Причины создания ссср: Образование Союза Советских Социалистических Республик

Содержание

причины, ход событий и последствия

Образование СССР: причины, ход событий и последствия

Образование СССР: причины, ход событий и последствия

Образование СССР — произошло 30 декабря 1922 года в результате заключения союзного договора, подписанного I Всесоюзным съездом Советов.

Это ключевое событие всего XX века. Оно предопределило формирование сильного независимого пролетарского государства, крайне популярного во всем мире. Можно что угодно говорить об СССР, но преуменьшать степень влияния его образования и всех последующих событий — явное искажение истории. Рассмотрим этот процесс кратко и понятно в этой статье. 

Предпосылки и причины

Традиционно рассматривают следующие предпосылки образования единого государства на территории бывшей Российской империи. Однако вы должны представлять, что в ходе Первой Мировой и Гражданской войн обрели свою независимость Эстония, Латвия, Литва, Польша, Финляндия, Белоруссия и Украина, Тува. В Средней Азии, которая, как вы должны знать, была присоединена в XIX веке к России, тоже образовались независимые государства: Хивинская и Бухарская народные демократические республики. Это самое важное.

Сложность также была и в том, что все народы прекрасно помнили национальную политику Российской империи, в которой были черты шовинизма и национализма в пользу предоставления русской народности больших прав, чем всем другим. Существовали черты оседлости и прочие ужасные вещи. 

Однако были и общие предпосылки: вековые межэтнические и межкультурные связи между разными народами, наличие вековых хозяйственных, экономических связей, общую историю. Кроме того, эти территории имели общую инфраструктуру: почтовую службу, например. Не будете же вы товары, произведенные в России везти в Европу, где их никто не купит, поскольку дикая конкуренция. Продукцию можно отвезти в Среднюю Азию, или еще куда. То есть по сути мы имеем дело с неисчерпаемыми рынками сбыта. Думаю, не составит труда понять, сколь выгодным была бы совместная жизнь в одном государстве.

К тому же была и более серьезная причина, повлиявшая на то, что СССР образовался в 1922 году, а не позже. Ведь на апрель этого года была запланирована Генуэзская конференция по долгам царского правительства и другим послевоенным вопросам. Российское государство должно было предстать единым как внутри, так и снаружи. А проблем внутри хватало.

Ведь в годы Гражданской войны в самой РСФСР существовали независимые республики, автономные округа и прочие образования, которые могли попросту воспротивиться быть в одном государстве. И тогда бы советские государства предстали бы разрозненными, что придало бы им в Генуе статус кво по меньшей мере навсегда.

Ход событий

Именно поэтому уже в марте 1921 года, на X съезде РКП (б) был зачитан и обсужден доклад «Об очередных задачах партии в национальном вопросе». Изначально партия большевиков выступала за федеративное социалистическое государство, в котором все народы сосуществуют на принципах равенства и самоопределения. Это был такой утопический союз всех наравне со всеми. 

Но у этой идеи были практические изъяны: ведь если такой союз федераций предстанет не как единое государство, а как разрозненный конгломерат непонятно чего, то такое положение вещей зависнет надолго. Благо незадолго до конференции все республики подписали протокол о том, что их интересы будет представлять РСФСР. Но вопрос так и не был решен.

С июля 1922 года начался новый этап обсуждения формы будущего государства, когда Оргбюро ЦК партии стало обсуждать вопрос «о взаимоотношениях РСФСР и независимых республик». Сталин стал активно продвигать свой план автономизации, который стал называться сталинским. 

Суть сталинского плана автономизации была проста: все республики входят в состав РСФСР, получают формальную автономию и подчиняются центру. Плюс был в том, что им все равно предоставляется свобода культуры, национального языка и право на выход (право на самоопределение).

Минус был в том, что в таком случае русский народ однозначно становился «старшим братом» других народов и народностей, что могло обострить национальный вопрос. Однако, по мысли большевиков, с течением времени в таком едином государстве все нации должны были бы стать единым социалистическим народом, что конечно же, было утопией.

В сентябре началась дискуссия, после того как Сталин направил письмо Ленину, с предложением своего плана, а также всех точек зрения на него. В результате Ленин отверг план автономизации после долгого обсуждения и консультаций с другими партработниками. Ленин был сторонником федерации, причем конкретной и реальной, с полной независимостью всех республик вплоть до права отделения от союза.

В результате в партии образовалось грубо говоря две фракции по этому вопросу:

  • «мягкие» сторонники федерации поддерживали Сталина и его доводы.
  • «жесткие» сторонники федерации поддерживали Ленина.

В итоге в октябре 1922 года была принята резолюция «О взаимоотношениях между РСФСР и независимыми республиками». В ней говорилось, что государства входят в РСФСР по ленинскому варианту — на равных правах со всеми. Однако консультации продолжались до декабря 1922 года.

Слева направо: Орджоникидзе, Сталин и Микоян

Тут как раз возникло так называемое «Грузинское дело». Поводом к нему послужило объединение республик Закавказья в единую Закавказскую СФСР. Это вызвало протесты у местных партийных лидеров. Дело дошло до оскорблений и рукоприкладства между московскими (Григорий Орджоникидзе, Иосиф Сталин и пр.) и местными (Филипп Махарадзе и Поликарп Гургеновичем «Буду» Мдивани) партработниками. В результате ситуация была урегулирована. Но ЗСФСР так и осталась, и вошла в состав СССР.

Слева направо: Филипп Махарадзе, Поликарп Мдивани

В результате 30 декабря 1922 года I Всесоюзный съезд Советов подписал Декларацию и Договор об образовании СССР.

Последствия

Весь юмор заключается в том, что так и остался открытым вопрос: входят ли братские республики в состав РСФСР или они объединяются в него на равноправных началах. Дискуссия с обсуждением этого вопроса не раз поднималась в годы НЭПа. 

В результате появление на карте мира нового государства СССР, можно говорить о некой общности народов. К примеру, приезжаете вы сегодня в Киргизию. На каком общем языке может, к примеру разговаривать Украинец и Киргиз? Конечно на русском. Поэтому как ни крути, но 70 лет существование Союза не прошел бесследно для его республик.

Появление СССР также привело к появлению национальной политики, которая была направлена на уничтожение национального неравенства. Но в итоге именно она стала причиной национальных конфликтов в 90-к и 2000-е годы.

Как бы там ни было, мы разобрали ключевые события простым и понятным языком. Если вы что-то не поняли, задавайте вопросы в комментариях к этой статье. Более пристальное изучение этой темы в формате статьи, к сожалению невозможно. Поэтому приглашаю вас на наши курсы подготовки к егэ по истории, в рамках которых мы обсуждаем такие вот серьезные события на практических вебинарах.

Поделиться в соц. сетях

Чем различались подходы Ленина и Сталина к формированию СССР

На Первом съезде Советов в Москве 98 лет назад, 30 декабря 1922 года, представители Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, Украинской и Белорусской советских социалистических республик, а также Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики подписали Декларацию об образовании Союза Советских Социалистических Республик (СССР) и Союзный договор.

Советские республики возникли после Октябрьской революции 1917 года и распада Российской империи. Между ними с самого начала сложилось тесное сотрудничество. Кроме того, объединению способствовала общая цель, поставленная правительствами республик, — построение социализма на территории, которая находилась «в капиталистическом окружении».

Подходы председателя Совнаркома Владимира Ленина и наркома по делам национальностей Иосифа Сталина к формированию союзного государства различались. По сталинской формуле все союзные республики входили бы в РСФСР как автономии, а её органы власти становилась высшими в новом государстве.

Победившая ленинская точка зрения состояла в том, что все союзные республики должны объединиться вместе с РСФСР в единое государство на равноправных началах. В новом образовании необходимо создание высших союзных органов власти. Назвать новое государственное образование сначала предлагали Союзом Советских Республик Европы и Азии, но потом изменили на СССР.

Первоначально в состав Советского Союза вошли только четыре республики, их число достигало 16. С 1956 по 1991 год в состав СССР входили 15 союзных республик: Российская СФСР, Украинская ССР, Белорусская ССР, Узбекская ССР, Казахская ССР, Грузинская ССР, Азербайджанская ССР, Литовская ССР, Молдавская ССР, Латвийская ССР, Киргизская ССР, Таджикская ССР, Армянская ССР, Туркменская ССР, Эстонская ССР.

К концу 1980-х годов противоречия между центром и союзными республиками привели к радикальным изменениям политической ситуации в стране. В 1990 году все союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете, а августовские события 1991 года в Москве ускорили распад Советского Союза.

Восьмого декабря 1991 года руководители РСФСР, Украины и Белоруссии на встрече в Беловежской Пуще объявили, что СССР перестал существовать, и договорились сформировать новую ассоциацию — Содружество Независимых Государств. 21 декабря в Алма-Ате руководители 11 республик подписали протокол об образовании этого содружества, а 25 декабря президент СССР Михаил Горбачёв ушел в отставку.

20 лет договору, который никто не подписал

Антисоюзные настроения летом 1991 года были сильны только на Западе Украины и частично в Киеве. Центр Украины и Левобережье активно выступали за подписание договора и сохранение Союза – на референдуме более 70 процентов граждан Украины голосовали за него.

Украинское правительство же больше всего было озабочено защитой потребительского рынка республики. В ноябре 1990 года на Украине были введены карточки. С того времени украинцы вместе с заработной платой в советских рублях стали получать и разноцветные «простыни купонов», без которых было сложно купить что-то в системе госторговли.

Некоторые украинские эксперты задним числом стали заявлять, что уже тогда Украина стала вводить собственную валюту. Мягко говоря, они лукавят. Жители российских мегаполисов помнят такие же талоны практически на все потребительские товары – от сигарет до сахара.
Кризис потребительского рынка был общим для всех. Между тем на фоне общесоюзного кризиса появилось много горе-экономистов, упорно доказывающих, что «Украина кормит весь Союз» и что через несколько лет независимая Украина обязательно станет «второй Францией».

Объективности ради надо сказать, что подобные разговоры были тогда весьма популярны и в России. «Союзные республики висят на нашей экономике тяжким бременем» – звучало настойчивым рефреном.

Вопреки расхожему штампу, Запад не был летом 1991 года заинтересован в распаде СССР. Уже вползала в гражданскую войну еще одна социалистическая федерация – Югославия, и получить новый очаг напряженности с ядерным оружием было бы слишком.

Во время визита в Киев в начале августа 1991 года тогдашний президент США Джордж Буш-старший довел до украинского руководства, что Соединенные Штаты не заинтересованы в появлении независимой Украины.

Почему Союз не состоялся?

Спустя 20 лет вновь встает вопрос: был ли у нового Союза шанс?

По мнению непосредственного и активного участника тех событий, бывшего президента Татарстана Ментимера Шаймиева, «как бы там ни было, но Союз имел реальные шансы на сохранение с предоставлением широких полномочий союзным республикам».

Необходимо сказать, что огромную роль в срыве процесса создания нового Союза сыграл личный фактор. В неприятии конфедерации самым удивительным образом объединились, казалось бы, противостоящие друг другу силы. С одной стороны их составляли «охранители» прежнего СССР из консервативного крыла партийно-государственного руководства (действия путчистов были направлены, прежде всего, на срыв подписания нового Союзного договора). А с другой – активно формирующиеся в то время псевдодемократические элиты, представленные выходцами из республиканского руководства КПСС, которые хотели всей полноты власти на своих территориях – бывших союзных республиках. Не стала исключением в этом смысле и Россия во главе с ее лидером Ельциным.

После провала ГКЧП Михаил Горбачев еще пытался реанимировать новоогаревский процесс и создать хоть какое-то образование на обломках СССР.

На 9 декабря 1991 года семью республиками (без Украины и Азербайджана) было намечено подписание договора о создании конфедеративного Союза со столицей в Минске.

Однако 8 декабря лидеры России, Украины и Белоруссии объявили в Беловежской пуще о роспуске СССР и создании СНГ.

Большинство населения трех славянских республик посчитало, что Содружество станет новым форматом Союза, однако эти надежды не оправдались.       

Двадцать лет спустя

Ни одна из бывших союзных республик, включая прибалтийских пионеров выхода из СССР, нефтяной Азербайджан и собственно Россию, не выиграла от распада единого государства, точнее, от разрушения общего экономического пространства.

Советская экономика имела очень высокий уровень кооперации, до 80 процентов продукции создавалось совместно, а затем распределялось по республикам. Развал общесоюзного рынка привел к обвальному падению производства, галопирующей инфляции, исчезновению наукоемких отраслей производства.

Наиболее показательны в этом плане проблемы Украины после обретения независимости. Украинская авиакосмическая промышленность из-за разрыва кооперационных связей с Россией  и недостатка финансирования в разы снизила объемы производства, были законсервированы многие крайне перспективные проекты, находящиеся в высокой степени готовности.

Спустя 20 лет многие идеи, заложенные в проекте Союзного договора, вновь становятся актуальными в ходе создания уже Евразийского Союза. Таможенный союз и ЕЭП ЕврАзЭС – фактически первые этапы создания нового Союза, прежде всего, экономической направленности.

Надо надеяться, нынешним политическим элитам постсоветских государств хватит мудрости не повторить ошибки 20-летней давности.

Мнение автора может не совпадать  спозицией редакции

Урок 13. образование ссср и национальная политика большевиков — История — 10 класс

История, 10 класс, урок № 13

Тема – Образование СССР и национальная политика большевиков.

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме:

  1. Предпосылки и значение образования СССР.
  2. План федерализации В.И. Ленина.
  3. План автономизации И.В. Сталина.
  4. Заключение союзного договора и Декларации об образовании СССР.
  5. Принятие Конституции СССР 1924 г.
  6. Ситуация в Закавказье и Средней Азии.
  7. Создание новых национальных образований в 1920-е гг. Политика коренизации и борьба по вопросу о национальном строительстве.

Тезаурус:

План автономизации –

план объединения, предусматривающий вхождение советских республик в состав РСФСР на правах автономий.

План федерализации – добровольное объединение суверенных и равноправных республик в единую федерацию, с правом свободного выхода.

Политика коренизации- политическая и культурная кампания советской власти в национальном вопросе в 1920-е и начале 1930-х годов, призванная сгладить противоречия между центральной властью и населением национальных республик СССР.

Ключевые слова: план автономизации, план федерализации, политика коренизации.

Основная и дополнительная литература по теме:

1. Горинов М. М., Данилов А.А., и др., под редакцией Торкунова А.Д.,10 класс. Издательство «Просвещение» — С. 70 -76.

2. Боффа Д. История Советского Союза. М. Т(1)., Глава 1. С.172-184.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

После Гражданской войны на территории бывшей Российской империи образовались формально независимые советские социалистические республики – РСФСР, Белоруссия, Украина, Дальневосточная республика, Азербайджан, Грузия, Армения, Хорезмская и Бухарская народные республики. В этих республиках были свои органы государственной власти, действовали свои конституции, но фактически власть принадлежала коммунистическим партиям, входившим в состав единой Российской коммунистической партии большевиков (РКП(б)). Объединение всех наций и народностей коммунисты считали основой построения единого социалистического общества.

К государственному объединению подталкивали экономические причины. Многовековая история Российской империи складывалась на основе взаимопомощи в развитии хозяйства и культуры. Экономика всех регионов страны была объединена единым всероссийским рынком — хлеб, уголь, металл Украины, продукты чёрной и цветной металлургии Урала, хлопок Средней Азии, изделия текстильной промышленности Москвы и Подмосковья, лесопродукты и масло Сибири, нефть Азербайджана, изделия промыслов Поволжья.

Объединение имело также внешнеполитические причины: советские республики должны были выжить во враждебном окружении. Ещё в годы Гражданской войны между РСФСР, Грузией, Азербайджаном, Арменией, Белоруссией и Украиной были заключены договоры о взаимодействии в дипломатической и военно-хозяйственной областях. Под руководством РСФСР были объединены вооружённые силы, промышленность, транспорт, финансы, внешняя торговля, телеграф и почтовая связь. В 1920-1921 гг. между советскими республиками были заключены договоры о взаимодействии в военно-хозяйственной и дипломатической областях.Всё это диктовало создание единого государства на территориях, где утвердилась советская власть.

В партии большевиков существовали разные точки зрения о принципах построения единого многонационального государства. Комиссия Центрального комитета РКП(б) под председательством Иосифа Виссарионовича Сталина разработала план объединения, предусматривающий вхождение советских республик в состав РСФСР на правах автономий. Однако Владимир Ильич Ленин план Сталина подверг резкой критике и предложил создать добровольный союз суверенных и равноправных республик. ЦК РКП(б) проголосовал за ленинское предложение.

30 декабря 1922 года в Москве состоялся съезд полномочных представителей РСФСР, Закавказской СФСР, Белорусской ССР и Украинской ССР, который утвердил Договор и Декларацию об образовании Союза Советских Социалистических Республик (СССР). 31 января 1924 года II Всесоюзный съезд Советов принял первую Конституцию СССР. Конституция СССР установила Государственный герб, воплотивший идею мирового братства рабочих и крестьян, Государственным флагом СССР стал алый стяг. Столицей государства была избрана Москва.

Высшим органом власти стал Всесоюзный съезд Советов, а между съездами – Центральный исполнительный комитет (ЦИК). Высшим исполнительным органом власти стал Совет народных комиссаров (СНК), первым председателем которого был назначен Владимир Ильич Ленин. В 1924-1925 годах были приняты конституции союзных республик, повторявшие основные положения конституции общесоюзной.

В середине 1920-х годов национально-территориальное устройство СССР значительно изменилось. В 1924 году на территории Туркестанской

Автономной ССР были образованы новые союзные республики: Узбекская и Туркменская ССР. В составе РСФСР образована Киргизская АССР. В сентябре 1924 года в состав Узбекской, Туркменской и Киргизской республик вошли Хорезмская и Бухарская народные социалистические республики. В октябре 1924 года в составе Украинской ССР возникла Молдавская АССР. В 1924-1926 годах Витебская, Гомельская и часть Смоленской губерний из состава РСФСР были переданы Белорусской ССР. В 1929 году образовалась Таджикская ССР, ранее входившая в состав Узбекистана.

На начальном этапе развития Советского государства центральная власть учитывала национальную специфику — в мусульманских республиках духовенству возвратили земли, восстановили шариатские суды, признали мусульманские нормы поведения. На Севере и в Сибири сохранялось родовое самоуправление. Большое внимание уделялось культурному развитию малых народов — многие из них впервые получили письменность. В Москве и Петрограде были открыты институты народов Востока и Севера. Одним из направлений национальной политики данного периода являлась коренизация, которая заключалась в подготовке, выдвижении и использовании национальных кадров для работы в государственных органах и учреждениях культуры. Это объяснялось просто – советской власти необходимо было привлечь на свою сторону местную интеллигенцию. Началась ускоренная подготовка национальных кадров через систему льгот и «национальных наборов» в вузы. Впоследствии из них сложилась местная элита, занявшая основные управленческие должности. Но коренизация имела и отрицательные моменты. В Киргизии началось насильственное переселение русских с их земель. На Украине украинский язык стал государственным, и без его знания нельзя было занимать никакие должности, что вызвало волну недовольства среди русского и еврейского населения.

Разбор типового тренировочного задания

7. Подстановка элементов в пропуски в таблице

Текст задания: подстановка элементов в пропуски в таблице.

Правильный ответ: СНК

10.Восстановление последовательности элементов /вертикальное

Текст задания:

Расположите в хронологической последовательности события 1922-1929 гг.:

А) образование Грузинской ССР

Б) образование Таджикской ССР

В) образование Узбекской ССР

Правильные ответы:

1) образование Грузинской ССР

2) образование Узбекской ССР

3) образование Таджикской ССР

1. Предпосылки образования СССР. Краткий курс истории России с древнейших времён до начала XXI века

1. Предпосылки образования СССР

1.1. Идеологические. Октябрьская революция 1917 г. привела к распаду Российской империи. Произошла дезинтеграция бывшего единого государственного пространства, просуществовавшего несколько веков. Большевистская идея мировой революции и создания в будущем Всемирной Федеративной Республики Советов форсировала новый объединительный процесс. Активную роль в развертывании объединительного движения сыграла РСФСР, власти которой были заинтересованы в восстановлении унитарного государства на территории бывшей Российской империи.

1.2. Политические. В связи с победой советской власти на основной территории бывшей Российской империи возникла еще одна предпосылка объединительного процесса – единый характер политического строя (диктатура пролетариата в форме Республики Советов), сходные черты организации государственной власти и управления. В большинстве республик власть принадлежала национальным коммунистическим партиям, входившим в состав РКП(б). Неустойчивость международного положения молодых советских республик в условиях капиталистического окружения также диктовала потребность в объединении.

1.3. Экономические и культурные. Потребность объединения диктовалась общностью исторических судеб народов многонационального государства, наличием многолетних экономических и культурных связей.

Между отдельными районами страны исторически сложилось экономическое разделение труда: промышленность центра снабжала районы юго-востока и севера, получая взамен сырье – хлопок, лес, лен; южные районы выступали основными поставщиками нефти, каменного угля, железной руды и т.  д. Значение этого разделения возросло после окончания Гражданской войны, когда встала задача восстановления разрушенного хозяйства и преодоления экономической отсталости советских республик. В национальные республики и области из центральных губерний переводились текстильные и шерстяные фабрики, кожевенные заводы, типографии, посылались врачи, учителя.

1.4. Декларируемые принципы национальной политики советской власти способствовали объединительным процессам. Они включали в себя:

– принцип равенства всех наций и народностей;

– признание права наций на самоопределение вплоть до создания самостоятельного государства, которые были провозглашены в «Декларации прав народов России» (2 ноября 1917 г.) и «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» (январь 1918 г.). Свободными и неприкосновенными объявлялись верования, обычаи, национальные и культурные учреждения народов Поволжья и Крыма, Сибири и Туркестана, Кавказа и Закавказья, что вызвало рост доверия к новой власти не только со стороны инородцев России (составлявших 57 % населения), но и в странах Европы и Азии. В рамках Совнаркома был создан пост наркома по делам национальностей, который возглавил И. В. Сталин. Соответствующие структуры появились в ЦК РКП(б) – Донбюро, Средазбюро, Туркбюро, Кавбюро.

1.5. Опыт решения национального вопроса в годы Гражданской войны. На всей остальной территории бывшей Российской империи пришедшие к власти национальные правительства (в их числе Украинская Центральная Рада, Белорусская социалистическая Громада, тюркская партия «Мусават» в Азербайджане, казахская «Алаш» и др.) в течение Гражданской войны вели борьбу за национальную самостоятельность.

В 1917 г. большевики, ожидавшие вскоре мировой революции, относились к национальному вопросу демагогически, провозгласив право наций на самоопределение лишь формально. Но в период военной угрозы для Советской власти большевики во многих случаях поддержали стремление к независимости (вне РСФСР) или автономии (в границах РСФСР) бывших национальных районов Российской империи.

•  Буржуазные республики. Так, в декабре 1917 г. Советская Россия признала независимость Польши и Финляндии (которой отказывали в праве на суверенитет белые правительства). В 1919 г. Эстонии также было обещано признание в обмен на отказ в поддержке генералу Юденичу.

• В ходе советизации, осуществлявшейся при помощи Красной Армии в 1918–1920 гг., также создавались формально независимые национальные государства с советским строем.

• На территории РСФСР в 1918–1922 гг. создавались национальные автономные образования.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

как был образован Союз Советских Социалистических Республик — РТ на русском

95 лет назад на I Всесоюзном съезде Советов были приняты Декларация и Договор об образовании СССР. В их основу легли идеи Ленина о создании союза равноправных республик и будущей мировой революции. Новое государство было объявлено «верным оплотом против мирового капитализма и решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран». RT выяснял, почему вождь мирового пролетариата выбрал такую форму государственного устройства и какие неразрешимые противоречия были в ней заложены.

Фундаментальный вопрос

 

Судьбы народов бывшей Российской империи коренным образом изменились, когда в октябре 1917 года большевики захватили власть. Бразды правления огромной территорией перешли к идеологически сплочённой верхушке, мечтающей разрушить привычный государственный порядок и как можно шире распространить идеи коммунизма.

По мнению экспертов, образование СССР можно считать логическим продолжением политики большевиков, решивших провести очередную «территориально-административную реформу».

Декларация и Договор об образовании СССР были приняты 30 декабря 1922 года на I Всесоюзном съезде Советов с участием делегатов РСФСР, Украинской ССР, Белорусской ССР и Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики (ЗСФСР). Мероприятие проходило в здании Большого театра в Москве.

«К декабрю 1922 года большевики поняли, что могут заново объединить самые большие и важные осколки империи в одно государство и вместе противостоять «враждебному капиталистическому окружению». Для такого государства они определили общие принципы управления и центральные органы власти. 30 декабря I Всесоюзный съезд Советов принял Договор об образовании СССР. Этот документ заложил фундамент первой советской Конституции 1924 года и оставался формально в силе вплоть до 1991 года», — отметил в беседе с RT кандидат исторических наук Александр Орлов.

В принятой декларации обозначались причины, принципы и цели объединения государств. Важнейшим принципом провозглашалось право народов на самоопределение, а конечной целью — создание Всемирного союза коммунистических республик. В течение следующих 35 лет СССР успешно претворял последний пункт жизнь, увеличив количество республик с 4 до 15.

Ленин против Сталина

 

Представители Украинской ССР, Белорусской ССР и ЗСФСР были готовы к объединению с РСФСР, но на равных началах и с сохранением национальных особенностей. Это вело к разногласиям с Москвой, не желавшей лишаться монополии на власть.

В сложившихся условиях в ЦК появились два отличных друг от друга плана объединения советских республик.

Первый проект «автономизации» представил Иосиф Сталин, бывший тогда наркомом РСФСР по делам национальностей. Этот план предусматривал вхождение республик в состав РСФСР на правах автономий. При этом власть Москвы и общероссийское законодательство распространялись бы на новые территории. В сущности план Сталина предусматривал не объединение и образование нового государства, а поглощение Россией национальных советских республик.

Владимир Ленин раскритиковал идею Сталина и выступил за равноправные союзные отношения, выдвинув свой «федеративный план». Ленин настаивал на заключении между республиками равноправных договоров с возможностью присоединения к Союзу в будущем некапиталистических стран Европы и Азии. Это предусматривало создание новой Конституции и образование федеративных органов власти с представительством от всех республик.

  • Владимир Ленин и Иосиф Сталин
  • РИА Новости

Конституционная комиссия под председательством Вячеслава Молотова, заседавшая 23—24 сентября 1922 года, одобрила разработанный Сталиным план. На следующий день материалы комиссии были отправлены Ленину в Горки, а также всем членам ЦК РКП(б). План «автономизации» предстояло утвердить на пленуме ЦК, который был назначен на 5 октября.

Прочитав проект Конституции, Ленин вызвал Сталина в Горки для объяснений, а затем оба направили в политбюро ЦК РКП(б) свои возражения. Ленин внёс несколько правок в проект Конституции, предложив в том числе назвать новое объединение «Союз Советских Республик Европы и Азии». В тот же день он написал членам политбюро записку «Об образовании СССР», в которой выразил мнение, что РСФСР должна признать себя и другие республики равноправными и вступить в союз «вместе и наравне с ними».

Авторитет вождя мирового пролетариата, несмотря на его обострившуюся болезнь, оставался непререкаем. 30 декабря 1922 года в Москве на I Всесоюзном съезде Советов был подписан Договор об образовании СССР, в основу которого лег разработанный Лениным план.

«Мина замедленного действия»

 

«Доступ в Союз открыт всем социалистическим советским республикам, как существующим, так и имеющим возникнуть в будущем. Новое союзное государство послужит верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику», — говорилось в первой советской Конституции, принятой 31 января 1924 года.

  • Первая Конституция СССР
  • © Wikimedia Commons

В зависимости от численности нации и 185 народностей Союза были поделены на союзные республики, прямо подчинявшиеся Москве; автономные республики в составе союзных; автономные области внутри краёв и национальные округа. При этом было чётко определено, какому из объектов, например, положено иметь свой университет, а какому нет.

«Конечно, подобный раздел вызвал много недовольства. Народы Абхазии и Южной Осетии не хотели быть в составе Грузии. Отдельные области, где проживало по большей части таджикское население, вошли в состав Узбекистана, а Нагорный Карабах с преимущественно армянским населением — в состав Азербайджана. Во времена СССР каждое проявление недовольства сурово наказывалось. Когда же к власти пришёл Горбачёв и началась перестройка, эта мина замедленного действия сработала», — пояснил Орлов.

Также по теме

Где закончился Советский Союз: 25 лет Беловежским соглашениям

8 декабря 1991 года неподалёку от белорусско-польской границы, в Беловежской Пуще, главы России, Украины и Белоруссии поставили точку…

Молодое государство власти наделили наднациональным характером, чтобы в перспективе в его состав можно было принять любые республики, разделяющие социалистические идеи. Ленин даже отошел от первоначального названия государства «Союз Советских Республик Европы и Азии», не ограничиваясь какой-либо географической привязкой. Более того, принятый СССР герб — единственный в мире, на котором изображён весь земной шар, но никак не обозначены границы государства. Однако расчёты Ленина на мировую революцию не оправдались, а созданная под эту перспективу система не устояла под натиском новых реалий.

«Большевики создавали СССР как особый проект по определённому, заранее начертанному плану. Они руководствовались понятной им идеологией и своим видением того, каким должно быть идеальное общество. Однако проект не выдержал столкновения с реальностью. В 1971 году было официально провозглашено, что в ходе развития СССР сложилась новая историческая общность людей — советский народ как результат идейного единства всех слоёв и наций. Но в итоге, как только подул ветер свободы, у многих возобладала тяга к национальному обособлению», — заключил Орлов.

Предпосылки и причины образования СССР.

Разбираем подробно | Я помню СССР

И снова здравствуйте, дорогие мои читатели, в сегодняшней статье хотелось бы коснуться темы не распада, а создания СССР. Ведь о том, как создавался союз тоже ходит множество споров. Распад Российской Империи, а также тяготы Первой мировой войны и Гражданской войны, ставили остро вопрос необходимости создания нового государства.

Кроме того, как в экономике, так и во внешнеполитической деятельности в стране наблюдались большие проблемы. Эти и многие другие факторы привели к созданию Союза Советских Социалистических Республик.

Что стало толчком для образования СССР
  • Внешнеполитические причины. Последние двенадцать лет до создания нового государства стали очень тяжёлыми для народа. Постоянная борьба за власть, отсутствие сильного лидера и чёткой программы управления государством привели к тому, что в годы гражданской войны на территории России было много иностранных интервентов. Также только упорядоченное государство могло претендовать на какой-либо диалог с зарубежными партнёрами.
  • Экономические причины. Губительную роль для отлаженной экономики сыграла Гражданская война. Кроме разграбленной и уничтоженной инфраструктуры, многие люди просто не сходились во взглядах, что вело к отсутствию договорённостей по любым вопросам.
  • Территориальные причины. Территориальная близость нескольких республик становилась основной причиной объединения в единое государство. Граждане получали возможность беспрепятственно перемещаться по территории объединённой страны. Государство в свою очередь имело возможность привлекать большее количество людей для реализации своих планов.
  • Культурно-исторические причины. Многовековое соседство и братство республик вошедших в СССР выработало очень схожий культурный ориентир. Традиции также были схожи. Это позволило легко и без каких либо ущемление прав создать государство с единым культурно-историческим ориентиром.
  • Политические причины. Революции полностью изменили политическую структуру государства. Партийное единство стало большим толчком к объединению республик. Стоит отметить, что объединение не случилось в одночасье, многие годы люди чувствовали себя гражданами одной страны. Многие говорили на одном языке. Большевикам удалось структурировать уклад разрозненных республик, но также и оставить право на самоопределение наций.

Вот такими были предпосылки образования нового могущественного государства на мой взгляд. Но если кто-то считает по-другому или вам есть, что добавить, то я, как всегда, рада видеть ваши комментарии. На этом говорю вам, до свидания, ждите новых интересных историй.

📌 Понравилась статья? Хотите получать подобные статьи каждый день?
— Подписывайтесь на канал!
— Жмите палец вверх !
— Делитесь с друзьями!

Коррупция и политическое развитие в СССР на JSTOR

Информация о журнале

Comparative Politics — международный журнал, публикующий научные статьи, посвященные сравнительному анализу политических институтов и поведение. Он был основан в 1968 году для дальнейшего развития сравнительного политическая теория и применение сравнительно-теоретического анализа к эмпирическое исследование политических проблем.Сравнительная политика сообщает о новых идеях и результатах исследований для социологов, ученых и студентов. Незаменима для специалистов в исследовательских организациях, фондах, консульствах и посольствах по всей мир. Comparative Politics спонсируется, редактируется и публикуется доктор философии Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка. Мнения, выводы или заключения, изложенные в журнале, принадлежат авторов и не обязательно отражают точку зрения редакции или Городской университет Нью-Йорка.Comparative Politics выходит ежеквартально в январе, апреле, июль и октябрь.

Информация об издателе

Доктор философии Программа по политологии Городского университета Нью-Йорка, расположен в аспирантуре и университетском центре городского университета. Нью-Йорка на Пятой авеню, 365 в Нью-Йорке, состоит из сообщества ученых, посвятивших себя задачам приобретения, расширения и передачи достоверное знание о политических явлениях.Его основная функция состоит в том, чтобы воспитывать профессиональных политологов, способных к самостоятельным исследованиям и квалифицированы для карьеры в академических учреждениях, государственных учреждениях, некоммерческие организации и частный сектор. Хотя доктор философии. Программа в политологии отличается разнообразием подходов, все студенты ожидается, что они будут специализироваться и развивать понимание дисциплина в целом. Сравнительная политика была основана Программа политических наук Городского университета Нью-Йорка в 1968 г. продвигать свою научную миссию, продвигая исследования в области сравнительной политики и является неотъемлемой частью его вклада в дисциплина политология.

Коммунизм — Центр истории штата Огайо

Коммунизм — это социальная, экономическая и политическая идеология. При истинно коммунистической системе все люди должны быть равны в политическом, экономическом и социальном отношении. Предполагается, что люди должны владеть всем сообща, от предприятий до продуктов питания и так далее. При настоящей коммунистической системе не должно существовать социальных классов, поскольку все люди получают то же качество и количество собственности, что и все остальные.

Исторически многие американцы боялись коммунизма.Этот страх резко возрос во время Первой мировой войны. Когда эта война подходила к концу, движение, основанное на страхе, известное как первая красная угроза, начало распространяться по Соединенным Штатам. В 1917 году в России произошла большевистская революция. В результате этого события эта страна попыталась установить коммунистическое правительство и вывела свои войска из военных действий. Американцы считали, что Россия подвела своих союзников, включая Соединенные Штаты, выйдя из войны. Кроме того, коммунизм теоретически был экспансионистской идеологией, распространявшейся посредством революции. Многие американцы опасались, что коммунисты в России, известной как Советский Союз после большевистской революции, надеялись распространить свою идеологию по всему миру.

Когда Соединенным Штатам больше не нужно было концентрировать свои усилия на победе в Первой мировой войне, многие американцы стали бояться, что коммунизм может распространиться на Соединенные Штаты и угрожать демократическим ценностям страны. И федеральное правительство, и правительства штатов отреагировали на этот страх, напав на потенциальные коммунистические угрозы.Они использовали законы, принятые во время войны, такие как Закон о шпионаже и Закон о подстрекательстве к мятежу, для судебного преследования подозреваемых коммунистов. Законодательный орган Огайо принял закон, известный как Закон об уголовном синдикализме, который позволял штату преследовать в судебном порядке людей, которые использовали или поддерживали преступную деятельность или насилие, чтобы добиться политических изменений или повлиять на условия труда.

Открытый патриотизм, возникший после Первой мировой войны, о чем свидетельствуют антинемецкие настроения в Огайо, способствовал разжиганию красной паники.Стремление федерального правительства искоренить коммунистов привело к серьезным нарушениям гражданских свобод. В конечном итоге эти нарушения привели к снижению поддержки действий правительства.

Этот всепоглощающий страх перед коммунизмом вернулся в конце Второй мировой войны. Когда Вторая мировая война подходила к концу, разразилась холодная война. Это была необъявленная война между СССР и США. Она называется холодной войной, потому что ни Советский Союз, ни Соединенные Штаты официально не объявляли войну друг другу, хотя обе стороны явно боролись за то, чтобы помешать другой стороне распространить свои экономические и политические системы по всему миру.На самом деле холодная война возникла из-за отсутствия связи между двумя сторонами и предвзятых представлений, которые каждая сторона имела о другой.

Американцы опасались, что Советский Союз надеялся распространить коммунизм по всему миру, свергнув как демократические, так и капиталистические институты. Поскольку Советский Союз оккупировал большую часть Восточной и Центральной Европы после Второй мировой войны, многие американцы считали, что эта страна продолжит распространение коммунизма военными средствами.

См. также

Средняя Азия в советской командной экономике

Оценка Советской Средней Азии

Центральная Азия была частью нерыночной командной экономики Советского Союза почти семьдесят лет, с 1920-х по 1991 год.Четко ограниченный и завершенный, этот период предполагает оценку и обсуждение достигнутых результатов и наблюдаемых разочарований. Советской командной экономики больше не существует, а это означает, что нет будущего, которое могло бы улучшить или подорвать эти результаты. Тем не менее время, прошедшее после распада Советского Союза, не облегчает оценку «успеха» или «неудачи» экономического прогресса в Центральной Азии при советском государстве. Как и везде в СССР, семьдесят лет советской власти были временем быстрых и во многом беспрецедентных экономических перемен. К 1991 году все центральноазиатские общества были гораздо более «современными», чем они были в 1917 году, во время большевистской революции. Города росли, и доступ к электричеству, водопроводу, телефонам, бытовой технике и многим другим атрибутам современности становился почти всеобщим как в городах, так и в деревнях. Доступ к образованию и грамотности, привилегия крошечного меньшинства в 1917 году, был распространен на все советское среднеазиатское население.

Несмотря на эти многочисленные достижения, советское экономическое развитие в Центральной Азии не оправдало многих своих обещаний, не говоря уже о возложенных на него ожиданиях.Хотя советская Средняя Азия становилась все более современной, она так и не была полностью «модернизирована»: ее экономика оставалась неиндустриальной. Экономика региона в значительной степени основывалась на сельском хозяйстве, включая массовое производство хлопка и других товарных культур, а также добычу сырья, такого как нефть, природный газ, золото и тяжелые металлы. В результате большая часть его населения продолжала проживать в 1980-х годах в сельской местности. Многим людям в регионе было отказано в доступе к основным советским гарантиям, от детских садов для их детей до водопровода в их деревнях и гарантий занятости, при структурной безработице, оставившей значительную часть без дохода от работы.Хотя уровень жизни и экономический прогресс в Центральной Азии действительно улучшились, усилия Советского Союза по «выравниванию» результатов между республиками не увенчались успехом. Среднеазиатские республики были наименее развиты в 1920-е гг. и оставались наименее развитыми в 1991 г.: улучшения в России, Украине и других европейских регионах СССР опережали рост в Средней Азии. Более того, даже имевшее место развитие в предыдущие десятилетия дорого обошлось, включая коллективизацию, принудительную мобилизацию, принудительное переселение, а иногда и массовые убийства.

Оглядываясь назад, можно сказать, что результат советской командной экономики в Средней Азии не был успешным. Это также не было полным провалом. Десятилетия советской власти в регионе выглядят, ощущаются и кажутся очень колониальными — и все же очень отличными от многих других примеров колониального правления. Продолжаются споры о соответствующих ярлыках для советского среднеазиатского экономического развития. 1 В этой статье, однако, делается попытка дать обзор этого экономического развития и стоящей за ним административно-командной экономики, не вступая в полемику.Он обходит стороной аргументы об «успехах» и «неудачах» в регионе и вместо этого пытается представить моментальный снимок советской командной экономики в Центральной Азии в период ее наиболее стабильного функционирования — в конце 1970-х и начале 1980-х годов. Принимая во внимание пять советских республик «Средней Азии», Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, он оценивает, как командная экономика работала в регионе, а также структурные проблемы, с которыми она столкнулась. 2 Хотя он не может предоставить обширную информацию обо всех пяти республиканских экономиках, каждая из которых заслуживает дальнейшего изучения сама по себе, он пытается объединить подробные отчеты об опыте рабочих и предприятий в командной экономике с макроэкономическими обзорами региона. .Статья завершается обсуждением истории, которая привела советскую командную экономику к ее функциональному равновесию в 1970-х годах, а также факторов, исторических и структурных, которые вышли на поверхность в годы советского упадка и распада в конце 1980-х годов. В конце концов, развитие региона в советский период, кажется, отражает более широкое суждение историка экономики Марка Харрисона: «Советская экономика была способна к росту, но… . . мир, для которого была создана советская экономика, [исчез] [ред.].Советский Союз не имел будущего. Никто не должен хотеть, чтобы он вернулся». 3 Уровень жизни в Центральной Азии, несомненно, вырос в советский период, однако этот рост всегда сдерживался экономическими и политическими ограничениями самой административно-командной экономики. Мало кто в Средней Азии попросит его обратно.

В рассказе «Второе путешествие Каипа» узбекский писатель Тимур Пулатов описывает мир лодок, островков и рыбацких артелей на Аральском море, населенный его главным героем, титулярным Каипом. Пулатов изображает Кайпа в образе старика: настоящего рыбака, проведшего свою жизнь на воде и знающего морские волны, его камышовые берега и зыбучие отмели, его коварные уголки и красоту его островов. Он гармонирует со своим окружением и пользуется уважением у других рыбаков. Однако Пулатов писал о Каипе не как о ностальгическом обращении к досоветскому прошлому, а скорее как об отражении позднесоветского настоящего. Опубликованное в 1980 году «Второе путешествие Кайпа» показывает строго советский мир.Кайп — независимый рыбак, но он обязан продавать свой улов местному рыболовецкому кооперативу и координировать свои экспедиции под их руководством. Когда наступает нерест ( путина ), высший момент путины, Пулатов описывает, как «Рыбаки должны были направить свои лодки в дельту реки, в сторону Северного острова, где нес вахту Председатель Аралов. . . Никто не имел права действовать самостоятельно или даже покидать острова в эти дни по какой-либо причине: за это были обещаны суровые наказания. 4 Жизнь Кайпа прошла как в русле, так и параллельно с Советским Союзом; в старости он возвращается на родной остров, чтобы лечь со своими предками. Как он жил в гармонии с морем, так и остался в гармонии с советским государством и хозяйством: другие рыбаки считают его «святым», одним из немногих, кто не «ходит на рыбалку» ( половить рыбу). ), сленговое обозначение незаконного заимствования лодок в ночное время, чтобы избежать кооператива.

Пулатов, известный писатель, которого рекламировали как в Ташкенте, так и в Москве, не очень интересовался экономикой, но его рассказы и романы представляют собой богатый и красочный экономический фон для его более мифических и лирических интересов. 5 Жизнь Кайпа занимает нишу между советским государством и его производительными потребностями в рыбе и миром независимых рыбаков и производителей. Как ни странно, он официально работает не по найму. Другой рассказ, опубликованный вместе с Кайпом, «Завсегдатай», изображает живой мир знаменитых бухарских базаров и торговцев — живых и здоровых в советском государстве 1970-х годов. Продавцы продуктов, фруктов, подержанных книг и бывшей в употреблении одежды борются как за место, так и за покупателей, предлагая разнообразные товары по постоянно меняющимся рыночным ценам. 6 Для Пулатова, как и для жителей Бухары и других изображаемых им областных узбекских городов, рынок (базар) вряд ли был маргинальным и нахмуренным «пережитком феодализма» ( пережитки феодализма ), очерненным в советской идеологии или «вторая экономика» обсуждалась и обсуждалась в западной экономической науке. 7 Рынок был центром экономической жизни, не отделенным от совхозов, фермеров и промышленных предприятий, растущих в Бухаре и по всей Средней Азии, а составной частью более широкой экономической системы, частью которой они тоже были.

Для таких, как Пулатов, родившихся в 1930-х и 1940-х годах и живших в Средней Азии в 1970-х и 1980-х годах, советская экономика не была монолитом. Вместе с металлургическими и текстильными фабриками в него входили рыбаки и домостроители, работающие не по найму; наряду с массивными хлопковыми фермами были полурегулируемые ореховые, лимонные и гранатовые сады. Местная и региональная экономика была одновременно среднеазиатской и в то же время исключительно советской, сочетая местные потребительские вкусы и традиционные способы производства с постоянными и постоянно растущими потребностями Москвы в производительном росте.Это сделало систему функциональной, стабильной и исключительно беспорядочной. Он удерживался вместе благодаря сочетанию срезанных углов, индивидуальной инициативы и творчества, а также широкой сети финансового перераспределения, которая помогла отшлифовать его многочисленные острые углы. Он также часто не выполнял своих обещаний.

Командная экономика на практике

Начиная со сталинского «великого прорыва» в 1928 году и заканчивая реформами Михаила Горбачева в конце 1980-х годов, Советский Союз открыто отвергал рыночный капитализм в пользу того, что стало известно как «командная экономика».«Легче всего описать эту экономическую систему отсутствием рынков; это тоже не совсем точно. Рынки, такие как базары в Бухаре, существовали и даже процветали в СССР, наряду с некоторой долей рыночных цен и даже личного предпринимательства. В то же время государство руководило всей экономической деятельностью крупнее по масштабам, чем отдельный человек или его семья. Все производственные предприятия, фабрики, мастерские и даже рестораны, кафе и придорожные продуктовые лавки официально принадлежали и управлялись государством.Все средства производства, от заводских токарных станков до ресторанных печей и швейных машин в ателье, принадлежали государству. Фермы были либо государственными ( совхозы ), либо «коллективными» ( колхозы ), причем последние арендовали землю у государства, которое было единственным юридическим лицом, которому было разрешено владеть землей. Формально государство было монопольным покупателем всех природных ресурсов, промышленных ресурсов и сельскохозяйственной продукции, выращенной в фермерских хозяйствах, которые оно затем продавало государственным фабрикам, производившим товары народного потребления.Последние затем продавались в государственные розничные магазины по установленным ценам; потребители приобретали эти товары также по установленным ценам, но с наценкой на розничную прибыль и «налоги с оборота» ( налог с оборота ). 8

Теоретическое обоснование контроля Советского государства над экономическим производством и распределением было двояким. Во-первых, это позволяло государству «форсировать» ( форсировать ) или ускорять общий экономический рост и направлять ресурсы в приоритетные области, такие как тяжелая промышленность.Поскольку у колхозов и государственных предприятий не было иного выбора, кроме как продавать свою продукцию государству, затраты на продукты питания, уголь, железо и другие основные ресурсы можно было бы снизить, а объем производства можно было бы увеличить. Во-вторых, диктуя как распределение товаров, как промышленных, так и потребительских, и их цены, государство могло получать доход от «престижных» товаров, таких как шубы, сохраняя при этом цены на основные товары, такие как хлеб, на приемлемом уровне. низкий. 9 На практике эта система потребовала разработки и расширения обширных систем координации и учета: Государственного планового комитета ( Государственный плановый комитет , или Госплана), который устанавливал объемы производства для предприятий, Государственного распределительного комитета ( Государственный комитет по материально-техническому снабжению , или Госснаб), которое координировало между предприятиями, и Центральное статистическое управление ( Центральное статистическое управление , или ЦСУ, позже Госкомстат), которое пыталось вести учет всего. 10 В рамках этой командной экономики любое конкретное предприятие должно было находиться в постоянном контакте с этими государственными органами. Например, Душанбинский завод холодильников в Таджикистане будет иметь годовой план по производству холодильников, установленный для него Госпланом, который затем может быть оспорен. Достигнув соглашения с Госпланом, Завод холодильников будет координировать свои действия с Госснабом для оплаты и получения необходимых материалов от других заводов. Затем готовые холодильники марки «Памир» отправлялись в универмаги ( государственные универсальные магазины ) по всему СССР, где потребители могли купить их по фиксированной цене 250 рублей, включая 17.5 рублей прибыли для магазина. 11

Для Центральной Азии совокупные результаты командной системы к началу 1980-х годов были неоднозначными, но во многом положительными. Опираясь на общесоюзную политику экономического «выравнивания», в которой подчеркивалась необходимость «доведения» периферийных республик до уровня России и других европейских советских республик, среднеазиатским республикам было разрешено удерживать от 90 до 100 процентов налогов с оборота, собираемых в область, край. 12 Кроме того, в пять республик постоянно направлялись крупные суммы денег.Это помогло гарантировать, что их экономика продолжала расти, причем темпами, превышающими средние по Советскому Союзу: например, в период с 1976 по 1980 год экономика СССР росла примерно на 2 процента в год, в то время как ежегодный рост в Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане и Таджикистан составлял от 4 до 5 процентов. Единственное исключение, Туркменистан, в период с 1976 по 1980 год составлял в среднем 1,5 процента в год, но в предыдущие годы показатели были стабильно лучше, а среднегодовой экономический рост также превышал 5 процентов.Как показано на рисунке 1, эта общая модель роста выше среднего сохранялась на протяжении поздней хрущевской и брежневской эпох, с начала 1960-х до начала 1980-х годов.

Рисунок 1. Рост национального материального продукта (НМП) в СССР и советской Средней Азии, 1960–1981 гг. 13

Хотя волатильность в годовом исчислении может скрыть эту тенденцию, построение тех же результатов с использованием пятилетнего скользящего среднего, как на рисунке 2, помогает продемонстрировать стабильно более высокие, чем в среднем по СССР, темпы роста экономики стран Центральной Азии в последние десятилетия существования СССР.

Рисунок 2. Рост национального материального продукта (НМП) (в среднем за пять лет), СССР и советская Средняя Азия, 1965–1981 гг. 14

Экономический рост был не просто вопросом макроэкономической статистики, рассчитываемой ЦСУ и обсуждаемой Госпланом. Для жителей советской Средней Азии период «развитого социализма» под руководством Леонида Брежнева (у власти 1964–1982 гг.) был временем ощутимого и нарастающего материального роста. За этот период улучшился доступ советских граждан Средней Азии как к доходам, так и к материальным благам.В 1965 году средняя заработная плата в регионе, часто от пятидесяти до шестидесяти рублей в месяц, составляла в лучшем случае около 50 процентов от средней по Советскому Союзу. 15 К началу 1980-х этот показатель вырос до 75–80 процентов от среднего советского показателя, при этом выходцы из Центральной Азии зарабатывали около 130–140 рублей в месяц по сравнению со средним советским показателем 170–175 рублей. 16 Этот разрыв будет продолжать сокращаться в ближайшие годы, поскольку ставки заработной платы в регионе росли быстрее, чем где-либо еще. К концу 1980-х, например, месячная заработная плата в Туркменистане достигла 198 рублей в месяц — чуть меньше среднего советского показателя в 203 рубля. 17

Вместе с повышением заработной платы увеличились капитальные вложения, которые в Средней Азии на душу населения были в два-четыре раза выше, чем в России. 18 В послевоенный период Центральная Азия пережила массовое расширение своих производственных мощностей, от перемещения целых заводов в Узбекистан и Казахстан во время Второй мировой войны и их перепрофилирования после этого до строительства самых высоких в мире гидроэлектростанций в Нуреке. и Рогун в Таджикистане в 1970-х и 1980-х годах.По мере роста доходов и производства рос и практический доступ граждан к товарам. Годовые розничные расходы жителей Центральной Азии по всем категориям удвоились в период с 1970 по 1980 год, при этом дополнительные расходы увеличились в среднем на сотни рублей. 19 Кроме того, наряду с доходами и общим экономическим ростом, розничные продажи в регионе росли в десятилетие до 1980 года темпами (4–5 процентов), почти вдвое превышающими средние показатели по Советскому Союзу. 20 При неизменной стоимости большинства товаров — холодильник «Памир» производства Душанбинского завода холодильников, например, стоил 250 рублей и в 1966, и в 1980 году — эти дополнительные расходы представляли собой реальные дополнительные товары и услуги, которые каждый советский центральный Азиат теперь был в состоянии купить.

Многие товары и услуги в советской командной экономике оставались вне денежного сектора, будь то путевки в санатории, оплачиваемые по месту работы, или дефицитные потребительские товары, приобретаемые за счет «социальных фондов» ( общественные фонды ), или основные гарантии советской Система социального обеспечения. Из последних наиболее важными, вероятно, были образование и здравоохранение, которые официально бесплатно предоставлялись всем советским гражданам. Результаты обоих, представляющих человеческий капитал региона, также были заметны к началу 1980-х годов.Подавляющее большинство детей в Средней Азии, как и везде в СССР, посещали начальную и среднюю школу; грамотность, привилегия крошечного меньшинства шестьдесят лет назад, была по существу всеобщей. Школы продолжали строиться по всему региону, причем количество школ на душу населения в регионе было на 10–20% выше, чем в России или СССР в целом. 21 Почти все (более 90 процентов) школьных учителей в Центральной Азии имели высшее образование, и все большее число советских выходцев из Центральной Азии могли получить ученые степени, при этом уровень образования и научных достижений был ближе к большинству западных стран, чем к странам в Глобальный Юг. 22 Здравоохранение представляло собой аналогичную ситуацию: больницы продолжали строиться в отдаленных районах региона на протяжении 1970-х и 1980-х годов, а показатели здоровья заметно улучшились. «К концу советской эпохи, — резюмировал Эрик Сиверс, — ожидаемая продолжительность жизни в Центральной Азии возросла, в зависимости от республики, до 65–70 лет, что выгодно отличается от показателей развитых государств». 23 Когда Всемирная организация здравоохранения и ЮНИСЕФ предоставили возможность провести международную конференцию по первичной медико-санитарной помощи в 1978 году, СССР предложил два возможных принимающих города: Ташкент в Узбекистане или Алма-Ата в Казахстане. Обе республики могут с полным основанием претендовать на то, что представляют собой положительный пример развития здравоохранения и расширения доступа к услугам. 24 Заключительная Алма-Атинская декларация, принятая по итогам конференции, кроме того, включала сильный акцент на профилактическую и превентивную медицину, что отражало более широкую медицинскую философию СССР и его институциональный подход в Центральной Азии. 25

В конце 1970-х – начале 1980-х годов жизнь в Центральной Азии улучшалась, что противоречило «застою», наблюдавшемуся в то время в других частях СССР.Это отмечали сами жители Средней Азии, от торговцев пулатовского базара до прохожих на улицах Ташкента. В опросе, проведенном в Узбекистане примерно в 1980 году, «более 80% узбекских респондентов заявили, что с течением времени жизнь становится лучше». 26 Еще одно крупное исследование, организованное Институтом социально-экономических исследований АН СССР в 1981 г., показало, что жители отдаленных советских городов, таких как Алма-Ата в Казахстане, на 5–10% чаще сообщали об «удовлетворенности» условиями жизни. жизни, включая заработную плату, условия на рабочем месте и жилье, чем их соотечественники в России, странах Балтии или где-либо еще. 27 Частично это удовлетворение было связано с ростом производительности советских рабочих мест и увеличением числа жителей Средней Азии, активно занятых производительным трудом. В Душанбе, например, на известной текстильной фабрике «Таджикатлас» работало более 1300 работниц, в основном женщин, которые производили десятки миллионов футов шелковой ткани в год, принося приличную прибыль предприятию и республике. 28 Как объяснял в своих мемуарах будущий президент независимого Казахстана Нурсултан Назарбаев, частью «гордости», которую испытывали советские рабочие, было знание того факта, что они преодолевают трудные условия и движутся к лучшему будущему.Проведя 1960-е годы сталеваром в северном казахстанском «аду» темиртауских чугунолитейных кузниц, Назарбаев считал, что именно этот труд сближал народы и республики Советского Союза: здесь «характер человека зависел не от его национальному происхождению, но на совершенно иных качествах — качествах, которые очень быстро выдвинулись на первый план в работе с металлом». 29

Ограничения модели Command

В конце концов, однако, не все в советской Средней Азии смогли испытать на себе кузницу промышленного труда, равно как и преимущества советской командной экономики не были распределены в регионе справедливо.Как выразилась Шошана Келлер, 1970-е и 1980-е годы были «лучшим временем для жизни в [советской Центральной Азии]. . . но этот период был золотым веком только по сравнению с тем, что было до и сразу после». 30 Жизнь в Средней Азии в макроэкономическом плане улучшалась, но республики региона все равно оставались в нижней части диапазона социально-экономического развития СССР. Согласно большинству статистических данных на душу населения, включая врачей на душу населения, доход на душу населения или розничные продажи на душу населения, этот регион оставался наименее обслуживаемым во всем Советском Союзе.Многие советские рабочие из Средней Азии, особенно в крупном сельскохозяйственном секторе региона, зарабатывали в месяц намного меньше, чем в среднем по республике; более того, при расчете на душу населения их реальный доступ к доходам мог составлять всего 20–25 процентов от среднего по Советскому Союзу. 31 Даже кажущиеся положительными показатели, такие как высокие темпы строительства школ в области, скрывали тот факт, что по количеству школ на одного учащегося школьного возраста в области была только половина школ, необходимых для достижения среднего российского или советского уровня. 32

Один из способов понять парадоксальное положение экономического роста Центральной Азии наряду с бедственным положением многих ее жителей и ее продолжающееся место в нижней части советской социально-экономической статистики состоит в том, чтобы рассмотреть вместе ее экономический и демографический статус. Как показано на рисунке 3, в течение 1970-х годов совокупная доля Центральной Азии в советской экономике (в чистом [национальном] материальном продукте или ЧМП) оставалась относительно стабильной на уровне около 10–11 процентов от общего дохода, производимого в СССР (ЧИП). ) или 11–12 процентов от общего потраченного или использованного дохода (NIU). 33 Хотя разница между доходом, полученным в регионе, и доходом, потраченным там, действительно указывает на общий перенос материальных ценностей из других районов Советского Союза, это меркнет по сравнению с демографическим ростом в регионе. В период с 1970 по 1981 год, например, доля региона в общей численности населения СССР выросла более чем на 2 процента, что практически вдвое превышает темпы роста его экономики как доли в общей численности населения СССР. Другими словами, доход на душу населения, производимый или расходуемый в регионе, фактически снижался в процентах от среднего по Советскому Союзу.

Рисунок 3. Национальный материальный продукт (НМП) Центральной Азии и прирост населения, 1970–1981 гг. 34

В основе противоречивого экономического роста Центральной Азии лежал ряд важных факторов. Отчасти она столкнулась со многими из тех же проблем, с которыми повсеместно сталкивалась командная экономика в последние десятилетия существования СССР, включая рост «второй» или теневой экономики, организованную экономическую преступность, нехватку жилья для рабочих и повсеместное распространение неэффективные предприятия, которые на практике не могли быть закрыты. 35 Общие темпы роста ЧМП и производительности снижались по всему СССР в целом, так же, как и в Центральной Азии, хотя и менее резко. 36 Тем не менее, в отличие от эндемичных анекдотических свидетельств и широко распространенного в современной России убеждения в том, что жизнь была как-то «лучше» и менее законной на южной советской периферии, комплексные современные исследования показали, что эти экономические встречные ветры в Центральной Азии были во многом схожи с в другом месте СССР. 37 Даже больше, чем в большинстве других регионов, в 1970-х и 1980-х годах в Центральной Азии снижался дефицит и дефицит. 38 «Неформальная» экономика региона — локализованное производство товаров и услуг отдельными лицами или продажа товаров на местных рынках — также оказалась менее криминализованной и более структурно поддерживающей официальный сектор, чем в других странах. республики. 39 Продажа тыквы на ташкентских базарах, похоже, не подорвала государственный аграрный сектор, а скорее помогла сгладить его острые углы.

Причины ограниченного, замедленного и во многих отношениях деградирующего развития Центральной Азии заключаются не в самой структуре советской административно-командной экономики, а в месте региона в рамках этой экономики. Как отмечал Госкомстат СССР с бюрократической прямотой в конце 1980-х годов: «Определяющим фактором, формирующим соотношение между произведенным и использованным национальным доходом [республики], является место этой республики в общесоюзном делении труда: структура промышленного производства (удельный вес добывающих и обрабатывающих отраслей промышленности), удельный вес легкой и пищевой промышленности, а также удельный вес сельского хозяйства в экономике республики. 40

Этот доклад, подготовленный для Совета Министров СССР, обнажил структурное экономическое неравенство, сохранявшееся между регионами на протяжении десятилетий. Если произведенный национальный доход республики (ЧИП — общая стоимость товаров и услуг, созданных в этой республике) был меньше, чем использованный ее национальный доход (НИУ — общая стоимость потребленных товаров и услуг), как это определял Госкомстат, то это представляло собой «практика межтерриториального перераспределения национального дохода в целях выравнивания уровней социально-экономического развития между союзными республиками. 41 Более пагубно, однако, необходимость этого диктовалась «разделением труда» между республиками, т. е. тем, какие республики производили сельскохозяйственные и другие сырьевые товары и какие республики перерабатывали эти товары в промышленные и потребительские товары. Как видно из рисунка 3, на протяжении десятилетий место Центральной Азии как производителя сельскохозяйственной продукции и сырья оставалось постоянным, а разрыв между ЧИП и ЧНП фактически увеличивался. «Экономика области, — подтверждал современный отчет Госплана, — долгое время развивалась с подавляющей специализацией на производстве сельскохозяйственных и сырьевых промышленных товаров, покрывая свои потребности в других продуктах.. . за счет их ввоза из других регионов». 42

При «выравнивающем» финансировании, в основном направленном на импорт потребительских товаров, республики Центральной Азии оставались слабоиндустриализированными и слаборазвитыми; даже к 1980-м годам они были преимущественно аграрными. От 40 до 45% продукции народного хозяйства республик производилось сельским хозяйством, при этом эквивалентная доля населения работала в колхозах и совхозах. 43 В трех из пяти республик региона — Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане — в местном сельском хозяйстве доминировала огромная монокультура хлопка, затмевая все остальные отрасли по объему и стоимости.Как утверждали критически настроенные советские социологи в последние годы существования СССР, этот неуклонно растущий спрос на больше хлопка из Москвы в сочетании с направленностью «выравнивания» на улучшение атрибутов советской жизни без индустриализации означал, что у многих жителей Центральной Азии было мало причин или возможностей для этого. покинуть свои деревни. 44 Даже там, где происходила индустриализация, например, в Ташкенте, Алма-Ате, Бишкеке или других крупных городах региона, выходцы из Центральной Азии часто оказывались не в состоянии конкурировать с рабочими из России, Украины и других европейских республик, которых Советский Союз Союз призвал переехать в регион, чтобы заполнить рабочие места в промышленности. 45 В результате таких факторов, а также в нарушение как советской идеологии, так и общемировых тенденций, население Таджикистана фактически стало более аграрным в период с 1960 по 1990 год: к концу советского периода целых 67 процентов его населения проживало за пределами городов. 46 Тот факт, что в селах Центральной Азии часто не было рабочих мест и царила там структурная безработица, не имел большого значения; ограничения на передвижение, конкуренция с приезжими русскими, упор на производство хлопка и других товарных культур, а также деньги, потраченные не на строительство рабочих мест, а на незначительное улучшение повседневной жизни в деревнях, укрепили аграрный и добывающий порядок в регионе. 47

В предыдущие десятилетия Советский Союз утверждал, что специализация экономических регионов со временем приведет к уравниванию экономических возможностей и равному доступу к промышленно развитому обществу. В первые десятилетия послевоенного периода казалось возможным, что это может оказаться правдой, поскольку некоторые западные комментаторы предполагали, что Средняя Азия может быть «исключением» из нормального курса аграрных режимов, основанных на извлечении ресурсов. 48 Однако к 1980-м годам стало ясно, что этого не произойдет.Разрыв между Центральной Азией и остальной частью СССР увеличивался, а основная ориентация на сырье и сельскохозяйственное производство в регионе означала, что другие временные меры, такие как финансовые трансферты или относительно привилегированный доступ к местным налогам, не могли изменить структурную структуру. условия. 49 В то время как местные голоса уже давно затихли из-за того, что Советский Союз настаивал на том, что Средняя Азия «не является какой-то колонией в Африке», ослабление идеологического и экономического контроля в конце 1980-х годов в рамках программы реформ Михаила Горбачева «перестройка» ( 1985–1991), наконец, позволили разнообразить прямую и косвенную критику подхода советского государства к развитию. 50 Начинающие предприниматели воспользовались возможностью, предоставленной экономической реформой, для открытия собственного бизнеса по покупке и продаже товаров народного потребления как за пределами республики, так и за рубежом. Капуста шла в Россию, гвозди — в Афганистан, капитал искали в Китае; местные рынки процветали, не обращая внимания на десятилетия советских экономических норм. 51 Местные политики и эконо и в других местах. 52 Как позже писал в своих мемуарах Аслиддин Сохибназар, бывший глава Таджикского совета по изучению производительных сил (СОПС Таджикской ССР), а в последнее время оппозиционный политик, «результат государственной и уравнительной экономики социализма» был немногим более чем «тысячи чистокровных людей . . . склоняясь перед бюрократами». 53 Даже Назарбаев, преисполненный гордости за экономические достижения СССР, в 1991 году сокрушался: «Как получилось, что мы перепутали цели со средствами и превратили людей в сырье для всепоглощающего экономического чудовища ( махина ), которая требовала все больше и больше, а взамен почти ничего не давала?» 54

Разрушительный путь к развитию

Размышления Назарбаева на пороге постсоветской эры отражали волну критики, начавшуюся в регионе против СССР. Оглядываясь назад, появляется все больше свидетельств добывающего и колониального характера экономического правления Советского Союза в Центральной Азии, а также огромных экономических, экологических и медицинских издержек монокультуры хлопка в регионе. 55 Кроме того, это было также символом более широкой переоценки пути к высшей точке советской командной экономики в 1970-х и 1980-х годах и связанных с этим затрат, которые долгое время скрывались. Как и везде в СССР, сельскохозяйственная коллективизация в конце 1920-х — начале 1930-х годов в Средней Азии была процессом, чреватым массовым насилием, убийствами, депортациями и ниспровержением целых укладов жизни.Хотя в некоторых хлопководческих районах Узбекистана и Таджикистана насилие было менее жестоким, другие части региона пострадали особенно жестоко. 56 Оседлость и коллективизация преимущественно кочевых казахов были геноцидом, стоившим казахскому населению 25 процентов населения и 75 процентов скота. 57 В Туркменистане насильственная коллективизация в хлопковые хозяйства привела к восстаниям и линчеванию сотрудников советской тайной полиции, что, в свою очередь, привело к кровавым репрессиям. 58 В большей части региона советскому порядку открыто бросили вызов полуорганизованные группы повстанцев-басмачей, которые сочли, что реакция государства заключается в неизбирательном насилии и военном превосходстве. 59 Более поздняя индустриализация также была омрачена принудительными депортациями и насилием, так как в 1960-х и 1970-х годах целые деревни были насильственно перемещены из одной долины в другую, чтобы освободить место для плотин гидроэлектростанций или предоставить рабочую силу для ферм, поддерживающих другие промышленные предприятия. 60

Неудивительно, что в постсоветский период размышления о Центральной Азии в советской командной экономике были в лучшем случае меланхоличными и двусмысленными, если не откровенно критическими. Независимо от преимуществ, получаемых некоторыми благодаря командной экономике, затраты на их достижение были огромными, разрушительными и, возможно, их можно было избежать — и даже на их пике оставалось ощущение, что их никогда не выбирали. В этой двусмысленности также не было ничего нового. В начале 1930-х Андрей Платонов, уже ставший скандально известным своими романами и рассказами, посеявшими сомнения в советском проекте, посетил Туркменистан в составе писательской делегации.Пережитое там привело его к написанию книги с загадочным названием « Джан » («жизнь» или «дух»), в которой описывался неоднозначный процесс коллективизации и более широкое распространение командной экономики в Средней Азии. 61 В центре внимания вымышленного полурусского-полутуркменского коммуниста, некоего Назара Чагатаева, рассказывается о возвращении Чагатаева домой после завершения учебы в Москве. Прибыв в Ташкент, Чагатаев встречается с секретарем местного парткома, который предлагает ему отправиться к себе домой в «Желто-Тростниковую котловину» ( Сары-Камышская впадина ) вдоль протяженной дельты Амударьи в Аральское море.«Я поеду, — соглашается Чагатаев, — а что там делать? Социализм?» Ответ секретаря сух и пренебрежителен: «Что еще?», — пожала плечами секретарь, — ваши люди отсидели в аду, пусть живут в раю; мы будем помогать им всеми силами. . . Вы будете нашим агентом. Кого-то уже послали туда из местного округа, но вряд ли он что-то сделает; похоже он не наш человек. . .’” 62

Подобно пулатовскому Кайпу, Чагатаев путешествует в неизведанное, невзирая на пустынную пыль и мутные воды.Однако, в отличие от Каипа, Чагатаев, несмотря на все свое местное понимание и попытки реаккультурации, достаточно аутсайдер, чтобы быть членом Коммунистической партии: наполовину русский, получивший образование в Москве и убежденный коммунист. Выясняется, кроме того, что Джан, люди, которым он должен нести социализм, неоднозначно относятся к предлагаемому «небу». Усилия Чагатаева первоначально привели к тому, что джаны покинули свое поселение, а люди «ушли поодиночке во все концы земли». 63 В конце концов, ему удается вернуть некоторых из них в Желто-Тростниковую котловину и организовать для них выпас овец, однако многие джаны в лучшем случае скептически относятся к «счастью», обещанному социализмом.Сам Чагатаев уезжает и возвращается в Москву, взяв с собой молодую женщину Айдым, чья работа состоит в том, чтобы снова изучить пути социализма и, в свою очередь, вернуться на Амударью, чтобы учить свой бывший народ как женщина Коммунистической партии. На самом деле, многие советские выходцы из Центральной Азии так же скептически относились к обещаниям СССР, как и Джан, указывая на его многочисленные региональные излишества и ограничения наряду с его преимуществами. Более того, получив шанс покинуть СССР в 1991 г., государства и население Центральной Азии также отвернулись от него двойственно, отбросив историю советского социализма и административно-командной экономики, сохранив при этом многие из его достижений.В начале 21 века это общее воспоминание о советской командной экономике в регионе: время повышения уровня жизни, которое в то же время было глубоко ущербным, часто противостоящим и часто насильственно принудительным. Кажется, есть веская причина для двойственности.

Обсуждение литературы

Командная экономика всегда была одним из наименее изученных и менее понятных аспектов Советского Союза; Средняя Азия также мало изучена по сравнению со многими другими регионами СССР.Совпадение между этими ограниченными академическими направлениями было неудивительно небольшим, и относительно мало работ, строго посвященных советской командной экономике в Центральной Азии. В первые послевоенные десятилетия несколько западных трактовок советского экономического развития в Центральной Азии в целом пришли к положительным выводам, что соответствует столь же небольшому количеству советских работ. 64 В то же время исследователи, занимающиеся вопросами демографии, социального развития или уровня жизни, как правило, подчеркивали различия между Центральной Азией и Россией, а также потенциальные конфликты, которые они могут вызвать. 65 К концу 1980-х годов это также нашло отражение в волне критических советских голосов, которые разбирали способы, которыми советская командная экономика не смогла «уравнять» Среднюю Азию в составе СССР и оставила многие ее районы и большая часть ее населения «неразвита» ни в западном, ни в марксистском смысле. 66

В первые годы после распада СССР в 1991 г. эти аргументы были дополнены дебатами о колониальном характере СССР.Извлекательный характер советской командной экономики в Центральной Азии с ее упором на сельское хозяйство и сырье делал очевидным сравнение с западными колониальными империями. 67 В то же время в других работах подчеркивалось, как СССР «субсидировал» регион, тратя огромные суммы в попытке улучшить жизненный уровень и построить промышленность; они утверждали, что этот подход к модернизации отличается от британского подхода к Индии или бельгийцев в Конго. 68 Вместо того, чтобы только добывать ресурсы, СССР также был готов потратить большие суммы рублей для достижения желаемой гегемонии.

Однако во многих отношениях постсоветские дебаты об экономике Центральной Азии в 20-м веке отошли от экономики, сосредоточившись вместо этого на политических системах, культурном развитии и экологической катастрофе. 69 Ранние попытки переоценить региональный опыт командной экономики с экономической точки зрения, как правило, наталкивались на нехватку надежных данных и дисциплинарную приверженность рыночным ценам как окончательному арбитру «реальной» стоимости. Эту систему оказалось трудно применить к советской командной системе, где и цены, и внутренние денежные потоки могут быть надежно рассчитаны только в ценах и стоимостях, установленных не рынком, а советским государством. 70 В ряде работ предполагалось, что расчеты практически невозможны, в то время как другие предпочитали рассматривать регион как чистый лист, который мало что мог предложить в переходе к капитализму в 1990-х годах, кроме ограничений, налагаемых социализмом и командной экономикой. 71 Тем не менее с конца 1990-х годов некоторые исследователи начали преодолевать эти пережитки холодной войны и вырабатывать более четкие линии регионального развития в СССР, учитывая относительные уровни экономического роста, нехватку товаров, доступ к доходам и другие факторы. основные признаки командной экономики. 72 Тем не менее, эта область во многих отношениях остается в зачаточном состоянии: важная работа по экономическому развитию Центральной Азии в первые десятилетия ее существования, брежневский период и опыт «перестройки» в регионе в конце 1980-х годов ждут своего завершения.

Почему Владимир Путин нападает на Украину? Он говорил нам.

От редактора, 23 февраля, 23:50: В своем выступлении в среду вечером президент России Владимир Путин заявил, что на Украине начнется «специальная военная операция». Несколько новостных агентств сообщили о взрывах в нескольких городах и свидетельствах крупномасштабных военных операций, происходящих по всей Украине. Последние новости здесь .


Возможно, самый главный вопрос, стоящий за нынешним кризисом в Украине, заключается в следующем: о чем думает Владимир Путин?

Решение президента России о размещении большого количества войск на востоке Украины уже вызвало новые санкции Запада в отношении России. Полномасштабное вторжение может привести к наземной войне такого масштаба, какого Европа не видела со времен Второй мировой войны, кровавому и разрушительному конфликту как для русских, так и для украинцев.Что может оправдать даже такие угрозы?

Самый четкий ответ Путина прозвучал в речи, произнесенной в понедельник. Он считает, что Украина — нелегитимная страна, которая существует на исторически и по праву российской земле: «Украина фактически никогда не имела устойчивых традиций настоящей государственности», как он выражается.

Заигрывания с Западом со стороны нынешнего правительства Украины — это попытка противостоять этому ложному режиму, как и его антагонистическая позиция по отношению к Москве. Это сочетание — антироссийский режим на том, что Путин считает законно российской территорией, населенной законно русскими людьми, — для него неприемлемо.

«Украина могла бы оставаться суверенным государством, пока в ней было пропутинское правительство», — говорит Сева Гуницкий, политолог из Университета Торонто, изучающий Россию. «Формальное воссоединение земель, вероятно, не было бы в центре внимания, если бы Путин чувствовал, что у него достаточно политической поддержки со стороны украинского режима».

Основное утверждение Путина о том, что не существует исторической украинской нации, достойной современного суверенитета, является явно ложным. Однако это не означает, что Путин лжет: на самом деле эксперты по России в целом усмотрели в его выступлении выражение его реальных убеждений.

Это выступление согласуется с целым рядом заявлений российского президента, сделанных несколько лет назад, начиная от опубликованного в прошлом году эссе на 5000 слов по истории Украины и заканчивая речью 2005 года, в которой говорилось, что «распад Советского Союза был крупной геополитической катастрофой [ в котором] десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами территории России».

Тот факт, что Путин искренне верит в агрессивный русский национализм, не делает более крупное вторжение неизбежным.В зависимости от того, как вы интерпретируете тонкости его взглядов, можно представить себе уклонение от рампы или уступки Запада, которые могли бы предотвратить наихудшие возможные последствия.

Но это означает, что просто сводить мотивацию России к одной явной обиде — страху вступления Украины в НАТО или простому агрессивному желанию захватить украинскую землю — ошибка. В представлении Путина эти факторы неразделимы в сложном историческом и идеологическом нарративе.

Понимание нынешнего кризиса и, возможно, даже его разрешение зависит от серьезного отношения к этим националистическим идеям.

История, по Путину

Центральным тезисом речи Путина в понедельник является то, что Украина и Россия с исторической точки зрения практически неразделимы.

«Украина для нас не просто соседняя страна. Это неотъемлемая часть нашей собственной истории, культуры и духовного пространства», — сказал он в официальном переводе Кремля. «С незапамятных времен народ, живущий на юго-западе земли, исторически бывшей русской, называл себя русскими.

То, что мы сейчас называем Украиной, говорит он, «всецело создано Россией или, точнее, большевистской коммунистической Россией». В этом сомнительном повествовании трио первых советских лидеров — Ленин, Сталин и Хрущев — отняли земли у России и нескольких соседних стран, чтобы создать отдельную и антиисторическую республику под названием Украина. Создание Украины и других советских республик было попыткой заручиться поддержкой «самых рьяных националистов» по ​​всему Советскому Союзу — за счет исторической идеи России.

Это иллюстрирует, что Путин имеет в виду под «вирусом национализма». Украинский национализм, по его мнению, есть зараза, занесенная в русское войско большевиками; когда Советский Союз распался, а республики от Украины до Эстонии и Грузии провозгласили независимость, вирус убил своего хозяина.

Люди держат плакаты и скандируют лозунги во время акции протеста у посольства России в Киеве, Украина, 22 февраля. Chris McGrath/Getty Images

В действительности эти страны имеют давнюю этнонациональную идентичность, отличную от России.Но Путин этого не приемлет, рассматривая бывшие советские республики — и прежде всего Украину — как части России, украденные у Родины в результате коммунистических махинаций.

«Радикалы и националисты, в том числе и в первую очередь на Украине, приписывают себе независимость. Как мы видим, это абсолютно неправильно», — говорит он. «Распад нашей единой страны был вызван историческими, стратегическими ошибками со стороны большевистского и советского руководства…. распад исторической России, известной как СССР, на их совести».

В результате Путин не может видеть постсоветскую Украину как реальную страну; по его мнению, у него нет ни реальной истории, ни национальной традиции, которые бы его объединяли. Вместо этого он видит в нем площадку для олигархов, которые используют антироссийскую демагогию как дымовую завесу для своей коррупции. «Украинская власть — хочу это подчеркнуть — начала с того, что строила свою государственность на отрицании всего, что нас объединяло», — говорит он.

Российский контроль над Украиной, утверждает он, был заменен другим видом иностранного правления: Западом. После протестов Евромайдана 2013 года, в результате которых был свергнут пророссийский лидер Виктор Янукович, «сама Украина оказалась под внешним управлением… колония с марионеточным режимом».

Зловещий подтекст этого исторического нарратива заключается в том, что украинское правительство в его нынешнем виде нелегитимно и невыносимо.

Это нелегитимно, потому что Путин рассматривает Украину как законную часть России, отделенную чисто историческим происшествием.Это невыносимо, потому что украинское правительство стремится узаконить себя, развязывая конфликт с Россией, притесняя своих носителей русского языка и угрожая границам России.

Подобное поддерживаемое Западом правительство, предупреждает Путин, угрожает самому существованию российского государства. В самых параноидальных пассажах своей речи он предупреждает о том, что Украина с помощью Запада получит ядерное оружие, вступит в НАТО и в конечном итоге послужит стартовой площадкой для американского нападения на Россию.

«Это не про наш политический режим или что-то в этом роде. Им просто не нужна такая большая и независимая страна, как Россия», — говорит он. «Это источник традиционной политики Америки в отношении России».

Военное нападение — не единственный страх Путина. Украинский Майдан он называет «государственным переворотом», предпринятым «при непосредственной помощи иностранных государств»; нет сомнения, что он опасается подобного движения против своего собственного правительства. Подчинить Украину — продемонстрировав, что прозападное протестное движение в историческом сердце России не может добиться успеха — жизненно важно для защиты его собственного правительства.

«Я думаю, что большая угроза для него — это угроза режиму, а не фактическое военное вторжение, — объясняет Гуницкий. «Он думает, что Запад хочет свергнуть его режим, как они это сделали на Украине. Вот почему НАТО — это только часть угрозы».

По мнению российского президента, существует неразрывная связь между русским национализмом и интересами безопасности России. Путин считает, что нынешнее украинское правительство угрожает России по причинам, связанным с их имперским прошлым; восстановление контроля России над территориями, которыми, по его мнению, она владеет по праву, было бы одним из способов положить конец угрозе.

Это мышление наиболее отчетливо проявляется в самой зловещей строчке путинской речи: той, которая в контексте может правдоподобно быть истолкована как угроза вернуть Украину под прямое правление Москвы.

«Вы хотите декоммунизации? Очень хорошо, это нас вполне устраивает. Но зачем останавливаться на полпути? Мы готовы показать, что будет означать настоящая декоммунизация для Украины».

Жители набирают воду из колодца в городе Счастье, недалеко от города Луганск на востоке Украины, 23 февраля, после того как городские насосные станции были обесточены в результате обстрела. Анатолий Степанов/AFP через Getty Images

Что означает мировоззрение Путина для Украины

Повествование Путина — это искаженная история.

Во-первых, просто некорректно говорить, что Украина не имеет самостоятельной национальной идентичности, отдельной от России. Киев, столица Украины, был построен за несколько столетий до Москвы. В конце Первой мировой войны Украина провозгласила независимость от России; он был возвращен под советскую власть силой.

«Путин не историк, — пишет в Financial Times Тимоти Снайдер, историк Восточной Европы из Йельского университета.«Украина имеет свою особую и увлекательную историю, и украинцы имеют такое же право на будущее, как и все остальные».

Это не просто манипуляция со стороны элит, которая заставила людей в бывших советских республиках, от Эстонии до Украины и Грузии, попытаться выйти из орбиты Москвы в 1990-х годах — это был настоящий гнев на советские репрессии и колониализм. И именно поведение Путина, а не какие-то манипуляции украинской элиты, вызвало среди украинцев поддержку более тесных связей с Западом.

Тем не менее вера Путина в представление о российской жертве, изображенной в речи, кажется искренней, что согласуется с его длительным публичным послужным списком.

«Я убеждена, что Путин говорил «от сердца», — говорит Алина Полякова, президент аналитического центра Центра анализа европейской политики. «Большая часть этого была в его прошлогоднем эссе об Украине».

В этом эссе Путин утверждал, что «формирование этнически чистого украинского государства, агрессивного по отношению к России, сравнимо по своим последствиям с применением против нас оружия массового поражения.В своей речи 2014 года, объявляющей об аннексии Крыма, украинской территории, которая остается под российской оккупацией, он утверждал, что «было [исторически] невозможно представить, что Украина и Россия могут разделиться и стать двумя отдельными государствами».

В своей речи в Мюнхене в 2007 году Путин предупредил, что мировой порядок, в котором руководят американцы, «никто не чувствует себя в безопасности». По его словам, Россия и мир достигли «решающего момента» для отхода от него. И, конечно же, была речь 2005 года, в которой распад Советского Союза оплакивался как «геополитическая катастрофа», потому что (помимо других причин) это привело к тому, что этнические русские стали жить в независимых государствах за пределами России — таких, как, например, Украина.

Но тот факт, что Путин давно питает националистические обиды, не объясняет, насколько далеко он готов зайти в этих целях.

Группа ведущих экспертов по России, созванная Колумбийским университетом во вторник днем, сошлась во мнении, что речь Путина имеет воинственный националистический тон и отражает его искренние взгляды на эту тему. Но они разошлись во мнениях относительно последствий: прежде всего, можно ли умиротворить Путина уступкой Запада и действительно ли он серьезно относится к использованию вторжения для исправления того, что он считает историческими преступлениями против России.

Федор Лукьянов, ведущий московский внешнеполитический аналитик, утверждал, что Путин действительно хочет, чтобы Запад выслушал его опасения по поводу Украины и сел за стол переговоров. «С самого начала, — утверждал он, — наращивание сил на украинских границах не было подготовкой к войне». Скорее, это была реакция на то, что «все попытки России в предыдущие годы предложить более-менее нормальный разговор о мерах безопасности просто игнорировались».

Стивен Сестанович, бывший дипломат США, занимавшийся вопросами России, утверждал, что речь доказывает обратное: «Путин сосредоточен не столько на европейском порядке безопасности, сколько на своего рода одержимости Украиной как нелегитимным государством, что делает практически невозможным представьте себе серьезные переговоры.Он согласился с тем, что Путин, возможно, не пойдет на дальнейшую эскалацию в Украине, но это потому, что Запад раскрыл его блеф, отказавшись пойти на какие-либо серьезные уступки в сфере безопасности.

В отличие от этого, Сэмюэл Чарап из RAND Corporation утверждал, что вторжение было почти неизбежным: агрессивная речь Путина вместе с его передовым развертыванием военных сигнализировала о явном намерении начать полномасштабное наступление. А Кадри Лийк, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям, заявила, что реваншистский национализм Путина противоречит мнению российской общественности.

«Настоящая крупномасштабная война для Украины была бы крайне непопулярна», — сказала она. Это «было бы началом конца правления Путина, и я думаю, он мог бы это знать».

Нет прямой связи от речи Путина к какому-то одному образу действий. Основная трудность при анализе риска полномасштабного вторжения в Украину — то, что российский блеф и подготовка России к вторжению выглядят очень похожими, — остается в силе даже после развертывания российских сил на востоке Украины.

Тем не менее речь помогает пролить свет на критический аспект кризиса: почему Путин это делает. Вы не понимаете чувства исторической обиды и того, как оно формирует его взгляд на «угрозу» со стороны Украины, и вы не понимаете, почему он сегодня готов играть в такую ​​игру с высокими ставками.

Любое решение кризиса требует серьезного отношения к его мировоззрению и выяснения того, что именно можно сделать для его решения.

Причина, по которой Путин рискнул бы войной

Есть вопросы о количестве войск, вопросы о дипломатии.Есть вопросы об украинской армии, ее вооружении и солдатах. Есть вопросы по Германии и Франции: как они отреагируют? Есть вопросы об Америке и о том, как она стала центральным игроком в конфликте, который она не создала. Но из всех постоянно возникающих вопросов о возможном вторжении России в Украину наименее удовлетворительные ответы получают на этот: почему?

Зачем президенту России Владимиру Путину нападать на соседнюю страну, которая его не провоцировала? Зачем ему рисковать кровью собственных солдат? Зачем ему рисковать санкциями и, возможно, экономическим кризисом в результате? И если он на самом деле не хочет рисковать этими вещами, то почему он играет в эту сложную игру?

Прочтите наше постоянное освещение российского вторжения в Украину

Чтобы объяснить, почему требуется некоторая история, а не полумифологическая, фальшиво-средневековая история, которую Путин использовал в прошлом, чтобы объявить, что Украина не является страной или что ее существование случайно, или что его чувство государственности не реально.Нам также не нужно так много знать о более поздней истории Украины или о ее 70-летнем статусе советской республики, хотя верно и то, что советские связи российского президента, особенно его годы, проведенные в качестве офицера КГБ, имеют большое значение. по рукам. Действительно, многие из его тактик — использование подставных пророссийских «сепаратистов» для ведения войны на востоке Украины, создание марионеточного правительства в Крыму — являются старой тактикой КГБ, знакомой по советскому прошлому. Фальшивые политические группировки сыграли роль в господстве КГБ в Центральной Европе после Второй мировой войны; мнимые сепаратисты сыграли роль в захвате большевиками самой Украины в 1918 году.

Привязанность Путина к старому СССР имеет значение и в другом отношении. Хотя его иногда неправильно называют русским националистом, на самом деле он имперский ностальгист. Советский Союз был русскоязычной империей, и временами кажется, что он мечтает воссоздать меньшую русскоязычную империю в границах старого Советского Союза.

Но самое значительное влияние на мировоззрение Путина не имеет никакого отношения ни к его обучению в КГБ, ни к его желанию восстановить США.ССР Путин и окружающие его люди были гораздо более глубоко сформированы, скорее, их путем к власти. Эта история, которую несколько раз рассказывали авторы Фиона Хилл, Карен Давиша и совсем недавно Кэтрин Белтон, начинается в 1980-х годах. Последние годы того десятилетия были для многих россиян временем оптимизма и волнения. Политика гласности — открытости — означала, что люди впервые за многие десятилетия говорили правду. Многие чувствовали реальную возможность перемен, и они думали, что это могут быть перемены к лучшему.

Кори Шаке: Агрессия России против Украины имеет неприятные последствия

Путин упустил момент возбуждения. Вместо этого его отправили в отделение КГБ в Дрездене, Восточная Германия, где он пережил падение Берлинской стены в 1989 году как личную трагедию. Пока мировые телеэкраны ревели новости об окончании холодной войны, Путин и его товарищи из КГБ в обреченном советском государстве-сателлите лихорадочно сжигали все свои файлы, звонили в Москву, на которые никто не отвечал, опасаясь за свою жизнь и свою карьеру. .Для сотрудников КГБ это было не время радости, а скорее урок о природе уличных движений и силе риторики: демократической риторики, антиавторитарной риторики, антитоталитарной риторики. Путин, как и его образец для подражания Юрий Андропов, который был советским послом в Венгрии во время тамошней революции 1956 года, из этого периода сделал вывод, что спонтанность опасна. Протест опасен. Разговоры о демократии и политических переменах опасны. Чтобы не допустить их распространения, российские правители должны тщательно контролировать жизнь нации.Рынки не могут быть по-настоящему открытыми; выборы не могут быть непредсказуемыми; инакомыслием необходимо тщательно «управлять» посредством правового давления, публичной пропаганды и, при необходимости, целенаправленного насилия.

Но хотя Путин и скучал по эйфории 80-х, он, безусловно, принимал активное участие в оргии жадности, охватившей Россию в 90-е. Пережив травму Берлинской стены, Путин вернулся в Советский Союз и присоединился к своим бывшим коллегам в массовом разграблении советского государства. При содействии российской организованной преступности, а также аморальной международной офшорной индустрии по отмыванию денег, некоторые из бывшей советской номенклатуры украли активы, вывезли деньги из страны, спрятали за границей, а затем вернули наличные деньги и использовал его, чтобы купить больше активов.Накопленное богатство; последовала борьба за власть. Некоторые из первоначальных олигархов попали в тюрьму или в ссылку. В конце концов Путин стал главным миллиардером среди всех других миллиардеров — или, по крайней мере, тем, кто контролирует тайную полицию.

Эта позиция делает Путина одновременно очень сильным и очень слабым — парадокс, который трудно понять многим американцам и европейцам. Он силен, конечно, потому что контролирует очень многие рычаги российского общества и экономики. Попробуйте представить себе американского президента, который контролировал бы не только исполнительную власть, включая ФБР, ЦРУ и АНБ, но также Конгресс и судебную власть; The New York Times , The Wall Street Journal , The Dallas Morning News и все остальные газеты; и все крупные предприятия, включая Exxon, Apple, Google и General Motors.

Контроль Путина не ограничен законом. Он и окружающие его люди действуют без сдержек и противовесов, без правил этики, без какой бы то ни было прозрачности. Они определяют, кто может быть кандидатом на выборах, а кому разрешено выступать публично. Они могут принимать решения изо дня в день — например, об отправке войск к границе с Украиной — ни с кем не посоветовавшись и не прислушиваясь к советам. Когда Путин обдумывает вторжение, ему не нужно учитывать интересы российского бизнеса или потребителей, которые могут пострадать от экономических санкций.Ему не нужно принимать во внимание семьи российских солдат, которые могут погибнуть в конфликте, которого они не хотят. У них нет выбора и нет голоса.

И в то же время положение Путина крайне шаткое. Несмотря на всю эту власть и все эти деньги, несмотря на тотальный контроль над информационным пространством и тотальное доминирование в политическом пространстве, Путин должен на каком-то уровне знать, что он нелегитимный лидер. Он никогда не побеждал на честных выборах и никогда не проводил предвыборную кампанию, в которой мог бы проиграть.Он знает, что политическая система, которую он помог создать, глубоко несправедлива, что его режим не только управляет страной, но и владеет ею, принимая экономические и внешнеполитические решения, которые призваны принести пользу компаниям, от которых он и его ближайшее окружение получают личную прибыль. Он знает, что государственные учреждения существуют не для того, чтобы служить русскому народу, а чтобы воровать у него. Он знает, что эта система очень хорошо работает для немногих богатых людей, но очень плохо для всех остальных. Иными словами, он знает, что однажды за ним могут прийти и продемократические активисты, подобные тем, которых он видел в Дрездене.

Из номера за январь/февраль 2018 года: Чего на самом деле хочет Путин

Осознание Путиным того, что его легитимность сомнительна, публично демонстрировалось с 2011 года, вскоре после его сфальсифицированного «переизбрания» на конституционно сомнительный третий срок. В это время не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в нескольких десятках других городов появились большие толпы, протестующие против фальсификаций на выборах и коррупции элиты. Протестующие высмеивали Кремль как режим «жуликов и воров» — лозунг, популяризированный активистом-демократом Алексеем Навальным; позже путинский режим отравил Навального, чуть не убив его.Сейчас диссидент находится в российской тюрьме. Но Путин был зол не только на Навального. Он также обвинил Америку, Запад, иностранцев, пытающихся уничтожить Россию. По его словам, администрация Обамы организовала демонстрантов; Госсекретарь Хиллари Клинтон из всех людей «дала сигнал» к началу протестов. Он победил на выборах, заявил он с большим энтузиазмом, со слезами на глазах, несмотря на «политические провокации, преследующие единственную цель — подорвать государственность России и узурпировать власть.

Иными словами, в его сознании он не просто сражался с русскими демонстрантами; он боролся с демократиями мира в союзе с врагами государства. Действительно ли он считал, что толпы в Москве буквально выполняли приказы Хиллари Клинтон, неважно. Он, конечно, понимал силу демократического языка, идей, которые заставляли россиян хотеть справедливой политической системы, а не клептократии, контролируемой Путиным и его бандой, и знал, откуда они взялись. В течение следующего десятилетия он вел борьбу с демократией в Германии, Франции, Италии и Испании, где поддерживал экстремистские группы и движения в надежде подорвать европейскую демократию.Российские государственные СМИ поддержали бы кампанию за Brexit на том основании, что это ослабит западную демократическую солидарность, которая у них есть. Российские олигархи будут инвестировать в ключевые отрасли по всей Европе и по всему миру с целью получить политическую поддержку, особенно в небольших странах, таких как Венгрия и Сербия. И, конечно же, российские специалисты по дезинформации вмешались бы в американские выборы 2016 года.

Дэвид Фрум: Fox News отказывается от Республиканской партии по России

Все это — окольный способ объяснить исключительную значимость Украины для Путина.Конечно, Украина имеет значение как символ потерянной советской империи. Украина была второй по численности населения и второй по богатству советской республикой, а также страной с самыми глубокими культурными связями с Россией. Но современная постсоветская Украина имеет значение еще и потому, что она пыталась — на самом деле изо всех сил — влиться в мир процветающих западных демократий. Украина за последние два десятилетия провела не одну, а две продемократические, антиолигархические, антикоррупционные революции. Последнее, в 2014 году, стало для Кремля особенно страшным.Молодые украинцы скандировали антикоррупционные лозунги, как это делает российская оппозиция, и размахивали флагами Евросоюза. Эти протестующие были вдохновлены теми же идеалами, которые Путин ненавидит дома и стремится ниспровергнуть за границей. После того, как в феврале 2014 года глубоко коррумпированный пророссийский президент Украины бежал из страны, украинское телевидение начало показывать фотографии его дворца с золотыми кранами, фонтанами и статуями во дворе — именно такой дворец Путин обитает в России. Действительно, мы знаем, что он обитает в таком дворце, потому что в одном из видеороликов, снятых Навальным, нам уже были показаны его фотографии вместе с его частной хоккейной площадкой и кальянной.

Последующее вторжение Путина в Крым наказало украинцев за попытку сбежать от клептократической системы, в которой он хотел, чтобы они жили, и показало собственным подданным Путина, что они тоже дорого заплатят за демократическую революцию. Вторжение также нарушило как писаные, так и неписаные правила и договоры в Европе, продемонстрировав презрение Путина к западному статус-кво. Вслед за этим «успехом» Путин предпринял гораздо более масштабную атаку: серию попыток государственных переворотов в Одессе, Харькове и ряде других городов с русскоязычным большинством.На этот раз стратегия провалилась, не в последнюю очередь потому, что Путин глубоко неправильно понял Украину, полагая, что русскоязычные украинцы разделят его советскую имперскую ностальгию. Они не. Только в Донецке, городе на востоке Украины, куда Путин смог перебросить войска и тяжелую технику из-за границы, удалось совершить локальный переворот. Но и там он не создал привлекательной «альтернативной» Украины. Вместо этого Донбасс — угледобывающий регион, окружающий Донецк, — остается зоной хаоса и беззакония.

Долгий путь от Донбасса до Франции или Нидерландов, где ультраправые политики околачиваются вокруг Европарламента и берут российские деньги, чтобы ездить на «ознакомительные миссии» в Крым. До маленьких американских городков еще длиннее, где еще в 2016 году избиратели жадно кликали на протрамповские посты в Facebook, написанные в Санкт-Петербурге. Но все они являются частью одной и той же истории: они являются идеологическим ответом на травму, которую Путин и его поколение офицеров КГБ пережили в 1989 году.Вместо демократии они продвигают автократию; вместо единства они постоянно пытаются создать разделение; вместо открытых обществ они пропагандируют ксенофобию. Вместо того, чтобы дать людям надежду на лучшее, они пропагандируют нигилизм и цинизм.

Путин готовится снова вторгнуться в Украину — или делает вид, что снова вторгнется в Украину — по той же причине. Он хочет дестабилизировать Украину, напугать Украину. Он хочет, чтобы украинская демократия потерпела крах. Он хочет, чтобы украинская экономика рухнула. Он хочет, чтобы иностранные инвесторы бежали.Он хочет, чтобы его соседи — в Беларуси, Казахстане, даже Польше и Венгрии — усомнились в том, что демократия когда-либо будет жизнеспособной в долгосрочной перспективе и в их странах. В дальнем зарубежье он хочет так сильно напрячь западные и демократические институты, особенно Европейский союз и НАТО, чтобы они распались. Он хочет сохранить диктаторов у власти везде, где только возможно, в Сирии, Венесуэле и Иране. Он хочет подорвать Америку, уменьшить американское влияние, лишить силы демократической риторики, которую так много людей в его части мира все еще ассоциируют с Америкой.Он хочет, чтобы Америка потерпела поражение.

Это большие цели, и они могут быть недостижимы. Но у любимого Путиным Советского Союза также были большие недостижимые цели. Ленин, Сталин и их преемники хотели совершить международную революцию, подчинить весь мир советской диктатуре пролетариата. В конце концов, они потерпели неудачу, но при попытке нанесли большой ущерб. Путин тоже потерпит неудачу, но он тоже может причинить много вреда, пытаясь. И не только в Украине.

Уроки века коммунизма

I.Отчет о массовых убийствах и угнетении.

История продолжается ниже объявления

Несправедливость коммунизма не ограничивалась одними только массовыми убийствами. Даже те, кому посчастливилось выжить, по-прежнему подвергались жестоким репрессиям, включая нарушения свободы слова, свободы вероисповедания, лишение права собственности и криминализацию обычной экономической деятельности. Никакая предыдущая тирания не стремилась к такому полному контролю почти над каждым аспектом жизни людей.

Хотя коммунисты и обещали утопическое общество, в котором рабочий класс будет наслаждаться невиданным процветанием, на самом деле они породили массовую нищету.Везде, где коммунистические и некоммунистические государства существовали в непосредственной близости, именно коммунисты использовали стены и угрозу смерти, чтобы удержать своих людей от бегства в общества с большими возможностями.

История продолжается ниже объявления

II. Почему коммунизм потерпел неудачу.

Как идеология освобождения привела к такому угнетению, тирании и смерти? Были ли его неудачи свойственны коммунистическому проекту или же они возникли из-за недочетов конкретных правителей или наций, которых можно было избежать? Как и любое великое историческое событие, неудачи коммунизма нельзя свести к какой-либо одной причине.Но, по большому счету, они действительно были присущи.

Два основных фактора были наиболее важными причинами зверств, совершенных коммунистическими режимами: порочные стимулы и недостаточные знания. Создание централизованной плановой экономики и общества, требуемое социалистической идеологией, требовало огромной концентрации власти. В то время как коммунисты предвкушали утопическое общество, в котором государство могло бы в конечном итоге «отмереть», они считали, что сначала им необходимо создать государственную экономику, чтобы управлять производством в интересах народа.В этом отношении они имели много общего с другими социалистами.

История продолжается под рекламой

Чтобы заставить социализм работать, планировщики правительства должны были иметь право управлять производством и распределением практически всех товаров, производимых обществом. Кроме того, необходимо было широкое принуждение, чтобы заставить людей отказаться от своей частной собственности и выполнять работу, которую требовало государство. Голод и массовые убийства были, вероятно, единственным способом, которым правители СССР, Китая и других коммунистических государств могли заставить крестьян отказаться от земли и скота и принять новую форму крепостного права в колхозах, из которых большинству тогда было запрещено выходить без официального разрешения, опасаясь, что в противном случае они могли бы искать более легкую жизнь в другом месте.

Огромная власть, необходимая для создания и поддержания коммунистической системы, естественно, привлекала недобросовестных людей, в том числе многих корыстолюбцев, которые ставили свои интересы выше интересов дела. Но поразительно, что самые большие коммунистические злодеяния были совершены не коррумпированными партийными боссами, а истинно верующими, такими как Ленин, Сталин и Мао. Именно потому, что они были истинно верующими, они были готовы сделать все возможное, чтобы воплотить свои утопические мечты в реальность.

Несмотря на то, что социалистическая система создавала возможности для огромных злодеяний со стороны правителей, она также уничтожала производственные стимулы для простых людей.В отсутствие рынков (по крайней мере, легальных) у рабочих было мало стимулов либо работать продуктивно, либо сосредоточиться на производстве товаров, которые могли бы быть действительно полезными для потребителей. Многие люди старались как можно меньше работать на своих официальных работах, по возможности приберегая свои реальные усилия для деятельности на черном рынке. Как гласит старая советская поговорка, у рабочих было такое отношение, что «мы делаем вид, что работаем, а они делают вид, что платят».

История продолжается под рекламой

Даже когда социалистические планировщики искренне стремились обеспечить процветание и удовлетворить потребительский спрос, им часто не хватало для этого информации.Как описал в известной статье лауреат Нобелевской премии экономист Ф. А. Хайек, рыночная экономика передает жизненно важную информацию как производителям, так и потребителям через систему цен. Рыночные цены позволяют производителям узнать относительную стоимость различных товаров и услуг и определить, насколько потребители оценивают их продукцию. Напротив, при социалистическом централизованном планировании нет замены этому жизненно важному знанию. В результате планировщики-социалисты часто не знали, что производить, какими методами и в каких количествах.Это одна из причин, по которой коммунистические государства постоянно страдали от нехватки товаров первой необходимости, одновременно производя большое количество некачественной продукции, на которую не было спроса.

III. Почему неудачу нельзя объяснить.

По сей день защитники социалистического централизованного планирования утверждают, что коммунизм потерпел неудачу по предотвратимым случайным причинам, а не по причинам, присущим природе системы. Возможно, самое популярное утверждение такого рода состоит в том, что плановая экономика может работать хорошо, пока она демократична.Советский Союз и другие коммунистические государства были диктатурами. Но если бы они были демократическими, возможно, у лидеров были бы более сильные стимулы заставить систему работать на благо народа. Если бы они этого не сделали, избиратели могли бы «выкинуть ублюдков» на следующих выборах.

Продолжение истории под рекламой

К сожалению, маловероятно, чтобы коммунистическое государство могло долго оставаться демократическим, даже если оно так начиналось. Демократия требует эффективных оппозиционных партий.И для того, чтобы функционировать, такие партии должны быть в состоянии донести свою идею и мобилизовать избирателей, что, в свою очередь, требует значительных ресурсов. В экономической системе, в которой все или почти все ценные ресурсы контролируются государством, действующее правительство может легко задушить оппозицию, лишив ее доступа к этим ресурсам. При социализме оппозиция не может функционировать, если ей не разрешено распространять свои сообщения в государственных СМИ или использовать государственную собственность для своих митингов и митингов.Не случайно практически каждый коммунистический режим подавлял оппозиционные партии вскоре после прихода к власти.

Даже если бы коммунистическое государство каким-то образом могло оставаться демократическим в долгосрочной перспективе, трудно понять, как оно могло бы решить двоякую проблему знаний и стимулов. Независимо от того, демократическая она или нет, социалистическая экономика по-прежнему требует огромной концентрации власти и обширного принуждения. А демократические социалисты-плановики столкнутся с теми же информационными проблемами, что и их авторитарные коллеги.Кроме того, в обществе, где правительство контролирует всю или большую часть экономики, избирателям практически невозможно получить достаточно знаний, чтобы следить за многочисленными действиями государства. Это значительно усугубит и без того серьезную проблему неосведомленности избирателей, от которой страдает современная демократия.

Другое возможное объяснение неудач коммунизма состоит в том, что проблема заключалась в плохом руководстве. Если бы только коммунистические режимы не возглавлялись монстрами вроде Сталина или Мао, они могли бы добиться большего.Нет никаких сомнений в том, что в коммунистических правительствах было немало жестоких и даже социопатических лидеров. Но вряд ли это стало решающим фактором их провала. Очень похожие результаты были получены при коммунистических режимах с лидерами, обладавшими широким спектром личностей. В Советском Союзе важно помнить, что основные институты репрессий (включая ГУЛАГ и охранку) были созданы не Сталиным, а Владимиром Лениным, гораздо более «нормальным» человеком. После смерти Ленина главный соперник Сталина за власть — Лев Троцкий — выступал за политику, которая была в некоторых отношениях даже более репрессивной, чем политика самого Сталина.Трудно избежать вывода, что либо личность лидера не была главным фактором, либо, наоборот, коммунистические режимы имели тенденцию ставить на руководящие должности ужасных людей. Или, возможно, некоторые из них.

История продолжается под рекламой

Столь же трудно верить утверждениям, что коммунизм потерпел неудачу только из-за недостатков в культуре стран, которые его приняли. Это действительно правда, что Россия, первая коммунистическая страна, имела долгую историю коррупции, авторитаризма и угнетения.Но также верно и то, что коммунисты занимались угнетением и массовыми убийствами в гораздо больших масштабах, чем предыдущие российские правительства. И коммунизм также потерпел неудачу во многих других странах с очень разными культурами. В случае с Кореей, Китаем и Германией люди с очень похожим первоначальным культурным прошлым пережили ужасные лишения при коммунизме, но добились гораздо большего успеха в условиях рыночной экономики.

В целом зверства и неудачи коммунизма были естественным результатом усилий по созданию социалистической экономики, в которой все или почти все производство контролируется государством.Если не всегда было совершенно неизбежно, то угнетение в результате было, по крайней мере, весьма вероятным.

Точно так же, как зверства нацизма являются жалкими уроками опасностей национализма, расизма и антисемитизма, история коммунистических преступлений учит опасностям социализма. История коммунизма не доказывает, что необходимо избегать любых форм государственного вмешательства в экономику. Но это подчеркивает опасность предоставления государству контроля над всей или большей частью экономики и уничтожения частной собственности.Более того, проблемы знаний и стимулов, возникающие при социализме, также мешают усилиям по крупномасштабному экономическому планированию, которые не обеспечивают полного государственного контроля над производством.

Продолжение истории под рекламой

К сожалению, эти уроки остаются актуальными и сегодня, в эпоху, когда социализм снова начал привлекать сторонников в различных частях мира. В Венесуэле правительство стремится установить новую социалистическую диктатуру, которая проводит во многом ту же политику, что и старая, включая даже использование нехватки продовольствия для подавления оппозиции.Даже в некоторых давно установившихся демократиях недавние экономические и социальные проблемы повысили популярность общепризнанных социалистов старого образца, таких как Берни Сандерс в США и Джереми Корбин в Великобритании. И Сандерс, и Корбин — давние поклонники жестоких коммунистических режимов. Даже если бы они захотели, маловероятно, что Сандерс или Корбин смогут установить полноценный социализм в своих странах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.