Реформация началась в каком году: 31 октября 1517 года началась Реформация западного христианства

Содержание

31 октября 1517 года началась Реформация западного христианства

Выступление Мартина Лютера принесло не только церковное обновление, но и полтора столетия религиозных войн. Фото Reuters

Ренессанс, которому покровительствовали Римские папы, превратил Рим в крупнейший центр искусств. Блеск Святого престола впечатлял многих европейских гуманистов, однако далеко не все христиане разделяли это восхищение. Одним из недовольных стал доктор теологии из Саксонии, монах ордена святого Августина Мартин Лютер. 500 лет назад, не дождавшись от архиепископа Майнца ответа на свое письмо с приглашением к дискуссии о практике индульгенций, он решил предать его огласке. Последующие события перевернули историю западного христианства и всей Европы.

Один из самых влиятельных персонажей в христианской истории родился в 1483 году в Айслебене в семье бюргера Ганса Лютера и его жены Маргариты. Он получил степень магистра свободных искусств в 1505 году  и принял монашеский обет годом позже, а в 1507-м стал священником. В 1511 году Лютер по делам ордена посетил Вечный город в папство Юлия II, начавшего постройку собора Святого Петра и правившего папской областью в духе Цезаря. Увиденное в столице западного христианства он позже малопочтительно называл «пышностью», и эта поездка избавила его от благоговения перед Святым престолом. В 1512 году он стал доктором теологии.

Именно строительство собора Святого Петра, а также расточительство Льва X послужило косвенной причиной выступления Мартина Лютера против папы. В 1517 году доминиканец Иоганн Тецель, которому была поручена продажа индульгенций, призванных пополнить опустевшую римскую казну, проявил на этом поприще чрезмерное рвение: именно против его проповеди, обещавшей отпущение грехов за финансовую компенсацию в пользу Святого престола, были направлены знаменитые 95 тезисов, якобы прибитые Лютером 31 октября 1517 года к воротам Замковой церкви Виттенберга.

В 1961 году исследователь истории Реформации Эрвин Айзерлоу установил, что документальных свидетельств того, что Мартин Лютер с молотком и гвоздями появился у церковных дверей, нет: об этом писал только его сподвижник Филипп Меланхтон, который не мог быть очевидцем этого события: он попросту еще не жил в Виттенберге. Сам же Лютер писал только о том, что отправил в этот день тезисы архиепископу Майнцскому.

Событие поначалу показалось Святому престолу всего лишь очередным богословским спором – но это было не так. В 1519 году на диспуте в Лейпциге Лютер высказывает сомнения в непогрешимости папы, называя Писание единственным источником божественной истины. В 1521 году он публично сжигает буллу Льва X об отречении его от Церкви. Легендой, по всей видимости, являются и слова «на сём стою и не могу иначе», сказанные Лютером после Вормсского рейхстага 1521 года, которые принесли ему народную поддержку. Но это не отменяет значимости последовавших за этим событий: в раздробленной Германии, которую папы воспринимали как вотчину, широкое движение сопротивления папской власти поддержала и знать, и простолюдины. Церковь Льва X не смогла справиться с учением саксонского монаха, как до того – с гуситами в Богемии и последователями Уиклифа в Англии.

Богословский трактат превратился в манифест, открывший в Европе новую эпоху – эпоху Реформации. Борьба за веру будет вестись еще почти полтора столетия и завершится Тридцатилетней войной, по итогам которой Церковь окончательно уйдет с политической арены, уступив на ней место суверенным государствам.

Комментарии для элемента не найдены.

500 лет Реформации в Швейцарии

Истоки протестантизма принято искать прежде всего в Германии и связывать с именем Лютера. При этом Швейцария сыграла по меньшей мере столь же важную роль в возникновении этого феномена в истории мировой религии. Цюрих и Цвингли, Женева и Кальвин  Швейцарию вполне можно считать второй колыбелью протестантизма.

Этот контент был опубликован 16 июля 2020 года — 18:27
Оливье Пошар

Corinna Staffe (иллюстрация)

Доступно на 5 других языках

Оригинальная русскоязычная версия: Игорь Петров

Основные торжественные мероприятия, приуроченные к 500-летию Реформации, прошли как в Швейцарии, так и в других странах в 2017 году. Эта дата стала напоминанием о том, как Мартин Лютер 31 октября 1517 года обнародовал свои знаменитые тезисы в Германии, намереваясь просто начать процесс церковной реформы. Возникла же целая новая конфессия. 

Реформационное движение в Швейцарии началось несколько позже, тем не менее, Конфедерация решила не отставать и отметить эту важную дату месте со всем миром. Центральной фигурой швейцарской Реформации стал Ульрих Цвингли (Huldrych Zwingli). Уроженец Санкт-Галлена он приехал в Цюрих в 1519 году. Своими необычными и прямо-таки революционными проповедями он всего за несколько лет полностью обновил городскую церковную институцию. 

Католическая обрядность в Цюрихе была официально отменена уже в 1525 году. Но вот что любопытство: Реформация, оказавшая огромное влияние на социально-политический и религиозный ландшафт Швейцарии, началась… обыкновенной колбасы.

После 1525 года судьба Реформации в Швейцарии во многом зависела от позиции Берна, который, имея в своем распоряжении самую обширную территорию, мог решающим образом повлиять на расстановку сил. Находясь под сильным давлением католических земель «внутренней Швейцарии» и не решаясь переломить склонность населения к старой вере, Берн долгое время оттягивал проведение Реформации. Прорыв наступил только в 1528 году.

Однако Швейцария не была бы сама собой, если бы Реформация здесь совершалась только по Цюрихскому канону. Еще одним бастионом и оплотом протестантизма стала Женева. Французский юрист Жан Кальвин переехал в Женеву в 1536 году. За год до этого он опубликовал в Базеле, который был тогда передовым городом в плане развития книгопечатания, один из самых влиятельных богословских текстов Реформации, трактат «Институты христианской религии» (Institutio Christianae Religionis). За несколько лет его усилиями Женева стала «протестантским Римом».

Старой католической веры твердо придерживались три изначальных кантона Внутренней Швейцарии — Ури, Швиц, Нидвальден, а также кантоны Фрибур, Золотурн и Вале. Они решительно отказались вводить у себя церковные новшества.

Причинами тому стали более «демократические» режимы этих земель, в рамках которых власть знати и без того была не особенно сильной, а также традиции солдатского наёмничества, отказ реформированных кантонов от которого воспринимался католическими кантонами как предательский отказ от части собственной свободы. 

Интересно, что «церковный раскол» не привел к политическому расколу «Конфедерации». Вопросы конфессиональной принадлежности находились в компетенции кантонов, что вело, правда, к политическим расколам местного характера, как это имело место в 1597 году, когда кантон Аппенцелль раскололся на два более мелких кантона католического (Аппенцель-Внутренний) и протестантского (Аппенцель-Внешний) вероисповедания. 

Однако в целом именно весьма «свободный» характер союза швейцарских кантонов и предопределил его сохранение. Будь этот союз более «централистическим» по своей структуре, его политическое будущее наверняка выглядело бы совсем иначе. С другой стороны, «религиозный раскол» еще более ослабил способность Конфедерации принимать эффективные внешнеполитические решения.

Внутри самого протестантизма также позже произошел раскол, в частности, учения Лютера и Цвингли не совпадали в вопросе «причастия» (Abendmahlstreit), что привело к превращению Рейна из политической границы между швейцарскими кантонами и немецкими княжествами еще и в религиозно-политическую и лингвистическую границу. 

В целом же церковные реформаторы Цюриха и Женевы придали новой религии мощный импульс, так что протестантизм в том виде, в котором мы его знаем сегодня, сложился под сильным влиянием событий истории Конфедерации 16-го века. В 1566 году цвинглианцы и кальвинисты образовали совместный фронт вокруг важнейшего для швейцарской реформации документа, вошедшего в историю под названием Confessio Helvetica Posterior, что окончательно закрепило за Швейцарией роль второго главного полюса Реформации и положение альтернативы лютеранству.

К 1566 году этот документ превратился в «основополагающий и направляющий» свод положений всей швейцарской Реформации. Его значение распространялось далеко за пределы Швейцарии, и было известно в Венгрии, Польше, Шотландии. Так или иначе, создание общепротестантского фронта означало окончание своего рода эпохи толерантности. Швейцария перестала предоставлять убежище европейским еретикам, в частности социнианам и антитринитариям. Преследованием подвергалось и уже упоминавшееся швейцарское сектантское движение Täuferbewegung (дословно — «движение баптистов / крестителей»).

К фронту Confessio Helvetica Posterior в итоге присоединились все реформированные кантоны и зависимые (zugewandte) территории. Окончательно же единство реформированной веры было, при активной поддержке швейцарских теологов, утверждено только в 1618-1619 гг. на так называемом «синоде в Дордрехте», или Synode von Dordrecht). С тех пор основами «истинной веры» стали такие документы, как Confessio, «Дордрехтские каноны», а также кантональные катехизисы.

Реформированные «конфедераты» поддерживали тесные связи с европейскими протестантами, сумевшими пробиться к рычагам государственной власти, а именно, с Нидерландской республикой, с некоторыми западногерманскими княжествами, с ганзейским городом Бремен, а также с Шотландией. 

Для французских гугенотов (считается, что это понятие происходит от искаженного немецкого слова Eidgenosse — «швейцарец»), английских пресвитериан, для реформированных меньшинств турецкой Венгрии и Пьемонта протестантские кантоны и земли Швейцарии продолжали оставаться надежной идеологической и финансовой опорой, а также, в случае необходимости, и убежищем.

Сегодня, однако, протестантизм во многом утратил и продолжает утрачивать свои позиции в Швейцарии. А вот католицизм, напротив, смог укрепиться, в том числе благодаря иммиграции из таких католических стран, как Португалия, а также из стран Латинской Америки. В протестантских, да и в католических церквах, скамьи все чаще остаются пустыми, так что выражение «глас вопиющего в пустыне» неожиданно получило в стране новое содержание.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

В каком году началась Реформация в Европе?

помогите по истории нового времени план на 7 &7 класс пожалуйста дам много балло​

Задание №1. Прочитайте информацию о представителях разных сословий и расположите их в соответствии с их положением в средневековом обществе под цифрам … и от 1 до 7. Где цифра 1 – сословие, которое имеет наивысшую власть, а цифра 7 – обозначает сословие, не имеющее никакой власти. Запишите в виде цифры и буквы [7 б.] 1) Кузнец: «Я делаю все изделия из металла. Это включает все инструменты для работы в поле, замки и ручки. Я свободный человек и искусный мастер» 2) Батрак: «У меня нет земли, чтобы выращивать урожай, кроме маленького сада. Я самый бедный житель деревни и завишу от благотворительности» 3) Король: «Надо мной только Бог. Я повинуюсь лишь Богу. Вся земля принадлежит мне, и я передаю землю другим в обмен на их преданность» 4) Крепостной: «Лорд деревни дает мне часть земли на его полях, чтобы я выращивал на ней свой урожай взамен на мою преданность и послушание» 5) Рыцарь: «Я становлюсь вашим слугой с сего этого дня. Я буду верен вам за земли, которые вы вверили мне. Я содержу землю барона и руковожу ей для него. Я буду сражаться за него» 6) Барон: «Я становлюсь вашим слугой с этого дня. Я буду верен вам за земли, которые вы вверили мне». Я содержу большие участки земли для короля и имею власть над ними» 7) Лорд: «Я становлюсь вашим слугой с этого дня. Я буду верен вам за земли, которые вы вверили мне. Я содержу землю барона и руковожу ей для него. У меня тоже есть власть» ​

что обещала Германия Италии и Франции в случае победы по плану Гинденбурга​

Напишите 1-ое напровление завоевательных походов арабов- 2ое напровление​

По плану Гинденбурга, что Германия намеревалась с Англией и Францией?​

Помогите пж сор всемирная история

Сделайте пожалуйста историю пжпжпж

1. Мемлекеттің механизмі дегеніміз не?

срочно помогите пжпжп​

Заполните диаграмму Венна Найдите не менее одного сходства и различия, общих черт для курултая в Ордабасы и Каракумах

Михаил Гиголашвили. Молодой Лютер — Год Литературы

31 октября 1517 года 34-летний доктор богословия Витенбергского университета Мартин Лютер прибил к дверям местной Замковой церкви свои «95 тезисов» — и с этого момента отсчитывается Реформация, сотрясшая Европу и придавшая ей нынешний вид.

Чтобы отметить эту внушительную дату, «Год Литературы» обратился к Михаилу Гиголашвили — победителю «Русской премии», финалисту «Большой книги». Ведь он только что выпустил большой роман как раз про ту эпоху и вообще проживает в Германии, так что для него Реформация, можно сказать, lokales Geschäft, то есть local business. И действительно: оказалось, что Михаил Гиголашвили хотел написать роман о Лютере, — но потом перешел на Грозного и ограничился рассказом о молодости великого реформатора. Который ГодЛитературы.РФ впервые публикует.

Текст: Михаил Гиголашвили

Фото с сайта religious.life

Молодой Лютер

Мартин Лютер родился в г. Айслебен (нем.: «Ледяная жизнь»), в Саксонии.

Год его рождения стоит под сомнением — то ли 1483, то ли 1484. Когда спустя много лет Меланхтон расспрашивал мать Мартина о его рождении, то старушка насчет года сомневалась, а вот дату и время помнила точно: «10 ноября, около полуночи» — может быть, была так уверена потому, что назавтра, 11 ноября, был день св. Мартина и младенца окрестили его именем.

Фамилия семьи восходит — через французское Лотарь — к латинскому Лотарий. Сам Мартин подписывался поочередно: Лудер, Людер или Лотер. После 1517 года он остановился на Лютер.

Такая неразбериха типична и объяснима: тогда царила изустная традиция, орфография еще не устоялась, грамотных вообще было мало, да еще к тому же в разных княжествах писали (и говорили) по-своему.

Отец — Ганс Лютер. Мать — Маргарита Циглер (по другим данным — Линдеманн).

Семья, крайне бедная, жила в местечке Мехре. Потом переехала в Айслебен —

там появилась работа на руднике, где начали добывать медь. По другим сведениям, переезд был связан с убийством, которое якобы совершил отец Мартина, зарезав в драке на меже какого-то крестьянина, после чего был вынужден бежать.

Отец Мартина, Ганс, рудокоп, был труженик, но пьяница, и жил по принципу: «трудная неделя — веселое воскресенье», во время которого нередко пропивалась вся выручка от тяжкой недельной работы. Когда он пил, он не впадал в тоску или гнев, но становился без меры оживленно-разговорчивым, учил детей жизни и частенько поколачивал их. Мать была тоже сурова, не признавала никаких «нежностей» и без колебаний стегала сына плеткой до крови за украденный орех или разбитую миску.

Родня была не лучше — пьяницы и забияки. Дяди Мартина неоднократно судимы за драки в кабаках. Один кузен сидел в остроге за поножовщину.

Племянник Польдер любил драться ножкой от стула *.

В семье было много детей (до десяти). Известен брат Якоб, самый близкий Мартину, с которым его связывала дружба до самой смерти. Поначалу мои родители жили очень бедно. Матери, чтобы прокормить нас, приходилось таскать на спине из леса вязанки хвороста. Они делали такие вещи, каких сегодня уже никто не стал бы делать.

В 1484 году семья впала в полную нищету и переехала в Мансфельд, где жизнь, по слухам, была немного лучше, потому что туда переместился центр меднорудной добыча: руду не только извлекали из земли, но и превращали в плавильнях в металл. Город рудокопов состоял из одной главной улицы и домишек, где селились рабы забоев и шахт. Нравы грубы, жизнь полна суеверий. Царит простая разговорная народная речь, нередко пересыпаемая проклятиями и бранью.

Отец определил Мартина в местную школу. Лужи грязи, выбоины, мороз, кучи, сугробы. Обычно кто-нибудь из старших братьев нес меня на руках в школу.

Чему он учился? Письмо и чтение, латынь, разбор поучительных текстов (десять заповедей, молитвы, катехизис), пение на латинском языке. Музыка будет сопровождать Лютера всю жизнь — он играл на лютне, пел застольные песни.

В школе, как и в семье, царила палочная система. Однажды меня в день 15 раз подвергли палочному воспитанию.

Детство проходит в страхе, подавленности, пугливости и меланхолии. Всё вокруг вращается вокруг долга перед Богом, беспощадности жизни, кары за грехи, страха перед адом, причем бояться надо было не только Божьего гнева, но и гнева сатаны, который, по мнению рудокопов, был источником всех их бед и несчастий. Бог далеко, а сатана близко, всегда тут и рядом. Всё, что происходило вокруг плохого, приписывалось его козням.

Вера в сглазы, заговоры, порчу, нечистую силу засела в Мартина навсегда. Моя мать долго болела — её сглазила соседка, водившая шашни с дьяволом. Отцу пришлось идти к соседке с дарами, и сглаз был снят.

В душе мальчика поселился хронический страх (pusillanimitas), от которого он никогда не мог избавиться, хотя и понял — но потом, позже, — что не боязнь кары, а страх утраты Божьей любви должен двигать человеком. Этот страх будет мучить его до конца его дней, а сатана станет навязчивым гостем и непрошеным собеседником.

Детство Мартина было без ласки и радостей, под присмотром (и тумаками) людей, которые его, если и любили, то ничем эту любовь не проявляли: заботясь о его вечном блаженстве, они меньше всего пеклись о его сиюминутном. Желая внушить верные принципы, они не ведали для этого иных путей, кроме строгого наказания. А ребенку трудно постичь, что Бог — это прежде всего любовь, если всё, что связано с Богом, связано в первую очередь со страхами, розгами и насилием. Почему Бог пятнает человека родовыми пятнами греха, а потом наказывает его за это? Это же несправедливо и то же самое, что зарезать свинью только за то, что Бог создал её свиньей!

Несмотря на свою запуганность, мечтательность и вечную погруженность в себя, Мартин показывал такие успехи в учебе, что к 13 годам ему стало нечего делать в школе. К тому времени отец Ганс стал меньше пить, немного поправил свои дела и, рассудив, что, если сын такой способный, то пусть учится дальше, решил послать его в Магдебург.

В 1497 году, на Пасху, Мартин отправился в Магдебург — город на севере Саксонии, центр торговли, столицу архиепископства, куда к гробнице Оттона Великого стекались толпы верующих.

Как именно проделал Мартин этот путь, неизвестно. Известно лишь, что ни матери, ни отца с ним не было, а сопровождал его мальчик чуть более старшего возраста, Ганс Райнеке, дружбу с которым Мартин сохранит на всю жизнь.

В Магдебурге он поступил школу лоллардов. Лоллардами в народе называли монахов ордена св. Августина. Смысл их миролюбивого учения (позже известного как «новейшее благочестие») был в том, что они отказались от сложных умозрительностей и проповедовали простое, свободное от строгих предписаний богопочитание. Они обращались не к уму, а к сердцу человека. Очень возможно, что уже тут в Мартина были заложены те семена, что прорастут потом в новое вероучение.

В школе, помимо учебы, прибавилось забот: например, ученики должны были ходить просить подаяние и отдавать его монахам, чтобы те помогали бедным.

Я просил милостыню под дверями домов. …Не мешайте сыновьям вашим учиться, даже если им приходится выпрашивать кусок хлеба. Разве не пристало детям простых людей в страдании подниматься из грязи? Вы ведь даете Господу необтесанное полено, из которого Он сотворит человека.

По неизвестной причине Мартин через год оставляет Магдебург и возвращается домой. Отец, ставший неплохо зарабатывать, отправил его в Айзенах, где один из кузенов, Конрад Гуттер, служил пономарем в церкви.

В 1498 году Мартин начал посещать школу св. Георгия в Айзенахе. Это была т. н. Тривиалшуле (от лат. trivium — «тройной путь»): грамматика, риторика, диалектика. Этими предметами уделялось главное внимание. Ректор заведения Иоганн Требоний был чрезвычайно чутким, вежливым, корректным человеком: входя в класс, он каждый раз обнажал голову, не забывая говорить, что многих из его учеников ждет блестящее будущее.

Мартин живет в доме бюргера Генриха Шальбе, водит в школу его маленького сына, занимается с ним. Кузина Генриха, Урсула Котта, жена богатого купца, увидев как-то в церкви певшего Мартина, влюбилась в него и взяла к себе в дом. Для юноши наступило хорошее время, он расцвел от любви взрослой женщины.

В свободные часы он любил ходить в церковь Св. Марии, где обучался музыке. Или просто бродил в уличной толпе, глазел по сторонам: грубые чепцы и капюшоны из мешковины, береты, шапки с ушами. На площади — рёв скотины и стук молотков. Лотки с глиняными Мадоннами. Бродячий театр — как всегда, Страшный Суд: грешники и черти на фоне одеяла, расписанного огнем.

Но скоро его счастливая и спокойная жизнь окончилась — Иоганн Требоний признался, что научил его всему, что знал сам, и что сейчас его ждет университет.

Вернувшись домой, Мартин с удивлением обнаружил, что в семье появился достаток — отец стал лучшим литейщиком, получил звание бюргера и даже занял какой-то пост в магистрате Мансфельда. Очень возможно, что, увидев превращение отца из пьяницы-рудокопа в мастера-бюргера, Мартин убедился, что труд может преобразить человека, помочь ему вылезти из трясины, а праздность — мать греха.

В 1501 году Мартина отправили в университет Эрфурта («вторая Прага»). Он вступил в бурсу. Всё — жилье, еда, медицина, лекции — бесплатно. Репетиторами были старшие студенты.

Мартин был хорошо образован и в 1502 году сдал экстерном экзамен на бакалавра искусств. Экзамен — это многочасовая беседа с разными преподавателями. Программа — безбрежна: всё.

Чем занимался Мартин? Среди предметов — толкование текстов древнеримских классиков, греческий язык, римское право. Сочинения Вергилия, Овидия, Плавта, Теренция, Горация, Ювенала. Аристотель и предметы, близкие к его учению: логика, физика, математика, даже астрономия. В университетской библиотеке Мартин впервые увидел полную Библию (книги тогда были рукописные, дорогие, их старались в руки простому народу не давать как в прямом, так и в переносном смысле; Гутенберг еще не успел развернуться).

Многие из профессоров были приверженцами новых идей царящего Возрождения, воевали со схоластикой и метафизикой, защищали идеал науки, превозносили Разум, выступили против монашеского аскетизма.

Молодой Мартин жил своей жизнью. Особой склонности к гуманитарным наукам не проявил, страстью к древним языкам не горел. Но любил литературу, много читал, с удовольствием декламировал стихи, играл на лютне и пел, за что и получил среди буршей кличку Музыкант. Трактиры, музыка, вино, барышни, застолья. Я чувствую себя усталым и ленивым. Из-за попоек и наступающего за ними тяжкого похмелья я до сих пор не успел ничего ни написать, ни прочитать.

Внутренняя тревога временами усиливается, одолевали страхи. Он впал в депрессию. Меня мучила одна мысль: Бог ненавидит грешников, а раз я грешник, значит, Бог ненавидит и меня. Это было невыносимо, наваждение. Это сатана хотел отвратить меня от будущего.

6 января 1505 года, в праздник Богоявления, успешно выдержав экзамен, Мартин стал магистром искусств и записался на юридический факультет. Но юристом ему стать было не суждено — вместо этого он стал монахом, чему предшествовали три случая-фатума.

2 июля 1505 года он, навестив родителей, возвращался из Мансфельда в Эрфурт — деньги на дорогу он оставил вчера в трактире и шел пешком, один. Медленно брел по дороге под гнетущим зноем. Едва успел миновать деревню с многозначительным названием Штоттернхайм (нем.: «Приют заик»), как разразилась гроза, пошел град с куриное яйцо. Укрыться было негде. Вдруг молния ударила возле его ног, ослепив и свалив на землю. Святая Анна, спаси меня, и я стану монахом!

И гроза затихла, ушла в сторону; перестал и дождь. Показалось солнце. Святая Анна, покровительница рудокопов, услышала его и спасла.

Кое-как добравшись до Эрфурта, Мартин слег в горячке, бредил… Что делать?.. Бросить учебу, оставить мир и уйти в монастырь?.. Разрушить карьеру, надежды отца и семьи? Но он дал обет! А самое худшее — это то, что знамение молнии было не первым, а третьим! До этого было уже два, и на той же самой дороге!..

Года два назад он вместе с товарищем шагал из Мансфельда в Эрфурт. Поддавшись глупому порыву, он выхватил из ножен шпагу, которую он теперь имел право носить как бакалавр. Его переполняла тщеславная гордость, он хвастал перед спутником. Когда же, наигравшись, он захотел вернуть шпагу на место, то рука его дрогнула, и клинок вонзился в бедро. Он катался по земле, зажимая рукой рану, и призывал Богородицу. Подоспевший лекарь из того же Приюта заик наложил повязку, и его, чуть живого, кое-как довезли до Эрфурта.


Выздоравливая, он не мог заниматься, а только с утра до вечера распевал псалмы под лютню.


Один на один со своей болью и музыкой, он забывал о мерзостях будней. Было ли то предчувствием его монашеского бытия?..

А вот год назад был самый страшный случай: Мартин собрался идти из Эрфурта в Мансфельд, той же роковой дорогой. Нашел себе попутчика — вместе идти веселее. Жил тот как раз по пути, у начала дороги. Настало время идти, но товарищ Мартина не пришел к развилке, как было условлено. Прождав, Мартин решил пойти поторопить его. Долго стучался. Толкнул дверь и увидел своего товарища, сидящего за столом. Тронул за плечо. Юноша был мертв. Мартин выскочил в ужасе. Человек, с которым я хотел совершить небольшой переход, отправился в совсем другое путешествие.

А когда настанет его черед?.. Куда идти ему, чтобы не погибнуть?.. Он дал обет, он должен уйти в монахи… Но… Неужели в самом деле уйти в монастырь?.. Ведь это отказ от карьеры!.. Бедный отец!.. Скольких жертв ему уже стоило образование сына!.. Вправе ли Мартин отмахнуться от надежд отца увидеть сына юристом?..

Сможет ли он ослушаться отца?.. Ведь отец ненавидит монахов, всегда крыл их шайкой бездельников и будет, конечно, против ухода из университета… Да, но Бог уже трижды посылал ему знак… И разве есть выбор?.. Он связал себя словом перед Богом — значит, выбора нет. Монахом я стал не по своей доброй воле. Я дал обет сгоряча, в состоянии ужаса перед неминуемой гибелью. Я покинул мир и удалился в монастырь, не переставая горько сожалеть об этом. Я раскаивался в том, что дал обет, однако отступать не собирался.

Эти три знамения пути позже будут поняты как путь апостола Павла в Дамаск, где тот обрел истинную веру.

В 1505 году он бросил университет и поступил в монастырь августинцев послушником. Отец был зол и разочарован, писал гневные письма, но Мартин остался в монастыре.

Молодого послушника ждала нелегкая жизнь: он должен был мести полы в церкви, стоять на воротах, чистить отхожие места и ходить с сумой по дворам. Он томился, уставал, падал духом. Временами на меня нападал такой ужас, что едва не отдал Богу душу. Я мучил и изводил себя постом, холодом и прочими способами самоистязания. Я жил в предсмертном аду. Постом, воздержанием и непосильным трудом я едва не довел себя до смерти.

Но небесные знамения, подтверждавшие правильность его выбора, продолжались. Вскоре после его ухода в монастырь в Саксонии разразилась эпидемия чумы, болезнь перекинулась в Мансфельд, где жила родня Лютера. От чумы умерли два его брата и несколько друзей детства. Разве не отмечен мир, который он покинул, печатью проклятья?..

Худшим мучением было вожделение. Монахи учили, что греховны все проявления вожделения. Греховны также те, которые «вожделеют в сердце своем». Но что такое это вожделение?.. Под словом «вожделение» иногда разумеют порок похоти, иногда первое душевное побуждение, предчувствие страсти, иногда саму страсть или наслаждение, иногда чувство довольства, иногда сам поступок.

Послушники изучали сочинения о монастырской жизни. Многие авторы подчеркивали важность такой добродетели, как скромность, не позволяющей монаху переоценивать собственные силы — это ведет к отчаянию, разочарованию и унынию. Когда мы умерщвляли свою плоть, то занимались бесполезным делом, потому что не желали признавать своей греховности и скверны. Я не мог устоять ни перед одним искушением, диктуемым смертью или грехом. Человек грешен, потому что носит источник скверны в себе.

Он не мог не читать трудов св. Григория Великого, который писал: «Воздержание должно умерщвлять плотские пороки, но не саму плоть». Или св. Бонавентуру, объяснявшего, что самоистязание само по себе отнюдь не является добродетелью, обеспечивающей спасение. Читал наверняка и францисканца Давида Аугсбургского, который предупреждал послушников, что чрезмерное увлечение умерщвлением плоти делает невозможным духовное развитие. Позже он осудил героику монашеского подвига. Я мучил и изводил себя постом, холодом и прочими способами самоистязания. …От молитв и поста я так ослаб, что еще чуть-чуть, и мне пришел бы конец. …Мы, жившие в предсмертном аду. …Почему, попав в монастырь, я предался жесточайшему умерщвлению плоти? Зачем я терзал свое тело постом, бдениями и холодом? …И я прошел через это. Постом, воздержанием, непосильным трудом и дурной одеждой я едва не довел себя до смерти. Изможденное мое тело было почти совсем разрушено.

Но послушник сумел справиться со своей душой и телом. Осенью и зимой 1506 года его произвели в диаконы, а весной 1507 года в Эрфуртском соборе епископ Иоганн Бонемиш рукоположил его в священнический сан. По этому поводу Мартин созвал гостей, включая родню. Вместе с отцом из Мансфельда прискакало верхом целое «войско» — 20 человек. После службы состоялась трапеза, и Мартин вслух обратился к отцу:

— Скажите, батюшка, почему вы так противились моему обращению в религию? Разве не дает нам религия примера счастливой и безмятежной жизни? Неужели вы и сегодня печалитесь, что сын ваш принял духовный сан?

Отец поднялся, обвел всех взглядом, полным упрека.

— Вы все ученые господа, — начал он. — Разве не читали вы, что сказано в Писании? Почитай отца своего и мать свою! — Затем, обернувшись к сыну, он произнес, с трудом сдерживая гнев: — Вы нарушили эту заповедь, когда бросили меня и свою мать, хотя мы надеялись, что в старости получим от вас помощь и утешение. Ваше учение стоило мне больших средств, вы же поступили в монастырь против нашей воли.

Мартин напомнил о причинах своего решения. Разве не Бог явил ему свою волю в тот день, когда во время грозы его швырнуло на землю?

— Дай Бог, чтобы не дьявол… — отвечал отец.

Сидевшие за столом монахи принялись защищать собрата, на все голоса расхваливая свое житье-бытье.

— Что ж, если уж я пришел сюда, — не сдавался отец, — я стану есть и пить с вами, хоть мне и хочется быть отсюда подальше.

Мартин сделал последнюю попытку, уверяя отца, что в монастыре он принесет родителям гораздо больше пользы своими молитвами, чем принес бы в миру, зарабатывая состояние.

— Дай-то Бог, дай-то Бог… — с большим сомнением в голосе повторял в ответ Ганс Лютер, наливая полный кубок.

Но и после принятия сана тревога и страхи не покидают Лютера. Я постоянно пребывал в печали. Дух мой был сломлен. Как-то в церкви священник читал отрывок об одержимом, которым овладел бес немоты, Лютер вдруг вскочил со скамьи, бросился вперед и закричал: «Нет, нет, это не я!» И упал на пол (после молнии появились припадки). Другой раз, когда в церкви свершалось приношение даров, его обуял такой внезапный трепет и ужас, что он выскочил из алтаря и убежал из церкви.

Пост, самоистязания довели до того, что он заболел и его отправили в лечебницу. Мне виделись призраки и другие зловещие фигуры. Самые жестокие соблазны мучили и терзали меня. Я едва мог дышать, и никто не приходил меня утешить. Каких только призраков я не перевидал!

Видя все это, монастырское начальство рассудило, что молодому человеку, чересчур занятому собой и анализом своих душевных переживаний, необходимо общение с новыми людьми. Принимая это решение, наставники Лютера проявили не только чутье, но и исполнили правила ордена: раз брат Мартин учился в университете и выказал большие способности к наукам, раз он особенно интересуется Священным Писанием, пусть отправляется во вновь открытый университет Виттенберга преподавать Слово Божье. Если дела пойдут успешно, он получит кафедру, занимаемую профессором о. фон Штаупицем.

В те времена кафедры богословия принадлежали не конкретным лицам, а какому-либо ордену, который и назначал преподавателей. Августинцы, направляя о. Мартина Лютера в Виттенберг, преследовали двоякую цель: вырвать молодого монаха из терзавшей его меланхолии и подготовить хорошего преподавателя для университета.

В 1508 году его отправили в Виттенберг на факультет богословия. Он стал библиоведом, работал в библиотеке, читал лекции по этике Аристотеля.

Но там — те же страхи и паника. При упоминании имени Христа меня пронзал страх, а при виде креста чудилась молния. Я доходил до того, что иногда кричал: «Лучше бы Бога не было совсем!» Он не мог понять, кто мучит его: Бог или сатана?

Умный наставник фон Штаупиц однажды хорошенько отчитал его:

— Что такое — эти твои грехи?.. Христос простил истинным грешникам: убийцам, святотатцам, прелюбодеям! Если ты хочешь, чтобы Христос не оставил тебя, не докучай Ему своими детскими проступками. Не превращай в смертный грех всякую оплошность! Христос не запугивает, а утешает! Посылая нам своего Сына, Бог не шутил и не ломал комедию!

Как-то раз, когда фон Штаупиц находился в исповедальне, Мартин ворвался к нему и выпалил, что во время мессы обмирает от ужаса.

— Что за мысли для христианина! — услышал он в ответ. — Христос не запугивает, а утешает! Опомнись, безумец! Не Бог гневается на тебя, а ты сам восстаешь против Бога!

Брат Мартин мучительно размышлял над этими вопросами, но в то же самое время активно занимался преподавательской деятельностью и учил августинцев Виттенбергского монастыря, затем и мирян, приходивших в монастырскую церковь. Чему именно он учил их? Неизвестно. Тексты первых проповедей Лютера утеряны. Возможно, что их никогда и не было.

В 1510 году Лютер был послан в Рим, чтобы уладить в папской курии какие-то дела, касающиеся августинцев. С Лютером был послан еще один монах, Иоганн фон Мехельну. Осенью 1510 года они пешком тронулись в путь. Отправляясь поутру в дорогу, путники знали, что к вечеру непременно найдут ночлег в одном из бесчисленных монастырей, разбросанных по всей стране, — не своего ордена, так чужого. Они избрали самый оживленный маршрут через Тироль, Милан и Флоренцию.

Многое из увиденного изумляло их, многое вызывало оторопь и неприязнь. Им попадались монастыри из мрамора, самые настоящие дворцы. В одном из них, куда они приплелись вечером пятницы, им подали на ужин мясо.

В Риме им бросилось в глаза, что священники ведут себя совсем не так, как положено, мессу «ужимают» до нескольких минут. Зато по всему городу высились дворцы, в которых на самую широкую ногу жили кардиналы и прочие церковные иерархи. Наслушались они и разговоров в толпе. Оказалось, многие церковные деятели даже не имели духовного сана!.. Сам папа раздавал и продавал епископские должности мирянам, прелатами назначал своих 20-летних племянников. Некоторые высокопоставленные клирики содержали любовниц, имели детей, а мессы не служили вообще. Худшим бедствием была торговля индульгенциями.

Лютера при виде всего этого охватила скорбь. Он, всегда веривший в папство, испытал сильный шок. Он был возмущен. Разочарован и разъярен. Не хотел на все это смотреть. От злости стал изучать прямо в Риме древнееврейский язык у какого-то немецкого еврея.

Через четыре недели паломники отправились назад. Лютеру стало ясно, что папа — это сатана в тиаре, а челядь вокруг него — это бесы и дьяволы. По другой версии, Лютер был разочарован, потому что надеялся в Риме провернуть одно личное дело, а именно испросить у курии позволения продолжить образование в одном из европейских городов, где не было монастыря его ордена, вследствие чего ему не пришлось бы носить во время учебы монашескую рясу. Иными словами — хотел бежать из монахов в мир. Как бы то ни было, после этого «похода в Рим» родился настоящий Лютер, Лютер-бунтарь.

В 1512 году он получил степень доктора богословия. Он стал активно работать со студентами, сочинял комментарии и проповеди, писал письма, служил в церкви. Сам начал толковать притчи. Христос сказал: «Иго мое есть благо, и бремя мое легко». А те люди, которые надеялись только на себя, говорят: «Иго Божье горько, а бремя тяжело!» Пусть идут к Христу. Человека внешнего всегда преследует человек внутренний. Из-за этой охоты и рождается великая скорбь. Охота идет в душе человека, а охотник — сам Бог. А в такие минуты и является к человеку Христос. А к тем, кто не ведает скорби и не чувствует, что за его душу идет охота, Христос не является.

Лютер рос как проповедник и лектор. Вес его среди монахов и студентов увеличивался. Скоро он уже входит в число высших руководителей Виттенбергского монастыря августинцев. Он защищал заблудших овец, принимал их, утешал. Чудо не в том, что человек оступается, чудо в том, что он способен подняться и удержаться на ногах.

Бичует ханжей и лицемеров. Многие считают себя высокодуховными особами, на самом деле они суть существа из плоти и крови, исполненные порока. Они верой и правдой служат не Христу, а своим начальникам да еще и гордятся этим.

Сам Лютер внутренне столь же беспокоен, что и прежде. Опять мысли о вожделении, борьба с плотью. Это жестокая борьба. Мне довелось её изведать. Я слишком хорошо знаю, как является дьявол, как возбуждает он плоть, заставляет её гореть огнем. Стоит вспыхнуть пламени, стоит начаться приступу, как разум слепнет. Когда возгорается плоть, мужчина слепнет, и ему уже все равно, красива женщина или нет. За неимением чистой воды сойдет и навозная жижа. Законы плоти властно влекут тебя к сатане, к греху …Я знаю, что живу совсем не так, как учу жить других.

Лютер выступает против индульгенций. В 1517 году он прибил гвоздем к дверям виттенберской церкви лист с 95 тезисами против индульгенций. С этого момента началась Реформация. Вот главные тезисы:

«Индульгенция не способна искупить даже самого малого греха.

Папа отлучил от церкви тех, кто протестует против индульгенций, но ему следовало бы отлучить тех, кто с помощью индульгенций злоумышляет против истины и истинного милосердия.

Из-за индульгенций простой народ научился опасаться не самого греха, а наказания за грех. Если бы не страх наказания, никто бы и даром руки не протянул за этой бумажкой!

Терпимость к греху, распространяемая через индульгенции, освобождает человека от необходимости страдания и тем самым вынуждает его ненавидеть страдание.

Истинное раскаяние стремился к страданию, а индульгенция рождает покорность греху и ненависть к страданию.

Нужно учить христиан, что тот, кто подает милостыню, поступает лучше, чем тот, кто покупает индульгенцию.

Всякий истинно кающийся христианин имеет право на полное отпущение грехов, даже если у него нет индульгенций.

Совершенное раскаяние упраздняет всякое наказание, кроме того, какое человек сам себе выбирает».

  • Лютер против католической церкви: «Церковь — это царство духа, а потому в ней нет и не может быть конкретного руководителя. Нет власти и у папы, ибо Ключи от Врат Небесных, врученные Христом Петру, никому и никогда не передавались. А то, что Христос сказал Петру: «Ты камень, и на камне сем я построю свою Церковь», не надо понимать буквально: Христос давал обещание не конкретному апостолу, а той вере, в которую его обратил, — иными словами, каждый верующий во Христе и есть тот камень, на котором зиждется истинная церковь, которая проявляет себя в трех вещах: в крещении, причащении и проповеди истинного Евангелия».
  • Лютер против папы: «Доколе мы, немцы, будем терпеть, что нас грабит и обворовывает папа? Французы сумели себя защитить, почему же мы, немцы, позволяем себя дурачить и обирать? Папская власть — это дьявольский порядок, при котором пиратство, мошенничество и тирания несут свою службу у адских врат. Папа ведет христианский мир к гибели, а потому надо бороться с этим злом. Папа хуже турка. Разве не вздергивают воров, не рубят головы разбойникам? Чем папа лучше? Это антихрист, а Рим — это престол сатаны».
  • Конкретные предложения Лютера: «Пора прекратить императору лобызать папские стопы. Следует запретить паломничество в Рим, а в самой Германии снести и сровнять с землей часовни и церкви, притягивающие паломников, ибо это не что иное, как «орудия дьявола, разжигающие алчность и корысть». Запретить строительство новых монастырей для странствующих монахов — пьяниц и бродяг. Принять закон, запрещающий роскошь в одежде, сломать банковскую систему, с помощью которой папа обескровливает Германию».

В 1521 году Лютер был вызван на рейхстаг в Вормс. В этом же году с Лукасом Кранахом издал «Сборник чтений о страстях Христовых и антихристовых», где было 26 парных картинок, напр.: слева Христос отказывается от земных благ, справа папа заявляет на них свои права, Христа венчают терновым венцом, а папу — тиарой, Христос омывает ноги апостолам, а папа сам подставляет свои ноги для лобызаний, Христос уходит в небо, а папа — в преисподнюю.

На соборе его спрашивали, не отрекается ли он от им написанного, Лютер ответил: «Нет, тут стою я, и не могу иначе!» Тогда он был признан вне закона, книги его надо было сжечь, а все имущество его друзей и покровителей — конфисковать.

Когда Лютер ехал обратно, то возле деревни Вальтерхаузен его похитили. Его привезли в Вартбург, к маркграфу Тюрингии. Там комендант барон Ганс фон Берлеш забрал у него рясу, дал рыцарскую одежду, нацепил ему шпагу и золотую цепь. Так, в целях безопасности, Лютер стал «юнкером Йоргом».

И началась другая история.


*

Жирным шрифтом выделены подлинные слова из писем и сочинений Мартина Лютера

Реформация в Швейцарии

Реформация в швейцарии.

Швейцария была самой свободной страной в Европе во время Реформации, хотя номинально она была частью Священной Римской империи. В 1291 году три лесных кантона Швиц, Ури и Унтревальден вошли в союз, который оставил каждому кантону право развиваться как самоуправляющаяся республика. Ко времени Швейцарской Реформации в конфедерацию входило более 13 кантонов. Демократичные и сильные швейцарцы требовались всей Европе как наемные солдаты. Они обеспечивали армию, которую составлял папа для защиты своих интересов.
Правление каждого кантона занималось местными обязанностями, и по этой причине каждый кантон был свободен принимать ту форму религии, которую хотел. Следовательно, Реформация в Швейцарии произошла путем законных действий демократичным образом избираемого местного правительства.
Швейцарские города были также центрами культуры, и гуманизм вполне мог обосноваться в городских кантонах. В Базеле располагался известный университет. Именно здесь Эразм Роттердамский напечатал Новый завет на греческом языке. Благодаря такому положению дел одним из основных источников швейцарской Реформации был гуманизм.
На швейцарский землях развивались три типа реформаторского богословия. Кантоны, говорящие на немецком языке, в северной части страны, главным городом которой был Цюрих, следовали Реформации Цвингли. В кантонах на юге, где люди говорили на французском языке и главным городом была Женева, следовали взглядам Кальвина. Кроме того, радикальные ответвления Реформации, известные как анабаптисты, выделились в крайнее крыло среди тех, кто сотрудничал с Цвингли. Из Цюриха анабаптистское движение распространилось по Швейцарии, Германии и Голландии. При Менно Симонсе оно утвердилось в Голландии и Северной Германии.
1. Реформация Цвингли в немецких кантонах Северной Швейцарии
Ульрих Цвингли (1484–1531) также принадлежал к первому поколению реформаторов. В нем сильное недовольство Римом выкристаллизовалось в реформатскую Церковь. Его отец был фермером и главным магистром Вильдхауза. Семья имела неплохой доход, который позволил Цвингли получить хорошее образование и стать священником. Он занимался в Венском университете, а в 1502 году перешел в университет в Базеле, где в 1504 году получил степень бакалавра искусств и степень магистра искусств в 1506 году. На нем сильно сказались гуманистические устремления его учителей. Его «идолом» стал Эразм Роттердамский. Гуманитарные науки стали его главной страстью, а к богословию он не испытывал интереса.
Между окончанием университета в 1506 году и 1516 годом Цвингли добросовестно служил папе римскому в качестве приходского священника, капеллана и верного патриота Швейцарии. Его первый приход находился в Гларусе. Из-за своих гуманистических симпатий он толковал послания Павла в духе платонизма и Нагорной проповеди Христа, то есть делал упор на этические аспекты христианства. Изучение теории Эразма Роттердамского увело его от схоластического богословия к изучению Библии. Патриотический дух привел его к осуждению любой наемной службы швейцарских юношей, за исключением службы папе римскому. Чтобы дать сыну средства на существование, отец назначил ему щедрое годовое жалованье. В 1513– 1515 годах он ушел из Гларуса в наемные войска, где служил капелланом.
С 1516 по 1518 год он служил пастором в Айнсидельне, в центре паломников. Там он начал осуждать некоторые из злоупотреблений индульгенциями и образом девы Марии, высмеивая их, подобно Эразму Роттердамскому, Когда вышел в свет Новый завет Эразма Роттердамского в 1516 году, Цвингли переписал послания Павла из взятой на время книги, чтобы иметь их собственную копию. Покидая Айинсидельн, он был библейским гуманистом. Призванный стать пастором в Цюрихе, он начал там свое служение в начале 1519 года. Именно в это время он занял четкую позицию против призыва швейцарцев в качестве наемников в иностранные армии, поскольку служба в этих заграничных войсках, как он убедился, разлагает людей, и Цюрих прекратил эту практику в 1521 году.
Эпидемия чумы в 1519 году и влияние лютеранских взглядов привели его к преобразованиям. В первый раз Цвингли поднял знамя Реформации, когда объявил, что десятина, которую платят верующие, не подкрепляется Божественным авторитетом и что этот налог является добровольным делом. Это нанесло удар по финансам римской системы. Кажется странным, что Цвингли вступил в тайный брак с вдовой Анной Райнхард в 1522 году, а публично объявил о своем союзе и узаконил его только в 1524 году.
Когда горожане отказались соблюдать Великий пост и в течение Великого поста 1522 года ели колбасу, а также когда они широко цитировали утверждения Цвингли о том, что Библия является единственным авторитетом для их оправдания, и когда были проведены изменения в римской системе поклонения, тогда власти решили провести публичное обсуждение, в котором Цвингли встретился бы со всеми желающими. Избранные судьи должны были затем решить, какую веру следует принять городу и кантону. Таким образом, Реформация в кантонах северной Швейцарии была осуществлена правительственными решениями после дебатов. До дебатов против Иоаганна Фабера в 1523 году Цвингли подготовил «Шестьдесят семь статей», в которых говорилось о спасении по вере, об авторитете Библии, о главенстве Христа в Церкви и о праве духовенства вступать в брак. Там осуждались действия Римской Церкви, не соответствовавшие Писанию. Городской совет решил, что победил Цвингли, и его идеи быстро получили законный статус. Были устранены платы за крещение и похороны. Монахам и монахиням позволили жениться. Были запрещены иконы и мощи, и в 1525 году Реформация в Цюрихе была завершена упразднением мессы. Убеждение Цвингли, что конечным, главным авторитетом обладает христианское сообщество, которое исполняет свою власть через избираемое гражданское правление, действующее в соответствии с авторитетом Библии, принесло плоды в Цюрихской Реформации, в которой Церковь и государство слились по образцу теократии.
Берн перешел на сторону Реформации после дебатов, сходных с дебатами в Цюрихе. Цвингли принял участие в дебатах, опираясь на свои «Десять тезисов», и в результате в 1528 году городской совет признал принципы Реформации. В 1529 году месса была упразднена и в Базеле под влиянием хорошего друга Цвингли – Иколампадия.
После 1522 года последователи Цвингли выразили несогласие с ним и начали называться анабаптистами, поскольку они настаивали на перекрещении христиан. В 1525 году городской совет запретил их собрания и выслал их из города. Феликс Манц (1498–1527) в 1527 году был казнен утоплением.
Цвингли потерял поддержку Лютера на Марбургском собеседовании в 1529 году, когда эти два человека не могли прийти к соглашению о том, присутствует ли Христос во время причастия физически, и таким образом цвинглианство стало развиваться отдельно от лютеранства.
Признание принципов Цвингли несколькими кантонами сделало необходимым какой-то тип религиозной организации. В 1527 году был созван синод швейцарских евангельских церквей. Примерно в то же самое время Библия была переведена на родной язык этого народа. Папа римский не вмешивался в преобразования из-за того, что ему требовались швейцарские наемники, но более старые сельские кантоны, хранившие верность папе, решили повременить с отходом от Рима. Они организовали «Христианский союз католических кантонов», и в 1529 году началась открытая война между протестантскими и римско-католическими кантонами. Две эти группировки заключили мир в Капелле, по которому большинство граждан в каждом кантоне должно было решать, какую форму религии исповедовать, и по которому к протестантам должны были терпимо относиться в папских кантонах. Когда Цвингли пытался начать реформы, в 1531 году в некоторых кантонах снова разразилась война. Цвингли вышел в бой в качестве капеллана со своими солдатами и погиб в сражении. В результате борьбы каждому кантону предоставлялось полное управление своими внутренними делами и Цюрих отказался от союза с Христианской гражданской лигой реформатских кантонов. После этого в немецкой Швейцарии произошло мало изменений. Генрих Буллингер (1504–1575) стал способным и умиротворяющим преемником Цвингли. Силы Цвингли слились с силами кальвинизма в реформатских церквах Швейцарии через Консенсус (Согласие) в Цюрихе в 1549 году.
2. Радикальная реформация (1525–1580)
2.1. Анабаптисты
Движение анабаптистов возникло в Швейцарии из-за того, что на этой территории существовала свобода. Ни феодализм, ни папство не смогли подчинить себе землю, на которой жили отважные наемные солдаты. То, что Цвингли считал Библию основой учения проповедников, вдохновило анабаптистов, основывавшихся на Библии.
1. Конрада Гребеля (1498–1526) можно считать основателем швейцарского движения анабаптистов. Он родился во влиятельной семье патрициев и получил хорошее образование в университетах Вены и Парижа. После обращения в 1522 году он тесно сотрудничал с Цвингли до 1525 года. Ранние взгляды Цвингли о том, что крещение детей не имеет библейских оснований, привлекали Гребеля. В 1525 году совет Цюриха приказал Гребелю и Феликсу Манцу – другому образованному лидеру анабаптистов – воздержаться от проведения встреч по изучению Библии. Георг Блаурок в 1525 году был перекрещен Гребелем, и затем он перекрестил самого Гребеля еще несколько человек. Поскольку настаивание на крещении верующих лишило бы многих из них их привилегий, Цвингли отказался от своих прежних взглядов, предполагавших, что нет духовного обоснования для крещения детей. Более радикальные анабаптисты, которые выступали против контроля государства над религией, также представляли опасность его планам завоевания медленно двигающихся, консервативных властей на сторону реформы. Сначала Цвингли хотел использовать свою методику дебатов для того, чтобы убедить анабаптистов отказаться от их взглядов, но когда это не удалось, совет прибегнул к более сильным мерам – к штрафам и ссылке. Движение практически прекратило существование в Цюрихе к 1535 году из-за жестокости обращения с ним, и скромные, непритязательные христиане переселились на другие территории. Амиши из Пенсильвании переселились в Америку именно по этой причине.
2. Валтасар Губмайер (1481–1528), один из ранних немецких анабаптистов, получил великолепное образование и стал доктором богословия в университете Ингольштадта, где он учился у оппонента Лютера Иоанна Экка. Его пасторство в Валдшуте около швейцарской границы свело его со швейцарскими радикалами, взгляды которых он признал. Он и три тысячи последователей были крещены обливанием в 1525 году, и ему пришлось бежать в Цюрих от австрийских властей. Оттуда он уехал в Моравию, где стал во главе людей, бежавших от гонений Цвингли, а также тысяч моравских обращенных в анабаптизм. Он был сожжен на столбе по приказу императора в 1528 году, а его жена была утоплена в Дунае католическими властями. В течение всей своей деятельности вождя анабаптистов он настаивал на разделении Церкви и государства, на авторитете Библии и на крещении верующих.
3. Менно Симонс (1496–1561) Нидерланды. Симонс усвоил взгляды анабаптистов и отказался от своего поста священника в Римской Церкви в 1536 году. Он признал главенство над «братьями» – так они называли себя, чтобы избавиться от проклятия, связанного с названием «анабаптисты». После его смерти братья стали известны как меннониты. В конечномсчете они получили свободу поклонения в 1676 году.
Поскольку было очень много групп анабаптистов с небольшой разницей в догматах, обусловленной лишь тем, что верующие получили право толковать Библию как буквальный и конечный авторитет, трудно дать систематизированное, цельное описание анабаптистских взглядов. Однако существуют некоторые доктрины, которые разделяются всеми анабаптистами. Они утверждали, что Библия является конечным и непогрешимым правилом веры и жизни. Многие анабаптисты толковали ее буквально. Они полагали, что чистая Церковь должна быть свободной ассоциацией, возрожденной, а не государственной Церковью, ведь в государственную Церковь уже могут проникать неспасенные люди. Они также практиковали крещение верующих – сначала обливанием, а позже погружением. Осуждение крещения детей как несоответствующего Писанию и требование перекрещиваться дали им название анабаптистов (перекрещенцев). Многие из них настаивали на полном отделении Церкви от государства и не хотели иметь ничего общего с государственными Церквами. «Шлейтгеймское исповедание» 1527 года, являющееся в основном трудом Михаила Саттлера, выразило основные идеи большинства анабаптистов. Некоторые из них склонялись к пацифизму и возражали против клятв в суде и против служения в магистратах. Некоторые из них были милленариями во взглядах на будущее и отчасти из-за этого практиковали разделение имущества с людьми.
3. Кальвинистская реформация в Женеве
Миллионы людей сегодня в Швейцарии, Голландии, Шотландии, Соединенных Штатах и многих других частях света принимают реформатскую веру как основу вероучения и тем самым свидетельствуют о важности системы богословия, развитой Джоном Кальвином (1509–1564). Термин «кальвинизм» и сочетание «реформатская вера» соотносятся с системой богословия, разработанной на основе системы Кальвина. «Пресвитерианство» – это слово, которое используется для обозначения системы духовного управления, которую развил Кальвин. Женева была центром, где Кальвин полностью выработал свои идеи. Кальвина можно назвать вождем второго поколения протестантов.
Краткая биографическая справка о Кальвине такова:
Кальвин (Calvin), Жан, реформатор, вместе с Цвингли, основатель реформатской церкви, 1509—64; 1534 стал протестантом, 1536—38 был помощником Фареля в Женеве, оттуда направился в Страсбург, где был проповедником общины франц. беглецов, 1541 подписал как депутат Страсбурга Аугсбургское исповедание, затем возвратился в Женеву; здесь из духовных и светских лиц учредил консисторию для блюдения чистоты веры и охранения нравов, приказал сжечь Сервета и сделал Женеву центром реформатского протестантизма, которому он дал исповедание и устройство; главное соч: “Institutio christianae religionis” (1536, 1887 по-нем.).
Самый большой вклад Кальвина в реформатскую веру – его «Наставления в христианской вере», которые были приняты как авторитетное выражение богословия Реформации. В этом сочинении он заложил основы реформатских взглядов на роль богословия и на центральное положение Бога в христианском богословии.
Кальвин был также плодовитым автором посланий ко многим, кто обращался к нему за советом со всей Европы и Британских островов. Его послания и другие сочинения составляют примерно 57 томов в сочинениях Реформации. Сохранились до сих пор 2000 его проповедей.
Кальвин также содействовал образованию. Он установил в Женеве трехступенчатую систему обучения, вершиной которой являлась академия, сейчас известная как Женевский университет (обр. в 1559 году). Его внимание к знаниям оказало позже влияние на Америку, когда кальвинистские пуритане создавали в Новом Свете систему колледжей.
Женева под руководством Кальвина стала вдохновляющей силой и моделью для тех, кто пыталсягде бы то ни было реформировать веру, и она предоставляла убежище тем, кто претерпевал гонения за реформатские взгляды. Джон Нокс на некоторое время получил убежище в Женеве и был очарован великолепными проповедями Кальвина. Многочисленные комментарии Кальвина к Библии изучались теми, кто принимал его идеи после его смерти. Организация Женевской церкви стала образцом для реформатских церквей.
Кальвин также оказал влияние на рост демократии, поскольку принял принцип представительства в управлении Церковью и государством. Он полагал, что Церковь и государство созданы Богом для блага людей и должны сотрудничать в целях распространения христианства. Его призыв к труду и бережливости и к развитию промышленности стимулировал рост капитализма.

Проверочная работа по Всеобщей истории Начало реформации в Европе 7 класс

Проверочная работа по Всеобщей истории Начало реформации в Европе. Обновление христианства. Распространение Реформации в Европе. Контрреформация 7 класс с ответами. Работа включает в себя 2 варианта.

Вариант 1

Часть 1

1. В каком году началась Реформация?

1) 1517 г.
2) 1520 г.
3) 1526 г.
4) 1530 г.

2. Укажите, какое положение из перечисленных ниже относится к учению М. Лютера.

1) отмена крепостного права
2) подчинение церкви папе римскому
3) расширение земельных владений церкви
4) упразднение монашества

3. Равноправие католиков и протестантов в Германии установил документ под названием

1) «12 статей»
2) Аугсбургский религиозный мир
3) «95 тезисов против индульгенций»
4) «Акт о супрематии»

4. Укажите исторического деятеля эпохи Реформации, которому принадлежат следующие слова: «Если церковь опре­делила, что вещь, кажущаяся нам белой, черна, мы сразу же должны признать её чёрной».

1) Мартин Лютер
2) Жан Кальвин
3) Игнатий Лойола
4) Карл V

5. Сторонников Реформации в Германии называли

1) иезуитами
2) протестантами
3) пуританами
4) гугенотами

6. В результате распространения Реформации в Швейцарии

1) укрепилась католическая церковь
2) упрочилась абсолютная монархия
3) образовалась лютеранская церковь
4) ускорилось развитие капитализма

Часть 2

1. Сравните особенности учения М. Лютера и Ж. Кальви­на. Выберите и запишите в первую колонку таблицы по­рядковые номера черт сходства, а во вторую порядковые номера черт различия.

1) признание того, что милость Бога не зависит от заслуг человека
2) запрет на право пользоваться предметами роскоши
3) человек должен добиваться максимальных результатов в своём труде ради получения уверенности в спасении
4) сокращение расходов на церковь

Черты сходства Черты различия
       

2. Запишите термин, о котором идёт речь.

Этим термином обозначается борьба католической церкви с протестантизмом.

Вариант 2

Часть 1

1. В каком году папа римский утвердил «Общество Иисуса»?

1) 1520 г.
2) 1534 г.
3) 1540 г.
4) 1545 г.

2. Укажите, какое положение из перечисленных ниже относится к учению Ж. Кальвина.

1) власть должна находиться в руках простого народа
2) предпринимательская деятельность не является бого­угодным делом
3) признание права церкви на предметы роскоши
4) успех в делах — знак избранности Бога

3. Реформаторская деятельность М. Лютера началась с обнародования документа под названием

1) «Аугсбургское вероисповедание»
2) «95 тезисов против индульгенций»
3) «Похвала Глупости»
4) «К христианскому дворянству немецкой нации»

4. Укажите исторического деятеля, которому принадлежат следующие слова: «Каждый христианин, если только он ис­тинно раскаивается, получает полное отпущение вины и без индульгенции. Истинное сокровище церкви есть, конечно, не отпущение, а Святое Евангелие величия и милости Бога».

1) Мартин Лютер
2) Жан Кальвин
3) Игнатий Лойола
4) Карл V

5. Кальвинистскую церковь иногда называют

1) гугенотской
2) пуританской
3) иезуитской
4) пресвитерианской

6. В результате распространения Реформации в Германии

1) были ликвидированы феодальные порядки
2) образовалось единое национальное государство
3) было реализовано требование «дешёвой церкви»
4) возникла пресвитерианская церковь

Часть 2

1. Сравните особенности учения М. Лютера и Ж. Кальвина. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядко­вые номера черт сходства, а во вторую порядковые номера черт различия.

1) требование переустройства католической церкви
2) судьба человека предопределена Богом
3) ограничение власти папы римского
4) отмена пышных церковных обрядов

Черты сходства Черты различия
       

2. Запишите термин, о котором идёт речь.

Этим термином обозначается протестантский проповедник.

Ответы на проверочную работу по Всеобщей истории Начало реформации в Европе. Обновление христианства. Распространение Реформации в Европе. Контрреформация 7 класс
Вариант 1
Часть 1
1-1
2-4
3-2
4-3
5-2
6-4
Часть 2
1. 2413
2. Контрреформация
Вариант 2
Часть 1
1-3
2-4
3-2
4-1
5-4
6-3
Часть 2
1. 1423
2. Пастор

На том стою и не могу иначе

В этом году исполняется 500 лет с тех пор, как в Европе началась Реформация — раскол Католической церкви, имевший далеко идущие последствия для культуры Нового времени, в том числе для рождения и становления нового научного знания, основанного на рациональном мышлении, эксперименте и критическом отношении к источникам. Реформация не была ни единственной, ни главной причиной возникновения современной науки, но она создала тот духовный климат, в котором творили первые ее создатели. Об этом — в статье историка Юлии Штутиной.

31 октября 1517 года 33-летний профессор теологии Мартин Лютер прибил к двери виттенбергской церкви Всех Святых свои «95 тезисов», конспект для предполагаемого спора с другими богословами о некоторых практиках католической церкви. Этот день традиционно принимают как отправную точку Реформации, грандиозного раскола внутри Церкви, приведшего к необратимым изменениям в политической, экономической и прочих областях жизни в Европе.

Здесь необходима короткая пауза. Во-первых, профессор Виттенбергского университета Лютер был монахом-августинцем и священником, то есть человеком, выпестованным в лоне Церкви и никуда из нее пока не собиравшимся уходить. Во-вторых, тезисы свои он никуда не прибивал: судя по всему, он их разослал нескольким адресатам, причем большинству из них не 31 октября, а раньше. Корреспонденты Лютера, впечатленные содержанием его письма, поспешили напечатать их в типографиях Базеля, Нюрнберга и Лейпцига. Прежде чем 1517 год завершился, по германским городам разлетелось несколько сот копий «95 тезисов», причем как в оригинале, то есть на латыни, так и в переводе на немецкий.

Авторство истории о Лютере, прибивающем тезисы к церковной двери, принадлежит Филиппу Меланхтону, ближайшему соратнику профессора и его преемнику в роли неформального главы лютеранства. Меланхтон, внучатый племянник великого гуманиста Иоганна Рейхлина, в 21 год стал профессором греческого языка в Виттенберге по приглашению Лютера. Меланхтон, «делая биографию» своему кумиру — Лютеру, вставил в нее легенду, которая продержалась до 1961 года, когда ее разоблачил историк церкви Эрвин Изерло (кстати, католик, но экуменист). Эта маленькая история — следствие одного из направлений критической научной мысли, порожденной Реформацией: глубоким анализом первоисточников.

Вернемся к Лютеру. В августе 1513 года он приступил к чтению своего первого лекционного курса — о псалмах. Его слушатели получили из университетской типографии оттиски текстов псалмов. Широкие поля, которые использовались для глосс и комментариев отцов и учителей Церкви, Лютер специально оставил пустыми, чтобы студенты могли самостоятельно вписать туда свои открытия и рассуждения, не опираясь на многовековую традицию. Вспомним, что когда в 1546 году на Тридентском соборе католические богословы формулировали ответы на вызовы протестантской Реформации, они, в частности, приняли «Декрет о канонических писаниях». В нем говорилось:

«Дабы подавить врожденное своеволие, Собор предписал, чтобы в вопросах веры и нравов, относящихся к построению христианского учения, никто, основываясь на собственном разумении, не перетолковывал священные Писания по-своему, вопреки тому смыслу, которого держалась и держится святая матерь Церковь, коей принадлежит право судить об истинном смысле и истолковании священных Писаний, и даже не дерзал истолковывать священные Писания вопреки единодушному согласию Отцов; и чтобы такие толкования никогда не издавались… Если же кто не примет как священные и каноничные сии книги, целиком, со всеми их частями, как их принято читать в Католической Церкви и как они содержатся в издавна общепринятом латинском издании, или презрит, зная и понимая, вышеназванные традиции, — да будет анафема» (пер. Евгения Розенблюма для проекта Una Voce Russia).

«Мартин Лютер на Вормсском соборе». Антон Вернер, 1877 г.

wikimedia commons

Лютер и другие лидеры Реформации, в частности Жан Кальвин, целенаправленно боролись против диктата Католической церкви в вопросах интерпретации Писания. Кальвин не стеснялся в выражениях, обращаясь к своим читателям:

«Если христианская Церковь с самого начала всегда основывалась на проповеди Апостолов и книгах пророков, то отсюда следует, что истинность этого учения предшествует воздвигнутой на его основании Церкви, как фундамент предшествует зданию. Таким образом, приписывать Церкви право судить о Писании, словно людям дано решать, что есть Слово Божье, а что — нет, является безумной фантазией. Церковь почитает Св. Писание не потому, что своим одобрением утверждает его подлинность — будто бы до того она была сомнительной! — а потому, что знает: Писание есть чистая божественная истина, которую следует чтить по долгу благочестия. Что же касается вопроса, который задают эти канальи, откуда, мол, нам известно, что Писание исходит от Бога, если мы лишены соответствующего удостоверения со стороны Церкви? — то вопрос этот подобен вопросу о том, откуда у нас умение отличать свет от тьмы, белое от черного, сладкое от горького? Ибо Писание познается столь же непосредственным и непогрешимым ощущением, как познаются белый и черный цвет, сладкий и горький вкус» («Наставление в христианской вере», 1, VII:2).

Реформаторы в германских землях, Швейцарии, Англии считали, что латинская Библия и комментарии к ней были испорчены «папистами» по небрежности, незнанию или даже по злому умыслу. Так, Лютер доказывал, что греческое слово «метанойя» (μετάνοια), раскаяние как душевная работа, в Вульгате, латинской Библии, было ошибочно переведено как poenitentia, покаяние в его практическом смысле, то есть искупительные действия, налагаемые Церковью (ср. с епитимьей). Одно только слово poenitentia, с точки зрения Лютера, открывало путь к злоупотреблениям, в том числе к торговле индульгенциями, против которой была направлена немалая часть «95 тезисов». Вот, собственно, как они начинаются (пер. А. И. Рубана):
  1. Господь и Учитель наш Иисус Христос, говоря: «Покайтесь…», заповедовал, чтобы вся жизнь верующих была покаянием.
  2. Это слово [«покайтесь»] не может быть понято как относящееся к таинству покаяния (то есть к исповеди и отпущению грехов, что совершается служением священника).

Реформаторы добивались и добились того, чтобы авторитет Церкви перешел к авторитету Писания. Каждый верующий оказался свободен (до известной степени, конечно) от институтов, оказавшись лицом к лицу с Библией и возможностью изучать ее самостоятельно. Потребовалось сравнительно немного времени — около ста лет, чтобы произошел следующий шаг: от самостоятельного чтения и изучения «божественной книги» к самостоятельному чтению и изучению «книги природы».

«Библия Лютера» — выполненный Мартином Лютером перевод Священного писания на немецкий язык был опубликован в 1534 году

wikimedia commons

Почему так важна была «книга природы»? Англичанин Фрэнсис Бэкон в 1605 году писал:

«Следующее заблуждение вытекает из чрезмерного почтения и чуть ли не преклонения перед человеческим интеллектом, заставившего людей отойти от изучения природы и научного опыта и витать лишь в тумане собственных размышлений и фантазий. И Гераклит правильно упрекнул этих знакомых всем псевдомыслителей и (если можно так сказать) интеллектуалистов, которые, однако же, слывут обычно за возвышенных и божественных философов: «Люди ищут истину в своих микрокосмах, а не во Вселенной». Ведь они отвергают азбуку природы и не желают, как школьники, учиться на божественных творениях. А если бы они поступали иначе, то может быть смогли бы шаг за шагом, постепенно переходя от простых букв к слогам, подняться до свободного чтения книги сущего» («Великое восстановление наук», пер. Н.А. Федорова).

Бэкон здесь следует крупнейшему богослову зрелого Средневековья Фоме Аквинскому, который полагал, что постижение Бога идет через постижение мира:

«Человеку свойственно по природе приходить к умопостигаемому через чувственно воспринимаемое, потому что все наше познание берет начало от чувства. Так что надлежащим образом в Священном Писании духовное сообщается нам иносказательно, передается посредством чего-то телесного» («Сумма теологии», I, 1:9. Пер. С.С. Аверинцева).

Фома Аквинский, Ангельский доктор и Князь философов, как его называли современники и потомки, здесь прямо противоречит блаженному Августину, полагавшему, что постижение Бога невозможно через постижение мира, оно должно происходить изнутри:

«Вот у меня тело и душа, готовые служить мне; одно находится во внешнем мире, другая внутри меня. У кого из них спрашивать мне о Боге моем, о Котором я уже спрашивал своими внешними чувствами, начиная с земли и до самого неба, куда только мог послать за вестями лучи глаз своих? Лучше, конечно, то, что внутри меня» («Исповедь», кн. 10. VI:9. Пер. М.Е. Сергеенко).

