостях старого режима».

Алексей Цветков: «Лучший стилист прежней России видит революцию глазами проигравшей стороны как финал цивилизации вообще, апокалиптический водевиль. Большевики и анархисты «хуже печенегов», а прежний мещанин чувствует свой город завоеванным и страшится пролетарских «уплотнений». Интеллигенты выпустили на волю «каторжных горилл» и «Азию» «с подсолнухами в кулаках». Маяковский как вульгарный хам. Сквозной мотив — восстание техники, бунт устройств. Сам по себе звонит телефон на столе, и из него сыплются искры, отвратительные грузовики и наглые мотоциклетки на улицах вместо милых лошадей. Этот дневник Бунин закопал в землю, опасаясь обыска одесских чекистов».

Издательство «Азбука», «Азбука-Аттикус», Санкт-Петербург, 2012

Читать бесплатно Bookmate Скачать Литрес

«Поколение на повороте» Лидии Гинзбург

Кирилл Кобрин: «Эссе, сочиненное в начале 1970-х «в стол», без надежды на публикацию, но — Гинзбург повезло — опубликованное таки при жизни автора, в самом конце. Подведение итогов революции представителем поколения интеллигентов, которое и совершало в прямом, политическом смысле, революцию и поддерживало ее со всем энтузиазмом. Это была действительно их революция — она на самом деле освободила подданных нелепой, навек, как казалось, подмороженной империи, дала им возможность делать то, что они хотели. И они делали — новое общество, новое государство, новую науку, новое искусство. Только вот кончилось все кошмаром, по сравнению с которым Кровавое воскресенье кажется мелкой неприятностью, а «столыпинские галстуки» — небольшой вольностью обычно гуманного и сдержанного премьера. В отличие от тех, кто революции не нюхивал, Лидия Гинзбург не отрекается ни от своего поколения, ни от того, что ее поколение делало и что оно думало».

Издательство «Искус­ство», Санкт-Петербург, 2002

«Сентиментальное путешествие» Виктора Шкловского

Кирилл Кобрин: «Заманчиво думать, что где-то существует книга о революции, сочиненная этим господином (товарищем) с пудреным лицом и золотыми пломбами (не так уж точно Бунин писал, кстати, — ну не пломбы же золотые). Увы, я такой книги не знаю. Зато есть другая книга — блестящего, полного жизни и энергии молодого человека, который революцию делал сознательно, страстно, азартно, как и все остальное, за что ему приходилось браться, пока не сломался, конечно. Булгаков в «Белой гвардии» описал — с неприязнью — некоего Шполянского, а Шполянский-то был великим теоретиком литературы и одним из лучших русских писателей прошлого века, поинтереснее литературного профессора Преображенского уж точно. Если хочешь сподвигнуть молодого человека на революционную деятельность, вложи в его руки «Сентиментальное путешествие». Революция здесь — возможность наконец зажить по полной, словить кайф, заняться настоящим делом. Шкловский комиссарит в армии Временного правительства в Галиции, он уводит полузабытую метрополией русскую армию из Персии, но помимо этих бесценных страниц «Сентиментального путешествия» в нем есть — в самом начале — и о феврале 1917 года, о том, как это выглядело изнутри: «Наступила ночь. В Таврическом дворце был полный хаос. Привозили оружие, приходили люди, пока еще одиночные, тащили провизию, реквизированную где-то; в комнате у подъезда были сложены мешки. Уже приводили арестованных. В Думе какая-то барышня утвердила меня в должности командира машины и даже дала какую-то боевую задачу. Снаряды для пушки у меня были, не знаю, где я их достал, кажется, еще в Манеже. Боевых задач я, конечно, не выполнил, да их и никто не выполнял». Читать параллельно с «Апокалипсисом нашего времени» Василия Розанова в качестве объяснения загадочной фразы последнего о том, что «Русь слиняла в два дня. Самое большое — в три».

Алексей Цветков: «Политический инстинкт выводит людей на улицы, солдаты присоединяются к восставшим рабочим, всех накрывает поэтическая невменяемость, опьянение непредсказуемостью судьбы, остранение всего прежнего, которое обречено исчезнуть, вывернувшись наизнанку. Толпа во всех ее возможных состояниях и лидеры всех оттенков. Одушевленная военная техника и люди, превратившие себя в инструменты. Мокрые окопы — горящий хлеб — жалящая сталь. Революция как экзотизация бытия, прерывание нормальности, уникальный момент, из которого потом можно будет с одинаковой свободой мысленно смотреть и в до, и в после».

Издательство «Азбука», «Азбука-Аттикус», Санкт-Петербург, 2008

«У Кремлевской стены» Алексея Абрамова

Павел Пряников: «Судя по году издания, книгу можно было бы признать пропагандистской. Однако «У Кремлевской стены» — это самое полное собрание имен людей, геройски погибших при становлении советской власти во время Октябрьской революции в Москве. На каждого захороненного у Кремлевской стены дана краткая биография. К примеру, открывает этот перечень Павлик Андреев, красногвардеец Замоскворецкого района с завода Михельсона. Этому рабочему на момент смерти было 14 лет, погиб он от попадания 42 пуль из пулемета. Первые годы советской власти его называли «советским Гаврошем», но в 1930-е память о «товарище Павлике» ушла из официоза.

Книга наглядно показывает, что сторону красных в ноябре 1917 года в Москве приняли самые разные слои общества. Среди героев, захороненных у Кремлевской стены, бывшие боевые офицеры с фронтов Первой мировой, дети, китайцы, венгры и латыши, старообрядческий начетчик, курсистки и студенты, извозчики и инженеры. Так разрушаются мифы о «шайке узколобых революционеров», устроивших революцию».

Издательство Государственное издательство политической литературы, Москва, 1984

«Утро Страны Советов» Михаила Ирошникова и Леонида Спирина

Александр Шубин: «Сборник воспоминаний видных советских деятелей (наркомов и сотрудников центральных советских учреждений) о первых месяцах советской власти, до переезда столицы в Москву. Книга вышла во время перестройки, когда были сняты табу на публикацию «неудобных», хотя и прокоммунистических воспоминаний, и здесь можно найти много интересных деталей о первых шагах нового режима. Среди авторов сборника — Александра Коллонтай, Павел Дыбенко, Георгий Ломов, Александр Шляпников, Александр Шлихтер, Федор Раскольников и другие. Книга дает возможность посмотреть на механизм выстраивания советской власти с нуля, практически из ничего, когда не было ни средств, ни кадров. Тем не менее в итоге возник аппарат, обеспечивший удержание власти большевиками и укрепление нового режима».

Издательство «Лениздат», Ленинград, 1988

«Яков Блюмкин» Евгения Матонина

Павел Пряников: «В 1918 году в ориентировке на левого эсера, убийцу немецкого посла в Москве Мирбаха Якова Блюмкина писали, что тому на вид 35–40 лет. Блюмкину тогда было 18. На оккупированной немцами Украине во время пыток ему пассатижами вырвали все зубы, и он заменил их железными. Покровитель богемы, видный чекист, он никогда не унывал и везде искал гешефт и риск — в красивых женщинах, английских костюмах, скупке антиквариата, кокаинистических салонах, двойной игре на ОГПУ и Троцкого. Блюмкин — пример человека, которому революция сначала дала все, а потом забрала — не столько жизнь, сколько честь и имя.

Книга о Блюмкине хорошо показывает изнанку первых советских спецслужб, романтизм вперемешку с кровью, и как постепенно крови становится больше, а романтизма — меньше. А под конец произведения идет подробное описание того, как революция пожирает своих детей».

Издательство «Молодая гвардия», Москва, 2016

ОБРАЗ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА В ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ПАМЯТИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИThe Image of the Revolution of 1917 in historical and cultural memory of contemporary youth

Моисеев А. Д., Шурупова А. С., Шурупова О. С. Образ революции 1917 года в историко-культурной памяти современной молодежи // Диалог со временем. 2018. Вып. 65. С. 360-366.

Ключевые слова: историко-культурная память, Февральская революция, Октябрьская социалистическая революция, 1917 год, восприятие революции

Статья посвящена образу событий 1917 г. в историко-культурной памяти современной молодежи. Для исследования особенностей отношения к Февральской и Октябрьской революциям 1917 г. проведено анкетирование студентов липецких вузов.

Keywords: historical and cultural memory, the February revolution, the October Socialistic Revolution, 1917, the perception of the revolution

The article is devoted to the pattern of the events of 1917 in the historical and cultural memory of the young people. In the article the features of the attitude of a modern young person to the February and October revolutions of 1917 are investigated on the basis of a survey of students of Lipetsk universities.

В 2017 г. исполнилось сто лет революционным событиям 1917 г., коренным образом изменившим жизнь в России и разделившим людей на тех, кто восторженно принимал свершившееся и кто оплакивал на-всегда ушедшее. Отношение к тому или иному событию с течением времени меняется. Если заглянуть в Большую Советскую Энциклопедию 1971 г., можно убедиться, насколько принятая тогда трактовка событий 1917 г. умаляла роль Февральской революции, в ходе которой было свергнуто самодержавие: «Февральская революция не решила коренных вопросов жизни народа: прекращения империалистической войны и заключения мира, рабочего вопроса, уничтожения национального гнета… Только социалистическая революция могла решить назревшие вопросы социального прогресса»1. Зато Октябрьская революция рассматривалась как событие мирового значения: она «ускорила ход исторических событий в мире, …раскрыла всемирно-историческую роль рабочего класса как знаменосца и главного борца за социализм… Человечество обрело надежный оплот в своей борьбе против захватнических войн, за мир и безопасность народов»2.

В 1987 г., когда отмечалось 70-летие Октябрьской революции, как тогда были уверены многие, «самого выдающегося события ХХ века, открывшего новую эру в жизни человечества»3, со страниц газет и журналов звучало: совсем немного осталось до полного торжества революционных идей, ибо «наши дела – естественное продолжение события всемирного значения». Но уже через несколько лет, когда Советский Союз прекратил свое существование, повсюду зазвучали слова о гибельности Октябрьской революции для России. Появились работы, которые доказывали необходимость считать эти события не революцией, а переворотом и обосновывали значение Февральской революции.

В данной статье мы не оцениваем события 1917 г., делаем попытку понять, каково нынешнее их восприятие рядовым носителем русской культуры, обратившись к результатам опроса студентов первого и второго курсов липецких вузов. Культурная память народа далеко не всегда сохраняет события минувшего такими, какими они предстают в научных работах, посвященных их тщательному, всестороннему анализу, однако без исследования особенностей отношения нынешнего человека к 1917 г. невозможно оценить его значение в русской истории. Интересно также сопоставить особенности восприятия революционных событий теми, кто жил в ту эпоху, и нашими молодыми современниками, имеющими возможность оценить события, произошедшие после 1917 г.

Если обратиться к данным Русского ассоциативного словаря, призванного продемонстрировать, «как мыслят русские в современной России»4, можно убедиться, что для современного молодого человека Октябрьская революция представляется гораздо более значимой, чем Февральская. Слово «февраль» отсутствует в списке слов-стимулов, которые авторы словаря предлагали вниманию испытуемых (11000 студентов), тогда как единица «октябрь» была включена в него и вызвала следующие ассоциации: «революция» (9), «1917 г.» (2), «великий» (1), «Ленин и Крупская» (1), «переворот» (1)5. Хотя наблюдалось большое число других ассоциаций, октябрь по-прежнему связывается в сознании русского человека с 1917 г., с революцией и / или переворотом. Слово «революция» тоже было предложено испытуемым, и в числе ассоциаций можно обнаружить следующие: «свершилась» (8), «продолжается» (6), «Октябрьская» (5), «переворот» (5), «социалистическая» (5), красный (3), «Ленин» (3), «1917 год» (3), «буржуазная» (2), «17 года» (2), «великая» (2), а также единичные ассоциации: «бунт, буря, в быту, власти, в Ленинграде. В России, гибель, глупость, голодовка, гражданская, давно, козлы, конституция, красное знамя, кровь, мировая, незрелая, о которой говорили большевики, победила, провал, провалилась, пролетарская, разбой, страх, ты научила нас, удар, ужас, ура, февральская»6. Таким образом, хотя некоторые испытуемые вспоминали о Февральской или буржуазной, как ее называли в Советском Союзе, революции, большинство опрошенных молодых людей связали революцию прежде всего с октябрем 1917 г., социализмом, Лениным и т.д.

Мы провели анкетирование с целью выяснить, считают ли современные молодые люди 18-20 лет события октября 1917 г. революцией или переворотом, насколько значимыми представляются им Февральская и Октябрьская революции, насколько глубоки их знания об этих событиях. В ходе анкетирования восьмидесяти испытуемым (студентам второго и третьего курсов направлений подготовки «Государственное и муниципальное управление», «Менеджмент», «Русский язык», «Русский язык и английский язык») предлагались следующие вопросы:

  1. Назовите причины революции 1917 г. (мы намеренно не уточняли, о Февральской или Октябрьской революции идет речь).

  2. Что, по Вашему мнению, явилось главным итогом революции 1917 г.?

    а) падение самодержавия в России;
    б) повышение народного благосостояния;
    в) секуляризация церковных земель;
    г) эмиграция населения России;
    д) уменьшение социального напряжения;
    е) другое.

  3. Выберите фамилии, имеющие отношение к Февральской революции: Ульянов, Сталин, Витте, Керенский, Лазимир, Чхеидзе, Родзянко.

  4. Выберите фамилии, имеющие отношение к Октябрьской революции: Каменев, Зиновьев, Троцкий, Антонов-Овсеенко, Ленин, Сталин, Плеханов.

  5. Считаете ли Вы события октября 1917 г. революцией или переворотом? Почему?

  6. Почему Великую Октябрьскую социалистическую революцию отмечают 7 ноября?

  7. Каким(и) мероприятием(ями), на Ваш взгляд, следовало бы отметить столетие событий 1917 года?

Уже ответы на первый вопрос демонстрируют, что для большинства респондентов по-настоящему значимыми являются события февраля – марта 1917 г., поскольку 45% респондентов среди причин революции назвали: состояние Российской Империи в годы Первой мировой войны, нарастающее недовольство на фронте и в тылу, политические и экономические трудности, в т.ч. финансовый кризис, неспособность Ни-колая II взять страну под контроль, его консервативную политику, поражение на фронтах, положение рабочих и крестьян. 20% респондентов, наряду с этими причинами, называли двоевластие, «противоречия боль-шевиков и меньшевиков», «давление правящей партии». Следовательно, они пытались изложить причины октябрьских событий. В некоторых анкетах (4%) среди причин революции были названы проигрыш в Русско-японской войне и желание ограничить власть монарха путем создания Государственной Думы. 16% респондентов считают причинами революции 1917 г. ее следствия: смену власти, приход к власти большевиков и т.д., т.е. не могут объяснить, почему произошли события 1917 г. 15% респондентов вообще не смогли дать ответа на этот вопрос.

Главный вывод, который можно сделать, анализируя ответы респондентов, заключается в том, что в сознании современного молодого человека нередко спутаны события февраля и октября 1917 года. Характерно, что ни один из опрошенных не попытался уточнить, о какой именно революции идет речь. Возможно, в культурной памяти большой части молодых людей существует некая единая революция, включающая в себя все происходившее на протяжении всего 1917 года и, более того, некоторые события 1905 года. Главным итогом этой революции 90% опрошенных сочли падение самодержавия в России. 4% респондентов, настроенных весьма благоприятно, сочли итогом революции повышение народного благосостояния, еще 4% – уменьшение социального напряжения. 2% респондентов на вопрос не ответили. Некоторые из опрошенных выбирали несколько ответов: значимым итогом революции, наряду с падением самодержавия, они сочли секуляризацию церковных земель (6%) и эмиграцию населения (4%).

