Поход афанасия никитина в индию – Путешествие Афанасия Никитина в Индию. Географические открытия

Путешествие Афанасия Никитина в Индию. Географические открытия

Путешествие Афанасия Никитина в Индию

Первым русским исследователем таинственной страны Индии стал купец из Твери Афанасий Никитин. В 1466 году с товаром, взятым в долг, он поплыл на двух кораблях вниз по Волге. В устье реки его суда были ограблены астраханскими татарами. Купец не стал возвращаться домой, так как рисковал угодить в тюрьму за долги. Он отправился в Дербент, затем в Баку, а оттуда по морю попал на южный каспийский берег. Купец оказался в Персидском заливе, откуда по морю отплыл в Индию. Он вез с собой жеребца, которого рассчитывал продать.

Афанасий Никитин в Индии

Индия поразила Никитина. Свои впечатления он записывал в дневник. Удивляли его темнокожие люди, ходившие почти раздетыми. Записи русского купца рассказывают об обычаях, жизни и быте населения Индии, о ее растениях и животных. Вот как он описывает обезьян, которых в стране несметное количество: «Обезьяны же живут в лесу, и есть у них князь обезьянский, ходит он со своей ратью. И если их кто тронет, тогда они жалуются князю своему, и они, напав на город, дворы разрушают и людей побивают. А рать у них, говорят, весьма большая, и язык у них есть свой». Возможно, Никитин познакомился с индийским эпосом «Рамаяна», один из персонажей которого — царь обезьян.

Европейские купцы с давних времен посещали Индию, привозя из нее пряности и всевозможные диковинные товары. Для России, прекрасно знавшей Персию, Ближний Восток и страны Закавказья, Индия долго оставалась загадкой.

Никитина, изучавшего язык чужой страны и стремившегося приспособиться к обычаям Индии, везде хорошо принимали и даже предлагали остаться там навсегда, приняв «басурманскую» веру. Но путешественник, горячо любивший родину, отправился домой. Он вернулся в Россию и привез свои записи, названные «Хождение за три моря». В так называемой Львовской летописи (1475) есть такие слова о путешественнике и его сочинении: «Смоленска не дойдя, умер. А писание то своею рукою написал, и его рукописные тетради привезли гости (купцы) к Мамыреву Василию, дьяку великого князя».

Путевые записки Никитина заинтересовали современников и потомков, книга много раз переписывалась, становясь источником знаний о далекой Индии для русских людей. Тем не менее купцы не стремились посетить ее, вероятно потому, что в своем интересном и увлекательном сочинении автор написал честно: «Мне солгали псы-басурмане: говорили, что много всяких нужных нам товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли… Перец и краска дешевы. Но возят товар морем, иные же не платят за него пошлины, а нам они не дадут провезти без пошлины. А пошлины высокие, и на море разбойников много». Скорее всего, Никитин был совершенно прав, и потому торговые интересы России в это время простирались в основном в северном и восточном направлениях. Оттуда вывозилась пушнина, которую у русских с удовольствием покупали в странах Западной Европы.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

info.wikireading.ru

§ 15. ПУТЕШЕСТВИЕ АФАНАСИЯ НИКИТИНА В ИНДИЮ. История Тверского края

§ 15. ПУТЕШЕСТВИЕ АФАНАСИЯ НИКИТИНА В ИНДИЮ

Благополучие Тверского княжества во многом зависело от развития торговли. Активных и предприимчивых тверских купцов знали по всей Руси, в Литве, Золотой Орде, генуэзских колониях в Крыму.

Далёкие странствия купцов за пределы русских земель были делом опасным, рискованным. Немногие решались отправиться в чужие края. И всё же такие торговые экспедиции давали купцам в случае удачи редкие на Руси товары, а значит, и большие прибыли.

В 1468 г. в Москву пришло посольство из Ширвандского ханства, расположенного в Закавказье. Ответную московскую миссию возглавил выходец из Твери Василий Папин. Воспользовавшись случаем, русские купцы собрали караван для торговой экспедиции на Кавказ и в Персию. В путь собрались и несколько тверитян, среди них "Офонас тверитин купец" — Афанасий Никитин. Небогатому тверскому купцу пришлось взять для поездки товары в кредит.[65]

Описание своего путешествия Афанасий начал такими словами: "Поидох от Спаса святаго златоверхого и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго, и от владыкы Генадия Тверскаго". Торговый караван отправился с ширвандским посольством по Волге к Каспию. Однако сначала под Астраханью на караван напали татары и разграбили часть товаров, а затем в Каспийском море корабли разметала буря. Купцам пришлось прервать свой путь в Дербенте.

"И мы заплакав да разошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошел на Русь; а кой должен, а тот пошел куды его очи понесли". Тверитянину возвращаться на Русь было нельзя, поскольку расплатиться за взятые в долг товары он не мог. В поисках удачи Афанасий пошёл дальше на Восток, через Баку в Персию, где провёл около двух лет.

В 1471 г. Афанасий Никитин отправился морским путём в Индию. Там он прожил три года и побывал во многих городах и государствах, увидев то, что не открывалось доселе глазам европейца. Устав от долгих странствий в чужих землях, Афанасий задумал вернуться на родину и отправился в трудное и опасное путешествие через Индийский океан. Корабль прибило к берегам Эфиопии. Оттуда тверитянин прошёл через Персию и Турцию и добрался до берегов Чёрного моря. На попутном корабле Афанасий переплыл море и попал в Крым. В порту Кафа он присоединился к русским купцам, едущим на родину. Однако добраться после долгих скитаний на чужбине домой, в родную Тверь, Афанасию Никитину не удалось. В пути он заболел и умер в 1475 г. под Смоленском.

Удивительное путешествие тверского купца в далёкую Индию было неслыханным для европейцев. Лишь спустя четверть века португалец Васко да Гама сумел достичь этих земель морским путём. Афанасию Никитину удалось увидеть жизнь Индии взглядом заинтересованного и вдумчивого наблюдателя. Он оказался и первым русским, достигшим Африки.

Рис. 25. Памятник Афанасию Никитину в Твери

События, свидетелем и участником которых стал Афанасий Никитин, известны по его путевым записям. После смерти путешественника эти заметки попали в московский Посольский приказ,[66] и в 1475 г. их включили составной частью в летописный свод.

Свой труд тверитянин назвал "Хожением за три моря". В таких произведениях, известных с XII в., авторы рассказывали о паломничествах[67]к святым местам, о деятельности посольств и торговых миссий за границей.

В "Хожении за три моря" упоминаются Каир и Дамаск, Эфиопия, Цейлон, Бирма, Китай. Сообщения о быте, нравах, государственном устройстве неведомых стран подробны и правдивы. В них нет фантастических преувеличений, многоруких рогачей, пёсьеголовцев, какими рисовали жителей Индии на страницах европейского "Сказания об Индийском царстве". Это нормальные люди, со своими заботами, проблемами, жизненным укладом и бытом: "Индеяне же не едят никоторого же мяса, ни яловичины, ни боранины, ни курятины, ни рыбы, ни свинины, а свиней же у них велми много... А едят, покрываются платом, чтобы никто не видел его". Спокойное и уважительное отношение к чужим обычаям и вере сочеталось у Афанасия Никитина с твёрдой приверженностью православию. Русская земля и христианская вера для автора "Хожения за три моря" неразрывны: "Русская земля да будет Богом хранима! Боже, сохрани её! На этом свете нет страны, подобной ей, хотя вельможи Русской земли несправедливы. Да станет Русская земля благоустроенной и да будет в ней справедливость".

"Хожение" написано понятным, неусложнённым языком. В нём звучит живая народная речь, характерная для Руси второй половины XV в.

Записки тверского купца сохранили своё выдающееся значение и по сей день как памятник русской литературы, один из редких источников изучения средневекового Востока.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Афанасий Никитин - великий русский путешественник. Первооткрыватель Индии

  1. Начало деятельности Афанасия Никитина
  2. Начало индийского похода
  3. Афанасий Никитин в Индии
  4. Путь домой
  5. Открытия Афанасия Никитина

Начало деятельности Афанасия Никитина

Мировая известность выдающегося представителя нашей страны Афанасия Никитина по праву принадлежит этому великому путешественнику и исследователю русских территорий, хотя сведений о нем до нашего времени дошло очень и очень мало. Современники знают Афанасия Никитина как известного мореплавателя, который первый из европейцев побывал в Индии, открыв ее на 25 лет раньше, чем туда попал португальский мореплаватель Васко да Гамма.

Не осталось никаких сведений о месте и дате его рождения, неизвестно чем он занимался до того, как занялся исследованиями. Историкам его ранняя биография известна частично. Некоторые ученые, на основании обрывочных сведениях, считают, что родился Афанасий примерно 1440 году, в крестьянской семье. Звали отца Афанасия Никита, отсюда и его фамилия. Что заставило оставить крестьянский труд Афанасия – неизвестно, но в довольно молодом возрасте он поступил в услужение к купцу в торговом караване и первое время исполнял разные мелкие поручения, постепенно набираясь опыта. Вскоре, ему удается не только набраться опыта, но и завоевать большой авторитет среди торговцев и купцов. А вскоре Никитин начал водить торговые караваны самостоятельно. По торговым делам ему приходилось бывать в разных государствах – Литве, Византии, Крыму. Коммерческие походы Афанасия всегда сопровождались удачей, и он возвращался на родину с полными кораблями заморских товаров.

Начало индийского похода

В 1446 году, в самое подходящее время для путешествия, в начале лета, купцы из города Тверь собрались в «заморские страны», опасное и далекое плаванье. На продажу заготовили дорогой товар – мех, который очень ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа. Купцы долго решали, кого поставить главой каравана. В конце концов, выбор пал на Афанасия Никитина – ответственного и честного человека с репутацией бывалого путешественника, с огромным опытом и много повидавшего в своей жизни.

Уже в те далекие времена, река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были пройти по реке к «Хвалынскому морю» (это устаревшее название Каспийского моря).

Так как этот путь для Никитина был уже не нов и не раз пройден, то и путевые заметки путешественника до Нижнего Новгорода очень скудные и краткие. В городе караван примкнул к ширванским судам во главе с Хасанбеком, которые возвращались из Москвы.

Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте реки Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь и произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима. В записках Никитина кратко описан бой с татарами. Были убиты несколько человек с обеих сторон. К несчастью, одно судно село на мель, а второе зацепилось за рыболовные снаряжения. Эти суда были полностью разграблены, а четыре человека взяты в плен.

Остальные суда пошли дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы), корабли оказались в эпицентре бури и оказались выброшены на побережье, люди были захвачены, а остатки товара разграблены местным населением. Афанасий по воле случая, плыл на судне посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города - Дербента. Сразу же он, с оставшимися товарищами, стал добиваться освобождения пленных. Их ходатайства увенчались успехом, и через год люди оказались на свободе. Но товар оказался потерян безвозвратно, возвращать его никто не собирался.

Набрав огромный долг, Никитин не мог и думать о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма. Остался один выход – стать путешественником поневоле и отправится на чужбину, надеясь только на успех нового предприятия. Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда, путешественник отправляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет свои записи, повествуя о природе, городах и быте населения Закавказья.

Афанасий Никитин в Индии

В начале 1469 года Афанасий собирается в сказочный город Ормуз, известный своими самоцветами, с населением более сорока тысяч человек. Наслышанный о сказочной Индии, ее богатстве, он, желая разбогатеть и раздать долги, отправляется именно туда. Здесь он решается на опасный шаг – покупает арабского жеребца, в надежде выгодно пристроить его индийцам.

Уже 23 апреля 1471 года ему удается добраться до индийского города, под названием Чаул. Здесь он никак не может с выгодой продать коня, и путешественник отправляется вглубь страны. Постепенно он проходит через всю Индию, надолго останавливаясь в приглянувшихся местах. Так он пожил несколько недель в Джуннаре, затем в Бидаре и Алланде. Афанасий с удовольствием изучает быт, обычаи, архитектуру и легенды коренного населения. Он старательно ведет записи, увлекшись этнографическими исследованиями, и тщательно фиксирует свои наблюдения. В рассказах Никитина об Индии, эта страна представлена как сказочная, здесь все не так, как на Русской земле. Сильно удивляло, что все ходят в золоте, даже самые бедные. Стоить сказать, что и сам Никитин тоже удивлял индийцев – раньше им не приходилось встречать белокожих людей со светлыми волосами. Среди коренного населения он был известен, как «хозе Исуф Хоросани», который часто и подолгу жил в домах у простых индийцев, не претендуя на роскошь.

В 1472 году исследователь добирается до священного для каждого индийца места – города Парвата, где с интересом изучает религию индийцев-брахманов, их религию, праздники и обряды. Через год Афанасий побывает в Райчул - «алмазной области» Индии. В общем, путешественник провел на чужбине чуть более трех лет. Это время он провел с огромной пользой, исследовав неведомую страну, ее особенности. Он тщательно записывает обычаи, законы, быт местного населения, становится свидетелем нескольких междоусобных войн. Вскоре, Афанасий Никитин решает возвращаться на родину.

Путь домой

Приняв решение возвратиться домой, Никитин тщательно готовится к отъезду. На имеющиеся деньги он закупает товар – местные драгоценные камни и украшения. В начале 1473 года он отправляется в Дабул, к морю, где сел на судно, на котором почти три месяца добирался до Ормуза. Торгуя по дороге пряностями, он достигает Трабзона, посетив по пути кочевых туркмен. Власти Трабзона спутали исследователя с туркменом и арестовали весь товар, находившийся при нем, в том числе и индийские самоцветы. Дневник и записи, при этом не заинтересовали их. Добравшись до Феодосии, путешественник нашел русских купцов, с которыми и покидает чужбину. Но на родину он так и не добрался. Оставив попутчикам свои записи, он тихо скончался недалеко от Смоленска, где-то на территории Великого Княжества Литовского. Это случилось весной 1475 года. Бесценные дневники были доставлены купцами великому князю.

Значение путешествия Афанасия Никитина

Так завершилось «хождение за три моря» Афанасия Никитина – первого русского путешественника. Путевые записи, переданные великому князю, оценили очень высоко, так как до Никитина ни один европеец не бывал в Индии. Тетрадь с наблюдениями путешественника была включена в исторические летописи страны. В течение следующих столетий записи Никитина переписывались и дополнялись не один раз.

Научный подвиг этого исследования нельзя переоценить. Этот труд считается первым описанием неизвестных стран. В нем находятся наблюдения о политическом, экономическом и культурном устройстве «заморских» стран, в том числе Индии.

Коммерческая поездка на деле оказалась великим исследованием. Экономически, путешествие в Индию оказалось убыточным, ведь пригодного для русского человека товара не оказалось, а самоцветы и драгоценности облагались огромной пошлиной.

Самый важный итог путешествия – Афанасий Никитин стал первым русским путешественником, побывавшим в средневековой Индии, и давший правдивое представление о ней. Только через тридцать лет в Индию попадут португальские колонизаторы.

Смотрите также:

Васко да Гама, португальский мореплаватель

Америго Веспуччи, флорентийский путешественник

Витус Беринг, мореплаватель

sciterm.ru

Афанасий сын Никитин открытия и путешествие в Индию

«И тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду, за мной людей много — дивятся белому человеку» (Афанасий Никитин. Хожение за три моря).

Вторая половина XV в. стала решающим моментом для объединения русских земель в централизованное государство, происходившего на фоне окончательного освобождения от монгольского владычества и при постоянном давлении с запада. Значительно усилившаяся Москва, постепенно распространившая свою власть на окружавшие княжества, главным образом северные и восточные, не собиралась останавливаться на достигнутом. А главным соперником Москвы в борьбе за первенство была не раскинувшаяся от Балтики до Урала Новгородская республика, помышлявшая всего лишь о независимости, а расположенное под боком небольшое, но своенравное Тверское княжество. Время от времени тверские князья замирялись с московскими и помогали последним одолеть кого-нибудь — например, новгородцев, но затем снова порывали с Москвой и в поисках союзника против нее заигрывали сначала с Ордой, а позже с Литвой.

Однако борьба эта не носила характера постоянной конфронтации — с регулярными боевыми действиями, наступлениями и массовыми разрушениями. На экономической жизни княжеств, в частности на торговле, она если и сказывалась, то в малой степени. Развитие городов, торговли и рост купечества, подорванные монгольским нашествием и возобновившиеся уже в начале XIV в., привели к выделению купеческих братчин — богатых и влиятельных групп «гостей» (так на Руси именовали купцов, торговавших с другими городами и странами) в Новгороде, Москве, Твери, Нижнем Новгороде и Вологде.

Летом 1466 г. из Твери в далекое плавание вниз по Волге отправились два купеческих судна: их путь лежал на Каспий, или, как его называли в старину, — Дербентское море. Главой каравана был Афанасий Никитин (строго говоря, Никитин сын, т. е. Никитич) — по всей видимости, человек бывалый, походивший и поплававший немало. С первых дней путешествия Афанасий начал вести дневниковые записи. Из них видно, что волжский путь был ему хорошо знаком. Караван проследовал мимо Калязина, Углича, Костромы, Плеса, а в Нижнем Новгороде остановился надолго. Здесь купцы ожидали караван посла Ширвана (историческая область на юго-западном берегу Каспийского моря): тот возвращался из Москвы на родину. Тверичи решили присоединиться к нему: плыть дальше по Волге было небезопасно из-за татар, а с посольством казалось как-то надежнее.

Без особых проблем купцы с посольством прошли Казань, миновали почти все татарские земли, но в одном из рукавов волжской дельты на них напал отряд астраханских татар. Купцы в то время умели многое, в том числе и оборонять свое добро. Завязался бой. Они проскочили бы, да, на беду, одно судно застряло на мели, а другое на рыболовном езу (плетне). Татары разграбили их и захватили в плен несколько человек. Двум судам, в том числе большому посольскому, на котором находился Афанасий и еще десять купцов, удалось выйти в море. Здесь их подстерегало еще одно несчастье: налетела буря, и меньшее судно выбросило на мель близ Тарки (ныне Махачкала). Местные жители, кайтаки, купцов захватили в плен, а товар разграбили. Афанасий же добрался до Дербента и сразу начал хлопотать об освобождении пленных и возвращении товара. Через год людей отпустили, но товар не отдали.

Купцы вернулись на родину. Лишь немногие — те, что брали для торговли товары в долг, — отправились кто куда в поисках возможного заработка: возвращение домой без средств означало бы позор и долговую яму. А что же Афанасий? Он пошел на юг, к Баку. По одной из версий, он тоже брал товары в долг и не хотел попасть в яму. По другой, Афанасий никому ничего не задолжал, но все равно решил с пустыми руками не возвращаться. Из Баку в сентябре 1468 г. он отплыл в персидский Мазендеран и провел там около восьми месяцев. Затем, перейдя хребет Эльбурс, Афанасий продолжил путь на юг. Постепенно, от города к городу, иногда оставаясь в них на продолжительное время (всего в Персии купец пробыл два года), он дошел до Ормуза — порта на берегу Персидского залива, где сходились оживленные торговые пути из Египта, Малой Азии, Индии и Китая.

Здесь Афанасий услышал, что в Индии очень дорого ценятся лошади. Он купил хорошего коня, сел на судно и через полтора месяца прибыл в индийский Чаул (южнее современного Бомбея). Судя по всему, Индия немало удивила путешественника. Эта страна не была похожа ни на одну землю, виденную им ранее. Удивительным казалось все — и огромные змеи, ползавшие по улицам городов, и скакавшие по стенам и головам жителей орды обезьян, к которым население относилось с почтением, и гастрономические пристрастия этого самого населения, и невероятное количество распространенных здесь религиозных верований… Но более всего поразили купца сами местные жители — темнокожие и совершенно нагие, кроме тех, что побогаче, прикрывавших материей голову и бедра. Зато все, в том числе самые бедные, носили золотые украшения: серьги, браслеты, ожерелья. Впрочем, к наготе окружающих Афанасий быстро привык, а вот обилие золота не давало ему покоя.

Приобретенного в Ормузе коня купцу никак не удавалось продать — ни в Чауле, ни в Джуннаре, уже в глубине страны. Более того, наместник Джуннара силой забрал у Афанасия жеребца. А выяснив, что чужеземец — не мусульманин, наместник поставил его перед тяжелым выбором: либо он принимает ислам и получает назад своего коня, да еще и деньги в придачу, либо остается без жеребца, а сам становится рабом. На счастье Афанасия, в Джуннаре ему встретился старый знакомый Мухаммед, который, узнав о беде русского, просил наместника смилостивиться. Правитель оказался сговорчивым: в свою веру не обратил, не поработил и коня возвратил.

Переждав сезон дождей, Афанасий повел коня в далекий Бидар, столицу огромного государства Бахмани, а затем на ярмарку в Алланд. И все напрасно: продать жеребца не получалось. Вернувшись в Бидар, в декабре 1471 г. он все-таки от него избавился — почти через год после покупки. Из Бидара Афанасий отправился в священный город Парват, где стал свидетелем величественного праздника ночи, посвященного богу Шиве.

Из Парвата он снова возвратился в Бидар, а через год ушел в Каллур — город в алмазоносной провинции, где прожил около полугода.

За три года, что Афанасий провел в Индии, он стал очевидцем многих событий, включая кровопролитные войны, религиозные праздники и многое другое. Огромное впечатление на него произвел праздничный выезд султана: «…с ним двадцать везиров великих выехало да триста слонов… Да тысяча коней верховых в золотой сбруе, да сто верблюдов с барабанами, да трубачей триста, да плясунов триста, да триста наложниц…». Им были собраны ценные сведения и о тех местах, где сам он не побывал: о столице государства Виджаянагар и порте Кожикоде, об острове Шри-Ланка, о большом порте Пегу в устье Иравади, где жили буддийские монахи, торговавшие драгоценными камнями.

Одному на чужбине тяжело, тем более среди людей иной веры. Если не считать таинственного Мухаммеда, близких людей за все эти годы Афанасий не обрел. Ведь случайные знакомые, торговцы да женщины не в счет. Окончательно истосковавшись, он решил возвращаться на родину. Коммерческие результаты путешествия, со слов самого путешественника, оказались неутешительными: «Меня обманули псы-басурмане: они говорили про множество товаров, но оказалось, что ничего нет для нашей земли». В Дабуле, расположенном на западном побережье Индии, купец сел на корабль, идущий в Ормуз.

Из Ормуза он уже знакомой ему дорогой отправился к Каспийскому морю. Пройдя владения Узун-Хасана и задержавшись в его стане, путник двинулся к черноморскому порту Трапезунду, принадлежавшему османскому правителю Мухаммеду II, который в то время воевал с Узун-Хасаном. Афанасия заподозрили в шпионаже в пользу последнего. Его тщательно обыскали и отпустили, но добро «выграбили все». Только поздней осенью 1474 г. (по другим данным — 1472 г.) с большими приключениями он переправился через Черное море и добрался до генуэзской Кафы (ныне Феодосия). Это уже почти дом, здесь слышна русская речь… На этом записи путешественника обрываются. Можно предположить, что в Кафе он провел зиму, а весной отправился на север. Он пошел через земли Великого княжества Литовского, дружественного Твери, но враждебного Москве. Дорогой, не доходя Смоленска, Афанасий умер.

Тетради, исписанные его рукой, попали в Москву, к великокняжескому дьяку Василию Мамырёву, а тот распорядился включить их в летопись. Впоследствии записки путешественника, получившие название «Хожение за три моря», неоднократно переписывались. Это ценный географический и исторический документ, содержащий сведения о населении, хозяйстве, обычаях, природе Индии и других стран.

В «Хожении», как и в самом путешествии, немало таинственного. Почти ничего не известно о самом Афанасии, даже его возраст. Удивительно, что, лишившись товара, он умудрился пройти всю Персию, приобрести дорогого коня, а затем, не сумев сразу продать его, целый год содержать. Кто такой Мухаммед, каждый раз оказывавшийся рядом в трудную для Афанасия минуту и обладавший даром джинна из бутылки отводить от путешественника все беды? В «Хожении», наряду с христианскими молитвами, рассыпаны столь же многочисленные мусульманские. Возможно, оказавшись в неправославной стране, Афанасий был вынужден конспирироваться и следовать местным правилам, однако известно, что свои записки он приводил в порядок уже в Кафе. Еще одна загадка. Таинственной представляется и смерть путешественника.

В поисках морского пути в Индию Христофор Колумб в 1492 г. открыл Америку, а пять лет спустя Васко да Гама положил начало завоеванию Индостана. Афанасий сын Никитин побывал в Индии за 30 лет до португальца и оставил лучшее для своего времени описание этой удивительной страны.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Главный герой: Афанасий Никитин (Никитич), тверской купец
Другие действующие лица: Посол Ширвана; Мухаммед, покровитель Афанасия; Василий Мамырёв, дьяк
Время действия: 1466—1474 гг. (по другим данным, 1466—1472 гг.)
Маршрут: Из Твери по Волге до Каспия, из Дербента в Индию
Цель: Торговля и, возможно, какая-то секретная миссия
Значение: Лучшее описание Индии в XV в.

Оставить эмоцию

Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь