Причины восстания ника: Восстание Ника — Русская историческая библиотека

Содержание

Восстание Ника - Русская историческая библиотека

Внешним поводом к восстанию Ника – крупнейшему народному мятежу византийской истории стала взаимная вражда партий ипподрома – синих и зелёных, а истинным поводом – тяжкие финансовые вымогательства, насилия и произвол правительства императора Юстиниана I (527-565).

В начале 532 года наглость императорской партии синих стала невыносима. Они каждый день устраивали в Константинополе убийства, а суды проявляли величайшее пристрастие к ним. Негодование враждебной синим партии зеленых разразилось наконец мятежом. 11 января 532 г. император был в ипподроме, – старшины зеленых жаловались ему на несправедливость судов и администрации. Юстиниан назвал их жалобы неосновательными, но на следующий день (12 января), чтобы успокоить начавшееся волнение и соблюсти вид справедливости, велел казнить семь человек, чьи преступления были раскрыты следствием; в числе осужденных некоторые были синие. Четверо из семи были обезглавлены перед глазами народа; трое других обречены виселице. Над одним наказание было исполнено, но веревки, на которых были повешены двое остальных, оборвались. Эти сорвавшиеся люди были защищены народом от повторной казни и уведены в церковь. Один из них был зеленый, другой – синий.

Император Юстиниан со свитой. Византийская мозаика

 

Общая опасность соединила обе партии. Народ кричал, что спасшиеся от повешения должны быть помилованы. Префект города Эвдемон не хотел слушать требований и окружил церковь войском. Синие вместе с зелеными решили сопротивляться. На следующий день (13 января 532) были опять игры в ипподроме. На них опять присутствовал император; народ шумно требовал помилования спасшимся осужденным. Юстиниан отказал в помиловании. Народ бросился из ипподрома с воплем ярости, и началось восстание при крике «Никá!» («побеждай»). (Ударение в греческом слове «Ника» падает на последний слог.)

Когда наступила ночь, здание префектуры было сожжено восставшим народом, захваченные в плен освобождены, отряды стражи темниц перебиты. Был сильный ветер, загорелись соседние с префектурой дома. По городу разливалось огненное море; многие из великолепнейших зданий Константинополя пылали. Миролюбивые жители города массами бежали в предместье Перу или на азиатский берег. На следующее утро (14 января 532) возобновилась битва, начались новые пожары. Поднимавшийся по условному клику «Ника» народ бушевал уже в окрестностях дворца, куда долетали проклятия и угрозы; восстание усиливалось. Император думал успокоить народ, дав отставку ненавистнейшим сановникам; было объявлено, что лишены своих должностей преторианский префект

Иоанн Каппадокийский, ненавидимый за корыстолюбие и презираемый за пошлый разврат, государственный секретарь Трибониан, знаменитый юрист, но алчный взяточник, и префект города Эвдемон.

Но эти уступки не удовлетворили мятежников. Враждебная двору партия и монофизиты желали, пользуясь восстанием Ника, низвергнуть Юстиниана и возвести на трон другого императора. Под их руководством мятеж получил религиозное направление. Знаменитый полководец Велизарий, находившийся тогда в Константинополе, повел войско на мятежников, оттеснил их, но достигнутый им успех не был прочен. Пламя зданий, горевших близ дворца, вынудило войска отступить во внутренние дворы этого здания. Пылали великолепные дворцы на Площади Августы, здания сената, храм Святой Софии, великолепные бани Зевксиппа, в которых погибло множество произведений искусства, сгорел и передний отдел дворца, называвшийся Халкой, сгорели примыкавшие к нему колоннады, пылали госпитали, и в них погибали мучительною смертью больные. Сам дворец уцелел только благодаря тому, что направление ветра было не в его сторону.

Восстание Ника росло, и Константинополю пришлось подвергнуться более ужасным бедствиям, чем пожар. Верность телохранителей была ненадежна, число войск в столице было недостаточно для подавления мятежа. Велизарий призвал отряды, находившиеся в станах неподалеку от столицы и состоявшие большей частью из германцев – готов и герулов. 17-го января он сделал с ними неожиданную атаку на беспорядочную и отчасти безоружную массу народа. Войска произвели среди восставших страшное кровопролитие. Напрасно духовенство пошло торжественной процессией разделить сражающихся; германцы, в числе которых вероятно было много еретиков-ариан, беспощадно били духовенство; мощи и другие святыни, которые несло оно, падали на землю.

Велизарий (предположительно)

Автор изображения – Petar Milošević

 

Это поругание святынь усилило ярость народа. Люди, не принимавшие участия в восстании Ника, взялись теперь за оружие, и борьба приняла религиозный характер. Женщины бросали из окон верхних этажей и с кровель камни, черепицы, всякие другие тяжелые предметы на воинов, а те в отмщение поджигали дома. Октагон, одна из главнейших частей города, в которой сопротивление инсургентов было особенно упорно, был сожжен дотла. Сильный северо-восточный ветер высоко поднимал пламя, оно охватило и соседние части города. Четыре пожара соединились в один, все пространство от Форума

Константина до дворца и Ипподрома обратилось в пылающие развалины. Половина города сгорела – и притом великолепнейшая половина.

После таких жестокостей примирение было невозможно; но Юстиниан сделал ещё одну попытку успокоить восставших: 18-го января, в воскресенье, он созвал народ в Ипподром, сознался в своих ошибках, поклялся на Евангелии простить и забыть все, если народ прекратит восстание. Но ему не верили. «Ты лжёшь, осёл!» – кричали ему со всех сторон, осыпая его ругательствами. Смущенный император поспешил вернуться во дворец, где доселе держал, как заложников Ипатия и Помпея, племянников бывшего императора Анастасия. Теперь он отпустил их, опасаясь, что они взбунтуют во дворце телохранителей, на верность которых он уже не надеялся. Мятеж получил теперь вождей, занимавших высокое положение в обществе. Народ провозгласил Ипатия императором. Жена Ипатия, не поддавшаяся искушению, напрасно умоляла мужа не поддаваться обольстительному соблазн – убеждения друзей и собственное честолюбие увлекли его. Участники бунта Ника подняли Ипатия на щит, понесли на Форум Константина и возложили там на него знаки императорского сана (19 января).

Услышав об этом, Юстиниан созвал своих приближенных на совещание; тут были и Велизарий, и императрица Феодора. Из окон зала были видны дворцовая пристань и открытое море; в пристани стояли императорские корабли, готовые к отплытию. Созванные Юстинианом друзья стали совещаться о том, остаться ли ему в столице или уплыть в Гераклею. Большинство говорило, что надо уплыть. Кажется, разделял это мнение и Велизарий, опасавшийся измены войск. Только Феодора в эту решительную минуту проявила мужество. Она сказала: «Если бы бегство и действительно было единственным средством спасения, я отвергла б его. Смерть – участь всех родившихся; но те, кому принадлежал престол, не должны переживать потерю сана и власти. Я не могу ходить без порфиры и диадемы, не хочу дожить до дня, когда меня перестанут называть императрицей. Если ты, государь, остаешься при намерении бежать, то можешь делать это. Сокровищ у тебя много; море близко, корабли готовы. Но подумай, не отправляешься ли ты по любви к жизни в жалкое изгнание или на постыдную смерть. А я остаюсь при правиле древних: "самая славная гробница – царский престол"».

Императрица Феодора, жена Юстиниана I

 

Эти мужественные слова произвели сильное впечатление на всех бывших тут и возвратили им твердость духа. Велизарий получил приказание снова идти с иноземными войсками на мятеж Ника и сделать приступ к Ипподрому, где укрепился, как в цитадели, Ипатий с главными людьми своей партии. Евнух-полководец Нарсес и другие верные Юстиниану люди пошли к толпам народа и стали льстивыми обещаниями и раздачей денег отклонять синих от союза с зелеными. И то и другое удалось. Зеленые, воображая торжество восстания близким, уже держали себя высокомерно, и гордость их оскорбляла синих. Временный союз двух враждебных партий распадался. Велизарий и подчиненный ему военачальник Мунд, подвигаясь двумя путями по развалинам между рухнувших или горевших домов к Ипподрому, дошли до него. Их германские наемники бросились с двух противоположных сторон на нестройную и большею частью безоружную массу восставшего народа, и началась ужасная резня, во время которой в Ипподроме было убито тридцать тысяч человек.

Константинопольский ипподром, где погибло 30 тысяч участников восстания Ника

 

Восстание Ника было подавлен, и начались казни. Ипатий и Помпей, державшиеся сначала осторожно и уклончиво, перед нападением Велизария на Ипподром были обмануты ложным слухом о бегстве императора и стали открыто действовать как правители государства. Они были схвачены на императорской трибуне и брошены к ногам Юстиниана. Оба уверяли, что не изменяли императору, а преднамеренно собрали инсургентов в Ипподром, чтобы облегчить подавление бунта. Им не поверили. Закованные в цепи, они были отведены в подземную темницу дворца и на следующий день (20 января 532) казнены. Тела их были брошены в Босфор, а имущества – конфискованы. Многие сенаторы и другие знатные люди, подверглись той же судьбе.

Правительство объявило, что спокойствие восстановлено, а между тем продолжались аресты, осуждения на ссылку, на казни. Спокойствие действительно восстановилось в том смысле, что мятеж Ника был подавлен; но беспощадные приговоры трибуналов, непрерывно обрекавших все новые и новые жертвы на изгнание и казнь, наполняли население Византии ужасом. Столица, наполовину превращённая в пепелище, была похожа на немое кладбище и ужасала своим видом. Даже Ипподром несколько лет оставался пустым и мертвым.

Анастасия, верная жена погибшего Помпея, скрылась в монастырь на Элеонской горе, чтобы спастись от наглого волокитства Юстиниана. Иоанн Каппадокийский и Трибониан заняли свои прежние должности. Иоанн дал финансовому угнетению размер еще более тяжелый, чем прежде, чтобы набрать деньги, нужные для восстановления храма Святой Софии и других сгоревших великолепных зданий. Он дошел в своей наглости до того, что отнял жалованье у преподавателей во всех школах империи. Трибониан, председатель законодательной комиссии, составившей в два следующие года «Институции» и «Пандекты», новую редакцию Кодекса Юстиниана и собрание «Новелл», раболепно превозносил Юстиниана, который так ценил его юридическую ученость и опытность, что дозволял ему безнаказанно удовлетворять алчности, бесчестившей его таланты. Трибониан до конца жизни пользовался полным доверием императора.

 

Восстание «Ника»

История возникновения восстания

Замечание 1

Восстание «Ника» началось на главном императорском ипподроме. Обычная гонка колесниц переросла в крупнейшее народное выступление. Потасовка болельщиков синих и зелёных стала толчком к столкновению социальных слоёв и обнажила социальные противоречия.

Традиционно в Римской империи болельщики гладиаторских боёв, гонок колесниц и цирковых представлений делились на группы по цветам. Например, на скачках болельщики распределялись по цвету колесниц:

  • синие,
  • белые,
  • красные,
  • зелёные.

Из них по влиятельности выделялись синие (их называли венеты) и зелёные (именовались прасинами). Венеты содержались крупными землевладельцами и военными, составляющих класс патрициев. Прасины были на содержании ремесленников и крестьян, являющихся основой плебеев. Среди каждой группировки были сенаторы.

Готовые работы на аналогичную тему

Император Анастасий поддерживал и финансировал прасинов. Юстиниан был сторонником венетов. Его жена Феодора, оказавшаяся после смерти отца в сложном положении, была отвергнута прасинами и нашла приют у венетов.

Ход восстания «Ника»

Шёл пятый год правления императора Юстиниана. В январе 532 года на ипподроме проходили традиционные гонки колесниц. Усиление налогового гнёта, произвол должностных лиц и религиозная политика императора вылились в бунт. Столкнулись болельщики синих и зелёных. Для подавлении беспорядков Юстиниан приказал арестовать главарей и того и другого направления.

На следующий день синие и зелёные объединились и выступили единым фронтом против императора. Они требовали отречения Юстиниана от престола, смягчения налогового бремени, устранения ненавистных чиновников. Отставка Трибониани и Иоанна Каппадокийского не успокоила народ. Массовые народные погромы охватили всю столицу. Возглас «Ника» («Побеждай») поднимал толпу и вёл за лидерами. Оппозиционные партии, используя народное недовольство, пытались провозгласить нового императора.

Восставшие устраивали уличные бои, открыли ворота тюрьмы. В их руки попали налоговые списки, которые тут же были сожжены. Роскошные дворцы грабили и поджигали. Пострадали термы Зевксиппа, Октогон, храм Святой Софии, церковь Святой Ирины, хранилище актов империи. Наряду с восставшими грабёжом занимались и императорские наёмники-ариане, которые уничтожали никенианские церкви.

Оппозиционные сенаторы выдвинули новым императором Гипатия (Ипатия). Будучи племянником Анастасия, он мог претендовать на престол. Юстиниан, опасаясь за свою жизнь, готов был уступить и бежать из Константинополя. Но императрица Феодора убедила мужа не совершать опрометчивого поступка.

Подавление восстания

Полководец Нарсес, армянин по происхождению, подкупами, угрозами и уговорами переманил большинство сенаторов на сторону императора. Он доказал, что восстание подготовили и проводят простолюдины. Их требования не отвечают чаяниям сенаторов. Так восставшие лишились лидеров.

Вскоре в столицу прибыл военачальник Велизарий с верными императору войсками. Солдаты окружили ипподром, где собрались основные силы бунтовщиков для коронации нового императора. Жуткая резня привела к гибели 30000 восставших. Всех, пытавшихся бежать, настигали воины Нарсеса. К смерти были приговорены и сенаторы, отказавшиеся принять присягу Юстиниану. Восстание «Ника» было разгромлено.

Уроки восстания

Юстиниан поторопился отвлечь народ от внутренних неурядиц и начал завоевательный поход на запад. Уничтоженная сенаторская аристократия освободила места в сенате для представителей христианского духовенства. Между христианством и светской властью крепла связь. Император активно принялся осуществлять реформаторские преобразования в административной и правовой сфере.

Сразу после подавления восстания Юстиниан занялся укреплением императорского дворца. Он установил ёмкость с водой и засыпал хлебные склады.

Замечание 2

Народу восстание показало необходимость объединения сил и выдвижения из своей среды лидеров, готовых пойти до конца.

Ника (восстание) - это... Что такое Ника (восстание)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Ника.

Восстание «Ника» (бунт «Ника») (греч. Στάση του Νίκα, буквально «Побеждай!» — лозунг восставших) — крупнейший бунт в истории Константинополя и Византии, произошедший при правлении императора Юстиниана I в 532 году. В результате Константинополь был существенно разрушен и при подавлении восстания было убито более 35 000 человек. Восстание было вызвано налоговым гнётом, притеснением властей, церковной политикой императора Юстиниана I, преследовавшего еретиков и язычников, что не устраивало многие слои населения и заставило народ объединиться и выступить против императора.

История

Восстание началось на Императорском ипподроме, во время проведения гонки колесниц, когда типичная потасовка среди болельщиков переросла в крупнейший бунт.

Болельщики зрелищ (гладиаторских боёв, а затем, с введением христианства — цирков и ипподромов) как старой Римской, так и в Восточной империях делились на несколько группировок по цветам, в частности, колесниц, за которые болели и которые ими содержались: красные, белые, синие, зелёные. На протяжении нескольких веков самыми крупными и влиятельными были две основные категории — «голубые» (венеты) и «зелёные» (прасины), причём венеты в правление Юстиниана в основном представляли класс вельмож, патрициев и землевладельцев, а прасины чаще представляли собой городские низы, ремесленников; хотя среди и тех и других были сенаторы.

Предыдущий император Анастасий благоволил прасинам, Юстиниан же — венетам, к тому же его жена императрица Феодора в детстве, после смерти своего отца — смотрителя зверей «зелёных» — была ими отвергнута, и семье дали кров и работу «синие». (Только Марк Аврелий однажды заявил, что его сердце никогда не поддерживало ни прасинов, ни венетов.)

В день начала бунта «Ника» конфликт среди группировок достиг такого накала, что притесняемые прасины прямой речью к императору Юстиниану, находившемуся в своей ложе на ипподроме, потребовали его отречения от престола. Зачинщики потасовки были схвачены и казнены, после чего «зелёные» и «голубые» объединились, и начался бунт.

Юстиниан с придворными

В Константинополе начались уличные бои, восставшие сжигали налоговые списки, захватили тюрьму и выпустили на свободу заключённых. В пожарах погибли многие дворцы и храмы, причём дворцы грабили восставшие, а православные храмы — арианские наёмники Юстиниана — готы и герулы. В результате город был существенно разрушен; Октогон, Бани Зевскиппа (англ.), собор Святой Софии с государственным хранилищем Актов Империи, церковь Святой Ирины и ещё несколько православных храмов разграбили и сожгли. Счёт убитых шёл на тысячи, бунтовщики собирались штурмовать дворец императора. Сенатская оппозиция выдвинула нового императора — Ипатия (англ.), который был торжественно коронован. По словам современников, настал критический момент и «сама империя, казалось, находилась на краю гибели».

Подавление бунта

Во дворце началась паника. Юстиниан уже рассматривал план побега, но его жена императрица Феодора заявила, что лучше смерть, чем побег. Свой огромный вклад в подавление бунта внёс евнух Нарсес: именно он сумел подкупить и завербовать на сторону императора большинство сенаторов, таким образом, восстание лишилось большинства своих предводителей. Нарсес сумел убедить сенаторов в том, что восстание подготовили зелёные, и после тайной встречи с ним сенаторы начали скандиривать «Justiniane Auguste, tu vincas». После этого малочисленные правительственные войска, возглавляемые полководцами Юстиниана — Велизарием и Мундом, — внезапно напали на собравшихся на ипподроме для коронации Ипатия бунтовщиков и учинили резню, во время которой на ипподроме и в его окрестностях погибло более 35 000 человек. Пытавшихся бежать с ипподрома уничтожили отряды, возглавляемые Нарсесом. Сенаторы, не перешедшие на сторону Юстиниана, были сосланы либо казнены.

Карта Ипподрома и его окрестностей

См. также

В литературе

В кинематографе

Ссылки

Византия в VI в. Димы. Восстание "Ника" реферат по истории

Византия в VI в. Димы. Восстание "Ника" При обозрении фактов, относящихся к внутренней деятельности Юстиниана, мы должны прежде всего выделить и подвергнуть оценке целый ряд государственных актов, законодательных и административных распоряжений, коими Юстиниан сводил счеты с старым строем, с теми воззрениями и настроениями, которые имели свои корпи в античной культуре, в свободной философской и риторской школе и, наконец, в муниципальных городских вольностях. Этою, так сказать, отрицательной стороной внутренней деятельности лучше характеризуются воззрения Юстиниана на задачи управления подчиненной ему империей, чем теми положительными актами государственной деятельности, которые представляли лишь попытку к признанию новых форм государственной жизни, уже заявивших себя реальными фактами, но в общем не совсем ясно определившуюся систему. В самом деле, нам легче понять настроение Юстиниана и руководивший его распоряжениями план, когда он издавал закон о закрытии философской языческой школы в Афинах. Точно так же можно усматривать известную систему в его суровых мерах против еретиков. Но не так ясна идея его громадных и дорого обошедшихся построек, равно как основная мысль его реформ по гражданской и военной администрации. Кроме того, теперь уже не может подлежать сомнению, что отрицательные и, если употребить нынешнее выражение, реакционные меры Юстиниана достигали цели, сопровождаясь определенными реальными, хотя и весьма тяжкими последствиями, между тем как положительные его распоряжения редко достигали тех результатов, на которые были рассчитаны, часто нуждались в переменах и поправках, а иногда оказывались прямо бесполезными или не достигавшими цели, как многие постройки с военной целью или административные преобразования. Система мероприятий против древних либеральных учреждений с особенной выразительностью отмечена в истории городских димов, в ограничении политических прав цирковых партий, в усилении власти городского спарха, в известном движении городского населения против Юстиниана, выразившемся в деле «Ника», и, наконец, в церковной политике. Указанными фактами займемся в настоящей главе. Много путаницы в историю Византии привнесло недоразумение по поводу термина димы. В классическом языке и в древней истории под этим термином разумеются административный округ, община и, наконец, народ. В средневековом языке димы стали быть понимаемы в значении партий цирка, factiones. Это повлияло на все построение идеи о городском населении и совершенно в превратном виде представило процесс средневековой городской жизни. Хотя у писателей термин дим и димы употребляется в смысле городского населения, а не в тесном значении партий цирка, как это встречаем у Константина Порфирородного, тем не менее, общая история димов получила в литературе одностороннюю постановку и неправильное освещение. Происхождение партий цирка скрывается в глубокой древности, как и происхождение самого цирка или ипподрома. Господствовавшая в византийской литературе традиция относила ко времени Ромула и устройство цирка, и начало цирковых партий. Названия партий цирка, игравших весьма важную роль в больших городах Византийской империи, где были устроены ипподромы, перенесены также из римского цирка, т. к. те же самые названия встречаем там со времени Цесаря и Августа. Хотя прасины, венеты, левки и русии известны были во всех городах, имевших ипподромы, тем не менее, происхождение и значение этих названий забыто было весьма рано. Уже в VI столетии нужно было прибегать к разным и довольно замысловатым комбинациям по объяснению приведенных названий цирковых партий. Согласно данному византийскими писателями объяснению, части цирка воспроизводят Солнечную систему и соответствуют четырем стихиям: земле, воде, огню и воздуху, а наименование четырех партий цирка или соответствует означенным четырем стихиям, или метафорически выражает их. Где цирк —там и партии в том же числе и с теми же именами. Где партии —там борьба димов, политическая интрига, бунт и опасные для правительства притязания. Партии возникают сами собой в старых и новых городах, где правительство находит нужным пожаловать населению право иметь свой ипподром. Весьма вероятно, что это право имеет связь с наделением некоторых городов определенным городовым правом, подразумевающимся в византийских памятниках. История этих партий обращала на себя внимание многих исследователей. По поводу цирковых партий в Риме и Константинополе против Рима и Византии предъявлены резкие и суровые обвинения. У Гиббона, Фридлендера и Рамбо в одинаковой степени выдержан порицательный тон по отношению к партиям цирка. И действительно, трудно было бы защищать эти партии, если бы не оставалось никаких сомнений в том, из каких элементов они слагались и какое отношение имели к политическому и административному строю городов. Но эти последние вопросы остались не вполне выясненными, хотя можно думать, что в организации цирковых партий принимали участие городские сословия. По многим сторонам изучения Византии до сих пор остаются руководящими воззрения, высказанные еще Гиббоном. По занимающему нас вопросу он говорит следующее. Константинополь усвоил не добродетели древнего Рима, а его безрассудства, и те же самые партии, которые волновали цирк, стали с удвоенной яростью свирепствовать на ипподроме. В царствование Анастасия это народное неистовство усилилось от религиозного рвения... Из столицы эта зараза распространилась по провинциям и городам Востока, и из созданного для забавы различия двух цветов возникли две сильные и непримиримые партии, потрясавшие слабую правительственную власть в самом основании. Народные распри, возникающие из-за самых серьезных интересов или из-за религиозных убеждений, едва ли бывают более упорны, чем эти пустые раздоры, нарушавшие семейное согласие, ссорившие братьев и друзей... Все законы божеские и человеческие попирались ногами... В Антиохии и Константинополе снопа выступила на сцену демократия со свойственной ей разнузданностью, но без свойственной ей свободы, и поддержка какой-либо партии сделалась необходимой для всякого кандидата, искавшего гражданской или церковной должности. Зеленым приписывали тайную привязанность к семейству, или к секте, Анастасия; голубые были преданы интересам православия. Все это рассуждение, по меньшей мере, неосновательно. Если партии имели такое значение, что потрясали правительственную власть, если цирковые партии были носителями демократических принципов и были в состоянии давать преобладание той религиозной системе, за которую они высказывались, то ясно, что здесь историку предстоит иметь дело не просто с безрассудствами и с народным неистовством, а с каким-то более важным фактором, который не случайно усвоен Константинополем из Рима и распространился затем по провинциям и городам Востока. Внешняя история константинопольских цирковых партий, или —что будет ближе к терминологии источников —константинопольских димов, очень несложна. Димы наполняют своими бурными деяниями историю V и VI вв. С VII в. известия становятся реже, это служит указателем того, что димам нанесен был правительством сильный удар, после которого они не могли никогда оправиться. Для выяснения значения димов в истории Константинополя, равно как для решения вопроса об отношении партий цирка к городскому населению вообще наибольший интерес представляют те известия, которые рисуют димы во время их упадка и которые знакомят с мерами, принятыми к обузданию их правительством. Лучший и обильнейший материал заключается в сочинении, приписываемом императору Константину Порфирородному, «De cerimoniis aulae Byzantinae». Здесь димы являются уже в весьма обветшалом виде, утратившими политическое значение. Но прежняя их роль, как пережиток, обнаруживается в символических действиях на парадных выходах и торжественных приемах византийских царей. Без участия димов не происходит ни одной важной церемонии при византийском дворе, почему составитель придворного устава, определяя занимаемое димами место между придворными, военными и духовными чинами и описывая те действия, какие по уставу принадлежали димам, сообщает о них множество драгоценных сведений. Всматриваясь в роль димов по придворному уставу, нельзя не заметить, что хотя они и лишены политической силы, тем не менее являются действительными представителями и не становился в такой степени приверженцем одной партии и не выражал так явно к ней своего расположения, как Юстиниан по отношению к партии венетов. Это не могло не затронуть соперников венетов, прасинов, и не возбудить между ними вражды, которая не ограничилась стенами цирка, но обнаружилась на городских улицах в ночных побоищах и грабежах. Общественный интерес борьба партий возбудила потому, что в обществе были серьезные причины к недовольству правительством. Новая династия, вступившая на престол весьма недавно, весьма резко выступила в церковном вопросе и вооружила против себя громадное число подданных суровыми мерами против монофизитов. Независимо от того, в высшем классе служилого сословия было значительное число приверженцев старой династии, которые возлагали свои надежды на племянников Анастасия, Ипатия и Помлея. Юстиниан сознательно поддерживал партию венетов, надеясь держать таким образом равновесие между политическими организациями в городе. Пока венеты и прасины взаимно ослабляли себя борьбой, непопулярные министры Юстиниана, и наиболее между ними жестокий Иоанн Каппадокиец, могли спокойно оставаться на своих местах. Знаменитый константинопольский бунт «Ника» происходил в начале 532 г., т. е. через три года по вступлении Юстиниана на престол. Это народное возмущение служит весьма резким показателем характера Юстиниана и, вместе с тем, дает ключ к пониманию его административной и финансовой системы. Юстиниан, утверждая господство новой династии, опирался, главным образом, на национальное духовенство и наемное войско. Цирковая партия венетов, думают, была ему близка потому, что царица Феодора в юные годы принадлежала к ней и не порывала с ней сношений на троне; но т. к. в возмущении «Ника» приняли участие и венеты, и прасины, то следует полагать, что коренная причина возмущения лежала, собственно, не в партиях. Хотя нелегко наметить эти причины, т. к. события следовали с удивительной быстротой, но о них можно догадываться по следующим фактам, отмеченным у Прокопия, современника событий. января прасины выражали в ипподроме жалобу на притеснения, испытываемые от правительства, и называли царского спафария и кувикулария Калоподия как наиболее жестокого человека. Тогда между царским вестником и представителем партии прасинов начался живой обмен упреков и резких обвинений, в котором приняли участие венеты. Спор продолжался и вне ипподрома выразился в уличных беспорядках и враждебных схватках между приверженцами венетов и прасинов. Во главе правительства стояли тогда префект претории Иоанн Каппадокиец, наиболее влиятельный министр и правая рука Юстиниана, изобретатель новых налогов и беспощадный вымогатель податных сборов, человек без образования и чести. За ним стоял квестор священного дворца и министр юстиции, знаменитый Трибониан, который поставлен был во главе законодательных работ времени Юстиниана; это был по образованию самый крупный человек времени, но ради наживы он жертвовал всем, не затрудняясь толковать закон вкривь и вкось и применять статьи не в пользу правой стороны, а в пользу той, которая предложила взятку. Полицейская власть находилась в руках префекта города Евдемия, который своими строгими мерами против виновников уличных беспорядков еще сильней возбудил народные страсти. Именно: семеро из захваченных полицией были присуждены к смертной казни, четверо —к обезглавлению, трое —к виселице. По неискусству палача веревка дважды обрывалась, и повешенные падали в приготовленный ров еще живыми. На толпу это произвело большое впечатление, многие увидели в этом знамение в пользу осужденных. Монахи из монастыря св. Конона взяли под свою защиту двух осужденных, чудесным случаем спасшихся от виселицы, и отправили их в церковь св. Лаврентия, пользовавшуюся правом убежища. Тогда же венеты и прасины, соединенные общим чувством вражды к префекту города, дали клятву идти открыто против правительства и силой добывать нарушенные их права; при этом произнесено было слово «ника» (побеждай), сделавшееся паролем для всего последующего движения. От 14 до 18 января Константинополь был театром страшных сцен насилия и грабежа. Правительство совершенно растерялось и, по-видимому, не имело средств к усмирению мятежа. Бунтовщики сделались хозяевами положения, провозгласили другого императора и, выпустив из темниц содержавшихся там преступников, начали возбуждать мирное население насильственными действиями. В городе начались пожары, истребившие лучшие здания. Так, тогда сгорели храм са Софии, бани Зевксиппа и царские дворцы, находившиеся поблизости, равно портики и роскошные дома богатых граждан от ипподрома до площади Константина. Юстиниан находился в отчаянном положении и не знал, где искать спасения. На пятый день мятежа был избран новый царь в лице Ипатия, племянника Анастасия; среди мятежников стал обсуждаться вопрос о том, как удобней захватить Юстиниана. Но скоро наступил поворот в положении дел. У Прокопия, сохранившего весьма живые черты из этого критического для Юстиниана и Феодоры времени, приводится, между прочим, следующая сцена. У царя происходило совещание: что лучше делать, оставаться ли тут, или бежать на судах. Много говорено было в пользу того и другого мнения. Наконец, царица Феодора сказала: «Лишним было бы теперь, кажется, рассуждать о том, что женщине неприлично быть отважною между мужчинами, когда другие находятся в нерешимости, что им делать или чего не делать. По моему мнению, бегство теперь больше, чем когда-нибудь, для нас невыгодно, хотя бы оно и вело к спасению. Тому, кто пришел на свет, нельзя не умереть; но тому, кто однажды царствовал, скитаться изгнанником невыносимо. Не дай Бог мне лишиться этой багряницы и дожить до того дня, в который встречающиеся со мной не будут приветствовать меня царицею. Итак, государь, если хочешь спасти себя бегством, это нетрудно. У нас много денег, вот море, вот суда. Но смотри, чтобы после, когда ты будешь спасен, не пришлось тебе когда-нибудь предпочитать смерть такому спасению. Нравится мне старинное слово, что царская власть —прекрасный саван». Взвесив все обстоятельства и приняв в соображение материальные средства, какими можно было в данное время располагать, царь пришел к заключению, что если нельзя положиться на константинопольский гарнизон и на царскую гвардию, которая в настоящее время находилась в выжидательном положении и могла перейти на ту сторону, где окажется победа, то, с другой стороны, можно было воспользоваться значительной военной дружиной Велисария, который недавно возвратился из Персии и имел при себе испытанный и верный отряд, не причастный к борьбе константинопольских партий, и, кроме того, как раз в это время находился в столице Мунд, вождь варварского происхождения, командовавший германским наемным отрядом и преданный императору. По словам историка Малалы, это был гроза варваров, уничтоживший их в громадном числе на Балканском полуострове. Этим двум лицам было поручено, не стесняясь средствами, усмирить восстание и положить конец ненормальному положению дел. Между тем в городе события шли своим чередом. Ипатий был приведен в цирк, занял царское место и принимал приветствия и восхваления от громадной толпы, собравшейся на это зрелище. Никому не приходило в голову принять меры предосторожности; напротив, распространяемы были слухи о том, что дело приверженцев нового царя выиграно, и что Юстиниан бежал в Азию. В это время к бунтовщикам был подослан евнух Нарсес с целью завязать переговоры с венетами, а Велисарий и Мунд с небольшими, но преданными и хорошо вооруженными и дисциплинированными отрядами подошли к ипподрому и захватили врасплох толпу безоружных и не ожидавших нападения бунтовщиков. У Прокопия картина передана в следующем освещении: «С великими усилиями и не без больших опасностей, пробираясь по развалинам и полусгоревшим местам, Велисарий вступил в ристалище и, став у портика венетского, что на правой стороне от царского седалища, сперва хотел устремиться на самого Ипатия; но как тут есть малые ворота, которые тогда были заперты и охраняемы снутри воинами Ипатия... то он рассудил лучше напасть на народ, на это бесчисленное множество стоявших в ипподроме людей, в большом беспорядке толкавшихся. Он обнажил меч, велел воинам своим следовать его примеру и с криком ринулся в середину смешанного скопища. Народ, не составлявший строя, видя, что покрытые латами воины, заслужившие великую славу храбростью и опытностью, поражали всех без пощады, предался бегству. Поднялся громкий крик. Находившийся недалеко оттуда Мунд, человек смелый и предприимчивый, хотел принять участие в деле, но в настоящем положении не знал, что ему делать. Догадавшись, наконец, что Велисарий уже действует, он вторгся в ипподром тем входом, который называется «мертвым». Тогда Ипатиевы мятежники, поражаемые с двух сторон, были истребляемы. Победа была полная, убито великое множество народа. Полагают, что тогда погибло более 30 тысяч человек. Ипатий и Помпей были схвачены и убиты, имущество их, а равно и других сенаторов, к ним приставших, отписано в казну». Результаты так решительно потушенного восстания были разнообразны и отразились как в общественной, так и в частной жизни. Не говоря уже о том, что 19 января 532 г. в цирке погибли многие члены служилой аристократии, которые, принадлежа к сенаторскому сословию, могли представлять оппозицию правительству Юстиниана, нужно принять, что победой над бунтовщиками Юстиниан положил предел притязаниям городских сословий и резко обозначил начало новой эры в истории средневековой империи —начало императорского абсолютизма. С этой точки зрения восстание «Ника» с беспримерным числом погибших в ипподроме составляет, бесспорно, знаменательное историческое событие. Список литературы Успенский Ф.И. История Византийской империи; М.: ООО "Издательство Астрель"; ООО "Издательство АСТ", 2001 Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.world- history.ru/

как фанаты сожгли Константинополь, а гетера спасла императора – WARHEAD.SU

Притихший стадион вдруг стал молиться. Жалуясь на судьбу, прасины взывали к богу и императору одновременно. Они требовали найти управу на чиновника Калоподия, который их всех достал.

Евгений Башин-Разумовский

Эксперт по историческим вопросам

Болельщики (димоты) как в старой Римской, так и в Восточной империи делились на несколько группировок по цветам: белые, зелёные, красные и синие. На протяжении нескольких веков самыми крупными и влиятельными были две основные категории — «синие» (венеты) и «зелёные» (прасины). В годы правления Юстиниана венеты в основном были представлены патрициями, военными и землевладельцами, а прасины в большинстве состояли из плебеев, ремесленников и крестьян. Группировки имели и религиозные противоречия: прасины были в основном монофизитами, большинство венетов же поддерживали решения Халкидонского собора, объявившего монофизитство ересью. Император Юстиниан и его супруга Феодора благоволили венетам, к прасинам же относились холодно.

«Хрен вам, а не Калоподий! Можете катиться отсюда!» — взорвался император.

В ответ раздалось: «Осёл! Да пошёл ты! Покатимся, а потом головы кое-кого покатятся по Месе!». Озлобленные димоты «синих» быстро расходились после игр, бубня между собой что-то в духе «братья, го в церковь, тут мы правды не найдём».

День 10 января 532 года от Р.Х., в который префект факапит поручение императора

— Василевс, прасины мочат венетов, — префект Евдемон сиял, как начищенный солид.

— Опять?! — Юстиниан обратился к вовремя подвернувшемуся сенатору Василиду, — Может, запретить к Сатане все эти заезды? От них же одни убытки!

Сенатор занервничал.

— О солнцеликий, если запретить черни игры, она пойдет в разнос. Разве вы не помните, что было с императором Анастасием, который решил сэкономить на зрелищах? Ему пришлось без диадемы унижаться перед болельщиками!

«Ну и хрен с ними», — подумал взбешённый повелитель. И распорядился:

— Евдемон, сгоняй на их стрелку, найди зачинщиков и быстро вздёрни кого надо. Только не в их квартале, вывези куда-нибудь… Да что ж такое! Мне дядя всегда говорил: «Юстиниан, не подписывай на свои дела идиотов, не повторяй ошибок нашего предшественника Анастасия»!

Евдемон быстро нашёл семерых зачинщиков беспорядков. Четверым отрубили голову, а троих решили повесить. И вот незадача — виселица рухнула. На несчастье префекта, выживших было двое: один прасин и один венет. Стражники быстро вздёрнули их повторно.

Верно, сам дьявол тогда играл против префекта — виселица опять рухнула.

Толпа завизжала: «Справедливости, справедливости, укройте их в церкви!». Откуда-то набежали монахи и уволокли недоказнённых в церковь св. Лаврентия. Пришлось префекту срочно отрядить солдат блокировать церковь, да ещё и сдерживать ватагу из прасинов и венетов одновременно.

Ипподром в Константинополе

Народ напирал на солдат и требовал отпустить зачинщиков старой доброй межфанатской поножовщины с миром. Солдаты отвечали матом и угрожали устроить тут всем трэш, угар и гомосексуализм, если болелы не заткнутся. Перебранка продолжалась несколько дней.

День 13 января 532 года от Р.Х., в который императору нанесли оскорбления, а префект сбежал от толпы фанатов

Шло 13 января 532 года. На стадионе царил дух старой доброй драки, которая всё никак не начнётся.

«О великий, пощади своих подданных, прикажи префекту распустить солдат!», — вопили болельщики обеих дим — и «синие», и «зелёные» — на протяжении всех 22 ипподромных заездов.

«Зашибись у нас начались январские иды», — думал император, постепенно закипая.

— Не будет вам пощады, разбойники! Закон тут я устанавливаю!

Тишина на стадионе наступила, но таким образом, которого никто не ожидал. Болельщики обеих фракций в знак протеста попросту бежали с ипподрома, оглашая окрестности криками «Ника! Ника! Ника!» (дословно — «Побеждай!». — Прим. ред). Это было прилюдное оскорбление императора — покинуть стадион до окончания заездов.

— Что там за ослы на улице? Чего они хотят? — Префект города нервно уставился на экскувита (имперский гвардеец. — Прим.ред.).

— Требуют отпустить висельников, — заявил экскувит.

Его ответ утонул в уличном оре, так что даже Евдемон расслышал требования толпы.

— В игнор, в бан вас всех, язычники! — орал префект в толпу, высунувшись из окна.

А в ответ неслось:

— Сожжём его! Богородица с нами! Константинополь наш!

Толпа ломилась в преторию, по пути громя и поджигая всё подряд. Префект Евдемон не менее стремительно покинул здание и теперь увеличивал расстояние между своей тушкой и фанатами быстрой езды — знал, что так целее будет. Тем более, кто-то же должен был доложить Юстиниану о серьёзном бунте! Кто как не он, префект города?

Константинополь горел. Толпы народа вместе с фанатами бегали по улицам, грабили виллы сенаторов и жгли, жгли, жгли столицу. В этот момент никто бы не заподозрил в этих людях уважаемых урбанистов будущего. Между тем, если бы восставший народ не сжёг портик Августеона, здания на форуме, включая Сенат, а также храм св. Софии, — Константинополь никогда бы не перестроили (в основном теми же руками, которые его сожгли). И нынешняя мечеть Айя-София не приобрела бы своего имперского величия…

Василевс не спал. Вместо обычной потасовки в городе был крупный бунт. Как его подавить имеющимися скромными силами, Юстиниан не знал.

«Хм, может поборы снизить, запретить сенаторам уклоняться от налогов и не перекладывать их на бедняков? Перестать повышать цены на хлеб? — император нервно барабанил по подлокотнику трона. — Не-е-е, это бред какой-то! А как же империя, как в Италии воевать?».

И в итоге решил: ладно, хлеба у них нет — пусть будут зрелища. Сделаем им завтра ещё один заезд на ипподроме!

День 14 января 532 года от Р.Х., в который факапит уже сам Юстиниан

14 января стадион стоял полупустой. После пары заездов болельщики исчезали с ипподрома, наглядно демонстрируя императору, что одних только зрелищ — без хлеба, — будет всё же маловато.

— Что им надо? Что?! — раздражённо спрашивал император у сенаторов. — Так, вот вы трое, пойдите и узнайте, что эти грешники хотят.

После хождения в народ сенаторы Василид, Константиол и Мундт, нервно переглядываясь, доложили императору: «Долой Иоанна Каппадокийского! Вон квестора Трибониана! Уволить префекта Евдемона!»

— А Богородицу им не вызвать, нет? — опять завёлся Юстиниан.

— Ладно, передайте им, что император ромеев прислушивается к своим подданным. Все перечисленные чиновники уже смещены и будут назначены новые.

— Радуйтесь, граждане и гражданки, император сделал всё, что вы просили! Расходитесь же по домам!

Но вместо воплей радости сенаторы услышали только ропот.

— Тагмы (основная единица деления ромейского войска. — Прим.ред.), вперёд! Рубите их всех, потом разберёмся, кто тут монофизит, а кто ортодокс, — полководец Велизарий наконец получил из дворца приказ нанести удар по толпе.

Хотя Константинополь был вольным городом и каждый свободный житель имел право купить себе оружие, против лучших воинов империи фанаты были что бледная спирохета против ударной дозы антибиотика. На глазах довольного императора его лучший полководец превращал в капусту его же взбунтовавшихся подданных.

«Ну что, похоже, мятеж окончен, отбой тревоги», — радостно потирал руки Юстиниан.

Но это было только начало.

Дни 15–17 января 532 года от Р.Х., когда Константинополь постепенно обретает вид марсианского пейзажа

Восставшие не собирались сдаваться. Они жгли город и строили баррикады. Фанаты отбивались от экскувитов и дворцовых тагм, а потом опять жгли и грабили виллы сенаторов, богатые кварталы, мастерские зажиточных ремесленников. В какой-то момент солдаты плюнули на весь этот бардак и потихоньку тоже стали морально разлагаться — тем более что грабежи было на кого свалить.

Теперь Юстиниану и во дворце прохода не было. Отцы нации отлавливали его в коридорах и жалостливо ныли, что димоты виллу сожгли и сундуки разграбили. Недрогнувшей рукой император выставлял погорельцев вон.

Племянники бывшего императора Анастасия — Ипатий и Помпей — закатили целую истерику, пытаясь остаться по дворце. «Так, у меня тут не санаторий, вас идиотов мне только не хватало, вон отсюда!» — вопил на царственную олигархию Юстиниан, вспоминая, как эта парочка натурально гробила любое порученное дело.

Оставшись один, василевс перекрестился и начал сочинять речь для ипподрома…

«Мы уже два дня грабим сенаторов и богачей, а что дальше-то делать?». Это был самый напряжённый и острый вопрос, который каждый димот задавал себе утром 17 января. С золотым канделябром, утащенным с дачи сенатора Прова, в царствие небесное точно не войти! И тут восставшим попались отцы‑сенаторы.

Утро 18 января 532 года от Р.Х., в которое император понимает, что на всё воля божья

Рано утром 18 января ипподром гудел, как закипевший котёл. «Вы гляньте, идёт!», «Слава императору!», «Да заткнитесь вы, дайте послушать, что он говорит!».

Император настороженно вслушивался в крики димотов. Охраны было мало, так что, если бы он сейчас зафейлил выступление перед народом, это был бы конец.

— Сограждане! Братья и сестры, вот он я, стою перед вами, простой ваш повелитель и автократор, император Юстиниан! Товарищи, многи… — трясясь от волнения, с непокрытой головой, Юстиниан произносил с кафисмы ( императорская ложа на восточной трибуне Большого ипподрома. — Прим. ред.) заготовленную речь.

Долго говорить не пришлось.

— Осёл, заткнись уже! Ты нам не нужен! Нам нужен новый император! Выберем Ипатия! Ника! Ника! Ника!

«Хорошо хоть объедками не закидали, твари», — думал Юстиниан, нервно вышагивая по дворцу.

— Ну чего там, выбрали они мне уже преемника? — спросил он, с прищуром смотря в лицо префекту.

— Так точно, Ипатия, вашество, — бодро отрапортовал новый префект — сенатор Трифон.

Император уже не знал, радоваться ему или нет. Так выходило, что он собственными руками выгнал на мороз и подарил восставшим будущего вождя. Вождь был, конечно, никакой, но теперь константинопольская голытьба знала: она ворует и жжёт не просто так, а во имя высоких идеалов.

В это время агенты евнуха Нерсеса принесли очередную плохую новость: перед восставшими выступает сенатор Ориген. Склоняет их захватить какой-нибудь ненужный дворец и устроить в нём штаб, а уже оттуда вести наступление на Юстиниана.

«Вот же подлец! Выберусь живым — раздам его имущество, Богородицей клянусь», — устало и желчно думал Юстиниан.

Вести с полей приходили хуже некуда. Солдат, призванных из провинции, не хватало; восставшие опять подпалили город. Надо было срочно решать, что делать.

День 18 января 532 года от Р.Х., в который император вместо бегства выбирает Нику-Победу

Совещание во дворце началось с тягостного молчания. Немногие оставшиеся сановники тщательно отводили глаза и пытались слиться со стенами.

— Ну, чо делать-то будем, отцы города? — вопрошал Юстиниан.

По всему выходило, что оставалось только одно — драпать, пока не поздно. Город горел, сенаторы вслух подсчитывали потери: десятки вилл, сотни доходных домов, тысячи либр золота и серебра. «Да мы же голые, как мы жить будем!» — стенали заслуженные патрикии, через одного — консулы и комиты священных щедрот.

Префект города ручался за корабли. Бывший квестор Трибониан бил себя пяткой в грудь, что готов поставить рекорд по скорости эвакуации, и вообще все экскувиты жаждут занять первое место на борту.

«Тьху ты, — подумал с тоской автократор, — и тут возня».

Заслушали доклады Велизария и Нарсеса, в них тоже других предложений не содержалось. Обитатели дворца совсем уже вознамерились смазать лыжи скипидаром до залива Золотой Рог. Но тут слово взяла августа Феодора.

— Па-а-азвольте, что значит драпать! — возмутилась императрица.

32-летняя бывшая гетера по кличке Феодора-из-борделя с презрением рассматривала ромейскую аристократию.

— Всё бросить? Зря я что ли всю жизнь горбатилась на имперские лычки?! С ними и помру, так и знайте! Величие или смерть!

Юстиниан с тоской посмотрел на переминающихся с ноги на ногу царедворцев, на строптивую супругу, на Велизария — и скомандовал: «Ладно, идём на ипподром. Все на ипподром! Будем мочить нечестивцев!»

По дороге император дал указание евнуху Нарсесу как угодно — хоть мытьём, хоть катаньем — подкупить венетов. «Если что, намекай, что император ещё с младых ногтей за них, со времён Анастасия наша связь нерушима. И денег не жалей, а то я тебя знаю — ты тот ещё жмот!».

«Тагму налево, тагму направо», — окружив ипподром, на котором собрались восставшие, лучший полководец автократора вошёл в раж.

Немногие оставшиеся верными Юстиниану наёмники и экскувиты проникли на стадион.

Агенты Нарсеса тем временем сделали своё дело: часть венетов устало препиралась с прасинами, мол, Ипатий ваш — кизяк сушёный, а брать императорский дворец сейчас — дурость, которая только прасинам в голову могла прийти.

— Мы по домам. Лажа эта какая-то, а не майдан. К чёрту вас, и император ваш осёл! — орали димоты «синих» на прасинов.

— Ну и валите, лошары! Прасины — сила, венеты — могила! — вопили в ответ «зелёные».

За перебранкой пропустили приказ Велизария : «Вперёд, мочи ублюдков!». Началась резня и давка.

Через пару часов Юстиниан со скорбной физиономией смотрел на парочку несостоявшихся заговорщиков — племянников Анастасия.

— Ну чо, сыграли партеечку в тотал вар, стратеги упоротые? Вы мне весь город сожгли.

— Помилуйте, вашбродь, — юлил и плакал Ипатий, — мы не виноватые, нас силой вынудили выдвинуться в императоры.

— Это был не я, я вообще ни при чём, меня заставили, — уверял перепуганный Помпей.

— Ага. Ну да, я не я и корова не моя, — вздохнул император. — Казнить этих имбецилов, чтобы не оскверняли память своего дяди и нашего заступника, императора Анастасия!

Юстиниан и Феодора после подавления восстания Ника, 18 января 532 года

Эпилог

19 января двух бывших сенаторов императорского рода казнили. Восстание кое-как утихомирили днём ранее массовой резнёй на стадионе. На какое-то время фанаты присмирели. Но продолжалось это спокойствие недолго, поскольку Юстиниан не собирался менять свою политику. Хотя запущенная им урбанистическая программа «доступная среда для охлоса» выполнялась с редкой быстротой…

Город отстроили, а налоги и коррупция осталась непоколебленными. И уже в 547 году Юстиниану опять пришлось смотреть на висельников и испытывать острое чувство дежавю, смешанное с пятикратным фейспалмом.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

"Зеленые" против "голубых". Причина восстания «Ника» в Константинополе? | Курьезы истории

Одним из самых популярных видов развлечений в Византии был бег колесниц. Все четыре команды, выставлявшие свои колесницы, имели своих поклонников. Больше всего поклонников было у команд «зеленых» и «голубых» (по цвету одежд команд). Жена императора – Феодора с детства была поклонницей партии «голубых», Юстиниан также переживал именно за них («зеленые» — от партии землевладельцев и земледельцев, «голубые» — купцов, моряков и т.п.), но скрывал, что поддерживает наклонности своей супруги.

Гонки колесниц. Зеленые догоняют голубых

Гонки колесниц. Зеленые догоняют голубых

«Голубые» в Константинополе имели больше влияния, чем «зеленые». В их руках была сосредоточена вся торговля, и император должен был с этим считаться. Эта негласная поддержка Юстиниана сделала «голубых» полноправными хозяевами столицы и позволяла им притеснять своих соперников.

Скрытая вражда переросла в столкновения, и, пользуясь столь высоким покровительством, «голубые» первые пошли по пути террора. Антиохийский правитель сам был прилюдно выпорот, когда высек несколько «голубых». По приказанию Федоры распяли сицилийского префекта, за то, что он казнил двух разбойников из партии торговцев. Зная такое положение вещей, «голубые» смело нарушали законы.

В столице «голубым» активно помогал некто Калоподий - один из начальников полиции Константинополя. За деяния, которые совершали «голубые», он взваливал вину на «зеленых», без стыда наказывая их самым жестоким образом. Эти его действия стали последней каплей, переполнившей чашу терпения «зеленых».

Представители обеих противоборствующих партий пришли 11 января 532г. на ипподром, где состоялось общее собрание всех жителей.

Страсти были настолько накалены, что едва в цирке показался Калоподий, шквал негодования понесся с трибуны, где сидели «зеленые», взорвались криками негодования. Юстиниан повелел привести крикунов к нему в почетную ложу, где он восседал вместе с Феодорой.

Юстиан с Феодорой

Юстиан с Феодорой

Руководители «зеленых», поклонились, приближаясь владыке, и с достоинством заявили о том, не могут более терпеть несправедливости властей и именно это являлось причиной их гнева.

Речь «зеленых» была сбивчива и непоследовательна. Громогласно повторяющий их слова глашатай, через которого она передавалась, не сумел нужным образом донести ее смысл до императора. Юстиниан, с целью быстрее прекратить этот неприятный инцидент, заявил о том, что ничего не знает о проблемах «зеленых», но причинять им зло никто не должен. «Зеленые», не удовлетворенные подобным ответом, объявили, что если на их врага – Калоподия, не найдется управы, то они сами учинят расправу над ним.

Разгневанный подобным ультиматумом император, во всеуслышание выдвинул обвинение в ереси против «зеленых». Разозленные, они обрушились с бранью на Юстиниана. «Голубые» вступились за монарха, и между двумя партиями, и без того враждующими, началась перебранка, грозившаяся перейти в настоящую резню. Осознавая, что находятся не в выигрышном положении, «зеленые» вынуждены были ретироваться, и покинули цирк с нарушением высочайшего этикета, равному оскорблению императора, до ухода самого Юстиниана.

Присутствовавший в это время префект столичной полиции Евдемон, проявил активность, боясь за плохие последствия для себя за скандал, что был допущен. Тотчас же были схвачены и приговорены к повешению трое первых же подвернувшихся под руку. Евдемон даже не стал интересоваться принадлежностью задержанных к какой либо из партий.

Во время повешения у двоих несчастных лопнули веревки, и взбешённая последними событиями толпа отбила силой осужденных, рассчитывая на старинное право оправдания в подобных случаях. Неожиданно выяснилось, что оба осужденных принадлежат к разным партиям. На другой день в цирке, кроме здравиц в честь императора, звучал новый лозунг:

«Многая лета «голубым» и «зеленым», которых соединило милосердие!».

Но Юстиниан не проявил ожидаемого милосердия и бедняги, чудом избежавшие смерти, были схвачены и казнены. Еще вчера бывшие злейшими врагами, партии моментально объединили свои силы в борьбе против несправедливости.

Запылал мятеж, который вошел в историю восстаний под названием «Ника».

Пожар в Константинополе

Пожар в Константинополе

Вспыхнула префектура, а потом другие здания, более четверти Константинополя сгорело в этом пожаре. Начались повальные убийства и грабежи.

Вам будет интересно:

9 развенчанных исторических мифов

Катастрофа Титаника: 17 неизвестных фактов

Спасибо за внимание! Подпишитесь на канал "Курьезы истории"

Trojden | Расцвет Византии: Бойцов М. А.

1. Император Юстиниан I. Временем расцвета Византии считаются годы правления самого известного её императора — Юстиниана I (527—565). Он раздвинул пределы державы почти до границ древней Римской империи — правда, лишь на короткий срок. Но главное, он снискал признание, во-первых, как выдающийся законодатель, а во-вторых, как создатель самого великолепного тогда в христианском мире храма.

По повелению Юстиниана I лучшие юристы создали «Свод гражданского права» — наиболее полный из сборников законов Римской империи. В него вошли законы разных римских императоров, а также подробные комментарии к ним виднейших правоведов. Впервые очень сложное и развитое римское право было тщательно обработано и представлено в стройном порядке. Юстинианов «Свод...» надолго пережил своего создателя. Многие его нормы положены в основу права, действующего и ныне в разных странах мира.

Византия в середине VI—XI в.

Император Юстиниан I со своими приближёнными. Мозаика. VI в.

При Юстиниане в Византии строили очень много. Однако самый известный памятник его правления — величественный храм Святой Софии (Премудрости Божией) в Константинополе. Это внушительное даже по сегодняшним меркам здание возводили в 532—537 гг. как главный храм всего христианского мира. Его построили из плинфы (кирпича), а внутри отделали редкими сортами мрамора и щедро украсили мозаикой. Такого богатого убранства — из золота, серебра и драгоценных камней — не было ни в одном другом храме христианского мира.

Храм Святой Софии увенчан огромным куполом. В его основании прорезаны многочисленные окна. Свет, лившийся через эти окна, делал почти невидимыми тонкие перемычки между ними. Порой казалось, что купол парит над храмом безо всякой опоры, словно подвешенный цепью к небу. Современники Юстиниана и их потомки считали константинопольский храм Святой Софии новым чудом света.

1. Покажите на карте (с. 16—17) территории, входившие в империю ромеев при Юстиниане.

2. Какие области, принадлежавшие некогда Римской империи, не попали под власть византийского императора?

3. Какие цели мог преследовать Юстиниан, занявшись приведением в систему римского права?

2. Купола церквей. Когда император Константин повелел строить самые первые христианские храмы, им придавалась форма базилик — римских общественных зданий. Базилика в плане выглядела сильно вытянутым прямоугольником. Внутреннее пространство базилики делилось рядами колонн на нефы. Со временем к основному «прямоугольнику» стали пристраивать поперечный — трансепт. Такая базилика в плане представляла собой крест.

Базилики распространились по всей Римской империи. Но на востоке, в Византии, зодчие постепенно создали совершенно новый тип христианского храма. Сначала над пересечением основной части базилики и трансепта стали возводить небольшой купол. Затем византийские мастера превратили этот купол Храм Святой Софии. Современный вид в главную особенность своих церквей. Войдя в церковь, человек вскоре попадал в просторное и высокое подкупольное пространство. Четыре мощных столба, на которые купол обычно опирался, задавали плану храма форму креста. Такой тип храма называется крестово-купольным.

Стены храма украшались мозаиками и росписями на темы из Священного Писания или житий святых. Человек, вошедший в храм, видел перед глазами всю Священную историю. Видел он и своё будущее на картинах Страшного Суда, рая и ада.

Перечислите главные особенности византийских церквей. Покажите на схемах и фотографиях византийских церквей (из учебника или других источников) те особенности, которые позволяют их называть «крестовокупольными».

3. Святость иконы. Византийские храмы украшались многочисленными иконами — священными изображениями Иисуса Христа, Богородицы, святых. Иконам византийцы поклонялись истово. Некоторым из них приписывались чудодейственные свойства. Христос не просто нарисован красками на деревянной доске — он и сам как бы присутствует в собственном изображении. (Для этого оно, конечно, должно быть выполнено по правилам, и притом рукой благочестивого мастера.)

Однако некоторым византийцам казалось, что в почитании икон кроется идолопоклонничество, и они требовали уничтожить иконы и строго запретить впредь изображать священное. Ожесточённые споры между иконоборцами и иконопочитателями много раз ставили Византию на грань гражданской войны. В этой борьбе к середине IX в. в конце концов победили иконопочитатели.

Устройство христианской базилики. Поперечный разрез храма Святого Петра в Риме

Сколько нефов в этой базилике? Слово «неф» переводится как «корабль». Есть ли действительно что-нибудь общее между «кораблём» архитектурным и кораблём настоящим?

Схема устройства крестово-купольного храма

Покажите на схеме те особенности построения храма, которые позволяют называть его крестово-купольным.

Какое впечатление производят на вас византийские иконы (на с. 21—22 учебника)? Опишите их.

4. Византия после Юстиниана. Войны, которые Юстиниан I вёл по всему Средиземноморью, требовали от империи такого напряжения сил, которое она едва выдерживала, вызывали рост налогов, недовольство населения.

Ещё при жизни Юстиниана произошло крупнейшее в истории Византии восстание Ника, описание которого оставил историк Прокопий Кесарийский (см. на с. 24).

Вскоре после смерти императора Византия стала стремительно терять все свои владения на Западе, за исключением нескольких областей в Италии. С севера, из-за Дуная, в империю вторглись племена славян и, почти не встречая сопротивления, расселились по всему Балканскому полуострову.

Христос Пантократор (Вседержитель) из купола храма в Дафни. Мозаика. XI в.

Две иконы Христа Пантократора. VI и XIII вв.

В чём похожи эти две иконы, а чем они отличаются друг от друга?

Но самое главное, на протяжении VI—VII вв. Византии пришлось вести тяжелейшие войны с самым могущественным из своих соседей — Ираном, где правили шахи (цари царей) из династии Сасанйдов. Сасаниды, как правило, терпимо относились к многочисленным христианам в своих владениях, но всячески поддерживали зороастризм — древнюю религию персов.

В кровопролитных войнах с византийскими императорами в Аравии, Месопотамии, Закавказье Сасаниды нередко одерживали верх. Ряд поражений византийцам нанёс уже современник Юстиниана, «царь царей» Хосров (Хусрав) I, — мудрый и наделённый военными талантами правитель.

Царь Хосров I на поле боя. Гобелен. VII—XII вв.

Какова, судя по этому изображению, роль царя в сражении?

Византийская серьга. X в.

Хосров II в начале VII в. занял Сирию, Палестину, Египет, сломил сопротивление византийцев в Малой Азии и уже собирался взять в осаду Константинополь, но в конце концов проиграл войну, был свергнут и убит. Однако радость победы над давним врагом длилась недолго. Обескровленные долгой враждой Иран и Византия стали в VII в. лёгкой добычей для племён арабов. Иран арабы завоевали целиком, а константинопольские государи навсегда отдали им чуть ли не две трети своих владений.

Внешняя угроза заставила многое поменять в управлении страной. Теперь она стала делиться не на провинции, а на военные округа — фемы — во главе не с гражданскими чиновниками, а с военачальниками. Многие крестьянские хозяйства превратились в стратибтские, то есть «солдатские». В мирное время стратиот вёл своё хозяйство как обычный крестьянин, но в военное время он должен был по приказу командира выступить с оружием против врага.

Найдите на карте (с. 16—17) и назовите территории, потерянные Византией после смерти Юстиниана.

1. Расскажите об императоре Юстиниане I и его заслугах в возвышении Византии. Как вы думаете, в чём состоят просчёты императора Юстиниана I?

2. Какие причины, помимо войн с соседями, могли привести к постепенному ослаблению Византийской империи?

3. Как изменилось управление Византией в связи с нашествиями врагов?

ВОССТАНИЕ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ ПРОТИВ ВЛАСТИ ЮСТИНИАНА (532 г.)

Из сочинения византийского историка Прокопия Кесарийского

В Византии неожиданно вспыхнул в народе мятеж... <...> Город жгли, будто (он) оказался в руках неприятелей... <...> (Восставшие) подавали друг другу условный клич:

«Ника! Ника!» (то есть «Побеждай! Побеждай!»), и оттого мятеж тот известен до сих пор под именем Ника.

Между тем у царя происходило совещание: что лучше делать — оставаться ли тут или бежать на судах. Много говорено было в пользу того и другого мнения.

Наконец царица Феодора сказала:

— Сейчас, я думаю, не время рассуждать, пристойно ли женщине проявить смелость перед мужчинами... <...> Бегство, даже если когда-либо и приносило спасение и, возможно, принесёт его сейчас, недостойно... <...> Тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо... <...> Если ты желаешь спасти себя бегством, государь, это нетрудно. У нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы спасшемуся тебе не пришлось бы предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван.

Так сказала царица; слова её воодушевили всех... <...> Лучший полководец Юстиниана рассудил лучше напасть на народ, на это бесчисленное множество стоявших на ипподроме... людей. Он обнажил меч, велел воинам своим следовать его примеру и с криком ринулся в середину скопища. Народ... предался бегству...

<...> Победа была полной, убито было великое множество народа.

1. Какие действия императора могли побудить народ поднять восстание?

2. Оцените поведение Юстиниана во время мятежа.

3. Какие черты характера проявила в этой ситуации Феодора? Можно ли по её поведению судить о положении женщин в Византии?

Императрица Феодора, жена императора Юстиниана. Мозаика. VI в.

Центральная часть Константинополя в Средние века. Реконструкция

1. Собор Святой Софии — главный и самый большой храм Византии. Здесь служили литургию константинопольские патриархи. Здесь же проводились коронации византийских императоров.

2. Августеон — главная площадь Константинополя. Там продавались книги и часто собирались учёные.

3. Колонна с конной статуей Юстиниана.

4. Сенат.

5. Милий — «географический центр» империи — каменный столб, от которого отсчитывались мили по дорогам, ведшим из Константинополя. На столбе указывалось расстояние до важнейших городов империи.

6. Начало Месы — главной улицы Константинополя. Вдоль неё шли торговые ряды. На Месе было несколько больших торговых площадей — форум Константина, форум Феодосия и др.

7. Ипподром, построенный по образцу Большого цирка в Риме. Ширина ипподрома достигала 100 м, длина — 500 м. Он вмещал, по разным подсчётам, от 50 до 100 тыс. зрителей. Вдоль оси ипподрома тянулась узкая терраса (спина), украшенная колоннами, обелисками и статуями. На ипподроме проводились соревнования колесничих — самое популярное и красочное зрелище в Константинополе. Возницы делились на команды, у каждой команды были свои мощные партии болельщиков. В промежутках между заездами на ипподроме выступали танцоры, комедианты, фокусники, борцы.

8. Кафисма — императорская ложа на ипподроме. Это был небольшой дворец с собственными пиршественным залом, опочивальней и другими помещениями.

9. Бани Зевксипп — самые роскошные бани в Константинополе, украшенные великолепными статуями. В банях всегда было многолюдно, люди собирались туда не только чтобы помыться, но и для общения.

10. Большой императорский дворец — комплекс зданий, площадей и парков, занимавший всё пространство к югу от ипподрома. Часть помещений предназначалась для парадных приёмов, в других находились покои императора, императрицы и их приближённых. В дворцовый комплекс входило и несколько церквей.

Кроме того, здесь располагались бани, жилища слуг и казармы охранявших дворец солдат. На территории дворца были ремесленные мастерские, изготавливавшие роскошные изделия для государя и его приближённых.

11. Халка — здание, увенчанное куполом, — главный вход в Большой дворец.

12. Магнавра — дворец с большим тронным залом для торжественных приёмов. В зале были хитроумные механизмы в виде золочёных львов и поющих птиц. Сильное впечатление на современников производил трон, который мог мгновенно поднять императора на немалую высоту, так что он как бы парил в воздухе над собравшимися.

13. Хрисотриклйний, или Золотой зал. Главный тронный зал дворца, где проходили самые торжественные церемонии — восшествие на престол, бракосочетание, некоторые приёмы послов. Это было восьмиугольное помещение, увенчанное куполом.

14. Циканистперион — поле для игры в конное поло — любимое развлечение царей и знати, пришедшее в Римскую империю из Ирана.

15. Вуколеон — один из любимых дворцов Юстиниана.

16. Пристань и маяк. Маяки служили в Византии не только для навигации, но и для передачи срочных сообщений. Благодаря системе сигнальных маяков император в Константинополе мог узнать, например, об исходе битвы в отдалённой части Малой Азии всего через час.

17. Стена, окружавшая дворцовый комплекс.

18. Мраморное море.

19. Пролив Босфор.

20. Залив Золотой Рог.

Составьте несколько маршрутов «экскурсий» по центру Константинополя: а) для гостей из Рима; б) для послов киевского князя; в) для купцов с Востока. Объясните, почему вы хотите показать им эти достопримечательности и в такой последовательности.

Вопросы и задания к главе 1

1. Как вы думаете, можно ли назвать Византию наследницей Римской империи?

2. Чем отличалась жизнь в Византии от жизни в Западной Римской империи?

3. Если бы житель Рима времён Траяна оказался в Константинополе, что общего он нашёл бы между Вечным городом и Градом Константина? О каких занятиях жителей Византии можно узнать из описания Константинополя (с. 25—26)?

4. Византийский император Юстиниан писал в одном из своих указов: «Воссоединить с Римской империей то, что от неё отторгнуто, — высочайший долг наш». Насколько удалось Юстиниану выполнить обещание? Что он смог сделать для увеличения могущества Византии? Почему после его смерти Византия стала слабеть?

5. Современник писал о соборе Святой Софии: «Этот храм представлял чудесное зрелище, — для смотревших на него он казался исключительным, для слышавших о нём — совершенно невероятным. В высоту он поднимается как будто до неба и, как корабль на высоких волнах моря, он выделяется среди других строений... <... > с него можно видеть весь город, как на ладони. <...> Несказанной красотой славится он. Блеском своих украшений прославлен он и гармонией своих размеров; нет в нём ничего излишнего, он... наполнен светом и лучами солнца». Предположите, какие знания потребовались строителям собора Святой Софии. Какое настроение создавал его вид у молящихся?

6. Пользуясь дополнительными материалами, подготовьте сообщения о культуре Византии (архитектуре, иконописи).



Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказывает: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • По Каролина Девушка на 10-12-19

Последний акт восстания Ника Киргиоса: победа на мексиканском Open

Ник Киргиос - 23-летний австралийский теннисист, который, похоже, был создан в лаборатории с единственной целью - сводить людей с ума.Киргиос очень хорош в теннисе - в 2018 году Джон Макинрой назвал его самым талантливым игроком, которого он видел за последние 10 лет, но когда дело доходит до того, чтобы сводить людей с ума, он потрясающе, невероятно велик. Он сводит с ума способами, которых они никогда не ожидали, по направлениям, которых они никогда не видели; он неутомимый новатор в искусстве массового раздражения. Он может свести с ума фанатов независимо от того, выигрывает он или проигрывает. Сам Макинрой потратил значительную часть последних пяти лет на то, чтобы жаловаться на Киргиоса, а Макинрой, вероятно, величайший теннисист всех времен, сводящий людей с ума.Быть очень раздражающим Джона Макинроя - большая честь для любого раздражающего человека. Это похоже на то, как Бетховен напевает вашу мелодию.

На прошлых выходных эта полномасштабная провокационная опера была зрелищно представлена ​​в Акапулько, где Киргиос выиграл свой пятый профессиональный турнир на Открытом чемпионате Мексики. В течение недели, когда Роджер Федерер выиграл свой 100-й титул ATP (чемпионат Дубая по теннису, то есть его домашняя площадка), Киргиос затмил все остальное в спорте. Под рев свистящих хрипов он сыграл в один из самых вдохновляющих теннисов в своей карьере.Ему также удавалось вести людей более полно, чем он делал с тех пор, как ATP отстранило его на 28 дней за непристойный комментарий, который он сделал Стэну Вавринке во время телевизионного матча в 2015 году.

Против Рафы Надаля, лучшего посева турнира, в 1/8 финала в прошлую среду Киргиос чуть не сошел с дистанции из-за травмы спины. Микрофон поймал его на том, что он сказал тренеру, что продолжает только потому, что средства массовой информации были бы в ярости, если бы он этого не сделал. Затем он попробовал подачу из-под руки, ход, который широко (хотя и несколько глупо) считается неспортивным в теннисе.Он спровоцировал Надаля, который обычно невозмутим до степени, граничащей с жуткостью, выстрелил в него в сети. Он заложил руку за ухо, чтобы толпа гудела громче. Проиграв первый сет 3-6, Киргиос каким-то образом сумел на тай-брейках отыграть следующие два: 7-6 (2), 7-6 (6). В третьем сете он сохранил три матч-пойнта. После этого Надаль, который никогда не критикует оппонентов, заявил прессе, что Киргиосу «не хватает уважения к публике, сопернику и самому себе». Тем временем Киргиос в комментариях на Facebook выступил в сети, чтобы спорить с людьми, которые считали подачу подмышкой грязной игрой.

В своем следующем матче против своего старого заклятого врага Вавринки Киргиос играл умно и терпеливо в теннис, разбрызгивал победителей сверхзвукового удара справа во все квадранты корта, и его так яростно освистали, что вы начали беспокоиться, что изголодавшиеся по кислороду болельщики потеряют сознание. проходы и должны быть протянуты медицинским персоналом. Это было похоже на битломанию, задуманную ангелом смерти. Киргиос выиграл 7-5, 6-7 (3), 6-4. В полуфинале против Джона Иснера, одного из самых сложных игроков мужского тура, Киргиос имел брейк-пойнт при 5-all в первом сете.Вместо того, чтобы опустить голову и приготовиться к удару молнии со скоростью 140 миль в час, с которым он собирался столкнуться, Киргиос повернулся к толпе. «Где фанаты Рафы?» он закричал. «Привет, фанаты Рафы, где вы? Давайте полетим в Индиан-Уэллс »- в следующем крупном турнире Надаль сыграет после того, как Киргиос отправит его домой из Мексики. Толпа скандировала имя Иснера, и в Твиттере не осталось незамеченным, что Киргиос только что устроил стадион, заполненный мексиканскими спортивными болельщиками, болеющими за сторонника Трампа.

Ник Киргиос на данный момент в Акапулько:

- заставил Рафаэля Надаля сказать что-то плохое о ком-то

- победил двух победителей турниров Большого шлема, несмотря на спазмы, болезни, проблемы с коленями, спиной и мозгом

- получил мексиканца толпа выражает свой энтузиазм по поводу сторонника Дональда Трампа

- Рики Даймон (@Dimonator) 2 марта 2019 г.

После невероятной победы со счетом 7-5, 5-7, 7-6 (7) (почти буквально плавящей кости: он страдал от проблем с коленями, болезней и судорог на протяжении всего турнира) Киргиос использовал свою победную речь, чтобы насмехаться над его друг Иснер.«Я был взволнован, чтобы сыграть Джона, потому что знал, что мне не нужно много бегать», - сказал он.

Финал против Александра Зверева, посеянного вторым, был относительно тихим - или настолько тихим, насколько это может быть матч, когда бу-децибелы достигают уровня взлетно-посадочной полосы - но к тому моменту Киргиос, казалось, приводил мир в ярость одним дыханием. Его ногти казались вызывающими. Если бы вы могли увеличить его клетки, на них были бы маленькие таблички с надписью «это смешно» и «но серьезно, пошли вы на хуй». Расстроил Зверева - 6-3, 6-4; когда Зверев дразнил его после матча за то, что вокруг него нет тренера или большей части команды, это, возможно, был первый случай в истории, когда игрок троллил толпу самим собой. У меня нет команды ... но посмотрите, кто только что выиграл ваш турнир. Где фанаты Рафы?

Позже, Golf Digest написал (восхищенно!), Что он, возможно, будет на пути к тому, чтобы стать самым ненавистным спортсменом в спорте.


Для меня победа Киргиоса на Открытом чемпионате Мексики стала головокружительным напоминанием о том, как идеально он настроен, чтобы довести меня лично до безумия. Не потому, что я возражаю против теннисистов, которые ведут себя как непослушные гении. Вообще я их очень люблю. Как спортивный обозреватель, я потратил много времени, утверждая, что думать о характере, стиле и опыте интереснее, чем о победах, структуре и процессах, и в течение первых нескольких лет карьеры Киргиоса я думал, что нашел моя идеальная звезда.В своих лучших проявлениях Киргиос играет с беспокойным, ускоренным голодом, уникальным для мужского тенниса; Я помню, как ходил на его матчи Открытого чемпионата США, когда ему было 19 лет, и думал, что никогда не испытывал такой энергии, как та, которую он принес на корт. Все затрещало, и огни казались ярче. Мой пульс не снижался даже во время рекламных пауз (которые на теннисных стадионах очень утомительны; вы в основном сидите и наблюдаете, как игроки скромно потягивают воду из бутылок, в то время как «I Love It» от Icona Pop играет с умеренной громкостью).Он был ударом по голове, который, казалось, имел лишь временный интерес к победе и совсем не интересовался теннисными традициями. «Идеально, - подумал я, - победа и традиции переоценены. Я написал много колонок, называя его, например, «темным ангелом хаоса» или, я не знаю, «тысячефутовым циклоном атомного пламени, выполняющим миссию по переработке вселенной» (у меня есть энтузиазм, а не очень ответственный мозг).

Однако забавная вещь в спорте заключается в том, что если вы решите, что считаете победу неважной, вы можете почувствовать, что болеете за великолепно одаренного спортсмена, который также считает, что победа не важна.Вы можете обнаружить, что вместо того, чтобы быть освобождающим приключением чистого стиля, как вы себе это представляли, это на самом деле ужасно расстраивает и не очень весело, потому что при отсутствии какой-либо реальной соревновательной цели вся драма, которую создает спортсмен, оказывается чувствовать себя бесформенным и расточительным. Вы можете обнаружить, что вызовы традициям выглядят более великолепно и вызывающе, если они связаны с фактическим скрещиванием мечей с традициями в собственном тронном зале традиции, вместо того, чтобы кротко сопротивляться традициям в третьем сете, а затем отправляться писать о баскетболе в комментариях Энди Мюррея в Instagram.Я провел раннюю, бурную фазу карьеры Киргиоса, защищая его от резких теннисных реакционеров, только чтобы наблюдать, как он вступает в новую фазу, в которой он, казалось, решил, что истинное восстание оценивается в середине 40-х и периодически получает бан за то, что не пытается и дал интервью The New Yorker о том, что на самом деле он не очень увлекался теннисом.

Что нормально! Безусловно, это его прерогатива. Но через некоторое время, по крайней мере для меня, его матчи приобрели мрачный оттенок.Мне казалось, что я настраиваюсь на то, чтобы посмотреть, как кто-то бьет по часам и иногда оскорбляет подруг своих коллег-мужчин. Мне пришлось прищуриться, чтобы связать этого безразличного, безрадостного угрюмого человека с игроком, которого я воображал и который, возможно, существовал только в моем воображении год или два назад. Где была вся эта анархическая энергия? Где было его обязательство? Он пропускал тренировку? Относился ли он к этому серьезно? Если бы он был…

Вы начинаете понимать, что я имею в виду сейчас, о его даре раздражать людей? Вы видите всю его поразительную глубину? Я начал с того, что видел в нем безупречное противоядие для закоснелых форумных пап, а он превратил меня в скучного форумного папу .Его обострение имело уровень . Это было трехмерно. Это было похоже на продвинутый симулятор космического боя в Ender's Game : я прилетел с одной стороны, а мои противники - с другой, и каким-то образом Киргиос вытащил всех нас в центр и окружил нас. силовое поле чистого разочарования. Вражеские ворота бесят!

Но через эту неделю? Думаю, он мне снова нравится. Почему бы нет? Когда вы провоцируете на таком высоком техническом уровне, вы ничего не можете сделать.Неправильно опорочить меня после того, как я решил повернуться против него, заставив меня выглядеть глупо из-за того, что сомневаюсь в нем после того, как я выглядел глупо из-за того, что вообще в него верил, было для него детской забавой. Если он выиграет Уимблдон, я не уверен, обрадуюсь я или смущусь. Нет безопасной земли. Все, что я знаю, это то, что когда он подключен к электросети, от него трудно отвести взгляд. И, по крайней мере, на этой неделе, в ходе одного мартовского турнира с обычно низкими ставками, мужской теннис снова стал живым и непредсказуемым.

Подпишитесь на Информационный бюллетень The Ringer

Ник Кэннон ответил на негативную реакцию из-за предполагаемых антисемитских комментариев

Ник Кэннон не из тех, кто сдерживает свои мысли. Ведущий «Певца в маске» недавно говорил о гонке в эпизоде ​​своего подкаста «Класс пушки», и некоторые люди критикуют его комментарии о белых людях и евреях, которые являются «настоящими дикарями» мира.

«Наш меланин настолько силен, и он связывает нас таким образом, что причина, по которой [белые] люди боятся нас, заключается в том, что он у них отсутствует», - сказала звезда «Wild‘ N Out ». «Когда у вас есть человек, у которого отсутствует пигмент, недостаток меланина, он знает, что он будет уничтожен. Итак, как бы они ни обладали силой, им не хватало сострадания - меланин приходит с состраданием, меланин приходит с душой ».

«Людей, у которых нет [меланина], немного меньше, - сказал Кэннон.«У них может не хватить сострадания, когда их отправили в горы Кавказа, когда у них не было силы солнца. Затем солнце начало их портить, поэтому они действуют из страха, действуют из заниженной самооценки, действуют из недостатка ».

Он продолжил: «Итак, единственный способ, которым они могут действовать, - это зло. Им нужно грабить, воровать, насиловать, убивать, чтобы выжить. Итак, эти люди, у которых не было того, что есть у нас, - а когда я говорю «мы», я говорю о меланизированных людях, - они должны были быть дикарями.Они должны быть варварами, потому что находятся в этих северных горах. Они действуют как животные, поэтому на самом деле они ближе к животным. На самом деле они настоящие дикари.

Cannon сейчас является популярной темой в Твиттере, так как люди призывают его отменить за его комментарии. Пользователь Twitter @ Adam4d написал в Твиттере: «Ник Кэннон говорит, что белые люди« немного меньше »,« ближе к животным »,« настоящие дикари »,« действуют из-за недостатка, поэтому единственный способ, которым они могут действовать, - это зло.«Когда его отменит?»

Ник Кэннон говорит, что белые люди «немного меньше», «ближе к животным», «настоящие дикари», «действуют из недостатка, поэтому единственный способ, которым они могут действовать, - это зло». Когда его отменит? pic.twitter.com/vK3TBDW9i8

- Адам Форд (@ Adam4d) 14 июля 2020 г.

Другие говорят, что не отменит Cannon, потому что согласны с тем, что он сказал. «Белые люди злятся на Ника Кэннона, как будто они не сказали того же о чернокожих и смуглых, они не обелили Иисуса, не колонизировали мир, они не запихнули нам в глотку евроцентрические стандарты красоты, - написал в Твиттере пользователь социальной сети @_SJPeace_.«Вы хотите что-то отменить, НАЧНИТЕ ЗДЕСЬ!»

Белые люди злятся на Ника Кэннона, как будто они не сказали того же о чернокожих и смуглых, они не обелили Иисуса, не колонизировали мир, они не запихнули нам в глотку евроцентрические стандарты красоты.

Вы хотите что-то отменить, НАЧНИТЕ ЗДЕСЬ! https://t.co/wDNxAIkSfw

- StanceGounded (@_SJPeace_) 14 июля 2020 г.

Телеведущий ответил на негативную реакцию в своем сообщении в Facebook.«Любой, кто меня знает, знает, что в моем сердце нет ни ненависти, ни злых умыслов», - написал он. «Я не одобряю разжигание ненависти или распространение ненавистнической риторики. Мы живем в то время, когда как никогда важно содействовать единству и взаимопониманию ».

«Я считаю себя ответственным за этот момент и беру на себя всю ответственность, потому что мои намерения состоят только в том, чтобы показать, что, как прекрасный человеческий вид, у нас гораздо больше общего, чем различий, поэтому давайте примем их, а также друг друга», - заключил он.

Прочтите его пост и поделитесь с нами своими мыслями.

Любой, кто меня знает, знает, что в моем сердце нет ни ненависти, ни злых умыслов. Я не одобряю разжигание ненависти или ...

Автор: Ник Кэннон в понедельник, 13 июля 2020 г.

Романтическое восстание в искусстве, ок. 1790-1840 гг.

Описание курса

Цель этой серии занятий - попытаться определить сложный бизнес, которым был романтизм. Движение, а не стиль, термин происходит от средневекового слова роман ; рассказ или повествование, и они стали популярными в конце восемнадцатого века.Художники-романтики сосредоточились на эмоциях, воображении, иррациональности и отношениях человека с природой. Они изображали сцены из прошлого, экзотики и сверхъестественного, исследовали темные и ужасные предметы.

Художники-романтики изображали современные исторические события. Бурные годы Французской революции и Наполеоновской империи подпитывали романтическое очарование войной, политическим идеализмом, человеческими страданиями и эмоциями. По словам К.Д. Фридриха, одного из главных представителей движения, «чувство художника - его закон.”

Каждая сессия будет состоять из лекций, тщательного анализа произведений искусства, групповых дискуссий и презентаций. Курс будет состоять из восьми занятий по полтора часа каждое и будет подходить для будущих студентов университетов, которые хотят расширить свое понимание этого периода истории искусств, зрелых студентов, которые хотели бы освежить свое понимание и знания романтизма. и тех, кто просто интеллектуально любопытен и стремится узнать больше о таком увлекательном культурном феномене в искусстве.

Курс - это шанс познакомиться с идеями, концепциями и эстетикой через призму разрозненных представителей европейского романтизма, которые, отмечая свою индивидуальность, разделяли коллективное желание отказаться от строгой классической парадигмы в пользу более либертарианского подхода.

Участники могут присоединиться к курсу на протяжении всего курса или присоединяться к нему на индивидуальной основе (включая присоединение к своему первому сеансу в качестве бесплатного класса дегустатора). При присоединении к любому платному классу участники получат доступ к видеозаписи предыдущих занятий в серии.


Варианты курса

Краткое описание вводного класса

Этот дегустационный курс будет включать следующее:

  • Дегустационный класс: Возникновение личности и романтическая болезнь души - Романтизм в искусстве

Содержание полного курса

  • Урок 1: Элан и романтическое восстание во Франции: Жерико и Делакруа
  • Урок 2: Капризы и бедствия войны - Романтизм в Испании: Гойя
  • Урок 3: Антифранцузский немецкий национализм и возвышенный ландшафт: Фридрих
  • Урок 4: Зеленые и приятные земли Англии: Тернер и констебль

Результаты обучения

Первая часть курса направлена ​​на знакомство каждого с художественной, исторической и социальной средой периода c.1790-1840 гг. Как форма контекстного декоратора. Это, в какой-то мере, послужит обоснованием интроспективного мышления романтиков, получившего название «болезнь души». В искусстве исторически преобладали два противоположных движения, что вызывало споры между членами Французской Королевской академии живописи и Скульптура между пуссинистами и рубенистами. Проще говоря, рисунок против цвета.

Следующие занятия познакомят студентов с своеобразным лексиконом романтизма в разных европейских странах, а вместе с ним и с такими выдающимися героями, как Жерико, Тернер и Гойя.Интеллектуальные и философские представления о разуме и индивидуализме по сравнению с традициями возникли из мышления эпохи Просвещения. Это привело к беспрецедентным историческим изменениям и революциям в политике, мысли и художественном самовыражении. На заключительном занятии курса мы исследуем наследие романтизма, чьи треморы и художественные отголоски ощущаются и сегодня.

Будет предоставлен подробный список рекомендованной литературы, а также географический справочник основных европейских коллекций, наиболее подходящих для просмотра романтических шедевров.

Репетитор курса

Ник - заведующий кафедрой истории искусства в Челтнемском колледже, где он преподает искусство, историю искусства, архитектуру, английский язык, классическую цивилизацию, теологию, философию и этику, а также музыку.

Ник читал лекции для друзей Уилсона, Общества искусств, летней школы Мальборо-колледжа, Soho House Group и многих других. Он регулярно ведет курсы истории искусств для взрослых в Barnsley House недалеко от Сайренсестера, в Эйвбери в Уилтшире и в летней школе Marlborough College.Он несколько раз выступал по радио, чтобы обсудить культурные события, для Radio 4, Corinium Radio и Radio Gloucestershire.

В 2014 году Ник вместе со своей женой Кэти стал соучредителем компании Arcadia Education for Art History; компания, цель которой - делиться искусством и культурой через лекции, учебные дни, частные уроки и культурные туры.

Ник живет в Челтенхэме и читает лекции по всему миру по широкому кругу тем, от эпохи Возрождения до модернизма, с особым интересом к установлению связей между искусством, музыкой и литературой.Недавно он собрал 4000 фунтов стерлингов для NHS в рамках своей инициативы «Культура в карантине», читая бесплатные онлайн-лекции. Ник также ведет курсы по Шекспиру через Zoom для студентов из Гонконга и Новой Зеландии.

Подробности курса

  • Формат: Онлайн-групповые занятия
  • Максимальный размер класса: Классы намеренно оставлены небольшими, чтобы участники имели возможность взаимодействовать с преподавателем курса посредством обсуждения вопросов и ответов в течение каждого занятия
  • Платформа: Уроки будут проходить на Zoom.Все сеансы записываются и становятся доступными для участников, что позволяет вам просмотреть материал или наверстать упущенное о пропущенных занятиях.

Забронировать сейчас

Ник Хауден-Стинстра, 26 лет, актер из Южного Лондона

Ник, который также является помощником по психическому здоровью и родом из Уорикшира, был арестован 16 апреля 2019 года в соответствии с разделом 14 Закона об общественном порядке, когда пел «Эй, Джуд» на мосту Ватерлоо во время апрельского восстания 2019 года.Его судили в магистратском суде лондонского Сити 28 ноября 2019 года. Его дело было прекращено после того, как его арест был признан незаконным. (Ему сказали переехать в течение двух минут, его арестовали через 30 секунд).

«Я тренировался в Lamda, занимаюсь телевидением, сценой и озвучкой. Я велосипедист и был одним из 7000 олимпийских факелоносцев. Я связался с XR после того, как прочитал о том, как Гейл уехала в Южную Америку, приняла галлюциногены и разработала основу для XR. Я был в Оксфорд-серкус и на мосту Ватерлоо, и атмосфера была прекрасной, люди поют «Эй, Джуд» [курсив].

Я рад, что принял участие в протестах XR в 2019 году. Хотя во время ареста я был наивен и не думал, что меня дадут в суд, но до сих пор не жалею об этом. Однако за последние два года я стал больше заниматься другими способами поддержки протестов; Я прошел обучение в качестве независимого наблюдателя по правовым вопросам и впоследствии был наблюдателем по правовым вопросам (LO) на протестах XR и Black Lives Matter (BLM). ОС контролируют полномочия полиции и информируют протестующих об их правах. Когда меня арестовали, сотрудник полиции, который был свидетелем моего ареста и поддержки арестованных в полицейском участке, заставил меня чувствовать себя в безопасности.После моего ареста на мосту Ватерлоо мои родители начали оказывать поддержку другим арестованным, как в суде, так и после того, как они были освобождены из полицейских участков, я очень горжусь ими.

Я говорю это, чтобы сказать, что арест - это не единственный способ поддержать XR или любую другую причину, и каждый должен провести собственное исследование последствий ареста и должен чувствовать себя уполномоченным покинуть ситуацию, в которой он не чувствует себя комфортно. Противодействие полиции и правительства после протестов XR 2019 года и протестов BLM 2020 года страшно наблюдать в режиме реального времени, и протестующие должны все больше осознавать свои права и риски, с которыми они сталкиваются.Следовательно, эти другие способы поддержки протестов, юридическое наблюдение и поддержка арестованных становятся все более важными, поскольку мирные протесты становятся все более криминальными ».

«Мое заявление разделено на две части, что привело меня к пению« Hey Jude »на мосту Ватерлоо 16 апреля, и почему в силу личных, физических и экологических обстоятельств я не виновен в нарушении раздела 14 Закона Закон об общественном порядке.

Кто я:

Меня зовут Ник Хауден-Стинстра, я наполовину англичанин и голландец, и я актер из Уорикшира.Я прожил там первые 18 лет своей жизни. В 2009 году, когда мне было 15, я со своей собакой Джазом стал самым молодым человеком, который прошел от Лэндс-Энда до Джона о’Гроутса. Это было благотворительное мероприятие по сбору денег для Macmillan Cancer Support и Barnardo’s Children’s Charity, которое заняло более двух месяцев во время летних каникул.

В 16 лет я закончил A Level на два года раньше и пошел в Оксфордскую школу драмы, чтобы пройти базовый курс актерского мастерства. В течение следующих двух лет я работал в The Shakespeare Birthplace Trust, проводя беседы о жизни и работе Шекспира для гастролей и школьных групп, а также в Уорикском замке, где я координировал внеурочные мероприятия для иностранных студентов.

В 2012 году, чтобы отпраздновать Олимпийские игры в Лондоне, я ехал на велосипеде из Афин в Лондон, чтобы собрать деньги для Macmillan и Amnesty International. В знак признания этих событий и сбора почти 10 000 фунтов стерлингов на благотворительность для меня было честью быть выбранным в качестве одного из олимпийских факелоносцев на Олимпийских играх 2012 года в Лондоне, проходящих недалеко от моего родного города Стратфорд.

Также в 2012 году я переехал в Лондон, чтобы обучаться в Лондонской академии музыки и драматического искусства. Я получил диплом бакалавра (с отличием) в области профессионального актерского мастерства в 2015 году и сейчас работаю на сцене, в кино- и аудиопроектах, а также основал театральную труппу From the Gut.

Наряду с театральными постановками, рассказывающими непредсказуемые истории, мы бесплатно проводили мастер-классы в стиле Школы драмы для молодых артистов Королевского театра в Стратфорде Ист и Голдсмитского университета. Этим летом в Камбрии мы провели наш дебютный фильм «Заставляя работать и благополучие», чтобы дать возможность актерам и артистам поставить свое психическое здоровье во главу угла в своей творческой работе. В основе нашей компании лежит вера в то, что лучшее психическое здоровье означает лучшее искусство.

Когда мне было два года, у меня была ушная инфекция в левом ухе, и из-за аутоиммунного состояния моя иммунная система атаковала мой слух вместо инфекции, с тех пор у меня была невидимая инвалидность.Настолько незаметно, что мои родители только через год узнали, что я односторонне глухой. Это влияет на мою повседневную жизнь тонкими и глубокими способами, о которых я даже не подозреваю.

В такой комнате, как эта, пока говорит только один человек и не слишком много окружающего шума, я вообще не борюсь, это становится особенно легче, если я могу видеть рот говорящего. Я не могу найти звук, так как мне не хватает его локализации; поэтому я могу слышать шум, но не могу сказать вам, откуда он исходит, если не увижу его.Это очень затрудняет поиск потерянного телефона, когда он звонит.

Я борюсь, когда люди слева от меня. Когда я иду с кем-нибудь по улице, если он не находится справа от меня, я исчезну и выскочу слева от него. Это совершенно нормально для меня и немного странно для тех, кто никогда раньше со мной не гулял.

В ресторане с друзьями мне придется быстро выбрать место слева от всех. Я уверен, что некоторые из моих друзей и родственников кивают в знак согласия с этим в глубине зала суда.Свадьбы, похороны и все, что связано с круглым столом, вызывают сильное беспокойство, потому что если кто-то слева от меня и разговаривает со мной, а справа от меня шум, меня почти невозможно услышать, если я не поверну голову очень неестественным образом нравится. Это одна из причин, по которой я молчу в групповых ситуациях, чтобы попытаться сосредоточиться на слушании.

Мне потребовалось много времени, чтобы осознать, что у меня инвалидность. Потому что, взрослея с этим, невозможно вспомнить, что ты другой, потому что ты просто такой.

Что произошло:

16 апреля этого года, готовясь к ретриту, я читал курс Королевского общества общественного здравоохранения уровня 2 по здоровью молодежи и тому, как обозначить проблемных людей. После этого я встретился с другом в Oxford Circus, и мы наблюдали протест, это была прекрасная живая энергия с хорошей музыкой, исходящей из розового корабля, такая хорошая музыка стоила бы 20 фунтов в любом из лондонских клубов. Полиция начала приближаться и производить аресты, мы были напуганы этим, и, не желая быть арестованными, мы двинулись и пошли к мосту Ватерлоо, говоря об изменении климата и нашей ответственности как молодых людей действовать.

Когда мы подошли к мосту, он был почти неузнаваем для беспокойного моста, на котором я ездил на велосипеде 100 раз раньше. Когда мы шли с северной стороны на южную, мы пили в тишине и спокойствии, деревьях, бесплатной горячей еде и питье, скейтбордах, которые казались такими чужими и такими правильными. 53 миллиона фунтов были потрачены на план лондонского садового моста, который так и не был построен, а вот один, сделанный в одночасье, был безупречным.

Велосипедный маршрут 1 ведет от моей парадной двери в Южном Бермондси к центру Лондона, пересекает мост Ватерлоо, так что это район, который я хорошо знаю, меня даже сбило с велосипеда такси, когда я сходил с моста, Так что непосредственные опасности движения на мосту мне хорошо известны, поэтому я могу с уверенностью сказать, что мост Ватерлоо никогда не видел такой живой, веселой, дружелюбной, чистой и благоприятной среды, как во время протестов Extinction Rebellion.Все, кто ходил туда во время протестов, были немедленно поражены позитивной, гостеприимной атмосферой, в том числе мои 60-летние родители, которые с момента моего ареста и их визита на мост были вдохновлены на поддержку чаем, оладьями, объятиями и разговорами с другими арестованные. Я очень ими горжусь.

Когда мы достигли южной стороны моста Ватерлоо, я и мой друг присоединились к тем, кто держал знамя на южном конце моста, и я начал петь «Эй, Джуд» вместе с толпой.Я не лучший певец, поэтому я невольно взял полицию, выстроившись в линию, и немного поднялся по мосту лично. С каждым шагом полиции пение становилось все громче и громче. Полиция подошла к мужчине слева от меня, я не слышал, что они говорили, так как справа от меня было слишком много шума. Он ушел, затем полиция попыталась со мной поговорить, я не мог их слышать и сказал: «Я не слышу вас», затем я повернул правое ухо, свое хорошее ухо, к офицеру, чтобы попытаться услышать, что он говорит .Я волновался. Не слышать, что говорят люди, - это стресс. Когда полиция пыталась со мной поговорить, скандирование было на пике, я предполагаю, что кому-то было трудно что-либо услышать, даже людям с двумя «хорошими» ушами.

Я понял, что у меня есть две минуты на ход. Затем они ушли, чтобы предоставить мне решать, что делать. В этот момент у меня был выбор: переехать в течение следующих двух минут или быть арестованным, через 30 секунд этот выбор был отнят у меня офицером, производившим арест.Он меня арестовал, я не сопротивлялся, я шел с ним и его коллегой тихо, мирно, но очень растерянно. Мужчина с фотоаппаратом спросил, горжусь ли я тем, что делаю. «Думаю, да, - сказал я, - я ничего не собирался делать.

Меня спросили, как меня зовут, но я не назвал. Затем мне сказали, что меня арестовали за то, что я не назвал свое имя. Меня обыскивали. Поскольку это была пугающая, запутанная и устрашающая ситуация, меня утешил юридический наблюдатель, который делал записи о моем аресте и следил за действиями полиции.Она также дала мне «Бюст-карту» с именами адвокатов, специализирующихся на законе о протестах, которую офицер, производивший арест, немедленно забрал у меня, сказав: «Вам это не нужно, мы предоставим вам дежурного адвоката». Наблюдатель по правовым вопросам меня настолько успокоил, что на следующей неделе я прошел курс «Правового наблюдателя» Зеленого и Черного Креста, чтобы давать базовые юридические консультации и выступать в качестве независимых свидетелей поведения полиции во время протестов.

Меня посадили в фургон и отвезли на вокзал Уэмбли.Поездка заняла почти час, а ожидание на станции еще час. На станции я узнал, что мой друг тоже был арестован. Было несколько арестованных из «Extinction Rebellion», и мы поговорили с полицией о протесте, об их ночах и предстоящем документальном фильме Дэвида Аттенборо. Когда меня обрабатывали, дежурный сержант был очень любезен, добр и объяснил, что должно было произойти. Я назвал свое имя, адрес, позвонил отцу, назвал имя адвоката, которого помнил по бюллетеню, а затем был помещен в камеру.Через пять или шесть часов мне сказали, что я свободен. Этим холодным утром, после того, как я был в холодной камере, меня встретила пара членов Восстания за вымирание в небольшом фургоне с подарками в виде одеяла, чашки чая и печенья. Поддержка была очень желанной после того, что было довольно пугающим опытом. Я ждал своего друга, которого вскоре отпустили. После того, как он выпил чаю с печеньем, мы поблагодарили ребят из автофургона и направились к центральному вокзалу Уэмбли, чтобы успеть на первую трубку.Мы получили тщательно приготовленный завтрак в Брикстоне, прежде чем я вернулся на последний день курса «Молодой чемпион по здоровью», сертификат на который я получил только на прошлой неделе!

Это был мой первый климатический протест, первый арест и первый раз в камере. От начала до конца я, наверное, минут десять пробыл на мосту Ватерлоо.

Почему я был там:

То, что привело меня к мосту Ватерлоо, было скоплением вещей.

Я хочу начать с того, что я не эксперт в области изменения климата и даже близко не подошел к этому, мои единственные знания и понимание исходят от людей, которые гораздо более осведомлены, информированы и обеспокоены климатическим кризисом, чем я.

Но для меня громкий сигнал тревоги прозвучал во время акции протеста против Extinction Rebellion, когда Фархана Ямин, одна из соавторов Парижского соглашения 2015 года, была арестована за попытку суперклейки с лондонской штаб-квартирой Shell. Когда люди, стоящие на переднем крае международной экологической политики, вынуждены действовать напрямую, становится ясно, что угроза изменения климата является неотложной, и для ее устранения мало что делается.

К этому следует добавить личную ответственность Великобритании за то, что мы по-прежнему являемся крупнейшей причиной изменения климата на душу населения, если использовать накопленные данные за 1751–2007 годы.Наша ответственность на человека превышает Китай более чем в 10 раз, а в Индии - в 25 раз, эти цифры были взяты из Информационного аналитического центра по двуокиси углерода и BP. Это делает еще более несправедливым то, что, как сказал профессор Ричард Лазарус из Гарвардской школы права, «те части земного шара, которые пострадают больше всего и в ближайшее время, - это не те части земного шара, которые на самом деле загрузили в атмосфера в первую очередь ».

На данный момент 30% кораллов в мире вымерли, 8% всех видов находятся под угрозой исчезновения только в результате изменения климата, и только в этом месяце 2000 человек были эвакуированы из своих домов недалеко от Донкастера, так как река Дон подтоплен второй раз за 12 лет.После этого 19 ноября мэр Шеффилда объявил чрезвычайную ситуацию в связи с изменением климата, что является одной из причин протеста Extinction Rebellion.

Изменение климата не подкралось к нам внезапно, доктор Джеймс Хансен, климатолог и бывший директор НАСА, более тридцати лет назад засвидетельствовал Конгрессу, что НАСА «на 99% уверено в том, что потепление вызвано накоплением парниковых газов в атмосфера". С тех пор мы сделали недостаточно и почти недостаточно быстро.В этом году д-р Хансен заявил, что «было бы так легко решить проблему, если бы мы начали постепенно, удорожать ископаемое топливо и разрабатывать технологии для их замены, но мы этого не сделали, и теперь есть последствия. . » Мы усложнили себе задачу, но у нас все еще есть небольшой шанс, но только в этом маленьком окне, прежде чем мы достигнем переломного момента, когда изменение климата ускоряется настолько, что все наши модели и прогнозы будут полностью за окном, где ничего мы можем отменить это изменение и дальше.Я не хочу, чтобы мои дети оглянулись на 30 лет назад и сказали, что я сделал недостаточно, пока не стало слишком поздно.

И прямое действие сработало. В Google за две недели протестов против апрельского восстания против вымирания количество поисков слова «изменение климата» в Великобритании выросло более чем на 300% по сравнению с предыдущей неделей. Я вырос в Уорикшире, который всего через три месяца после протестов «Восстание за вымирание» объявил чрезвычайную ситуацию в связи с изменением климата. Одна из моих работ - я работаю пешеходным гидом по Гарри Поттеру, поэтому я гуляю по Лондону каждый день.В тот же день, 25 июля, это был самый жаркий день в истории Британии. Когда-либо. Так невыносимо жарко, что туры были отменены на второй половине дня из соображений безопасности. 1 мая, менее чем через 2 недели после протестов XR, парламент объявил чрезвычайную ситуацию в связи с изменением климата. Поддержка Extinction Rebellion растет как на национальном, так и на глобальном уровне. В прошлом месяце протесты XR прошли более чем в 60 городах мира. В октябре, несмотря на незаконную деятельность Секции 14 по всему городу, более 20 000 протестующих вышли на улицы, чтобы провести кампанию за наше будущее и нашу планету.

В день слушания по моей просьбе я приехал сюда, в магистратский суд лондонского Сити, и был рад видеть, как некоторые члены Extinction Rebellion играют на своих инструментах на улице. В течение 30 секунд после того, как они начали, офицер полиции, казалось, прочитал его незаконный Раздел 14. Они не протестовали, они не мешали, они не мешали, они просто играли музыку. И тот факт, что их можно было перемещать так эффективно и быстро, было так страшно. Тот факт, что почти все протестующие против «Восстания за вымирание», которые были арестованы, были предъявлены обвинения и предстали перед судом, можно рассматривать только как бесстыдную попытку остановить мирный протест - перестать привлекать своевременное внимание к климатической чрезвычайной ситуации, с которой мы сейчас сталкиваемся.И это работает. Я не присутствовал на протестах XR в октябре, так как готовился к своему дню в суде, и это меня огорчает, полон стыда и вины.

А - это , удобно смотреть в другую сторону, изменение климата такое большое, такое масштабное, но при этом такое насущное. Легко заниматься повседневной жизнью, бороться за карьеру, платить за квартиру и заботиться о своих близких. Возьмем пример ведущего психиатра Джудит Херман: «Очень заманчиво [закрыть глаза].Все, о чем [он] просит, это о том, чтобы посторонний ничего не делал. [Это] обращается к всеобщему желанию не видеть, слышать и не говорить зла. [Правда о том, что мы находимся в климатическом кризисе], напротив, просит стороннего наблюдателя разделить бремя боли. [Истина] требует действий, участия и запоминания ». Наш моральный долг - действовать сейчас, пока у нас еще есть выбор, прежде чем - как мой выбор 16 апреля - его отнимают у нас».

Автор главной фотографии: Хелена Смит

Узнать больше Арестованные

Ник Кейв - самый радостный и критический художник Америки

ИНАУГУРАЦИЯ Фабрики Ника Кейва, нового междисциплинарного арт-пространства на северо-западной стороне Чикаго, создает ощущение семейного дела.В апреле в промышленном здании из желтого кирпича классическая вокалистка Бренда Уимберли и клавишник Джастин Диллард дают особое выступление для группы, в которую входят местные друзья, кураторы и преподаватели, а также учитель искусств средней школы Кейва Лоис Микрут, которая прилетел из Северной Каролины на мероприятие. Снаружи, через окна вдоль Милуоки-авеню, находится мозаика длиной 70 футов, состоящая из 7000 круглых именных бирок с сочетанием красного и белого фона, каждая из которых персонализирована местными школьниками и членами сообщества.Они произносят послание «Люби ближнего твоего».

Простое заявление о единстве и общей цели - это формулировка миссии для пространства, творческого инкубатора, а также дома и студии Кейва, которые он разделяет со своим партнером Бобом Фаустом и его старшим братом Джеком. Это также смысл существования Кейва, таланта, не поддающегося категоризации, который никогда не соответствовал образцу художника в его студии.Наиболее известен своими звуковыми костюмами - многие из которых представляют собой богато украшенные костюмы для всего тела, созданные для того, чтобы греметь и резонировать с движениями владельца - его работы, в которых сочетаются скульптура, мода и производительность, соединяют тревоги и разногласия нашего времени с интимностью. тела.

[ Подпишитесь здесь для получения информационного бюллетеня T List, еженедельного обзора того, что редакторы журнала T Magazine сейчас замечают и с нетерпением ждут.]

Выставленные в галереях или которые носят танцоры, костюмы - причудливые сборки, включающие яркие шкурки окрашенных волос, веточки, блестки, перепрофилированные свитера, вязаные салфетки, граммофоны или даже мягкие куклы-обезьяны, чьи жуткие ухмылки покрывают всю одежду большого размера - навязчиво, тревожно декоративны. Некоторые забавно похожи на животных; другие прекрасны в почти церковном стиле, украшены блестящими головными уборами, украшенными бусами, фарфоровыми птицами и прочими отброшенными безделушками, которые он подбирает на блошиных рынках.Даже на среднем уровне Cave действует против укоренившейся иерархии, поднимая блестящий потребительский мусор и традиционные ремесла, такие как вышивка бисером или шитье, на завораживающую высоту.

Художник вспоминает, как впервые увидел картину Баркли Л. Хендрикса «Стив» (1976). Скотт Дж. Росс

В бодрящих выступлениях, которые часто предполагают сотрудничество с местными музыкантами и хореографами, звуковые костюмы могут показаться почти шаманскими, современное воплощение кукери , древних европейских фольклорных существ, которые, как говорят, изгоняют злых духов.Они также вспоминают кое-что из Мориса Сендака: неуклюжие дикие твари срываются на танцполе радостной, раскрепощающей шумихой. Удивительные движения звуковых костюмов, которые меняются в зависимости от материалов, из которых они сделаны, имеют тенденцию направлять выступления Cave, а не наоборот. Есть что-то ритуальное и очищающее во всех вихрях и ударной музыке; Процесс одевания танцоров в 40-фунтовые костюмы напоминает подготовку самураев к битве.Костюмы из синтетических волос после каждого выступления требуют нежного ухода, как домашние животные. Нью-йоркский галерист Cave, Джек Шейнман, вспоминает время, когда он помогал в сложном процессе избавления от них: «Я начинал отказываться, потому что их было 20 или 30» - только для того, чтобы Кейв взял на себя все и сделал все. сам. Любимые и подражаемые (когда я пишу это, транслируется реклама Xfinity, в которой буйно прыгает красочное, одетое в мех существо), их можно найти в постоянных музейных коллекциях по всей Америке.

Как говорит Кейв, их происхождение менее интеллектуальное, чем эмоциональное, и они одновременно игривы и смертельно серьезны. Первоначально он представлял их себе как своего рода арматуру, скрывающую расу, класс и пол, которая одновременно изолирует и изолирует, выражая его глубокое чувство уязвимости как черного человека. Использование костюмов, чтобы сбить с толку и развеять предположения об идентичности, является частью давней традиции перетаскивания, от елизаветинской драмы до Стоунволла и не только; в то же время костюмы - идеальное воплощение У.Э. Идея Дюбуа о двойном сознании, психологической адаптации чернокожих американцев для выживания в белом расистском обществе, бдительном, упреждающем осознании восприятия других. Неслучайно Кейв создал свой первый звуковой костюм в 1992 году, после избиения Родни Кинга полицейским департаментом Лос-Анджелеса в 1991 году, все еще ярким расовым пробным камнем в американской истории; почти три десятилетия спустя иски не менее актуальны. «Это была почти воспалительная реакция», - вспоминает он с потрясенным видом, когда вспоминает, как 28 лет назад смотрел по телевизору избиение Кинга.«Я чувствовал, что моя личность и то, кем я был как человек, было под вопросом. Я чувствовал, что это мог быть я. Когда произошел этот инцидент, я существовал в мире совсем по-другому. Так много всего происходило в моей голове: как я могу существовать в месте, которое видит во мне угрозу? »

Кейв начал преподавать в Школе Художественного института Чикаго, где преобладали белые преподаватели, два года назад, и после инцидента, за которым последовало оправдание ответственных офицеров, он болезненно переживал свою изоляцию.«Я действительно чувствовал, что мне не с кем поговорить. Никто из моих коллег к нему не обращался. Я просто подумал: «Я борюсь с этим, это влияет на моих людей». Я бы подумал, что кто-то отнесется к этому с пониманием и скажет: «Как у вас дела?» Я держал все это внутри себя. И тогда я обнаружил, что сижу в парке, - говорит он. В Грант-парке, за углом от своего класса, он начал собирать веточки - «то, что было отброшено, отвергнуто, считалось меньшим». И это стало катализатором появления первого Soundsuit.”

В течение многих лет после того, как он начал делать свою фирменную работу, Кейв сознательно избегал внимания, уклоняясь от обожающей публики: «Я знал, что у меня есть способности, но я не был готов, или я не хотел оставлять своих друзей позади. Я думаю, что это воодушевило меня и сделало меня художником с совестью. Затем однажды что-то сказало: «Сейчас или никогда», и мне пришлось выйти на свет.«Изначально он не был готов к успеху Soundsuits. На протяжении большей части 90-х «я буквально запихивал их всех в шкаф, потому что я не был готов к такому вниманию», - говорит Кейв. Он начал выставлять звуковые костюмы на своих первых персональных выставках, в основном в галереях Среднего Запада; с тех пор он сделал их более 500. Они выросли вместе с практикой Кейва, превратившись из формы защитной оболочки в огромное, яркое выражение уверенности, которое раздвигает границы видимости.Они требуют, чтобы их видели.

Слева направо: костюм Soundsuit 2012 года, сделанный из пуговиц, проволоки, стекляруса, дерева и обивки; Звуковой костюм 2013 года, сделанный из смешанной техники, включая винтажного кролика, корзины для поделок с английскими булавками, подставки под горячее, ткань и металл; звуковой костюм 2009 года, сделанный из человеческих волос; Звуковой костюм 2012 года, сделанный из смешанной техники, включая носок обезьян, свитера и средства для чистки трубок.Все изображения © Ник Кейв. Предоставлено художником и галереей Джека Шейнмана, Нью-Йорк. Фотографии Джеймса Принца Фотография

Слева направо: «Говори громче», скульптура Soundsuit 2011 года, сделанная из пуговиц, проволоки, стекляруса, обивки и металла; костюм Soundsuit 2010 года, сделанный из смешанной техники, включая шляпы, сумки, коврики, металл и ткань; Звуковой костюм 1998 года, сделанный из смешанной техники, включая ветки, проволоку и металл. Все изображения © Ник Кейв.Предоставлено художником и галереей Джека Шейнмана, Нью-Йорк. Фотографии Джеймса Принца Фотография

После феноменального успеха Soundsuits фокус внимания Кейва расширился на культуру, которая их породила, с шоу, которые напрямую вовлекают зрителей и требуют гражданского участия в таких вопросах, как насилие с применением огнестрельного оружия и расовое неравенство. Но все больше и больше Кейва интересует искусство, на создание которого он вдохновляет других. Обладая гением, подобным Дэллоуэю, который собирает за стол людей из разных слоев общества в опыте совместной доброй воли, Кейв видит себя в первую очередь посланником, а во вторую - художником, что могло бы звучать более чем претенциозно, если бы это еще не было настолько ясно, что в течение некоторого времени эти роли были переплетены.В 2015 году он тренировал молодежь из L.G.B.T.Q. убежище в Детройте, чтобы танцевать в исполнении Soundsuit. В том же году, во время шестимесячной резиденции в Шривпорте, штат Луизиана, он координировал серию проектов bead-a-thon в шести социальных службах, одно из которых было посвящено помощи людям с ВИЧ. и СПИД, и привлекла десятки местных художников к созданию обширной мультимедийной продукции в марте 2016 года «Как есть». В июне 2018 года он превратил арсенал на Парк-авеню в Нью-Йорке, бывший зал для тренировок, превращенный в огромную площадку для выступлений, в дискотеку в стиле Studio 54 со своим произведением - частично возрожденным, частично танцевальным шоу, частично авангардным балетом - под названием « The Let Go », приглашая участников вместе в беззастенчиво восторженном произвольном танце: призыв к оружию и катарсис в одном.Прошлым летом с помощью некоммерческой организации Now & There, куратора общественного искусства, он привлек общественные группы в районе Дорчестер в Бостоне для совместной работы над огромным коллажем, который будет напечатан на материале и обернут вокруг одного из незанятых зданий этого района; в сентябре, также в сотрудничестве с Now & There, он возглавил парад, в котором приняли участие местные исполнители от Саут-Энда до Upham's Corner с «Augment», пухлым бунтом деконструированных надувных украшений для газонов - пасхального кролика, дяди Сэма, северного оленя Санты - все это скручено в колоссальный букет детских воспоминаний о Франкенштейне.Кейв понимает, что утерянное искусство создания сообщества, объединения сил для выполнения поставленной задачи, будь то завязывание занавеса или починка рваной социальной ткани, зависит от зажигания своего рода сновидений, игровой активности, детской способности воплощать идеи в жизнь. существование. Но это также включает признание разрозненных историй, которые разделяют и связывают нас. Сила любой группы зависит от осведомленности ее людей.

FACILITY - это следующая итерация этой более масштабной миссии, и Кейв и Фауст, графический дизайнер и художник, потратили годы на поиски подходящего места.Создание его потребовало большой дипломатии и решимости, а также приятного олдермена для помощи с изменениями зонирования и разрешениями. И хотя по названию он напоминает фабрику Уорхола, по замыслу, бывшая мастерская каменщика площадью около 20 000 квадратных футов имеет совсем другой состав.

«Содействие, вы знаете, проектам. Энергии. Физические лица. Мечты. Каждый день я просыпаюсь, он просыпается, и мы такие: «О.К. Как мы можем быть полезными в трудную минуту? »- говорит Кейв, который устроил мне экскурсию осенью 2018 года, вскоре после того, как они с Фаустом обосновались в космосе. Одетый полностью в черное - кожаные штаны, свитер и кроссовки с металлическими вставками - 60-летний артист обладает осанкой танцора (он тренировался в течение нескольких лет в начале 80-х на программе в Канзас-Сити, которую проводил Элвин Эйли. American Dance Theater), а также ауру доброты и неудержимого позитива. Хочется иметь то, что есть.«Девушка, ты можешь носить что угодно», - успокаивает он меня, когда я беспокоюсь о своем зеленом платье с рюшами, которое под его проницательным взглядом внезапно кажется мне отчетливо похожим на гусеницу. Неудивительно, что любимое прилагательное Кейва - «сказочный».

Винтажные фигурки птиц в мастерской художника. Рене Кокс

В отличие от его максималистской художественной практики, в последнее время его модные вкусы стали более строгими и включают винтажные костюмы и монохромную классику от Maison Margiela, Rick Owens и Helmut Lang.«У меня потрясающая коллекция кроссовок», - говорит он. «Но вы знаете, причина в том, что полы в школе такие твердые», - говорит он, имея в виду Школу Института искусств Чикаго, где он сейчас профессор моды, тела и одежды. (Я тоже преподаю в школе, на другом факультете.) «Я не могу носить жесткую обувь, я должен носить кроссовки», - говорит он. Фауст дразнит его: «Мне нравится, как ты только что оправдал то, что у тебя так много кроссовок».

Кейв познакомился с Фаустом, который руководит собственным бизнесом в Facility, помимо поддержки художника в качестве директора по его специальным проектам, когда он остановился на пробной распродаже одежды Кейва в начале 2000-х.Звуковые костюмы для всех целей и задач являются своего рода одеждой, поэтому мода была естественной частью художественной практики Кейва с самого начала - он изучал волокна искусства в качестве студента в Художественном институте Канзас-Сити, где он впервые научился шить. . В 1996 году он запустил одноименную линию одежды для мужчин и женщин, просуществовавшую десятилетие. Если звуковые костюмы сопротивляются классификации как вещь, которую можно носить в повседневной жизни, они достигают своей не поддающейся классификации красоты, беря основные элементы дизайна одежды - шитье, шитье, понимая, как определенный материал падает или выглядит с другим типом материала - и преувеличивая их до царство атмосферной психоделии.То, что он преподает на факультете моды в художественной школе, еще раз подчеркивает тонкую грань, которую Кейв всегда проходил между одеждой и скульптурой, все это в некотором роде было сосредоточено на человеческом теле, его форме и потенциальной энергии. Его собственный дизайн одежды - это немного - лишь немного - более практичные вариации Soundsuits: громкие вышитые свитера, вязаные крючком рубашки с блестящими украшениями. «Он вошел и подумал:« Эта одежда настолько популярна, что я не могу ее носить », - смеясь, вспоминает Кейв.(Фауст вежливо купил свитер и носит его до сих пор.) В то время художник собирался опубликовать свою первую книгу и попросил Фауста разработать ее; сотрудничество было успешным, и впоследствии Фауст разработал все публикации Кейва. Около восьми лет назад характер отношений изменился. «До этого я был холостым 10 лет. Я всегда путешествовал, и кто со всем этим справится? » - говорит Пещера. «Но Боб уже знал, кто я, и в этом вся разница. Быть с кем-то, кто сам по себе является провидцем, и использовать эту платформу как место сознания - это очень важно для меня.”

В этом клипе из фильма Кейва «Здесь» звуковые костюмы исполнителя сняты в Детройте. © Ник Кейв. Предоставлено галереей художника и Джека Шейнмана, Нью-Йорк.

Наверху находится жилое пространство пары и экспонаты из личной коллекции Кейва: здесь Кехинде Уайли, там Керри Джеймс Маршалл. (Урок от Cave: покупайте работы у своих друзей, прежде чем они станут знаменитыми.Кейв и Фауст решили оставить полы и стены покрытыми шрамами, со следами бывшего промышленного здания. В маленькой солнечной комнате рядом с кухней один угол потолка оставлен открытым, чтобы разместить заброшенное осиное гнездо, тонкий, закрученный шедевр найденной архитектуры. У дочери-подростка Фауста также есть спальня, а у Джека, художника с дизайнерскими наклонностями, есть соседняя квартира.

Внизу, в просторном рабочем пространстве, достаточно просторном, чтобы провести показ мод, музыкальное или танцевальное представление, находятся студии Cave’s и Faust.Некоторые из помощников Кейва - у него их шесть, у Фауста - один - наносят бусинки на огромный многоэтажный гобелен в рамках проекта для международного аэропорта О’Хара в Чикаго под названием «Палимпсест». «Все будет собрано и суетливо, так что есть слои и слои цвета. Это похоже на старый рекламный щит, который со временем снимает погодные условия и слои, и вы видите историю », - объясняет Кейв. Передняя галерея - это гибкое пространство, где можно проецировать видеоарт, видимый с улицы - дань уважения первой работе Кейва за пределами художественной школы, проектированию витрин для Macy’s - или молодых художников можно было пригласить для демонстрации работ по общей теме.Facility уже учредил художественный конкурс и призы для студентов Государственной школы Чикаго, а также профинансировал специальную награду для выпускников факультета моды в Школе Института искусств Чикаго. «Есть много творческих людей, которые делают удивительные вещи, но никогда не отдыхали», - говорит Кейв. «И поэтому, чтобы иметь возможность принимать их каким-то образом, это те вещи, которые важны для нас, поэтому мы подумали:« Почему бы и нет? »»

НЕДОСТАТОЧНОЕ раскрытие личной информации.Долгое оценочное молчание. Разговор о «приходе в форму». Критики художественной школы - занятия, на которых профессор рассматривает работы своих учеников, - очень похожи, но Кейв славится своей проницательностью и теплотой. Для всех его множественных дефисов роль «учитель» может быть той ролью, которая лучше всего отражает его целостность. «Когда кто-то верит в вашу работу, это меняет то, как вы видите свое будущее», - говорит он, когда мы встречаемся в огромных, залитых светом студиях в центре Чикаго, где работают выпускники факультетов моды.

Это предпоследняя критика года для первокурсников Кейва в двухгодичной магистерской программе M.F.A. программы, и оказывается давление на то, чтобы они разработали свой собственный визуальный язык, прежде чем они начнут осенью свои дипломные проекты. Одна женщина из России сшила комплект платьев из тонких органических трехмерных форм - грибов, цветов - сшила их вместе и разместила на манекене; они напоминают изящные клетки для тела.Кейв предлагает, чтобы она работала с муслином на плоской поверхности, а не непосредственно на манекене, чтобы сделать силуэт «менее напряженным».

Фильм "Без названия" Пещеры (2018), на котором изображена резная голова и американский флаг, сделанный из использованных патронов для дробовика. Изображение © Ник Кейв. Предоставлено художником и галереей Джека Шейнмана, Нью-Йорк.Фото Джеймса Принца. Фотография

Далее идет студент из Китая, который обращает наше внимание на объект в форме якоря, подвешенный к потолку. Он сделан из маленьких синих квадратов ткани, которые она окунула в жидкое тесто и обжарила во фритюре, чтобы она застыла. Она проигрывает нам «Песню якоря» Бьорк на своем iPhone и объясняет, что текстильная скульптура - это выражение тоски по дому, тоски и траура по долгим отношениям. Мы молча смотрим на него. Слабый запах смазки.После нескольких разговоров со студентом Кейв выносит вердикт: «У вас большая палатка, но вам нужно надеть боксерские перчатки и забраться туда», - говорит он. «Вы должны быть полностью, на 100 процентов в этом и не позволять своей воле диктовать это. Собери все части вместе ».

«Это было довольно грубо», - говорит Кейв, когда мы возвращаемся в его офис, отмечая, что, когда ее подталкивают, студентка с якорем удивляет всех тем, на что она способна.Он явно обожает всех своих подопечных и рассматривает преподавание как способ продолжить уроки своих учителей: способ освободить творческое подсознание в рамках технической строгости дизайна. «Вы смотрите на то, что там - ткань, форму и форму - и спрашиваете:« Как вы подходите к выкройке, как вы подходите к дизайну? »И некоторые из них только что открылись впервые, и в тот момент, когда вы открываете вверх, есть более серьезные вопросы, гораздо больше ответственности, гораздо больше, с чем нужно бороться.”

Студент второго курса, Шон Гу, заходит поздороваться. Он только что вернулся из Китая с чемоданом, полным готовых образцов, которые он хочет показать Кейву. Одежда, куртки и жилеты имеют молнии и пряжки, похожие на ремни безопасности, и искусно свисающие уголки, вдохновленные китайскими политическими лозунгами. Мы с Кейв по очереди примеряем их: наш любимый жилет из светоотражающего полиуретана с несколькими проймами и молниями.(Кейв, конечно, носил это лучше всего.) Выражение его лица - чистое удовольствие от крутой, сказочной вещи, которую сделал его ученик.

Можно спросить, откуда взялись, казалось бы, безграничные резервуары оптимизма, радости и продуктивной энергии Пещеры? Краткий ответ - Миссури, где Кейв, родившийся в Фултоне, в центральной части штата, и выросший в соседней Колумбии, был третьим из семи братьев.Его мать, Шаррон Келли, работала в медицинском управлении (родители Кейва развелись, когда он был молод), а его бабушка и дедушка по материнской линии жили неподалеку на ферме, полной животных. «Теперь, когда я оглядываюсь назад, для меня и моих братьев было действительно удивительно находиться в присутствии всей этой безусловной любви», - говорит он. «Мы были неугомонны, и, конечно, вы ругаетесь со своими братьями, но мы всегда мирились объятиями или поцелуями. Это была всего лишь часть инфраструктуры ». Личное пространство было ограничено, но уважалось, график работы по дому поддерживался, творческие проекты всегда были в движении (его тети - швеи, его бабушка - швеи).Одежда для рук индивидуально настраивалась каждым новым владельцем. «Мне пришлось найти способы найти свою личность через деконструкцию», - вспоминает он. «Итак, если бы я не хотел быть в куртке моего брата, я бы снял рукава и заменил их тканью в клетку. Я уже был в процессе того, чтобы сокращать и собирать вещи, а также находить новый словарный запас через одежду ».

Деталь инсталляции Cave 2019 "Augment", сделанная из надувных украшений для газонов.Рене Кокс

Художник рассказывает яркую историю о своей матери, которая вела домашнее хозяйство на один доход и все еще часто находила способы отправить еду бедствующей семье по соседству. Однажды, в особенно напряженный месяц, она пришла домой с работы и обнаружила, что в доме не осталось еды, кроме сушеной кукурузы. И поэтому она устроила вечеринку, показав сыновьям фильм по телевидению и посыпав кукурузой. «Не нужно много времени, чтобы изменить то, как мы что-то переживаем», - говорит Кейв, вспоминая, как она развлекала бы их, просто надев носок на руку и изменив голос, чтобы создать персонажа.«Ничего подобного, но это все», - говорит он. «Ты просто очарован. Именно эти моменты фантазии и веры также влияют на то, как я занимаюсь своей работой ».

Преобразующая сила моды была тем, что он понимал с юных лет, начиная с наблюдения за его старшими родственницами, посещающими церковь в своих модных шляпах. В старших классах Кейв и Джек, который на два года старше, экспериментировали с туфлями на платформе и двухцветными расклешенными брюками.Высокая мода пришла в город буквально через Ebony Fashion Fair - передвижное шоу, организованное и организованное в период с 1958 по 2009 год Юнис У. Джонсон, соучредителем Johnson Publishing Company, которая издала журналы Ebony и Jet, обе культурные библии для черная Америка. «Журнал Ebony был первым местом, где мы увидели цветных людей, обладающих стилем, властью, деньгами и видением, и этот показ мод путешествовал по всем этим маленьким городкам», - вспоминает он. «Милая, черная взлетно-посадочная полоса когда-то была зрелищем.Это не просто прогулка по взлетно-посадочной полосе. Это было почти как в театре. А я - этот мальчик, просто ем это и чувствую, будто я просто во сне, потому что все это невероятно, и я просто восхищаюсь красотой до такой степени. Я был полностью поглощен этим ». Учителя в старшей школе поощряли его подавать документы в Художественный институт Канзас-Сити, где они с Джеком устраивали показы мод, которые больше походили на представления благодаря все более необычному дизайну одежды Кейва. «У меня было то, что мне было нужно, чтобы быть тем человеком, которым я должен быть», - говорит Кейв.

Также мучительно формирующим мировоззрение Кейва стал кризис со СПИДом, который достиг своего смертельного пика, когда он учился в аспирантуре Академии искусств Крэнбрука в Мичигане в конце 80-х. Он болезненно осознал функцию отрицания в нашей культуре и степень нежелания людей видеть. «Наблюдение за смертью моих друзей сыграло большую роль в моей перспективе, - говорит он.«В такие моменты у вас есть выбор: отрицать с ними или присутствовать, быть тем, кто скажет:« Это происходит ». Вы должны принять решение пройти с ними этот процесс, чтобы понять их родители в аэропорту, чтобы убрать их, чтобы их квартиры были готовы к их приезду родителей. А потом вам нужно попрощаться, и они уйдут, а вы собираете их вещи, чтобы отправить их семьям. А потом ты просто остаешься в пустой квартире, не зная, что чувствовать.«За один год он потерял пятерых друзей и столкнулся с собственной смертностью, ожидая результатов своих анализов. «Просто - решив не отрицать ни при каких обстоятельствах», - говорит он.

УЯЗВИМОСТЬ черного тела в исторически белом контексте - это тема, с которой спорили поколения афроамериканских художников, возможно, наиболее характерно в безымянном офорте Гленна Лигона 1990 года, в котором фраза «Я чувствую себя наиболее цветным, когда меня бросают резкий белый фон », адаптированный из эссе Зоры Нил Херстон 1928 года« Каково мне быть раскрашенным », снова и снова печатается черным трафаретом на белом холсте, слова размываются по мере продвижения по холсту.В своей книге «Гражданин: американская лирика» (2014) поэт Клаудия Рэнкин, рассказывая о Серене Уильямс, говорит об этом так: «У тела есть память. Физическая карета тянет больше, чем ее вес. Тело - это порог, через который каждый нежелательный призыв переходит в сознание - вся эта неустрашимая, немигающая и невозмутимая стойкость не стирает пережитые моменты, даже если мы вечно глупы или вечно оптимистичны, поэтому готовы быть внутри, среди части игр.”

У отдельного тела есть память, как и у коллективных тел, сохраняющих все более и более длинный список имен - Эрик Гарнер на Стейтен-Айленде, Майкл Браун в Миссури, Трейвон Мартин во Флориде и многие другие невинные чернокожие люди, пострадавшие от насилия и смерть от рук полиции - внутри нее. Но в тот день 1992 года, поспешно возвращаясь в свою студию с тележкой, полной веток и собираясь построить из них скульптуру, Кейв понятия не имел, что в результате получится одежда.«Сначала мне и в голову не приходило, что я могу его носить; Я не думал об этом ». Когда он наконец надел его и начал двигаться, он издал звук. «И это было началом», - говорит он. «Звук был способом напугать других своим присутствием. Костюм стал доспехом, в котором я скрывал свою личность. Это было что-то «другое». Это был ответ на все те вещи, о которых я думал: что мне делать, чтобы защитить свой дух, несмотря на все, что происходит вокруг меня? » На протяжении бесчисленных итераций звуковых костюмов Кейв изменял их пропорции, размышляя о формах силы, конструируя формы, которые напоминают митру папы или голову ракеты.Некоторые из них 10 футов в высоту.

Но независимо от их вариаций, эти дизайны Soundsuit всегда казались личными и уникальными, как будто только Кейв мог их изобрести. И все же он также осознает, что боль, с которой он обращается в этих работах, также вписана в нашу культуру: существует длинная линия случайной жестокости, которая сформировала искусство Кейва. Его инсталляция «Сделано белыми для белых» в галерее Джека Шейнмана в 2014 году была вдохновлена ​​недатированным керамическим контейнером «Пещера», найденным на блошином рынке, который, когда его сняли с полки, оказался карикатурно нарисованной бестелесной головой черного человека .«Плевательница», - гласила этикетка. Арендовав грузовой отсек, Кейв совершил поездку по стране в поисках самых расово окрашенных памятных вещей, которые он мог найти. Центральным элементом шоу, «Жертвоприношение», является бронзовый слепок собственных рук и рук Кейва, держащего еще одну отрубленную голову, - это часть старой карнавальной игры типа «бей крота» - одновременно проявляя сострадание к объекту и одновременно вовлекая его смотрящий. Смотри, говорит Кейв. Если мы когда-нибудь собираемся преодолеть эту ненависть, мы должны признать, что именно породило ее.

Коллекция расово заряженных солонок и перчин, которые Кейв нашел на блошином рынке и хранит в своей студии. Рене Кокс

«Дело не в том, что у Ника нет темной стороны», - говорит Дениз Маркониш, старший куратор и управляющий директор выставок Массачусетского музея современного искусства в Норт-Адамсе, штат Массачусетс., говорит мне. Маркониш обратился в Кейв в 2013 году по поводу планирования выставки для крупнейшей галереи музея. «Он хочет соблазнить тебя и ударить тебя в живот». Результатом, наиболее амбициозным соблазном художника на сегодняшний день, стала его выставка 2016 года «До», которая представляет собой поворот на юридическом принципе невиновности до тех пор, пока вина не будет доказана. Для этого Кейв превратил комнату размером с футбольное поле в зловещую страну чудес с огромным кристальным облаком, подвешенным на высоте 18 футов над воздухом, состоящим из миль кристаллов, тысяч керамических птиц, 13 позолоченных свиней и крокодила из стекловолокна, покрытого большим мрамор.К вершине облака, к которому можно было подняться по лестнице, тянулись чугунные жокеи, все из которых держали ловцы снов. Это удачное и глубоко тревожное видение сегодняшней Америки, страны несправедливости и потребительского изобилия, отвлеченной от, но преследуемой всеми вещами, которые она предпочла бы не видеть.

Маркониш рассказывает мне, что когда они искали материалы для выставки, они поняли, насколько дорогие кристаллы, и одна из кураторов, Александра Форадас, позвонила в Кейв и спросила, могут ли некоторые из них быть акриловыми.«Он сказал:« Конечно, 75 процентов может быть акрилом, но оставшиеся 50 процентов должны быть стеклом ». Она сказала:« Ник, это 125 процентов », и, не останавливаясь, сказал:« Совершенно верно »». Маркониш попросил Кейва и Фауста создать графическое изображение выставки, результатом чего стала татуировка на внутренней стороне ее указательного пальца с надписью «125%». «Конечно, тогда речь шла не о том, как он использовал материал, - говорит она, - а о его самоотверженности и щедрости. Это была его идея открыть свою выставку для людей из сообщества, для исполнителей или для обсуждения сложных вещей, о которых он хочет говорить в своей работе.”

Одна из этих тем - насилие с применением огнестрельного оружия, опустошившее многие общины чернокожих; В Чикаго, доме Кейва, где проживает три десятилетия, в 2018 году было больше жертв от стрельбы (2948), чем в Лос-Анджелесе (1008) и Нью-Йорке (897) вместе взятых, в основном сосредоточенных в нескольких районах на южной и западной сторонах. (Кейв надеялся открыть объект в расово разнообразном Вест-Сайде Чикаго, но столкнулся с непримиримыми законами о зонировании; он хочет найти там постоянный дом для «До», и у него запланированы художественные проекты со старшими школами этого района.Последняя выставка галереи Кейва «Если дерево падает», в которой представлены скульптурные инсталляции и открылась в галерее Джека Шейнмана осенью 2018 года, поражает более мрачным, элегическим оттенком, чем его предыдущая работа, сопоставляя части тела в монохромной бронзе, включая слепки его собственные руки, выходящие из стен галереи, держат нежные цветочные букеты, которые наводят на мысль о обновлении, надежде и метаморфозах. Сейчас он работает над новой серией бронзовых скульптур, которые включают слепки его собственных рук, увенчанные литыми ветвями деревьев, птицами и цветами, первая из которых должна быть представлена ​​на выставке Art Basel в Майами в декабре.Скульптуры будут в гораздо большем масштабе - человеческая форма сделана больше, чем жизнь, с украшениями, мало чем отличающимися от звуковых костюмов в подходе, но с новым чувством тяжести и монументальности (они предназначены для показа на открытом воздухе). Человек, известный тем, что вносит легкие нотки в самые тяжелые темы, наконец-то снимает веселые атрибуты и принимает на себя всю тяжесть настоящего.

«Arm Peace» - часть серии скульптур, созданных для персональной выставки Cave 2018 «If a Tree Falls» в галерее Джека Шейнмана.Рене Кокс

Деталь «Тондо» (2019). Рене Кокс

Когда я спрашиваю Кейва, как он относится к критическому восприятию его работ - он один из избранной группы художников, таких как Джефф Кунс или Дэвид Хокни, которых прославляют как высокое искусство, так и популярная культура, - он говорит мне, что прекратил читает обзоры его шоу, но не потому, что боится быть непонятым или недооцененным; вместо этого он, кажется, возражает против своего рода критической пассивности.«Что я нахожу странным, так это то, что на самом деле никто не хочет заходить туда и говорить о том, что за всем этим стоит», - говорит он. «Дело не в том, что я не выложил его там. И я не знаю почему.

Я подталкиваю его к разъяснению: «Вы имеете в виду, что белый рецензент вашего шоу может объяснить, что работа представляет собой комментарий к расе, насилию и истории, но не будет распространять это мышление дальше на его или ее собственное культурное наследие и привилегии? ? »

«Они могут предоставить контекст, но дальше дело не идет.Они не высказывают никакой точки зрения, перспективы или ощущения того, что они получают от этого взаимодействия. Я просто думаю, что именно так мы существуем в обществе », - отвечает он.

Достаточно ли одного искусства, чтобы избавить нас от самодовольства? Спустя два десятилетия нового тысячелетия эти вопросы приобрели новую актуальность: отвернувшись от пострадавших районов и школ с недостаточным финансированием, мы увековечили условия неравенства и насилия, фактически обесценив наш собственный народ.Мы затмили ту самую американскую мечту 20-го века, которая привела многих из нас, включая Кейва, к жизни, полной возможностей. Он считает, что то, можно ли это обратить вспять, зависит от нашей способности смотреть без осуждения и ходить без шор. Это означает переоценку собственных ролей в публичном театре. Это означает выбор не отрицать и не поддаваться отчаянию. Это означает видеть за пределами себя к чему-то большему.

«Я просто хочу, чтобы все было потрясающе», - говорит он мне, когда мы расстаемся после обеда.«Я хочу, чтобы это было красиво, даже если объект съемки тяжелый. Дорогая, вопрос в том, как ты хочешь существовать в мире и как собираешься выполнять эту работу? »

Бунт в тюрьме Аттики (1971) •

Заключенные, контролирующие тюремный двор, Государственная тюрьма Аттики, 10 сентября 1971 г.

Изображение добросовестного использования

Тюремный бунт в Аттике произошел в исправительном учреждении Аттики в Аттике, штат Нью-Йорк, 13 сентября 1971 года.В результате этого конфликта погибнут двадцать один заключенный и девять охранников. Это был самый кровавый тюремный конфликт со времен Гражданской войны. Причин бунта было множество. Напряженность и без того была высокой, поскольку тюрьма была чрезвычайно переполнена, а заключенным отказывали в элементарной санитарии. Обычно они ограничивались одним душем в неделю и одним рулоном туалетной бумаги в месяц. Кроме того, все белые охранники тюрьмы обвиняли в расизме 54% чернокожего населения и значительное пуэрториканское меньшинство.

Бунт начался, когда охранник разогнал драку между двумя заключенными и отправил их в изоляторы. Ходили слухи, что мужчин собирались избить в отместку за драку. Рассерженные сокамерники столпились у тюремных ворот, когда неисправный засов сломался, что внезапно открыло им доступ в другие помещения тюрьмы, включая центр управления.

Используя трубы, цепи и бейсбольные биты, заключенные быстро одолели охранников в этом районе. Внезапно они возглавили тюрьму и взяли в заложники 40 сотрудников.Их требования заключались в следующем: федеральный захват тюрьмы, улучшение условий, амнистия за преступления, совершенные во время восстания, и смещение начальника тюрьмы.

Власти и заключенные оставались в тупике в течение четырех дней, пока губернатор Нью-Йорка Нельсон Рокфеллер не одобрил операцию по возвращению тюрьмы. Во двор тюрьмы с вертолета был сброшен слезоточивый газ, и сотрудники правоохранительных органов открыли огонь по дыму. За шесть минут было выпущено более двух тысяч патронов.Тюрьма была вновь взята, но ценой жизни 39 заключенных и десяти охранников.

Комиссия из девяти человек, созданная губернатором Рокфеллером для разрешения этой трагедии, высказала ряд критических замечаний по поводу решения этой ситуации. Доступ средств массовой информации был предоставлен, и это внимание привлекло к заключенным национальный центр внимания, от которого они не хотели отказываться. Губернатор Рокфеллер, несмотря на многочисленные просьбы комиссара по исправительным учреждениям Рассела Освальда приехать в тюрьму, отказался, а затем приказал вооруженным силам штата действовать, даже не оценив ситуацию.Также переговорам мешало то, что они проходили под наблюдением 1200 участников беспорядков.

Нападение было плохо спланировано, в результате были ранены и убиты как заключенные, так и заложники. В частности, критиковалось использование дробовиков после того, как был применен слезоточивый газ, поскольку вероятность непреднамеренных травм была огромной. Кроме того, не была оказана надлежащая медицинская помощь пострадавшим в результате нападения, и они, спешащие за помощью, подвергали их жизни ненужной опасности.

Считаете ли вы эту информацию полезной? Небольшое пожертвование поможет нам сделать это доступным для всех. Откажитесь от бутылки газировки и пожертвуйте нам ее стоимость за информацию, которую вы только что узнали, и почувствуйте себя счастливым, помогая сделать ее доступной для всех!

Цитируйте эту статью в формате APA:

КОПИЯ

Манос, Н. (18 ноября 2017 г.). Бунт в тюрьме Аттики (1971) .BlackPast.org. https://www.blackpast.org/african-american-history/attica-prison-riot-1971-2/

Источник информации автора:

PBS: Люди и события: тюремный бунт Аттики, http://www.pbs.org/wgbh/amex/rockefellers/peopleevents/e_attica.html; «Год назад в Аттике», Time Magazine, Inc. (1972-09-25, http://www.time.com/time/magazine/article/0,9171,

3,00.html; 1971: The Аттика тюремное восстание, http://libcom.org/history/1971-the-attica-prison-;uprising Attica Revisited: New York City Public Hearings, http: // www.Talkinghistory.org/attica/mckay-4.html.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *