Повесть временных лет год создания: «Повесть временных лет» монаха Нестора

Содержание

10) История создания Повести временных лет

Повесть временных лет — древнерусская летопись, созданная в 1110-х. Самый ранний дошедший до нашего времени список Повести временных лет относится к 14 в. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени переписчика, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377.Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (сер. 15 в.). Повесть временных лет — первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первоначальном виде. Благодаря тщательному текстологическому анализу Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, древнейшие летописи были созданы в 11 в. В 1037, но не позже 1044, был составлен Древнейший Киевский летописный свод, повествовавший о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монахом Никоном был закончен первый Киево-Печерский летописный свод.В нем новые известия и сказания соединялись с текстом Древнейшего свода и с заимствованиями из Новгородской летописи середины 11 в. В 1093-1095 здесь же на основе свода Никона был составлен второй Киево-Печерский свод; его также принято называть Начальным.В 1110-1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет. Вероятный автор этой летописи — монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась.В 1116 монахом Сильвестром и в 1117-1118 неизвестным книжникомтекст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской, а самый ранний список третьей — в составе Ипатьевской летописи. Для летописцев важен принцип аналогии, переклички между событиями прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином

Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиограф на рубеже XI—XII веков, монах Киево-Печерского монастыря. В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция ПВЛ (Повести временных лет) монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии ПВЛ.

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи[1] (1377 год) и других списках[2]. Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи и Хлебниковский

Автором идеи Повести временных лет считается монах Нестор, живший и работавший на рубеже 11 и 12 веков в Киево-Печерском монастыре. Несмотря на то, что имя автора появляется только в более поздних копиях летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.Нестор был хорошо знаком с греческой историографией и имел, скорее всего, доступ к княжескому архиву, из которого он приводит текст договоров с греками. Труд Нестора отмечается большим литературным дарованием и проникнут глубоким патриотизмом, гордостью за Киевскую Русь, которая славилась во всем мире.

Первую редакцию ПВЛ Нестор написал в Киево-Печерском монастыре в 1110—1112 гг. Вторая редакция была создана игуменом Сильвестром в киевском Выдубицком Михайловском монастыре в 1116 году, по сравнению с версией Нестора была переработана заключительная часть. В 1118 году составляется третья редакция ПВЛ

11)  Монгольское нашествие в Евразии. Установление ордынского ига над Русью.

К началу XI в. территорию современной Монголии и юга Сибири заселили кереиты, найманы, татары и другие племена, говорившие на монгольском языке. К этому периоду относится становление их государственности. Вожди кочевых племен назывались ханами, знатные феодалы – нойонами. Общественный и государственный строй кочевых народов составляла частная собственность не на землю, а на скот и пастбища. Кочевое хозяйство требует постоянного расширения территории, поэтому монгольская знать стремилась к завоеванию чужих земель.

Во второй половине XII в. монгольские племена под своей властью объединил вождь Темучин. В 1206 г. съезд племенных вождей присвоил ему титул Чингисхана («великий хан»). Монгольский владыка вошел в историю как один из самых жестоких покорителей народов, среди которых было и племя татар. Поскольку татары считались одним из самых крупных монголо-язычных племен, летописцы многих стран, в том числе и Руси, называли всех монголов татарами. Современные историки пользуются заимствованным из средневековых китайских источников термином монголотатары.

Чингисхану удалось создать весьма боеспособное войско, которое имело четкую организацию и железную дисциплину. В первое десятилетие XIII в. монголотатары завоевали народы Сибири. Затем они вторглись в Китай и захватили его север (окончательно Китай был покорен в 1279 г.). В 1219 г. монголотатары вступили на земли Средней Азии. За короткий срок они разгромили могущественное государство Хорезм. После этого завоевания монгольские войска под командованием Субудая напали на страны Закавказья.

После этого монголотатары вторглись во владения половцев – кочевого народа, жившего по соседству с русскими землями. Половецкий хан Котян обратился за помощью к русским князьям. Они решили выступить совместно с половецкими ханами. Сражение произошло 31 мая 1223 г.[2] на реке Калке. Русские князья действовали несогласованно. Княжеские распри привели к трагическим последствиям: объединенное русско-половецкое войско было окружено и разбито. Пленных князей монголо-татары зверски убили. После сражения на Калке продвигаться дальше на Русь победители не стали.

В 1236 г. под руководством внука Чингисхана хана Батыя монголы начали поход на запад. Они покорили ВолжскуюБулгарию, половцев. В декабре 1237 г. вторглись в пределы Рязанского княжества. После пятидневного сопротивления Рязань пала, все жители, включая княжескую семью, погибли. Затем монголы захватили Коломну, Москву, другие города и в феврале 1238 г. подошли к Владимиру. Город был взят, жители перебиты или уведены в рабство. 4 марта 1238 г. русские войска потерпели поражение на реке Сить. После двухнедельной осады пал город Торжок, и монголотатары двинулись к Новгороду. Но не дойдя около 100 км до города, завоеватели повернули назад. Причиной этому, вероятно, послужили весенняя распутица и усталость монгольского войска. На обратном пути монголотатары столкнулись с ожесточенным сопротивлением жителей небольшого города Козельска, оборонявшегося 7 недель.

Второй поход монголотатар на Русь произошел в 1239 г. Целью завоевателей стали земли Южной и Западной Руси. Здесь ими были захвачены Переяславль, Чернигов, после долгой осады в декабре 1240 г. был взят и разграблен город Киев. Затем была разорена Галицко-Волынская Русь. После этого завоеватели двинулись на Польшу и Венгрию. Они разорили эти страны, но дальше продвинуться не смогли, силы завоевателей уже были на исходе. В 1242 г. Батый повернул свои войска обратно и обосновал в низовьях Волги свое государство, получившее название Золотая Орда.

Главной причиной поражения русских княжеств было отсутствие единства между ними. Кроме того, войско монголов было многочисленно, отлично организовано, в нем царила жесточайшаядисциплина, хорошо была поставлена разведка, использовались передовые по тем временам приемы ведения войны.

Монголотатарское нашествие оказало большое влияние на историческую судьбу России. По всей вероятности, сопротивление Руси спасло Европу от азиатских завоевателей.

Золотоордынское иго тяжело отразилось на социально-экономическом, политическом и культурном развитии русских земель. Более половины (49 из 74) известных русских городов были разорены монголотатарами, многие из них после нашествия стали селами, некоторые исчезли навсегда. Завоеватели убили и увели в рабство значительную часть городского населения. Это привело к экономическому упадку, исчезновению некоторых ремесел. Гибель многих князей и дружинников замедлила политическое развитие русских земель, привела к ослаблению великокняжеской власти. Вместе с тем необходимо отметить, что на Руси не было не только иноземных правителей, но даже поставленной завоевателями администрации. Главной формой зависимости была уплата дани. Ее собирали так называемые баскаки, во главе которых стоял великий баскак. Его резиденция находилась во Владимире. Баскаки имели особые вооруженные отряды, всякое сопротивление жестоким поборам и насилию беспощадно подавлялось. Политическая зависимость выражалась в выдаче русским князьям специальных грамот – ярлыков на право княжения. Формальным главой русских земель считался князь, получивший от хана ярлык на княжение во Владимире.

12) Отражение крестоносной агрессии в первой половине XIII в. Значение военной и политической деятельности Александра Невского.

XIII век был одним из самых тяжелых и страшных периодов в истории Руси: с востока на нее хлынули, разорили, опустошили и поработили полчища воинственных, беспощадных и жестоких татар; с северо-запада постоянно угрожал под знаменем западного католичества воинственный немецкий орден крестоносцев. Немцы издавна теснили славянские племена, порабощая их и углубляясь все дальше на восток.

 “Чёрные годы” — вот точное название целой эпохи в истории русской земли, времен жизни и политической деятельности князя Александра Невского, его братьев и сыновей. После ураганного нашествия орд Батыя, когда была перемолота русская воинская сила и сожжены десятки городов, начала складываться система тяжелой зависимости от ордынских завоевателей, державшаяся на страхе перед новыми вторжениями. Новгород и Псков, по счастью, почти не подверглись опустошительному разгрому, но испытали сильнейший натиск со стороны шведов, немцев, литовцев.  

II. Значение победы над крестоносцами.

С конца 80-х годов XII в. “крестоносные” отряды “миссионеров” все чаще совершают вооруженные нападения на территорию северо-западной Руси, преимущественно на земли полоцких и смоленских князей, на земли ливов, прежде всего.

В первой половине XIII века после монголо-татарского нашествия над Русью нависла еще одна грозная опасность. На этот раз она исходила с Запада, со стороны католических духовно-рыцарских орденов. После основания в устье Западной Двины в 1201 году крепости Рига начались частые столкновения между немцами и жителями северных русских княжеств — псковичами и новгородцами. В 20-х гг. XIII века на побережье Балтийского моря стал закрепляться Тевтонский орден. В 1237 году к нему присоединился орден Меченосцев. Так образовалось отделение Тевтонского ордена — Ливонский орден. Его целями являлись широкая колонизация и насильственное обращение в христианскую веру прибалтийских племен. Немецкие крестоносцы приближались к русским границам. В то же время шведы, подчинив себе некоторые финские племена, не оставляли давних притязаний на новгородские земли — Приневье и Приладожье. Главным организатором походов с целью захвата русских земель стал Папа Римский Григорий IX, который благословил 12 мая 1237 года немецких рыцарей на новый крестовый поход.

Весь 1239 год шведы и немцы вели переговоры, намечая план будущего похода против Руси, намереваясь в первую очередь захватить крупнейшие русские города Псков и Новгород. Шведы должны были наступать на Новгород с севера, от Невы, а немцы — через Изборск и Псков.Захватом устья Невы и города Ладога они намеревались отрезать Руси главный путь, связывавший ее с северо-западными европейскими государствами. По их расчету двойной удар по новгородцам должен был принести легкую победу. В Новгороде тогда княжил юный Александр -сын великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича.

В первых числах июля 1240 года шведская флотилия в количестве около 100 судов с 5-тысячным десантом шведов и их союзников (норвежцев и финнов) вошла в Неву. Десант расположился лагерем на левом берегу Невы чуть выше впадения в нее реки Ижоры. При войске, кроме шведского воеводы, находился и шведский епископ, который собирался обращать в католичество местных жителей. Едва шведское войско высадилось на берег, его военачальник, ярл (князь) Биргер (зять шведского короля Эрика XI, фактического правителя Швеции), уверенный в победе, послал к князю Александру гонца с заявлением: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже здесь, воюю твою землю».

Тем временем начальник стражи дружины, несшей службу по охране устья Невы, тотчас же поспешил в Новгород известить новгородского князя Александра Ярославича о высадке шведов. Князь Александр понял, что следует действовать быстро и решительно — внезапным ударом разбить шведов. Помолившись в соборе святой Софии и приняв благословение от владыки Спиридона, епископа новгородского, князь Александр срочно собрал войско из 300 княжеских дружинников, 500 новгородских конников и стольких же ополченцев и 8 июля поспешно двинулся к берегам Невы.

По пути Александр присоединил 150 конных воинов-ладожан и около 50 дружинников-ижорян, от которых получил сведения о количестве войск у противника и месте расположения их лагеря. Узнав, что одна часть многочисленного шведского войска высадилась близ устья реки Ижоры, впадающей в Неву, а другая часть стоит у берега на кораблях, князь скрытно подвел свою рать к шведскому стану, высмотрел с вечера положение неприятеля и приказал своим воинам выжидать утра за лесистыми прибрежными холмами.

Как он и предполагал, шведский лагерь не охранялся, поскольку шведы не подозревали о близости русских. Неприятельские корабли были привязаны к берегу, по всему побережью белели шатры, и между ними возвышался златоверхий шатер Биргера.

15 (21) июля в 11 часов утра русское войско в боевом порядке — пешее ополчение в центре, конница на флангах, воспользовавшись туманом, внезапно обрушилось на шведский лагерь. Русская конница атаковала шведский стан с востока и запада, пешие воины под руководством новгородца Миши (Михаила Степановича) — его центр. Войско Биргера было захвачено врасплох. Построиться для боя шведы не смогли и организованного сопротивления нападавшим не оказали. Прорвавшись к Неве, русские отрезали путь отступления шведам. В жестокой рукопашной схватке враг был наголову разбит, лишь небольшой части шведского войска удалось спастись бегством на кораблях.

Новгородцы сражались «в ярости мужества своего». Как утверждает летописец, Александр сам «изби множество бесчисленное римлян (шведов) и самому королю возложи печать на лице острым своим копьем» (то есть сразился с Биргером и ранил его).Княжий помощник Таврило Олексич гнался за Биргером до самого корабля, ворвался на шведскую ладью, был сброшен в воду, но выбрался и снова вступил в бой, уложив на месте епископа и другого знатного шведа. Другие новгородцы тоже храбро сражались. Дружинник Савва, пробившись к центру вражеского лагеря, подрубил высокий столб шатра самого Биргера. Новгородские ополченцы потопили три шведских корабля. Остатки разбитого войска Биргера бежали на уцелевших судах. В итоге Невской битвы погибло много немецких рыцарей и шведов. Потери новгородцев были незначительны — всего 20 воинов, тогда как шведы погрузили на три корабля тела знатных воинов, а прочих оставили на берегу.

Летописец отмечал необыкновенную храбрость русских воинов, проявленную в битве за Неву. За эту победу князя Александра Ярославича нарекли Невским. В это время ему шел лишь двадцать первый год.

Каково же военно-политическое и историческое значение Невской битвы?

Во-первых, победа над шведами была очень важна для поднятия морального духа русского войска и народа после неоднократного поражения от полчищ Батыя. Русские люди увидели, что они еще не утратили прежней доблести и могут постоять за себя.

Во-вторых, шведам не удалось отрезать Новгород от моря, захватить Неву и побережье Финского залива, что не дало прервать торговый обмен Руси с Западом. Отразив шведское нападение с севера, русское войско не дало соединиться шведским и немецким войскам. Для борьбы с немецкой агрессией у русских теперь были надежно обеспечены правый фланг и тыл.

В-третьих, победа над шведскими рыцарями свидетельствовала о возросшем военном искусстве русских военачальников. Успех в Невской битве предопределили хорошо налаженная разведка противника, упреждение его в выходе к Ладоге, а также внезапный стремительный удар русского войска по шведскому лагерю, решительные и мужественные действия русских воинов и их талантливого полководца, который не только руководил боем, но и сражался как рядовой воин, нанеся ранение Биргеру.

Ледовое побоище

Невская победа обезопасила Русь от шведов, но оставались еще немецкие рыцари. Немцы начали наступление в том же 1240 году, ранней осенью. Им удалось штурмом взять Изборск. Весть о взятии Изборска и об истреблении его жителей дошла до Пскова. Псковичи выступили навстречу врагу. Под Изборском состоялось сражение, в котором наскоро сформированное ополчение под натиском превосходящих в два раза сил противника отступило.Одних убитых псковичей было более 800 человек. Немцы подошли к Пскову, переправились через реку Великую, разбили палатки под самыми стенами псковского кремля, сожгли посад и принялись разорять окрестные села. Через неделю рыцари приготовились к штурму кремля. Но воевода Твердило Иванович сдал Псков немцам. Теперь угроза нависла над Новгородом. Немецкие крестоносцы говорили: «Укорим (подчиним) словенский язык (народ)… себе».

Новгородцам пришлось обратиться к князю Александру, и он возвратился в город, чтобы возглавить борьбу против врага. С ним прибыло небольшое войско, которое он смог собрать во Владимирско-Суздальской земле, недавно разоренной монголами. На помощь Новгороду выступил также брат Александра Андрей Ярославич со своей дружиной. В Новгороде Александру в короткое время удалось организовать войско из новгородцев, ладожан, карелов и ижорян. Перед началом боевых действий необходимо было решить вопрос о направлении первого удара. В руках врага находились Псков и Копорье. Александр понимал, что одновременное выступление в двух направлениях распылит силы. Поэтому, определив копорское направление как приоритетное, — враг подходил к Новгороду, — князь решил нанести первый удар на Копорье, а затем уже освободить от захватчиков Псков.

В 1241 году войско под командованием Александра Невского выступило в поход, достигло Копорья и овладело крепостью. Быстрота, стремительность и внезапность удара привели к блестящей победе. Крепость была разрушена. Вслед за этим новгородское войско вместе с присоединившимся к нему владимиро-суздальским отрядом под командованием брата Александра Андрея разгромило немецкий гарнизон и освободило Псков.После этого князь не стал ждать немцев и решил перенести военные действия в орденские владения «и поиде на землю немецкую, хотя мстити кровь христианскую». Отряды Александра стали разорять земли Ливонского ордена. Один из них, под командой воеводы новгородца ДомашаТвердиславича, натолкнулся на немцев и эстов, был разбит и отступил.

Сам князь двинулся на Изборск, но вскоре выяснилось, что главные силы противника направляются к Чудскому озеру. Александр повернул туда же с целью парировать обходный маневр рыцарей. Выйдя на Чудское озеро, он оказался в центре возможных путей движения противника на Новгород. Здесь князь решил дать бой и остановился у острова Вороний Камень.

Выбирая это место для развертывания дружин в боевой порядок и сражения, Александр Невский принял во внимание тактику рыцарей, сильные и слабые стороны противника и своего войска. Так, например, в районе Вороньего Камня, где били теплые ключи, весенний лед у берега был тоньше и мог не выдержать закованной в тяжелые рыцарские доспехи ливонско-тевтонской рати. Рыцарское войско обычно вело фронтальную атаку бронированным клином, названным на Руси «свиньей». При этом построении основная масса рыцарей, так называемая ударная группировка, находилась впереди, фланги же были более уязвимы. В центре клина располагалась пехота, прикрытая с флангов и тыла двумя-тремя рядами рыцарей. Выстроившись плотными рядами, в бою воины наносили удар всей своей закованной в железо массой по центру боевого порядка противника. Рыцарская конница, защищенная тяжелыми доспехами, обычно рассекала и опрокидывала боевой порядок противника; пехота же завершала разгром.

Используя преимущества русского войска в пехоте и намереваясь охватить противника с двух сторон, Александр две трети своих сил выделил на фланги и одну треть поставил в центре боевого порядка. Русское войско численностью 15 -17 тыс. человек построилось для сражения в линию, имея в центре полк «чело» (центр) — небольшое по численности пешее владимирское ополчение, впереди него — легкую конницу владимирцев в составе передового полка, лучников и пращников, а на флангах расположились лучшие дружины, составляющие полки правой и левой руки, состоявшие из новгородского пешего ополчения. За полком левой руки размещалась засада из конной княжеской дружины и дружин владимирских и новгородских бояр. Она, по существу, являлась общим резервом. Тылом войско упиралось в крутой восточный берег озера. Избранная позиция была выгодна тем, что немцы, наступавшие по открытому льду, лишались возможности определить точное расположение, численность и состав русской рати.

Этот боевой порядок получил название «полчный ряд». Он позволял комбинированно размещать пехоту и конницу, осуществлять маневр, наносить удары по флангам противника.

На рассвете 5(11) апреля 1242 года крестоносцы построили свое войско «клином» и, медленно продвигаясь вперед по весеннему, не очень крепкому льду озера, обрушились на передовой полк русских. Немецкие рыцари и их пехота, состоящая в основном из эстов, были встречены тучей стрел, что заставляло фланги «клина» сильнее прижиматься к центру. Выставив длинные копья, немцы прорвали ряды передового полка и атаковали центральный полк («чело») боевого порядка русских. «Вот знамена братьев проникли в ряды стрелков (передовой полк), было слышно, как звенят мечи, и было видно, как рубились шлемы, с обеих сторон падали мертвые». Вслед за передовым полком немецкие рыцари разорвали и ряды полка «чело». Однако, продвинувшись вперед, они наткнулись на обрывистый берег озера. Это помешало малоподвижным, облаченным в тяжелые латы рыцарям воспользоваться достигнутым успехом и развивать дальнейшее наступление. Напротив, рыцарская конница скучилась и разрушила боевой строй, так как задние шеренги рыцарей подталкивали передних, которым негде было развернуться для боя.

В это время фланговые дружины новгородцев зажали, как клещами, немецкий клин с флангов. Александр со своей «засадной дружиной» ударил с тыла. Окружение было завершено. Теперь воины, которые имели специальные копья с крючками («копейщики»), стаскивали рыцарей с коней, воины, вооруженные засапожными ножами, выводили из строя лошадей, после чего рыцари становились легкой добычей. Лед под тяжестью сбитых в кучу тяжеловооруженных рыцарей стал трещать и ломаться. Многие из них утонули. Лишь некоторым рыцарям удалось прорвать кольцо окружения, и они пытались спастись бегством, но многие из них погибли от мечей или утонули.

Новгородцы преследовали разбитого и бежавшего в беспорядке противника по льду Чудского озера семь километров, вплоть до противоположного берега. Преследование разбитого врага вне поля боя было новым явлением в развитии русского военного искусства.

Немецкие рыцари на Чудском озере потерпели полное поражение. В бою было убито более 500 рыцарей и «бесчисленное множество» (несколько тысяч) прочего войска, взято в плен 50 «нарочитых воевод» (знатных рыцарей). По тем временам эта цифра потерь исключительно велика.

По окончании битвы князь Александр торжественно вступил в Псков во главе своего победоносного войска. За конем князя шли, понурив голову, некогда гордые немецкие рыцари, которые собирались покорить всю Новгородскую землю. Псковское духовенство встретило победителя с крестами и иконами. Горожане радостно приветствовали его и благодарили со слезами за избавление от немцев.

Каково же военно-политическое и историческое значение Ледового побоища?

Во-первых, в результате этой победы рыцарская экспансия на Русь была остановлена. Северо-западная граница Новгородской земли была надежно защищена как раз к тому времени, когда полчища монголов возвращались из Центральной Европы.

Во-вторых, победа русского войска на Чудском озере занимает особое место в истории русского военного искусства. Она является крупнейшим сражением Средневековья, классическим примером окружения и уничтожения главных сил противника. Победа была обеспечена превосходством в военной организации и тактике: умелым применением пехоты и выбором места сражения, целесообразным построением боевого порядка, четким взаимодействием отдельных его элементов в ходе сражения, высокой доблестью и мужеством русских воинов, выдающимся полководческим искусством Александра Невского.

В-третьих, Ледовое побоище было первым в истории примером разгрома рыцарей войском, состоявшим в основном из пехоты, что свидетельствовало о передовом характере русского военного искусства.

В-четвертых, после поражения орден запросил мира, который был заключен на условиях, продиктованных русскими. Летом 1242 года «орденские братья» прислали в Новгород послов с поклоном и предложением обменяться пленными. Новгородцы согласились с этими условиями, и в 1243 году мир с крестоносцами был заключен. Орденские послы торжественно отреклись от всех посягательств на русские земли, которые уже были захвачены.

Ответы на вопрос «9. История создания «Повести временных лет».»

 

Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиограф на рубеже XI—XII веков, монах Киево-Печерского монастыря. Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIII—XIX вв. считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью. Изучение летописания русским лингвистом А. А. Шахматовым и его последователями показало, что существовали летописные своды, предшествовавшие «Повести временных лет». В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция ПВЛ (Повести временных лет) монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии ПВЛ. При этом ни в одной из летописей точных указаний на то, где именно оканчивается ПВЛ, нет.

Наиболее подробно проблемы источников и структуры ПВЛ были разработаны в начале XX в. в фундаментальных трудах академика А. А. Шахматова. Представленная им концепция до сих пор выполняет функцию «стандартной модели», на которую опираются или с которой полемизируют все последующие исследователи. Хотя многие ее положения подвергались критике (зачастую вполне обоснованной), но разработать сопоставимую по значимости концепцию никому из последующих авторов не удалось.

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи[1] (1377 год) и других списках[2]. Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи (древнейшие списки: Ипатьевский (XV век) и Хлебниковский (XVI век))[3]. В одну из летописей второй редакции под годом 1096 добавлено самостоятельное литературное произведение, «Поучение Владимира Мономаха», создание которого датируется 1117 годом.

По гипотезе Шахматова (поддержанной Д. С. Лихачевым и Я. С. Лурье) первый летописный свод, названный Древнейшим, был составлен при митрополичьей кафедре в Киеве, основанной в 1037 году. Источником для летописца послужили предания, народные песни, устные рассказы современников, какие-то письменные агиографические документы. Древнейший свод продолжил и дополнил в 1073 году монах Никон, один из создателей Киевского Печерского монастыря. Затем в 1093 году игуменом Киево-Печерского монастыря Иоанном был создан Начальный свод, который использовал новгородские записи и греческие источники: «Хронограф по великому изложению», «Житие Антония» и др. Начальный свод фрагментарно сохранился в начальной части Новгородской первой летописи младшего извода. Нестор переработал Начальный свод, расширил историографическую основу и привёл русскую историю в рамки традиционной христианской историографии. Он дополнил летопись текстами договоров Руси с Византией и ввёл дополнительные исторические предания, сохранённые в устной традиции.

По версии Шахматова первую редакцию ПВЛ Нестор написал в Киево-Печерском монастыре в 1110—1112 гг. Вторая редакция была создана игуменом Сильвестром в киевском Выдубицком Михайловском монастыре в 1116 году, по сравнению с версией Нестора была переработана заключительная часть. В 1118 году составляется третья редакция ПВЛ по поручению новгородского князя Мстислава Владимировича.

Повесть временных лет история создания. Создание «Повести временных лет

Самым ранним памятником русской летописи является произведение «Повесть временных лет». Оно описывает исторические события , которые происходили в период до 1117 года. Вместе с тем, многие специалисты сомневаются в подлинности документа, приводя различные доводы.

Но Повесть… несомненно является знаковым явлением как в русской литературе, так и в истории государства, позволяя проследить путь Киевской Руси с начала ее становления.

Вконтакте

История создания произведения

Историки и литературоведы сходятся во мнении, что автором этого произведения является монах Нестор. Он жил и работал на стыке XI-XII веков . Хотя его имя в качестве автора появилось в более поздних редакциях летописи, именно его считают автором.

При этом специалисты, называя ее самой древней летописью , все-таки полагают, что «Повесть временных лет» является литературным переложением более древних произведений.

Первую редакцию свода написал Нестор в 1113 году , впоследствии были еще два переложения: в 1116 году ее переписал монах Сильвестр , и в 1118 году еще один неизвестный автор.

В настоящее время первая редакция считается утраченной , самым древним, дошедшим до нас, вариантом является копия монаха Лаврентия, сделанная в XIV веке. Именно она была составлена на основе второй редакции летописи.

Также есть Ипатьевская копия , написанная на основе третьей редакции.

Наибольшее внимание структуре и источникам летописи уделил в своих исследованиях академик А.А.Шахматов . Он обосновал существование и историю создания каждой из трех вариантов летописи. Также он доказал, что само произведение является лишь переложением более древних источников .

Основное содержание

Эта летопись является крупным произведением , в котором описаны ключевые события, происходившие с момента прихода первых и до периода, когда создавалось само произведение. Ниже рассмотрим подробно, о чем рассказывает эта летопись.

Это не цельное произведение , его структура состоит из таких элементов:

  • исторические записки;
  • статьи, описывающие события за один конкретный год ;
  • жития святых;
  • поучения от разных князей;
  • некоторые исторические документы .

Внимание! Структура летописи усложняется тем, что в более поздние годы в нее в достаточно вольном режиме делались дополнительные вставки. Они разрывают логику общего повествования.

В целом во всем произведении используется два типа повествования : это собственно летописи и погодовые записки. В произведении монах стремится рассказать о самом событии, в погодовых записях он сообщает о том, или ином событии. Затем автор на основе подовых записок пишет летопись, наполняя ее красками и деталями.

Условно вся летопись делится на три крупных блока:

  1. Становление русской государственности с момента, когда заселялись первые славяне. Они считаются потомками Иафета, и повествование начинается с библейских времен. В этом же блоке описывается момент, когда в Русь были призваны варяги, а также период, когда устанавливалась , процесс крещения Руси.
  2. Второй и самый крупный блок составляют достаточно подробные описания деятельности князей Киевской Руси . Также здесь описываются жития некоторых святых, истории русских героев и завоеваний Руси;
  3. В третьем блоке описываются события многочисленных войн и походов . Здесь же приводятся некрологи князей.

Вещий Олег, которому по преданию «Повести временных лет» была уготована смерть от своего коня.

Произведение достаточно неоднородно по структуре и изложения , но в летописи можно выделить 16 глав. Среди наиболее интересных с исторической точки зрения глав, можно отметить три: о хазарах, о мести Ольги, о деятельности князя Владимира. Рассмотрим краткое содержание произведения по главам.

С хазарами славяне столкнулись после того, как осели и основали Киев . Тогда народ называли себя полянами, а основателями Киева стали три брата – Кий, Щек и Хорив . После того, как хазары пришли к полянам за данью, те долго совещались. В итоге они решили, что дань хазарам от каждой избы будет представлена мечом .

Хазарские воины вернутся в свое племя с данью и будут похваляться, но их старейшины усмотрят в такой дани дурной знак. У хазар в обращении были сабли – оружие, имеющее острый край только с одной стороны. А поляне обращались с мечами , обоюдоострым оружием. И увидев такое оружие, старейшины предсказали князю, что данники, имеющие обоюдоострое оружие, в итоге станут сами собирать с хазар дань . Это и случилось впоследствии.

Княгиня Ольга, супруга князя Игоря, наверное, единственная женщина, о которой много рассказано в летописи. Ее история начинается с не менее занимательного повествования о ее муже, который из-за жадности и чрезмерного сбора дани был убит древлянами. Месть Ольги была страшной . Княгиня, оставшись одна с сыном, стала очень выгодной партией для повторного замужества. И сами же древляне, решив царствовать в Киеве , послали к ней сватов.

Сначала Ольга подготовила ловушку для сватов, а затем, собрав огромное войско, пошла войной на древлян, чтобы отомстить за своего мужа.

Будучи очень умной и хитрой женщиной, она не только смогла избежать нежеланного замужества, но и смогла полностью обезопасить себя от мести древлян.

Для этого княгиня полностью сожгла столицу древлян – Искоростень, а самих древлян либо убила, либо забрала и продала в рабство.

Месть Ольги за смерть мужа была поистине ужасной.

Князь Владимир более всего стал известен тем, что крестил Русь . К вере он пришел не совсем добровольно, долгое время выбирая, в какой вере быть и какому богу молиться. И даже выбрав, он ставил всяческие условия. Но приняв крещение, он начал активно проповедовать христианство на Руси , уничтожая языческих идолов и подвергая гонениям не принявших новую веру.

О крещении Руси рассказано очень подробно.Также князь Владимир много упоминается в связи с его военными действиями против печенегов .

В качестве примера можно привести такие отрывки из произведения:

  • Вот так говорит князь Владимир о том, что необходимо уничтожить языческих богов: «Если где пристанет, отпихивайте его палками, пока не пронесет его через пороги».
  • А вот так высказалась Ольга, реализовывая свой план мести древлянам: «Сейчас вы не имеете ни мёда, ни мехов».

О крещении Руси

Поскольку летопись была написана монахом, то ее содержание имеет очень много отсылок к Библии и пропитана духом христианства .

Сам момент, когда князь Владимир принял крещение, в летописи является основным. Кроме того, князь до того, как принял крещение, описывается как человек, не сдерживавший себя в желаниях, совершавший неправедные с точки зрения христианства, поступки.

Также описывается момент, как его настигает божья кара за несоблюдение обета – он ослеп и прозрел только после того, как крестился.

В «Повести временных лет», в главах, в которых говорится о крещении Руси, закладываются основы православной веры, в частности, обосновывается, кто или что может быть объектом поклонения.

Летопись подводит основу под процесс крещения Руси, говоря о том, что только праведники, которыми считаются христиане, могут попасть на небо.

Также в летописи описывается начало распространения христианской веры в Руси : что именно делалось, какие церкви строились, как совершалось богослужение, как была организована структура церкви.

Чему учит Повесть временных лет

«Повесть временных лет» является знаковым произведением для литературы и истории России. С точки зрения литературоведов – это уникальный исторический памятник славянской письменности в жанре летописи, датой написания которого считается 1113 год.

Основной темой летописи является описание истории возникновения и развития Руси . Ее автор хотел популяризировать идею могущества русского государства в тот период. Какое бы событие не описывалось монахом, он каждое рассматривал с точки зрения интересов всего государства, и так же оценивал поступки персонажей.

Летопись в качестве литературного памятника важна и своей ролью в обучении того времени. Отдельные части произведения служили материалом для чтения для детей того времени. До тех пор, пока не появилась специализированная детская литература, науку чтения дети в основном проходили, читая летописи.

Также важна роль этого произведения и для историков. Есть определенная критика правильности изложения и оценки некоторых исторических событий. Многие исследователи считают, что автор произведения был очень пристрастен. Но все эти оценки делаются с точки зрения современного человека , который также может быть пристрастным в оценке работы летописца.

Внимание! Такое изложение позволило сделать произведение источником для создания многих более поздних летописей, в частности, летописей городов.

Повесть временных лет. Князь Олег. Нестор — летописец

Повесть временных лет — Игорь Данилевский

Заключение

«Повесть временных лет» является одной и первых известных исторических свидетельств того, как развивалась и устанавливалась российская государственность. Важна роль произведения и с точки зрения оценки событий, происходивших в древние времена. Чему учит летопись, в целом, понятно.

1) История создания «Повести временных лет».

«Повесть временных лет» — одно из древнейших летописных произведений русской литературы, созданное в начале XII века монахом Киево-Печерской лавры Нестором-летописцем. В летописи рассказывается о происхождении Русской земли, о первых русских князьях и о важнейших исторических событиях. Особенность «Повести временных лет» — поэтичность, автор мастерски владел слогом, в тексте используются различные художественные средства, позволяющие сделать повествование более убедительным.

2) Особенности повествования в «Повести временных лет».

В «Повести временных лет» можно выделить два типа повествования — погодные записи и летописные рассказы. Погодные записи содержат сообщения о событиях, а летописные рассказы описывают их. В рассказе автор стремится изобразить событие, привести конкретные детали, то есть пытается помочь читателю представить происходящее и вызывает читателя на сопереживание. Русь распалась на множество княжеств и у каждого появились свои летописные своды. В каждом из них отражались особенности истории своего края и писалось только о своих князьях. «Повесть временных лет» являлась частью местных летописных сводов, которые продолжали традицию русского летописания. «Повесть временных лег» определяет место русского народа среди народов мира, рисует происхождение славянской письменности, образование русского государства. Нестор перечисляет народы, платящие дань русичам, показывает, что народы, которые угнетали славян, исчезли, а славяне остались и вершат судьбами своих соседей. «Повесть временных лет», написанная в расцвет Киевской Руси, стала основным трудом по истории.

3) Художественные особенности «Повести временных лет». Как Нес гор-летописец повествует об исторических событиях?

Нестор повествует об исторических событиях поэтично. Происхождение Руси Нестор рисует на фоне развития всей мировой истории. Летописец развертывает широкую панораму исторических событий. Целая галерея исторических деятелей проходит на страницах Несторовой летописи — князья, бояре, купцы, посаДники, церковные служители. Он рассказывает о военных походах, об открытии школ, об организации монастырей. Нестор постоянно касается жизни народа, его настроений. На страницах летописи мы прочитаем о восстаниях, убийствах князей. Но автор всё это описывает спокойно и старается быть объективным. Убийство, предательство и обман Нестор осуждает; честность, смелость, мужество, верность, благородство он превозносит. Именно Нестор укрепляет, совершенствует версию о происхождении русской княжеской династии. Главная её цель состояла в том, чтобы показать Русскую землю в ряду других держав, доказать, что русский народ — не без роду и племени, а имеет свою историю, которой вправе гордиться.

Издалека начинает свой рассказ Нестор, с самого библейского потопа, после которого земля была распределена между сыновьями Ноя. Вот как начинает Нестор своё повествование:

«Так начнем повесть сию.

По потопе трое сыновей Ноя разделили землю — Сим, Хам, Иафет. И достался восток Симу: Персия, Бактрия, даже и до Индии в долготу, а в ширину до Ринокорура, то есть от востока и до юга, и Сирия, и Мидия до реки Евфрат, Вавилон, Кордуна, ассирияне, Месопотамия, Аравия Старейшая, Ели-маис, Инди, Аравия Сильная, Колия, Коммагена, вся Финикия.

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией…

Иафету же достались северные страны и западные: Мидия, Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия, Пафлагония, Г апатия, Колхида…

Сим же Хам и Иафет разделили землю, бросив жребий, и порешили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, — было это в дни Некгана и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его. И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: «Вот род един и народ един». И смешал Бог народы, и разделил на 70 и 2 народа, и рассеял по всей земле. По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки…»

Затем автор рассказывает о славянских племенах, их обычаях и нравах, о взятии Олегом Царьграда, об основании Киева тремя братьями Кием, Щеком, Хоривом, о походе Святослава на Византию и прочих событиях, как реальных, так и легендарных. Он включает в свою «Повесть…» поучения, записи устных рассказов, документы, договоры, притчи и жития. Ведущей темой большинства летописных записей становится идея единства Руси.

ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ ЛЕТОПИСЬ – древнерусская летопись, созданная в 1110-х. Летописи – исторические сочинения, в которых события излагаются по так называемому погодичному принципу, объединены по годовым, или «погодичным», статьям (их также называют погодными записями). «Погодичные статьи», в которых объединялись сведения о событиях, произошедших в течение одного года, начинаются словами «В лето такое-то…» («лето» в древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе и Повесть временных лет , принципиально отличаются от известных в Древней Руси византийских хроник, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории. В переводных византийских хрониках события были распределены не по годам, а по царствованиям императоров.

Самый ранний дошедший до нашего времени список Повести временных лет относится к 14 в. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени переписчика, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377. Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (сер. 15 в.).

Повесть временных лет – первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первоначальном виде. Благодаря тщательному текстологическому анализу Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, древнейшие летописи были созданы в 11 в. Наибольшая признание получила гипотеза А.А.Шахматова (1864–1920), объясняющая возникновение и описывающая историю русского летописания 11– начала 12 в. Он прибегнул к сравнительному методу, сопоставив сохранившиеся летописи и выяснив их взаимосвязи. Согласно А.А.Шахматову, ок. 1037, но не позже 1044, был составлен Древнейший Киевский летописный свод , повествовавший о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монахом Никоном был закончен первый Киево-Печерский летописный свод . В нем новые известия и сказания соединялись с текстом Древнейшего свода и с заимствованиями из Новгородской летописи середины 11 в. В 1093–1095 здесь же на основе свода Никона был составлен второй Киево-Печерский свод ; его также принято называть Начальным . (Название объясняется тем, что первоначально именно этот летописный свод А.А.Шахматов счел самым ранним.) В нем осуждались неразумие и слабость нынешних князей, которым противопоставлялись прежние мудрые и могущественные правители Руси.

В 1110–1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет – пространного летописного свода, вобравшего многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византийской империей, о призвании на Русь на княжение скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях. Вероятный автор этой летописи – монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась.

В первой редакции Повести временных лет были отражены политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 Святополк умер, и на киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах . В 1116 монахом Сильвестром (в промономаховском духе) и в 1117–1118 неизвестным книжником из окружения князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет ; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской , а самый ранний список третьей – в составе Ипатьевской летописи .

Почти все русские летописи представляют собой своды – соединение нескольких текстов или известий из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи 14–16 вв. открываются текстом Повести временных лет .

Название Повесть временных лет (точнее, Повести временных лет – в древнерусском тексте слово «повести» употреблено во множественном числе) обыкновенно переводится как Повесть минувших лет , но существуют и другие толкования: Повесть, в которой повествование распределено по годам или Повествование в отмеренных сроках , Повествование о последних временах – рассказывающее о событиях накануне конца света и Страшного суда.

Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о расселении на земле сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета – вместе со своими родами (в византийских хрониках начальной точкой отсчета было сотворение мира). Этот рассказ заимствован из Библии . Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом русская история включалась в состав истории всемирной. Целями Повести временных лет было объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и распространения христианства на Руси. Повествование о русских событиях в Повести временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя преданиями. Это рассказ о княжении в Киеве князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди; о призвании враждующими северно-русскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синеуса, – чтобы они стали князьями и установили в Русской земле порядок. Рассказ о братьях-варягах имеет точную дату – 862. Таким образом в историософской концепции Повести временных лет устанавливаются два источника власти на Руси – местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги). Возведение правящих династий к иностранным родам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные рассказы встречаются и в западноевропейских хрониках. Так правящей династии придавалась бóльшие знатность и достоинство.

Основные события в Повести временных лет – войны (внешние и междоусобные), основание храмов и монастырей, кончина князей и митрополитов – глав Русской церкви.

Летописи, в том числе и Повесть …, – не художественные произведения в строгом смысле слова и не труд ученого-историка. В состав Повести временных лет включены договоры русских князей Олега Вещего, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи имели, по-видимому, значение юридического документа. Некоторые ученые (например, И.Н.Данилевский) полагают, что летописи и, в частности, Повесть временных лет , составлялись не для людей, но для Страшного Суда, на котором Бог будет решать судьбы людей в конце мира: поэтому в летописях перечислялись грехи и заслуги правителей и народа.

Летописец обычно не истолковывает события, не ищет их отдаленные причины, а просто описывает их. В отношении к объяснению происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом – все происходящее объясняется волей Божьей и рассматривается в свете грядущего конца света и Страшного Суда. Внимание к причинно-следственным связям событий и их прагматическая, а не провиденциальная интерпретация несущественны.

Для летописцев важен принцип аналогии, переклички между событиями прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином (сказание Повести временных лет под 1015). Владимир Святославич – креститель Руси – сравнивается со святым Константином Великим , сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (сказание о крещении Руси под 988).

Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой элемент в летописном тексте – краткая погодная запись, лишь сообщающая о событии, но не описывающая ее.

В состав Повести временных лет также включаются предания. Например – рассказ о происхождении названия города Киева от имени князя Кия; сказания о Вещем Олеге, победившем греков и умершем от укуса змеи, спрятавшейся в черепе умершего княжеского коня; о княгине Ольге, хитроумно и жестоко мстящей племени древлян за убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти имена. Об этом также сообщают предания. В Повести временных лет доля преданий очень велика, так как описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже веками. В позднейших летописных сводах, рассказывающих о современных событиях, число преданий невелико, и они также находятся обыкновенно в части летописи, посвященной далекому прошлому.

В состав Повести временных лет включаются и повествования о святых, написанные особенным житийным стилем. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе под 1015, которые, подражая смирению и непротивлению Христа , безропотно приняли смерть от руки сводного брата Святополка, и повествование о святых печерских монахах под 1074.

Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о сражениях, написанные так называемым воинским стилем, и княжеские некрологи.

Издания: Памятники литературы Древней Руси. XI – первая половина XII века . М., 1978; Повесть временных лет . 2-е изд., доп. и испр. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; Библиотека литературы Древней Руси , т. 1. XI – начало XII в. СПб., 1997.

Андрей Ранчин

Литература:

Сухомлинов М.И. О древней русской летописи как памятнике литературном . СПб, 1856
Истрин В.М. Замечания о начале русского летописания . – Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук, т. 26, 1921; т. 27, 1922
Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение . М. – Л., 1947
Рыбаков Б.А. Древняя Русь: сказания, былины, летописи . М. – Л., 1963
Еремин И.П. «Повесть временных лет»: Проблемы ее историко-литературного изучения (1947 ). – В кн.: Еремин И.П. Литература Древней Руси: (Этюды и характеристики). М. – Л., 1966
Насонов А.Н. История русского летописания XI – начала XVIII в . М., 1969
Творогов О.В. Сюжетное повествование в летописях XI–XIIIвв. . – В кн.: Истоки русской беллетристики. Л., 1970
Алешковский М.Х. Повесть временных лет: Судьба литературного произведения в Древней Руси . М., 1971
Кузьмин А.Г. Начальные этапы древнерусского летописания . М., 1977
Лихачев Д.С. Великое наследие. «Повесть временных лет» (1975). – Лихачев Д.С. Избранные работы: В 3 тт., т. 2. Л., 1987
Шайкин А.А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989
Данилевский И.Н. Библеизмы «Повести временных лет» . – В кн.: Герменевтика древнерусской литературы . М., 1993. Вып. 3.
Данилевский И.Н. Библия и Повесть временных лет (К проблеме интерпретации летописных текстов ). – Отечественная история, 1993, № 1
Трубецкой Н.С. Лекции по древнерусской литературе (пер. с нем. М.А. Журинской). – В кн.: Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М., 1995
Приселков М.Д. История русского летописания XI–XV вв . (1940). 2-е изд. М., 1996
Ранчин А. М. Статьи о древнерусской литературе . М., 1999
Гиппиус А.А. «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значении названия . – В кн.: Из истории русской культуры , т. 1 (Древняя Русь). М., 2000
Шахматов А.А. 1) Разыскания о древнейших русских летописных сводах (1908). – В кн.: Шахматов А.А. Разыскания о русских летописях. М. – Жуковский, 2001
Живов В.М. Об этническом и религиозном сознании Нестора Летописца (1998). – В кн.: Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры . М., 2002
Шахматов А.А. История русского летописания , т. 1. СПб., 2002
Шахматов А.А. . Кн.1 2) Повесть временных лет (1916). – В кн.: Шахматов А.А. История русского летописания. Т. 1. Повесть временных лет и древнейшие русские летописные своды . Кн. 2. Раннее русское летописание XI–XII вв. СПб., 2003



Повесть временных лет – древнерусская летопись, созданная в начале 12 века. Повесть представляет собой сочинение, которое рассказывает о событиях, произошедших и происходящих на Руси в тот период.

Повесть временных лет была составлена в Киеве, позднее переписывалась несколько раз, однако была не сильно изменена. Летопись охватывает период с библейских времен вплоть до 1137 года, датированные статьи начинаются с 852 года.

Все датированные статьи представляют собой сочинения, начинающееся со слов «В лето такое-то…», что означает, что записи в летопись добавлялись каждый год и рассказывали о произошедших событиях. Одна статья на один год. Это отличает Повесть временных лет от всех хроник, которые велись до этого. Текст летописи также содержит сказания, фольклорные рассказы, копии документов (например, поучения Владимира Мономаха) и выписки из других летописей.

Свое название повесть получила благодаря своей первой фразе, открывающей повествование — «Повесть времянных лет…»

История создания Повести временных лет

Автором идеи Повести временных лет считается монах Нестор, живший и работавший на рубеже 11 и 12 веков в Киево-Печерском монастыре. Несмотря на то, что имя автора появляется только в более поздних копиях летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.

Самый древний вариант летописного свода, дошедший до современности, датирован 14 веком и является копией, сделанной монахом Лаврентием (Лаврентьевская летопись). Изначальная редакция создателя Повести временных лет — Нестора утрачена, сегодня существуют только доработанные версии от разных переписчиков и поздних составителей.

Сегодня существует несколько теорий относительно истории создания «Повести временных лет». Согласно одной из них, летопись была написала Нестором в Киеве в 1037 году. Основой для нее послужили древние предания, народные песни, документы, устные рассказы и документы, сохранившиеся в монастырях. После написания эта первая редакция несколько раз переписывалась и перерабатывалась разными монахами, в том числе самим Нестором, который добавил в нее элементы христианской идеологии. Согласно другим сведениям, летопись была написана гораздо позже, в 1110 году.

Жанр и особенности Повести временных лет

Жанр Повести временных лет определяется специалистами как исторический, однако ученые утверждают, что летопись не является ни художественным произведением, ни историческим в полном смысле этого слова.

Отличительная особенность летописи в том, что она не истолковывает события, а лишь рассказывает о них. Отношение автора или переписчика ко всему, о чем рассказывается в летописи определялось лишь наличием Божьей Воли, которая и определяет все. Причинно-следственные связи и интерпретация с точки зрения других позиций была неинтересна и не включалась в летопись.

Повесть Временных лет имела открытый жанр, то есть могла состоять из совершенно разных частей – начиная от народных сказаний и заканчивая записками о погоде.

Летопись в древние времена имела также юридическое значение, как свод документов и законов.

Изначальная цель написания Повести временных лет – исследование и объяснение происхождения русского народа, происхождение княжеской власти и описание распространения христианства на Руси.

Начало повести временных лет – рассказ о появлении славян. Русские представляются летописцем, как потомки Иафета, одного из сыновей Ноя. В самом начале повествования приведены рассказы, повествующие о жизни восточнославянских племен: о князьях, о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса для княженья и о становлении династии Рюриковичей на Руси.

Основную часть содержания летописи составляют описания войн, легенды о временах правления Ярослава Мудрого , подвигах Никиты Кожемяки и других героев.

Заключительная часть состоит из описаний сражений и княжеских некрологов.

Таким образом, основу Повести временных лет составляют:

  • Предания о расселении славян, призвании варяг и становлении Руси;
  • Описание крещения Руси ;
  • Описание жизни великих князей: Олега , Владимира , Ольги и других;
  • Жития святых;
  • Описание войн и военных походов.

Значение Повести временных лет трудно переоценить – именно она стала первым документов, в котором была записана история Киевской Руси с самого ее становления. Летопись позднее послужила основным источником знаний для последующих исторических описаний и исследований. Кроме того, благодаря открытому жанру, Повесть временных лет имеет высокое значение, как культурный и литературный памятник.

По потопе трое сыновей Ноя разделили землю – Сим, Xaм, Иaфeт. И достался восток Симу: Персия, Бактрия, даже и до Индии в долготу, а в ширину до Ринокорура, то есть от востока и до юга, и Сирия, и Мидия до реки Евфрат, Вавилон, Кордуна, ассирияне, Месопотамия, Аравия Старейшая, Елимаис, Инди, Аравия Сильная, Колия, Коммагена, вся Финикия.

Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток, Фивы, Ливия, соседящая с Киринией, Мармария, Сирты, другая Ливия, Нумидия, Масурия, Мавритания, находящаяся напротив Гадира. B его владениях на востоке находятся также: Киликня, Памфилия, Писидия, Мисия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, другая Мисия, Троада, Эолидa, Bифиния, Старая Фpигия и острова нeкии: Сардиния, Крит, Кипр и река Геона, иначе называемая Нил.

Иафету же достались северные страны и западные: Mидия, Албания, Армения Малая и Великая, Kaппaдoкия, Пaфлaгoния, Гaлaтия, Колхида, Босфор, Meoты, Дepeвия, Capмaтия, жители Тавриды, Cкифия, Фракия, Македония, Далматия, Малосия, Фессалия, Локрида, Пеления, которая называется также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лихнития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефаллиния, Итака, Керкира, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север: Дунай, Днепр, Кавкасинские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части сидят русские, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку – до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу – до земли Английской и Волошской. Потомство Иафета также: варяги, шведы, норманны, готы, русь, англы, галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие, – они примыкают на западе к южным странам и соседят с племенем Хамовым.

Сим же, Хам и Иафет разделили землю, бросив жребий, и порешили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был единый народ. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба, – было это в дни Нектана и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот 40 лет, и не свершили его. И сошел Господь Бог видеть город и столп, и сказал Господь: „Вот род един и народ един». И смешал Бог народы, и разделил на 70 и 2 народа, и рассеял по всей земле. По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки.

По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама – южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета – так называемые норики, которые и есть славяне.

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные – мазовшане, иные – поморяне.

Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие – древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане. Те же славяне, которые сели около озера Ильменя, назывались своим именем – славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Сейму, и по Суле, и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота назвалась славянской.

Когда же поляне жили отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепру, а в верховьях Днепра – волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмень, озеро великое; из этого же озера вытекает Волхов и впадает в озеро великое Нево, и устье того озера впадает в море Варяжское. И по тому морю можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает в море Варяжское. Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское. Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине – в землю варягов, от варягов до Рима, от Рима же и до племени Хамова. А Днепр впадает устьем в Понтийское море; это море слывет Русским, – по берегам его учил, как говорят, святой Андрей, брат Петра.

Когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел отправиться в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу. И утром встал и сказал бывшим с ним ученикам: „Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей». И взойдя на горы эти, благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру. И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей – каков их обычай и как моются и хлещутся, и удивился им. И отправился в страну варягов, и пришел в Рим, и поведал о том, как учил и что видел, и рассказал: „Диво видел я в Славянской земле на пути своем сюда. Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя прутья молодые и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят омовенье себе, а не мученье». Те же, слышав об этом, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме пришел в Синоп.

Поляне же жили в те времена отдельно и управлялись своими родами; ибо и до той братии (о которой речь в дальнейшем) были уже поляне, и жили они все своими родами на своих местах, и каждый управлялся самостоятельно. И были три брата: один по имени Кий, другой – Щек и третий – Хорив, а сестра их – Лыбедь. Сидел Кий на горе, где ныне подъем Боричев, а Щек сидел на горе, которая ныне зовется Щековица, а Хорив на третьей горе, которая прозвалась по имени его Хоривицей. И построили город в честь старшего своего брата, и назвали его Киев. Был вокруг города лес и бор велик, и ловили там зверей, а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве.

Некоторые же, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: „На перевоз на Киев». Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то, говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил. Когда же возвращался, пришел он к Дунаю, и облюбовал место, и срубил городок невеликий, и хотел сесть в нем со своим родом, да не дали ему живущие окрест; так и доныне называют придунайские жители городище то – Киевец. Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались.

О чем повествует повесть временных лет. История создания летописи

О чем повествует повесть временных лет. История создания летописи

Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор , известный агиограф на рубеже XI — XII веков , монах Киево-Печерского монастыря . Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIII — XIX веков считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью. Изучение летописания русским лингвистом А. А. Шахматовым и его последователями показало, что существовали летописные своды, предшествовавшие «Повести временных лет». В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция ПВЛ монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии. При этом ни в одной из летописей нет указаний на то, где именно оканчивается ПВЛ.

Наиболее подробно проблемы источников и структуры ПВЛ были разработаны в начале XX века в трудах академика А. А. Шахматова . Представленная им концепция до сих пор играет роль «стандартной модели», на которую опираются или с которой полемизируют последующие исследователи. Хотя многие её положения подвергались зачастую вполне обоснованной критике, но разработать сопоставимую по значимости концепцию пока не удалось.

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи ( 1377 год ) и других списках. Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи (старейшие списки: Ипатьевский ( XV век ) и Хлебниковский ( XVI век )). В одну из летописей второй редакции под годом 1096 добавлено самостоятельное литературное произведение, « Поучение Владимира Мономаха », датируемое 1117 годом .

По гипотезе Шахматова (поддержанной Д. С. Лихачевым и Я. С. Лурье ), первый летописный свод, названный Древнейшим , был составлен при митрополичьей кафедре в Киеве, основан­ной в 1037 году . Источником для летописца послужили предания, народные песни, устные рассказы современников, некоторые письменные агиографические документы. Древнейший свод продолжил и дополнил в 1073 монах Никон, один из создателей Киевского Печерского монастыря . Затем в 1093 игуменом Киево-Печерского монастыря Иоанном был создан Началь­ный свод , который использовал новгородские записи и греческие источники: «Хронограф по великому изложению», «Житие Антония» и др. Начальный свод фрагментарно сохранился в начальной части Новгородской первой летописи младшего извода. Нестор переработал Начальный свод, расширил историографическую основу и привёл русскую историю в рамки традиционной христианской историографии. Он дополнил летопись текстами договоров Руси с Византией и ввёл дополнительные исторические предания, сохранённые в устной традиции.

Повесть временных лет кратко. Повесть временных лет

Повесть временных лет – древнерусская летопись, созданная в начале 12 века. Повесть представляет собой сочинение, которое рассказывает о событиях, произошедших и происходящих на Руси в тот период.

Повесть временных лет была составлена в Киеве, позднее переписывалась несколько раз, однако была не сильно изменена. Летопись охватывает период с библейских времен вплоть до 1137 года, датированные статьи начинаются с 852 года.

Все датированные статьи представляют собой сочинения, начинающееся со слов «В лето такое-то…», что означает, что записи в летопись добавлялись каждый год и рассказывали о произошедших событиях. Одна статья на один год. Это отличает Повесть временных лет от всех хроник, которые велись до этого. Текст летописи также содержит сказания, фольклорные рассказы, копии документов (например, поучения Владимира Мономаха ) и выписки из других летописей.

Свое название повесть получила благодаря своей первой фразе, открывающей повествование — «Повесть времянных лет…»

История создания Повести временных лет

Автором идеи Повести временных лет считается монах Нестор, живший и работавший на рубеже 11 и 12 веков в Киево-Печерском монастыре. Несмотря на то, что имя автора появляется только в более поздних копиях летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.

Самый древний вариант летописного свода, дошедший до современности, датирован 14 веком и является копией, сделанной монахом Лаврентием (Лаврентьевская летопись). Изначальная редакция создателя Повести временных лет — Нестора утрачена, сегодня существуют только доработанные версии от разных переписчиков и поздних составителей.

Сегодня существует несколько теорий относительно истории создания «Повести временных лет». Согласно одной из них, летопись была написала Нестором в Киеве в 1037 году. Основой для нее послужили древние предания, народные песни, документы, устные рассказы и документы, сохранившиеся в монастырях. После написания эта первая редакция несколько раз переписывалась и перерабатывалась разными монахами, в том числе самим Нестором, который добавил в нее элементы христианской идеологии. Согласно другим сведениям, летопись была написана гораздо позже, в 1110 году.

Жанр и особенности Повести временных лет

Жанр Повести временных лет определяется специалистами как исторический, однако ученые утверждают, что летопись не является ни художественным произведением, ни историческим в полном смысле этого слова.

Отличительная особенность летописи в том, что она не истолковывает события, а лишь рассказывает о них. Отношение автора или переписчика ко всему, о чем рассказывается в летописи определялось лишь наличием Божьей Воли, которая и определяет все. Причинно-следственные связи и интерпретация с точки зрения других позиций была неинтересна и не включалась в летопись.

Повесть Временных лет имела открытый жанр, то есть могла состоять из совершенно разных частей – начиная от народных сказаний и заканчивая записками о погоде.

Летопись в древние времена имела также юридическое значение, как свод документов и законов.

Изначальная цель написания Повести временных лет – исследование и объяснение происхождения русского народа, происхождение княжеской власти и описание распространения христианства на Руси.

Начало повести временных лет – рассказ о появлении славян. Русские представляются летописцем, как потомки Иафета, одного из сыновей Ноя. В самом начале повествования приведены рассказы, повествующие о жизни восточнославянских племен: о князьях, о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса для княженья и о становлении династии Рюриковичей на Руси.

Основную часть содержания летописи составляют описания войн, легенды о временах правления Ярослава Мудрого , подвигах Никиты Кожемяки и других героев.

Заключительная часть состоит из описаний сражений и княжеских некрологов.

Таким образом, основу Повести временных лет составляют:

  • Предания о расселении славян, призвании варяг и становлении Руси;
  • Описание крещения Руси ;
  • Описание жизни великих князей: Олега , Владимира , Ольги и других;
  • Жития святых;
  • Описание войн и военных походов.

Значение Повести временных лет трудно переоценить – именно она стала первым документов, в котором была записана история Киевской Руси с самого ее становления. Летопись позднее послужила основным источником знаний для последующих исторических описаний и исследований. Кроме того, благодаря открытому жанру, Повесть временных лет имеет высокое значение, как культурный и литературный памятник.

Повесть временных лет анализ. «Повесть временных лет». Краткое содержание

(для чтения и изучения в 5, 8-м классах)

Среди жанров древнерусской литературы летопись занимает центральное место. Развивался этот жанр в течение восьми веков (X–XVIII века). Дошедшие до нас летописи были изданы Академией наук под общим названием «Полное собрание русских летописей».

Когда и где началось русское летописание? Современные ученые считают, что в первой половине XI века в Киеве и Новгороде. Летописанием преимущественно занимались монахи. Составлялись летописи по поручению князя, игумена или епископа. Если летопись велась по прямому поручению князя, то она обычно носила официальный характер, отражала политические взгляды этого правителя, его симпатии и антипатии. Но составители летописей, даже выполняя определенный «заказ», нередко проявляли независимость мысли и даже подвергали критике действия и поступки князей, если они казались им заслуживающими порицания. Древнерусские летописцы всегда стремились писать правду, «не украшая пишущего».

«Повесть временных лет» — выдающийся исторический и литературный памятник, отразивший становление древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, а также начавшийся процесс феодального дробления. Созданная в первые десятилетия XII века, повесть дошла до нас в составе летописных сводов более позднего времени. Самые старшие из них — Лаврентьевская летопись (1377), Ипатьевская (1420-е годы) и Первая Новгородская летопись (1330-е годы).

Все последующие летописные своды XV–XVI веков непременно включали в свой состав «Повесть временных лет», подвергая ее редакционной и стилистической переработке.

Предполагают, что автором первой редакции «Повести временных лет» был Нестор, монах Киево-Печерского монастыря.

Как отмечает Д.С. Лихачев, летописец сравнил книги с реками: «Се бо суть рекы, напояющие вселенную» («Повесть временных лет», год 1037). Это сравнение летописца как нельзя более подходит к самой летописи. Величавое логическое изложение русской истории, действительно, может быть уподоблено торжественному и могущественному течению большой реки. В этом течении летописного повествования соединились в единое и величественное целое многочисленные притоки — произведения разнообразных жанров. Тут и предшествующие летописи, и сказания, и устные рассказы, и исторические предания, созданные в различной среде: дружинной, монастырской, княжеской, а порой ремесленной и крестьянской. Из всех этих истоков — «исходящих мудрости» — родилась и «Повесть временных лет»: создание многих авторов, произведение, отразившее в себе и идеологию верхов феодального общества, и народные думы и чаяния, произведение эпическое и лирическое одновременно — своеобразное мужественное раздумье над историческими путями нашей родины1. Ее патриотический пафос во времена монголо-татарского нашествия свидетельствовал о единстве Русской земли.

Повесть временных лет автор.  Предпосылки и принципы

«Повести временных лет» в определенном смысле не повезло. Несмотря на обширные исследования, выполненные сначала А. А. Шахматовым по изучению летописного свода, лежащего в основе всей отечественной историографии, а затем такими его критиками и последователями, как В. М. Истрин, Н. К. Никольский, М. Д. Приселков, А. Н. Насонов, Л. В. Черепнин, Д. С. Лихачев, М. Х. Алешковский, М. Н. Тихомиров, Б. А. Рыбаков, А. Г. Кузьмин и многими другими историками, вопросы достоверности его сведений, в особенности ранних известий, охватывающих события IX–X вв., остаются до сих пор дискуссионными. Причина тому коренится в двух обстоятельствах. Первое из них заключается в том, что выводы Шахматова, во многих случаях весьма спорные и предположительные, представляются многим уже доказанными, почему они и не подвергаются проверке, пересмотру и дальнейшему исследованию. С другой стороны, большинство историков обращаются к ПВЛ в целом или к отдельным ее известиям с позиций того или иного конкретного вопроса, причем их внимание направлено, по большей части, на события второй половины XI или начала XII века. Что же касается предшествующего периода, то, за исключением вопроса о «крещении Руси» Владимиром и связанных с этим обстоятельств или вопроса о времени и целях поездки княгини Ольги в Константинополь, известия ПВЛ привлекаются обычно для иллюстрации и обоснования положения, выдвигаемого историком, но не как объект формального или системного анализа.

Повесть временных лет жанр. Жанровое своеобразие «Повести временных лет»

В отличие от фольклора, для которого не характерно смешение различных жанров в рамках одного произведения, «Повесть временных лет» представляла собой свод первичных жанровых образований . В ансамбль летописи входили легенды и предания, сказания и воинские повести, поучения и притчи, знамения и чудеса.

Простейшей и древнейшей формой летописного повествования была погодная запись, которая регистрировала единичные факты истории. Ее основные приметы – документальная точность, предельный лаконизм, отсутствие эмоциональной окрашенности и авторского комментария. Сообщение вводилось в летописное повествование с помощью традиционных формул: «В лѣто6596. Священа бысть церки Святаго Михаила манастыря Всеволожа…Том же лѣтѣиде Святополкъ из Новагорода Турову на княженье.У се же лѣтоумре Никонъ, печерьски игуменъ.В се же лѣтовзяша болгаре Муромъ».

Нс претендовал на «литературность», преследуя информативную цель, и летописный рассказ, имевший в отличие от погодной записи характер развернутого документального сообщения: «В лѣто 6534. Ярославъ сьвокупи воя многы и приде Кыеву, и створи миръ с братомъ своимъ Мьстиславомъ у Городьца. И раздѣлиста и по Днѣпръ Рускую землю: Ярославъ прил сию страну, а Мьстиславъ ону. И начаста жити мирно и вь братолюбьи, и преста усобица и мятежь, и бысть тишина велика в земли». Написанное по свежим следам события, летописное сообщение сохраняло живые интонации устного рассказа и отражало авторскую оценку происшедшего.

Летописные сказания в составе «Повести временных лет» являются литературной обработкой устного источника, к которому летописец обращался, если под руками не было более достоверного материала. Они восстанавливают дописьменный период русской истории на основе народных преданий, топонимических легенд или дружинного героического эпоса. Для этих рассказов летописи характерны сюжетность и попытка автора создать иллюзию достоверности, заключив легендарную основу в «историческую раму».

Например, в летописном сказании о смерти Олега от своего коня средством документализации повествования служат даты – реальные и символические. Летописец, включая рассказ о смерти Олега в статью иод 912 г., сообщает, что тот «пребысть в лѣта» на войне с греками, а «бысть всѣхъ лѣтъ его княжения 33». История заключения мирного договора между Греческой землей и Русью, извлечения из «Хроники» Георгия Амартола о случаях, когда сбывались предсказания чародеев, – весь исторический контекст был призван свидетельствовать о достоверности описания смерти великого полководца от укуса змеи (согласно другим летописным версиям он умер, «идущю за море», и похоронен в Ладоге). В сказании проявляется авторская оценка изображаемого, каким бы бесстрастным ни казалось повествование. Отношение летописца к полководцу-триумфатору, чей щит красовался на воротах покоренного Царьграда, двойственно. С одной стороны, он запечатлел народное отношение к Олегу через прозвание «Вещий», отразил «плач великий» по поводу его кончины и память о месте погребения князя на горе Щековица, которая пережила века. С другой стороны, уважение к военным победам Олега меркнет в сознании летописца перед безверием человека, возомнившего себя непобедимым врагами и самой судьбой, посмеявшегося над предсказанием волхвов и укорившего их: «То ть неправо молвить волъсви, но все то лъжа есть: конь умерлъ, а я живъ». Конь, согласно древним верованиям славян, – священное животное, помощник и друг человека, оберег. Наступив на череп любимого коня ногой, Олег обрек себя на «злую» смерть, смерть-наказание. О неизбежности трагической развязки читатель предупрежден начальными строками сказания. Летописец связывает действие с приходом осени, что задает тему смерти, и с периодом, когда Олег живет, «миръ имѣя къ всѣмъ странамъ», т.е. когда сто талант полководца оказывается невостребованным.

Повесть временных лет, история создания летописи

ПВЛ

Оригинальное названиеПовѣсть временныхъ лѣтъ
Альтернативные названияПо́весть временны́х лет, ПВЛ
Доверенностьсреднее
Подпись к изображению14-й лист Радзивилловской летописи
(список XV века, описывающий
поход Вещего Олега на Царьград).
АвторНестор, другие не известны
Датаок. 1110—1118
Языкдревнерусский
Периодс библейских времён до 1117 года
Рукописисохранившиеся списки:
ХранениеПубличная библиотека
Оригиналутрачен

По́весть временны́х лет (также называемая «Первоначальная летопись» или «Несторова летопись») — наиболее ранний из дошедших до нас древнерусских летописных сводов начала XII века. Известен по нескольким редакциям и спискам с незначительными отклонениями в текстах, внесёнными переписчиками. Был составлен в Киеве.

Охваченный период истории начинается с библейских времён в вводной части и заканчивается 1117 годом (в 3-й редакции). Датированная часть истории Древнерусского государства начинается с лета 6360 (852 года по современному летоисчислению), начала самостоятельного правления византийского императора Михаила.

Название своду дало начало первой фразы «Повесть времянных лет…» или в части списков «Се повесть времянных лет…»

История создания летописи

Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиограф на рубеже XI—XII веков, монах Киево-Печерского монастыря. Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIII—XIX веков считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью. Изучение летописания русским лингвистом А. А. Шахматовым и его последователями показало, что существовали летописные своды, предшествовавшие «Повести временных лет». В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция ПВЛ монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии. При этом ни в одной из летописей нет указаний на то, где именно оканчивается ПВЛ.

Наиболее подробно проблемы источников и структуры ПВЛ были разработаны в начале XX века в трудах академика А. А. Шахматова. Представленная им концепция до сих пор играет роль «стандартной модели», на которую опираются или с которой полемизируют последующие исследователи. Хотя многие её положения подвергались зачастую вполне обоснованной критике, но разработать сопоставимую по значимости концепцию пока не удалось.

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи (1377 год) и других списках. Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи (старейшие списки: Ипатьевский (XV век) и Хлебниковский (XVI век)). В одну из летописей второй редакции под годом 1096 добавлено самостоятельное литературное произведение, «Поучение Владимира Мономаха», датируемое 1117 годом.

По гипотезе Шахматова (поддержанной Д. С. Лихачевым и Я. С. Лурье), первый летописный свод, названный Древнейшим, был составлен при митрополичьей кафедре в Киеве, основан­ной в 1037 году. Источником для летописца послужили предания, народные песни, устные рассказы современников, некоторые письменные агиографические документы. Древнейший свод продолжил и дополнил в 1073 монах Никон, один из создателей Киевского Печерского монастыря. Затем в 1093 игуменом Киево-Печерского монастыря Иоанном был создан Началь­ный свод, который использовал новгородские записи и греческие источники: «Хронограф по великому изложению», «Житие Антония» и др. Начальный свод фрагментарно сохранился в начальной части Новгородской первой летописи младшего извода. Нестор переработал Начальный свод, расширил историографическую основу и привёл русскую историю в рамки традиционной христианской историографии. Он дополнил летопись текстами договоров Руси с Византией и ввёл дополнительные исторические предания, сохранённые в устной традиции.

Летописцы, «Сведуще право, глаголют. . . » (к 900-летию создания «Повести временных лет») Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ПЕРЕЧИТЫВАЯ КЛАССИКУ

УДК 821.161.1 ББК Ш5(2Рос=Рус)3

Е. Н. Бекасова

Оренбург, Россия

ЛЕТОПИСЦЫ, «СВЕДУЩЕ ПРАВО, ГЛАГОЛЮТ»…

(к 900-летию создания «Повести временных лет»)

Аннотация. В статье рассматривается проблема вымысла и реальности повествования древнейших русских летописных сводов и на примере выстраивания летописной версии Крещения Руси показывается работа летописца, сосредоточенного не на фактологическом изложении, а на осмыслении величайшего события «обновленья жизни» и его значения для просвещения потомков.

Ключевые слова: «Повесть временных лет», Крещение Руси, разночтения летописных сводов, вымысел и реальность повествования.

E. N. Bekasova

Orenburg, Russia

CHRONICLERS, “IT IS EXPERT THE RIGHT, SPEAKS…”

(TO THE 900 ANNIVERSARY OF CREATION OF “THE STORY OF TEMPORARY YEARS”)

Abstract. In this article is considered the problem of fiction and reality of a narration of the most ancient Russian annalistic arches and on the example of forming of the annalistic version of the Christianization of Kievan Rus work of the chronicler concentrated not on a factual statement, and on judgment of the greatest event of “life updating” and its value for education of descendants is shown.

Keywords: “Story of temporary years”, Christianization of Kievan Rus, different interpretations of the annalistic arches, fiction and reality of a narration.

Се же не сведуще право, глаголють, яко <Владимир> крестилъся есть в Киеве, инии же реша в Василеве, друзии же инако скажють

«Повесть временных лет», 988 г. Первые опыты наших предков в искусстве грамоты были посвящены Вере и дееписанию

Н. М. Карамзин

В «Повести временных лет» — уникальном памятнике мировой литературы, где книжники в течение многих десятилетий сводили всю имеющуюся у них информацию от сотворения мира по летам, в статье под 1037 годом летописец Нестор писал: «велика бо бываешь полза от ученья книжного; книгами бо кажеми (наставляемы) и учими есмы пути покаянью, мудрость бо обретаемь и воздержанье от словесъ книжныхъ. Се бо суть рекы, напаяюще вселеную, се суть исходища мудрости; книгамъ бо есть неисщетная глубина» [ПВЛ: 66].

Д. С. Лихачёв считал, что сравнение книг с реками «как нельзя более подходит к самой летописи», соединившей «многочисленные притоки — произведения разнообразных жанров, слившиеся здесь в единое и величественное целое» [Лихачёв 1996: 271]. «Величайшее произведение русской исторической мысли XII в. и русской литературы одновременно» [Там же: 352] «в своём неуклонном движении от прошлого к настоящему несло в себе широкое осмысление политической действительности своего времени» [Там же: 271], захватывая, втягивая и наполняя последующие местные, областные, а затем и общерусские летописи.

«Повесть временных лет», описывающая мировую и русскую историю до 1113 г., с момента своего

создания открывает любую русскую летопись, а её автор и составитель летописец Нестор за своё книжное подвижничество почитается как святой. Это произведение, «родное для всякого русского человека» [Лихачёв 1996: 271], само становится «исхо-дищем мудрости» и сопровождает общественную, политическую и культурную жизнь вплоть до Петра I, который не только, как и все предшествующие правители государства русского, воспитывался на летописях, но и первым начал собирание летописей и потребовал их издания.

Однако такой величественный и насквозь пронизанный достоинством и любовью к русской земле и значимый на протяжении многих веков памятник, естественно, становится объектом дискредитации и фальсификации. Но время всё расставляет на места — достаточно привести данные археологических разысканий, которые досконально подтверждают точность летописного повествования. Как справедливо утверждает Д. С. Лихачёв, «Повесть временных лет» «является как бы частью подлинной действительности того времени» [Лихачёв 1996: 358]. Однако объективность исторических описаний, помноженная на спор между истиной и правдой, заставляет задуматься над летописной реальностью, тем более что сентенция Сервантеса об историках,

которых надобно вешать на площади как фальшивомонетчиков, актуальна всегда, хотя и с поправкой на времена и нравы. Наивно думать, что летописные тексты и их своды не подвергались определённой правке политического, общественного, религиозного толка — владение историей всегда было владением мира. Но кропотливый труд летописцев и их редактирование текста не имело того размаха подчисток и замалчиваний, искажений и «переоборотов» (А. С. Пушкин), каких достигли впоследствии «фальшивоисторики», отзываясь на запросы власть предержащих и звонкую монету. К летописцу можно с полным правом отнести восприятие великих людей А. С. Пушкиным, защищавшим их величие и достоинство от толпы, которая «в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего» [Пушкин 1941: 524].

Ментальность древнерусского человека была совершенно иной, тем более это относится к книж-никам-летописцам такого уровня как Илларион, Никон, Нестор, Сильвестр и др., «чтущих» прошлое и с достоинством верящих в великое будущее своей земли. Ибо и время было другое — Русь входила в новый христианский мир, пропитываясь культурой великих народов и высокими религиознонравственными ценностями, принятыми открытым -без лукавства и выгод — сердцем, сдобренными Верой и пониманием, что «лепо бе благодати и истине на новы люди воссияти» [Ил.: 38].

Гениальное провидение А. С. Пушкина предоставляет нам возможность всмотреться в образ русского летописца, который свой «труд усердный, безымянный» считает исполненьем «долга, завещанным от бога Мне, грешному» — «Недаром многих лет Свидетелем господь меня поставил И книжному искусству вразумил» [Пушкин 1993, II: 428]. Полное отсутствие личных амбиций, минимальный индивидуализм и восприятие летописания как боговдохновенного дела определяют ответственность летописца прежде всего перед своими потомками — «монахом трудолюбивым», который, «пыль веков от хартий отряхнув, Правдивые сказанья перепишет, Да ведают потомки православных Земли родной минувшую судьбу, Своих царей великих поминают, За их труды, за славу, за добро — А за грехи, за тёмные деянья Спасителя смиренно умоляют». Он и своим саном («Тогда уж и меня Сподобил бог уразуметь ничтожность Мирских сует» [Пушкин 1993, II: 431]), и знаньем, и восприятием мира поднят над мелочностью сиюминутных страстей: «Минувшее проходит предо мною — давно ль оно неслось, событий полно. Волнуяся как море-окиян? Теперь оно безмолвно и спокойно» [там же], отсюда его привлекательность даже для Гришки Отрепьева, дерзнувшего выстроить свою историю: «Как я люблю его спокойный вид, Когда, душой в минувшем погружённый, Он летопись свою ведёт… … Ни на челе высоком, ни во взорах нельзя прочесть его сокрытых дум; Всё тот же вид смиренный, величавый…» [Пушкин 1993, II: 429].

А. С. Пушкин, изучавший «старинные наши летописи» [Пушкин 1994, V: 237], воспринимал летописца своим гениальным чутьём поэта. Оценивая

деятельность «первого нашего историка и последнего летописца» Н. М. Карамзина [Пушкин 1994, V: 191], А. С. Пушкин подчёркивал его «целых 12 лет жизни безмолвных и неутомимых трудов» — занятия «историка историей, а не чем-то другим» типа «блестящей гипотезы о происхождении славян»: «История государства Российского» есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека» [Пушкин 1994, V: 93]. От древних летописцев в наследие Н. М. Карамзину достались «добросовестный рассказ» и «краски» — «нравственные его размышления, своею иноческою простотою, дают его повествованию всю неизъяснимую прелесть древней летописи» [Пушкин 1994, V: 191].

Сам Н. М. Карамзин проблему достоверности решает просто: «История не терпит вымыслов, изображая что есть или было, а не что быть могло. Но история, говорят, наполнена ложью: скажем лучше, что в ней, как в деле человеческом, бывает примесь лжи, однако ж характер истины всегда более или менее сохраняется; сего довольно для нас, чтобы составить себе общее понятие о людях и деяниях» [Карамзин 1993: 9]. И именно «действия и характеры» составляют настоящую цену истории, с чем соглашается и А. С. Пушкин, цитируя Н. М. Карамзина [Пушкин 1994, V: 191], а в дееписании мужей и заключена мудрость летописи.

Сомневаться в проницательности А. С. Пушкина невозможно: объективность летописца, поддерживаемая стыдом и совестью, направляемая Богом, была самой высокой пробы.

Однако в летописях — «вполне достоверных исторических источниках» [Шахматов 2001: 378] -имеются определённые отклонения от действительности, сдобренные вымыслом.

А. А. Шахматов, предпринявший беспримерные в науке разыскания древнейших русских летописных сводов и реконструировавший с высочайшей точностью и достоверностью на основании различных списков и редакций «Повести временных лет» (самая ранняя 1377 г.) Древнейший Киевский свод 1039 г. в редакции 1073 г. и Древнейший Новгородский свод 1050 г., сняв наслоения Киевопечерского свода 1070-1080 гг. и Начального киевского свода, первым указал на то, что осью, на которой крепилось летописное повествование, было сказание о начале христианства на Руси: «Я не сомневаюсь в том, что великое событие это сосредотачивало на себе напряжённое внимание последующих поколений русских людей; не сомневаюсь, поэтому, в возможности появления своей, оригинальной, независимой от болгар повести о крещении Владимира и земли Русской» [Шахматов 2001: 115]. При этом А. А. Шахматов с безупречной убедительностью реконструирует фактическую часть крещения в древней версии, и её переработку в последующих сводах.

Что же повлекло вытеснение фактов предыдущих версий и появление ряда несообразностей, противоречащих — на первый взгляд — исторической правде? И это несмотря на то, что А. А. Шахматов постоянно подчёркивает честность и достоверность повествования летописца (и Нестора, и его предше-

ственников), который «верно передавал» факты [Там же: 73], не мог «умышленно умолчать» [Там же: 67], всегда разбирался в источниках и «подыскивал причины» [Там же: 95, 97] и под. Однако, свивая сказочность и легендарность седой старины со свидетельствами очевидцев или книжного источника, «которых не могла бы удержать историческая песня или устное сказание» [Там же: 93], летописец должен был выстраивать свою версию.

Для изложения вариации Крещения Руси, «уклонившейся от исторической действительности», важным становится и значимость события, и слияние «в одно разновременных событий, придавших единство тому, что на самом деле такого единства не имело» [Там же: 102].

По восстановленному А. А. Шахматовым Древнейшему летописному своду, в 986 году к Владимиру приходят миссионеры с изложением своего закона (веры). Греческий философ Кирилл был самым убедительным, особенно после показа картины (запоны) страшного суда, когда «Володимер же, вздохнув, рече; “Добро симъ о десную, горе же симъ о шююю”» [ПВЛ: 48]. И Владимир, вероятнее всего, крестился Киеве. Но «Повесть временных лет» данное обстоятельство ставит под сомнение: «Се же не сведуще право, глаголють, яко крестилъся есть в Киеве, инии же реша в Василеве, друзии же инако скажуть» [ПВЛ: 50] — и скажет иначе, причём свидетельство «право» «находит себе опору не в народных воспоминаниях, не в устных преданиях и церковных легендах, а в книжной, искусственной комбинации» [Шахматов 2001: 115].

Уже составитель следующего за Древнейшим Начального свода вкладывает в уста Владимира уклончивый ответ: «“Пожду и еще мало”, хотя испы-тати о всех верах» [ПВЛ: 48]. И только на следующий год Владимир собирает совещание бояр, где выбирают 10 «испытателей» вер, которые в итоге крестились в Царьграде, ибо там служба Богу была такова, что они не поняли, где пребывали — на небе или на земле, и не смогли забыть «красоты тоя, всякъ бо человекъ, аще вкусить сладка, последи горести не приимаеть» [ПВЛ: 49]. Ещё одним аргументов боляр в пользу «закона греческого» стало его приятие «бабой» Владимира Ольгой, которая «бе мудреиши всех человекъ» [там же]. Было решено принять крещенье, «где любо» Владимиру. Но наступил 988 год — и Владимир пошёл на Корсунь.

А. А. Шахматов доказал, что некая нелогичность и растянутость окончательного текста летописного повествования обусловлена введением в него Корсуньской легенды «второй половины или даже последней четверти XI в.» [Шахматов 2001: 102], порождённой ещё памятными для киевлян разрозненными фактами крещения Руси и благородной целью их объяснения в соединении «факта крещения Владимира с фактом победы над греками» [Там же: 116], при этом летописцу-христианину трудно было примириться, что уже крещённый Владимир осаждает и завоёвывает христианский греческий город.

Сам факт крещения Руси и резкого поворота к новой религии Владимира до сих пор представляет-

ся явлением духовно-таинственны, в том числе закрытым даже для первых летописцев завесой времени. Митрополит Илларион в своём знаменитом «Слове о Законе и Благодати» (между 1037-1943 гг.) над гробом Владимира вопрошал: «Како верова? Како разгореся въ любовь ко Христу? Како въселил-ся въ тя разум выше разума земленыихъ мудрець?… Како взиска Христа, како предася ему? Повеждь нам, рабомъ твоимъ, повеждь же, учителю нашь! <… > Дивное чудо» [Ил.: 46]. Известный историк русской церкви А. В. Карташев феномен крещения сладострастного язычника, только что принёсшего двух христиан в жертву своим идолам, также считает проявлением чуда перерождения сильной и широкой натуры в поисках света и мира — «воссиявший в сердце его разум» помог войти в святую купель [Карташев 1993: 110-117], что созвучно выводам Иллариона: «Съвлече же ся убо каганъ нашь и с ризами ветьхааго человека, съложи тленна, отрясе прахъ неверия и вълезе въ святую купель» [Ил. : 44]

Следует согласиться с А. А. Шахматовым, что «чудесные события, приведшие Русь к крещению, будили фантазию, давали пищу поэтическому творчеству» [Шахматов 2001: 102]. Летописцам необходимо было осмыслить, как «Володимеръ же про-свещенъ самъ, и сынове его, и земля его» [ПВЛ: 54], соединить эти события, затуманенные временем, политическими намерениями и государственными тайнами, овеянными чудом просвещения верой и книжностью, в со-бытие, значимое и знаменательное для потомков.

И в «Повести временных лет» в качестве объясняющего корсуньскую осаду разрабатывается мотив добывания Владимиром невесты династии гордых Порфирогенитов — единственных истинных императоров вселенной. Видимо, это было продолжением притязаний ещё легендарной Ольги, в гениальном своём промысле пожелавшей «выйти из чёрного тела варваров» [Карташев 1993: 99], снискав невесту семьи византийских василевсов своему сыну Святославу, но императорский двор показал «глухоту и слепоту к христианским возможностям нового великого народа» [Там же: 101]. Владимир, выполняя завет своей бабки, берёт реванш, заставив силой вернуть долг византийских императоров Василия и Константина за помощь в подавлении восстания Варды Фоки. Родство с сестрой византийских императоров «открывало надежды на получение от Византии всех благ и секретов от первенствующей во всём мире культуре и прочного вхождения проснувшегося русского варвара в круг равноправных членов христианской семьи народов» [Карташев 1993: 116].

Всё повествование древнейших летописных сводов было направлено на утверждение достоинства нового христианского народа, креститель которого подобен великому Константину — «се есть новый Констянтинъ великого Рима» [ПВЛ: 58], — как тот с матерью своей Еленой веру утвердил по всему миру, так и Владимир со своей бабкой Ольгой веру утвердил по земле своей [Ил.: 48]. Мотив нового, но не последнего и ветхого мощно звучит уже у Иллариона, который всё свое гениальное Слово выстраивает

на контрасте Закона и Благодати — ветхого и нового: «не вливают бо вина новааго учения благодетьна въ мехы ветхы … Нъ ново учение — новы мехы, новы языкы!» [Ил.: 38]. В «Повести временных лет» об этом сразу же говорит Владимир, «позна Бога сам и людье его»: «Христе Боже, створивый небо и землю! Призри на новые люди сия» [ПВЛ: 53]. А далее тема постоянно варьируется при неизменном утверждении богоизбранности новых людей и их победах над дьяволом: «и мы въ обновленье жизни поидемъ… Ветхая мимоидоша, и се быша нови люди христьан-скии, избрани Богом» [ПВЛ: 50], «новые люди си, им же обратилъ еси сердце в разумъ, познати тебе, Бога истиннаго» [ПВЛ: 54], «нови людье, просвещении Святым Духом» [ПВЛ: 58], «радовашеся Яро-славъ, а врагъ сетовашеться, побежаемъ новыми людьми хрестианскими» [ПВЛ: 67].

Так «събысться пророчество на Русьтеи земли» [ПВЛ: 51], которое принадлежит призванному первым ученику Христа. В летопись вводится легенда об Андрее Первозванном, которому для апостольского служения был положен Восток с будущей Русью. «Святый Ондрей, брат Петров» [ПВЛ: 9], прорицавший почти за девять веков до Крещения Руси будущую славу Киева, «яко на сих горах во-сияеть благодать Божия» [там же], сообщил апостольское измерение Руси не только теологически, но и исторически. И вслед за летописцами уже Иван Грозный с уверенностью отстаивает самобытность церковных обрядов от апостола Андрея: «Греки нам не евангелие. Мы верим Христу, а не грекам. Мы получили веру при начале христианской церкви, когда Андрей, брат св. Петра, приходил в эти страны» [цит. по: Карташев 1993: 49].

Желание «причтеся к великим языцем» было чрезвычайно острым на Руси, поэтому появляются анахронизмы — к Владимиру приходит философ по имени Кирилл, что даёт основание ряду исследователей отнести первое крещение Руси к хозарской миссии Кирилла [Карташев 1993; Трубачёв 1987], то есть к первому крещению Руси незадолго до 863 г. А в Софийской кормчей XIII в. начало Устава князя Владимира свидетельствует о том, что он «восприял святое крещение от грецького царя и от Фотия патриарха царьгородьскаго» [цит. по: Карташев 1993: 92] — учителя Константина-Кирилла, который в своё время крестил болгарского царя Бориса. В этом символическом стремлении утвердиться на равных новому народу, способному «истиныя бла-годети удержать учение» [Ил.: 38], было желание отстоять свои государство и церковь «от обидного и узкого круга аристократического деспотизма греков» [Карташев 1993: 160] и агрессивности католической церкви. Для древнерусского книжника реальным было осознание значимости своей земли, её славы и известности, причём Владимир получает более высокий статус, чем новый Константин: «Хва-литъ же похвальныими гласы Римскаа страна Петра и Паула… Похвалимъ же и мы, по силе на-шеи, малыми похвалами велика и дивна сътворив-шааго нашего учителя и наставника, великааго кагана нашеи земли, вънука старааго Игоря, сына же славнааго Святослава, иже . мужьствомъ же и

храбръствомъ прослуша съ странахъ многах, и

победами и крепостью поминаются ныне и сло-вуть. Не въ худе бо и неведомее земли владычьство-ваша, нъ въ Руське, иже ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли» [Ил. : 44].

В связи с этим отклонения от прямой исторической линии были важны для летописи — они придавали событиям объёмность временного континуума, ибо накапливались и осмыслялись не только с точки зрения прошлого, но всегда оттачивались на оселке будущего — в величии которого не сомневались! Поэтому в летописи «нет и тени сознательной выдумки: всё, что в ней описано принималось летописцем за действительность — были ли то исторические, реально имевшие место события или содержание собственных верований летописца. Вот почему «Повесть временных лет» не только повествует о русской истории, но сама является одним из существеннейших проявлений русской жизни, русской истории, русской культуры той поры» [Лихачёв 1996: 358].

Н. М. Карамзин, наш первый историк и последний летописец, указывал: «Историк не летописец: последний смотрит единственно на время, а первый на свойство и связь деяний .» [Карамзин 1993: 11]. Следует добавить, что нравственная ответственность летописца перед Временем, Русской землёй и Богом была чрезвычайно высокой и важнее истории как голого факта: он писал «священную книгу народов», а «народ с жадностью внимал сказаниям летописцев» [Там же: 6] — и летопись сама творила историю. Обретаемая мудрость в бесконечном — «да ведают потомки» великие и «тёмные» (в том числе и скрытые завесой времени) деянья — для летописца подчинялась главному — жизнь движется не ничтожностью мирской суеты, а великими событиями и мужами. И это «исходище мудрости» — ве-дание, правое, правильное, правдивое, было устремлено на созидание будущего.. — Калуга: Золотая аллея, 1993. — 560 с., ил.

Карташев А. В. Собрание сочинений: В 2 т. — Т. 1: Очерки по истории русской церкви. — М., 1993. — 686 с.

Лихачёв Д. С. «Повесть временных лет» (Историколитературный очерк) // Повесть временных лет по Лаврентьевскому списку 1377 г. / подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачёва / изд-е 2-е, испр. доп. — СПб.: Наука, 1996. — С. 271-358.

Пушкин А. С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. V. -Санкт-Петербург: Библиополис, 1994. — 708 с.

Пушкин А. С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. II: Поэмы. Сказки. Драматические произведения. — Санкт-Петербург: Библиополис, 1993. — 624 с.

Пушкин А. С. Собрание сочинений: в 5 т. — Т. 14. Переписка 1828-1831 гг. — М.: АН СССР, 1941. -548 с.

Трубачёв О. Н. Несколько лингвистических глосс к моравско-паннонским житиям // Древнерусский литера-

турный язык в его отношении к старославянскому. — М.: Наука, 1987. — С. 30-45.

Шахматов А. А. Разыскания о русских летописях. -М.: Академический Проект. Жуковский: Кучково поле, 2001. — 880 с.

Данные об авторе

Елена Николаевна Бекасова — доктор филологических наук, профессор Оренбургского государственного педагогического университета (Оренбург).

Адрес: г. Оренбург, ул. Советская, 19.

E-mail: [email protected]

About the author:

Elena Nikolaevna Bekasova is a Doctor of Philology, Professor of Orenburg State Pedagogical University (Orenburg).

История создания повести времена. Древнейшее летописание

Повесть временных лет (ПВЛ) — самый важный источник по истории Древней Руси и самый противоречивый. Некоторые исследователи предлагают относится к нему как к сборнику легенд и сказаний, другие продолжают изучать, находя новые факты из истории Руси, третьи (в основном археологи) пытаются связать топографическую и этнонимическую информацию из Повести с данными археологических изысканий и, сказать по правде, не всегда им это удается. Актуальнейшим вопросом остается проблема отнесения Повести к сонму исторических источников. Однозначного решения, думается, не существует, правда всегда где-нибудь посередине. В настоящей статье мы попытаемся ответить на вопрос: может ли Повесть временных лет быть источником по изучению истории и культуры Древней Руси и если да, достоверен ли этот источник.

Повесть временных лет «отметилась» практически во всех известных сегодня науке летописных сводах. Она создавалась на рубеже XI-XII вв. и носит компилятивный характер. ПВЛ состоит из двух частей. Первая — космогоническая — описывает становление русского народа и русского государства, выводя их генеалогию от Ноя и его сыновей. В первой части нет дат и фактов, она больше легендарная, былинно-мифическая, и служит цели — объяснению и закреплению независимости недавно народившейся Русской Православной Церкви. Это достаточно логично, автор повести — монах Киево-Печерского монастыря — Нестор, соответственно он объясняет историю Руси исходя из христианской парадигмы, однако же, к собственно науке это не имеет отношения, разве только к истории религии. О формировании славян как этноса мы узнаем, к сожалению, не из источника, который в первых строках сообщает нам, что будет рассказывать о том «откуда есть пошла русская земля», а из хроники гота — Иордана, жившего в VI в. нашей эры. Странно то, что «Нестору» об этом Иордане ничего не известно. По крайней мере никаких заимствований или перекличек с этой хроникой в тексте ПВЛ нет. В историографии подчеркивается тот факт, что Нестор для своего труда пользовался неким другим, не дошедшим до нас сводом (древнейшим, как любовно и с трепетом называют его исследователи), однако, почему-то не пользовался хроникой Иордана. Начальный свод, которым по мнению всех историков пользовался Нестор, это та же летопись, но переработанная, в которую добавлены события современные автору труда.

Можно предположить, что Нестору неизвестно было о готах и об их историках , соответственно у него не было доступа к «Гетике» Иордана. Не согласимся с данным предположением. Во время Нестора, да и задолго до него, Русь не жила в изоляции, готы — ближайшие ее соседи. Кроме того, монастыри во все времена были собранием знаний и мудрости, именно в них хранились книги, и переписывались эти книги для сохранения потомков там же. То есть фактически именно у Нестора и более того только у него был доступ к другим письменным источникам, не только русским, но и византийским и готским. Библиотека при Киево-Печерской лавре была создана еще при Ярославе Мудром. Князь специально направил монахов в Константинополь, чтобы они привезли оттуда книги и, думается, не настаивал на том, чтобы отбирались только книги церковные. Так что библиотека в Печерском монастыре была достойной, и в ней скорее всего было множество хроник, на которые мог бы опираться Нестор. Но почему-то не опирался. Ни одного из известных историков античности или раннего средневековья (за исключением Арматола, о чем ниже) не цитируется в ПВЛ, будто и не было их вовсе, будто Русь, описанная в Повести, это некая мифическая страна, вроде Атлантиды.

Повесть Временных лет еще и наиболее давняя из известных нам. Как говорилось выше, было установлено, что ПВЛ писалась на основании другого, еще более древнего источника (свода), не дошедшего до нас, но это заключение лингвистов, не историков. Хотя историки и приняли эту гипотезу. Известный языковед Шахматов в течение практически всей своей жизни изучал текст ПВЛ и выделил языковые пласты, характерные для той или иной эпохи, на основании чего заключил, что летопись заимствует какие-то фрагменты из более старшего по времени текста. Известно также, что помимо этого древнейшего свода автор Повести широко опирался на Хронику Георгия Арматола, написанную в IX веке. Византиец Арматол рассказывает общую историю от сотворения мира до 842 года. Космогоническая часть Повести почти слово в слово повторяет этот византийский текст.

Таким образом, неизвестно на какие источники опирался летописец при создании датированной части летописи с 842 г., кроме уже упомянутого Начального свода, части которого использовал Нестор для описания деяний первых русских князей. Никакие материальные свидетельства о существовании этой летописи не сохранились (не существуют?)

Что касается главного вопроса, об отнесении ПВЛ к историческим источникам, то в науке он решен однозначно. ПВЛ была и есть летописью, на основе которой реконструирована древнерусская история. На самом деле историческим источником может быть признано абсолютно все, любое свидетельство эпохи, как устное, так и письменное, а также изобразительное и даже психологическое (культурное), например обычай или мем. Таким образом, Повесть действительно очень большой и значимый источник — сколько фактов, имен и событий в ней описано! В Повести перечислены и первые князья Русской земли, рассказано о призвании варягов на Русь.

К счастью, сегодня, мы уже можем не ограничиваться лишь одной Повестью, а посмотреть так называемые параллельные источники, т.е. документы и свидетельства, созданные в то же самое время, что и ПВЛ или описывающие тот же самый промежуток времени. В этих источниках, по счастью, находим мы и княгиню Ольгу и кагана Владимира Святого, так что да, в данной части Повесть действительно может считаться источником, ибо согласуется с другими свидетельствами, а значит пишет правдиво. Не согласуются только даты: о каких-то событиях Повесть рассказывает нам, приводя подробности, о каких-то умалчивает. То есть можно сказать, что основных исторических персонажей автор летописи не выдумал, однако их «деяния» не всегда передавал верно — что-то приукрасил, что-то выдумал, о чем-то умолчал.

Острым вопросом остается проблема автора Повести. Согласно канонической версии автор ПВЛ — это монах Печерского монастыря Нестор, который и составил весь текст. Некоторые вставки в Повесть принадлежат другому монаху — Сильвестру, жившему позже Нестора. В историографии мнения по данному вопросу разделились. Кто-то полагает, что Нестор написал только вступительную сакральную часть летописи, кто-то присуждает авторство полностью ему.

Нестор. Скульптурная реконструкция по черепу, автор С. А. Никитин, 1985 г.

Татищев, написавший фундаментальный труд по истории России с древнейших времен и включивший Повесть в свою авторскую летопись, не сомневается в том, что Нестор — исторический персонаж, а не собирательный образ всех летописцев и что именно он автор ПВЛ. Историк удивляется тому, что епископ Константинопольской Православной церкви Петр Могила из 17 века не видит, почему-то, что Нестор и есть автор Начального свода, на основании которого последующие переписчики делали вставки в летопись. Татищев полагал, что не дошедший до нас древнейший свод принадлежит перу Нестора, а сама Повесть в том виде, в котором она дошла до нас, суть плод труда монаха Сильвестра. Любопытно, что Татищев сообщает, что у епископа Могилы одна из лучших библиотек, и что владыко мог бы повнимательнее посмотреть там, глядишь и обнаружил бы у себя Начальный свод.

Упоминание авторства Нестора мы находим только в Хлебниковском списке ПВЛ, это — летописный свод 16 века, который был отреставрирован и отредактирован в 17 веке, под руководством кого бы вы думали? — того же Петра Могилы. Епископ тщательно изучал летопись, делал пометки на полях (пометки эти сохранились), однако, почему-то не увидел имя монаха, либо же увидел, но значения не придал. А после этого написал: «Несторово писание русских деяний чрез войны потеряно для нас, почитай, написал Симон епископ суздальский». Татищев полагает, что Могила говорит о продолжении несторовой летописи, которая и потерялась, а начало, то есть то, что сохранилось, безусловно, принадлежит перу Нестора. Заметим, что самый первый епископ суздальский по имени Симон (а их было несколько) жил в начале XII в. Нестор умер в 1114 году, так что вполне возможно, что Татищев верно понял Могилу и имелось ввиду, что Симон Суздальский епископ продолжил повесть Нестора, однако ж, неизвестно с какого именно момента, на чем именно остановился Нестор.

В целом, вопрос с авторством Нестора в настоящее время сомнений почти не вызывает. Но необходимо помнить, что Нестор был не единственным автором Повести. Соавторами были и Симон Суздальский, и другой монах — Сильвестр, и многочисленные переписчики следующих поколений.

Хотя и этот момент можно оспорить. Тот же Татищев подметил в своей «Истории Российской» любопытный факт, по его мнению, вся летопись написана одним и тем же наречием , то есть стилем, тогда как если авторов несколько, то слог письма хоть чуть-чуть, но должен отличаться. Кроме разве что записей после 1093 г., которые явно сделаны другой рукой, но тут уже нет никакой тайны — игумен Выдубецкого монастыря Сильвестр прямо пишет, что именно он теперь составляет летопись. Возможно, что новые лингвистические изыскания помогут пролить свет на этот интересный вопрос.

Очень плохо в Повести временных лет решен вопрос с хронологией. И это сильно удивляет. Слово «летопись» означает, что запись ведется по годам, в хронологическом порядке, иначе это и не летопись вовсе, а художественное произведение, например, былина или сказ. Несмотря на то, что ПВЛ именно летопись, источник по истории, практически во всех работах по историографии ПВЛ можно встретить такие фразы: «дата вычислена здесь неточно», «имеется ввиду… (год такой-то)», «на самом деле поход происходил годом ранее» и т. п. Абсолютно все историографы сходятся во мнении, что какая-нибудь дата, да неправильная. И заключается это, естественно, не просто так, а потому, что то или иное событие было задокументировано в другом источнике (так и хочется сказать «более надежном, чем нестерово летописание»). Даже в первой строке датированной части летописи (!) Нестор допускает ошибку. Год 6360, индикта 15. «Начал царствовать Михаил…». Согласно Константинопольской эре (одна из систем летосчисления от сотворения мира) 6360 г. — это 852 год, тогда как византийский император Михаил III взошел на престол в 842 году. Ошибка в 10 лет! И это еще не самая серьезная, поскольку ее было легко отследить, а что там с событиями, где задействованы только русские, коих византийские и болгарские хронографы не охватили? О них остается только гадать.

Кроме того, летописец приводит вначале текста своего рода хронологию вычисляя сколько лет прошло от тех или иных событий до других. В частности, цитата: «а от Христова рождества до Константина 318 лет, от Константина же до Михаила сего 542 года». Михаил сей, полагаем это тот, который начал царствовать в 6360 году. Путем нехитрых математических вычислений (318+542) получаем 860 год, что теперь не согласуется ни с данными самой летописи, ни с другими источниками. И таких несовпадений — легион. Возникает вполне закономерный вопрос: зачем вообще было расставлять какие бы то ни было даты, если они взяты приблизительно, а некоторые так и вообще из разных летосчислений и хронологий. Д. Лихачев, много времени посвятивший изучению ПВЛ, полагает, что ставил даты в летописи не сам Нестор, а поздние переписчики, которые не только «подсказывали» ему в каком году случилось то или иное событие, но и иной раз просто переиначивали всю историю. Разделить правду и вымысел в таком коллективном труде пытается уже не одно поколение историков.

Историк И. Данилевский считает, что слово «летопись» не обязательно означает описание событий в хронологическом порядке, подтверждая это тем, что, например «Деяния апостолов» также прозывается летописью, хотя никаких отсылок к датам в них нет. Отсюда можно заключить, что на самом деле труд Нестора — это переработка не какого-то другого источника, того же самого Начального свода, но суть некий рассказ, который летописец расширил, а последующие переписчики проставили в нем даты. То есть Нестор и не ставил задачей установить хронологию древнерусских событий, а только передать общий культурный контекст в котором формировалась Русь как государство. По нашему мнению это ему удалось.

В литературе отмечается , что в период, когда создавалась Повесть, на Руси был неразвит жанр истории, в котором, например, написана «История Иудейской войны» Иосифа Флавия или истории Геродота. Соответственно ПВЛ — это своего рода новаторское произведение, автор которого переработал существовашие легенды, деяния и жития, чтобы они соответствовали летописному жанру. Отсюда и путаница с датами. С этой же точки зрения Повесть является прежде всего памятником культуры, а уже во вторую очередь источником по истории Древней Руси.

Невольно, каждый историограф, изучающий ПВЛ, становится либо в позицию адвоката, изобретая оправдания Нестору, например, почему в заглавии два раза подчеркивается, что речь пойдет «откуда есть пошла Русская земля» (буквально так: «Откуду есть пошла Руская земля , кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть ») или почему о формирование русского этноса излагается по Ветхому завету, а не по историческим хроникам. Другие, встают в позицию обвинителя и указывают, что, например, о крещении Руси Нестор все выдумал и история о трех посольствах, которые предлагали Владимиру Красное Солнышко на выбор три веры не более чем сказка, поскольку Русь к тому времени уже была христианской и доказательства этому имеются (Историк уже писал об этом в статье «Крещение Руси: как это было »).

Но именно историографы используют Повесть как важный источник для своих исследований, поскольку присутствие автора-составителя читается в каждой строчке ПВЛ: каких-то князей Нестор любит, каких-то клеймит, некоторые события выписаны с особой тщательностью, некоторые года пропущены вовсе — мол не было ничего существенного, хотя параллельные источники утверждают иное. Именно образ автора помогает лучше понять умонастроения просвещенной части населения Древней Руси (книжников, священников) по отношению к той роли, которую Русь играет на политической арене нарождающейся феодальной Европы, а также выразить авторское мнение относительно внешней и внутренней политики правящей верхушки.

На наш взгляд, определяя жанр, а следовательно и достоверность ПВЛ как исторического источника, следует руководствоваться тем названием, которое дал автор своему труду. Он назвал его не временником, ни хронографом, не анналами, ни житием, ни деяниями, он назвал его «Повестью временных лет». Несмотря на то, что «временные лета» звучит достаточно тавтологично, определение «повесть» очень подходит Несторовому труду. Мы видим самое что ни на есть повествование, иногда перескакивающее с места на место, иногда нестройное хронологически — но ведь этого же и не требовалось. Перед автором стояла задача, которую он и раскрывает читателю, а именно: «Откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити». И, узнав о ней, мы понимаем, что автор наверняка выполнял некий социальный заказ, иначе почему так важно, кто «первее» стал князем? Не все ли на равно, кем был Кий и откуда он пришел?

Однако, для летописца вопрос о первом правителе очень важен, а все потому, что скорее всего во время написания летописи перед автором стояла задача показать легитимность тогдашнего князя и его колена. В указанное время великим киевским князем был Свтяополк Изяславич, а затем Владимир Мономах. Последнему и было необходимо обосновать свои права на Киев, по его заказу и разбирался летописец, кто «первее нача княжити». Для этого же и приведена в Повести легенда о дележе земли сыновьями Ноя — Симом, Хамом и Яфетом. Это подметил в своей работе «Читая Повесть временных лет » Владимир Егоров. По мнению Егорова, эти слова Повести «Сим же, Хам и Иафет разделили землю, бросив жребий, и порешили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был единый народ» имеют целью пошатнуть основы лествичного права, когда киевский престол наследовал старший в роде, а не прямой потомок (сын). И если Владимир Мономах наследовал своему брату Святополку именно по старшинству в роде, то уже по смерти Мономаха киевским князем становится его сын — Мстислав Владимирович, прозванный Великим. Таким образом, реализуется право каждому жить в своем роде. Кстати легенда о сыновьях Ноя и о дележи ими земли, по мнению Егорова, чистый вымысел. В Старом Завете никаких подробностей о земельной сделке не приводится.

Кроме самого текста ПВЛ критике часто подвергается и ее перевод на современный русский язык. Сегодня известна лишь одна версия литературного перевода, выполненная Д. С. Лихачевым и О. В. Твороговым, и на нее есть немало нареканий. Утверждается, в частности, что переводчики довольно вольно обращаются с исходным текстом, заполняя орфографические лакуны современными нам концептами, что приводит к путанице и нестыковкам в тексте самой летописи. Поэтому продвинутым историкам рекомендуется все же читать Повесть в оригинале и строить теории и выдвигать положения на основе древнерусского текста. Правда для этого необходимо выучить старославянский.

Тот же В. Егоров указывает на такие, например, несоответствия перевода и древнерусского исходника. Старославянский текст: «ты Вар ѧ̑ гы Русь. ӕко это друзии зовутсѧ Свее. друзии же Оурманы. Аньглѧне. инѣы и Гете», а вот перевод Лихачева-Творогова: «Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы». Как видим, шведы в летописи на самом деле названы свеями, как и положено в указанную эпоху, но переводчик почему-то решил их осовременнить. «Гете» почему-то названы готландцами, хотя таких народов не наблюдается более нигде, ни в каких других хрониках. Зато есть ближайшие соседи — готы, которые очень созвучны «гете». Почему переводчик решил ввести готландцев вместо готов остается загадкой.

Большая путаница в Повести отмечается в связи с рассмотрением этнонима русь , который присваивается то варягам, то исконным славянам. То говорится, что варяги-рось пришли княжить в Новгород и от них произошло название Руси, то говорится, что племена, исконно обитавшие на Дунае и были русь. Таким образом, полагаться на Повесть в данном вопросе не представляется возможным, а значит и понять «откуда пошла русская земля» — то ли от варягов, то ли от имени речки Рось не получится. Как источник здесь ПВЛ ненадежна.

В Повести временных лет очень много позднейших вставок. Сделаны они были и в XIII, и в XIV, и даже XVI веках. Иногда их удается отследить, когда термины и этнонимы уж очень сильно отличаются от древнерусских, например, когда немецкие народы называют «немцами» мы понимаем, что это поздняя вставка, тогда как в XI-XII веках их называли фрягами. Иногда они сращиваются с общей канвой повествования и выделить их может только лингвистический анализ. Суть в том, что правда и вымысел слились в Повести в один большой эпический пласт, из которого трудно вычленять отдельные мотивы.

Подводя итог всему вышесказанному, можно заключить, что Повесть временных лет, конечно, фундаментальный труд по истории культуры Древней Руси, однако труд тенденциозный, выполняющий социальный заказ правящей великокняжеской династии, а также преследующий цель помещения Руси в континуум христианского мира, дабы найти в нем свое законное место. В связи с этим пользоваться Повестью как историческим источником стоит с особой осторожностью, опираться при выведении каких-либо положений на старославянский текст, либо же почаще сравнивать перевод с оригиналом. Кроме того, при выведении тех или иных дат и составлении хронологий в обязательном порядке консультироваться с параллельными источниками, отдавая предпочтение хрониках и анналам, а не житиям тех или иных святых или настоятелей монастырей.

Еще раз подчеркнем, что на наш взгляд, ПВЛ прекрасное литературное произведение, с вкраплением исторических персонажей и фактов, но являться историческим или историографическим источником она ни в коей мере не может.

«Повесть временных лет» — это один из самых древних памятников русской литературы, создание которого датируется 1113 годом.

Жизнь Нестора Летописца, создателя «Повести временных лет»

Нестор Летописец родился в Киеве в 1056 году. В семнадцать лет он отправился в послушники в Киево-Печерский монастырь. Там он стал летописцем.

В 1114 году Нестор умер, был похоронен в Киево-Печерской лавре. 9 ноября и 11 октября его поминает православная церковь.

Нестор Летописец известен как первый писатель, который смог рассказать про историю христианства. Его первым известным произведением стало «Житие святых Бориса и Глеба», а вскоре после него последовало «Житие преподобного Феодосия Печерского». Но главный труд Нестора, который принес ему всемирную славу, — это, конечно, «Повесть временных лет», литературный памятник древней Руси.

Авторство этой повести не принадлежит только Нестору Летописцу. Вернее, Нестор умело собрал сведения из самых разных источников и создал из них летопись. Для работы Нестору нужно были летописные своды и давние сказания, также он использовал рассказы торговцев, путешественников и солдат. В его время еще были живы многие свидетели войн и набегов половцев, поэтому он мог послушать их рассказы.

Списки «Повести временных лет»

Известно, что «Повесть временных лет» подвергалась изменениям. В Владимир Мономах передал рукопись в в 1116 году ее последние главы были переделаны игуменом Сильвестром. Игумен Сильвестр пошел против воли настоятеля Киево-Печерской лавры, отдав рукопись в Выдубицкий монастырь.

Значительные части «Повести временных лет» вошли потом в состав таких летописей, как Лаврентьевская, Ипатьевская, Первая Новгородская.

Обычно любая древнерусская летопись состоит из нескольких текстов, часть из которых относится к источникам более раннего времени. «Повесть временных лет», список с которой был сделан в 14 веке, стала частью Лаврентьевской летописи, созданной монахом Лаврентием. Вернее, монах Лаврентий использовал творение монаха Нестора как основной источник для своей летописи. Название списков «Повести временных лет» обычно создавалось по имени монаха, который делал список, или по месту, в котором список делали. В середине 15 века был создан другой древнейший список «Повести временных лет» под названием

Начинается «Повесть временных лет» библейскими сюжетами. Ной после потопа расселил своих сыновей — Хама, Сима и Иафета — по всей Земле. Название списков «Повести временных лет» тоже указывает на библейское начало этих летописей. Считалось, что русский народ произошел от Иафета.

Затем летописец рассказывает о жизни восточнославянских племен и установлении государства на Руси. Летописец указывает легенду, по которой Кий, Щек, Хорив и сестра их Лыбедь пришли править восточнославянскими землями. Там они основали город Киев. Племена славян, живущие в северной части Руси, призвали братьев-варягов, чтобы те правили ими. Звали братьев Рюрик, Синеус и Трувор. Название списков «Повести временных лет» тоже имеет под собой цель возвеличить правящую на Руси власть, и с этой целью указывается на ее иностранное происхождение. От варягов, пришедших на Русь, начался царский род на Руси.

В основном летопись описывает войны, а также рассказывает о том, как создавались храмы и монастыри. События русской истории летопись видит в контексте истории мировой и непосредственно связывает эти события с Библией. Князь-предатель Святополк убил братьев Бориса и Глеба, и летописец проводит сравнение с убийством Авеля, которое совершил Каин. Князь Владимир, крестивший Русь, сравнивается с римским императором Константином, который ввел христианство как официальную религию на Руси. До крещения князь Владимир был грешным человеком, но крещение кардинально изменило его жизнь, он стал святым.

Предания в составе «Повести временных лет»

В состав «Повести временных лет» входят не только исторические факты, но также и предания. Предания послужили для летописца важными источниками получения информации, так как у него больше не было возможностей узнать о том, что происходило за несколько столетий или десятилетий до него.

Предание об основании города Киева рассказывает о происхождении города и о том, в честь кого он был назван. Сказание о Вещем Олеге, помещенное в текст летописи, повествует о жизни и смерти князя Олега. Предание о княгине Ольге, повествующее о том, как она сильно и жестоко отомстила за смерть тоже было включено в летопись. «Повесть временных лет» рассказывает предание о князе Владимире. К нему пришли посланцы разных народов и предлагали каждый свою веру. Но у каждой веры были свои недостатки. У иудеев не было своей земли, мусульманам запрещалось веселье и употребление хмельных напитков, немецкие христиане хотели захватить Русь.

И князь Владимир в итоге остановился на греческой ветви христианства.

Роль знамений в «Повести временных лет»

Если внимательно прочитать текст летописи, то становится очевидным, что летописец уделяет огромное внимание различным природным явлениям, связывая их с божественными силами. Землетрясения, наводнения и засухи он считает наказанием Божиим, а солнечные и лунные затмения, по его мнению, являются предупреждением от небесных сил. Солнечные затмения играли особую роль в жизни князей. Исследователи отмечают, чтосимволика дат и название «Повести временных лет»тоже находятся под влиянием явлений природы и летоисчисления времени.

Солнечное затмение видит князь в 1185 году перед началом своего похода на половцев. Его воины предостерегают его, говоря, не к добру. Но князь ослушался их и пошел на врага. В результате его войско оказалось разбито. Также солнечное затмение обычно предвещало смерть князя. За период с 1076 по 1176 годы произошло 12 солнечных затмений, и после каждого из них происходила гибель одного из князей. Летопись была настроена на то, что конец света, или Страшный Суд, придет в 1492 году, и готовила своих читателей к этому. Засухи и затмения предвещали войны и скорый конец света.

Стилевые особенности «Повести временных лет»

Название списков «Повести временных лет» определяется жанровыми особенностями этих летописей. Прежде всего, летописи являются типичными произведениями древнерусской литературы. То есть они содержат в себе черты разных жанров. Это не художественные произведения и не просто исторические труды, но они сочетают в себе черты того и другого. «Повесть временных лет», список которой найден в Новгороде, тоже имеет эти черты.

Сама летопись, очевидно, представляла собой юридический документ. Ученый Н.И. Данилевский считает, что летописи предназначались не для людей, а для Бога, который должен был прочесть их на Страшном суде. Поэтому в летописях подробно описывались деяния князей и их подчиненных.

Задача летописца не толкование событий, не поиск их причин, а просто описание. Настоящее при этом мыслится в контексте прошлого. «Повесть временных лет», о списках которой ходят легенды, имеет «открытый жанр», в котором смешались черты разных жанров. Как известно, в древнерусской литературе еще не было четкого разделения жанров, из письменных произведений существовали только летописи, поэтому в них сочетались черты романа, поэмы, повести и юридических документов.

Что означает название «Повесть временных лет»

Название своду дала первая строчка летописи «Се повесть временных лет…». «Повесть временных лет» означает «Повесть о прошедших годах», поскольку слово «лето» на древнерусском языке означало «год». Многие пытаются узнать, что означает название «Повесть временных лет». В самом широком значении это повесть о существовании этого мира, которого рано или поздно ждет Суд Божий. «Повесть временных лет», список с которой найден в монастыре, считается самым ранним произведением.

Предшествующие своды

«Повесть временных лет» была подвергнута тщательному текстологическому анализу. И обнаружилось, что она составлена на основе более ранних летописных сочинений.

«Повесть временных лет» и предшествующие ей своды составляют единое целое, то есть «Повесть» во многом повторяет то, что было написано до нее. Современная история придерживается мнения академика А.А. Шахматова, который исследовал все древние летописи с помощью сравнительного метода. Он обнаружил, что самой первой летописью был Древнейший Киевский летописный свод, созданный в 1037 году. В нем речь шла о том, когда началась история человечества и когда была крещена Русь.

В 1073 году был создан Киево-Печерский летописный свод. В 1095 году появилась вторая редакция Киево-Печерского свода, еще его называют Начальный свод.

Символика дат

Календарные даты в «Повести временных лет» рассматривались как имеющие особое значение. Если для современного человека календарные даты никакого значения не имеют, то для летописца каждая дата или день недели, в которые происходили события, были наполнены особым историческим значением. И летописец старался чаще упоминать те дни или даты, которые обладали большим смыслом и несли в себе больше ценности. Поскольку особыми, или сакральными, днями в то время считались суббота и воскресенье, то эти дни упоминаются в «Повести временных лет» соответственно 9 и 17 раз, а будние дни упоминаются реже. Среда упоминается всего 2 раза, четверг три раза, пятница пять раз. Понедельник и вторник упоминаются всего по одному разу.Можно утверждать, что символика дат и название «Повести временных лет» тесно связаны с религиозным контекстом.

«Повесть временных лет» была тесно связана с религиозным мировоззрением, поэтому все ее особенности были основаны на этом. Летописец видит все события только в контексте грядущего Страшного Суда, поэтому он смотрит на происходящее с точки зрения божественных сил. Они предупреждают людей о грядущих войнах, засухах и недородах. Они же карают злодеев, совершивших убийства и ограбления, а невинных возносят на божественный престол. Мощи святых обретают необычные качества. Об этом свидетельствуют предания о житиях святых Бориса и Глеба. Также храмы являются сакральными местами, куда не могут проникнуть нечестивые и язычники.

Почти с самого начала письменности на Руси появились летописи , т. е. исторические своды, хроники. В монастырях монахи вели пасхалии, таблицы, на которых вычисляли, какого числа будет Пасха, все праздники и посты, передвигающиеся вместе с днем Пасхи. В свободных клетках этих таблиц, или на широких полях монахи часто записывали какое-нибудь краткое историческое сведение, отмечавшее этот год, – или замечание о погоде этого года, или какое-нибудь необыкновенное явление. Например: «князь Василий Костромской умре», или «талая зима», «погиблое (дождливое) лето»; иногда, если ничего особенного в этом году не случилось, было написано: «тишина бысть», т. е. не было войны, ни пожара, ни других бедствий, – или: «ничесоже не бысть».

Повесть временных лет

Иногда вместо таких кратких заметок были вставлены целые рассказы, особенно интересные потому, что были написаны современниками или даже очевидцами события. Так, мало-помалу, составлялись исторические хроники, – летописи, – сначала в виде заметок на пасхальных таблицах, позднее – в виде самостоятельных летописных сводов.

В начале ХІІ века в Киево-Печерской лавре было написано замечательное историческое и литературное произведение, называемое «Повесть временных лет». Вот его полное заглавие: «Се повесть временных (прошлых) лет, откуда есть пошла Русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда Русская земля стала есть».

Кто написал «Повесть временных лет», – точно неизвестно. Сперва думали, что её автор – тот же преп. Нестор, который написал житие преп. Феодосия . Преп. Нестор несомненно вел летопись, – в Киево-Печерском монастыре имеются мощи двух Несторов: «летописателя» и другого, Нестора «некнижного», названного так в отличие от первого. Несомненно, некоторые труды преп. Нестора вошли в состав Повести, так вошло, например, целиком его житие преп. Феодосия. Но в конце Повести есть приписка: «Игумен Сильвестр Святого Михаила (монастыря около Киева) написав книги си летописец».

Некоторые ученые предполагают, что игумен Сильвестр был только переписчиком Повести, а не автором, может быть пополнил ее. В те времена переписчики часто ставили свое имя в конце рукописи, которую переписывали.

Итак, имя автора точно не установлено. Во всяком случае, это был человек духовный, глубоко религиозный и очень начитанный, образованный. Видно, что для составления Повести он пользовался многими летописными сводами (Новгородским и начальными Киевскими), житиями, сказаниями, поучениями и греческими хрониками, откуда, например, взяты торговые договоры наших первых князей с Византией.

Начинается рассказ «Повести» со всемирного потопа . Говорится о столпотворении Вавилонском , о разделении языков. Одним из этих «языков», из «племени Афетова», был «язык словенск», т. е. народ славянский.

Автор потом рассказывает о поселении славян на Дунае, о расселении их оттуда в разные стороны. Славяне, пошедшие вверх по течению Днепра и на север, – были нашими предками. Все, что мы знаем о древних славянских племенах, о древлянах , полянах , северянах , – об их обычаях, нравах, о начале русского государства и о первых наших князьях , – все это мы знаем из Повести временных лет и должны быть особенно благодарны автору ее, положившему начало русской истории.

В состав Повести вошло множество древних сказаний, преданий и легенд. Например, рассказывается предание о проповеди апостола Андрея на берегах Черного моря (которое автор называет «Русским» морем), о том, что апостол Андрей поднялся по Днепру до того места, где впоследствии был основан Киев, водрузил крест на горах киевских и предсказал, что на этом месте «воссияет благодать Божия». В рассказе об основании Киева говорится о легендарных князьях Кие, Щеке и Хориве и сестре их Лыбеди, – но автор не выдает их существование за исторический факт, а рассказывает, как предание.

Судьбоносным событием для Руси, развития ее культуры и книжности явилось создание славянской азбуки Кириллом и Мефодием в 863 году. Летопись рассказывает об этом так: русские князья обратились к византийскому царю Михаилу с просьбой прислать им учителей, которые «могли бы рассказать о книжных словах и смысле их». Царь послал им «искусных философов» Кирилла (Константина) и Мефодия. «Когда же братья эти пришли – начали они составлять славянскую азбуку и перевели Апостол и Евангелие. И рады были славяне, что услышали они о величии Божьем на своем языке».

Дальше события передаются с большей достоверностью. Даются яркие, красочные характеристики древних князей: например, князя Олега . Рассказывается о его походе на Царьград с эпизодами фольклорного характера (Олег подступает к стенам города в ладьях, двигающихся под парусами по суше, вешает свой щит над воротами Константинополя).

Князь Олег прибивает свой щит ко вратам Царьграда. Гравюра Ф. Бруни, 1839

Здесь же приведено предание о смерти Олега. Волхв (языческий жрец) предсказал князю смерть от любимого коня. Олег усомнился в этом пророчестве, пожелал увидеть кости умершего коня, но выползшая из черепа змея ужалила его. Этот летописный эпизод лег в основу баллады А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге ».

Далее повествуется о княгине Ольге , которая была «мудрейшей всех человек», про сына ее, князя Святослава . Несмотря на то, что он был язычником и не хотел по примеру своей матери принять христианство , автор довольно сочувственно говорит о его прямоте, известном благородстве, знаменитых словах – «иду на вы», которыми он предупреждал своих врагов о нападении.

Но главным важнейшим событием русской жизни автор считает крещение Руси и останавливается на нем особенно подробно. Рассказывая о святом князе Владимире , он говорит о той огромной перемене, которая произошла в его характере с принятием христианства.

В «Повесть» вошло и житие св. князей Бориса и Глеба, написанное Иаковом Мнихом (гл. 10-я). С большим сочувствием и уважением говорит автор о князе Ярославе Мудром . Доведен рассказ «Повести» до 1110-го года.

Существуют продолжения этого летописного свода, которые велись в разных монастырях и носили поэтому названия разных городов: Киевская, Волынская, Суздальская летописи. Одну из Новгородских летописей, Иоакимовскую, не дошедшую до нас, считают даже древнее Повести временных лет.

Но в «Повести» есть одно качество, принадлежащее только ей: она написана до разделения Руси на уделы , автор смотрит на славян, как на один целый народ, не придает никакого местного отпечатка своему рассказу. Вот почему «Повесть временных лет» можно справедливо назвать общерусской, всероссийской летописью.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http :// www . allbest . ru /

Чеченский государственный педагогический институт

по дисциплине: «Источниковедение»

на тему: «Повесть временных лет » — и стория создания и изучения

Студента 3 курса

Гуманитарного ф-та

Специальности И.Ю. 217

Газиханова Р.С.

Руководитель:

Гайрабеков А.Я.

г. Грозный, 2009г.

План

Введение

1. История создания летописи

2. Повесть временных лет и предшествующие ей своды. Общее понятие о Повести временных лет

Заключение

Список литературы

Введение

Повесть временных лет — древнерусская летопись, созданная в 1110-х. Летописи — исторические сочинения, в которых события излагаются по так называемому погодичному принципу, объединены по годовым, или «погодичным», статьям (их также называют погодными записями). «Погодичные статьи», в которых объединялись сведения о событиях, произошедших в течение одного года, начинаются словами «В лето такое-то…» («лето» в древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе и Повесть временных лет, принципиально отличаются от известных в Древней Руси византийских хроник, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории. В переводных византийских хрониках события были распределены не по годам, а по царствованиям императоров. Самый ранний дошедший до нашего времени список Повести временных лет относится к 14 в. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени переписчика, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377. Другой древнейший список Повести временных лет сохранился в составе так называемой Ипатьевской летописи (сер. 15 в.). Повесть временных лет — первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первоначальном виде. Благодаря тщательному текстологическому анализу Повести временных лет исследователи обнаружили следы более ранних сочинений, вошедших в ее состав. Вероятно, древнейшие летописи были созданы в 11 в. Наибольшая признание получила гипотеза А.А.Шахматова (1864-1920), объясняющая возникновение и описывающая историю русского летописания 11- начала 12 в. Он прибегнул к сравнительному методу, сопоставив сохранившиеся летописи и выяснив их взаимосвязи. Согласно А.А.Шахматову, ок. 1037, но не позже 1044, был составлен Древнейший Киевский летописный свод, повествовавший о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 в Киево-Печерском монастыре, вероятно, монахом Никоном был закончен первый Киево-Печерский летописный свод. В нем новые известия и сказания соединялись с текстом Древнейшего свода и с заимствованиями из Новгородской летописи середины 11 в. В 1093-1095 здесь же на основе свода Никона был составлен второй Киево-Печерский свод; его также принято называть Начальным. (Название объясняется тем, что первоначально именно этот летописный свод А.А.Шахматов счел самым ранним.). В 1110-1113 была завершена первая редакция (версия) Повести временных лет — пространного летописного свода, вобравшего многочисленные сведения по истории Руси: о войнах русских с Византийской империей, о призвании на Русь на княжение скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях. Вероятный автор этой летописи — монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде эта редакция не сохранилась. В первой редакции Повести временных лет были отражены политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 Святополк умер, и на киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах. В 1116 монахом Сильвестром (в промономаховском духе) и в 1117-1118 неизвестным книжником из окружения князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Повести временных лет был переработан. Так возникли вторая и третья редакции Повести временных лет; древнейший список второй редакции дошел до нас в составе Лаврентьевской, а самый ранний список третьей — в составе Ипатьевской летописи. Почти все русские летописи представляют собой своды — соединение нескольких текстов или известий из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи 14-16 вв. открываются текстом Повести временных лет. Название Повесть временных лет (точнее, Повести временных лет — в древнерусском тексте слово «повести» употреблено во множественном числе) обыкновенно переводится как Повесть минувших лет, но существуют и другие толкования: Повесть, в которой повествование распределено по годам или Повествование в отмеренных сроках, Повествование о последних временах — рассказывающее о событиях накануне конца света и Страшного суда. Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о расселении на земле сыновей Ноя — Сима, Хама и Иафета — вместе со своими родами (в византийских хрониках начальной точкой отсчета было сотворение мира). Этот рассказ заимствован из Библии. Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом русская история включалась в состав истории всемирной. Целями Повести временных лет было объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и распространения христианства на Руси. Повествование о русских событиях в Повести временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя преданиями. Это рассказ о княжении в Киеве князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди; о призвании враждующими северно-русскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синеуса, — чтобы они стали князьями и установили в Русской земле порядок. Рассказ о братьях-варягах имеет точную дату — 862. Таким образом, в историософской концепции Повести временных лет устанавливаются два источника власти на Руси — местный (Кий и его братья) и иноземный (варяги). Возведение правящих династий к иностранным родам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные рассказы встречаются и в западноевропейских хрониках. Так правящей династии придавалась бульшие знатность и достоинство. Основные события в Повести временных лет — войны (внешние и междоусобные), основание храмов и монастырей, кончина князей и митрополитов — глав Русской церкви. Летописи, в том числе и Повесть…, — не художественные произведения в строгом смысле слова и не труд ученого-историка. В состав Повести временных лет включены договоры русских князей Олега Вещего, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи имели, по-видимому, значение юридического документа. Некоторые ученые (например, И.Н.Данилевский) полагают, что летописи и, в частности, Повесть временных лет, составлялись не для людей, но для Страшного Суда, на котором Бог будет решать судьбы людей в конце мира: поэтому в летописях перечислялись грехи и заслуги правителей и народа. Летописец обычно не истолковывает события, не ищет их отдаленные причины, а просто описывает их. В отношении к объяснению происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом — все происходящее объясняется волей Божьей и рассматривается в свете грядущего конца света и Страшного Суда. Внимание к причинно-следственным связям событий и их прагматическая, а не провиденциальная интерпретация несущественны. Для летописцев важен принцип аналогии, переклички между событиями прошлого и настоящего: настоящее мыслится как «эхо» событий и деяний прошлого, прежде всего деяний и поступков, описанных в Библии. Убийство Святополком Бориса и Глеба летописец представляет как повторение и обновление первоубийства, совершенного Каином (сказание Повести временных лет под 1015). Владимир Святославич — креститель Руси — сравнивается со святым Константином Великим, сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (сказание о крещении Руси под 988). Повести временных лет чуждо единство стиля, это «открытый» жанр. Самый простой элемент в летописном тексте — краткая погодная запись, лишь сообщающая о событии, но не описывающая ее. В состав Повести временных лет также включаются предания. Например — рассказ о происхождении названия города Киева от имени князя Кия; сказания о Вещем Олеге, победившем греков и умершем от укуса змеи, спрятавшейся в черепе умершего княжеского коня; о княгине Ольге, хитроумно и жестоко мстящей племени древлян за убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют известия о прошлом Русской земли, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти имена. Об этом также сообщают предания. В Повести временных лет доля преданий очень велика, так как описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже веками. В позднейших летописных сводах, рассказывающих о современных событиях, число преданий невелико, и они также находятся обыкновенно в части летописи, посвященной далекому прошлому. В состав Повести временных лет включаются и повествования о святых, написанные особенным житийным стилем. Таков рассказ о братьях-князьях Борисе и Глебе под 1015, которые, подражая смирению и непротивлению Христа, безропотно приняли смерть от руки сводного брата Святополка, и повествование о святых печерских монахах под 1074. Значительную часть текста в Повести временных лет занимают повествования о сражениях, написанные так называемым воинским стилем, и княжеские некрологи.

1. История создания летописи

Автор летописи указан в Хлебниковском списке как монах Нестор, известный агиограф на рубеже XI—XII веков, монах Киево-Печерского монастыря. Хотя в более ранних списках это имя опущено, исследователи XVIII—XIX вв. считали Нестора первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью. Изучение летописания русским лингвистом А.А. Шахматовым и его последователями показало, что существовали летописные своды, предшествовавшие «Повести временных лет». В настоящее время признаётся, что первая изначальная редакция ПВЛ (Повести временных лет) монаха Нестора утрачена, а до нашего времени дошли доработанные версии ПВЛ. При этом ни в одной из летописей точных указаний на то, где именно оканчивается ПВЛ, нет.

Наиболее подробно проблемы источников и структуры ПВЛ были разработаны в начале XX в. в фундаментальных трудах академика А.А. Шахматова. Представленная им концепция до сих пор выполняет функцию «стандартной модели», на которую опираются или с которой полемизируют все последующие исследователи. Хотя многие ее положения подвергались критике (зачастую вполне обоснованной), но разработать сопоставимую по значимости концепцию никому из последующих авторов не удалось.

Вторая редакция читается в составе Лаврентьевской летописи (1377 год) и других списках. Третья редакция содержится в составе Ипатьевской летописи (древнейшие списки: Ипатьевский (XV век) и Хлебниковский (XVI век)). В одну из летописей второй редакции под годом 1096 добавлено самостоятельное литературное произведение, «Поучение Владимира Мономаха», создание которого датируется 1117 годом.

По гипотезе Шахматова (поддержанной Д. С. Лихачевым и Я. С. Лурье) первый летописный свод, названный Древнейшим, был составлен при митрополичьей кафедре в Киеве, основанной в 1037 году. Источником для летописца послужили предания, народные песни, устные рассказы современников, какие-то письменные агиографические документы. Древнейший свод продолжил и дополнил в 1073 году монах Никон, один из создателей Киевского Печерского монастыря. Затем в 1093 году игуменом Киево-Печерского монастыря Иоанном был создан Начальный свод, который использовал новгородские записи и греческие источники: «Хронограф по великому изложению», «Житие Антония» и др. Начальный свод фрагментарно сохранился в начальной части Новгородской первой летописи младшего извода. Нестор переработал Начальный свод, расширил историографическую основу и привёл русскую историю в рамки традиционной христианской историографии. Он дополнил летопись текстами договоров Руси с Византией и ввёл дополнительные исторические предания, сохранённые в устной традиции.

По версии Шахматова первую редакцию ПВЛ Нестор написал в Киево-Печерском монастыре в 1110—1112 гг. Вторая редакция была создана игуменом Сильвестром в киевском Выдубицком Михайловском монастыре в 1116 году, по сравнению с версией Нестора была переработана заключительная часть. В 1118 году составляется третья редакция ПВЛ по поручению новгородского князя Мстислава Владимировича.

повесть временной шахматов литературный нестор

2. Повесть временных лет и предшествующие ей своды. Общее понятие о Повести временных лет

Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым общим текстом, которым начинается подавляющее большинство дошедших до нашего времени летописных сводов. В одних поздних летописях он подвергся сокращениям и кое-каким случайным вставкам (Летопись Переяславля Южного и др.) был соединен с киевским и новгородским сводами. Интересующий нас текст охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. По первым строкам, открывающим большинство его списков, этот текст традиционно называют Повестью временных лет. Вполне обоснованно считается, что это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. Следует помнить, что Повесть временных лет — условно (хотя и небезосновательно) выделяемый текст. Отдельных списков его неизвестно. По этому поводу В.О. Ключевский писал: «В библиотеках не спрашивайте Начальной летописи — вас, пожалуй, не поймут и переспросят: «Какой список летописи нужен вам?» Тогда вы в свою очередь придете в недоумение. До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой Начальная летопись была бы помещена отдельно в том виде, как она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных списках она сливается с рассказом ее продолжателей, который в позднейших сводах доводит обыкновенно до конца XVI в.» В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие ему списки).

Обычно это связывают с неоднократным редактированием Повести. Сличение обеих редакций привело А.А. Шахматова к выводу, что в Лаврентьевской летописи сохранился текст первой редакции, осуществленной игуменом Выдубицкого монастыря Сильтвестром, оставившим об этом запись под 6618 г.: «Игуменъ Силивестръ святого Михаила написах книгы си Летописецъ, надеяся от Бога милость прияти, при князи Володимере, княжащю ему Кыеве, а мне в то время игуменянящю у святого Михаила въ 6624, индикта 9 лета; а иже чтеть книгы сия, то буди ми въ молитвахъ». Эта запись рассматривается как безусловное свидетельство того, что Повесть была составлена до даты, указанной в приписке Сильвестра.

В Ипатьевской же летописи текст Повести на этом не обрывается, а продолжается без сколько-нибудь заметных пропусков вплоть до 6626/1118 г. После этого характер годовых статей резко меняется. Развернутое изложение событий сменяют крайне скупые отрывочные записи. Текст статей 6618-6626 гг. связывается со второй редакцией Повести временных лет, проведенной, видимо, при старшем сыне Владимира Мономаха новгородском князе Мстиславе. Одновременно указание на то, что автором Повести был какой-то монах Киево-Печерского монастыря, встречающееся в Ипатьевской летописи (в Хлебниковском списке названо и имя этого монаха — Нестор), а также ряд разночтений в текстах списков Лаврентьевской и Ипатьевской редакций Повести временных лет побудил А.А. Шахматова утверждать, что Лаврентьевская летопись сохранила не первоначальный вариант Повести. На то, что первым автором Повести бал киево-печерский монах, указывал и особый интерес Повести временных лет к жизни именно этой обители. По мнению А.А. Шахматова, летопись, которую принято именовать Повестью временных лет, была создана в 1112 г. Нестором — предположительно автором двух известных агиографических произведений — Чтений о Борисе и Глебе и Жития Феодосия Печерского.

При редактировании первоначальный текст (первая редакция Повести временных лет) был изменен настолько, что Шахматов пришел к выводу о невозможности его реконструкции «при теперешнем состояний наших знаний». Что же касается текстов Лаврентьевской и Ипатьевской редакций Повести (их принято называть соответственно второй и третий редакциями), то, несмотря на позднейшие переделки в последующих сводах, Шахматову удалось определить их состав и предположительно реконструировать. Следует отметить, что Шахматов колебался в оценке этапов работы над текстом Повести временных лет. Иногда, например, он считал, что в 1116г. Сильвестр лишь переписал Несторов текст 1113г. (причем последний, иногда датировался 1111г.), не редактируя его.

Если вопрос об авторстве Нестора остается спорным (в Повести содержится ряд указаний, принципиально расходящихся с данными Чтений и Жития Феодосия), то в целом предположения Шахматова о существовании трех редакций Повести временных лет разделяют большинство современных исследователей.

Начальный свод. Дальнейшее исследование текста Повести показало, что в нем содержится ряд фрагментов, нарушающих изложение. Некоторые из них даже изменяли структуру отдельных фраз, в которые были включены, отрывая начало предложения от его завершения. Так, договором князя Святослава с греками 971г. Был разорван связный текст: «Видевъ же [Святослав] мало дружины своея, рече к собе: «Еда како прельстившее изъбьють дружину моя и мене», беша бо многи погибли на полку. И рече: «Поиду в Русь, приведу боле дружины». И [следует рассказ о том, как Святослав заключил договор с Византией, и текст самого договора] поиде Святославъ в пороги». Подобное нарушение встречается, и вы рассказе о так называемой четвертой мести Ольги древлянам. Ему предшествует фраза: «И победиша деревляны». Затем летописец излагает легенду о четвертой мести, за которой следует слова: «И възложиша на ня дань тяжьку; 2 части дани идета Киеву, а третьяя Вышегороду к Ользе; бе бо Вышегородъ градъ Вользинъ». Устранив предполагаемую вставку, получаем связный текст. В Новогородской первой летописи, текст которой в начальной части отличается от большинства текстов других летописей, содержащих Повесть временных лет, такие нарушения текста отсутствуют. Здесь мы находим гипотетически восстанавливаемые фразы: «И победиша деревляны, и възложиша на ня дань тяжьку» и «Пойду на Русь, приведу боле дружины. И поиде Святослав в пороги».

Это дало достаточное основание для предположения о том, что в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. При дальнейшем исследовании этого текста оказалось, что в нем, кроме того, отсутствуют все договоры Руси с Греками, а также все прямые цитаты из греческой хроники Георгия Амартола, которой пользовался составитель Повести временных лет. Последний признак представляется особенно важным, поскольку в летописях (как, впрочем, и в любых других произведениях древнерусской литературы) не было принято каким-либо образом выделять цитируемые фрагменты из других текстов. Говоря современным языком, полностью отсутствовало представление об авторском праве. Поэтому вычленить и удалить из летописи все прямые цитаты из какого-либо другого текста можно было, лишь проведя полное текстуальное сличение летописи с цитируемым произведением. Прежде всего, такая операция чрезвычайно сложна технически. Кроме того, невозможно ответить на простой вопрос: зачем понадобилось летописцу «очищать» свой текст от вставок из Хроники Георгия Амартола (и почему именно из нее — он ведь пользовался и другими источниками)? Всё это привело к выводу о том, что Повести временных лет предшествовал свод, который А.А. Шахматов предложил назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 гг. По мнению исследователя, он-то и лег в основу Новгородской I летописи.

Новгородские своды XI в. Воссоздавая начальные этапы древнерусского летописания, А.А. Шахматов предложил существование новгородского свода, который был начат в 1050 г. И велся до 1079 г. Вместе с Киево-Печерским сводом 1074 г. (так называемый свод Никона), он лег в основу начального свода. В основе Новгородского свода третьей четверти XI в., как полагал А.А. Шахматов, лежали Древнейший киевский свод 1037 г. и какая-то более ранняя новгородская летопись 1017 г., составленная при новгородском епископе Иокиме. Не все исследователи разделяют мысль о существовании середине-второй половине XI в. новгородской ветви летописания. Так, М.Н. Тихомиров отмечал, что «если бы существовал новгородский свод 1050 г., то он должен был включить в свой состав все новгородские известия XI в. Между тем Повесть временных лет включает в свой состав, лишь ничтожное количество их». Близкой точки зрения придерживается и Д.С. Лихачев. Он полагает, что все новгородские известия Повести временных лет, восходя к устным источникам (сообщения Вышаты и Яня Вышатича): «Перед нами своеобразная устная летопись семи поколений». Те же, кто поддержали мысль о том, что в Новгороде в XI в. велась своя летопись, зачастую расходились с А.А. Шахматовым определении даты создания новгородского свода и его содержания.

Наиболее аргументировано это гипотезу развил Б.А. Рыбаков. Он связывал составление того свода с именем новгородского посадника Остромира (1054-1059 гг.). По мнению исследователя это было светская (боярская, посадничья) летопись обосновывавшая самостоятельностью Новгорода, его независимость от Киева. По убеждению Б.А. Рыбакова, в Новгороде в середине XI в. было создано публицистическое произведение, «смелый памфлет, направленный против самого великого князя киевского». Несмотря на то, что произведение имело не только антикняжескую, но и антиваряжскую направленность, оно впервые включало в себе легенду о призвании варягов, откуда она перешла позднейшее летописание.

Устные источники в составе Повести временных лет. А.А. Шахматов обратил внимание на то, что сам летописец одним из своих источников называет устные предания. Так, под 6604/1096 г. он упоминает новгородца Гюряту Роговича, рассказавшего ему югорскую легенду о народах, живущих на краю земли в «полунощных странах». Известие о кончине 90-летнего «старца доброго» Яня (под 6614/1106 г.) летописец сопроводил следующим упоминанием: «От него же и аз много словеса слышах, еже и вписах в летописаньи семь, от него же слышах».

Последние строки послужили основанием для разработки гипотезы о существовании уже упоминавшихся «устных летописей» в составе Повести временных лет. Опираясь на предположение А.А. Шахматова «о сказочных предках Владимира», Д.С. Лихачев сопоставил ряд летописных упоминаний о них. В результате был сделан вывод о том, что, по меньшей мере, два поколения киевских летописцев получали информацию от двух представителей рода новгородских посадников: Никон — от Вышаты, а создатели Начального свода и Повести — от Яна Вышатича.

Гипотеза об «устных летописях» вызвала справедливую критику Б.А. Рыбакова. ОН обратил внимание на то, что Д.С. Лихачев опирался в своих построениях на ряд крайне слабо обоснованных допущений А.А. Шахматова. Их критическая проверка лишала гипотезу об «устной летописи семи поколений» новгородских посадников очень важных начальных звеньев. Следует подчеркнуть, что отождествление информатора летописца Яня с Янем Вышатичем также не выдерживаем критики. Непосредственно перед записью о смерти «доброго старца», под тем же 6614(1096)г. упоминается о том, что Яь Вышатич был послан во главе военного отряда на половцев и одержал над ними победу. Для 90-летнего старика такие подвиги вряд ли возможны.

И все-таки летописец, несомненно, пользовался какими-то устными источниками, состав и объем которых пока не установлены.

Цель создания древнейших летописных сводов, однако, не формулируется в них в явном виде. Поэтому ее определение стало одним их дискуссионных вопросов в современном летописоведении. Исходя из представления о, прежде всего, политическом характере древнерусского летописания, А.А. Шахматова, а за ним М.Д. Присёлков и другие исследователи полагают, что зарождение летописной традиции на Руси связано с учреждением Киевской митрополии. «Обычай византийской церковной администрации требовал при открытии новой кафедры, епископской или митрополичьей, составлять по этому случаю записку исторического характера о причинах, месте и лицах этого события для делопроизводства патриаршего синода в Константинополе». Это якобы и стало поводом для создания Древнейшего свода 1037 г. Такое вполне удовлетворительное, на первый взгляд, объяснение не позволяет, однако, понять, зачем потребовалось продолжать этот свод, а потом создавать на его базе новые летописные произведения. Видимо, поэтому о причинах, побуждавших продолжать летописание на протяжении нескольких веков, исследователи чаще всего молчат. Позднейшие своды, составлявшиеся на основе на основе Повести временных лет, исследователи представляют то сугубо публицистическими произведениями, написанными, что называется, за злобу дня, то некоей средневековой беллетристикой, то просто текстами, которые систематически с удивительными упорством и настойчивостью «дописывают»- едва ли не по инерции. В лучшем случае дело сводится к тому, что князья «усваивают… заботу о своевременном записывании событий» (хоть и непонятно, зачем им это понадобилось), а летописцы видят в своем труде «не удовлетворение исторической любознательности, а поучение современникам от прошлого». Причем это «поучение» по преимуществу было политическим. За него летописец якобы рассчитывал получить «осуществление своих заветных планов», весьма материальных по преимуществу. Кстати, из этого следовал вывод, что Повесть временных лет — «искусственный и малонадежный» исторический источник.

На наш взгляд, цель создания летописей должна быть достаточно значимой, чтобы на протяжении ряда столетий многие поколения летописцев продолжали труд, начатый в Киеве XI в. Должна она объяснить и «затухание» летописания в XVI-XVII вв. Вряд ли эта цель может быть сведена исключительно к меркантильным интересам монахов-летописцев. Эта гипотеза вызывала и более серьезные возражения. Так, отмечалось, что «авторы и редакторы (летописных сводов. — И.Д.) держались одних и тех же литературных приемов и высказывали одни и те же взгляды и на общественную жизнь и на нравственные требования». Подчеркивалось, что признание политической ангажированности авторов и редакторов Повести временных лет не объясняет, а противоречит представлению о единстве, цельности этого литературного произведения. И.П. Еремин обращал внимание на то, что расхождения (иногда радикальные) в оценках одного и того же деятеля, сохранявшиеся при последующей переписке или редактировании летописи, не находят тогда объяснения.

В последние годы И.Н. Данилевский предложил гипотезу об эсхатологических мотивах как основной теме древнейшей русской летописи. Судя по всему, для летописца именно тема конца света была системообразующей. Все прочие мотивы и сюжеты, встречающиеся в Повести, лишь дополняют и развивают ее. Есть достаточные основания и для гипотезы о том, что ориентация на спасение в конце мира — сначала коллективное (т.е. на «большую» эсхатологию), а позднее индивидуальное (на «малую» эсхатологию) — определяла и важнейшую социальную функцию летописи: фиксацию нравственных оценок основных (с точки зрения летописи) персонажей исторической драмы, разворачивающейся на богоизбранной Русской земле, которая явно претендует стать центром спасения человечества на Страшном Суде. Именно эта тема определяет (во всяком случае, позволяет непротиворечиво объяснить) структуру летописного повествования; отбор материала, подлежащего изложению; форму его подачи; подбор источников, на которые опирается летописец; причины, побуждающие создавать новые своды и продолжать начатое когда-то изложение.

Глобальность цели, которую ставил перед собой летописец, предполагала многоплановость изложения, охват широкого круга самых разнообразных по своему характеру событий. Все это задавало Повести ту глубину, которая обеспечивала ее социальную полифункциональность: возможность «прагматического» использования текста летописи (для доказательства, скажем, права на престол, как своеобразного свода дипломатических документов и пр.) наряду с ее чтением в качестве нравственной проповеди, либо собственно исторического, либо беллетристического сочинения, и т.д. Необходимо сказать, что до сих пор идеи и духовные ценности, которыми руководствовался летописец в ходе своей работы, во многом остается загадочными.

Заключение

«Повесть временных лет» сыграла важную роль в развитии областных летописей и в создании общерусских летописных сводов ХV-ХVI вв.: она неизменно включалась в состав этих летописей, открывая собой историю Новгорода, Твери, Пскова, а затем и историю Москвы и Московского государства.

В литературе ХVIII-ХIХ вв. «Повесть временных лет» служила источником поэтических сюжетов и образов. Так, А. П. Сумароков, создавая свои классицистические трагедии, обращался не к античным сюжетам, а к событиям русской национальной истории (см. его трагедии «Синав и Трувор», «Хорев»), Я.Б. Княжнин свою тираноборческую трагедию «Вадим Новгородский» строит на материале летописи.

Большое место занимают образы Владимира, Святослава, Олега в романтических «Думах» К.Ф. Рылеева, проникнутых пафосом свободолюбивых идей.

Поэтичность летописных сказаний прекрасно почувствовал, понял и передал А.С. Пушкин в «Песне о вещем Олеге». В летописях старался он «угадать образ мыслей и язык тогдашних времен» для своей исторической трагедии «Борис Годунов». Созданный поэтом величавый по своей духовной красоте образ летописца Пимена явился, по словам Ф. М. Достоевского, свидетельством «того мощного духа народной жизни, который может выделять из себя образы такой неоспоримой правды».

И в наши дни летопись не потеряла своего большого не только историко-познавательного, но и воспитательного значения. Она продолжает служить воспитанию благородных патриотических идей, учит глубокому уважению к славному историческому прошлому нашего народа.

Список литературы

1. И.Н. Данилевский, В.В.Кабанов, О.М. Медушевская, М.Ф.Румянцева «Источниковедение». Москва 1998 г.

2. Сухомлинов М.И. О древней русской летописи как памятнике литературном. СПб, 1856

3. Истрин В.М. Замечания о начале русского летописания. — Известия Отделения русского языка и словесности Академии наук, т. 26, 1921; т. 27, 1922

4. Насонов А.Н. История русского летописания XI — начала XVIII в. М., 1969

5. Алешковский М.Х. Повесть временных лет: Судьба литературного произведения в Древней Руси. М., 1971

6. Лихачев Д.С. Великое наследие. «Повесть временных лет» (1975). -Шайкин А.А. «Се повести временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989

7. Данилевский И.Н. Библеизмы «Повести временных лет». — В кн.: Герменевтика древнерусской литературы. М., 1993. Вып. 3.

8. Приселков М.Д. История русского летописания XI-XV вв. (1940). 2-е изд. М., 1996

9. Живов В.М. Об этническом и религиозном сознании Нестора Летописца (1998). — В кн.: Живов В.М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры. М., 2002

10. Шахматов А.А. История русского летописания, т. 1. СПб., 2002

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

    Календарные единицы времени в «Повести временных лет». Методы работы с временной информацией в тексте. Приемы использования источников. Связь летописи с фольклором и эпическим описанием, апокрифическими текстами. Гипотеза о древнейших построениях.

    контрольная работа , добавлен 20.11.2012

    Характеристика Повести временных лет, как исторического источника: анализ ее происхождения, содержания и особенностей. Общий источниковедческий анализ ПВЛ. Отражение княжеской власти и института дружины в Повести временных лет, их функции и значение.

    курсовая работа , добавлен 25.06.2010

    Биография Нестора Летописца и начало жизни в монастыре. Первые произведения агиографического жанра. «Повесть временных лет»: структура текста, источники и документальные материалы. Смерть преподобного Нестора и продолжение летописи его приемниками.

    доклад , добавлен 27.11.2011

    Анализ проблемы происхождения Киевской Руси, обращение к ней легендарного летописца Нестора в «Повести временных лет». Предпосылки образования Киевской Руси, основные теории ее происхождения. Критика норманнской теории происхождения Киевской Руси.

    реферат , добавлен 15.02.2014

    Особенность летописи как памятника исторической письменности и литературы Древней Руси. Монастырское летописание и трансформация летописного свода о жизни народа и правителей Руси, истории становления государственности и крещения в Повести Временных лет.

    презентация , добавлен 16.11.2011

    Характеристика личных летописцев князей как новой формы летописания в XII веке. Значение «Повести временных лет» в третьей редакции. Рассмотрение городского и общерусского владимирского летописания. Прекращение летописной работы после нашествия Батыя.

    контрольная работа , добавлен 02.02.2012

    Две версии происхождения князя Олега по летописи и традиционной версии. Олег Вещий в «Повести временных лет»: сказания, повести, легенды устного поэтического эпоса. Образование государства и предания о различных исторических лицах и событиях древности.

    реферат , добавлен 13.12.2010

    Расселение славян в верхнем Приднепровье. Формирование человеческого общества. Борьба с кочевниками в причерноморских степях. «Повесть временных лет» монаха Киево-Печерского монастыря Нестора. Первые религиозные представления у славянских народов.

    реферат , добавлен 26.03.2012

    Особенности использования источников при изучении раннего периода нашей истории. Монах Нестор и его рукопись «Повесть временных лет». Варяги и их роль в нашей истории. Норманнская теория происхождения древнерусского государства. Начало формирования Руси.

    презентация , добавлен 18.01.2012

    Первое упоминание о Ярославе Мудром в «Повести временных лет», год его рождения. Дорога к власти, междоусобная борьба с братьями. Принципы внутренней и внешней политики Ярослава. Рассвет Руси при его правлении. Династические связи. Пропажа останков.

Историк Игорь Данилевский о структуре «Повести временных лет», мотивах ее автора и мифичности князя Рюрика

На каких источниках основан текст «Повести временных лет»? Чем руководствовался летописец, по версии Алексея Шахматова? Какие сведения «Повести временных лет» не соответствуют археологическим материалам? На эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук Игорь Данилевский.

«Повесть временных лет» — это, казалось бы, основа основ, история Древней Руси. Это довольно любопытный текст. Это условно выделяемый текст с условной датой. То есть самой «Повести временных лет» в отдельном списке не существует. Это начальная часть подавляющего большинства летописных сводов. Собственно говоря, летописи в большинстве своем начинаются с «Повести временных лет». Это условное название, оно подается по первым строчкам в Лаврентьевском списке 1377 года: «Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская зем[л]я, кто въ Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть».

К сожалению, даже само название не вполне ясное, не говоря уже о тексте «Повести». «Повесть» охватывает период с разделения земли между сыновьями Ноя и кончая двумя первыми десятилетиями XII века. Там есть недатированная часть, которая включает в себя легенды, а потом вроде бы идет датированная часть, которая начинается с 6360 года. Хотя сама запись 6360 года — обычно эта дата переводится как 852 год в нашей системе летоисчисления — довольно странная. Там написано: «В лето 6360, Индикта 15 день, наченшю Михаилу царствовати, нача ся прозывати Руска земля». Сразу возникает вопрос: что это за Михаил? Речь идет о византийском императоре Михаиле III. И с него почему-то начинается русская история.

В датированной части есть целый ряд легендарных сведений, которые у нас часто вспоминают. Это и призвание варягов, и княжение Кия, Щека и Хорива в Киеве, и основание Киева как будущей столицы государственного объединения, которое возникнет. Но надо помнить об одной очень неприятной вещи, о которой очень часто забывают. Во-первых, текст «Повести» был написан в начале XII века. Во-вторых, «Повесть» основывалась на предыдущих летописных сводах — это Начальный свод 90-х годов XI века, ему предшествовал Древнейший свод, как назвал его Алексей Александрович Шахматов, выделивший этот изначальный текст, и он был написан в 30-е годы XI века. С Шахматовым многие исследователи не согласны, но все сходятся на том, что в 30-е годы XI века был создан какой-то рассказ. Рассказ этот, как говорят, монотематический, то есть он не разбит на годы. Хотя это тоже летописание. Дело в том, что в древнерусском языке слово «летописание» не обязательно предполагало хронологическую сетку. Скажем, «Деяния апостолов» тоже называли летописанием, хотя при всем желании в «Деяниях апостолов» вы не найдете ни одной даты.

Самое интересное — когда появились годовые даты в тексте «Повести временных лет». Алексей Александрович Шахматов установил, что эти даты были вставлены задним числом на рубеже 60-70-х годов XI века. Одна из загадок — кто их вставлял, зачем их вставляли. Шахматов обратил внимание: появляются не только годовые даты на рубеже 60-70-х годов, но появляются также календарные и часовые даты. Причем они появлялись очень интересно. Сначала это событие, которое происходит в Киеве, потом в Тмутаракани на Таманском полуострове, потом в Чернигове, потом опять в Тмутаракани, потом вновь в Киеве. И Шахматов, который создал современную основу изучения летописных сводов на рубеже XIX-XX веков, пришел к выводу, что он знает человека, который именно в это время уезжал из Киева в Тмутаракань, потом ездил в Чернигов, возвращался в Тмутаракань, возвращался в Киев. Это был Никон Великий, или Никон Печерский, сподвижник Антония Печерского и духовник Феодосия Печерского (это один из основателей Киево-Печерского монастыря). Но это выводы, которые у нас не всегда вспоминают, — что и даты для всех событий, которые происходят до конца 60-х годов XI века, условные, сам текст постепенно развивался, и многие сведения, которые у нас сейчас принято рассматривать как достоверные, появились очень поздно. Это, судя по всему, легендарные рассказы, которые попали в состав «Повести временных лет».

Конечно, возникает целый ряд вопросов: «Зачем создавали этот текст?», «С какой целью?», «Почему одни события фиксировались, другие не фиксировались?»

Скажем, поход Святослава на Болгарию фиксируется, а поход на Каспий, который был чуть раньше, не фиксируется. И это достаточно серьезный вопрос.

«Повесть временных лет» — источник загадочный еще по одной причине. Как писал один из исследователей «Повести» Игорь Петрович Ерёмин, что, когда мы читаем «Повесть», мы попадаем в мир, где все непонятно. И это действительно так. С другой стороны, многие современные исследователи, в том числе Дмитрий Сергеевич Лихачев, говорили, что нет, все понятно, мышление у человека всегда было одним и тем же, оно не менялось. Хотя на самом деле, мягко говоря, это не так. И это осознание того, что между автором «Повести временных лет» и нами существует определенный временной и культурный разрыв, дает ключ к пониманию «Повести временных лет».

Это достаточно сложная вещь, потому что, когда начинаешь рассматривать эти события внимательно, выясняются очень любопытные вещи. Например, летописца мало волновало рассказать, как все было на самом деле. Он вовсе не собирается подчиняться воле князя. В отличие от позднего летописания, которое очень жестко контролировалось центральной властью, «Повесть временных лет», видимо, составлялась монахами по своему собственному усмотрению, о чем будет писать один из летописцев в XV веке: «Завидую тем летописцам, которые работали без такой жесткой цензуры».

С другой стороны, летописца очень интересует вопрос: что бы это значило? То есть он пытается объяснить своим читателям не то, как это было на самом деле, а что это было. Причем он встраивает свою историю в историю сакральную — это продолжение сакральной истории, в чем-то ее повторение. Поэтому он часто цитирует прямо или косвенно библейские тексты и приспосабливает к ним события, которые он фиксирует.

Это очень серьезный момент, потому что «Повесть временных лет» характеризовалась по-разному. Тот же Алексей Александрович Шахматов скажет, что «рукой летописца водили не отвлеченные представления об истине, а мирские страсти и политические интересы». Эта фраза очень хорошо прижилась в советской историографии. Сама идея была развита учеником и последователем Алексея Александровича Шахматова Михаилом Дмитриевичем Присёлковым, который просто писал, что летописец — это служитель придворной канцелярии князя, который не останавливается перед тем, чтобы исказить народное предание, переставить события местами, поставить ложную дату, и он недешево продал свое перо.

Эта довольно хитрая установка приводит Присёлкова к очень тяжелому для нас выводу о том, что «Повесть временных лет» — источник искусственный и малонадежный. Это было написано еще в 1940 году, хотя никто на это внимания серьезного не обратил, и «Повесть временных лет» продолжают использовать как основной источник по ранней истории Древней Руси, хотя многие сведения носят явно легендарный характер. Это и предание о восточнославянских племенах: полянах, древлянах, северянах. Последние сведения об этих племенах заканчиваются в конце X века. Северяне живут дольше всего — в 1024 году они упоминаются в последний раз. Это притом, что сама «Повесть» пишется уже в начале XII века, то есть разрыв больше сотни лет.

Эти сведения очень плохо стыкуются с археологическими материалами. Археологи голову сломали, как привязать к летописным данным свои археологические материалы. Ничего путного у них не получается. А если мы вспомним, что точно такие же названия есть у южных славян, у западных славян — это было известно еще в XIX веке. Михаил Погодин писал: «Такое впечатление, что всем славянам сдавали из одной колоды карт, нам просто повезло больше всех, и мы получили карты всех мастей». Но об этом часто забывают и рассматривают это как вполне достоверное сведение. Я бы так, наверное, не поступал.

Так что «Повесть временных лет» очень сложный источник. Просто пересказывать его для профессионалов особого смысла не имеет.

Хотя профессионалы периодически к этому прибегают и пытаются установить этническую принадлежность Рюрика, который вообще-то фигура мифическая.

Кстати, в Нидерландах школьники начинают изучать историю своей страны с того, что в 862 году к ним пришел конунг Рюрик и создал свое государство.

Поэтому рассказ о призвании варягов я бы не брал в качестве свидетельства о реальных событиях. Хотя князья, наверное, приглашались. Скорее всего, приглашались и варяги. Если мы посмотрим родословную наших князей, то окажется, что у всех матери — иноземки и что все они были, мягко говоря, невосточными славянами, хотя все князья были нашими. Но это ни о чем не говорит. Вернее, это говорит о культурном контексте, в котором создавалась «Повесть временных лет».

Автор ее достаточно начитанный человек. Он знает хорошо греческие тексты, он использует и тексты, написанные на древнееврейском языке. Были найдены, по крайней мере, две вставки в начальной и в конечной части «Повести временных лет» из «Иосиппона» — это переработка «Иудейской войны» Иосифа Флавия. Он, судя по всему, достаточно начитанный человек, он часто ссылается на апокрифы, хотя мы этого не замечаем, поскольку он рассказывает, будто это все было на самом деле. Но для того, чтобы понять текст «Повести», мы должны, конечно, обращаться к литературным источникам, которые были доступны этому монаху, и тогда мы поймем смысл этих сообщений, потому что эти цитаты использовались не просто так. Это всегда отсылка к контексту цитат, и понимать такой текст можно, только если мы знаем, чем он заканчивается в других текстах.

Именно поэтому серьезным шагом вперед должно стать новое изучение «Повести временных лет». Во-первых, понять летописца. Во-вторых, привлекать другие источники, для того чтобы восстанавливать ту сторону, которая нас волнует: как это было на самом деле? Серьезным шагом вперед, наверное, будет монография, которая должна выйти в Киеве у замечательного украинского историка Алексея Петровича Толочко, который как раз пошел по тому самому пути, который наметил, но так и не использовал Михаил Дмитриевич Присёлков. Он написал очень интересную книгу, которая, я думаю, вызовет неоднозначную реакцию и в Москве, и в Киеве, и у историков-профессионалов, занимающихся ранней историей Древней Руси. Но это очень серьезный шаг, потому что он в какой-то степени избавит нас от иллюзий, существующих при буквальном понимании текста «Повести временных лет».

Еще раз повторю, что это текст очень сложный. И я бы согласился с Игорем Петровичем Ерёминым, который писал, что, когда мы начинаем читать «Повесть временных лет», мы попадаем в совершенно загадочный мир, в котором все непонятно. И такое непонимание, фиксация его — это, наверное, достойное занятие, это лучше, чем сказать: «Нет, нам все понятно, нет, мы точно знаем, как все было на самом деле».

Рассказ минувших лет, история создания кратка. Название списков «Повесть временных лет»

Вот свидетельства прошлых лет о том, когда впервые было упомянуто название «земля Русская» и от чего происходит и кто начинает княжить в Киеве раньше — мы расскажем об этом.

О славянах

После потопа и смерти Ноя три его сына делят Землю между собой и соглашаются не переступать через владения друг друга.Они бросают жребий. Иафету достаются северные и западные страны. Но человечество на Земле по-прежнему едино, и на поле возле Вавилона уже более 40 лет строит столп к небу. Однако Бог недоволен, он сильным ветром разрушает недостроенный столб и разбрасывает людей по Земле, разделяя их на 72 народа. От одного из них происходят славяне, живущие во владениях потомков Иафета. Затем славяне приходят к Дунаю, а оттуда расходятся по землям.Славяне мирно оседают на Днепре и получают названия: одни поляны, потому что живут в поле, другие — древляне, потому что сидят в лесах. Глэды по сравнению с другими племенами кротки и спокойны, стесняются перед невестками, сестрами, тещами и свекровью, а, например, деревяне живут скотом: убивают друг друга, едят всякую гадость, брака не знают, но, набросившись, похищают девушек.

О путешествии апостола Андрея

Святой апостол Андрей, проповедуя христианскую веру народам Черноморского побережья, приезжает в Крым и узнает о Днепре, который находится недалеко от его устья, и плывет вверх по реке. Днепр.На ночь он останавливается под пустынными холмами на берегу, а утром смотрит на них и обращается к окружающим его ученикам: «Видите эти холмы?» И он пророчествует: «На этих холмах воссияет благодать Божия — восстанет великий город и будет воздвигнуто много церквей». И апостол, устраивая целый обряд, поднимается на холмы, благословляет их, кладет крест и молится Богу. В этом месте позже, собственно, и появится Киев.

Апостол Андрей возвращается в Рим и сообщает римлянам, что в стране словенцев, где позже будет построен Новгород, каждый день происходит что-то странное: есть деревянные постройки, не каменные, а словенцы светятся огнем, без боясь огня, стянуть с себя одежду и предстать совершенно голыми, не заботясь о приличиях, обливаются квасом, тем более квасом из белены (опьяняющего), начинают раздеваться гибкими ветками и доедают себя до такой степени, что они вылезают еле живыми, а вдобавок обливаются ледяной водой — и внезапно оживают.Услышав это, римляне удивляются, почему словенцы мучают себя. А Андрей, который знает, что словенцы «трепыхаются» таким образом, объясняет непонятливым римлянам загадку: «Это омовение, а не пытка».

О Киеве

Три брата живут в стране лугов, каждый со своей семьей сидит на своем Днепровском холме. Первого брата зовут Кий, второго — Щек, третьего — Хорив. Братья создают город, называют его Киевом по имени старшего брата и живут в нем.А недалеко от города есть лес, в котором на лугах ловят зверей. Кий отправляется в Константинополь, где византийский царь оказывает ему большую честь. Из Константинополя Кий приезжает на Дунай, ему нравится одно место, где он строит городок под названием Киевец. Но местные жители не разрешают ему там селиться. Кий возвращается в свой законный Киев, где достойно кончает жизнь. Здесь же умирают Чик и Хорив.

О хазарах

После смерти братьев хазарский отряд натыкается на поляны и требует: «Платите нам дань.«Луга советуются и дают меч из каждой хижины. Хазарские воины приносят это своему князю и старейшинам и хвастаются:« Вот они собрали новую дань ». Старейшины спрашивают:« Откуда? »Солдаты, явно не зная, Название племени, отдавшего им дань, единственный ответ: «Собрано в лесу, на холмах, за Днепром». Старейшины спрашивают: «Что они тебе подарили?» Воины, не зная имен принесенные вещи молча обнажают мечи, но опытные старейшины, разгадав значение таинственной дани, предсказывают князю: «Зловещая дань о князе.Мы получили это саблями, оружием, острым с одной стороны, а у этих притоков есть мечи, обоюдоострое оружие. Это они начнут брать с нас дань. «Это предсказание сбудется, русские князья овладеют хазарами.

О названии« Русская земля ». 852-862

Именно здесь впервые начинает употребляться название« Русская земля »: Византийская летопись того времени упоминается поход некой Руси на Константинополь, но земля все еще разделена: варяги берут дань с северных племен, в том числе новгородских словенцев, а хазары берут дань с южных племен, включая поляны.

Северные племена изгоняют варягов через Балтийское море, перестают давать им дань и пытаются управлять собой, но не имеют общего свода законов и поэтому втянуты в междоусобицы, ведя войну самоуничтожения. Наконец, они соглашаются между собой: «Давайте поищем единственного князя, но вне нас, чтобы он правил нами, но судил по закону». Эстонские чудь, новгородские словенцы, кривичи-славяне и финно-угорцы отправляют своих представителей через море к другим варягам, чье племя называется «Русь».Это такое же распространенное имя, как и имена других национальностей — «шведы», «норманны», «англичане». А четыре перечисленных племени подсказывают русу следующее: «Земля наша обширна и богата хлебом, но государственного устройства в ней нет. Приходите править и править вместе с нами. «Три брата со своими семьями берутся за дело, забирают с собой всю Россию и приезжают (на новое место): старший из братьев, Рюрик, садится княжить в Новгороде (среди словенцев), второй брат, Синеус, в Белозерске (у реки), и третий брат — Трувор — в Изборске (с Кривичами).Спустя два года Синеус и Трувор умирают, всю власть сосредоточивает Рюрик, который раздает города своим варягам-руси. От всех этих варягов-русов происходит название (новому государству) — «земля Русская».

О судьбе Аскольда и Дира. 862−882

У Рюрика два боярина — Аскольд и Дир. Они совсем не родственники Рюрика, поэтому просят его (служить) в Константинополе вместе со своими семьями. Они плывут по Днепру и видят город на холме: «Чей это город?» Жители им отвечают: «Три брата — Кий, Щек, Хорив — построили этот город, но погибли.А мы тут сидим без правителя, отдаем дань уважения родственникам братьев — хазарам. «Здесь Аскольд и Дир решают остаться в Киеве, набирают много варягов и начинают править страной на полянах. А Рюрик правит в Новгороде.

Аскольд и Дир идут войной против Византии, двести их кораблей осаждают Константинополь. погода спокойная, а море спокойное … Византийский царь и патриарх молятся об избавлении от безбожной Руси и с пением окунают в море мантию Пресвятой Богородицы.И вдруг поднимается буря, ветер, поднимаются огромные волны. Русские корабли сметают, подводят к берегу и разбивают. Мало кому из России удается сбежать и вернуться домой.

Между тем Рюрик умирает. У Рюрика есть сын Игорь, но он еще очень молод. Поэтому перед смертью Рюрик передает правление своему родственнику Олегу. Олег с большим войском, в которое входят варяги, чуди, словенцы, все, Кривичи, захватывает один за другим южные города. Подходит к Киеву, узнает, что Аскольд и Дир — незаконнорожденные князья.И он прячет своих солдат в лодках, подплывает к пристани с Игорем на руках и посылает приглашение Аскольду и Диру: «Я купец. Мы плывем в Византию и подчиняемся Олегу и князю Игорю. Приезжайте к нам, ваши родственники. (Аскольд и Дир обязаны навестить прибывшего Игоря, потому что по закону они продолжают подчиняться Рюрику и, соответственно, его сыну Игорю; а Олег их соблазняет, называя своими младшими родственниками; кроме того, интересно посмотреть какие товары везет торговец.) Аскольд и Олень подходят к лодке. Здесь из лодки выпрыгивают спрятанные воины. Игорь проводится. Суд начинается. Олег осуждает Аскольда и Дира: «Вы не князья, даже не княжеские, а я княжеский. А вот и сын Рюрика. «И Аскольд, и Дир убиты (как самозванцы).

О деятельности Олега. 882-912

Олег продолжает править в Киеве и заявляет:« Киев будет матерью городов русских ». Олег действительно строит новые города.Кроме того, он покоряет многие племена, в том числе деревлян, и берет с них дань.

С небывало большим войском — только две тысячи кораблей — Олег идет в Византию и приходит в Константинополь. Греки закрывают цепями вход в бухту, возле которой находится Константинополь. Но хитрый Олег приказывает своим солдатам делать колеса и ставить на них корабли. В Константинополь дует попутный ветер. Воины поднимают паруса в поле и устремляются в город. Греки видят, и пугаются, и просят Олега: «Не разрушай города, дань мы отдадим, какую хочешь.«И в знак послушания греки приносят ему угощение — еду и вино. Однако Олег угощение не принимает: оказывается, в него подмешан яд. Греки совершенно напуганы:« Это не Олег, но неуязвимый святой, сам Бог послал его к нам ». И греки молятся Олегу, чтобы он помирился:« Мы дадим тебе все, что хочешь ». Олег приказывает грекам отдать дань всем воинам на двух тысячах своих кораблей. — двенадцать гривен на человека и сорок солдат на корабле — а также дань большим городам России.В ознаменование победы Олег вешает свой щит на ворота Константинополя и возвращается в Киев с золотом, шелком, фруктами, вином и всевозможными драгоценностями.

В народе Олега называют «вещим». Но затем на небе появляется зловещий знак — звезда в виде копья. Олег, живущий сейчас в мире со всеми странами, вспоминает своего любимого боевого коня. Он давно не садился на эту лошадь. За пять лет до похода на Константинополь Олег спросил волхвов и колдунов: «От чего я умру?» И один из волшебников сказал ему: «Ты должен умереть от лошади, которую любишь и на которой ездишь» (то есть от любой такой лошади, причем не только живой, но и мертвой, и не только целиком, но и частью Это).Олег, однако, только умом, а не сердцем понял сказанное: «Я больше никогда не сяду на свою лошадь и даже не увижу», — приказал покормить лошадь, но не вести ее к Это. И вот Олег звонит старшему из конюхов и спрашивает: «Где моя лошадь, которую я послал кормить и охранять?» Жених отвечает: «Умер». Олег начинает издеваться и обижать волшебников: «Но мудрецы неверно предсказывают, все они лгут, — конь мертв, а я жив». И он подходит к месту, где лежат кости и пустой череп его любимого коня, спешивается и насмешливо говорит: «А с этого черепа мне грозила смерть?» И топчет череп ногой.И вдруг из черепа высовывается змея и кусает его за ногу. Олег заболевает и умирает. Волшебство сбывается.

О смерти Игоря. 913-945

После смерти Олега окончательно начинает царствовать незадачливый Игорь, который хоть и стал уже взрослым, но подчинялся Олегу.

Как только Олег умер, жители села закрылись от Игоря. Игорь идет к Деревлянам и возлагает на них больше дани, чем Олегова.

Затем Игорь отправляется в поход на Константинополь, имея десять тысяч кораблей.Однако греки со своих лодок через специальные трубы стали закидывать русские лодки горящим составом. Россияне из пламени костров прыгают в море, пытаясь уплыть. Выжившие возвращаются домой и рассказывают об ужасном чуде: «У греков есть что-то вроде молнии с неба, они ее впустили и сожгут нас».

Игорь давно собирает новое войско, не гнушаясь даже печенегами, и снова идет в Византию, желая отомстить за свой позор.Его корабли прямо покрывают море. Византийский царь послал к Игорю своих самых знатных бояр: «Не уходи, а возьми дань, которую взял Олег. Я также добавлю к этому дань уважения. Игорь, только дойдя до Дуная, созывает отряд и начинает советоваться. Испуганный отряд заявляет: «Что нам еще нужно — не будем сражаться, но мы получим золото, серебро и шелк. Кто знает, кто победит. — то ли мы, то ли. Что, с морем кто-то договорится? Ведь мы проходим не по земле, а по глубине моря, — общая смерть для всех.Игорь идет за отрядом, берет у греков золото и шелк для всех солдат, поворачивает назад и возвращается в Киев.

Но жадный отряд Игоря раздражает князя: «Слуги даже вашего губернатора одеты, а мы , княжеский отряд, нагие. Пойдем, князь, с нами за дань. И получишь, и мы будем. И снова Игорь идет за отрядом, идет за данью древлянам, причем самовольно увеличивает дань, а также дружина причиняет древлянам другое насилие.С собранной данью Игорь собирался в Киев, но, поразмыслив, желая большего, чем смог собрать для себя, он обращается к дружине: «Возвращайтесь домой со своей данью, а я вернусь к деревлянам, я собираю больше для себя «. И с небольшим остатком отряд поворачивает назад. Деревляне узнают об этом и совещаются со своим князем Малом: «Как только волк приучится к овце, он перережет все стадо, если не убьет его. Итак, этот: если мы не убьем его, то все мы погибнем.«И они шлют Игорю:« Зачем ты опять идешь? Ведь он всю дань забрал ». Но Игорь их просто не слушает. Затем, собравшись, деревляне покидают город Искоростень и легко убивают Игоря и его дружину — малочисленные люди расправляются с небольшим количеством людей. А Игорь похоронен где-то под Искоростенем.

О мести Ольги. 945-946

Еще при жизни Олега Игорю привезли из Пскова жену по имени Ольга. После убийства Игоря Ольга остается одна в Киеве со своим малышом Святославом.Деревляне строят планы: «Раз уж русский князь убит, мы выдадим его жену Ольгу замуж за нашего князя Мала, а со Святославом будем делать, что хотим». И древляне посылают к Ольге лодку с двадцатью своими знатными людьми, и они плывут в Киев. Ольге сообщают, что деревляне приехали неожиданно. Умная Ольга встречает деревлян в каменной башне: «Добро пожаловать, гости». Деревляне невежливо отвечают: «Да, пришли, княгиня». Ольга продолжает церемонию приема послов: «Скажите, а зачем вы сюда приехали?» Деревляне примерно выложили: «Независимая Деревлянская земля прислала нас, решив следующее.Мы убили вашу милость, потому что ваш муж, как голодный волк, все схватил и ограбил. Наши князья богаты, они сделали Деревлянскую землю процветающей. Так что вы должны следовать за нашим принцем Мэлом. Ольга отвечает: «Мне очень нравится то, как вы говорите. Моего мужа нельзя воскресить. Поэтому я окажу вам особые почести утром в присутствии моего народа. Утром я пришлю за вами людей, а вы скажете: «Мы не будем ездить на лошадях, мы не будем ездить на телегах, мы не пойдем пешком, а возьмем нас на лодке».«А Ольга Деревлян отпускает полежать в лодку (становясь для них погребальной лодкой), приказывает выкопать во дворе перед башней огромную и крутую могильную яму. Утром Ольга, сидящая в особняке, посылает для этих гостей. Киевляне приходят к деревлянам: «Ольга зовет вас, чтобы оказать вам величайшую честь». Древляне говорят: «На лошадях не поедем, на телегах не поедем, не поедем. ходи пешком, а нас в лодке везут ». И киевляне несут их в лодке, киевляне гордо сидят, подтянув бедра к боку и умные.Приносят их во двор Ольги и вместе с лодкой бросают в яму. Ольга приставает к яме и спрашивает: «Тебе оказали достойную честь?» Деревляне только сейчас догадываются: «Наша смерть постыднее смерти Игоря». И Ольга приказывает им заснуть живыми. И они засыпают.

Сейчас Ольга посылает к Деревлянам требование: «Если вы спросите меня по брачным правилам, то пошлите самых знатных людей, чтобы я с большой честью вышла замуж за вашего князя. Иначе киевляне меня не пустят ».Деревляне выбирают самых знатных людей, которые правят Деревлянской землей, и посылают за Ольгой. Появляются сваты, и Ольга, по гостевому обычаю, сначала отправляет их в баню (опять же с мстительной двусмысленностью), предлагая им: «Помойтесь и явитесь передо мной». Баня нагревается, в нее лезут дрова и, как только начинают мыться (как мертвые), баня запирается. Ольга приказывает поджечь его, прежде всего из дверей, и деревляне сжигают все (ведь мертвых, по обычаю, сожгли).

Ольга сообщает Деревлянам: «Я уже иду к вам. Приготовьте кучу пьяных медов в городе, где вы убили моего мужа (Ольга не хочет произносить название города, который она ненавидит). Я должна оплакивать его могилу и оплакивать своего мужа. «Древляне приносят много меда и варят его. Ольга с небольшой свитой, как и положено невесте, легкомысленно подходит к могиле, оплакивает мужа, приказывает своим людям насыпать высокий курган и, по обычаю, только после того, как они закончат заливку, приказывает создать поминальный пир.Деревья садятся пить. Ольга приказывает своим слугам присматривать за деревлянами. Деревляне спрашивают: «А где наш отряд, который за вами прислали?» Ольга неоднозначно отвечает: «Идут за мной со свитой мужа» (второе значение: «Идут без меня со свитой мужа», то есть оба убиты). Когда деревляне напиваются, Ольга велит своим слугам выпить за деревлян (вспомнить их мертвыми и таким образом завершить похороны). Ольга уходит, приказывая своему отряду хлестать деревлян (игра, завершающая похороны).Вырезано пять тысяч древлян.

Ольга возвращается в Киев, собирает много воинов, идет на Деревлянскую землю и побеждает деревлян, которые ей противостояли. Остальные древляне заперты в Искоростене, и на все лето Ольга не может взять город. Затем она начинает уговаривать защитников города: «Чего вы ждете? Все ваши города сдались мне, отдайте дань, возделывайте свои земли и поля. И ты умрешь с голоду, не отдавая дани. Деревляне признаются: «Мы были бы рады отдать только дань уважения, но вы все равно отомстите за своего мужа».Ольга коварно уверяет: «Я уже отомстила за позор мужа и мстить больше не буду. Я буду брать с вас дань понемногу (возьму дань за князя Мала, то есть лишу вас независимости). у вас нет ни мёда, ни меха, поэтому я прошу вас немного (я не позволю вам покинуть город за медом и мехами, но я прошу вас принца Мэла). Дайте мне по три голубя и по три воробья с каждого двора, я не возложат на вас тяжелую дань, как мой муж, поэтому я прошу вас немного (принц Мал).Вы были измотаны осадой, поэтому я прошу вас немного (принц Мал). Я заключу с тобой мир и поеду »(либо обратно в Киев, либо обратно к Деревлянам). Деревляне довольны, собирают со двора трех голубей и трех воробьев и отправляют их Ольге. Ольга успокаивает деревлян, пришедших к ней с подарком: «Вот вы уже мне подали. Иди в город. Утром отступлю из города (Искоростень) и поеду в город (либо в Киев, либо в Искоростень).«Деревляне с радостью возвращаются в город, сообщают людям слова Ольги, как они их понимали, и они радуются. Ольга дарит каждому из воинов голубя или воробья, приказывает каждому голубю или воробью привязать трут, завернуть его в небольшой платок и обмотайте ниткой.Когда стемнеет, расчетливая Ольга приказывает солдатам пускать голубей и воробьев с подожженным трутом.Голуби и воробьи летят в свои городские гнезда, голуби — в голубятни, воробьи — в карнизы — от этого загораются голубятни, ящики, сараи, сенажи.Нет двора, где бы не горит. А потушить пожар невозможно, так как горят сразу все деревянные дворы. Деревляне выбегают из города, и Ольга приказывает своим солдатам схватить их. Он берет город и полностью сжигает его, берет в плен старейшин, убивает некоторых из них, некоторых из них отдаёт в рабство своим воинам, накладывает тяжелую дань на оставшихся древлян и ездит по Древлянской земле, устанавливая пошлины и налоги. .

О крещении Ольги.955-969

Ольга приезжает в Константинополь. Приходит к византийскому королю. Царь разговаривает с ней, восхищается ее умом и намекает: «Тебе подобает царствовать с нами в Константинополе». Она сразу понимает намек и говорит: «Я язычница. Если ты собираешься крестить меня, то ты сам крестишь меня. Если нет, то я не крещен. «И царь и патриарх крестят ее. Патриарх учит ее вере, а Ольга, склонив голову, стоит, прислушиваясь к учению, как морская губка, опьяненная водой.В крещении ее зовут Елена, патриарх благословляет ее и отпускает. После крещения царь зовет ее и прямо объявляет: «Я беру тебя в жены». Ольга возражает: «Как вы можете взять меня в жены, если вы сами меня крестили и назвали духовной дочерью? Это незаконно для христиан, и вы сами это знаете. «Самоуверенный царь недоволен:« Ты меня перехитрила, Ольга! »Он дарит ей много подарков и отпускает домой. Как только Ольга возвращается в Киев, царь посылает к ней послов:« Я тебе много дал вещей.Вы обещали, вернувшись в Россию, прислать мне много подарков. Ольга резко отвечает: «Подожди моего свидания, пока я тебя ждала — тогда дам тебе». И этими словами он закутывает послов.

Ольга любит своего сына Святослава, молится за него и за него. люди все ночи и дни кормит своего сына, пока он не вырастет и не созреет, потом сидит с внуками в Киеве. Потом ломается и через три дня умирает, завещав не устраивать ей похорон. У нее есть священник, который ее хоронит .

О войнах Святослава. 964-972

Повзрослевший Святослав собирает много храбрых воинов и, стремительно бродя, как гепард, ведет множество войн. В походе он не возит с собой телегу, у него нет котла, он не готовит мясо, но он мелко нарубит конину, или животных, или говядину, запечет и ест на углях; и у него нет шатра, но он положит войлок и седло в их головы. И его воины такие же степняки. Страны он посылает угрозы: «Я пойду к вам.»

Святослав идет к Дунаю, к болгарам, побеждает болгар, берет восемьдесят городов на Дунае и садится править здесь, в Переяславце. Впервые печенеги нападают на русскую землю и осаждают Киев. Киевляне послать Святославу: «Ты, князь, чужую землю ищешь и защищаешь, а свою бросил, нас чуть не захватили печенеги. Если ты не вернешься и не защитишь нас, если не пожалеешь. за отечество, то печенеги нас схватят.Святослав и его свита быстро садятся на коней, скачут в Киев, собирают солдат и гонят печенегов в поле. Но Святослав заявляет: «Я не хочу оставаться в Киеве, я буду жить в Переяславце на Дунае, потому что это центр моей земли, потому что сюда привозят все хорошее: из Византии — золото, шелк, вино. , различные фрукты: из Чехии — серебро; из Венгрии — лошади; из России — меха, воск, мед и рабы. «

Святослав уезжает в Переяславец, но болгары запираются в городе от Святослава, затем выходят на битву с ним, начинается большая резня, и болгары почти разбиты, но к вечеру Святослав все же побеждает и устремляется в крепость. город.Тут же Святослав грубо угрожает грекам: «Я пойду против вас и покорю ваш Константинополь, как этот Переяславец». Греки лукаво предлагают: «Поскольку мы не можем противостоять вам, то возьмите с нас дань, а просто скажите нам, сколько у вас войск, чтобы мы, исходя из общего количества, могли отдать за каждого солдата». Святослав называет число: «Нас двадцать тысяч» — и добавляет десять тысяч, потому что русских всего десять тысяч. Греки выставили на Святослава сто тысяч, но дани не дают.Русь видит огромное количество греков и боится. Но Святослав произносит смелую речь: «Нам некуда идти. Чтобы противостоять нам врагу, как добровольно, так и неохотно. Не опозорим землю Русскую, а лягем здесь с костями, ибо не посрамимся мертвыми, а если побежим, то опозоримся. Мы не убежим, но будем стойкими. Я пойду впереди тебя. «Произошла великая бойня, и Святослав побеждает, и греки бегут, и Святослав приближается к Константинополю, сражаясь и разрушая города.

Византийский царь вызывает своих бояр во дворец: «Что делать?» Бояре советуют: «Присылайте ему подарки, мы увидим его, жаден ли он до золота или шелка». Царь посылает Святославу золото и шелк с одним искушенным придворным: «Смотри, как он выглядит, какое выражение у него на лице и каков ход его мыслей». Сообщают Святославу, что греки пришли с дарами. Он приказывает: «Войдите». Греки кладут перед ним золото и шелк. Святослав смотрит в сторону и говорит слугам: «Заберите.«Греки возвращаются к царю и боярам и рассказывают о Святославе:« Дарили ему подарки, но он даже не смотрел на них и велел убрать ». Тогда один из гонцов предлагает царю:« Проверь его еще раз. — пошли ему оружие ». А Святославу приносят меч и другое оружие. Святослав принимает его и хвалит царя, дарит ему свою любовь и поцелуи. Греки снова возвращаются к царю и рассказывают обо всем. И бояре убеждают царя : «Насколько жесток этот воин, ведь он пренебрегает ценностями и ценит оружие.Отдай ему должное. «А Святославу дарят дань и много подарков.

С великой славой Святослав приезжает в Переяславец, но видит, как мало он оставил дружин, так как многие погибли в боях, и решает:« Пойду в Россию, принесу. Войска побольше. Царь ищет, что нас мало, и в Переяславце нас осадит. А земля Русская далеко. И печенеги с нами воюют. Кто нам поможет? »Святослав идет на лодках к Днепровским порогам. А болгары из Переяславца шлют печенегам сообщение: «Святослав проплывет мимо вас.Едет в Россию. У него много богатств, взятых у греков, и бесчисленные пленники, но мало отрядов. «Печенеги заступаются на порогах. Святослав останавливается на зимовку на порогах. У него кончается еда, и в лагере начинается такой сильный голод, что дальше голова лошади стоит полгривни. Весной Святослав еще плывет по реке. пороги, но нападает на него печенежский князь Курья: Святослава убивают, берут его за голову, выскребают чашу в черепе, привязывают череп снаружи и пьют из него.

О крещении Руси. 980-988

Владимир был сыном Святослава и единственным домработником Ольги. Однако после смерти своих более знатных братьев Владимир начинает царствовать в Киеве один. На холме возле княжеского дворца он ставит языческих идолов: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, Хорс, Даждьбог, Стрибог, Симаргла и Мокошь. Им приносятся жертвы с их сыновьями и дочерьми. Сам Владимир охвачен похотью: кроме четырех жен у него триста наложниц в Вышгороде, триста в Белгороде, двести в селе Берестово.Ненасытен в блуде: приводит к себе замужних женщин, развращает девушек.

Волжские булгары-мусульмане приходят во Владимир и предлагают: «Ты, князь, мудр и рассудителен, но единого учения не знаешь. Примите нашу веру и честь Мухаммеда. Владимир спрашивает: «Каковы обычаи вашей веры?» Мусульмане отвечают: «Мы верим в единого Бога. Но Мухаммед учит нас отрезать тайные члены, не есть свинину, не пить вино. Можно совершить блуд. в любом случае.После смерти каждому мусульманину Мухаммед подарит семьдесят красавиц, самая красивая из них добавит красоты остальным — такой будет у каждого жена. И тот, кто несчастен в этом мире, тот же и там. «Сладко Владимиру слушать мусульман, потому что он сам любит женщин и множество прелюбодеяний. Но что ему не нравится, так это обрезание конечностей и отказ от свинины майя. И о запрете на употребление вина Владимир говорит: «Забава России — пить, мы не можем жить без этого.«Потом приходят посланники папы из Рима:« Мы поклоняемся единому Богу, сотворившему небеса, землю, звезды, луну и все живое, а ваши боги — всего лишь куски дерева ». Владимир спрашивает:« Какие ваши запреты? »Они отвечают:« Кто что ест или пьет — все во славу Божию ». Но Владимир отказывается:« Уходите, потому что отцы наши не признавали этого ». Приходят хазары иудейской веры:« Мы верим в Один Бог Авраам, Исаак, Иаков ». Владимир спрашивает:« Где это твоя главная земля? »Они отвечают:« В Иерусалиме.«Владимир саркастически спрашивает:« Это там? ». Евреи оправдываются:« Бог рассердился на отцов наших и рассеял нас по разным странам ». Владимир возмущается:« Чему ты учишь других, а ты сам отвергаешься Богом и разбросаны? Может быть, вы предлагаете нам такую ​​участь? »

После этого греки посылают во Владимир некоего философа, который долго пересказывает Ветхий и Новый Заветы, показывает Владимиру занавес, на котором опущен Страшный суд, на справа праведники с радостью возносятся на небо, слева грешники блуждают в адские муки.Веселый Владимир вздыхает: «Правым хорошо; горько для тех, кто слева. Философ зовет: «Тогда крестись». Однако Владимир откладывает: «Подожду еще немного». Он с честью увольняет философа и призывает его бояр: «Что умного сказать?» Бояре советуют: «Пошлите послов, чтобы узнать, кто внешне служит своему богу ». Владимир посылает десять достойных и умных:« Сначала идите к волжским болгарам, потом посмотрите на немцев, а оттуда идите к грекам.После поездки гонцы возвращаются, и снова Владимир боярин вызывает: «Послушаем, что они скажут». Посланники сообщают: «Мы видели, что болгары в мечети стоят без пояса; кланяются и садятся; они смотрят сюда. и там, как сумасшедшие; в их служении нет радости, только печаль и сильное зловоние; так что вера их нехороша. Затем они увидели, что немцы совершают много служб в храмах, но они не видели красоты в этих службах. Но когда греки привели нас туда, где они служат своему Богу, мы не могли понять, находимся мы на небе или на земле, потому что нигде на земле нет зрелища такой красоты, которое мы даже не могли бы описать.Служба греков лучше всех. Бояре добавляют: «Если бы греческая вера была плохой, то ваша бабушка Ольга не приняла бы ее, и она была мудрее всего нашего народа». Владимир нерешительно спрашивает: «А где мы будем крещение?» Бояре ответят: «Да, где хочешь ».

И проходит год, а Владимир все еще не крещен, но неожиданно идет в греческий город Корсунь (в Крыму), осаждает его и, взирая в небо, обещает:« Если возьму , Я крещусь.«Владимир берет город, но снова не крестится, но в поисках дальнейших благ требует от византийских соправителей:« Твой славный Корсунь взял. Я слышал, что у тебя есть девочка-сестра. Если ты не выдашь ее замуж » мне, то я создам Константинополь, как Корсунь ». Цари отвечают:« Христианам не разрешается жениться на язычниках. Крестись, тогда мы пришлем твою сестру. Владимир настаивает: «Сначала пошлите свою сестру, а пришедшие с ней крестите меня». Цари посылают сестру, сановников и священников в Корсунь.Корсунцы встречают греческую царицу и проводят ее в палату. В это время у Владимира болят глаза, он ничего не видит, очень переживает, но не знает, что делать. Тогда царица принуждает Владимира: «Если хочешь избавиться от этой болезни, то немедленно крестись. Если нет, то от болезни не избавишься. «Владимир восклицает:« Ну, если это правда, то христианский Бог действительно будет величайшим ». И велит себе креститься. Епископ Корсунский с царицами священниками крестит его в церкви, стоящей посередине. Корсунь, где рынок.Как только епископ возложит руку на Владимира, он тотчас прозревает и ведет царицу на свадьбу. Многие из дружины Владимира тоже крестились.

Владимир с царицей и корсунскими священниками входит в Киев, немедленно приказывает низвергнуть идолов, одних рубить, других сжечь, а Перун приказывает привязать коня к хвосту и тащить его к реке, и делает двенадцать человек бей его палками. Перуна бросают в Днепр, и Владимир приказывает специально назначенным людям: «Если он где-нибудь застрянет, толкайте его палками, пока он не перенесет через пороги.«И выполняют то, что велено. И язычники оплакивают Перуна.

Тогда Владимир рассылает по всему Киеву провозглашение от его имени:« Богатый или бедный, даже нищий или раб, я рассмотрю того, кто не будет на реке утром как мой враг ». Идут люди и спорят:« Если бы не польза, то и князь, и бояре не приняли бы крещения ». Утром идет Владимир с царицынскими и корсунскими священниками к Днепру … Собралось бесчисленное количество людей … Одни входят в воду и стоят: одни — по шею, другие — по грудь, дети — у самого берега, младенцы — на руках.Те, кто не сидит, блуждают в ожидании (или: крещеные стоят у брода). Священники на берегу молятся. После крещения люди идут по домам.

Владимир приказывает строить церкви в городах на местах, где раньше стояли идолы, и во всех городах и селах приводить людей к крещению, начинает собирать детей из своей знати и учить книги. Матери таких детей плачут по ним, как по мертвым.

О борьбе с печенегами.992−997

Приходят печенеги, а Владимир идет против них. По обе стороны реки Трубеж, у брода, войска останавливаются, но каждая армия не решается перейти на противоположную сторону. Потом печенежский князь подъезжает к реке, зовет Владимира и предлагает: «Давай выставим твой истребитель, а я мой. Если ваш истребитель попадет на мой о землю, то мы не будем сражаться три года; если мой боец ​​попадет в ваш, то мы будем бороться три года. «И они расходятся. Владимир рассылает по своему лагерю вестников:« А разве нет кого-нибудь, кто воевал бы с печенегами? »И нет никого, кто хотел бы быть где-нибудь.А утром приходят печенеги и приводят своего бойца, а наши — нет. И Владимир начинает горевать, продолжая обращаться ко всем своим солдатам. Наконец, к князю подходит старый воин: «Я пошел на войну с четырьмя сыновьями, а младший остался дома. С детства нет никого, кто бы его одолел. Однажды я ворчал на него, когда он смял свою кожу, и он разозлился на меня и от разочарования оторвал подошву из сыромятной кожи руками. Этот сын приводится к восхищенному принцу, и принц ему все объясняет.Но он не уверен: «Не знаю, смогу ли я сразиться с печенегами. Позвольте мне пройти проверку. Разве нет быка, большого и сильного? «Найди большого и сильного быка. Этот младший сын велит быку быть в ярости. Они приставили к быку раскаленное железо и отпустили его. Когда бык пробегает мимо этого сына, он хватает быка за руку. бок и срывает шкуру с мясом, аж схватил рукой. Владимир дает разрешение: «Можешь драться с печенегами». А ночью приказывает солдатам готовиться, чтобы сразу же броситься к печенегам после Борьба.Утром приходят печенеги, звонят: «Что, бойца еще нет? И наш готов. «Оба отряда печенегов сходятся и выпускают своего бойца. Он огромный и ужасный. Оказывается, борец из Владимира Печенега видит его и смеется, потому что он внешне обыкновенный. Они отмечают пространство между двумя войсками, пусть бойцы в. Начинают драку, крепко хватаются друг за друга, а наши руки душат печенега насмерть и бросают его на землю. Наши кричат, а печенеги бегут.Русские их преследуют, пороли и прогоняют. Владимир радуется, кладет город у этого брода и называет его Переяславцем, потому что славу наш юноша отобрал у печенежского богатыря. Владимир делает и этого юношу, и его отца великими людьми, а сам возвращается в Киев с победой и великой славой.

Три года спустя печенеги приходят в Киев, Владимир с небольшим отрядом идет против них, но не выдерживает боя, бежит, прячется под мостом и еле ускользает от врагов.Спасение происходит в день Преображения Господня, и тогда Владимир обещает построить храм во имя Святого Преображения. Избавившись от печенегов, Владимир возводит церковь и устраивает под Киевом грандиозный праздник: приказывает сварить триста казанов меда; вызывает своих бояр, а также мэров и старейшин из всех городов и многих других людей; раздает триста гривен бедным. Отметив восемь дней, Владимир возвращается в Киев и снова устраивает большой праздник, собирая бесчисленное количество людей.И делает он это каждый год. Позволяет каждому нищему и несчастному прийти ко двору князя и получить все необходимое: и питье, и еду, и деньги из казны. Также приказывает подготовить тележки; загружать их хлебом, мясом, рыбой, различными фруктами, бочками с медом, бочками с квасом; таскать по Киеву и кричать: «Где больные и немощные, не способные дойти до княжеского двора?» Он говорит им раздать все, что им нужно.

А с печенегами идет бесконечная война.Они приходят и долго осаждают Белгород. Владимир не может прислать помощь, потому что у него нет воинов, а печенегов много. В городе сильный голод. Горожане решают на вече: «Все-таки с голоду умрем. Лучше сдаться печенегам — они кого-то убьют, а кого-то в живых оставят ». Старший, которого не было на вече, спрашивает: «Зачем собралось вече?» Ему сообщили, что утром люди сдадутся печенегам.Тогда старик просит старейшин города: «Послушайте меня, не сдавайтесь еще три дня, а делайте то, что я вам говорю». Они обещают. Старик говорит: «Очистите хотя бы горсть овса, пшеницы или отрубей». Они его находят. Старик велит женщинам сделать болтушку, на которой варится желе, затем велит им выкопать колодец, вставить в него чан и наполнить чан болтушкой. Тогда старик приказывает выкопать второй колодец и туда же поставить чан. И он отправляет меня искать мед.Ищут корзину с медом, которую спрятали в княжеском подвале. Старик велит приготовить медовый отвар и наполнить чан во второй колодец. Утром приказывает послать за печенегами. Посланные горожане приходят к печенегам: «Возьмите у нас заложников, а вы — человек десять — войдите в наш город и посмотрите, что там творится». Торжествуют печенеги, думая, что горожане сдадутся, берут у них заложников, а сами отправляют в город своих знатных людей.И горожане, наученные умным стариком, говорят им: «Зачем ты себя губишь? Как вы можете противостоять нам? Подождите десять лет — что вы можете с нами сделать? У нас есть пища с земли. Если не верите, то посмотрите собственными глазами. Горожане подводят печенегов к первому колодцу, зачерпывают ведром болтушку, разливают по горшкам и варят кисель. После этого, взяв кисель, ко второму колодцу подходят печенеги, зачерпывают медовый отвар, добавляют в кисель и начинают есть — первые сами (не яд!), За ними печенеги.Печенеги удивляются: «Наши князья не поверят в это, если сами не попробуют». Горожане наполняют ими целую кастрюлю с желейным пюре и медовым отваром из колодцев. Некоторые печенеги с корчагой возвращаются к своим князьям: они, приготовив, едят и тоже дивятся; затем они обмениваются заложниками, снимают осаду города и уходят домой.

О расправах над волхвами. 1071 г. до н.э.

Колдун приходит в Киев и в присутствии народа предсказывает, что через четыре года Днепр обратится, и страны поменяются местами: греческая земля займет место русской, а русская земля — на место греков, а другие земли обменяются.Невежественные верят чародею, а настоящие христиане издеваются над ним: «Демон забавляется тобой для твоей гибели». Так и бывает с ним: он исчезает в одночасье.

Но два мудреца появляются в Ростовской области во время неурожая и заявляют: «Мы знаем, кто прячет хлеб». И гуляя по Волге, в какую бы волость ни приезжали, тут же обвиняют знатных женщин, якобы та прячет хлеб, та — мёд, та — рыбу, а та — меха. вроде бы прорезаем и (якобы изнутри) достаем то ли хлеб, то ли рыбу.Волхвы убивают многих женщин и забирают их имущество.

Эти мудрецы приходят в Белоозеро, а с ними уже триста человек. В это время Ян Вышатич, наместник киевского князя, собирает дань с Белозерцев. Ян узнает, что эти мудрецы — всего лишь стервы киевского князя, и отдает приказ людям, сопровождавшим мудрецов: «Отдайте их мне». Но люди его не слушают. Затем к ним идет сам Ян с двенадцатью воинами. Люди, стоящие у леса, готовы напасть на Яна, который подходит к ним только с топором в руке.Из этих людей выходят трое, подходят к Яну и пугают его: «Ты умрешь, не уходи». Ян приказывает убить их и подходит к остальным. Они бросаются на Яна, первый промахивается топором, и Ян, перехватив его, бьет его тыльной стороной того же топора и приказывает дружинникам зарезать остальных. Люди убегают в лес, убивая священника Янова. Ян входит в Белозерск и угрожает жителям: «Если вы не схватите волхвов, я не оставлю вас еще год». Идут жители Белозера, схватывают волхвов и приводят их к Яну.

Ян допрашивает волхвов: «Почему ты убил столько людей?» Волхвы отвечают: «Они прячут хлеб. Когда мы их уничтожим, будет урожай. Если хотите, у человека перед вами заберем зерно, или рыбу, или что-нибудь еще. Ян осуждает: «Это полный обман. Бог сотворил человека из земли, человек пронизан костями и венами, в нем больше ничего нет». Волхвы возражают: «Мы те, кто знает, как был человек. созданный.» Ян говорит: «Как ты думаешь?» Рассказ волхвов: «Бог умылся в бане, вспотел, вытерся тряпкой и сбросил ее с неба на землю.Сатана спорил с Богом, из какой тряпки создать человека. И дьявол создал человека, и Бог вложил в него душу его. Вот почему, когда человек умирает, тело падает на землю, а душа — на Бога. Ян восклицает: «В какого бога ты веришь?» Волхвов называют: «В антихристе». Ян спрашивает: «Где он?» Волхвы отвечают: «Он сидит в бездне». Ян произносит приговор: «Что это за бог, если он сидит в бездне? Это демон, бывший ангел, низвергнутый с небес за свое высокомерие и ожидающий в бездне, чтобы Бог спустился с небес и заковал его в оковы вместе со слугами, которые верю в этого антихриста.И тебе тоже придется принять от меня мучения здесь, а после смерти — там. «Волхвы хвастаются:« Боги сообщают нам, что вы не можете ничего сделать с нами, потому что мы несем ответственность только перед самим принцем ». Ян говорит:« Боги лгут вам ». И он приказывает им победить их, вырвать их бороды с щипцами, заткнуть им рот кляпом, привязать их к бортам лодки и отправить эту лодку впереди них по реке. Через некоторое время Ян спрашивает волхвов:

«Что боги говорят вам сейчас ? »Ответ волхвов:« Боги говорят нам, что мы не будем живы от тебя.Ян подтверждает: «Они говорят тебе это правильно». Но волхвы обещают Яну: «Если ты отпустишь нас, тебе будет много добра. А если ты уничтожишь нас, ты получишь много горя и зла». Ян отвергает: «Если я отпущу тебя, то зло придет ко мне от Бога. А если я погублю тебя, тогда моя награда будет». И он обращается к местным экскурсоводам: «У кого из вас есть родственники, убитые этими мудрецами? И окружающие признаются — один: «У меня есть мама», другой: «Сестра», третий: «Дети». Ян призывает: «Отомстите за свой народ.«Жертвы хватают волхвов, убивают их и вешают на дубе. На следующую ночь медведь залезает на дуб, грызет их и съедает. Итак, волхвы погибли — они предвидели других, но не предвидели своих. смерть

Другой колдун начинает волновать людей уже в Новгороде, он соблазняет почти весь город, действует как какой-то бог, утверждая, что все предвидит, и хулит христианскую веру. Он обещает: «Я перейду реку Волхов. , словно по суше, на глазах у всех.«Все ему верят, в городе начинается беда, хотят убить епископа. Епископ надевает мантию, берет крест, выходит и говорит:« Кто верит колдуна, пусть идет за ним. Кто верит (в Бог), пусть идет за крестом ». Люди делятся на две части: новгородский князь и его свита собираются у епископа, а остальные идут к колдуну. Между ними происходят столкновения. Князь прячет под плащ топор, подходит к колдуну: «Ты знаешь, что будет утром и до вечера?» Колдун хвастается: «Я все предвижу.«Князь спрашивает:« Ты знаешь, что теперь будет? »Колдун принимает значение:« Я совершу великие чудеса ». Князь выхватывает топор, режет колдуна, и он падает замертво. И люди расходятся.

Об ослеплении теребовского князя Василько Ростиславича.1097 г. до н. Мономах), Давыд Игоревич, Давыд Святославич, Олег Святославич и правнук Ярослава, сын Ростислава Владимировича Василько Ростиславича.Князья уговаривают друг друга: «Зачем мы губим землю Русскую, ссоримся между собой? А половцы стремятся отделить нашу землю и радоваться, когда между нами идут войны. Отныне мы будем единодушно объединяться и сохранять землю Русскую. Пусть каждому принадлежит только свое отечество. «И после этого они целуют крест:« Отныне, если кто-то из нас пойдет против кого-то, то мы все будем против этого, и честный крест, и вся русская земля ». И, поцеловавшись, расходятся по отечествам. .

Святополк с Давыдом Игоревичем возвращаются в Киев. Давыда кто-то подбадривает: «Владимир сговорился с Василько против Святополка и вас». Давыд верит лживым словам и клевете Святополка на Василько: «Он сговорился с Владимиром и пытается убить меня и вас. Береги свою голову. Святополк в замешательстве верит Давиду. Давыд предлагает: «Если мы Василько не захватим, то не будет царствования ни тебе в Киеве, ни мне во Владимире-Волынском.«И Святополк слушает его. А Василько и Владимир ничего об этом не знают.

Василько приходит на богослужение в Выдубицкий монастырь под Киевом. Святополк посылает ему:« Подожди до именин моих »(через четыре дня). Василько отказывается. : «Жду не дождусь — как будто войны дома (в Теребовле, западнее Киева)». Давыд говорит Святополку: «Видишь ли, он с тобой не считается, даже когда он у тебя на родине. … И когда он войдет в свои владения, вы сами увидите, как он займет ваши города, и вы вспомните мое предупреждение.Позвони ему сейчас, схвати его и отдай мне. Святополк посылает Василько: «Раз уж ты не будешь ждать моих именин, то давай сейчас — посидим с Давыдом».

Василько идет к Святополку, по дороге встречает своего воина и отговаривает: «Делай. не ходи, князь, — схватят тебя ». Но Василько не верит:« Как меня арестуют? Просто крест поцеловали ». И он с небольшой свитой идет ко двору князя. Встречает его

Святополк, входят в избу, Давид тоже приходит, но сидит как немой.Святополк приглашает: «Давай позавтракаем». Василько соглашается. Святополк говорит: «Сиди здесь, а я пойду и прикажу». И гаснет. Василько пытается поговорить с Давидом, но тот не говорит и не слушает из-за ужаса и обмана. Посидев немного, Давыд встает: «Я пойду за Святополком, а ты присядь». И гаснет. Как только Давыд выходит, Василько сажают, потом заковывают в двойные кандалы и ставят сторожа на ночь.

На следующий день Давыд предлагает Святополку ослепить Василько: «Если ты этого не сделаешь и отпустишь, то ни ты, ни я не будем править.«В ту же ночь Васильку в цепях перевезли на телеге в городок в десяти милях от Киева и завели в какую-то хижину. Василько сидит в ней и видит, что пастух Святополк точит нож, и догадывается, что они собираются ослепить его. Тут входят конюхи, посланные Святополком и Давидом, расстилают ковер и пытаются сбить с ним Васильку, который отчаянно сражается. печку, положите ему на грудь и сядьте за оба конца доски, но они все равно не могут удержать ее.Потом добавляются еще два человека, снимаем вторую доску с печки и давим Василько так свирепо, что у него трещит грудь. Держа нож, пастух подходит к Василько Святополкову и хочет воткнуть его в глаз, но промахивается и прорезает ему лицо, но снова вонзает нож в глаз и вырезает яблоко (радуга со зрачком), затем — второе яблоко. Василько лежит как мертвый. И, как мертвого, его берут с ковром, загружают в телегу и везут во Владимир-Волынский.

По дороге останавливаются на обед на рынке в Звиждене (город к западу от Киева). С Васильки срывают окровавленную рубаху и дают постирать священнику. Она, умывшись, надевает на него и начинает оплакивать Васильку, как если бы он был мертв. Василько, просыпаясь, слышит плач и спрашивает: «Где я?» Ему отвечают: «В Звиждене». Он просит воды и, напившись, приходит в себя, ощупывает свою рубашку и говорит: «Зачем они сняли ее с меня? Могу я принять смерть в этой окровавленной рубашке и предстать перед Богом.»

Потом Васильку спешно везут по замерзшей дороге во Владимир-Волынский, а с ним Давыд Игоревич, как будто с какой-то добычей. Владимир Всеволодович в Переяславце узнает, что Василько схватили и ослепили, и приходит в ужас. : «Такого зла никогда не было на Русской земле, ни при наших дедах, ни при наших отцах». И он тут же посылает Давиду Святославичу и Олегу Святославичу: «Давайте вместе исправим это зло, которое было создано на Русской земле, кроме того, между нами братья.Ведь сейчас брат брата начнет колоть, и погибнет русская земля — ​​ее отберут наши враги, половцы. «Собираются и шлют Святополку:« Зачем ты ослепил брата? »Святополк извиняется:« Это не я его ослепил, а Давыд Игоревич ». Но князья возражают Святополку:« Василько не схватили и не ослепили в плену. Город Давыдова (Владимир-Волынский), а в вашем городе (Киеве) его схватили и ослепили, а раз Давыд Игоревич это сделал, хватайте его или прогоняйте.«Святополк соглашается, князья перед друг другом целуют крест и заключают мир. Тогда князья изгоняют Давида Игоревича из Владимира-Волынского, дают ему Дорогобуж (между Владимиром и Киевом), где он умирает, и Василько снова правит в Теребовле.

О победе над половцами.1103 г. до н.э.

Святополк Изяславич и Владимир Всеволодович (Мономах) в одном шатре совещаются о походе на половцев. Отряд Святополка извиняется: «Сейчас весна — будем пашни повредим, смердов разорим.«Владимир стыдит их:« Жалко коня, а саму стерву жалко? Ведь стерва пашет пашет, а придет половец, убьет стерву стрелой, конь пашет ». возьми его, иди в его деревню и схвати его жену, детей и все его имущество ». Святополк говорит:« Я уже готов ». Послали другим князьям: «Пойдем к половцам — живи или умри». Собранные войска достигают Днепровских порогов и с острова Хортица прыгают в поле четыре дня.

Узнав, что идет Русь, на совет приходит бесчисленное количество половцев. Князь Урусоба предлагает: «Просим мира». Но молодые люди говорят Урусобе: «Если ты боишься России, то и мы не боимся. Давай раздавим их. «И половецкие полки, как бескрайняя хвойная чаща, наступают на Русь, и Россия им противостоит. Здесь, с точки зрения русских воинов, на половцев нападает великий ужас, страх и трепет, они как бы дремлют, и их лошади медлительны.Наши на лошадях и пешком бодро атакуют половцев. Половцы бегут, а русские их порют. В бою убиты двадцать половецких князей, в том числе Урусобу, а Бельдуз взят в плен.

Сидят русские князья, разбившие половцев, приводят Бельдуза, а он предлагает золото и серебро, и коней и скот себе. Но Владимир говорит Бельдузу: «Сколько раз ты клялся (не воевать) и все равно нападал на землю Русскую.Почему вы не наказали своих сыновей и свою семью, чтобы они не нарушили клятву, и не пролили христианскую кровь? Теперь пусть твоя голова будет у тебя в крови. «И он приказывает убить Белдуза, который разрублен на куски. Князья берут скот, овец, лошадей, верблюдов, юрты с имуществом и рабами и возвращаются в Россию с огромным количеством пленников, со славой и великой победой.

Пересказано пользователя ASDemin.

«Повесть временных лет» — старинная русская летопись, созданная в начале XII века.Рассказ представляет собой очерк, повествующий о событиях, которые происходили и происходят в России в тот период.

«Повесть временных лет» была составлена ​​в Киеве, позже несколько раз переписывалась, но не сильно изменялась. Хроника охватывает период с библейских времен до 1137 года, датируется датой 852 годом.

Все датированные статьи представляют собой очерки, начинающиеся словами «Летом такие-то…», что означает, что в летопись ежегодно добавлялись записи и рассказывались о произошедших событиях.Одна статья на один год. Это отличает «Повесть временных лет» от всех сохранившихся летописей. Текст летописи также содержит легенды, фольклорные сказки, копии документов (например, учение Владимира Мономаха) и выдержки из других летописей.

Рассказ получил свое название благодаря первой фразе, открывающей рассказ — «Повесть времен лет …»

История создания «Повести временных лет»

Автором идеи «Повести временных лет» считается инок Нестор, живший и творивший на рубеже XI и XII веков в Киево-Печерском монастыре.Несмотря на то, что имя автора встречается только в более поздних экземплярах летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.

Самая старая версия летописного собрания, дошедшая до наших дней, датируется XIV веком и представляет собой копию, сделанную монахом Лаврентием (Лаврентьевские хроники). Первоначальное издание создателя «Повести временных лет» Нестора было утеряно, сегодня есть только исправленные версии от разных переписчиков и более поздних составителей.

Сегодня существует несколько теорий относительно истории создания «Повести временных лет». Согласно одной из них, летопись была написана Нестором в Киеве в 1037 году. Она основана на старинных легендах, народных песнях, документах, устных рассказах и документах, сохранившихся в монастырях. После написания это первое издание несколько раз переписывалось и редактировалось различными монахами, включая самого Нестора, которые добавляли в него элементы христианской идеологии. По другим данным, летопись написана значительно позже, в 1110 году.

Жанр и особенности Повести временных лет

Жанр «Повести временных лет» определяется экспертами как исторический, но ученые утверждают, что летопись не является ни произведением искусства, ни исторической в ​​полном смысле этого слова.

Отличительной особенностью летописи является то, что она не интерпретирует события, а только рассказывает о них. Отношение автора или писца ко всему, что рассказывается в летописи, определялось только наличием Воли Бога, которая все определяет.Причинно-следственные связи и интерпретация с точки зрения других позиций не представляли интереса и не вошли в летопись.

«Повесть временных лет» имела открытый жанр, то есть могла состоять из совершенно разных частей — от народных сказок до заметок о погоде.

Летопись в древности также имела юридическое значение, как свод документов и законов.

Первоначальная цель написания «Повести временных лет» — изучить и объяснить происхождение русского народа, происхождение княжеской власти и описание распространения христианства на Руси.

Начало сказки давно минувших лет — это рассказ о появлении славян. Русские представлены летописцем как потомки Иафета, одного из сыновей Ноя. В самом начале повествования есть рассказы, рассказывающие о жизни восточнославянских племен: о князьях, о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса на княжение и об образовании династии Рюриковичей на Руси.

Основную часть содержания летописи составляют описания войн, легенды о правлении Ярослава Мудрого, подвигах Никиты Кожемяки и других героев.

Заключительная часть состоит из описаний сражений и княжеских некрологов.

Таким образом, в основе «Повести временных лет»:

  • Сказания о переселении славян, призвании варягов и образовании Руси;
  • Описание крещения Руси;
  • Описание жизни великих князей: Олега, Владимира, Ольги и других;
  • Жития святых;
  • Описание войн и военных походов.

Значение Повести временных лет трудно переоценить — именно она стала первыми документами, в которых была зафиксирована история Киевской Руси с момента ее зарождения. Позднее летопись послужила основным источником знаний для последующих исторических описаний и исследований. Кроме того, «Повесть временных лет» благодаря своему открытому жанру имеет большое значение как культурный и литературный памятник.

Анализ литературы по истории появления «Повести временных лет» показывает ее противоречивый характер в науке.В то же время все публикации о «Повести временных лет» подчеркивают историческое значение летописи для истории и культуры России. В самом названии «Повести временных лет» есть ответ на вопрос о цели летописи: «Куда делась русская земля, кто в Киеве начал первых князей, а где русская земля стала есть» . Иными словами, рассказать об истории России от ее зарождения до образования православного государства под собирательным названием земля Русская.

Раскрывая вопросы летописной терминологии, И. Данилевский писал, что традиционно летописи в широком смысле слова — это исторические произведения, изложение которых осуществляется строго по годам и сопровождается хронографическими (годичными), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами. По видовому составу они близки к западноевропейским летописям (от латинского annales libri — годовые отчеты) и хроникам (от греч. Chranihos — относящиеся к времени). В узком смысле слова хрониками принято называть реально дошедшие до нас летописи, сохранившиеся в одном или нескольких подобных списках.Но научная терминология в материалах летописи во многом условна. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов», с «текучестью» летописных текстов, допускающей «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и памятников». изданий «. До сих пор «при изучении хроник употребление терминов крайне расплывчато». Более того, «любое устранение двусмысленности в терминологии должно основываться на установлении именно этой двусмысленности.Невозможно договориться об употреблении терминов без уточнения, прежде всего, всех оттенков их употребления в прошлом и настоящем. «

По данным М.И. Сухомлинова, «все русские летописи имеют само название« летописцы »,« летописцы »,« писатели времени »,« сказки давно минувших лет »и т. Д. Обнажают свой первоначальный вид: ни одно из этих имен им не было бы достойно, если бы они не указывалось время каждого события, если лето, годы не занимали в них того же важного места, что и сами события.В этом отношении, как и во многих других, наши хроники сходны не столько с византийскими писателями, сколько с теми временами (annales), которые издавна хранились с VIII века в монастырях романской и германской Европы — вне зависимости от исторических образцов. классической древности. Первоначальной основой этих летописей были пасхальные таблицы. «

Большинство авторов считают, что идея названия «Повести временных лет» принадлежит Нестору, писцу с широким историческим кругозором и большим литературным талантом: еще до работы над «Повести временных лет» он написал «Жизнь Бориса и Глеба». и Житие Феодосия Печерского.В «Повести временных лет» Нестор поставил перед собой непростую задачу: решительно переработать рассказ о древнейшем периоде истории России — «откуда появилась земля Русская».

Однако, как отмечает А.А. Шахматова «Повести временных лет» предшествовали другие летописи. Ученый приводит, в частности, следующий факт: «Повесть временных лет», сохранившаяся в Лаврентьевской, Ипатьевской и других летописях, существенно различалась в трактовке многих событий из другой летописи, рассказывающей об этом же начальном периоде русской истории, о Новгородская первая летопись младшего издания.В Новгородской летописи не было текстов договоров с греками, князя Олега называли воеводой при молодом князе Игоре, иначе рассказывалось о походах Руси на Константинополь и т. Д.

A.A. Шахматов пришел к выводу, что Новгородская Первая летопись в своей начальной части отражает иной летописный сборник, предшествовавший «Повести временных лет».

Выдающийся исследователь русской летописи В. Истрин предпринял безуспешные попытки найти иное объяснение различий между «Повести временных лет» и рассказом Новгородской Первой летописи (которую Новгородская летопись якобы сокращала «Повесть временных лет»).В результате А.А. Шахматова подтверждали многие факты, полученные как им самим, так и другими учеными.

Интересующий нас текст Повести охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII века. Совершенно справедливо считается, что это одно из старейших летописных собраний, текст которого сохранился летописной традицией. Отдельных списков нет. По этому поводу В.О. Ключевский писал: «В библиотеках не спрашивайте Первую летопись — может быть, вас не поймут и спросят:« А какой список летописей вам нужен? «Тогда вы, в свою очередь, будете в растерянности.До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой Первоначальная летопись была бы помещена отдельно в том виде, в каком она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных копиях он сливается с историей своих наследников, которая в более поздних хранилищах обычно достигает конца XVI века. «В разных летописях текст Сказания достигает разных лет: до 1110 года (Лаврентьевский и родственные ему копии) или до 1118 года (Ипатьевский и ему подобные списки).

На начальном этапе При изучении летописи исследователи исходили из того, что обнаруженные в списках неточности являются результатом искажения исходного текста при многократной переписывании.Исходя из этого, например, А.Л. Шлецер поставил задачу воссоздать «очищенного Нестора». Попытка исправить накопившиеся механические ошибки и переосмыслить летописный текст, однако, не увенчалась успехом. В результате проделанной работы А.Л.Шлетцер убедился, что со временем текст не только искажался, но и исправлялся переписчиками и редакторами. Тем не менее доказана неоригинальная форма, в которой до нас дошла «Повесть временных лет». Это фактически поставило вопрос о необходимости восстановления первоначальной формы летописного текста.

Сопоставляя все доступные ему списки летописей, А.А. Шахматов выявил неточности и так называемые общие места, присущие летописям. Анализ выявленных несоответствий, их классификация позволили выявить списки, в которых есть совпадающие несоответствия. Исследователь сгруппировал списки по редакциям и выдвинул ряд дополнительных гипотез для объяснения возникновения расхождений. Сравнение гипотетических хранилищ позволило выявить ряд общих черт, присущих некоторым из них.Так был воссоздан предполагаемый исходный код. При этом выяснилось, что многие фрагменты летописной экспозиции заимствованы из очень ранних сводов, что, в свою очередь, позволило перейти к реконструкции древнейших русских летописей. Выводы А.А. Полное подтверждение Шахматов получил, когда был найден московский склеп 1408 года, существование которого предсказал великий ученый. В полном объеме путь, который А.А. Шахматова, стало ясно только после публикации его учеником М.Д. Приселков из рабочей тетради своего учителя. С тех пор вся история изучения летописи разделилась на два периода: дошахматный и современный.

При редактировании исходный текст (первое издание Повести временных лет) был настолько изменен, что А.А. Шахматов пришел к выводу, что реконструировать его невозможно. Что касается текстов Лаврентьевского и Ипатьевского изданий Сказания (их принято называть вторым и третьим изданиями соответственно), то, несмотря на более поздние переделки в последующих сводах, Шахматову удалось определить их состав и предположительно реконструировать.Следует отметить, что Шахматов колебался в оценке этапов работы над текстом «Повести временных лет». Иногда, например, он считал, что в 1116 году Сильвестр только переписал текст 1113 года Несторовым (последний иногда датировался 1111 годом), не редактируя его.

Если вопрос об авторстве Нестора остается спорным (Сказание содержит ряд указаний, принципиально отличающихся от данных Чтений и Жития Феодосия), то в целом А.А.Шахматова, существование трех изданий «Повести временных лет» разделяет большинство современных исследователей.

Опираясь на представление о политической природе древнерусской летописи, А.А. Шахматов, а затем М.Д.Приселков и другие исследователи считают, что зарождение летописной традиции в России связано с основанием Киевской митрополии. «Обычай византийского церковного управления требовал при открытии нового кафедрального собора, епископального или митрополита, составлять по этому поводу записку исторического характера о причинах, месте и лицах этого события для администрации Патриаршего Синода в Константинополь.«Это якобы стало причиной создания Древнего Кодекса 1037 года. Более поздние сборники, составленные на основе Повести временных лет, теперь представляются исследователями как публицистические произведения, написанные, как говорится, на тему день, а сейчас какая-то средневековая фантастика, или просто тексты, которые систематически с удивительной настойчивостью и настойчивостью «заканчивают писать» — почти по инерции.

В то же время вся история изучения Сказания показывает, что цель создания летописей должна быть достаточно значительной, чтобы многие поколения летописцев продолжили работу, начатую в Киеве в XI веке в течение ряда столетий.Более того, «авторы и редакторы придерживались одних и тех же литературных методов и выражали одинаковые взгляды на общественную жизнь и моральные требования».

Считается, что первое издание «Повести временных лет» до нас не дошло. Сохранились его второе издание, составленное в 1117 г. игуменом Выдубицкого монастыря (под Киевом) Сильвестром, и третье издание, составленное в 1118 г. по приказу князя Мстислава Владимировича. Во втором издании переработана только заключительная часть «Повести временных лет»; это издание дошло до нас как часть Лаврентьевской хроники 1377 года, а также других более поздних сборников летописей.Третье издание, по мнению ряда исследователей, представлено в Ипатьевской летописи, старший список которой — Ипатьевский — датируется первой четвертью XV века.

С нашей точки зрения, окончательная точка в изучении вопроса о происхождении «Повести» еще не поставлена, это показывает вся история изучения летописи. Не исключено, что ученые на основе вновь открытых фактов выдвинут новые гипотезы относительно истории создания величайшего памятника древнерусской литературы — «Повести временных лет».

Предлагаю обсудить вопрос о фальсификации того, что на самом деле написано Нестором. Кто не слышал о «Повести временных лет», главном документе, ставшем источником многовековых споров о призвании Рюрика?

Смешно говорить об этом, но до сих пор историки совершенно неверно истолковывали летопись и искажали самое главное, что в ней написано о России. Например, в оборот был введен совершенно нелепый термин «призвание Рюрика на Русь», хотя Нестор пишет с точностью до наоборот: Рюрик пришел на земли, которые не были Россией, а стали Россией только с его приходом.

Повесть времен года

«Радзивилловская летопись, одна из важнейших летописей домонгольской эпохи. «Летопись Радзивиллов» — самая старая из сохранившихся летописей — ее текст заканчивается в первых годах 13 века », — пишут историки. И очень странно, что до 1989 года Радзивилловская летопись не имела полноценного научного издания.

Вот ее история. Князь Великого княжества Литовского Радзивил передал его в библиотеку Кенигсберга в 1671 году, видимо потому, что в нем были отсылки к догерманской русской истории Пруссии и ее столицы, города Крулевца (у немцев — Кенигсберга).

В 1711 году царь Петр в пути посетил королевскую библиотеку Кенигсберга и приказал сделать копию летописи для своей личной библиотеки. Копия была отправлена ​​в Петр в 1711 году. Затем, в 1758 году, во время Семилетней войны с Пруссией (1756-1763), Кенигсберг попал в руки русских, а летопись попала в Россию, в библиотеку Академии им. Наук, где хранится в настоящее время.

После поступления оригинала в 1761 году в Библиотеку Академии наук, профессор истории Шлецер, специально для этого вызванный из Германии, приступил к изучению рукописи.Он подготовил его издание, которое было опубликовано в его немецком переводе и с пояснениями в Геттингене в 1802–1809 годах. Якобы готовилось русское издание летописи, но с ней почему-то не все сложилось. Он остался недостроенным и погиб во время московского пожара 1812 года.

Тогда оригинал Радзивилловской летописи почему-то оказался в личном пользовании тайного советника Н.М. Муравьева. В 1814 году, после смерти Муравьева, рукопись находилась во владении известного археографа, директора Императорской публичной библиотеки А.Н. Оленин, который, несмотря на все требования, под разными предлогами отказался вернуть его в Академию наук.

Обратимся к описанию рукописи:

«Рукопись состоит из 32 тетрадей, из которых 28 по 8 листов, две по 6 (листы 1-6 и 242-247), одна — 10 листов (листы 232-241. ) и один 4 листа (листы 248-251) ». Один лист вырван, а возможно и три. Таким образом, один лист оказался непарным. В углу 8-го листа надпись почерком XIX-XX веков.к цифре «8» (к номеру листа): «Не 8 листов, а нужно считать 9; потому что здесь перед симуляцией отсутствует весь лист, Библиотека № 3ри Росс. Историческая часть 1. в СПБ 1767 с. 14 и стр. 15 ″.

На потерянном листе (или листах) — самое главное для Руси: описание племен, населявших территорию Московии. На оставшемся листе вырвана часть, описывающая, как был вызван Рюрик — опять же самое главное для русских идеологов.Более того, кое-где с опозданием в текст внесены дополнения, которые полностью меняют смысл написанного изначально.

Непарный лист 8 выглядит действительно неестественно, на нем не пропали углы, как у всех других старых листов книги, а оторваны куски сверху и меньше снизу, чтобы их скрыть зияли дырочки, их жевали, но в меньшей степени и углы.

Что сорвали вандалы?

Над первой страницей листа 8 находится рассказ о болгарах, и, возможно, здесь не было особого подстрекательства к мятежу.С другой стороны, оборотная сторона 8-го листа сверху «удачно» искалечена в очень важной фразе СУТЬ СПОРА О ПРОИСХОЖДЕНИИ РОССИИ, который ведется веками, но так же далек от правда так, как и началось, потому что рассматривает две нелепые теории: нормандскую и внутреннерусскую. Оба одинаково ложны.

Вот текст на первой странице искалеченного листа, где после рассказа о болгарах начинается тема Рюрика (в общепринятом толковании, ставя свои запятые, которых нет в тексте):

«Ин лут (о) 6367.Имах — дань варьязу из заморья в чюди, в словенях, в мерах и во всех кривичах. И казар имах на полях, и на склоне, и на вятичах, имах на бле и двети от дыма. «

Смысл ясен: заморские варяги (шведы, их колония располагалась в Ладоге) брали дань с таких-то племен, хозары с других,« из дыма »-« из избы »,« из В царской России и в СССР термин «и на все кривичи» переводился неверно (в отличие от Бюро переводов стилей) как «и со всех кривичей».Слово «вш» в данном случае означает не «все», а все финское племя, которое проживало на территории нынешней Эстонии и Псковской области. Более того, далее по тексту, после кривичей, указано все финское племя.

Я добавлю, что в некоторых других местах хроники следует также интерпретировать «все» как имя народа (чего не делали «переводчики»), но в этом отрывке нынешнее толкование кажется абсурдным: почему автор, перед словом «Кривичи» выделите, что именно с них собрали ВСЕ дань? Это бессмысленно и не укладывается в повествование: ни о ком другом автор не писал, что взяли дань «со всех таких-то».Ведь дань можно брать или не брать, и слово «от всех» здесь неуместно.

Далее на странице:
«Ин лют (о) 6368.
Ин лют (о) 6369.
В лът (о) 6370. Бывшие выряги из моря и дань им не дают, а сами почася в Володти, и нет в них правды, и расташи добрый за добрым, и были в них ссоры, дрались за … »

На следующей странице искаженный текст читается следующим образом:

« [… чашу по своему усмотрению и бросайся в себя: «Давайте поищем князя, который бы [Володил нас и] играл по праву.И пошел он за море к варягам, к русским (и). тии звахуся варази рус (ы), а для друзей имя (а) свие, друзья ж (е) урмиани, ингляне, друзья и гут. Тако и си. «Наша земля велика и изобильна, и одежды на ней нет. Да, пойдем с нами, книга (я) жить и володти».

То, что в квадратных скобках — обрывки бумаги, а то, что написано в скобках, придумывается немецкими историками. Этого нет в анналах. Каждый может убедиться в этом сам, посмотрев на оригинал (см. Фото 1).Откуда взялось толкование «[чаша сама по себе, а рша сама по себе:« Давайте поищем нашего князя] »?

В истории России, СССР, а теперь и Российской Федерации, этот важнейший отрывок традиционно «переводится» в предположительной и искаженной форме, с совершенно другим смыслом.

Вот моя интерпретация текста, каждый может свериться с оригиналом на фото:

«… я хотел бы быть в… [вот как я читаю эти буквы]… Я грести по праву».И я пошел за море на Варяжскую Русь (без запятой и без предлога «к» в тексте]. Участок битвы называется варази рус. Вроде называть всех друзьями [в тексте нет s (i), это еще одна гипотеза] svie [запятой, которую здесь поставили русско-советские переводчики, тоже нет] друзей урменов, инглянцев, друзей и досталось . Tako and si rsha rusi [в тексте «rsha» с маленькой буквы и не отделенной точкой от «Tako and si», это одна фраза, и здесь фальсификаторы искажают текст, создавая совершенно другой смысл !!! ] Чюд, и Словения, и Кривичи, и все остальное: «Земля наша велика и изобильна, и одежды на ней нет.Да поехали к нашим князьям и Володе. «

Еще раз повторяю, каждый может проверить, во что нас« втирали »250 лет, и что на самом деле написано в ПВЛ.

Настоящий и правильный« перевод »на современный язык выглядит так:

«… так что в … … он правил по праву. И они перешли за море к варягам Руси, как их называли варяги-русы. Как себя (также) своими соседями шведы называют себя, Также соседи норвежцы, англы, соседи готы.Россия (наконец) приняла просьбу. И Чудь, и Словения, и Кривичи, и все (в ответ) сказали: «Наша земля велика и богата, но в ней нет порядка. Иди царствуй с нами и прави. «

Как видите, значение Нестора полностью отличается от того, что поставили фальсификаторы. Его просьба была адресована России, а не» из России «.

» А я избрашас (я) 3-м братом ( с) Я был в течение моих поколений, и я опоясался по всей России, и я сначала пришел в Словению, и срубил город Ладогу, и пошел в Ладоз старый Рюрик, а другая сторона с нами на Белоозере, и третий Трувор в Изборске.А про т’х вяряг прозвали Руськой, земля Новгородская, те времена люди е новгородцы из рода Варежских, бывших бо [ша слово] ».

А теперь взглянем на страницу Сама. Написана по-другому. Заканчивается так: «бывший (е) б» ВСЕ! Это все! Другой текст начинается на следующей странице. В этом случае нет оторванных частей с якобы отсутствующей частью «ибо были Славяне »НЕТ! Негде уместить эти слова, строчка упирается в переплет.Зачем думать о том, что не написано на бумаге и не оторвано от бумаги?

И это потому, что фраза эта очень крамольная. Переведу: «И от тех варягов русская земля была названа Новгородом, потому что новгородцы были из рода варягов прежде [БЫЛИ]».

Так пишет автор летописи. И немецкий толкователь автора ИСПРАВЛЯЕТ, добавляя НЕ СУЩЕСТВУЮЩИЕ слова (часть слова «быша» — «ша» и «слово»), в корне меняя смысл летописной фразы: «поскольку новгородцы есть из варяжского рода, ибо раньше они были славянами.«

Да, Нестор этого не писал! Но до сих пор почти все историки твердят об этой фальсификации и даже одурачивают население. Приведу вам пример.

« Отсюда следует, что викинги скандинавы? Действительно, в знаменитом фрагменте Первой летописи о призвании Рюрика и его братьев только утверждается, что варяги назывались Русью в смысле этнической и языковой принадлежности, а от них и имя Русь как государство произошло («от тех варягов и прозвали землю Русскую»).И ни слова о скандинавских корнях (то, что варяги «из-за океана» или из Заморья можно трактовать по-разному, о чем — ниже).

Но летопись Несторова энергично подчеркивает: русский язык — славянский, а славяне-новгородцы происходят от варягов («это новгородцы из варажского рода, прежде всего Беша Словения»). Чрезвычайно важное свидетельство, но историки почему-то не обращают на него внимания.Но тщетно! Здесь ведь написано черным по белому: род варягов был изначально славянским и варяги вместе с новгородцами говорили по-русски (славянски)!

Ибо иначе окажется, что население Великого Новгорода (все-таки «из варяжского рода») и до призвания Рюрика, а в дальнейшем, предположительно, использовало один из скандинавских языков (разве что, из конечно, придерживаться тупиковой формулы «варяги = скандинавы»). Абсурд? Действительно, другого слова для этого нет! «

Нелепости приходят в голову тем, кто пытается строить свои концепции на фальсификациях, не заглядывая в первоисточник.Нестор не писал «бо беша словения». Более того, с таким дополнением сама его фраза вообще теряет всякий смысл: «И от тех варягов земля Русская была названа Новгородом, потому что новгородцы из рода варягов, ибо они были прежде славянами».

Это чушь собачья. Нестор писал просто и ясно: современный летописец Новгородская земля стала Русью, потому что была основана варяжскими поселенцами, Русь которых он перечислял выше. Просто, точно и понятно. Но кому-то это не понравилось, и начали дописывать то, чего не писал Нестор: что, мол, «из варажской семьи, до безумной словении».«Нет! Произведение Нестора другое:« от варяжского рода до », без запятых и без дополнительных дополнений, а переводчики использовали« бо б », собственно слово« БЫЛО ».

Перед нами фундаментальная фальсификация даже не история, а только «ПЕРЕВОД» на русский язык документа, на котором построена вся концепция его прошлого — Российской Империи, СССР и ныне Российской Федерации. Что было написано на оторванном листе ПВЛ и в ОСОБЕННО оторванный кусок листа про «зов Рюрика» — можно только догадываться.Это была «зачистка исторического поля». Но даже без этой «чистки» любой читатель оригинального ПВЛ может легко убедиться, что текущие «переводы» не соответствуют оригиналу и неверно истолковывают не только текст, но и сам смысл, который Нестор хотел передать последующим поколениям.

Он писал об одном, а мы даже не можем это прочитать и поверить, что он написал совсем другое.

Не могу подобрать слов. Кошмар…

Повесть времен года (также называемая «Первичная летопись» или «Летопись Несторова» ) — самый ранний из сохранившихся древнерусских летописных сводов начала XII века … Известны несколько редакций и списков с небольшими отклонениями в текстах, внесенных переписчиками. Составлен Киев .

Охват истории начинается с библейских времен во вступительной части и заканчивается 1117 (в 3-м издании). Датированный кусок истории Киевская Русь начинается с лета 6360 года ( 852 года по современной хронологии) начала самостоятельного правления Византийского императора Михаила .

Название кода дано одной из его вступительных фраз в Ипатьевский список :

История создания летописи

Автор летописи числится в Хлебниковском списке как монах Нестор , известен агиограф по краю XI XII вв. , инок Киево-Печерский монастырь … Хотя это имя имеет В более ранних списках опущены исследователи Xviii XIX вв. Нестор считался первым русским летописцем, а «Повесть временных лет» считалась первой русской летописью.Изучение летописи русским лингвистом А.А. Шахматовым и его последователями показало, что «Повести временных лет» предшествовали летописные своды. В настоящее время признано, что первая оригинальная версия ПВЛ монаха Нестора утеряна, а исправленные версии сохранились до нашего времени. При этом ни в одной летописи нет указаний на то, где именно заканчивается ПВЛ.

Наиболее подробные проблемы источников и структуры ПВЛ были разработаны в начале ХХ века в трудах академика А.А. Шахматова … Представленная им концепция до сих пор играет роль «стандартной модели», на которую опираются или с которой спорят последующие исследователи. Хотя многие его положения часто подвергались обоснованной критике, пока не удалось разработать концепцию, сопоставимую по значимости.

Издание второе читается как часть Лаврентьевских летописей ( 1377 год ) и другие списки … Третье издание содержится в Ипатьевской летописи (древнейшие списки: Ипатьевский ( XV век ) и Хлебниковский ( XVI век )) … В одной из летописей второго издания под г. 1096 г. добавлено самостоятельное литературное произведение « Учение Владимира Мономаха, », датированное , 1117, .

Согласно гипотезе Шахматова (поддерживается Д.С. Лихачевым и Я.С. Лурье ), первый летописный сборник, получивший название Самый старый , был составлен на митрополичьей престол в Киеве, основанной в 1037 году. … Источником для летописца послужили легенды, народные песни, устные рассказы современников и некоторые письменные житийные документы.Самое старое хранилище продолжено и дополнено в 1073 гг. монах Никон , один из создателей Киево-Печерский монастырь … Потом 1093 настоятель Киево-Печерского монастыря Иоанн Создан Начальный склеп , в котором использованы новгородские записи и греческие источники: «Хронограф по великой экспозиции», «Житие Антония» и другие. Первоначальный склеп фрагментарно сохранился в начальной части Новгородской первой летописи младшего издания. Нестор пересмотрел Первичный кодекс, расширил историографическую базу и ввел русскую историю в рамки традиционной христианской историографии. Он дополнил летопись текстами договоров между Россией и Византией и внес дополнительные исторические традиции, сохранившиеся в устной традиции.

Согласно Шахматовой , первое издание ПВЛ Нестор написал в Киево-Печерском монастыре в 1110 1112 лет … Второе издание создано игуменом Сильвестром в Киеве Выдубицкий Михайловский монастырь v 1116 … По сравнению с версией Нестора, последняя часть переработана. V 1118 третье издание ПВЛ составляется от имени новгородского князя Мстислава I Владимировича .

Повесть временных лет v. История создания Повесть временных лет

«Повесть временных лет» (ПВЛ) — важнейший и самый противоречивый источник по истории Древней Руси.Одни исследователи предлагают трактовать его как сборник легенд и сказок, другие продолжают изучать, находя новые факты из истории России, третьи (в основном археологи) пытаются связать топографические и этнонимические сведения из Сказания с данными археологических исследований и, честно говоря, не всегда им это удается. Наиболее актуальной является проблема отнесения Сказания к множеству исторических источников. Вроде однозначного решения нет, правда всегда где-то посередине.В этой статье мы постараемся ответить на вопрос: может ли «Повесть временных лет» быть источником для изучения истории и культуры Древней Руси, и если да, то является ли этот источник достоверным.

Рассказ былых лет был «отмечен» почти во всех летописных сборниках, известных науке сегодня. Он был создан на рубеже XI-XII веков. и скомпилирован в природе. ПВЛ состоит из двух частей. Первый — космогонический — описывает становление русского народа и Российского государства, беря свою родословную от Ноя и его сыновей.В первой части нет дат и фактов, она более легендарна, эпична и мифична и служит цели — объяснить и закрепить независимость недавно родившейся Русской Православной Церкви. Это вполне логично, автор рассказа — монах Киево-Печерского монастыря — Нестор, соответственно он объясняет историю Руси исходя из христианской парадигмы, однако к самой науке это не имеет никакого отношения, разве что только история религии. К сожалению, о формировании славян как этноса мы узнаем не из источника, который в первых строчках говорит нам о том, что он будет говорить о том, «откуда взялась русская земля», а из летописи готов — Иордании, который жил в 6 веке.объявление. Странно то, что «Нестор» ничего не знает об этой Иордании. По крайней мере, в тексте ПВЛ нет заимствований или ссылок на эту летопись. Историография подчеркивает тот факт, что Нестор для своей работы использовал какой-то другой свод, не дошедший до нас (самый старый, как любовно и с трепетом называют его исследователи), однако по какой-то причине хронику Иордании он не использовал. Исходный код, которым, по мнению всех историков, пользовался Нестор, — это та же летопись, но переработанная, к которой добавлены события, современные автору произведения.

Можно предположить, что Нестор ничего не знал о готах и ​​их историках, и, соответственно, у него не было доступа к «гетикам» Иордании. Мы не согласны с этим предположением. Во времена Нестора и задолго до него Россия не жила изолированно, готы были ее ближайшими соседями. Кроме того, монастыри во все времена были собранием знаний и мудрости, именно в них хранились книги, и эти книги копировались для сохранения там потомков. То есть, по сути, это был Нестор и притом только он имел доступ к другим письменным источникам, не только русским, но также византийским и готическим.Библиотека Киево-Печерской Лавры была создана во времена правления Ярослава Мудрого. Князь специально отправил монахов в Константинополь, чтобы они привезли оттуда книги, и, думаю, не настаивал на том, чтобы вывозили только церковные книги. Так что библиотека в Печерском монастыре была достойной, и, скорее всего, было много летописей, на которые Нестор мог опираться. Но почему-то не наклонился. Ни один из известных историков античности или раннего средневековья (за исключением Арматола, о котором ниже) не цитируется в ПВЛ, как будто его вообще не было, как будто Россия, описанная в Сказании, является некой мифическая страна, вроде Атлантиды.

«Повесть временных лет» также самая древняя из известных нам. Как уже упоминалось выше, выяснилось, что ПВЛ был написан на основе другого, еще более древнего источника (кода), до нас не дошедшего, но это вывод лингвистов, а не историков. Хотя историки приняли эту гипотезу. Известный лингвист Шахматов практически всю свою жизнь изучал текст ПВЛ и выделил языковые пласты, характерные для той или иной эпохи, на основании чего пришел к выводу, что летопись заимствует некоторые фрагменты из более древнего текста.Известно также, что в дополнение к этому древнему набору автор «Повести» широко опирался на летописи Георгия Арматола, написанные в IX веке. Византийский Арматол повествует общую историю от сотворения мира до 842 года. Космогоническая часть Повести повторяет этот византийский текст почти дословно.

Таким образом, неизвестно, на какие источники опирался летописец при создании датированной части летописи от 842 г., кроме уже упомянутого Первичного кодекса, части которого Нестор использовал для описания деяний первых русских князей.Материальных свидетельств существования этой летописи не сохранилось (не существует?)

Что касается главного вопроса об отнесении ПВЛ к историческим источникам, то в науке он решен однозначно. ПВЛ была и остается летописью, на основе которой была реконструирована древнерусская история. По сути, историческим источником может быть признано абсолютно все, любые свидетельства эпохи, как устные, так и письменные, а также визуальные и даже психологические (культурные), например, обычай или мем.Таким образом, Сказка действительно является очень большим и значимым источником — сколько фактов, имен и событий описано в нем! Сказка также перечисляет первых князей Русской земли, рассказывает о призвании варягов на Русь.

К счастью, сегодня мы больше не можем ограничиваться одной историей, а рассматривать так называемые параллельные источники, то есть документы и доказательства, созданные одновременно с ПВЛ или описывающие тот же период времени. В этих источниках, к счастью, есть и княгиня Ольга, и каган св.Владимир, так что да, в этой части Сказку действительно можно считать источником, потому что она согласуется с другими свидетельствами, а значит, написана правдиво. Только даты не совпадают: о каких-то событиях Сказка рассказывает с подробностями, о каких-то умалчивает. То есть можно сказать, что автор летописи не изобретал главных исторических персонажей, но его «дела» не всегда правильно передавали — он что-то приукрашивал, что-то выдумывал, о чем-то умалчивал.

Проблема автора Сказки остается актуальной.По канонической версии, автором ПВЛ является монах Печерского монастыря Нестор, составивший всего текста . Некоторые вставки в «Сказке» принадлежат другому монаху — Сильвестру, жившему позже Нестора. В историографии мнения по этому поводу разделились. Кто-то считает, что Нестор написал только вступительную сакральную часть летописи, кто-то полностью перекладывает авторство на него.

Нестор. Скульптурная реконструкция черепа, автор С.А. Никитин, 1985

Татищев, написавший фундаментальный труд по истории Руси с древнейших времен и включивший Повесть в свою авторскую летопись, не сомневается, что Нестор — исторический персонаж, а не собирательный образ всех летописцев, и что он является автором книги. ПВЛ. Историк удивлен, что епископ Константинопольской Православной Церкви Петр Могила из XVII века почему-то не видит, что Нестор является автором Первичного кодекса, на основании которого последующие писцы сделали вставки в хроника.Татищев считал, что самый древний склеп, не дошедший до нас, принадлежит перу Нестора, а сама Сказка в том виде, в каком она дошла до нас, является плодом труда монаха Сильвестра. Любопытно, что Татищев сообщает, что Гробница епископа имеет одну из лучших библиотек, и что Владыка мог бы присмотреться к ней, видите ли, и он обнаружил бы Первичное Убежище.

Мы находим упоминание об авторстве Нестора только в Хлебниковском списке ПВЛ, это летописный сборник XVI века, который реставрировался и редактировался в XVII веке, под чьим руководством вы думаете? — тот же Петр Могила.Епископ внимательно изучал летопись, делал пометки на полях (эти отметки сохранились), однако имени монаха почему-то не видел, или видел, но не придал значения. И после этого он написал: «Написание Нестором русских дел во время войны для нас потеряно, прочтите, — писал Симон епископ Суздальский». Татищев считает, что Могила говорит о продолжении утраченной несторианской летописи, а начало, то есть то, что сохранилось, несомненно, принадлежит перу Нестора.Отметим, что самый первый суздальский епископ по имени Симон (а их было несколько) жил в начале 12 века. Нестор умер в 1114 году, поэтому вполне возможно, что Татищев правильно понял Гробницу и имел в виду, что Симон Суздальский епископ продолжил рассказ Нестора, однако неизвестно, с какого именно места остановился Нестор.

В целом вопрос об авторстве Нестора на данный момент практически не вызывает сомнений. Но нужно помнить, что Нестор был не единственным автором Повести.Соавторами были Симон Суздальский, другой монах Сильвестр и многочисленные писцы последующих поколений.

Хотя этот момент можно оспорить. Тот же Татищев заметил в своей «Истории России» любопытный факт, по его мнению, вся летопись написана одним и тем же наречием , то есть стилем, тогда как если авторов несколько, то слог буквы должен быть хоть немного другим. За исключением, может быть, заметок после 1093 года, которые явно были сделаны другой рукой, но секрета уже нет — настоятель Выдубецкого монастыря Сильвестр прямо пишет, что именно он сейчас составляет летопись.Возможно, новые лингвистические исследования помогут пролить свет на этот интересный вопрос.

Проблема хронологии в «Повести временных лет» решена очень плохо. И это очень удивительно. Слово «хроника» означает, что запись ведется по годам в хронологическом порядке, иначе это вовсе не хроника, а произведение искусства, например, эпос или сказка. Несмотря на то, что ПВЛ является летописью, историческим источником, практически во всех работах по историографии ПВЛ можно встретить следующие фразы: «здесь неточно рассчитана дата», «Я имею в виду… (год такой-то) »,« на самом деле кампания проходила годом раньше »и т. д. Абсолютно все историографы сходятся во мнении, что некоторая дата неверна. И это, конечно, не просто так, а потому, что то или иное событие было задокументировано в другом источнике (я просто хочу сказать «надежнее, чем хроники, написанные не Стивеном»). Даже в первой строке датированной части летописи (!) Нестор ошибается. 6360 год, индикта 15. «Михаил стал царствовать …». Согласно эпохе Константинополя (одна из хронологических систем от сотворения мира), 6360 — это 852 года, а византийский император Михаил III взошел на престол в 842 году.Ошибка за 10 лет! И это не самое серьезное, потому что отследить его было легко, а как быть с событиями, в которых задействованы только русские, которых византийские и болгарские хронографы не охватили? О них можно только догадываться.

Кроме того, летописец приводит в начале текста своего рода хронологию, подсчитывая, сколько лет прошло от одного события к другому. В частности, цитата: «и от Рождества Христова до Константина 318 лет, от Константина до Михаила это 542 года.«Мы полагаем, что именно этот Михаил начал царствовать в 6360 году. Путем несложных математических расчетов (318 + 542) мы получаем 860 год, который сейчас не согласуется с данными самой летописи или с другими источниками. И таких несоответствий масса. Возникает совершенно естественный вопрос: зачем вообще нужно было расставлять какие-то даты, если они взяты приблизительно, а некоторые из них вообще из разных хронологий и хронологий. Д. Лихачев, посвятивший много время к изучению ПВЛ, считает, что даты в летописях устанавливал не сам Нестор, а поздние переписчики не только «подсказывали» ему, в каком году произошло то или иное событие, но и порой просто переделывали всю историю.Не одно поколение историков пытается отделить правду от вымысла в таком коллективном труде.

Историк И. Данилевский считает, что слово «летопись» не обязательно означает описание событий в хронологическом порядке, подтверждая это тем, что, например, «Деяния апостолов» еще называют летописью, хотя есть в них нет ссылок на даты. Из этого можно сделать вывод, что на самом деле работа Нестора — это не переработка какого-то другого источника, того же Первичного кодекса, а суть рассказа, который летописец расширил, а последующие переписчики проставили в нем даты.То есть Нестор не ставил задачу установить хронологию древнерусских событий, а лишь передать общий культурный контекст, в котором Россия формировалась как государство. На наш взгляд, ему это удалось.

В литературе отмечается, что в период создания «Повести» в России не был развит исторический жанр, в котором, например, писалась «История еврейской войны» Иосифа Флавия или история Геродота. Соответственно ПВЛ — это своеобразное новаторское произведение, автор которого переработал существующие легенды, дела и жизни так, чтобы они соответствовали жанру летописи.Отсюда путаница с датами. С этой же точки зрения Сказка — это прежде всего памятник культуры, а во вторую очередь — источник по истории Древней Руси.

Невольно каждый историограф, изучающий ПВЛ, либо занимает позицию юриста, придумывая оправдания, например, Нестору, почему в названии дважды подчеркивается, что он будет происходить от «откуда есть — ушла русская земля» (буквально: « Куда поесть ушло русская земля кто в Киеве начал первые князья, и где будет русская земля стало там ») Или почему формирование русского этноса описано по Ветхому Завету, а не по историческим хроникам.Другие, занимая позицию обвинителя, указывают на то, что, например, про крещение Руси Нестор все придумал, а история трех посольств, предложивших Владимиру Красному Солнцу выбор из трех конфессий, — не более чем сказка. так как Россия к тому времени уже была христианской и свидетельства тому есть (об этом историк уже писал в статье «Крещение Руси: как оно было»).

Но именно историографы используют Сказку как важный источник для своих исследований, поскольку присутствие автора-составителя читается в каждой строчке ПВЛ: Нестор любит некоторых князей, некоторые клеймят, некоторые события записываются с большой осторожностью. , некоторые годы вообще пропущены — мол, ничего существенного не было, хотя параллельные источники говорят об обратном.Именно образ автора помогает лучше понять менталитет просвещенной части населения Древней Руси (книжников, священников) в отношении той роли, которую Россия играет на политической арене зарождающейся феодальной Европы, а также высказать авторское мнение о внешней и внутренней политике правящей элиты.

На наш взгляд, определяя жанр и, следовательно, надежность ПВЛ как исторического источника, следует руководствоваться названием, которое автор дал своему произведению.Он не назвал это ни временным, ни хронографом, ни анналами, ни жизнью, ни делами, он назвал это « История ушедших лет». Несмотря на то, что «временные лета» звучат довольно тавтологично, определение «». рассказ »очень подходит к творчеству Несторова. Мы видим максимум того, что не является повествованием, иногда скачущим с места на место, иногда расстраиваемым хронологически — но этого не требовалось. Перед автором стояла задача, которую он раскрывает. читатель, а именно: «Откуда пошла русская земля, кто в Киеве начал первые князья.«И, узнав об этом, мы понимаем, что автор, должно быть, выполнил определенный общественный заказ, иначе почему так важно, кто« первым »стал князем? Все равно, кем был Кий и откуда он?

Однако для летописца вопрос о первом правителе очень важен, а все потому, что, скорее всего, во время написания летописи перед автором стояла задача показать легитимность тогдашнего князя и его племени. В указанное время великим киевским князем был Святополк Изяславич, а затем Владимир Мономах.Последнему нужно было обосновать свои права на Киев, по его приказу летописец выяснил, кто «первым начал князей». Для этого в Сказании приводится Легенда о разделе земли сыновьями Ноя — Симом, Хамом и Яфетом. Это заметил в своем произведении «Читая сказку временных лет» Владимир Егоров. По словам Егорова, эти слова Повести «Сим, Хам и Иафет поделили землю, бросив жребий, и решили никому не присоединяться в доле своего брата, и каждый жил на своей части.И был единый народ »призваны пошатнуть основы лесного закона, когда киевский престол унаследовал старший в семье, а не прямой потомок (сын). И если Владимир Мономах унаследовал своего брата Святополка именно по старшинству в семье, то после смерти Мономаха его сын Мстислав Владимирович по прозвищу Великий становится князем Киевским. Таким образом реализуется право каждого жить по-своему. Кстати, легенда о сыновьях Ноя и о разделе ими земли, по мнению Егорова, чистая выдумка.Ветхий Завет не содержит подробностей о сделке с землей.

Кроме самого текста ПВЛ, часто критикуются его перевод на современный русский язык. На сегодняшний день известна только одна версия художественного перевода, выполненная Д.С. Лихачевым и О.В. Творогова, и на этот счет много нареканий. Утверждается, в частности, что переводчики могут совершенно свободно обращаться с исходным текстом, заполняя орфографические пробелы современными понятиями, что приводит к путанице и несоответствиям в тексте самой хроники.Поэтому продвинутым историкам все же рекомендуется читать Сказание в оригинале и строить теории и выдвигать положения на основе древнерусского текста. Правда, для этого нужно выучить старославянский язык.

Тот же В. Егоров указывает на такие, например, несоответствия перевода древнерусскому источнику. Старославянский текст: «Ты Варфия Русь. Как этих друзей зовут Свее. друзья урманов. Anglѧne. inѣy и Goethe », а перевод Лихачева-Творогова:« Те варяги назывались Русью, как другие назывались шведами, и одни норманны и англы, а третьи готландцы.«Как видите, шведов в летописях на самом деле называют свесами, как и положено в указанную эпоху, но переводчик почему-то решил их модернизировать.« Гете »почему-то назвали готландцы, хотя такие народы не встречаются больше нигде, ни в каких других летописях. Но есть ближайшие соседи — готы, которые очень созвучны слову «goethe». Почему переводчик решил ввести готов вместо готов остается загадкой.

Большая путаница в Сказании отмечается в связи с рассмотрением этнонима рус , который относят к варягам, а затем к исконным славянам.Говорят, что варяги-росы пришли княжить в Новгороде и от них произошло название Русь, потом говорят, что племена, которые изначально жили на Дунае, были Русью. Таким образом, полагаться на Сказку в этом вопросе нельзя, а значит, не получится понять, «откуда земля Русская пришла» — ни от варягов, ни от названия реки Рось. Как источник здесь PVL ненадежен.

В «Повести временных лет» много более поздних вставок.Их изготавливали в XIII, XIV и даже XVI веках. Иногда их можно проследить, когда термины и этнонимы сильно отличаются от древнерусских, например, когда немецкие народы называют «немцами», мы понимаем, что это поздняя вставка, тогда как в XI-XII веках они были называется фрягами. Иногда они сливаются с общей канвой повествования и различить их может только лингвистический анализ. Суть в том, что правда и вымысел слились в Сказке в один большой эпический пласт, из которого сложно выделить отдельные мотивы.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что «Повесть временных лет» — это, конечно, фундаментальный труд по истории культуры Древней Руси, однако тенденциозный труд, выполняющий социальный заказ правящего великокняжеского народа. династии, а также преследуя цель поместить Русь в континуум христианского мира, чтобы найти свое законное место. В связи с этим стоит использовать Повесть как исторический источник с особой осторожностью, опираясь на старославянский текст при выводе каких-либо положений, или чаще сравнивая перевод с оригиналом.Кроме того, при выводе определенных дат и составлении хронологии необходимо обязательно обращаться к параллельным источникам, отдавая предпочтение хроникам и анналам, а не житиям определенных святых или настоятелей монастырей.

Еще раз подчеркнем, что, на наш взгляд, ПВЛ — прекрасное литературное произведение, перемежающееся историческими персонажами и фактами, но оно никоим образом не может быть историческим или историографическим источником.

«Повесть временных лет» — выдающийся историко-литературный памятник, отражающий становление древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, а также начало процесса феодальной раздробленности.Созданный в первые десятилетия XII века, он дошел до нас как часть летописных сводов более позднего времени. Самые старые из них — Лаврентьевская летопись — 1377 г., Ипатьевская летопись 20-х годов 15 века и Первая новгородская летопись 30-х годов 14 века.

В Лаврентьевской летописи «Повесть временных лет» продолжает Северо-Русская Суздальская летопись, доведенная до 1305 года, а Ипатьевская летопись, помимо «Повести временных лет», содержит летопись Киева и Галиции. Волынь, доведена до 1292 г.Все последующие летописи XV — XVI веков. непременно включил в свою композицию «Повесть временных лет», подвергнув ее редакционной и стилистической доработке.

ОБРАЗОВАНИЕ ХРОНИКИ

Гипотеза А.А. Шахматова

История возникновения русской летописи привлекала внимание не одного поколения русских ученых, начиная с В.Н. Татищев. Однако только А.А. Выдающемуся русскому филологу Шахматову в начале нашего века удалось создать ценнейшую научную гипотезу о составе, источниках и изданиях «Повести временных лет».Развивая свою гипотезу, А.А. Шахматов блестяще применил сравнительно-исторический метод филологического изучения текста. Результаты исследования представлены в его работах «Исследования о древнейших русских летописных сборниках» (Санкт-Петербург, 1908 г.) и «Повесть временных лет», т. 1 (Стр., 1916).

В 1039 году в Киеве была учреждена митрополия — самостоятельная церковная организация. При дворе митрополита была создана «Древнейшая Киевская арка», доведенная до 1037 года.Это хранилище, предложенное А.А. Шахматы возникли на основе греческих переведенных хроник и местного фольклорного материала. В Новгороде в 1036 году была создана Новгородская летопись, на ее основе и на базе «Древней Киевской арки» в 1050 году возникла «Древняя новгородская арка». В 1073 году монах Киево-Печерского монастыря Никон Великий, используя «Древнюю Киевскую арку», составил «Первую Киево-Печерскую арку», в которую также вошли записи исторических событий, имевших место после смерти Ярослава Великого. Мудрый (1054).На базе «Первого Киево-Печерского склепа» и «Древнего Новгородского склепа» 1050 г., он был создан в 1095 г.

«Второй Киево-Печерский склеп», или, как сначала называл его Шахматов, «Начальный склеп». Автор «Второй Киево-Печерской арки» дополнил свои источники материалами из греческого хронографа, Паремийника, устных рассказов Яна Вышатича и жизни Антония Печерского. «Второй Киево-Печерский свод» и послужил основой «Повести временных лет», первое издание которой было создано в 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором, второе издание — настоятелем г. Выдубицкий монастырь Сильвестра 1116 г. и третий — неизвестного автора — духовника князя Мстислава Владимировича.

Первое издание «Повести временных лет» Нестора посвящено повествованию об исторических событиях конца XI — начала XII веков. посвящена великому киевскому князю Святополку Изяславичу, скончавшемуся в 1113 году. Владимир Мономах, став после смерти Святополка великим киевским князем, перенес летопись в свой родовой Выдубицкий монастырь. Здесь игумен Сильвестр провел редакционную правку текста Нестора, выделив фигуру Владимира Мономаха.Не сохранившийся текст первого несторовского издания «Повести временных лет» А. А. Шахматов реконструирует в своем произведении «Повесть временных лет» (т. 1). Второе издание, по мнению ученого, лучше всего сохранилось Лаврентьевской летописью, а третье — Ипатьевской летописью.

Гипотеза А.А. Шахматова, столь блестяще восстанавливающая историю возникновения и развития первоначальной русской летописи, однако, остается пока гипотезой. Против его основных положений возражали В.М. Истрина.

Он считал, что в 1039 г. при дворе греческого митрополита путем сокращения летописи Георгия Амартола возник «Хронограф по великому изложению», дополненный русскими новостями. Отделившись от хронографа в 1054 году, они составили первое издание «Повести временных лет», а второе издание было создано Нестором в начале второго десятилетия XII века.

Гипотеза Д.С.Лихачева

Интересные разъяснения А.Гипотезу А. Шахматова высказал Д. С. Лихачев 1. Он отверг возможность существования в 1039 г. «древнего киевского склепа» и связал историю возникновения летописи с конкретной борьбой, которую Киевскому государству пришлось вести в 30-е гг. -50-е годы XI века против политических и религиозных притязаний Византийской империи. Византия стремилась превратить Русскую Церковь в свою политическую инстанцию, что поставило под угрозу независимость древнерусского государства. Претензии империи встретили активный отпор великокняжеской власти, которую в борьбе за политическую и религиозную независимость России поддержали широкие массы населения.Борьба между Россией и Византией достигает особого напряжения посередине. XI век. Великому князю Киевскому Ярославу Мудрому удается поднять политический авторитет Киева и государства Русского. Он закладывает прочную основу политической и религиозной независимости России. В 1039 году Ярослав добился учреждения в Киеве митрополии. Таким образом, Византия признала определенную независимость Русской Церкви, хотя греческий митрополит остался во главе ее.

Кроме того, Ярослав добивался канонизации Ольги, Владимира и его братьев Бориса и Глеба, убитых Святополком в 1015 году. В конце концов Византия была вынуждена признать Бориса и Глеба русскими святыми, что было триумфом народного Ярослава. политика. Почитание этих первых русских святых приобрело характер национального культа, оно было связано с осуждением братоубийственной розни, с идеей сохранения единства Русской земли. Политическая борьба между Россией и Византией превращается в открытый вооруженный конфликт: в 1050 году Ярослав отправил войска в Константинополь во главе со своим сыном Владимиром.Хотя поход Владимира Ярославича закончился поражением, Ярослав в 1051 году возвысил на митрополичий престол русского священника Илариона. В этот период борьба за независимость охватила все области культуры Киевской Руси, включая литературу. Д.С. Лихачев указывает, что летопись развивалась постепенно, в результате зарождающегося интереса к историческому прошлому его родной земли и стремления сохранить знаменательные события своего времени для будущих потомков. Исследователь предполагает, что в 30-40-х годах XI в.по приказу Ярослава Мудрого была произведена запись устных народных исторических легенд, которые Д.С. Лихачев условно называет «Легендами о первоначальном распространении христианства на Руси». Легенда включала легенды о крещении Ольги в Константинополе, о смерти двух варяжских мучеников, об испытании веры Владимиром и его крещении. Эти легенды носили антивизантийский характер. Так, в легенде о крещении Ольги подчеркивалось превосходство русской княгини над греческим императором.Ольга отвергла претензии императора на свою руку, ловко «перехитрив» (перехитрив) его. Легенда гласила, что русская княгиня не видела особой чести в предложенном ей браке. В отношениях с греческим императором Ольга проявляет чисто русскую смекалку, сообразительность и находчивость. Она сохраняет свое достоинство, защищая честь родной земли.

Традиция испытания веры Владимиром подчеркивает, что христианство было принято Россией в результате свободного выбора, а не получено как милостивый дар от греков.В Киеве, согласно этой легенде, живут посланники разных вероисповеданий: мусульман, иудеев и христиан. Каждый из послов превозносит достоинства своей религии. Однако Владимир остроумно отвергает и мусульманскую, и иудейскую веры, поскольку они не соответствуют национальным традициям русской земли. Остановив свой выбор на христианстве, Владимир, прежде чем принять эту религию, отправляет своих посланников, чтобы проверить, какая вера лучше. Посланные воочию убеждаются в красоте, великолепии и великолепии христианской церковной службы, доказывают князю преимущества православной веры перед другими религиями, и Владимир окончательно решается на христианство.

Д.С. Лихачев предполагает, что «Легенды о первоначальном распространении христианства на Руси» были записаны писцами Киевской митрополии в Софийском соборе. Однако Константинополь не согласился с назначением на митрополичий престол русского Илариона (в 1055 году мы видим греческого Ефрема на его месте), и легенды, имевшие антивизантийский характер, не получили здесь дальнейшего развития. Центр русского просвещения, противостоящий греческому митрополиту, с середины XI века.становится Киево-Печерским монастырем. Здесь в 70-х годах X1 века. происходит регистрация русской летописи. Летопись составлена ​​Никоном Великим. Он использовал «Легенды о распространении христианства», дополнил их рядом устных исторических легенд, свидетельств очевидцев, в частности воеводы Вышаты, исторических сведений о событиях нашего времени и последних дней. Очевидно, что под влиянием составленных в монастыре хронологических таблиц Пасхи — Пасхи, Никон в своем повествовании дал формулу погодных рекордов — по «годам».

В «Первую Киево-Печерскую арку», созданную около 1073 года, он включил большое количество легенд о первых русских князьях, их походах на Константинополь. Он, по-видимому, также использовал корсунскую легенду о походе Владимира Святославича в 933 году на греческий город Корсунь (Херсонес Таврический), после захвата которого Владимир потребовал свою жену, сестру греческих императоров, Анну. Благодаря этому склеп 1073 года приобрел ярко выраженную антивизантийскую направленность.Никон придал летописи большую политическую остроту, историческую широту и невиданный патриотический пафос, что сделало это произведение выдающимся памятником древнерусской культуры. Кодекс осудил княжескую рознь, подчеркнув ведущую роль народа в защите Русской земли от внешних врагов.

Таким образом, «Первая Киево-Печерская арка» была выразителем идей и настроений средних и даже низших слоев феодального общества. Отныне публицистика, принципиальность, широта исторического подхода, патриотический пафос становятся визитной карточкой русской летописи.После смерти Никона работа над летописью продолжилась в Киево-Печерском монастыре. Здесь хранились погодные записи о текущих событиях, которые затем обрабатывались и объединялись неизвестным автором во «Вторую Киево-Печерскую арку» в 1095 году. «Вторая Киево-Печерская арка» продолжала пропаганду идей единства Земля Русская, начатая Никоном. В этом кодексе также резко осуждается княжеский мятеж, и князья призываются к единству для совместной борьбы против степных кочевников-половцев.Составитель сборника ставит четкие публицистические задачи: воспитывать патриотизм, исправлять нынешние на примере бывших князей.

Автор «Второго Киево-Печерского Свода» широко использует свидетельства очевидцев событий, в частности, рассказы сына Вышаты Яна. Составитель сборника также использует греческие исторические хроники, в частности, летопись Георгия Амартола, данные которой позволяют ему включить историю России в общую цепочку событий мировой истории.

«Повесть временных лет» создается в то время, когда Киевская Русь переживает сильнейшие удары степных кочевников-половцев, когда встает вопрос о сплочении всех сил на борьбу степи, с «поля» для земли Русской, которого «потом кровь переливали отцы и деды». В 1098 году великий киевский князь Святополк Изяславич примирился с Киево-Печерским монастырем: он стал поддерживать антивизантийское направление деятельности монастыря и, осознавая политическое значение монастыря хроника, стремится взять под контроль хронику.

В интересах Святополка на базе Второго Киево-Печерского свода монахом Нестором в 1113 году было создано первое издание «Повести временных лет». Сохраняя идеологическую направленность предыдущего набора, Нестор стремится ко всему курсу. исторического повествования, чтобы убедить русских князей положить конец братоубийственным войнам и выдвигает на первый план идею княжеской братской любви. Под пером Нестора летопись приобретает государственный официальный характер.

Святополк Изяславич, поставленный Нестором в центр повествования о событиях 1093–1111 годов, не пользовался особой популярностью в обществе того времени. После его смерти в 1113 году Владимир Мономах стал великим князем Киевским — «добрым страдальцем за землю Русскую». Понимая политическое и юридическое значение летописи, он передал ее Выдубицкому монастырю, игумен которого Сильвестр по поручению великого князя в 1116 году составил второе издание «Повести временных лет».В нем выделена фигура Мономаха, подчеркнуты его заслуги в борьбе с половцами и в установлении мира между князьями.

В 1118 году в том же Выдубицком монастыре неизвестный автор создал третье издание «Повести временных лет». В это издание включено «Учение» Владимира Мономаха, изложение доведено до 1117 года.

Гипотеза Б.А. Рыбакова

B.A. Рыбаков 1. Анализируя текст первоначальной русской летописи, исследователь предполагает, что краткие погодные записи стали вестись в Киеве с приходом христианского духовенства (с 867 г.) во времена Аскольда.В конце X века, в 996 — 997 годах, было создано «Первое Киевское летописное собрание», обобщившее разнородный материал кратких метеорологических записей, устных преданий. Этот кодекс был создан в Десятинной церкви; В его составлении принял участие настоятель собора Анастас Корсунянин, епископ Белгородский и дядя Владимира Добрыня. Кодекс дал первое историческое обобщение полутора вековой жизни Киевской Руси и завершился прославлением Владимира.Вместе с тем, предполагает Б.А. Рыбаков, сформировался и цикл Владимирова былины, в которых дан народный — оценка событий и лиц, а летопись внесла судебные оценки, с книжной культурой, дружинным эпосом, а также с народным. легенды.

Разделяя точку зрения А.А. Шахматовой о существовании новгородской усыпальницы в 1050 году, Б.А. Рыбаков считает, что летопись создана при активном участии новгородского градоначальника Остромира и эту «Остромирскую летопись» следует датировать 1054-1060 годами.Он был направлен против Ярослава Мудрого и варяжских наемников. Он подчеркнул героическую историю Новгорода и прославил деятельность Владимира Святославича и Владимира Ярославича, князя Новгородского. Летопись носила чисто светский характер и выражала интересы новгородских бояр.

Б.А. Рыбаков предлагает интересную реконструкцию текста «Повести временных лет» Нестора. Выдвинуть гипотезу об активном личном участии Владимира Мономаха в создании второго, Сильвестрова, издания.Третий выпуск «Повести временных лет» исследователь связывает с деятельностью сына Мономаха Мстислава Владимировича, который пытался противопоставить Новгород Киеву.

В дальнейшем исследовании этапов формирования древнерусской летописи Б. А. Рыбаков разделяет точку зрения А. А. Шахматова и современных советских исследователей. Таким образом, вопрос о начальном этапе русского летописания, о составе и источниках «Повести временных лет» очень сложен и далеко не решен.

Однако нет сомнений в том, что «Повесть временных лет» — это результат обширной редакционной работы, обобщающей работу нескольких поколений летописцев.

1) История создания «Повести временных лет».

«Повесть временных лет» — одна из старейших летописей русской литературы, созданная в начале XII века монахом Киево-Печерской лавры Нестором-летописцем. Летопись рассказывает о происхождении Русской земли, о первых русских князьях и о важнейших исторических событиях.Особенность «Повести временных лет» — поэзия, автор мастерски освоил слог, в тексте используются различные художественные средства, чтобы сделать рассказ более убедительным.

2) Особенности повествования в «Повести временных лет».

В «Повести временных лет» можно выделить два типа повествования — метеорологические записи и летописные рассказы. Записи погоды содержат отчеты о событиях, а хроники описывают их. В рассказе автор стремится изобразить событие, дать конкретные детали, то есть он пытается помочь читателю представить, что происходит, и вызывает у читателя сочувствие.Россия разделилась на множество княжеств, и у каждого были свои летописные своды. Каждый из них отражал особенности истории своего края и писал только о своих князьях. «Повесть временных лет» вошла в состав местной летописи, продолжив традицию русского летописания. «Сказка о ногах времени» определяет место русского народа среди народов мира, изображает происхождение славянской письменности, становление государства Российского. Нестор перечисляет народы, которые платят дань уважения русским, показывает, что народы, угнетавшие славян, исчезли, но славяне остались и управляют судьбами своих соседей.«Повесть временных лет», написанная в период расцвета Киевской Руси, стала главным историческим трудом.

3) Художественные особенности «Повести временных лет». Как летописец Нес повествует об исторических событиях?

Нестор поэтично повествует об исторических событиях. Происхождение России Нестор рисует на фоне развития всей мировой истории. Летописец раскрывает широкую панораму исторических событий. На страницах Несторовской летописи размещена целая галерея исторических личностей — князей, бояр, купцов, послов, церковных служителей.Он рассказывает о военных походах, об открытии школ, об устройстве монастырей. Нестор постоянно затрагивает жизнь людей, их настроения. На страницах летописи мы прочитаем о восстаниях, убийствах князей. Но автор описывает все это спокойно и старается быть объективным. Нестор осуждает убийство, предательство и обман; честность, отвагу, отвагу, верность, благородство он превозносит. Именно Нестор усиливает и уточняет версию происхождения русской княжеской династии.Его главной целью было показать русскую землю среди других держав, доказать, что русский народ не лишен рода и племени, а имеет свою историю, которой он вправе гордиться.

Издалека Нестор начинает свой рассказ с самого библейского потопа, после которого земля была распределена между сыновьями Ноя. Так начинает свой рассказ Нестор:

«Итак, начнем этот рассказ.

Потопом три сына Ноя разделили землю: Сим, Хам, Иафет.И восток шёл к Симу: Персия, Бактрия, даже до Индии по долготе, и в ширину до Ринокорура, то есть с востока на юг, и Сирии, и Мидии до реки Евфрат, Вавилона, Кордуны, ассирийцев, Месопотамии, старейшая Аравия, Ате-маис, Инди, Аравия Стронг, Колия, Коммаген, вся Финикии.

Хам получил юг: Египет, Эфиопию, соседнюю Индию …

Иафету достались северные и западные страны: Мидия, Албания, Малая и Великая Армения, Каппадокия, Пафлагония, Гапатия, Колхида…

Сим Хам и Иафет поделили землю, бросили жребий и решили никому не делить долю своего брата, и каждый жил в своей части. И был один человек. И когда люди на земле умножались, они планировали создать столп в небо — это было во времена Некгана и Фалека. И они собрались на поле Сенаара, чтобы построить памятник небу, и около него город Вавилон; и они строили тот столб 40 лет, и не завершили его. И Господь Бог сошел посмотреть город и столб, и Господь сказал: «Вот, есть одно поколение и один народ.«И смешал Бог народы, и разделил их на 70 и 2 народа, и рассеял их по всей земле. После смятения народов Бог разрушил столп сильным ветром; остатки его находятся между Ассирией и Вавилоном, и имеют высоту и ширину 5433 локтя, и эти остатки сохраняются много лет … »

Далее автор рассказывает о славянских племенах, их обычаях и нравах, о взятии Константинополя Олегом, об основании Киев трех братьев Кий, Щек, Хорив о походе Святослава на Византию и других событиях, как реальных, так и легендарных.Он включает в свою «Сказку …» учения, записи устных рассказов, документы, контракты, притчи и жизни. Ведущая тема большинства летописных записей — идея единства России.

«Повесть временных лет» — старинная русская летопись, созданная в начале XII века. Рассказ представляет собой очерк, повествующий о событиях, которые происходили и происходят в России в тот период.

«Повесть временных лет» была составлена ​​в Киеве, позже несколько раз переписывалась, но не сильно изменялась.Хроника охватывает период с библейских времен до 1137 года, датируется датой 852 годом.

Все датированные статьи представляют собой очерки, начинающиеся словами «Летом то-то и такое-то…», что означает, что в летопись ежегодно добавлялись записи и рассказывались о произошедших событиях. Одна статья на один год. Это отличает «Повесть временных лет» от всех сохранившихся летописей. Текст летописи также содержит легенды, фольклорные сказки, копии документов (например, учение Владимира Мономаха) и выдержки из других летописей.

Рассказ получил свое название благодаря первой фразе, открывающей рассказ — «Повесть времен лет …»

История создания «Повести временных лет»

Автором идеи «Повести временных лет» считается инок Нестор, живший и творивший на рубеже XI и XII веков в Киево-Печерском монастыре. Несмотря на то, что имя автора встречается только в более поздних экземплярах летописи, именно монах Нестор считается первым летописцем на Руси, а «Повесть временных лет» — первой русской летописью.

Самая старая версия летописного собрания, сохранившаяся до наших дней, датируется 14 веком и представляет собой копию, сделанную монахом Лаврентием (Лаврентьевские хроники). Первоначальное издание создателя «Повести временных лет» Нестора было утеряно, сегодня есть только исправленные версии от разных переписчиков и более поздних составителей.

Сегодня существует несколько теорий относительно истории создания «Повести временных лет». По одной из них, летопись была написана Нестором в Киеве в 1037 году.В его основе лежат древние легенды, народные песни, документы, устные рассказы и документы, сохранившиеся в монастырях. После написания это первое издание несколько раз переписывалось и редактировалось различными монахами, включая самого Нестора, которые добавляли в него элементы христианской идеологии. По другим данным, летопись написана значительно позже, в 1110 году.

Вопрос 41. Содержание и структура «Повести временных лет»

Жанр и особенности Повести временных лет

Жанр «Повести временных лет» определяется экспертами как исторический, но ученые утверждают, что летопись не является ни произведением искусства, ни исторической в ​​полном смысле этого слова.

Отличительной особенностью летописи является то, что она не интерпретирует события, а только рассказывает о них. Отношение автора или писца ко всему, что рассказывается в летописи, определялось только наличием Воли Бога, которая все определяет. Причинно-следственные связи и интерпретация с точки зрения других позиций не представляли интереса и не вошли в летопись.

«Повесть временных лет» имела открытый жанр, то есть могла состоять из совершенно разных частей — от народных сказок до заметок о погоде.

Летопись в древности также имела юридическое значение, как свод документов и законов.

Первоначальная цель написания «Повести временных лет» — изучить и объяснить происхождение русского народа, происхождение княжеской власти и описание распространения христианства на Руси.

Начало сказки давно минувших лет — это рассказ о появлении славян. Русские представлены летописцем как потомки Иафета, одного из сыновей Ноя.В самом начале повествования есть рассказы, рассказывающие о жизни восточнославянских племен: о князьях, о призвании Рюрика, Трувора и Синеуса на княжение и об образовании династии Рюриковичей на Руси.

Основную часть содержания летописи составляют описания войн, легенды о правлении Ярослава Мудрого, подвигах Никиты Кожемяки и других героев.

Заключительная часть состоит из описаний сражений и княжеских некрологов.

Значение «Повести временных лет» трудно переоценить — именно она стала первым документом, в котором была зафиксирована история Киевской Руси с самого ее образования. Позднее летопись послужила основным источником знаний для последующих исторических описаний и исследований. Кроме того, «Повесть временных лет» благодаря своему открытому жанру имеет большое значение как культурный и литературный памятник.

За столом в тихой камере мудрец пишет свои исторические труды.На всю ширину его фолианта тонкие записи — свидетели осторожных, но гениальных мыслей. Его седые волосы блестят серебром, в глазах чувствуется светлая душа и честь, пальцы — орудие благородного труда — гибкие и длинные. Это талантливый писатель, мудрый мыслитель в монастырской рясе, литературный самородок, написавший «Повесть временных лет». Краткое содержание летописи открывает нам время, в которое жил Нестор Летописец.

Никто не знает, каким было его детство.Непонятно, что привело его в монастырь, кто научил его жизни. Известно только, что он родился после смерти Ярослава Мудрого. Около 1070 года в Киево-Печерском монастыре появился умный юноша, пожелавший принять послушание. В 17 лет монахи дали ему второе имя Стефан, чуть позже он был рукоположен в сан диакона. Во имя истины он создал свидетельство древнейших источников и великий подарок отечеству — «Повесть временных лет». Краткое содержание летописи должно быть посвящено тому периоду, который, помимо того, что был в произведении, сопровождал автора в его реальной жизни.В то время он был очень образованным человеком и все свои знания отдавал литературному творчеству. помогли людям узнать больше о Древней Руси в 900–1100 годах.

Автор повести «Времена года» обнаружил в юности время, когда на Руси правили князья Ярославичи. будучи их отцом, он завещал им заботиться друг о друге, жить в любви, но княжеская троица чуть не нарушила просьбу отца. В этот период начались столкновения с половцами — степняками.Языческий образ жизни подтолкнул их к агрессивному отстаиванию своего права на существование в крещеной России: были спровоцированы бунты и народные восстания с лидерами волхвов. Об этом рассказывает «Повесть временных лет».

Краткое изложение этих политических событий в летописи касается и жизни основателя литературной сокровищницы Ярослава Мудрого. Именно из этой библиотеки черпал свои знания послушник Киево-Печерского монастыря. Нестор-Летописец работал во времена великих перемен: это был период княжеских и феодальных противоречий, которые еще не могли сломить могущество Киевской Руси.Тогда столица жила под руководством Святополка — скупого и хитрого правителя. Бедные люди больше не могли терпеть кабалу и феодальную эксплуатацию, и началось народное восстание. Дворянство было вынуждено обратиться к Владимиру Мономаху, князю Переяславскому, чтобы тот взял ситуацию в свои руки. Он не хотел вмешиваться в правление чужой вотчины, но, наблюдая за катастрофой Киевской Руси, не мог отказать народу в новой политике.

В произведении «Повесть временных лет» Нестор Летописец обогатил изложение древнерусской истории своим опытом и добавил художественные образы: приукрашивал заслуги князей и очернял недостойных правителей.Летопись дает четкое представление о том, откуда произошла русская земля, и кто первым правил. Примечательно, что в оригинале необычно длинное название рассказа объясняет краткость содержания. Повесть временных лет родилась, когда автору было уже около шестидесяти лет. Мудрый и старательный Нестор в сердцах русских людей остался не только монахом, но и одаренным мыслителем, который смог подробно и обстоятельно описать начало нашего пути.

Памятные даты России: Юбилейные торжества, посвященные 1150-летию зарождения российской государственности в Великом Новгороде

В 2012 году будет отмечаться 1150-летие зарождения российской государственности.Великий Новгород — один из немногих городов России, где с 21 по 23 сентября 2012 года проходят юбилейные торжества по этому случаю.

Отправной точкой в ​​создании российской государственности считается 862 год. Именно в этот год, согласно «Повести временных лет», новгородцы призвали править Рюриковичем. Он поселился на территории недалеко от центра современного Великого Новгорода, который с начала 19 века называется «Рюриковичей слободой» и в настоящее время является одним из важнейших археологических памятников России.

В поселке Рюриковичей и в историческом центре Великого Новгорода была исполнена основная программа юбилейных торжеств 21-23 сентября 2012 года. Центральными событиями праздника являются театрализованное представление «История Российской государственности» в Новгородском Кремле у памятника «Тысячелетие России», торжественное открытие мемориальной доски Российской государственности «Княжеский камень» на Рюриково-станице. , торжественное открытие на площади Победы в Софии с участием официальных лиц и выступления известных творческих коллективов России и вечернее шоу лазерных фейерверков в водах реки Волхов.В эти дни в Новгороде проходит фестиваль исторической реконструкции, парад исторических кораблей, красочное шествие предприятий и организаций, презентация и ярмарка ремесел, онлайн-площадки, на подиумах сцены выступают лучшие творческие коллективы города и область.

Интенсивную программу к юбилею подготовил Новгородский государственный объединенный музей-заповедник. В сентябре 2012 года он будет готов к размещению в музее, где будет представлен архитектурно-выставочный комплекс «Епископальная (Грановитая) палата» — единственный в России образец поздней готики.В дни юбилея состоится открытие бронзовой скульптуры Александра II, а также презентация мультимедийной информационной системы к фильму Б.П. Виллевальде «Памятник Тысячелетию России в Новгороде 8 сентября 1862 года». . В залах музея начнут свою работу уникальные экспозиции «Рюриковичи — древняя княжеская резиденция», «Государство и церковь средневековых правовых кодексов Руси и Руси».

Сказки давно прожитых лет.Повесть давно минувших лет хроника

Анализ литературы по истории появления «Повести временных лет» показывает ее противоречивый характер в науке. В то же время все публикации о «Повести временных лет» подчеркивают историческое значение летописи для истории и культуры России. В самом названии «Повести временных лет» есть ответ на вопрос о цели летописи: «Куда делась русская земля, кто в Киеве начал первых князей, и где русская земля начала есть» .Иными словами, рассказать об истории России от ее зарождения до образования православного государства под собирательным названием земля Русская.

Раскрывая вопросы летописной терминологии, И. Данилевский писал, что традиционно летописи в широком смысле слова — это исторические произведения, изложение в которых осуществляется строго по годам и сопровождается хронографическими (годичными), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами. По видовому составу они близки к западноевропейским летописям (от лат.annales libri — годовые отчеты) и хроники (от греч. chranihos — относящиеся ко времени). В узком смысле слова хрониками принято называть реально дошедшие до нас летописи, сохранившиеся в одном или нескольких подобных списках. Но научная терминология в материалах летописи во многом условна. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов» с «текучестью» летописных текстов, допускающей «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и памятников». редакции.«До сих пор» при изучении хроник употребление терминов крайне расплывчато. «Более того,« любое устранение двусмысленности в терминологии должно основываться на установлении именно этой двусмысленности. Невозможно договориться об использовании терминов. без уточнения, прежде всего, всех оттенков их использования в прошлом и настоящем ».

По данным М.И. Сухомлинова, «все русские летописи имеют само название« летописцы »,« летописцы »,« писатели времени »,« сказки давно минувших лет »и т. Д.выставить их первоначальный вид: ни одно из этих названий не подошло бы им, если бы в них не указывалось время каждого события, если бы лето, годы не занимали для них такое же важное место, как и сами события. В этом отношении, как и во многих других, наши хроники сходны не столько с византийскими писателями, сколько с теми временами (annales), которые издавна хранились с VIII века в монастырях романской и германской Европы — вне зависимости от исторических образцов. классической древности.Первоначальной основой этих летописей были пасхальные таблицы. «

Большинство авторов считают, что идея названия «Повести временных лет» принадлежит Нестору, писцу с широким историческим кругозором и большим литературным талантом: еще до работы над «Повести временных лет» он написал «Жизнь Бориса и Глеба». и Житие Феодосия Печерского. В «Повести временных лет» Нестор поставил перед собой непростую задачу: решительно переработать рассказ о древнейшем периоде истории России — «откуда появилась земля Русская».

Однако, как отмечает А.А. Шахматова «Повести временных лет» предшествовали другие летописи. Ученый приводит, в частности, следующий факт: «Повесть временных лет», сохранившаяся в Лаврентьевской, Ипатьевской и других летописях, существенно отличалась в трактовке многих событий из другой летописи, рассказывающей о том же начальном периоде русской истории. о новгородской первой летописи младшего издания. В Новгородской летописи не было текстов договоров с греками, князя Олега называли воеводой при молодом князе Игоре, иначе рассказывалось о походах Руси на Константинополь и т. Д.

A.A. Шахматов пришел к выводу, что Новгородская Первая летопись в своей начальной части отражает иной летописный сборник, предшествовавший «Повести временных лет».

Выдающийся исследователь русской летописи В. Истрин предпринял безуспешные попытки найти иное объяснение различий между «Повести временных лет» и рассказом Новгородской Первой летописи (которую Новгородская летопись якобы сокращала «Повесть временных лет»).В результате А.А. Шахматова подтверждали многие факты, полученные как им самим, так и другими учеными.

Интересующий нас текст Повести охватывает длительный период — с древнейших времен до начала второго десятилетия XII века. Совершенно справедливо считается, что это одно из старейших летописных собраний, текст которого сохранился летописной традицией. Отдельных списков нет. По этому поводу В.О. Ключевский писал: «В библиотеках не спрашивайте Первую летопись — может быть, вас не поймут и спросят:« А какой список летописей вам нужен? «Тогда вы, в свою очередь, будете в растерянности.До сих пор не найдено ни одной рукописи, в которой Первоначальная летопись была бы помещена отдельно в том виде, в каком она вышла из-под пера древнего составителя. Во всех известных списках он сливается с историей своих преемников, которая в более поздних хранилищах обычно достигает конца 16 века. «В разных летописях текст Сказания относится к разным годам: до 1110 года (Лаврентьевский и родственные ему списки) или до 1118 года (Ипатьевский и родственные ему списки).

На начальном этапе изучения летописи исследователи исходили из того, что обнаруженные в списках неточности являются результатом искажения исходного текста при многократной переписывании.Исходя из этого, например, А.Л. Шлецер поставил задачу воссоздать «очищенного Нестора». Попытка исправить накопившиеся механические ошибки и переосмыслить летописный текст, однако, не увенчалась успехом. В результате проделанной работы А.Л.Шлетцер убедился, что со временем текст не только искажался, но и исправлялся переписчиками и редакторами. Тем не менее доказана неоригинальная форма, в которой до нас дошла «Повесть временных лет». Это фактически поставило вопрос о необходимости восстановления первоначальной формы летописного текста.

Сопоставляя все доступные ему списки летописей, А.А. Шахматов выявил неточности и так называемые общие места, присущие летописям. Анализ выявленных несоответствий, их классификация позволили выявить списки, в которых есть совпадающие несоответствия. Исследователь сгруппировал списки по редакциям и выдвинул ряд дополнительных гипотез для объяснения возникновения расхождений. Сравнение гипотетических хранилищ позволило выявить ряд общих черт, присущих некоторым из них.Так был воссоздан предполагаемый исходный код. При этом выяснилось, что многие фрагменты летописного изложения были заимствованы из очень ранних сводов, что, в свою очередь, позволило перейти к реконструкции древнейшего русского летописного письма. Выводы А.А. Полное подтверждение Шахматов получил, когда был найден московский склеп 1408 года, существование которого предсказал великий ученый. В полном объеме путь, который А.А. Шахматова, стало ясно только после публикации его учеником М.Рабочие тетради своего учителя Д. Присёлкова. С тех пор вся история изучения летописи разделилась на два периода: дошахматный и современный.

При редактировании исходный текст (первое издание Повести временных лет) был настолько изменен, что А.А. Шахматов пришел к выводу, что реконструировать его невозможно. Что касается текстов Лаврентьевского и Ипатьевского изданий Сказания (их принято называть вторым и третьим изданиями соответственно), то, несмотря на более поздние переделки в последующих сводах, Шахматову удалось определить их состав и предположительно реконструировать.Следует отметить, что Шахматов колебался в оценке этапов работы над текстом «Повести временных лет». Иногда, например, он считал, что в 1116 году Сильвестр только переписал текст 1113 года Несторовым (последний иногда датировался 1111 годом), не редактируя его.

Если вопрос об авторстве Нестора остается спорным (Сказание содержит ряд указаний, принципиально отличающихся от данных Чтений и Жития Феодосия), то в целом А.А.Шахматова, существование трех изданий «Повести временных лет» разделяет большинство современных исследователей.

Опираясь на представление о политической природе древнерусской летописи, А.А. Шахматов, а затем М.Д.Приселков и другие исследователи считают, что зарождение летописной традиции в России связано с основанием Киевской митрополии. «Обычай византийского церковного управления требовал при открытии нового кафедрального собора, епископального или митрополита, составлять по этому поводу записку исторического характера о причинах, месте и лицах этого события для администрации Патриаршего Синода в Константинополь.«Это якобы стало причиной создания Древнего Кодекса 1037 года. Более поздние сборники, составленные на основе Повести временных лет, теперь представляются исследователями как публицистические произведения, написанные, как говорится, на тему день, а сейчас какая-то средневековая фантастика, или просто тексты, которые систематически с удивительной настойчивостью и настойчивостью «заканчивают писать» — почти по инерции.

В то же время вся история изучения Сказания показывает, что цель создания летописей должна быть достаточно значительной, чтобы многие поколения летописцев продолжили работу, начатую в Киеве в XI веке в течение ряда столетий.Более того, «авторы и редакторы придерживались одних и тех же литературных методов и выражали одни и те же взгляды и взгляды на общественную жизнь и моральные требования. «

Считается, что первое издание «Повести временных лет» до нас не дошло. Сохранились его второе издание, составленное в 1117 году игуменом Выдубицкого монастыря (под Киевом) Сильвестром, и третье издание, составленное в 1118 году по приказу князя Мстислава Владимировича. Во втором издании переработана только заключительная часть «Повести временных лет»; это издание дошло до нас как часть Лаврентьевской хроники 1377 года, а также других более поздних летописей.Третье издание, по мнению ряда исследователей, представлено в Ипатьевской летописи, старший список которой — Ипатьевский — датируется первой четвертью XV века.

С нашей точки зрения, окончательная точка в изучении вопроса о происхождении «Повести» еще не поставлена, это показывает вся история изучения летописи. Не исключено, что ученые на основе вновь открытых фактов выдвинут новые гипотезы относительно истории создания величайшего памятника древнерусской литературы — «Повести временных лет».

Предлагаю обсудить вопрос о фальсификации того, что на самом деле написано Нестором. Кто не слышал о «Повести временных лет», главном документе, ставшем источником многовековых споров о призвании Рюрика?

Смешно об этом говорить, но до сих пор историки совершенно неверно истолковывали летопись и искажали самое главное, что в ней написано о России. Например, в оборот был введен совершенно нелепый термин «призвание Рюрика на Русь», хотя Нестор пишет с точностью до наоборот: Рюрик пришел на земли, которые не были Россией, а стали Россией только с его приходом.

Повесть времен года

«Радзивилловская летопись, одна из важнейших летописей домонгольской эпохи. Радзивилловская летопись — старейшая из сохранившихся летописей — ее текст заканчивается в первых годах XIII века », — так пишут о ней историки. И очень странно, что до 1989 года Радзивилловская летопись не имела полноценного научного издания.

Вот ее история. Князь Великого княжества Литовского Радзивил передал его в библиотеку Кенигсберга в 1671 году, видимо потому, что в нем были отсылки к догерманской русской истории Пруссии и ее столицы, города Крулевца (у немцев — Кенигсберга).

В 1711 году царь Петр в пути посетил королевскую библиотеку Кенигсберга и приказал сделать копию летописи для своей личной библиотеки. Копия была отправлена ​​в Петр в 1711 году. Затем, в 1758 году, во время Семилетней войны с Пруссией (1756-1763), Кенигсберг попал в руки русских, а летопись попала в Россию, в библиотеку Академии им. Наук, где хранится в настоящее время.

После получения оригинала в 1761 году в Библиотеке Академии наук, профессор истории Шлецер, специально вызванный для этого из Германии, начал изучать рукопись.Он подготовил его издание, которое было опубликовано в его немецком переводе и с пояснениями в Геттингене в 1802–1809 годах. Якобы готовилось русское издание летописи, но с ней почему-то не все сложилось. Он остался недостроенным и погиб во время московского пожара 1812 года.

Тогда оригинал Радзивилловской летописи почему-то оказался в личном пользовании тайного советника Н.М. Муравьева. В 1814 году, после смерти Муравьева, рукопись находилась во владении известного археографа, директора Императорской публичной библиотеки А.Н. Оленина, который, несмотря на все требования, под разными предлогами отказывался вернуть ее в Академию наук.

Обратимся к описанию рукописи:

«Рукопись состоит из 32 тетрадей, из которых 28 по 8 листов, две по 6 (листы 1-6 и 242-247), одна 10 листов (листы 232-241. ) и один 4 листа (л. 248-251) ». Один лист вырван, а возможно и три. Таким образом, один лист оказался непарным. В углу 8-го листа надпись почерком XIX-XX веков.к цифре «8» (к номеру листа): «Не 8 листов, а нужно считать 9; потому что здесь перед симуляцией отсутствует весь лист, Библиотека № 3ри Росс. Историческая часть 1. в СПБ 1767 с. 14 и стр. 15 ″.

На потерянном листе (или листах) — самое главное для Руси: описание племен, населявших территорию Московии. На оставшемся листе оторван лист с описанием того, как был вызван Рюрик — опять же самое главное для русских идеологов… Более того, кое-где в текст с запозданием внесены дополнения, которые полностью меняют смысл написанного изначально.

Непарный лист 8 выглядит действительно неестественно, на нем не пропали углы, как у всех других старых листов книги, а оторваны куски сверху и меньше снизу, чтобы их скрыть зияли дырочки, их жевали, но в меньшей степени и углы.

Что сорвали вандалы?

Над первой страницей листа 8 находится рассказ о болгарах, и, возможно, здесь не было особого подстрекательства к мятежу.С другой стороны, оборотная сторона 8-го листа сверху «удачно» искалечена в очень важной фразе СУТЬ СПОРА О ПРОИСХОЖДЕНИИ РОССИИ, который ведется веками, но так же далек от правда так, как и началось, потому что рассматривает две нелепые теории: нормандскую и внутреннерусскую. Оба одинаково ложны.

Вот текст на первой странице искалеченного листа, где после рассказа о болгарах начинается тема Рюрика (в общепринятом толковании, ставя свои запятые, которых нет в тексте):

«Ин лут (о) 6367.Имах дань варьязу из заморья в чюди, в словенских, в мерных, во всех кривичах. И казар имах на полях, и на пандусе, и на вятичах, имах на б’ле и двеци от дыма. «

Смысл ясен: заморские варяги (шведы, их колония располагалась в Ладоге) брали дань с таких-то племен, хозары с других,« из дыма »-« из избы »,« из В царской России и в СССР термин «и на все кривичи» переводился неверно (в отличие от Бюро переводов стилей) как «и со всех кривичей».Слово «вш» в данном случае означает не «все», а все финское племя, которое проживало на территории нынешней Эстонии и Псковской области. Более того, далее по тексту, после кривичей, указано все финское племя.

Я добавлю, что в некоторых других местах хроники следует также истолковывать «все» как имя народа (чего «переводчики» не делали), но в этом отрывке нынешняя интерпретация кажется абсурдной: почему автор, перед словом «Кривичи» выделите, что именно они собрали из ВСЕЙ дани? Это бессмысленно и не укладывается в повествование: ни о ком другом автор не писал, что взяли дань «со всех таких-то».Ведь дань можно брать или не брать, и слово «от всех» здесь неуместно.

Далее на странице:
«Ин лют (о) 6368.
Ин лют (о) 6369.
В лът (о) 6370. Бывшие выряги из моря и дань им не дают, а сами почася в Володти, и нет в них правды, и расташи добрый за добрым, и были в них ссоры, дрались за … »

На следующей странице искаженный текст читается следующим образом:

« [… чашу по своему усмотрению и бросайся в себя: «Давайте поищем князя, который бы [Володил нас и] играл по праву.И пошел он за море к варягам, к русским (и). тии звахуся варази рус (ы), а для друзей имя (а) свие, друзья ж (е) урмиани, ингляне, друзья и гут. Тако и си. «Наша земля велика и изобильна, и одежды на ней нет. Да, пойдем с нами, книга (я) жить и володти».

То, что в квадратных скобках — обрывки бумаги, а то, что написано в скобках, придумывается немецкими историками. Этого нет в анналах. Каждый может убедиться в этом сам, посмотрев на оригинал (см. Фото 1).Откуда взялось толкование «[чаша сама по себе, а рша сама по себе:« Давайте искать князя] »?

V Российская история, СССР, а теперь и Российская Федерация, этот важнейший отрывок традиционно «переводится» в предположительной и искаженной форме, с совершенно другим смыслом.

Вот моя интерпретация текста, каждый может свериться с оригиналом на фото:

«… я хотел бы быть в… [вот как я читаю эти буквы]… Я грести по праву».И я пошел за море на Варяжскую Русь (без запятой и без предлога «к» в тексте]. Участок битвы называется варази рус. Вроде называть всех друзьями [в тексте нет s (i), это еще одна гипотеза] svie [запятой, которую здесь поставили русско-советские переводчики, тоже нет] друзей урменов, инглянцев, друзей и досталось . Tako and si rsha rusi [в тексте «rsha» с маленькой буквы и не отделенной точкой от «Tako and si», это одна фраза, и здесь фальсификаторы искажают текст, создавая совершенно другой смысл !!! ] Чюд, и Словения, и Кривичи, и все остальное: «Земля наша велика и изобильна, и одежды на ней нет.Да поехали к нашим князьям и Володе. «

Еще раз повторяю, каждый может проверить, во что нас« втирали »250 лет, и что на самом деле написано в ПВЛ.

Верный и правильный« перевод »на современный язык такой:

». .. так что в … … он правил по праву. И они перешли за море к варягам Руси, как их называли варягами-Русью. соседи норвежцы, англы, соседи готы.Россия (наконец) приняла просьбу. И Чудь, и Словения, и Кривичи, и все (в ответ) сказали: «Наша земля велика и богата, но в ней нет порядка. Иди царствуй с нами и прави. «

Как видите, значение Нестора полностью отличается от того, что поставили фальсификаторы. Его просьба была адресована России, а не» из России «.

» А я избрашас (я) 3-м братом ( с) Я был в течение моих поколений, и я опоясался по всей России, и я сначала пришел в Словению, и срубил город Ладогу, и пошел в Ладоз старый Рюрик, а другая сторона с нами на Белоозере, и третий Трувор в Изборске.А про т’х вяряг прозвали Руськой, земля Новгородская, те времена люди е новгородцы из рода Варежских, бывших бо [ша слово] ».

А теперь взглянем на страницу Сама. Написана по-другому. Заканчивается так: «бывший (е) б» ВСЕ! Это все! Другой текст начинается на следующей странице. В этом случае нет оторванных частей с якобы отсутствующей частью «ибо были Славяне »НЕТ! Негде уместить эти слова, строчка упирается в переплет.Зачем думать о том, что не написано на бумаге и не оторвано от бумаги?

И это потому, что фраза эта очень крамольная. Переведу: «И от тех варягов русская земля была названа Новгородом, потому что новгородцы были из рода варягов прежде [БЫЛИ]».

Так пишет автор летописи. И немецкий толкователь автора ИСПРАВЛЯЕТ, добавляя НЕ СУЩЕСТВУЮЩИЕ слова (часть слова «быша» — «ша» и «слово»), в корне меняя смысл летописной фразы: «поскольку новгородцы есть из варяжского рода, ибо раньше они были славянами.«

Да, Нестор этого не писал! Но до сих пор почти все историки твердят об этой фальсификации и даже одурачивают население. Приведу вам пример.

« Откуда обычно следует, что Викинги — скандинавы? Действительно, в знаменитом фрагменте Первоначальной летописи о призвании Рюрика и его братьев только утверждается, что варяги назывались Русью в смысле этнической и языковой принадлежности, а от них и имя Русь как возникло государство («от тех варягов и прозвали землю Русскую»).И ни слова о скандинавских корнях (то, что варяги «из-за океана» или из Заморья можно трактовать по-разному, о чем — ниже).

Но летопись Несторова энергично подчеркивает: русский язык — славянский, а славяне-новгородцы происходят от варягов («это новгородцы из варажского рода, прежде всего Беша Словения»). Чрезвычайно важное свидетельство, но историки почему-то не обращают на него внимания.Но тщетно! Здесь ведь написано черным по белому: род варягов был изначально славянским и варяги вместе с новгородцами говорили по-русски (славянски)!

Ибо иначе окажется, что население Великого Новгорода (все-таки «из варяжского рода») и до призвания Рюрика, а в дальнейшем, предположительно, использовало один из скандинавских языков ( если, конечно, придерживаться тупиковой формулы «варяги = скандинавы») … абсурд? Действительно, другого слова для этого нет! «

Нелепости приходят в голову тем, кто пытается строить свои концепции на фальсификациях, не заглядывая в первоисточник.Нестор не писал «бо беша словения». Более того, с таким дополнением сама его фраза вообще теряет всякий смысл: «И от тех варягов земля Русская была названа Новгородом, так как новгородцы из рода варягов, ибо они были прежде славянами».

Это чушь собачья. Нестор написал просто и ясно: современный летописец Новгородская земля, потому что она стала Русью, потому что была основана варяжскими поселенцами, Русь которых он перечислил выше. Просто, точно и понятно.Но кому-то это не понравилось, и они начали дописывать то, чего не писал Нестор: что, мол, «из варажского рода, до безумной словении». Нет! Произведение Нестора иное: «из варяжского рода до», без запятых и без дополнений, а переводчики использовали «бо б», собственно слово «БЫЛИ».

Перед нами коренная фальсификация даже не истории, а только «ПЕРЕВОДА» на русский язык документа, на котором основывается вся концепция его прошлого Российской Империи, СССР, а ныне РФ.Что было написано в оторванном листе ПВЛ и в ОСОБЕННО оторванном листе о «зове Рюрика» — можно только догадываться. Это была «зачистка исторического поля». Но даже без этой «чистки» любой читатель оригинального ПВЛ может легко убедиться, что текущие «переводы» не соответствуют оригиналу и неверно истолковывают не только текст, но и сам смысл, который Нестор хотел передать последующим поколениям.

Он писал об одном, а мы даже не можем это прочитать и поверить, что он написал совсем другое.

Не могу подобрать слов. Кошмар…

Потопом три сына Ноя разделили землю: Сим, Хам и Иафет. И восток шёл к Симу: Персия, Бактрия, даже до Индии по долготе и шириной до Ринокорура, то есть с востока на юг, и Сирии, и Мидии до реки Евфрат, Вавилона, Кордуны, ассирийцев, Месопотамии, Аравии. Старейший, Элима, Инди, Аравия Стронг, Колия, Коммагена, вся Финикии.

Хаму достался юг: Египет, Эфиопия, соседняя с Индией, и еще одна Эфиопия, откуда вытекает Эфиопская Красная река, текущая на восток, Фивы, Ливия, соседняя с Киренией, Мармария, Сирт, еще одна Ливия, Нумидия, Мазурия , Мавритания, расположен напротив Гадира.В его владениях на востоке также находятся: Киликния, Памфилия, Писидия, Мисия, Ликаония, Фригия, Камалия, Ликия, Кария, Лидия, другая Мисия, Троада, Эолида, Вифиния, Старая Фигия и острова Некия: Сардиния, Крит. , Кипр и река Геона, иначе называемая Нилом.

Иафету достались северные и западные страны: Мидия, Албания, Малая и Великая Армения, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Босфор, Меотий, Деревиа, Капматия, жители Тавриды, Скифии, Фракии, Македонии, Локриды, Далмации, Фракии Пелении. , который также называют Пелопоннесом, Аркадией, Эпиром, Иллирией, Славянами, Лихнитией, Адриакией, Адриатическим морем.На островах также были: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Китира, Закинф, Кефалиния, Итака, Керкира, часть Азии под названием Иония и река Тигр, протекающая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря на север: Дунай, Днепр, Кавказские горы, то есть Венгерские, а оттуда до Днепра, и другие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток до части Симова. В отряде Иафета есть русские, чуди и всевозможные народы: меря, мурома, все, мордовцы, Заволочская чудь, Пермь, Печера, Ям, Югра, Литва, Зимгола, Корс, Летгола, Ливы.Ляхи и пруссаки, чудь сидят у Варяжского моря. На этом море сидят варяги: отсюда на восток — до пределов Симовых они сидят вдоль того же моря и на западе — до земель Англичан и Волошей. Потомками Иафета также являются: варяги, шведы, норманны, готы, русы, англы, галичане, волохи, римляне, германцы, корлязи, венецианцы, фряги и другие — они примыкают к южным странам на западе и соседствуют с племенем хамов.

Сим, Хам и Иафет поделили землю, бросили жребий и решили никому не делить долю своего брата, и каждый жил на своей части.И был один человек. И когда люди умножились на земле, они планировали создать столп в небо — это было во времена Нектана и Фалека. И они собрались на поле Сенаара, чтобы построить памятник небу, и около него город Вавилон; и они строили тот столб 40 лет, и не завершили его. И Господь Бог сошел посмотреть город и столб, и Господь сказал: «Вот, есть одно поколение и один народ». И Бог смешал народы, и разделил их на 70 и 2 народа, и рассеял их по всей земле.После смятения народов Бог разрушил столб сильным ветром; и его остатки находятся между Ассирией и Вавилоном, и имеют высоту и ширину 5433 локтя, и эти остатки сохраняются в течение многих лет.

После разрушения столпа и разделения народов сыновья Сима захватили восточные страны, а сыновья Хама захватили южные страны, в то время как Иафеты захватили запад и север страны. Из тех же 70 и 2 языков произошли славянские люди, от колена Иафета — так называемые норики, то есть славяне.

Спустя долгое время славяне поселились на Дунае, где сейчас земли венгерские и болгарские. От тех славян славяне расселились по всей земле и получили прозвище по своим именам по местам, где они сидели. Так одни, придя, сели на реке по имени Моравы и получили прозвище Морава, а другие назвали себя чехами. И здесь те же славяне: и белые хорваты, и сербы, и хорутаны. Когда волохи напали на дунайских славян и поселились среди них, и притесняли их, эти славяне пришли и сели на Висле и стали называться ляхами, и от тех поляков пришли поляки, другие поляки — лутичи, одни — мазовецкие, другие — поморцы. .

Точно так же эти славяне пришли и сели за Днепр и называли себя полянами, а другие — древлянами, потому что сидели в лесах, а другие сидели между Припяти и Двиной и называли себя дреговичами, другие сели за Двину и называли себя Полоцком. , по реке, впадающей в Двину, названной Полотой, от нее и названной Полочанами. Те же славяне, которые сидели у озера Ильменя, назвали себя по имени — славянами, построили город и назвали его Новгородом.Другие сидели и по Десне, и по Сейму, и по Суле, и называли себя северянами. И так славянский народ разошелся, и по его имени и букве был назван славянским.

Когда поляны жили отдельно по этим горам, от варяг до греков и от греков был путь по Днепру, а в верховьях Днепра была волость в Ловоти, а по Ловоти можно было въехать. Ильмень, большое озеро; из того же озера Волхов вытекает и впадает в Великое Нево, а устье этого озера впадает в Варяжское море.И по этому морю вы можете плыть в Рим, и из Рима вы можете плыть по тому же морю в Константинополь, а из Константинополя вы можете плыть к Понтийскому морю, в которое впадает река Днепр. Днепр вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина вытекает из того же леса и направляется на север, впадая в Варяжское море. Волга течет из того же леса на восток и впадает в Хвалисское море своими семьюдесятью устьями. Поэтому из России можно плыть по Волге к болгарам и к хвалимам, и идти на восток в имение Сима, а по Двине — в землю варягов, от варягов до Рима, от Рима до Хамова. племя.И Днепр впадает в Понтийское море; это море считается русским, — как говорится, учил его на берегах святой Андрей, брат Петра.

Когда Андрей преподавал в Синопе и прибыл в Корсунь, он узнал, что устье Днепра находится недалеко от Корсуни, и хотел пойти в Рим, и поплыл к Днепровскому лиману, а оттуда поднялся по Днепру. И так случилось, что он подошел и встал под горами на берегу. А утром он встал и сказал ученикам, которые были с ним: «Видите эти горы? Благодать Божия воссияет на этих горах, там будет великий город, и Бог воздвигнет много церквей ».И, взойдя на эти горы, он благословил их, и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с этой горы, где позже будет Киев, и пошел вверх по Днепру. И он пришел к славянам, где сейчас находится Новгород, и увидел людей, живущих там, — что у них обычаи и как они моются и плетут, и удивился им. И он пошел в землю варягов, и пришел в Рим, и рассказал о том, как он учил и о том, что он видел, и сказал: «Я видел чудо в славянской земле, когда шел сюда.Я видел бани деревянные, а они сильно нагреют, и разденутся, и обнажатся, и квасом кожаными обливаться, а молодые поднимут прутья и бьют себя, и доедают до такой степени, что они еле выползут, живые чуточку, и обольются ледяной водой, и только так оживут. Причем делают это постоянно, их никто не мучает, а сами себя мучают, а потом сами себя стирают, а не мучают.«Услышав об этом, были удивлены; Андрей, побывав в Риме, приехал в Синоп.

Поляны жили в те дни отдельно и управлялись их собственными семьями, ибо еще до этого братья (о которых мы поговорим позже) ) уже были луга, и все они жили своими семьями на своих местах, и каждый управлялся независимо.И было три брата: один по имени Кий, другой Щек, а третий Хорив и их сестра Лыбидь. на горе, на которую сейчас взбирается Боричев, и Щек сидел на горе, которая теперь называется Щековица, и Хорив на третьей горе, которую прозвали его именем Хоривица.И они построили город в честь своего старшего брата и назвали его Киевом. Вокруг города был лес и большой лес, и зверя там ловили, и эти люди были мудрые и многозначительные, и их называли полянами, от них поляна до сих пор в Киеве.

Некоторые, не зная, говорят, что Кий был перевозчиком; Тогда в Киеве была паромная переправа с другого берега Днепра, поэтому и сказали: «На паром в Киев». Если бы Кий был перевозчиком, он бы не поехал в Константинополь; и этот Кий правил в своей семье, и когда он пошел к царю, они говорят, что он был награжден большими почестями от царя, к которому он пришел.Когда он возвращался, он пришел к Дунаю, и выбрал место, и вырубил небольшой город, и хотел посидеть в нем со своими родственниками, но те, кто жил вокруг него, не давали ему; Так до сих пор дунайцы называют городище — Киевец. Кий, возвращаясь в свой город Киев, умер там; и его братья Щек и Хорив и их сестра Лыбидь умерли немедленно.

Все историки России и Украины всегда с особым трепетом вспоминают «Повесть временных лет».Это своеобразный сборник о жизни и подвигах русских князей, о жизни Киевской Руси … «Повесть временных лет» создана на основе Киево-Печерских и летописных сведений (в 1097 г. они были объединены в Киево-Печерскую информацию). Именно на основе этих летописей и возникла всемирно известная летопись.

В 1113–1114 годах на основе всех предыдущих кодексов было создано известное произведение. Сам он пишет, что хочет рассказать об известных на всю Европу князьях и их подвигах.Взяв за основу работы своих предшественников, Нестор добавил очерк расселения народов после потопа; дал очерк праславянской истории (вывод славян через Дунай), славянских поселений и географии Восточной Европы.
Он особенно подробно остановился на древней истории Киева, потому что я хотел увековечить свою семью в истории. Историческая часть этой летописи начинается в 852 году и заканчивается 1110 годом. Нестор называет русичей варяжским (скандинавским) племенем, которым руководил знаменитый Рюрик.По словам Нестора, Рюрик пришел на зов самих славян и стал родоначальником русской княжеской династии. «Повесть временных лет» заканчивается в 1112 году.

Нестор был хорошо знаком с греческой историографией и, скорее всего, имел доступ к княжеским архивам, из которых он цитирует текст договоров с греками. Творчество Нестора отличается большим литературным талантом и проникнуто глубоким патриотизмом, гордостью за который прославился во всем мире.

Впоследствии, в 1116 году, вышло второе издание «Повести временных лет» Нестора, созданное игуменом Михайловского монастыря в Киеве Сильвестром.Следует сказать, что эта летопись является основным источником для изучения политической, экономической, культурной и отчасти социальной истории Киевской Руси, а также истории русских земель в период феодальной раздробленности.

Используя официальные годовые записи событий, зарубежные источники, в основном византийские, народные легенды и предания, составители летописей рассказали о событиях, связанных с жизнью светских и духовных феодалов. Летописцы пытались показать историю России в связи с историей соседних племен и народов неславянского происхождения.

Также на летописи существенно повлияло то, что они были написаны, причины событий объяснялись вмешательством божественных сил. В связи с тем, что летописные списки являются построением ряда летописей, их показания часто противоречивы.

— Древнерусская летопись, созданная в 1110-х годах. Хроники — это исторические сочинения, в которых события описываются в соответствии с так называемым принципом «год за годом», объединенные ежегодными или «годовыми» статьями (их также называют метеорологическими записями).«Погодные статьи», объединяющие информацию о событиях, произошедших в течение одного года, начинаются словами «Летом такое-то…» («лето» на древнерусском языке означает «год»). В этом отношении летописи, в том числе Повести временных лет , принципиально отличаются от византийских летописей, известных в Древней Руси, из которых русские составители заимствовали многочисленные сведения из всемирной истории … В переведенных византийских летописях события не распространялись. на протяжении многих лет, но на протяжении правления императоров.

Самый ранний из сохранившихся списков Рассказы временных лет относится к 14 веку. Он получил название Лаврентьевская летопись по имени писца, монаха Лаврентия, и был составлен в 1377 году. Еще один старейший список Повести временных лет сохранился как часть так называемой Ипатьевской летописи (середина 15 века. ).

Повесть временных лет — первая летопись, текст которой дошел до нас почти в первозданном виде.Путем тщательного текстового анализа сказок временных лет исследователи обнаружили следы более ранних писаний, включенных в его состав. Вероятно, самые старые летописи были созданы в 11 веке. Наибольшее признание получила гипотеза А.А. Шахматова (1864-1920), объясняющий возникновение и описывающий историю русского летописания XI — начала XII веков. Он прибег к сравнительному методу, сравнив сохранившиеся летописи и выяснив их родство.По мнению А.А. Шахматов, ок. В 1037 г., но не позднее 1044 г. был составлен Старейший киевский летописный склеп , повествующий о начале истории и о крещении Руси. Около 1073 года в Киево-Печерском монастыре, вероятно, преподобный Никон завершил первую Киево-Печерскую летописную арку … В ней новые известия и легенды соединились с текстом Древнейшего склепа и с заимствованиями из Новгородской летописи. середина 11 века. В 1093–1095 годах здесь на основе кодекса Никона был составлен второй Киево-Печерский склеп ; его также называют Начальный … (Название объясняется тем, что первоначально А.А.Шахматов считал именно этот летописный сборник самым ранним.) Он осуждал глупость и слабость нынешних князей, которым противостояли бывшие мудрые и могущественные правители России.

Первое издание (версия) было завершено в 1110-1113 гг. Повести временных лет — обширный хронический сборник, вобравший в себя многочисленные сведения по истории России: о войнах русских с Византийской империей, о призыв на Русь к царствованию скандинавов Рюрика, Трувора и Синеуса, об истории Киево-Печерского монастыря, о княжеских преступлениях.Вероятным автором этой летописи является монах Киево-Печерского монастыря Нестор. В первоначальном виде это издание не сохранилось.

Первое издание Повести временных лет отразило политические интересы тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича. В 1113 году Святополк скончался, и на Киевский престол вступил князь Владимир Всеволодович Мономах. В 1116 году монахом Сильвестром (в духе промономаха) и в 1117–1118 годах неизвестным писцом из свиты князя Мстислава Владимировича (сына Владимира Мономаха) текст Сказки временных лет был переработан.Так возникли второе и третье издания. Сказки временных лет ; Самый старый список второго издания дошел до нас в составе Лаврентьевской , а самый ранний список третьего — в составе Ипатьевской летописи .

Практически все русские летописи — хранилища — совокупность нескольких текстов или новостей из других источников более раннего времени. Древнерусские летописи XIV — XVI веков. открыть текстом Повести временных лет .

Название Повесть временных лет (точнее Повести временных лет — в древнерусском тексте слово «рассказ» употребляется во множественном числе) обычно переводится как Повесть временных лет , но есть другие интерпретации: Рассказ, в котором повествование распределено по годам или Повествование в измеренном времени , Повествование о последних временах — повествование о событиях накануне конца света и Последнего Суждение.

Повествование в Повести временных лет начинается с рассказа о переселении на землю сыновей Ноя — Сима, Хама и Иафета — вместе с их семьями (в византийских хрониках отправной точкой было создание мира) . Эта история взята из Библии. Русские считали себя потомками Иафета. Таким образом, русская история вошла в состав всемирной истории. Задачи Сказки временных лет было объяснение происхождения русских (восточных славян), происхождения княжеской власти (что для летописца тождественно происхождению княжеской династии) и описание крещения и распространение христианства на Руси.Повествование о русских событиях в Сказках временных лет открывается описанием жизни восточнославянских (древнерусских) племен и двумя легендами. Это рассказ о правлении князя Кия, его братьев Щека, Хорива и сестры Лыбеди в Киеве; о призвании враждующими севернорусскими племенами трех скандинавов (варягов) Рюрика, Трувора и Синеуса, чтобы они стали князьями и навели порядок на Русской земле. В рассказе о братьях-варяжах есть точная дата — 862 год.Таким образом, в историософской концепции сказок временных лет установлено два источника власти на Руси — местный (Кий и его братья) и иностранный (варяги). Возведение правящих династий к иноземным кланам традиционно для средневекового исторического сознания; подобные истории встречаются в западноевропейских хрониках. Таким образом, правящая династия получила большее благородство и достоинство.

Основные события Сказки временных лет — войны (внешние и междоусобные), основание церквей и монастырей, гибель князей и митрополитов — глав Русской Церкви.

Хроники, в том числе Повесть …, — не произведения искусства в строгом смысле слова и не работа ученого-историка. В часть Сказки временных лет вошли договоры русских князей Олега Пророка, Игоря Рюриковича и Святослава Игоревича с Византией. Сами летописи, кажется, имели значение. юридический документ … Некоторые ученые (например, И. Н. Данилевский) считают, что летописи и, в частности, Повесть временных годов, составлены не для людей, а для Страшного суда, на котором Бог решит судьбу люди на краю света: поэтому в летописях перечислены грехи и заслуги правителей и народа.

Летописец обычно не интерпретирует события, не ищет их отдаленные причины, а просто описывает их. В отношении объяснения происходящего летописцы руководствуются провиденциализмом — все происходящее объясняется волей Бога и рассматривается в свете грядущего конца света и Страшного суда. Внимание к причинным связям событий и их прагматической, а не провиденциальной интерпретации неуместно.

Для летописцев важен принцип аналогии, совпадение событий прошлого и настоящего: настоящее рассматривается как «отголосок» событий и поступков прошлого, прежде всего деяний и действий, описанных в Библия.Летописец представляет убийство Бориса и Глеба Святополком как повторение и возобновление первобытного убийства, совершенного Каином (легенда Сказания временных лет с по 1015 год). Владимира Святославича, крестителя Руси, сравнивают со святым Константином Великим, сделавшим христианство официальной религией в Римской империи (легенда о крещении Руси под 988 годом).

Сказки временных лет единство стиля чуждо, это «открытый» жанр. Самым простым элементом летописного текста является краткая метеорологическая запись, которая только сообщает о событии, но не описывает его.

Часть Сказки временных лет легенды также включены. Например — рассказ о происхождении названия города Киев от имени князя Кия; легенды о Вещем Олеге, победившем греков и погибшем от укуса змеи, спрятанной в черепе покойного княжеского коня; о княгине Ольге, хитро и жестоко мстящей древлянам за убийство своего мужа. Летописца неизменно интересуют новости о прошлом земли Русской, об основании городов, холмов, рек и о причинах, по которым они получили эти названия.Об этом тоже говорят традиции. V Повести временных лет доля легенд очень велика, поскольку описываемые в ней начальные события древнерусской истории отделены от времени работы первых летописцев многими десятилетиями и даже столетиями. В более поздних летописных сборниках, повествующих о современных событиях, количество легенд невелико, и они также обычно встречаются в части летописи, посвященной далекому прошлому.

Часть Сказки временных лет также включены повествования о святых, написанные в особом житийном стиле.Это история братьев-князей Бориса и Глеба под 1015 годом, которые, подражая смирению и непротивлению Христа, смиренно приняли смерть от рук своего сводного брата Святополка, и история святых пещерных иноков. под 1074.

Большая часть текста в Повести временных лет занята рассказами о сражениях, написанными в так называемом военном стиле, и некрологами князей.

Издания: Литературные памятники Древней Руси. XI — первая половина XII века … М., 1978; Повесть временных лет … 2 изд., Доп. и ред. СПб., 1996, серия «Литературные памятники»; Библиотека литературы Древней Руси , т. 1. XI — начало XII века. СПб., 1997.

Сухомлинов М.И. О древнерусской летописи как памятнике литературы … СПб, 1856
Истрин В.М. Заметки о начале русской летописи … — Вестник Отделения русского языка и литературы Академии наук, т.26, 1921 г .; т. 27, 1922
Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение … М. — Л., 1947
Рыбаков Б.А. Древняя Русь: легенды, былины, летопись … М. — Л., 1963
Еремин И.П. «Повесть временных лет»: проблемы историко-литературного изучения ( 1947 г. ). — В кн .: Еремин И.П. ЛИТЕРАТУРА Древняя Русь: (Очерки и характеристики). М. — Л., 1966
А. Насонов История русской летописи XI — начала XVIII века … М., 1969
О. В. Творогов Сюжетное повествование в летописях XI-XIII веков. … — В кн .: Истоки русской художественной литературы . Л., 1970
Алешковский М.Х. Повесть временных лет: судьба литературного творчества в Древней Руси … М., 1971
Кузьмин А.Г. Начальные этапы древнерусской летописи … М., 1977
Лихачев Д.С. Великое наследие. «Повесть временных лет» (1975). — Лихачев Д.С. Избранные произведения: В 3-х т., Vol. 2.Л., 1987
Шайкин А.А. «Вот сказка временных лет»: От Кия до Мономаха. М., 1989
Данилевский И.Н. Библейские сказки временных лет … — В кн .: Герменевтика древнерусской литературы … М., 1993. Вып. 3.
Данилевский И.Н. Библия и сказка временных лет ( К проблеме интерпретации летописных текстов ). — Отечественная история, 1993, № 1
Трубецкой Н.С. Лекций по древнерусской литературе (перевод с немецкого М.А.Журинская). — В кн .: Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М., 1995
Приселков М.Д. История русской летописи XI-XV веков … (1940). 2-е изд. М., 1996
Ранчин А.М. Статьи о древнерусской литературе … М., 1999
А.А. Гиппиус «Повесть временных лет»: о возможном происхождении и значении имени … — В кн .: Из истории русской культуры , т. 1 (Древняя Русь). М., 2000
А.А. Шахматов 1) Исследования о древнейших русских летописных склепах (1908). — В кн .: А.А. Шахматов. Исследования о русских летописях. М. — Жуковский, 2001
Живов В.М. Об этническом и религиозном сознании Нестора Летописца (1998). — В кн .: Живов В.М. Исследования в области истории и предыстории русской культуры … М., 2002
А.А. Шахматов История русской летописи , т. 2, с.1. СПб., 2002
А.А. Шахматов … Книга 1 2) Повесть временных лет (1916). — В кн .: А.А. Шахматов. История русского летописания. Vol. 1. Повесть временных лет и древнейшие русские летописи … Кн. 2. Раннерусская летопись XI-XII веков. СПб., 2003

Образ летописца из сказки давно минувших лет. Создание «Повести временных лет

»

Итак, хроники — это хранилища, но не только хранилища предыдущих произведений, но и хранилища идей.В них отражены различные идеологии.

Выше мы видели, что «Повесть временных лет» отражает сказки старых воинов — Вышаты Остромирича и Яна Вышатича. Вместе с ними в «Повесть временных лет» проникли элементы идеологии свиты. Идеология дружины отражена не только в рассказах Вышаты и Яна. Так, например, под 1075 годом в рассказе о прибытии немецкого посольства в Киев осуществлялась идея, что дружина была дороже всякого богатства.«Ничего не стоит, потому что лежит мертвый», — говорят послы о богатстве Святослава. Это лучше воинов. В конце концов, смельчаки получат больше. Владимир Святославич также сказал в летописи аналогичными выражениями, когда до него донесся ропот его отряда: «Я не получу отряд с серебром и золотом, но с отрядом я получу серебро и золото, как мой дед и мой отец добывал золото и серебро с дружиной. «лет» под 996).

Противостояние дружины богатству особенно ярко чувствуется в уже цитированном нами рассказе «Повесть временных лет» о дарах греков Святославу.Но такое же противопоставление заметно и в рассказе под 1073 годом о бегстве князя Изяслава в Польшу «с богатством многих», о котором Изяслав, обманывая, думал: «Это вербуют воинов». Наконец, такое же противопоставление золота отряду звучит и в других летописях.

Возникает естественный вопрос: как могла точка зрения дружины на политические события своего времени проникнуть в монастырскую летопись? Ответ на этот вопрос опять же кроется в консолидированном характере «Повести временных лет».Хроника — это не только собрание предыдущих исторических материалов, но иногда и собрание различных идеологий. Следует отметить, что остроте и целеустремленности политической точки зрения летописца не противоречит его стремление сохранить в своей летописи более или менее сходные точки зрения, сходные по своей направленности, хотя иногда и разные по своим исходным позициям. Идеология «старой дружины» в конце XI века была направлена ​​против новой политики князей и дает себя знать в летописи Киево-Печерского монастыря, который расходился со Святополком.Для летописца часто не важно, с какой позиции критикуется княжеская власть, ему важна сама критика.

То же самое следует сказать не только о политической идеологии летописца, но и о его мировоззрении в целом.

В средневековом обществе религия и церковь играли очень важную роль. В древнерусской литературе часто говорится о божественном вмешательстве, о божественной помощи. Автор иногда обращается к молитве к Богу, Богородице и святым.По сути, это форма средневекового сознания, а за молитвой и обращением к Богу часто стоит очень конкретная мысль: иногда сознание своего патриотического долга, иногда радость от освобождения из плена или по случаю победы, иногда надежда на будущее благополучие или горе. Средневековые люди привыкли изливать свои чувства и мысли в традиционной церковной форме, облачаясь в парадные одежды. Но он действовал, действовал, просчитывал свои действия, всегда исходя из реальных обстоятельств и учитывая свои реальные возможности.Это нельзя назвать противоречием — это обычай жизни, укоренившийся в традициях средневековья. О религиозном мировоззрении Летописца принято говорить. Следует, однако, отметить, что летописец отнюдь не последователен в этой религиозной точке зрения на события. Ход повествования летописца, его конкретно-исторические идеи очень часто выходят за рамки религиозного мышления и носят чисто практический характер. В значительной степени летописец получает свою религиозную точку зрения в законченном виде, и это не для него следствие особенностей его мышления.Поскольку летописец во всех деталях получает свои религиозные идеи извне, он обязан их официально придерживаться, они могут во многом расходиться с его личным опытом, с его практической деятельностью историка. Русская политическая мысль нашла свое выражение в тесной связи с реальными событиями своего времени. Она опиралась именно на факты современной истории. Для него не характерны самостоятельные абстрактные построения христианской мысли, которые уводили летописца от земного мира к абстрактным вопросам его разрыва с земной жизнью, неизбежного со смертью каждого человека.Поэтому, к счастью для исторического познания Древней Руси, летописец не так часто руководствовался своей религиозной философией истории, не подчинял ей все свое повествование, а лишь внешне прибавлял к своему деловому и деловому и религиозному осмыслению тех или иных событий. В общем, довольно реалистичный рассказ о событиях. При этом важно отметить, что в выборе моментов, о которых летописец считал необходимым предаться религиозным размышлениям, сказался тот же средневековый «этикет» писательского мастерства, о котором мы говорили выше.Религиозные и назидательные комментарии летописца всегда вызывали одни и те же явления из жизни, которые он описывал: неурожаи, эпидемии, пожары, опустошение от врагов, внезапную смерть или небесные знамения.

Вот пример такого торжественного выражения надежды и исторического оптимизма. Под 1093 годом летописец повествует об одном из самых страшных поражений русских от половцев, но о страданиях русских пленных в половецком плену. Закончив этот рассказ, летописец восклицает: «Никто не смеет сказать, что Бог нас ненавидит! Пусть не будет! Кого любит Бог так же, как любит нас? Кого он так почитал, как прославлял и превозносил нас? Никто! «

Итак, религиозный момент не пронизал всю летописную экспозицию.

Эта непоследовательность летописца составляет ценность летописи, поскольку только благодаря этой непоследовательности опыт, непосредственное наблюдение, элементы реализма в описании и рассказе, политическая актуальность — все, что так богато и так ценно для человека. Русская летопись — мощно вторгаются в летописное изложение.

Мы снова возвращаемся к теме, что «Повесть временных лет» — это сборник предшествующего исторического материала. Действительно, в «Повести временных лет» мы ни в коем случае не имеем дело с одним авторским текстом, принадлежащим одному автору.Ясно, например, что тексты договоров между русскими и греками под 907, 912, 945 и 971 годами не были изобретены летописцем, что это документы, только включенные летописцем в свою летопись.

В «Повести временных лет» переведенные источники достаточно четко выделяются. Летописцы использовали в качестве исторических источников различные переводные произведения, кропотливо, на основе документов, делали из них выборки, воссоздающие историческое прошлое России. Эти переводы дошли до нас полностью; поэтому нетрудно установить, откуда, из какого места того или иного произведения летописец взял текст и как он был переработан для включения в летопись.Из переведенных источников исторических сведений летописца отметим, прежде всего, греческую хронику Георгия Амартола (то есть «грешника») и его греческого преемника, неизвестного нам по имени. Сам летописец ссылается на эту Хронику: «Георгий говорит в летописи …» Летописец также ссылается на Хронограф (под 1114 годом), отрывки из которого он также цитирует в разных местах Повести временных лет. Он использует летописца в качестве исторического источника и «Летописца в ближайшее время» Константинопольского Патриарха Никифора, откуда он заимствует хронологический расчет под 852 годом.В переведенном греческом Житии Василия Нового летописец дает под 941 годом описание военных действий Игоря под Константинополем. Летописец также ссылается на авторитет «Откровения» Мефодия, епископа Патарского под 1096 г. («О них свидетельствует Мефодий …» — о половцах). Летописец приводит длинные отрывки из Мефодия Патарского. Несомненно, великая Легенда о начале славянской грамоты под 898 годом тоже была придумана не летописцем, а процитирована им из некоторых западнославянских источников.Сложнее выделить отдельные русские легенды, вошедшие в «Повесть временных лет»: о крещении и смерти Ольги, о первых варяжских мучениках, о крещении Руси с «Философской речью», о Борисе и Глеб и другие. Еще труднее определить предшествующие «Повести временных лет» летописи, которыми пользовались ее составитель и его предшественники. Каков был состав этих летописей до «Повести временных лет»? Какие из внехронических исторических источников использовал каждый из летописцев при составлении этих летописей? Ответить на все эти вопросы непросто; здесь, по большей части, возможны только предположения — одни более убедительны, другие — менее.

Внимательное рассмотрение текста Повести сразу обнаруживает отдельные части, которые не могли быть написаны автором в начале XII века. Летописец XII века не мог знать, что поражение Всеволода половцами в 1061 году произошло именно 2 февраля, что Ростислав Тмутороканский умер 3 февраля 1066 года, что в 1065 году рыбаки поймали в Сетомле урода с сетью, что 3 марта 1067 г. произошло сражение на Немиге и многое другое.

Кроме того, в «Повести временных лет» есть явные вставки, разрушающие логическое развитие рассказа. Так, например, рассказав о троекратной мести Ольги древлянам за убийство своего мужа — Игоря, летописец заключает: «И древляне победили». Казалось бы, после этих слов следует ожидать информации о дани, которую Ольга возложила на побежденных. Но оказывается, что с древлянами не все закончилось: древляне запираются в своих городах, после чего летописец рассказывает о второй победе Ольги — о ее четвертой мести; и только после этого следуют слова: «Я возложил на них дань за ношу.«Понятно, что рассказ о четвертой мести Ольги древлянам искусственно вставлен в текст летописи.

Или другой пример вставки: в 971 году, увидев сокращение своего отряда, Святослав решает вернуться из византийских границ для новая армия. «Я поеду в Россию, — говорит он, — я приведу еще отряды». И он действительно выполняет свое решение: «пошел ладьями на пороги». Но между рассказом о решении и рассказом Об исполнении этого решения есть рассказ о заключении Святославом мира с греками и обширный текст договора.Понятно, что и здесь мы имеем дело со вставкой.

Вставки в тексте «Повести временных лет» были обнаружены разными исследователями. Наличие этих вкладышей свидетельствует о том, что «Повесть временных лет» основана на еще более древней летописи. Очевидно, составитель «Повести временных лет» использовал труды своих предшественников-летописцев, дополнив их этими же вставками и продолжив изложение событий до своего времени.

Реставрация летописи, предшествовавшей «Повести временных лет», принадлежит к наиболее интересным страницам филологической науки.Вот лишь некоторые из соображений, позволяющих восстановить работу предшественников компилятора «Повести временных лет».

Составителем «Повести временных лет» был, по всей видимости, монах Киево-Печерского монастыря Нестор, работавший около 1113 года. В прямом виде сочинение Нестора не сохранилось. Он сохранился только в изменениях и исправлениях последующих редакторов. Эти редакторы, принадлежавшие к другой политической ориентации и к другому враждебному Печерянскому монастырю, вычеркнули имя Нестора из названия летописи.Но в одном из списков все же сохранилось имя Нестора: «Нестор, инок Федосьевского монастыря Печерский». Можно подумать, что это не более поздняя вставка, так как еще в 13 веке имя Нестора было связано с созданием Повести временных лет: в его письме епископу Симону в 1232 году Поликарп, среди других монахов Печерский монастырь, упоминает Нестора, «летописец так писал» …

Правда, признание Нестора составителем «Повести временных лет» встречало неоднократные возражения в науке.Исследователи ссылались на противоречия между определенной информацией, прочитанной в «Повести временных лет» о Киево-Печерском монастыре, и той, что дана об этом же монастыре в произведениях, достоверно принадлежащих Нестору, в частности, в Житии одного из основателей. монастыря — Феодосий. Однако эти противоречия никоим образом не могут свидетельствовать против авторства Нестора: «Повесть временных лет», как доказывает А.А. Шахматов, была составлена ​​Нестором на 25 лет позже Жития Феодосия, и места, противоречащие Житию Феодосия. в нем не принадлежат Нестору: они находятся в нем как часть части, целиком заимствованной Нестором из предыдущего сборника летописей.

В пользу авторства Нестора следует привести следующее соображение: уже два из ранних житийных произведений Нестора — Чтение о князьях Борисе и Глебе и Феодосии Печерских — характеризуют его как писателя, склонного к великим историческим обобщениям и тщательной проверке подлинности. исторический материал. Он называет лиц, со слов которых были записаны события или у которых можно было бы проверить информацию, которую он сообщал. В Житии Феодосия он ссылается на свидетельства не только монахов своего Печерского монастыря — современников Феодосия, но и посторонних: черниговского игумена Павла, выдубицкого игумена Софрония, боярина Гегуевича Здеслава и других.

Готовность, проявленная Нестором при создании «Повести временных лет», исключительна. Однако Нестор не следует литературной манере своих источников, а если и придерживается, то лишь в некоторых случаях. Византийские произведения он использует не как литературные образцы, а как исторические источники. Он использует их исторические сведения, но не идеи, и не имитирует.

Примечательно, что, используя сведения из своих исторических источников, Нестор свободно перестраивает их текст: укорачивает и упрощает стилистически.

Иногда чувствуется патриотическая рука в стилистической переработке источников. Нестор не только меняет стиль, но и отчасти очень осторожно переделывает само освещение событий. Так, например, в Житии Василия Нового о битве войска Игоря с греками говорится: «И была между ними битва, Россия была разбита, и греки, бежавшие, били их». Нестор описывает это событие следующим образом: «И между ними произошла жестокая битва, которую едва одолели греки» («Повесть временных лет», 941).

Высокое литературное образование Нестора, его исключительная эрудиция источников, умение подбирать в них все существенное, сопоставлять противоречия и т. Д. Сделали «Повесть временных лет» не просто сборником фактов русской истории, а не только историко-публицистическим. очерк, связанный с жизненными, но преходящими задачами русской действительности, но целостный, литературный очерк истории России.

Патриотическая возвышенность рассказа, широта политического кругозора, живое чувство народа и единство России — исключительная черта творчества Нестора.

Историческое сознание Нестора выше его предшественников. Его интересуют первопричины, происхождение людей, государство, княжеская семья, названия городов и племен. Он исследователь в большей степени, чем его предшественники. Его исследования в области хронологии поразительны. Он любознательно стремится разобраться в противоречиях источников и выстраивает свои сложные исторические гипотезы. Перед нами историк-мыслитель.

Летописец сравнил книги с реками: «Ибо они реки, дающие воду Вселенной» («Повесть временных лет» под 1037 годом).Это сравнение летописца прекрасно согласуется с самой летописью. Великолепное изложение истории России в летописях действительно можно сравнить с торжественным и мощным течением великой русской реки. В этом течении летописного повествования соединились многочисленные притоки — произведения разных жанров, слитые здесь в единое величественное целое. Здесь и предыдущие летописи, и легенды, и устные рассказы, и исторические песни, созданные в различных средах: дружной, монастырской, княжеской, а иногда и ремесленной и крестьянской.Из всех этих источников — «источников мудрости» — родилась «Повесть временных лет» — творение многих авторов, произведение, отразившее в себе как идеологию верхушки феодального общества, так и популярные взгляды на историю России, мысли людей и народные устремления, произведение эпическое и лирическое одновременно — своеобразная смелая медитация на исторических путях нашей Родины.

«Повесть временных лет» — произведение, родное каждому россиянину. Он повествует о зарождении русской земли, о зарождении русского народа голосом далекого и в то же время близкого нам русского народа XI — начала XII веков.Мы не раз возвращаемся к его спокойному изложению и всегда находим в нем новые и новые глубины содержания, которых раньше не замечали.

«Повесть временных лет» в полной форме, с дополнениями или сокращениями, начала все русские летописи на протяжении полувека. Это было очень важно, так как она постоянно напоминала своим читателям о единстве Руси, о былой независимости Руси во времена иноордынского ига, учила патриотизму и призывала к сохранению мира между князьями.Она открыла летописи Владимира, Твери, Ростова, Москвы, Киева, Галиции, а затем белорусской и украинской. В той или иной форме это нашло отражение во всех рассказах Древней Руси.

И сейчас, когда мы стоим перед знаменательной годовщиной тысячелетия «матери городов русских» Киев, она — одна из величайших святынь для трех братских народов — украинского, русского и белорусского, свидетельствующая об их единстве, во славу. и величие нашего общего прошлого.

В том издании, которое предлагается читателям, «Повесть временных лет» далека от завершения.Мы выбирали из него только те рассказы, которые стали неотъемлемым элементом знаний каждого образованного человека, вошли в русскую литературу, на основе стихов, исторических рассказов, драматических произведений, опер и картин. Желаем читателю счастливой встречи с этим замечательным произведением нашей древности.

Историк Игорь Данилевский о структуре «Повести временных лет», мотивах ее автора и мифической природе князя Рюрика

На каких источниках основан текст «Повести временных лет»? Чем руководствовался летописец, по мнению Алексея Шахматова? Какие сведения из «Повести временных лет» не соответствуют археологическим материалам? На эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук Игорь Данилевский.

«Повесть временных лет» — это, казалось бы, основа основ истории Древней Руси. Это довольно любопытный текст. Это условно выделенный текст с условной датой. То есть самой Повести временных лет отдельным списком не существует. Это начальная часть подавляющего большинства летописей. Собственно говоря, большинство летописей начинается с Повести временных лет. Это условное имя, оно дано по первым строчкам Лаврентьевского списка 1377 г .: «Вот сказки времен года, куда пошла земля Русь [1], кто в Киеве начал первых князей, и где землю русов съесть.«

К сожалению, не совсем понятно даже само название, не говоря уже о тексте Повести.« Повесть »охватывает период от раздела земли между сыновьями Ноя до первых двух десятилетий нашей эры. XII век. Есть недатированная часть, которая включает легенды, а затем, кажется, есть датированная часть, которая начинается с 6360 года. Хотя сама запись 6360 года — обычно эта дата переводится как 852 в нашей хронологической системе — скорее странный.В нем говорится: «Летом 6360 года, 15-го дня Индикты, я начну царствовать для Михаила и начну называть Руску землей». Сразу возникает вопрос: а кто этот Майкл? Речь идет о византийском императоре Михаиле III. И почему-то с него начинается история России.

Датированная часть содержит ряд легендарных сведений, которые мы часто вспоминаем. Это и призвание варягов, и правление Кия, Щека и Хорива в Киеве, и основание Киева как будущей столицы возникшего государственного союза.Но нужно помнить об одной очень неприятной вещи, о которой очень часто забывают. Во-первых, текст Повести написан в начале 12 века. Во-вторых, «Сказка» основана на предыдущем сборнике летописей — это Первоначальный свод 90-х годов XI века, ему предшествовал Древнейший свод, как назвал его Алексей Александрович Шахматов, выделивший этот оригинальный текст, и было написано в 30-х годах XI века. Многие исследователи не согласны с Шахматовым, но все согласны с тем, что какая-то история была создана в 30-х годах 11 века.Эта история, как говорится, монотематична, то есть не разбита на годы. Хотя это тоже летопись. Дело в том, что в древнерусском языке слово «летопись» не обязательно подразумевало хронологическую сетку. Например, «Деяния апостолов» еще называли летописью, хотя при всем желании в «Деяниях апостолов» вы не найдете ни одной даты.

Самое интересное, когда в тексте «Повести временных лет» появились годовые даты.Алексей Александрович Шахматов установил, что эти даты были введены задним числом на рубеже 60-70-х годов XI века. Одна из загадок — кто их вставил, зачем вставили. Шахматов заметил, что на рубеже 60-70-х годов появились не только годовые даты, но и календарные и часовые даты. Более того, они оказались очень интересными. Сначала это мероприятие проходит в Киеве, затем в Тмутаракани на Таманском полуострове, затем в Чернигове, затем снова в Тмутаракани, затем снова в Киеве.И Шахматов, создавший современную основу для изучения летописи на рубеже XIX-XX веков, пришел к выводу, что знает человека, который в то время уезжал из Киева в Тмутаракань, потом уехал в Чернигов, вернулся в Тмутаракань вернулась в Киев. Это был Никон Великий, или Никон Печерский, сподвижник Антония Печерского и духовник Феодосия Печерского (это один из основателей Киево-Печерского монастыря). Но это выводы, которые мы не всегда помним — что даты всех событий, происходящих до конца 60-х годов XI века, условны, сам текст постепенно развивался, и многие сведения, которые мы сейчас обычно рассматриваем как надежный, появился очень поздно.Это, видимо, легендарные рассказы, вошедшие в «Повесть временных лет».

Конечно, возникает ряд вопросов: «Зачем был создан этот текст?», «С какой целью?», «Почему одни события записывались, а другие нет?»

Например, поездка Святослава в Болгарию записана, а поездка на Каспий, которая была несколько раньше, не записана. А это довольно серьезный вопрос.

«Повесть временных лет» — таинственный источник по другой причине.Как писал один из исследователей Сказки Игорь Петрович Еремин, читая Сказку, мы попадаем в мир, где все непонятно. И это действительно так. С другой стороны, многие современные исследователи, в том числе Дмитрий Сергеевич Лихачев, говорят, что нет, все ясно, человеческое мышление всегда было прежним, оно не менялось. Хотя на самом деле, мягко говоря, это не так. И это осознание того, что между нами и автором «Повести временных лет» существует определенный временной и культурный разрыв, дает ключ к пониманию «Повести временных лет».

Это довольно сложная вещь, потому что, когда вы начинаете внимательно изучать эти события, становятся ясными очень любопытные вещи. Например, летописцу было наплевать, как все происходило на самом деле. Он вовсе не собирается подчиняться воле князя. В отличие от поздних летописей, которые очень жестко контролировались центральным правительством, «Повесть временных лет», очевидно, была составлена ​​монахами по их собственному усмотрению, о чем один из летописцев 15 века напишет: «Я завидую тем летописцам, которые работали. без такой строгой цензуры ».

С другой стороны, летописца очень интересует вопрос: что бы это значило? То есть он пытается объяснить своим читателям не то, как было на самом деле, а то, что было. Более того, он встраивает свою историю в священную историю — это продолжение священной истории, в некотором роде ее повторение. Поэтому он часто цитирует прямо или косвенно библейские тексты и адаптирует к ним записанные им события.

Это очень серьезный момент, потому что «Повесть временных лет» характеризовалась по-разному.Тот же Алексей Александрович Шахматов скажет, что «рукой летописца двигали не отвлеченные представления об истине, а мирские страсти и политические интересы». Эта фраза очень хорошо прижилась в советской историографии. Саму идею развил ученик и последователь Алексея Александровича Шахматова Михаил Дмитриевич Приселков, который просто написал, что летописец — слуга княжеской придворной канцелярии, который не останавливается перед искажением народных преданий, перестановкой событий, установлением фальшивой даты. , и он дорого продал твою ручку.

Это довольно хитрое отношение приводит Приселкова к очень трудному для нас выводу, что «Повесть временных лет» — искусственный и ненадежный источник. Это было написано еще в 1940 году, хотя никто не обратил на это серьезного внимания, и «Повесть временных лет» продолжает использоваться в качестве основного источника по ранней истории Древней Руси, хотя многие сведения явно легендарны. Это легенда о восточнославянских племенах: полянах, древлянах, северянах. Последние сведения об этих племенах заканчиваются в конце 10 века.Дольше всех живут северяне — в 1024 году они упоминаются в последнюю очередь. Причем сама «Сказка» написана в начале XII века, то есть разрыв составляет более ста лет.

Эта информация плохо согласуется с археологическими материалами. Археологи ломали голову, как привязать свои археологические материалы к летописным данным. Ничего хорошего они не делают. А если вспомнить, что южные славяне имеют точно такие же имена, западные славяне — это было известно еще в 19 веке.Михаил Погодин писал: «Кажется, что все славяне были сданы из одной колоды карт, просто нам больше всего повезло, и мы получили карты всех мастей». Но об этом часто забывают и считают вполне достоверной информацией. Я бы, наверное, этого не сделал.

Итак, «Повесть временных лет» — очень сложный источник. Просто пересказывать это для профессионалов не имеет особого смысла.

Хотя к этому периодически прибегают профессионалы и пытаются установить этническую принадлежность Рюрика, который, по сути, является мифической фигурой.

Кстати, в Нидерландах школьники начинают изучать историю своей страны с того, что в 862 году к ним пришел царь Рюрик и создал свое государство.

Поэтому я бы не стал воспринимать рассказ о призвании варягов как свидетельство реальных событий. Хотя князей наверняка пригласили. Скорее всего, были приглашены и викинги. Если посмотреть на родословную наших князей, то окажется, что все матери иностранки и все они были, мягко говоря, невосточными славянами, хотя все князья были нашими.Но это ничего не значит. Скорее, он говорит о культурном контексте, в котором была создана «Повесть временных лет».

Автор — довольно начитанный человек. Он хорошо знает греческие тексты, а также использует тексты, написанные на иврите. По крайней мере, две вставки были найдены во вступительной и конечной частях «Повести временных лет от Иосиппона» — это переработка «Иудейской войны» Иосифа Флавия. Он, видимо, довольно начитанный человек, часто обращается к апокрифам, хотя мы этого не замечаем, так как он говорит, что все было на самом деле.Но чтобы понять текст Повести, мы должны, конечно, обратиться к литературным источникам, которые были доступны этому монаху, и тогда мы поймем смысл этих сообщений, потому что эти цитаты были использованы не зря. Это всегда ссылка на контекст цитат, и такой текст можно понять, только если мы знаем, как он заканчивается в других текстах.

Поэтому новое исследование «Повести временных лет» должно стать серьезным шагом вперед. Во-первых, разберись с летописцем.Во-вторых, привлечь другие источники, чтобы восстановить то, что нас беспокоит: как это было на самом деле? Серьезным шагом вперед, наверное, станет монография, которую следовало бы опубликовать в Киеве, замечательного украинского историка Алексея Петровича Толочко, который как раз пошел по тому пути, который наметил Михаил Дмитриевич Приселков, но так и не пошел. Он написал очень интересную книгу, которая, думаю, вызовет неоднозначную реакцию как в Москве и Киеве, так и среди профессиональных историков, занимающихся ранней историей Древней Руси.Но это очень серьезный шаг, потому что он в какой-то мере избавит нас от иллюзий, существующих при буквальном понимании текста «Повести временных лет».

Еще раз повторяю, что текст этот очень сложный. И я бы согласился с Игорем Петровичем Ереминым, который писал, что когда мы начинаем читать «Повесть временных лет», мы попадаем в совершенно загадочный мир, в котором все непонятно. И такое недоразумение, исправить это, наверное, занятие достойное, лучше, чем говорить: «Нет, мы все понимаем, нет, мы точно знаем, как все было на самом деле.«

«Повесть временных лет» — это сборник, поэтому мы не найдем здесь идей, охватывающих все без исключения годовые статьи. И все же есть несколько моментов, на которые составители «Повести» снова и снова ссылаются. Ряд сведений, содержащихся в летописи, имеет ярко выраженную антивизантийскую направленность. Идея независимости от Византии после обращения Руси в христианство, вероятно, выражала какие-то претензии не только к церковному руководству, но и к светскому вассалитету, по мнению исследователей, была одной из центральных в собрании Никона Великого.Именно на пике Византии в русской летописи рассказы о походах на Константинополь Игоря, Святослава и особенно Олега, демонстративно повесившего свой щит на воротах византийской столицы, могли попасть в русскую летопись.

Описывая любые контакты русских князей с византийцами, летописец больше всего озабочен тем, как не принизить авторитет славянских правителей. В любой ситуации он неизменно изображает их не как скромных просителей, а как равных партнеров, часто превосходящих по уму и изобретательности чопорным византийским Базилевсом.Например, согласно летописи, побывавшая в Константинополе княгиня Ольга якобы сказала правящему Константину Порфирогениту, «если хочешь меня крестить …» В своем дальнейшем повествовании летописец не забудет упомянуть крестильное имя: славянская княгиня — Елена, «как древняя царица, мать Великого Константина», и то, что Ольга, едва успевшая креститься, напомнила византийскому правителю, пожелавшему жениться на ней с живой женой, о христианском обычае, согласно которому брак между крестными родителями невозможен.Автор не забыл включить в свое повествование своеобразное признание императором морального превосходства Ольги, а также воспоминание о том, как по прибытии в Киев решительная княгиня непрестанно отправляла византийских гонцов с просьбой напомнить императору о как неуважительно обращались с киевским посольством в Константинополе.

Антивизантийские настроения своеобразно отразились в тех статьях летописи, которые повествуют о принятии Владимиром христианства.Похоже, автор делает все возможное, чтобы принизить роль Византии в этом событии. Согласно летописи, прежде чем принять веру от греков, киевский князь слушает вестника нескольких религий, а затем отправляет специальное посольство в Европу. Летописец старательно подчеркивает особые почести, оказанные русским в Константинополе.

В довершение ко всему в летописи излагается так называемая «Корсунская легенда». В этом эпизоде ​​особенно показательна тональность диалога летописного Владимира с византийскими братьями-императорами, поскольку речь идет вовсе не о крещении, а о свадьбе.Захватив самую крупную греческую колонию в Северном Причерноморье, Херсонес, степной язычник, которого раньше в византийской столице не воспринимали всерьез, ни о чем не просит. Напротив, он угрожает правителям империи новым походом на Константинополь и требует в жены их сестру, порфировую принцессу Анну. В этих переговорах с явным привкусом шантажа крещение оказывается своего рода уступкой, на которую Владимир соглашается, идя навстречу византийским правителям.Легенда заканчивается еще одной подробностью, призванной возвышать Владимира над греками: в качестве «жила» — выкупа за невесту, положенного по славянским обычаям, — хитрый киевский князь отдает византийцам захваченный у них город Корсунь, тем самым управляя им. соблюдать обычаи и не разориться.

И, наконец, скорее всего, именно на пике Византии легенда о хождении апостола Андрея попала в «Повесть временных лет». Похоже, что поиски достойного небесного покровителя для России серьезно заняли составителей первых русских летописей, по крайней мере, они включили в свой рассказ легенду о моравском происхождении славянской письменности, где Павел назван учителем России.Однако более поздним редакторам этого показалось мало, и в тексте летописи появляется рассказ об Андрее — апостоле двенадцати и, главное, небесном покровителе Византии. И неважно, что эта история с исторической точки зрения выглядит более чем сомнительной: совершенно непонятно, почему апостол, который, по его биографии, не пошел дальше скифов, так глубже в джунгли абсолютно безлюдных Днепровские леса в середине I века нашей эры.А само описание легендарного пути «от варяг к грекам» дано в летописи на глаза человеку, находящемуся где-то в центре Среднерусской равнины, в «Оковском лесу». Но церкви двух держав отныне могли считать себя равными по статусу.

Еще одной постоянной заботой составителей «Повести временных лет» было описание, оценка поступков и обоснование легитимности власти правящей династии Рюриковичей.Объясняется это не только тем, что летопись создавалась в монастырях, тесно связанных с великокняжеским престолом (Киево-Печерском и Выдубицком), и, видимо, имела статус официального государственного документа — именно в этом заключалась сама идея Славянская государственность ассоциировалась с княжеской властью в XII веке … Напомню, что в названии «Сказки» вопрос о происхождении Руси и подъеме в ней княжеской власти поставлен бок о бок.

Степень достоверности сведений летописцев XII века о первых русских князьях можно оценить по-разному.Скорее всего, повествуя о событиях двухсот-трехсотлетней давности и опираясь во многом на материал устных легенд, древние историографы не воссоздают материальный облик исторических лиц, а фиксируют княжеские портреты в том виде, в каком они формировались в популярный ум. Несомненно другое: несмотря на то, что летопись составлялась и редактировалась в основном монахами, в описаниях киевских правителей часто встречаются не христианские, а княжеские добродетели — воинская доблесть, умение укреплять могущество страны, порабощать ее. соседние народы, умение с честью выйти из сложных дипломатических ситуаций.Составители летописи в равной степени наделяют этими качествами как древних языческих князей, так и сменивших их христианских правителей.

Характеристики князей в летописях как прямые (чаще всего выражаются в посмертных панегириках или в комментариях летописца к отдельным событиям — обширные авторские замечания сопровождаются, например, рассказом о крещении Руси Владимиром), и косвенные. По большому счету оригинальное представление автора о том или ином князе отражалось практически в каждом летописном упоминании о нем.Иногда такие характеристики противоречивы и содержат следы летописных слоев разного времени.

Поскольку легендарный предок династии Рюриковичей отмечен в «Повести временных лет» лишь несколькими беглыми упоминаниями, мы начнем изложение наблюдений с Олега. Первое, что летописец всячески старался подчеркнуть в связи с этим князем, — это законность его правления. В небольшой летописной статье содержится как обозначение статуса этого исторического персонажа — «из рода» Рюриковичей, так и описание некой церемонии передачи «княжения» и юного Игоря в его руки.Сам Олег в дальнейшем неизменно выглядит скрупулезным законником в летописце. Он размещает своих наместников в городах, устанавливает дань для окружающих племен, заключает договоры с греками. Особого внимания заслуживает история прибытия князя Олега в Киев, описанная в статье под 6390 (882) годом.

С одной стороны, здесь может показаться, что князь ведет себя как хитрый обманщик — он прячет своих солдат в лодках и выманивает Аскольда и Дира из города, изображая из себя купца и их родственника.Однако, с другой стороны, Олег выступает защитником интересов юного Игоря, согласно летописи, единственного законного претендента на власть, права которого были ущемлены боярами Рюриковичей, завладевшими землями Рюриковичей. луга. События летописи снова принимают характер обряда: пришедшие на зов самозванцы послушно выслушивают обвинения Олега.

Еще один облик Олега в летописях — успешный воин и жестокий полководец.Этот князь не только значительно расширил территорию России, собирая разнообразную дань и военные трофеи. Во главе большой объединенной армии он с помощью хитроумного военного плана заставил непобедимых греков просить о снисхождении. Правда, Олег был крайне жесток с греческими пленниками, и летописец объясняет это своеобразными традициями войны. Отношение Олега к религии в летописи выглядит несколько неоднозначно. С одной стороны, он язычник, который сжег христианские церкви под Константинополем, отряд которого клялся языческими богами при заключении договоров.Олег обратился к мудрецам и колдунам с просьбой предсказать судьбу и получил от соплеменников прозвище «Вещий», возможно, намекая на священнические функции князя. Зато Олег признал христианские клятвы греков, которым, кстати, напомнил святого Димитрия Салоникского. Князь не возражал, когда греки учили его своей вере послам и даже сказал своему чародею: «Магию нельзя говорить, но все это ложь». Правда, Олег в конце концов поплатился жизнью за невнимательное отношение к предсказаниям.

Летописец Игорь не похож на положительного правителя. В большинстве статей, где упоминается этот принц, он кажется слишком пассивным, недостаточно энергичным. Если верить «Сказке», будучи наследником Рюрика, Игорь долгое время вообще не правил, Олег сделал это за него. Из текста «Повести временных лет» следует, что Игорю в начале своего правления было не менее 24 лет. Академик Творогов называет еще одну фигуру — не моложе 33 лет. В последнем случае регентство Олега вообще кажется своего рода историческим мифом, так что на самом деле Олег и Игорь вполне могли быть независимыми князьями.Однако, даже когда Игорь вырос, он, по словам летописца, собирал дань только после своего опекуна, даже жену ему «привезли», то, как обычно, летопись сообщает о князьях — «жену поющую», то есть. ищу жену.

Военная деятельность Игоря тоже выглядит не совсем героической. Молодой князь лишь однажды победил древлян, но не покорил их, как это сделал ранее Олег. Иногда во время похода дружина принимает решение и диктует князю, что ему делать — брать с греков дань или идти к древлянам.Игорь не похож на своего предшественника даже во время похода, как на греков. Он истязает пленников с такой зверской изобретательностью, что летописец даже составил список таких казней. Однако в будущем Игорь, который поджег значительную часть греческого побережья и имел в своем распоряжении армию в пять раз превосходящую по численности Олега, вынужден отступить. Более того, по словам летописца, на этот раз князь вообще не дошел до византийских земель, а согласился взять дань, предложенную греками.

Эта последняя деталь раскрывает еще одну особенность Игоря Рюриковича, постоянно отмеченную составителем летописи, — его жадность. Действительно, автор постоянно упоминает, что во время походов Игорь старался собрать как можно больше дани и трофеев. Уже в походе 941 года, по словам летописца, Игорь «взял много имущества». Во второй раз, когда он пошел к грекам, он даже не начал военных действий, услышав предложение императора об увеличении того, что установил Олег.А через год, хотя с греков потребовали дань, дружина снова пожаловалась Игорю на нехватку оружия и одежды. Потом князь идет к древлянам и начинает там творить, собственно говоря, произвол, к старой дани прибавляет новую и, обойдя древлянские земли, вдруг решает снова гулять. Это решение вызвало возмущение древлян, они пытаются урезонить князя, а затем убить и похоронить его где-нибудь «под Искоростенем», то есть за чертой города, что считалось постыдным для князя.

Княгиня Ольга описана в летописях как «значимая» и «мудрейшая из всех». Однако, помимо смекалки и хитрости, летописца, видимо, интересовала еще одна черта царевны — ее умение соблюдать дипломатический этикет. Ведь большинство действий Ольги, на которые обратил внимание составитель летописи, имели одну-единственную цель — без мужа, без дружины, ведя тонкую дипломатическую игру, все же остаться у власти и тем спасти жизнь ее сына Святослава. , которого коварные древляне уже мечтали разорить.

Так в летопись попадают три эпизода, которые в среде исследователей принято называть «местами княгини Ольги». В нем рассказывается, как после смерти Игоря двадцать лучших древлянских мужей приплыли в Киев, чтобы просить вдову стать женой их князя Мала. При этом Ольга ведет себя так, как будто она не вдовствующая царевна, а сам киевский князь. Летописец постепенно, со всеми подробностями, разворачивает перед ними картину торжественной великокняжеской аудиенции.Заранее известив о происходящем, Ольга, сидящая в высокой башне, вызывает послов и снова начинает расспрашивать их о цели их прибытия. Грубые древляне действуют здесь не слишком дипломатично. Поначалу очень нелестно отзываются об умершем Игоре, а потом сразу начинают хвалить своего князя. Мудрая Ольга, похоже, не замечает этой бестактности, по крайней мере, она отвечает послам неожиданно мягко и, видимо, подчиняясь принятому этикету: «Все, что угодно, ваша речь… »снова, будучи привезенным на лодке, тем самым якобы желая еще раз почтить их память. Такое странное требование принцессы напоминает ситуацию из сказки, как мы увидим позже, Ольга фактически начинает« говорить кудахтанье, То есть задавать загадки недалеким древлянам. Смысл первого из них в том, что на Руси в лодках возили не только особо заслуженных людей, но и погибших, а само слово «честь» означало не только «показать честь», но также «похоронить с честью».«

Таким образом, обсуждая подробности появления древлян при княжеском дворе, надменные послы и мудрая княгиня с самого начала имели в виду совершенно разные вещи. При этом нельзя сказать, что Ольга просто обманула присланных ей мессенджеров. Это лишило бы ее княжеского достоинства. В конце концов, она заранее предупредила их о том, что с ними произойдет, но послы могли свободно интерпретировать ее слова, как им заблагорассудится. Более того, древлянские послы охотно приняли все условия княгини и наутро поселились в собственной лодке.Но даже когда злополучное посольство уже было на дне ямы, заранее вырытой киевлянами среди княжеского двора, Ольга еще раз спросила посланцев, которые окончательно осознали суть происходящего, удостоены ли они чести. . «Более (то есть постыднее), чем смерть Игоря», — ответили древляне, тем самым признав поступок Ольги достойной местью за смерть мужа. И только после того, как злополучное посольство само вынесло вердикт, Ольга приказала залатать дыру.

Далее, продолжая действовать по правилам венчания, княгиня отправила гонцов на древлянскую землю с требованием прислать к ней более знатное посольство. Но она отправляет новоприбывших лучших мужей-древлян из числа правителей помыться в бане. Вторая загадка княгини Ольги основывалась, скорее всего, на обычае омовения умерших, а также на том, что сжигание существовало среди полян как языческий погребальный обряд, кстати, подробно описанный в недатированной части книги. Повесть временных лет.В результате нежелательные гости из Древлян, не сумевшие распознать тайный смысл просьбы княгини, оказываются сожженными в бане.

Вслед за этим Ольга объявляет о своем желании отправиться в земли соседнего племени, чтобы поплакать над гробом мужа, т.е. устроить ритуальный траур и поминальный пир. Принцесса снова действует, полностью подчиняясь обычаям. Ведь, с одной стороны, без выполнения всех погребальных обрядов по поводу первого мужа невозможно было снова выйти замуж, а с другой, в древнерусские невесты обычно отправлялись в путешествие в дом жениха.

У могилы Игоря, которая находилась, как мы помним, в неизвестном месте за городом, Ольга приказала засыпать памятный холм. Но последующее поминальное пиршество Игоря превращает княжну в поминовение незадачливых сватов, когда юноши, служившие ей в начале застолья, пьют уже «в честь» (или — «в память») мертвых пьяных древлян, кого отряд потом «акцизирует».

Летопись содержит рассказ об еще одной, четвертой, мести Ольги — сожжении главного древлянского города Искоростень.На этот раз принцесса появляется в стране обидчиков мужа во главе большого отряда в сопровождении варяжских наместников. Здесь же упоминается трогательная деталь — участие молодого Святослава в битве. Однако постепенно внимание летописца снова было обращено на Ольгу. Именно с ней ведут переговоры жители осажденного города. Именно благодаря ее хитрому плану Искоростень в итоге не только взят, но и сожжен дотла.

Речь княгини, адресованная древлянам, интересна тем, что «многозначительная» киевская властительница продолжает говорить здесь своими крючками, всячески пытаясь развеять опасения плотно запертых жителей Искоростеня. в городе из страха перед ужасной местью.Ольга при этом с подозрительной настойчивостью повторяет: «Я вас мало прошу … Я прошу вас немного об этом. Вы измотались в осаде, но вам этого мало. «Такая игра слов, к сожалению, не всегда сохранившаяся в переводах княжеской речи на современный русский язык, чем-то очень напоминает имя древлянского князя, ранее упомянутое в летописи. Ведь после сожжения основных их городов а плен старцев, обложенный тяжелой данью древляне, навсегда теряют независимость и оказываются в точно таком же положении, как если бы они подарили Ольге своего князя.

В последующем летописном повествовании разумная Ольга также изображается как организатор порядка в государстве. Минуя все свои земли, она устанавливает налоги и подати сначала среди древлян, а затем в Новгороде и Пскове.

Характерно, что в многочисленных событиях, описанных в Повести, Ольга никак не проявляет себя и почти не упоминается. Теперь она старушка Святослава, бабушка троих внуков. Такое изменение характеристики героини можно объяснить как общественным укладом Древней Руси, так и религиозными взглядами княгини, а возможно, и повествовавшего о ней летописца.С одной стороны, с началом правления Святослава княгиня из всесильного регента превращается в фигуру юридически несамостоятельную, лишенную всякой власти, своеобразную царицу-мать. Неслучайно даже рассказ о попытках Ольги склонить сына к принятию христианства составитель летописи публикует более раннюю новость о том, что сын Игоря повзрослел и начал серию успешных походов против соседних племен. С другой стороны, пожилая принцесса (даже при всех несоответствиях в летописной хронологии), перешедшая к 968 году за свой 60-летний рубеж, вышла замуж только один раз в жизни, вырастила сына и строго соблюдала его со времен Ее крещение соответствовало требованиям христианского благочестия, отныне отвечало тем критериям истины вдовы, которые были сформулированы в послании апостола Павла.Летописец не мог не знать, что во времена возникновения первых христианских общин благочестивые вдовы были на их опеке и опеке, возможно, поэтому киевская княгиня, дожившая до преклонных лет, в своем рассказе бездействует, выжидает. для опеки и защиты своего повзрослевшего сына.

Сын Ольги Святослав, не послушавшийся уговоров матери креститься, явно не сочувствовал составителям летописи. Поэтому печальную смерть этого князя автор предсказывает в самом начале рассказа о нем.И наряду с героическими чертами Святослава — многочисленными завоеваниями и умением довольствоваться в походах только самым необходимым, безудержным мужеством — в «Повести временных лет» упоминаются и отрицательные. Сын Игоря в летописном повествовании проявляет некую жадность. Его главным аргументом при переносе столицы в Переяславец-на-Дунае было удобство доставки туда дани. Да и греческие подношения, наглядно демонстрируя иностранным посланникам пренебрежение ко всему, кроме оружия, Святослав все же приказал своим юношам принять.Княжеская отвага под пером летописца иногда очень напоминает неоправданное безрассудство. Это высокомерие подвело князя, когда он в последний раз, не послушавшись совета правителя, пошел прямо навстречу ожидающим его печенегам.

Более того, Святослав лукавит. Так что ему нужен был договор с греками только для того, чтобы пройти мимо их земель с небольшой свитой. Князя не особо заботила судьба своей земли. Достаточно равнодушно рассадив сыновей по разным городам, Святослав незадолго до смерти с сожалением вспомнит, что земля Русская далеко.

Один из центральных персонажей «Повести временных лет» — Владимир I Креститель. Летописный рассказ об этом князе содержит множество разнородных пластов и, очевидно, неоднократно пересматривался летописцами, так что известные легенды: об обстоятельствах женитьбы Владимира на полоцкой княжне Рогнеде или бегущих от волчьего хвоста Радимичах, здесь Рядом с христианской легендой о киевских первых мучениках-варягах, обширными книжно-дидактическими рассуждениями автора и даже синопсисом всего Ветхого и Нового Заветов в знаменитой «речи философа».«В результате образ Владимира в летописях получился неоднозначным. Как будто перед нами был не один, а два-три разных князя.

Язычник Владимир здесь немного напоминает своего отца — он воинственный и успешный, но коварный князь. Он совершает многочисленные путешествия, легко покоряя окрестные племена. При этом, в отличие от излишне заносчивого Святослава, летописец Владимир с самого начала проявляет себя осторожным и расчетливым дипломатом.Имея в своем активе такой список побед, от которого вполне могла кружиться голова, он предпочитает заключить крепкий мир с богатыми и воинственными болгарами. По крайней мере, так можно трактовать совет правителя Добрыни искать данники — «лапти», которому и последовал князь.

Несколькими годами ранее киевский правитель ловко избавился от варяжских наемников, не причинив им никакого вреда. Правда, в самом начале своего правления Владимир убивает своего (и более старшего!) Брата Ярополка и делает это вполне осмысленно, сначала нанимая варяжский отряд для похода на Киев, а затем подкупая брата-воеводы Блуд.Однако отношение летописца к этому факту было, по-видимому, двойственным. Не имея возможности полностью оправдать Владимира, он, тем не менее, попытался снять с него как можно больше ответственности.

С одной стороны, задолго до похода на Киев младший Святославич рыцарски посылает к брату гонцов с предупреждением о своих намерениях, а чуть позже летописец вкладывает в рот фразу, очень созвучную той, что Ярослав. Позднее Владимирович, подходя к Святополку Проклятому, сказал: «Не яз бо почал братья бити… ». Несравненно большее осуждение летописца вызывает предавший Ярополка воевода, не только удостоенный обширной разоблачения, но и изображенный в летописи как наиболее активный участник заговора.

С другой стороны, летописец по-прежнему изображает Владимира закоренелым язычником. Обосновавшись в Киеве, князь возводит там целый пантеон идолов и, возвращаясь из военных походов, иногда приносит им жертвы. А величайший княжеский порок — это любовь к женщинам.В летописи упоминаются не только несколько языческих супруг Владимира, но и 800 его наложниц, а также то, что князь вообще «пресытился блудом». Правда, историческая основа подобных сообщений остается для нас очень туманной. По восточным представлениям, например, размер гарема призван свидетельствовать прежде всего о власти правителя, а из дальнейшего летописного повествования чудесным образом выпадают упоминания о судьбе наложниц Владимира вообще.

Еще одно изображение Владимира в летописи — это образ князя, занятого испытанием веры, выбором новой религии для России, объединяющим разрозненные племена религии.Читая этот отрывок, начинающийся статьей 6494 (986), отчетливо чувствуется, что он написан православным писцом, который точно знает, чем все закончилось. Выбор принца казался предрешенным. Основная идея рассказа о выборе веры — сделать принятие Православия Россией делом максимально независимым от Византии, а потому Владимир предстает здесь как непредсказуемый собеседник, тонкий и знающий дипломат. Примечательно, что отношение князя к представителям разных религий существенно различается.

Итак, сладко выслушав болгар-мусульман, он затем находит очень повседневное поверхностное оправдание своего непринятия ислама и отвечает миссионерам почти пословицей. И в ответ на очень похожие требования хазар князь вдруг проявляет такое тонкое знание основ иудаизма, которым обладал только мудрый опыт многовековой полемики христианских писцов. И в результате евреи покидают Киев с опалом. В то же время в разговоре с эмиссарами папского престола Владимиру пришлось довольствоваться лишь туманной ссылкой на традицию: «Отцы наши не принимали этой сути», в которой можно увидеть намек на западные миссии. Который, согласно немецким источникам, прибыл ко двору Ольги.

Дипломатичность ответа князя понятна — официальный разрыв между западной и восточной ветвями христианства, о котором уже хорошо знал составитель «Повести временных лет» в начале XII века, произошел только через семь десятилетий после этого. описанные события.

В отличие от всех предыдущих посланников, греческий философ произносит огромную речь в повествовании летописи, во время которой Владимир лишь изредка вставляет точные, но бесстрастные вопросы.Таким образом, текст летописи начинает напоминать катехизис, то есть сборник, содержащий изложение основ христианского учения, которое, согласно средневековой традиции, обычно строится в форме вопросов и ответов.

Исход беседы Владимира с философом предопределен общей идеей повествования о выборе веры. Князь не дает окончательного ответа, решив подождать «еще немного».

Третий Владимир «Повесть временных лет» — христианский князь, градостроитель и храмовый строитель.Неожиданно в этой части истории киевский правитель оказывается довольно слабым полководцем. Правда, он борется с печенегами и даже побеждает их, но тем не менее большая часть военных успехов Владимира в этот период оказывается связана с какими-то дополнительными обстоятельствами, будь то отвага и сила молодого человека, находчивость белгорода или клятву князя построить церковь в Васильеве.

Летописец Владимир тоже не следит за порядком в государстве.Составитель летописи упоминает законодательные эксперименты князя, пытавшегося отменить сначала смертную казнь, а затем денежные штрафы. Однако этот эпизод «Повести временных лет», где епископы и старейшины играют активную роль, то и дело пытаясь указать князю, что делать, можно интерпретировать как сатирическую атаку летописца на вмешательство церкви в мироздание. дела государства. Ведь ни до, ни после этого инцидента законодательная деятельность русских князей не попадала в поле зрения летописей, а порядок на Руси, согласно «Сказке», установился только после того, как Владимир решил вернуться в законодательная база, существовавшая задолго до крещения.

Основное внимание летописца в этот период жизни князя привлекают широкие Владимирские пира, во время которых также раздали пищу всем больным и беднякам Киева. Сам князь, сидящий за банкетным столом со свитой и совещающийся с ней об устройстве страны и военном деле, здесь чрезвычайно напоминает эпос «Владимир Красное Солнышко», воплотивший идеальные черты русского князя.

Но деятельность Ярослава Владимировича, впоследствии прозванного Мудрым, получила в «Повести временных лет» весьма неоднозначную оценку.Возможно, составление летописи слишком долго находилось в руках противников князя, например, при дворе его брата Мстислава Владимировича, и поэтому летописец Ярослав приобретает знакомые летописные черты мудрого и просвещенного правителя лишь в некоторых из них. последние годы его правления.

Намного чаще летописец описывает этого исторического персонажа гротескно и сатирически. Таким образом, молодой Ярослав, заключенный Владимиром в тюрьму для княжения в Новгороде, изображен здесь как алчный, мятежный князь.В 6522 (1014) году он отказывается посылать дань в Киев, как это делали все новгородские посадники, а на следующий год даже нанимает варягов для борьбы с собственным отцом. Далее он представлен рассказчиком как слабый, неразумный, хитрый воевода. Сидящие в Новгороде без дела варяги начинают насиловать горожан и их жен. В ответ новгородцы избили часть отряда варяжцев, но сами были убиты Ярославом, который заманил их в ловушку. Однако буквально в эту же ночь незадачливый новгородский правитель, оставшийся без дружины, получит известие от сестры о гибели отца и гибели братьев — Бориса и Глеба, и ему придется плакать со слезами на глазах. просить прощения у веча.

Позже в портрете Ярослава проявятся черты праведного мстителя за смерть своих братьев, исполнителя воли Божией. Летописец даже засовывает в рот знакомую фразу: «Я не собираюсь бить братьев, а его. Да будет Бог крови, братья мои, отступником. «Однако в целом отношение летописцев к этому князю не изменится сразу. Так, например, летописец сообщает, что, отправившись в поход на Святополка, Ярослав целых три месяца не решался вступить в битву, так что отряды двух князей, расположенные на разных берегах Днепра, попадали туда даже в самые морозы, то есть до того времени года, когда конным воинам, державшим лошадей на пастбище, приходилось либо сразу вступать в бой , или расходятся, как говорится, на зимовку.Более того, согласно версии «Повести временных лет», первая битва между Ярославом и Святополком вполне могла не состояться, если бы не высокомерие воеводы Святополкова, который «пошел на берег укорять новгородцев». . После этого обиженный отряд якобы сказал своему лидеру, что может вступить в бой без его участия. Наконец, победа, одержанная Ярославом, связана в летописях с таким количеством оговорок и обстоятельств, что окончательное восхождение князя на киевский престол вовсе не кажется справедливой наградой за проявленную доблесть.

Ситуация не меняется даже через два года. Теперь это воевода Ярослава упрекает и дразнит польского короля во время очередного военного столкновения. Акт запредельной дерзости, учитывая разницу между монархом и любым из его подданных, священно почитаемый в средние века. Даже упомянутые выше невероятные воины Святополка не позволили себе этого и обратились в первую очередь к своим новгородским соратникам, коснувшись князя лишь косвенно.Однако оскорбленный монарх немедленно перешел на другую сторону, и Ярославу ничего не оставалось, как бежать с позором. Более того, добравшись до родного Новгорода, князь собирался бежать дальше по морю, но новгородцы останавливают его, потом собирают деньги и из-за моря выводят варягов, то есть фактически создают то княжеское войско, с которой он через год победит на Альте.

Описание Алтинской битвы выделяется из окружающего повествования героическим пафосом, однако несколько лет спустя, рассказывая о столкновении Ярослава с его братом Мстиславом, летописец не найдет подробностей более достойных упоминания, чем золотой плащ варяжский князь Якун, которого этот наемник тоже потерял, убегая с поля боя.

Отношение летописца к Ярославу меняется в лучшую сторону только после 1026 года, когда князь заключает с братом договор о мире и разделе Русской земли. С этого времени Ярослав Владимирович окончательно приобрел черты, знакомые хорошему князю, что было положительно оценено летописцем. Он побеждает поляков и печенегов, раздает земли дружинникам и основывает города.

Только после смерти Мстислава Владимировича, по сути, только в одной статье 1037 года «Повесть временных лет» показан Ярослав по имени, под которым он остался в русской истории и в памяти потомков.Летописец отмечает любовь князя к монастырским уставам и книгам. Градостроительная деятельность Ярослава нашла отражение и в русской летописи, а в приведенном здесь простом перечне киевских церквей очевиден княжеский план летописца о новом статусе российской столицы. Действительно, воздвигая в Киеве собор Святой Софии и Золотые ворота, Ярослав тем самым превратил свой город в своего рода заморский Константинополь.

Следует отметить, что греки, в свою очередь, позаимствовали идею Золотых ворот у Иерусалима.Согласно легенде, именно через них Иисус Христос вошел в город за неделю до Воскресения. С тех пор каждый город, претендующий на статус столицы православного государства, пытался заполучить такие элементы сакральной топографии. Символика храмов впоследствии претерпела изменения, но Золотые ворота были расположены несколько веков спустя во Владимире, а в Москве их роль во время определенных церемоний играли ворота Спасской башни Кремля.

Таким образом, князь представлен в летописях не только как заказчик новых церквей, он основывает митрополию в Киеве.И целенаправленно перестраивает город, подчеркивая его столичный статус. В дальнейшем летописцу будут регулярно попадаться сведения о церковно-государственной деятельности Ярослава, будь то сообщения о его покровительстве монастырям, указ первого митрополита Русичей или несколько любопытные с точки зрения христианских канонов. , дело о посмертном крещении племянников Ярослава — Ярополка и Олега.

Однако в общих чертах летописи такие сообщения перемежаются рассказами о не совсем, казалось бы, успешных военных походах князя.Создается странное впечатление, что летописец не понимал сути деятельности Ярослава Мудрого, по крайней мере, изображенный им князь уже утратил некоторые черты, присущие бывшим до него варяжским царям — правителям-военачальникам. , в первую очередь, солдаты и защитники России. Но сведения о дипломатических успехах киевского правителя, дочери и внучки которого стали супругами многих европейских монархов, странным образом не попали в русскую летопись, из-за чего весь летописный облик Ярослава выглядит несколько расплывчатым и неоднозначным.

Исторические легенды включены в «Повесть временных лет». Ярким примером такой легенды, включенной в текст летописи, является помещенный здесь под 1097 годом рассказ об ослеплении князя Василька Ростиславича Теребовльского. Судя по упоминаниям в тексте Повести, ее автор был очевидцем и очевидцем. участник событий, некий Василий, в котором разные исследователи склонялись видеть либо священника-исповедника ослепленного князя, либо светского человека.Эксперты по-разному оценивают объем литературного наследия Василия. Одни считают его автором лишь нескольких отрывков, другие приписывают перу этого автора всю статью 1097 года и ряд других фрагментов летописи. Есть даже гипотеза, согласно которой этот писец был составителем одного из изданий «Повести временных лет».

В то же время, видимо, повесть о Васильке Теребовле не могла быть создана ранее 1112 года, так как в ней упоминается смерть князя Давида Игоревича, произошедшая в этом 1112 году.По идейному содержанию и образному составу рассказ об ослеплении теребовского князя явно перекликается с «легендой о Борисе и Глебе». Итак, основная идея обоих повествований — необходимость соблюдать вассальный долг князя.

В основе обоих сюжетов лежат истории о преступлениях князей, хитроумно устраняющих возможных соперников с политической арены. Более того, как и в «Легенде о Борисе и Глебе», история ослепления Василько оказывается наполненной многочисленными речами и диалогами, здесь мастерски воссозданы психологические портреты князей.Как и Борис из «Сказки», теребовский князь здесь стремится встретиться со своим старшим братом, даже несмотря на предупреждение слуг о том, что они хотят его схватить. Не только надежда на Бога заставляет князя твердо поверить в свою безопасность, но и целование креста, совершенное князьями незадолго до этого на Любецком съезде. Впоследствии Василько не только яростно сопротивляется своим ослепителям, так что четыре человека с трудом справились с ним, но и дважды мстит своим врагам, чего, по мнению автора, делать не следовало вообще.

Литературное мастерство автора в полной мере проявляется в изображении противников Василько. Несмотря на свою судьбоносную роль в сюжете повести, принцы, схватившие своего кузена, совсем не похожи на хладнокровных злодеев. Итак, один из них, Давыд, решает совершить преступление только после настойчивых уговоров брата. Оставшись наедине с будущей жертвой во время совместного завтрака, от стресса он полностью потерял дар речи. Другой преследователь теребовского князя, Святополк Киевский, не решился приказать казнить самого Василько.Чтобы принять окончательное решение, он прибегает к совету киевского вече. Впоследствии братья будут постоянно перекладывать вину в преступлении друг на друга.

Исследователи видят глубокий смысл в том, что единственный положительный герой рассказа о Васильке — Владимир Мономах. В развернутой авторской характеристике этот персонаж наделен многими чертами, традиционными для княжеских панегириков. Здесь упоминается, например, что Мономах очень любил своего отца «и не ослушался его ни в чем» «ни в животе, ни после смерти.«Кроме того, этот князь очень уважал священническое звание, князь также проявлял необычайную доброжелательность по отношению к мирянам. Неудивительно, что именно к этому князю обращаются в конце концов киевляне с просьбой примерить враждующих князей. Стремление автора прославить в своем творчестве щедрость и государственную мудрость Владимира Мономаха позволило исследователям сделать предположение, что вся история ослепления была создана именно по указанию этого князя.

Одним из памятников древнерусской литературы этого периода является «Учение Владимира Мономаха», основная идея которого лежит несколько вне религиозной тематики. «Наставление» призвано служить наставлением для будущих князей. Мономах включает в рамки произведения рассказ о собственной жизни, из которого видно, что он сам всегда был послушен старшим и с самых юных лет без промедления выполнял наставления отца и братьев, почти всю свою жизнь он провел в большом и большом количестве. небольшие военные походы: ведь древнерусский князь, в отличие от монархов более позднего времени, это, прежде всего, полководец и защитник своей земли.

Не имея возможности говорить более подробно о других памятниках этого периода, назовем их. «Сказание о Борисе и Глебе» можно отнести к древнейшим русским житиям. Житийная литература представлена ​​«Житием Феодосия Печерского». Киево-Печерский Патерикон также сыграл немаловажную роль. Жанр патерика (от греч. Πατεριχόν — сборник рассказов о монахах или отцах, откуда и происходит русское название этого типа сборника — «Отечество») стал известен в России из переводной литературы.При этом следует отметить, что повествования, входящие в «Киево-Печерский патерик», имеют различный характер. Древнерусское торжественное красноречие представлено «Словом закона и благодати» митрополита Илариона. В этот же период работал известный писатель и церковный деятель Кирилл Туровский. Развивался и жанр ходьбы, возникший именно в этот исследуемый период, который на данном этапе представлен «Прогулкой игумена Даниила». Но, конечно, центральное место в этом и не только в этот период, но и во всей древнерусской литературе занимает «Слово о полку Игореве», очерк, оказавший огромное влияние на развитие не только древнерусской литературы. , но и русская литература современности.Поэтому отдельная лекция будет посвящена «Слову о полку Игореве».

«Повесть временных лет» создана в XII веке и является самой известной древнерусской летописью. Теперь оно включено в школьную программу — поэтому это произведение должен прочитать или послушать каждый ученик, который хочет не опозориться на уроках.

В контакте с

Что такое «Повесть временных лет» (ПВЛ)

Эта старинная летопись представляет собой сборник текстов-статей, рассказывающих о событиях в Киеве, с времен, описанных в Библии, до 1137 года.При этом сама датировка начинается с работы 852 г.

Повесть временных лет: характеристика летописи

Особенности работы следующие:

Все это выделяло «Повесть временных лет» среди других древнерусских произведений. Жанр нельзя назвать ни историческим, ни литературным, хроника лишь рассказывает о произошедших событиях, не пытаясь их оценить. Позиция авторов проста — на все воля Божья.

История создания

В науке монах Нестор признан главным автором летописи, хотя доказано, что у произведения есть несколько авторов. Однако именно Нестора назвали первым летописцем на Руси.

Существует несколько теорий, объясняющих, когда была написана летопись:

  • Написано в Киеве. Дата написания — 1037 г., автор Нестор. За основу взяты фольклорные произведения. Его неоднократно переписывали разные монахи и сам Нестор.
  • Дата написания 1110.

Одна из версий произведения, сохранившаяся до наших дней, Лаврентьевская летопись — копия «Повести временных лет» в исполнении монаха Лаврентия. К сожалению, оригинальное издание было утеряно.

Повесть временных лет: краткое содержание

Предлагаем вам ознакомиться с аннотацией летописи по главам.

Начало летописи. О славянах. Первые князья

Когда потоп закончился, умер Ной, создатель ковчега.Его сыновьям выпала честь разделить землю между собой по жребию. Север и запад ушли к Иафету, Хаму — югу, Симу — востоку. Разгневанный Бог разрушил величественную Вавилонскую башню и в наказание гордым людям разделил их на национальности и наделил их разными языками. Так образовался славянский народ — русичи, поселившиеся по берегам Днепра. Постепенно россиян разделились:

человек.
  • На полях зажили мирные луга.
  • В лесу встречаются воинственные разбойники древляне. Им не чужд даже каннибализм.

Путешествие Андрея

Далее по тексту можно прочитать о странствиях апостола Андрея по Крыму и по Днепру, везде он проповедовал христианство. В нем также рассказывается о создании Киева, великого города с благочестивыми жителями и обилием церквей. Об этом апостол говорит своим ученикам. Затем Андрей возвращается в Рим и рассказывает о словенцах, которые строят деревянные дома и принимают странные водные процедуры, называемые омовением.

Три брата правили полянами. Именем старца Кия назван великий город Киев. Два других брата — Щек и Хорив. В Константинополе Кию оказал большую честь местный царь. Далее путь Кия лежал в город Киевец, который привлек его внимание, но местные жители не разрешили ему поселиться здесь. Вернувшись в Киев, Кий и его братья продолжают жить здесь до самой смерти.

Хазары

Братья ушли, а на Киев напали воинственные хазары, вынудив мирные добродушные поляны платить им дань.Посоветовавшись, киевляне решают отдать дань острыми мечами. Хазарские старейшины видят в этом плохой знак — племя не всегда будет покорным. Приближается время, когда сами хазары отдадут дань уважения этому странному племени. В будущем это пророчество сбудется.

Название земли Русской

В византийской летописи есть сведения о походе на Константинополь некой «русов», страдающих междоусобной войной: на севере русские земли платят дань варягам, на юге — хазарам.Освободившись от угнетения, северные народы начинают страдать от постоянных конфликтов внутри племени и отсутствия единой власти. Для решения проблемы они обращаются к своим бывшим поработителям — варягам с просьбой выдать им князя. Пришли три брата: Рюрик, Синеус и Трувор, но когда младшие братья умерли, Рюрик стал единственным русским князем. И новое государство было названо Русской землей.

Олень и Аскольд

С разрешения князя Рюрика двое его бояр, Дир и Аскольд, предприняли военный поход на Константинополь, по пути встретили поляны, отдававшие дань хазарам.Бояре решают поселиться здесь и править Киевом. Их поход на Константинополь был совершенно провальным, когда были уничтожены все 200 варяжских кораблей, многие воины утонули в глубине воды, немногие вернулись домой.

После смерти князя Рюрика престол должен был перейти к его малолетнему сыну Игорю, но пока князь был еще младенцем, наместник Олег стал править. Именно он узнал, что Дир и Аскольд незаконно присвоили себе княжеский титул и правят в Киеве.Ловко переманив самозванцев, Олег устроил над ними суд и бояр были убиты, так как они не были княжеским родом и взошли на престол.

Когда правили знаменитые князья — Вещий Олег, князь Игорь и Ольга, Святослав

Олег

В 882-912 гг. Олег был наместником Киевского престола, он строил города, покорял враждебные племена, поэтому именно ему удалось покорить древлян. Олег с огромным войском подходит к воротам Константинополя и хитро пугает греков, которые соглашаются платить огромную дань России, и вешает свой щит на ворота покоренного города.За необычайную прозорливость (князь понял, что поданная ему еда была отравлена) Олега назвали Вещим.

Долго царит мир, но, увидев в небе недоброе знамение (звезду, напоминающую копье), правитель-князь звонит гадалке и спрашивает, какая смерть его ждет. К удивлению Олега, он сообщает, что смерть князя ждет от его любимого боевого коня. Чтобы пророчество не сбылось, Олег приказывает покормить питомца, но ему больше не подходит.Через несколько лет конь умер, и князь, пришедший проститься с ним, удивляется ошибочности пророчества. Но, увы, гадалка оказалась права — из черепа животного выползла ядовитая змея и укусила Олега, он умер в агонии.

Смерть князя Игоря

События в капитуле происходят в 913–945 годах. Вещий Олег умер, и правление перешло к уже достаточно повзрослевшему Игорю. Древляне отказываются платить дань новому князю, но Игорь, как и Олег ранее, сумел их подчинить и обложил еще большей данью.Тогда молодой князь собирает большое войско и идет на Константинополь, но терпит сокрушительное поражение: греки стреляют по кораблям Игоря и уничтожают почти все войско. Но юному князю удается собрать новое большое войско, и царь Византии, решив избежать кровопролития, предлагает Игорю богатую дань в обмен на мир. Князь совещается с воинами, которые предлагают принять дань и не вступать в бой.

Но жадным дружинникам и этого показалось мало, через некоторое время они буквально заставляют Игоря снова пойти к древлянам за данью.Жадность разорила молодого князя — не желая платить больше, древляне убивают Игоря и хоронят его под Искоростенем.

Ольга и ее месть

После убийства князя Игоря древляне решают выдать его вдову замуж за своего князя Мала. Но принцессе хитростью удалось уничтожить всю знать восставшего племени, закопав их заживо. Тогда умная царевна вызывает сватов — знатных древлян и сжигает их заживо в бане. И тогда ей удается сжечь Искоростень, привязав горящий трут к ногам голубей.Княгиня возлагает огромную дань уважения древлянским землям.

Ольга и крещение

Княгиня показывает свою мудрость в другой главе Повести временных лет: желая избежать брака с царем Византии, она крестится, став его духовной дочерью. Пораженный хитростью женщины, король отпускает ее с миром.

Святослав

В следующей главе описаны события 964–972 годов и война князя Святослава. Он стал править после смерти матери, княгини Ольги.Он был отважным воином, сумевшим победить болгар, спасти Киев от нападения печенегов и сделать Переяславец столицей.

С армией всего в 10 тысяч воинов храбрый князь нападает на Византию, которая выставила против него стотысячную армию. Воодушевляя свое войско идти на верную смерть, Святослав сказал, что смерть лучше позора поражения. И ему удается победить. Византийский царь отдает дань уважения русской армии.

Отважный князь погиб от рук печенежского князя Курия, напавшего на ослабленное голодом войско Святослава, шедшее на Русь в поисках нового отряда.Из его черепа сделана чаша, из которой коварные печенеги пьют вино.

Россия после крещения

Крещение Руси

В этой главе летописи рассказывается, что Владимир, сын Святослава и домработницы, стал князем и избрал единого бога. Идолы были свергнуты, и Россия приняла христианство. Поначалу Владимир жил во грехе, у него было несколько жен и наложниц, а его народ приносил жертвы идолам богам. Но приняв веру в единого Бога, князь становится благочестивым.

О борьбе с печенегами

В этой главе рассказывается о нескольких событиях:

  • В 992 году началась борьба войск князя Владимира с нападающими печенегами. Предлагают сразиться с лучшими бойцами: если печенеги победят, война будет три года, если русичи — три года мира. Победила российская молодежь, на три года установился мир.
  • Три года спустя печенеги снова нападают, и князю чудом удается бежать.В честь этого события была возведена церковь.
  • Печенеги напали на Белгород, в городе начался страшный голод. Жителям удалось спастись только хитростью: по совету мудрого старика они вырыли в земле колодцы, в один поставили чан с овсяным киселем, а во второй — мед, а печенегам сказали, что сама земля дает им еда. Испуганные сняли осаду.

Резня волхвов

В Киев приезжают волхвы, они начинают обвинять знатных женщин в сокрытии пищи, вызывая голод.Лукавые убивают многих женщин, забирая их имущество. Разоблачить волхвов удается только киевскому губернатору Яну Вышатичу. Он приказал горожанам выдать ему обманщиков, пригрозив, что в противном случае проживет с ними еще год. Разговаривая с волхвами, Ян узнает, что они поклоняются антихристу. Воевода приказывает убивать людей, чьи родственники погибли по вине обманщиков.

Слепота

В этой главе описаны события 1097 года, когда произошло следующее:

  • Княжеский совет в Любиче для заключения мира.Каждый князь получил свою опричнину, они заключили договор не воевать друг с другом, сосредоточившись на изгнании внешних врагов.
  • Но не все князья счастливы: князь Давыд почувствовал себя обделенным и заставил Святополка перейти на свою сторону. Они сговорились против князя Василька.
  • Святополк обманул доверчивого Василько и ослепил его.
  • Остальные князья в ужасе от того, что братья сделали с Василько. Они требуют, чтобы Святополк выгнал Давида.
  • Давыд умирает в ссылке, и Василько возвращается в родной Теребовль, где он правит.

Победа над половцами

Последняя глава Повести временных лет рассказывает о победе над половцами князей Владимира Мономаха и Святополка Изяславича. Половецкие войска были разбиты, князь Бельдузия казнен, русские вернулись домой с богатой добычей: скотом, рабами и имуществом.

На этом повествование первой русской летописи заканчивается.

Barb and Star Go to Vista Del Mar обзор: как освежающий пляжный отдых

После того, как в прошлом году я впервые посмотрел фильмы Билла и Теда (я знаю!), Я написал о том, как сильно я ценю такую ​​сладкую причуду в комедиях — такого рода сюжетные идеи, которые вы просто не можете себе представить. кинематографист сегодня, не говоря уже об озеленении исполнительного директора студии. Студийные комедии 1990-х годов в целом значительно более странные, чем сокращающееся количество комедий, предлагаемых до сих пор в 2020-х (включая все, в чем играет Уилл Феррелл).Персонажи более странные; ситуации более неправдоподобны; шутки более оригинальны, больше нацелены на нишевую аудиторию. И я скучаю по ним.

Итак, Билл и Тед: познакомьтесь с Барб и Стар, динамичным дуэтом в центре одной из самых странных и более восхитительных современных комедий, на которые стоит обратить внимание — ну, обычно я бы сказал «большой экран», но фильм не запускается. в эпоху, благоприятную для больших экранов. Тогда твой экран телевизора. Как и прошлогодний странный, но увлекательный конкурс песни Евровидение: История огня Сага , Барб и звезда Go to Vista Del Mar немного страдает от того, что не может смотреть его в комнате, полной людей, готовых хихикать и фыркать. смеяться над его шутками.Но все равно это очень весело.

Кристен Уиг и Энни Мумоло в фильме Barb and Star Go to Vista Del Mar . Lionsgate

Пение-песня раскрывает тон фильма: это история о двух женщинах среднего возраста, которые едут во Флориду, чтобы повеселиться на солнышке и, что неизбежно, поехать в приключения. Этих дам играют соответственно Энни Мумоло и Кристен Уиг, которые также написали сценарий фильма (режиссер Джош Гринбаум).Последней совместной работой Мумоло и Виига десять лет назад стал хит Bridesmaids . Этот фильм вызвал много разговоров о женской комедии, особенно грубой. (Это также принесло много денег.)

Barb and Star Go to Vista Del Mar , похоже, не суждено вызвать что-то настолько потрясающее; здесь действительно только для того, чтобы хорошо провести время и позагорать. Барб и Стар — лучшие друзья на всю жизнь, которые вместе работают в Jennifer Convertibles (вы знаете, в магазине диванов) в торговом центре на Среднем Западе.Они также были соседями по комнате с тех пор, как умер муж Барб, а муж Стар ушел, спящие на двух односпальных кроватях в одной комнате, в стиле Берта и Эрни. Они принадлежат к «Говорящему клубу», возглавляемому подругой по имени Дебби (Ванесса Байер, в невероятном выступлении) и готовят «суп из хот-догов» для своих гостей, когда наступает их очередь принимать гостей.

Но однажды они внезапно теряют работу, потому что, как говорит их печальный менеджер, компания Jennifer Convertibles вышла из бизнеса несколькими месяцами ранее, но никто не забыл сказать им.Освободившись и немного расслабившись, у них есть шанс встретиться со знакомым, который только что вернулся из отпуска, который изменил их жизнь, в далекой стране: небольшом пляжном городке Виста-дель-Мар во Флориде. Барб и Стар никогда раньше не выходили из дома. Но, бросив осторожность, они решают отправиться туда в поисках отдыха и приключений.

В фильме есть и вторая история, в центре которой — призрачный злодей, устроивший странную вендетту против Виста-дель-Мар. Его также играет Уиг, ченнелинг Тильда Суинтон, персонаж уходит корнями в мультяшную детскую травму, и она готова к запуску. нападение на город.Ее любовник, тупой молодой человек по имени Эдгар (Джейми Дорнан), готов выполнять ее приказы, и поэтому он тоже находится в Виста-дель-Мар. Когда он встречает Барб и Стар в баре отеля, все становится довольно дико. .

Знакомый шаблон: два невинных «за границей» случайно наткнулись на заговор с целью уничтожить мир и непреднамеренно помешать ему. За исключением того, что сюжет имеет гораздо меньшую жизненно важную срочность, чем разрушение мира, а Барб и Стар — не тупицы; они просто счастливы делать то, что делают.Эти низкие ставки — своего рода мета-шутка в мире, где, по-видимому, каждый фильм рассказывает о том или ином злодее, пытающемся уничтожить человечество.

Барб и Стар поднимаются вверх в несколько случайном песенно-танцевальном номере. Lionsgate

И все же сюжет Barb and Star Go to Vista Del Mar почти не относится к делу. Уиг и Мумоло предсказуемо веселые, в париках и в идеальном гардеробе (Барб и Стар настолько одержимы кюлотами, что фильм начинается с текста, дающего словарное определение именно этого предмета одежды).Сценарий, в котором женщины проводят всю поездку на самолете, рассказывая о своей концепции идеальной женщины, которую они назвали «Триш», следует проверенному веками принципу комедии: сначала шутка слегка смешная; потом начинает тянуться; затем внезапно наступает истерика.

И фильм наполнен причудливыми мелочами, которые буквально заставляют его петь. В этом фильме есть два полноценных песенно-танцевальных номера — только два, которых недостаточно, чтобы превратить его в мюзикл, но на два больше, чем вы найдете в обычном художественном фильме, а это значит, что он входит в своего рода фильм. -музыкальный дар долины.Повсюду есть восхитительные эпизоды, которые я не испорчу. Есть большая любовь к украшениям на основе ракушек, которые вы покупаете с тележки на пляже, и к коктейлям, которые вызывают это особенное похмелье во время отпуска, от рома и до сахара и от пищевого красителя.

И, прежде всего, Джейми Дорнан, который настолько безупречен, что он сам себе затыкает. Он, конечно, невероятно красив и к тому же ирландец, черты его черт, которые имеют большое значение для достижения статуса «объекта желания», несмотря ни на что.Но он также Джейми Дорнан, все еще наиболее известный по роли Кристиана Грея в фильмах Fifty Shades , а это означает, что он безупречный синекдох для женских желаний среднего возраста, тоскует ли он по злодею, который использует его или танцует в песок и пение чаек.

Потому что, да, Барб и Стар хотят его, и, в более широком смысле, им просто нравятся такие вещи, как флирт, секс и красивые мужчины. Это факт; они используют такие слова, как «половые губы», не вздрагивая, и их не смущает секс.Освежающе — и, вероятно, потому, что сценарий был написан двумя женщинами в возрасте около 40 лет — Barb and Star Go to Vista Del Mar высмеивает аспекты того, чтобы быть стандартной белой леди среднего возраста со Среднего Запада (в основном это мода) без делая самих женщин объектами насмешек. На самом деле они героини и тоже желанные.

Наблюдая за Barb and Star Go to Vista Del Mar было самым близким за долгое время моим ощущением, будто я в отпуске.Я хихикнул, в основном, и немного хихикнул, и мне пришлось на время отлучиться от жизни, не чувствуя, что оставляю свой мозг за дверью. Небольшой перерыв, немного приключений и куча умных шуток, граничащих с причудливыми: для меня это рецепт хорошо провести время.

Barb and Star Go to Vista Del Mar премьера в сервисах по запросу, таких как Google Play и Amazon Prime Video, состоится 12 февраля.

Центр исполнительских видов искусства Manatee — Творческое вдохновение для всех


Прокат костюмов

Вы когда-нибудь влюблялись в костюм, но когда вы проверяете цену, он кажется менее крутым? Мы получим это! Вы хотите отлично выглядеть, не нарушая при этом денег.Вам не нужно жертвовать своими вкусами, чтобы ваш кошелек был доволен. Возьмите напрокат костюмы в Центре исполнительских искусств ламантина. Мы поможем вам на любой случай. Всего за 40 долларов вы можете быть экипированы с головы до пят и стать хитом любой вечеринки.

Запись на прием обязательна. Запишитесь на прием сегодня по телефону (941) 749-1111.


МАММА МИА!

14-31 октября

Хиты ABBA рассказывают веселую историю поиска молодой женщиной своего биологического отца.Эта солнечная и забавная история разворачивается на райском греческом острове. Накануне свадьбы дочь пытается выяснить, кто ее отец, и возвращает троих мужчин из прошлого ее матери на остров, который они в последний раз посещали 20 лет назад. Волшебное повествование вечных песен ABBA продвигает эту очаровательную историю о любви, смехе и дружбе, создавая незабываемое зрелище. Мама. Дочь. Три возможных папы. И путешествие под венец, которое вы никогда не забудете!


Убийство, тайна и По

21-31 октября

Присоединяйтесь к труппе театра Кросли на жуткий вечер театральных работ Мастера Макабра… Эдгара Аллана По! Первый акт будет включать рассказ По о мести и убийстве «Бочка Амонтильядо»

.

После антракта — «Вечер с Гвендолин.Гвендолин Кросли, жена изобретателя Пауэла Кросли, полностью наслаждалась вчерашним сеансом. Жалко, что ей не удалось поговорить со своим любимым писателем Эдгаром Алланом По. Она действительно связалась с его загадочной подругой, Сарой Ройстер. Увы, встреча была недолгой, и Гвендолин вернулась домой одна. Или она? Посмотрите, как одна женщина впадает в безумие в фильме «Контрольное сердце».

Продюсер Crosley Theater Company


DraMature’s Got Talent

17 и 18 ноября

Театральная труппа для взрослых

Manatee Performing Arts Center, DraMature, представляет коллекцию занимательных песен, скетчей и сюрпризов.


Мальчики Атлантик-Сити

20 ноября

Мальчики из Атлантик-Сити поразили публику из Лас-Вегаса, Нью-Йорка, круизных лайнеров и, конечно же, Атлантик-Сити. Это четыре динамичных ведущих певца, которые своим вокалом мирового класса дополняют гармонии 60-х, исполняя хиты The Drifters, The Beach Boys, Frankie Valli и Four Seasons. Вдохновленные популярным мюзиклом Jersey Boys, мальчики из Атлантик-Сити сочетают плавные танцевальные движения, веселое участие публики и потрясающие номера, чтобы заставить публику встать на ноги шоу за шоу


Золушка (Бродвейская версия)

2-19 декабря

Умная и красивая молодая Элла живет под опекой своей злой, самоуверенной мачехи Мадам и двух дочерей мадам, Шарлотты и Габриель.Единственные друзья Эллы в мире — животные в лесу. Ожидайте неожиданного в этом умном пересказе любимой сказки.


Рождественские песни и басни Кросли

9-19 декабря

The Crosley Theater Company рада поделиться с вами долгими песнями и веселыми сказками в этот праздничный сезон. Это будет вечер, наполненный смехом и радостным праздником, и, возможно,… немного загадкой.После антракта Гвендолин Кросли представит свою любимую рождественскую классику. Он был написан мастером рассказа Чарльзом Диккенсом и является одним из его знаменитых, если не самым известным рассказом, «Рождественский гимн»!

Производство театра Пауэла Кросли


Литературный пир: Эрнест Хемингуэй и Ф. Скотт Фицджеральд

13-23 января

В своей последней постановке сезона труппа театра Кросли сосредоточится на двух самых известных американских писателях ХХ века, Эрнесте Хемингуэе и Ф.Скотт Фицджеральд. Никто не знает, может ли Морской Старик встретиться с Великим Гэтсби! Присоединяйтесь к нам на праздник литературных изысков ушедшей эпохи.

Производство Театральной труппы Пауэла Кросли

Выберите изображение для получения дополнительной информации!

guideStarSeal_2019_platinum

2020-Chamber-Proud-Member-Logo_WEB-VERSION_small

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы быть в курсе предстоящих событий в области!

Миссия Florida Cultural Group, Inc.заключается в создании, развлечении и укреплении артистического, процветающего, любознательного и творческого сообщества путем объединения людей ».

ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО:
Сара и Стив Баярд | Совет по развитию туризма в районе Брадентон |
Фонд Чарльза Генри Лича II | Культура строит Флориду | Johnson Photo Imaging | Фонд реагирования на коронавирусную инфекцию Bradenton COVID19, учрежденный Фондом доноров-консультантов Фонда сообщества ламантинов | Фонд сообщества ламантинов | ДокторРон Леннон и доктор Рэнди Рентфро | Том Спаркс | Нэнси и Хэл Вест

Используйте AmazonSmile при совершении покупок, и Amazon пожертвует процент от стоимости покупки Центру исполнительских искусств ламантина!

Надеемся, вы поддержите нас и живой театр!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.