Для полноценного обращения к «книге природы» в XVII веке понадобились успехи века предшествующего, когда впервые удалось пошатнуть авторитет главного натурфилософа античности и Средних веков — Аристотеля. Лидеры Реформации не любили Стагирита. Лютер писал, что «Аристотель относится к теологии так же, как тьма к свету» (цит. по G. Ebeling. Luther: An Introduction To His Thought. London: Collins, 1970. P. 86, 89), а Кальвин полагал, что «леденящая душу» Аристотелева философия лишает верующих возможности постичь духовные истины («Наставление в христианской вере, кн. I, V:5).

«Урок анатомии доктора Тульпа». Рембрандт, 1632

Движение в сторону новой, постаристотелевской науки шло своим чередом еще с XII века, но даже в XVII веке инерция еще не была преодолена. Об этом в «Диалоге о двух системах мира» (1632) остроумно пишет Галилей. Один из участников диалога рассказывает:

«Как-то был я в доме одного весьма уважаемого в Венеции врача, куда иногда собирались — одни, чтобы поучиться, а другие из любопытства — посмотреть на рассечение трупа, производимое рукою этого не только ученого, но искусного и опытного анатома. Как раз в тот день ему случилось заняться изысканием происхождения и зарождения нервов, по каковому вопросу существует известное разногласие между врачами-галенистами и врачами-перипатетиками. Анатом показал, как нервы выходят из мозга, проходят в виде мощного ствола через затылок, затем тянутся вдоль позвоночника, разветвляются по всему телу и в виде только одной тончайшей нити достигают сердца. Тут он обернулся к одному дворянину, которого знал как философа-перипатетика и в присутствии которого он с исключительной тщательностью раскрыл и показал все это, и спросил его, удовлетворен ли он теперь и убедился ли, что нервы идут от мозга, а не от сердца. И этот философ, задумавшись на некоторое время, ответил: «Вы мне показали все это так ясно и ощутимо, что если бы текст Аристотеля не говорил обратного, — а там прямо сказано, что нервы зарождаются в сердце, — то необходимо было бы признать это истиной» (пер. А.И. Долгова).

Для окончательного расставания с догматикой Аристотеля было еще далеко, но движение в этом направлении уже началось. Не последнюю роль в этом сыграла как раз идея Лютера и его соратников о необходимости буквального прочтения Писания. На примере «95 тезисов» хорошо видно, как отказ от «дополнительной нагрузки» приводит к радикальному пересмотру церковных практик: измените прочтение слова «покаяние», и вот уже нет индульгенций и недешевых месс по усопшим, которые должны были помочь извлечь их души из Чистилища. Дальнейшая очистка Писания от символических чтений привела к необходимости переосмысления природных явлений и объектов: их теперь можно и нужно было объединять новыми связями и законами.

В 1648 году завершилась Тридцатилетняя война, начавшаяся локальным религиозным конфликтом между протестантами и католиками, а закончившаяся переделом континентальной Европы. Вестфальский мир положил конец кровопролитию и уравнял в правах католиков, лютеран и кальвинистов (первые две конфессии были условно примирены Аугсбургским соглашением 1555 года). К этому времени некоторые философы, с ужасом наблюдавшие за ходом войны, устремились на поиски новой, универсальной религии, постигаемой через «книгу природы». Придумать религию не удалось, но она уже и не была очень нужна: гегемония Католической церкви рухнула, новые течения появлялись одно за другим, и мало что уже мешало наступлению века Просвещения и науки.

Если навскидку посмотреть на религиозную принадлежность знаменитых ученых XVII и начала XVIII веков, то мы увидим, что Галилей и Декарт были католиками, Кеплер и Лейбниц — лютеранами, Бойл, Гук и Ньютон — англиканами, Гюйгенс и Бернулли — кальвинистами, Паскаль — янсенистом. Наверняка еще недавно в каком-нибудь общем учебнике по истории науки можно было бы прочитать, что удары молотка Лютера по двери виттенбергской церкви Всех Святых послужили первым шагом к возведению храма новой науки, но сейчас более уместной метафорой окажутся пустые поля, на которых будущие богословы записали свои собственные мысли.

Юлия Штутина


Английская Реформация — Всемирная историческая энциклопедия

Английская Реформация началась с Генриха VIII Англии (годы правления 1509-1547 гг. Н. Э.) И продолжалась поэтапно в течение остальной части 16-го века нашей эры. Процесс стал свидетелем отрыва от католической церкви во главе с Папой в Риме. Таким образом была основана протестантская церковь Англии, и английский монарх стал ее верховным главой. Другие последствия включали роспуск монастырей, отмену мессы, использование английского языка на богослужении и в Библии, замену алтарей таблицами причастия и общий отказ от более декоративных и эффектных элементов Католицизм как внутри служб, так и в самих церквях.Большинство людей согласились с изменением, богатые из-за богатства, которое они получили от урезанной церкви, и простые люди, потому что они подчинялись властям и наложили штрафы за то, что не следовали линии и не посещали новую англиканскую церковь. как стало известно. Были также возражения как со стороны католиков, так и со стороны более радикальных протестантов, таких как несколько пуританских групп, которые пошли своим путем и основали свои собственные церкви, которые более строго придерживались идей, изложенных такими реформаторами, как Жан Кальвин (1509-1564 гг. Н.э.) .

Генрих VIII и перерыв

Истоки английской Реформации были политическими и восходят к правлению Англии Генриха VII (годы правления 1485–1509 гг. Н. Э.). Генрих устроил для своего старшего сына Артура (р. 1486 г. н.э.) женитьбу на испанской принцессе Екатерине Арагонской (1485-1536 гг.), Дочери короля Арагона Фердинанда II (годы правления 1479-1516 гг. Н.э.). 1501 г. н.э. Это был полезный дипломатический галстук, и Екатерина принесла с собой большое приданое. К сожалению, Артур умер в следующем году в возрасте 15 лет, но Генрих VII стремился поддерживать дружеские отношения с Испанией, поэтому его второй сын, принц Генрих (р.1491 г. н.э.), после специального разрешения Папы, был обручен с Екатериной. Когда Генрих VII умер в апреле 1509 г. н.э., принц Генрих стал королем. По договоренности, он женился на Екатерине 11 июня и был коронован Генрихом VIII в Вестминстерском аббатстве 24 июня 1509 года нашей эры.

Генрих VIII, изучающий теологию, на данном этапе не был заинтересован в реформировании Церкви, а только контролировал ее.

Изначально брак был счастливым и произвел на свет шестерых детей, но все, кроме одного, умерли в младенчестве.Единственной выжившей была Мария, родившаяся 18 февраля 1516 г. Теперь, когда ей было за 40, казалось, что шансы Екатерины родить здорового сына невелики. Генри начал искать вторую, более молодую и интересную жену. У Генри действительно был внебрачный сын, Генри Фицрой, герцог Ричмондский (р. 1519 г. н.э.), с любовницей, некоей Элизабет Блаунт, но это было мало толку для короля, который жаждал признанного наследника. Привязанность короля обратилась к Анне Болейн (около 1501-1536 гг. Н. Э.), Фрейлине при дворе. Однако Анна настояла на том, чтобы выйти замуж за короля, прежде чем возникнут какие-либо мысли о создании семьи.Проблема Генри, таким образом, заключалась в том, как избавиться от Екатерины, вопрос, известный как «великое дело короля». Так началась Реформация.

Решение «большого дела»

Католическая церковь не разрешила развод, и поэтому Генрих VIII должен был придумать причину, по которой его брак должен быть аннулирован на том основании, что он изначально был недействительным. Соответственно, Папе было отправлено письмо, в котором предполагалось, что отсутствие наследника мужского пола было Божьим наказанием за то, что Генрих женился на жене своего покойного брата, что подтверждается Ветхим Заветом.В «Запрете Левита» говорится:

.

Если мужчина возьмет жену своего брата, это нечистота; он обнажил наготу брата своего; они будут бездетными.

(Левит, гл. 20, т. 21).

Генрих VIII встречает Анну Болейн

Даниэль Маклиз (общественное достояние)

Следовательно, король пожелал, чтобы Папа аннулировал брак. К несчастью для Генриха, Папа Климент VII (годы правления 1523-1534 гг. Н.э.) стремился сохранить благосклонность самого могущественного правителя Европы того времени, императора Священной Римской империи Карла V из Испании (г.1519-1556 гг. Н.э.), который был племянником Екатерины. Короче говоря, Папа не нуждался ни в политической, ни в финансовой поддержке Англии, и на него нельзя было оказывать давление. Кроме того, маловероятно, чтобы Екатерина и Артур, будучи такими молодыми в то время, когда-либо спали вместе, поэтому «Запрет Левита» в данном случае не применялся. В любом случае, в библейской книге Второзаконие был отрывок, который, казалось, противоречил отрывку из Левита:

Когда братья живут вместе и один из них умирает бездетным, жена умершего не должна выходить замуж за другого; но брат его возьмет ее и восстанет семя для брата своего.

(Второзаконие, глава 25, т. 5)

Папа, по крайней мере, послал кардинала Лоренцо Кампеджио в Англию, чтобы расследовать этот вопрос и председательствовать в особом суде в июне 1529 г. н.э., но решение принято не было. Понимая, что ему придется действовать независимо, Генрих сначала навсегда отделил Екатерину от ее дочери Марии, переместив королеву по стране в различные ветхие резиденции. Между тем Генри и Анна Болейн жили вместе (но вместе не спали).Где-то в декабре 1532 г. Анна, возможно, считая ребенка лучшим способом избавиться от своей соперницы Екатерины, действительно переспала с королем и забеременела.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Король теперь отчаянно нуждался в аннулировании своего первого брака, и он поручил эту задачу своему первому министру, Томасу Уолси, кардиналу-архиепископу Йоркскому (l. Ок. 1473-1530 гг. Н. Э.). Вулси не мог угодить своему королю, и поэтому сначала его заменил сэр Томас Мор (1478-1535 гг.c. 1485-1540 гг. Н. Э.). Вулси и Генри разработали радикальный план отделения церкви в Англии от католического Рима и утверждения короля в качестве главы англиканской церкви. После этого Генри мог разрешить собственное расторжение брака. Царь, изучающий теологию, на этом этапе не был заинтересован в реформировании церкви, а только контролировал ее. Генрих оставался приверженцем традиционных католических практик, таких как месса, исповедь и церковное безбрачие, о чем свидетельствует Закон 1539 г. н.э. из шести статей.Однако разрыв превращался во все более широкий разрыв. Закон 1532 г. н.э. об ограничении Анната ограничивал средства, которые Церковь выплачивала папству. Затем Закон 1533 г. н.э. об ограничении апелляций провозгласил, что английский монарх теперь является высшим авторитетом во всех юридических вопросах (мирских и церковных), а не Папа.

Томас Кранмер

Герлах Фликке (общественное достояние)

Томас Кранмер, архиепископ Кентерберийский (1533–1555 гг.), Официально аннулировал первый брак Генриха в мае 1533 г.Это отмена и принятие парламентом Акта о престолонаследии (30 апреля 1534 г.) означало, что дочь Екатерины Мария была объявлена ​​незаконнорожденной. Папа отлучил Генриха от церкви за свои действия, но теперь все дело приобрело значение, выходящее далеко за рамки королевских браков. Акт о превосходстве был принят 28 ноября 1534 г., что означало, что Генрих и все последующие английские монархи имели только одну высшую власть: самого Бога. Закон о государственной измене 1534 г. н.э., продвинутый парламентом тогдашним первым министром Томасом Кромвелем, даже запретил людям высказываться и критиковать своего короля или его политику.

Томас Кромвель: начало Реформации

Кромвель получил, наряду со многими другими титулами и должностями, роль генерального викария, то есть наместника короля в церковных делах. Получив этот пост в январе 1535 г. н.э., чтобы провести реформу церкви, Кромвель в полной мере использовал свои полномочия и воспользовался возможностью, чтобы ежедневно вмешиваться в церковные дела (например, вербовать радикальных священников, печатать радикальные религиозные книги. и создание сети информаторов).Затем Кромвель издал «Судебные запреты» в августе 1536 г. н.э., который представлял собой набор рекомендаций о том, чему именно духовенство должно учить свои прихожане, например, лучше объяснять Десять заповедей и семь смертных грехов. Английская Реформация быстро прогрессировала с появлением Десяти статей Кромвеля от 1536 г. н.э., которые, вдохновленные трудами Мартина Лютера (1483-1546 гг.), Отвергли семь таинств католицизма и оставили только три (крещение, покаяние и евхаристию). Было также заявление о новой доктрине, сделанное в году «Книга епископа », опубликованная в июле 1537 года нашей эры.

Парламентский акт 1539 г. привел к закрытию всех оставшихся монастырей, независимо от их размера или дохода.

Реформация действительно пошла полным ходом с принятием законопроекта 1536 г. н.э., который предусматривал закрытие и упразднение католических монастырей, известный как роспуск монастырей. Официальная отговорка заключалась в том, что монастыри больше не актуальны, они были полны продажных и аморальных монахов и монахинь, и они не помогали бедным в той мере, в какой их богатство указывало на то, что им следовало бы.Начиная с небольших монастырей, Кромвель обеспечивал гладкость всей операции, выплачивая старшим монахам, настоятелям и настоятелям щедрые пенсии. Имения этих меньших монастырей были переданы сторонникам короны и Генриха, что, вероятно, и послужило основным мотивом для принятия законопроекта. Этот процесс нельзя было остановить, даже несмотря на протесты, в частности восстание «Паломничество благодати» в 1536 году нашей эры. В восстании участвовало около 40 000 протестующих, которые, в частности, взяли под свой контроль Йорк, но также выразили общую озабоченность по поводу правительства и экономики, а не только религиозных изменений.Восстание было мирно разогнано, но 200 главарей позже были безжалостно преданы суду.

Томас Кромвель — Ганс Гольбейн Младший

Ганс Гольбейн Младший (общественное достояние)

Кромвель создал еще более жесткую версию Судебных запретов, изданных в 1538 году нашей эры. Было рекомендовано убрать мощи святых из церквей, избегать паломничества и, что с тех пор оказалось бесценным для местных историков, вести записи о всех рождениях, браках и смертях в каждом приходе.

Многие подданные Генриха были либо безразличны к этим изменениям, либо стремились увидеть реформу в церкви и, таким образом, продолжали движение протестантской реформации, охватившее Европу. Многие считали Церковь слишком богатой и слишком полной священников, злоупотребляющих своим положением. Другие просто подчинялись взглядам своего начальства и мало заботились о том, что на самом деле говорилось и делалось в церкви, пока было доступно какое-то служение. В церковной иерархии также наблюдался раскол по поводу реформ.Томас Кранмер возглавлял более радикальную фракцию, в то время как католические консерваторы возглавлялись Стивеном Гардинером, епископом Винчестера.

Еще одним шагом к независимости было одобрение королем перевода Библии на английский язык в 1539 году нашей эры. Затем парламентский акт 1539 года н.э. привел к закрытию всех оставшихся монастырей независимо от размера или дохода. Тех, кто сопротивлялся, казнили. Аббаты Гластонбери, Колчестера, Рединга и Уоберна оказали сопротивление, и все были повешены.Последним закрытым монастырем было Уолтемское аббатство в Эссексе в марте 1540 года нашей эры. Генри увеличил казну штата на колоссальные 1,3 миллиона фунтов (более 500 миллионов сегодня) в результате роспуска. Это было настоящим началом английской Реформации для населения в целом, поскольку около 800 монастырей на протяжении веков были неотъемлемой частью общественной жизни, помогая бедным, давая лекарства, предлагая работу и давая духовное руководство среди многих других услуг. Однако грядут еще более важные изменения.

Эдуард VI и дальнейшие реформы

Генри наследовал его сын и его третья жена Джейн Сеймур (ок. 1509-1537 гг. Н. Э.), Эдуард VI Английский (годы правления 1547-1553 гг. Н. Э.). Эдвард, Томас Кранмер и два регента Эдвард Сеймур, герцог Сомерсетский (lc 1500-1552 CE) и Джон Дадли, граф Нортумберленд (l. 1504-1553 CE), с энтузиазмом продолжили Реформацию, внося даже более радикальные изменения, чем мы видели. ранее. В 1547 году н.э. Кранмер выпустил свою книгу проповедей , сборник проповедей, которые будут использоваться в церковных службах.Затем Кранмер представил свою новую Книгу общих молитв, выпущенную на английском языке в 1549 году нашей эры и сделанную обязательной в соответствии с Законом о единообразии того же года. Молитвенник был обновлен с еще более радикальным отходом от католицизма в 1552 году нашей эры, когда католическая идея пресуществления была отвергнута (что евхаристические элементы хлеба и вина становятся телом и кровью Иисуса Христа).

Эдуард VI Английский, Уильям Скротс

Уильям Скротс (общественное достояние)

К настоящему времени термин «протестантизм» впервые получил широкое распространение.Иконография, фрески и живописные витражи были удалены из церквей, и службы теперь проводились на английском, а не на латыни. Католические алтари были заменены столами причастия. Поклонение святым не поощрялось. Священникам теперь разрешалось жениться. Религиозные гильдии были подавлены, церковные земли были отменены для священников для пения мессы за души умерших, а церковные земли были конфискованы. Достигнутые богатства часто шли прямо в карманы знати.

Были протесты, как и против развала монастырей. Опять же, сочетание плохой экономической ситуации для многих и недовольства изменениями в традиционной приходской жизни привело к восстанию, на этот раз в Корнуолле, а затем в Норфолке в 1549 году нашей эры. Последнее, известное как Восстание Кеттов по имени его лидера Роберта Кетта, было более серьезным, но было безжалостно подавлено резней повстанцев в Дассиндейле в августе. Реформация неуклонно продолжалась, запрещались все более «папистские» практики, такие как устранение наиболее ярких элементов облачений духовенства и отмена молитв за умерших.

Мария I и поворот Реформации

В 1553 году Эдуард VI умер от туберкулеза в возрасте 15 лет, и ему наследовала его сводная сестра Мария I из Англии (годы правления 1553–1558 гг.). Краткая попытка посадить на трон протестантскую двоюродную сестру Эдварда леди Джейн Грей (1537–1554 гг. Н. Э.) Обернулась катастрофой для всех участников. Мария была строгой католичкой и решила повернуть вспять Реформацию. Первый акт об отмене в октябре 1553 г. н.э. отменил все религиозные законы Эдуарда VI.Затем Второй акт об отмене, принятый в январе 1555 г. н.э., отменил все законы, принятые после 1529 г., касающиеся религии. Этот закон включал Акт о верховенстве, и, наконец, Папа официально вернулся в качестве главы церкви в Англии.

Имя королевы «Кровавая Мария» происходит от 287 протестантских мучеников, сожженных на костре во время ее правления, в том числе Томаса Кранмера в марте 1556 г. Опять же, обычные люди не слишком беспокоились об этих церковных изменениях, но ее знать определенно были обеспокоены, поскольку они получили огромное богатство от такой политики, как роспуск монастырей.Другой проблемой был предложенный Марией, а затем фактический брак с католическим принцем Испании Филиппом (l. 1527-1598 гг. Н. Э.). Многие опасались, что Англия будет поглощена чрезвычайно богатой и могущественной Испанской Империей, и это чувство нашло выражение в восстании Вятта в Кенте в январе 1554 года нашей эры. Реформация и чувства английского национализма стали переплетаться. Протестующие хотели остановить «испанский брак», но, возможно, тайно намеревались заменить Марию ее сводной сестрой-протестанткой Елизаветой.Как оказалось, Мария была поражена раком, и Реформация была только остановлена. Преемник Марии обеспечит его перезагрузку и на этот раз до конца.

Алтарь церкви до Реформации

Дэвид Хогуд (CC BY-SA)

Елизавета I и дальнейшие реформы

В 1558 г. Мэри наследовала ее сводная сестра Елизавета I Английская (годы правления 1558–1603 гг.). Протестантка Елизавета приступила к возвращению англиканской церкви ее реформированного состояния, каким она была при Эдуарде VI.Однако и жесткие протестанты, и католики были недовольны прагматической позицией Елизаветы, поскольку она выбрала более средний подход, который понравился в значительной степени безразличному большинству ее подданных. Экстремистам было разрешено беспрепятственно следовать своим убеждениям, даже если Папа отлучил королеву от церкви за ересь в феврале 1570 г. Елизавета также вела активную деятельность за границей. Она пыталась навязать протестантизм в католической Ирландии, но это приводило только к частым восстаниям (1569-73, 1579-83 и 1595-8 гг. Н.э.), которые часто материально поддерживались Испанией.Королева также послала деньги и оружие гугенотам во Франции и финансовую помощь протестантам в Нидерландах.

Двумя внешними угрозами Елизавете и протестантизму были Мария, королева Шотландии (годы правления 1542–1567 гг. Н. Э.) И Филипп II Испанский. Католическая Мария бежала из Шотландии и претендовала на английский престол, поскольку она была внучкой Маргарет Тюдор, сестры Генриха VIII. Филипп II был самым могущественным католическим правителем в Европе и, похоже, намеревался расширить Испанскую империю. Оба эти монарха стали номинальными фигурами католиков в Англии, стремившихся свергнуть Елизавету и протестантизм.Для многих католиков Елизавета была незаконнорожденной, так как они не признали развод ее отца с его первой женой Екатериной Арагонской. По этой причине Мария содержалась под домашним арестом и, когда была признана окончательно виновной в заговоре против Елизаветы, была казнена 8 февраля 1587 г. Затем Филип получил серьезный удар по своим имперским амбициям в результате разгрома испанской армады, которая пыталась вторгнуться в Англию в 1588 году нашей эры.

Елизаветинское поселение

Следующим шагом вперед в Реформации стало Елизаветинское поселение, свод законов и постановлений, принятых между 1558-63 годами нашей эры.Акт о верховенстве (апрель 1559 г.) вернул английского монарха главой церкви. Королева немного пошла на компромисс в формулировке, назвав себя «верховным правителем» церкви, а не «верховной главой», что сделало ее более приемлемой для протестантов, которым не нравилась идея женщины на этом посту. В отличие от других протестантских государств, старая католическая структура церкви ниже суверена поддерживалась с епископами, организованными в иерархию и назначаемыми монархом.

Сито Елизаветы I, портрет

Квентин Метсис Младший (общественное достояние)

Май 1559 г. н.э. Акт о единообразии определил внешний вид церквей и служб. Посещение церкви стало обязательным, и за несоблюдение этого требования был наложен небольшой штраф (который затем был выплачен бедным). Любой, кто отказывался посещать англиканские службы, считался непокорным. Во-вторых, было запрещено посещение католической мессы, а виновные в этом правонарушении получали крупный штраф. Священнику, признанному виновным в совершении мессы, грозила смертная казнь.

Королевские судебные приказы — это свод из 57 постановлений по церковным вопросам, например, проповедникам теперь требовалась лицензия, каждая церковь должна была иметь Библию на английском языке, а паломничества были запрещены. Восстановлена ​​«Книга общих молитв» Томаса Кранмера (компромиссное сочетание версий ’49 и ’52). Что особенно важно, в Молитвеннике говорилось о хлебе и вине причастия. Вместо того, чтобы относиться к этим предметам как к трансформированным в тело и кровь Иисуса Христа, когда их благословляет католический священник, протестантский проповедник просто побуждал верующих воспринимать их как напоминание о жертве Христа.Наконец, тридцать девять статей 1563 г. н.э. (принятые законом в 1571 г.) пытались дать окончательное определение английскому протестантизму, ныне известному как англицизм.

Фрагментированная церковь

Умеренные черты Урегулирования противодействовали как радикальным католикам, так и радикальным протестантам, особенно более буквальным сторонникам кальвинизма, изложенного французским реформатором Жаном Кальвином. Эта последняя группа радикалов была известна как пуритане, и, веря в важность веры над «хорошей» жизнью для достижения духовного спасения, они преобладали с середины 1560-х годов нашей эры.Некоторые пуритане — особенно пресвитериане и сепаратисты — хотели упразднить церковную иерархию и сосредоточиться на более буквальном толковании Библии; в конечном итоге они будут создавать свои собственные сепаратистские церкви, которые они считали независимыми от какой-либо королевской власти или англиканской церкви.

Хотя многие люди были либо прокатолическими, либо пропротестантскими, а некоторые придерживались той или иной степени радикальных взглядов на обоих концах спектра, вполне вероятно, что гораздо больше людей были достаточно довольны умеренной средней позицией, которую представлял англицизм.Например, многих прихожан привлекали элементы с обеих сторон, например, восхищение красивым орнаментом золотого распятия, но при этом предпочтение использования английского языка в богослужении. Тогда была определенная степень терпимости, и, как заявила сама королева, личные мысли оставались личными, поскольку она «не открывала окна в ничью душу» (Woodward, 171). Произошла смена чиновников, когда Елизавета удалила оставшихся прокатолических епископов и в соответствии с Актом об обмене 1559 г. н.э. конфисковала их поместья (или пригрозила, если они не подчинятся требованиям).

Около 400 священников ушли в отставку в результате елизаветинского поселения. Верно также и то, что многие проповедники просто продолжали действовать, как и раньше, либо втайне, либо в надежде, что их не заметят власти, которые в некоторых случаях проявляли сочувствие на местном уровне. Однако теперь Реформация была необратимой. Несмотря на более сильную реакцию, а также с учетом произошедших изменений и насилия, свидетелями которого были некоторые другие европейские страны, которые пережили свои собственные Реформации, Англия преодолела трудное и потенциально опасное препятствие и успешно установила свой собственный уникальный и прочный бренд протестантизма.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Что было Реформацией? (& Почему Генрих VIII оторвался от Рима?)

Все, что вы хотели знать о религиозной революции, известной как Реформация — от Девяноста пяти тезисов Мартина Лютера до разрыва Генриха VIII из Рима…

Что было Реформацией?

Реформация была расколом в католической церкви в 16 веке, который имел серьезные политические, экономические и религиозные последствия и привел к созданию протестантского христианства.

Историк Диармайд Маккалок, автор книги
Реформация: история , ответы…

Как английская реформация соотносится с европейскими реформами в целом?

«Английская Реформация была вытеснением чего-то гораздо большего, которое началось в северной Германии в 1517 году с Мартина Лютера — и распространилось оттуда. Если вы думаете об английской Реформации, вы просто не можете игнорировать другие Реформации.

«Эти Реформации шли волнами. Первая волна была от Лютера. Затем очень быстро из Швейцарии пришла еще одна волна — а затем последовательные волны, которые создали разные виды протестантизма. (Итак, есть лютеранский протестантизм. Есть также то, что вы могли бы назвать «реформатским протестантизмом», который некоторые люди могут назвать «кальвинизмом» — хотя этого недостаточно.)

«С английской Реформацией большой переменой стала чрезвычайно ненадежная тюдоровская монархия.Они всегда были озабочены своей преемственностью, отчасти потому, что у них не было очень хороших претензий на престол, а позже, потому что у них были проблемы с воспроизводством.

«В конце концов, вы получите троих детей короля Генриха VIII с разными взглядами на реформацию. У Генриха VIII был свой особенный. У его сына, Эдуарда VI, был другой подход. У Марии I была абсолютно противоположная позиция: она была католичкой и пыталась восстановить старую церковь. И наконец, Элизабет.

Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на все, что вы хотите знать о Реформации, в подкасте HistoryExtra

Почему началась Реформация?

Несмотря на предыдущие призывы к переменам, Реформация окончательно утвердилась в 1517 году, когда немецкий религиозный мыслитель Мартин Лютер написал свои Девяносто пять тезисов.

Он выступал за обширную реформу католической церкви, которая в то время была доминирующим религиозным авторитетом в Западной Европе.

Одной из проблем, волновавших Лютера, была продажа индульгенций, когда церковь позволяла людям избежать наказания за свои грехи, но за определенную плату.

Знаете ли вы?
Согласно легенде, Лютер прибил свои тезисы к двери замковой церкви в Виттенберге

Слова Лютера затронули существующее разочарование по поводу состояния церкви, особенно ее богатства и власти, а также широко распространенной коррупции среди некоторых ее священников.Эта критика не была новостью — и Лютер не был первым, кто попытался реформировать церковь.

Тем не менее, недавнее изобретение печатного станка означало, что его идеи быстро распространились по Европе, где они достигли восприимчивой аудитории.

Одной из его самых важных публикаций был немецкий перевод Библии 1534 года, который позволил гораздо большему количеству людей прочитать ее впервые. Библия в основном была написана на латыни, и ее могли читать только священники, но теперь люди могли составить собственное мнение о своей вере.

Диармайд Маккалок отвечает…
Когда и почему началась английская Реформация и кто ее начал?

«Есть два разных ответа. В Англии наблюдается волна снизу в виде недовольства старой церковью; это восходит к 14 веку и является чем-то определенно английским, движением под названием «Лолларди». Это несогласие встретило восстание Мартина Лютера в 1520-х годах.

«А еще у вас есть экстраординарный факт о Генрихе VIII и его недовольстве своей давней женой Екатериной Арагонской.Попытка Генри найти идеальную жену и создать идеального наследника престола смешивается с этой другой, более широкой историей.

«И после этого всегда есть официальная Реформация, сопровождающая неофициальную Реформацию в Англии. Очарование английской Реформации состоит в том, чтобы разобраться в них и увидеть, как они связаны друг с другом ».

Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на все, что вы хотите знать о Реформации, в подкасте HistoryExtra

Как аргументы Лютера привели к расколу в церкви?

Хотя Лютер надеялся реформировать церковь, он не планировал делить ее.Однако его видение христианства шло вразрез с основными принципами церкви и авторитетом Папы, что поставило его на путь столкновения с церковной иерархией.

В 1521 году Лютер был отлучен от церкви Папой Львом X.

Растущее протестантское движение в Европе (так называемое, потому что они были религиозными протестантами) начало развиваться за пределами католической сферы, и протестантизм распространился на множество различных течений, включая лютеран и кальвинистов, названных в честь другого реформатора, Жана Кальвина.

Что случилось в Британии? Почему Генрих VIII «оторвался от Рима»?

Хотя некоторые церковники и мыслители поддерживали реформы в Англии, король Генрих VIII изначально оставался стойким сторонником католической церкви. Но все изменилось, когда он решил, что хочет развестись со своей первой женой, Екатериной Арагонской, и жениться на Анне Болейн.

Папа отказался разрешить развод, и поэтому Генрих и его советники отделили церковь от Рима, и этот процесс завершился в 1534 году.

Генрих стал главой англиканской церкви и, без необходимости подчиняться Папе, женился на Анне Болейн.


Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на запросы слушателей и популярные поисковые запросы о побеге Генриха VIII из Рима и последовавших за ним сейсмических событиях.


Воспользовавшись своей новой властью, Генрих приказал распустить английские монастыри, чтобы забрать их богатство для себя.

Несмотря на эти изменения, Генрих оставался довольно традиционным в своих религиозных убеждениях, и англиканская церковь не приобрела полностью протестантский характер до тех пор, пока не стали править его более реформаторские дети, Эдуард VI и Елизавета I.

Что касается Шотландии, то в ней была реформация под руководством Джона Нокса, последователя Жана Кальвина. Шотландские реформаторы последовали примеру Англии и в 1560 году оторвали свою церковь от Рима.

Диармайд Маккалок отвечает…

Произошла бы английская Реформация, если бы не было романа с Анной Болейн?

«Ответ — да и нет. Произошла бы английская Реформация, но не та очень странная и запутанная, которая произошла при Генрихе VIII.

«В основе проблем Генриха VIII лежала его попытка найти наследника, но также и тот факт, что он страстно влюбился в юную придворную девушку Анну Болейн.

«В конце 1520-х годов у вас была необычная попытка разорвать брак с Екатериной Арагонской и создать брак с Анной Болейн, которая, что довольно интересно, могла бы остаться любовницей, но не захотела. Она была полна решимости стать королевой. Это потребовало огромной дипломатии, и единственным человеком, который действительно мог распутать это в 1520-х годах, был Папа.

«Папа по очень веским причинам не хотел. Самым влиятельным человеком в Европе был император Священной Римской империи Карл V, племянник Екатерины Арагонской; он просто оказал давление на Папу, чтобы он прекратил это.

«Это становится абсолютно невозможной ситуацией, которую Генрих со своим огромным эго« разрешил », сломав свою лояльность Папе и заявив, что он, Генрих, может принять решение о своем браке. В этом смысле Анна Болейн действительно сыграла решающую роль в том, как началась официальная Реформация в Англии.”

Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на все, что вы хотите знать о Реформации, в подкасте HistoryExtra

Как католическая церковь отреагировала на Реформацию?

Католическая церковь сопротивлялась Контрреформации, движению, начавшемуся во времена правления Папы Павла III (1534-49).

Контрреформация стремилась как бросить вызов реформаторам, так и улучшить некоторые аспекты церкви, которые изначально вдохновляли Реформацию.

В целом, Контрреформация победила в южной Европе, в то время как Реформация осталась сильнее на севере континента.

Диармайд Маккалок отвечает…
Была ли Анна Болейн катализатором английской Реформации или ее влияние на религиозную реформу слишком велико?

«О, она была катализатором, без сомнения. Отличительной чертой Анны Болейн и ее брата Джорджа было то, что они уже были энтузиастами реформ в церкви.

«Анна провела время во Франции, при французском дворе, где она могла встретить людей, уже заинтересованных в реформе до Лютера (или независимо от Лютера). Так что у нее был настоящий энтузиазм по поводу реформ, чего нельзя было ожидать от королевской любовницы.

«Я должен подчеркнуть, что ее брат Джордж тоже был важным человеком. Оба они с энтузиазмом относились к реформам. Итак, Анна Болейн действительно повлияла на Генриха VIII, особенно когда она была королевой, потому что она могла влиять на то, кто станет епископом в его новой англиканской церкви.Когда на епископальной скамье появлялись вакансии, она могла получить своих протеже (например, великого протестантского проповедника Хью Латимера и архиепископа Кранмера, который был капелланом в семье Болейнов) ».

Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на все, что вы хотите знать о Реформации, в подкасте HistoryExtra

Какое наследие осталось от Реформации?

Реформация, без сомнения, была одним из самых важных событий в европейской и мировой истории, приведшим к формированию всех ветвей протестантизма, существующих сегодня.

Это также привело к большому насилию, поскольку протестантские и католические державы боролись за господство в Европе на протяжении столетий после этого.

В некоторых местах эти раны еще не зажили полностью.

Диармайд Маккалок отвечает…

Был ли Генрих добровольным участником или пешкой во время английской Реформации?

«Он был обоими. Он воображал себя реформатором, но на самом деле не реформатором-протестантом (никогда нельзя сказать, что Генрих VIII был протестантом).Но Генрих был большим поклонником Эразма — этого огромного реформаторского влияния в Европе в начале 16 века — и в некотором роде воображал себя миниатюрным Эразмом. Но это не совсем протестантизм; это собственная повестка дня Генри.

«Так был ли он желающим участником? Участник, да. Но пешка? Вот тут и становится интересно. Двумя ключевыми фигурами, которых Генри привел к власти, были Томас Кранмер — бывший дон Кембриджа, которого, к всеобщему удивлению, Генри сделал архиепископом Кентерберийским, — и Томас Кромвель, которого Генри выбрал королевским министром в начале 1530-х годов.

«Кромвель был сотрудником кардинала Вулси с очень конкретной целью: следить за дизайном гробницы Уолси. Генрих VIII, когда он фактически уничтожил кардинала Вулси, унаследовал Кромвель и гробницу, которая теперь должна была стать гробницей короля.

«Итак, именно здесь Кромвель вошел в историю — и Генри очень быстро осознал его талант. Теперь Кромвель испытывал огромный энтузиазм по поводу Реформации и имел свою собственную повестку дня (которой он очень часто мог склонить Генриха VIII).Так что в этом смысле Генри время от времени был пешкой в ​​руках Кромвеля ».

Слушайте: Диармайд Маккалок отвечает на все, что вы хотите знать о Реформации, в подкасте HistoryExtra

Эта статья была впервые опубликована в июльском выпуске журнала BBC History Revealed за 2015 год

Ответы Диармайда МакКуллоха взяты из интервью подкаста 2020 года о Реформации, которое вы можете послушать здесь

500 лет спустя: NPR

Человек, с которого все началось: немецкий теолог и религиозный реформатор Мартин Лютер (1483-1546). Imagno / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Imagno / Getty Images

Человек, с которого все началось: немецкий теолог и религиозный реформатор Мартин Лютер (1483-1546)

Imagno / Getty Images

Пятьсот лет спустя после восстания одного немецкого монаха, разделившего христианский мир, религиозные лидеры по обе стороны этого раскола наконец согласились, что их церкви разделяют ответственность за исторический разрыв.

31 октября 1517 года откровенный преподаватель университета и монах-августинец по имени Мартин Лютер опубликовал список возражений против доминирующих римско-католических верований и обычаев своего времени. Главным из его недовольств было утверждение церкви о том, что христиане могут выкупить свой путь от наказания за грех и, таким образом, сократить свое время в чистилище, купив письмо о «снисхождении» в своем местном приходе. На практике большая часть денег уходила в карманы продажных местных князей.

Прихожане собираются в церкви Шлосскирхе в Виттенберге, Германия, где, как полагают, Мартин Лютер прибил свои «95 тезисов» к дверям церкви в 1517 году. Шон Гэллап / Getty Images скрыть подпись

переключить подпись Шон Гэллап / Getty Images

Прихожане собираются в церкви Шлосскирхе в Виттенберге, Германия, где, как полагают, Мартин Лютер в 1517 году прибил свои «95 тезисов» к дверям церкви.

Шон Гэллап / Getty Images

Спорный вопрос, прибил ли Лютер свой список к двери церкви своего родного города, как гласит легенда, или просто отправил его архиепископу по почте, но его «95 тезисов» представляли собой ошеломляющий вызов папской власти и всей Священной Римской империи.

Последовавший после этого раскол, известный как протестантская Реформация, способствовал развитию религиозных и политических свобод в Европе, но также подготовил почву для преследований и войн.Католико-протестантская вражда длилась веками.

Однако в годовщину Реформации лютеранская церковь, основанная самим Лютером, и Римско-католическая церковь, отвергнувшая протест Лютера, достигли, по крайней мере, частичного примирения.

Истинные христиане участвуют во всех благословениях Христа и церкви, и это даровано им Богом даже без писем о снисхождении.

Мартин Лютер

«Католики должны покаяться за то, что подготовили почву для [разделения]», — говорит епископ Балтимора Денис Мэдден, возглавляющий Комитет по экуменическим и межрелигиозным делам в США.С. Конференция католических епископов. «[Протест Лютера] произошел не случайно. Общество, церковь, то, как дела делались в то время, призвали к реформе, и было очень мало апелляционных судов, где эта реформа могла бы начаться».

Со своей стороны, лютеранские лидеры подходят к годовщине Реформации со сравнимым смирением. «Нам пришлось сказать, что разделение западной церкви не было подарком церкви», — говорит преподобная Элизабет Итон, председательствующий епископ евангелическо-лютеранской церкви в Америке, крупнейшей из лютеранских конфессий.

Фактически, многие из проблем, на которые обратил внимание Мартин Лютер, с тех пор были решены лидерами римско-католической церкви. Продажа писем о снисхождении оказалась особенно неоправданной.

Церемонии закрытия первого этапа Второго Ватикана проходят в базилике Святого Петра в Ватикане 8 декабря 1962 года. Католическая церковь приняла многие учения Лютера на Соборе Второго Ватикана. Джим Прингл / Associated Press скрыть подпись

переключить подпись Джим Прингл / Associated Press

Церемонии закрытия первого этапа Второго Ватикана проходят в церкви Св.Петра в Ватикане 8 декабря 1962 года. Католическая церковь приняла многие учения Лютера на Ватиканском соборе II.

Джим Прингл / Associated Press

«Истинные христиане, — писал Лютер, — участвуют во всех благословениях Христа и церкви, и это даровано им Богом даже без писем о снисхождении». (Тезис 37) Такие письма, писал он, «являются сетями, которыми ловят рыбу для богатства людей.»(Тезис 66) В 1567 году Папа Пий V отменил продажу индульгенций.

Нам потребовалось всего 450 лет, чтобы понять точку зрения Лютера.

Джон Борелли

Связанные с этим богословские вопросы решить было не так просто. Лютер возражал против католического учения о том, что человек может достичь спасения своими собственными усилиями, утверждая вместо этого, что спасение — это дар, дарованный даром, дарованный всем тем, кто имеет веру и принимает Божью благодать. Этой доктрине, известной как «оправдание благодатью», сопротивлялись до тех пор, пока II Ватиканский собор в целом не принял ее в 1960-х годах.

«Нам потребовалось всего 450 лет, чтобы понять точку зрения Лютера», — говорит католический ученый Джон Борелли из Джорджтаунского университета. «Во многих отношениях II Ватикан был собором Лютера».

Римско-католики также приняли другие аргументы Лютера, в том числе его веру в то, что люди должны иметь возможность поклоняться и читать Библию на своем родном языке и свободно участвовать в Евхаристии, привилегия, ограниченная духовенством во времена Лютера.

В 2015 году Итон и Мэдден возглавили подготовку «Декларации о пути к единству», в которой были определены 32 вопроса, по которым католики и лютеране приближались к сближению. Год спустя, 31 октября 2016 года, лидеры лютеран и католиков провели совместную экуменическую молитву в Швеции, положив начало годовому поминовению Реформации. Обе стороны надеются на соглашение, которое позволит лютеранам и католикам вместе праздновать Причастие.

«Это то, чего хотят наши люди», — говорит Итон.

Папа Римский Франциск из католической церкви (в центре справа) и преподобный доктор Муниб Юнан из лютеранской церкви (в центре слева) возглавят Совместную католико-лютеранскую реформацию в память о реформации 31 октября 2016 года.

Лютеранская церковь Австралии YouTube

По другим вопросам, таким как роль Папы и его епископов, роль женщин в церкви и однополых браках, остаются существенные различия.Также необходимо больше работать с мирянами и духовенством, чтобы продвигать ценность экуменизма. Некоторые католики и протестанты не спешат приветствовать эти усилия или прямо возражают. Внутри лютеранства ни Синод Миссури, ни Синод Висконсина пока не желают открыть свой стол для причастия для тех, кто не разделяет всех их верований.

, относящееся к началу Реформации в Британии и Франции раннего Нового времени

г.

Текстовый интегральный

  • 1 Обзор см. На https: // www.luther2017.de/en/.
  • 2 Биографии Лютера на французском и английском языках, опубликованные в 2016 и 2017 годах, включают: Mathieu Arnold, Lut (…)
  • 3 Например, Мартин Лютер, Une anthologie: 1517-1521, изд. Фредерик Шавель и Пьер-Оливер Леш (…)
  • 4 Вот несколько примеров: Майкл ДеДжонге, Прием Лютера Бонхёффером , Оксфорд, Оксфордский университет (…)
  • 5 Пожалуй, самая известная англоязычная публикация по памяти и истории 1517 года — это (…)
  • 6 Быстрый поиск в Google дает множество результатов, но это научный пример того, как годовщины (…)

1Поскольку пятисотлетие публикации Девяноста пяти тезисов Мартина Лютера, 2017 год стал годом памятных дат, завершивших и увенчавших Десятилетие Лютера в Германии. индульгенций, которые уже давно провозглашаются отправной точкой Реформации.Юбилей стимулировал публикацию бесчисленных книг о жизни Мартина Лютера, 2 изданий его работ, 3 богословских трактатов, 4, а также шквал публикаций, посвященных памяти и поминовению5. Он вызвал интерес к истокам Реформации в академических кругах. популярная культура и даже бизнес — станьте свидетелями огромного количества и разнообразия памятных вещей Лютера, доступных для продажи6

  • 7 Gwenaëlle Deboutte, «L’énorme succès du Playmobil Martin Luther», La Croix , 12 апреля 2017 г., доступ (…)

2 В качестве примера можно привести производство немецким производителем игрушек фигурки Лютера Playmobil ™ по этому случаю (к апрелю 2017 года было произведено 750 000 коробок Мартина Лютера, первоначальная партия в 34 000 была распродана за три дня) 7. На игровом наборе изображен официальный логотип поминовения 1517 года, фигурка не представлена ​​с молотком и тезисами; вместо этого он отмечает перевод Лютера Нового Завета на немецкий язык (1522 г.), что довольно невольно поднимает болезненный вопрос о том, что на самом деле положило начало процессу Реформации.

  • 8 Для очень краткого изложения противоречий, окружающих реальность публикации тезисов, см. (…)

3 Размещение Лютера Девяноста пяти тезисов на дверях церкви в Виттенберге 31 октября 1517 года могло быть не событием, а академической ссорой в маленьком университетском городке. Хотя маловероятно, что сама публикация когда-либо имела место, решение Мартина Лютера поделиться своими сомнениями относительно действия индульгенций с религиозными властями в тот день было расценено как начало Реформации.8

  • 9 Линдал Ропер, «Мартин Лютер», в Питере Марсолле (изд.) Оксфордская иллюстрированная история реформы (…)
  • 10 Марианна Карбонье-Буркар, «Юбилейные реформы: протестантские конструкции» (XVII-XX вв. (…)
  • 11 P. Marshall, 1517 , указ. Соч. с. 54 и 80.

4 В Германии и в лютеранских кругах повестка дня памяти была определена заранее: самым первым актом увековечения памяти был тост самим Лютером в 1527 году, в десятую годовщину начала его пути к истине.9 В тот момент 1517 год не был связан с публикацией Тезисов, о которой впервые упомянул только в 1540-х годах Филипп Меланхтон. А в 1550-х годах, когда лютеранские города начали увековечивать память Лютера, даты его рождения и смерти были в центре внимания этих ранних празднований.10 На самом деле, другие моменты жизни Лютера можно было так же легко выбрать, чтобы олицетворять начало Реформации. . Лейпцигский диспут 1519 года с Иоганном Экком, сожжение папской буллы в 1520 году или Вормский сейм 1521 года, когда Лютер выступил с часто цитируемым принципиальным заявлением на немецком языке: «Я не могу делать ничего другого, вот я стою, помоги бог меня », например, тоже были бы подходящими вариантами.И все же застряла прибита тезисов к двери Schlosskirche ; По словам Питера Маршалла, «ненаступление несобытия постепенно трансформировалось в поддающийся проверке исторический факт» и наделен «весомым символическим значением» 11.

  • 12 П. Маршалл опровергает широко распространенное ложное предположение, что Иоганнес Слейданус был первым (…)

5 Итак, как воображаемое событие Thesenanschlag стало знаменательным событием, положившим начало Реформации? Ничто не способствовало его возвышению больше, чем время.По мере того как шло шестнадцатое столетие и возникла особая лютеранская конфессиональная идентичность, дата и событие приобрели доверие как поворотный момент, но потребовалось еще два столетия, чтобы культовый статус этого события полностью утвердился12.

  • 13 Там же. с. 82-85.
  • 14 М. Карбонье-Буркар, арт. п. 219 и P. Marshall, op. Cit., p. 86-90.
  • 15 Там же ., «Un contre-jubilé, à la fois polémique et ironique».
  • 16 P. Marshall, 1517 , указ. Соч. с. 13
  • 17 Там же. с. 1
  • 18 Там же. с. 6-12, особенно, с. 6
  • 19 Там же . п. 2-5

6 Поминки 1617 года в Германии стали важной вехой в этом процессе.Празднование первого столетия начала Реформации (и первое в истории празднование столетия) действительно сделало эту дату одним из наиболее драматических поворотных моментов в истории. Лист, выбранный для иллюстрации этого тома, датируется 1617 годом и является самым ранним изображением Мартина Лютера, пишущего тезисы на церковной двери, и аллегорическим изображением далеко идущих последствий этого акта: перо пронзает льва (Лев X) и сбивает тиару с головы папы.Предполагаемый, чтобы представить «Сон Фридриха Мудрого», он, вероятно, является сфабрикованным в начале семнадцатого века.13 Две недавние публикации показали, как институционализация памяти 1517 года способствовала созданию этого события, ставшего одним из самых важных сдвигов в истории раннего периода. современная европа. Марианна Карбонье-Буркар прослеживает последовательные юбилеи 1517 года, отмечая, как термин «юбилей» был возвращен из его католического употребления через библейские ссылки (Левит) и как ироничное опровержение католической практики, которая в первую очередь породила Реформацию.14 Поминовение 1617 года было «анти-юбилеем», которое было «одновременно полемическим и ироничным» 15. Недавняя книга Питера Маршалла о 1517 году сосредоточена в основном на загробных событиях и подчеркивает роль Тезенаншлага как основополагающего мифа для немецкой и протестантской идентичностей. . Он прослеживает появление повествования Thesenanschlag , приступая к написанию «культурной истории воображаемого события» 16. Ибо, хотя самой публикации, вероятно, не было, это «один из величайших памятных моментов в истории».17 Он вдохновил на множество реконструкций, одна из которых была исполнена тезкой реформатора двадцатого века Мартином Лютером Кингом на закрытых дверях мэрии в Чикаго и, пожалуй, самая запоминающаяся. успешно, создаются сотни списков из 95 пунктов19

  • 20 Там же , стр. 188-195 (тезис Изерлоха и последующие дебаты) и с. 196-200 (устойчивость Тесена (…)

7Ясно выдуманная традиция, но та, чья устойчивость в массовой культуре лишь незначительно пострадала от ее разоблачения в 1960-х годах, 20 1517 и Thesenanschlag поднимают вопросы о самом понятии исторического события и его использовании.

8 Природа Реформации как процесса, а не как отдельного и простого события широко признана. Понимание его великолепной сложности уже заняло несколько поколений историков и, несомненно, позволит будущим ученым так же активно работать.

9Существует общее согласие с тем, что преобразование людей и обществ в новую и разнообразную разновидность христианской религии было туманным процессом, охватывающим десятилетия, если не столетия, и никогда не было полностью завершенным или успешным. В этом юбилейном выпуске Études Épistémè (осень 2017 г.) исследуется построение символических дат Реформации в Европе раннего Нового времени с особым акцентом на то, как начало французской и британской Реформации было идентифицировано и запомнено в шестнадцатом и семнадцатом веках. .

10Но зачем сосредотачиваться на единичных событиях, если это может привести к распутыванию сложной картины истории Реформации, которая десятилетиями кропотливо создавалась сменяющими друг друга историографическими школами и различными методологиями?

  • 21 См., В частности, Патрик Коллинсон, Религия протестантов: Церковь в английском обществе, 1 (…)
  • 22 Наиболее яркие примеры — у Дени Крузе, Les Origines de la Réforme, 1520-1560, Genève, Sede (…)
  • 23 Уильям Х. Сьюэлл, «Исторические события как трансформация структур: изобретение революции в (…)

11 Несмотря на то, что мы делаем упор на Долгую Реформацию и медленное и приглушенное продвижение реформированных идей в сердцах и умах раннего Нового времени 21, мы остаемся приверженными идее о том, что существуют «ключевые события», моменты, которые олицетворяют эпохальные поворотные моменты. Это особенно верно, когда мы говорим и пишем для студентов и широкой публики: 22 «важные события — это хлеб с маслом повествовательной истории».23

  • 24 Вся коллекция Gallimard сосредоточена на «les journées qui ont fait la France», включая бестселлеры (…)

12 И вообще, в течение последних нескольких десятилетий значимость событий и их полезность для исторического анализа были подтверждены после некоторого игнорирования. События, которые когда-то считались простыми кирпичиками «возможной истории» ( histoire événementielle ), были реабилитированы.Это особенно верно во Франции, где историки имели привилегированные структурные подходы, преемственность и изменения в течение longue durée , в традициях школы Annales , но где «событие» заметно вернулось24.

  • 25 W. Sewell, арт. соч. п. 844.
  • 26 «Il n’est pas simplement ce qui advient mais ce qui advient à ce qui est advenu», цитируется в Паскале (…)
  • 27 Например, см. Georges Duby, Le dimanche de Bouvines , Paris, Gallimard, 1973, но также П. Маршал (…)
  • 28 См. Публикации, указанные выше в примечании 5, и L’identité huguenote, faire mémoire et écrire l’hist (…)

13По мнению Уильяма Сьюэлла, «историческое событие, таким образом, представляет собой (1) разветвленную последовательность событий, которые (2) признаются современниками как заметные и что (3) приводит к устойчивой трансформации структур».25 Таким образом, Реформация точно вписалась бы в эти рамки. Однако это определение упускает из виду ключевую особенность, сделавшую 1517 событием, то есть его эхо во времени и в памяти, которое фактически установило его статус. По словам Пьера Лабори, французского историка режима Виши, событие «это не просто то, что произошло, это то, что происходит с тем, что произошло» 26. Признавая эхо события во времени, анализ событий может, таким образом, примирить «Событийная история» с « longue durée » и обеспечивает вдумчивую реконструкцию единичного события на его широком фоне и прослеживает его воплощения во времени.27 Ибо память занимает центральное место в понимании истории Реформации. Празднование 1517 года демонстрирует взаимозависимость истории и памяти, особенно в нашей современной культуре, которая процветает благодаря годовщинам и памятным датам прошлого28.

14 Итак, этот том поднимает вопрос: что могут сделать для нас события? Изучая, когда началась Реформация во Франции и Англии, «событие», датировка которого проблематична, статьи в сборнике проливают свет на несколько ключевых аспектов того, как это событие использовалось и используется современниками и историками.Каждая статья в томе исследует несколько из следующих четырех направлений. Во-первых, это упражнение освещает роль историка в конструировании прошлого: выбор дат начала — это упражнение в интерпретации. Далее, выбор события в качестве отправной точки Реформации также имел явные герменевтические последствия для современников, живущих в период драматических перемен. В-третьих, для французских и британских протестантов раннего Нового времени идея Реформации как непрерывного процесса была неотъемлемой частью их понимания прошлого и настоящего.Помимо полемических рассуждений, оправдывающих древность своих церквей, протестантов по большей части интересовало меньше, как и когда началась Реформация, чем то, как она продолжается в настоящее время и как можно возродить ее дух. Наконец, как только недавние события были определены как поворотные моменты, приобретающие исторический статус, они, как правило, увековечивались, что привело к возникновению памятной культуры на рубеже XVII века. Решение о том, что увековечить, многое говорит о культуре, в которой возникла эта практика.

  • 29 Эдвард Х. Карр, What is history , London, Penguin, 1976 (1961), стр. 12-13.
  • 30 S. Dixon, op. соч., с. 15.

15 Почти шестьдесят лет назад поставка G.M. На лекциях Тревельяна в Кембриджском университете Эдвард Х. Карр описал «процесс, посредством которого простой факт о прошлом превращается в факт истории».В этом процессе роль профессионального историка играет важную роль: «вера в твердую сердцевину исторических фактов, существующих объективно и независимо от интерпретации историка, является абсурдной ошибкой». 29 Поскольку Реформация во Франции и в Англии была прерывающимся процессом, развивающимся урывками на протяжении десятилетий, роль историка в данном случае еще более очевидна. Обсуждая историю Реформации, Скотт Диксон недавно заметил, что «хронология — неточная наука, (…) она берет свое значение из определенного прочтения прошлого», следовательно, «периодизация следует из интерпретации.”30

16В прологе под названием «Когда произошла Английская Реформация? Историографическое любопытство и его интерпретативные последствия », Алек Райри, в свою очередь, исследует многочисленные даты, которые можно было использовать как отправную точку английской Реформации. Считается, что в отсутствие четкой отправной точки или даже признанной исторической конструкции, такой как Германия 1517 года, процесс реформирования английской церкви начался в 1485, 1525, 1529, 1534, 1547, 1549 и 1559 годах.Каким бы игривым оно ни было, это упражнение открывает возможности для герменевтики, поскольку выбор даты обязательно обслуживает рамки интерпретации. При рассмотрении английской Реформации как процесса, осуществляемого сверху вниз под руководством государства, наиболее убедительной отправной точкой служат 1529 и 1534 годы. И наоборот, историки, стремящиеся подчеркнуть низовые истоки движения за церковную реформу, будут отдавать предпочтение 1525 г. изменение судьбы при правлении Марии.Таким образом, можно было видеть, что Реформация началась всерьез только с приходом на престол Елизаветы, долгое правление и успешная преемственность которой окончательно утвердили протестантскую религию в Англии.

17 Множественные отправные точки французской Реформации находятся в центре внимания статьи Ива Круменакера «Quand débute la Réforme en France». Как и в Англии, здесь нет ни единого события, свидетельствующего о явном разрыве с прошлым, и это отсутствие простоты осложняется тем фактом, что французский номинальный глава движения обосновался в Женеве и почти не действовал в пределах французского королевства.Французская Реформация была богословски разнообразной с сильными региональными атавистическими чертами, что запутывало повествование. Недавние исторические работы на эту тему в основном, но не всегда, уклоняются от приписывания истоков движения. Определение начала Реформации во Франции — это упражнение, чреватое противоречиями: любая отправная точка обязательно связана с программой интерпретации. Это особенно верно в отношении работ французских историков, писавших в период, когда нарастала напряженность между Францией и Пруссией (позднее — Германией); Этот контекст побуждал протестантов и историков продвигать коренные корни французского протестантизма, подчеркивая место Водуа и Альбижуа как предков движения или влияния французских гуманистов, таких как Лефевр д’Этапль.Наконец, историки могут выбрать на первый план влияние идей Лютера во Франции, роль Кальвина или предложить интерпретацию, сочетающую эти два аспекта.

  • 31 Ирена Бакус, Исторический метод и конфессиональная идентичность в эпоху Реформации, 1378-1615 , (…)

18 Хорошо продуманные отправные точки и аккуратные повороты также были удобны для современников, понимающих недавнее прошлое и продвигающих повестку дня на будущее.В данном случае повествование во многом зависело от конфессиональной идентичности главных героев. В нескольких статьях показана «творческая роль истории в эпоху Реформации как решающий фактор в утверждении конфессиональной идентичности» 31. Например, в статьях Сьюзан Ройал и Кэти Гиббонс исследуются зеркальные отражения протестантской и католической мысли в начале XX века. Английская Реформация.

19Английские католики, «проигравшая сторона» в битве за английскую церковь, «разработали свой собственный словарь, чтобы описать монументальные изменения, свидетелями которых они были».Для них Реформация должна была быть просто расколом, спровоцированным коррумпированными аппетитами Генриха. В «Когда начался раскол и почему? Взгляды католических полемистов на английскую Реформацию », Кэти Гибсон прослеживает эту проблему в католических полемических трудах второй половины шестнадцатого века. В письме из Италии Реджинальд Поул немедленно предостерег короля от его беспорядочных аппетитов, которые могут вызвать политическую и религиозную коррупцию в королевстве. И писали ли они при протестантских режимах (Эдуард VI и Елизавета I) или во время католического восстановления Марии I, католические писатели придерживались этого прочтения разрыва хенрицианцев с Римом.Написание о начале Реформации во многих из этих случаев служило полемическим целям, особенно в 1580-х годах, когда католики обратились к воинственности и выступили за смену режима. Призыв к свержению Елизаветы был оправдан тем, что брак Генриха с ее матерью Анной Болейн был незаконным, аморальным и даже кровосмесительным. Обстоятельства Реформации были связаны с конкретным событием, разрывом с Римом, и ее интерпретация как раскола послужила инструментом для мобилизации католиков в пользу радикальной политической и конфессиональной повестки дня.

Английские реформаторы XVI века, с другой стороны, пытались противостоять тому, чтобы их считали сторонниками «нового знания», и стремились представить свои идеи как возврат к Евангелию, а также к использованию и верованиям ранней церкви. Сьюзан Ройал исследует, как Джон Фокс и Джон Бейл обращались к истокам своего движения в книге «Английские евангелические историки о происхождении« Реформации »». Сети лоллардов прошлого века и фигура Джона Виклифа сыграли важную роль для протестантских хронистов в прослеживании коренных истоков английской Реформации и в обеспечении протестантской церкви более глубоких исторических корней.Использование лоллардами местных Священных Писаний было центральным в заявлении. Настоящее и недавнее прошлое интерпретировались в апокалиптических рамках, укрепляющих связь между евангелистами шестнадцатого века и их предками.

21Подобные доказательства представлены в книге Тони Клейдона «Реформация будущего: знакомства с английским протестантизмом в эпоху позднего Стюарта», которая начинается с глубокого изучения того, как англичане шестнадцатого и семнадцатого веков рассматривали истоки Реформации.Выбор даты начала продолжающегося процесса неизбежно выявлял предпочтительную позицию в отношении богословских, литургических и экклезиологических разногласий, которые разделяли Англиканскую церковь на протяжении всего периода. Англиканцы семнадцатого века смотрели на правление Генриха и Елизаветы как на основополагающие моменты в создании через средства массовой информации , которые они лелеяли, в то время как несогласные и радикальные протестанты сосредоточились на эдвардианских реформах и росте пуританской критики елизаветинского урегулирования.Датировка начала Реформации была такой же четкой разделительной линией, как литургические практики и богословские верования в религиозном конфликте, который настраивал английских протестантов друг против друга в эпоху Стюартов. Итак, основополагающее понимание Ирены Бакус о том, что историческое исследование было не просто инструментом в теологической полемике, но средством конструирования конфессиональных идентичностей и что «обращение к истории не должно противоречить принципу sola Scriptura», широко показано, что оно применимо не только к немецким и швейцарским теологам. но также и английским протестантам шестнадцатого и семнадцатого веков.32

22 В Шотландии в XVII веке также формировалась пресвитерианская идентичность. В статье Аласдера Раффа «Признания, заветы и непрерывная реформация в Шотландии раннего Нового времени» показаны истоки заветов в Шотландии, а также использование Заветов и их возобновление в Шотландии раннего Нового времени. Заветы были неотъемлемой частью пресвитерианской идентичности и одним из ее строительных блоков. Однако со временем заветы эволюционировали, и более поздние Стюарты сигнализировали о несогласии с национальной церковью, находящейся под королевским контролем, и стали эксклюзивными для камерунцев и радикальных сепаратистов.

23Наконец, статья Кристиана Гросса «Célébrer la провидение божественное, юбилей и памятное реформирование культуры (Женева, XVI-XVII века)» прослеживает, как начало Реформации было увековечено в шестнадцатой и семнадцатой Женеве. Отправные точки швейцарской Реформации (в частности, отмена мессы в 1535 году и триумф фракции Кальвина над своими противниками в городе в 1555 году) были определены в 1550-х годах, а установка первого памятного памятника увековечила провиденциальная история установления истинной религии в городе.Празднование политической независимости от герцогства Савойского и разрыва с католической церковью были двумя направлениями, сформировавшими отчетливо кальвинистскую и женевскую культуру.

  • 33 Что касается французского контекста, то в этом томе Ив Круменакер лишь слегка затронул его; (…)

24 Еще одна общая нить, проходящая через несколько статей, — это упор на непрерывное Реформирование.Эта идея пронизывает тексты реформаторов. С одной стороны, Susan Royal и Yves Krumenacker демонстрируют, что, отвечая на обвинения католиков в новизне, как английские евангелисты, так и французские реформаторы утверждали, что истинная Церковь имела непрерывное происхождение на протяжении веков; даже если католическая церковь отклонялась на сотни лет, истинная вера сохранялась диссидентами, в основном лоллардами в Англии, а также вудуа / вальденцами и альбигейцами во Франции.33 И английские евангелисты, и французские протестанты утверждали, что их Церковь существовала задолго до прихода Лютера, и, следовательно, их Реформация была просто продолжением прошлого.

  • 34 Краткий список примеров см. В P. Marshall, «Redefining», art. соч. п. 669-670 и Т. Клейдон, в (…)

25 С другой стороны, люди, жившие в конце шестнадцатого и семнадцатого веков, явно верили, что Реформация была или должна быть непрерывным процессом.34 Эта тема проиллюстрирована в статьях, в которых исследуется эволюция двух разновидностей протестантизма, обнаруженных на Британских островах.

26 Статья Тони Клейдона показывает, что интерес к началу процесса затмевается соображениями о будущем Реформации. И теологи, и пасторы в равной степени сосредоточились на обеспечении полного успеха движения в ближайшем будущем, включая Реформацию нравов, и это часто подразумевало эсхатологическое прочтение истории Реформации с апокалиптическим использованием дат и календарных вычислений.Например, в 1680-х годах 1517 год использовался для вычисления даты начала правления Христа на земле в 1697 году в трудах конгрегационалиста Томаса Беверли.

27 Несмотря на радикально иные обстоятельства Реформации в Шотландии, приверженность идеалу непрерывной Реформации была также отличительной чертой Шотландской Реформации. Аласдер Рафф исследует, как многократное использование Заветов отражало религиозные тревоги момента и желание возродить дух Реформации во времена кризиса.Использование клятв Завета было сознательной политикой, направленной на обеспечение непрерывного Реформации церкви, а также жизни отдельных причастников. Принятие присяги приобрело почти литургическую функцию: оно стало национальным обрядом, проводимым в ритуальной манере. И все же Аласдер Рафф утверждает, что при обновлении Заветов важнее всего было не повторение, а постоянное осуществление.

28 Протестантские государства и княжества стали свидетелями возникновения особых национальных или территориальных памятных культур в конце шестнадцатого века.Выбор увековечить одно событие свидетельствует о специфике конфессиональной и национальной культуры. Ив Круменакер исследует, как поминки Лютера проходили с течением времени в реформатской Франции, в зависимости от политических обстоятельств и теологических соображений. Иногда Лютер почти полностью исключался из празднования годовщин 1517 года. В Англии 1517 год не отмечался, даже если признавалась важность этой даты; Тони Клейдон вместо этого отмечает важность династических поминовений в Англии Тюдоров и Стюартов.При Елизавете день ее восшествия на престол стал ежегодным праздником; открытие порохового заговора в 1604 году было немедленно отмечено как день удачного избавления от католицизма; печально известная казнь Карла I также была увековечена на церковных службах во время Реставрации. Наконец, начало Славной революции 5 ноября 1688 г. связало это событие с двумя основными случаями провиденциального вмешательства в пользу протестантизма (поражение Великой Армады в 1588 г. и открытие заговора с Порохом) и усугубило его значение как увековеченного событие в ежегодных торжествах и церковных службах.Таким образом, английская коммеморативная культура была связана с антикатолицизмом и монархией. Таким образом, он отражает особый аспект английской Реформации: установление суверена в качестве главы церкви в соответствии с Актом о королевском превосходстве 1534 года. Наконец, Аласдер Рафф стремится подчеркнуть, что в Шотландии основная цель обновления Заветы всегда призывали шотландцев к реформе в настоящем, но повторение и ритуализация церемонии приведения к присяге также могли свидетельствовать о возникновении памятной культуры, уходящей корнями в отчетливо пресвитерианский этос.

29 Статья Кристиана Гроссе наиболее конкретно посвящена этому вопросу, отвечая на вопрос: как реформаторы Женевы преодолели свою осторожность в отношении поминовений? Сама идея вспоминать прошлое и отмечать юбилеи была почти проклятием для реформатского мышления. Основные препятствия были теологическими, а также историческими и были связаны с обстоятельствами возникновения протестантизма. В обращении к юбилеям была определенная степень непоследовательности, когда первые реформаторы так ненавидели практику, с которой были связаны индульгенции.Таким образом, юбилеи нужно было тщательно переупаковывать, чтобы они соответствовали чувствительности реформирования. Этот процесс превращения юбилея из символа папистского оскорбления в общепринятую традицию находится в центре внимания данной статьи, посвященной возникновению памятной культуры в Женеве. Кристиан Гросс исследует, как принятие этой традиции реформатскими женевцами повлияло на поминки. Внимательное чтение Genevois Jubilant , опубликованного в 1635 году по случаю столетия отмены мессы в Женеве, дает некоторое представление о происходящих культурных изменениях, которые позволят реформатским протестантам праздновать «внутренне, умеренно». и по-христиански ».

Haut de page

Банкноты

Для обзора см. Https://www.luther2017.de/en/.

Биографии Лютера на французском и английском языках, опубликованные в 2016 и 2017 годах, включают: Матье Арнольд, Лютер , Париж, Файярд, 2017; Уильям Клейтон, Мартин Лютер: сын, химия, обращение и убеждения: основные принципы Réforme, Монтелимар, CLC éditions France, 2017; Пьер Фэнген, Мартин Лютер, un destin singulier, Tharaux: Empreinte du temps présent, 2017; Реми Хебдинг, Un chrétien nommé Luther , Париж, Сальваторе, 2017; Ив Круменакер, Лютер , Париж, Эллипс, 2017; Эндрю Петтегри , Бренд Лютер , Нью-Йорк, Penguin Press, 2015; Линдал Ропер, Мартин Лютер: отступник и пророк , Лондон, Бодли-Хед, 2016; Хайнц Шиллинг, Мартин Лютер: бунтарь в эпоху потрясений, пер.Рона Джонстон, Оксфорд, Oxford University Press, 2017; Anne Soupa, Le jour où Luther a dit non , Paris, Salvator, 2017; Питер Стэнфорд, Мартин Лютер: католический диссидент , Лондон, Ходдер и Стоутон, 2017.

Например, Мартин Лютер, Une anthologie: 1517-1521, изд. Фредерик Шавель и Пьер-Оливер Лешо, пер. Жан Боск, Рене Эсно, Морис Гравье и др., Женева, Labor et Fides, 2017; Мартин Лютер: dits et maximes de vie, изд.Марк Линхард и пер. Аннемари Линхард, Париж, Арфуйен, 2017; Мартин Лютер, «Raison et justification que des nonnes peuvent quitter leurs leurs en consformité avec Dieu, 1523», Теологические исследования и религия , 92.1, 2017, стр. 25-34; Застольные беседы Мартина Лютера , Даллас, Gideon House Books, 2016; Mythologies luthériennes: les vies de Luther par lui-même, Mélanchthon et Taillepied , ed. Марион Дешам, Лион, Presses Universitaires de Lyon, 2017.

Вот несколько примеров: Майкл ДеДжондж, Прием Лютера Бонхёффером , Оксфорд, Oxford University Press, 2017; Марк С. Мэттес, Теология красоты Мартина Лютера: переоценка , Гранд-Рапидс, Baker Academic, 2017; Йоханнес Шванке, «Богословие творения Мартина Лютера», International Journal of Systematic Theology, 18.4, 2016, стр. 399-413; Мариус Тимманн, Скрытый Бог: Лютер, философия и политическое богословие, Блумингтон, Indiana University Press, 2015.

Возможно, наиболее заметной англоязычной публикацией по памяти и истории 1517 года является Питер Маршалл, 1517: Мартин Лютер и изобретение Реформации, , Оксфорд, Oxford University Press, 2017. См. Также: Скотт Диксон, «Luther’s» Девяносто пять тезисов и истоки повествования о реформации », English Historical Review , 132, выпуск 556, с. 533-569 и Томас Альберт Ховард, Вспоминая Реформацию: исследование значений протестантизма , Оксфорд, Oxford University Press, 2016; Хартмут Леманн, «2017: Пятисотлетие Реформации в эпоху секуляризации и религиозного плюрализма», Dialog: A Journal of Theology , 55.1, 2016, с. 79-87; Дэвид М. Уитфорд, «Мартин Лютер и Реформация: размышления о пятисотлетней годовщине», Horizons , 44.1, 2017, с. 137-147. На французском языке значительными публикациями по этой теме являются: P. Bosse-Huber, S. Fornerod, T. Gundlach et G. Locher, Célébrer Luther ou la Réforme? , Женева, Labor et Fides, 2014 и Les anniversaires de la Réforme , ed. Ив Круменакер, специальный выпуск Chrétiens et Sociétés , 23, 2016. Экуменические подходы к годовщине см., Например: Кардинал Курт Кох, «Почему общее поминовение Реформации?», Международный журнал по изучению христианства , 17.1, 2017, стр. 3–10 и Николаус Шнайдер «Qu’est-ce que le jubilé de la Réforme? Qui appartient-il? Pourquoi sommes-nous ici, tous ensemble, в Цюрихе? » in Célébrer Luther , op. cit., p. 27-31. В настоящее время реализуется крупный проект под названием «Вспоминая реформацию», финансируемый AHRC: https://rememberingthereformation.org.uk

Быстрый поиск в Google дает множество результатов, но научный пример того, как годовщина 1517 года дала волю воображению дизайнеров продукции (носки Luther незабываемы), см. На обложке Les anniversaires de la Réforme , op.соч. : https://chretienssocietes.revues.org/4070.

Gwenaëlle Deboutte, «L’énorme succès du Playmobil Martin Luther», La Croix , 12 апреля 2017 г., по состоянию на 20 сентября 2017 г., URL: https://www.la-croix.com/Religion/Protestantisme/Lenorme-succes -Playmobil-Martin-Luther-2017-04-12-1200839070

Очень краткое изложение противоречий вокруг реальности публикации тезисов см. В Scott Dixon, Contesting the Reformation , Chichester, Wiley-Blackwell, 2012, p.205-206. Самое последнее обсуждение этих событий можно найти в P. Marshall, 1517, op. cit . п. 12-13 и глава 5 и С. Диксон, ст. соч., стр. 537-544.

Линдал Ропер, «Мартин Лютер», в Питере Марсале (ред.) Оксфордская иллюстрированная история Реформации , Оксфорд, Oxford University Press, 2015, стр. 42.

Марианна Карбонье-Буркар, «Юбилейные реформы: протестантские конструкции (XVII-XX вв.)», Célébrer Luther , op.соч. с. 218-231, здесь на стр. 218-220.

P. Marshall, 1517 , op. Cit. с. 54 и 80.

П. Маршалл опровергает широко распространенное ложное предположение о том, что Иоганнес Слейданус был первым историком, упомянувшим о публикации диссертации, там же. с. 73-74 и примечание 38. В главах 3 и 4 его 1517 прослеживается подъем этого события до исторического значения на протяжении трех столетий.

Там же. с. 82-85.

М. Карбонье-Буркар, арт. п. 219 и P. Marshall, op. Cit., p. 86-90.

Там же ., «Un contre-jubilé, à la fois polémique et ironique».

P. Marshall, 1517 , op. Cit. с. 13

Там же. с. 1

Там же. с.6-12, особенно, с. 6

Там же . п. 2-5

Там же , стр. 188-195 (тезис Изерлоха и последующие дебаты) и с. 196-200 (устойчивость Thesenanschlag в массовой культуре и в индустрии туризма).

См., В частности, Патрик Коллинсон, Религия протестантов: Церковь в английском обществе, 1559–1625 гг. И Родовые муки протестантской Англии: религия и культурные изменения в шестнадцатом и семнадцатом веках, Лондон, Бейзингсток, 1988, с.ix; Кристофер Хей, Английские реформы: религия, политика и общество при Тюдоров, Оксфорд, Clarendon Press, 1993; Николас Тяке (редактор), Долгая реформация в Англии, 1500-1800, Лондон, UCL Press, 1998; Норман Джонс, Английская реформация: религия и культурная адаптация, Оксфорд, Блэквелл, 2002; Александра Уолшем, «Переоценка Реформации и« разочарования мира »», Historical Journal, 51, 2008 г., стр. 497–528; Питер Маршалл, «(Пере) определение английской Реформации», Журнал британских исследований, 48.3 июля 2009 г., стр. 564-586, здесь 567-569; Алек Райри, Эпоха Реформации: Царства Тюдоров и Стюартов, 1485–1603, Харлоу, Пирсон Лонгман, 2009; Питер Маршалл, «Именование протестантской Англии», Прошлое и настоящее, 214.1, февраль 2012 г., стр. 87–128; Питер Маршалл, Реформационная Англия, 1480–1642 (2003), Лондон, Bloomsbury Academic, 2012.

Наиболее яркие примеры — у Дени Крузе, Les Origines de la Réforme, 1520-1560, Genève, Sedes, 1996, особенно стр.25, 26, 27, 28-33, 35, 68, 216. См. Также: Патрик Кабанель, Histoire des Protestants en France, XVI-XXIe siècles, Paris, Fayard, 2012, p. 31; Питер Маршалл, «Предисловие редактора», в The Oxford Illustrated History of the Reformation , op.cit ., P. iii; Линдал Ропер, «Мартин Лютер», в , там же . п. 42-43; Карлос Эйре, «Кальвинизм и реформа Реформации», в г., там же. , стр. 77, 81.

Уильям Х. Сьюэлл, «Исторические события как трансформация структур: изобретение революции в Бастилии», Theory and Society , 6, 1996, p.841-881, здесь на стр. 841

Вся коллекция Gallimard сосредоточена на «les journées qui ont fait la France», бестселлеры включают такие книги, как 1515 et les grandes date de l’histoire de France revisitées par les grands Historiens d’aujourd’hui, ed. Alain Corbin, Paris, Seuil, 2005. В области британской истории маятник не так далеко качнулся от «событийной истории», популярные названия регулярно публикуются в 1666, 1688 годах, в отдельные годы обеих мировых войн, и, конечно же, о знаменитых сражениях (Гастингс, Ватерлоо), яркой ветви военной истории. Очень краткое изложение изменений во французской историографии и полезную библиографию см. В Паскале Гетшеле и Кристофе Гранже, «Faire l’événement, un enjeu des sociétés contemporaines», Sociétés & Représentations , 32, 2011/2, п. 9-23, здесь на стр. 10-12, особенно п. 6 и 7, по состоянию на 31 октября 2017 г., URL: http://www.cairn.info/revue-societes-et-presentations-2011-2-page-167.htm. Основные публикации по этой теме (в хронологическом порядке) см., Например, у Пьера Норы, «Le retour de l’événement», в Faire de l’histoire , Jacques Le Goff & Pierre Nora (ed.), т. 1, Париж, Галлимар, 1974, стр. 210-227; В. Х. Сьюэлл, арт. соч. ; Жак Ле Гофф, «Les‘ retours ’dans l’historiographie française actuelle», Les Cahiers du Centre de Recherches Historiques , 22, 1999, по состоянию на 26 сентября 2017 г. URL: http://ccrh.revues.org/2322; DOI: 10.4000 / ccrh.2322; Жак Ревель, «Retour sur l’événement: un itinéraire Historiographique», в журнале Jean-Louis Fabiani (ed.), Le Goût de l’enquête , Pour Jean-Claude Passeron , Paris, L’Harmattan, 2001, п.95-118; Арлетт Фарж, «Penser et définir l’événement en histoire. Подход к ситуациям и социальным действиям », Terrain , 38, 2002, стр. 69-78; Робин Вагнер-Пацифики, «Теоретическое обоснование беспокойства событий», Американский журнал социологии , 115. 5, март 2010 г., с. 1351-1386; F. Dosse, La renaissance de l’événement. Un défi pour l’historien: entre sphinx et phénix , Париж, PUF, 2010; Pierre Nora, Présent, nation, mémoire , Paris, Gallimard, 2011, стр.35-57; Роберто Терци, «Institution, événement et histoire chez Merleau-Ponty», Bulletin d’Analyse Phénoménologique , 13.3, 2017, по состоянию на 20 сентября 2017 г., URL: http://popups.ulg.ac.be/1782-2041/ index.php? id = 1004;

W. Sewell, арт. соч. п. 844.

«Il n’est pas simplement ce qui advient mais ce qui advient à ce qui est advenu», цитируется у Паскаля Гетшеля и Кристофа Гранжера, «L’événement, c’est ce qui advient à ce qui est advenu… Entretien avec Pierre Laborie », Sociétés & Représentations , 32, 2011/2, p. 167-181, здесь на стр. 168, URL: http://www.cairn.info/revue-societes-et-presentations-2011-2-page-167.htm. Это отголосок известного высказывания Мишеля де Серто о событиях мая 1968 года «un événement n’est pas ce qu’on peut voir ou savoir de lui, mais ce qu’il devient» (Michel De Certeau, «Prendre la parole» (1968), в Id. , La Prize de parole et autres écrits politiques , Париж, Points / Seuil, 1994, p.51, цитируется по F. Dosse, op. Cit., p. 157)

Например, см. Georges Duby, Le dimanche de Bouvines , Paris, Gallimard, 1973, но также P. Marshall, 1517, op.cit.

См. Публикации, упомянутые выше в примечании 5, и L’identité huguenote, faire mémoire et écrire l’histoire (XVIe-XXIe siècle), ed. Филип Бенедикт, Хьюг Доусси, Пьер-Оливье Лешо, Женева, Дро, 2014. В 2011 году Пьер Нора завершил книгу о взаимосвязи памяти и истории решительным отрицанием преувеличенного влияния памятной культуры на работу историков.П. Нора , указ. Соч. с. 417: «La commémoration a envahi tout le travail de l’historien, jusqu’à l’asservir tout entier». Elle inspire sa curiosité, elle lui dicte souvent son calendrier en fonction des anniversaires, centenaires or двухсотлетние. Elle rythme le program des musées, des bibliothèques et des expositions, elle encombre les archives. Elle a engendré une idéologie du «tout-mémoire» и de laservation intégrale. Elle est devenue le mode Obligatoire de notre rapport au passé.Pire encore: la contamination commémorative estaller jusqu’à faire fleurir une histoire hypercommémorative et proliférer une race d’historiens impvisés qui se mettent héroïquement au service d’une mémoire purement militante ».

Эдвард Х. Карр, What is history , London, Penguin, 1976 (1961), стр. 12-13.

S. Dixon, op. соч., с. 15.

Ирена Бэкус, Исторический метод и конфессиональная идентичность в эпоху Реформации, 1378–1615 , Лейден, Брилл, 2003, стр.5.

Там же . п. 3-4.

Что касается французского контекста, то в этом томе Ив Круменакер лишь слегка затронул его; см. его другие соответствующие публикации: «La généalogie imaginaire de la Réforme protestante», Revue Historique, CCCVIII / 2, 2006, с. 259-289; «Des Vaudois aux Huguenots: une histoire de la Réformation», под ред. П. Бенедикт, Х. Даусси, П.-О. Léchot, , указ. соч., с. 127-144 и Ив Круменакер и Вэньцзин Ван, «Катары, водные, гуситы, ancêtres de la Réforme?», Chrétiens et sociétés [En ligne], 23 | 2016, URL: http: // chretienssocietes.revues.org/4108 (последний доступ 7 сентября 2017 г.).

Краткий перечень примеров см. В P. Marshall, «Redefining», art. соч. п. 669-670 и Т. Клейдон в этом томе.

Haut de page

История Реформации

«Помойка ересей». Это был приговор, вынесенный императором Священной Римской империи Карлом V 26 мая 1521 года, вскоре после того, как Лютер выступил на Вормском сейме.

Ранее, в булле Exsurge Domine , Папа Лев X описал Лютера как дикого кабана, бродящего по виноградникам Христа, и как упрямого, печально известного, проклятого еретика.4 мая 1521 года Лютер был «похищен» друзьями и увезен в замок Вартбург, где его тайно прятали под видом рыцаря. Там Лютер сразу же взялся за перевод Библии на народный язык.

Часто Реформация описывается как движение, которое вращалось вокруг двух основных проблем. Так называемой «материальной» причиной были споры по поводу sola fide («оправдание только верой»). «Формальной» причиной был выпуск sola Scriptura о том, что Библия и только Библия имеют власть связывать совесть верующего.Реформаторы относились к церковной традиции с уважением, но не как к нормативному источнику откровений. «Протест» протестантизма вышел далеко за рамки вопроса об оправдании только верой, бросив вызов многим догматам, возникшим в Риме, особенно в средние века.

За короткое время Реформация прокатилась по Германии, но не остановилась на этом. Благодаря переводу Библии в других странах реформа распространилась на гугенотов во Франции, в Шотландии, Англии, Швейцарии, Венгрии и Голландии.Ульрих Цвингли возглавлял движение Реформации в Швейцарии, Джон Нокс в Шотландии, а Жан Кальвин среди французских протестантов.

В 1534 году Кальвин произнес речь, призывающую церковь вернуться к чистому Евангелию Нового Завета. Его речь была сожжена, и Кальвин бежал из Парижа в Женеву. Под видом винодела он сбежал из города в корзине. В течение следующего года во Франции заживо сожгли около двух десятков протестантов. Это побудило Кальвина написать свой знаменитый Институты христианской религии , адресованный королю Франции.Его мысль, содержащаяся в Институтах, превратилась в доминирующее богословие для международной экспансии Реформации.

Первое издание Institutes было завершено в 1536 году, в том же году Фарель убедил Кальвина приехать в Швейцарию, чтобы превратить Женеву в образцовый город Реформации. В 1538 году Фарель и Кальвин были вынуждены покинуть Женеву. Он жил и служил в Страсбурге три года, пока не был отозван в Женеву в 1541 году.

Богословие Кальвина подчеркивает суверенитет Бога во всей жизни.Его главной страстью была реформа поклонения до уровня чистоты, который не давал бы никаких намеков на человеческое пристрастие к идолопоклонству и не поддерживал бы его. Женева привлекала лидеров со всей Европы, которые приезжали туда, чтобы понаблюдать за моделью и получить наставления от самого Кальвина.

В этот период волнения распространились на Англию, когда король Генрих VIII сопротивлялся власти Рима. В 1534 году Генрих стал верховным главой англиканской церкви. Он предпринял преследование евангелистов, которое переросло в «Кровавую Мэри», в результате чего многие бежали в Женеву в поисках убежища.

Преследования были приостановлены при «доброй королеве Бесс» Елизавете I, чья позиция спровоцировала папскую буллу против нее в 1570 году. Реформация быстро распространилась по Шотландии, в основном под руководством Джона Нокса, который до этого 19 месяцев служил рабом на галерах. он уехал в Англию, а затем в Женеву. В 1560 году шотландский парламент отверг папскую власть. В 1561 году шотландский реформатский «Кирк» был реорганизован.

Одно интересное примечание к этому заключается в том, что первым человеком, назначенным Джоном Ноксом на служение в церкви, был малоизвестный священнослужитель по имени Роберт Чарльз Спроул, прямым потомком которого я являюсь.

В начале 17 века Реформация распространилась на новый мир с прибытием паломников и колоний пуритан, которые принесли с собой реформатское богословие и Женевскую Библию.

Реформационное богословие доминировало в протестантском евангелизме на протяжении десятилетий, но позже было ослаблено под влиянием пиетизма и финнеизма.

К концу 20-го века теология Реформации резко пришла в упадок в западном мире, подвергаясь нападкам со стороны либерального богословия 19-го века, с одной стороны, и влияния арминианской теологии, с другой.Особенно это касалось Америки.

На нынешней сцене американского евангелизма реформационное богословие представляет собой меньшинство. Доминирующими направлениями теологии, господствующими в нынешних евангелических кругах, являются диспенсационализм и неопятидесятническая харизматическая мысль. Феноменальное распространение и рост диспенсационного богословия в Америке — захватывающая глава в истории церкви. Укоренившись в предположениях британских Плимутских братьев, диспенсационализм быстро распространился в конце 19-го и начале 20-го веков.Подпитываемый движением Библейской школы, конференциями по пророчествам и проповедями таких людей, как Д. Л. Муди, диспенсационализм получил огромную поддержку населения.

Американская версия диспенсационализма получила большое развитие после публикации Справочной Библии Скоуфилда . Библия Скоуфилда с ее записями для изучения служила популярным инструментом для распространения диспенсационного богословия. Это богословие было создано людьми, корни которых уходили преимущественно в мысли Реформации. Темы классического реформатского богословия были значительно изменены этим движением.

Новая женевская учебная библия (ныне Реформационная учебная библия ) — первая отчетливо реформатская учебная библия на английском языке, появившаяся после Женевской Библии в 16 веке. Он стремится восстановить теологию Реформации и предоставить мирянам руководство, чтобы понять ее исторически, доктринально и библейски богатую систему. Его значение для американского христианства огромно. Я надеюсь, что это поможет вернуть англоговорящих евангелистов к их корням Реформации.Что еще более важно, он призван призвать евангелистов вернуться к самой Библии и к их историческим исповеданиям библейского богословия.

За пределами Америки можно использовать новую Женевскую учебную Библию (ныне Библию для изучения реформации ) для распространения света Реформации на страны, где первоначальная Реформация никогда не достигала, особенно на Россию и Восточную Европу.

В наши дни мы наблюдаем возрождение интереса к Библии и новую приверженность авторитету и достоверности Писания.Но Реформация была чем-то большим, чем учение о Библии. Это было вызвано глубоким и серьезным изучением Библии. Недостаточно превозносить достоинства Писания — мы должны заново услышать учение Писания. Только серьезным и серьезным восстановлением библейской истины мы сможем избежать попадания в новую выгребную яму ереси.

До Мартина Лютера был Эразм — голландский богослов, проложивший путь протестантской Реформации

Мартин Лютер, немецкий теолог, часто считается инициатором протестантской Реформации.Когда 31 октября 1517 года он прибил свои 95 тезисов к двери церкви в Виттенберге, Германия, резко требуя положить конец церковной коррупции, он разделил христианство на католицизм и протестантизм.

Подрывной акт Лютера, однако, возник не на пустом месте. Реформация не могла бы произойти без Дезидерия Эразма, голландского гуманиста и теолога.

Как знаток средневекового христианства, я заметил, что Эразм не привлекает большого внимания в разговорах о Реформации.И все же в свое время, когда христианство столкнулось со многими противоречиями, его обвиняли в том, что он открыл путь Мартину Лютеру и даже был еретиком. Современники обвиняли его в том, что он «отложил яйцо, которое вылупил Лютер».

Кем был Эразм?

Эразм родился в 1467 году, примерно за 20 лет до Лютера, в Нидерландах. Мир его юности, как и мир Мартина Лютера, почти полностью определялся средневековым христианством. Получив образование у монахов, Эразм присоединился к религиозной жизни.Он изучал христианское богословие в Парижском университете и следил за этим интересом даже после того, как покинул университет.

В то же время Эразм сильно вдохновлялся классикой. Для Эразма древнегреческие и римские авторы — хотя формально были язычниками — были «самим источником» «почти всего знания».

Из-за его любви к древним его часто называют гуманистом эпохи Возрождения или, что более уместно, христианским гуманистом. В то время, когда высоко ценилось обучение греческому и латинскому языкам, замечательные способности Эразма сделали его очень востребованным.

Портрет Эразма Ганса Гольбейна. Коллекция Роберта Лемана, 1975 г.

При поддержке богатых покровителей он путешествовал по Европе, преподавал в университетах, писал книги и встречался со многими выдающимися людьми. В Англии он установил тесную интеллектуальную дружбу с английским писателем и коллегой-гуманистом Томасом Мором, чья книга «Утопия» была о воображаемом обществе.

Вместе с Мором Эразм помог начать карьеру одного из величайших художников 16 века, Ганса Гольбейна, который написал оба их портрета.Портрет Эразма, наряду со многими другими шедеврами Гольбейна, сейчас хранится в Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке.

Эразм открывает путь Лютеру

Лютер широко использовал печатный станок для публикации полемических трактатов, критиковавших церковь и призывающих к изменениям. Быстрое и широкое распространение его идей ускорило Реформацию.

Однако именно Эразм предоставил Лютеру модель того, как использовать преимущества этой новой технологии, как использовать печать в качестве «агента перемен».”

Эразм начал широко публиковать свои книги в 1500 году, примерно через 50 лет после появления первых печатных книг в Германии. Он помог создать аудиторию сочинениям Лютера, популяризируя христианские темы, такие как то, как быть хорошим христианином и как толковать Библию. Многие из его книг были бестселлерами при его жизни.

Мартин Лютер прибивает свои 95 тезисов. Фердинанд Пауэльс

Эразм также подготовил почву для одной из самых радикальных идей Лютера: Библия принадлежит всем, включая простых людей.Лютер перевел Библию на немецкий язык в 1534 году, чтобы каждый мог прочитать ее сам.

Эту идею можно найти в руководстве Эразма по чтению латинской Библии «Параклезис», которое он опубликовал в 1516 году на латыни. Здесь он ярко описывает свою мечту о будущем, что простые люди будут использовать Библию в своей повседневной жизни.

«Я бы хотел, чтобы пахарь спел отрывок из Священного Писания на своем плуге, а ткач на его ткацком станке отогнал этим утомительное время», — писал он.

Не сторонник радикальных изменений

Хотя Эразм симпатизировал критике Лютером церковной коррупции, он не был готов к радикальным изменениям, которых требовал Лютер.

Эразм хотел, чтобы его книги читали широкую аудиторию, но он писал на латыни, официальном языке церкви. Латынь была языком, на котором могла читать лишь небольшая группа образованных людей, обычно священники и знать.

Эразм критиковал церковь за многие из тех же проблем, которые позже атаковал Лютер.В одной из своих самых известных книг «Похвала безрассудству» он высмеивал священников, не читавших Библию. Он также подверг критике использование церковью индульгенций — когда церковь отбирала у людей деньги, освобождая их от наказания за их грехи в чистилище — как признак церковной жадности.

Когда у Лютера начались проблемы с церковными властями, Эразм защищал его и писал ему письма поддержки. Он думал, что голос Лютера должен быть услышан.

Но он не защищал все учения Лютера.Некоторые, по его мнению, вызывали слишком сильные разногласия. Например, Лютер проповедовал, что люди спасаются только верой в Бога, а не добрыми делами. Эразм не согласился и не хотел, чтобы церковь раскололась из-за этих дебатов.

На протяжении всей своей жизни Эразм выковывал свой собственный подход к христианству: познание Христа через чтение Библии. Он назвал свой подход «Philosophia Christi» или философией Христа. Он думал, что изучение жизни и учений Иисуса укрепит христианскую веру людей и научит их быть добрыми.

Способность Эразма отстаивать разные точки зрения, церкви и Лютера, по-видимому, была для него особенной. Он хотел согласия и мира в церкви. Таким образом, ученый Кристина Крист фон-Ведель описывает его как «представителя и посланника свободного и непредвзятого христианства, основанного на Священных Писаниях».

После его смерти в 1536 году примирение различных взглядов стало невозможным. Реформация начала раскол, который продолжается и сегодня.

[ Вы умны и любопытны по поводу мира.То же самое с авторами и редакторами The Conversation. Каждые выходные вы можете узнавать о наших лучших мероприятиях. ]

Как началась протестантская Реформация

Вы, вероятно, знаете хотя бы одну вещь о Мартине Лютере: он прибил 95 тезисов к двери церкви и бросил вызов Римско-католической церкви.

Это было провозглашение Лютера независимости от Рима.

По правде говоря, это исторически неточно.

Да, 31 октября 1517 года окажется первым намеком на то, что западный мир вот-вот перевернется с ног на голову.Но действие Лютера 31 октября 1517 года не было актом восстания.

На самом деле все было наоборот. Это был поступок послушного сына материнской церкви.

Кто-то — неизвестно кто — взял латинский текст 95 тезисов Лютера, перевел их на немецкий язык и разослал по всей Германии. Когда немецкий народ понял, что Лютер противостоит злоупотреблениям в церкви, он стал героем всей Германии.

Началась Реформация.

А как все началось? Чтобы выяснить это, нам нужно знать, что за человек был Лютер и откуда он пришел.

В этом 20-минутном видео профессор Фрэнк Джеймс знакомит вас с Реформацией: как она началась, как разворачивалась и что произошло потом. Взгляните:

Отправляя свой адрес электронной почты, вы понимаете, что будете получать электронные сообщения от HarperCollins Christian Publishing (501 Nelson Place, Nashville, TN 37214 USA) с информацией о продуктах и ​​услугах HCCP и ее аффилированных лиц. Вы можете отказаться от подписки на эти электронные сообщения в любое время. Если у вас есть какие-либо вопросы, ознакомьтесь с нашей Политикой конфиденциальности или напишите нам по адресу yourprivacy @ harpercollins.com.

Кем был Мартин Лютер?

Мартин родился 10 ноября 1483 года в Айслебене, но вырос в Мансфельде. Когда Мартину исполнилось четырнадцать, его отправили в подготовительную школу в Магдебурге, а затем в Айзенахе. Он учился в Эрфуртском университете, где получил степень бакалавра в 1502 году и степень магистра в январе 1505 года.

Отец Лютера решил, что его сын должен стать юристом, поэтому Мартин пошел учиться на юридический факультет в Эрфурте. Но обстоятельства вскоре поставили молодого Лютера на другой путь.

Как Лютер стал монахом

Два случая переключили внимание Лютера с закона на монастырь.

  1. Во-первых, Лютер потерял близкого друга, когда чума охватила Эрфурт. Эта потеря, кажется, потрясла молодого Мартина и обратила его внимание на более глубокие духовные проблемы.
  2. Вторая — и более известная — причина, по которой Лютер стал монахом, заключалась в том, что вскоре после поступления в юридический факультет он возвращался в Эрфурт из Мансфельда, когда его настигла внезапная гроза.Молния ударила в дерево неподалеку. Молодой Лютер в приступе страха призвал святую Анну, покровительницу бедствующих путешественников, и поклялся стать монахом, если только она пощадит его жизнь. После бури Лютер вошел в монастырь августинских отшельников.

Хотя это событие, кажется, было непосредственной причиной его вступления в монашескую жизнь, мы должны признать, что молния попала в средневековый мир, где религиозным идеалом была жизнь монаха.Позднесредневековое благочестие учило, что единственный способ получить спасение — это избежать соблазнов светского мира и посвятить себя Богу. Перед этим общепринятым мнением Лютер склонил голову и вступил в монашескую жизнь в июле 1505 года.

Несмотря на свои тревоги, Лютер был успешным монахом. Он был рукоположен в священники в 1507 году, а затем назначен преподавателем в новом университете Виттенберга. Будучи молодым профессором, Лютер читал лекции по библейским книгам. Он также был пастором и проповедником в приходской церкви, регулярно читая три проповеди в неделю.

Как индульгенции помогли начать Реформацию

Индульгенции — это листки бумаги с папскими знаками отличия, которые давали освобождение от временного наказания за грех. Современникам может показаться странным, что кусок бумаги стал соломинкой, сломавшей верблюжью спину в шестнадцатом веке. Но именно это и произошло.

В 1460 году папа Сикст IV решил, что покупка индульгенций не только хороша для грешника в этой жизни, но также может применяться к умершим членам семьи в чистилище.Это имело очень сильную эмоциональную привлекательность. Грешникам была дана возможность уменьшить или даже прекратить страдания, боль и наказание любимых членов семьи.

Во времена Лютера эти разработки доктрины индульгенций были еще относительно новыми.

В 1507 году папа Юлий II разрешил продажу индульгенций, чтобы собрать деньги на строительство базилики Святого Петра в Риме. Папа Лев X возобновил одобрение в 1513 году.

Фактически, Папа Лев позже заключил сделку с Альбертом Бранденбургским, архиепископом Майнца (Германия): если архиепископ Альберт согласится разрешить продажу индульгенций, Лев согласится разделить с ним прибыль.Человек, которого наняли для путешествия по Германии, чтобы продавать индульгенции, был Йохан Тецель.

Было что-то особенно грубое в Тецеле, чей коммерческий аргумент звучал так: «Однажды монета в сундук цепляется, душа из источников чистилища». Фактически, Фридрих Мудрый, принц электората Саксонии, отказался впустить Тецеля на свою территорию. В ответ Тецель открыл магазин прямо за границей.

Фредерик беспокоился о деньгах, покидающих его территорию, поэтому, когда Лютер выразил возмущение практикой индульгенций, он нашел друга во Фридрихе.

Все было готово для Реформации.

95 тезисов Мартина Лютера

Лютер был потрясен тем, что людей заманивали через границу в Саксонию, чтобы лишить их денег, и уговаривали покупать индульгенции.

Лютер был обеспокоен грубым злоупотреблением Тецелем папской снисходительностью. И его также беспокоила экономическая эксплуатация. Он прямо упоминает «деньги» или «богатство» в девяти тезисах, что говорит о том, что он был расстроен финансовой эксплуатацией товарищей Лютера Виттенбергов Тецелем.

Лютер был обеспокоен действиями Тецеля и написал девяносто пять утверждений для обсуждения со своими коллегами-теологами из Университета Виттенберга. Дверь церкви служила академической доской объявлений, так что это было подходящее место для уведомления коллег-преподавателей о собрании преподавателей.

Лютер также отправил копию архиепископу Альберту, следуя надлежащему церковному протоколу.

В течение относительно короткого периода времени Лютер воспринимался как лояльный немец, противостоявший римской религиозной оккупации Германии, а Альберт считался пособником врага немецкого народа.

В конце 1517 — начале 1518 годов произошла волна поддержки Лютера.

Действительно ли Лютер восстал против Римско-католической церкви?

Несмотря на смелость Лютера и вопреки тому, что думает большинство людей, в 95 тезисах нет ничего, что отвергало бы традиционную католическую доктрину. Не в этих тезисах Лютер развил свою доктрину оправдания. Это будет позже.

Размещение тезисов не было актом восстания против церкви.Напротив, это была работа ответственного церковного богослова, который стремился исправить то, что он считал искажением католического учения.

Он не отвергал папскую власть, таинство покаяния или концепцию индульгенций. Однако он решительно выступал против эксплуатации своих прихожан.

Как отреагировал Рим

Римско-католическая церковь этого не понимала. Хотя 95 тезисов были предназначены для обсуждения на богословском факультете Виттенберга, папство усмотрело в них неявный вызов авторитету Рима.

Папа Лев X сначала назвал Лютера «пьяным монахом», который передумает, как только протрезвеет.

Но прошло три месяца, а «пьяный монах» все еще был за этим, поэтому папа попросил Приериаса (Сильвестра Маццолини), магистра Священного дворца и доминиканского профессора богословия, провести расследование.

Приериас пришел к выводу, что Лютер перешел черту ереси, и написал против него диалог, полагая, что это положит конец немецкой проблеме. В официальном ответе утверждалось, что более глубокая проблема, стоящая за критикой Лютером Тецеля, — это папская власть.

Последствия тезисов отразились даже в монастыре самого Лютера. Коллега Лютера в Виттенберге, доктор Джером Шурфф, профессор канонического права, предостерег: «Вы хотите писать против папы? . . . Это недопустимо ».

Император Максимилиан в своем письме Папе Льву X (5 августа 1518 г.) утверждал, что в 95 тезисах «авторитет Папы не принимается во внимание», и добавил, что они кажутся «вредными и еретическими».

Сам Тецель (в 1518 году) охарактеризовал вызов Лютера как открытое отрицание авторитета папы.С точки зрения Тецеля, папа уполномочил его продавать индульгенции, и поэтому оспаривать продажу индульгенций было фактически вызовом папской власти.

То, что Лютер намеревался решить как проблему злоупотребления индульгенциями, быстро стало делом власти папы.

Ответ Лютера Папе

Лютер был смелее, чем кто-либо думал. В начале августа 1518 года он написал ответ, в котором назвал диалог Приериаса «высокомерным». Два богослова снова обменялись сочинениями без решения или раскаяния.Эффект от этого краткого разговора раздул огонь подозрений.

Папа Лев потерял терпение и 7 августа приказал Лютеру явиться в Рим в течение шестидесяти дней, чтобы отречься от своих ересей. Папа также потребовал, чтобы курфюрст Фридрих арестовал и доставил это «дьявольское дитя» папскому легату. Фридрих не арестовывал Лютера, но он организовал встречу с папским легатом — другим доминиканцем, кардиналом Каетаном (Томас де Вио) — на предстоящем в октябре сейме в Аугсбурге.

Каетан изначально проявил доброжелательность к Лютеру, назвав его «мой дорогой сын». Монах и кардинал трижды встречались в Аугсбурге (12 — 14 октября). Кардинал был вежлив, но настаивал на опровержении и подчинении папской власти.

Однако Лютер упорно отказывался отречься от своего мнения. Он утверждал, что Писание имеет высший авторитет, на что Каэтан громогласно возразил: «Папа стоит выше совета, а также выше Священного Писания. Отказываемся! »

Лютер уступает Риму

Была одна последняя попытка папы убедить Лютера отречься от своих взглядов.

Папа Лев послал Карла фон Мильтица на встречу с Лютером. Но на их встрече 6 января 1519 года Мильтиц выразил сочувствие Лютеру и возложил вину за споры о индульгенциях у ног Тецеля.

В то же время он также умолял Лютера не разрушать единство церкви. Мильтиц согласился с тем, что обвинения против Лютера должны быть урегулированы в Германии немецким епископом, а не в Риме. Со своей стороны, Лютер согласился, что он будет просить прощения у папы и выступать за единство.

В письме от 3 марта 1519 года Лютер смиренно признал власть папства и подтвердил, что он никогда не стремился подорвать Римскую церковь, хотя он все еще выражал озабоченность по поводу продажи индульгенций.

Как Мартин Лютер ответил Римско-католической церкви

В ответ на любезность Мильтица Лютер согласился прекратить публичные военные действия. Но, как оказалось, это было затишье перед бурей.

Доктор Иоганн Эк (Иоганн Майер из Экка), один из ведущих богословов Ингольштадтского университета, добивался публичных дебатов с Лютером и опубликовал двенадцать (позже тринадцать) тезисов против Лютера в декабре 1518 года.

Лютер немедленно ответил тринадцатью контртезами.

Искры полетели, поэтому было решено провести диспут в Лейпциге между Экком и Лютером и его старшим коллегой из Университета Виттенберга в Карлштадте (Андреас Рудольф Боденштейн фон Карлштадт). Обмен был взрывным.

Чем больше Лютера провоцировали, тем более дерзким он становился. 7 июля он заявил, что церковные советы могут ошибаться. Экк воспринял это как неоспоримую ересь: «Если вы считаете, что законно созванный совет ошибался и может ошибаться, то будьте для меня как язычник и мытарь.Мне не нужно объяснять, что такое еретик ».

Последний разрыв Мартина Лютера с Римско-католической церковью

В 1520 году Лютер смело начал излагать свои отличительные убеждения ручкой и бумагой. Результатом стало издание нескольких книг, ознаменовавших разрыв Лютера с Римом.
Одно из самых значительных произведений Лютера — это О папстве в Риме , написанное в мае 1520 года. В августе он написал Обращение к немецкому дворянству . Третья книга была написана в сентябре, а четвертая — в ноябре под названием О вавилонском пленении церкви и Свобода христианина соответственно.Все они были либо написаны, либо переведены на немецкий язык, что обеспечило широкое распространение.

Между тем работа Иоганна Экка не была завершена после дебатов в Лейпциге в 1519 году. Вскоре он отправился в Рим и помог папским юристам подготовить папскую буллу под названием Exsurge Domine , выпущенную 15 июня 1520 года. Цитата из вступительных слов Псалма. 74:22, первое предложение папской буллы гласило: «Восстань, Господи, и рассуди дело Твое. В виноградник Твой вторгся кабан.”

Кабан, конечно же, имел в виду Мартина Лютера.

Папская булла цитирует сорок одну предполагаемую ошибку и дает Лютеру шестьдесят дней на то, чтобы отречься от церкви или отлучить ее от церкви.

Лютер не отрекся.

10 декабря 1520 года на глазах у жителей Виттенберга он сжег папскую буллу на костре на берегу реки Эльбы. В ответ папа издал буллу об отлучении от церкви ( Decet Romanum Pontificem ) 3 января 1521 года.

Диета червей (апрель 1521 г.)

Рим вынес церковное решение в отношении Лютера.Теперь настала очередь императора разобраться с Лютером с точки зрения государства.

После того, как папа отлучил Лютера от церкви, император Священной Римской империи стал судебной обязанностью привлечь Лютера к суду.

Со времен Лейпцигского диспута Фридрих Мудрый настаивал на том, чтобы молодой Карл V разрешил Лютеру явиться на следующий императорский сейм (формальное собрание всех князей Священной Римской империи). Вначале император колебался, но в конце концов курфюрст победил, и Лютер был вызван на слушание на императорский сейм в Вормсе в апреле 1521 года.

Повестка включала охрану и говорила только о слушании. Лютер полностью осознавал опасность поездки на слушание и обратно, но он также был полон решимости довести свое дело до императора.

Лютеру потребовалось две полных недели, чтобы добраться из Виттенберга до Вормса, и каждая миля на этом пути выявляла огромную поддержку народа. Весть об этом триумфальном шествии вызвала огромную тревогу среди сановников империи в Вормсе. Когда его повозка приближалась к городу 16 апреля, сотня дворян выехала, чтобы сопровождать Лютера, что сделало довольно грандиозный вход в Вормс.

Императорский маршал сообщил Лютеру, что он должен предстать перед сеймом на следующий день (17 апреля) в 16:00. Он сразу прибыл во дворец епископа, но был вызван только в 18:00.

Войдя в большой зал дворца епископа, он обнаружил, что стоит перед более чем двумя сотнями самых влиятельных людей Германии. Помимо молодого императора Карла V, было шесть имперских выборщиков, папских легатов, архиепископов, епископов, герцогов, маркграфов, князей, графов, депутатов и различных послов иностранных дворов.Несколько сотен испанских солдат окружили зал, тысячи зрителей заполнили улицы.

Что бы сделал Лютер?

Осматривая зал, Лютер услышал свое имя. Имперский прокурор, доктор Иоганн фон дер Эк (отличный от Иоганна Экка, который обсуждал Лютера в Лейпциге), обратился к нему с двумя вопросами.

Сначала, указав на стол со своими записями, доктор фон дер Эк спросил Лютера, принадлежат ли они ему. Доктор Шурль, защитник Лютера, попросил зачитать названия, и они согласились.Лютер признал авторство книг.

Затем имперский прокурор спросил, откажется ли Лютер от них. Этот второй вопрос застал Лютера врасплох, поскольку он ожидал слушания, а не суммарного осуждения.

Вместо ответа на вопрос Лютер попросил больше времени.

Молодой император дал Лютеру двадцать четыре часа.

Лютер провел бессонную ночь, консультируясь с друзьями и восстанавливая самообладание. Его решимость осталась.В письме, которое он написал в тот вечер своему другу, он сказал: «Я не откажусь ни на йоту, поэтому Христос, помоги мне». На следующий день, снова прождав два часа во дворце епископа, он был допущен к диете. Из-за темноты горели факелы, и Лютер мог видеть переполненную комнату. Хотя накануне он был несколько робким, в этот день его голос был твердым и звучным.

Лютер объяснил сначала на немецком, а затем на латыни, что его сочинения принадлежат к разным категориям.

Во-первых, некоторые из них были религиозными писаниями, которые были назидательными для христиан, и даже его противники не хотели, чтобы он отрекся от них.

Во-вторых, было несколько писаний против развращения папства. Отказ от них был бы равносилен признанию беззакония, а он не мог этого сделать.

В-третьих, некоторые из его работ были направлены против лиц, защищавших папскую коррупцию. Он признался, что иногда употреблял резкие слова, но со злом нужно было покончить, и поэтому он не отказывался от них. Затем он призвал Карла V начать свое правление с отстаивания Слова Божьего.

Имперские князья считали, что Лютер уклонился от ответа.Они просили просто ответить «да» или «нет», но он предложил оговорки и объяснения. Они снова потребовали однозначного заявления. Затем Лютер дал свой знаменитый ответ на латыни:

Если я не убежден свидетельством Священного Писания или ясной причиной (поскольку я не доверяю ни папе, ни советам только, поскольку хорошо известно, что они часто ошибались и противоречили самим себе), я обязан Писания, которые я цитировал, и моя совесть пленена Словом Божьим.Я не могу и не буду ни от чего отказываться, так как идти против совести небезопасно и неразумно.

Затем он, как сообщается, закончил следующими словами на немецком языке: «Вот я стою, я не могу поступить иначе. Боже, помоги мне. Аминь.»

Как князья отреагировали на позицию Лютера

Немедленная реакция была драматичной. Доктор фон дер Экк проклял Лютера, сказав: «Оставь свою совесть, Мартин, ибо совесть твоя заблуждается».

Лютер начал отвечать, но император быстро прекратил слушания под крики испанских солдат, скандировавших: «К огню!»

Карлу V был всего двадцать один год, но он сдержал свое слово и позволил Лютеру выйти из дворца епископа живым.

Когда Лютер вошел в свои комнаты, он вскинул руки и воскликнул: «Я выжил! Я выжил! »

На следующий день Чарльз снова возобновил диету, чтобы обсудить ее реакцию. Фридрих Мудрый защищал Лютера. Решение усложняло тот факт, что немецкий народ твердо поддерживал Лютера. Поддержка народа стала очевидной в тот вечер, когда появился плакат, гласящий, что четыреста дворян и восемь тысяч солдат готовы защищать Лютера от императора.На плакате было страшное слово «Bundschuh» (то есть привязанный ботинок немецких крестьян) — зловещий знак восставших крестьян. Последнее, что было нужно новому императору, — это гражданская война в Германии.

Сразу после диеты ряд императорских и церковных эмиссаров встретились с Лютером, отчаянно пытаясь найти какой-то компромисс. Были предложены различные уступки и модификации, если только Лютер отрекается.

Лютер категорически отвергал каждое предложение.

26 апреля Лютеру наконец разрешили покинуть Вормс с обещанием императора защиты в течение двадцати пяти дней. В течение почти месяца диета продолжала обсуждать судьбу Лютера. В конце концов, курфюрст Фредерик уехал 23 мая до того, как было вынесено какое-либо решение. Два дня спустя император принял неизбежное решение и издал императорский указ, объявив Лютера вне закона империи.

Что Вормсовский эдикт значил для Лютера и будущее протестантской Реформации

Червовый эдикт был суровым.Он не только объявил Лютера преступником, но и запретил кому-либо оказывать ему какую-либо помощь под страхом смертной казни. Все его книги тоже были запрещены. На всю оставшуюся жизнь Лютер был объявлен еретиком церкви и преступником государства.

К его большому удивлению, Лютер покинул Вормса живым. Когда Лютер уезжал 26 апреля, опасность все еще витала в воздухе. Вечером 4 мая, когда его повозка приближалась к маленькому городку Моэра, пять солдат перехватили повозку и похитили Лютера.Когда новости достигли художника и сторонника лютеран Альбрехта Дюрера, он посетовал: «О Боже, Лютер мертв. Кто теперь будет так ясно проповедовать нам святое Евангелие? »

Как оказалось, это похищение было частью тщательно продуманного плана по спасению жизни Лютера. Перед тем, как Лютер покинул Вормс, Лютеру было передано тайное сообщение от курфюрста Фредерика о том, что его путешествие домой будет прервано, а его отправят в секретное место для его собственной безопасности. Побежав вместе с солдатами избирателя на короткое расстояние, Лютер сел на поджидающую лошадь, которая доставила его к замку Вартбург в Тюрингенском лесу.Смелый поступок курфюрста Фредерика не только спас жизнь Лютера; это также спасло движение Реформации.

Этот пост адаптирован из материала Фрэнка Джеймса из книги Что такое протестантская реформация? Что случилось и почему это важно, онлайн-курс, который проводят Фрэнк Джеймс, Джон Вудбридж, Грегг Эллисон и Дуглас Му.

Узнайте больше о Реформации

Протестантская Реформация была одним из самых революционных событий в истории церкви. Но почему Реформация произошла, когда она произошла? Почему Лютер? Что произошло в последующие десятилетия? Почему это единственное событие спровоцировало такие масштабные изменения? Узнайте больше о влиянии Реформации в Что такое протестантская Реформация? Что случилось и почему это важно, короткий онлайн-курс, содержащий чтения и видео профессоров Фрэнка Джеймса, Джона Вудбриджа, Грегга Эллисона и Дугласа Му.

Когда вы запишетесь на этот курс, вы узнаете:

  • Какие события привели к Реформации
  • Как развивалась Реформация, по частям
  • История основных доктрин Реформации
  • Почему так важно Послание к Римлянам

Зарегистрироваться

Сохранить

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *