Рассказ о константинополе: краткая и полная история столицы Византии

Содержание

краткая и полная история столицы Византии

Фото: Константинополь (реконструкция) с высоты птичьего полета

История Константинополя охватывает интереснейший период с 330 года, когда столицу Римской империи – город Византий – назвали Константинополем, или Новым Римом. Завершается история Константинополя в 1453-м, когда город подчинили себе турки-османы во главе с Мехмедом-завоевателем.

Основные вехи в истории Константинополя (кратко):

  • 330 год – римский город Византий был назван Константинополем. Он стал столицей Восточной Римской империи, или Византии (которая образовалась после раздела Римской империи).
  • 527-565 годы – масштабное народное восстание “Ника” против императора Юстиниана, который насильно переводил константинопольцев в христианскую веру. В результате 35 тыс. убитых, мятежи подавлены.
  • VI век – начало расцвета Константинополя и всей Византийской империи. Вплоть до 13 века город оставался крупнейшим центром культуры, науки и торговли в Европе.
  • 717 г – неудачная попытка арабов осадить Константинополь.
  • IX век – на Константинополь напали русичи под предводительством Аскольда и Дира, но осада провалилась и древнерусские киевские князья отступили.
  • Начало X века – киевский князь Олег попытался взять Константинополь. Стороны условились о мире: Константинополь откупился выгодными условиями для киевских торговцев.
  • Середина X века – киевский князь Игорь попытался завоевать город, но не смог.
  • 957 год – жена Игоря Ольга приехала из Киева в Константинополь и приняла крещение.
  • 1097 г – в Константинополе собрались войска крестоносцев для участия в Первом Крестовом походе против тюрков-мусульман, завершившимся победой европейцев.
  • 1204 г – город захватил король Фессалоники Бонифаций I. После падения своей столицы Византийская империя распалась на маленькие царства.
  • 1453 г. – турок Мехмед II Завоеватель взял Константинополь и убил последнего византийского императора Константина. Город назвали Стамбулом и сделали столицей Османской империи. 

Подробная история Константинополя

От основания до расцвета

В 330 году н.э. древнеримский город Византий при правлении римского императора Константина Великого был назван Новым Римом (греч. Νέα Ῥώμη, лат. Nova Roma), или Константинополем (древнегреч. Κωνσταντινούπολις, лат. Constantinopolis).

Фактически город на месте Византия отстроили заново благодаря масштабной интенсивной стройке.

Приложенные усилия императора Константина Великого для развития и процветания Нового Рима не были тщетными – всего за первые полвека новая столица Римской империи превратилась в самый крупный и самый богатый город Европы и Ближнего Востока с его дворцами, множественными храмами, театрами и банями, цирком, ипподромом, библиотекой и школами. И хотя было несколько серьезных землетрясений, при которых в значительной степени были разрушены стены города, Константинополь укреплялся, стены расширялись и отстраивались, и морские пути города вновь стали одним из самых главных источников его процветания.

Во время правления Юстиниана I (527-565 гг. н.э.) в Константинополе были очень развиты производства гончарных изделий, тканей, строительное производство и кузницы, ювелирное и сельскохозяйственное дело, производство оружия и выпуск монет. Суда из черноморских и средиземноморских флотов, а также флотов Испании и Египта, проходили через Константинополь, персидские и индийские караваны в Европу свои товары доставляли также через Константинополь. Торговля процветала и город финансово обогащался.

Город был хорошо укреплен крепостными стенами длиной 16 км. Они названы стенами Константина и Феодосия – в честь императоров, при которых были построены. Линия стены Феодосия на многие века определила границы, в которых жил и развивался Константинополь:

 

Карта: стены Константинополя. Крайняя стена Феодосия определяла границы города

Здесь проживало множество народов, причастных к торговле. Развивались также химия, математика, философия, медицина и богословские науки.

Византия была на тот момент мощным государством, в состав которого входила южная часть Испании, Италия, Греция, Египет, Карфаген (территория современного Туниса), Месопотамия (современные Иран, Ирак и северо-восточная Сирия), Киликия (сегодня это часть Турции на северо-восточном побережье Средиземного моря), часть Армении, Далмация (территория современной Хорватии и Черногории), Боспорское царство (современный Крым и территории к северо-западу от Крыма вплоть до Кубани) и Анатолия (Малая Азия, средняя часть современной Турции).

Обращение в христианство и народные мятежи

В VI веке н.э. при Юстиниане I в Константинополе прошел ряд мятежей, вошедших в историю под названием “Восстание Ника”. Правитель под угрозой лишения прав и свобод своих подданных и даже под угрозой смертной казни переводил народ в христианскую веру. Простые люди во главе с некоторым количеством сенаторов были не согласны с политикой императора и системой налогообложения, и начали устраивать беспорядки в городе, поджигая христианские храмы и церкви, а также здания, в которых хранились налоговые расписки и документы, сгорела при этом и часть императорского дворца.  Восстание было жестоко подавлено. Погибших было около 35 тысяч человек.

Юстиниан I успешно отстроил сгоревший собор Святой Софии, церковь святых Апостолов и церковь святой Ирины, а также построил еще несколько новых церквей.

Благодаря императору Феодосию Константинополь стал столицей христианства, которое в Византии стало государственной религией.

Начало набегов и ослабление

Фото: Константинополь (реконструкция) с высоты птичьего полета

Византия в конце VII в. проиграла значительную часть своих территорий, таких как Египет и Палестину, Киликию и Сирию, Верхнюю Месопотамию и Карфаген арабам. В 717 году арабы продолжили свои набеги и пытались осадить Константинополь. Их попытки захвата после нескольких неудачных месяцев закончились отступлением.

В IX веке на Константинополь попытались напасть русичи во главе с князьями Аскольдом и Диром, но осадить город не смогли, и отступили, лишь только немного разграбив окрестности. В начале X века киевский князь Олег попытался взять Константинополь, но византийцы договорились с ним о мире, предоставив купцам Руси выгодные условия для торговли.

В середине X века неудачный поход на столицу Византии осуществил киевский князь Игорь Рюрикович, где он потерпел поражение от “жидкого огня” (или “греческого огня”), применяемого врагами. “Жидкий огонь” являл собой горючую смесь, состав которой доподлинно неизвестен, но предполагается, что это была смесь сырой нефти, масла и серы, которую метали с помощью специальных устройств; ее всегда успешно применяли византийцы в морских боях.

В 957 году н.э. посл смерти своего супруга княгиня Ольга прибыла в Константинополь и приняла там крещение.

В I пол. XI века произошел раскол церкви на западную (римо-католическую) и восточную (греко-католическую). Последняя впоследствии стала называться православной церковью.

К середине 11 века византийская столица все еще имела значение мирового торгового центра, но испытывала сильную конкуренцию со стороны фессалоникийких ярмарок.

Первое падение Константинополя

В 1097 году в Константинополе собрались крестоносцы для участия в Первом Крестовом Походе против сельджуков в Анатолии и мусульман в Иерусалиме. Византийцы помогли пришедшим к ним “гостям” – крестоносцам – переправиться на азиатский берег Босфора и те пошли в сторону Иерусалима.

Несмотря на это, в дальнейшем у константинопольцев сложились напряженные отношения со всеми государствами крестоносцев. И уже через сто лет, в 1203 году, начался Четвертый Крестовой Поход рыцарей-крестоносцев против самого Константинополя! И стал стал для него роковым.

Итак, Четвертый крестовый поход организовала Венеция, для которой византийцы были главными торговыми соперниками на Востоке. Антивизантийские настроения у рыцарей подогревали несметные богатства Константинополя, политика Папы Инокентия (стремился подчинить Византийскую церковь) и немецких феодалов. Так первоначальный план крестового похода на Египет был изменен – войско пошло на столицу богатой империи.

В апреле 1204 года Константинополь пал впервые в своей истории – он был захвачен князем крестоносцев Бонифацием I, королем Фессалоники (современная территория Греции). Крестоносцы разграбили город, причем не погнушались даже ограбить императорские усыпальницы.

Фото: Константинополь захватывают крестоносцы. Гравюра Г. Доре, 1877 г.

Через месяц пожар в центре города в районе Золотого Рога уничтожил целые торговые кварталы со всем товаром и домами, и многие жители лишились работы и средств к существованию. Город пришел в упадок на многие десятилетия.

После падения Константинополя Византийская империя распалась на несколько царств – Латинскую империю (ее создали крестоносцы и в нее вошел Константинополь), Фессалоникийское королевство (Бонифаций), Никейскую империю (которая считала себя истинной наследницей Византии и выступала против иноземного присутствия в Константинополе), Эпирское царство и т.п.

К середине 13 века Константинополь и Латинская империя пришли в полный экономический упадок.

Возвращение Константинополя в Византию

После падения Константинополя Никейская империя (на карте ниже) стала усиляться и стала самым жизнеспособным на то время греческим царством. Ее императоры считали себя настоящими царями разрушенной Византии, и, в отличие от нее, идентифицировали себя чисто как греки, а не амофорные римляно-греки. Именно тут сформировалось самосознание эллинов и греков.

Карта раздела Византийской империи на царства после первого завоевания Константинополя

В 1260 году никейский император Михаил VIII Палеог попытался отбить Константинополь у латинян, но греки вынуждены были отступить. В следующем году он все таки завоевал город, где хозяйничали венецианцы. Греки проникли в него ночью через водосток и открыли ворота главному войску. Тамошний император бежал, и 15 августа

1261 года Михаил с триумфом вошел в Константинополь. Таким образом, Византийская империя была восстановлена под властью греков из династии Палеологов. Впрочем, эту была уже лишь тень от прошлой великой империи.

Вместе с тем Никейская империя, разумеется, потеряла свое значение и стала простой провинциальной областью Византии, а позже – территорией османских правителей.

Михаил приложил массу усилий для восстановления Константинополя, но инфраструктура была в руинах, на месте былых кварталов росли пустыри, население голодало и страдало от эпидемий.

Экономическая ситуация улучшилась к середине XIV столетия.

Окончательное падение. Завоевание турками

В конце 13 века (1296 – 1297) город начал все больше приходить в упадок на фоне расцвета генуэзской Галаты. Венецианский флот часто грабил пригороды Константинополя, несмотря на то, что Михаил разрешил генуэзцам пользоваться проливом и заходить в Черное море. Греки не могли противостоять Венеции без своего сильного флота.

Но с востока надвигался более мощный враг – растущая Османская империя. В 1326 году турки завоевали большой византийский город Бурсу, что в 92 км от Константинополя, и сделали ее своей столицей. Таким образом, враг нависал прямо у границ.

В 1362 году турецкий султан Мурад Первый перенес свою столицу еще ближе – в Адрианополь (ныне турецкое Эдирне), окружив Константинополь землями османов со всех сторон.

И хотя Константинополь оставался столицей Византийской империи, ее уже по сути не существовало. Византийские императоры признавали себя вассалами султанов и владели только Константинополем и малыми землями вблизи него.

Наконец в 1453 году султан Мехмед II Завоеватель взял город, разграбил его, убил последнего византийского императора Константина и продал в рабство уцелевших жителей. Остатки Византийской империи пали перед турками, а Мехмед-завоеватель провозгласил Константинополь столицей Османской империи.

Осада турками Константинополя в 1453 г, Французская миниатюра XV века

Наиболее значимые церковные храмы турки превратили в мечети, а сам город назвали Стамбулом, хотя официально город не переименовали в то время. В XVI веке при правлении султана Сулеймана Великолепного настал Золотой век для Константинополя, но это уже отдельная интересная история – история Стамбула.

Что такое Царьград

Царьград – это ни что иное, как древнеславянское название византийского Константинополя и османского Стамбула. На Руси это слово писалось на старославянском как Цѣсарьградъ.

Вообще Царьград — это древнеславянская калька с греческого Βασιλὶς Πόλις (Вассилис Полис). То есть в буквальном переводе с греч. это “Город Цезаря”.

Сегодня слово Царьград является архаичным термином в русском языке. Но интересно, что оно по-прежнему используется на болгарском, в частности, в историческом контексте. Например, основная транспортная артерия в Софии называется Цариградско шосе. А крыжовник болгары называют цариградское грозде.

В современном словенском языке Царьград используется очень активно. Боснийцы, хорваты и сербы понимают и используют название Carigrad.

Но следует отметить, что на самом деле Константинополь никогда не назывался Царьградом в самой Византии или Османской империи, столицей которых он являлся.


Автор: Назар Алесандров

29 мая 1453 года турки захватили Константинополь — EADaily, 29 мая 2016 — Общество. Новости, Новости Европы

29 мая 1453 года турецкая армия султана Мехмеда II Завоевателя захватила столицу Византийской империи Константинополь.

В 658 году до н.э. на острове, напоминающем голову орла, между бухтой Золотой Рог и Мраморным морем греческие колонисты из Мегары основали город. Они назвали его Византием (или Византией) по имени своего вождя Византа (или Визаса). Сначала город заселили рыбаки и торговцы, но выгодное географическое положение привело к быстрому росту Византии, и вскоре она заняла видное место среди греческих полисов.

В 330 году Константин Великий перенес столицу Римской империи в Византию, которую переименовал в Новый Рим. Но название это не прижилось, и город стал называться Константинополем. Император стремился, чтобы новая столица превзошла красотой и великолепием Рим. Он предоставил множество льгот переселенцам, выдавал жителям за счет казны хлеб, масло, вино и топливо. Из Рима, Афин, Коринфа, Эфеса и других городов империи были вывезены в Константинополь лучшие скульптуры, ценные рукописи, церковная утварь, мощи святых. Дело Константина продолжили и его потомки.

Овладеть Константинополем мечтали многие правители Востока и короли Запада. Его не раз осаждали гунны, авары, персы, арабы, славяне, печенеги и даже крестоносцы. Последним удалось в 1206 году взять великий город и полностью его разграбить. Однако это не стало концом Византийской империи — ей суждено было просуществовать еще два с половиной столетия. В середине XV века под обветшалыми стенами великого города появились турки.

29 мая 1453 года после почти непрерывного трехдневного штурма, поддержанного артиллерией, турецкое войско султана Мехмеда II по прозванию Фатих («Завоеватель») захватило Константинополь. Это положило конец 1100-летней истории христианской Византийской империи.

Последний император Византии Константин ХI Палеолог погиб, героически сражаясь в рядах защитников города. Его опознали в огромной горе трупов по маленьким золотым двухглавым орлам на пурпурных сафьяновых сапогах. Султан приказал отрезать Константину голову и выставить ее для всеобщего обозрения на ипподроме, а тело похоронить с подобающими почестями.

Константин был последним из императоров ромеев. Со смертью Константина XI Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османского государства. Грекам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри империи, во главе общины должен был стоять Патриарх Константинопольский, ответственный перед султаном.

Сам султан, считая себя преемником византийского императора, принял титул Кайзер-и Рум (Цезарь Рима). Данный титул носили турецкие султаны вплоть до окончания Первой мировой войны.

Многие историки считают падение Константинополя ключевым моментом в европейской истории, отделяющим Средневековье от эпохи Возрождения, объясняя это крушением старого религиозного порядка, а также применением в ходе сражения новых военных технологий, таких, как порох и артиллерия. Многие университеты Западной Европы пополнились греческими учёными, бежавшими из Византии, что сыграло немалую роль в последующей рецепции римского права.

Падение Константинополя также перекрыло главный торговый путь из Европы в Азию, что заставило европейцев искать новый морской путь и, возможно, привело к открытию Америки и началу эпохи великих географических открытий.

После завоевания Константинополь стал столицей Оттоманской порты, резиденцией турецких султанов и получил новое имя — Стамбул. В настоящее время 29 мая в Турции является официальным праздником. В этот день страна отмечает День взятия Стамбула.

Падение Константинополя

29 мая 1453 года под натиском османов пал Константинополь.

Панорама падение Константинополя. Музей Панорама 1453, Константинополь

По установлению императора Константина Великого в 330 г. древнегреческий город Византий (VII в. до н. э.) был переименован в Новый Рим. а в последствии в Константинополь — став новой столицей империи.

Величественное существование Константинополя в течение одиннадцати столетий дало ему заслуженное право именоваться «Царицей Городов» — Царьградом, Городом с большой буквы (По́ли).

На протяжении своей тысячелетней истории Константинополь был местом пересечения важнейших сухопутных и морских путей, крупным торговым центром, средоточием интеллектуальных течений и колыбелью художественных творений.

Период «предсмертной агонии» Византии, начавшийся в 1204 году в связи с завоеванием её крестоносцами (во время IV крестового похода), совпадает с последним культурным расцветом империи — эпохой Палеологов, последней византийской династии, особо выдающейся в плане духовных достижений и искусства.

В 1451 году султанский престол занял Мехмед II Завоеватель, который, высадившись на европейском берегу Босфора, стал уничтожать греческие деревни, захватывая города, остававшиеся в руках греков, и возведя у устья Босфора крепость, оснащённую мощными пушками, с целью перекрыть выход в Черное море.

С начала 1453 года Мехмед начал готовиться к захвату Константинополя, обосновавшись в Адрианополе (Эдирне), где он сосредоточил войско из 150.000 воинов и флот из 400 кораблей, при этом армия османов была оснащена современной для того времени артиллерией — особенно мощной была противоосадная (крепостная) пушка, отлитая саксонскими мастерами.

Крепостная пушка

Когда, 5 апреля 1453 года, Мехмед II прибыл под стены Константинополя, Город был уже осаждён и с моря, и с суши. 7 апреля султан разбил свой шатер напротив Ворот Святого Романа и объявил о начале осады Города.

В отличие от турок-османов, византийцы располагали 7.000 воинами, из которых 2.000 были наемными — в основном, венецианцы и генуэзцы, в то время, как в городе на тот момент находилось 50.000 жителей, которых нужно было обеспечить едой.

Царьград был окружен со стороны суши рвом и двойными крепостными стенами, которые с 12 апреля подвергались ежедневному артиллерийскому обстрелу.

24 мая султан последний раз предложил «мирное» решение: или император обязуется выплачивать на ежегодной основе 100 тысяч золотых (совершенно нереальная по тем временам сумма), либо все жители покидают Город, забрав с собой движимое имущество. Получив отказ, Мехмед велел своему войску приступить к подготовке к последнему приступу, при этом султан сказал, обращаясь к воинам, что ему ничего не надо, кроме крепостных стен и самого города — всё остальное он отдает им…

В ночь на 29 мая, во втором часу, по всему периметру стен начался штурм. Первыми на приступ пошли башибузуки — нерегулярные части османов. Мехмед не надеялся на их победу, но хотел с их помощью измотать осаждённых. Для предотвращения паники за башибузуками стояли «заградотряды» военной полиции, а за ними — янычары.

Панорама падение Константинополя. Музей Панорама 1453, Константинополь

На северо-западе Константинополя в дворцовом районе Влахерны, укрепления которого составляли часть городских стен, была хорошо замаскированная потайная дверца, называвшаяся Керкопорта, которая успешно использовалась для вылазок. Но случилось так, что турки нашли её, обнаружив, что она не заперта… Император бросился к Керкопорте, но было уже поздно. Тогда последний византийский император Константин XI Палеолог вернулся к воротам, через которые уносили раненого предводителя генуэзцев — Юстиниана, смелого защитника Города, пытаясь собрать вокруг себя оставшихся воинов. С ним был его двоюродный брат Феофил, верный соратник Иоанн и испанский рыцарь Франциск. Вчетвером они защищали ворота и вместе пали на поле боя…

Город Константина, бывший в течение тысячи лет прославленным очагом духовности и искусств — по словам Виссариона Никейского, «gymnasium optimarum artium» (школой прекрасных искусств) — пал под натиском турок…. Но ещё до полудня держались в башнях критские моряки. Из уважения к их мужеству турки позволили им сесть на корабли и уплыть на родину. На Запад ушла целая эскадра судов, переполненных беженцами…

После падения Константинополя, султан торжественно вошел в Город, обустроившись в императорском дворце Влахерно́н.

Панорама падение Константинополя. Музей Панорама 1453, Константинополь

На месте Византийской империи была создана Османская империя, столица которой была перенесена из Адрианополя в Константинополь, названный турками Истамбул (от греческих слов «ис тин по́ли» — в город)…

С тех пор прошло много времени, однако, память нации жива… Более того, в народе живут легенды о Мраморном царе, о двери в южной стене храма Святой Софии Константинопольской, о незавершенной литургии… Уже не говоря о погромах греческих поселений, прошедших в начале и в середине ХХ века, яркими свидетелями которых являются заброшенные греческие дома не только в самом Константинополе, но и на побережье Малой Азии, а также на близлежащих островах, многие из которых так до сих пор никем и не заселены…

А также почитайте:

Стамбул-Константинополь, или по следам Византии

Алексей

Не понравилось: — Местами бессвязная, не структурированная речь, с повторяющимися по несколько раз контентом. — Неорганизованность: опоздал на 7 минут без предупреждения, забыл распечатки с визуализацией, полез в банкомат по своим делам, не следит за временем, сменил программу экскурсии на ходу, отвлекается на общение со знакомыми , и ты вынужден стоять это и слушать за свои деньги и время. — Хаотичная подача информации не подойдёт людям у кого нет спец Знаний истории по теме. — постоянные отвлечения от заявленной темы «по следам Византии» на темы связанные с исламом (как молились, где и тд) хотя я три раза упоминал что интересует именно История Византии. — Навязывание интерпретации истории уровня дешевой пропаганды: теория еврейского заговора, «шииты еретики» тд. — Подача очень спорной информации: «крещение Владимира в соборе святой Софии». — Панибратство не приемлемое в европейской культуре: например взять мои солнечные очки и примерить на себя Или просьба угостить его чаем (и конечно дело не в двух евро). — Пропаганда ислама: раз пять давал мне совет почитать Коран или улучив минуту пока я отошёл, задал личный вопрос моей жене: почему она не вышла замуж за мусульманина. За одно это уже можно сворачивать экскурсию. — Отвлечения на личные темы и Раздача Советов которые я не просил и за которые я не хочу платить. Что понравилось: — несколько действительно интересных историй которые не доступны в массовых источниках. Но эту информацию можно сжать от силы в 60 минут.

23 августа 2021

Андрей

Всё было отлично)

07 августа 2021

Irina

Федаи провел невероятную экскурсию по Стамбулу. Добрейшей души человек, очень интересная личность и все это конечно же в сопровождении великолепного знания истории. Отвечал на все наш и вопросы, поил чаем, экскурсия прошла максимально комфортно, не смотря на погоду. Очень теплые воспоминания от этой встречи останутся с нами на всю жизнь. Это не сухая экскурсия, это дружеская прогулка с крайне интересным собеседником! Спасибо Вам за все, искренне и от души рекомендую!

08 июня 2021

Мария

Впервые были в Стамбуле, Федаи прекрасно нас познакомил с городом. Изначально было сомнение сможем ли 4 часа ходить по городу с маленькими детьми (трое детей). Сейчас эти опасения кажутся смешными. Федаи найдёт подход к любому ребёнку, и ему это в радость! Мы ходили 8 часов и жалко было расставаться. Помимо этого, очень много интересной информации о городе, а также Федаи помогал решать буквально все трудности туристов: договориться в кассе музея, показать места со вкусной едой, помочь с покупкой трамвайных билетов и многое другое. Общаться было легко, интересно и весело. Очень рекомендую!

22 мая 2021

Анастасия

Спасибо Федаи за отлично проведённое время. Мы попали на экскурсию во время полного карантина и нам повезло — город был пустой и свободный для прогулок. Федаи — шикарный экскурсовод для тех, кто любит много ходить и слушать.. И это не всегда классическая сухая подача информации, он легко переносит вас в эпоху Византии и Вы как будто изнутри наблюдаете за историческим событиями, становитесь их частью, открываете для себя тайные метки и знаки.. При этом, Федаи подстраиваться под Вас, нет ощущения, что он отрабатывает положенные часы, он сам растворяется в историческом потоке времени и превращает экскурсию в действо.. 4 часа пролетают на одном дыхании.. Послевкусие — приятное, хочется узнать, прочитать о великих людях этой эпохи.. И да, будьте готовы услышать альтернативное мнение или анализ событий прошлого.. Это весьма интересно. Спасибо.

05 мая 2021

ПАДЕНИЕ ВИЗАНТИЙСКОЙ ИМПЕРИИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Упадок Византии

К началу XV в. Византийская империя состояла собственно из Константинополя с ближайшими предместьями, полуострова Пелопоннес и некоторых островов. В состав Османской империи входила почти вся Анатолия, Болгария, Босния и Сербия. После смерти султана Баязида I в 1403 г. вспыхнула борьба его наследников за престол, чем смогла воспользоваться Византия и отвоевать Фессалоники. Но султану Мураду II удалось преодолеть смуту, и Османская империя вернулась к завоевательной политике: в 1430 г. пала Фессалоника, вся территория Малой Азии вновь вошла в состав государства.

Византийский император Иоанн VIII Палеолог (1425-1448) был вынужден искать союзников на Западе. Римский папа обещался помочь, обязав подписать унию на Ферраро-Флорентийском Соборе (1438-1439). После этого было собрано войско крестоносцев под командованием короля Польши и Венгрии Владислава III и трансильванского воеводы Я. Хуньяди, которым первоначально удалось нанести ряд поражений туркам, но затем крестоносцы потерпели сокрушительное поражение в битве при Варне 10 ноября 1444 г., а сам король сложил голову. Через два года турки разорили Морею, несмотря на возведенные укрепления и увели в плен более 60 тысяч человек.

Подготовка к штурму Константинополя

 В 1449 г. императорской короной Византии был коронован Константин XI Палеолог Драгаш, попытавшийся заключить договор с Грузией и Трапезундской империй. Османский султан Мехмед II Фатих тоже не терял зря время и начал планомерную подготовку к взятию Константинополя. Зимой 1451-1452 г. турки начали строить крепость в самом узком месте пролива Босфор для того, чтобы отрезать город от моря. Византийцы послали несколько посольств, но они были проигнорированы, а последние послы показательно казнены. К августу крепость была построена, и турки взяли контроль над проливом. Находясь в столь тяжелом положении, Константин XI Палеолог Драгаш  пошел на заключение очередной унии с Католической церковью. 12 декабря 1452 г. в храме св. Софии провели соответствующую литургию. Многие византийцы выступали резко против принятия уния, в частности противником соглашения был командующий флотом Лука Нотарас. В январе 1453 г. из Генуи в город прибыл кондотьер Д. Лонго с отрядом наемников в 700 человек. Император назначил его командовать городскими укреплениями на суше. В спешке мирные жители пытались привести в порядок изрядно обветшавшие военные укрепления. Неожиданным союзником стал Шехзаде Орхан Челеби, претендент на султанский престол, который привел 600 воинов. В конце января 1453 г. турки начали захватывать оставшиеся византийские владения, во Фракии и на Пелопоннесе. Одновременно готовился флот во главе с Сулейманом Балтоглу для осуществления морской блокады.

Осада Константинополя

В марте турецкие войска стали продвигаться к городу, под его стены прибыл сам султан. Против 7 тыс. защитников города и 26 судов турки выставили значительнее силы и флот, многократно превышавшие силы византийцев. Кроме этого, у турок было явное преимущество в артиллерии, венгерским мастером Урбаном было создано несколько бомбард специально для стрельбы по широким стенам Константинополя. Город был полностью окружен 6 апреля. Султан предложил сложить оружие, обещав сохранить жизни и имущество. Император ответил, что готов заплатить дань или отдать территории лишь бы сохранить сам город. Вскоре последовал штурм городских укреплений, но защитники отбили нападение и даже несколько раз переходили в атаку. В это время через море в город смогли войти несколько кораблей с припасами и оружием, посланные Римским папой Николаем V. Но эти успехи носили локальный характер, 22 апреля туркам удалось перетащить по суше несколько десятков гребных судов в бухту Золотой рог, генуэзцы вместе с венецианскими кораблями попытались их уничтожить, но запоздали с атакой. В ответ турки казнили всех попавший в плен моряков, а византийцы в свою очередь обезглавили на городских стенах попавших в плен турок. Следующим шагом турок стало возведение понтонного моста через Золотой рог, что помогло им перебрасывать войска. Положение в осаждаемом городе становилось все хуже, помощи так и не было. Перед штурмом 21 мая через своего посла вновь потребовал капитуляции, но предложил сохранить жизнь и имущество жителей города и его защитников. Однако Константин XI решительно отверг предложение. 24 мая произошло лунное затмение, что было воспринято в качестве дурного предзнаменования. 26, 27 мая состоялся мощный артиллерийский обстрел города. В ночь с 28 на 29 мая 1453 г. начался генеральный штурм Константинополя столица, в ходе которого защитники города были сметены превосходящими силами, а император пал. После полудня в город торжественно въехал султан. Византия перестала существовать, а Константинополь стал столицей Османской империи.

Царьградский следопыт – аналитический портал ПОЛИТ.РУ

Мы публикуем текст лекции доктора исторических наук, профессора СПбГУ, ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН, лауреата премии «Просветитель» 2010 г. Сергея Аркадьевича Иванова «Царьградский следопыт: Прогулка по Стамбулу в поисках Константинополя», прочитанной 15 сентября 2011 года в клубе «ПирО.Г.И. на Сретенке» в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру».

«Публичные лекции «Полит.ру»» проводятся при поддержке:

Текст лекции

Я никоим образом не собираюсь делать эту лекцию рекламным роликом своего путеводителя. Наоборот, на основании той работы, которую я вел, когда писал путеводитель, вышедший в конце июня, я и хотел бы изложить некоторые новейшие достижения науки, поскольку я изучал всю новейшую научную литературу о Константинополе.

В знаменитом житии Андрея Юродивого, которое было написано в Константинополе в X веке, а потом служило одним из главных произведений древнерусской литературы и образцом для всего древнерусского юродства, Андрей дает следующее предсказание по Константинополю: он говорит, что Константинополь когда-нибудь затопит морем и, я цитирую, «только Колонна на Форуме уцелеет, так что приплывающие корабли будут привязывать к ней свои канаты, а матросы будут рыдать, говоря: «Увы нам, ибо мы нашли этот город поглощенным пучиной».

Пророчество Андрея Юродивого в высшей степени сбылось. Колонна, о которой говорил Андрей, по-прежнему стоит на своем месте, а Константинополя не существует: он затоплен другой цивилизацией, на его месте другой город, который иначе называется, в котором живет народ другой религии, другой цивилизации, другого языка. В этом смысле то, что нам осталось, — это ничтожные крохи Константинополя. Допустим, по именам мы знаем более 450 церквей, а существует на сегодняшний день там, может быть, полтора десятка. Сотни названий улиц, площадей, дворцов, колонн, бань, таверн и т.д. и т.д. дошли до нас по письменным источникам, а отождествлению поддаются доли процента. Это то, с чем мы работаем.

Сергей Иванов
(фото Алексея Чеснокова)

Моя задача – рассказать, что нового найдено в последние 7–8 лет (разумеется, не все, а то, что может быть интересно широкой публике), и как это может повлиять на наше представление о Константинополе. Традиционный туристический маршрут начинается всегда со Святой Софии: это вообще самый посещаемый памятник Турции. И, наверное, правильно, нам начинать тоже с него.

Давайте попробуем первый слайд. Это самый подробный (какой никогда не печатается в путеводителях) план, где отмечены даже плиты пола. Несмотря на то, что кажется, что в Святой Софии просто каждый-каждый кирпич облизан и обсужден много раз, в силу ряда причин оказывается, что все время открывается что-то новое. Я хочу сказать, что есть отдельные вещи, которые хорошо известны, но никогда не показываются туристам по бюрократическим причинам. Вот, например, здесь, на втором этаже, так называемый «Зал секрета» — помещение патриаршего дворца, вход со второго этажа. Так вот, помещение с восхитительными мозаиками IX века заперто просто потому, что там хранятся какие-то архивы, бумаги, в общем, архивы музея Святой Софии, поэтому туда невозможно войти, и только заглянув в щелку между дверями, можно увидеть кусочек мозаики, поскольку, слава Богу, двери неплотно прилегают друг к другу. Но это, повторяю, вещь давно известная.

А вот то, что стало известно буквально только что. Я буду показывать более подробно то, что в верхнем левом углу. В северо-восточной части Святой Софии в 2008 году открыли лестницу. В связи с этим сняли со стен побелку, которая раньше ее закрывала, и открылись всякие удивительные вещи. Внизу, там, где туристы выходят с этой лестницы обратно на первый этаж, нашлось помещение, которое многократно описано Константином Багрянородным в его трактате о церемониях византийского двора, где сказано, что в определенные дни – на Страстную субботу – император посещает храм. Там в полу открылся круг из порфира (такой очень красивый красный мрамор, который добывали в Африке до V века, а потом производство прекратилось, поскольку варвары заняли это место). Так вот, этот порфир, красный камень императорского цвета, был на вес золота и резервировался за специальными императорскими церемониями и местами, где должен был своими ногами в течение длительного времени стоять сам император. Вот нашелся так называемый омфал (круг из этого порфира) в «вестибюле диаконисс», где на Страстную субботу византийский император должен был стоять, а потом обходить по специальному «коридору святого Николая» вокруг абсиды с севера на юг. Значит, это пространство оказалось исследовано только в прошлом году.

Или другая вещь. Святая София через много лет после постройки была окружена контрфорсами (мощными подпорным стенками), которые, во-первых, спасали здание от землетрясений, а во-вторых, как ни гениален был расчет архитекторов Исидора и Анфимия, с течением веков колонны и стены стали разъезжаться, как бы вываливаться наружу под мощным давлением купола, и чтобы предотвратить это разваливание, были построены контрфорсы. В юго-западном контрфорсе обнаружилось – он был не сплошной (ну, это более или менее было известно) – что у него наверху капелла. Это тоже было известно, но буквально только что, в конце августа, я ездил на международный конгресс византинистов в Софию, и там группа ученых, которые работают в Св.Софии, доложили, что они нашли под слоем побелки цикл фресок, доселе не известных, не очень хорошо сохранившихся, по всей видимости, второй половины IX века. Вещь, какой мы совершенно не могли ожидать от работы в Святой Софии, которая, повторяю, кажется, что известна вдоль и поперек совершенно.

Давайте теперь от Софии перейдем к другому. Придется старым добрым образом апеллировать к печатному материалу. Вот карта Константинополя, на ней красным цветом обозначены византийские памятники, а зеленым – османские. Как видите, этих точек, в принципе, раскидано по городу много, но просто многие из них являются совершенно ничтожными и почти никогда не включаются ни в какие путеводители, кроме моего. Они фигурируют в научной литературе, но считается, что это недостаточно зрелищно для туристов. Вот так называемый Большой Дворец, священный дворец византийских императоров. Он находился на берегу Босфора, занимая вот этот квартал – то место, где Босфор выходит в Мраморное море. Этот огромный квартал, этот дворец был похож скорее, видимо, на Запретный город китайских императоров, чем на Версаль: это не одно здание, это был целый квартал с огромным количеством разновременных дворцов, коридоров, павильонов, спортивных площадок, садов, церквей, бассейнов и т.д. Последние десятилетия группа итальянских ученых активно занимается попытками раскопок в этом квартале. Раскопками это можно назвать лишь условно. Большой дворец развалился еще в византийские времена, поскольку императоры в XII веке переехали во Влахернский дворец на окраину города, а большой дворец стал разрушаться. Уже в XIV веке, как пишет один историк с сожалением, он функционирует как отхожее место. Разумеется, в османское время квартал был застроен. В 1912 году в этом месте случился грандиозный пожар, который разрушил все, что построили турки, и обнажились основания Большого дворца.

Кстати, для характеристики научной обстановки нужно сказать, что первым на пепелище прибежал секретарь Русского археологического института в Константинополе Борис Амфианович Панченко. Он первым сфотографировал открывшиеся руины. Но потом началась война, Русский институт закрылся. Фотографии из архива были мной опубликованы 2 года назад (в Питере остался архив Археологического института). После 1914 года уже никакие почти наши соотечественники в Константинополе больше не работали.

Так вот, позже началась война, затем Кемалистская революция – всем было не до этого квартала, который так и стоял пепелищем. А потом американец Виттемор, чрезвычайно предприимчивый и страстно любивший Византию, находившийся в дружеских отношениях с Ататюрком, убедивший его, кстати говоря, превратить в музей Святую Софию, уговорил его издать декрет, запрещающий любое строительство в районе дворцового квартала. Этот указ был издан и до сих пор, формально говоря, действует. Поэтому в течение многих десятилетий в этом самом привлекательном с туристической точки зрения (это как бы сердце Константинополя) районе Стамбула возводились только деревянные времянки не выше двух этажей. Всякий хозяин знал, что он возводит это здание на свой страх и риск, и что если придут и велят сломать, надо будет сломать: закон запрещает.

Тем не менее, уж больно велико было искушение, поэтому постепенно в 70-х годах по мере роста урбанизма в Стамбуле, стали строить и каменные дома потихонечку, так как-то украдкой. Разумеется, при рытье фундаментов всякий раз наталкивались то на мозаики, то на фрески, то на какие-то мраморные полы и т.д. Две самые большие гостиницы из многих, которые там были построены, пошли принципиально разными путями. Гостиница «Эрисин-краун-отель» сделала вид, что они сами музеефикаторы, и для всех этих руин, которые были на их территории, в фойе гостиницы сделали музей, а часть помещений сделали в дворцовых помещениях. Разумеется, безо всякой научной фиксации, без выяснения стратиграфии предметов, т.е. с точки зрения археологии это все погибшие вещи, но с точки зрения зрелищной – вполне себе да. Отель «Four Seasons», который находится около самой Святой Софии, пошел другим путем. Они закрыли все. У них в подвале куски самой древней части дворца, Магнавры, и видеть их, наоборот, совсем запрещено.

Сергей Иванов
(фото Алексея Чеснокова)

По мере того, как люди все больше и больше вырывали фундаменты или рыли какие-то подполы, они находили разные куски дворца. Поскольку все это, строго говоря, незаконно, а с другой стороны, у турецкого государства все равно нет средств и желания все это раскапывать, то в разных частях этого гигантского квартала в подвалах магазинов и туристических бюро иногда оборудованы такие самостийные музеи — иногда вполне впечатляющие, иногда просто грандиозные. Статус этого всегда какой-то неясный. Обычно в магазине вниз просто идет лесенка, там иногда даже свет провели, но рекламировать себя они не могут, и это не является музеем, одновременно это не является их собственностью. Так что это все в таком межеумочном состоянии. По мере возможности я в своем путеводителе все эти магазины и туристические бюро описал: как входить, и что это могло быть.

Разумеется, разные части дворца поддаются тем самым определению. Вот, собственно, главная из стоящих над землей вещь была найдена в последние годы. Это мечеть Ага Джами, которая стоит на подклети. Эта подклеть отождествлена как дворцовая церковь Иоанна Богослова, поскольку, повторяю, в шизофренически подробном трактате Константина Багрянородного «О церемониях византийского двора» описано все вплоть до каждого шага, какие должен предпринимать император, в какие дни года, в какую минуту он где должен стоять, куда идти, кто должен ему кланяться, кто должен падать ниц, в какой момент и т.д. Вот благодаря отождествлению этой самой мечети Ага Джами как дворцовой церкви Иоанна Богослова стало более или менее понятно, как относительно нее устроены другие части дворца (во всяком случае, некоторые). В частности, более или менее найдены те кирпичи, которые, по всей видимости, составляют самую главную парадную залу – так называемый Хрисотриклин, где происходили в средневизантийское время самые главные приемы. Кроме того, анализ найденных ничтожных остатков позволил примерно вычислить высоту этажа дворца. Дворец, следуя рельефу местности, сбегает к Мраморному морю, — отчасти следуя рельефу местности, отчасти подправляя его огромными подпорными стенками. Этот каркас, этот скелет как раз сохранился лучше всего. Эти подпорные стенки хорошо видны. Высота этажей была – 6 м., и всего было их 5.

Давайте посмотрим следующий слайд. Вот такого рода дома стоят в Дворцовом квартале, он весь устроен так. Вот, в частности, этот домик. Там все очень по-домашнему: дети играют на улице, ходят продавцы бубликов, герань растет на окнах, мужчины, выставив на улицу столы, играют в нарды. Невозможно поверить, что все это находится в 5 минутах ходьбы от заполненного толпами пространства перед Голубой мечетью и Святой Софией. Это ровно в одном шаге. Межеумочный характер этого вызван ровно тем указом Ататюрка. Вот, в частности, этот дом стоит там, где находилась главная парадная зала Большого дворца. Рядом с ним есть некоторые невразумительные кирпичи: это то, что от него осталось.

Уже много лет существует и вынашивается план создания некоторого археологического парка. Он должен был открыться еще 3 года назад. Но, как я знаю от археологов, которые там работают, они наталкиваются на огромные трудности, лоббистское давление и всякие разные другие неприятные вещи. По всей видимости, в ближайшие годы мы не можем ничего подобного ожидать.

Ну, давайте теперь двинемся из Дворцового квартала в другие части города. Если говорить о побережье Золотого Рога, самой торговой части города, то здесь найдена одна очень интересная вещь. Бесконечные такие «ханы», т.е. огромные торговые пассажи, построенные в османское время в большом количестве. Вообще, весь этот квартал Большого базара – это все очень ранние (некоторые даже XV века) вещи, построенные османами сразу после захвата Константинополя. Так вот, среди этих османских «ханов» гигантский торговый… – я не знаю, как его назвать: огромное здание, одновременно и складское помещение, и магазины – торговые ряды, в общем. Среди торговых рядов есть так называемый торговый ряд Балкапаны. Исследования совсем недавнего времени доказали, что это не османские торговые ряды, а венецианские, поскольку этот квартал был выкуплен у византийцев в поздневизантийское время венецианскими купцами и принадлежал венецианцам. Эти самые торговые ряды, в которых и сейчас идет бойкая мелочная торговля. Там работают люди, которые даже не подозревают, что работают в здании, которое было построено, по всей видимости, в эпоху латинян, когда крестоносцы захватили Константинополь и на 60 лет стали его хозяевами. В 1220-м году построено это здание, и оно как ни в чем не бывало стоит по сей день. Его ориентация говорит нам очень много об устройстве улиц, о том, как шли улицы в Константинополе, потому что многочисленные пожары и перестройки привели к тому, что кроме главной улицы Месы, которая остается и сейчас главной тоже, все остальные улицы и кварталы совершенно поменяли свое расположение. Потому о том, как шли улицы в византийском Константинополе, мы знаем ничтожно мало.

В этом смысле всякое здание совершенно на вес золота. В частности, потому что тогда мы представляем себе, как была устроена сетка улиц. Например, у нас есть одно здание здесь, и есть церковь Богородицы Халкопратийской. От самой церкви почти ничего не осталось (собственно, одна абсида уцелела). А когда-то это было одно из самых знаменитых зданий города. На месте самой церкви просто паркинг, а зато рядом, под зданием школы и под зданием рядом стоящего отеля «Zeynep Sultan», есть подвал, который является подвалом храма Богородицы Халкопратийской. Опять-таки, придя в этот отель – там ничего не написано, в путеводителях про это ничего не написано – можно обратиться к рецепционисту, он возьмет фонарь, проводит вас в подпол — и там откроются роскошные подвалы этой самой церкви. Устройство этих подвалов указывает нам на то, каково в этой самой главной исторической части города было направление улиц, как строились кварталы.

Теперь совершенно неожиданная вещь. В собрании баек о возникновении города (называется «Константинопольские древности»), созданном в византийское время, записаны были устные легенды. Там рассказывается о том, что здесь, на пятом холме, Константин Великий, когда он основал город, устроил квартал публичных домов. Описывается, как были устроены эти публичные дома, чтобы клиенты друг друга не видели, могли входить и выходить, не встречаясь друг с другом, – очень остроумная система. Дальше сказано следующее: «На вершине холма Константин Великий устроил публичный дом, а под ним на витом каменном цоколе стояла статуя Афродиты. Статуя была вещей для находившихся под подозрением жен и дев, как богатых, так и бедных. Если девушку лишили девственности, а она в этом не признавалась, родители и друзья говорили ей: «Пойдем к статуе Афродиты, и если ты чиста – это будет доказано». И вот когда она подходила к тамошней статуе, то если женщина была безупречна, она проходила беспрепятственно. Если же девственность была нарушена, то когда она приближалась к цоколю статуи, то всю ее охватывало какое-то помрачение, и она против своей воли и желания задирала одежду и показывала всем свой срам. Однако однажды сестра жены апокуропалата Юстина отправилась в баню во Влахерне; поскольку разразилась ужасная буря, и не было возможности плыть на императорских кораблях, она поехала верхом. Когда она проезжала мимо статуи, ее срам обнажился, доказывая, что она соблудила. Вот за это она и разрушила статую Афродиты». Однако столп, колонна оставалась и стояла на своем месте. Ровно в прошлом году вышла статья турецкой исследовательницы Асутай-Эффенбергер, в которой она на основании османских архивов доказывает, что этот столп был в XVI веке взят султаном Сулейманом Великолепным для того, чтобы построить его собственную мечеть – знаменитую Сулеймание, роскошную мечеть. Из турецких бумаг несомненно следует, что северо-восточный опорный столб этой гигантской мечети и есть та самая колонна Афродиты. Я надеюсь, что ее волшебные свойства уже больше не действуют, и можно беспрепятственно к ней подойти и потрогать тот самый мрамор, которого касались многие-многие сотни заподозренных жен и дочерей.

Это совершенно неожиданная вещь, которая доказывает нам, сколько всего разного может открыться при чтении именно раннеосманских архивов. Они только начинают публиковаться. В частности, только что на том конгрессе византинистов, о котором я уже упоминал, турецкая ученая Невра Нечипоглу делала доклад о первой переписи населения, которую устроил Мехмет Завоеватель вскоре после захвата города и которая тоже была неизвестна исследователям. Можно себе представить, как это важно для понимания того, как выглядел город сразу после захвата.

Если в районах плотной застройки археологические исследования – это чистая мука всегда, это во всяком большом старом городе мучительно, то в Стамбуле это мучительно вдвойне, потому что сюда, понятно, добавляются еще политические соображения. Еще не так давно, лет 15 назад, когда муниципалитет Стамбула был в руках партии исламистов, очень высокопоставленные люди говорили, что нужно, наоборот, уничтожить все, что напоминает о византийском Стамбуле, что нужен только османский Стамбул, а византийского не нужно. Так что всякие разрешения, которые вообще трудно пробивать, в данном случае пробивать, естественно, в 10 раз сложнее.

Редкий случай, когда совершенно идеальные были созданы условия для исследования, — это случай, когда в 2004-м году здесь началось строительство подводного туннеля, который еще не закончен. Это грандиозное мероприятие: он свяжет Европу с Азией не мостом, а подземным туннелем. Вход в этот подземный морской туннель находился здесь. В 2004-м году началось строительство, и немедленно были найдены остатки Константинопольского порта, так называемого порта Феодосия или порта Элефтерий. Территория эта совершенно огромная. Она начала заиливаться и закрываться, исчезать в качестве порта еще в византийское время. Уже тогда здесь практически стала земля. Но изгиб городских стен, которые сохранились и то вдаются глубоко в материк, то возвращаются обратно, — вся эта территория – бывший порт, который из-за сильных течений в Мраморном море сильно заилился. В принципе, ученые знали, что там был порт, они знали, что несколько раз в течение византийского тысячелетия императоры пытались снова его вырыть. Последний раз это делалось в конце XIII века. Обычно самая удобная в смысле причаливания вещь – это Золотой Рог, где, с одной стороны, очень глубоко, а с другой стороны, всегда тихо, а Мраморное море очень бурное и на самом деле имеет мощные течения. Здесь же неудобно иметь порт, но, поскольку территория c cевера Золотого Рога была враждебная — это была Галата, это был другой город и практически враждебное латинское государство, — то здесь было опасно держать порт.

Вот тут археологам было дано сколько угодно времени, благо все равно продолжаются подводные работы, и спешить некуда. С 2004-го года здесь идут планомерные раскопки каждый день. Они действительно выявили очень много интересного. Порт есть порт. Понятно, нашли, например 36 совершенно целых кораблей, некоторые – изумительной сохранности. Поскольку многие из них занесло илом, то они без доступа кислорода замечательно сохранились, иногда сохранялся и товар: вплоть до орехов и фруктов, которые тоже извлекли из-под ила. Один из этих 36 кораблей признан самым хорошо сохранившимся древним кораблем. Все совершенно изумительно. Кроме того, найдено неслыханное количество предметов. Помимо якорей и всего прочего, найдено огромное количество товаров, которые собирались везти.

Реконструирована портовая жизнь. Нашли причальные канаты, нашли те молы, причальные стенки, к которым чалили корабли, нашли скелеты несчастных коняг, которые таскали вещи по этим молам. Очень трогательным образом археологи реконструировали ужасную жизнь этих несчастных животных, поскольку у них у всех по черепам видно, что удила разрывали им рот, их так сильно все время тянули, заставляя тащить неподъемные грузы, что они все практически погибали оттого, что им ломали кости во рту этими самыми удилами. Так что очень жизненная картина встает.

Параллельно еще романтическая вещь. Нашли подземный ход, пока его не прокопали до конца, прошли только первые 15 метров этого хода, но он совершенно целый, с масляными лампами в стенах, очень удобно устроенный, какой-то неслучайный. Как всегда с подземными ходами, возникают всякие романтические предположения – что, например, этот ход шел из Большого дворца на тот случай, если бы император хотел бежать из города в случае восстания, по подземному ходу он выбрался бы сразу в порт и мог бы уплыть. Пока его не прокопали, мы даже не знаем, куда этот ход ведет.

Самое главное удивление ученых вызвано тем, что когда эта археологическая картина встала более или менее целиком перед нами, стало ясно, что этот порт погиб все-таки не в результате постепенного заиливания почвы, а одномоментно в XI веке. Самое поразительное, что он погиб в результате цунами, про которое мы не знаем ни из одного источника. Ни один источник XI века не сообщает нам о том, что произошла такая катастрофа. Ну, цунами – не цунами, но какая-то огромная приливная волна, которая разом бросила все эти корабли. Все сооружения были оставлены не постепенно – это археологам всегда легко выяснить, – а разом, одномоментно. Что это за катастрофа, что за цунами, мы не знаем. Эта загадка еще ждет своего исследователя.

Давайте теперь перейдем к следующему эпизоду. Естественно, я выбираю какие-то единицы из тех сотен, о которых я мог бы рассказывать. Всегда считалось, что церковь Эски Эмарет Джами – это церковь Христа Пантепопта (Христа Всевидящего), которая хорошо нам известна из источников. Это переписывается из одного путеводителя в другой, это общепринятая истина. Это к тому, как обычно пишутся путеводители. Авторы путеводителей никогда не ставят себе задачи находиться в курсе новейших научных открытий. Какой-то нарратив строится, он имеет свою традицию. Между тем, крупнейший и старейший из ныне живущих знатоков Константинополя, Кирилл Манго, некоторое время назад совершенно однозначно доказал, что это не так. А именно — в Новгородской 4-й летописи есть отдельный очень интересный и не имеющий аналогов в греческих источниках рассказ о том, как латиняне брали Константинополь в 1204-м году, т.е. как его захватили крестоносцы во время 4-го крестового похода. Там сказано, что император Алексей Мурчуфл поднялся на купол церкви Христа Пантепопта и обозрел крестоносный флот в гавани Золотой Рог. Кирилл Манго сделал очень простую вещь. Поскольку он сам родился в Стамбуле от брака русской эмигрантки и местного грека, Стамбул для него родной город, хотя он много десятилетий живет в Англии. Ему удалось то, чего не разрешают другим ученым: ему разрешили подняться на купол Эски Эмарет Джами — просто влезть туда и посмотреть, что оттуда видно. Он туда влез и выяснил, что оттуда не виден Золотой Рог, потому что его закрывает другой холм (этот на несколько метров ниже). Тем самым доказывается, что вся та топография Константинополя, которую мы строили на основании нескольких опорных точек, про которые мы точно знаем, рушится, и мы должны ее заново пересмотреть. Это открытие он сделал лет 10 назад. Между тем, все до одного путеводители на всех языках продолжают говорить, что Эски Эмарет и есть Христос Пантепопт.

Если пойти еще дальше и дойти собственно до стен города, то тут, как ни странно, при том, что все ворота Константинополя многократно упоминаются в десятках источников, ясности, каким современным воротам какое византийское название соответствует, нет никакой. Эти Феодосиевы стены, хотя они построены в самом начале Византии, — это самое длинное оборонное сооружение такого рода и самое долговременное, пали только в результате применения принципиально нового оружия – огнестрельного, только ему стена и поддалась, а до этого была совершенно неприступной. Крестоносцы взяли город с моря, а не с суши. Так вот, эта самая стена продолжала еще в течение многих столетий уже при османах выполнять функцию оборонительной. Османские султаны продолжали ее достраивать, пробивали новые ворота, закрывали старые ворота, на новые ворота переносились старые названия. В результате этого оказывалось, что все отождествления сдвинуты, как-то стерты. Выяснение тем самым каких-то вопросов, которые кажутся ясными, поскольку наименования ворот упоминаются везде, оказывается не таким простым.

Сергей Иванов
(фото Алексея Чеснокова)

В частности, совсем не простым оказывается вопрос о том, где, собственно, османы проникли в город 29 мая 1453-го года. В науке до сих пор считалось, что ворота Святого Романа, где они ворвались, — это ворота Топкапы. Между тем, совсем недавно, буквально 4 года назад, гораздо южнее найдена плита. Кстати, вообще это чрезвычайно романтичное место. Феодосиева стена – это 2 стены: Передовая стена – пониже и Главная стена – повыше. Соответственно, пространство между этими стенами такое заросшее, там никого нет, кроме бомжей, там очень интересно гулять, там ты оказываешься совершенно оторванным от современного Стамбула. Так вот, в этом месте, если туда проникнуть через пролом в стене, невероятно остро ощущаешь момент именно штурма Константинополя, потому что там лежит огромное количество османских ядер, некоторые из которых целые, некоторые — расколовшиеся от ударов по стенам, а в некоторых местах видно просто те выбоины, углубления в стене, сделанные турецкими ядрами. Я напомню, что пушки построил для султана христианский инженер Урбан, потому что у византийцев денег не было купить это изобретение. Такие каменные ядра валяются в огромном количестве в этом месте. Здесь же найдена плита, на которой написано «Ворота Святого Романа». Тем самым мы точно поняли, в какой точке была пробита оборона. Это очень логичное место, потому что действительно здесь понижается уровень земли. Тут был этот самый ручей Ликос, турецкий Байрам-паша, он втекал в город, и хотя ручья не осталось даже в византийское время, понижался рельеф. Тем самым удобно было пробиваться здесь. Тут был последний командный пункт императора Константина Одиннадцатого, напротив него стоял красный шатер Мехмета Второго. Здесь император отказался бежать и вступил в бой с прорвавшимися янычарами, здесь он погиб. Так что это чрезвычайно любопытный момент. Действительно очень редкий случай. Вообще надписей осталось не так много в Константинополе, а вот эта надпись помогает нам очень хорошо реконструировать осаду.

Если говорить об очень важных открытиях самого последнего времени, нужно выйти за пределы города, и надо сказать вот что. Константинополь был и остается одной из немногих столиц, которая не стоит ни на какой пресной воде. Это всегда было огромной проблемой огромного города. Воду, пока могли, тащили по акведукам аж с Родопских гор (с территории современной Болгарии). Это вообще самая грандиозная в мире система водопроводов – та система, которая питала Константинополь. Общая протяженность – более 500 километров. Разумеется, большая часть этого водопровода уничтожена. Тем не менее, в последние годы команда британских археологов на расстоянии примерно 60 километров от города нашла и проследила путь этого акведука на несколько десятков километров. В частности, из 60 мостов сохранилось 19, некоторые из них в замечательном состоянии. Но эти акведуки трудно искать: они находятся в заросших лесами холмах и некоторые сильно заросли. Это совершенно сногсшибательное впечатление, надо сказать. Просто невозможно скрыть вопль восторга, когда идешь по какой-то лесной тропе — и вдруг перед тобой открываются невероятной изысканности арки, причем они сделаны так, как будто они в центре города, а между тем, они не предназначались ни для чьих глаз. Но степень обработанности камней, изящество построек совершенно ничем не уступают городским образцам. Это такая культурная загадка.

То же самое, кстати говоря — сделав шаг в сторону, – касается цистерн. Т.е. не представляйте их себе в виде железных емкостей – это подземные резервуары для воды, которые выкапывались в огромных количествах в Константинополе: они были под всеми дворцами, под большими церквями, под монастырями, под частными домами. Их все время находят при новом строительстве и обычно сразу засыпают, но некоторые из них совершенно потрясают воображение. Далеко не все из них, но вот самая знаменитая цистерна Базилика является музеем. А вот совсем рядом с ней находится другая цистерна – Феодосия, например – которая ничуть не уступает ей в красоте, но абсолютно никому не известна, туда можно спокойно прийти и быть там в совершенном одиночестве. Это производит совершенно оглушительное впечатление.

В Риме тоже были цистерны, но их никто не отделывал красиво: они же практическая вещь, они не предназначаются для человеческих глаз, они вообще должны быть скрыты водой. Тем не менее, византийская цистерна Феодосия, императорская, сделана, как будто это дворец, и все ее колонны вытесаны с невероятной тщательностью и изяществом, хотя неизвестно, для кого это изящество.

Так вот то же самое с акведуками. Акведуки невероятно красивы. Те британские ученые в своей книге, вышедшей совсем недавно, специально говорят, что они не будут приводить координат этих акведуков, чтобы их не вандализировали, поскольку их очень трудно музеефицировать – чтобы не уничтожили вандалы, они просто не будут раскрывать этот секрет. Так что мне для моего путеводителя приходилось искать их самостоятельно с огромными трудами.

Интересно вот что. Выяснились 3 фазы строительства этих акведуков. Первая – еще римского времени. По всей видимости, император Траян построил для города Византий. Вторая серия – это акведуки второй половины IV века. Третья стадия строительства – при Юстиниане, в середине VI века. Особенности устройства каждой из этих фаз строительства были прослежены, и стало ясно, что этот водопровод, в 626-м году перекрытый племенем аваров, которое осаждало город, отремонтированный после этого только через 150 лет, после этого никогда больше не строился. Т.е. были вещи, которые византийцы не могли уже повторить из своего раннего периода. Что-то, что было по силам в середине VI века, уже потом никогда, хотя империя продолжала быть сильной, повторить она не могла.

То же касается и Анастасиевых стен. Следующей после Феодосиевых стен в 65 километрах к западу через Фракию от Мраморного моря до Черного была построена императором Анастасием в начале VI века так называемая Длинная стена длиной 40 километров. Другая группа археологов в последние годы расчистила то, что осталось от стены. Сохранилась северная часть, даже те куски, которые остались, тоже производят совершенно гигантское впечатление. Опять-таки стало ясно: то, что было под силу империи на самом раннем этапе, впоследствии она никогда не смогла повторить. Анастасиевы стены были, видимо, заброшены почти сразу. Уже в VI веке оказалось, что их невозможно защищать. В дальнейшем они просто никогда не фигурируют в источниках. Это фантастическое по своим масштабам предприятие, такая Великая Китайская стена Византии, оказалось практически неприменимым.

Я заканчиваю и хочу сказать следующее. При выходе из Босфора в Черное море стоит крепость Йорос. Нижняя ее часть является военной зоной. Это вообще обычный случай для многих византийских памятников, которые нельзя посмотреть, потому что это военная зона. Например, роскошный Манганский дворец, куда нельзя войти по той же причине. Очень жаль, что турецкие власти предпочитают бдительность туристическим выгодам. Так вот, крепость Йорос в верхней своей части, откуда открывается фантастический вид на выход из Босфора в Черное море, в стене своей имела герб Византии. Это не двуглавый орел, вопреки всеобщему заблуждению. Двуглавый орел был личным гербом правящей династии Палеологов, а собственно гербом стрелы – если имеет смысл говорить об этом – был крест буквами, расположенными по сторонам этого креста. Так вот этот византийский герб, который сфотографирован в моем путеводителе на его последней странице, просто на обложке, где, согласно требованиям издательства, сфотографирован и автор. Автор, т.е. я, сфотографирован моей женой под этим гербом, под этой штукой. Эта фотография была сделана в 2009-м году, а в 2010-м году этот герб был выломан из стены и бесследно исчез. Это, к сожалению, общее положение для немузеефицированных остатков Византии. Они исчезают прямо на глазах. Поэтому если можно чем-нибудь закончить, то я закончу призывом поехать в Стамбул как можно скорее. Спасибо.

 

Обсуждение лекции

Сергей Иванов
(фото Алексея Чеснокова)

Борис Долгин: Спасибо большое. Сергей Аркадьевич, может быть, вы сядете, а микрофон будет использоваться для вопросов? Но сначала то, о чем я забыл сказать в суматохе начала. Кроме тех представлений, которые я уже дал Сергею Аркадьевичу, он еще и лауреат нашей традиционной партнерской премии «Просветитель». Мы очень рады, когда премиями удается отметить действительно достойных ученых и авторов.

Также напоминаю, что наш цикл с июня поддерживает Российская венчурная компания.

Теперь к содержанию. Я бы хотел начать с пары своих вопросов. Первый – все-таки перспектива музеефикации. Изменилось ли что-нибудь в худшую или лучшую сторону с установлением – я бы сказал, к сожалению — достаточно стабильной власти партии Эрдогана, потому что вы рассказывали о ситуации, когда мэр Стамбула был исламистом. Вот тут, пусть как бы умеренно, но исламистская партия. Итак, как изменилась перспектива музеефикации? остальное потом буду спрашивать.

Сергей Иванов: Да, это хороший вопрос. Эрдоган – очень умный политик. Вообще, это он когда-то говорил, что им не нужен византийский Стамбул. Но с тех пор он проделал большую эволюцию. Поскольку Турция хочет в Европу, она поняла, что Византия – единственная вещь, которую она может предъявить Европе, чтобы сказать, что они имеют право на вхождение в Европу. Поэтому в последние годы очень активно происходит увеличение всего, связанного с Византией, в Турции. На деньги богатого турецкого индустриалиста Коча открылся маленький византийский институт. В нескольких районах города идет создание византийских музеев. Археологический музей в самом центре наткнулся на какие-то непреодолимые препятствия, поэтому все не открывается и неизвестно, откроется ли вообще. Но, например, на самом севере города, во Влахернах, уже много – опять-таки – лет идет музеефикация части оборонной стены и Влахернского дворца императоров – той части, которая условно называется «тюрьма Анемаса». Действительно, там среди прочего была тюрьма, но это, вообще говоря, часть Влахернского императорского дворца. Когда я приехал в первый раз в Стамбул (это было в 1992-м году), там можно было лазить невозбранно, и это было очень здорово. Там огромное количество помещений изумительной сохранности. Нам-то все время кажется, что это тюрьма, поскольку стены там суровые и т.д. Вообще говоря, возможно, это были какие-то складские помещения дворца. Последние годы, лет 7 или 8, там, значит, все готовят музей, и все никак этот музей не откроется. Насколько я могу судить, неизвестно, когда это произойдет. Но, во всяком случае, интенция такая есть, желание такое есть на уровне властей. Совсем недавно открылся музей в изумительной церкви Паммакаристос, которая теперь известна как мечеть Фетийе Джами. Часть ее (комниновская церковь) остается мечетью, а парекклесий, т.е. рядом пристроенная капелла Палеологовского времени с изумительными мозаиками, стала музеем. Так что в этом смысле ситуация постепенно улучшается.

Другое дело, что это все сосуществует с фантастическим варварством, просто непонятно, чем объяснимым. В частности, металлоремонтная мастерская расположена в, по всей видимости, самой старой церкви Константинополя – мартирии Карпа и Папила. Это церковь IV века, вырубленная в скале. В ней по неизвестной причине, повторяю, мастерская. Можно дать немножко денег, эти ремонтники пустят и дадут походить, но там надо ходить со своим фонарем, потому что очень темно. Почему это так? Откуда? Почему властям не неловко от этого? Непонятно.

Так что это очень выборочная вещь. В целом тренд правильный, в основном сейчас лучше, чем было, но это меняется очень медленно, а город наступает стремительно, и, естественно, чужая цивилизация оказывается первой жертвой этого неслыханного роста урбанизма. Но, в общем, пожалуй, тренд правильный.

Борис Долгин: Несмотря на некоторое разочарование в европерспективах? Хорошо, еще один вопрос. Что удалось в ходе археологических раскопок последнего десятилетия, двух десятилетий выяснить о Византии такого, что как-то меняло бы картину?

Сергей Иванов: Да, это правильный вопрос. Значит, в северной части Золотого Рога, в Галате – в той части, которая уже много веков принадлежала латинянам, т.е. главным образом генуэзцам, у них там был свой город Пера, который даже не участвовал в осаде Константинополя. Когда турки осаждали Константинополь, Пера объявила, что их дело сторона, они нейтральны. В Пере, жившей по своим законам и воевавшей все время с Константинополем, был построен собор Святого Павла. Это, пожалуй, единственная в Турции готическая церковь. Абсолютно готический огромный собор первой половины XIV века. Он был сразу превращен в мечеть. Теперь он известен как мечеть Арап Джами. Она никогда не исследовалась, как и подавляющее большинство церквей, которые стали мечетями. Только единицы из них исследованы, поскольку, если снять побелку, там откроются фигуративные изображения, а они запрещены исламом. Т.е. надо окончательно решить, что церковь не будет больше мечетью, если мы хотим это сделать. Так что сделано это в отношении ничтожного количества византийских церквей города. О них мы можем судить только по архитектуре, а по живописи – нет. Арап Джами – одна из таких церквей. Она никогда не исследовалась, но во время последнего землетрясения часть побелки отвалилась сама, только в верхних частях (она очень высокая, совершенно гигантская церковь). На самом верху, под потолком обрушилась побелка. Я только что, на том же византийском конгрессе в Софии, слышал доклад турецкого исследователя, который изучал открывшиеся росписи. Они не опубликованы. Оказалось, что росписи делались по программе католической. В отношении XIV века мы уже точно можем говорить о католицизме. Если нелепо говорить, что в 1204-м году католики захватили православный Константинополь, это будет антиисторично, то в XIV веке обе стороны понимали, что они католики и православные. Католический собор расписывала, однако, явно византийская команда художников, потому что манера абсолютно византийская, греческая. При этом они выполняли заказ латинян. Там латинские отцы, Амвросий, Иероним, изображены, как положено, как если бы это была итальянская церковь. Но повторяю: все фигуры, вся манера живописи византийская. Из этого следует, что, несмотря на то, что нам кажется, будто они бесконечно воевали через Золотой Рог, весь XIV век они воевали, друг друга ненавидели, и ничего общего между ними быть не могло, на самом деле оказывается, что они жили друг с другом в гораздо большем мире, чем мы думали.

Или другой пример. Мечеть Календерхане была церковью Марии Кириотиссы. Она изучалась много лет. Она как раз образцово исследована. Сейчас там снова мечеть, но вообще она была отдана на 2 десятилетия ученым. Они выяснили, что там не много не мало 19 этапов ее перестраивания. Они нашли там в дьяконнике росписи времени латинской оккупации (20–30 годов XIII века). Там обнаружили невероятно тонкое и выполненное, наоборот, латинскими мастерами изображение Франциска Ассизского. Т.е. вообще самое первое изображение Франциска Ассизского, как это ни поразительно, найдено в Константинополе. Теперь это изображение находится в Археологическом музее Стамбула, его можно увидеть. На самом деле контакт этих культур был совершенно не до такой степени враждебный и не всегда враждебный, как нам это кажется. Это одна вещь, которая в последние годы выяснена.

Еще одна вещь – это то, как застраивались разные части города. Из наших совершенно отдельных отрывочных сведений, тем не менее, можно вылущить примерную динамику того, как входили и выходили из моды разные кварталы города. Из последних исследований становится понятно, что самым модным, самым престижным районом Константинополя был вот этот (показывает по карте). Это плод сложной реконструкции того ничтожного, что у нас осталось археологически, и анализа письменных источников. Можем много перечислять, но давайте на этом остановимся.

Максим: Я вообще геофизик-сейсмик, только что вернулся из ближневосточного региона. Ваша лекция предельно ясная и понятная. Особенно мне близки были ваши последние сообщения касательно христианского святого и связи археологических событий с тем, что произошло землетрясение и что-то открылось там. Но у меня вот какой вопрос. Вы вкратце упомянули аварцев – племена, несколько близкие даже и нашей культуре.

Борис Долгин: Аваров.

М.: Вы отчасти отождествили их с некоторыми варварами, которые оказали некое негативное влияние на этот регион. Меня интересует, почему такое негативное к ним отношение.

Сергей Иванов: Негативное отношение понятно почему: мы же смотрим из Константинополя, а для него они враги, которые пришли его разрушить и разграбить. Слава Богу, им это не удалось. Так что это понятная вещь. Авары не имеют никакого отношения к аварцам, проживающим в Дагестане.

Валерия, любитель истории: У меня вопрос географический. Стамбул нынешний находится на европейской территории и на азиатской. Есть ли какие-то сведения о том, что Константинополь тоже мог быть в азиатской части города или только в европейской? Спасибо.

Сергей Иванов: Есть такая легенда, что когда жители древнегреческого города Мегары в 667-м году до н.э. хотели вывести колонию на берега Босфора, то мегарец или мегарянин Виз (мифологическая фигура: такого имени не могло быть, разумеется, это из Византия его реконструировали) запросил оракул Аполлона, где ему основать этот город. И получил он, как всегда у Аполлона, двусмысленный ответ: «Поселись напротив слепых». Он не понял, основал где основал. Напротив него, на азиатской стороне Босфора был город Халкидон. Когда Византий выиграл конкуренцию у Халкидона, то все поняли, в чем смысл пророчества Аполлона: что надо было быть действительно слепыми, как халкидоняне, чтобы селиться на азиатской, а не на европейской стороне пролива. На самом деле халкидоняне были не так уж слепы, потому что у них-то пресная вода была, а у константинопольцев не было. Но зато с точки зрения обороны этот полуостров совершенно уникален: он с трех сторон окружен водой, и в этом смысле он почти совершенно неприступен. Халкидон покорился Византию. Однажды за восстание против его власти он был разрушен, и из его стен построили акведук Валенса, кусок которого виден в городе. Якобы он построен из стен побежденного соперника. Впоследствии это был просто пригород Константинополя. В принципе, пригороды тянулись на много километров в азиатскую сторону города. Город в византийское время разрастался во все стороны. Но и преимущества этого так называемого «исторического полуострова» совершенно несомненны.

Елена Малер, публицист: Вы знаете, я совсем недавно как раз была в Константинополе и занималась собственным небольшим исследованием этого города. Ваш труд сейчас для меня представляет огромный интерес.

Сергей Иванов: Спасибо.

Елена Малер: Я хотела вот о чем у вас спросить. Наверняка вы тоже в процессе изучения этого города попадали в такое очень странное место – Семибашенный Замок и, собственно говоря, Золотые Ворота — и видели, что от них осталось. Возможно, вы знаете, есть ли какие-то планы по реконструкции этого места — или оно навсегда останется в таком заброшенном состоянии, в каком сейчас пребывает – поросшим мхом, в грязи, в каком-то совершенно покинутом состоянии. А также мне интересно: может быть, вы сталкивались с какими-то мнениями о легендах по поводу освобождения Константинополя и участии в этом освобождении Золотых Ворот.

Сергей Иванов: По первому вопросу вы, наверное, знаете, что Семибашенный Замок Едикуле уже, слава Богу, музей. Он, правда, музей не Золотых Ворот, а, скорее, той государственной тюрьмы, которая была устроена там османами. Тем не менее, все-таки этот статус предохраняет его от уничтожения. Наверное, можно было бы что-то сделать, задавшись целью за счет османской части выпятить византийскую. Золотые Ворота, по-моему, в замечательном состоянии. Они были заложены кирпичами еще при византийцах (собственно, их центральный пролет был заложен), но, в принципе, сохранность Золотых Ворот совершенно фантастическая, и до сих пор они производят сногсшибательное впечатление, ровно такое же, какое они произвели в свое время на наших далеких предков, недаром же они устроили свои доморощенные Золотые Ворота и в Киеве, и во Владимире, и Олег недаром же именно к ним прибивал свой щит. Они и сегодня ровно такие же величественные. Там даже и раскопки более или менее велись. Другое дело, что можно было бы, наверное, сделать этот музей более интерактивным.

Мне как раз, как это ни странно, гораздо жальче не Золотых Ворот, которым ничего плохого не будет, а тюрьмы Едикуле, потому что тюрьма эта играет огромную роль в нашей отечественной истории, помимо прочего. Дело в том, что османы, не признававшие международного права, сажали в эту тюрьму послов всех тех стран, с которыми османская Порта начинала воевать. Многие из них и умерли в тюрьме Едикуле. Эти послы писали на стенах граффити, которые сохранялись еще несколько десятилетий назад – было видно сотни этих граффити на всех языках: по-латыни, по-французски, по-немецки, по-польски, по-русски, между прочим. Там до сих пор есть одна русская надпись – рубежа XVII–XVIII веков. Вообще говоря, там пересидели все русские послы в Оттоманской Порте, начиная с Толстого, потом канцлер Шафиров, граф Шереметьев, потом посол Обресков, посол Булгаков. Некоторые сидели по многу лет в Едикуле. Они все оставляли граффити, которые гибнут незафиксированными. И в ближайшее время погибнут окончательно все. Это, по-моему, изумительный источник, его очень жалко.

Теперь что касается легенды об освобождении. Это действительно очень интересная вещь. Она опять-таки еще раз указывает нам на то, до какой степени связаны на самом деле османская и византийская истории города. Турки переняли от своих византийских предшественников или греческих соседей (потому что все-таки не всех же греков убили в 1453-м году) почти все городские легенды. В частности, среди греков была легенда о том, что император Константин Одиннадцатый не погиб 29-го мая, а был превращен ангелом в статую. Он спит богатырским сном, но когда-нибудь проснется и погонит завоевателей с нашей родной византийской земли. Результатом этого поверья была смешнейшая история: на фронтоне передовой арки (не на главных воротах, а на передовой стене) красовались изумительные барельефы, еще античные, по всей видимости, не византийские (византийцы их туда свезли просто и поставили). Их было 14. Они были очень красивы. Барельефы Золотых ворот описали многие европейские путешественники. Так вот в XVII веке два британских собирателя древностей, граф Арундель и герцог Бекингем (тот самый, из Дюма), велели британскому послу сэру Томасу Роэ подкупить османского визиря, чтобы можно было выломать эти статуи и увезти их в Лондон. Если бы это удалось, мы бы их и сейчас видели в Британском музее. Но это не удалось по смешнейшей причине. Они подкупили визиря, он послал людей снимать эти барельефы, но тут сбежалось местное население (турецкое, заметим!) с какими-то странными криками, они точно знали, что эти самые статуи какие-то волшебные. Они как-то соединили то, что европейцы хотят снять эти статуи, с тем, что Константин когда-нибудь проснется и их прогонит. Во всяком случае, восстание населения предотвратило эту культурную транзакцию, и барельефы остались, ну и, в конце концов, погибли, разумеется, исчезли все до одного, сейчас их там нет. Место, где они были, хорошо видно: оно фланкировано такими колонками в стене. Но самих их нет, они сгинули. Замечательно видно, как легенда продолжала жить и после Византии среди турок.

Вторая часть этой легенды связана с тем, что когда из Египта в Швецию через Стамбул везли египетскую мумию в подарок, то османские власти заподозрили что-то неправильное в этой мумии, решили, что, может быть, это царь Константин, и посадили мумию в Семибашенный Замок Едикуле. Ее посадили в 1717-м году – пишет жена британского посла Мэри Монтегю в своих мемуарах: смешно, они египетскую мумию посадили в кутузку. В 1798-м году французский дипломат Пукевиль, посаженный в очередной раз османами в Едикуле, оказался в одной камере с этой мумией, и долго сидел с ней там, совершенно с ней сроднился, очень удивлялся, что она там делает, но когда его в конце концов освободили, он отломал несчастной диковинке голову и унес ее с собой как воспоминание о своем томлении в Семибашенном Замке. [Смех в аудитории.] Печальная судьба этой диковинки как ничто другое показывает, до какой степени живы были греческие легенды среди турок Константинополя, т.е. османы были все-таки в первую очередь жителями Константинополя. Это, по-моему, очень важно.

Борис Долгин: Действительно, есть ли у антропологов, этнологов какие-то оценки того, в какой степени греческое население участвовало в этногенезе современных турок?

Сергей Иванов
(фото Алексея Чеснокова)

Сергей Иванов: Вообще, надо начать с того, что всех жителей, которые не были убиты и не бежали из города в момент его штурма, — их султан всячески хотел оставить и способствовал тому, чтобы они остались. Он был заинтересован в их навыках, во-первых. А во-вторых, турок было мало, турецкое население было не урбанистическим, а сельским, ему же хотелось населить этот город, а город был огромный, гигантский, слабонаселенный, поэтому он много раз греческое население даже из Греции перевозил туда. Так что многие греки, которые впоследствии жили в Константинополе, были не константинопольцы – они были потомки византийцев, но не константинопольцы. Из 48 первых Великих Визирей только 7 было османами, а все остальные были православными, потому что они были образованными, знали языки, как-то понимали, как надо руководить империей, и верой и правдой служили султанам. Потому не надо переносить представления конца XIX века на Средние века. Султан был одинаково господином и своих православных подданных, они просто больше платили налога, и даже с этой точки зрения султаны не были заинтересованы в поголовном отуречивании своих православных подданных. Впоследствии же квартал Фанар – недаром там и сейчас такая концентрация византийских памятников – был самым богатым кварталом Константинополя. Там жили греки. Из них рекрутировались министры, дипломаты, переводчики и даже правители Валашского княжества, правившие от имени султана. Так называемые «фанариоты» брали себе звучные византийские фамилии (типа «Кантакузины» или «Комнины»), но на самом деле они все были, конечно, нуворишами, выскочками и не имели никакого отношения к византийскому прошлому.

Греческое население Константинополя было последним, которое хотело, вообще говоря, присоединиться к националистическому греческому движению. Это было полной трагедией, когда Греция получила независимость: естественно, тут же начались подозрения в адрес константинопольских греков (в XIX веке я имею в виду), тут же расправились с патриархом и т.д. Но сами фанариоты в высшей степени пренебрежительно относились к бедному греческому государству. Они составляли важную большую часть населения города. Город вообще был интернациональным, как была интернациональна и Османская империя. Там был огромный Армянский квартал, огромный Еврейский квартал и огромные греческие кварталы. Люди разных вер жили в большом уважении друг к другу. Великий Визирь всегда участвовал во всех христианских праздниках. Султан приходил посмотреть на то, как на Пасху христиане радуются. Османы ходили в монастырь Богородицы Живоносного Источника, просили христианскую Богородицу им помочь и т.д. и т.д. Они в основном жили бок о бок как добрые соседи.

Все ужасы начались, когда из Европы пришла национальная идея, когда появилась идея, что это национальная вещь: они не православные, они греки. Вот тогда уже начал раскручиваться этот маятник. А уже когда в январе 1919-го года в Стамбул вступали войска Антанты, вот тут греки их встречали с колокольным звоном и с половодьем греческих флагов. Казалось, что вот уже все, Стамбул погибнет сейчас, и будет столица нового греческого государства в Константинополе. Вот тогда ответная волна турецкого национализма, символом которого является Кемаль Ататюрк, смела весь греческий эллинизм, вот тогда наступил конец грекам. Это был уже XX век. Поэтому погром 1955-го года, который поставил последнюю точку в истории стамбульского эллинизма, — это просто уже действительно последний вздох. Но все это – развитие последних 150 лет, а до этого греки жили там и считали этот город своим, да и эту империю считали своей, потому что империя, вообще, всегда благосклонна к меньшинствам. Это миф национального государства приводит к резне.

Борис Долгин: Спасибо. В советское время книги по археологии Востока были достаточно популярны. Были целые серии, по-моему, «Из истории исчезнувших цивилизаций Востока». Вообще, археологические находки древностей, их публикация была событием. Они вполне распродавались. А сейчас почему до такой степени тихо обо всем этом идет информация? Или что-то меняется в интенсивности находок, они не настолько громкие? Или что-то в массовом сознании? Или мои наблюдения неверны, и, в общем, интерес столь же велик?

Сергей Иванов: Ну, если мы возьмем какие-нибудь «Загадки пирамид», то, я думаю, они и сейчас раскупаются. Но это вопрос маркетинговой стратегии. Я думаю, какие-нибудь книги типа знаменитой «Боги. Гробницы. Ученые» и сейчас раскупаются. Впрочем, я не знаю, это мое впечатление, может быть, ни на чем не основанное. Мне кажется, вообще книжная культура немножко находится на спаде. Думаю, это связано с общим трендом, не то что именно специально археологическим. Наверное, если написать очень увлекательную археологическую книжку, она будет распродаваться. Если же говорить прямо собственно о Византии, действительно, археологических книжек в России в последнее время особенно не пишут. Но вот про Константинополь в прошлом году вышла книжка историка архитектуры Владимира Васильевича Седова, про одну конкретную церковь в Константинополе – Килисе Джами. Целая монография, посвященная одной церкви. Но это научная, конечно, книжка, не популярная. Но вообще про Византию, про византийскую археологию пишется мало и в мире в целом. Она, действительно, только развивается, потому что слишком долго было ничего нельзя: нигде нельзя копать, к европейцам относились подозрительно, огромное количество военных зон, бдительность и пр. Византийским археологам в целом было очень трудно. Сейчас на круг легче. Но вот так, чтобы была на Западе какая-то популярная книжка именно по византийской археологии, — мне даже не приходит в голову. Пожалуй, что нет.

Александр: Подскажите, пожалуйста: вы сказали, что крестоносцы не были католиками. Можно разъяснить этот момент?

Сергей Иванов: Да, это вещь, которая всегда является предметом интереса. Дело в том, что от того факта, что 2 каких-то иерарха друг друга в 1054-м году прокляли, в жизни людей ничего не изменилось, империи жили, дружили. Собственно, раскол потому и возник, что в середине XI века, наоборот, они стали друг в друге очень заинтересованы. Папство стало заинтересовано по разным политическим причинам в каких-то новых связях с Византией. Тут они выяснили, что за века параллельного разрозненного существования их практики сильно разошлись, и попытка обратно все склеить привела к взаимному раздражению, как это часто бывает. Но политическая жизнь шла своим чередом, и поэтому, например, 1-й крестовый поход (в 1098-м году), несмотря на некоторые политические трения, был примером замечательного военного сотрудничества латинян с византийцами; хотя те были как бы западными христианами, а эти – восточными, это ничему не мешало. В XII веке византийцы очень много и очень активно стали заимствовать на Западе, понимали, что Запад их начинает обгонять в технологическом отношении. Пытались заимствовать какие-то военные изобретения вроде арбалета, например. И пытались подражать их рыцарским интересам: возник рыцарский роман, турниры и т.д.

Когда начался 4-й крестовый поход, у венецианцев, естественно, была идея поживиться. Они хотели уничтожить конкурента – Византию. Безусловно. А вот был ли у них при этом религиозный интерес – это совершенно другой вопрос. Конечно, не было, потому что эти бандиты первое, что сделали, — это разрушили город Задар, католический, условно говоря, западнохристианский город разграбили. У них не было идеи, что они идут на Константинополь, потому что это какие-то плохие схизматики. Они шли под абсолютно выдуманным, высосанным из пальца предлогом посадить на престол «законного» императора Алексея Четвертого. Это совершенно неважно. У них был предлог, и они хотели поживиться. Это понятно. Они были разбойники. Это тоже понятно. Но когда Папа Римский узнал о гибели Константинополя, он отлучил их от церкви. Так что у них в тот момент не было идеи, что это противостояние двух ветвей христианства, хотя сам этот разгром, само уничтожение Константинополя стало катализатором сильнейшего раскола, который потом уже только углублялся. Я просто хочу сказать, что неисторично так говорить: эти термины, обозначающие ветви христианства, оформились позже.

Алексей, археолог (Институт истории материальной культуры, Санкт-Петербург): У меня к вам, Сергей Аркадьевич, два вопроса, на самом деле – три. Как вы оцениваете, как карта Мюллер-Винера изменилась с 1971-го года на начало XXI века? Это первый вопрос. Второй – как вы оцениваете деятельность международных – скажем так – институтов (таких, как Немецкий археологический институт, Шведский) на территории Константинополя? В свете их деятельности, насколько я помню, 5 или 6 лет назад в Москве ходили слухи (и доносились до Санкт-Петербурга) о возрождении Русского археологического института в Константинополе. Каковы перспективы этого?

Сергей Иванов: Понятно, спасибо. Значит, научные результаты стареют, это понятно. Вольфганг Мюллер-Винер является человеком, внесшим неисчислимый, великий вклад в археологию Константинополя. Его «Bildexikon» до сих пор остается настольной книгой для всякого исследователя Константинополя, хотя, разумеется, 40 лет для книги – это большой срок, особенно в такой сфере, которая все-таки развивается. На самом деле, поразительно мало было совсем опровергнуто. Вот, например, какие памятники он обозначил красным цветом, а какие – зеленым, в ряде случаев это не вполне ясно. Многие раннеосманские памятники построены греками, из греческих кирпичей иногда и в греческой манере, так что понять, что это османский памятник, совсем не просто подчас. Я бы сказал, что абсолютно революционную роль в пересмотре Мюллер-Винера сыграла или сыграет только что вышедшая монография Бардилла про клейма на кирпичах. Вот это вещь, которая может все перевернуть. Это очень скучная с точки зрения общего интереса книжка о кирпичных клеймах Константинополя. Он опубликовал сотни видов клейм, и это позволяет совершенно иначе поставить вопрос о датировке памятников. Я думаю, что когда эта таблица будет применена ко всем памятникам, то многое на карте Мюллер-Винера поменяется.

Теперь что касается международных институтов. Они есть. Как ни странно, они меньше копают в Константинополе, чем этого можно было бы ожидать. Немецкий археологический институт – великая организация. Они публикуют толстенный ежегодник Mitteilungen. Там очень мало текстов о Константинополе. Они копают много где по всей Турции, но собственно в самом Константинополе копают мало. И вообще эти международные институты копают гораздо меньше, мало того, международные команды археологов никогда не базируются, к моему большому удивлению, в международных институтах, имеющих штаб-квартиру в Стамбуле. Почему это так? Наверное, нужно говорить об устройстве финансирования на современном этапе. Довольно много интернациональных команд: например, чешская и британская (я не знаю, почему они соединились) вместе работают в Святой Софии, или итальянцы и американцы в Большом Дворце. Это никак не связано с теми международными институтами.

Теперь про Русский археологический институт. Он сыграл гигантскую роль. Институт существовал четверть века, но за это время сделал очень много. Труды Русского археологического института — до сих пор настольная книга всех, кто пишет о Константинополе. Он был закрыт с началом войны 1914 г. По счастью, он успел эвакуировать свою, например, самую большую в мире, наверное, коллекцию византийских печатей, которая теперь находится в Эрмитаже — благодаря Русскому археологическому институту. Несколько раз возникал разговор о том, что надо возродить деятельность института. Один раз – на волне дружбы с Ататюрком в конце 1920-х годов, когда была идея, что советская власть дружит с Востоком. Второй раз – наоборот, на волне сталинского империализма в 1946-м году, когда были предъявлены территориальные претензии Турции, когда дело чуть не дошло до войны. Среди прочих требований была идея возродить Русский археологический институт. Оба раза идеи были абсолютно мертворожденными с самого начала.

Когда я возил студентов в Стамбул в 2004-м году, со мной захотел встретиться российский посол Стегний, который приехал из Анкары. Он был директором дипломатического архива – у него есть некоторое историческое чувство. Посол Стегний принимал меня, кстати, в изумительном совершенно дворце, который был российским имперским посольством, а теперь является консульством России. Этот дворец был построен (тем самым Гаспаре Фоссати, который стал первым исследователем Св. Софии) как имперское посольство, в нем это как-то очень видно. Стегний сказал, что он считает, что сейчас правильный момент для возрождения Русского археологического института, потому что Турция хочет открыться миру и т.д. Он сказал: Вы напишите записку какую-нибудь от имени Академии наук. Я, вернувшись, написал такую записку, дал ее на подпись каким-то начальникам, это куда-то ушло, где-то там ходило долго. Я про это совершенно забыл. Недавно было объявлено, что организован какой-то Русский исторический институт, который будет заниматься возрождением в Иерусалиме, в Барии, в Константинополе – повсюду. Как он будет это делать – я не знаю. Ко мне это не имеет совсем никакого отношения.

То немногое, что я мог, я сделал: я в архиве внешней политики России нашел документы, из которых следовало, что Российское государство заплатило деньги за участок земли для строительства нового здания Русского археологического института в 1913-м году, как раз накануне гибели института. До этого институт, несмотря на всю его огромную роль, ютился в снимаемых комнатах, у него не было своего помещения. Поэтому мне было особенно забавно читать в каком-то романе о белоэмигрантах, как какой-то русский офицер в Константинополе бредет по городу и вдруг видит за роскошной решеткой подъезд к дворцу, в котором располагался раньше Русский археологический институт. И офицер вспоминает, как он проходил там практику еще в прекрасные мирные времена. Автор бы очень удивился, если бы узнал, что они в действительности на втором этаже на улице Сакиз Агач занимали несколько комнат. Они хотели построить свое собственное здание и для этого купили участок. За него было заплачено, и я даже нашел платежные ведомости. В принципе, если бы кому-то было интересно, я думаю, что вполне можно было бы отсудить этот участок (а сейчас-то уж он стоит на вес золота: он был куплен на окраине города, а сейчас эта окраина давно уже центр, и, конечно, этот участок стоит гигантских денег). Я думаю, что это можно было бы сделать, но ко мне никто не обращался, и что такое этот Исторический институт – я не знаю.

Борис Долгин: Документ опубликован?

Сергей Иванов: Нет, документ не опубликован. Но зачем? Это же платежный документ, он исторической ценности не имеет, а имеет именно ценность сутяжническую. Я думаю, что какой-нибудь адвокат по имущественным делам взялся бы доказать, что этот участок по-прежнему принадлежит России, хотя про это никто 100 лет не вспоминал. Может быть, когда-нибудь пригодится.

Максим: Ни разу не было сказано, что Константинополь является сосредоточением не только вопросов религиозных, политических, территориальных и пр., но являлся в свое время сутью и основанием имперской политики России. Мне интересно узнать у вас лично отношение к бывшей Византийской империи, о которой вы не сказали практически ни слова за исключением каких-то тонких колкостей.

Борис Долгин: Вы хотите спросить, как Сергей Аркадьевич относится к Византийской империи?

Сергей Иванов: Я к Византии отношусь хорошо. [Смех в аудитории. М. покидает лекцию.]

Вопрос из зала: Добрый вечер, у меня такой вопрос: Византия начала свое существование как Восточная Римская империя, а когда, на каком этапе произошла замена собственно римского, латинского населения в верхушке империи греческим населением? И как вкратце происходил этот процесс?

Сергей Иванов: Ну, только очень кратко. Разумеется, империя не знала, что она Византийская. Вообще, слово «византийская» позднее, оно было придумано в Ренессанс. Она была Римской империей, и себя осознавала как Римскую империю. А население в городе было греческое. В IV веке туда стали переезжать латиноговорящие чиновники. В течение длительного времени греческое население сосуществовало с латинским чиновничеством. Это очень хорошо видно на стоящем до сих пор посреди Ипподрома обелиске: сам он древнеегипетский, но он поставлен на ранневизантийский цоколь конца IV века, на котором одна и та же надпись по-латыни и по-гречески. Так вот — та часть, которая смотрит на трибуны, где сидели император и чиновничество, сделана по-латыни, а та же надпись, которая смотрит на трибуну, где сидел простой народ, сделана по-гречески. Такой билингвизм хорошо виден даже в этом простом примере. Еще в середине VI века билингвизм

был полный, по всей видимости. В частности, император Юстиниан был билингвом до такой степени, что некоторые свои указы начинал фразой по-гречески, а кончал по-латыни, или наоборот. Т.е. это абсолютный, стопроцентный билингвизм. К концу VI века это равновесие начинает смещаться. Уже будущий Папа Григорий Великий в 596-м году говорит, что он не может ни у кого спросить дорогу в Константинополе: не понимают по-латыни люди. В начале VII века эта ситуация осознана: император Ираклий переводит делопроизводство на греческий язык. До этого все делопроизводство было по-латыни. Понятно, что в разных с стратах общества разные языки в разное время лидировали. Например, языком армии долго оставалась латынь, поскольку армия по определению должна быть униформна. Поэтому максимальное количество латинизмов именно в византийских военных трактатах. Команды оставались латинскими, уже когда они совершенно не понимались и т.д. Тем не менее, с начала VII века мы можем говорить о грекоязычной империи, особенно потому, что варвары отделили западную часть, и тем самым общение прервалось. После этого мы уже можем говорить исключительно о греческой империи. Некоторые люди считают, что это и есть начало Византии. Некоторые ученые утверждают, что Византия началась с 602-м году, а другие – что нет, с начала разделения империи в 395-м году, а третьи – что с принятия христианства или с перенесения столицы. Но перенесение столицы неочевидно, потому что не было самого момента перенесения столицы из Рима в Константинополь: считалось, что столица империи там, где император. С императором, как это ни поразительно, по дорогам империи путешествовали государственные архивы и т.д. Поэтому только в 378-м году государственные архивы осели в Константинополе. Может быть, с этого момента нужно числить историю не Восточно-римской империи, а Византии. Так — очень кратко.

Вопрос из зала: А что конкретно случилось в 602-м году?

Сергей Иванов: В 602-м году пал Дунайский Лимис, и орды – не при нашем ушедшем друге будь сказано – варваров затопили Балканский полуостров. Это привело к перестановке всего, к сильному кризису и значительному видоизменению империи. Через 30 лет пришли с Востока арабы, и уже вообще всё изменилось. В общем, начало крушения датируется 602-м годом (конечно, условно).

Вопрос из зала: Сергей Аркадьевич, когда, почему вы стали византинистом, когда вы для себя лично открыли Византию?

Сергей Иванов: Вы знаете, было две причины. Первая – чисто случайная – это знакомство с Александром Петровичем Кажданом. Сила его личности была так велика. Я учился на классическом отделении филологического факультета и хотел быть античником, но вот он пришел к нам на третьем курсе, прочел несколько лекций о Византии — и грандиозный масштаб его личности меня совершенно обворожил. Вторая причина – смешная – состоявшая в том, что я сильно не любил советскую власть, и мне казалось тогда, что коммунизм как-то напоминает устройство Византии. С тех пор я понял, что это неправда. Но толчок был этот. Сейчас даже смешно это вспоминать.

Борис Долгин: Большое спасибо Сергею Аркадьевичу, это, как всегда, было интересно.

Сергей Иванов: Спасибо.

Фатих Султан Мехмед II завоеватель Константинополя — Реальное время

Казанский исследователь Булат Ногманов, публикации которого читает Минтимер Шаймиев, продолжает знакомить читателей «Реального времени» со своими наблюдениями о культуре и истории Турции. Сегодняшний его рассказ посвящен султану Мехмеду II, который заложил геополитические и законодательные основы Османской империи.

За что султан превознес духовного учителя, а великого визиря казнил

Седьмой правитель Османов Фатих Султан Мехмед II является своеобразным рубежом между двумя периодами развития государства. Именно при нем страна из категории «государство» переходит в категорию «империя». Так же как и его отец, султан Мурат II, Мехмед II правил два срока, только в его случае это было по формуле 3+30, а не 30+5.

Несмотря на то, что Мехмед родился в Эдирне, детство и юность его прошли в Амасье и Манисе, где он уже с малых лет, как считают многие турецкие историки, занимал пост руководителя санджака. Мехмед был четвертым сыном Мурата II, его матерью была Хума Хатун, предположительно греческая рабыня. Интересно, что имя Хума, или Хумай, в персидской мифологии означает «райская птица» или же «птица счастья». Весьма символично, что, согласно мифам, эта птица делает царем того человека, на которого она бросает свою тень. Примечательно, что существуют предположения, согласно которым птица Хума связана с образом древнетюркского божества женского пола Умай.

Восшествие Мехмеда II на трон. Миниатюра из рукописи «Хунернаме». Илл. wikipedia.org

Мехмед, как и все представители правящего рода, получил очень хорошее образование у лучших учителей своего времени. Кроме османского языка он в совершенстве владел греческим, латинским, арабским, персидским языками, а также разговорным сербским. Есть сведения, что он читал труды Плутарха в оригинале. С юных лет он тянулся к наукам, больше всего его внимание привлекали география, математика, астрономия и философия. Также Мехмед II преуспел в освоении религиозных наук. Его духовным наставником и преподавателем был известный шафиитский богослов Мулла Гурани, который впоследствии стал четвертым шейх-уль-исламом Османской империи. Это был очень уважаемый ученый, который мог перечить султанской воле, к его советам прислушивались. Пожалуй, он был единственным человеком в империи, кроме султана, которому было разрешено добираться верхом на лошади вплоть до крыльца султанского дворца. Остальные проделывали этот путь пешком. Будучи правителем империи, Мехмед II предлагает Мулле Гурани занять пост великого визиря, однако тот отказывается, аргументируя это тем, что на этом посту он принесет султану больше вреда, чем пользы.

Из предыдущей публикации мы хорошо помним, что первое пребывание Мехмеда II на османском троне длилось недолго. Ему в то время было всего двенадцать лет. Тогда главный визирь Мурата II Джандарлы Халиль Паша справедливо полагал, что у юного правителя недостаточно опыта для управления столь обширными территориями. Не изменил он своего мнения и в начале второго султанского срока Мехмеда II, когда тому было уже семнадцать лет. Взгляды Халиль Паши и юного султана были противоположными не только в плане управления государством, но и относительно планов осады Константинополя и последующего завоевания города. По этой причине Джандарлы Халиль Паша стал первым в истории великим визирем Османской империи, который был казнен по приказу султана.

Османская царь-пушка, которая стреляла

Поворотным моментом в судьбе Мехмеда II стало покорение Константинополя. Это был первый шаг на пути к империи. Известно, что осада началась 6 апреля 1453 года и продлилась 53 дня, после чего город покорился туркам. Однако подготовительные работы начались еще в 1451 году, когда Мехмед II решает построить крепость на Анатолийской части Босфора, которая была названа Румелийской. Существуют сведения, что одно время крепость называлась Богазкесен Хисары. Весьма символично, так как это название можно перевести как «крепость, разрезающая пролив», или как «крепость, перерезающая глотку». Император Константин ХI, узнав о строительстве, сразу же направил послов к Мехмеду II, чтобы известить его о том, что не пристало строить крепость без разрешения Византии. Однако Мехмед не принял послов. Не принял он их и во второй раз в начале июня 1452 года, а это уже означало открытую конфронтацию. В августе строительство было завершено, османы начали контролировать пролив и брать плату с кораблей, которые пересекали Босфор. Известно, что одно венецианское судно, отказавшееся предоставить плату, было потоплено выстрелом из пушки.

Крепость Румели. Фото Josep Renalias (wikipedia.org)

К слову, эти пушки отливал один венгерский мастер по имени Урбан. Понимая, что это весьма действенное оружие, Мехмед спросил у Урбана, сумеет ли он отлить пушку, ядра которой смогут поразить стены Константинополя? На что Урбан ответил, что сделает такую пушку, перед которой не то что стены Константинополя, даже стены Вавилона не устоят. Мастер сдержал свое слово, были отлиты огромные восьмиметровые царь-пушки. Диаметр пушечного ядра составлял 75 сантиметров, а вес — 544 килограмма. Это были неподъемные махины, которые состояли из двух отдельно отлитых частей, которые крепились друг к другу с помощью сложной системы болтов и гаек. Прицелиться с помощью этой пушки было невозможно, но так как цель была величиной с городскую стену, промахнуться тоже было сложно. Из-за большого размера процесс зарядки пушки занимал около трех часов, поэтому из нее можно было стрелять максимум пять-шесть раз в день. Восстановление ущерба, нанесенного стенам одним ядром, занимало около недели. Один из экземпляров этой пушки ныне хранится в Великобритании в Музее оружия форта Нельсон. Примечательно, что больший вред городские стены Константинополя, длина которых в общей сложности составляла около 20 километров, получили не столько из-за пушек турков, сколько «благодаря» пушкам византийцев, которые из-за обратной отдачи после выстрела наносили стенам ущерб.

Что нужно знать об осаде Константинополя

Завоевание Константинополя — это очень большая тема, которую сложно вместить в рамки небольшой заметки. Поэтому ограничимся изложением наиболее примечательных фактов, которые послужат штрихами к портрету событий:

  • наиболее реалистичные цифры с точки зрения соотношения сил: 8 тысяч воинов, защищавших город, и 50 тысяч воинов, осуществлявших осаду и атаки;
  • обороной города руководил генуэзский кондотьер Джованни Джустиниани Лонго;
  • императору Константину ХI несколько раз было предложено сдаться в обмен на гарантии безопасности его самого, семьи и жителей города, однако он отказался. В день завоевания он снял с себя царские одеяния, сражался вместе с обычными солдатами и был убит в бою;
  • известно, что у Константина не было сыновей, а вот у его брата Теодора были три сына, и один из них мог бы стать императором Византии. Так случилось, что двое из сыновей Теодора Палеолога стали мусульманами, а в дальнейшем заняли посты великих визирей Османской империи. В турецкой историографии они известны под именами Хас Мурат Паша и Месих Паша;

Осада Константинополя началась 6 апреля и завершилась завоеванием города 29 мая 1453 года. Фото Максима Платонова

  • для обороны города через залив Халич (Золотой Рог) была протянута выкованная византийскими кузнецами прочная железная цепь, которая препятствовала проходу военных кораблей. Часть ее хранится в музее Топкапы. Несмотря на то, что цепь долгое время находилась под водой, на ней нет ни грамма ржавчины;
  • чтобы обойти цепь, Мехмед II приказал перетащить свои корабли по суше. Маршрут переброски проходил от современного района Долмабахче до Касымпаша;
  • осада Константинополя началась 6 апреля и завершилась завоеванием города 29 мая 1453 года;
  • в канун завоевания в церкви Айя-София (Святой Софии) было проведено последнее христианское богослужение, а после завоевания города Мехмед II прочитал там первый намаз. В дальнейшем церковь была переделана под мечеть, а Константинополь переименован в Стамбул;
  • на разграбление города было дано 3 дня. Говорят, что Мехмед II, увидев масштабы нанесенного ущерба, сильно сожалел об этом и приказал вернуть награбленное прежним владельцам;
  • после завоевания Константинополя все желающие могли покинуть город, оставшимся была гарантирована безопасность, неприкосновенность жилья и имущества, а также свобода вероисповедания. Часть жителей действительно покинула Константинополь и переселилась в Италию, среди них были философы, ученые, поэты и мастера-ремесленники, что способствовало ренессансу в Европе;
  • после завоевания города были организованы римско-католические, православные и армянские патриархии, а также раввинат. Учитывая весьма благосклонное отношение Мехмеда II к христианам, Папа Пий II даже предлагает ему принять христианство, однако тот отказывается.


Фаусто Зонаро «Султан Магомет II въезжает в покорённый Константинополь». Илл. wikipedia.org

Законодатель, меценат и строитель

После Константинополя было множество завоеваний на Балканах, в Черноморском регионе и в Анатолии. Территории империи были расширены с 900 тысяч кв. км до 2 миллионов 214 тысяч кв. км. Примечательный факт — в процессе балканских войн уже знакомого нам Влада Дракулу Мехмед II назначает воеводой Валахии. Кроме ратных дел, Мехмед II не забывал об устройстве государства и о развитии культуры и искусств. Написанный им свод законов «Канун-наме», который регулировал управленческие, правовые и финансовые вопросы, использовался вплоть до начала эпохи «Танзимата» в XIX веке. Согласно этому своду, для сохранения стабильности в государстве султану, взошедшему на престол, было разрешено убивать своих братьев (во избежание междоусобиц). Проливать кровь царственных особ было запрещено, поэтому дело обычно заканчивалось удушением. От имени султана было построено более 500 «социально значимых» сооружений, среди которых мечети, медресе, куллийе, завийе, текке, школы, мосты и др.

Жемчужиной архитектуры, конечно же, является дворец Топкапы, а самым известным образовательным комплексом, построенным Мехмедом II после завоевания Константинополя, стало медресе Шахн-ы Семан, где, кроме Корана, хадисов, калама, тафсира и других религиозных наук, преподавали физику, химию, математику и астрономию. По сути, это была первая высшая школа Османской империи. Мехмед II оказывал покровительство ученым, философам и поэтам. Сам он тоже писал стихи и подписывал их псевдонимом Авни. Самый известный портрет Мехмеда II был написан Дженителе Беллини, венецианским художником и скульптором, которого султан пригласил в Стамбул в 1479 году. Кроме портрета султана, Беллини написал и другие портреты, а также украсил фресками стены дворца Топкапы. Эти фрески, после смерти Мехмеда II в 1481 году, были замазаны штукатуркой по приказу его сына Баязида II, так как он считал, что это противоречит исламу.

Существуют гипотезы, что Папа Пий II организовал 15 покушений на жизнь султана Фатиха Мехмеда II, и логично предположить, что успешным оказалось лишь последнее. Есть мнение, что он умер от подагры, либо был отравлен, но, так или иначе, «Великий тюрок» покинул этот мир в Гебзе, когда собирался в очередной поход либо в Италию, либо в Анатолию.

Булат Ногманов

ОбществоИсторияВластьКультура

Краткая история Константинополя / Стамбул, Турция

Стамбул — крупнейший город Турции и входит в число 15 крупнейших городских районов мира. Он расположен на проливе Босфор и охватывает всю территорию Золотого Рога, естественной гавани. Из-за своего размера Стамбул простирается как на Европу, так и на Азию. Город является единственным мегаполисом в мире, который находится более чем на одном континенте.

Город Стамбул важен для географии, потому что он имеет долгую историю, которая охватывает взлеты и падения самых известных мировых империй.Из-за своего участия в этих империях Стамбул также претерпел различные изменения названия.

Византия

Хотя Стамбул, возможно, был заселен еще в 3000 году до нашей эры, он не был городом, пока греческие колонисты не прибыли в этот район в седьмом веке до нашей эры. Эти колонисты во главе с царем Визасом поселились здесь из-за стратегического положения вдоль пролива Босфор. Царь Визас назвал город Византией в честь себя.

Римская империя (330–395)

Византия вошла в состав Римской империи в 300-х годах.За это время римский император Константин Великий провел восстановление всего города. Его цель заключалась в том, чтобы выделить его и придать городским памятникам сходство с римскими. В 330 году Константин объявил город столицей всей Римской империи и переименовал его в Константинополь. В результате он рос и процветал.

Византийская (Восточная Римская) империя (395–1204 и 1261–1453)

Однако после смерти императора Феодосия I в 395 году в империи произошли огромные потрясения, поскольку его сыновья навсегда разделили ее.После раздела Константинополь стал столицей Византийской империи в 400-х годах.

Как часть Византийской империи, город стал отчетливо греческим, в отличие от его прежней идентичности в Римской империи. Поскольку Константинополь находился в центре двух континентов, он стал центром торговли, культуры и дипломатии и значительно вырос. Однако в 532 году среди населения города вспыхнуло антиправительственное восстание Ника, которое разрушило его. Впоследствии многие из его самых выдающихся памятников, одним из которых был собор Святой Софии, были построены во время восстановления города, и Константинополь стал центром Греческой Православной Церкви.

Латинская империя (1204–1261)

Хотя Константинополь значительно процветал в течение десятилетий после того, как он стал частью Византийской империи, факторы, приведшие к его успеху, также сделали его целью для завоеваний. Сотни лет войска со всего Ближнего Востока атаковали город. Какое-то время его даже контролировали участники Четвертого крестового похода после того, как город был осквернен в 1204 году. Впоследствии Константинополь стал центром католической Латинской империи.

Поскольку конкуренция между Католической Латинской империей и Греческой православной Византийской империей продолжалась, Константинополь оказался посередине и начал значительно разрушаться. Он обанкротился, население сократилось, и он стал уязвимым для дальнейших атак, поскольку оборонительные посты вокруг города рушились. В 1261 году, в разгар этих потрясений, Никейская империя отвоевала Константинополь, и он был возвращен Византийской империи. Примерно в то же время турки-османы начали завоевывать города, окружавшие Константинополь, фактически отрезая его от многих соседних городов.

Османская империя (1453–1922)

После значительного ослабления Константинополь был официально завоеван османами во главе с султаном Мехмедом II 29 мая 1453 года после 53-дневной осады. Во время осады последний византийский император Константин XI погиб, защищая свой город. Практически сразу Константинополь был объявлен столицей Османской империи, а его название было изменено на Стамбул.

Взяв под свой контроль город, султан Мехмед стремился омолодить Стамбул.Он создал Большой базар (один из крупнейших крытых рынков в мире) и вернул бегущих католиков и греко-православных жителей. Помимо этих жителей, он привел мусульманские, христианские и еврейские семьи, чтобы создать смешанное население. Султан Мехмед также начал строительство архитектурных памятников, школ, больниц, общественных бань и великих императорских мечетей.

С 1520 по 1566 год Сулейман Великолепный контролировал Османскую империю, и было много художественных и архитектурных достижений, которые сделали город крупным культурным, политическим и торговым центром.К середине 1500-х годов его население выросло почти до 1 миллиона жителей. Османская империя правила Стамбулом до тех пор, пока он не был разбит и оккупирован союзниками в Первой мировой войне.

Турецкая Республика (1923 г. — настоящее время)

После Первой мировой войны произошла Турецкая война за независимость, и Стамбул стал частью Турецкой Республики в 1923 году. Стамбул не был столицей новой республики, и в первые годы ее образования Стамбул оставался незамеченным; инвестиции пошли в новую, центральную столицу Анкару.Однако в 1940-х и 1950-х годах Стамбул возродился. Были построены новые площади, бульвары и проспекты, а многие исторические здания города были снесены.

В 1970-х годах население Стамбула быстро увеличилось, в результате чего город расширился за счет близлежащих деревень и лесов, в конечном итоге создав крупный мировой мегаполис.

Стамбул Сегодня

Многие исторические районы Стамбула были добавлены в список всемирного наследия ЮНЕСКО в 1985 году. Кроме того, благодаря своему статусу восходящей державы мира, его истории и важности для культуры как в Европе, так и во всем мире, Стамбул был признан европейской столицей Культура на 2010 год от Европейского Союза.

1453: Падение Константинополя

Город Константинополь (современный Стамбул) был основан римским императором Константином I. более 1000 лет. Хотя город претерпел множество нападений, длительных осад, внутренних восстаний и даже периода оккупации в 13 веке н.э. Четвертыми крестоносцами, его легендарная оборона была самой грозной как в древнем, так и в средневековом мире.Однако он не смог противостоять мощным орудиям османского султана Мехмеда II, и Константинополь, жемчужина и бастион христианского мира, был захвачен, разбит и разграблен во вторник, 29 мая 1453 г.

Осада Константинополя

Дирк Д. (CC BY-SA)

Неприступная крепость

Константинополь выдержал множество осад и нападений на протяжении веков, особенно со стороны арабов между 674 и 678 годами нашей эры и снова между 717 и 718 годами нашей эры. Великие булгарские ханы Крум (г.802-814 г. н. Э.) И Симеон (годы правления 893-927 г. н. Э.) Оба пытались атаковать византийскую столицу, как и Русь (потомки викингов, жившие вокруг Киева) в 860 г., 941 г. и 1043 г. н. Э., Но все они потерпели неудачу. Еще одна крупная осада была начата узурпатором Фомой Славянином между 821 и 823 годами нашей эры. Все эти атаки не увенчались успехом благодаря расположению города у моря, его военно-морскому флоту и секретному оружию Греческого огня (легковоспламеняющаяся жидкость), и, что наиболее важно, защите массивных Феодосиевых стен.

Знаменитые стены города представляли собой тройной ряд укреплений, построенных во время правления Феодосия II (408–450 гг. Н. Э.), Которые защищали сухопутную часть полуострова, занятую городом. Они простирались по полуострову от берегов Мраморного моря до Золотого Рога, и в конечном итоге были полностью завершены в 439 году нашей эры и протянулись примерно на 6,5 км. Нападавшие сначала столкнулись с канавой шириной 20 метров и глубиной 7 метров, которую при необходимости можно было залить водой из труб. За ней была внешняя стена с патрульной дорожкой для наблюдения за рвом.За ней была вторая стена с обычными башнями и внутренней террасой, чтобы обеспечить огневую площадку, чтобы сбивать любые вражеские силы, атакующие ров и первую стену. Затем за этой стеной была третья, гораздо более массивная внутренняя стена. Эта последняя оборона имела толщину почти 5 метров, высоту 12 метров и представляла противнику 96 выступающих башен. Каждая башня находилась на расстоянии 70 метров от другой и достигала высоты 20 метров. Башни квадратной или восьмиугольной формы вмещали до трех артиллерийских орудий.Башни были размещены на средней стене так, чтобы не загораживать возможности стрельбы из башен внутренней стены. Расстояние между внешним рвом и внутренней стеной составляло 60 метров, а перепад высот — 30 метров.

Феодосиевы стены

Bigdaddy1204 (CC BY-SA)

Чтобы взять Константинополь, армия должна была атаковать как с суши, так и с моря, но все попытки провалились, независимо от того, кто пытался, и какие бы орудия и осадные машины они ни запустили в город.Короче говоря, Константинополь с самой большой обороной в средневековом мире был неприступен. Не совсем так. После 800 лет сопротивления всем желающим, защита города была наконец прорвана рыцарями Четвертого крестового похода в 1204 году н.э., хотя нападавшие проникли через небрежно оставленную открытую дверь, а не потому, что сами укрепления не достигли своей цели. Отремонтированный и перестроенный Михаилом VIII (годы правления 1261–1282 гг. Н. Э.) В 1260 г., город оставался самым сложным военным орешком в мире, но эта репутация никоим образом не отпугивала все более амбициозных османов.

Константинополь оставался самым сложным военным орешком в мире.

Османская империя

Османская империя начиналась как небольшой турецкий эмират, основанный Османом в Эскишехире (западная часть Малой Азии) в конце 13 века нашей эры, но к началу 14 века нашей эры она уже распространилась на Фракию. Со столицей в Адрианополе, дальнейшие захваты включали Салоники и Сербию. В 1396 году н.э. в Никополисе на Дунае османская армия победила армию крестоносцев.Константинополь стал следующей целью, поскольку Византия балансировала на грани краха и стала не более чем вассальным государством в пределах Османской империи. Город подвергся нападению в 1394 г. и 1422 г., но все же смог сопротивляться. Другая армия крестоносцев потерпела поражение в 1444 г. н.э. в Варне у побережья Черного моря. Затем новый султан Мехмед II (годы правления 1451–1481 гг. Н. Э.) После обширных приготовлений, таких как строительство, расширение и захват крепостей вдоль Босфора, особенно в Румели Хисар и Анадолу в 1452 г. н.э., двинулся, чтобы окончательно смести византийцев и их столица.

Защитники

Разгром армии крестоносцев в Варне в 1444 году н.э. означал, что византийцы остались одни. Никакой значительной помощи от Запада, где папы уже не впечатляли нежелание Византии сформировать церковный союз и принять их верховенство, нельзя было ожидать какой-либо значительной помощи. Венецианцы действительно послали два ничтожных корабля и 800 человек в апреле 1453 г. н.э., Генуя пообещала еще один корабль, и даже Папа позже пообещал пять вооруженных кораблей, но османы к тому времени уже блокировали Константинополь.Жители города могли только запастись едой и оружием и надеяться, что их защита снова их спасет. Согласно греческому историку 15 века н.э. и очевидцу Жоржу Сфранцесу, обороняющаяся армия состояла из менее чем 5000 человек, что недостаточно для того, чтобы адекватно прикрыть длину городских стен, всего около 19 км. Что еще хуже, некогда великий византийский флот теперь состоял всего из 26 кораблей, и большинство из них принадлежало итальянским колонистам города. Византийцы безнадежно превосходили численностью людей, кораблей и вооружений.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Greek Fire

Неизвестный художник (общественное достояние)

Казалось, что только божественное вмешательство могло спасти их сейчас, но во многих предыдущих осадах на протяжении столетий считалось, что именно такое вмешательство спасло город; возможно, история повторится. С другой стороны, были также зловещие рассказы о надвигающейся гибели: пророчества, которые провозглашали падение Константинополя, когда императора звали Константин (их было, конечно, немало), и было лунное затмение, которое было в предыдущие дни. осада 1453 г. н.э.

Технологии ведения войны развивались, и Феодосийские стены собирались пройти самое суровое испытание.

Византийским императором во время нападения был Константин XI (годы правления 1449–1453 гг. Н. Э.), И он лично руководил обороной вместе с такими известными военными деятелями, как Лукас Нотарас, братья Кантакузенос, Никифор Палеолог и генуэзцы. специалист по осаде Джованни Джустиниани. У византийцев были катапульты и греческий огонь, легковоспламеняющаяся жидкость, которую можно было распылять под давлением с кораблей или стен, чтобы поджечь врага, но технологии ведения войны продвинулись вперед, и Феодосийские стены собирались пройти самое суровое испытание.

Атакующие

У Мехмеда II было то, чего не хватало предыдущим осаждавшим Константинополь: пушек. И они были большими. Византийцы действительно имели право выбора пушек, поскольку их предложил их изобретатель, венгерский инженер по имени Урбан, но Константин не смог удовлетворить свою запрашиваемую цену. Затем Урбан поделился своим опытом с султаном, и Мехмед проявил больший интерес и предложил ему в четыре раза больше, чем он просил. Это грозное оружие было хорошо использовано в ноябре 1452 г. н.э., когда венецианский корабль, нарушивший запрет на движение, был выброшен из воды, когда он плыл по Босфору.Капитан судна выжил, но был схвачен, обезглавлен, а затем посажен на кол. Это был зловещий знак грядущего.

Мехмед II

Джентиле Беллини (общественное достояние)

По словам Жоржа Сфранцеса, османская армия насчитывала 200 000 человек, но современные историки предпочитают более реалистичную цифру 60-80 000 человек. Когда армия собралась у городских стен Константинополя 2 апреля 1453 г., византийцы впервые увидели пушки Мехмеда.Самый большой был 9 метров в длину с зияющей пастью в метр в диаметре. Уже испытанный, он мог стрелять шаром весом 500 кг на расстояние 1,5 км. Эта пушка была такой гигантской, что ее заряд и охлаждение занимали ужасно много времени, так что из нее можно было стрелять только семь раз в день. Тем не менее, у османов было множество пушек меньшего размера, каждая из которых могла стрелять более 100 раз в день.

5 апреля Мехмед направил византийскому императору требование о немедленной капитуляции, но не получил ответа. 6 апреля началось нападение.Феодосийские стены, кусок за куском, безжалостно превращались в щебень. Защитникам оставалось лишь вести ответный огонь из своих собственных меньших орудий днем, сдерживать атакующих там, где орудия пробили самые большие дыры, и каждую ночь пытаться восстанавливать эти бреши, как могли, используя камни, бочки и прочее. иначе они могли бы достать. Получившиеся груды обломков фактически поглощали выстрел из пушки лучше, чем неподвижные стены, но, в конце концов, одна из атак пехоты наверняка выдержит.

Борьба за выживание

Натиск продолжался шесть недель, но сопротивление было эффективным. Османская атака на заграждение, блокировавшее городскую гавань, была отражена, как и несколько прямых нападений на наземные стены. 20 апреля чудесным образом три генуэзских корабля, посланных Папой, и корабль с жизненно важным зерном, посланный Альфонсо Арагонским, сумели прорвать османскую военно-морскую блокаду и достичь защитников. Разъяренный Мехмед обошел гавань, построив рельсовую дорогу, по которой 70 его кораблей, загруженных на телеги, запряженные волами, могли быть спущены в воды Золотого Рога.Затем османы построили понтон и прикрепили к нему пушки, чтобы теперь они могли атаковать любую часть города со стороны моря, а не только сушу. Защитники теперь изо всех сил пытались разместить людей там, где они были необходимы, особенно вдоль более слабых морских стен.

Османская пушка XV века н.э.

Земля (общественное достояние)

Время для города было на исходе, но затем отсрочка пришла с неожиданной стороны. Вернувшись в Малую Азию, Мехмед столкнулся с несколькими восстаниями, поскольку его подданные стали неуправляемыми, пока их султан и его армия находились за границей.По этой причине Мехмед предложил Константину сделку: заплатить дань, и он уйдет. Император отказался, и Мехмед сообщил своим людям, что теперь, когда город пал, а это наверняка и произойдет, они могут разграбить все, что захотят, в одном из самых богатых городов мира.

Мехмед на рассвете 29 мая начал массированную атаку, бросив им все подряд. Сначала после обычного артиллерийского обстрела были отправлены второсортные войска, затем была запущена вторая волна с более вооруженными войсками, и, наконец, третья волна атаковала стены, на этот раз состоящая из янычар — хорошо вооруженных войск. обученная и решительная элита армии Мехмеда.Именно во время этой третьей волны бедствие обрушилось на византийцев, которые к настоящему времени были вынуждены нанимать женщин и детей для защиты стен. Какой-то дурак оставил открытыми маленькие ворота Керкопорта в Сухопутных стенах, и янычары, не колеблясь, ими воспользовались. Они поднялись на вершину стены и подняли османский флаг, затем пробрались к главным воротам и позволили своим товарищам хлынуть в город.

Многие жители города покончили жизнь самоубийством, чтобы не стать жертвой ужасов захвата и рабства.

Разрушение

Теперь последовал хаос: некоторые защитники поддерживали дисциплину и встречали врага, в то время как другие бросились обратно в свои дома, чтобы защитить свои семьи. Именно в этот момент Константин был убит в бою, скорее всего, у ворот Святого Романа, хотя, поскольку он отказался от любых указаний на свой статус, чтобы его тело не использовалось в качестве трофея, его кончина не известна. определенный. Император мог бы сбежать из города несколькими днями ранее, но он решил остаться со своим народом, и вскоре появилась легенда о том, что он вовсе не умер, а вместо этого был магическим образом заключен в мраморную оболочку и похоронен под городом, что он и хотел , однажды, вернусь к правлению снова.

Между тем начались изнасилования, грабежи и разрушения. Многие жители города покончили жизнь самоубийством, чтобы не подвергнуться ужасам захвата и рабства. Возможно, 4000 были убиты сразу, а более 50 000 отправлены в рабство. Многие искали убежища в церквях и забаррикадировались внутри, в том числе внутри собора Святой Софии, но это были очевидные цели для их сокровищ, и после того, как они были разграблены из-за драгоценных камней и драгоценных металлов, здания и их бесценные иконы были разбиты, а спрятавшиеся пленники зарезаны. .Бесчисленные сокровища искусства были потеряны, книги были сожжены, а все, что содержало христианское послание, было разорвано на куски, включая фрески и мозаики.

Мехмед II завоевывает Константинополь

Жан-Жозеф Бенджамин-Констан (общественное достояние)

Днем Мехмед сам вошел в город, призвал положить конец грабежу и объявил, что церковь Святой Софии немедленно превратится в мечеть. Это было мощным заявлением о том, что роль города как оплота христианства на протяжении двенадцати веков теперь закончилась.Затем Мехмед собрал самых важных выживших из городской знати и казнил их.

Последствия

Константинополь был превращен в новую столицу Османской империи, массивные Золотые ворота Феодосийских стен стали частью замковой сокровищницы Мехмеда, в то время как христианской общине было разрешено выжить под руководством епископа Геннадия II. То, что осталось от старой Византийской империи, было поглощено османской территорией после завоевания Мистры в 1460 году нашей эры и Трапезунда в 1461 году нашей эры.Между тем, Мехмед, которому всего 21 год, теперь известный как «Завоеватель», прожил долгое время и еще 28 лет в качестве султана. Византийская культура выживет, особенно в искусстве и архитектуре, но падение Константинополя, тем не менее, было важным эпизодом мировой истории, концом старой Римской империи и последним сохранившимся звеном между средневековым и древним мирами. Как отмечает историк Дж. Дж. Норвич,

г.

Вот почему пять с половиной веков спустя во всем греческом мире вторник по-прежнему считается самым неудачным днем ​​недели; почему на турецком флаге до сих пор изображен не полумесяц, а убывающая луна, напоминая нам, что луна была в последней четверти, когда наконец пал Константинополь.(383)

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Падение Константинополя | Западная цивилизация

Цель обучения

  • Опишите политическую ситуацию, приведшую к турецкому завоеванию Византийской империи

Ключевые моменты

  • Восстановленная Византийская империя была окружена врагами. Болгарская империя и Сербская империя завоевали многие византийские земли, а турки полностью захватили Малую Азию.
  • Анатолия постепенно превратилась из византийской христианской земли в исламскую страну, где господствовали турки. В конечном итоге это стало Османской империей.
  • Запад предоставит востоку помощь против турок, только если восток перейдет из православного в католическое христианство. Это вызвало бунты среди православного населения, которое ненавидело западных католиков за разграбление Константинополя.
  • Между тем османы нанесли поражение большей части империи, кроме Константинополя.
  • Восток в конце концов капитулировал и принял католицизм, но было уже слишком поздно. 29 мая 1453 г. н.э. Константинополь пал перед турками-османами, и Византийская империя подошла к концу. Константинополь был преобразован в исламский город Стамбул.

Условия

Османская империя

Большая империя, которая начиналась как турецкий султанат, центром которой была современная Турция; Основанный в конце 13 века, он просуществовал до конца Первой мировой войны. Эта империя также победила Константинополь и Византийскую империю в 1453 году нашей эры.

Мехмед II

Османский султан, который в возрасте 21 года завоевал Константинополь и положил конец Восточной Римской империи.

Восстановленная Византийская империя была окружена врагами. Болгарская империя, восставшая против византийцев несколько веков назад, теперь не уступает ей по силе. На западных Балканах возникла новая империя — Сербская империя, завоевавшая многие византийские земли. Еще более опасным для византийцев было то, что турки снова совершили набег на византийские земли, и Малая Азия была захвачена.Поскольку тематическая система ушла в прошлое, императорам приходилось полагаться на иностранных наемников для снабжения войск, но эти наемные солдаты не всегда были надежными. Анатолия постепенно превратилась из византийской христианской земли в исламскую страну, где доминировали турки.

В течение долгого времени турки в Анатолии были разделены на лоскутное одеяло небольших исламских государств. Однако один правитель, Осман I, создал могущественное королевство, которое вскоре поглотило все остальные и образовало Османскую империю.

Через столетие после смерти Османа I османское владычество начало распространяться на восточное Средиземноморье и Балканы. Сын Османа, Орхан, захватил город Бурсу в 1324 году и сделал его новой столицей Османского государства. Падение Бурсы означало потерю Византии контроля над северо-западной Анатолией. Важный город Салоники был захвачен венецианцами в 1387 году. Победа османов в Косово в 1389 году фактически ознаменовала конец сербской власти в регионе, открыв путь для османской экспансии в Европу.Битва при Никополе в 1396 году, которую многие считают последним крупномасштабным крестовым походом средневековья, не остановила наступление победоносных турок-османов. С расширением турецкого владычества на Балканы стратегическое завоевание Константинополя стало важнейшей задачей.

Империя контролировала почти все бывшие византийские земли, окружающие город, но византийцы были временно освобождены, когда Тимур вторгся в Анатолию в битве при Анкаре в 1402 году. Он взял в плен султана Баязида I.Захват Баязида I поверг турок в беспорядок. В государстве началась гражданская война, которая длилась с 1402 по 1413 год, когда сыновья Баязида боролись за престолонаследие. Это закончилось, когда Мехмед I стал султаном и восстановил власть Османской империи.

Когда внук Мехмеда I, Мехмед II (также известный как Мехмед Завоеватель) взошел на престол в 1451 году, он посвятил себя укреплению Османского флота и подготовился к взятию Константинополя.

Против всех этих врагов византийцы могли только смотреть на запад в поисках помощи.Папа, однако, продолжал подчеркивать, что помощь будет только в том случае, если византийцы примут католицизм латинской церкви. В то время как византийские императоры были готовы сделать это, чтобы спасти свою империю, население ненавидело католиков за разграбление Константинополя, и поэтому попытки примириться с католической церковью приводили только к беспорядкам. Дальнейшие богословские разногласия усугубили ожесточение между православными и католиками.

В то время как гражданская война и религиозные споры занимали византийцев, османы медленно приближались к империи.Они перешли в Европу и аннексировали большую часть земель вокруг Константинополя. К 1400 году нашей эры Византийская империя была немногим больше, чем город-государство Константинополь. Было ясно, что единственный способ получить общеевропейскую помощь в противодействии османам — это примирение с католической церковью.

Это было неприемлемо для большинства византийцев. В то время была популярна поговорка: «Турецкий тюрбан лучше, чем папская тиара». Другими словами, православные византийцы считали, что лучше подчиняться туркам-мусульманам, чем идти против своих религиозных убеждений и уступать католической церкви.Тем не менее императоры понимали, что Византия скоро падет без помощи с запада.

В 1439 году н.э. император Иоанн VIII Палеолог и наиболее важные византийские епископы достигли соглашения с католической церковью на Флорентийском соборе, в котором они приняли католическое христианство. Однако, когда епископы вернулись в Византийскую империю, они оказались атакованы своими прихожанами. Их согласие присоединиться к католической церкви было крайне непопулярным.

Расцвет Османской империи.Границы Византийской и Османской империй в восточном Средиземноморье незадолго до падения Константинополя в 1453 году нашей эры.

К этому моменту Константинополь был малонаселенным и полуразрушенным. Население города сократилось до такой степени, что теперь он превратился в группу деревень, разделенных полями. 2 апреля 1453 года османская армия во главе с 21-летним султаном Мехмедом II осадила город с участием 80 000 человек. Несмотря на отчаянную последнюю оборону города христианскими силами (7000 человек, 2000 из которых были посланы Римом), Константинополь наконец пал перед турками после двухмесячной осады 29 мая 1453 года.Последнего византийского императора Константина XI Палеолога в последний раз видели сбрасывающим свои императорские регалии и бросающимся в рукопашный бой после взятия стен города.

На третий день завоевания Мехмед II приказал прекратить грабежи и отправил свои войска обратно за городские стены. Византийский историк Георгий Сфранцес, очевидец падения Константинополя, описал действия султана:

На третий день после падения нашего города султан торжественно отпраздновал свою победу.Он издал прокламацию: граждане всех возрастов, которым удалось избежать обнаружения, должны были покинуть свои укрытия по всему городу и выйти на открытое пространство, поскольку они должны были оставаться на свободе и не задавали никаких вопросов. Далее он объявил о восстановлении домов и имущества для тех, кто покинул наш город до осады, если они вернутся домой, с ними будут обращаться в соответствии с их рангом и религией, как если бы ничего не изменилось.

Захват Константинополя (и двух других отколовшихся от Византии территорий вскоре после этого) ознаменовал конец Римской империи, имперского государства, просуществовавшего почти 1500 лет.Османское завоевание Константинополя также нанесло серьезный удар по христианскому миру, поскольку после этого исламские османские армии были оставлены без контроля, чтобы продвинуться в Европу без противника в тылу. После завоевания султан Мехмед II перенес столицу Османской империи из Эдирне в Константинополь. Константинополь превратился в исламский город: собор Святой Софии превратился в мечеть, а город со временем стал известен как Стамбул.

Завоевание Константинополя и конец Византийской империи было ключевым событием позднего средневековья, которое также знаменует для некоторых историков конец средневековья.

Стены Константинополя. Стены Константинополя, которые иногда называют «Великой европейской стеной», оставались крепкими на протяжении веков. Еще в 1453 году они пали оттоманским туркам.

История Стамбула — Все о Стамбуле

История Стамбула

Первые жители Стамбула относятся ко второму тысячелетию до нашей эры, они были поселились в азиатской части города. Его первое название происходит от царя Мегары Визаса, который привел сюда своих колонистов в 7 веке до нашей эры, чтобы основать колонию под названием Византия, греческое название города на Босфоре.Визас выбрал это место после консультации с оракулом из Дельф, который сказал ему поселиться напротив «страны слепых». Действительно, Визас считали, что более ранние поселенцы, должно быть, были «слепыми» из-за того, что видели это великолепное место у входа в пролив Босфор, только выход к Черному морю.

В 6 веке до нашей эры персы правили городом, а после 4 века до нашей эры, который был мирным периодом до 2 века до нашей эры, Александр Великий захватил его.

В 193 году нашей эры римский император Септимус Север завоевал город, и он оставался под властью Рима до 4 века нашей эры, когда император Константин Великий сделал Византию столицей всей Римской империи и дал ей свое имя: Константинополь, и Восточная Римская империя была названа Византийская империя после V века.Город был построен на семи холмах, как Рим.

Ранневизантийские императоры наполнили свой город сокровищами древнего мира, особенно между 4 и 6 веками, население которых превышало полмиллиона. В 532 году во время правления Юстиниана I город был разрушен в результате беспорядков. Но он был перестроен, и выдающиеся сооружения, такие как собор Святой Софии, стали памятниками золотого века византийцев.

Последняя история Стамбула полна интриг и осад, он был осажден арабами в 7-8 веках и варварами в 9-10 веках, но правил Четвертым крестовым походом между 1204-1261 годами, который разрушил и разграбил все богатства.После этого Константинополь не восстановил ни своего былого богатства, ни сила.

Османские турки во главе с султаном Мехметом II завоевали Константинополь в 1453 году. Город был переименован в Исламбол и стал столицей Османской империи. Между 15 и 16 веками султаны построили множество мечетей и общественных зданий, и к середине 1500-х годов население снова превысило полмиллиона человек. Стамбул был крупным культурным, политическим и торговым центром. Название «Стамбул» произошло от комбинации «Исламбол» («город ислама» на турецком языке) и «Эйс тин Полин» («в город» на греческом языке). на протяжении веков.

Османское правление длилось до Первой мировой войны, когда Стамбул был оккупирован союзными войсками. После многих лет борьбы под руководством Ататюрка против оккупационных сил в 1923 году родилась Турецкая Республика, а столица была перенесена в провинцию Анкара. Но Стамбул продолжал резко расширяться; сегодня его население составляет более 13 миллионов и продолжает постоянно увеличиваться. Он продолжает оставаться торговым и культурным центром Турции.

Надеюсь скоро увидеться в Стамбуле.



Падение Константинополя 1453 Стивен Рансимен

Все началось с вопроса одного дорогого друга: он хотел узнать о музыкальном произведении, которое я порекомендовал ему много лет назад. Песня называлась «Everytime the City Falls» и была записана Audiofact, группой джазовых музыкантов из Турции и США [1]. Это была интересная и динамичная интерпретация очень старого сочинения: пьесы под названием «Lamentatio sanctae matris ecclesiae Constantinopolitanae» франко-фламандского композитора Гийома Дю Фэя, написанной около 560 лет назад и оплакивающей падение Константинополя [2].

Проведя первые 32 года своей жизни в современном Стамбуле, а теперь живя всего в нескольких километрах от места, где родился композитор Гийом Дю Фай (который также упоминается в книге), я решил прочитать «Падение» Константинополя, 1453 г. ». Я не жалею о своем решении.

Если вы хоть немного интересуетесь историей, будьте готовы к большому удовольствию от чтения. Автор, несмотря на то, что он сделал домашнее задание и просмотрел множество первоисточников, здесь не для того, чтобы дать вам сухой отчет о хронологических фактах.Скорее, вся история вместе с ее обширным контекстом представлена ​​в живом, дышащем повествовании. На нескольких сотнях страниц, которые просто перетекают, вы узнаете не только о состоянии Византийской империи за последние несколько десятилетий, а также об основных событиях, происходящих по ту сторону стены, то есть о том, как турки становятся все ближе и ближе. каждый день, но вы также оцените, как перипетии событий сформировали историю Константинополя и Стамбула, какими мы их знаем.

Если вы, как и я, прочтете книгу накануне годовщины этого события, вы также поймете, насколько все это политизировано по прошествии более 560 лет.Беглый взгляд на основные средства массовой информации и социальные сети покажет, что некоторые люди поклоняются этому событию как османскому гению, завоевавшему самый ценный город и цивилизацию, а некоторые другие все еще чувствуют жалость, потому что некоторые « варвары » сломали стены и внезапно положили конец этому. вершина цивилизации. Истина в том, что любой заядлый изучающий историю знает, что она никогда не бывает такой черно-белой. Нет абсолютной славы, нет 100% злодеев и героев. Вместо этого всегда есть трагедия и драма.Всегда есть ожесточенное соперничество и трагическая конкуренция даже среди «друзей». И как ясно показывает эта прекрасная книга, всегда есть проблема денег и человеческой близорукости.

Некоторые части книги могут обеспокоить читателей, которые считают Мехмеда Завоевателя (Меммед II) не только молодым и жестоким военным гением, но и верховным правителем, несущим меч Ислама, потому что в книге не воздерживается от разговора о его признание вина, а также его страсть к молодым и красивым мальчикам.

Помимо интересных личных подробностей, книга показывает, насколько раздробленным был город, а также насколько раздроблены европейские державы, которые должны были помочь Византийской империи. Это, и конечно же, религиозная борьба за власть между католиками и православными церквями. Что делает его более интересным, так это соперничество между венецианцами и генуэзцами, живущими в Константинополе, и то, как их правительства хладнокровно рассчитывали, чтобы сохранить свою торговлю нетронутой, насколько это возможно.Меняются правители, меняются религиозные авторитеты, имена приходят и уходят, но, конечно, самое важное — это удержание потока денег, остальное — это дипломатические и политические детали, о которых нужно договариваться, кто бы ни объявлял себя верховным. правитель.

Одно можно сказать наверняка, прочитав книгу, я не могу ходить по старым улицам Стамбула так же, как раньше. Каждый свой шаг я буду помнить древние истории и то, как они сформировали город, в котором я вырос.Поскольку современный город рушится под тяжестью своего нынешнего населения в 15 миллионов человек, я буду продолжать задаваться вопросом, упадет ли он снова, и будут ли его правители когда-либо такими же мудрыми и образованными, как прежние, такие как византийские императоры и Мехмед Завоеватель.

1- http: //www.allmusic.com/song/everytim …
2- https: //en.wikipedia.org/wiki/Lamenta …

История города: Константинополь, Стамбул Мехмет Али Санлыколь на Amazon Music

Стамбул, когда-то Константинополь, столица Византии, был перекрестком света еще до Трои.Таким образом, музыкальное наследие этого города богато, микрокосм евразийской истории. Чтобы продемонстрировать это, было выпущено красивое издание на двух компакт-дисках в виде книги в твердом переплете размером с драгоценный футляр с текстом на английском, греческом и турецком языках. Включены образцы средневековой христианской церкви и византийского дворца; эпоха крестоносцев; Ренессанс; приход туркмен из Средней Азии и восстание османов; народная музыка греков, армян и испанских евреев; Музыка дервишей Мевлеви и современность.Такое разнообразие форм фактически выходит за рамки одной группы музыкантов; следовательно, в альбом вошли выступления Schola Cantorum; Ансамбль Triniatas; Барабан Новой Англии и духовые мехтерхане; и ансамбли DÜNYA Ince Saz, Anadolu Folk, Fasil, Arabesk и New Music. В общей сложности 100 минут музыки отправляют слушателя в познавательное музыкальное путешествие во времени. Выступления в основном очень хорошие, но скорее академические, чем блестящие. Выборы эпохи Возрождения сделаны с точки зрения греческой православной и тюркской военной техники, что завершает первый диск.Это приводит к различным тюркским народным музыкам, и, наконец, музыка становится более живой. Следующая классическая и формальная османская музыка, кажется, пронизывает суфийскую музыку Мевлеви в более позднем разделе, после представителей этнических меньшинств. Эпилог завершается музыкой с арабским влиянием, которая, хотя и популярна в городских центрах и остается анафемой для пуристов, свидетельствует о Турции как о более всеобъемлющей ближневосточной державе. Альбом представляет собой прекрасную концепцию и может стать полезным вводным дополнением к региональным курсам истории.И последнее замечание: за исключением стиля эпохи крестоносцев, эти музыкальные формы не умерли; Я слышал такую ​​разнообразную музыку во время недавнего музыкального приключения в Турции.

История Константинополя — Византийский Константинополь

Карта Константинополя, Византийская империя (1422 г.), составленная флорентийским картографом Кристофоро Буондельмонтиреддитом

Константинополь

Столица Виз. Империя, Константинополь (Κωνσταντινούπολις, тюрк.Стамбул) был основан Константином I в 324 году на месте греческого города Византион и освящен 11 мая 330 года. Создание имперских правительственных резиденций в провинциях соответствовало политике Тетрархии; Диоклетиан уже обосновался в соседней Никомедее. Если Константина не устраивала Никомедея, то, вероятно, потому, что он считал Византион стратегически более выгодным. Он имел выход к Черному морю и лежал на стыке двух военных магистралей, европейской Виа Эгнатия и дороги, ведущей из Халкидона в Никомедию и далее на восток.Тем не менее, место Византии также имело большую слабость в том, что с суши не было защищено никакими естественными преградами — фактор, который вступил в игру всего лишь 50 лет спустя и с тех пор представлял постоянную угрозу.

Константинополь образовался в результате Византийской экспансии. Новый центр имперской власти, состоящий из комплекса Большого дворца и ипподрома, разместился в пределах древнего города. Оттуда к старым городским воротам вела улица с колоннадой, уже построенная Септимием Севером.Константин выложил круговой форум за воротами и продолжил главную артерию (позже названную Мезе) по прямой на запад. Примерно в 1,2 км к западу от форума был построен Капитолий. Там улица раздваивалась, одна рука тянулась на юго-запад к Золотым воротам (возле мечети Исакапи Месчиди; следует отличать от Феодосийских Золотых ворот), другая — на северо-запад, чтобы встретить новую линию стен, описывающую дугу от Пропонтиды до Золотых ворот. Рог, примерно от современного квартала Саматья (Псаматия) до района Чибали.Морской обороны не было, так как в то время не было угрозы с моря.

Константин предвидел резкое увеличение населения и договорился о поставках зерна из Египта в размере 80 000 пайков — возможно, цель, а не цифра, необходимая в то время. Действительно, в 4–5 вв. Численность населения действительно резко выросла, и этот процесс отражается в постепенном увеличении емкости гавани, зернохранилищ и водоснабжения. Трудно определить, когда он достиг своего пика, или оценить максимальную численность населения (мнения колеблются от 250 000 до 1 000 000).Ясно, что такой крупный центр потребления может быть сохранен только благодаря сложной и потенциально уязвимой системе снабжения, зависящей от Египта. В дополнение к субсидированным поставкам хлеба (и масла?) В Константинополь привлекали такие удобства, которые ожидались в крупнейших городах (например, роскошные общественные бани и развлечения в театрах и цирке).

Часто повторяемое утверждение о том, что Константин хотел, чтобы его новая резиденция с самого начала имела чисто христианский характер, не подтверждается доказательствами.Старые языческие храмы на Акрополе и в других местах не были нарушены, а Капитолий, который можно приписать Константину, имел явно языческий характер. Константин, вероятно, построил не более трех церквей: Святой Ирины в качестве кафедрального собора и двух мучеников, посвященных местным мученикам, Святого Акакия (около Золотого Рога) и Святого Мокия на кладбище за пределами земельных стен. Церковь Святых Апостолов построена Констанцием II рядом с мавзолеем Константина.

Вторжение гот и поражение императора Валента в Адрианополе (378 г.) подчеркнули уязвимость Константинополя и потребовали новых оборонительных мер, в частности.только недавно была обеспечена защита водоснабжения, что было гарантировано строительством сети акведуков, простирающейся до Бизье во Фракии и, возможно, дальше на запад, на расстояние примерно 100 км. Вероятно, именно с этой целью, а не из-за увеличения числа обнаженных пригородов, к 413 г. сухопутные стены были расширены на 1,5 км к западу от контура Константина. Широкая полоса земли, которая была добавлена ​​к городу, по-видимому, была малонаселенной, и большая часть ее была занята кладбищами. Там находились три огромные цистерны под открытым небом общей вместимостью около 1 000 000 кв.м — Этиия (421 г.), Аспара (459 г.) и Св. Мокия (приписываются Анастасию I). Несколько позже была построена передовая линия обороны от Селымбрии до Черного моря на расстоянии 65 км от города: это была так называемая Анастасийская или Длинная стена протяженностью 45 км. Какое-то время он был довольно эффективным, но в 7-м веке был заброшен из-за того, что его было сложно содержать и ремонтировать.

Императоры рода Феодосиев прилагали постоянные усилия, чтобы украсить Константинополь и снабдить его дополнительными общественными сооружениями, такими как зернохранилища и великая Феодосийская гавань на Пропонтиде.Одновременно члены их семей и правительственные чиновники вложили большие средства в недвижимость, построив для себя особняки королевского величия. Единственный дошедший до нас статистический отчет о городе, Notitia urbis Constantinopolitanae, датируется этим периодом (около 425 г.): он кратко описывает 14 городских районов и перечисляет основные памятники, содержащиеся в каждом из них. Двенадцать регионов находились в пределах Константинианских стен; 13-й был в Сикае (Галата), 14-й — в неизвестном месте (Эйюб?) вверх по Золотому Рогу.Всего было 5 дворцов, 14 церквей, 8 общественных и 153 частных бани, 4 форума, 4 гавани, 52 основные улицы с колоннами, 322 другие улицы и 4 388 domus (большие каменные дома?). Очевидно, что многоэтажные многоквартирные дома существовали, поскольку их высота была ограничена законом до 100 футов, а особые правила защищали право на вид на море, регулировали расстояние между домами, ширину улиц и т. Д. ( Cod.Just ). VIII 10.12, правление Зенона). Константинополь становился переполненным.

г. Вторая половина V в. Ознаменовала период нарастания гражданских беспорядков и частых пожаров, самым серьезным из которых был пожар 465 г., в результате которого была уничтожена около половины города. Цирковые бунты стали обычным явлением: восстание Ника в 532 году превратило центр города в пепел, что позволило Юстиниану I развлечься своей страстью к строительству. Прокопий ( Buildings , bk.1) дает подробное описание построек Юстиниана (и Юстина I. .Церкви, построенные или перестроенные при Юстиниане, включают Собор Святой Софии, Св. Сергий и Бакчос и святая Ирина. Другой большой церковью, построенной в период Юстиниана, был Святой Полиевкт. Однако население города сильно истощилось, возможно, вдвое из-за чумы 542 года.

Строительная деятельность в Константинополе продолжалась примерно до 600, затем прекратилась. В 618 г. поставки зерна из Египта были окончательно прекращены. В 626 году Константинополь подвергся первой осаде, перерезанию основного источника воды (восстановлен только в 768 году) и разорению его европейских и азиатских пригородов.В 674–78 его блокировали арабские флоты. В 715 году Анастасий II, предвидя новое нападение арабов, изгнал всех жителей, которые не могли накапливать провизию в течение трех лет: только уменьшившееся население могло пережить арабскую осаду 717–718 годов. В 740 году ужасное землетрясение разрушило значительную часть стен; последовала катастрофическая чума 747 года.

Практически нет никаких построек, кроме оборонительных, в период ок. 600–780 гг. К концу периода иконоборчества Константинополь должен был иметь население в несколько десятков тысяч человек, живущих среди руин былой славы.Похоже, что сохранилось только одно общественное зернохранилище, а одна гавань (из четырех) продолжала функционировать в невоенных целях. Были заброшены большие общественные бани и театры. Ограниченное строительство было возобновлено при Ирене; Феофил отремонтировал морские стены; Василий I предпринял постоянные усилия по восстановлению в основном разрушенных церквей (названо 31). Образец императорского щедрости, уже предвосхищенный Юстинианом, решительно переместился в сторону императорских дворцов, церквей и приютов для бедных и больных; То, что раньше было «гражданской» сферой, было оставлено.

Несомненно, Константинополь начал восстанавливаться в 9 веке, с постепенным ростом населения и расширением коммерческой и кустарной деятельности. В «Книге епарха» ничего не говорится о многих ремеслах, но упоминается ввоз товаров как из провинции, так и из-за границы (шелк, лен, мази, мед, воск, мыло). Текстильная промышленность была активной, но экспорт сильно сдерживался. В магазинах вдоль главной улицы начали взиматься высокие арендные платы (N. Oikonomides, DOP 26 [1972] 345–55).Вероятно, открытие Черного моря киевскими князьями, несмотря на все опасности, которые оно принесло (вспомните нападения на Константинополь в 860, 941 и 1043 годах), пошло на пользу торговле. Несмотря на это, в 10-м веке было построено немногое.

XI – XII вв. Стали свидетелями дальнейшего расширения. Ремесленные занятия стали прибыльными, торговцы стали оказывать все большее влияние на политические дела, были развиты новые ремесла (например, изготовление бронзовых дверей), некоторые из которых экспортировались в Италию. Важнее было создание иностранных торговых колоний.В то время как русы в 10-м веке держались на расстоянии вытянутой руки у Св. Мамаса на нижнем Босфоре, амальфитяне, венецианцы, писанцы, генуэзцы, анкониты и немцы получили уступки вдоль Золотого Рога, напротив Галаты, получив собственную высадку. объекты, склады и церкви. Размер колонии латинян в конце XII в. Оценивается примерно в 7000 человек (Hendy, Economy 593f), хотя в некоторых источниках приводятся гораздо более высокие цифры.

Конструктивно особенность XI – XII вв.является основанием императорами и представителями аристократии великих городских «аббатств» — монастырей по названию, они также выполняли образовательные, благотворительные и финансовые функции. Таковы были монастыри Девы Периблепта, Космы и Дамиана, Мангана и Христа Пантократора, а также приют Святого Павла (расширенный Алексиосом I), последний из которых был настолько большим, что для его осмотра потребовался целый день. .

Великий пожар 1203 г. и латинская оккупация (1204–12061 гг.) Разрушили процветание Комнинского города, который подвергался систематическому разграблению.Первоначальное восстановление при Палеологах в основном отражается в последующих императорских и аристократических монастырях, некоторые из которых сохранились (Святой Андрей в Крисеи, Богородица Паммакаристос, Христос Хора и т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.