Последствия призвания варягов: Призвание варягов на Русь — правда и вымысел

Содержание

Призвание варягов на Русь — правда и вымысел

Древнерусское государство, признаки которого появились еще в 8 веке, начало формироваться в 9 веке при непосредственном участии многочисленных союзов славянских племен, а также народов их окружающих. Территория расселения восточных славян оказалась зажатой с двух сторон с севера на границе с ильменскими славянами обитали воинственные викинги или как их называли на Руси варяги, на юге расположился Хазарский каганат, дань которому вынуждены были платить поляне. Поэтому призвание варягов на Русь имело прагматические цели.

Зарождение династии Рюриковичей

На рубеже веков поляне на южных рубежах освободились от власти хазар, перестали платить им дань, и возникло государственное образование со столицей в Киеве. В то же время на севере Новгород претендовал на преобладающее влияние в общерусском процессе государственного строительства. Таким образом, на первый план выходит соперничество двух центров древней Руси, каждый из которых хотел возглавить возникающее государство. Славянская действительность не позволяла князьям выбрать самого достойного, любой из них не хотел уступать, особенно это касалось севера. Там князья вели междоусобицы за власть, тогда чтобы прекратить извечное соперничество, на вече было принято решение призвать чужеземца, который бы не был замешан в местных новгородских спорах за власть. Выбор пал на варяга Рюрика с братьями. Год призвания варягов на Русь совпал с началом очередной жестокого витка борьбы в Новгороде, что ускорило появление варягов в пределах древней Руси.

Летопись подробно описывает, что призвание варягов на Русь имело положительные последствия для последующего развития государства. По данным «Повести временных лет» в славянских земли появилось три брата варяга Рюрик, Синеус и Трувор. Первый из них стал править в Ладоге, а затем в Новгороде, Синеус княжил в Белоозере, а третий брат в Изборске. После смерти братьев Рюрик подчинил их владения своей власти, а вскоре и весь северо-запад оказался покоренным у этим человеком. Призвание варягов на Русь, дата этого события определяется историками 862 годом, когда появляются и письменные свидетельства этого события. Само по себе оно бы не имело важного значения, однако последовавшие за этим события полностью изменили и карту Европы, и судьбы многих народов и правителей.

Север побеждает Юг

Призвание варягов на Русь активизировало борьбу между двумя русскими центрами за главенство. Варяги и их дружины имели богатый боевой опыт. Если Рюрик концентрировал свои усилия на создание хорошо организованной государственной машины, то уже его преемники задумались о расширении своего влияния. Этим занялся родственник Рюрика Олег, который в 882 году хитростью и напором сумел захватить Киев и утвердиться в нем. Однако попытки изобразить варягов, как основателей славянской государственности полностью лишены смысла, ибо оно возникает ввиду определенных процессов внутри самого общества. Важно другое: призвание варягов на Русь стало толчком к появлению единого централизованного древнерусского государства.

Исторические последствия призвания варягов. Патриот — это человек, служащий Родине, а Родина

«Сказание о призвании варягов» породило громадную литературу. Уже более 200 лет ученые спорят об этом произведении, насколько оно легендарно и насколько достоверно. Высказываются самые противоположные точки зрения. Ряд ученых отрицал или сомневался в исторической основе «Сказания», ибо оно, по их мнению, состоит из позднейших домыслов, является тенденциозной искусственной конструкцией сводчиков рубежа XI и XII вв., и лишь его ничтожная часть сохранила местные предания.

Дискуссия по поводу «варяжского вопроса» подчас приобретала обостренно политический характер. Так называемые норманисты были причислены к буржуазным ученым, недругам России, унижавшим ее национальное достоинство.

Время не подтвердило такого приговора. Варяжское «призвание» отнюдь не принижало прошлого России. Так называемое иностранное вмешательство в ее судьбу — результат нормальных общеевропейских контактов и всемирной этнокультурной открытости Руси, с самого начала включавшей в состав своего населения наряду с русскими более 20 народов, племен и групп.

Ныне времена политических обвинений и «поиска врага» на примерах истории, будем надеяться, остались позади.

Что касается оценки самого источника, то предприняты попытки объяснить создание «Сказания» противоборством киевской и новгородской летописных традиций, использованием северных легенд в идейно-политической борьбе рубежа XI и XII вв. Конечно, обстановка, сложившаяся на момент окончательной записи «Сказания», не могла не повлиять на его изложение, но вряд ли этим можно ограничиваться. Нет спора, источник по времени своей окончательной записи более чем на два века отстоит от зафиксированных в нем событий. «Сказание», судя по всему, складывалось постепенно. Как полагают некоторые исследователи, оно записано впервые при великом князе Ярославе Мудром для подтверждения единства и законности княжеского дома и родства со скандинавскими правителями. Побудило к этому предложение о женитьбе, сделанное Ярославом Владимировичем шведской принцессе Ингигерд. В дальнейшем появились литературные версии «Сказания».

Около 1113 г. варяжская легенда была использована Нестором при создании «Повести временных лет». Позднее и этот текст претерпел изменения.

Каким бы многосоставным ни было «Сказание» и в каком бы виде ни заключало в себе те или иные исторические факты, вслед за большинством ученых полагаю, что оно зафиксировало реальное событие, связанное с появлением в среде славян и финнов севера Восточной Европы скандинавских пришельцев. По крайней мере часть «Сказания» не несет черт устного народного творчества, напоминает скорее деловое, протокольное описание событий.

После изгнания варягов северные славянские (словени и кривичи) и финские (чудь, меря, возможно, весь) племена вступили в междоусобные войны. Замириться не могли и поэтому добровольно пригласили скандинава Рюрика с братьями, чтобы они стали управлять славянами и финнами по договору и установили правопорядок. Центрами новых княжений названа Ладога, Изборск, область Белого озера. Через два года в 864 г. Рюрик перебрался в новоукрепленный, а точнее, новооснованный Новгород и роздал своим мужам кривичский Полоцк, мерянский Ростов, а также Муром и Белоозеро (здесь в значении не края, а города) в землях муромы и веси.

Этим очерчивается первое на севере Восточной Европы единодержавное государство — «Верхняя Русь», возникшее на месте конфедерации славянских и финских племен. Было положено начало династии Рюриковичей, правившей Россией вплоть до конца XVI в.

Русское государство могло возникнуть под влиянием внутренних потребностей в нем, а династия Рюриковичей, тем не менее, явиться извне. Династии большинства западноевропейских государств имели иноземное происхождение, но это не побуждало историков сомневаться в том, что государственные образования Западной Европы имели автохтонное происхождение» Обращаю внимание, что скандинавским пришельцам без особых трудностей и в короткий срок, иными словами — на подготовленной почве, удалось организовать новую систему властвования и наладить механизм ее работы.

«Сказание о призвании варягов» сложный источник, вновь и вновь требующий источниковедческого анализа. Начнем с сомнений и разноречий вариантов летописных текстов.

Одно из бросающихся в глаза расхождений в летописных версиях «Сказания» заключается в том, что скандинав Рюрик, по одним записям, оказался в Ладоге, а по другим — в Новгороде. Одно время, вслед за историком летописания А. А. Шахматовым, считали, что ладожская версия, записанная в 1118 г. безымянным редактором «Повести временных лет», вторична по отношению к новгородской.

«Сказание» порождает еще одно недоумение. Если варягов изгнали, то почему именно их призывают вновь для установления порядка? Разгадка этого противоречия, думается, не в том, что славяне и финны не способны были сами умиротворить внутренние распри и пошли «на выдачу» к недавним врагам. Объяснение в ином. Северные племена, освободившись от обременительных поборов, готовились к отражению нового натиска скандинавов. Угроза была реальной. В «Житии святого Ансгария», составленном Римбертом, описано нападение датчан в 852 г. на некий богатый город (аd urbem) в «пределах земли славян» (in finibus Slavorum), который можно сопоставить с Ладогой. Этот поход, вероятно, сопровождавшийся обложением данью, показал растущую опасность экспансии на восток со стороны викингов. О дальнейшем развитии событий можно судить по «Сказанию о призвании варягов».

Смысл приглашения чужестранцев, очевидно, заключался в стремлении привлечь опытного полководца с отрядом воинов, в данном случае Рюрика, чтобы он смог защитить славянских и финских конфедератов. Пришелец — скандинав, конечно, знал военные приемы своих соотечественников, в том числе и тех, которые приходили на Русь с грабительскими, пиратскими целями. Выбор полководца оказался удачен, до конца Х столетия скандинавы не отваживались нападать на северные земли Руси.

В «Сказании о призвании варягов» фигурируют три брата — пришельца. Ученые давно обратили внимание на странные имена двух из них — Синеуса и Трувора, бездетных и как-то подозрительно одновременно умерших в 864 г. Поиски их имен в древнескандинавской ономастике не привели к обнадеживающим результатам. Замечено, что сюжет о трех братьях-чужестранцах — основателях городов и родоначальников династий — своего рода фольклорное клише. Подобные предания были распространены в Европе в средние века. Известны легенды о приглашении норманнов в Англию и Ирландию.

Видукинд Корвейский в «Саксонской хронике» (907 г.) сообщает о посольстве бриттов к саксам, которые предложили последним «владеть их обширной великой страной, изобилующей всякими благами». Саксы снарядили корабли с тремя князьями.

Рюрик летописный, если считать его тождественным своему датскому тезке (о чем скажем далее), действительно имел двух братьев Гемминга и Гаральда, но они относительно рано умерли (в 837 и 841 гг.) и поэтому не могли сопровождать брата на Русь. Как бы то ни было, эпизод с двумя братьями вызывает сомнение в его достоверности и, возможно, основан на каком-то языковом недоразумении.

Определенное недоумение оставляют и города или местности, куда направились Синеус и Трувор, в первом случае «на Белоозеро», во втором — в Изборск. Белоозеро в заключительных словах «Сказания» отмечено не как район, а как город. После археологических исследований Л.А.Голубевой мы знаем, что Белоозеро датируется Х-XIV вв., следовательно, в IX в. еще не существовало. Отстоящее от Белоозера на 15 км поселение IX-Х вв.

Крутик является финско-весьским, рассматривать его в качестве резиденции норманнского владетеля нет оснований. Таким образом, «город Синеуса» на Белом озере пока неизвестен. Добавим, что само присутствие скандинавов в Белозерской округе, судя по археологическим находкам, не только в IX, но и в Х в. прослеживается слабо. Что касается Изборска, то, по наблюдениям В. В. Седова, характерный комплекс скандинавских изделий IX-Х вв. там не обнаружен. Как пишет Седов, «Изборск, по-видимому, не принял норманнов и развивался на основе племенного центра одной из ветвей кривичей»

Рерик происходил из знатной датской семьи Скиольдунгов. По западным источникам известно, что он в 837-840 гг. и после 850 г. владел Фрисландией с ее главным городом Дорестадом, полученными от франкского императора. В договоре об условиях владения, заключенном в 850 г., было сказано, что Рерик обязан верно служить, платя дань и другие подати, и защищать край от датских пиратов. Противникам Рерика удавалось изгонять его из Фрисландии, а ему отвоевывать свои владения.

В 857 г. ему была уступлена в Ютландии южная часть Датского королевства, но и здесь было неспокойно. Рерику приходилось оборонять свои территории и вторгаться в пределы соседей. Он совершил сухопутные и морские походы на Гамбург, Северную Францию, Данию, Англию, даже на свои владения во Фризии, а 852 г. мог участвовать в походе датского войска на шведскую Бирку (об этом упоминалось выше) и, что не исключено, с отрядом корабельщиков-датчан напасть на «город славян», в котором усматривается Ладога. Особенно Рерика привлекал главный город Фрисландии Дорестад, где сходились торговые пути из Майнца, Англии и Скандинавии. За обладание этим городом и его округой он боролся почти до конца жизни, неоднократно возобновляя свои вассальные отношения с каролингским императором.

Воюя за власть и земли, Рерик приобрел опыт полководца, дипломата, искателя приключений. Никогда не считал себя побежденным, вновь и вновь выступал против неприятелей. Возможно, что именно этот датский по происхождению викинг оказался на востоке Европы и там преуспел более, чем на западе. При этом, правда, даты пребывания Рерика на Руси и в Западной Европе трудно уверенно сопоставить в силу их условности в русских источниках. Лакуны о деятельности Рерика во франкских хрониках в отдельные годы, например в 864- 866 гг., позволяют предположить, что он мог в это время находиться на Руси. Одним словом, по историческим свидетельствам выявляется непротиворечивая совместимость Рерика — датчанина и Рюрика ладожского.

К моменту приглашения на Русь за Рериком закрепилась слава опытного воителя, умевшего оборонять свою землю, нападать на чужую и выполнять поручения верховной власти — франкского императора. О нем могли узнать северные восточноевропейцы, а их приглашение Рерик — вечный воин и странствующий рыцарь, хорошо знавший военное и корабельное дело не только скандинавов, но и франков и фризов, принял как бывалый наемник на определенных договорных условиях. Он, очевидно, должен был за определенное вознаграждение себе и дружине защищать новых хозяев и освободить их от скандинавской дани. Если такие поборы исходили от шведов, обращение к датчанину было вполне оправданно, если же этим занимались датчане, то Рерик, нередко враждовавший с соотечественниками, и в этом случае был подходящим кандидатом. Возможно, что в пределы Руси Рерик отплыл из средней или южной Швеции, где встретился с ладожским посольством. Для славян адрес «за морем» чаще всего означал именно Швецию.

Укрепившись в Ладоге, Рюрик (теперь будем называть его по русской огласовке) вскоре продвинулся в глубь страны к Ильменскому озеру, где, по словам «Сказания», «срубил город над Волховом и прозвали его Новгородом». Таким образом, Новгород стал после Ладоги следующей столицей державы Рюрика. Здесь необходимо уточнение. Во времена Рюрика город с таким именем еще не существовал. Как показали археологические раскопки, он возник на своем нынешнем месте едва ли раньше третьей четверти Х в., а наименование Новгород было внесено в тексты «Сказания», скорее всего, под влиянием новгородского приоритета и амбиций местного боярства.

О русском периоде деятельности Рюрика-Рерика сохранились скудные отрывочные сведения. В этом отношении помимо «Сказания» особый интерес приобретают записи Никоновской летописи XVI в., попавшие в нее из какого-то несохранившегося более раннего источника. Из них мы узнаем неизвестные подробности, например, о собрании словен и других племен, обсуждавших, где искать князя: среди своих, хазар, полян, дунайцев или варягов.

Судя по летописным данным, Рюрик правил с 862 по 879 г., т. е. 17 лет. За это время он объединил ряд городов и областей, укрепил свою власть, подавил оппозицию и, что необычно, не совершал походов. Более того, посланные им норманны Аскольд и Дир, укрепившись в Киеве, по сообщению Никоновской летописи, в 865 г. напали на подвластный Рюрику Полоцк. Был ли им оказан отпор, неизвестно. Согласно свидетельству Иоакимовской летописи, северный властитель правил, «не имея ни с кем войны». Утверждение Новгородской четвертой летописи о том, что он «начаша воевати всюду», если в какой-то мере достоверно, то относится, по всей видимости, к начальному периоду появления варяжского конунга на Руси и закрепления за ним и его «мужами» городов и мест. Странная для своего времени военная пассивность Рюрика, ставшего великим князем, объясняется, возможно, тем, что, находясь в Восточной Европе, он не порывал с родиной.

О дальнейших обстоятельствах жизни «русского датчанина» узнаем из сообщения Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что женой Рюрика стала норвежка Ефанда (Сфанда, Алфинд), родившая ему сына Игоря. Сын был малолетним, когда в 879 г. умер отец и у власти оказался Олег, названный в русских летописях то воеводой, то великим князем. Неуверенность летописей относительно статуса Олега объясняется тем, что он был родственником Рюрика, а не его наследником. Согласно Иоакимовской летописи, он назван «князем Урманским», т. е. норвежским, братом Ефанды. Олег, прозванный Вещим, успешно продолжал геополитические устремления своего предшественника. Главное, ему удалось судьбоносное дело — объединить север и юг страны. Столицей стал Киев. В Европе довершилось образование могущественной державы — «империи Рюриковичей».

История русского народа, думаю, не примет этих строк. Россию всегда отличали живительные связи со всем миром, в том числе и Скандинавией. Русско-норманнские контакты в период создания государства обогатили технику и культуру обеих стран, ускорили их развитие. Варяги принесли на Русь лучшее оружие, совершенные корабли, свои украшения, приемы пешего боя, способствовали организации евразийской торговли. От славян и других восточноевропейских народов они получили меха, невольников, мед, воск, зерно, восприняли приемы кавалерийского боя и восточное оружие, приобщились к строительству городов. Скандинавы, славяне и финны обогатили себя арабским серебром, хлынувшим на европейские рынки по великим водным путям из «варяг в греки» и из «варяг в арабы».

Цифры, отлитые на щите Рюрика — «862 год», при всей их условности, — крупная веха в жизни Руси и Скандинавии. Тогда народы этих стран вышли вместе на арену европейской истории. 862 год достойно признать в качестве государственной даты, не стыдясь того, что она запечатлена на щите норманнского пришельца.

Считается, что русская государственность началась с на Русь в качестве правителей. Почему и как это произошло? В девятом веке, всю первую его половину, кривичи, словены, мери и чуди (финские и славянские племена) выплачивали дань варягам, приходящим из-за моря. В 862 году эти племена прогнали варягов, но между ними сразу начались конфликты — об этом сообщает одна из летописей (Новгородская).

Тогда старейшины племен, дабы остановить усобицы, решают пригласить правителей со стороны. Такой правитель будет держать нейтралитет и не станет защищать интересы какого-то одного племени, и наступит равноправие и конец междоусобиц. Думали над разными иноземными кандидатурами: варяги, поляки, дунайчи. Выбрали варягов.

Существует и другая версия. Новгородский князь Гостомысл перед смертью велел, чтобы его наследником стал потомок варяга Рюрика, женатого на его дочери Умиле. Так или иначе, но говорит, что князя для себя старейшины финских и славянских племен отправились искать среди варягов-руси, за море. Д.С. Лихачев в переводе упомянутой выше летописи пишет о том, что варяги имели прозвание «русь», что пришли к руси словены, чудь, кривичи и др. и попросили выбрать кого-то из своих, чтобы княжили они в своих племенах.

Выбрали троих братьев, согласившихся на предложение. Забрав всю русь с собой, братья пришли на новые земли и стали княжить: Рюрик, старший из братьев, — в Новгороде, Синеус — в Белоозере, а Трувор посажен в Изборске. Так и появилось название — Русская Земля. Теперь варяги — руси несли ответственность за мир и порядок в племенах, за сбор дани для содержания войска, за гарантию защиты от внешних врагов.

Еще одна версия (ее высказал Д.С.Лихачев), согласно которой «призвание варягов» — это была более поздняя вставка в летопись. Легенду создали печерские монахи, чтобы подчеркнуть независимость Киевской Руси от влияния Византии. Эта легенда, по мнению Лихачева, — отражение средневековой традиции искать истоки династий правителей среди древних, и непременно из иноземной знати. Это якобы повысит авторитет династии, придаст значительности в глазах местных подданных.

Другие исследователи древней истории, полагают, что «варяжская» тема вполне отвечает бродячему фольклорному сюжету о том, как возникает государственная власть и откуда корни правящей династии растут. Похожие сюжеты наблюдаются в легендах разных народов. В других летописях (Лаврентьевской, Ипатьевской, Троицкой) монахи, переписывающие «Повесть временных лет», русью называют не варягов, а одно из племен, которое вместе с чудью, словенами и кривичами, пришли приглашать варягов на княжество.

Весомым аргументом в пользу этой версии служит факт существования города Старая Руса на берегу реки Руса еще до появления варягов, и находился он на Новгородской территории. Таким образом, руссы уже были тут до призвания варяжских князей, они наравне с другими племенами могли входить в делегацию, отправленную к варягам. Доказательства этой версии можно отыскать в древних записях «Владимирского летописца», «Сокращенного Новгородского летописца», «Степенной книги» митрополита Макария и «Летописца Переславля Суздальского».

Есть разногласия относительно города, куда был посажен на княжество Рюрик. Некоторые летописи (Лаврентьевская, Новгородская) утверждают, что это Новгород, другие (Ипатьевская) говорят, что сначала Рюрик правил в Ладоге, а когда умерли его братья, основал Новгород. Вторая версия была вероятна: археологи утверждают, что самые древние строения Новгорода относятся к десятому веку, а Ладога намного старше. А самый сильный аргумент в пользу этой гипотезы: вблизи Новгорода стоит Рюриково городище, резиденция князя, и она старше, как доказали археологи, самого Новгорода.

О дальнейших обстоятельствах жизни первого русского князя изложено в Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что у Рюрика родился сын Игорь. Сын был малолетним, когда в 879 г. умер отец и у власти оказался Олег, названный в русских летописях то воеводой, то великим князем. Неуверенность летописей относительно статуса Олега объясняется тем, что он был родственником Рюрика, а не его наследником. Согласно Иоакимовской летописи, он назван «князем Урманским», т. е. норвежским, братом жены Рюрика. Олег, прозванный Вещим, успешно продолжал устремления своего предшественника. Главное, ему удалось судьбоносное дело — объединить север и юг страны. Столицей стал Киев. В Европе довершилось образование могущественной державы — «империи Рюриковичей».

Основатель новой династии и его продолжатель, придя к правлению в чужой стране, поняли, что следует считаться с местными интересами и осуществлять внутренние задачи молодого Русского государства. На смену даням и нерегулярным торговле и поездкам пришла растущая регулярная прямая и посредническая торговля Руси со Скандинавией. Не только монеты, но и русские и восточные вещи все в большем количестве стали поступать в земли викингов. В этот период резко расширяются контакты Восточной и Северной Европы. Скандинавские пришельцы, будь то дружинники, придворная элита, купцы, мастера-ремесленники, включились в местную жизнь, охотно селились в русских городах, строили корабли и ковали оружие, изготовляли украшения, а в дальнейшем шли в услужение русским князьям. Где откупаясь от скандинавских соседей, где поощряя их военную, дипломатическую и купеческую деятельность, варяжские (норманнские) по происхождению руководители Руси укрепили страну, построили новые крепости, создали многоплеменное войско и оснастили его тяжелым вооружением, направляли в своих целях военную активность варягов, оказавшихся на просторах русской равнины. Они использовали их в качестве иноземной наемной части государственного войска. На месте разрозненных племенных областей возникло единое экономическое и социальное пространство. Действия правителей Руси способствовали безопасности северных земель и расширили международную торговлю. Выбор Рюрика в военном отношении, похоже, себя оправдал. Вплоть до конца Х в. скандинавы не нападали на области Ладоги и Новгорода, предпочитая войне торгово-транспортные и межгосударственные связи. На первый взгляд это выглядит парадоксально. Варяги-воители, ставшие составной частью древнерусского правящего класса, принесли не потрясения, а мир нескольким поколениям жителей Северной Руси. Ускорился ее хозяйственный подъем. Может быть, это стало одной из причин мощного политического и военного импульса, который шел с севера и способствовал образованию общерусского государства.

В ознаменование 1000-летия России в 1861-1862 гг. в Новгороде был воздвигнут многофигурный монумент, выполненный скульптором М.О.Микешиным и его помощниками. Среди главных персонажей мы видим Рюрика в образе воина в шлеме, кольчуге, с мечом. На щите проставлен 862 г. Россия оказалась едва ли не первой тогда страной Европы, где был сооружен памятник норманну, в данном случае основателю династии и, как думали, государства.

Цифры, отлитые на щите Рюрика — «862 год», при всей их условности, — крупная веха в жизни Руси и Скандинавии. Тогда народы этих стран вышли вместе на арену европейской истории. 862 год достойно признать в качестве государственной даты, не стыдясь того, что она запечатлена на щите норманнского пришельца. Побуждает к этому и «Сказание о призвании варягов», сохранившее драгоценные моменты исторической истины.

Россию всегда отличали живительные связи со всем миром, в том числе и Скандинавией. Русско-норманнские контакты в период создания государства обогатили технику и культуру обеих стран, ускорили их развитие. От славян и других восточноевропейских народов сканданавы получили меха, невольников, мед, воск, зерно, восприняли приемы кавалерийского боя и восточное оружие, приобщились к строительству городов. Скандинавы, славяне и финны обогатили себя арабским серебром, хлынувшим на европейские рынки по великим водным путям из «варяг в греки» и из «варяг в арабы».

Влияние варягов на Русь, вне всякого сомнения, было довольно существенным. Помимо законодательства и государственности скандинавы приносят с собой военное дело и кораблестроение. Разве славяне на своих ладьях могли бы доплыть до Царьграда и захватить его, бороздить черное море? Царьград захватывает Олег — варяжский конунг, со своей дружиной, но он теперь русский князь, а значит его корабли теперь русские корабли, и наверняка это не только суда пришедшие с варяжского моря, но и срубленные здесь, на Руси. Варяги приносят на Русь навыки мореплавания, владение парусом, ориентирование по звездам, науку обращения с оружием, военное дело.

Благодаря скандинавам на Руси развивается торговля. В начале IX века Древняя Русь — просто некоторые поселения на пути скандинавов к Византии, потом варяги начинают торговать с и туземцами, некоторые так и оседают здесь — кто станет князем, кто дружинником, кто останется торговцем. В последствие славяне и варяги вместе продолжают путь «из варяг в греки». Так благодаря своим князьям-варягам Русь впервые появляется на мировой арене и принимает участие в мировой торговле.

Уже Княгиня Ольга понимает, как важно заявить Русь среди других государств, а ее внук — Князь Владимир заканчивает ею начатое, осуществив Крещение Руси, тем самым, переводя Русь из эпохи варварства, из которой давно вышли другие государства, в эпоху средневековья.

Таким образом, несмотря на явные нестыковки противоречия в летописных источниках, ясно, что «Повесть временных лет» все же содержит в своем основании реальные факты — пришествие варягов на Русь является событием историческим и позитивно повлиявшим на развитие российской государственности.

рюрик норманнский варяг

На княжение.

Вот как повествует «Повесть временных лет » о призвании варягов.

Беру текст летописи в переводе Д. С. Лихачева:

В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.

В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде , а другой, Синеус, — на Белоозере , а третий, Трувор, — в Изборске . И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов , другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик. И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: «Чей это городок?». Те же ответили: «Были три брата» Кий» Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде.

Что же это получается?

У славянских и угро-финских племен не нашлось своего правителя, пошли приглашать варягов. Как это могло быть? Не смогли никому из своих отдать пальму первенства?

Все племена были примерно равны по силе и могуществу? Не было среди всех вождей племен действительно сильного лидера?

Так попробовали бы хоть. Выбрать самого подходящего из своих.

Другим было бы обидно? Легче подчиняться чужому, чем своему, с которым воевал и соперничал. И которого считаешь себе равным.

Удивительно и другое.

Варяги ведь должны быть иной веры. И язык у них другой, и обычаи. Неужели приятно жить под властью чужеземца? И всё же пригласили. Несообразность какая-то.

Д. С. Лихачёв, один из переводчиков летописи на современный русский язык, вообще считал «призвание варягов» вставкой в летопись, легендой, придуманной печерскими монахами с целью укрепления независимости Древнерусского государства от византийского влияния.

Некоторым историкам представляется маловероятным призвание для княжения варягов, набег которых был только что отбит. Действительно, выглядит как-то странно. Пришли звать собой управлять врагов, которых недавно прогнали.

Могло быть так, как предполагает историк Б. А. Рыбаков, что увенчался успехом один из набегов варягов, и предводитель дружины скандинавов захватил власть в Новгороде; летописец же дело представил так, что новгородцы сами призвали варягов, чтобы править ими. Если в самом деле было так, то действительно обидно было самолюбивым новгородцам оказаться под пятой варягов. Ведь это же будущий Господин Великий Новгород! Уж лучше пусть будет добровольное призвание варягов.

Существует мнение, что варяжского конунга с дружиной пригласили с целью оказания военной помощи. А тот после окончания военных действий захватил в Новгороде власть.

Ничего неизвестно и про народ этот русь. Что за народ такой варяжский, имя которого мы, русские, сейчас носим? Нигде в последующей истории следов его нет явных, в отличие от перечисленных в летописи шведов, норманнов, англов и готландцев.

Есть списки летописей, содержащие Повесть временных лет, где русь прямо указывается в числе племен, приглашавших варягов: «придоша русь, чюдь, словене, кривичи к варягом, реша: земля наша велика и обилна…». Или другой список летописи: «сказали русь, чудь, словене, кривичи и весь». В традиционном переводе это звучит так: «сказали руси чудь, словене, кривичи и весь».

Возможно, русь – одно из славянских племен.

Однако, есть и доказательства, что русь – совсем не славянское племя. В пользу этого приводят сочинения западноевропейских и византийских авторов IX-X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. Арабо-персидские авторы, за редким исключением, описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.

В сочинении византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.) сообщается, что славяне являются «данниками» росов, приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом.

Предметы скандинавского происхождения найдены на всех торгово-ремесленных поселениях (Тимерево, Ладога, Гнездово, Шестовица и др.) и ранних городах (Новгород, Псков, Киев, Чернигов).

Да, написали когда-то в летописи сообщение об образовании Русского государства, очень похожее на легенду, а исследователи теперь ломают головы. А ещё можно сказать, что они ломают и копья, поскольку различных версий об этих событиях и их участниках появилось множество.

С этими событиями связана одна из бурных и долголетних научных дискуссий между норманистами и антинорманистами.

Первые являются сторонниками норманской теории, которая утверждает, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами. Норманисты считают норманнов (варягов скандинавского происхождения) основателями первых государств восточных славян: Новгородской, а затем Киевской Руси. Норманская теория утверждает, что славяне были не в состоянии даже сами создать своё государство. Потребовались норманны, чтобы навести на землях восточных славян порядок.

Антинорманисты, не отрицая участия скандинавов в политических процессах на Руси, не признают существенности их влияния. Они стараются опровергнуть норманское происхождение первой правящей династии Руси. Происхождение русов возводят к балтийским славянам — ободритам, либо пытаются доказать их южное происхождение.

В советской науке родиной русов считалось Среднее Поднепровье, они отождествлялись с полянами. Эта оценка имела официальный статус.

Споры о происхождении русов не утихают и по сей день.

Дискуссия норманистов и антинорманистов давно вышла за рамки научных споров и приобрела чётко выраженный идеологический и политический характер.

А всё началось с красивой легенды…

Начало формирования древнерусской государственности.

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» О ПРИЗВАНИИ ВАРЯГОВ

И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: «Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону». Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные — норманны и англы, а еще иные готы — вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой — Синеус, — на Белом озере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Через два года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик и пришел к Ильменю, и поставил город над Волховом, и назвал его Новгород, и сел тут княжить, и стал раздавать мужам своим волости и города ставить — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренные жители в Новгороде — славяне, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик.

БРАТЬЯ-СЛОВА

Историки давно обратили внимание на анекдотичность «братьев» Рюрика, который сам, впрочем, являлся историческим лицом, а «братья» оказались русским переводом шведских слов. О Рюрике сказано, что он пришел «с роды своими» («sine use» — «своими родичами» — Синеус) и верной дружиной («tru war» — «верной дружиной» — Трувор).

«Синеус» — sine bus — «свой род».

«Трувор» — thru waring — «верная дружина».

Другими словами, в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика (автор летописи, новгородец, плохо знавший шведский, принял упоминание в устной саге традиционного окружения конунга за имена его братьев.

«СЕВЕРНЫЙ ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЭПИЗОД»

Русские ученые XVIII и XIX вв. обычно относились с полным доверием к Сказанию о призвании варягов. Они спорили лишь по вопросу об этнической принадлежности пришельцев, не сомневаясь в самой реальности сообщаемых летописью под 862 г. событий. Постепенно, однако, складывается мнение, что в рассказе о призвании запечатлено и многое из действительности начала XII в., когда создавалась летопись. Так, Н. И. Костомаров на диспуте с М. П. Погодиным 19 марта 1860 г. о начале Руси говорил: «Наша летопись составлена уже в XII веке и, сообщая известия о прежних событиях, летописец употреблял слова и выражения, господствовавшие в его время». О влиянии новгородских порядков поздней поры при создании легенды писал Д. И. Иловайский. Но настоящий перелом здесь наступил благодаря работам А. А. Шахматова, который показал, что Сказание о призвании варягов это — поздняя вставка, скомбинированная способом искусственного соединения нескольких северорусских преданий, подвергнутых глубокой переработке летописцами. Шахматов увидел преобладание в нем домыслов над мотивами местных преданий о Рюрике в Ладоге, Труворе в Изборске, Синеусе на Белоозере и обнаружил литературное происхождение записи под 862 г., явившейся плодом творчества киевских летописцев второй половины XI — начала XII века.

После исследований Шахматова в области истории русского летописания ученые стали значительно осторожнее относиться к летописным известиям о происшествиях IX века. Не обошлось, впрочем, и без крайностей. В. А. Пархоменко, например, призывал «совершенно скептически» отнестись «к летописному повествованию о призвании на княжение Рюрика» и не придавать этому «северному легендарному эпизоду» серьезного научного значения.

«РЕПОРТ» ЛОМОНОСОВА

(на диссертацию академика Миллера о происхождении российского народа)

Варягов не почитает господин Миллер за народ славенский, однако, что они происходили от роксолян, народа славенского, и прошли с готфами, славянами ж, от Черного моря к берегам Балтийским, что говорили языком славенским, несколько от соединения со старыми германцами испорченным, и что Рурик с братьями был сродственник князям славенским6 и для того в Россию призван на владение, сие все из самой сей диссертации заключить, а из других оснований весьма довольно доказать можно.

Имя российское почитает господин Миллер за новое, которое началось при Рурике, а сие из того заключает, что об нем иностранные не знали; но как из того заключить, что варяги сами себя русью не называли? Германцы дивно себя называют дейчен, хотя их ни русские, ни французы тем именем и поныне не пишут; так и варяги, происходя от роксолян, всегда себя русью называли, хотя другие народы их инако именовали, и самые слова Несторовы показывают, что варяги назывались русью, а по ним и новогородские славяне и прочие назвались русью. Но едва можно чуднее что представить, как то, что господин Миллер думает, якобы чухонцы варягам и славянам имя дали.

ЦАРЬ ЕДЕТ! ПРАЗДНОВАНИЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ РОССИИ В НОВГОРОДЕ

Первоначально днем для торжеств тысячелетия России было выбрано 26 августа 1862 г. — дата, знаменательная восшествием на престол императора Александра II и пятидесятилетним юбилеем Бородинского сражения. Одна она была заменена не менее символической датой 8 сентября, ознаменованной победой на Куликовом поле, днем рождения наследника, цесаревича Николая Александровича, и совпавшая в год празднования с Рождеством Богородицы, заступницы и покровительницы России. Такой выбор позволял неразрывно соединить воедино религиозные и державные основания торжества с царствующей семьей…

Торжественность момента встречи парохода с августейшим семейством подчеркивалась яркими декорациями — у обитой красным сукном длинной, до фарватера, пристани были установлены украшенные цветами арки, искусно сделанные из дерева, зелени и даже из соломы, разноцветные флаги и штандарты развивались на высоких древках. На берегу размещались встречающие. Справа от пристани вытянулась шпалера гвардии под командованием вел. кн. Николая Николаевича. «Сельские старшины и головы выстроены у ворот. Петербургский городовой ровняет их в шеренгу и велит поправить вихры. «Да ты бороду-то, мочалку-то свою расчеши», — муштрует он старшин», — как не без ехидства заметил наблюдательный корреспондент «Северной пчелы». Вдоль берега расположились представители «всякого люда», многие из которых уже неделю жили здесь и питались принесенными с собой сухарями…

Всеобщий восторг, вылившийся в громогласное «ура», подхваченное народом, «покрывавшим оба берега Волхова, стены Кремля и Софийскую звонницу», стал откликом на прозвучавшее: «Царь едет!»

С НАЗВАНЬЕМ КРАТКИМ «РУСЬ»

Один из традиционно дискуссионных вопросов ранней истории Руси — вопрос о роли в возникновении русской государственности скандинавов, именовавшихся в то время в Западной Европе норманнами («северными людьми»), а на Руси — варягами. В византийских, западноевропейских и восточных источниках содержится ряд упоминаний «Руси» в IX в. , но в них не названо ни одного имеющего к ней отношения населенного пункта или личного имени. В силу этого достаточно поставить под сомнение сведения о Рюрике, Аскольде и Дире, приходе в Киев Олега и Игоря, что содержатся в Начальном своде конца XI в. и «Повести временных лет» начала XII в. (а основания для сомнений очень серьезные, поскольку эти известия явно записаны на основе устных преданий, а летописная хронология раннего периода несомненно сконструирована сводчиками с опорой на хронологию византийских хроник), как возникает широкое поле для суждений о том, где располагалась в это время Русь, кто и когда ее возглавлял. Лишь комплексный подход к имеющимся письменным данным с учетом археологических свидетельств позволяет очертить схему развития событий (все равно во многом гипотетическую).

Не вызывает серьезных сомнений, что в течение IX столетия скандинавы, у которых в это время развернулось т. н. «движение викингов» — экспансия, затронувшая в той или иной мере почти все регионы Европы, проникали на север Восточноевропейской равнины и здесь вступили в соприкосновение со славянами, осваивавшими эту территорию. В середине или третьей четверти IX в. во главе общности ильменских словен оказался предводитель викингов, по летописи известный под именем Рюрик. По наиболее вероятной версии, это был известный датский конунг Рёрик Ютландский (или Фрисландский). Его вокняжение было, скорее всего, связано с желанием местной знати иметь в лице располагавшего сильной дружиной правителя противовес шведским викингам, пытавшимся привести Поволховье и Приильменье в данническую зависимость. Возможно, выбор именно Рёрика был обусловлен тем, что часть ильменских словен являлась переселенцами из славян-ободритов, живших на нижней Эльбе по соседству с Ютландским полуостровом и хорошо знакомых с Рёриком. Рёрик долгое время владел в качестве вассала франкского короля городом Дорестад в устье Рейна; он и его люди были, таким образом, не малознакомой с цивилизацией группировкой из внутренних районов Скандинавии, а воинами, успевшими хорошо познакомиться с развитой, по меркам того времени, франкской государственностью. Резиденцией Рюрика стал Новгород (в то время, скорее всего, так называлась крепость в 2 км от позднейшего города, т. н. Рюриково Городище).

Продолжающиеся в течение уже двух с половиной столетий споры о происхождении термина русь сводятся по сути к вопросу — являются ли сведения «Повести временных лет» о привнесении этого названия в Восточную Европу скандинавами достоверными. Если отбросить малоубедительные и прямо фантастические гипотезы, то останутся две версии, подкрепленные более или менее вероятными лингвистическими соображениями. Согласно одной (условно говоря, «северной»), термин русь восходит к скандинавскому глаголу, означающему «грести»: предполагается, что словом, образованным от него, именовали себя дружины викингов, приходившие в Восточную Европу на гребных судах. По другой («южной») версии, термин русь происходит от иранского корня со значением «светлый», «белый». Главным доводом в пользу северной гипотезы остается рассказ «Повести временных лет», в пользу южной — существование традиции, согласно которой Русью, помимо всех земель, населенных восточными славянами и находящихся под властью киевских князей, именовалась также территория в Среднем Поднепровье (т. н. «Русская земля в узком смысле»).

Вопрос о происхождении названия государства, хотя и представляет естественный интерес, носит все же частный характер. Куда важнее вопрос о соотношении в процессе государствообразования местных и пришлых элементов и традиций, в данном случае — о роли, которую сыграли в становлении Руси норманны. Не вызывает серьезных сомнений, что скандинавское происхождение имела древнерусская княжеская династия, т. н. «Рюриковичи» (хотя летописная конструкция о том, что преемник Олега на киевском столе Игорь был именно сыном Рюрика, маловероятна по хронологическим соображениям), что выходцы из Скандинавии и их потомки составляли значительную часть дружин русских князей IX-X вв. Сложнее вопрос о воздействии скандинавов на характер и темпы образования государства на Руси. Для утверждения о каком-то заметном ускорении, которое придало норманнское влияние процессу формирования государственности в восточнославянском регионе, сравнение с другими славянскими странами не дает оснований. В сферах социальной и политической наблюдается значительное сходство со славянскими странами. Подчинение рядового населения власти князей и их дружин, данническая эксплуатация, относительно позднее развитие индивидуальной (вотчинной) крупной земельной собственности — все эти черты свойственны не только Руси и Скандинавии, но и западнославянским государствам.

Но одна из черт сложившегося в Восточной Европе государства все же может быть связана в значительной мере с деятельностью норманнов. Это объединение всех восточных славян в одно государственное образование. Ни у южных, ни у западных славян подобного не произошло. Если бы варяжские князья не обосновались в Киеве и не соединили под своей властью Юг и Север Восточной Европы, в Х в., возможно, на Юге существовало бы одно или два славянских государственных образования, а на Севере — одно или несколько полиэтничных (славяне, скандинавы, финны, балты), с верхушкой из норманнов, которая, если бы и шла по пути славянизации, то не столь быстро, как это имело место в реальности.

Литература:

Связанные материалы:

4 Комментария

Земцов Антон Вячеславович / CEO zemant.com | Член РВИО

Значит так. Господа антинорманисты и норманисты.
Дело в том, что обе эти версии правы, но лишь частично. Всё ровно так же, как и в притче про слепых мудрецов, которые ощупывают слона и каждый делает выводы только с того, к чему смог прикоснуться. Антинорманисты и норманисты это те самые мудрецы же! В этом вопросе нельзя быть категоричными, поскольку истина находится в золотой середине. Так антинорманисты правы в том, что к моменту призвания варягов, от которого мы собственно и ведём отсчёт нашей государственности, на нашей новгородской земле (северо-запад РФ или другими словами северо-восточная Европа) УЖЕ СУЩЕСТВОВАЛА РАЗВИТАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ И КУЛЬТУРА. Об этом свидетельствует археология — городок на Маяте, Культура новгородских сопок, Культура псковских длинных курганов, археологические свидетельства переселения в Приильменье групп славян с южного побережья Балтийского моря, которые наравне с германцами участвовали в варяжских дружинах. В ЭТОМ АНТИНОРМАНИСТЫ ЕСТЕСТВЕННО ПРАВЫ. И безусловно, если бы варяги-скандинавы на нашей земле не появились, то у нас всё равно было бы своё государство. Оно существовало бы, но это была бы уже не Русь и не Россия. Характер нашей государственности принял бы несколько иной вид, возможно чем то похожий на польский сценарий.
Но мы то живём явью, и мы те кто мы есть. Наш князь Рюрик (почивающий в чертогах Вальхаллы), вместе с его соплеменниками русами — германского рода. Генетики установят это моментально, когда найдётся достойный исследователь, которому разрешат открыть миру место его упокоения (Шум-гора под Новгородом). (В скандинавии и Британии это обычная исследовательская практика.) Наш союз был ДОБРОВОЛЬНЫМ И МИРНЫМ. Мало того, что славянские и финно-балтийские кланы решили присоединить к себе Третью силу (германскую) для прекращения межэтнических конфликтов. Так они ещё прекасно понимали, что это усилит нашу общую землю, благодаря технологическим умениям германцев (те же Драккары) и тем способам ведения войны, которыми они славились на весь мир (быстрые точечные операции на драккарах, берсерки и прочее). Именно благодаря мощному союзу мы обезопасили свою коммерческую деятельность и своё дальнейшее развитие. Те же новгородские славяне, благодаря переселенцам с Балтики, осевшим на нашей общей земле, были очень плотно знакомы с культурой и образом жизни варягов-германцев. И вся эта гремучая смесь — это мы. Межэтническая Смесь, которая приняла славянский язык (ставшим в последствии современным русским языком) в качестве языка общения и объединила культуры самых разных этносов. Кроме того, очень важно то, что ещё ДО нашего союза в 9 веке, через эту землю шли миграции индоевропейцев — так называемых ностратических общин, начавшихся в районе Валдайской возвышенности со времён палеолита и мезолита, вдоль границы Валдайского (Осташковского) оледенения, (то бишь моментально после ухода с земли ледника) и они то же были разноэтническими людьми, что подтверждается этногенетикой и геногеографией, что так же безусловно оставило след на нашем восприятии Мира (А как ностратические общины добрались до Валдайской возвышенности можно проследить на примере Курганной гипотезы). И САМОЕ ГЛАВНОЕ — ЭТА ИДЕЯ МЕЖЭТНИЧЕСКОГО И МЕЖКУЛЬТУРНОГО СИНТЕЗА ПРОХОДИТ КРАСНОЙ НИТЬЮ СКВОЗЬ ВСЕ ВЕКА НАШЕГО РАЗВИТИЯ, В ЧЁМ МОЖНО УБЕДИТЬСЯ ПРОАНАЛИЗИРОВАВ ВСЮ МНОГОСТРАДАЛЬНУЮ ВЕЛИКУЮ ИСТОРИЮ НАШЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

константинов юрий александрович / студент

придерживаюсь выше указанной точки зрения на историю! думаю объеденив обе точки зрения (славянофилов и норманистов) можно более приблизится к истокам истины!

Царенко Сергей Александрович / кандидат архитектуры (теория, история)

(чуть короче) В связи со своими недавними «комментами» касательно этой важной, на самом деле, полемики, затянувшейся и в историографии, и на этой странице с 2013-го «преже 4 лет», по выражению ПВЛ (1096), – предполагаю пробелы в переводе и понимании летописных сообщений. Это – беда вот уже двухвековой и старше литературы. Особенно некорректна интерпретация слова НАРЯД (как якобы «порядок» в переводе из ПВЛ О. Творогова). Наряд – это хозяйственное поручение, в данном случае, княжеское, без которого действительно не могла функционировать «земля» (держава) тех времён. Не знать, что такое «наряд», может только человек, не знакомый с воинскими уставами, сохранившими эту лексику. Или категоричные выводы А. Шахматова о летописных «вставках»: если о таковых и можно утверждать текстологически, то как быть с тем, что якобы вставное «сказание о призвании князей» в последующем тексте имеет логические продолжения? Летописец оставил связную информацию, как раз акцентируя внимание на том, что «ѿ [от времени, имелось ввиду, т.е. не только и не столько от имени] Вáрѧгъ прозвашасѧ Рýсью [первый из этих этносоциальных терминов – вáряги – с изначальным первым старославянским ударением, как доказано языковедами, а культовый материковый этнополитоним «русь» и ранее применялся к праславянскому населению в нескольких древних регионах], а пѣрвѣє бѣша [раньше назывались, подчёркивает летописец!] Словѣне. аще и Полѧне звахусѧ . но̑ Словѣньскаӕ рѣчь бѣ [язык у всех упомянутых — славянский]. По̑лѧми же прозвашасѧ . занеже в Полѣ [Поле – конкретный лесостепной регион!] сѣдѧху. ӕзыкъ Словѣньскыи бѣ имъ єдинъ [упомянутые – из одного славянского народа] » – цитируем с орфографией в редакции Ипатьевской летописи. А перед этим, после легенды о проповеди апостола Павла в Иллирии, записано важнейшее летописное свидетельство: «Словѣнескъ ӕзыкъ и Рускыи ѡдинъ», – славяне и русские – один народ. Некорректно «вырывать» из летописного текста только «сказание о призвании князей» и использовать исключительно скандинавофильскую историографию с примитивным отождествлением варягов – воинов и купцов – почему-то лишь со скандинавами. В IX в. и вплоть до женитьбы Ярослава Владимировича (Мудрого) на шведской принцессе скандинавских наёмников не было заметно ни на Руси, ни вообще в восточной части Европейского материка: византийские хронисты условно определяют варягов «кельтами, служащими по найму у греков»; на Руси было лишь отдельное северное вооружение и редкий вещевой импорт, бытовала отрывочная лоцманская терминология (как на Днепровских порогах; но этимология иранская там яснее, поэтому и те названия – просто древние материковые). Отсутствие якобы «германской» руси в скандинавских сагах, как и отсутствие Одина и прочих «нордических» божеств в «пантеоне» Владимира Святого, – свидетельства того, что древняя русь – это русь славянская, «славяне славян» (по выражению арабского писателя ад-Димашки), т.е. русы – знатнейшие в славянской среде. И древнейшая отечественная летопись обо всём этом однозначно свидетельствует.

Причины призвания варягов на княжение

 

 

Причины призвания варягов на княжение. 

  При изображении нравов и обычаев славян вообще замечено уже было, что родовой быт условливал между ними вражду, на которую так прямо указывают писатели иностранные, знавшие славян; наш летописец подтверждает их показания: как скоро, говорит он, племена начали владеть сами собою, то не стало у них правды, то есть беспристрастного решения споров, не было у них устава, который бы все согласились исполнять, не было власти, которая бы принудила ослушников к исполнению принятого устава. При столкновениях между родами, при общих делах решителями споров долженствовали быть старшины родов. Но могли ли они решать споры беспристрастно? Каждый старшина был представителем своего рода, блюстителем его выгод; при враждебных столкновениях между членами родов каждый старшина обязан был не выдавать своего родича; кто будет посредником в распре между старшинами? Разумеется, для ее решения род должен встать на род, и сила должна утвердить право.

  История племени и города, которые имели такое важное значение в описываемых событиях, история славян ильменских, Новгорода Великого представляет лучшее доказательство сказанному. С течением времени родовые отношения здесь исчезли, но концы с своими старостами напоминали о родах, из которых могло составиться первоначальное народонаселение, и вражда между концами заступила место родовой вражды; как прежде восставал род на род, так после восставал конец на конец, остальные брали сторону того или другого, а иногда оставались спокойными зрителями борьбы. Роды, столкнувшиеся на одном месте и потому самому стремившиеся к жизни гражданской, к определению отношений между собою, должны были искать силу, которая внесла бы к ним мир, наряд, должны были искать правительство, которое было бы чуждо родовых отношений, посредника в спорах беспристрастного, одним словом, третьего судью, а таким мог быть только князь из чужого рода.

  Установление наряда (порядка) , нарушенного усобицами родов, было главною, единственною целию призвания князей, на нее летописец прямо и ясно указывает, не упоминая ни о каких других побуждениях, и это указание летописца совершенно согласно со всеми обстоятельствами, так что мы не имеем никакого права делать свои предположения. Но кроме прямого и ясного свидетельства летописца, призвание князей как нельзя лучше объясняется рядом подобных явлений в последующей истории Новгорода. Летописец начальный говорит, что варяги были изгнаны и потом снова призваны; летописцы позднейшие говорят, что как скоро один князь был изгоняем или сам удалялся из Новгорода, то граждане последнего немедленно посылали за другим: они не терпели жить без князя, по выражению летописца; есть известие, что один из великих князей хотел наказать новгородцев тем, что долго не посылал к ним князя. У внука Рюрикова новгородцы просят князя и в случае отказа грозят найти другого. Вот что сказали они однажды сыну великого князя Ростислава Мстиславича: «Не хотим тебя, мы призвали твоего отца для установления наряда, а он вместо того усилил беспокойства». Сравним теперь это свидетельство с известием о призвании первых князей и увидим, что цель призвания одна и та же в обоих случаях: князь призывается для установления наряда внутреннего как судья миротворец.

Призвание варягов. О чем идет спор

Призвание варягов. О чем идет спор

Школьная научно-практическая конференция учащихся

Муниципальное автономное образовательное учреждение

«Лицей №4»

«Призвание варягов. О чем идет спор»

Работу выполнил:

Прибылев Тимофей Михайлович

д класс

Научный руководитель:

Шаяхметова

Венера Рузальевна

Пермь 2012г.

ВВЕДЕНИЕ

Современная Россия (Российская Федерация) — это огромная страна, протянувшаяся почти на 10 тыс. км от Балтийского моря до Тихого Океана с запада на восток и на 5 тыс. км от Северного Ледовитого Океана до степей, пустынь и горных хребтов Средней и Восточной Азии.

А как и когда зародилась Российское государство, какие исторические события способствовали этому процессу?

Праславяне, предки славян, со II тысячелетия до н.э. жили на территории Центральной и Восточной Европы, от реки Одер и до Карпатских гор. Примерно в VI в. н.э. славянские племена начали расселение по территории современной России.

На землях нашей страны, еще до прихода славян, жили угро-финны, балты и другие племена, и на месте будущих славянских городов уже были развитые поселения.

Славяне, расселяясь, уживались с коренным населением, шло взаимопроникновение культур — племена перенимали опыт и умения друг друга. Название «славяне» стало распространяться в середине первого тысячелетия нашей эры. Сначала так назывались только западные славяне, восточные назывались «антами». Но вскоре название «Славяне» закрепилось за всеми племенами, говорившими на славянских языках.

Около VI века из единой славянской общности выделилась восточно — славянская группа племенных союзов.

Целью исследовательской работы является выяснение обстоятельств призвания варягов при помощи летописных и научно — исторических данных и сравнительный анализ научно — исторических и летописных версий призвания варягов.

Задачи:

1)Выяснить, по какой причине призвали варягов.

2)Узнать, кто их призвал (старейшины племен или народ), в какой город (есть несколько версий)

3)Выяснить, с кем пришёл Рюрик на Русь.

)Сравнить версии призвания варягов из разных летописей.

Характеристика используемой литературы

)«Повесть временных лет» в переводе Д.С.Лихачева. Характеристика: летопись. Охваченный период истории начинается с библейских времён в вводной части и заканчивается 1117 годом (в 3-й редакции).

2)Н.М.Карамзин «Об истории государства Российского». Характеристика: книга, содержащая вырезок из 12 томов собрания сочинений Н.М.Карамзина. В ней можно прочесть информацию от начала образования славянского государства и до междоцарствия (Семибоярщины).

)В.О. Ключевский «Курс русской истории» 1 том. Характеристика: книга, содержащая лекции В.О. Ключевского.

)«История России с древнейших времен до конца XVII века» под ред. А.Н.Сахарова. Характеристика: книга, в которой написано о периоде от начала образования славянского государства и до 17 в.

)С.М. Соловьев «Об истории древней России». Характеристика: энциклопедия, содержащая вырезок из 13 томов собрания сочинений Н.М.Карамзина С.М. Соловьева. В ней можно прочесть информацию от начала образования славянского государства и до царствованья Алексея Михайловича.

)Книги, взятые из интернета:

Д.И. Иловайский «О мнимом призвании варягов». Характеристика: исследование о призвании варягов.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. // Полное собрание русских летописей. Характеристика: собрание летописей.

А.Н.Кирпичников «Сказание о призвании варягов — легенды и действительность». Характеристика: исследование о призвании варягов.

Глава 1. Восточные славяне до призвания Рюрика

В лесистой местности, каковой в те времена была Восточная Европа, реки были единственными доступными дорогами, по ним проходили и основные торговые пути. Поэтому и расселялись славяне в основном вдоль рек. Освоив области возле Днестра, Буга и Днепра, славяне пришли к верховьям Оки, Волги, Дона, Западной Двины, Волхова, к Ладожскому и Ильменскому озерам, к Белому морю.

На западе жили дреговичи, позже здесь появились кривичи, древляне и поляне. Еще дальше на север продвинулись ильменские словене. Другая ветвь — толочане — облюбовала для поселения берега реки Полота.

Жили славяне в небольших поселках, обнесенных частоколом. За частоколом лежали земли общины. Члены общины вместе возделывали землю, пасли скот, охотились и рыбачили. Скудость северных почв с лихвой искупало богатство северных лесов, где водилось немало пушного зверя, высоко ценимого в далекой Византии. Немалый доход приносило и бортничество.

Родственные семьи объединялись в родовые общины, возглавляемые старейшинами, которые вместе вели хозяйство. Близкие родовые общины объединялись в племена, с вождями во главе. Старейшины и вожди племен окружали себя опытными воинами — дружиной. Вождь племени назывался «Кнез», отсюда и слово «Князь». Опираясь на силу дружины, князь подчинял себе общинников. лавяне вели активную торговлю как с южными соседями — Византией, так и с северными — нормандскими государствами. На важнейших точках этих торговых дорог («из варяг в греки») возникли первые славянские города. Большинство из них вытянулось длинной цепью по главной речной дороге Днепра-Волхова. Одновременно с возникновением городов появилась проблема их защиты и защиты торговли и торговых путей. Города начали вооружаться, опоясываться стенами, вводить у себя военное устройство, запасаться ратными людьми.

На рубеже VIII — IX веков на речных путях стали появляться пришельцы с берегов Балтийского моря, получившие название варяги. Балтийское море также называлось Варяжским. Варяги приходили в земли словян или с торговыми целями, или по зову племенных вождей- первых князей, набиравших из них свои военные дружины. Эти варяги и вошли в состав вооруженного класса, который стал складываться по большим торговым городам под влиянием внешних опасностей.

Таким образом, славянские племена стояли на пороге возникновения государственности.

Глава 2. Норманнская и антинорманская теории о призвании варягов

Историки сходятся во мнении, что российское государство появилось примерно в 9 веке. Но, к сожалению, письменных источников, относящихся к тому времени, не сохранилось. Единственным письменным источником, повествующим о событиях тех лет, является знаменитая летопись «Повесть временных лет», созданная легендарным монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. В «Повести временных лет» записаны легенды о происхождении славян <#»justify»>Официальное распространение норманнская теория получила в 30-40-е годы XVIII века во времена «бироновщины», когда многие высшие должности при дворе были заняты немецкими дворянами. Естественно,что и весь первый состав Академии Наук был укомплектован немецкими учеными. Один из них, а именно профессор Санкт-Петербургской Академии наук немец Г. 3. Байер, не знавший русского языка, а тем более древнерусского, в 1735 г. в своих трактатах на латинском языке «Происхождение Руси» и «Варяги» высказал мнение, что древнерусское слово из летописей — «варяги» — это название скандинавов, давших государственность Руси. В дальнейшем эту теорию развили немецкие же ученные Г.Ф. Миллер и А.Л. Шлетцер.

Труды Байера высоко ценились русскими историками XVIII века. У него заимствовал Татищев норманнскую теорию происхождения варягов-руси, которую он в своей истории излагает по Байеру. Немецкий учёный был знатоком скандинавских языков, но не посчитал необходимым хоть сколько-нибудь ознакомиться с языком страны, историей которой он занялся. Очень точно, как мне кажется, сказал о Байере Н.Надеждин: «Только по необъяснимой странности, живя в России, будучи русским профессором, занимаясь русской историей, он не только не знал ни слова, но даже не хотел учиться по-русски».

Норманнская теория отрицает происхождение древнерусского государства как результат внутреннего общественно-экономического развития. Норманисты связывают начало государственности на Руси с моментом призвания варягов на княжение в Новгород и завоевания ими славянских племен в бассейне Днепра. Они считали, что сами варяги, из которых был Рюрик с братьями, не были колена и языка славенского… они были скандинавы, то есть шведы. Славянские племена были изображены в трудах этих «ученых» мужей как совершенно дикие и совсем неспособные к созданию собственного государства. Само «призвание» было изображено как завоевание славянских земель.

Создателями норманнской теории из летописи без какого бы то ни было критического рассмотрения извлекались отдельные фразы. 3.Байер, Г. Миллер, А. Шлетцер ухватили в летописном тексте фразы о «звериньском образе» жизни древних славян, произвольно отнесли их к современникам летописца (хотя на самом деле контрастное описание «мудрых и смысленых» полян и их лесных соседей должно быть отнесено к первым векам нашей эры) и были весьма обрадованы легендой о призвании варягов северными племенами, позволившей им утверждать, что государственность диким славянам принесли норманны-варяги. На всем своем дальнейшем двухсотлетнем пути норманнизм все больше превращался в простую антирусскую политическую доктрину, которую ее пропагандисты тщательно оберегали от соприкосновения с наукой и критическим анализом.

Сама по себе эта теория является варварской по отношению к нашей истории и к ее истокам в частности. Практически на основе этой теории всей русской нации вменялась некая второстепенность, вроде бы на достоверных фактах русскому народу приписывалась страшная несостоятельность даже в сугубо национальных вопросах.

Кроме того, приверженцы норманнской теории утверждают, что сам термин «Русь» имеет древне-шведское происхождение. Таким образом, все те, кого русские летописи, сообщения восточных писателей и другие источники называют руссами, превращаются в варягов. Тогда получается, будто вся начальная история Древнерусского государства делалась викингами. Но Русью, как мы уже говорили, сначала средневековые источники называли строго ограниченную область в Среднем Поднепровье, где располагался Киев, «мать городов русских». Когда новгородцы или суздальцы собирались в Киев, они говорили, что едут «на Русь». Задолго до появления варягов был известен народ росов, или русов. В сообщениях авторов VI столетия — Иордана и сирийских писателей — дается описание россов и географическое положение их земель в среднем течении реки Днепр.

Резким противником данной теории выступал М. В. Ломоносов, отстаивавший южные истоки древнерусской государственности и отрицавший роль скандинавов в его формировании. Его «Древняя Российская история» была первым трудом антинорманиста, трудом борца за честь русского народа, за честь его культуры, языка, истории, трудом, направленным против теории немцев. Он знал прошлое Руси, верил в силы русского народа, в его светлое будущее.

Борьбу с этой «теорией» вели В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др. Норманнскую теорию подвергали критике русские историки С.А. Геодонов, И.Е. Забелин, А.И. Костомаров, Иловайский Д.И.

Помимо Ломоносова опровержение норманнской теории высказывают и другие российские историки, в том числе и С. М. Соловьев: «Норманны не были господствующим племенем, они только служили князьям туземных племен; многие служили только временно; те же, которые оставались в Руси навсегда, по своей численной незначительности быстро сливались с туземцами, тем более что в своем народном быте не находили препятствий к этому слиянию. Таким образом, при начале русского общества не может быть и речи о господстве норманнов, о норманнском периоде» .

Известный русский историк С.Ф. Платоно <#»justify»>Последователи М.В. Ломоносова шаг за шагом разрушали нагромождение домыслов, при помощи которых норманнисты стремились удержать и укрепить свои позиции. Появилось множество фактов (особенно археологических), показывающих второстепенную и вторичную роль варягов в процессе создания государства Руси.

Глава 3. Сравнительный анализ «Повести временных лет» И Новгородской летописи

Как о призвании варягов говорится в самом тексте «Повести временных лет»?

Эта летопись была составлена в Киеве <#»justify»>Вот как звучит история призвания Рюрика в оригинале на языке летописца Нестора. «В лето 6367 (859 г по Р. Х) имаху дань варязи из моря на чуди, на словенех, на мери и на всех кривичех. А хозари имаху на полян, витячей…. В лето 6370 (861 г по Р. Х) изгнаши варязи на море, не даша им дани и почаша сами в собе владети. И не быть в них правды, вестя род на род и быша усобицы, и воевати почаше сами на ся. И реша сами в себе: поищем себе князя, иже бы володеть нами и судить по праву. И идоша за море к варязям, к русичам. Сице бо зваху ся тьи варязи на Русь, яко се друзи зовутся «свие»(шведы), урмяне(норманны), англяне гте(готландцы), тако и ся. Реша русичи, чудь, мери, кривичи и все ся: земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Да поидите княжить и воеводить нами. И изборси 3 брата с роды своими пояша по себе всю Русь и придоша. Старейший, Рюрик седе возле Новегороде, а другий Синеус на Беле озере, а третий, Изборсте Трувор. По двою же лету братья Рюрика умре. И приимя власть Рюрик роздал своим мужьем грады. Тепереча Рюрик всеми владети стал есть».

Можно ли верить этому сообщению? Ведь сомнения возникают даже при беглом рассмотрении текста.

Как можно представить себе, что только-только изгнав пришлых «из моря» варягов в 861 году уже на следующий год победившие племена славян и финно-угров вновь зовут к себе тех же варягов?

Если варягов изгнали, то почему именно их призывают вновь для установления порядка? Разгадка этого противоречия, думается, не в том, что славяне и финны не способны были сами умиротворить внутренние распри и пошли «на выдачу» к недавним врагам. Объяснение в ином. Северные племена, освободившись от обременительных поборов, готовились к отражению нового натиска скандинавов. Угроза была реальной. В «Житии святого Ансгария», составленном Римбертом, описано нападение датчан в 852 г. на некий богатый город в «пределах земли славян», который можно сопоставить с Ладогой. Этот поход, вероятно, сопровождавшийся обложением данью, показал растущую опасность экспансии на восток со стороны викингов. О дальнейшем развитии событий можно судить по «Сказанию о призвании варягов». Смысл приглашения чужестранцев, очевидно, заключался в стремлении привлечь опытного полководца с отрядом воинов, в данном случае Рюрика, чтобы он смог защитить славянских и финских конфедератов. Пришелец — скандинав, конечно, знал военные приемы своих соотечественников, в том числе и тех, которые приходили на Русь с грабительскими, пиратскими целями. Выбор полководца оказался удачен, до конца Х столетия скандинавы не отваживались нападать на северные земли Руси.

И если все же сначала прогнали, а на следующий год призвали, то вопрос кто прогнал и призвал? Распыленные по дремучим лесам разноязычные племена славенов, кривичей, мери? Или к тому времени уже оформились какие-то местные государственные образования во главе с местными вождями. Но тогда как представить, что эти вожди, только-что испытавшие вкус победы добровольно отдают власть чужакам. Ведь не зря самоназвание многих народов переводится как «люди». Чужое племя и за людей не считали!

В истории призвания Рюрика фигурируют три брата-пришельца. Ученые давно обратили внимание на странные имена двух из них — Синеуса и Трувора, бездетных и как-то подозрительно одновременно умерших в 864 г. При внимательном изучении скандинавских документов тех лет, выяснилось, что таких имен у древних скандинавов «из-за моря» просто не было!

Не секрет, что сюжет о трех братьях-чужестранцах — основателях городов и родоначальников династий — своего рода фольклорное клише. Подобные предания и легенды были повсеместно распространены в Европе в средние века.

Высказано предположение, что Синеуса и Трувора не существовало, а летописец буквально передал слова старошведского языка «sune hus» и «thru varing», означавших «с родом своим и верной дружиной».

Еще одно изложение о призвании Рюрика, сохранилось в новгородском летописании.

Хоть Новгородская летопись это и переработка XIII века изначального текста Нестора, но сделанная на «родине» происходивших событий. Рассмотрим эту версию и выясним, чем она отличается от Киевской и в какой мере эти отличия приближают ее к действительности тех лет, когда Новгород еще только начинался.

«Въ времена же Кыева и Щека и Хорива новгородстии людие, peкомии Словени, и Кривици, и Меря: Словене свою волость имели, а Кривици свою, а Мере свою; кождо своим родом владяше; а Чюдь своим родом; и дань даяху Варягом от мужа по белей веверици; а иже бях у них, то ти насилье деяху Словеном, Кривичем, и Мерям и Чюди. И въсташа Словене и Кривици и Меря и Чюдь на Варягы, и изгнаша я за море; и начаша владети сами собе и городы ставити. И въсташа сами на ся воевать, и бысть межи ими рать велика и усобица, и въсташа град на град, и не беше в них правды. И реша к себе: «князя поищем, иже бы владел нами и рядилъ ны по праву». Идоша за море к Варягом и ркоша: «земля наша велика и обилна, а наряда у нас нету; да поидете к нам княжить и владеть нами». Изъбрашася 3 брата с роды своими, и пояша со собою дружину многу и предивну, и приидоша к Новугороду. И седе стареишии в Новегороде, бе имя ему Рюрик, а другыи седе на Белеозере, Синеус; а третеи в Изборьске, имя ему Трувор. И с тех Варяг, находник тех, прозвашася Русь, и от тех словет Руская земля и суть новгородстии людие до днешняго дни от рода варяжьска».

Видно, что «Повесть временных лет» приписывала основание Новгорода Рюрику, то, согласно по Новгородской летописи , Новгород уже существовал, когда призвали Рюрика. И призвали его сами жители Новгорода. Был ли неправ новгородец XIII в., когда он представлял себе словен, кривичей и мерю городскими жителями, новгородцами? Представим, что речь в нем идет не о городских жителях, а о населении бескрайних просторов севера Восточно-Европейской равнины. Итак, эти просторы входят в союз племен, славянских и неславянских. Но у такого союза должен быть какой-то центр или столица. Новгородец начала XIII в. разумно видит в такой столице Новгород. Далее, если союз племен изгоняет варягов, то из этого следует предполагать необычайное единство действий жителей бескрайних просторов.

Такое единство, возможно только в том случае, если представители этих племен живут в одном центре. Таким центром новгородец и считает Новгород.

Представим себе, что эти племена изгнали варягов и между ними начались распри. Казалось бы, что эти распри должны неизбежно привести к распаду племенных союзов, к отделению племен друг от друга, к образованию их центров. Однако союз почему-то не только не распадается, а напротив, враждующие роды принимают совместное решение призвать нового варяжского князя, который правил бы этой федерацией «по праву».

И тогда прав новгородский летописец, когда он считает, что подобные действия могли быть проявлены словенами, кривичами и мерянами только в том случае, если они были не отдельными племенами, а отдельными частями одного народа, которые уже не могли разойтись, а вынуждены были развиваться вместе и потому не нашли иного выхода, как в призвании князя, облеченного задачей примирить враждующие стороны.

«И всташа град на град», — указывает Новгородская летопись вместо слов Нестора о том, что «вста род на род».

Археологические находки, сделанные на Новгородской земле, доказывают, что Новгород первоначально состоял из нескольких городов. Не их ли имеет в виду новгородский летописец? Тем более, что трудно представить себе зачем надо было воевать племенным центрам, если бы они существовали в удалении на сотни километров один от другого. Им проще было бы разойтись, а не воевать.

Таким образом, новгородская версия начала XIII в. о призвании Рюрика резко отличается от первоначальной киевской записи не только «удревнением» существования Новгорода, не только утверждением его независимого от князя происхождения, но и такими деталями, которые исправляют неверное представление киевского летописца о какой-то группе племен, способной, несмотря на разъединяющие их огромные пространства, сплоченно действовать против варягов, сплоченно призывать их снова, сооружать свои собственные города не затем, чтобы разъединиться, а чтобы снова объединиться и т. д.

Картина событий, по смыслу «Повести временных лет», необычайно противоречива с точки зрения представлений ученых о смешанном этническом составе населения лесного севера. Напротив, текст Новгородской летописи, сводя все эти события к территории одного города устраняет и объясняет противоречия летописи монаха Нестора.

Кроме того, сами знаменитые слова послов о призвании иноземного правителя в «Повести временных лет», которые звучат: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет», являются только одним из возможных вариантов перевода текста летописи на современный язык. Выражение «порядка нет» часто понимается буквально, как указание на хаос от безвластия. Однако в первоисточнике слова «порядок» нет. В «Повести временных лет» по Ипатьевскому списку на старославянском языке написано: «земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет», более того, ряде других списков (например в той же Новгородской Четвёртой летописи написано «земля наша добра и велика есть, изобилна всем, а нарядника в ней нет». При этом под словом наряд исследователями понимаются полномочия на определенную деятельность, в данном случае на осуществление властных функций, а под нарядником — правитель княжества.

Таким образом, логично предположение, выдвинутое еще М.В. Ломоносовым, ярым противником теории норманистов, что не слабость и не неспособность россов к государственному управлению, как это упорно старались утверждать сторонники норманской теории, а классовые противоречия, которые были подавлены силой варяжской дружины, были одной из причин призвания варягов.

О варягах Ломоносов пишет следующее: »Не правильно рассуждает кто варяжское имя предписывает одному народу, многие сильные доказательства уверяют, что они из разных племен языков состояли. Только одним они соединялись — обыкновенным тогда по морям разбоем».

По мнению Ломоносова варягами называли все северные народы, в доказательство этого он ссылается на шведских, норвежских, исландских, славянских и греческих историков того времени. Племена варягов были воинственными и совершали множество военных походов. Проходя по земле где жили славяне и чудь, они периодически останавливались в районе города Киева где хранили награбленное.

Упоминая о варягах — россах Ломоносов писал, что: » Варяги с пруссами произошли от одного поколения…» И Рюрик, по его мнению, был призван на владение к славянам из варягов — россов, при этом он ссылается на летописца Нестора.

Ломоносов выдвигает гипотезу о происхождении названия прусского рода: » Когда Рюрик с братьями со всем родом и с варягами — россами переселился к славянам новгородским, тогда оставшиеся жители после них на прежних своих местах поруссами или оставшимися по руссов переименованы. Основываясь на древних источниках, Ломоносов писал: что Русью назывались Литва, Жмуть и Подляхия. Еще до прихода Рюрика к новгородцам и распространялась по юго-восточным берегам Варяжского моря, основываясь на этом, можно сказать, что территория варяг — руссов простиралась до восточных пределов Белой Руси, а может быть, до Старой Русы, от которой она и получила свое название. В те временя Рюрику покорялись несколько народов: славянские — Новгород, Изборск, Полоцк, из чуди — меря, весь, мурома, т.е. Ростов, Бело — озеро, Муромская земля. Южные славяне — поляне, кривичи, древляне, северяне и прочие, отчасти управлялись своими старейшинами, а от части платили дань хозарам. Северные славяне от новых своих владетелей прозвались россами.

Еще одной из возможных причин (в дополнение вышеизложенной) призвания именно Рюрика было его кровное родство с одним из Новгородских посадников — Гостомыслом. Первые предания о Гостомысле появились XV в. в Первой Софийской летописи, где повествуется, что ильменские словены поставили город Новгород и посадили в нем старейшину Гостомысла.

В летописях Степенной Новгородской книги указывается, что Гостомысл умер в глубокой старости. Могила его существует якобы в районе Болотова холма близ Новгорода. По данным Иоакимовской летописи XVII в., перед своей смертью (844) Гостомысл пригласил в Новгород на княжение своего внука Рюрика, сына дочери Умили, которая была замужем за одним из западнославянских князей с острова Руген (современный Рюген в Германии) для соблюдения династической преемственности.

По данным летописи Гостомысл очень храбрый человек и мудрый правитель. Собственные подданные глубоко уважали и чтили, поскольку он являлся великим правосудцем, а соседи, боясь войны с ним, посылали ему дары и дани. Многие иноземные правители приходили морем и землею, видеть его суд, спросить у него совета, вкусить его мудрости.

Летопись повествует, что у Гостомысла было четверо сыновей и три дочери. Дочери вышли замуж за соседних князей. Одни сыновья умерли собственной смертью. Другие погибли на войне. Поэтому унаследовать власть было некому. Но однажды во сне Гостомысл увидел, как из чрева его средней дочери Умилы выросло большое и плодовитое дерево, которое покрыло весь Великий град и от плодов которого насытились все люди его земли. Гостомысл потребовал истолковать его сон. Волхвы-вещуны заявили, что наследником будет сын Умилы, который приведет к расцвету его землю. Перед смертью Гостомысл собрал старейшин от славян, руси, чуди, веси, мери, кривичей дреговичей, рассказал им про свое сновидение и послал избранных людей «за море» — за своим внуком.

К сожалению, точный подтверждений этой легенде пока не найдено, но такое стечение обстоятельств было вполне возможно, и в истории многих европейских государств есть примеры того, что при отсутствии прямого законного наследника по мужской линии, обращаются к наследникам по женской линии.

Таким образом, Рюрика можно рассматривать как вполне законного «наследника» правителя славянских земель.

Вызывает, правда, некоторое сомнение в точном датировании событий, изложенных в «Повести временных лет».

Почему летописец отнес появление Рюрика к 862 году? Это можно попробовать объяснить. Летопись создавалась во времена Ярослава Мудрого, то есть в первой половине XI века (и первая версия была завершена к 1039 году). Летописцу пришлось обращаться к событиям почти полуторавековой (для него) давности, а опереться он мог в основном на народные предания, которые, разумеется, никаких точных дат не фиксируют . Летописец рассуждал так: князь Игорь, как ему было известно, являлся современником византийского императора Романа I Лакапина, а следовательно, и закончить свою карьеру они должны были одновременно. Император сошел с политической сцены (хотя и не умер) около 945 года, и летописец отнес предание о смерти Игоря к этому же году. (То, что он при этом пользовался датами от сотворения мира, в ходе рассуждения ничего не меняет. Также в скобках заметим, что в тех же византийских источниках Игорь и в 949 году упоминается как живой.)

Далее, он рассудил так: по средневековым представлениям, человеческий век составляет 33 года, и если из 945 вычесть 33, получится 912, — и сделал 912 год датой вокняжения Игоря и смерти его предшественника Олега. Далее он повторил операцию, вычтя 33 из 912 — и получил 879, дату прихода к власти Олега и смерти Рюрика. И разве вас не настораживает удивительное совпадение: и Олег (879 — 912), и Игорь (912 — 945) правили в точности одинаковый срок, причем это срок соответствует былинной цифре «тридцать лет и три года»! Но Рюрик же явился на Русь уже зрелым мужем и главой своего рода. Стало быть, отводить ему полный век, 33 года, будет многовато — и летописец эту цифру разделил пополам и вычел из 879 не 33, а только 17. И получился у него 862 год, который и стал таким образом «началом русской государственности».

Таким образом, в 2012 г отмечается очередная юбилейная дата — 1150 лет российской государственности.

Глава 4. Исторические последствия призвания варягов

О дальнейших обстоятельствах жизни первого русского князя изложено в Иоакимовской летописи. В этом источнике отмечено, что у Рюрика родился сын Игорь. Сын был малолетним, когда в 879 г. умер отец и у власти оказался Олег, названный в русских летописях то воеводой, то великим князем. Неуверенность летописей относительно статуса Олега объясняется тем, что он был родственником Рюрика, а не его наследником. Согласно Иоакимовской летописи, он назван «князем Урманским», т. е. норвежским, братом жены Рюрика. Олег, прозванный Вещим, успешно продолжал устремления своего предшественника. Главное, ему удалось судьбоносное дело — объединить север и юг страны. Столицей стал Киев. В Европе довершилось образование могущественной державы — «империи Рюриковичей».

Основатель новой династии и его продолжатель, придя к правлению в чужой стране, поняли, что следует считаться с местными интересами и осуществлять внутренние задачи молодого Русского государства. На смену даням и нерегулярным торговле и поездкам пришла растущая регулярная прямая и посредническая торговля Руси со Скандинавией. Не только монеты, но и русские и восточные вещи все в большем количестве стали поступать в земли викингов. В этот период резко расширяются контакты Восточной и Северной Европы. Скандинавские пришельцы, будь то дружинники, придворная элита, купцы, мастера-ремесленники, включились в местную жизнь, охотно селились в русских городах, строили корабли и ковали оружие, изготовляли украшения, а в дальнейшем шли в услужение русским князьям. Где откупаясь от скандинавских соседей, где поощряя их военную, дипломатическую и купеческую деятельность, варяжские (норманнские) по происхождению руководители Руси укрепили страну, построили новые крепости, создали многоплеменное войско и оснастили его тяжелым вооружением, направляли в своих целях военную активность варягов, оказавшихся на просторах русской равнины. Они использовали их в качестве иноземной наемной части государственного войска. На месте разрозненных племенных областей возникло единое экономическое и социальное пространство. Действия правителей Руси способствовали безопасности северных земель и расширили международную торговлю. Выбор Рюрика в военном отношении, похоже, себя оправдал. Вплоть до конца Х в. скандинавы не нападали на области Ладоги и Новгорода, предпочитая войне торгово-транспортные и межгосударственные связи. На первый взгляд это выглядит парадоксально. Варяги-воители, ставшие составной частью древнерусского правящего класса, принесли не потрясения, а мир нескольким поколениям жителей Северной Руси. Ускорился ее хозяйственный подъем. Может быть, это стало одной из причин мощного политического и военного импульса, который шел с севера и способствовал образованию общерусского государства.

В ознаменование 1000-летия России в 1861-1862 гг. в Новгороде был воздвигнут многофигурный монумент, выполненный скульптором М. О.Микешиным и его помощниками. Среди главных персонажей мы видим Рюрика в образе воина в шлеме, кольчуге, с мечом. На щите проставлен 862 г. Россия оказалась едва ли не первой тогда страной Европы, где был сооружен памятник норманну, в данном случае основателю династии и, как думали, государства.

Цифры, отлитые на щите Рюрика — «862 год», при всей их условности, — крупная веха в жизни Руси и Скандинавии. Тогда народы этих стран вышли вместе на арену европейской истории. 862 год достойно признать в качестве государственной даты, не стыдясь того, что она запечатлена на щите норманнского пришельца. Побуждает к этому и «Сказание о призвании варягов», сохранившее драгоценные моменты исторической истины.

Россию всегда отличали живительные связи со всем миром, в том числе и Скандинавией. Русско-норманнские контакты в период создания государства обогатили технику и культуру обеих стран, ускорили их развитие. От славян и других восточноевропейских народов сканданавы получили меха, невольников, мед, воск, зерно, восприняли приемы кавалерийского боя и восточное оружие, приобщились к строительству городов. Скандинавы, славяне и финны обогатили себя арабским серебром, хлынувшим на европейские рынки по великим водным путям из «варяг в греки» и из «варяг в арабы».

Влияние варягов на Русь, вне всякого сомнения, было довольно существенным. Помимо законодательства и государственности скандинавы приносят с собой военное дело и кораблестроение. Разве славяне на своих ладьях могли бы доплыть до Царьграда и захватить его, бороздить черное море? Царьград захватывает Олег — варяжский конунг, со своей дружиной, но он теперь русский князь, а значит его корабли теперь русские корабли, и наверняка это не только суда пришедшие с варяжского моря, но и срубленные здесь, на Руси. Варяги приносят на Русь навыки мореплавания, владение парусом, ориентирование по звездам, науку обращения с оружием, военное дело.

Благодаря скандинавам на Руси развивается торговля. В начале IX века Древняя Русь — просто некоторые поселения на пути скандинавов к Византии, потом варяги начинают торговать с и туземцами, некоторые так и оседают здесь — кто станет князем, кто дружинником, кто останется торговцем. В последствие славяне и варяги вместе продолжают путь «из варяг в греки». Так благодаря своим князьям-варягам Русь впервые появляется на мировой арене и принимает участие в мировой торговле.

Уже Княгиня Ольга понимает, как важно заявить Русь среди других государств, а ее внук — Князь Владимир заканчивает ею начатое, осуществив Крещение Руси, тем самым, переводя Русь из эпохи варварства, из которой давно вышли другие государства, в эпоху средневековья.

Таким образом, несмотря на явные нестыковки противоречия в летописных источниках, ясно, что «Повесть временных лет» все же содержит в своем основании реальные факты — пришествие варягов на Русь является событием историческим и позитивно повлиявшим на развитие российской государственности.

рюрик норманнский варяг

Заключение

Прошло 1150 лет после рассматриваемых событий. Конечно, сейчас невозможно точно представить, как происходил процесс княжения Рюрика. Мне кажется, что гордые и совсем неслабые словянские племена не могли позвать возглавить свой народ просто чужестранца, а тем более, морского разбойника, какими тогда были в большинстве своем варяги. Я все-таки склонен полагать, что Рюрик действительно был кровным родственником одного из славянских вождей (посадников). И принял титул первого русского князя по праву рождения.

Список использованной литературы

1.«Повесть временных лет» в переводе Д.С.Лихачева. Пермь, Пермское книжное издательство, 1991

2.Н.М.Карамзин «Об истории государства Российского». Москва, «Просвящение», 1990.

.В.О. Ключевский «Курс русской истории» 1 том Москва, «Мысль», 1987.

.«История России с древнейших времен до конца XVII века» под ред. А.Н.Сахарова. Москва, «АСТ», 1997.

.С.М. Соловьев «Об истории древней России» Москва, Издательский дом «Дрофа»,1997.

.Книги, взятые из интернета:

Д.И. Иловайский «О мнимом призвании варягов»

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. Полное собрание русских летописей.

А.Н. Кирпичников «Сказание о призвании варягов — легенды и действительность» А. Дегтярев, И. Дубов «Начала Отечества. Русская история»


История русского народа и российского государства.

С древнейших времен до начала ХХ века. Том I

Книга историка и философа, кандидата философских наук, доцента П.В. Рябова в лаконичной, яркой и доступной форме излагает драматическую тысячелетнюю историю взаимоотношений российского государства и русского народа, описывает основные вехи, развилки и альтернативы истории. Изложение строится не столько как хронологически последовательный пересказ событий, дат и имён, сколько как исследование, основанное на проблемном принципе, фиксируя ключевые дискуссионные вопросы истории России от призвания варягов до начала ХХ века. Даётся авторская трактовка главных процессов и противоречий истории, упущенных возможностей и историографических споров. «Норманнская проблема», борьба Москвы с Тверью и Литвой за гегемонию на Руси, последствия монгольского ига, оценка эпох Ивана IV и Петра I, проблема ускоренной модернизации России, генезис и последствия крепостного права и церковного раскола, столкновение государственного деспотизма и народной вольницы, взаимосвязь повторяющихся реформ и контрреформ в самодержавной империи, феномен русской интеллигенции и истоки революционного движения – вот некоторые важнейшие темы, стоящие в центре исследования П. В. Рябова.

Книга предназначена для старшеклассников, студентов и всех читателей, интересующихся российской историей.

Содержание:

  • I — «Откуда есть пошла русская земля?» (Происхождение Руси: IX – начало Х веков) 1

  • II — Русь Киевская (Вторая половина X–XI века) 4

  • III — Русь удельная (XII – первая половина XIII веков) 8

  • IV — Русь Монгольская и Русь Литовская (XIII–XV века) 15

  • V — Московская Русь (XVI–XVII века) 48

Пётр Владимирович Рябов


История русского народа и российского государства (с древнейших времен до начала XX века) в двух томах. Том 1

I


«Откуда есть пошла русская земля?» (Происхождение Руси: IX – начало Х веков)

Всякое начало в истории – лишь условность, символ, знак. Ведь ему что-то обязательно предшествовало. Как точно определить начало народа или государства? Что считать отправной точкой? Народ складывается постепенно из каких-то предыдущих народов и племен, и не всегда грани между ними достаточно определены и резки. А государство является наследником и преемником других государств (и нелепы все споры о том, кто «изначально» владел той или иной территорией – так можно дойти до Адама). Поэтому вопрос о начале Руси – сложен и неоднозначен. Ведь в истории всё – впервые, и всё уже когда-то было и случалось.

По-видимому, в начале была река. Эллины называли ее Борисфен, а позднее она получила название Днепр. Именно вокруг этой реки стала складываться древнерусская народность и возникло государство Киевская Русь. Около VIII века н. э. на Днепр с Дуная и Карпат пришли славяне. Они начали селиться вокруг Днепра, строить посёлки и городки. И с него они продолжили постепенное неуклонное движение на север и северо-восток в течение последующих столетий.

Почему значение Днепра так велико для первых веков истории Руси? (Знаменитый историк В.О. Ключевский даже называл этот период истории Руси «Русью днепровской»). Дело в том, что в IХ – Х веках эта река была важнейшей частью великого торгового пути «из варягов в греки» – то есть от северных морей до Византийской империи, от Балтики до Средиземноморья, связывая регионы, которые бурно развивались в эту эпоху. Финский залив, река Нева, Ладожское озеро, река Волхов, озеро Ильмень, череда небольших речек и «волоков» и, наконец, Днепр (от истока до устья) и Чёрное море – таков этот знаменитый путь, по которому осуществлялась торговля восточноевропейских племён и народов. В Византию но этому пути везли меха, воск, мёд, рабов, плыли отряды наёмников-викингов (на службу к императору), а из Византии везли украшения, ткани, дорогие вина и предметы роскоши. По словам современного исследователя Б. Кагарлицкого, путь «из варяг в греки» «соединяет Европу в единое целое. По этим торговым путям с юга на север движутся не только товары, по ним же распространяются цивилизация, христианство, ремесленные технологии».

Естественно, вдоль этого пути возникали опорные пункты купцов, перевалочные базы, склады, разбойничьи пристанища (ибо купцы нередко были одновременно разбойниками и грабили местное население, заставляя его откупаться рабами и мехами), города (и среди них Смоленск, Киев и другие). Поэтому очень рано возникла потребность в его защите от степных кочевников. Помимо воинственных купцов и воинов – викингов, на великом речном пути торговали и более мирные армяне, арабы и евреи, заинтересованные в защите торговой артерии. Долгое время такую защиту осуществляло могучее государство тюркоязычного народа хазар – Хазарский каганат, раскинувшийся в низовьях Дона и Волги и наложивший на днепровских славян не слишком обременительную дань. Хазары построили много крепостей и больших городов, которые были населены еврейскими и арабскими купцами. Каганат прикрывал славян и путь из варяг в греки от ударов из степей Востока. Однако в конце IX – начале X века под натиском диких кочевников-печенегов хазарское государство ослабело и не могло быть защитой славянским племенам.

Теперь роль защитников торгового пути и одновременно новых властителей взяли на себя викинги, которых на Руси называли «варягами». Не случайно IX–XI века в Европе именуют «эпохой викингов». Воинственные люди с севера, прекрасные мореходы, ловкие купцы и бесшабашные авантюристы, вышедшие со скудных берегов Скандинавии, опустошали в те века всю Европу (и даже доплыли до Америки). Викинги не ограничивались единичными набегами, но покоряли целые народы и основывали повсюду свои королевства и герцогства. Так возникло Нормандское герцогство, впоследствии подчинившее Англию, и Королевство обеих Сицилий на юге Европы.

В середине IX века дракары – боевые корабли норманнов – появились и на севере земль, населённых славянами. Путь из варягов в греки манил их, а сам этот богатый край они называли в своих сагах «Гардарикой» – страной городов. Так, конунг (предводитель) викингов Рогволд основал своё княжество в Полоцке, а Рюрик (Рёрик, как его называли на Западе) в 862 году появился в Новгороде – центре ильменских славян. По-видимому, сначала он был приглашён славянскими племенами, как наёмный предводитель воинского отряда и третейский судья в межплеменных конфликтах, а со временем расширил свои властные полномочия. Этот год – 862 – с которым древнерусская летопись связывает «призвание варягов» на Русь, и стал условной датой отсчета русской истории. (В 1862 году в России помпезно отметили тысячелетие этого события, а в Новгороде даже поставили памятник «тысячелетию Руси»). «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Придите и владейте нами», – будто бы говорили славянские послы приглашаемым варягам во главе с Рюриком, Очень быстро довольно заурядное по тем временам событие (то ли наём жителями вооружённой дружины, то ли захват викингами власти над Новгородом) превратилось в красивую легенду, ставшую позднее камнем преткновения для многих историков.

Викинги, однако, недолго сидели в Новгороде. То ли новгородцы вели себя не вполне покорно, то ли жажда приключений и богатства толкала неуёмных варягов на юг. И вот в 882 году новый конунг Хельги (на Руси его называли «вещим Олегом», а позднее воспел в известном стихотворении А.С. Пушкин) захватил город Киев и установил контроль над всем торговым путем. Окрестные союзы племён восточных славян: древляне, поляне, радимичи и другие (у них уже появились свои городки, князья и старейшины) охотно признали власть отважных северных пришельцев. Теперь они платили дань не ослабевшему каганату хазар, а викингам Олега. Впрочем, дань была небольшой, скорее напоминая плату за военные услуги, а во внутренние дела славянских племен викинги не вмешивались. За умеренную плату Олег обязался охранять славян от степных набегов.

Другим важнейшим делом нового князя была организация охраны торговых караванов в Византию. Весной в Киеве собирались купцы со своим товаром и под варяжским конвоем отправлялись в Константинополь (славяне благоговейно называли его Царьградом). Чтобы обеспечить безопасность и торговые привилегии купцов, время от времени устраивались набеги на Константинополь. Например, знаменитый поход Олега в 907 году, когда, по легенде, в знак победы над византийцами князь Хельги прибил свой щит на ворота Царьграда, или поход в 943 году, при князе Ингваре (Игоре Старом). Итогом удачных походов были выплаты контрибуции со стороны империи и военно-торговые договоры между Византией и Русью (так стали называть славяне сначала норманнское племя, пришедшее с Рюриком, а потом и всех представителей правящего слоя завоевателей; в X веке уже появилось понятие «русская земля», то есть родовое владение князей-викингов из рода Рюриковичей).

ГДЗ по истории России до 1914 года 11 класс Кириллов, Бравина параграф 3

1. Назовите имя автора документа. К какому времени относится создание «Повести временных лет»? Кто в этот период был великим киевским князем?

Первая редакция «Повести временных лет» Нестора основное внимание в повествовании об исторических событиях конца XI – начала XII в. уделяла великому киевскому князю Святополку Изяславичу, умершему в 1113 г. Владимир Мономах, став после смерти Святополка великим киевским князем, передал ведение летописи в свой вотчинный Выдубицкий монастырь.

2. О каком событии идёт речь в документе? Что послужило его причинами?

Речь идет о призвании варягов — причины их призвания на Русь заключались в том, что • «встал род на род» • начались распри и усобицы • это побудило искать князя, который бы владел и судил по праву.

3. Каковы были последствия описанного в документе события?

 — в ответ на призыв пришли трое братьев-варягов;

— старший, Рюрик, стал княжить в Новгороде, Синеус — в Белоозере, Трувор — в Изборске;

— призвание варягов положило начало княжеской династии Рюриковичей

— прекращение междоусобных войн,

— установление порядка у славян,

— зарождение древнерусской государственности.

1. В чём проявилась закономерность образования государства Русь?

2. Выделите и охарактеризуйте внутренние и внешние факторы формирования государства у славян.

Можно выделить следующие факторы образования Древнерусского государства. 1. Экономические факторы (общественное разделение труда и имущественное неравенство). Восточные славяне в V–VI вв. переживали процесс разложения первобытнообщинного строя и, как следствие, возникновение имущественного неравенства и зарождение классов.

3. В чём состояла суть идеологических дискуссий между сторонниками норманнской теории и антинорманнистами? Как вы считаете, не устарело ли противопоставление «норманнизм — антинорманнизм»? Обоснуйте свой ответ.

4. Выделите этапы формирования славянской государственности.

I. Образование федераций племён на Юге с центром в Киеве и на Севере (Новгород).

II. Молодая языческая Русь (882-988 годы).

III. Киевская Русь под началом единого князя (конец IX века – первая треть XII века). Расцвет христианской культуры. 

5. Проследите, каким образом деятельность первых Рюриковичей способствовала укреплению государства.

Я рассмотрю Рюрика, Олега, Игоря, Ольгу, Святослава и Владимира.

Рюрик был первым известным правителем на Руси, который был приглашен из варягов. Его правление было первым в династии Рюриковичей, и уже хотя бы этим фактом он объединил земли.  

Олег был следующим русским правителем после Рюрика, присоединил к Новгороду Киев, Смоленск, древлян и многие восточно-славянские племена. Кроме того, Олегу принадлежит открытие пути «из варягов в греки».  

Игорь был сыном Рюрика, который правил недолго, потому что был любителем собирать дань с одного и того же племени несколько раз, но он совершал походы в Византию, присоединил племя угличей и оборонял Русь от печенегов.  

Ольга была первой и единственной правительницей на Руси. Кроме того, она была первой, кто на всей территории Руси приняла христианство. Объединению способствовала также единая налоговая система, которую Ольга и придумала.  

И Святослав – он был сыном Игоря и Ольги, а значит внуком Рюрика. Святослав считался великим русским полководцем, он отразил нашествие хазар и печенегов, совершил поход на вятичей.

Владимир был последователем Ольги в принятии христианства, но пошел немного дальше и крестил всех насильно. Зато такое действие как никакое другое объединило страну, сделало ее единой и культурно зависимой от Византии.

Варяжская легенда: свидетельства из древнескандинавских источников

Купить эту книгу на Amazon.com

Варяжская легенда: свидетельства из древнескандинавских источников

Сверрир Якобссон

Византия и мир викингов , 16), ред. Федор Андросйцюк, Джонатан Шепард и Моника Уайт (Уппсала: Университет Уппсалы, 2016)

Введение: В одиннадцатом веке в великой армии Византийской империи существовал полк, состоящий в основном из солдат из Скандинавии и северных стран. Этот полк был известен как Варяжская гвардия ( tagma tōn Varangōn ). Цель этой статьи — оценить влияние существования этого полка на преобладающее отношение к Византийской империи в древнескандинавском лингвистическом и культурном сообществе.

Варяжская гвардия хорошо известна из византийских источников того периода. Летопись Иоанна Скилица Synopsis historiarum содержит одно из самых ранних упоминаний термина «варяг», связанное с событиями 1034 года.С тех пор варяги появляются в различных источниках. Согласно « Chronographia » Михаила Пселла, основание Варяжской гвардии произошло во время правления Василия II (976–1025), хотя Пселл называет этих воинов «тавроскифами», а не варягами. Это часто связывали со свидетельствами арабских и армянских источников, согласно которым ядро ​​этого полка составляли 6000 наемников, посланных киевским князем Владимиром в 989 г. на помощь императору Василию II в подавлении мятежа.С тех пор скандинавы составляли основную часть гвардии, пока англосаксы-экспатрианты не начали присоединяться в больших количествах в результате норманнского вторжения в Англию в 1066 году. Начиная с 1070-х годов, варяжская гвардия стала преимущественно английской. Среди знатных варягов, служивших империи на начальном этапе, когда войско было преимущественно скандинавским (т. е. с 989 по 1070-е гг.), был некий Аралт, «сын царя варягов [ basileōs men Varangias ēn uios ]», который упоминается в Strategikon Кекауменоса.Этот Аралтес обычно отождествлялся с королем Норвегии Харальдом Хардрада (1046–1066). Из таких источников можно получить некоторое представление о современном византийском отношении к скандинавам, т. е. взгляде от центра к периферии.

Вид с другой стороны более туманный. Почти все наши достоверные сведения о варягах происходят из современных греческих источников. Существует явное отсутствие латинских или древнескандинавских источников с такой же достоверностью. И наши славянские источники, которые в основном были предметом исследования истории варягов до 989 г., ставят свои проблемы интерпретации.Тем не менее, нет недостатка в материалах, касающихся варягов, в древнескандинавских источниках более позднего периода. В этой статье я сосредоточусь на древнескандинавских источниках тринадцатого и четырнадцатого веков и на том, как их следует интерпретировать как изображения современной Византийской империи. Эти источники можно разделить на две группы. Первая состоит из «Саг о королях» ( Konungasögur ), рассказов об истории скандинавских королей, в которых есть разделы об их отношениях с Византийской империей в период между Первым и Четвертым крестовыми походами (1096–1204). .Вторая состоит из саг о королях, относящихся к более раннему периоду (десятый и одиннадцатый века), а также саг об исландцах ( Íslendingasögur ). Действие второй группы повествований происходит в период расцвета Варяжской гвардии; но их проблема как источников состоит в том, что они были составлены не раньше, а очень часто гораздо позже, чем «Саги о королях» первой группы.

Щелкните здесь, чтобы прочитать эту статью на Academia.edu

Более поздняя история Варяжской гвардии: некоторые заметки о JSTOR

Информация о журнале

Журнал римских исследований публикует статьи в полном объеме. области, для продвижения которой было создано Римское общество, т.е.е. ‘ изучение истории, археологии, литературы и искусства Италии и Римской Империя, с древнейших времен примерно до 700 г. н.э. Акцент делается на исторические темы, но есть и статьи на литературные, археологические и искусствоведческие темы, включая вопросы культурной и интеллектуальной истории которые пересекают эти категории. Доклады призваны сделать свежий и значительный вклад в понимание римского мира и стимулировать дальнейшее обсуждение.Публикуются статьи преимущественно по археологии римской Британии. в дочернем журнале Общества Britannia. Обычный месяц публикации — ноябрь. Оглавление и аннотации самого последнего тома доступны на веб-странице Общества, как и содержание пяти предыдущих томов.

Информация об издателе

Общество, основанное в 1910 году, является ведущей организацией в Соединенных Королевство для тех, кто интересуется изучением Рима и Римской империи. Его сфера охвата широка, охватывающая римскую историю, археологию, литературу и искусство вплоть до примерно до 700 г. н.э. Он имеет широкое членство, состоящее из более чем сорока странах и из всех возрастов и слоев общества. Общество поддерживает: обширная программа публикаций библиотека из около 100 000 томов и 540 текущих периодических изданий, поддерживаемая совместно с Греческим обществом и совместно с Институтом классических исследований Лондонского университета. летние школы и др. путем ежегодного присуждения грантов археологии, за счет грантов на раскопки и организации конференции раз в два года. школы путем предоставления грантов, чтобы помочь преподаванию всех аспектов римского мира программа публичных лекций в Лондоне Тарифы на подписку доступны на http://www.romansociety.org/frame.htm

Варяжская гвардия — Энциклопедия всемирной истории

Наемная Варяжская гвардия — элитный византийский армейский корпус и личная охрана императоров, начиная с Василия II в ок. 988 г. н.э. Отряд викингов был известен своим высоким ростом и кровожадным поведением в бою, где они использовали свои устрашающие боевые топоры с двойным лезвием для разрушительного эффекта. Среди знаменитых рекрутов Харальд Хардрада, ставший королем Норвегии, и исландский герой Болли Болласон.Позже, особенно после битвы при Гастингсе в Англии в 1066 году, они стали преимущественно англо-саксонской единицей. К началу 14 века н.э. они перестали быть полезными, но, по крайней мере, в течение нескольких столетий варяги, вероятно, были таким же шокирующим зрелищем для византийских врагов, как танки для пехоты Первой мировой войны.

Василий II

Василий II правил как император с 976 по 1025 год н.э., и, несмотря на чрезвычайно успешную военную карьеру, в результате которой Византийская империя почти удвоила свою территорию, он начал с самого худшего из возможных, когда его армия была уничтожена в засаде Самуилом Болгарским. на горном перевале, известном как Ворота Траяна. Поражение спровоцировало восстание дома, когда каждый из двух давних смутьянов стремился отобрать трон у Василия. Один из них, Варда Фока, даже провозгласил себя императором в 987 г. н.э. Василий, к счастью, смог призвать на помощь Владимира I Киевского (годы правления 980-1015 н.э.), который любезно отправил на помощь молодому императору отряд из 6000 русских варягов. Они сыграли решающую роль в амбициозных планах Василия по созданию еще более могущественной Византийской империи, чем когда-либо прежде.

В обмен на свои 6000 норманнов и указание на их стоимость Василий II предложил Владимиру I руку своей сестры в жены.

В обмен на свои 6000 скандинавов и в знак их ценности Василий предложил Владимиру руку своей сестры в жены — беспрецедентный шаг для императора, предлагающего царственную особу вождю варваров — при условии, что тот согласится принять христианство. На это Владимир согласился, на самом деле он пошел намного дальше и за свое самоотверженное покровительство вере на протяжении всего своего царствования в конце концов стал святым.

Силы викингов прибыли в Константинополь по морю, и они представляли собой устрашающее зрелище со своими длинными тяжелыми мечами и коварными двуглавыми боевыми топорами.Василий, после года терпеливого ожидания и блокады мятежников, наконец сделал свой ход и напал на лагерь узурпаторов. Историк Дж. Дж. Норвич продолжает рассказ,

г.

В конце декабря 988 года черноморские дозорные заметили на северном горизонте первый из большого флота кораблей викингов; в начале 989 г. н.э. весь флот благополучно бросил якорь в Золотом Роге, и 6000 крепких гигантов высадились на берег. Через несколько недель скандинавы под предводительством самого Василия под покровом темноты переправились через пролив и заняли позиции в нескольких сотнях ярдов от лагеря мятежников.С первыми лучами солнца они атаковали, а эскадрилья имперских огнеметов обстреляла берег греческим огнем. Люди Фоки, пробудившиеся ото сна, были бессильны: их нападавшие безжалостно размахивали мечами и боевыми топорами, пока не стояли по щиколотку в крови. Немногим из пострадавших удалось спастись. (209)

Византийская империя, 1025 г. н.э.

Некропотам (CC BY-SA)

Василий восстановил порядок к 989 году н.э. и был настолько впечатлен подвигами своей новой армии викингов, что сделал их сначала элитными ударными отрядами своей армии, а затем своей личной телохранительницей.Корпус викингов стал известен как Варяжская гвардия («люди залога»), и, помимо того, что он был чрезвычайно полезным подразделением на поле боя, он защищал многих последующих императоров до смерти, во многом подобно элитному подразделению, которое защищало римских императоров. Преторианская гвардия. Варяги были размещены как отличительная и постоянная составляющая Большого Константинопольского дворца. Их руки описаны историком XI века н.э. Михаилом Пселлосом, таким образом:

Эти люди без исключения вооружены щитами и rhomphaia , однолезвийным мечом из тяжелого железа, который они носят на правом плече. (359)

Варяги, безусловно, были эффективными и ответственными в своей ответственности по защите византийского престола, кто бы ни был на нем, но услуга не была дешевой. Одну своеобразную традицию оказания услуг описывает историк Л. Браунворт:

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

В ночь смерти своего государя у них было любопытное право бежать в имперскую казну и брать столько золота, сколько они могли с комфортом унести.Этот обычай позволил большинству варягов уйти в отставку в качестве богатых людей и обеспечил постоянный приток норвежских и англо-саксонских новобранцев. (212)

Знаменитые варяги

Одним из самых известных воинов и предводителей варягов был Харальд Хардрада, проведший десятилетие на службе у своего императора. Помимо многих других приключений, он и его товарищи-варяги сражались вместе с великим византийским полководцем Георгием Маниаком на Сицилии в 1038 году н. э., захватив Мессину и Сиракузы. Сосланный по подозрению в подготовке восстания в 1042 году н.э., Харальд бежал в Киев, а затем вернулся в Норвегию, где правил как король Харальд III между 1046 и 1066 годами н.э.Харальд, отстаивая свои права на английский престол, сражался и погиб в битве при Стэмфорд Бридж в 1066 году н.э. против своего тезки, английского короля Гарольда Годвинсона.

Харальд Хардрада, Битва у Фулфордских ворот

Мэтью Пэрис (общественное достояние)

Еще одним прославленным бывшим членом Варяжской гвардии был Болли Болласон, живший в XI веке н.э. Согласно Laxdaela Saga , Болли, как и его товарищи-варяги, щедро заплатил за свои неприятности и вернулся домой в Исландию, одетый в такие прекрасные расшитые золотом пурпурные одежды, что заслужил прозвище «Болли Элегантный».

После поражения англосаксов в битве при Гастингсе в 1066 году многие солдаты отправились в Константинополь в поисках лучшей доли. Другие северные наемники прибыли из Исландии, Норвегии и других частей Скандинавии, привлеченные подвигами таких людей, как Харальд и Болли. Византийские императоры были только рады включить этих путешественников в Варяжскую гвардию, хотя к 13 веку н.э. большинство ее членов были англичанами, а гвардия использовала свой собственный язык, когда приветствовала своего приемного правителя.

Отказ

Варяги, возможно, пользовались устрашающей репутацией, но они не были непогрешимы. Например, в 1081 году н.э., когда Алексиос I Комнин защищал Диррахион в Далмации, он разместил свои варяжские войска на переднем крае своих позиций, но они были почти уничтожены вражеской кавалерийской атакой. Они также не нашли большого применения в 1204 году н.э., когда рыцари Четвертого крестового похода напали на Константинополь, хотя причина их бегства с места происшествия вполне могла быть связана с отсутствием оплаты.Эти поражения по мере развития войны и технологий могут объяснить, почему варяги стали простой дворцовой стражей и тюремной стражей с середины 13 века нашей эры.

Упоминание об английской страже с топорами у византийского дворца появляется в работе летописца Адама Ускского в 1404 г. н.э., но после этого варяги исчезают из исторических записей. Длительным эффектом их присутствия в византийских делах было влияние этой культуры на родину гвардейцев, поскольку, когда они вернулись после своих лет службы, нагруженные богатством, они также унесли с собой идеи искусства и архитектуры.Наконец, в Скандинавии до сих пор стоит множество рунических камней, которые были установлены и вырезаны в память о великих боевых подвигах прославленных членов Варяжской гвардии.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает сначала

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

И.

Боба, кочевники, северяне и славяне

Кочевники, северяне и славяне. Восточная Европа в девятом веке

VII. ПРИГЛАШЕНИЕ РУСОВ

А.Термины «варяг» и «русь». 102

B. Историчность «Приглашения» 108

C. Хронология «Приглашения» 109

Согласно Первичной хронике, племя словенцев Ильменский край и ряд других славянских и неславянских племен Северо-Востока Европа пригласила примерно в середине девятого века определенную группу люди, называемые «русами» из-за границы, чтобы править своей землей.Этот эпизод, известный в историографии также как «призвание варягов», является основным письменным доказательства, используемые сторонниками теории нордического происхождения русского состояние. Приверженцы различных ветвей антинорманистской школы, на с другой стороны, попытка дискредитировать надежность этого и других соответствующих фрагменты летописей или, по крайней мере, минимизировать их значение.

Анализ некоторых письменных источников, относящихся к история Западной и Восточной Европы в девятом веке сделает его правдоподобно, что русский летописец узнал о приглашении и соответствующие события из надежных источников.

По нашему мнению, «приглашение» отражает исторический факт, который логически вытекали из предшествующих событий в регионе, которые были всего лишь звенья в цепи исторического процесса. Следовательно, эпизод приглашение следует рассматривать, анализировать и оценивать не само по себе, а только на более широком фоне событий в Восточной Европе и прилегающие районы.

А.ТЕРМИНЫ «ВАРЯГ» И «РУСЬ»

Прежде чем представить наши собственные наблюдения о событиях предшествовавших приглашению русов, следует вспомнить описание событие, описанное в «Первой хронике».

6367. Варяги из-за моря обложили дань Чудь, Словен, Меря, и Весь, и Кривичи. Но хазары навязали на полян, северян и вятичей, и собрали белую беличья шкура с каждого очага.

6370. Отогнали варягов за море, и, отказав им в дальнейшей дани, приступили к управлению собой. Не было закона из них

103

и они начали войну друг против друга. Они сказали самих себя: «Поищем себе князя, который мог бы владычествовать над нами и судить нас по закон.» Соответственно и пошли они за море к варягам-русам: эти отдельные варяги были известны как русы, так же как некоторые называются шведами, а другие, норманны, англы и готландцы, ибо они были так названы.Чудь, г. Словене, кривичи и весь сказали тогда народу русскому: «Наша земля велик и богат, но порядка в нем нет. Приходи править и управлять нами». Таким образом, они выбрали трех братьев со своими родственниками, которые взяли с собой всех русы и переселились. Старший, Рюрик, поселился в Новгороде; в второй, Синеус, на Белоозере; и третий, Трувор, в Изборске. Из-за эти варяги, новгородцы стали именоваться землей Руси. Настоящее жители Новгорода происходят от варяжской расы, но прежде они были словенцами.[1]

Термин «варяг», используемый в этом отрывке и на протяжении всего Летопись, является одной из крупных проблем историографии Древней Руси. Были предложены различные объяснения. Среди них наиболее популярные предложения предлагают отождествлять «варягов» с некоторыми народами Скандинавский север. Согласно Стендеру-Петерсену, этот термин использовался в Славянский Восток, особенно вокруг Новгорода, изначально имел смысловое значение «Северный, скандинавский купец».Макс Фасмер считает «варяга» «член ассоциации скандинавских народов России». [2] Б. Д. Греков поясняет этот термин означает «скандинавский, норманнский (из Скандинавии)». Точно так же Г. Вернадский полагает, что этот термин эквивалентен «члену скандинавской армии». братство» или «скандинавский». [3] По нашему мнению, ни одно из предложенных решений не является полностью адекватный.

Независимо от этимологии термина «варяг». безотносительно к его значению в древнегерманских языках в девятом-одиннадцатом веков его семантическое значение в восточнославянском языке было «инородец из германского Запад», особенно «иностранец из неславянских регионов вокруг Балтийского моря».В во всяком случае, термин «варяг» точно нельзя связывать с одним этническая или профессиональная группа, будь то норманн, швед или даже «скандинав». Этот вывод можно сделать из приведенного выше фрагмента, где мы читаем, что Русы были особым родом варягов, «как и некоторые [особые Варяги] называются шведами, а прочие норманнами, англами и готландцами». В Другими словами, готландцы, норманны и англы также были варягами. Этот значение термина «варяг» сохраняется на всей территории России. Первичная хроника.

Есть и более поздний источник, «Новгородский договор с Готланд и немецкие города» (ок. 1189–1199),

.

1 . Лихачева, Повесть временных лет , с. 18.

2 . Объявление. Стендер-Петерсен, «Die Väringer and Kylfinger» в его Varangica (Орхус, 1963), стр. 89-99;

Макс Фасмер, Русско-этимологический Вёртербух (Гейдельберг, 1950-58), с.т. «Варяги».

3 . Б. Д. Греков, «Киевская Русь» в его Избранных трудах , об. II (Москва, 1959), индекс. Такого же мнения и Лихачев, Повест. временных лет , Vol. II, с. 211. Мнение Г. Вернадского см. напр. его Происхождение , стр. 131, 174.

104

в котором термин «Варяг» используется взаимозаменяемо с «немецким». и «готландец» и даже с «латинский язык», буквально «латинская раса», т.е.е. «всех неправославных христиан». [4] Следовательно, термин «варяг»/«варяг» нельзя применять исключительно к одной этнической группе.

Подводя итоги нашего анализа, можно сделать вывод, что все ссылки на Варяги в Первой летописи относятся к народам неславянским и невосточным Европейское происхождение, въехавшее, выехавшее или переехавшее через Восточную Европу. В Хрониках нарративе, эти народы никогда не фигурируют как группы, постоянно проживающие на Востоке. Европейская земля, за исключением приглашенной особой группы, известной как русы.

Эти наблюдения подводят нас к следующему спорному вопросу историографии Древней Руси, а именно к проблеме названия и происхождения Русы. Общепринятая этимология имени Русь предполагает, что это происходит от древнего северогерманского Roþstnenn или Roþskarlar , оба означает «гребец», «моряк». [5] Были попытки идентифицировать оригинал родина «русов», пришедших в Восточную Европу с известной областью Швеции как Рослаген.[6] Хотя этимология Roþ > Ros правдоподобна, теория первоначальной родины русов в Рослагене, Швеция, нелогично и запутанно. Если Roþsmenn означало «моряк», это все равно не обязательно следует, что все «моряки» пришли в Восточную Европу из одного определенного региона, а именно из Рослагена. Roþsmenn мог попасть в Восточную Европу из числа шведов, норвежцев или датчан. [7]

Мы можем пойти еще дальше и подвергнуть сомнению традиционное отождествление русов со шведами: летописец знал шведов, но никогда не связывал русов со шведами или Швецией.Более того, русы появляются в летописях рядом со шведами.

По теории Вернадского, имя Русь имеет иранское происхождение. первоначально использовалось для алано-славяно-скандинавского населения, поселившегося в Тмуторакане на Азовское море. [8] Это население со временем двинулось в сторону Новгорода и стало лидеры русско-славяно-финской федерации. Эта теория подверглась критике со стороны различным основаниям, но в первую очередь потому, что мало доказательств того, что существование поселения русов на Азове до 9000 г.

4 .См. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII-XV вв. , изд. Зимин А.А. (М., 1953), стр. 125-26, преамбула и абзац десятый документ.

5 . В. Томсен, Der Ursprung des russischen Staates (Гота, 1879), с. 99.

6 . Впервые предложено Дж. Тунманом, Untersuchungen iiber die. älteste Geschichte der ostlichen europäischen Völker (Лейпциг, 1774 г.).Его точка зрения принята В. Томсеном, op. цит. , с. 99-109.

7 . Разнообразие мнений см. Объявление. Стендер-Петерсен, «Цур Русь Frage», в его Varangica (Орхус, 1963), стр. 65-87;

.

Хенрик Пашкевич, Создание русской нации (Лондон, 1963), стр. 110-75.

8 . Вернадский, Истоки , стр. 175, 180, 198-201, 207.

105

десятого века и происхождение названия «Русь» от Иранский неубедительный, если не невероятный.

Этимология не может дать удовлетворительного решения проблемы происхождения и значения термина рус. Все имена, особенно этнические и этнополитический оттенок, претерпевают постоянные смысловые изменения. Такие имена легко переходят из одной этнической группы в другую или могут быть использованы одновременно различными этническими или политическими образованиями. Одна нация может иметь несколько имен, каждое из которых используется разными соседями. Имена «голландские», «Deutsch» — все производные от одного и того же имени.Имя римлян использовалось как собственное имя средневековых греков, а в последнее время — молдаван и Валлахи. Название германских франков используется французами, и первые имя итальянского исследователя Веспуччи для жителей Америки. То этимология каждого из этих имён только затемняет современную семантическую значения.

К правильному пониманию термина Русь можно было бы подойти более реально, если бы этот термин изучался только в том контексте, в котором он появляется.Нас не должно смущать, что имя Русь будет иметь несколько значения с течением времени. Пашкевич в своей книге « Происхождение России ». проследили как минимум пять значений имени, некоторые из которых использовались одновременно. [9]

Если мы вернемся теперь к истории о Приглашении, мы читаем в Лаврентьевской версии, что «именно эти варяги назывались русами, просто так как одних называют шведами, а других норвежскими (урманами), англами и готландцами, ибо они были так названы».Из этого короткого текста следует, что русы были «варяги» — это общее название иностранцев с Запада; они не могут отождествляться со шведами или с готландцами и т. д., поскольку все эти народы перечислены вместе с русами. Более того, имя русов в этот текст имеет аналогичную коннотацию, этническую или политическую, названию Шведы, готландцы или англы. Примечательно, что Летописец не упомянуть датчан в его перечислении. Упущение существенное, так как при во времена Приглашения и намного позже датчане были самым активным народом Севера как в воинских подвигах, так и в торговых предприятиях.Вычет Следует сделать вывод, что, по-видимому, летописи употребляли термин «Русь» как замените имя «датчане».

Можно возразить, что древнерусский термин Урмане , * Мурмане означает не «скандинав из Норвегии», как это принято считать, а «норвежцы» и, таким образом, может относятся не обязательно к норвежцам, но также и к датчанам. Действительно, такой замена встречается в некоторых континентальных средневековых латинских источниках, где общий термин Nordmanni, Nortmanni иногда используется и для датчан.С другой стороны, английские источники обычно проводят различие между датчанами и датчанами. Норвежский, последний назван Nortmanni и т. д.

.

9 . Хенрик Пашкевич, Происхождение России (Лондон, 1953), главы первая, пятая и шестая.

106

В нашем источнике используется термин Urmane , а не как общий термин, а скорее как конкретный; исключаются шведы, готландцы и до сих пор загадочные русы, все из которых, учитывая их географическое положение, мог претендовать на звание Нортманни .Если принять во внимание неоднозначность использование термина Nortmanni , представленное расхождением в Континентальная и островная английская летописная практика, затем термин Urmane может означать либо «датчане», либо «скандинавы». Следовательно, имя Русь, вероятно, заменить слова «скандинавский» или «датчанин». Довод в пользу идентификации Русью ориентировочно с датчанами была бы относительная близость датчан к Восточная Европа, по сравнению с более удаленной Норвегией.

Вернадский высказал предположение, что именно варяги были действительно датчане, но только из-за неправильного представления Летописца они были по имени Русы. Заблуждение Летописца было вызвано, по Вернадского, тем, что Рюрик со своими датчанами слился с русами Юго-Восточная Европа. Даже сделан вывод, что это был Восток Европейские русы, изгнавшие варягов. [10] Вопреки этой теории следует следует отметить, что в Русской летописи замена имени «Русь» вместо «датчан» делается не только во фрагменте, описывающем приглашение русов, но и в предисловии к Летописи, где все народы обитаемый мир перечислены.Среди варягов Летописец перечислял «шведы, урмане , готландцы, русы, англы, испанцы, итальянцы, римляне, немцы, французы, венецианцы, Генуэзский и так далее». [11] Как видим, русы вновь числятся в народе Западной Европы и название «датчане» не включено. Кроме того, русы оказаться в этом списке на том месте, которое было бы логичным для датчан. А убедительным, хотя и косвенным, доказательством является до сих пор незамеченный факт, что, во всем своем повествовании, охватывающем историю до 1117 года, Летописец ни разу не упомянул датчан под тем именем, которое принято для них на Западе.

Действительно, эта предполагаемая идентификация русов более раннего часть девятого века с датчанами может быть достигнута независимо сравнивая отчет аль-Якуби о нападении русских на Севилью в Испании в 844 г. [12] с некоторыми из отчетов Annales Bertiniani для того же и последующие годы. Ниже приведены записи из Annales Bertiniani :

.

844 … Северяне продвинулись вверх по Гаронне до Тулуза….Некоторые из них обратились даже в самую далекую Испанию…

845 … Датчане , которые в прошлом году опустошили Аквитания [т.е. земли вдоль Гаронны], снова пришли в этом году…

10 . Вернадский, Истоки , стр. 203-4.

11 . Лихачева, Повесть временных лет , с. 10.

12 .Текст аль-Якуби в Lewicki, Źródła arabskie , p. 251. См. выше, с. 29.

107

Не должно быть никаких сомнений в том, что северяне, находившиеся в Испании в 844 человека были датчанами. В сообщении аль-Якуби, описывающем то же событие, используются: вместо этого название Рус .

Факт подмены можно объяснить, если мы заметим, что имя Русь изначально было не этническим названием, а названием рода или профессиональная группа, похожая на термины «викинг» или «кильфингр» ( koulpiggoi в византийских и колбяги в древнерусских источниках).Народ Восточной Европа, по-видимому, впервые соприкоснулась с этими русскими и их частыми контакты с Данией объясняют подмену имен.

Оригинальный братский или клановый характер русов, похожей на организацию викингов, предполагает русский Замечание летописца, что все русы переселились в Восточную Европу. такая общая эмиграция была возможна только в случае братства или военная организация.Указывается тот же братский характер русов. по современному описанию, сделанному Константином Багрянородным, согласно куда все русы уезжали из Киева на зимовку. [13] То же вывод можно сделать из параллельного прочтения сохранившихся аналогичных текстов. в Лаврентьевском варианте Русской Первой летописи и в Новгородском Хроника. Первый текст гласит:

.

«Я избрашася 3 братия с роды своими, пояша по собе всиу рус .. .»

Параллельный новгородский текст имеет:

«Избрашася 3 брата с роды своими и пояша собою дружину многу . . .”. [14]

«Первичная хроника» сообщает, что трое братьев взяли с собой их все русы , тогда как новгородская версия повторяющая В приговоре упоминается, что братья взяли с собой многочисленную свиту . Вывод очевиден, что в данном случае термин Русь употребляется как синоним дружина , русские дружина .

Русы, как братство, только во время Приглашения состояли бы преимущественно из датчан или скандинавов. Как и в случае всякая средневековая княжеская свита, предводитель «русов», очевидно, тоже наняли трудоспособных добровольцев из других этнических групп. Наше утверждение что лет через десять-пятнадцать после прихода русов в Восточную Европу организация была уже многонациональной. Таково свидетельство русского Первичная хроника, где запись под 882 годом гласит:

.

6390.Олег выступил, взяв с собою многих воинов из варяги, чудь, словенцы, меря и все кривичи… Варяги, словенцы и другие, сопровождавшие его, именовались русами . [15]

Очевидно, «Русь», братство воинов, на том повод, было

13 . De administrando imperio , стр. 62-63.

14 .Лихачев. Повествование временных лет , Vol. я, с. 18;

Новгородская первая летопись старшего и младшего заводов (Москва-Ленинград, 1950), с. 106.

15 . Лихачева, Повествование временных лет , Вып. я, с. 20.

108

состояла не только из варягов, т. е. из инородцев, но и из Чудь, словенцы и кривичи.

Теперь мы можем предложить теорию о том, что датчане были известны в Восточная Европа сначала как братство гребцов, занимавшихся торговлей вдоль реки, ведущие к Волге и далее на восток. Они были известны на Востоке. Европе, Византии и в мусульманских странах под названием братства или клан: «Русь». Примерно в середине девятого века вторжение в восточноевропейские территорию некоторыми викингами и собирали дань. На данном этапе, население вокруг озера Ильмень и в прилегающих районах приблизилось к Уловки, известные им по более ранним контактам, с просьбой организовать обороны региона в качестве наемных солдат, несомненно, с соответствующие привилегии в торговле и проживании.Вторжение в Восточную Европу территория, упомянутая выше, не обязательно была первым набегом викингов, но она определенно был первым, известным составителю русской летописи и вероятно, помнят в местной традиции.

B. ИСТОРИЯ «ПРИГЛАШЕНИЯ» 90 005

Приглашение досталось определенной группе варягов, датские русы, потому что они были известны в Восточной Европе лучше, чем другие купеческие братства.Некоторые русские пересекли Восточную Европу уже в 838-39, если не раньше. В Константинополе и в Ингельгейме в 839 г. они появились быть на мирной миссии. Они были известны Ибн Хурдадбеху около года. 847 исключительно как купцы. [16] Для русов приглашение было выгодным предложение, поскольку оно давало им привилегированное положение на восточноевропейском водные пути, находившиеся под контролем лиц, направивших приглашение.

В прошлом и даже в настоящее время было предпринято много попыток отвергнуть всю историю с приглашением как прямое заимствование из какого-то иностранного традиция.[17] Утверждается, что легендарная форма самой истории отбрасывает сомнения и, кроме того, что подобные описания есть и в других национальных хрониках, что требует осторожности. Действительно, существуют легенды, описывающие «приглашение» норманнов ирландцами, англами или саксы. Однако, на наш взгляд, сходства в национальных традициях нет. обязательно результаты заимствования, но могут быть легко объяснены как размышления подобных исторических фактов.

16 . См. выше, стр. 27-28.

17 . Например. Лихачева, Повествование временных лет , Вып. II, с. 234-46. Главный аргумент Лихачева состоит в том, что подобные истории известны из зарубежных источники. По его мнению, легенда была принята в Новгороде, когда город был сильными и варяги уже не представляли собой политической силы. То принятие «варяжской» генеалогии, по мнению Лихачева, было результатом «сходства в этапах исторического развития» в России и др. состояния.

109

В Средние века это было обычной практикой для коммерческих важные города для борьбы с непокорными кондотьерами в качестве вооруженных сил купечества. гильдии. Достаточно указать на истории городских республик Италии, где есть многочисленные примеры захвата наемным военачальником над правительством и диктуя новые условия сотрудничества. У нас есть такие примеры даже из девятого века.В 842 году жители области Беневентум вел вражду с некоторыми соседними городами и пригласил Сарацины из Северной Африки служат наемниками. Сарацины охотно вступили в конфликт, но как только боевые действия закончились, захватили правительство принимающего города и других частей региона Беневентум. [18] Эти события в Беневентуме аналогичны цепочке событий в Ильмене. региона по «приглашению русов», но заимствование истории даже предложить нельзя.Что Новгородское княжество продолжало приглашать (и изгнать) князей в своей последующей истории не должны ускользнуть от нашего внимания.

Первое такое приглашение вполне могло быть тем, которое описал русской летописи в анализируемом фрагменте.

C. ХРОНОЛОГИЯ «ПРИГЛАШЕНИЯ»

Как несомненно отражает история приглашения русов исторический факт, мы можем приступить к проверке связанной с ним хронологии.В в то же время мы должны также реконструировать геополитические условия в Восточной Европы, которые могли повлиять или могли быть связаны с приглашением и последующие разработки.

При проверке хронологии первой выплаты дани и приглашения, мы можем только подтвердить, что даты, указанные Летописцем кажутся правильными, логически соответствующими фактам и датам, выведенным из другие, независимые источники. Логика событий дает понять не только то, что события, описанные Летописцем, исторически правдоподобны, но также, что они могли иметь место только в указанные даты.

Даты, указанные в Русской летописи до запись под 945 годом кажется на первый взгляд неверной. А. А. Шахматов установил, однако, что очевидные ошибки являются результатом не случайный выбор дат, а скорее небрежное приспособление сложного Византийская система счисления времени. [19] Основная ошибка уже присутствовала в хронологический справочник, которым пользовался составитель русского

18 . Annales Bertiniani , s.a. 842.

19 . Краткое изложение сложной проблемы хронологии связанный с русскими летописями, дан в Кресте, Русское Первичное Хроника , стр. 30-35. Подробное исследование см. в опубликованном посмертно труд И. Г. Бережкова, Хронология русского летописания (Москва, 1963).

110

Хроника. Следовательно, все долы Хроник до 945 г. быть скорректированы. К счастью, есть несколько дат, параллельных византийской или западной эпохе. источники, на которых основываются некоторые из наших исправлений. Если мы преобразуем Летописная дата набега на Константинополь в нашей современной календарной системе, событие, по-видимому, имело место в 866 г. н.э. Но, как уже обсуждалось, [20] Нападение на самом деле произошло в 860 г. н.э. Поскольку это нападение на Константинополь является третьей записью в «Хронике», целиком посвященной русам, мы можем предварительно предположим, что все три записи получены из одного и того же источника и что, следовательно, внутренняя хронология трех записей должна оставаться правильный.Это значит, что не только дату нападения нужно скорректировать на шесть лет, но и дата первой выплаты дани «варягам» и дата приглашения русов. Принимая этот метод настройки, мы получить следующую предварительную реконструкцию дат:

6367 (859-6, т. е. 853)            Наложение дани

6368    нет записи

6369    нет записи

6370 (862-6, т. е., 856)            Изгнание «варягов» и Приглашение Руси

6371    нет записи

6372    нет записи

6373    нет записи

6374 (866-6, т. е. 860)            Нападение на Константинополь 90 005

Внимательное чтение полных записей под тремя датами позволит внести дальнейшие коррективы в хронологию с помощью внутренняя логика повествования. Эта возможность предоставляется тем, что что под датой 6370 Летописец фактически вписал события трех, или не менее двух лет.Это исключение из летописной практики, потому что за данной датой обычно следуют события только одного года. В наличии рукописи, где русскому летописцу нечего было сообщить, даты вводится без текста. В нашем случае запись под 6370 годом, несмотря на отклонение от привычной рутины, не создает конфликтов, потому что нет записи за два предыдущих года.

Основные пункты входа под 6370 (т.е. 856) годом, на на которых мы будем основывать наши выводы, таковы:

6370. Они [данники варягов] погнали их обратно за морем и, отказав им в дальнейшей дани, отправился править самих себя. … Они сказали себе: «Давайте искать князя, который мог бы править нас и суди нас по закону». Соответственно, они отправились за границу в Русы-варяги: именно эти варяги были известны как русы… Они

20 . См. выше, стр. 31-32.

111

Таким образом, были выбраны три брата с их родственниками, которые взяли с собой их все русы и переселили…. Через два года , Синеус и его брат Трувор умер, и единоличную власть принял Рюрик. Он назначил города его последователи. Одному Полоцк, другому Ростов, третьему Белоозеро.

Тот факт, что события трех лет были обобщены в этой записи очевидно: варяги были отброшены назад; особая группа варягов, были приглашены русские; по прошествии двух лет Синеус и Трувор умерли; и после всех тех событий Рюрик взял на себя единоличную власть и поручил города его человек.

Логика событий делает очевидным, что варяги были изгнаны немедленно или в течение года после наложения дани, или, по крайней мере, что дань платили только один раз. Мы также можем подозревать, что временная узурпация власти русами произошла лишь в течение третьего год их пребывания у словенцев, а именно после смерти Синея и Трувор, когда Рюрик стал назначать города своим людям. Мы также должны отметить, что на по этому поводу в переделах городов нет упоминания о местных населения в качестве партнера по сделке.

Теперь мы можем более точно датировать приглашение:

.

853      Наложение дани и изгнание Варяги.

853/854           Приглашение русов.

856      Смерть Синея и Трувора. Распределение городов. «Рюрик взял на себя единоличную власть».

Близкое подтверждение нашего расчета дат предоставлено Жизнь святого Ансгара.[21] Согласно этому источнику, некоторые датчане плыли по Балтике захватили civitas славян, собрали выкуп, и вернулся домой. Вернадский идентифицировал этот civitas как Новгород. [22] Нашествие произошло за несколько лет до смерти святителя в 864 году. Вернадский датирует сбор выкупа 852 годом. События, описанные в Житии св. Ансгара, соответственно, соответствовали бы собственному рассказу Летописца о уплата дани и изгнание. Разница в один год между дата рейда, предложенная Вернадским, и восстановленная дата

г.

21 .Римберт, Vita Anscari , под редакцией Г. Вайца (Ганновер, 1884), с. 43. Подытожено Вернадским в Происхождение , с. 204.

22 . Идентификация довольно смелая. Русский летописец, в связи с рейдом, не упомянул город Новгород, а только Словенцы и другие народы Ильменского края. Согласно самым последним оценкам, Новгород приобрел городские черты лишь к середине десятый век.См. Б. А. Колчкин. Топография, стратиграфия и хронология. Неревского раскопа», Материалы и исследования по археологии СССР , LV (1956), с. 137.

112

уплату дани в русской летописи можно объяснить тот факт, что византийский год начинался в сентябре, западный год, в различные даты весной. [23] Более того, разница в датировке может означать, что сведения Русского летописца были получены из источника, независимого от источник, которым пользовался составитель жития св.Ансгар. Этот факт значительно повысить авторитет Русского летописца. Мы можем заключить, что «приглашение» русов последовало сразу после упомянутого в Жизнь и что она была направлена ​​на предотвращение новых нападений с моря, а не от хазар, как предполагал Г. Вернадский в своих различных презентации по истории древней Руси. [24]

23 . На древней Руси существовало две системы летоисчисления, начинавшиеся в весна, обе начинаются в марте.Так называемая ультрамартовская система была одной из год позади обычной системы March.

24 . Вернадский, Истоки , стр. 203-5, 209.

(PDF) Варяги: В Благодатном огне Божием

palgrave.com

1-е изд. 2020, XVIII, 212 с. 10 илл.

Печатная книга

Твердый переплет

89,99 € | £ 79,99 | $109,99

96,29 € (D) | 98,99 € (А) |

[1]

106,50

электронная книга

74,89 € | 63 фунта стерлингов.99 | $84,99

74,89 € (D) | 74,89 € (А) |

[2]

85,00

Доступно в вашей библиотеке или по адресу

springer.com/shop

MyCopy [3]

Печатная электронная книга всего за

€ | $ 24.99

springer.com/mycopy

Сверрир Якобссон

Варяги

В благодатном огне Божием

Серия: Новые подходы к византийской истории и культуре

Сравнивает источники из разных культур, таких как Римская империя и

Аббасидский халифат

Переоценивает устоявшиеся историографические великие повествования о Скандинавии , начиная с самых ранних

упоминаний в повествовательных источниках до периода позднего средневековья, когда восточные викинги стали стандартными фигурами в древнескандинавских романах. Сопоставление проводится между источниками

, происходящими из разных культур, таких как Римская империя, Аббасидский халифат и его

государства-преемники, ранние царства Руси и высокосредневековые скандинавские царства.

Ключевым элементом в истории русов и варягов является формирование

идентичностей и то, как разные культуры определяют себя в сравнении и противопоставлении друг другу. Эта книга

предлагает свежий и увлекательный взгляд на эти средневековые источники, а также тщательную переоценку

установленных историографических великих повествований о скандинавских народах Востока.

Часть

Заказывайте онлайн на сайте springer.com или для Северной и Южной Америки звоните (звонок бесплатный) 1-800-SPRINGER /

или пишите нам по адресу: [email protected] / Если вы находитесь за пределами Америки, позвоните по телефону +49 (0) 6221-345-4301 /

или напишите нам по адресу: [email protected] com.

Первая цена в евро, а также цена в фунтах и ​​долларах являются ценами нетто, с учетом местного НДС. Цены, указанные в [1], включают НДС за

книг; €(D) включает 7% для Германии, €(A) включает 10% для Австрии.Цены, указанные в [2], включают НДС за

электронных изделий; 19% для Германии, 20% для Австрии. Все цены без учета транспортных расходов. Цены и другие детали

могут быть изменены без предварительного уведомления. Все ошибки и упущения исключены. [3] Скидка на MyCopy не предоставляется.

Lock, Stock, and History — Варяжская гвардия — Восточная Римская империя…

Варяжская гвардия — элитные солдаты викингов Восточной Римской империи

В середине 8 века н. на восток на территорию нынешней России, Украины и Белоруссии.Спустя несколько десятилетий эти скандинавы начали завоевывать участки земли, формировать постоянные поселения и вступать в брак со славянскими народами региона. В 882 году князь Олег начал объединять различные славянские, норвежские и финские племена в федеративное государство, названное Киевской Русью. Киевская Русь будет доминировать над большей частью Восточной Европы с 10 века до монгольских нашествий в 13 веке.

Вскоре после основания Киевской Руси они вступили в контакт с Восточной Римской империей, или, как ее называют историки, «Византийской империей».В 988 году Византийская империя переживала неспокойные времена, когда ей приходилось иметь дело не только с иностранными захватчиками, но и с крупным восстанием, которое грозило расколоть империю. Византийский император Василий II потребовал от Владимира I из Киева 6000 воинов в обмен на руку его сестры. Владимир принял предложение и отправил 6000 выносливых скандинавов сражаться в качестве наемников в византийской армии. Скандинавы сражались так хорошо, что он сделал их своими элитными ударными отрядами, а также своими телохранителями.Само слово «варяг» происходит от древнескандинавских слов «вар» (клятва или присяга) и «генги» (товарищи). С Варяжской гвардией во главе византийской армии Василий II смог сокрушить мятежников, отбросить вражеских захватчиков и стабилизировать империю. Он сделал Варяжскую гвардию официальным институтом империи, очень похожим на преторианскую гвардию Древнего Рима, и призвал людей со всей Скандинавии пополнить его ряды и расширить гвардию. Вооруженные мечом, большим двуручным топором, называемым датским топором, кольчужным или лемелларным доспехом, щитом и шлемом, варяги участвовали в боях по всей империи, в том числе на Балканах, в Греции, Италии, Турции и Средней Азии. Восток.Награды за службу включали крупные денежные выплаты и землю.

Одним из самых важных варягов в средневековой истории был норвежский дворянин по имени Гарольд Сигурдссон. После поражения в битве со своими семейными соперниками он был сослан в Киевскую Русь в 1031 году. Несколько лет спустя он присоединился к византийской армии, заработав репутацию храброго солдата и блестящего полководца, пока в конце концов не был назначен командиром Варяжской гвардии. . После успешной карьеры варяга Гарольд вернулся в Норвегию и вернул себе трон, приняв титул короля Гарольда III. В 1066 году он вторгся в Англию в попытке занять английский трон, но потерпел поражение и был убит в битве при Стэмфорд-Бридж армией англосаксонского короля Гарольда Годвинсона. История навсегда запомнит его как Гарольда «Хардрада», сурового правителя.

Говоря о 1066 году, после поражения Гарольда Хардрады в 1066 году Годвинсон и его армия были вынуждены двинуться на юг, чтобы сразиться с другой армией, норманнским вторжением во главе с Вильгельмом Бастардом, позже известным как Вильгельм Завоеватель. Годвинсон потерпит поражение от Вильгельма Завоевателя, что приведет к норманнскому завоеванию Англии.Это имело бы серьезные последствия для Варяжской гвардии. К середине 11 века скандинавские народы уже не стремились заниматься викингами, как это делали их предки, предпочитая осесть и стать земледельцами и торговцами. Гарольда Хардраду часто называют «последним викингом», а его смерть в 1066 году обычно используется как точка завершения эпохи викингов. В результате все меньше и меньше скандинавов добровольно шли в Варяжскую гвардию. Однако норманнское завоевание привело к тому, что многие англосаксонские беженцы бежали из Англии.Многие из этих английских эмигрантов присоединились к византийской армии и пополнили опустевшие ряды варяжской гвардии, пока к XII веку в гвардии полностью не доминировали англосаксы.

Со временем Варяжская гвардия пришла в упадок вместе с Византийской империей, постепенно уничтожаясь захватчиками, которые нападали со всех сторон империи. К концу 13 века считается, что варяги были просто простой дворцовой стражей, которая была тенью самих себя. Последнее упоминание о гвардейцах происходит около 1400 года, и оттуда они исчезли в истории.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.