Ответы на вопросы, связанные с выбором исторических лиц, имевших отношение к Февральской и Октябрьской революциям, показали: для большинства студентов обе революции прежде всего олицетворяет Ленин (Ульянов). В 90% анкет его имя отмечено среди других, имеющих отношение к Октябрьской революции, что вполне оправдано, однако 63% респондентов связывают его имя и с Февральской революцией, несмотря на то, что Ленин, когда она произошла, находился за пределами России и о ней узнал из газет. Более того, он не верил в возможность революции в 1917 г.: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но я могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции»7. Таким образом, современная молодежь часто смешивает две революции, произошедшие в 1917 г.

Думается, преувеличение роли Ленина объясняется тем трепетным отношением к его имени, которого на протяжении долгих лет буквально требовали от каждого жителя Советского Союза. Современные студенты, не всегда способные связно рассказать о жизни этого человека и назвать его основные работы, тем не менее, уверены, что он принимал участие в событиях февраля 1917 г. Несколько меньше людей –54% опрошенных – выделили фамилию «Керенский». Александр Федорович Керенский действительно являлся активным участником февральских событий: именно он призвал членов Государственной Думы, работа которой была прервана Николаем II, не подчиняться воле императора, встречался с митингующими рабочими, занял место министра юстиции во Временном правительстве. Однако далеко не все современные молодые люди помнят о его значительной роли в событиях того времени.

Наряду с фамилиями Ульянова и Керенского, довольно «популярной» оказалась фамилия Витте, знаменитого государственного деятеля начала ХХ в., который, однако, не имеет к Февральской революции никакого отношения, поскольку скончался в 1915 г. Сергей Юльевич Витте, впрочем, руководил подавлением первой русской революции 1905 г. – возможно, именно этим объясняется то, что в сознании 31% респондентов имя Витте оказалось связано с революционными событиями.

27% респондентов, наряду с другими, выделили Чхеидзе. Николай Семенович Чхеидзе, конечно, имел отношение к Февральской революции как глава меньшевистской фракции Государственной Думы, а впоследствии член Петроградского совета рабочих депутатов. Фамилию Михаила Владимировича Родзянко, председателя Государственной Думы, в феврале 1917 г. выступавшего за сохранение монархии, отметили только 4% опрошенных. Столько же людей подчеркнули фамилию «Сталин», хотя в феврале он находился в ссылке. Очевидно, что те, кто, размышляя о Февральской революции, вспоминают имена Ленина и Сталина, объединяют ее события с октябрьскими. «Бескровная революция», которой так гордились современники, оказалась вытеснена в сознании последующих поколений событиями октября 1917 года.

Говоря об Октябрьской революции, респонденты обнаружили более широкие познания. 90% опрошенных связывают ее с именем Ленина. 70% выделили Троцкого, 27 – Зиновьева, 13 – Каменева, 6 – Сталина. Как мы можем убедиться, больше людей называли Каменева и Зиновьева, хотя те и выступали против ленинской резолюции о вооруженном восстании, в отличие от Сталина, набравшего значительно меньше «голосов». Владимир Александрович Антонов-Овсеенко, принимавший активное участие в событиях октября 1917 г., в частности в подготовке штурма Зимнего дворца, не был упомянут ни разу. Таким образом, Октябрьскую революцию олицетворяют в сознании большинства студентов, Ленин и Троцкий, тогда как роль Сталина и Антонова-Овсеенко преуменьшена. То, что так случилось с Антоновым-Овсеенко, неудивительно: он был репрессирован и расстрелян в 1930-х гг., и, конечно, память о нем не старались сохранить. Однако то, что роль Сталина в событиях Октября оказалось почти столь же основательно забыта, как и роль осужденного им человека, достаточно интересно.

Преуменьшена и роль Октябрьской революции, о которой много говорили и писали на протяжении долгих лет. События октября 1917 г. многие из опрошенных (22%) сочли переворотом, хотя больше (27%) называет их революцией. Остальные 57% опрошенных либо не стали отвечать на данный вопрос анкеты, по-видимому, из-за неуверенности в свои познаниях, либо дали ответы, из которых нельзя сделать однозначного вывода об их взглядах на статус октябрьских событий:

«Считаю, произошло свержение царской власти»;
«Произошло свержение существовавшего режима правления»;
«Состоялось полное свержение монархии»;
«Победа большевиков, образование Советского государства» и т.д.

Довольно большое число респондентов путают события февраля и октября, считая, что свержение монархии произошло в октябре 1917 г. Это доказывает, что в историко-культурной памяти народа февраль и октябрь настолько тесно сплетены, что многие молодые люди искренне считают: монархия была упразднена именно в октябре, причем Ленин сыграл в этом значительную роль.

Лишь 60% опрошенных смогли объяснить, что день Великой Октябрьской социалистической революции отмечают 7 ноября из-за введения правительством Советской России григорианского календаря. Удивительно, что не все смогли ответить на этот вопрос. Более того, можно отметить немногочисленные ответы, подобные заявлению одной из опрошенных студенток: «Если честно, даже не знала, что ее отмечают 7 ноября». По-видимому, немногие молодые люди в сегодняшней России считают 7 ноября праздничным днем или каким-то образом выделяют его из числа прочих осенних дней.

В связи с этим интерес представляют ответы на последний вопрос анкеты о мероприятиях, которыми следовало бы отметить столетие событий 1917 г. 52% респондентов сочли ненужным отмечать эту дату. Как пояснил один из них, «отмечать многочисленное кровопролитие, разворовывание…, варварство не стоит. Можно лишь сделать минуту молчания… и просить прощения». Мнения другой половины респондентов разделились: одни считают необходимым провести в честь революции парад (4%), митинг на площади (4%) или масштабное гуляние на площади (8%), другие (32%) – отметить столетие революции проведением конференций, на которых можно обсудить связанные с этим событием проблемы. Ответ одной из девушек, пожалуй, наиболее точно и кратко выразил мнение многих респондентов: «На мой взгляд, можно провести мероприятие, на котором расскажут о революции 1917 года и о мнениях о ней. Но я не стала бы проводить концерт, так как мы уже не воспринимаем этот день как праздник». Многие молодые люди признают недостаточность своих знаний и хотели бы услышать больше, разобраться в хитросплетениях революции. Однако для большинства из них 7 ноября не является праздничным днем. Наверное, подобное отношение молодежи к революции весьма удивило бы тех, кто когда-то говорил о ней как о начале новой эры.

Время неумолимо идет вперед, и события 1917 г. все дальше отодвигаются в прошлое. Однако современные люди, ради счастья которых, как гласили бесчисленные лозунги, и были совершены Февральская, а затем Октябрьская революции, не слишком ими интересуются. В историко-культурной памяти современной молодежи события февраля 1917 г. оказались вытеснены событиями октября, а из имен революционеров, сыгравших первостепенную роль в изменении существовавшего государственного строя, сохранились немногие. Тем не менее, хотя обе революции 1917 г. явно утратили в сознании современного человека романтический ореол, можно говорить о желании молодежи знать больше о том, что произошло сто лет назад.


БИБЛИОГРАФИЯ

Большая Советская энциклопедия. (В 30 томах) / Гл. ред. А.М. Прохоров. 3-е изд. М.: «Советская Энциклопедия», 1971. Т. 4. 600 с.

Куприн О. Живая революция / О. Куприн. // Работница. 1987. №11. С. 2-6.

Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Изд. 5-ое. Т. 30. Июль 1916 – февраль 1917. М.: Изд-во политической литературы, 1973. 561 с.

Русский ассоциативный словарь. В 2-х т. Т. 1. От стимула к реакции: Ок. 7000 стимулов / Ю.Н. Караулов. Г.А. Черкасова, Н.В. Уфимцева и др. М.: «Астрель»; «АСТ», 2002 784 с.


REFERENCES

Bol'shaya Sovetskaya enciklopediya. (V 30 tomah) / Gl. red. A.M. Prohorov. 3-e izd. M.: «Sovetskaya Enciklopediya», 1971. T. 4. 600 s.

Kuprin O. Zhivaya revolyuciya / O. Kuprin. // Rabotnica. 1987. №11. S. 2-6.

Lenin V.I. Polnoe sobranie sochinenij. Izd. 5-oe. T. 30. Iyul' 1916 – fevral' 1917. M.: Izd-vo politicheskoj literatury, 1973. 561 s.

Russkij associativnyj slovar'. V 2-h t. T. 1. Ot stimula k reakcii: Ok. 7000 stimu-lov / Yu.N. Karaulov. G.A. Cherkasova, N.V. Ufimceva i dr. M.: «Astrel'»; «AST», 2002 784 s.

Слов: 2010 | Символов: 12911 | Параграфов: 26 | Сносок: 7 | Библиография: 8 | СВЧ: 8

Программа мероприятий на выставке "Энергия мечты. К 100-летию Великой российской революции 1917 года"

Цикл лекций, приуроченный к выставке "Энергия мечты", подготовлен историками-экспертами, преподавателями исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. 100 лет прошло с той поры, как Россия встала на путь социалистических преобразований — начался первый в истории эксперимент по построению нового, коммунистического общества в масштабах планеты. Хотя пламя мировой революции так и не разгорелось, Советский Союз удерживал завоеванные позиции несколько десятилетий "коммунистической справедливости" и воспитания "нового человека". Наследие революции не получило однозначных оценок ни в годы существования СССР, ни после распада СССР в 1991 году. Теперь, спустя 100 лет, после "Великого Октября", историки могут взглянуть на революцию без лишних эмоций, с учетом накопленного опыта и результатов многолетних научных изысканий.

Время проведения: 12:00

Стоимость: вход по билету на выставку

Архив

12 ноября. Французская революция XVIII века как прототип Октябрьской

Лектор:

Дмитрий Юрьевич Бовыкин — доктор исторических наук, доцент кафедры новой и новейшей истории исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

19 ноября. Искусство и революция

Лектор:

Александра Петровна Салиенко — кандидат искусствоведения, доцент кафедры истории отечественного искусства исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова

26 ноября. Октябрьская революция 1917 года: причины и последствия

Лектор:

Алексей Викторович Гусев — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории общественных движений и политических партий исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

3 декабря. Экономика войны и революции (1914–1917 годы)

Внимание: лекция отменена
Лектор:

Леонид Иосифович Бородкин — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой исторической информатики исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член-корреспондент РАН

Что нужно знать в первую очередь, чтобы понять русскую революцию | История

«Теперь, когда в России наступили пышные и благополучные годы, ей меньше всего нужна была война; им следовало просто отслужить заупокойную мессу по эрцгерцогу Францу Фердинанду, после чего три императора Германии, Австрии и России должны были выпить по рюмке водки и забыть обо всем этом ».

- Александр Солженицын, августа 1914 г.

События, развернувшиеся в России с осени 1916 года по осень 1917 года, в том числе крах царского режима и подъем большевизма, неизмеримо исказили ход истории и продолжают влиять на политику и отношения России с остальными странами. мира сегодня.В ознаменование 100-летия этих разрушительных событий мы начнем сегодня с серии колонок, в которых будет рассказано, как Российская империя, управляемая династией Романовых более 300 лет, превратилась в коммунистический Советский Союз.

К осени 1916 года Россия более двух лет находилась в состоянии войны с центральными державами - Германией, Австро-Венгрией и Османской империей (современная Турция). За 20 лет пребывания на троне до Первой мировой войны Николай II столкнулся с давлением, требующим реформирования абсолютной монархии, унаследованной им от своего отца Александра III в 1894 году.На момент своего вступления на престол 26-летний царь, казалось, приветствовал прогресс и современность. Он дал разрешение компании Paris Pathé на съемку его коронационного шествия 1896 года и его последующих государственных визитов к европейским лидерам с женой, императрицей Александрой и маленькой дочерью Ольгой, что стало первым королевским туром, задокументированным камерами кинохроники. На протяжении всего своего правления Николай проявлял заботу о своем домашнем имидже, используя новые средства массовой информации начала 20-го века. Когда в 1913 году династия Романовых праздновала свое 300-летие, Николай заказал авторизованную биографию себя, а фотографии его семьи появились на открытках.

Его внутренняя политика, однако, изменила руководящему принципу Николая - поддержанию автократического правления. В речи 1895 года к представителям знати и муниципальным чиновникам царь заявил, что «раздались голоса людей, увлеченных бессмысленными мечтами об участии в делах правительства. Пусть все знают, что я сохраню принципы самодержавия так же твердо и непоколебимо, как мой незабвенный покойный отец.Речь разбила надежды выборных муниципальных чиновников, которые надеялись на постепенный переход к системе, близкой к конституционной монархии.

Николай был вынужден провести новые реформы, включая создание представительного собрания, называемого Думой, после поражения в русско-японской войне 1904 года и расправы над рабочими, демонстрировавшимися у Зимнего дворца Санкт-Петербурга в следующем году. Несмотря на создание Думы, Николай по-прежнему сохранил титул автократа, возможность назначать своих министров и право вето на предложения собрания.Тем не менее в течение первого десятилетия ХХ века реформы происходили постепенно. Русское крестьянство, освобожденное от крепостного права дедом Николая Александром II в 1861 году, начало получать индивидуальные земельные владения, освобождая их от традиционных крестьянских общин. Эти земельные реформы были предназначены для развития консервативного монархического крестьянства, а не для того, чтобы служить противовесом городским рабочим, которые неоднократно демонстрировали лучшие условия труда и компенсацию и были более склонны к большевизму.

Термин «большевизм» произошел от русского слова «большенство», где означает «большинство». Принятая отколовшейся фракцией русских революционеров, выступающих за марксистское восстание рабочего класса, большевики имели свои идеологические корни в памфлете 1848 года «Манифест Коммунистической партии», , написанном Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Лидер группы Владимир Ленин обнаружил в своих сторонниках меньшую, более дисциплинированную партию, которая была полна решимости преобразовать Первую мировую войну - «империалистическую войну» - в более широкую классовую войну, в которой рабочие борются с «буржуазией» и аристократией.

Участие Российской империи в Первой мировой войне началось с того, что Австро-Венгрия выдвинула ультиматум, угрожавший сербскому суверенитету после убийства эрцгерцога Франца Фердинанда, наследника австрийского престола. Россия, как традиционный защитник других славянских народов, в том числе сербов, мобилизовала свои армии. Конфликт на Балканах распространился на большую часть Европы, поскольку союзники России по Тройственной Антанте - Франция и Великобритания - также вступили в войну с Центральными державами.

Начало войны вызвало всплеск патриотизма, который вначале укрепил правление царя. В ходе конфликта на Восточном фронте было мобилизовано шестнадцать миллионов солдат, в том числе 40 процентов всех мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Несмотря на энтузиазм и быструю мобилизацию, российские военные усилия с самого начала были сопряжены с проблемами. Заработная плата рабочих на военных заводах не соответствовала росту стоимости жизни, что усугубляло недовольство, существовавшее до начала военных действий.Промышленная и транспортная инфраструктура не соответствовала задаче снабжения войск необходимыми припасами.

Военный министр Владимир Сукломинов был обвинен в коррупции, и Николай в конечном итоге снял его с должности за не снабжение необходимыми боеприпасами, приговорив к двум годам тюремного заключения. (Фактическая вина Сукломинова остается предметом исторических споров.) Россия потерпела катастрофическое поражение в битве при Танненберге в первые недели войны, в результате чего 78 000 российских солдат были убиты и ранены и 92 000 были взяты в плен немцами.В следующем году Николай взял на себя прямой контроль над армией в качестве главнокомандующего, возложив на себя личную ответственность за последующие поражения.

Шанс выйти из тупика на Восточном фронте представился летом 1916 года. Представители Великобритании, Франции, России и Италии (которые присоединились к войне на стороне Тройственного Антанты в 1915 году) согласились на конференциях в Шантийи в 1915 году. предпринимать согласованные действия против Центральных держав. Под командованием генерала Алексея Брусилова подразделения российских ударных войск прорвали австро-венгерские рубежи на территории современной Западной Украины и побудили Германию отвести войска от Вердена на западном фронте.Победы, достигнутые в ходе Брусиловского наступления, обошлись в миллионе русских солдат и в конечном итоге прекратились в сентябре 1916 года из-за постоянной нехватки снабжения в Карпатах.

В то время как Николай терпел поражение на Восточном фронте, его жена Александра столкнулась с проблемами на внутреннем фронте. Важность железных дорог для транспортировки военного снаряжения на фронт мешала транспортировке продуктов питания в города, и, кроме сахара, никакие другие товары не подпадали под регламентированную систему нормирования.Александра и две ее старшие дочери, Ольга и Татьяна, прошли обучение в качестве медсестер, организовали госпитализацию и учредили комитеты для удовлетворения потребностей вдов, сирот и беженцев на войне. (В эпопее Бориса Пастернака « Доктор Живаго » Лара отправляется на фронт в поисках мужа в качестве медсестры в больничном поезде Татьяны). Однако благотворительность имперских женщин не могла компенсировать отсутствие скоординированной реакции правительства на нужды тысяч раненых солдат, семей военных и перемещенных лиц.

Николай и Александра также боролись с семейными проблемами; их самой важной заботой было здоровье Алексея. Наследник престола страдал гемофилией - заболеванием, распространенным среди потомков его прабабушки, британской королевы Виктории, из-за которой его кровь не свертывалась нормально. В переписке 1916 года королевская чета выразила облегчение в связи с тем, что Алексей оправился от опасного для жизни кровотечения из носа. Царица обратилась к целителям веры, в том числе к странствующему святому из Сибири по имени Григорий Распутин, который стал известен как «Безумный монах», хотя он никогда не вступал в священный чин и был женат, имел троих детей.Перед войной Распутин давал духовные советы императорской четы и молился за выздоровление наследника престола. Однако во время войны Распутин давал Николаю и Александре политические советы. Когда всего через шесть месяцев Сукломинов был освобожден из тюрьмы, российская общественность обвинила влияние Распутина.

Поскольку гемофилия Алексея держалась в секрете, мало что можно было сделать, чтобы развеять слухи о Распутине, который имел дурную репутацию из-за своего пьянства и распутства.Александра, в свою очередь, стала крайне непопулярной фигурой из-за ее семейных отношений с кайзером Германии Вильгельмом II (они были двоюродными братьями) и ее предполагаемой зависимости от Распутина.

В этих условиях Дума взяла на себя роль критики политики царского режима и потребовала дальнейших реформ. В ноябре 1916 года реакционный депутат Владимир Пуришкевич, известный своим воинствующим антибольшевизмом, выступил в Думе с речью, осуждающей то, что он назвал «министерской чехардой», в которой Николай под влиянием Александры, которая, в свою очередь, находилась под влиянием Распутина, снял с должности компетентных министров и заменил их неквалифицированными фигурами, одобренными Распутиным.Пуришкевич завершил свое выступление словами: «Пока Распутин жив, мы не можем победить». Князь Феликс Юсупов, самый богатый человек в России и муж племянницы Николая Ирины, был впечатлен речью и начал планировать убийство Распутина.

(Примечание редактора: для целей этих столбцов мы будем использовать даты григорианского календаря, которые мы используем сегодня, но Россия начала использовать их только в феврале 1918 года. Следовательно, большевики пришли к власти 7 ноября 1917 года, хотя это было назвал Октябрьской революцией.)

Далее: Декабрь 1916: Убийство Распутина

Результаты поиска по запросу "Русская революция 1917 года"

  • ... Керенский Февральская революция 1917 года в России была первым этапом русской революции 1917 года. В основном бескровной ...

    26 Кб (3802 слова) - 20:37, 21 января 2021 г.

  • ... 215px справа Александр Керенский. Первый этап русской революции 1917 года, «Февральская революция», состоялся 8–12 февраля.24 ...

    137 КБ (20 156 слов) - 19:40, 22 февраля 2020 г.

  • ... его армия во время Первой мировой войны. Его правление закончилось русской революцией 1917 года, после которой он и его семья были казнены большевиками ...

    28 КБ (4358 слов) - 15:33, 8 мая 2021 г.

  • ... ситуация вплоть до периода времени, прошедшего вскоре после русской революции 1917 г., когда Поместный совет (более половины его членов - миряне. ..

    36 КБ (5 371 слово) - 22:20, 17 октября 2008 г.

  • ... далее после русской революции 1905 года революция 1905 года, ставшая всемирно известной после русской революции 1917 года. Было широко ...

    76 КБ (11491 слово) - 05:36, 16 июня 2019 г.

  • ... Гитлер и Вторая мировая война. Это также привело к русской революции 1917 года, которая привела к холодной войне. Это, в ...

    54 КБ (8317 слов) - 20:03, 20 апреля 2016 г.

  • ... Федоровна, сестра королевы Александры) была свергнута во время русской революции 1917 года, британское правительство предложило убежище царю и...

    39 КБ (5864 слова) - 16:58, 16 июня 2017 г.

  • ...) подробно исследует сходство между Французской революцией и русской революцией 1917 года более века спустя, утверждая, что ...

    69 КБ (10 568 слов) - 16:18, 17 июля 2019 г.

  • ... авторы, в том числе Блок, Белый, Брюсов, восприняли русскую революцию 1917 года как следующую ступень эволюции своей нации.

    13 КБ (1902 слова) - 15:29, 21 июля 2015 г.

  • .... подвергались жестоким преследованиям и находились в крайне неблагоприятном положении. До русской революции 1917 года действовало около 54000 приходов и более

    33 КБ (5001 слово) - 23:17, 26 февраля 2014 г.

  • ... унесенные поколением спустя Первая мировая война и русская революция 1917 года. Ранний период жизни За 30 лет, в которых Александр был ...

    18 КБ (2638 слов) - 10:01, 15 мая 2021 г.

  • ... Армия представляет собой единый фронт для обеих российских армий.После русской революции 1917 года Россия вышла из войны. Опыт России ...

    18 КБ (2893 слова) - 18:19, 19 августа 2019 г.

  • ... приказал провести традиционный военный парад в честь Октябрьской революции 1917 г. 7 ноября (календарь нового стиля), который должен быть ...

    44 КБ (6599 слов) - 15:21, 19 августа 2019 г.

  • ... jpg thumb Снос 1931 года. После русской революции 1917 года и, в частности, смерти Владимира Ленина, это видное место...

    11 КБ (1668 слов) - 16:10, 24 апреля 2013 г.

  • ... беспорядки, спровоцированные русской революцией 1917 г. Восстание большевиков в России Имперская Россия в 1917 г. охватила Нидерланды после ...

    26 КБ (3973 слова) - 12:30, 2 октября 2020 г.

  • .... После революции 1917 года Сербия потеряла своего традиционного союзника - Россию. Когда Австро-Венгерская империя была распущена после ...

    22 КБ (3261 слово) - 10:03, 15 мая 2021 г.

  • ... Февральская революция 1917 года. Значение ... Европы. Список командиров ;Русский Главная Список русских военачальников в Отечественной войне ...

    46 КБ (6768 слов) - 14:46, 11 мая 2017 г.

  • ... Революция Русская Революция. При приближении большевиков Александр Керенский ... другу зимой 1917 года. «Не забывай нас».

    46 КБ (6906 слов) - 23:45, 10 июля 2017 г.

  • ... оборотов с 1848 года по сегодняшний день.Русская Православная Церковь в Русской ... и после Октябрьской революции 7 ноября 1917 г. (25 октября) ...

    144 КБ (21 046 слов) - 20:47, 29 ноября 2019 г.

  • ... романовскими мужчинами в изгнании с 1917 г., соответствовали статусу романовского ... русского дворянства за более чем столетие до русской революции - ...

    18 КБ (2716 слов) - 21:53, 25 марта 2020 г.

  • ... рангов продолжали действовать до свержения российской монархии в 1917 году... последующая эпоха дворцового переворота. Петру удалось ...

    21 КБ (3343 слова) - 00:00, 4 апреля 2008 г.

  • Роль большевиков - Причины успеха Октябрьской революции 1917 г. - Высшая редакция истории

    Большевики были революционной партией, приверженной идеям Карла Маркса. Они считали, что рабочий класс в какой-то момент освободится от экономического и политического контроля правящих классов. Как только они этого добьются, может быть создано подлинное социалистическое общество, основанное на равенстве.

    Однако большевики отличались от меньшевиков тем, что считали, что эта революция должна продвигаться быстрее, поскольку рабочие не были готовы управлять собой. Следовательно, большевики сформируют диктатуру пролетариата, чтобы удерживать власть до тех пор, пока Россия не будет модернизирована. Полетариат изначально был сторонником большевиков и имел тенденцию быть промышленными рабочими.

    Во время Февральской революции, свергнувшей царя, большевики были еще относительно слабы.Большинство их лидеров, включая Ленина, находились в изгнании в Швейцарии. Шансы на то, что большевики когда-либо придут к власти в России, казались маловероятными.

    Но в конце 1917 года лидер большевиков Ленин решил, что условия в России созрели для революции.

    Роль Ленина

    Владимир Ильич Ульянов, известный как Ленин, возвращается в Петроград

    В апреле 1917 года Ленин при содействии немцев вернулся в Россию из Швейцарии. Он сразу взял под контроль и руководство большевиками.Он подготовился к захвату власти, используя четкий план:

    • Сначала большевики должны были получить контроль над Петроградским Советом
    • Затем они возьмут власть от имени Совета
    • Затем процесс будет повторен в других городах

    Энергия и напор Ленина убедили большевиков согласиться с таким курсом действий.

    Чтобы план сработал, необходимо было увеличить поддержку большевиков в Советах. С этой целью Ленин разрабатывал большевистскую политику.Эта политика была изложена в его Апрельских тезисах.

    Апрельские тезисы

    Ленин провозгласил «Вся власть Советам». Это показало, что большевики не верили в существование Временного правительства или выборного национального собрания.

    Он также обещал массам «мир, землю и хлеб»

    • Мир -
      • Ленин видел, что русский народ хочет прекращения войны
      • Большевики заявили, что они заключат мир с немцами.
    • Земля - ​​
      • Поддержка большевиков была сконцентрирована в городах
      • у них была очень небольшая поддержка среди крестьян, составлявших подавляющее большинство населения
      • , предлагая им землю, Ленин обеспечил, чтобы крестьяне оставались нейтральными, когда Большевики сделали ставку на власть
    • Хлеб -
      • Ленин утверждал, что большевики могут решить проблему нехватки продовольствия в городах

    Лев Троцкий

    Однако влияние большевиков было ограничено до тех пор, пока Осень 1917 г.В Петроградском Совете доминировали эсеры и меньшевики, в то время как Временное правительство оставалось под контролем России.

    Лев Троцкий

    Ленина активно поддерживал Лев Троцкий. В сентябре Троцкий стал председателем Петроградского совета и возглавил Военно-революционный комитет. MRC был создан для защиты Петрограда и позволил социалистам проникнуть в армию.

    Троцкий обладал превосходными организаторскими способностями и импровизацией.Его положение в Совете позволило ему создать Красную гвардию. Это было большевистское ополчение, сформированное из вооруженных заводских рабочих, солдат и матросов.

    Ленин вернулся в Петроград в начале октября, решив быстро захватить власть. Временное правительство объявило, что выборы состоятся в ноябре, и он был уверен, что у большевиков дела обстоят плохо.

    Троцкий руководил планированием большевистского переворота, запланированного на конец октября.

    История Прессы | Насколько русской была революция 1917 года?

    Российская революция 1917 года, возглавляемая Сталиным, Троцким и Лениным, направленная на свержение неэффективного царя Николая II и установление молодой большевистской партии, убила миллионы и навсегда изменила мир.Позже это было описано как «воля народа» - но насколько русской была эта революция на самом деле?

    Начнем с того, что ни один из трех лидеров не был россиянином. Сталин, убивший десятки миллионов людей, которыми он правил в течение четырех десятилетий, часто лично подписывая им смертные приговоры, был грузинским грабителем банков по имени Джугашвили, говорящим по-мегрельски. Он научился говорить по-русски только в школе. Троцкий - настоящее имя Бронштейн - не был ни русским, ни рабочим, а евреем из среднего класса из Беларуси, которого сталинские убийцы Смерш преследовали из страны в страну, прежде чем убить его в Мексике.Ленин был смесью татарской и другой крови с Востока, чья настоящая фамилия была Ульянов. Он тоже происходил из буржуазии и был настолько спорным, что царские спецслужбы давали ему деньги за то, что он причинял столько неприятностей своим собратьям-революционерам.

    Кроме того, Октябрьская революция, как ее еще называют, действительно произошла в ноябре. Во многих отношениях дореволюционная Российская империя, распространившаяся от Балтики до Тихого океана, оставалась феодальной. Его календарь является хорошим примером: до ночи своего убийства последний царь все еще использовал юлианский календарь, когда Европа уже давно перешла на более точный григорианский календарь.Поэтому революция, начавшаяся 7 ноября (по грузинскому календарю), была названа «Октябрьской революцией».

    Что дальше? Так называемая «рабоче-крестьянская революция» не принесла крестьянам особой пользы. Оказавшись в эпицентре насилия, крестьяне пострадали. Хотя лозунг, за которым они шли, обещал «землю тем, кто ее обрабатывает», большевистское централизованное планирование заморило голодом несколько миллионов мужчин, женщин и детей на этой земле изобилия, а комиссары казнили тех, кто достаточно храбр, чтобы «воровать». из государственных зернохранилищ кукурузу, которую они выращивали.

    Затем есть слово «большевик», которое до сих пор многих обманывает. Большой означает «большой», но они были партией меньшинства . Так как…? Точно. Это была вовсе не русская революция, а восстание, финансировавшееся немецкими деньгами - в большом количестве - контрабандным путем ввезенных в Россию, чтобы вывести страну из Первой мировой войны.

    А чем еще отличается счет, представленный в Red October ? В основном об этом рассказывают люди, которые там были.Нет ничего лучше очевидца, чтобы описать то, что на самом деле произошло. Например, московский корреспондент Manchester Guardian Малком Маггеридж написал в депеши из Ростова-на-Дону:

    .

    «Люди держали в руках осколки еды. Несметные осколки, которые обычным способом хозяйка выбрасывала или отдала кошке. Другие исследовали эти фрагменты еды. Время от времени происходил обмен. Часто то, что было куплено, сразу потреблялось. Нет 5 процентов населения [здесь], чей уровень жизни равен или почти равен уровню жизни безработных в Англии по самой низкой шкале пособий.”

    К сожалению, более поздние депеши Маггериджа не были использованы, и он был уволен Manchester Guardian , который редакционно сочувствовал «великому советскому эксперименту», как его называли.

    Дуглас Бойд

    Возможно, вас заинтересует:

    Duke University Press - Мировая революция, 1917–1936

    К. Л. Р. Джеймс (1901–1989), тринидадский историк, политический деятель и писатель, является автором The Black Jacobins , влиятельного исследования Гаитянской революции.Он также является автором книг «Жизнь капитана Киприани», , «Туссен-Лувертюр», : история единственного успешного восстания рабов в истории, и «За гранью», , также опубликованных издательством Duke University Press.

    Кристиан Хегсбьерг - историк, работает в Центре африканских исследований Университета Лидса. Он является автором книги C. L. R. James в Imperial Britain и соредактором книги The Black Jacobins Reader , также опубликованных издательством Duke University Press.

    Сокращения xi
    Примечание редактора xiii
    Введение / Кристиан Хогсбьерг 1
    Мировая революция, 1917-1936 гг.
    Предисловие 63
    Вступительное 65
    1. Марксизм 75
    2. Предтечи Третьего Интернационала 89
    3. Война и Россия Революция 114
    4. Провал мировой революции и основание Интернационала 135
    5. Ленин и социализм 155
    6. Сталин и социализм 174
    7. Сталин убивает революцию 1923 года 192
    8.Кулак и Британский Генеральный совет 222
    9. Сталин правит китайской революцией 243
    10. Платформа и пятилетний план 276
    11. Промышленность и план 294
    12. «Наша очередь после Гитлера» 306
    13 . Великое отступление 349
    14. Революция оставлена ​​361
    15. Четвертый Интернационал Единственная надежда 387
    Приложение о советском коммунизме Сиднея и Беатрис Уэбб 401
    Примечания 407
    Обзоры Мировая революция
    Избранные обзоры оригинала Британское издание
    «Взлет и падение Коммунистического Интернационала: новая книга Джеймса, рецензируемая Феннером Броквеем в Новый лидер 425
    Ответ от К.LR Джеймс 429
    «Du Côté de Chez Trotsky» в New Statesman , Раймонд Постгейт 430
    «Безумие или логика? Два взгляда на одну книгу» в Противоречие 432
    «Коммунист» JR Campbell 432
    » Троцкист »Гарри Уикса 434
    « Отступление Москвы »в Плебсе, Роуленд Хилл 455
    « Мировая революция »в Международная жизнь , Э. Х. Карр 458
    « Коммунизм в теории и на практике »в Рекламодатель (Аделаида) 460
    «Третий Интернационал» в Sydney Morning Herald 461
    Избранные обзоры на оригинальное американское издание
    «Коммунисты не место» в субботнем обзоре , Юджин Лайонс 463
    История CI »в New International Джозеф Картер [Джозеф Фридман] 465
    « Мировая революция »в Анналах Американской академии политических и социальных наук Гарри Н.Говард 469
    Приложения
    Приложение ACLR Джеймс, Введение в Red Spanish Notebook: Первые шесть месяцев революции и гражданской войны Мэри Лоу и Хуан Бреа [1937] 471
    Приложение BCLR Джеймс, «Отчет о деятельности в провинциях» [1938] 473
    Приложение C. Выдержки из дискуссий между CLR Джеймсом и Львом Троцким в Койоакане, Мексика [апрель 1939] 490
    Индекс 507

    Бумага ISBN: 978-0-8223-6324-8 / ISBN ткани: 978-0-8223-6308-8

    революция, какая революция? Россияне мало интересуются столетием 1917 года | Россия

    «Ленин жил! Ленин жив! Ленин будет жить! »

    Возбужденный оратор выкрикнул фразу Маяковского со сцены огромного концертного зала «Октябрь» в Санкт-Петербурге в пятницу вечером и вызвал восторженные аплодисменты почти 4000 зрителей, у большинства из которых были прикреплены красные ленточки на лацканах.

    Мероприятие, организованное Коммунистической партией России, собрало коммунистические делегации из России и из-за рубежа по случаю столетия большевистской революции, переворота небольшой, но решительной группы сторонников Владимира Ленина, которая навсегда изменила курс русского и иностранного языков. мировая история.

    В фойе делегаты выстроились в очередь, чтобы сделать селфи перед стилизованной фотографией явно хипстерского Ленина, стоящего с завязанным шарфом перед Зимним дворцом и спрашивающего: «А штурмовать?»

    Но за рамками событий, связанных с коммунистической партией, столетие революции почти не празднуется, точная дата которого приходится на вторник.

    В советское время 7 ноября был государственным праздником и одним из крупнейших государственных праздников в году, круглыми цифрами были отмечены особой помпой. Однако в современной России этот день является обычным рабочим днем, а государственный праздник перенесен на 4 ноября, который объявлен Днем народного единства.

    Военный парад на Красной площади во вторник будет ознаменован не самой революцией, а проведенным на площади в 1941 году парадом Октябрьской революции, с которого советские солдаты вышли прямо на линию фронта.

    Послание Владимира Путина и Кремля к 100-летнему юбилею было сдержанным осуждением революции как политического инструмента. Даже если более поздний Советский Союз - особенно победа во Второй мировой войне - рассматривается как источник гордости, события 1917 года сложнее включить в рассказ об исторической славе России.

    «Когда мы смотрим на уроки столетней давности, мы видим, насколько неоднозначными были результаты и какие были как отрицательные, так и положительные последствия этих событий», - сказал Путин, выступая в прошлом месяце.«Мы должны задать вопрос: разве нельзя было развиваться не революционным путем, а путем эволюции, не разрушая государственность и безжалостно губя судьбы миллионов, а путем постепенного, пошагового прогресса?»

    Захват власти большевиками был второй из двух революций 1917 года, когда царь Николай II отрекся от престола в начале года на фоне народных волнений. Хотя по-прежнему много пожилых коммунистов почитают Ленина, растет и симпатия к императорской семье.

    В последние месяцы разгорелся скандал вокруг фильма «Матильда», в котором рассказывается о романе будущего Николая II с балериной. Русская Православная Церковь сделала последнего царя и его семью святыми, и есть даже те, кто призывает к восстановлению монархии.

    Борис Колоницкий, ведущий российский историк революционного периода, сказал, что можно различить неприязнь к Ленину в редких комментариях Путина о первом советском лидере и Октябрьской революции, но российский президент должен тщательно выверять свои слова.

    Изображение Владимира Ленина, проецируемое на здание в рамках празднования столетия большевистской революции 1917 года. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

    «Память о революции - не пригодный исторический ресурс для Путина. Для достижения широкого консенсуса, которого требует Путин, он должен поддерживать как людей, которые считают революцию трагедией, так и тех, кто симпатизирует коммунистическим идеям и испытывает ностальгию по Советскому Союзу ».

    Колоницкий сказал, что это объясняет отсутствие обсуждения истории и уроков революции в течение столетнего юбилея, но сказал, что даже он был удивлен тем, насколько мало общественного интереса к этому было.

    «Довольно нелепо, что самая большая политическая дискуссия вокруг революции идет о фильме, который не имеет ничего общего ни с одной из революций и является довольно антиисторическим», - сказал он, имея в виду скандал вокруг Матильды, в котором рассказывается о происходящих событиях. в 1890-х годах и обвинялся во множестве исторических неточностей.

    В Санкт-Петербурге, старой столице империи и месте обеих революций, есть несколько выставок, посвященных событиям 1917 года.Эрмитаж, обширная картинная галерея, расположенная в царском Зимнем дворце, была местом ареста министров временного правительства в ночь с 7 на 8 ноября 1917 года. солдат, производивших аресты, до сих пор имеет мраморную надпись советских времен, в которой говорится, что там было арестовано «контрреволюционное буржуазное временное правительство». Новый экспонат в музее пытается рассказать более детальную историю, рассказывая об истории здания в роковые годы, предшествовавшие революции, и представляет собой портрет царя Александра II, лицо которого было пробито штыками большевиков во время захвата. .

    Царский броненосец «Аврора», долгое время служивший символом революции, по-прежнему пришвартован на Неве в центре Санкт-Петербурга, как и с 1948 года, но музейные экспонаты внутри были отремонтированы в прошлом году. Теперь, вместо того, чтобы сосредоточиться только на 1917 году, когда моряки корабля подняли мятеж, а затем обстреляли Зимний дворец, что считалось сигналом к ​​началу захвата власти большевиками, экспонаты охватывают всю историю царского и советского флота. Последний экспонат - фотография Путина в море, смотрящего в бинокль.

    Российское телевидение отметит юбилейную неделю высокобюджетным сериалом из восьми частей о жизни Льва Троцкого, сообщника Ленина, который позже был написан Иосифом Сталиным из советских учебников по истории. Позже в ноябре на государственном Первом канале будет показана документальная драма, основанная на жизнях простых россиян, пострадавших в революционных событиях 1917 года.

    «Мы поняли, что должны отметить столетие революции, потому что это одна из - это самые важные события ХХ века, но мы также видим, что у публики мало интереса », - сказал Константин Эрнст, влиятельный глава Первого канала России и продюсер сериала о Троцком.«За последний год мы выпустили различные пробные продукты, и никакой реальной реакции со стороны аудитории не было».

    В конце концов, даже коммунистический праздник в Санкт-Петербурге был связан не столько с прославлением событий 1917 года, сколько с тем, чтобы дать старшему поколению россиян почувствовать ностальгию по своей молодости. Большинство костюмированных песен и танцев касались победы во Второй мировой войне и достижений позднего коммунизма, а не самой Октябрьской революции.

    Геннадий Зюганов, лидер Коммунистической партии России, сказал: «7 ноября навсегда останется для нас праздником.Сегодняшняя Россия - другое место, но они не могут отнять у нас всю нашу жизнь ».

    Неудачная мечта русской революции | История

    Сегодня, ровно сто лет назад, вечером 25 октября 1917 года, Зимний дворец в Петрограде (ныне Санкт-Петербург) был взят штурмом. Это событие ознаменовало начало Великой Октябрьской революции, одного из самых значительных политических событий двадцатого века, определившего ход истории на десятилетия вперед.

    К событиям 25 октября предшествовала еще одна революция в конце февраля 1917 года, приведшая к власти группу лидеров буржуазных политических партий, сформировавших временное правительство во главе с сначала либеральным реформатором Георгием Львовым, а затем Александром Керенским. социалист.В начале марта того же года отрекся от престола царь Николай II, правивший царской Россией с 1894 года. Через пять месяцев Россия была объявлена ​​республикой.

    Хотя временное правительство действительно провело некоторые реформы на политическом фронте, побудив даже лидера большевиков Владимира Ленина объявить Россию в апреле 1917 года «самой свободной страной в мире», именно Красная Октябрьская революция полностью перевернула старый порядок, перевернув его с ног на голову. установление социалистического режима и превращение коммунизма в советском стиле в глобальную идеологическую и политическую силу, которая просуществовала до падения Берлинской стены в 1989 году и последующего распада Советского Союза в конце 1991 года.

    Тем не менее, сто лет спустя приход к власти большевиков продолжает разделять ученых, болтливые классы и даже образованную публику. Есть несколько вопросов, вызывающих особые разногласия, например, была ли Октябрьская революция повстанческим движением населения или по сути переворотом, и возник ли сталинизм естественным образом из основных принципов и политических стратегий Ленина или явился неожиданным развитием событий.

    Аналогичным образом, все еще существует много двусмысленности, разногласий и путаницы по поводу характера режима, процветавшего в Советском Союзе после смерти Ленина в 1924 году.Например, представлял ли Советский Союз «реальное социалистическое общество», «выродившееся рабочее государство» или просто «тоталитарную государственную экономику», в которой коммунистическая идеология функционировала как простой инструмент политической легитимации и имперского правления?

    Когда это произошло, Великая Октябрьская революция породила глобальную истерию, необузданный энтузиазм и надежду на возможность сотворения рая на земле (новая утопия) в равной степени. Для буржуазных классов повсюду инаугурация советского режима была анафемой для основных ценностей «западной цивилизации», в то время как для радикалов и коммунистов это означало естественную кульминацию неизбежного марша истории к человеческой свободе и социальному порядку, лишенному эксплуатации. .

    Нет места для траура или празднования

    К столетию Великой Октябрьской революции объективная оценка социализма и наследия советского коммунизма не оставляет места для траура или празднования. По сути, это была эпическая история о несбыточной мечте, которая в свое время превратилась в политический и исторический кошмар из-за взаимодействия огромного количества факторов, включая «отсталые» социально-экономические условия, вмешательство извне, отсутствие демократических традиций и неверное понимание. представления о социализме и демократии.Следовательно, хотя вы можете легко романтизировать Октябрьскую революцию, холодная историческая реальность шлепает вас по лицу.

    Мечты, безусловно, возобновимы, и новый мир ждет своего рождения, но имеющиеся возможности для создания равноправного, социально справедливого, экологически чистого и достойного общества лежат за пределами идей, практики и политики Октябрьской революции.

    Во-первых, Великая Октябрьская революция была непохожа на Февральскую революцию, которая разразилась в результате стихийных действий сотен тысяч голодных и разгневанных рабочих мужчин и женщин, а также боевиков.То, что произошло в октябре 1917 года, было результатом хорошо продуманной стратегии лидера (Ленина) партии меньшинства (большевиков) по вырванию контроля у временного правительства из-за сильного идеологического отвращения к «буржуазной демократии» и стремление к власти. Неудивительно, что ленинский призыв «предоставить всю власть Советам» оказался совершенно другим: вся власть перешла к партии и ее Политбюро.

    Октябрьская революция сама по себе не была переворотом, но и не было народным восстанием, которое пользовалось такой массовой поддержкой, как Февральская революция.Фактически, только осенью 1917 года лозунг Ленина «земля, мир, хлеб» был поддержан некоторыми рабочими в Санкт-Петербурге и Москве.

    Однако даже это не означает, что большевистская программа и ленинские идеи правления были приняты большинством русского народа: на выборах в ноябре 1917 года, первых действительно свободных выборах в истории России, партия Ленина получила только четверть голосов. голосов, а эсерам удалось получить более 60 процентов.

    Ленин не терпел ни парламентскую демократию, ни разделение власти с какой-либо другой политической организацией. Его непоколебимое намерение установить социализм в России, независимо от зрелости социальных и экономических условий, и его твердое убеждение, что только большевики представляют истинные интересы рабочих, вынудят его принять стратегии и политику, которые вскоре лишат революцию того потенциала, который он изначально имел для установления нового общественного строя, основанного на рабочем контроле над средствами производства и демократии (который Ленин, к сожалению, связывал с «диктатурой пролетариата»).

    Действительно, вскоре после ноябрьских выборов Ленин запретил несколько оппозиционных газет и развязал кампанию «красного террора» против всех классовых врагов (эсеры стали первыми жертвами их восстания в Москве в начале июля 1918 года). Организацию «красного террора», продолжавшегося до конца гражданской войны в России, возложили на ЧК (большевистская полицейская организация, которая докладывала самому Ленину обо всех антикоммунистических действиях), тем самым заложив основы для возникновения полноценное полицейское государство при сталинизме.

    Наиболее яркой иллюстрацией того, насколько далеко «вправо» продвинулись большевики после начала Октябрьской революции, является жестокое подавление Кронштадтского восстания в 1921 году войсками Красной Армии. Обескураженный диктаторскими тенденциями большевиков, гарнизон ключевой крепости Кронштадт в марте 1921 г. восстал против коммунистического правительства и идей «военного коммунизма», хотя кронштадтские моряки еще в 1917 г. Октябрьская революция и идея «Советской власти».Безусловно, до тех пор они были, по словам самого Льва Троцкого, «гордостью и радостью революции».

    После подавления восстания в Кронштадте стало ясно, что ленинская концепция «авангардной партии» и его понимание «диктатуры пролетариата» не допускали инакомыслия любого рода и что социалистический политический порядок должен был основываться на однопартийное правило.

    Что касается политики «военного коммунизма», то она закончилась полной катастрофой. Сам Ленин признал это в своей речи 17 октября 1921 года, когда сказал: «Мы совершили ошибку, решив перейти непосредственно к коммунистическому производству и распределению».

    Но это не означало, что все большевики разделяли взгляды Ленина на «военный коммунизм» или что они придерживались политики, которой в 1920-е годы следовало частичное возвращение к рыночной системе производства и распределения. Будущий «новый царь» Иосиф Висарионович Сталин считал новую экономическую политику предательством Октябрьской революции. Его «революция сверху», начатая в 1928 году политикой коллективизации и раскулачивания (кампания политических репрессий, включая аресты, депортации и казни миллионов наиболее «зажиточных» крестьян), вновь открыла врата ада. и превратили советский социализм раз и навсегда в варварский и кровавый режим.

    Сталинизм не просто формализовал худшие аспекты ленинизма, но фактически стал камнем преткновения для перехода к социализму как внутри Советского Союза, так и во всем остальном мире, где идеи социальной справедливости и равенства продолжали двигать умы и сердца миллионов порядочных людей.

    Отсюда конец сталинизма и крах советского коммунизма (который за 74 года своего существования сумел превратить «отсталую» страну в промышленно развитую нацию, которая смогла победить нацизм и добиться неоспоримых успехов в нескольких экономических и культурных целях. , и социальные фронты) знаменуют просто конец мечты, превратившейся в кошмар.

    В этом контексте наследие русской революции сто лет спустя не обязывает ни праздновать, ни оплакивать.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *