Произведения диккенс список: самое интересное о книгах, писателях, литературных жанрах и течениях

Содержание

Чарльз Диккенс в списке 100 лучших книг всех времен

Место в списке: 634
Баллы: 1229

Средний балл: 1.74

Место в списке кандидатов: 1247

Баллы: 120
Средний балл: 1.87

Место в списке: 228
Баллы: 3614
Средний балл: 1.52

org/AggregateRating»>

Место в списке: 544
Баллы: 1635
Средний балл: 1.96

Место в списке: 583
Баллы: 1422
Средний балл: 1. 77

Место в списке: 597

Баллы: 1354
Средний балл: 1.58

Место в списке: 809
Баллы: 736
Средний балл: 1. 53

Место в списке: 828
Баллы: 693
Средний балл: 1.49

Место в списке: 885
Баллы: 597
Средний балл: 1.23

org/AggregateRating»>

Место в списке кандидатов: 330
Баллы: 579
Средний балл: 0.63

Место в списке: 903

Баллы: 562
Средний балл: 1. 64

Место в списке кандидатов: 826

Баллы: 239
Средний балл: 2.65

список лучших произведений, краткое содержание, отзывы

Диккенс был не только писателем, но и критиком. Он создал персонажей, которых и по сей день знает весь мир. Он считается величайшим из романистов викторианской эпохи. В течение всей жизни писателя его работы пользовались огромной популярностью, в двадцатом столетии его признали литературным гением. Произведения Диккенса интересны читателям и сейчас.

Биография

Дата рождения великого писателя Диккенса – 7 февраля 1812 г. Место его появления на свет – Англия, город Портсмут, который находится в графстве Хэмпшир. На фото вы видите его дом.

Диккенс посещал некоторое время школу, но отец будущего писателя задолжал, вследствие чего парню пришлось оставить учебное заведение и пойти работать. Хотя формально образования у него не было, он стал редактором еженедельного журнала и работал там целых 20 лет. Диккенс написал 15 романов, 5 повестей, разные лекции, статьи и так далее. Также он добивался воплощения в жизнь всяческих социальных реформ.

Следует заметить, что успех к нему пришел после издания книги «Посмертные документы клуба Пиквик», это произошло в 1836 году. Всего лишь через несколько лет Диккенс стал настоящей знаменитостью, его узнали во всем мире. Он прославился своей сатирой, наблюдением за обществом. Произведения Чарльза Диккенса публиковали каждый месяц или даже каждую неделю, впервые они стали серийным изданием. Таким образом писатель мог оценить реакцию читателей на свои произведения и поменять какого-то персонажа или развитие сюжета.

Популярность Чарльза Диккенса доходила до такой степени, что многие бедняки искали деньги и людей, которые могли бы прочитать им каждый новый эпизод. Диккенс — настоящий литературный колосс. Его «Рождественская песня» – самая популярная новелла, которая продолжает вдохновлять множество людей.

Ранние годы

Диккенс любил в детстве читать «Робинзона Крузо» и арабские сказки. Свои воспоминания о детстве он также использовал при написании романов. Диккенс также применял свои наблюдения, т. к. рабочий класс жил очень бедно, и эти люди стали главными героями в его произведениях.

В юности у Чарльза был трудный период, когда ему приходилось работать на фабрике. Это время описано в автобиографическом романе под названием «Дэвид Копперфильд». Диккенс говорил, что никто его не поддерживал, никто не дал утешения или совета.

Первой любовью писателя стала Мария Биднелл, которую он встретил в 1830 году. Однако родителям девушки ухаживания Чарльза не понравились, и они отправили дочь в Париж. В 1836 году Диккенс взял в жены Кэтрин Хогарт, дочь редактора «Вечерней хроники».

Диккенс был очень успешным писателем. Виктория, королева Англии, читала его «Оливера Твиста», а потом и «Посмертные записки Пиквикского клуба». Другие его произведения также находили успех.

С 1846 по 1870 год

Когда Диккенс поехал в Париж, он повстречал там французских известных литераторов, в том числе Виктора Гюго. В этот период было написано одно из лучших произведений Диккенса — «Дэвид Копперфильд». Роман был опубликован, имел успех, и многие исследователи сейчас считают, что он — автобиография.

В 1851 году автор переехал в Тависток хаус, а также на постоянной основе стал сотрудничать с драматургом Уилки Коллинзом. В 1857 году он нанял профессиональных актрис для постановки по мотивам произведения, которое было написано совместно с Коллинзом. Одной из актрис была Эллен Тернан, в нее Диккенс влюбился без памяти. Ему на ту пору было 45 лет, а ей 18. Он принял решение развестись со своей женой. Кэтрин ушла, забрав с собой ребенка.

В 1859 году он написал «Сказку о двух городах», через 2 года — «Большие надежды». Эти два произведения имели громкий успех. В 1860 году Диккенс сжег множество своих писем к Эллен, и она сделала то же самое. Поэтому до сих пор точно неизвестно, были ли между ними какие-либо отношения.

Диккенс заинтересовался паранормальными явлениями до такой степени, что одним из первых вошел в исследовательскую организацию, посвященную их изучению. Когда в 1865 году он возвращался из Парижа, то случилась дорожная катастрофа. Диккенс использовал этот опыт для истории о призраках.

Великий писатель умер 9 июня 1870 года.

Персонажи

Лучшие произведения Чарльза Диккенса – это сокровища мировой литературы. Нельзя не упомянуть про персонажей из них. У них были очень интересные, причудливые имена. Стоит, например, вспомнить Эбенезера Скруджа или Оливера Твиста. Также Дэвид Копперфильд, Сэмюэл Пиквик и многие другие. Персонажи Диккенса настолько запоминающиеся, живые, что их имена стали использовать для обозначения чего-либо. Многие списаны с реальных людей. Например, миссис Никльби и мистер Микобер, прототипами которых являются родители Диккенса. Среди персонажей писателя есть еще один, он очень интересный, очень большой, очень известный – и это Лондон. Диккенс описал столицу со всех сторон: от бедных кварталов до богатого пригорода, от маленьких забегаловок на окраине до низовья реки Темзы.

Произведения

Диккенс часто идеализировал персонажей, сентиментальные сцены контрастировали с разными уродливыми социальными моментами и карикатурами. Если перечислять лучшие книги Чарльза Диккенса, то на первом месте (не по хронологии), несомненно, «Оливер Твист». Ни жестокие приюты, ни участие в банде не подрывают образ идеального мальчика.

Диккенс утверждал, что использует совпадения для создания какого-либо эффекта, либо подчеркивает роль проведения, либо комический эффект. Например, семья, которая спасла Оливера из банды, оказалась его родственниками. Это не просто совпадение, это прямая отсылка к романам, которые писатель так сильно любил читать, будучи юным.

Чарльз — популярный романист, самый известный. Примерно 200 кинофильмов и разных адаптаций было снято по его произведениям. Некоторые работы адаптированы для сцены еще при жизни писателя. Другие литераторы ценили реализм Диккенса, его сатиру, карикатуру и пропаганду от имени бедных.

Жюль Верн говорил, что Диккенс — его любимый писатель. Ван Гога романы Диккенса вдохновляли, и он писал на их основе некоторые картины. Однажды художник заявил, что чтение Диккенса помешало ему совершить самоубийство.

Отметим, что довольно велик список произведений Чарльза Диккенса. Лучшие из них:

  • «Посмертные записки Пиквикского клуба» (печатали, начиная с апреля 1836 года) – первое произведение романиста.
  • «Оливер Твист», который был издан в феврале 1837 года.
  • «Жизнь и приключения Николаса Никльби» — роман, печатавшийся отдельными частями (всего их было 19) в период с марта 1838 года по февраль 1839.
  • «Барнаби Радж» (1841 год).
  • «Мартин Чезлвит» — роман, также выходивший частями в 1843-1844 годах.
  • В 1846 свет увидел «Долби и сын».
  • «Дэвид Копперфильд» (1849 год).
  • В 1859 году опубликован исторический роман «Повесть о двух городах».
  • В 1866 году увидел свет «Человек-сигнал».

Наследие

Есть музеи, которые посвящены жизни писателя и его работе. Также проходят фестивали. Например, в Лондоне есть дом-музей писателя. В Портсмуте таковым стал дом, в котором родился Диккенс. В музее Виктории и Альберта (Лондон) можно увидеть оригиналы романов.

Писатель был против того, чтобы ему возводили какие-либо памятники. Тем не менее, в Филадельфии можно увидеть статую Диккенса и маленькой Нелли.

Еще одна скульптура находится в Сиднее. В Портсмуте на годовщину рождения писателя поставили памятник при поддержке его внуков. Также портрет писателя красуется на английской банкноте.

По мнению BBC, Чарльз Диккенс – сорок первый в списке самых великих жителей Великобритании. Изображения писателя и его книг также появлялись на нескольких почтовых марках, в том числе в самой Великобритании, Советском Союзе и других странах.

«Посмертные записки Пиквикского клуба»

Это книга входит в число лучших произведений Диккенса. В ней речь идет о чудаках, которые совершают путешествие по Англии с целью наблюдения за людьми. Во главе клуба стоит мистер Пиквик. Когда роман был опубликован, то он имел очень большой успех. Даже появилась мода на одежду, которую носили герои этого произведения.

«Оливер Твист»

Если вас заинтересовал Диккенс, то нельзя игнорировать этот роман. Оливер вырос сиротой, на его долю выпало много жизненных трудностей. В Англии в то время к сиротам относились неласково, особенно, если они были нищими. У Оливера не было родителей, домом его были трущобы Лондона. Несмотря на это, он смог остаться добрым мальчиком, за что судьба его наградила.

«Большие надежды»

Филип Пиррип, которого все звали просто Пип, хочет стать джентльменом, добиться положения в обществе. Однако его большие надежды не оправдались. В этом мире много жестокости, да и деньги, которые он раздобыл, не принесли желаемых результатов.

«Рождественские повести»

Это сборник рассказов про разных сверхъестественных персонажей, например эльфов или духов. Сказка и реальность связаны и неизвестно, что страшнее: действительность или фантазии. К данному циклу принадлежит и знаменитая «Рождественская история» (иногда называют «Рождественская песнь»). Жил-был скряга, которого звали Скрудж. И был он таким жадным, что просто ужас. Так, например, он не хотел отпускать людей отдохнуть на Рождество. Не из-за того, что имел что-то против религии, а потому, что надо было, чтобы все работали!

В 2009 году Р. Земекис снял мультипликационный фильм по книге Диккенса – «Рождественская история».

«Тяжелые времена»

Действия разворачиваются в Кокстауне – городе, в котором развита промышленность. У всех людей одинаковая одежда, одинаковое время выхода из дома, возвращения и одинаковые башмаки. Все одинаковое. Нет никакой религии, нет веры, только цифры. Баундерби является банкиром, он очень богат. Однажды в этот город приезжает бродячий цирк.

«Холодный дом»

Эта книга, безусловно, относится к лучшим произведениям Диккенса и открывает период художественной зрелости писателя. В ней описана викторианская эпоха и британское общество. Читатель может наблюдать своеобразный срез всех слоев общества: от аристократии до бедняков и мира столичных подворотен.

«Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим»

Дэвид вырос без отца, появился отчим, который был тираном и считал, что Дэвид — его обуза. В школе, в которой учился герой, его наставником был мистер Крикл, который раньше торговал хмелем. У него были свои представления о жизни, и он считал нужным донести их до воспитанников.

Отзывы

С каких произведений начать знакомство с лучшим романистом викторианской эпохи? Этот вопрос каждый решает сам. Но, если вы затрудняетесь, то для начала прочитайте лучшие книги Диккенса. В отзывах критиков и обычных читателей нет недостатка. Современники писателя и наши по-разному отзывались о Диккенсе. Писатель совершал нападки на свою эпоху, на общество, на его нравы. Читая его романы, можно почувствовать всю горечь его переживаний. Диккенс «варит суп», в котором смешаны юмор, человеческие характеры, приметы эпохи, судьбы людей, психология, душевные метания и все это щедро приправлено копотью Лондона.

Например, в произведении «Николас Никльби» Диккенс написал про учеников школы, которых постоянно мучили их учителя. Когда роман увидел свет, он произвел настоящий фурор. Учителей стали проверять, хозяева гостиниц также пострадали.

Множество ученых, которые посвящали свои труды литературе викторианской эпохи, изучали наследие Диккенса. Многие сравнивали его романы с произведениями других авторов. Так, например, Альберт Кэннинг сравнил «Пиквикский клуб» с «Ярмаркой тщеславия».

В его произведениях вы не найдете рыцарских замков, а лишь Лондон. Он отображал мир этого города, по улицам которого ходили бедняки, стояли особняки богатых. Диккенс смог совместить свои открытия и традиции предшественников.

Тайна писателя

Сборник «Тайна Чарльза Диккенса: Библиографические разыскания» – это произведение, посвященное Диккенсу, в том числе и переводу его произведений на русский язык. В сборник входят свидетельства современников, статьи про постановки романиста на сцене, его вклад в литературу, циклы и стихи. Описана жизнь, лучшие произведения Диккенса. Также перечислено, когда и кем были сделаны переводы на русский язык. Указано, какая литература про писателя вышла на русском языке. Книга носит познавательный характер, позволяет ознакомиться с творчеством Диккенса, с его произведениями, а также найти список полезной литературы.

Диккенс в кино: от немых фильмов до 3D

Таким образом, первой принято считать экранизацию 1909 года — снятый тем же Блэктоном немой фильм «Оливер Твист». Роль Оливера сыграла американская актриса Эдит Стори, которой на тот момент исполнилось 17 лет.

Одной из лучших экранизаций этого романа Диккенса считается фильм 1948 года, режиссером которого стал Дэвид Лин, обладатель двух «Оскаров» — за «Лоуренса Аравийского» и «Мост через реку Квай». В 1999 году Британский институт кино внес эту ленту в список 100 лучших британских фильмов. Роль Оливера исполнил 9-летний Джон Ховард Дейвис. Сыграв в юности в нескольких фильмах, Дейвис стал режиссером и продюсером, в частности, снимал сериалы «Монти Пайтон: Летающий цирк», «Мистер Бин» и «Чисто английское убийство».

В 1960 году в лондонском Уэст-Энде с успехом шел мюзикл Лайонела Барта о приключениях маленького беспризорника, а в 1968 году его экранизировал Кэрол Рид (британский режиссер, на счету которого фильмы «Третий человек», «Мятеж на «Баунти»» и «Наш человек в Гаване»). Картина завоевала 5 премий «Оскар», в том числе в категории «Лучший фильм», а исполнитель роли Фейгина, актер Рон Муди, был удостоен главного приза Московского кинофестиваля.

Одной из последних экранизаций стал снятый в 2005 году фильм Романа Полански. Картина снималась в Праге, а лондонские достопримечательности, необходимые для соответствия сюжету, были созданы при помощи декораций. Работать в самом Лондоне Полански не мог по очевидной причине – режиссер избегает поездок в страны, откуда он может быть экстрадирован в США, где на него заведено уголовное дело. Самый дорогой на тот момент проект режиссера не оправдал надежд ни зрителей, ни критиков, в итоге так и не окупив собственный бюджет.

«Рождественская песнь». Издана в 1843 году

Повесть Диккенса «Рождественская песнь в прозе: святочный рассказ с привидениями» состоит из четырех глав, одна из которых стала очень популярна – это рассказ о старом скряге Эбинейзере Скрудже, жизнь которого меняют духи Рождества, явившиеся к нему однажды в сочельник.

Автором первого фильма по мотивам этого произведения в 1901 году стал Уолтер Бут, режиссер «Рождества мистера Пиквика». Картина под названием «Скрудж, или призрак Марли» считается самой ранней сохранившейся экранизацией произведений Диккенса. В фильме были использованы впечатляющие для того времени спецэффекты. До наших дней дошла лишь часть пленки (около трех минут из пяти), увидеть фрагменты фильма можно на youtube. com. В том же 1901 году фильм был показан королю Эдуарду VII и его супруге королеве Александре.  

В 1971 году режиссер, актер и продюсер Ричард Уильямс сделал мультфильм по мотивам «Рождественской песни» (для Уильямса это была вторая режиссерская работа). Фильм был удостоен «Оскара» в номинации «Лучший анимационный фильм», став своего рода прецедентом. После победы Уильямса Американская киноакадемия изменила правила, и с тех пор фильм, снятый для телевидения, запрещено включать в число номинантов, даже если он был показан в кинотеатре. 

Чарльз Диккенс Истории для детей

Чарльз Диккенс Истории для детей

Чтобы стать поклонником творчества Чарльза Диккенса, не обязательно ждать, пока подрастёшь. Для начала можно познакомиться с героями самых известных его произведений, специально пересказанных для детей. В них не только описаны приключения Оливера Твиста и Малютки Тима, Дэвида Копперфилда и Малышки Нелл…
Сто лет назад эти истории листали английские девочки и мальчики, они с увлечением рассматривали рисунки, смеялись и плакали вместе с её персонажами. Быть может, именно они помогут и тебе полюбить произведения великого английского писателя.

Содержание

Беглецы (из рассказа «Остролист»)

Оливер Твист (из романа «Приключения Оливера Твиста»)

Кукольная швея (из романа «Наш общий друг»)

Малютка Тим (из рассказа «Рождественская песнь в прозе. Святочный рассказ с привидениями»)

Дэвид Копперфилд (из романа «Жизнь Дэвида Копперфилда»)

Сверчок за очагом (из рассказа «Сверчок за очагом»)

Маркиза (из романа «Лавка древностей»)

Малышка Нелл (из романа «Лавка древностей»)

Колокола (из рассказа «Колокола. Рассказ о Духах церковных часов»)

Рождественские повести — Чарльз Диккенс

Рождественская песнь в прозе

Строфа первая

Строфа вторая

Строфа третья

Строфа четвертая

Строфа пятая

Одержимый или Сделка с призраком

Глава I. Дар принят

Глава II. Дар разделен

Глава III. Дар возвращен

Битва жизни

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

 

Творчество Чарльза Диккенса — Реферат

 «Творчество Чарльза Диккенса»

План

Введение

Биография Чарльза Диккенса

Проявление жанра в творчестве Чарльза Диккенса

Роль ребенка в произведениях Чарльза Диккенса

Образы героев Диккенса

Оливер Твист

Заключение

Список литературы

Введение

Произведения писателя-реалиста Чарльза Диккенса являются частью культурного наследия Англии, с его именем связана целая страница в истории английской литературы XIX века. В его романах, рассказах, очерках и эссе перед читателем предстает монументальный образ Англии 30–70-х гг. XIX века, вступившей в сложнейший период экономического и политического развития.

Художественная картина жизни, викторианской Англии, созданная великим романистом отражает реалистичный процесс длительной эволюции Диккенса-художника. Героями произведений Диккенса становятся как сироты, так и дети, росшие на первый взгляд, в благополучных семьях. Маленькие герои Диккенса попадают в мир взрослых, чувствуя на себе разобщенность с миром, одиночество и непонимание, они переживают все перипетии и невзгоды жизни в раннем возрасте.

Описание образов и судеб детей является срезом общественного положения его времени, результатом реакции на неблагоприятное положение, в котором находились многие дети в Англии. Тема детства актуальна и по сей день, как отображение борьбы добра и зла в обществе и влияния этого противостояния на невинных жертв. Описание того времени, полной неуверенности в завтрашнем дне, смуты, бед, и детей, никогда не знавших понимания и счастья, будут актуальны всегда.

Биография Чарльза Диккенса

Чарльз Диккенс родился в Англии 7 февраля 1812 года в пригороде Портсмута–Лэндпорте. Он был вторым ребёнком из восьми детей Джона Диккенса и Элизабет Диккенс. Его отец служил чиновником на военно-морской базе Королевского флота, в январе 1815 года был переведён в Лондон, в апреле 1817 года семья переехала в Чатем. Здесь Чарльз учился в школе баптистского пастора Уильяма Жиля, даже когда семья вновь переехала в Лондон. Вскоре главу семьи за долги посадили в тюрьму, и семья оказалась в нищете. С 14 лет Чарльзу пришлось оставить учебу и начать самостоятельно зарабатывать хоть какие-то деньги. Диккенс работал на фабрике, клерком, репортером в суде и парламенте.

В 1836 году Диккенс выпустил первую книгу – «Записки Боза» (Боз – газетный псевдоним Диккенса), уже отмеченную чертами характерными для его творчества в дальнейшем: юмором и оптимизмом, сентиментальностью и глубоким состраданием к героям. На следующий год появились «Посмертные записки Пиквикского клуба», где в центре повествования оказался наивный и трогательный мистер Пиквик – благодетель страдающего человечества. К среднему возрасту Чарльз Диккенс, казалось бы, достиг всего что хотел. Однако не писательская слава, ни должность главного редактора популярной газеты не принесли ему покоя и счастья. Нервная, увлеченная натура писателя не позволила ему насладиться земной жизнью.

Последние годы жизни писателя так же были омрачены его сомнением в собственном таланте, он переживал за происходящей в стране, социальной несправедливостью, разобщенностью людей и даже написал об этом книжку «Тяжелые времена», где изложил свои сомнения по поводу будущего Англии. Измученный внутренним противоречием великий классик скончался от инсульта в 1870 году в возрасте 58 лет.

Проявление жанра в творчестве Чарльза Диккенса

Многие романы рассказывают о жизненном пути героя, о этапах пути развития личности предназначенных для них испытаний и проверок на прочность. Одной из основных черт является изображение школы или других воспитательных заведений. В романе «Лавка древностей» место ученика занимает девочка Нелл Трент, в которой проявляется излюбленное Диккенсом героическое начало. Хотя школьная тема в данном произведении предстает в положительном виде, но автор попутно переходит к теме, школы которая калечит души маленьких персонажей.

Тема детства в произведениях Ч. Диккенса и Ф.М. Достоевского (дипломная работа)

Содержание

Введение

Глава I. Концепция детства в произведениях Ч. Диккенса

1.   Диккенс и детство

2.      Тема детства в ранних романах Ч. Диккенса

.        Детские образы в романе «Жизнь Девида Копперфила, рассказанная им самим»

Глава II. Христианская концепция детства Ф.М. Достоевского

1.   Поэтика детских образов Ф.М. Достоевского

2.      Поэтика детства у Достоевского и её реализация в романе «Подросток»

.        Актуализация философского концепта детства в романе «Братья Карамазовы»

Глава III. Сопоставление диккенсовской концепции детства и христианской концепции детства в произведениях Достоевского

Заключение

Список источников и использованной литературы

Введение

Пик интереса к осмыслению образа ребёнка в литературе приходится на XIX век. Из поэзии романтиков, считавших детство особым и самоценным миром, эта тема к середине столетия перемещается в прозу, детство становится темой бытия личности в гармонии с собой и миром. Образ детства — характерное явление и в английской, и в русской литературе. Проведём некоторые сравнения. Викторианское общество проявляет большое внимание к проблемам детства: происходят реформы в области детского воспитания и образования, появляются детские книги и журналы. Вокруг живописца Т. Уэбстера, специализирующегося на детской теме, собирается группа художников-единомышленников.

Маленькие герои прочно входят в мир «взрослой» литературы. «Джейн Эйр» и «Городок» Ш. Бронте, «Грозовой перевал» Эм. Бронте, «Испытание Ричарда Февереля» Дж. Мередита, «Мельница на Флоссе» Дж. Элиот, «Школьные годы Тома Брауна» Т. Хьюза, романы Ч. Диккенса — вот далеко не полный перечень романов, правдиво и ярко воссоздающих светлый мир детства.

Викторианское отношение к детям двойственно: романтическая нежность и восхищение сочетаются с пуританской жёсткостью и суровостью. Преобладающей концепцией детства у романистов середины XIX века является романтическая. Викторианцы увидели «малый мир» детства «детскими» же глазами, во всех его мелочах и подробностях. Ведь именно в это время в Англии расширяется производство игрушек, складывается культура рождественских праздников с его обязательными элементами: встречей всей семьи, подарками, ветками остролиста, ёлками, индейкой и пудингами. В романах большую значимость приобретает описание подробностей детского быта, игр, «вещного мира» («Дэвид Копперфилд» Ч. Диккенса). Романисты передают внутренний мир своих героев, их мечты и фантазии (романы сестёр Бронте, Дж. Элиот). Во многих произведениях достоверность повествования достигается с помощью «детской» точки зрения на мир. Она создаётся столкновением детского и взрослого взглядов на одно и то же событие, воспроизведением особенностей детского мышления, отражением гиперболизированного видения мира, использованием детской лексики. Почти все английские романы о детстве автобиографичны — в мировой культуре происходит расцвет дневникового, мемуарного жанров.

Развитие образа детства в русской литературе прочно связано с английской традицией. До середины 1840-х годов почти не появляется произведений с центральным героем-ребёнком, хотя о детстве главных персонажей идёт речь в «Евгении Онегине» А. Пушкина и «Мёртвых душах» Н. Гоголя.

К середине века ребёнок — основная фигура в прозе писателей разной литературной ориентации. Среди них «Деревня» и «Зимний вечер» Д. Григоровича, «Семейство Тальниковых» А. Панаевой, «Неточка Незванова», «Маленький герой», «Униженные и оскорблённые» Ф. Достоевского, «Бежин луг» И. Тургенева, «Сон Обломова» И. Гончарова, «Воспоминания детства» П. Кулиша, «Святки» М. Михайлова, трилогия Л. Толстого.

В эти же годы в России появились переводы многих произведений английской литературы, где изображение детских лет героя занимало главное место. Кроме многочисленных переводов романов Диккенса, выходят переводы и переложения «Жизни и приключений Майкла Армстронга, фабричного мальчика» Ф. Троллоп, «Тома Джонса» Г. Филдинга, «Джейн Эйр» Ш. Бронте и других. Появление темы детства в русской литературе было связано и с усилением автобиографического начала в прозе. Стремление автобиографии проследить развитие, формирование своего «я» с самых истоков неизбежно смыкалось с воспоминаниями о детстве.

Самым читаемым и любимым английским писателем в России XIX века был Ч. Диккенс. Во всех романах «великого и неподражаемого» дети играют существенную роль. Поэтому не случаен интерес к диккенсовскому взгляду на ребёнка. Незлобивость, чистосердечие, способность верить и жалеть — самые существенные черты детства, каким оно видится Диккенсу. Но они и есть слагаемые совершенной, евангельской личности. Диккенс не просто великий писатель («Просейте мировую литературу — останется Диккенс». Л. Толстой) — он великий христианский писатель.

Основоположником темы детства в русской литературе до сих пор считают Ф.М. Достоевского. Тема детства, конечно, неизбежная и для прежнего искусства, но никем до этого писателя так остро и глубоко не понятая. И дело, разумеется, не столько в количестве детских образов у Достоевского и даже не столько в силе непосредственного художественного изображения им детей, сколько именно в глубине и остроте понимания им этой вековечной темы. Детство в творчестве Ф.М. Достоевского — одна из основных тем. Его концепция многообразна и неоднозначна. В традициях Диккенса и натуральной школы одной из ключевых становится тема детского страдания. Нищие, обездоленные сироты предстают в каждом его романе. Мучения детей соотносятся в художественном мире Достоевского со страданиями Иисуса Христа: ребёнок для него — «образ Христов на земле». Возможно, потомками Поля Домби являются другие дети романов этих двух писателей — внешне более благополучные, но одинокие, «странные», принадлежащие, по Достоевскому, «к разряду задумывающихся детей, довольно многочисленному в наших семействах».

О своих драматичных отношениях с окружающим миром размышляют Неточка Незванова, Нелли Валковская. Как и у Диккенса, многие взрослые герои Достоевского сохраняют детскость. Но у диккенсовских персонажей это проявляется в чудачестве. Концепция же русского романиста сложнее: или это детскость в христианском смысле, присущая самым чистым людям (князь Мышкин), или инфантильность, эгоцентризм и замкнутость на себе (Алёша Валковский).

У обоих писателей взрослые герои «проверяются» детьми. «Положительность» персонажей Диккенса определяется их отношением к детству. Дети Достоевского играют более активную роль, становятся судьями. Важное значение в формировании образа героев имеют их воспоминания о собственном детстве. «Злодеи» Диккенса никогда о нём не думают. В воспоминаниях героев Достоевского детство то окрашивается в идиллические тона (Варенька в «Бедных людях», Иван Петрович в «Униженных и оскорблённых»), то предстаёт зловещим и мрачным («Подросток»). Дети часто становятся аргументом в спорах взрослых (анекдоты Ивана Карамазова).

В мире Диккенса мало злых и некрасивых детей. Ребёнок у Достоевского, напротив, часто внешне непривлекателен и душевно надломлен, даже у положительных в целом персонажей бывают вспышки гнева и жестокости (Лиза Хохлакова, Нелли Валковская).

Нередко юные герои Достоевского выполняют функцию резонёров (Коля Иволгин, Коля Красоткин). Его маленькие герои по уровню своего сознания, психологическому развитию старше, чем дети у Диккенса. Они занимают промежуточное положение между детским и взрослым мирами, их уместнее назвать отроками или подростками. В 1870-е годы тема «неготового человека» становится особенно актуальной («Подросток», «Братья Карамазовы»). В последнем романе Достоевского появляются образы «русских мальчиков», с которыми связана тема будущего. Если судьбы детей Диккенса остаются в рамках их частной жизни или имеют символическое значение, то мальчики Достоевского соединены с новой судьбой России, осуществлением её надежд.

Все вышеизложенное и повлияло на выбор темы данной дипломной работы: «Тема детства в произведениях Ч. Диккенса и Ф.М. Достоевского». Тема диплома актуальна и вызвана рядом обстоятельств. Тема детства не нова для исследователей творчества Достоевского и Диккенса, но есть основания полагать, что наступил момент для качественного обновления самих подходов к ней. Этого требует современная ситуация, когда восторжествовала тенденция, которой отчаянно противостоял когда-то Достоевский, — бездетность общественного сознания. Равнодушие к детям — свидетельство вырождения и отдельного человека, и общества, нации, цивилизации. Актуальность данной работы определяется также необходимостью использования нетрадиционных методов и подходов к изучению творческого наследия писателей, позволяющих выдвинуть новые гипотезы и увидеть все большие глубины смыслов в, казалось бы, знакомых художественных текстах. Цель настоящей работы — исследование образов детей в произведениях Ф.М. Достоевского и Ч. Диккенса.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1.      изучение концепции детства в творчестве Ч. Диккенса на примере романов «Оливер Твист» и «Девид Копперфилд» и ее влияния на русскую литературу.

2.      исследование системы детских образов в творчестве Ф.М. Достоевского и ее реализация в романах «Подросток» и «Братья Карамазовы».

.        сопоставление концепта детства в романах Диккенса и в произведениях Достоевского.

Методы исследования были выбраны с учетом предмета и объекта, соответствовали цели и задачам:

—         теоретический анализ литературоведческой и специальной литературы по теме исследования;

—        сравнительно — сопоставительный метод;

         обобщающий метод.

Объект исследования: концепция детства Ч. Диккенса и Ф.М. Достоевского.

Предмет исследования: тексты произведений Ф.М. Достоевского и Ч. Диккенса.

Структура работы. Наше исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка научной и учебной литературы.

Во введении дается обоснование выбора темы, ее актуальность, формулируются цель и задачи работы. В первой главе рассматривается концепция детства в произведениях Ч. Диккенса на примере романов «Оливер Твист» и «Девид Копперфилд» и ее влияние на русскую литературу. Вторая глава посвящена изучению детских образов в произведениях Ф. М. Достоевского. В третьей главе христианская концепция детства Ф.М. Достоевского сопоставляется с концепцией детства Ч. Диккенса.

Результаты исследования представлены в заключении.

Следует отметить, что данная работа не претендует на полноту анализа обозначенной проблемы. Проводимая в работе система анализа опирается на труды российских и западных исследователей творчества Достоевского и Диккенса, вместе с тем в ней учтены и собственные теоретические изыскания автора.

детство диккенс достоевский роман

Глава I. Концепция детства в произведениях Ч. Диккенса

1. Диккенс и детство

Детство для Диккенса всегда было не только возрастом, но и очень важным элементом полноценной человечности. Так он считал, что в хорошем и незаурядном человеке всегда сохраняется нечто от «детства», и воплощал это «детское» качество в своих лучших и любимейших героях: детскую наивность в мистере Пиквике, капитане Каттле, Тутсе; детскую искренность и естественность в Поле и Флоренс Домби, детскую наблюдательность в Дэвиде.

Неразрывно с «детскостью» связана «чудаковатость». Окружающие зовут Поля «чудаковатым» ребенком. Но «чудаковаты» и мистер Пиквик, и Ньюмен Ноге, и Дик Свивеллер, и Туте, и Каттль, и мистер Дик, и старая Бетси Тротвуд, и мистер Джарндис, и Боффин. Чудак у Диккенса, существующий в холодном, враждебном и «безумном мире»,- носитель человечности и особой мудрости сердца.

Детство всегда интересовало Диккенса как психологическая, нравственная и, конечно, социальная проблема. Одним из первых реалистов он раскрыл читателю мир детской души, психологию подростка. Маркиза, Поль, Дэвид, Сесси Джуп — блистательный пример постижения им детской психологии и того, что он больше всего ценил в человеке: доброты, искренности, нравственной стойкости, самоотверженности, трудолюбия, оптимизма.

Разумеется, Диккенс видел и знал, что дети, живущие в обществе, где царит неравенство, нищета, невежество, эгоизм и стяжательство, где верхи общества попирают права и человеческое достоинство народа, так же подвержены уродливому влиянию, как взрослые. В его романах мы встречаем детей и подростков, испорченных жестокостью, плохим воспитанием, лицемерием, бесправием. Таковы Ловкий Плут, Роб-Точильщик, Депутат, и Диккенс никогда не упускает возможности показать пагубное воздействие на них дурного общественного устройства. По этой же причине он сознательно изображает ребенка как жертву прежде всего общественного зла; к тому же располагал, как мы знаем, и его собственный детский «опыт». Но у Диккенса, как скажет английский писатель XX века Джон Голсуорси, «всеобъемлющее сердце» [4, с. 57]. Он был всецело вовлечен в дела и судьбы всех людей и умел вовлекать в них читателя, который действительно ощущает присутствие Диккенса «за своим плечом». Главное в Неподражаемом Чарльзе Диккенсе — глубоко прочувствованный, деятельный и могучий гуманизм. Он беспределен, как беспределен мир его образов, его художественной фантазии. Мир Чарльза Диккенса — Вселенная, в которой живут созданные его творческим гением люди, очень напоминающие нас самих, хотя действительность того времени, когда они были созданы,- далекое прошлое, как почтовые кареты, в которых пиквикисты разъезжали по дорогам патриархальной Англии. Отошли в прошлое и некоторые особенности личных и общественных отношений, но диккенсовские типы оказались бессмертными, потому что их создавал творец, умевший гениально дополнить увиденное воображаемым. Правда, он еще обладал даром видеть то, чего, как говорил наш Гоголь, «не зрят равнодушные очи». Но, сам увидев, он помогал увидеть другим, преувеличив то, что было зримо сначала ему одному.

Читая Диккенса, пленяясь «благодатной полнотой» (Дж. Сэлинджер) его творчества, в какой-то момент задумываешься о том, почему в известнейших книгах великого романиста один и тот же зачин — рассказ осиротевшего ребёнка. Встреча с очередным маленьким героем Диккенса — почти всегда встреча с жертвой.

Вот тринадцатилетняя Чарли из «Холодного дома», которая заменяет младшим братьям умершую мать. Груз, лежащий на плечах девочки, явно неподъёмен, но Диккенс зачем-то утяжеляет его: трое сирот теряют и отца. Но и этого мало — Чарли не дают возможности прокормить малышей: «Некоторые не хотят её нанимать, потому что она, мол, дочь шпика; другие нанимают, но попрекают отцом; третьи ставят себе в заслугу, что дают ей работу, и платят меньше, чем другим подёнщицам, а работать заставляют больше» [1; 5, с. 67].

Или Дженни Рен (Маленькая швея) из «Нашего общего друга»: Диккенс даёт в отцы калеке, с трудом передвигающейся на костылях, выжившего из ума пропойцу, на которого она работает и который обирает и объедает её.

Сироту-служаночку по прозвищу Маркиза («Лавка древностей»), которая «даже плакать боится», хозяйка морит голодом и держит взаперти, чтобы никто не видел этот ходячий скелетик.

О рассыльном Джо («Холодный дом»), никому на свете не нужном, никому не интересном, физически больно читать. Страшны страницы, где описывается, как это полумёртвое существо сметает листья и прогоняет крыс с могилы такого же, как он, горемыки Нимврода.

Всё это дети-парии, дети из низов, о чём любила упоминать социалистическая критика. Но не менее драматична судьба детей из так называемых приличных семей.

Благополучнейшего, заласканного Поля Домби убивает спесь отца. Идиллически уютное детство Дэвида Копперфилда кончается с появлением отчима. Долго помнится эпизод, когда Дэвид, ошеломлённый, раздавленный зверской поркой, встречает сумерки в своей комнатке под чердаком и пытается уразуметь, что же с ним — со всеми ними, со всей их милой, мирной, благословенной жизнью в Бландерстоне сталось. Детство будущей подруги Дэвида, кроткой, умной и для посторонних глаз благополучной Агнес Уикфилд, — это тяжелейшая работа сиделки при отце-алкоголике, которого девочка, растущая без матери, опекает с младых ногтей.

Этот скорбный перечень можно продолжить, но и без того понятно, что Диккенс «нагружает» своих литературных детей испытаниями, стократ превышающими их возможность справиться с ними. Почему всё-таки писатель с таким упорством преследует «своих» детей? С какой целью? Ведь персонажи писателя — это его мысли о жизни, одетые в плоть и кровь конкретных героев. Что за мысль владела Диккенсом, когда он, например, бросил нежно любимую им Нелл («Лавка древностей») в среду бродяг и картёжников, затем заставил просить милостыню и наконец, доведя до тихого пристанища, отнял у неё жизнь?

Чтобы разгадать эту загадку, попробуем понять, на чём стоит мир, сотворённый великим романистом. Доискиваясь до его основ, понимаешь, что центральное светило, ядро художественной галактики Диккенса — детство. Герои Диккенса делятся на тех, кого освещают и согревают лучи этого светила, и тех, кому привычнее в потёмках.

Детскость, детство, по Диккенсу, — категория универсальная, присущая человеку независимо от возраста. Здесь к месту удивительное высказывание С. Маршака — о том, что память о детстве и есть духовная жизнь: «Если вы не научились в любой суете, при любом темпе жить духовной жизнью: помнить детство, понимать простые слова и видеть главное, — это небытие».[4, с. 58].

Бросая своих маленьких героев в самую грязь и боль человеческого существования, Диккенс не только взывает к состраданию и пробуждает «чувства добрые». Он защитник и апологет детства как единственного способа остаться человеком. Детства как синонима бытия.

Маленькие персонажи романов Диккенса — по преимуществу дети непогоды. Никто не шлёт им ангела-хранителя, никто не берёт за руку, чтобы вести по жизни. Напротив, это они становятся поводырями и покровителями: Агнес Уикфилд удерживает от запоев отца, Дэвид опекает чету безалаберных Микоберов, Нелли вызволяет из постоянных бед впавшего в маразм дедушку, Эми Доррит с семи лет прачка и швея. Железные рамки, в которые ставит их жизнь, требуют от них ежедневной взрослости: дальновидности, ответственности, терпения. Но это не маленькие старички и старушки. Наверное, только Диккенсу под силу передать само дыхание детства с его бурной искренностью и безоглядной простотой.

У Диккенса мера «присутствия» в человеке детства — это мера одарённости его жизнью. Если взять это за критерий, всё великое множество персонажей Диккенса распадается на три категории: дети; взрослые, сохранившие в себе детство; взрослые, которые искоренили в себе детство.

Вглядываясь в маленьких героев Диккенса, видишь, что это миры, притом разновеликие миры. Самоотверженные, горько и глубоко живущие дети-герои. Дети-труженики, чья детскость бесконечно далека от инфантильности, начавшие знакомство с жизнью с её изнанки, но ничуть не утратившие способности сочувствовать, ликовать и удивляться, непоседы и выдумщики. Дети-жертвы, пребывающие в нежном возрасте только биологически; у них нет ни сил, ни возможностей устоять перед жизнью, укорениться в ней. То, что Блок назвал «непроглядным ужасом жизни», выжгло у них всё, кроме стойкого страха и желания спрятаться от этой жизни подальше. Джо из «Холодного дома», Смайку («Жизнь и приключения Николаса Никльби»), Мэгги («Крошка Доррит») помочь невозможно: они с самого начала мечены смертью. Дурочку Мэгги, забитую до потери рассудка, только эта потеря рассудка и спасает.

Есть у Диккенса и не слишком любимые им дети-взрослые — умные, самолюбивые, уверенно занимающие лучшие места под солнцем. Как правило, Диккенс суров к ним, но вот малолетнему предателю Робу-Точильщику («Домби и сын») писатель, с великой нежностью относившийся к детям (сам отец десятерых детей!), всё-таки даёт шанс обрести детство — под крылом младенчески наивной мисс Токс.

Взрослые, сохранившие в себе детство, взрослые-дети — любимейшие персонажи писателя. Они озаряют любой из его романов.

Один из самых известных великовозрастных детей — мистер Пиквик, чья доверчивость порою граничит с идиотизмом и чью чисто детскую, упрямую, порывистую доброту принято называть чудачеством. Но Пиквику, как настоящему хорошему ребёнку, жалко всех, даже пройдоху Джингля, столько раз его облапошившего.

Честертон, несомненно, состоявший в душевном родстве с Диккенсом, написавший лучшую книгу о писателе, задаётся вопросом, никому не приходившим в голову до него, — не КАК, а КУДА провели мистера Пиквика (тоже школа Диккенса: вопрос донельзя диковинный, хотя и логичный с точки зрения грамматики). Ответ такой: «Тот, кого провели, вошёл внутрь, в самую суть бытия <…> Победа остаётся за простаком — он берёт от жизни больше всех» [20, с. 105].

Пиквик возглавляет лучезарную вереницу детей, обросших годами и сединами, но больше ни в чём не изменившихся. Одна из главных их черт — неумение разбираться в людях. «Хищный глазомер» житейски опытных людей им неведом — не потому, что они близоруки, а потому, что не считают возможным сортировать, а значит, отбраковывать себе подобных, для них все люди — люди. Это о них сказано: «Чистым всё чисто».

Именно в этом секрет кроткого, какого-то заоблачного очарования Тома Пинча («Мартин Чезлвит»), которое как воздушная подушка удерживает на плаву эту не слишком весёлую книгу. Дитя, достигшее середины жизни, Пинч совершенно слеп относительно зла, творящегося у него под носом. Незлобивое неведение Тома доходит до абсурда, но только так можно было пронять старого мизантропа Мартина Чезлвита. Дурачок Том, принимающий людей как они есть, оказался мудрейшим из них: всех спас и всё поправил.

В способности доверять — душевное величие ещё одного чистопородного диккенсовского ребёнка зрелых лет, мистера Джарндиса из «Холодного дома». Человек редкой проницательности, он годами приятельствует с оборотнем Скимполом, который искусно паразитирует на великодушии хозяина Холодного дома. Джарндису не дано нравственно пригнуться, настолько, чтобы попасть в нору, где обитает холодная и хитроумная суть Скимпола.

Живущий сердцем хозяин Холодного дома — в какой-то мере alter ego своего создателя. По Диккенсу, сердце всегда мудрее, потому что великодушнее рассудка, хотя тот, кто выберет такой способ существования («верь тому, что сердце скажет»), будет страдать. Парадоксально, но только так, в ущерб себе, и можно жить в ладу с собою. По Диккенсу, это всего лишь следование глубинному, исконному закону бытия: невозможно быть счастливым в одиночку, для себя. Неразделённого счастья не бывает, или это не счастье (скорее даже несчастье). Собственному счастью с Эстер мистер Джарндис мудро, хотя и с болью, предпочитает счастье самой Эстер: только так он может войти в радость любимого существа.

Детскость мистера Джарндиса с её вещественным доказательством — комнаткой-Брюзжальней, где он позволяет себе на час-другой превращаться во взрослого, всё прекрасно понимающего, усталого человека, — это некая образцово-показательная детскость, с очень крепким фундаментом. У Диккенса есть и другие взрослые — балансирующие между детскостью и ущербностью. Мистер Дик из «Дэвида Копперфилда», существо младенчески впечатлительное, не вынес жестокости близких и спрятался (впал) в детство. Но этот престарелый младенец не вызывает ни ужаса, ни отвращения. Утратив всё — дом, рассудок, имя, — мистер Дик сохранил сердцевинные достоинства: жалостливость и простодушие. Символична сцена, где два старых ребёнка, премудрый доктор Стронг и полоумный мистер Дик, в глубоком молчании прогуливаются под вязами во дворе школы доктора Стронга, один — в поисках греческих корней, другой — купаясь в блаженстве быть свидетелем этого процесса. (Какой, к слову, контраст эта чистая старость патологическому доживанию деляг и сребролюбцев: «доброй» миссис Браун, четы Смоллуидов, Крука и других.)

Ещё один вечный младенец, явно тронутый патологией, — мистер Тутс («Домби и сын»). Он вызывает сострадание даже у маленького Поля Домби. Честертон называет Тутса не просто дураком, а великим дураком. Но этот великий дурак — обладатель великой привилегии детства, недоступной ни одному из знатоков Цицерона и Плутарха, обитающих в учёном доме доктора Блимбера: он умеет жалеть. Тутс следует «особой учебной программе, главную часть которой составляло писание писем самому себе» — но он единственный заметил, какой слабенький новый ученик, как ему одиноко. Эпизод, в котором это безмозглое (в буквальном, а не бранном смысле слова) существо утешает Флоренс, потерявшую брата, бесконечно трогателен и комичен: с риском для жизни Тутс привозит в неприступный особняк мистера Домби блохастого пса, с которым дружил умерший мальчик.

Мистер Домби — квинтэссенция мира взрослых, живущих мнимостями и мстящих тем, кто верен и благодарен жизни. Маньяки и убийцы, мошенники и проходимцы, ханжи и честолюбцы — нет, кажется, скверны, которая не коснулась бы представителей этого воистину тёмного царства. Но самая отвратительная разновидность безблагодатной взрослости — уже упоминавшийся Скимпол из «Холодного дома». Он осознаёт, что детство — свет, драгоценность, но сознательно выбирает тьму, рядясь при этом в малое дитя. Почти невозможно разглядеть в этом остроумном, талантливом, жизнерадостном человеке — оборотня. Дилетант во всём, Скимпол — гений любви к себе. Легко и красиво идёт по жизни этот человек с тонким лицом и тончайшей душевной организацией, очаровывая встречных — и выжимая их, как «осенние апельсины», просчитывая до долей грамма чужие плюсы и минусы.

Но Диккенс не бросает этого лжеребёнка под поезд, как Каркера, не подсылает к нему убийцу, как к Талкингхорну, не подносит ему перстень с ядом, как Джонасу Чезлвиту. По воле Диккенса Скимпол в полном согласии с собой, в покое и комфорте завершает свой главный шедевр — подлое, пустое существование наслажденца.

Образ Скимпола, которому Диккенс дал допить чашу жизни до последней сладкой капли, — свидетельство абсолютно трезвого взгляда на вещи, окончательный штрих, придающий отнюдь не беллетристическую горечь и глубину картине расчеловечивания личности. Диккенс никогда не забывает о могуществе зла — и о всемогуществе противостоящей ему силы.

2. Тема детства в ранних романах Ч. Диккенса

Социальная философия Диккенса в той форме, в какой она дошла до нас в большинстве его произведений, складывается в годы 1837-1839. «Оливер Твист», «Николас Никльби» и несколько более поздний «Мартин Чезлуит» оказались первыми романами Диккенса. Именно на этих произведениях легче всего поэтому проследить процесс становления диккенсовского концепта детства, каким он, в существенных чертах своих, сложился в эту эпоху. В дальнейшем, правда, происходит углубление, расширение, уточнение уже достигнутого метода, но направление, в котором может идти художественное развитие, дано в этих первых социальных романах.

«Оливер Твист» открыл в творчестве Диккенса серию романов, которые, используя известные слова Максима Горького, можно определить как «историю молодого человека» [8, с. 21]. Ребенок, брошенный на произвол судьбы нерадивыми или попавшими в тяжелые обстоятельства родителями, преследуемый родственниками, которые незаконно хотят воспользоваться его наследством, выбирается из «бездны нищеты и тьмы» к покою и свету — такова структура, намеченная и испробованная в «Оливере Твисте».

«Оливер Твист» написан под впечатлением знаменитого закона о бедных 1834 года, обрекшего безработных и бездомных бедняков на полное одичание и вымирание в так называемых работных домах. Свое возмущение этим законом и созданным для народа положением Диккенс художественно воплощает в истории мальчика, рожденного в доме призрения.

Роман Диккенса начал выходить в те дни (с февраля 1837 года), когда борьба против закона, выражавшаяся в народных петициях и нашедшая свое отражение в парламентских дебатах, еще не закончилась. Особенно сильное негодование как в революционном чартистском лагере, так и в среде буржуазных радикалов и консерваторов вызвали те мальтузиански окрашенные пункты закона, согласно которым мужей в работных домах отделяли от жен, а детей от родителей. Именно эта сторона нападок на закон нашла наиболее яркое отражение и в диккенсовском романе.

В «Приключениях Оливера Твиста» Диккенс показывает голод и ужасающие издевательства, которые терпят дети в общественном доме призрения. Фигуры приходского бидля мистера Бамбла и других заправил работного дома открывают галерею сатирических гротескных образов, созданных Диккенсом.

Жизненный путь Оливера — это серия страшных картин голода, нужды и побоев. Изображая тяжкие испытания, обрушивающиеся на юного героя романа, Диккенс развертывает широкую картину английской жизни своего времени.

Сначала жизнь в работном доме, затем в «учении» у гробовщика, наконец бегство в Лондон, где Оливер попадает в воровской притон. Здесь — новая галерея типов: демонический содержатель воровского притона Феджин, грабитель Сайке, по-своему трагическая фигура, проститутка Нэнси, в которой доброе начало все время спорит со злом и наконец одерживает победу.

Благодаря своей разоблачающей силе все эти эпизоды заслоняют традиционную сюжетную схему современного романа, согласно которой главный герой непременно должен выпутаться из тяжелого положения и завоевать себе место в буржуазном мире (откуда он, собственно, и происходит). В угоду этой схеме и Оливер Твист находит своего благодетеля, а в конце романа становится богатым наследником. Но этот путь героя к благополучию, достаточно традиционный для буржуазной литературы, в данном случае менее важен, чем отдельные этапы этого пути, в которых и сосредоточен разоблачающий пафос диккенсовского творчества.

Одновременно с этим решительным шагом к реалистическому отображению жизни мы можем наблюдать в «Оливере Твисте» и эволюцию диккенсовского гуманизма, который утрачивает свой отвлеченно-догматический и утопический характер и также приближается к реальной действительности. Доброе начало в «Оливере Твисте» расстается с весельем и счастьем «Пиквикского клуба» и поселяется в иных жизненных сферах. Уже в последних главах «Пиквикского клуба» идиллии пришлось столкнуться с мрачными сторонами действительности (мистер Пиквик во Флитской тюрьме). В «Оливере Твисте», на принципиально новых основаниях, происходит отрыв гуманизма от идиллии, и доброе начало в человеческом обществе все решительнее сочетается с миром реальных житейских бедствий.

Диккенс как бы нащупывает новые пути для своего гуманизма. Он уже оторвался от блаженной утопии своего первого романа. Доброе уже не означает для него счастливое, а скорее наоборот: в этом несправедливом мире, нарисованном писателем, добро обречено на страдания, которые далеко не всегда находят свое вознаграждение (смерть маленького Дика, смерть матери Оливера Твиста, а в следующих романах смерть Смайка, маленькой Нелли, Поля Домби, которые все являются жертвами жестокой и несправедливой действительности). Вот как рассуждает миссис Мейли в тот горестный час, когда ее любимице Розе грозит гибель от смертельной болезни: «Я знаю, что не всегда смерть щадит тех, кто молод и добр и на ком покоится привязанность окружающих» [1; 4, с. 407].

Зло в «Оливере Твисте» существует как бы в двух измерениях: общественной и онтологической. Общественный ракурс — это повествование об Оливере как о незаконнорожденном сироте, который воспитывается на ферме, живет в работном доме, становится учеником гробовщика и, наконец, попадает в воровскую шайку.

Если в первой «части» содержится социальная сатира на викторианское общество, которое в 1834 г. ввело в действие «Закон о бедных», то во второй — зло понято как универсальная метафизическая категория. Зло — это Монкс с его сатанинским намерением погубить душу Оливера.

В сознании Диккенса общественное и онтологическое зло пока еще существуют раздельно. А потому конечный романтический итог романа — почти ритуальное, таинственное по своему характеру уничтожение носителей зла (например, символическая погоня за Сайком и Фейджином).

В «Николасе Никльби», следующей истории молодого человека, зло прежде всего воплощено в исключительном физическом и нравственном уродстве Ральфа Никльби и его приспешника Сквирза. Они одержимы злобой и ненавистью, и эти разрушительные страсти лишь частично поддаются объяснению такими рациональными мотивами, как, например, эгоизм или жажда накопительства. Добро же олицетворяют те, кто вне зависимости от своего происхождения и положения на социальной лестнице воплощают моральную форму: Николас Никльби, его сестра, братья Чирибль, буржуа со значимой для Диккенса, излучающей тепло и радость фамилией, преданный им клерк Тим Линкинуотер, несчастный, но отзывчивый и справедливый Ногз, бедная художница мисс Ла Криви и убогий Смайк.

В «Николасе Никльби» Диккенс изобразил ужасающие нравы йоркширских школ, с которыми он ездил специально знакомиться, быт провинциальных английских актеров, дал острую критику буржуазных парламентских нравов, знакомых автору со времени его репортерской деятельности, наконец — показал жизнь мелкого лондонского люда.

Диккенс показал в этом романе самые различные социальные пласты, сталкивая своего героя в его тяжелой борьбе за существование с представителями самых разных классов и профессий. Сначала в своих поисках самостоятельного заработка Николас попадает в провинциальное учебное заведение мистера Сквирса, где дети подвергаются чудовищным издевательствам и истязаниям со стороны Сквирса и его супруги, вплоть до отвратительного снадобья, которое их насильно заставляют принимать для того, чтобы отбить у них охоту к еде. Гротескное изображение четы Сквирсов и всего уклада их «пансиона» привлекло внимание общества и заставило парламент принять ряд мер к улучшению воспитания детей.

Житейские испытания Кэт не менее типичны: она терпит лишения и издевательства то в модной мастерской, то в качестве компаньонки капризной леди и, сверх всего, подвергается преследованиям со стороны высокопоставленных негодяев.

Не успел Диккенс закончить «Николаса Никльби», как принялся за новое произведение и им стала «Лавка древностей».

Успех книги, рассказывающей о судьбе маленькой Нэлл, «крохотной хрупкой девочки бесконечно милого нрава», ее бегстве от злодея, карлика Квилпа, преследующего ее и ее деда, выжившего из ума картежника, и, наконец, о ее смерти, и в Англии, и в Соединенных Штатах был фантастичен. Смерть ребенка, явление чрезвычайно распространенное в XIX веке, — была близкой темой, способной вызвать глубокое и искреннее сострадание, на которое и рассчитывал Диккенс, когда, вопреки многочисленным просьбам «не убивать Нэлл», закончил роман смертью девочки.

Образ Нэлл и вся проблематика «Лавки древностей» позволяют осмыслить специфику христианства у Диккенса. Христианство Диккенс понимал широко, не столько в ортодоксальном религиозном аспекте, сколько как часть широкой гуманистическо-воспитательной программы исправления людей через воспитание добрых чувств. Смерть в «Лавке древностей» воспринимается не только как конец, но и как начало жизни. Причем не потусторонней, но здешней — на земле, среди живых, которые стали лучше, прикоснувшись к страданию и пройдя испытание добром.

Однако ничто так красноречиво не свидетельствует об эволюции искусства Диккенса, как новое изображение ребенка в «Домби и сыне». Интерес к детям и детству уходит в биографию самого Диккенса: в нем никогда не угасали мучительные воспоминания о собственных детских невзгодах. Но дети ранних его романов: Оливер, Нэлл, маленькие правонарушители в приюте Фейджина или несчастные заброшенные существа в школе Сквирза — все же марионетки, напоминающие детей в литературе XVIII в. Поль Домби — индивидуальность. Создавая этот образ, Диккенс вложил в него свои полемические соображения о способах и задачах воспитания. Рассказывая о пансионе миссис Пипчин и о заведении мистера Блимбера, Диккенс показывает, к каким порочным, трагическим как в личном (старообразность детей), так и общественном отношении (детская преступность) последствиям приводит неправильное воспитание — без любви и тепла.

3. Девид Коппрефилд

«Дэвид Копперфилд» был любимым детищем Диккенса. Об этом своем романе он писал: «Из всех своих книг больше всего я люблю эту. Легко поверить, что я являюсь нежным отцом для каждого создания моей фантазии и что никто никогда не сможет полюбить это семейство столь же горячо, как я. Однако, подобно многим нежным родителям, я в глубине души все же предпочитаю одно мое любимое дитя всем остальным, и имя его — «Дэвид Копперфилд». [15, с. 74].

«Дэвид Копперфилд» печатался с мая 1849 по ноябрь 1850 года. В это время Диккенс был на вершине своей славы, и английские читатели приветствовали в этом романе не только очередное замечательное творение своего любимого автора, но и новое слово его о самом себе.

«Дэвид Копперфилд» отличается от других романов Диккенса тем, что здесь автор появляется перед нами сам, своею собственной персоной. В наследии Диккенса, сравнительно бедном различного рода автобиографическими материалами — дневниками, письмами, личными воспоминаниями, отзывами о собственных произведениях,- этот роман играет роль первостепенного автобиографического документа. Он автобиографичен вдвойне: перед нами история человека, прошедшего жизнь, подобную той, которую прошел Чарльз Диккенс,- история ребенка, юноши и взрослого, и перед нами сам автор, пишущий эту историю и оценивающий ее со своей личной, диккенсовской точки зрения. Перед нами, таким образом, предмет воспоминания и сам вспоминающий — факты жизни и отношение к ним; и то и другое, правда, в известном преломлении, но все же исходит от самого Диккенса. Недаром, заканчивая этот роман, Диккенс писал своему будущему биографу Форстеру: «Мне кажется, что я посылаю в туманный мир частицу самого себя» [15, с. 81].

Маленький мальчик, путешествующий по этому роману, путешествует не один: его держит за руку и ведет его старший двойник, старшее «я», которое в конце романа приведет его к самому себе, с ним сольется. Это и есть конец, синтез романа — слияние автора с самим собой, со своим прошлым, проверка этого прошлого с точки зрения возможности такого слияния.

При этом важно отметить, что для Диккенса даже его наиболее интимная автобиография (какой является «Дэвид Копперфилд») не может быть лишена внешнего, образного воплощения, не может не быть объективирована вовне, в других людях, не может не быть вставлена в рамки литературного сюжета. Диккенс никогда не назовет ни одного имени, никогда не покажет близких ему людей в их действительном жизненном обличье. Если он захочет показать своего отца, то это будет не отец героя — Дэвида Копперфилда, а случайный его знакомый (мистер Микобер). И только отношение между мальчиком и случайно встретившейся ему семьей будет отношением самого Диккенса к его родным в детстве. В свои произведения Диккенс всегда вносил субъективный элемент, но для этого субъективного элемента требовалась твердая, объективная почва конкретно-реалистического, «отчужденного» изображения, от которого субъективизм автора мог бы оттолкнуться, над которым он поднимался.

«Личную историю и испытания Дэвида Копперфилда младшего» можно было бы разделить на три части. Особенно замечательна первая часть — детство.

Это история развития человека и одновременно история формирования писателя. В дальнейшем эта вторая тема потускнеет, станет более формальной, но в эпизодах раннего детства она представлена развернуто и со своей самой важной стороны.

История детства Дэвида обрисована в идиллических тонах. Но в эту идиллию постепенно вторгаются посторонние силы, которые в конце концов ее уничтожают. Маленький Дэвид, его светловолосая своенравная и по-детски наивная мать и наконец добрейшая Пеготти, няня и служанка с румяными щеками, образуют веселое трио. Мать играет с младенцем, как девочка с куклой, а Пеготти не без воркотни, но с любовью исполняет капризы обоих. Таинственный сад, где шумят деревья, маленькая деревенская церковь, вблизи которой находится могила отца, придают картине не столько печальный, сколько лирически-сентиментальный оттенок.

Впервые в истории литературы Диккенс изобразил с таким искусством -душевный мир ребенка. Это большой шаг вперед в сравнении с литературой XVIII века Дети в литературе XVIII века были разумными по строениями писателей — это были взрослые люди в миниатюре.

Да и сам Диккенс в своем изображении детей проделал большую эволюцию. Сказочные девочки его ранних произведений вроде Нелли или «маркизы» тоже были маленькими взрослыми. Оливер Твист или угнетенные дети в «Николасе Никльби» были охарактеризованы скорее внешне, с точки зрения событий, происходив ших с ними, как юные страдальцы.

Сдвиг начинается с «Домби и сына». Здесь события романа проходят перед нами, преломляясь через внутренние переживания ребенка. Но вершины это развитие достигает в «Дэвиде Копперфилде», который в этом отношении может быть поставлен в один ряд с такими шедеврами литературы о детях и для детей, как сказки Андерсена.

Характерно название глав романа. Вторая глава, например, называется «Я наблюдаю». И опять мы имеем здесь двойной счет: то, как наблюдает маленький мальчик, и то, как он в качестве взрослого человека, автора воспоминаний, относится к этим наблюдениям.

«Итак, всматриваясь назад в самую глубь детских моих воспоминаний, я нахожу, что первыми образами, явственно выделяющимися из окружающего их хаоса, были: моя мать и Пеготти. Посмотрим, что же вспоминаю я еще кроме того» [1; 15, с. 46].

В этом тоне даны вводные описания первых глав. Но автор передает не только самое содержание своих восприятий, но и ту специфическую наивность, с которой он, ребенок, воспринимал некоторые события своей жизни. При этом он рассказывает не только о тех вещах, которые могут быть доступны ребенку, но и о таких, которые, становясь ясными чит. ателю, сопровождаются ошибочным (потому что наивным) «авторским» комментарием ребенка. В таких противоречиях детского объяснения и истинного смысла происходящего выдержана, например, история ухаживания за матерью Дэвида ее второго мужа, мистера Мэрдстона. Наивность повествующего мальчика является здесь источником для сентиментально-юмористического оттенения событий, по существу мало отрадных.

Вот как описывается один из этапов знакомства мистера Мэрдстона и миссис Копперфилд, увиденный зорким глазом юного наблюдателя: «Тем не менее достоверно, что я увидел его в церкви у обедни и что он потом проводил нас домой. Он зашел к нам взглянуть на прекрасную герань, стоявшую на окне в гостиной. Мне показалось, что он не обращал, однако, на эту герань особенного внимания и только, собираюсь уходить, попросил матушку, чтобы она дала ему с герани цветочек. Матушка пригласила»его сорвать себе любой цветок, но он, к моему удивлению, не пожелал этого сделать. Тогда матушка сама сорвала цветок и подала его черноволосому джентльмену. Принимая цветок из рук в руки, он сказал, что никогда, никогда с ним не расстанется. Я подумал про себя, что он, должно быть, порядочно глуп, если не знает, что цветок этот через день или два совершенно осыпется» [1; 15, с. 63].

Эта своеобразная детская «точка зрения» распространяется и на дальнейшее развертывание событий. Так же точно, как Дэвид не может понять эпизода с цветком, так не понимает он, зачем его отослали на некоторое время к родным Пеготти. Он чистосердечно наслаждается рыбацкой идиллией в Ярмуте и своей дружбой с маленькой Эмили и бесконечно удивлен происшедшими за это время в доме переменами (которые совершенно не являются неожиданностью для читателя). И постепенно происходит смена интонации: от юмористического «непонимания» романических эпизодов этой истории маленький Дэвид переходит к ужасу перед несправедливостью, черствостью, жестокостью своих новых родственников, порабощающих и его самого и его по-детски беспомощную мать.

Тогда вместо веселого детского непонимания появляются размышления. Когда Дэвид впервые осознает, что мать, в угоду новому мужу, скрывает свою любовь к сыну и отказывает ему в привычной ласке, он поднимается наверх, усаживается со скрещенными на груди руками на постель и задумывается. И когда это изумление перед жестокостью суровой жизни, сменившей идиллию, достигает своего апогея, тогда к этому изумлению ребенка присоединяется еще и изумление самого автора романа.

Другим противоядием мрачному миру в первой части романа является идиллия в Ярмуте, где Дэвид, отлученный от домашнего очага, проводит несколько счастливых дней. Все здесь дышит душевным миром — и ландшафт и люди; рыбацкий дом, построенный в старой лодке, медлительный и спокойный рыбак Пеготти и вся его семья предстают перед взором маленького романтика. Дэвид Копперфилд отдыхает здесь не как ребенок, а как взрослый человек, утомленный жизнью. Биение волн о стены каморки, равномерное покачивание всего дома, шум ветра за стеной вносят покой и мир в его смятенную душу. Немаловажным элементом в этом успокоительном ландшафте является маленькая Эмили, кумир всего семейства. Любовь Дэвида и Эмили, развертывающаяся в один из его следующих приездов, тоже сказочно-идиллична.

Однако этому краткому мгновению отдыха приходит конец. Кончается и детство Дэвида. Оно кончается в тот момент, когда он, казалось бы, раз навсегда освободился от всех житейских тягот, вновь обретя свою отрекшуюся было от него бабушку Бетси. Эти житейские тяготы вновь возродятся, но на иной, более реальной, более прозаической, более «взрослой» основе. Дэвид Копперфилд уже не будет романтическим мальчиком, живущим в мире фантазии. Начнется новый этап его биографии. Дэвид будет работать над устройством своей жизни в буржуазном обществе. Он поймет, что ему с его ограниченными средствами (бабушка Бетси, его покровительница, к тому времени теряет свое состояние) нужно много трудиться, чтобы завоевать место в жизни. Романтическая любовь, рыбацкая хижина, волны и ветры прибрежной Англии останутся далеко позади.

Так кончается первая часть романа.


Скачать архив (70.4 Kb)

Схожие материалы:

Творчество Ч.

Диккенса (Реферат) — TopRef.ru

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Омский государственный технический университет»

Кафедра «Дизайн, реклама и технология полиграфического производства»

Реферат

Творчество Ч. Диккенса

Выполнил:

ст. гр. Колодяжный К.В.

ЗРЕ-217

Проверила:

к.э.н. Матвеева Е.А.

Омск 2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Биография

Литературная деятельность

«Посмертные записки Пиквинского клуба»

«Оливер Твист» и другие произведения 1838-1843 годов

«Домби и сын»

«Девид Копперфильд»

Личностные странности

Поздние произведения

После смерти

Диккенс в России

Основные произведения

Заключение

Список используемых источников

ВВЕДЕНИЕ

Близка к истине характеристика, которую даёт Диккенсу Честертон: «Диккенс был ярким выразителем, — пишет этот во многом родственный ему английский писатель, — своего рода рупором овладевшего Англией всеобщего вдохновения, порыва и опьяняющего энтузиазма, звавшего всех и каждого к высоким целям. Его лучшие труды являются восторженным гимном свободы. Все его творчество сияет отражённым светом революции».

Проза Ч.Диккенса пронизана остроумием, повлиявшим на оригинальность национального характера и образа мышления, известного в мире, как «английский юмор»

БИОГРАФИЯ

Чарльз Джон Гаффам Диккенс (англ. Charles John Huffam Dickens, 1812—1870) — английский писатель, один из величайших англоязычных прозаиков XIX века, гуманист, классик мировой литературы.

Чарльз Диккенс: Charles Dickens

Имя при рождении: Чарльз Джон Гаффам Диккенс (Charles John Huffam Dickens)

Дата рождения: 7 февраля 1812

Место рождения: Портсмут, Великобритания

Дата смерти: 9 июня 1870

Место смерти: Гейдсхилл, Кент, Великобритания

Род деятельности: английский писатель-новеллист

Чарльз Диккенс родился 7 февраля 1812 г. в городке Лендпорт, близ Портсмута. Его отец был довольно состоятельным чиновником, человеком весьма легкомысленным, но весёлым и добродушным, со смаком пользовавшимся тем уютом, тем комфортом, которым так дорожила всякая зажиточная семья старой Англии. Своих детей и в частности своего любимца Чарли мистер Диккенс окружил заботой и лаской. Маленький Диккенс унаследовал от отца богатое воображение, лёгкость слова, по-видимому, присоединив к этому некоторую жизненную серьёзность, унаследованную от матери, на плечи которой падали все житейские заботы по сохранению благосостояния семьи.

Богатые способности мальчика восхищали родителей, и артистически настроенный отец буквально изводил своего сынишку, заставляя его разыгрывать разные сцены, рассказывать свои впечатления, импровизировать, читать стихи и т. д. Диккенс превратился в маленького актёра, преисполненного самовлюблённости и тщеславия.

Однако семья Диккенса была вдруг разорена дотла. Отец был брошен на долгие годы в долговую тюрьму, матери пришлось бороться с нищетой. Изнеженный, хрупкий здоровьем, полный фантазии, влюблённый в себя мальчик попал в тяжёлые условия эксплуатации на фабрику по производству ваксы.

Всю свою последующую жизнь Диккенс считал это разорение семьи и эту свою ваксу величайшим оскорблением для себя, незаслуженным и унизительным ударом. Он не любил об этом рассказывать, он даже скрывал эти факты, но здесь, со дна нужды, Диккенс почерпнул свою горячую любовь к обиженным, к нуждающимся, своё понимание их страданий, понимание жестокости, которую они встречают сверху, глубокое знание жизни нищеты и таких ужасающих социальных учреждений, как тогдашние школы для бедных детей и приюты, как эксплуатация детского труда на фабриках, как долговые тюрьмы, где он посещал своего отца и т. п. Диккенс вынес из своего отрочества и великую, мрачную ненависть к богачам, к господствующим классам. Колоссальное честолюбие владело юным Диккенсом. Мечта о том, чтобы подняться назад в ряды людей, пользовавшихся благосостоянием, мечта о том, чтобы перерасти своё первоначальное социальное место, завоевать себе богатство, наслаждения, свободу, — вот что волновало этого подростка с копной каштановых волос над мертвенно бледным лицом, с огромными, горящими здоровым огнём, глазами.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Диккенс нашёл себя прежде всего как репортёр. Расширившаяся политическая жизнь, глубокий интерес к дебатам, происходившим в парламенте, и к событиям, которыми эти дебаты сопровождались, повысили интерес английской публики к прессе, количество и тираж газет, потребность в газетных работниках. Как только Диккенс выполнил на пробу несколько репортёрских заданий, он сразу был отмечен и начал подыматься, чем дальше, тем больше удивляя своих товарищей репортёров иронией, живостью изложения, богатством языка. Диккенс лихорадочно схватился за газетную работу, и все то, что расцветало в нём ещё в детстве и что получило своеобразный, несколько мучительный уклон в более позднюю пору, выливалось теперь из-под его пера, причём он прекрасно сознавал не только, что тем самым он доводит свои идеи до всеобщего сведения, но и то, что делает свою карьеру. Литература — вот что теперь являлось для него лестницей, по которой он подымется на вершину общества, в то же время совершая благое дело во имя всего человечества, во имя своей страны и прежде всего и больше всего во имя угнетённых.

Первые нравоописательные очерки Диккенса, которые он назвал «Очерками Боза», были напечатаны в 1836. Дух их вполне соответствовал социальному положению Диккенса. Это была в некоторой степени беллетристическая декларация в интересах разоряющейся мелкой буржуазии. Впрочем, эти очерки прошли почти незамеченными.

книг и романов Чарльза Диккенса


Последнее обновление: 8 февраля 2021 г.

Хотите знать, какие книги написал Диккенс? Он был автором 15 романов. (Однако один из них неполный.) Он также писал рассказы, эссе, статьи и повести.

Обратите внимание, что Рождественская песнь не включена в список романов. Из-за своей длины она классифицируется как новелла.

Вот список всех романов Диккенса и неполный список других его произведений.

15 романов Чарльза Диккенса, перечисленных по дате публикации

Документы Пиквика – 1836

Пиквикские записки , также известные как Посмертные записки Пиквикского клуба , — первый роман Чарльза Диккенса.

Чепмен и Холл издавали его ежемесячными выпусками с марта 1836 г. по ноябрь 1837 г.

Диккенс затронул очень серьезную тему в комедийных «Записках Пиквикского клуба» — несправедливость системы правосудия.

Оливер Твист – 1837

Вторым романом Чарльза Диккенса был Оливер Твист . Первое издание имело более длинное название « Oliver Twist»; или «Прогресс приходского мальчика» .

Первоначально он публиковался ежемесячными выпусками, которые начинались в феврале 1837 г. и заканчивались в апреле 1839 г.

Диккенс назвал персонажа Феджином в честь Боба Феджина, коллеги по работе, с которым молодой Чарльз Диккенс познакомился, когда работал на ткацкой фабрике.

Николас Никльби – 1838

Первая часть Николаса Никльби была опубликована 31 марта 1838 года, а последняя часть — 1 октября 1839 года.

Мать Диккенса, Элизабет Диккенс, была образцом вечно сбитой с толку миссис Никльби. К счастью для Чарльза, она не узнала себя в персонаже. На самом деле, она спросила кого-то, «действительно ли они верят, что когда-либо существовала такая женщина».

Старинная лавка древностей – 1840

Старая лавка древностей была опубликована частями в периодическом издании Часы мастера Хамфри . Первая часть была напечатана в апреле 1840 года, а последняя — в феврале 1841 года.

Диккенс был травмирован смертью героини книги, Маленькой Нелл. Когда он писал роман, ему казалось, что он переживает смерть одного из своих детей. Это также навеяло болезненные воспоминания о смерти его невестки Мэри Хогарт.

Барнаби Радж – 1841

Barnaby Rudge публиковался частями с февраля по ноябрь 1841 года. Он появился в журнале Master Humphrey’s Clock .

Действие исторического романа происходит во время Гордонских бунтов 1780 года.

Мартин Чезлвит – 1843

Martin Chuzzlewit был впервые опубликован издательством Chapman & Hall частями, которые начались в январе 1843 года и продолжались до июля 1844 года.

Роман был написан после поездки Диккенса в Америку в 1842 году. Поездка оставила у Диккенса очень неблагоприятное впечатление о Соединенных Штатах.

Домби и сын – 1846

Домби и сын был впервые опубликован частями, которые начались в 1846 году и продолжались до 1848 года.

Диккенс прочитал первую часть «Домби» своим друзьям. Все прошло очень хорошо и натолкнуло Диккенса на мысль о проведении публичных чтений.

Дэвид Копперфильд – 1849 «

Дэвид Копперфильд», восьмой роман Диккенса, впервые был опубликован в виде сериала. Первый выпуск вышел в мае 1849 года. Последний выпуск вышел в ноябре 1850 года.

Дэвид Копперфильд занимал особое место в сердце Диккенса. В предисловии к изданию 1867 года Диккенс писал: «Как и у многих любящих родителей, в глубине души у меня есть любимый ребенок.И его зовут Дэвид Копперфильд.

Холодный дом – 1852

Холодный дом издавался частями с марта 1852 года по сентябрь 1853 года.

Этот роман отличается тем, что является, пожалуй, единственным произведением классической литературы, в котором персонаж умирает в результате самовозгорания

Тяжелые времена – 1854

Роман впервые появился в еженедельном периодическом издании Диккенса Household Words . Тяжелые времена публиковались частями, начиная с апреля 1854 года и заканчивая августом 1854 года.

Тяжелые времена безжалостно смотрит на утилитаризм. Это серьезное движение в значительной степени полагалось на статистику, правила и положения.

Литтл Доррит – 1855

Little Dorrit издавался частями с декабря 1855 года по июнь 1857 года.

Тюрьма должников Маршалси играет большую роль в Little Dorrit . Мало кто знал, что отца Диккенса отправили в Маршалси на три месяца.

Повесть о двух городах – 1859

Первые главы Повести о двух городах появились в печати в апреле 1859 года. Последняя глава была напечатана в ноябре того же года.

Пьеса Ледяная бездна послужила источником вдохновения для Повесть о двух городах . Пьеса не только дала Диккенсу идею для «Повесть о двух городах» , но и привела к длительным изменениям в жизни Диккенса в образе Эллен Тернан.

Большие надежды – 1860

Большие надежды был первоначально опубликован в All the Year Round , еженедельном периодическом издании, основанном и принадлежащем Чарльзу Диккенсу.С декабря 1860 г. по август 1861 г. было выпущено девять ежемесячных платежей.

В романе Пип, как и сам Диккенс, мечтает стать джентльменом. Однако Пип понимает, что в жизни есть нечто большее, чем богатство и положение.

Наш общий друг – 1864

Наш общий друг — последний роман, который Чарльз Диккенс завершил перед смертью.

Интересной особенностью романа является сосредоточенность на «пыльном» бизнесе.

Тайна Эдвина Друда – 1870

Тайна Эдвина Друда — пятнадцатый роман Чарльза Диккенса. Диккенс только наполовину закончил книгу, когда умер.

Рождественская песнь

Рождественская песнь из-за ее длины классифицируется как новелла, а не как роман. Он был опубликован в 1843 году.

Персонажи «Рождественской песни»

Представляем вашему вниманию список персонажей «Рождественской песни».В список входят Эбенезер Скрудж, Феззивиг, Боб Крэтчит, Джейкоб Марли и другие.

Рождественская песнь в картинках

Рождественская песнь в картинках — О, чудесный пудинг! Боб Крэтчит сказал, и тоже спокойно, что он считает это величайшим успехом, достигнутым миссис Крэтчит со времени их брака.

Викторина «Рождественская песнь»

Насколько хорошо вы знаете подробности «Рождественской песни»? Пройдите наш быстрый тест из 10 вопросов, чтобы узнать.

Рождественская песнь в прозе

Сколько времени понадобилось Диккенсу, чтобы написать «Рождественскую песнь»? Почему Диккенс описал Марли как мертвого гвоздя? Узнайте ответы на эти и другие вопросы на странице «Рождественская история».

Задайте Скруджу вопрос «да» или «нет»

Вы обдумываете вопрос «да» или «нет»? Тогда вы пришли в нужное место. Эбенезер Скрудж здесь, чтобы помочь! Введите свой вопрос и посмотрите, что говорит Скрудж.

Психологическая оценка Скруджа

Представьте, что у вас очень раздражительный дядя. Однажды он говорит, что видел призраков. Не один призрак, а три призрака. Теперь он изменился. Что бы ты сделал? Вы вполне можете отвести дядю к психологу.

«Рождественская песнь» Чарльза Диккенса

«Рождественская песнь» была опубликована в 1843 году.Книга так же популярна сегодня, как и более 175 лет назад. Диккенс голосом Скруджа продолжает призывать нас чтить Рождество в наших сердцах и помнить о времени года круглый год.

Частичный список новелл, рассказов и других произведений Чарльза Диккенса в алфавитном порядке

Битва жизни – Опубликовано в 1852 году

Для чтения в сумерках — Опубликованная в 1846 году, это четвертая из его рождественских книг.

Детская мечта о звезде – Опубликовано в 1850 г.

Обложка детской мечты о звезде

Куранты: История гоблинов

Рождественская песнь – Опубликовано в 1843 году

Рождественская елка

Сверчок у очага: Домашняя сказка – Опубликовано в 1845 г.

Ужин в Poplar Walk — это первое опубликованное художественное произведение Диккенса. Позже он был переименован в Mr.Миннс и его кузен

Рецепты доктора Мэриголд – Опубликовано в 1865 году в Круглый год

Рейс — Опубликовано в 1851 году в Household Words

Морозная бездна – Диккенс и Уилки Коллинз написали эту пьесу. В 1857 году они начали бенефисы. Эллен Тернан была одной из актрис, нанятых для этого мероприятия. Она стала спутницей Диккенса.

Объяснение Джорджа Сильвермана – Опубликовано в 1868 году

Выход в общество – Опубликовано в 1858 г.

Человек с привидениями — пятая рождественская повесть Диккенса, опубликованная в 1848 году.

Фронтиспис первого издания «Человека с привидениями» 1848 года

Праздничный роман – Опубликовано в 1868 году

Падуб – Опубликовано в 1855 году

Выследили – Опубликовано в 1859 году

Фонарщик – Опубликовано в 1838 году

Дальнее путешествие — Опубликовано в 1853 году в журнале Household Words

Часы мастера Хамфри

Сообщение с моря — Этот рассказ появился в рождественском выпуске журнала All the Year Round за 1860 год.Чарльз Диккенс и Уилки Коллинз написали первую, вторую и пятую главы этой совместной работы.

Мистер Миннс и его кузен — это второе название для «Ужин на Тополевой тропе».

Наследие миссис Лиррипер – Опубликовано в 1864 г.

Жилье миссис Лиррипер – Опубликовано в 1863 г.

No Thoroughfare — написано в соавторстве с Уилки Коллинзом.

Ничья история

Принц Бык – Опубликовано в 1855 году

Общественная жизнь г.Трамбл, когда-то мэр Мадфога

Зарисовки Боза — Сборник эссе, первоначально опубликованных между 1833 и 1836 годами. Они были собраны и изданы в виде книги в феврале и августе 1836 года. Два тома были объединены в однотомное издание, опубликованное в 1839 году.

Эскизы Боза, иллюстрации Джорджа Круикшенка

История гоблинов, укравших пономарь . Эта отдельная история была опубликована как 29-я глава Пиквикских бумаг .Его тема похожа на Рождественская песнь .

История гоблинов, укравших пономарь

Воскресенье под тремя головами

Тысяча и один обман — Опубликовано в 1855 году

Земля Тома Тиддлера

Путешествие за границу – Церкви лондонского Сити

Некоммерческий путешественник

Обломки корабля «Золотая Мэри»

Документы Пиквика | Чарльз Диккенс Информация

Последнее обновление: 29 сентября 2021 г.

Записки Пиквикского клуба, , также известные как Посмертные записки Пиквикского клуба, , — первый роман Чарльза Диккенса.

Роман издавался издательством Chapman & Hall ежемесячными выпусками с марта 1836 года по ноябрь 1837 года.

Записки Пиквика – Жизнь Диккенса в то время

Кэтрин (Хогарт) Диккенс

Первый выпуск Пиквикских бумаг был опубликован 30 марта 1836 года. В следующем месяце, 2 апреля, Чарльз Диккенс женился на Кэтрин Хогарт.

Их первый ребенок родился 6 января 1837 года

Публикация Oliver Twist началась в Bentley 31 января 1837 года.Диккенс писал «Пиквик» и «Твист» одновременно до ноября 1837 года, когда «Пиквик» закончился.

Первый роман Чарльза Диккенса

В апреле 1836 года издательская фирма Чепмена и Холла столкнулась с серьезным решением.  

Фирма только что начала серию забавных историй о «спортивных сценах кокни». Сериал построен на иллюстрациях Роберта Сеймура.

Публикация началась 30 марта. Менее чем через месяц, 20 апреля, Роберт Сеймур покончил жизнь самоубийством.

Эдвард Чепмен и Уильям Холл должны были решить, будут ли они продолжать сериал.

У автора, написавшего текст к иллюстрациям Сеймура, возникла идея.

Почему бы не увеличить текст и не нанять менее известного художника? Сериал продолжится, но акцент сместится с иллюстраций на историю.

Автора звали Чарльз Диккенс, а серия была Пиквикские записки .

Чепмен и Холл согласились с идеей Диккенса, и Записки Пиквикского клуба стали чрезвычайно популярными.

Первая часть Pickwick была продана тиражом около 500 копий, а последняя часть — около 40 000 копий.

Были театральные адаптации еще до того, как сериал был завершен. Начали появляться товары Пиквика. Люди могли купить сигары Pickwick, сборники песен и фарфоровые статуэтки.

Первая книга Чарльза Диккенса стала хитом.

Пиквикский клуб

Собрание Пиквикского клуба

Сэмюэл Пиквик — главный герой романа, основатель Пиквикского клуба.  

Пиквич и трое его спутников (мистер Уинкль, мистер Снодграсс и мистер Тапман) путешествуют по стране. Они сообщают о своих приключениях членам клуба.

Таким образом, настоящим учреждается Соответствующее общество Пиквикского клуба; и что Сэмюэл Пиквик, эсквайр, G.C.M.P.C., Трейси Тапман, эсквайр, M.P.C., Август Снодграсс, эсквайр, M.P.C., и Натаниэль Винкль, эсквайр, M.P.C., настоящим выдвигаются и назначаются членами того же самого; и чтобы их просили время от времени присылать достоверные отчеты о своих путешествиях и исследованиях, о своих наблюдениях за характерами и манерами и обо всех своих приключениях вместе со всеми рассказами и документами, которые могут быть связаны с местными пейзажами или ассоциациями. дать начало Пиквикскому клубу, расположенному в Лондоне.~ Пиквикский клуб Чарльза Диккенса

Один раз в жизни – Мэри Хогарт

Портрет Мэри Хогарт в возрасте 16 лет

В июне 1837 года Диккенс пропустил крайний срок. Это был единственный случай за всю его писательскую карьеру. Неожиданная смерть в семье пустила под откос Pickwick Papers в этом месяце и Oliver Twist .

Невестке Диккенса Мэри Хогарт было семнадцать. В то время она жила с Чарльзом и Кэтрин.Мэри была любимицей этой пары и была для Чарльза как младшая сестра.

Вечером 6 мая Мэри пошла с парой в театр Сент-Джеймс. Все казалось в порядке. Группа вернулась поздно вечером, и Мэри легла спать. Вскоре после этого Диккенс услышал крик из комнаты Мэри. Она была больна. Несмотря на заботу врача, Мэри скончалась на руках Диккенса 7 мая.

Чарльз был опустошен. Он объяснил перерыв в публикации, сказав: «внезапная смерть очень дорогого молодого родственника, к которому он был очень нежно привязан и чье общество долгое время было главным утешением его трудов.

Апноэ во сне и Джо

Джо, «толстяк» из Пиквикских бумаг, иллюстрация Кида (Джозеф Клейтон Кларк)

Ожирение Гиповентиляционный синдром (OHS), состояние, связанное с апноэ во сне, сначала называлось Пиквикским синдромом. Он назван в честь романа Диккенса «Записки Пиквика» , потому что в романе есть персонаж, у которого есть все классические симптомы заболевания. Узнать больше

Темы Пиквикских бумаг

Сэмюэл Пиквик, иллюстрация Кида (Джозефа Клейтона Кларка)

В этом комическом романе Диккенс затронул очень серьезную тему несправедливости системы правосудия.

Диккенс лично ознакомился с правовой системой, когда работал клерком. Его возмущение несправедливостью и некомпетентностью системы проявляется более чем в одном из его романов.

В очень смешной сцене Пиквик пытается поговорить со своей квартирной хозяйкой, миссис Барделл, о том, что Сэм Веллер переезжает в дом. Она неправильно понимает и думает, что он предлагает выйти замуж. Позже она подает в суд за нарушение обещания.

Роман полон юмористических цитат о правовой системе:

— Да ведь я не знаю точно насчет лжесвидетельства, милостивый государь мой, — ответил джентльмен. «Грубое слово, мой дорогой сэр, очень грубое слово. Это юридическая фикция, милостивый государь, не более того.

«Волан и волан — очень хорошая игра, если ты не волан, а два юриста — воланчики, и в этом случае игра становится слишком увлекательной, чтобы быть приятной».

— Ну, — сказал мистер Уэллер, — теперь, я полагаю, он захочет вызвать свидетелей, чтобы они рассказали о его характере, или, может быть, чтобы доказать алейби. Я обдумал это дело, и он может успокоиться, Сэмми.У меня есть несколько друзей, которые подойдут и для него, но мой совет: пусть будет так, не обращая внимания на характер, и держись аллеи. Ничего похожего на алейби, Сэмми, ничего.

Оливер Твист | Чарльз Диккенс Информация


Последнее обновление: 28 сентября 2021 г.

Оливер Твист — второй роман Чарльза Диккенса. Первоначально он публиковался ежемесячными выпусками, которые начинались в феврале 1837 года и заканчивались в апреле 1839 года.

Публикация Oliver Twist началась раньше, чем закончилась ежемесячная публикация The Pickwick Papers .Два романа пересекались в течение девяти месяцев.

Кроме того, Диккенс начал выпуск Николаса Никльби (также выпускаемого ежемесячными платежами) до того, как Twist закончил публикацию. Эти два романа также пересекались в течение девяти месяцев.

Первое издание Oliver Twist имело подзаголовок The Parish Boy’s Progress.

Оливер Твист – Жизнь Диккенса В то время

Кэтрин (Хогарт) Диккенс

В начале 1836 года были опубликованы первые главы The Pickwick Papers .2 апреля того же года Диккенс женился на Кэтрин Хогарт.

В январе 1837 года родился первый из его 10 детей. В следующем месяце началась публикация Oliver Twist . Год принял печальный оборот 7 мая, когда умерла Мэри Хогарт, сестра Кэтрин.

В 1838 году началось издание Николаса Никльби .

Феджин

Феджин, иллюстрация Кида (Джозефа Клейтона Кларка)

У Чарльза Диккенса не было счастливого детства.

Кризис наступил, когда ему было двенадцать. Его отец, Джон Диккенс, был арестован и отправлен в тюрьму за неуплату долга. Хуже всего было то, что юного Чарльза Диккенса отправили работать на фабрику по покраске обуви.

Иллюстрация Фреда Бернарда, изображающая молодого Чарльза Диккенса за работой на фабрике по чистке обуви. (из издания Форстера «Жизнь Диккенса» 1892 г.)

Именно на воронильной фабрике Диккенс познакомился с Бобом Феджином.

Боб был еще одним работником на фабрике.Однако, в отличие от некоторых других, Боб никогда не дразнил юного Диккенса. Фактически, Феджин защищал Диккенса, когда другие мальчики насмехались над ним. Он также научил Диккенса заворачивать и завязывать бутылки с полиролью. Он даже помогал Диккенсу, когда тот болел на работе.

Зачем Диккенсу помнить кого-то, кто проявил к нему такую ​​доброту, назвав в его честь такого злодея?

Время, проведенное Диккенсом на воронильной фабрике, было худшим временем в его жизни. Его стыд за инцидент заставил его держать это в секрете от всех, кроме нескольких человек.

Возможно, Диккенс ассоциировал имя Феджин с темной стороной жизни. В своем воображении он мог связать Боба Фейгина, знакомящего его с обычаями фабрики, с другим Фэджином, показывающим Оливеру правильный путь к карманникам.

Раз в жизни

Портрет Мэри Хогарт в возрасте 16 лет

В июне 1837 года произошло то, что случилось с Диккенсом всего один раз. Он пропустил крайний срок. Он писал сразу два сериализованных романа: The Pickwick Papers и Oliver Twist .

Однако в июне 1837 года не было Пиквик . Не было Оливера Твиста . Вместо этого были похороны.

В 1837 году Мэри Хогарт было семнадцать, она была хорошенькой и жила со своей сестрой Кэтрин и мужем Кэтрин, Чарльзом Диккенсом. Мэри была любимицей этой пары и стала для Чарльза как младшая сестра.

Вечером 6 мая Мэри пошла с парой в театр Сент-Джеймс. Группа вернулась поздно вечером, и Мэри легла спать.

Вскоре после этого Диккенс услышал крик из комнаты Мэри. Она была больна. Несмотря на заботу врача, Мэри скончалась на руках Диккенса 7 мая.

Чарльз был опустошен. Июньские выпуски «Твиста и Пиквика» не были опубликованы из-за «внезапной смерти очень дорогого молодого родственника, к которому он был очень нежно привязан и чье общество долгое время было главным утешением в его трудах».

Персонаж Роуз Мэйли в Oliver Twist был вдохновлен Мэри Хогарт.

Темы в Оливер Твист

«Оливер Твист попросил еще!»

In Оливер Твист Диккенс критикует Новый закон о бедных 1834 года. Новый закон о бедных на самом деле был серией мер, принятых в 1834 году. Предположительно, эти законы должны были оказывать помощь бедным людям.

Однако система имела серьезные недостатки.

Людей без средств к существованию отправили в работные дома. Система была разработана с мыслью о том, что работные дома будут неприятными. Считалось, что это послужит дополнительным стимулом для самодостаточности людей.

В результате такого мышления еда в работных домах была скудной, и пищу приходилось есть в тишине. При поступлении в работный дом семьи разделялись и распределялись по однополым помещениям. Детей отделили от взрослых. Младенцы были отправлены на «бэби-фермы».

Вместо того, чтобы счесть это лечение мотивационным, оно сломило дух многих людей, вынужденных жить там.Приключения молодого Оливера Твиста доказывают это.

Диккенс также затрагивает эту тему в других произведениях. В «Рождественской песне » Скрудж говорит, что «те, кому плохо», должны попасть в работные дома или другие подобные им места. Ответ таков: «Многие не могут туда поехать; и многие предпочли бы умереть».

Чарльз Диккенс использовал свой роман, чтобы указать на правду о викторианской Англии, которую приличное общество пыталось игнорировать.

Прочитав роман, лорд Мельбурн возразил: «Это все среди работных домов, карманников и гробовщиков.Я не люблю эти вещи: я хочу избежать их. Я не люблю их на самом деле и поэтому не хочу, чтобы они были представлены».

20 книг Чарльза Диккенса: все романы и новеллы, внесены в список

Блог – опубликовано Понедельник, 11 марта

Когда дело доходит до викторианской литературы, никто не был таким плодовитым и влиятельным, как Чарльз Диккенс — до такой степени, что мы до сих пор используем слово «диккенсовский» для описания вещей, напоминающих его произведения! Если вам когда-либо приходилось читать « Большие надежды » или « Повесть о двух городах » для школы, вы, вероятно, имеете довольно хорошее представление о том, что влечет за собой Диккенс: яркие персонажи, запутанные сюжеты, шокирующие повороты (часто связанные со скрытой личностью). , а также здоровая доза социальных комментариев и сатиры. Но чего вы, возможно, не знаете, так это того, сколько всего этого он написал — действительно, Диккенс написал тысячи и тысячи страниц за свою литературную карьеру.

К счастью, мы собираемся разбить эти страницы для вас прямо сейчас, чтобы вы могли решить, какой заголовок вы хотите взять в первую очередь. Вот все 20 книг Чарльза Диккенса : романы и повести, которые определили викторианскую литературу. Поскольку многие из них изначально были опубликованы в серийной форме, мы упорядочили их по дате завершения каждой книги. Надеюсь, вы проведете лучшее (а не худшее!) время, прочитав их.

Если вы чувствуете себя ошеломленным количеством великих классиков, вы также можете пройти наш 30-секундный тест ниже, чтобы быстро сузить круг и получить персональную рекомендацию книг 😉

📚

Какую книгу прочитать следующей?

Откройте для себя идеальную книгу. Занимает 30 секунд!

Начать викторину

1. Документы Пиквикского клуба (1837)

Первое и одно из лучших произведений Диккенса, Пиквикские записки , по общему признанию, больше представляет собой разрозненный сборник рассказов, чем традиционный роман.Тем не менее, истории сосредоточены вокруг одного мистера Сэмюэля Пиквика: буйного старого джентльмена, который бродит по Англии с другими членами своего собственного «Пиквикского клуба». Пиквикский клуб твердо привержен научным исследованиям, то есть посещению как можно большей части южной сельской местности. По пути они встречают множество необычных фигур, выпивают большое количество алкоголя и попадают в ряд щекотливых ситуаций, которые, тем не менее, всегда, кажется, разрешаются сами собой.

От мудрых слов сообразительного камердинера Пиквика до диких рассказов о вездесущем шарлатане, истории в этих рассказах демонстрируют способность Диккенса жонглировать бесчисленными сюжетами, не теряя при этом внимания читателей. «Записки Пиквикского клуба» также установили многие характерные элементы истории Диккенса: комические и иронические ситуации, типично английскую обстановку и актерский ансамбль из некоторых персонажей с довольно запоминающимися именами (включая таких, как «Август Снодграсс» и «Альфред»). Джингл»).

2. Оливер Твист (1839)

Вдохновение для популярного мюзикла, основа для оскароносного фильма и автор достойной мемов фразы «Пожалуйста, сэр, можно мне еще?» (что на самом деле является небольшим искажением), Оливер Твист был первым настоящим «социальным романом» Диккенса.Он использовал рассказ об Оливере, беспомощном сироте, захваченном карманниками, для критики социальных условий в Англии того времени, а именно того, как бедность вынуждала детей, особенно детей без родителей, попадать в ужасные обстоятельства. Но, несмотря на невезение и жестокое обращение, выпавшее на его долю, Оливеру удается в основном сопротивляться искушению разврата на протяжении всей истории, оставаясь маяком надежды и чистоты. (Конечно, в какой-то момент истории он пытается избить другого ребенка, но это только потому, что ребенок оскорбил свою мать!) В остальном Оливер — непревзойденный герой, и его увлекательное путешествие в сочетании с грязными подробностями Лондона раннего викторианского периода — великолепное чтение.

Ищете что-нибудь новое для чтения?

Доверяйте рекомендациям книг реальным людям, а не роботам.

Или зарегистрируйтесь с адресом электронной почты

3. Николас Никльби (1839)

Мы подходим к еще более сложному Диккенсу с Николасом Никльби , двуличным романом, который является частью комедии Пиквика и трагедии Оливера Твиста .Эта колоссальная работа следует за приключениями Николаса Никльби, смерть отца которого оставляет его наедине с матерью и сестрой. Вскоре ему удается устроиться на работу в школу Dotheboys Hall на унылых болотах Йоркшира. Однако член правления Уэкфорд Сквирс (чье неудачное имя отражает его неудачный характер) полон решимости сделать жизнь Николаса невыносимой — даже после того, как Николас, наконец, ускользнет из-под его пятки. Тем не менее, во всей этой мелодраме сохраняется чувство юмора, особенно когда Николас и его друг Смайк сталкиваются с менеджером театра и без видимой причины становятся звездными драматургами. Поговорите о мелодраме… и есть еще много чего, откуда это взялось в третьем акте из Никльби (которое мы оставим вам, чтобы открыть для себя).

4. Старая лавка диковинок (1841)

Старая лавка антиквариата — это история Нелл Трент, милой молодой девушки, которая живет со своим дедушкой и работает в одноименном магазине. Но когда ее дедушка (имя которого так и не было названо) проигрывает все свои деньги в отчаянной игре, Нелл должна взять на себя бразды правления, чтобы вывести их из Лондона — и, даст бог, к лучшей жизни.Она и не подозревает, что разоритель ее дедушки идет им по пятам, выжимая информацию из ни на что не годного старшего брата Нелл, который хочет найти своих родственников только за долю их (несуществующих) богатств.

Хотя к этому моменту Диккенс довольно хорошо разбирался в сентиментальности, Старинная лавка древностей вывел ее на новый уровень — который, по-видимому, был как раз подходящим для читателей. Люди настолько увлеклись невинной и трагической фигурой «Маленькой Нелл», что читатели в Нью-Йорке штурмовали пристань , куда из-за границы прибыл последний выпуск! Мы можем только надеяться, что вы испытаете такое же предвкушение (лишь слегка смягченное агонией), когда будете читать его сегодня.

5. Барнаби Радж (1841)

Barnaby Rudge был опубликован вместе с The Old Curiosity Shop в собственном кратковременном периодическом издании Диккенса, Master Humphrey’s Clock . Однако, как его первый добросовестный исторический роман (хотя сейчас все его произведения кажутся нам «историческими»), это явный отход от TOCS и вообще от всех предыдущих произведений Диккенса. В любом случае, Barnaby Rudge начинается в 1775 году, когда Америка стоит на пороге революции.Это вызывает много дискуссий о военной стратегии среди англичан, что приводит к антикатолическим настроениям, поскольку многие люди считают, что британские католики повернутся против своей страны на поле боя. Дебаты в конечном итоге перерастают в Gordon Riots , в которых принимают участие различные персонажи, в том числе простодушный и легко поддающийся влиянию Барнаби Радж. Конечно, все это окружает обычный для Диккенса поток социальных интриг и скандалов, но беспорядки — центральная точка истории, и обращение к ним Диккенса доказало, что он может эффективно справляться с политикой в ​​прошлом, а также в настоящем.

6. Рождественская песнь (1843)

Помимо вечного статуса , одной из лучших рождественских историй , Рождественская песнь также примечательна тем, что она отразила дух времени викторианской Англии того времени; когда Диккенс писал его, многие люди переоценивали старые рождественские традиции и начинали практиковать более живые новые. Конечно, не все считали, что Рождество должно быть временем радостного празднования — отсюда и вдохновение печально известного Эбенезера Скруджа.

Вы, вероятно, уже знакомы с его историей, но давайте перефразируем ее просто для удовольствия: ворчливый старик ненавидит Рождество и отказывается участвовать в любых его атрибутах, даже чтобы помочь менее удачливым (включая его собственного низкооплачиваемого помощника). Ночью в канун Рождества Скруджа посещает призрак его старого делового партнера Джейкоба Марли, который предупреждает, что он будет проклят на всю вечность, если продолжит идти по тому же озлобленному пути. Но Марли — лишь первый призрак, появившийся перед Скруджем в ту ночь, и ни в коем случае не самый зловещий… поскольку Скрудж переживает всевозможные Рождества прошлого, настоящего и будущего, он должен принять решение не только о своих чувствах к праздник, а о том, какой он человек на самом деле.

7. Куранты (1844)

Быстро воспользовавшись своим новообретенным статусом рождественского барда, Диккенс развил успех «: Рождественская песнь в прозе », написав ряд моральных новелл, действие которых происходит в праздничный сезон. Как вы, возможно, уже поняли, ни один из них не достиг такого же уровня успеха, как его первый.

Куранты чем-то похожи на историю Скруджа, в том смысле, что разум старика меняется сверхъестественным образом.Однако в данном случае главным героем нашей истории является Тротти Век, престарелый портье (посыльный), который тоскует по старым временам. Благодаря газетам он поверил, что рабочий класс, к которому он принадлежит, несет ответственность за свои собственные раздоры. Когда он якобы умирает, взбираясь на колокольню, появляются духи и гоблины и представляют ему видения будущего, пронизанного социальной несправедливостью и страданиями тех, кого он любит.

8. Мартин Чезлвит (1841)

Это произведение с восхитительным названием, названное последним из романов Диккенса « плутовских » (практика, которую он начал с The Pickwick Papers ), повествует о молодом Мартине Чезлвите, чей богатый дедушка отрекается от него после того, как Мартин влюбляется в его няню. Теперь, стремясь заработать собственное состояние, Мартин становится учеником коварного архитектора Сета Пексниффа, который крадет работы своих учеников и присваивает их себе. Но только когда Пекснифф дает Мартину пинок, его настоящее приключение может начаться: поездка в Америку со своим другом Марком, чей оптимизм оказывается большим преимуществом в обстоятельствах, с которыми они сталкиваются. Тем временем в Англии настоящий торнадо скандалов продолжает бушевать и вертеться, включая племянника Мартина, бурный любовный треугольник, смену личности и — ох! — убийство .Само собой разумеется, если вы поклонник мыльных опер, но думаете, что они были бы еще лучше в девятнадцатом веке, Martin Chuzzlewit для вас.

9. Сверчок на очаге (1845)

Еще одна из его рождественских книг, эта новелла показывает, как Диккенс отказывается от своей обычной социальной критики в пользу легкой, домашней сказки. Джон Пирибингл — простой человек, запутавшийся в запутанной паутине романтики, в которую вовлечен скупой старый торговец игрушками, который намеревается жениться на молодой женщине, загадочной жильце и собственной жене Пирибингла! Все это время за ним наблюдает титулованное насекомое, которое действует как ангел-хранитель — очень похоже на сверчка Джимини!

Современные критики и читатели в значительной степени игнорируют эту книгу, хотя интересно отметить, что Рэнкин/Басс (известный как Рудольф Красноносый Северный Олень) выпустил ее как , анимированный рождественский выпуск в 1967 году.

10. Битва жизни: история любви (1846)

Еще одно Рождество; еще одно договорное обязательство по публикации новеллы! Как следует из подзаголовка, в романе много места, но, в нарушение традиции, курортный сезон почти не фигурирует в сюжете.

В городе, который когда-то был местом исторической стычки, битва, происходящая в этой истории, является одной из центральных. Две сестры живут со своим овдовевшим отцом и парой домашних слуг.Мэрион, одна из сестер, обручена с мужчиной, который покинул город, чтобы улучшить себя, оставив ее открытой для домогательств местного повесы. Написанная как легкий фарс, эта яркая книга Диккенса предлагает читателям удовлетворительный финал с романтическим поворотом.

11. Человек с привидениями и сделка с призраком (1848)

Последняя из рождественских новелл Диккенса знаменует его возвращение к сверхъестественным праздничным басням. Жестокий учитель по имени Редлоу одинок в канун Рождества, его преследуют не только прошлые травмы, но и его призрачный двойник.Призрак предлагает стереть самые мрачные воспоминания Редлоу, в стиле Вечного сияния, , что учитель слишком охотно принимает.

Как вы понимаете, эта сделка больше, чем рассчитывал наш хладнокровный главный герой.

12. Домби и сын (1848)

Что-то вроде иронического неправильного названия, «Домби и сын» на самом деле фокусируется на сложных отношениях между владельцем судоходной компании Полом Домби и его дочерью Флоренс.Уже будучи женоненавистником и эмоционально жестоким отцом «Флой», Домби становится еще более враждебным по отношению к ней после смерти своего маленького сына. Он убегает, чтобы жениться на Эдит Грейнджер, но, познакомившись с Флоем, Эдит также восстает против Домби. Затем обе женщины бросают Домби, который должен на горьком опыте научиться брать на себя ответственность за свои действия и причиненный им вред. Домби и сын, безусловно, побуждают читателя сочувствовать Домби, крайне неприятному персонажу на протяжении большей части книги; но эмоциональное и идеологическое путешествие, которое он предпринимает , является достаточной причиной, чтобы придерживаться его.

13. Дэвид Копперфильд (1850)

Хотя имя «Дэвид Копперфильд», вероятно, напоминает фокусника, из-за которого исчезла Статуя Свободы, его первая итерация появилась в этом романе, который сам Диккенс считал своим величайшим произведением. Критики также исторически соглашались, что Дэвид Копперфильд означает сдвиг в общем подходе и стиле Диккенса от юношеского к более зрелому (хотя, если «юношеский» означает написание блестящих социально-политических комментариев на тысячу страниц, подпишитесь на нас!).

Этот роман представляет собой подробную биографию одноименного Копперфилда, в которой прослеживается его жизнь от счастливого детства до беспокойной юности, его возможного брака и карьеры. В это время он должен бороться с трагической смертью своей матери, своим злобным современником Урайей Хипом и своим внутренним конфликтом по поводу того, следует ли ему следовать прибыльной карьере (юриспруденция) или карьере, которая приносит больше творческого и личного удовлетворения (письмо, конечно). Один из вопросов, лежащих в основе этой работы, заключается в том, можно ли превзойти собственные корни, не испортив себя ни прошлым, ни вновь обретенными преимуществами — «трудный путь к правильному равновесию.Кроме того, для тех, кто особенно интересуется жизнью Диккенса, эта работа считается его наиболее автобиографической, и в рассказе отчетливо видны определенные черты его опыта.

14. Холодный дом (1853)

В отличие от обнадеживающего и, в конечном счете, триумфального тона Дэвида Копперфилда , Холодный дом — по-другому и не скажешь — довольно мрачно. Он сосредоточен вокруг затянувшегося судебного дела Jarndyce v. Джарндайс , которое началось с того, чтобы определить законного получателя большого семейного наследства. Однако дело настолько сложное, что на его решение уходят десятилетия. Как замечательно выразился Диккенс: «Маленький истец или ответчик, которому обещали новую лошадку-качалку, когда [дело] должно было быть улажено, теперь вырос, завел себе настоящую лошадь и ускакал в мир иной».

Действительно, во время Холодный дом много раз читатель, вероятно, почувствует склонность отложить его и просто убежать.Диккенс написал книгу, чтобы высмеять систему канцелярских судов — не самая увлекательная тема — и его запутанная структура и часто беспочвенное описание, отражающие запутанный и часто беспричинный характер суда, могут быть трудными для понимания. Но читатели, которые возьмутся за эту задачу, получат награду в виде острых наблюдений и, как обычно, большой дозы драмы в битве Джарндисов.

15. Тяжелые времена (1854)

Тяжелые времена на самом деле гораздо легче понять, чем другие произведения Диккенса, по крайней мере, с точки зрения длины: в то время как его стандартное количество страниц колеблется в районе 900-1000, Тяжелые времена — всего 240. Кроме того, это единственный роман Диккенса, действие которого не происходит в Лондоне — скорее, действие происходит в вымышленном Коктауне, фабричном городке, зависящем от многих эксплуатируемых рабочих (что, конечно, было социальным элементом, который Диккенс хотел осудить). .

Hard Times рассказывает историю о директоре школы по имени Томас Градграйнд и его соратниках. Серьезный подход Грэдграйнда как к образованию, так и к воспитанию детей оставил его детей, особенно его дочь Луизу, совершенно оторванными от своих эмоций — до такой степени, что, когда Грэдграйнд предлагает ей выйти замуж за гораздо более старшего Баундерби, ссылаясь на статистику о разнице в возрасте в браке, она просто подчиняется.Его сын Том, с другой стороны, имеет свои собственные представления о том, как жить в мире, и вся логика его отца не может удержать его от преступной жизни, включая схему, в которой оказывается замешанным невиновный фабричный рабочий.

16. Литтл Доррит (1857)

Маленькая Эми Доррит родилась и выросла в долговой тюрьме под названием Маршалси. Ее отец провел там последние двадцать лет, не в силах отработать свои долги (догадаетесь, какую парадоксальную практику здесь комментирует Диккенс?), так что Крошка Доррит поддерживает их обоих.Тем не менее, состояние Дорритов буквально вот-вот изменится, поскольку в игру вступает большое Jarndyce наследство. Вскоре Дорриты покидают Маршалси и отправляются в роскошное турне по Европе… но, конечно же, их проблемы еще далеки от завершения. Этот роман, вдохновленный пребыванием собственного отца Диккенса в Маршалси (90 220, который был реальным местом! 90 221), представляет собой резкую критику как несправедливой, неэффективной природы долговых тюрем, так и хрупкости богатства и социальных обстоятельств.

17. Повесть о двух городах (1859)

Из всех изобретений Диккенса — пристрастия Оливера Твиста к каше, частых возгласов Скруджа «ба, вздор!» и всего жизненного пути Дэвида Копперфильда — пожалуй, нет более известного, чем вступительная строка « Повести о двух городах» : «Это были лучшие времена, это были худшие времена». С этого момента разворачивается захватывающая история нескольких ключевых фигур в Лондоне и Париже, которая привела к Французской революции восемнадцатого века и последующему Царству террора.

Он начинается с Манетта, французского врача, заключенного в тюрьму Бастилии на восемнадцать лет и только что освобожденного — к огромному удивлению его дочери Люси, считавшей его мертвым. После того, как Люси и доктор Манетт воссоединяются в Париже, они возвращаются в Лондон, чтобы начать новую жизнь. Именно здесь Люси встречает и влюбляется в Чарльза Дарнея, богатого француза, который, тем не менее, занимает прогрессивную позицию против плохого обращения с низшими классами.

Но остальная часть семьи Дарнея не столь благородна и действительно может быть связана с событиями, связанными с первоначальным арестом Манетт… не говоря уже о ряде других гнусных проступков.Когда на горизонте надвигается Царство Террора, никто не может быть в безопасности, и страх и подозрение изобилуют. Тем не менее, сам Диккенс в своих лучших проявлениях на протяжении «Повесть о двух городах» ; концовка, в частности, заставит вашу голову кружиться (не каламбур, для тех, кто знает, что происходит).

18. Большие надежды (1861)

Сейчас мы подходим к концу писательского периода Диккенса, но его литературный свет был сильнее, чем когда-либо, о чем свидетельствует Большие надежды .Это настоящий bildungsroman, следуя характеру Пипа, сироты, который стремится стать джентльменом. В юности Пип регулярно навещает мисс Хэвишем, озлобленную старую деву, оставленную у алтаря. У мисс Хэвишем есть приемная дочь Эстелла, которую она учит ненавидеть мужчин. Естественно, Пип по уши влюбляется в нее.

Решив проявить себя, Пип начинает карьеру кузнеца и живет в Лондоне с финансовой помощью таинственного благотворителя, но его сердце разбито, когда Эстелла влюбляется (или, скорее, стратегически решает выйти замуж) за кого-то другого. Затем Пип должен смириться с тем фактом, что его «большие ожидания» могут никогда не оправдаться… но, конечно, это далеко не конец истории, которая принимает огромный поворот, когда раскрывается личность благодетеля Пипа. Мастерски построенный и красиво составленный, этот эпический роман о любви, утрате и, конечно же, о социальном классе полностью заслуживает своего вечного места в списках для чтения на уроках английского языка повсюду.

19. Наш общий друг (1865)

Наш общий друг был последним законченным романом Диккенса, но вы знаете, он не отпустил бы нас так просто. OMF широко известен как одна из его самых сложных и изощренных работ, которая, если вы читали весь этот список, понимаете, действительно о чем-то говорит. Вся история начинается с шокирующего открытия: наследник значительного состояния (Диккенсу определенно нравился этот сюжетный ход) Джон Хармон найден мертвым и раздутым в Темзе. Это означает, что деньги вместо этого пойдут верным сотрудникам его семьи, Боффинам.

Боффины также принимают Беллу Уилфер, которая была предназначена Хармону, хотя они никогда не встречались.Белла по-прежнему твердо намерена выйти замуж из-за денег, хотя у нее, похоже, необычная связь с бедным секретарем Боффинов Роксмитом. Параллельно с этой сюжетной линией проходит дилемма Лиззи Хексам, дочери человека, вытащившего Хармона из воды, и которая должна бороться с некоторыми не очень подходящими женихами.

Да, в этом заключительном шедевре Диккенса есть все: напряженная романтическая драма, сокрытые и ошибочные личности, и, цитируя саму Беллу Уилфер, много размышлений и комментариев о «деньгах, деньгах, деньгах и том, что деньги могут сделать из жизни», которые всегда занимал Диккенса.

20. Эдвин Друд (1870)

Последняя глава блестящей карьеры заканчивается огромным знаком вопроса. Поскольку на момент смерти Диккенса было опубликовано только шесть из двенадцати частей, он унес «Тайна Эдвина Друда» в могилу. Главный герой — добрая сирота, обрученная с такой же сиротой, Розой Бад. Когда он исчезает во время бури, подозрения ложатся на дядю Эдвина, Джона Джаспера: зловещего хормейстера с нездоровой одержимостью Розой.

На момент своей смерти Диккенс не оставил заметок о том, как должна была развиваться история ( он был трусом, как говорят, ), что вызвало множество академических спекуляций и даже несколько попыток закончить книгу. На самом деле, одно издательство из Вермонта заявило, что буквально передали дух Диккенса для завершения книги .

Если вы ищете больше литературной классики, чтобы удовлетворить свой внутренний английский язык, проверьте этот список 100 книг, которые вы должны прочитать за всю жизнь (с двумя любезно предоставленными Диккенсом!) .Кроме того, откройте для себя гигант современной литературы, прочитав нашу подборку из 15 лучших книг Джона Стейнбека .

Доверяйте рекомендациям книг от реальных людей, а не роботов.

Доступ к Reedsy Discovery бесплатно!

Или зарегистрируйтесь с помощью

Чарльз Диккенс — Серия книг по порядку

Ссылки на книги ведут на Amazon.Как партнер Amazon, я зарабатываю деньги на соответствующих покупках.

Порядок публикации отдельных романов

Порядок публикации сборников рассказов Чарльза Диккенса

Порядок публикации рассказов/новелл Уилки Коллинза

с Уилки Коллинзом

Порядок публикации рассказов/новелл

Порядок публикации антологий

Чарльз Диккенс, самый популярный писатель в английской литературе, родился 7 февраля 1812 года на Коммершл-роуд-Лэндпорт, Портси, графство Хэмпшир.Его отец, Джон Диккенс, был клерком в кассе военно-морского флота. Ему было нелегко сводить концы с концами, поэтому он влез в долги и после многих лет борьбы с ними наконец переехал в Чатем, когда Чарльзу было девять лет.

Именно в Чатеме он начал свое раннее школьное образование. Он был набожным читателем и предпочитал корчиться в углу с книгами, чем заниматься самой легкой физической деятельностью. Несколько лет он жил в гармонии, но вскоре дни счастья подошли к концу.Его отец был арестован за неуплату долгов и приговорен к краткосрочному тюремному заключению.

Из-за таких финансовых обстоятельств Чарльзу пришлось покинуть школу в возрасте двенадцати лет. Он устроился на воронильную фабрику, и было очень больно видеть, как такой многообещающий молодой человек работает с утра до вечера за копейки. Однако он избавился от этих страданий, когда получил небольшое наследство от одного из своих родственников. Его отец также был освобожден, и Чарльз Диккенс поступил в Академию Веллингтон Хаус в возрасте шестнадцати лет.Это было жестокое место, и его директор был известен как самый невежественный и тиран. Здесь он ничему не научился, но опыт, полученный в школе, оказался плодотворным источником для написания Николаса Никльби. Этот роман обнажает слабость йоркширских школ и невежественных учителей, которые занимались младшими учениками. В 2002 году режиссер Дуглас МакГрат использовал этот роман в фильме, и в его ролях снялись Энн Хэтэуэй, Чарли Ханнэм и Джейми Белл.

Он с отвращением бросил школу и снова пошел работать, но на этот раз клерком в адвокатской конторе.Он также начал изучать стенографию, чтобы добиться успеха в своей карьере репортера. Его успехи были быстрыми, и в 1830 году он стал парламентским репортером. В основном именно в этот период он приобрел свои экстраординарные знания о Лондоне, которые он эффективно использовал в своих зарисовках лондонской жизни.

Чарльз Диккенс начал свою писательскую карьеру с «Очерков Боза» в 1836 году. Это был сериал о лондонской жизни в манере и стиле Ли Хант. Однако самой ранней из работ Чарльза Диккена, получивших высокую оценку, были «Записки Пиквикского клуба», опубликованные в 1836 году.Написана по предложению редактора для серийного издания. В нем около семидесяти различных ситуаций и более четырехсот персонажей, некоторые из которых выходят на сцену только один раз, чтобы завоевать себе бессмертное место в наших сердцах.

Чарльз Диккенс также путешествовал в Соединенные Штаты по приглашению Вашингтона Ирвинга. Он уехал в Соединенные Штаты в 1841 году и был тепло принят там людьми. Но вскоре их похвала померкла, когда они узнали, что он резко критиковал систему рабства в Соединенных Штатах в своих «Мартине Чезлвите и американских заметках».Но этот спор утих, когда он совершил свой второй визит в США в 1867 году. Именно после этого периода он написал «Дэвид Копперфильд и большие надежды». По этим двум романам также были сняты фильмы и телесериалы. «Большие надежды» впервые были выпущены в 1946 году, а «Дэвид Копперфильд» — в 1999 году.

Чарльз Диккенс – представитель викторианского Лондона – Англии 1820-х и 30-х годов. Он представил столицу во всех ее красках, ее магазины, офисы, трущобы и людей. Он знал дух своего народа и дал им именно то, что они хотели. Его романы не писались, они рождались. Они были созданы им для своего народа. Он такой же, как Древний Моряк из S.T. Кольридж.

Далее, его романы также отличаются нелепо-риторическим стилем и тяжелым морализаторством. Мораль среднего класса всегда является важным элементом его романов. Тэсс Томаса Харди встретили оскорблениями, когда она пыталась нарушить табу, но Чарльз Диккенс предпочитает придерживаться общественного вкуса. Секс тщательно драматизируется, поскольку в викторианскую эпоху он был табу.Это был период читателей, не желавших выходить за свои нравственные границы, и Чарльз Диккенс прекрасно это осознавал.

Сюжеты его романов лишены единства и связны. Они отличаются диффузностью и дискурсивностью. Есть сложные отрывки описания и избыточные детали, которые, кажется, не имеют отношения к развитию истории. Другими словами, его романы подобны ранцу, в который набиты разные предметы самых разных размеров и форм.В них есть что-то для всех, а ту часть, которая вам не нравится, вы можете более или менее игнорировать.
На самом деле Чарльза Диккенса больше интересовали характеры, чем манеры. Его интересовали мужчины и женщины, а не происшествия. Так что персонажи — главное в его романах, а сюжеты подчинены персонажам. Он полностью соглашался с идеей, что история должна начинаться с персонажей, а не с сюжета. После того, как он придумал своих персонажей и дал им волю, он твердо верил, что это их дело — рассказывать истории.Это было основой его романов, и он превратился в искусство, которым мог овладеть только он один.

Чарльз Диккенс умер в 1870 году и над своим незаконченным Эдвином Друдом был похоронен в Вестминстерском аббатстве. «Ни одна смерть с 1866 года, — писал Карлейль жене, — не сваливалась на меня с таким ударом. Добрый, нежный, высокоодаренный, более дружелюбный и благородный Диккенс — каждый дюйм в нем честный человек».

Величайшая заслуга рассказов Диккенса в том, что он поставил на службу литературе воображение, которое никогда не было поэтическим, но в высшей степени эластичным, и с помощью этого воображения он создал страну грез, которая обладала отчетливой собственной реальностью. .До него этого добились только Шелли и Кольридж.

Серия книг по порядку » Авторы » Чарльз Диккенс

Один ответ на «Чарльз Диккенс»

Имя Ботаники! Список недели

Чарльз Диккенс создал персонажей с одними из самых запоминающихся (а иногда и глупые) имена в истории литературы.Вот (не всеохватывающий) список из них. (примечание: почти любой из них получилось бы хорошее название для группы — разве вы не видите его сейчас… Ганнибал Чоллоп сегодня вечером в Рокси!)

Мужской Персонаж Книга Найдено в женский Персонаж Книга Найдено в
Абель Гирлянда Старый Магазин антиквариата Аббатство Поттерсон Наш Общий друг
Абель Мэгвич Великий Ожидания Ада Клэр Унылый Дом
Адольф Теттерби Человек с привидениями Аффери Флинтвинч Маленький Доррит
Александр Манетт, Др. А Сказка о двух городах Агнес Флеминг Оливер Твист
Альфред Хитфилд Битва жизни Агнес Уикфилд Дэвид Копперфилд
Альфред Джингл Пиквик Бумаги Алиса Коричневый Марвуд Домби и сын
Альфред Ламмле Наш Общий друг Эми Доррит Маленький Доррит
Альфред Манталини Николай Никелби Анастасия Облицовка Наш Общий друг
Аллан Вудкорт Унылый Дом Энн Куриный охотник Куранты
Энтони Чезлвит Мартин Чазлвит Энни Сильный Дэвид Копперфилд
Энтони Джеддлер Битва жизни Арабелла Аллен Пиквик Бумаги
Артур Кленнам Маленький Доррит Белла Уилфер Наш Общий друг
Артур Сетка Николай Никелби Красавица А Рождественская песнь
Артур Хэвишем Великий Ожидания Берта Водопроводчик Крикет на Очаге
Август Фолер (Томми) Николай Никелби Бетси (Ставка) Оливер Твист
Август Снодграсс Пиквик Бумаги Бетси Приг Мартин Чазлвит
Баркис Дэвид Копперфилд Бетси Одеяло Старый Магазин антиквариата
Барнаби Радж Барнаби Радж Бетси Тротвуд Дэвид Копперфилд
Бэйхем Барсук Унылый Дом Бетти Хигден Наш Общий друг
Баззард Тайна Эдвин Друд Бидди Великий Ожидания
Бенджамин Аллен Пиквик Бумаги Кэролайн Джеллиби «Кэдди» Унылый Дом
Бенджамин Бейли Мартин Чазлвит Благотворительность Пекснифф «Вишня» Мартин Чазлвит
Бентли Драммле Великий Ожидания Шарлотта Некетт «Чарли» Унылый Дом
Билл Сайкс Оливер Твист Клара Ячмень Великий Ожидания
Битцер Жесткий Таймс Клара Копперфилд Дэвид Копперфилд
Блатеры Оливер Твист Клара Пегготи Дэвид Копперфилд
Боб Крэтчит А Рождественская песнь Кларисса Спенлоу Дэвид Копперфилд
Боб Сойер Пиквик Бумаги Милосердие Новичок Битва жизни
Брэдли Надгробие Наш Общий друг Клеопатра Скьютон Домби и сын
Браунлоу Оливер Твист Кликетт Дэвид Копперфилд
Ведро Унылый Дом Корнелия Блимбер Домби и сын
Бамбл Оливер Твист Дефарж, Мадам а Сказка о двух городах
Калеб Водопроводчик Крикет на Очаге Долли Варден Барнаби Радж
Кэнон Криспаркл Тайна Эдвин Друд Дора Копперфилд Дэвид Копперфилд
Чарльз Бейтс Оливер Твист Дора Спенлоу Дэвид Копперфилд
Чарльз Чирибл Николай Никелби Эдит Грейнджер Домби и сын
Чарльз Дарней А Сказка о двух городах Эмили Дэвид Копперфилд
Чарльз Мелл Дэвид Копперфилд Эмма Хардейл Барнаби Радж
Чарли Гексам Наш Общий друг Эмма Микобер Дэвид Копперфилд
Шевроле Слайм Мартин Чазлвит Эмма Пичер Наш Общий друг
Кристофер Касби Маленький Доррит Эстелла Великий Ожидания
Кларенс Барнакл Маленький Доррит Эстер Саммерсон Унылый Дом
Кларрикер Великий Ожидания Вентилятор А Рождественская песнь
Компейсон Великий Ожидания Фанни Кливер Наш Общий друг
Крикл Дэвид Копперфилд Фанни Домби Домби и сын
Дэниел Дойс Маленький Доррит Фанни Доррит Маленький Доррит
Дэниел Пегготи Дэвид Копперфилд Фанни Сквирс Николай Никелби
Дэниел Одеяло Старый Магазин антиквариата Флопсон Великий Ожидания
Дэвид Копперфилд Дэвид Копперфилд Флора Финдинг Маленький Доррит
Дэвид Обжим «Обжим» Мартин Чазлвит Флоренция Домби Домби и сын
Децим Тайт Барнакл Маленький Доррит Хорошо Миссис. Коричневый Домби и сын
Дик Датачери Тайна Эдвин Друд Грейс Джеддлер Битва жизни
Дик Вертлюг Старый Магазин антиквариата Харриет Каркер Домби и сын
Дольге Орлик Великий Ожидания Елена Безземельные Тайна Эдвин Друд
Др. Слэммер Пиквик Бумаги Генриетта Боффин Наш Общий друг
Дафф Оливер Твист Генриетта Питоукер Николай Никелби
Дердлс Тайна Эдвин Друд Гонория Дедлок, леди Унылый Дом
Эбенезер Скрудж А Рождественская песнь Гортензия Унылый Дом
Эдмунд Лонгфорд Человек с привидениями Изабелла Уордл Пиквик Бумаги
Эдмунд Бенгальский огонь Маленький Доррит Джейн Мэрдстон Дэвид Копперфилд
Эдвард «Тип» Доррит Маленький Доррит Джанет Дэвид Копперфилд
Эдвард Честер Барнаби Радж Джемайма Черника Маленький Доррит
Эдвард Лифорд (монахи) Оливер Твист Дженни Унылый Дом
Эдвард Мэрдстон Дэвид Копперфилд Дженни Рен Наш Общий друг
Эдвард Водопроводчик Крикет на Очаге Юлия Мельницы Дэвид Копперфилд
Эдвин «Нед» Черибл Николай Никелби Кейт Никелби Николай Никелби
Эдвин Друд Тайна Эдвин Друд Лавиния Спенлоу Дэвид Копперфилд
Элайджа Программа Мартин Чазлвит Лавиния Уилфер Наш Общий друг
Ефрем Флинтвинч Маленький Доррит Лилиан Куранты
Эрнест Дефарж А Сказка о двух городах Лиз Унылый Дом
Евгений Рэйберн Наш Общий друг Лиззи Гексам Наш Общий друг
Феджин Оливер Твист Луиза телка Домби и сын
Феззивиг А Рождественская песнь Луиза Градграйнд Жесткий Таймс
Файлер Куранты Люси Манетт а Сказка о двух городах
Фледжби «Очарование» Наш Общий друг Лукреция Токс Домби и сын
Фрэнсис Спенлоу Дэвид Копперфилд Мадлен Брей Николай Никелби
Фрэнк Чирибл Николай Никелби Мэгги Маленький Доррит
Фрэнк Милви, преподобный Наш Общий друг Мальта Багет Унылый Дом
Фред А Рождественская песнь Маркиза, Старый Магазин антиквариата
Фред Трент Старый Магазин антиквариата Марион Джеддлер Битва жизни
Фредерик Веризофт, Лорд Николай Никелби Марта Барделл Пиквик Бумаги
Габриэль Варден Барнаби Радж Марта Энделл Дэвид Копперфилд
Дежурный Гексам Наш Общий друг Марта Джеддлер Битва жизни
Гэшфорд Барнаби Радж Марта Варден Барнаби Радж
Гаспар А Сказка о двух городах Мэри Энн Дэвид Копперфилд
Общие Сайрус Дроссель Мартин Чазлвит Мэри Грэм Мартин Чазлвит
Джеффри Хардейл Барнаби Радж Мэри Грэм Пиквик Бумаги
Джордж Рэдфут Наш Общий друг Мэри Пирибингл «Точка» Крикет на Очаге
Джордж Раунсуэлл Унылый Дом Мэри Радж Барнаби Радж
Грейнджер Дэвид Копперфилд Матильда Цена Николай Никелби
Грюгиус Тайна Эдвин Друд Май Филдинг Крикет на Очаге
Гридли Унылый Дом Мэг (Маргарет) Куранты
Ветчина Пегготи Дэвид Копперфилд Милосердие Пекснифф «Веселый» Мартин Чазлвит
Гамильтон Облицовка Наш Общий друг Миггс Барнаби Радж
Ганнибал Чоллоп Мартин Чазлвит Миллерс Великий Ожидания
Гарольд Скимпол Унылый Дом Милли Свидгер Человек с привидениями
Гарри Мэйли Оливер Твист Мисс Хэвишем Великий Ожидания
Генри Гоуэн Маленький Доррит Молли Великий Ожидания
Генри Виттерли Николай Никелби г-жаМамалыга Мартин Чазлвит
Герберт Карман Великий Ожидания Нелли Трент Старый Магазин антиквариата
Хью Барнаби Радж Нинетта Крамлес Николай Никелби
Джек Бансби Домби и сын Штифт Перекос слайдера Николай Никелби
Джек Докинз Оливер Твист Домашнее животное Мигль Маленький Доррит
Джек Малдон Дэвид Копперфилд Приятный Райдерхуд Наш Общий друг
Джейкоб Марли А Рождественская песнь Полли Тудл Домби и сын
Джаггерс Великий Ожидания Рэйчел Жесткий Таймс
Джеймс Каркер Домби и сын Рэйчел, Миссис. Унылый Дом
Джеймс Хартхаус Жесткий Таймс Роза Унылый Дом
Джеймс Стирфорт Дэвид Копперфилд Роза Бутон Тайна Эдвин Друд
Джарвис Грузовик А Сказка о двух городах Роза Дартл Дэвид Копперфилд
Джефферсон Кирпич Мартин Чазлвит Роза Мэйли Оливер Твист
Иеремия Флинтвинч Маленький Доррит Рут Зажим Мартин Чазлвит
Джерри Измельчитель А Сказка о двух городах Сайрей Гэмп Мартин Чазлвит
Джо Унылый Дом Салли Латунь Старый Магазин антиквариата
Работа Троттер Пиквик Бумаги Салли Теттерби Человек с привидениями
Джо (Толстяк) Пиквик Бумаги Салли, Старый Оливер Твист
Джо Gargery Великий Ожидания Сисси Юп Жесткий Таймс
Джо Уиллет Барнаби Радж София Теттерби Человек с привидениями
Джон Баптист Кавалетто Маленький Доррит Софи Уэклс Старый Магазин антиквариата
Джон Барсад А Сказка о двух городах Софрония Ламмле Наш Общий друг
Джон Броуди Николай Никелби Софи Экипаж Дэвид Копперфилд
Джон Чивери Маленький Доррит Пятнистая, Миссис. Мартин Чазлвит
Джон Груби Барнаби Радж Сьюзен Кусачки Домби и сын
Джон Хармон Наш Общий друг Тэттикорам (Гарриет Бидл) Маленький Доррит
Джон Джарндис Унылый Дом Билет, Миссис. Маленький Доррит
Джон Джаспер Тайна Эдвин Друд Тилли Слоубой Крикет на Очаге
Джон Пирибингл Крикет на Очаге Тоджерс, Миссис. Мартин Чазлвит
Джон Подснап Наш Общий друг Твинклтон, Мисс Тайна Эдвин Друд
Джон Роксмит Наш Общий друг Месть, а Сказка о двух городах
Джон Уэммик Великий Ожидания Волумния Дедлок Унылый Дом
Джон Вестлок Мартин Чазлвит Уэйд, Мисс Маленький Доррит
Джонни Теттерби Человек с привидениями Уимпл, Миссис. Великий Ожидания
Йонас Чезлвит Мартин Чазлвит

Джоркинс Дэвид Копперфилд

Иосия Баундерби Жесткий Таймс

Юлий Хэндфорд Наш Общий друг

Кенге Унылый Дом

Комплект Набблс Старый Магазин антиквариата

Крук Унылый Дом

Лэнгдейл Барнаби Радж

Льюсом Мартин Чазлвит

Литтимер Дэвид Копперфилд

Лоутен Пиквик Бумаги

Люк Медовый гром Тайна Эдвин Друд

Марка Тапли Мартин Чазлвит

Маркхэм Дэвид Копперфилд

Маркиз де Сент-Эвремонд А Сказка о двух городах

Мартин Чезлвит Мартин Чазлвит

Мэтью Карман Великий Ожидания

М’Чоакумчайлд Жесткий Таймс

Мили Картофель Дэвид Копперфилд

Майкл Смотритель Битва жизни

Мик Уокер Дэвид Копперфилд

Монтиг Тигг Мартин Чазлвит

Мортимер Лайтвуд Наш Общий друг

Форма Мартин Чазлвит

Наджетт Мартин Чазлвит

Натаниэль Винкль Пиквик Бумаги

Родной, Домби и сын

Некетт Унылый Дом

Нед Деннис Барнаби Радж

Немо Унылый Дом

Невилл Безземельные Тайна Эдвин Друд

Ньюман Ноггс Николай Никелби

Николай Никелби Николай Никелби

Ной Глиняный столб Оливер Твист

Нодди Боффин Наш Общий друг

Старый Билл Барли Великий Ожидания

Оливер Твист Оливер Твист

Панки Маленький Доррит

Пол Домби Домби и сын

Пол Свидлпайп Мартин Чазлвит

Окунь Домби и сын

Перкер Пиквик Бумаги

Питер Магнус Пиквик Бумаги

Фил Паркс Барнаби Радж

Фил Команда Унылый Дом

Филип Свидгер Человек с привидениями

Пип (Пиррип, Филипп) Великий Ожидания

Принц Тервейдроп Унылый Дом

Памблчук Великий Ожидания

Квебек Багет Унылый Дом

Квинион Дэвид Копперфилд

Ральф Никелби Николай Никелби

Редлоу Человек с привидениями

Реджинальд Уилфер Наш Общий друг

Рубен Хардейл Барнаби Радж

Риа Наш Общий друг

Ричард Куранты

Ричард Карстоун Унылый Дом

Риго (Бландуа, Ланье) Маленький Доррит

Роб Измельчитель Домби и сын

Роджер Клай А Сказка о двух городах

Разбойник Райдерхуд Наш Общий друг

Сэмпсон Латунь Старый Магазин антиквариата

Самуэль Пиквик Пиквик Бумаги

Самуэль Веллер Пиквик Бумаги

Сержант Бузфуз Пиквик Бумаги

Сет Пекснифф Мартин Чазлвит

Сайлас Вегг Наш Общий друг

Саймон Таппертит Барнаби Радж

Сэр Джон Филдинг Барнаби Радж

Сэр Тутовый ястреб Николай Никелби

Слири Жесткий Таймс

Небрежный Наш Общий друг

Слёрк, Г-н. Пиквик Бумаги

Мелководье Унылый Дом

Смайк Николай Никелби

Снегсби Унылый Дом

Сноули Николай Никелби

Сничи и Крэггс Битва жизни

Соломан Дейзи Барнаби Радж

Соломан Джиллс Домби и сын

Соломан Просс А Сказка о двух городах

Соломон Пелл Пиквик Бумаги

Стэгг Барнаби Радж

Пусктоп Великий Ожидания

Стивен Блэкпул Жесткий Таймс

Стиггинс, Преподобный Пиквик Бумаги

Страйвер А Сказка о двух городах

Сидней Коробка А Сказка о двух городах

Тэклтон Крикет на Очаге

Татарин Тайна Эдвин Друд

Теофил Габель А Сказка о двух городах

Томас Градграйнд Жесткий Таймс

Томас Ленвилл Николай Никелби

Томас Плорниш Маленький Доррит

Томас Сапсеа Тайна Эдвин Друд

Тим Линкинвотер Николай Никелби

Маленький Тим Крэтчит А Рождественская песнь

Тайт Барнакл Маленький Доррит

Тоби «Тротти» Век Куранты

Том Кобб Барнаби Радж

Том Зажим Мартин Чазлвит

Том Скотт Старый Магазин антиквариата

Томми Тредлз Дэвид Копперфилд

Тони (Уивл) Джоблинг Унылый Дом

Тони Веллер Пиквик Бумаги

Тутс Домби и сын

Трабб Великий Ожидания

Трейси Тапман Пиквик Бумаги

Талкингхорн Унылый Дом

Тунгей Дэвид Копперфилд

Урия Хип Дэвид Копперфилд

Воулз Унылый Дом

Винсент Крамлес Николай Никелби

Уэкфорд Сквирс Николай Никелби

Уолтер Брей Николай Никелби

Уолтер Гей Домби и сын

Уордл Пиквик Бумаги

Вт Унылый Дом

Уилкинс Микобер Дэвид Копперфилд

Уилл Папоротник Куранты

Уильям Доррит Маленький Доррит

Уильям Гуппи Унылый Дом

Уильям Свидгер Человек с привидениями

Вулвич Багет Унылый Дом

Уопсле Великий Ожидания
 
Софония Скадде Мартин Чазлвит

Плейлист, посвященный женщинам Диккенса

Плейлист, посвященный женщинам Диккенса

Введение

Хотя есть много причин, по которым люди должны читать романы Диккенса, я бы сказал, что его персонажи — самая веская причина. Веб-сайт BBC History отмечает: «Его эпические истории, яркие персонажи и исчерпывающее описание современной жизни незабываемы». Его читатели тогда и сейчас могут узнать не только о викторианской жизни, но и познакомиться с теми, кто кажется реальными людьми с реальными проблемами. Даже люди, которые никогда не читали его романов, наверняка слышали о Скрудже или Пипе. «Персонажи — это места, где Диккенс, как и все романисты, раскрывает собственное воображение (Розенберг 149), и Диккенс использовал свой жизненный опыт, например, выход на работу в раннем возрасте, и наблюдения за обществом для развития характеров.

Я поступил в этот класс, никогда не читая ни одного романа Диккенса, и я мало что знал о викторианском периоде. Чтение пяти романов и отрывков из «Очерков» Боза помогло мне узнать Диккенса и викторианцев, и это результат персонажей Диккенса. Хотя эти персонажи часто беспокойны и несовершенны, они привлекают читателя своими деталями (а иногда и отсутствием деталей) и тем, как они выживают в то время и в месте, где широко распространены бедность, болезни и тяжелые времена. Женщины в этих романах варьируются от красивых и привилегированных до бедных и разоренных жизнью и плохими обстоятельствами.Этим женщинам я посвящаю свой плейлист.

Тайна Эдвина Друда

Роза Бад, пожалуй, самая совершенная из всех женских персонажей Диккенса, потому что она «удивительно хороша, удивительно ребячлива и чудесно причудлива» (Друд 33), и все мужчины в романе любят ее, кроме одного она обручена. В чем ее привлекательность? Ее молодость и красота, конечно. Для Розы, также известной как Пусси для Эдвина, песня «Oh, Pretty Woman» Роя Орбисона отражает то, как персонажи мужского пола, похоже, относятся к ней.Я могу представить Розу, прогуливающуюся по улицам Клойстерхэма с Джоном Джаспером и Невиллом Лэндлессом, поющими разные куплеты, а Эдвин Друд получает последнюю строчку: «Она возвращается ко мне / О, о, Красотка».

Из-за ее красоты и ее желания притвориться, что она не помолвлена, когда Эдвин зовет ее, песня «Baby’s Got Back» также кажется подходящей для Розы. Первая часть песни, в которой девушки разговаривают, может легко относиться к девушкам в монастыре с Розой, которые умоляют услышать отчеты Розы о визите Эдвина.Не говоря уже о том, как я обнаружила в своем исследовании материнства, что современная мода действительно привлекала внимание к определенным частям женской анатомии, которые подчеркивали их женственность. Поскольку привлекательность Розы, кажется, связана с ее красотой и ребячеством, ее характер подчеркивает юношеская, незрелая песня о внешности.

Сказка о двух городах

Люси Манетт Дарней разделяет совершенство Розы, но добавляет к этому бескорыстие, напоминая мне «Дочерей» Джона Майера; это подходит как ее первая песня, сыгранная, возможно, на ее свадьбе с Чарльзом.Как и у персонажа в «Дочерях», у доктора Манетт есть дочь, которая «раскрашивает мой мир», помогая ему восстановить рассудок после заключения во Франции. Строка «Мальчики будут сильными / И мальчики будут солдатами» относится к решению Чарльза вернуться во Францию, несмотря на опасность для себя из-за своей семьи. Он чувствует потребность в борьбе, мужественный, верный ответ, и он, как поется в песне, «ушел бы без тепла от / Женского доброго, доброго сердца». Если бы Люси, ее семья и друзья не отправились во Францию, чтобы спасти Чарльза, он, несомненно, умер бы; вместо этого Сидней Картон жертвует собой вместо Дарнея из-за Люси.

Двойник Люси — ужасная мадам Дефарж, у которой есть веские причины ненавидеть семью Дарнея. Пока она замышляет месть, в ее голове может звучать песня «Эти сапоги созданы для ходьбы». Хотя ее месть не мотивирована потерянной любовью, отношение песни соответствует чувствам мадам Дефарж к Дарне и его семье: она не остановится, пока не переступит через них, пока они не умрут.

Холодный дом

Из всех женских персонажей Диккенса Эстер Саммерсон является одной из наиболее развитых, и она рассказывает части романа.Она, как Роза и Люси, идеальная женщина, но читатели понимают в ней больше. Например, Есфирь любит детей, даже тех, которые ей не принадлежат. Сосредоточение внимания на других в сочетании с ее материнским тоном делает «Lady Madonna» хорошей песней для Эстер, хотя, несомненно, она и добрый доктор смогут позаботиться о своем потомстве. Эстер утверждает в конце своего романа, что они «не богаты в банке» (Холодный дом 769), но ее счастье в домашней сфере более вопиюще, чем во всей книге (и она всегда находила удовольствие в своих домашних обязанностях). ).

Когда мы рассматриваем обстоятельства детства Эстер, песня Розанны Кэш «Дети без матери» показывает, как тяжело ей было. Фраза (несколько избыточная) «Дети без матери переживают тяжелые времена / Когда мать ушла» повторяется на протяжении всей песни, и это чувство отдается эхом на протяжении всей жизни Эстер, даже после того, как она встречает свою мать. Поскольку леди Дедлок не признает ее публично и вскоре она умирает, у Эстер нет матери, за исключением нескольких страниц.

Детям Эстер, конечно, повезет: их мать будет петь викторианские детские песенки, вроде песен Дж. В. Эллиот.

Хотя это трудно понять из романа, Джарндис, похоже, не питает негативных чувств к любви Эстер и Вудкорта. Если он это сделает после того, как разорвет помолвку с Эстер, он может спеть Этту Джеймс «Все, что я мог сделать, это плакать», наблюдая за их свадьбой. Джарндис говорит Эстер: «Я мог бы когда-нибудь возродить старую мечту, о которой я иногда мечтал, когда ты была очень молода, однажды сделать тебя своей женой» (751-752), но он отказывается от этого, когда понимает, что счастье Эстер связано с Вудкортом. .Это не означает, что он плачет из-за нее; тем не менее, ясно, что он годами думал о собственной свадьбе с Эстер. Он также говорит паре, что вернется к своим «холостяцким привычкам», показывая, что больше не думает о любви и браке.

Песня

Ады, без сомнения, будет «Stand by Your Man». Ее любовь и преданность Ричарду никогда не колеблются, даже несмотря на то, что дело Джарндиса в канцелярских судах убивает его. Как и спикер, она постоянно дает Ричарду «две руки, за которые можно держаться / И что-то теплое, чтобы прийти к нему… И сказать миру, что любишь его / Продолжай дарить всю любовь, какую только можешь. Ричард резюмирует то, через что он заставил Аду пройти, когда говорит ей: «Я упал на твоем пути, как бедная заблудшая тень, я женил тебя на бедности и беде, я развеял твои средства по ветру» («Холодный дом»). 763). Ее ответ — поцеловать его; она стоит рядом со своим мужчиной. Современному читателю (таким, как этот) основное послание песни — будь рядом со своим мужчиной, независимо от того, что он сделал — может быть трудно понять, так же как и обязательство Ады перед Ричардом, потому что она может вернуться к своему опекуну. То, что Ричард, наконец, признает ее жертву, приносит облегчение.

У Кэдди Джеллиби нет образца для подражания в качестве матери, и она, кажется, застряла в переходе между девушкой и женщиной, хотя она завершает переход к концу романа. Кэдди понимает, что у нее нет домашних навыков, чтобы соответствовать викторианским идеалам жены и матери, и у нее нет другого способа продвинуться вперед. Ее песня «Я не девушка, еще не женщина» Бритни Спирс обращается к идее быть пойманным между двумя этапами. Кэдди, как и спикер, «всегда найдет свой путь», потому что она решительна и соответствует идеалам общества, а не бросает им вызов.Когда она выйдет замуж и забеременеет, ее песня может быть «Благословлена» Элтоном Джоном, потому что она хотела быть женой и матерью, что делает ее «более дорогим существом, чем когда-либо» ( Холодный дом 768) в глазах Эстер.

Барнаби Радж

Несмотря на то, что у женских персонажей нет главных ролей, это Барнаби Радж, они мотивируют мужских персонажей и помогают двигать сюжет. Миссис Варден поддерживает повстанцев — вопреки желанию мужа — и плохо обращается с мужем.Ее песня — «Трудно сказать, что я сожалею» из Чикаго, потому что ее действия подвергают их опасности. Ей также нравится доставлять мужу неприятности, и она не похожа на женщину, которой легко извиняться. Однако, когда люди начинают умирать и ее дочь похищают, она соглашается с мнением своего мужа, поэтому она может сказать: «Я действительно хочу сказать вам, что мне очень жаль», как в песне.

Миггс, «стройная и проницательная» женщина, является главным виновником пустых обещаний и лжи Саймона Тэппертита.Она рискует ради него только для того, чтобы он использовал ее для своей выгоды, не говоря уже о его интересе к Долли Варден. «Ты должен знать» Аланис Моризетт отражает ее дух и ее отчаяние после того, как Саймон ее бросил. Она горькая и никогда не выздоравливает, так как «стала очень острой и кислой».

Долли Варден, возможно, не питает явных чувств к Джо Уиллету, как он к ней, но это меняется после того, как он спасает ее от Хью. Поскольку отношения переживают ряд взлетов и падений, «Фаллин» Алисии Кейс отражает их роман — или ее сторону.К концу романа она влюбляется в Джо и выходит за него замуж, потому что беспорядки помогают ей преодолеть безразличие. Учитывая «красоту и жестокость» Долли и ее взгляд на моду, песня «Она кирпичный дом» становится ее гимном: «Когда и где была такая пухлая, плутовская, миловидная, ясноглазая, манящая, чарующая, пленительная, сводящая с ума маленькая кошечка на свете, как Долли!» (Барнаби Радж 651).

Что касается Эммы Хэрдейл, то песня «Be Okay» Ингрид Михаэльсен соответствует ее жизненному опыту: от потери родителя до отказа в любви всей ее жизни.Диккенс не дает ей большого эмоционального диапазона, и ее описаний не так много, как Долли или Миггза. Тем не менее, к концу романа с надеждами на светлое будущее с Эдвардом она кажется лучше, чем «в порядке».

Наш общий друг

Лиззи, возможно, не такой важный персонаж, как Белла Уилфер, но она очаровательна в первых частях романа, особенно когда она разговаривает со своим братом Чарли. В «Promise to Try» Мадонны есть спикер, который может говорить о Лиззи: «Маленькая девочка… никогда не оглядывайся, жизнь несправедлива.Это сообщение, которое Лиззи усвоила, поэтому она заставляет своего брата уйти. Когда их мать умерла, она должна помочь своему брату и «держать голову высоко поднятой», как в песне. Даже будучи маленькой девочкой, она была «сестрой и матерью» (Наш общий друг) для Чарли.

Белла Уилфер переходит от «Бриллианты — лучшие друзья девушки» Мэрилин Монро к «Люби меня нежно» Элвиса, когда она понимает, наблюдая за превращением Нодди Боффина в скрягу, что деньги не так важны в жизни.Помолвленная, чтобы выйти замуж за Джона Хармона, которого считают мертвым, она, кажется, больше сосредоточена на потере денег, чем на печали из-за смерти Хармона. В «Бриллиантах — лучший друг девушки» спикер поет: «Французы рады умереть за любовь… Но я предпочитаю мужчину, который любит и дарит дорогие драгоценности», и Белла временами звучит так же поверхностно и корыстно. Она жалуется отцу: «Какое богатство я увидела, и как оно растаяло, и как я здесь в этом нелепом трауре, который я ненавижу!» К счастью, она меняется, когда влюбляется в Роксмита, поэтому «Love Me Tender» — ее следующая песня.Простота песни говорит о ее любви к Хармону: «Как Джон мог так любить меня, когда я так мало этого заслуживала… но я очень благодарна» («Наш общий друг», 1267). Ее мечты больше не о деньгах, а о том, чтобы быть с тем, кого она действительно любит. (А кто поет песню о любви лучше, чем Элвис?)

Мисс Ламмле заслужила посвящение Карли Саймон «Ты такой тщеславный», потому что она полностью наполнена собой до такой степени, что выходит замуж за мужчину из-за его богатства — как и он ее. Она и ее муж захвачены внешним видом и ловушками богатства — не говоря уже об их интригах — что они рискуют тем, что имеют, чтобы отомстить.Даже их уход свидетельствует об их тщеславии, поскольку они «шли рука об руку, достаточно эффектно, но, казалось, не обмениваясь ни словом» («Наш общий друг», 1062).

Так много персонажей в Наш общий друг , мужчины и женщины, кажется, запутались в мыслях о деньгах, потому что они думают, что это сделает их счастливыми. Возможно, «Битлз» должны были приехать в качестве гостя в викторианском Лондоне на представление «Can’t Buy Me Love», потому что именно любовь спасает некоторых персонажей в конце.

Заключение

Женские персонажи Чарльза Диккенса сталкиваются со всевозможными препятствиями от бедности и безответной любви до стремления продвинуться в обществе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.