Методы южного общества: Таблица “Южное общество и Северное общество” 

Содержание

Пестель Павел Иванович


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Павел Иванович Пестель

П. И. Пестель
Художник М. М. Успенский с оригинала Е. И. Пестель 1813 года

 

Пестель Павел Иванович [24 июня (05 июля) 1793, Москва – 13(25) июля 1826, Петербург] – мыслитель, политический деятель, идеолог и лидер декабристского «Южного общества». Дворянин. Получил образование в Дрездене (1805–09). В 1811 окончил Пажеский корпус. Участвовал в войне 1812 и зарубежных походах русской армии 1813–14. В 1816 вступил в тайное общество «Союз спасения» (в 1817 переименованное в «Общество истинных и верных сынов Отечества»), участвовал в работе над уставом. В 1818 вошел в руководящий орган – Коренную управу «Союза благоденствия». Цель «Союза» видел в установлении в России республиканской формы правления. После роспуска «Союза благоденствия» возглавил формирование на базе 2-й армии, находившейся на Украине, новой тайной организации – «Южного общества». Арестован 13 декабря 1825 накануне выступления «Северного общества». Казнен вместе с декабристами К.Ф.Рылеевым, С.

И.Муравьевым-Апостолом, П.Г.Каховским и П.Бестужевым-Рюминым. Программным документом «Южного общества» является написанная Пестелем «Русская правда», самый радикальный документ декабризма. Деистическая позиция Пестеля выражена во вступлении к «Русской правде» и является как бы идейной основой документа: Бог – создатель мира и «творец законов природы», следовательно, «постановления государственные» должны соответствовать «законам веры» и не должны противоречить «обязанностям человека в отношении к вере и всевышнему создателю миров» (Восст. декабристов, т. VII, с. 115). В решении социальных проблем исходил из теорий «естественного права» и «общественного договора». В результате обществ, договора устанавливается гражданское общество, члены которого равны перед законом. Приведенное в порядок гражданское общество есть государство, а равноправные члены государства это – народ. Государство (у Пестеля, противника федеративного устройства, это – единая республика) обязано обеспечить «благоденствие» членов общества.
Народ выбирает правительство, которое действует в его интересах, т.е. обеспечивает соблюдение прав человека. «Русская правда» провозглашала самым важным право личной свободы, что обеспечивалось равенством всех перед судом и законом, отменой сословной воинской повинности, свободой слова и печати. В течение переходного периода власть в России должна принадлежать «временному Верховному правлению», наделенному неограниченными полномочиями, в дальнейшем, согласно его программе, в России будет установлена республика, все мужское население которой будет иметь равные избирательные права. Для решения крестьянского вопроса временное Верховное правление за счет помещичьих земель наделяет крестьян землей без выкупа. Для достижения этой цели Пестель допускал установление «революционной диктатуры». Развитие крестьянских хозяйств должны были обеспечить кредиты «Крестьянских банков», а благосостояние общества должны были гарантировать выделяемые помимо необходимых «общественных» и т.н. «земли для изобилия».
Аграрная революция, обеспечившая благосостояние народа, привела бы, по мысли Пестеля, к социально-справедливому обществу, почему Герцен и назвал Пестеля «первым в России социалистом».

И.Ф. Худушина

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. III, Н – С, с. 225-226.

Сочинения:

Избр. социально-политические и философские произведения декабристов. М, 1951, т. 2;

Восстание декабристов: Материалы по истории восстания декабристов. М–Л., 1927, т. IV;

М.–Л., 1958, т. VII.

Литература:

Никандров П.Ф. Мировоззрение П.И. Пестеля. Л., 1955;

Лебедев Н.М. Пестель – идеолог и руководитель декабристов. М., 1972;

Ланда С.С. Дух революционных преобразований. М., 1975;

Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. СПб., 1909.


Вернуться на главную страницу П. И. Пестеля

 

 

Южный федеральный университет | Пресс-центр: В ЮФУ получили качественные пленки для газовых датчиков


Ученые Южного федерального университета разработали принципиально новый метод получения пленок феррита никеля, который позволит создать чувствительные газовые сенсоры и уменьшить размеры микросхем компьютерной памяти.

Материалы на основе ферритов сегодня привлекают интерес ученых и инженеров из-за их широкого практического применения. Благодаря уникальным магнитным и электрофизическим свойствам, эти материалы используются в разработках для доставки биомедицинских лекарств, микросхемах памяти компьютеров и радиоэлектронике.

Тонкие пленки феррита никеля обладают газочувствительными свойствами, поэтому на их основе производят датчики определения загазованности помещений. Например, такие приборы можно использовать для обнаружения в воздухе хлора, аммиака и других токсичных газов.

Ученые ЮФУ разработали принципиально новый, менее энергозатратный метод производства пленочных покрытий полифункционального феррита никеля путем низкотемпературного твердофазного пиролиза. Этот метод позволил сократить общее время синтеза и снизить температуру получения пленок. Теперь устройства, где используются пленочные покрытия феррита никеля, можно сделать более компактными и менее дорогими, что в перспективе значительно расширит их область применения.

Метод, разработанный в ЮФУ, технологически более прост, чем известные аналоги, требует менее дорогостоящего оборудования и позволяет получать наноразмерные кристаллические пленочные материалы заданной толщины, сообщила доцент кафедры общей и неорганической химии Химического факультета ЮФУ Екатерина Баян.

«Существующие методы получения тонких пленок различных материалов имеют недостатки, такие как использование дорогостоящего оборудования, работа в особых условиях (создание вакуума, высокие температуры) и длительность процесса.  Очевидно, что такие методы повышают себестоимость готовой продукции», – рассказала

Екатерина Баян.

Разработанный метод изготовления пленочных покрытий включает в себя два этапа: получение промежуточных продуктов, которые будут нанесены на подложки, и формирование пленок феррита никеля при термической обработке.

В дальнейшем ученые планируют адаптировать метод для более широкого спектра материалов, а также изучать физико-химические свойства полученных пленок. Это позволит расширить применение новой технологии в производстве материалов для различных устройств.

Результаты исследования опубликованы в высокорейтинговом журнале Materials Letters.

Заговор во имя России. Восемь тайных обществ, пытавшихся изменить страну | История | Общество

9 февраля 1816 года был создан «Союз спасения» — одно из первых тайных политических обществ в России.

XIX век в России можно назвать «веком тайных обществ». Идеи мыслителей эпохи Просвещения, которые легли в основу Великой Французской революции, пусть и в значительно меньшей степени, чем в Европе, проникали и в Российскую империю.

Первые годы правления императора Александра I, взошедшего на престол в 1801 году, были отмечены ожиданиями перемен среди передовой части русского общества. В известной степени «тайным обществом» можно было назвать и Негласный комитет, в который входили приближенные молодого монарха, обсуждавшие с ним проекты различных реформ.

Ожидания, однако, не оправдались. С течением времени политика Александра I становилась все более консервативной, что в немалой степени связано с борьбой с Наполеоном, который являл собой изменения, произведенные в Европе Великой Французской революцией.

Но если император пересмотрел свои взгляды, то молодые российские дворяне, заразившиеся идеями вольнодумства, отказываться от них не собирались. Разочарование в возможности проведения «реформ сверху» привело к созданию тайных обществ, в которых обсуждались возможности и методы изменений в России.

Император Александр I. Источник: Public Domain

«Союз спасения»

9 февраля 1816 года в Петербурге было учреждено тайное политическое общество, получившее название «Союз спасения». Это общество считается первой крупной организацией декабристов.

Основателями организации стали члены двух ранее существовавших объединений — «Священной артели» и «Семёновской артели». Эти кружки объединяли молодых дворян, преимущественно гвардейских офицеров, ратовавших за утверждение в России основного закона — Конституции. Среди организаторов «Союза спасения» были князь Сергей Трубецкой, а также гвардейские офицеры Александр Муравьев, Матвей и Сергей Муравьевы-Апостолы. К движению также примкнули и новые члены, не входившие в ранее существовавшие организации, в частности,

Павел Пестель.

В 1817 году Общество приняло устав («Статут»), составленный Павлом Пестелем. Согласно уставу, «Союз спасения» был переименован в «Общество истинных и верных сынов Отечества». Целями общества были провозглашены уничтожение крепостного права и замена самодержавия на конституционную монархию. Большинство предполагало добиваться этих целей мирным путём, посредством давления на общественное мнение. Меньшинство выступало за вооруженный заговор и даже за цареубийство. Радикальное расхождение в отношении методов достижения целей привело к расколу и роспуску организации.

Павел Пестель. Источник: Public Domain

«Союз благоденствия»

В 1818 году бывшие члены «Союза спасения» создают новую организацию, названную «Союз благоденствия». В организацию входило более 200 членов. Целью «Союза благоденствия» провозглашалось христианское воспитание и просвещение народа, помощь правительству в благих начинаниях и смягчение участи крепостных. Тем участникам общества, что были включены в актив — «Коренную управу» — доверялась настоящая цель, которой являлась ликвидация крепостничества и установление конституционного строя.

Несмотря на то, что общество считалось тайным, о нем было известно императору Александру I, который даже был с знаком с уставом организации — так называемой «Зеленой книгой». До 1821 года он относился к нему лояльно, помня о собственных взглядах в период начала царствования. Однако затем, на фоне очередных революционных потрясений в Европе, Александр I приказал прекратить на территории страны деятельность всех масонских лож и тайных обществ.

«Союз благоденствия», к тому времени столкнувшийся с новыми серьезными противоречиями среди членов организации, принял решение о самороспуске. При этом наиболее доверенным членам было сказано — организация сохранится, но с меньшим числом участников.

«Северное общество»

Распад «Союза благоденствия» привел к созданию сразу двух декабристских тайных обществ — «Северного» в Петербурге и «Южного» в Киеве.

«Северное общество» в Петербурге, считавшееся более умеренным, возглавил Никита Муравьев. Лидер общества создал так называемую «Конституцию Никиты Муравьева». Согласно ей, Россия должна была стать федерацией из 13 держав и двух областей. Новой столицей был назван Нижний Новгород, в качестве законодательного органа должно было действовать двухпалатное «Народное вече». Государственным строем России предполагалась конституционная монархия, главой исполнительной власти объявлялся император, полномочия которого были существенно урезаны. «Конституция Никиты Муравьева» предполагала ликвидацию крепостного права, объявляла свободу слова, собраний, вероисповеданий, а также утверждала принцип равенства всех граждан перед законом.

«Северное общество» организовало и осуществило вооруженное выступление в Петербурге 14 декабря 1825 года.

После разгрома восстания и расстрела восставших полков из орудий, 61 человек из «Северного общества» был предан суду. Два члена «Северного общества» — Кондратий Рылеев и Петр Каховский — были повешены. Лидер «Северного общества» Никита Муравьев был осужден на 20 лет каторги.

Карл Кольман. «Восстание декабристов». Источник: Public Domain

«Южное общество»

Лидером более революционного «Южного общества» стал Павел Пестель, составивший свой проект Конституции, получивший название «Русская правда».

Пестель видел Россию единой и неделимой республикой, состоящей из 10 областей. Столицей Пестель также предлагал сделать Нижний Новгород. Высшая законодательная власть принадлежала однопалатному Народному вече, которое утверждало исполнительную власть — Державную думу в составе пяти человек.

«Русская правда» предполагала ликвидацию крепостного права, частичный передел пахотных земель в пользу крестьян, равенство всех граждан перед законом, свободу слова, печати, вероисповеданий, ликвидацию сословной системы.

В качестве способа достижения цели руководители «Южного общества» рассматривали военный переворот. Предполагалось захватить власть в столице, заставив императора отречься от престола.

«Южное общество» готовило вооруженное выступление в середине 1826 года, однако уже осенью 1825 года замыслы заговорщиков стали известны правительству. Неудачное выступление «Северного общества» в декабре 1825 года заставило «южан» действовать немедленно.

29 декабря 1825 года члены общества подняли восстание в Черниговском полку. В отличие от Петербурга, оно растянулось на несколько дней, но завершилось аналогичным образом — 3 января 1826 года повстанцы были разгромлены верными правительству войсками.

К суду были привлечены 37 членов «Южного общества», из которых трое — Павел Пестель, Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин — были повешены.

Из 4000 солдат, являвшихся рядовыми участниками вооруженных выступлений декабристов, был создан сводный полк, отправленный воевать на Кавказ.

«Кирилло-Мефодиевское братство»

Разгром движения декабристов лишь на время пригасил активность людей, недовольных политической системой России. Кружки вольнодумцев продолжали возникать, несмотря на крайне жесткие меры властей по отношению даже к тем, кто не вынашивал революционных идей.

В 1845 году по инициативе историка, поэта и публициста Николая Костомарова было создано антикрепостническое тайное общество «Кирилло-Мефодиевское братство». Оно объединяло студентов и преподавателей Киевского и Харьковского университетов.

Николай Костомаров. Источник: Public Domain

Братство основывалось на христианских и панславистских идеях и ставило задачей либерализацию политической и культурной жизни в Российской империи в рамках панславянского союза народов.

В состав намечавшейся всеславянской федерации должны были войти Украина, Россия, Польша, Чехия, Сербия и Болгария. Высшая законодательная власть должна была принадлежать двухпалатному сейму, исполнительная — президенту. Осуществления своих политических идеалов общество предполагало добиться мирным реформистским путем.

Кирилло-мефодиевцы пропагандировали свободу, равенство, братство как основу нового общества. Конкретные меры для достижения этого виделись в отмене крепостничества, ликвидации юридических отличий между сословиями, доступности образования для трудящихся.

Тайное общество насчитывало 12 членов, одним из которых стал украинский поэт и художник Тарас Шевченко.

Общество просуществовало около двух лет, и в 1847 году было разгромлено жандармами по доносу одного из студентов. Лидер общества Костомаров был отправлен в ссылку, Шевченко был отдан в солдаты, остальные члены братства также были подвергнуты тюремным наказаниями и ссылкам.

Тарас Шевченко. Источник: Public Domain

Петрашевцы

Одним из самых громких дел о тайных обществах в России в середине XIX века стало «дело петрашевцев» — участников регулярных политических дискуссий, проходивших с 1844 года в доме Михаила Буташевича-Петрашевского.

Петрашевцы не являлись революционной организацией в прямом смысле слова, это был скорее дискуссионный клуб, в котором изучалась запрещенная в России политическая литература и обсуждались идеи реформирования общества. Участники дискуссий пользовались библиотекой Петрашевского, часть которой составляли запрещенные в России книги по истории революционных движений, утопическому социализму, материалистической философии. Сам Буташевич-Петрашевский выступал за демократизацию политического строя России и освобождение крестьян с землёй.

В число петрашевцев входили молодые литераторы, самым известным из которых является Федор Михайлович Достоевский.

В 1848 году по инициативе Петрашевского участники дискуссий стали обсуждать возможность создания настоящего тайного общества, преследующего революционные цели, однако сформировать его не удалось из-за серьезных разногласий между участниками. Данный факт признало и следствие по «делу петрашевцев».

После раскрытия объединения были арестованы 40 человек, половина из которых была предана военному суду. «Горсть людей совершенно ничтожных, большей частью молодых и безнравственных, мечтала о возможности попрать священнейшие права религии, закона и собственности», — говорилось в судебных документах.

Все подсудимые были приговорены к смертной казни — расстрелу; но, принимая во внимание разные смягчающие обстоятельства, в том числе раскаяние всех подсудимых, суд счел возможным ходатайствовать об уменьшении им наказания. Наказание было действительно уменьшено, но самим приговоренным об этом не сообщили.

22 декабря 1849 года на Семеновском плацу в Петербурге состоялась инсценировка казни. Осужденные прошли через все предсмертные процедуры, троим завязали глаза и привязали к столбу. Лишь в последний момент был дан отбой, и приговор зачитан в окончательном виде. Петрашевский был приговорен к бессрочной каторге, Достоевский получил 4 года каторги с последующей отдачей в рядовые. Другие участники общества получили меньшие сроки наказания. При этом инсценировка казни серьезно повлияла на психику петрашевцев, часть из которых затем страдала психическими заболеваниями.

«Обряд казни на Семёновском плацу», рисунок Б. Покровского, 1849 год. Источник: Public Domain

«Земля и воля»

В 1850–1860-х годах в России действовал целый ряд небольших тайных обществ, самым заметным из которых стало образованное в 1861 году общество «Земля и воля».

Идейными вдохновителями общества стали Александр Герцен и Николай Чернышевский. В число организаторов общества входили П.А. Ровинский, Н. Н. ОбручевС. С. Рымаренко, И. И. Шамшин и другие. Своей целью участники ставили подготовку крестьянской революции. Одним из важнейших требований, выдвигавшихся членами организации, был созыв бессословного народного собрания.

Александр Герцен. Источник: Public Domain

Организация по меркам того времени была крупной — объединение кружков в полутора десятках городов в общей сложности насчитывало до 3000 членов.

Но просуществовало общество всего около трех лет. Причиной распада стали аресты ряда членов, а также раскол между либеральным и революционным крылом движения. Либералы полагали, что в условиях начатых Александром II реформ подготовка крестьянского выступления является делом ненужным и даже вредным. В результате в 1864 году общество «Земля и воля» было распущено.

В 1876 году тайное общество «Земля и воля» было вновь сформировано как народническая организация. В число его создателей вошли такие деятели, как Георгий Плеханов, Дмитрий Лизогуб, Александр Михайлов, позднее к ним присоединились Софья Перовская, Николай Морозов и другие.

В организацию входило около 200 членов, но в ее деятельность также было вовлечено большое количество сочувствующих.

Организация выдвигала следующие цели: передача всей земли крестьянам, введение полного общинного самоуправления, введение свободы вероисповеданий, предоставление нациям права на самоопределение.

Методы достижения целей делились на организаторские (пропаганда, агитация среди крестьян и других сословий и групп) и дезорганизаторские (индивидуальный террор против наиболее одиозных представителей режима).

«Земля и воля» имела свой печатный орган, участвовала в организации студенческих и рабочих выступлений, занималась внедрением своих агентов в государственные структуры Российской империи.

Николай Чернышевский. Источник: Public Domain

«Народная воля»

К 1879 году в «Земле и воле» наметился раскол по вопросу об отношении к методам борьбы. Сторонники идей народничества, то есть эволюционного пути реформирования общества, сформировали организацию «Черный передел». В число умеренных вошли Георгий Плеханов, Вера Засулич, Павел Аксельрод, Анатолий Буланов и другие.

Многие из участников «Черного передела» дожили до двух революций 1917 года и испытали крайнее разочарование, считая приход к власти большевиков полной катастрофой дела, которому посвятили жизнь.

Радикальное крыло «Земли и воли» сформировало организацию «Народная воля», которая выступала за провоцирование революции в России путем совершения террористических актов против первых лиц государства.

1 марта 1881 года члены движения «Народная воля» совершили теракт, в результате которого был убит император Александр II. Спровоцировать революцию народовольцам не удалось — убийство монарха привело к усилению реакции, жертвами которой в первую очередь стали сами народовольцы.

Убийство царя Александра II. Источник: Public Domain

В марте 1881 года по делу об убийстве императора были приговорены к смертной казни народовольцы А.Желябов, С.Перовская, Н.Кибальчич, Т.Михайлов, Н.Рысаков. 3 апреля 1881 года все они были повешены на плацу Семеновского полка.

В 1886 году в Петербурге была сформирована «Террористическая фракция» «Народной воли». Ее члены готовили покушение на императора Александра III. Организация была раскрыта, а пять ее наиболее активных членов были повешены в мае 1887 года. Одним из казненных был Александр Ильич Ульянов — старший брат Владимира Ульянова, будущего лидера большевиков и главного организатора Октябрьской революции.

Время тайных обществ уходило, наступала новая эпоха с новыми методами.

. Движение декабристов

переход на главную

1. Предпосылки

1.1. Крепостнический строй, вступивший в стадию своего разложения, стал восприниматься мыслящей частью русского общества как основная причина бедствий страны, ее отсталости, которая все более унижала патриотические чувства духовной элиты. Его ликвидация осознавалась передовыми русскими дворянами как самая насущная задача, открывающая стране дорогу к прогрессу.

1.2. Война 1812 г. продемонстрировала огромные потенциальные возможности России, патриотизм, моральные достоинства народа. В ходе походов русские дворяне-офицеры ближе познакомились со своими солдатами, были поражены уровнем жизни простых людей в Европе. Вот почему, возвратившись, они так болезненно стали воспринимать нищету и бесправие собственных крестьян, которые спасли страну от иноземного тирана, но которых продолжали тиранить господа.

Таким образом, с одной стороны, желание помочь народу, победившему лучшую в мире французскую армию, а с другой, предотвратить возможность повторения пугачевщины, угрожающей островкам европейской цивилизации в России, толкали часть дворян к активным действиям. Неслучайно декабристы называли себя детьми 1812-го года.

1.3. Политика Александра I, проводившего в начале своего царствования либеральные реформы, трансформировалась в последующие годы в консервативный курс, перемежающийся попытками возвратиться к политике реформ. Угасание последних надежд на царя-реформатора вызвало сплочение передовых людей эпохи, решившихся воплотить в жизнь то, что так и не сумел совершить император.

1.4. Реакционный внешнеполитический курс, направленный на реставрацию феодально-монархических режимов в Европе и подавление там революционных выступлений.

1.5. Влияние идей европейского Просвещения (теории естественных прав человека, парламентаризма, демократии, социальной справедливости, разделения властей) и особенно его революционного направления.

1.6. Влияние опыта американской и Великой французской революций, революционного движения в Испании, Италии, Греции.

  1. Либеральная традиция русской общественной мысли, связанная с именами российских просветителей второй половины ХУ111 начала Х1Х вв.

1.8. Психологическая атмосфера начала XIX в. Русские дворяне этой эпохи принимали активное участие в исторических событиях мирового масштаба. Вернувшись же после победоносной войны с Наполеоном к светской жизни и казарменной обыденности, они начали испытывать чувство неудовлетворенности и дискомфорта, пытались заполнить образовавшийся духовный вакуум идейными спорами, политической деятельностью, направленными на благо страны.

2. ОСОБЕННОСТИ ДЕКАБРИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

  1. Первыми носителями освободительных идей в России выступили лучшие представители привилегированного сословия — дворянства, а не лишенные политических и многих социальных прав мещане, крестьяне и купцы.
  2. Феномен дворянской революционности во многом объясняется высокими моральными качествами передовой части русского дворянства, а также осознанием того, что понятия чести, достоинства и свободы личности, уже укоренившиеся в его духовной жизни, несовместимы с рабством большинства населения и самодержавным режимом.

2.3. Декабристские организации состояли из офицеров, а их выступление имело форму военной революции.

2.4. Декабристы не опирались на какой либо социальный слой и не стремились найти поддержку народа, хотя шли на смертельный риск во имя этого народа.

2.5. Это было первое организованное и вооруженное выступление против самодержавия и крепостничества.

В отечественной историографии, наряду с этими, есть и другие оценки движения декабристов. Так П.Н. Зырянов характеризует само их восстание как ненасильственное по форме и чисто нравственное по содержанию выступление.

3. ДЕКАБРИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ.

3.1. Артель офицеров Семеновского полка (1815 г.), созданная Н.М. Муравьевым, была малочисленной организацией (15-20 чел) с аморфными и неясными целями. По указанию Александра I она была распущена, но ее члены продолжали собираться и после роспуска, благодаря чему артель стала колыбелью декабристского движения.

3.2. «Союз спасения» (1816-1818 гг.). Первая тайная офицерская организация во главе с полковником Генерального штаба А.Н. Муравьевым. У ее истоков стояли также князь С.П. Трубецкой, Никита Муравьев, Матвей и Сергей Муравьевы-Апостолы, И.Д. Якушкин — все участники Отечественной войны. После прихода в организацию П.И. Пестеля в 1817 г. организация была переименована в «Союз истинных и верных сынов Отечества«, что подчеркивало ее патриотическую направленность. В обществе состояло всего лишь около 30 человек.

Целью организации было введение конституции и гражданских свобод, что означало ликвидацию крепостничества и ограничение самодержавия. Обсуждалась идея цареубийства во время посещения царем Москвы в сентябре 1817 г., но план был отклонен по нравственным соображениям. К тому же стало известно, что Александр дал указание разработать проекты конституции и освобождения крестьян.

Малочисленность и отсутствие опоры в обществе, неопределенность средств достижения цели, а также ожидание реформ сверху приводят к изменению тактики и организационных форм деятельности.

3.3. «Союз благоденствия» (1818-1821 гг.)

3.3.1 Структура и деятельность. Общество было организовано теми же лицами, что и Союз спасения. Они образовали Коренную управу, которой подчинялись местные управы в Петербурге, Москве, Тульчине, Кишиневе. Эта организация была более многочисленной (около 200 человек) и открытой. Так Союз, оставаясь нелегальной организацией, помимо пропаганды в армии и великосветских салонах, осуществлял и легальную деятельность. Под его влиянием находились легальные литературные общества: «Зеленая лампа«, «Измайловское общество», а также Общество для распространения ланкастерских училищ» (для взаимного обучения).

3.3.2.. Цели и средства их достижения. В уставе (Зеленой книге) говорилось, что Союз распространением между соотечественников истинных правил нравственности и просвещения будет споспешествовать правительству к возведению России на степень величия и благоденствия. Однако наряду с мирными задачами в тайной, второй части устава, известной лишь ядру общества, ставились более радикальные цели — введение конституции и ликвидация крепостничества. Вместо самодержавия предполагалось утверждение конституционной монархии, а в 1820 г. выносится предложение об установлении республики. Методами же достижения поставленной цели провозглашались пропаганда, просвещение, формирование общественного мнения в духе просветительских идей, что, как рассчитывали руководители общества, и позволит лет через 10-20 провести мирную революцию.

3.3.3. Направления. В ходе деятельности в «Союзе» сложилось два основных идейно-политических направления:

умеренно либеральное — выступавшее за ликвидацию крепостничества, просвещение, конституционную монархию, против республики и революционной диктатуры;

республиканское — за радикальное решение аграрного вопроса, наделение крестьян землей за счет помещиков, за республику.

Вместе с тем в обществе появилась группа, состоящая из людей, тяготившихся по разным причинам общественной деятельностью и мечтавших уйти в частную жизнь.

3.3.4. Роспуск Союза. Реорганизация общества, проведенная в 1821 г., привела к отстранению крайних сил и победе умеренных (И. Якушкин, П. Граббе, М. и И. Фонвизины). Между тем становилось очевидным, что правительство отказалось от проведения ожидаемых обществом реформ, а это требовало изменений в тактике, программе и организации оппозиционных сил. К тому же власти, как стало известно членам Союза, располагали информацией о его деятельности. В итоге в конце 1821 г. на тайном съезде было принято решение о самороспуске, позволившее всем умеренным и колеблющимся отойти от политической борьбы, а сторонникам активных действий перегруппировать свои силы.

3.4. «Южное общество» (1821-1825 гг.) во главе с П.И. Пестелем, С.Г. Волконским, С.И. Муравьевым-Апостолом, А.П. Юшневским действовало на Украине. Общество в своей структуре имело три управы (Тульчинская, Каменская, Васильковская).

Программным документом общества стала «Русская Правда«, написанная Пестелем и включавшая следующие положения:

— уничтожение самодержавия и установление республики;

— ликвидация сословий, равноправие всех граждан, введение суда присяжных для всех граждан;

— введение свободы слова, печати, вероисповедания, занятий;

— Россия остается единым унитарным государством (а не федерацией). Только Польша получает право на автономию;

— вводится разделение властей на законодательную власть — Народное вече (парламент), исполнительную — Державная Дума из 5 избираемых на 5 лет членов и блюстительную (судебная) — Верховный Собор;

— уничтожается крепостное право;

— земля делится на частную и общественную, из которой каждый мог получить участок земли, определенного размера;

— введение в действие Русской правды должно произойти декретом Временного революционного правительства, обладающего диктаторской властью.

3.5. «Северное общество» (1822-1825 гг.) во главе с Н.М. Муравьевым, С.П. Трубецким, а с 1823 г. — К.Ф. Рылеевым действовало в Петербурге и Москве. Программным документом стала «Конституция«, написанная Никитой Муравьевым и предполагавшая:

— введение конституционной монархии;

— разделение властей на законодательную (парламент), исполнительную во главе с императором, который выполнял также функции главнокомандующего, судебную;

— федеративное устройство страны, состоящей из 14 держав и двух областей. Столица переносится в Нижний Новгород, который переименовывается в Славянск;

— ликвидацию крепостного права;

— обеспечение законом прав и свобод граждан;

— сохранение собственности помещиков на землю в определенных размерах;

— наделение крестьян приусадебным участком, а также пахотной землей в 2 десятины, остальная земля должна арендоваться у помещика;

— рассмотрение и принятие Конституции Учредительным собранием.

4. ВОССТАНИЕ ДЕКАБРИСТОВ

4.1. Планы заговорщиков. Южное и Северное общества вели переговоры о координации действий и установили контакты с Польским патриотическим обществом и Обществом объединенных славян. Декабристы планировали убить царя на военном смотре, силами гвардии захватить власть и реализовать свои цели. Выступление намечалось на лето 1826 г.

4.2. Династический кризис. 19 ноября 1825 г. в Таганроге внезапно скончался Александр I. Трон должен был перейти брату покойного Константину, т. к. у Александра не было детей. Но еще в 1823 г. Константин тайно отрекся от престола, который теперь согласно закону переходил к следующему по старшинству брату — Николаю. Не зная об отречении Константина, Сенат, гвардия и армия присягнули ему 27 ноября. После выяснения ситуации назначили переприсягу Николаю, которого из-за его личных качеств (мелочности, солдафонства, мстительности и пр.) не любили в гвардии.

  1. Восстание 14 декабря в Петербурге.

4.3.1. Планы Северного общества. Появилась возможность воспользоваться внезапной смертью царя, колебаниями власти, оказавшейся в обстановке междуцарствия, а также неприязнью гвардии к престолонаследнику. Учитывалось и то, что некоторые высшие сановники заняли выжидательную позицию по отношению к Николаю и были готовы поддержать активные действия, направленные против него. Кроме того, стало известно, что в Зимнем дворце знали о заговоре и вскоре могли начаться аресты членов тайного общества, которое фактически перестало быть тайным.

Декабристы планировали в сложившейся ситуации поднять гвардейские полки, собрать их на Сенатской площади и заставить Сенат добром или под угрозой оружия издать Манифест к русскому народу, который объявлял об уничтожении самодержавия, ликвидации крепостного права, учреждении Временного правительства, введении свобод и пр. Часть восставших должна была захватить Зимний дворец и арестовать царскую семью, планировалось захватить и Петропавловскую крепость. Кроме того, П.Г. Каховский взял на себя задачу перед началом выступления убить Николая, но так и не решился ее выполнить. Руководителем восстания (диктатором) был избран князь С.П. Трубецкой.

4.3.2. Ход восстания. С раннего утра 14 декабря офицеры-члены Северного общества вели агитацию среди солдат и матросов, убеждая их не присягать Николаю, а поддержать Константина и его жену Конституцию. Им удалось вывести часть Московского, Гренадерский полки и Гвардейский морской экипаж на Сенатскую площадь (всего около 3,5 тыс. чел.). Но к этому моменту сенаторы уже присягнули Николаю и разошлись. Трубецкой, наблюдая за выполнением всех частей плана, увидел, что он полностью срывается и, убедившись в обреченности военного выступления, не явился на площадь. Это в свою очередь вызвало замешательство и медлительность действий.

Николай окружил площадь верными ему войсками (12 тыс. чел., 4 орудия). Но восставшие отбили атаки конницы, а генерал-губернатор Милорадович, пытавшийся склонить восставших к сдаче оружия, был смертельно ранен Каховским. После этого в дело была введена артиллерия. Выступление было подавлено, а вечером начались массовые аресты.

4.4. Восстание на Украине. На Юге о событиях в столице узнали с опозданием. 29 декабря восстал Черниговский полк во главе с С.И. Муравьевым-Апостолом, но поднять всю армию не удалось. 3 января полк был разгромлен правительственными войсками.

5. ПРИЧИНЫ ПОРАЖЕНИЯ

5.1. Узкая социальная база, ориентация на военную революцию и заговор.

5.2. Недостаточная конспирация, в результате чего правительство знало о планах заговорщиков.

5.3. Отсутствие необходимого единства и согласованности действий, пассивность восставших, скованных понятиями дворянской чести

5.4. Неготовность большей части образованного общества, дворянства к ликвидации самодержавия и крепостничества.

5.5. Культурная и отсталость крестьянства и рядового состава армии.

6. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ.

  1. Потерпев поражение в социально-политической борьбе, декабристы одержали духовно-нравственную победу, показали пример истинного служения своему отечеству и народу, внесли лепту в формирование новой нравственной личности.
  2. Опыт движения декабристов стал предметом для осмысления следующих за ними борцов с самодержавием и крепостничеством, повлиял на весь ход русского освободительного движения.
  3. Движение декабристов оказало огромное влияние на развитие русской культуры.
  4. Однако, исходя из конкретно-исторической ситуации, поражение декабристов ослабило интеллектуальный потенциал русского общества, спровоцировало усиление правительственной реакции, задержало, по словам П.Я. Чаадаева, развитие России на 50 лет.

 

Ставропольский краевой клинический консультативно-диагностический центр

АНМО «Ставропольский краевой клинический консультативно-диагностический центр»:

355017, г. Ставрополь, ул. Ленина 304

(8652) 951-951, (8652) 35-61-49 (факс)

(8652) 951-951, (8652) 31-51-51 (справочная служба)

Посмотреть подробнее

Обособленное подразделение «Диагностический центр на Западном обходе»:

355029 г. Ставрополь, ул. Западный обход, 64

(8652) 951-951, (8652) 31-51-51 (контактный телефон)

(8652) 31-68-89 (факс)

Посмотреть подробнее

Клиника семейного врача:

355017 г. Ставрополь, пр. К. Маркса, 110 (за ЦУМом)

(8652) 951-951, (8652) 31-51-51 (контактный телефон)

(8652) 31-50-60 (регистратура)

Посмотреть подробнее

Невинномысский филиал:

357107, г. Невинномысск, ул. Низяева 1

(86554) 95-777, 8-962-400-57-10 (регистратура)

Посмотреть подробнее

Обособленное структурное подразделение в г. Черкесске :

369000, г. Черкесск, ул. Умара Алиева 31

8(8782) 26-48-02, +7-988-700-81-06 (контактные телефоны)

Посмотреть подробнее

Обособленное структурное подразделение в г. Элисте :

358000, г. Элиста, ул. Республиканская, 47

8(989) 735-42-07 (контактные телефоны)

Посмотреть подробнее

ЗАО «Краевой клинический диагностический центр»:

355017 г. Ставрополь, ул. Ленина 304

(8652) 951-951, (8652) 35-61-49 (факс)

(8652) 951-951, (8652) 31-51-51 (справочная служба)

Посмотреть подробнее

Обособленное структурное подразделение на ул. Савченко, 38 корп. 9:

355021, г. Ставрополь, ул. Савченко, 38, корп. 9

8 (8652) 316-847 (контактный телефон)

Посмотреть подробнее

Обособленное структурное подразделение на ул. Чехова, 77 :

355000, г. Ставрополь, ул. Чехова, 77

8(8652) 951-943 (контактный телефон)

Посмотреть подробнее

Обособленное структурное подразделение в г. Михайловске:

358000, г. Михайловск, ул. Ленина, 201 (в новом жилом районе «Акварель»).

8(988) 099-15-55 (контактный телефон)

Посмотреть подробнее

Давыдов Сергей Геннадьевич — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

  • Бакалавриат
  • Казакова Ю. А. «Анализ аудитории региональных медиа (на примере городского округа «Город Обнинск» Калужской области)». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2021

  • Семенова М. Р. «Особенности профессиональных ролей журналистов в России». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2021

  • Барсукова И. В. «Коллективные пространства и городские сообщества: выстраивание коммуникации на примере деятельности «Точки кипения» в г.Ульяновск». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2019

  • Сапонова А. В. «Трансформация кинопоказа ведущих советских и российских телеканалов». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Досий З. В. «Образ социологии и социологов в публикациях российских экспертов 2014-2016 гг.». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2017

  • Асекритова Е. А. «Краудфандинг как инструмент сбора средств на кинопроекты: эффективность продвижения в российской и зарубежной практике». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2015

  • Шлык Е. В. «Корпоративная культура средств массовой информации на примере телеканала РЕН ТВ.». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Вишнякова В. А. «Конвергентная аудитория новостей в России и за рубежом». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Арно К. М. «Организация и критерии отбора новостей шеф-редакторами федеральных телеканалов». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Алескерова К. А. «Организация и критерии отбора телеведущих на российских телеканалах». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Чекасина Н. С. «Сайты современных российских информационных радиостанций как медиа-платформы». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Магистратура
  • Пашкалов Е. С. «Особенности цифровизации российского рынка наружной рекламы». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2021

  • Алхарасис С. -. «Использование журналистики данных в правительственных СМИ Иордании». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2021

  • Приз А. М. «Особенности освещения гендерной тематики в российских медиа». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2021

  • Сапонова А. В. «Динамика фрейминга онлайн-образования в российских медиа». Факультет социальных наук, 2020

  • Игнатова М. И. «Дискурс глобального потепления в СМИ России, Франции, США и Великобритании: сравнительный анализ». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2020

  • Белюга Т. С. «Типы самопрезентации глав регионов России в новых медиа (на примере блогов в социальной сети «Вконтакте»)». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2020

  • Голубева А. П. «Информационная повестка как инструмент управления образом политических партий России». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2019

  • Гриценко П. В. «Трансформация российских деловых медиа в условиях цифровизации». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2019

  • Тростина П. А. «Тема здоровья и активного образа жизни в самопрезентации россиян старших возрастных групп в социальных медиа на примере сети «Одноклассники»». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Кабардина Ю. А. «Российский рынок онлайн-образования: сегментация и тенденции развития». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Антух Ю. С. «Репрезентация президентских выборов 2018 г. в России ведущими федеральными телеканалами». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Артемьева А. А. «Теневой рынок вредоносного ПО: акторно-сетевой анализ». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Астахова М. С. «Поколенческий анализ российской аудитории цифровых медиа». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Басова Д. В. «Сравнительный анализ образа России в печатных СМИ Сербии и Хорватии начала XXI века». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Волкова А. М. «Технологии вирусного маркетинга в киноиндустрии». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2018

  • Аркалова Д. В. «Перспективы формата лонгрид в российских онлайн медиа». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2017

  • Бондаренко А. С. «Особенности издания и продвижения книг сегмента Young Adult в России и за рубежом». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2017

  • Кочерга М. Л. «Особенности потребления новостной информации в Интернете московской молодежью». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2017

  • Щипанов Д. А. «Специфика деятельности российских телекомпаний в Арктической зоне». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2016

  • Школяренко А. Д. «Структура и динамика развития рынка наружной рекламы Москвы и Московской области». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2016

  • Арсеньева А. А. «Проблемы измерения российской телевизионной аудитории через призму концепции «второго экрана»». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2016

  • Корчак Д. А. «Использование новых медиа в президентских электоральных кампаниях в США в 2012-2016 гг.». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2016

  • Грибов И. М. «Потребление музыки в структуре повседневности современных московских студентов». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2016

  • Никитина Т. Ю. «Особенности использования социальных сетей участниками протестных акций в Москве (2011-2013)». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2015

  • Мирфаизов А. Н. «Становление и развитие глобальных и российских рынков мониторинга социальных медиа». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2015

  • Саморукова Д. А. «Тема благотворительности в передачах ведущих российских телеканалов и русскоязычных социальных медиа». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2015

  • Коньков А. С. «Маркетинговые перспективы национального кулинарного шоу на российском телевидении». Факультет коммуникаций, медиа и дизайна, 2015

  • Карпухина Е. Н. «Трансформация дискурсивных практик в условиях кроссмедийной коммуникации». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Сероглазова В. А. «Политическая коммуникация в российский новых медиа в электоральный период». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Ставцева Д. Р. «Динамика аудитории российского кинематографа в 2000-2012 гг.». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Пронкина Е. С. «Особенности дискурса сексуальных меньшинств в российских и зарубежных СМИ». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Симонян Р. Г. «История развития систем измерения телевизионной аудитории». Факультет медиакоммуникаций, 2014

  • Ирисова О. П. «Освещение международных военных конфликтов американскими СМИ в 2001-2009гг.». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Зверобоева Ю. М. «Стратегии размещения медийной рекламы на «люксовом» рынке (2005-2012 гг.)». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Щелкунова Е. М. «Трансформация медиапотребления в контексте развития онлайн-медиа». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Жуков С. Ю. «Региональные информационные Интернет-агентства в российском медиа-пространстве». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Яковлева Ю. С. «Конструирование регионального электорального дискурса (на примере выборов мэра г.Химки в 2012 году)». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Касьян А. Е. «Оценка репутации печатных СМИ». Факультет медиакоммуникаций, 2013

  • Специалитет
  • Докунина М. В. «Использование результатов ТВ измерений для разработки и проведения рекламной кампании». Отделение интегрированных коммуникаций, 2013

  • Общество соединённых славян – путь к свободе и демократии через славянское единство

    Свободомыслие и рационализм эпохи Просвещения XVIII века охватили не только передовую Европу, но и находящиеся в глубоком кризисе славянские народы. Ещё в конце XVIII века угроза ассимиляции европейских славян не казалась преувеличением.

    Предыстория славянского вопроса в государственной политике России

    В начале XIX века потомки славян вернулись к поиску своих национальных корней. Проблемы славян в Российской империи были не менее драматичны, из-за небывалого иноземного засилья в верхах власти и культурном слое общества.

    Рождение славянской идеи в России происходило в условиях маргинализации всего русского, а значит и славянского на протяжении почти всего XVIII века.

    Попытки отдельных Ломоносовых и Татищевых изменить отношение государства и элиты к славянским истокам истории Отечества попадали под тотальную обструкцию. Поэтому можно считать в порядке вещей то, что первая общественная российская славянская организация, влилась в революционное Южное общество декабристов.

    Формирование в сознании русского общества идеи славянского единства

    Интерес к своей истории пробудился в среде славянских интеллектуалов и передовой молодёжи начала XIX века. К этому времени славянские народы почти растворились в массе державных европейских народностей. Процесс ассимиляции дошёл до того, что даже этнически ориентированный чешский историк и филолог Йосеф Добровский, основавший славянское языкознание, как науку писал свои книги на немецком языке. Он искренне считал законченной историю своего народа.

    В России иноземное засилье породило пренебрежение к славянским корням русского этноса. Аристократия уверилась в своих особых исторических корнях, не роднящих их с простолюдинами. Тем не менее, идеи славянского возрождения проникали в Российскую империю и захватывали умы прогрессивно мыслящей общественности. Сильно вырос интерес к Истории Отечества, в светских салонах обсуждалась «История государства Российского». Н. Карамзина.

    Образование общества объединённых славян

    После Отечественной войны и Заграничного похода русской армии 1812-1814 годов, в России появилась мода на создание кружков и обществ. Сферы их интересов были разными: от научно-просветительских до революционных. Не осталась без общественного внимания и славянская проблема. Первое славянское общество России прошло в своём становлении через два этапа.

    1. Создание тайного «Общества первого согласия»

    После Отечественной войны и Заграничного похода русской армии 1812-1814 годов, в России стало модным создавать разные кружки и общества (от научно-просветительских до революционных). В 1818 году, в селе Решетиловка, Полтавской губернии, сыновья отставного флотского майора Борисова Андрей и Пётр, юнкера-артиллеристы 9-й бригады, создали любительский кружок под названием Общество первого согласия.

    Целями объединения, немногим позднее поименованного «Обществом друзей природы» были не только натуралистические исследования, но и некоторые демократические преобразования в Российском государстве. Пётр Борисов, составил для общества устав и правила. Молодые братья не имели достаточных лидерских качеств и политического опыта и вскоре общество распалось.

    2. Основание «Общества соединённых славян»

    Будучи уже офицерами, братья Борисовы повоевали на Кавказе и были переведены в Новоград-Волынскую артиллерийскую бригаду. Там они познакомились Юлианом Липницким, польским шляхтичем, высланным за революционную агитацию из Варшавы. Волевой и политически грамотный  Липницкий определил и сформулировал программные установки создаваемого Общества соединённых славян.

    Регламентная база Общества ограничивалась двумя малоформатными текстами: Правилами Соединённых Славян («Катехизисом») и Присягой Соединённых Славян («Клятвенным обещанием»). Свою социальную опору члены общества видели в широких слоях народа. В деле преобразования государства и общества они допускали революционный вариант, но как крайнюю меру. Однако развитие событий заставило многих «объединённых славян» стать более радикальными.

    Программа Общества соединённых славян

    Новое общество имело две основополагающие цели:

    Ближняя цель

    Перспективная цель

    Ликвидация самодержавия, крепостничества и установление республики в России. Дарование Польше независимости.

    Создание федеративного союза независимых славянских республик.

    Предполагалось, принудительно ликвидировать самодержавия, крепостного строя и национального угнетения инородцев.

    Предполагалось, что будущий Союз войдут государства народов Центральной и Восточной Европы (в т. ч. и неславянские Венгрия, Трансильвания и Молдавия).

    Членами общества состояли мелкопоместные нетитулованные дворяне, младшие обер-офицеры, чиновники низших рангов, общим числом до 50-ти человек. Равное социальное положение и отсутствие яркого лидера делало организацию скорее дискуссионным клубом, чем тайным обществом. Тем не менее, члены кружка при вступлении получали псевдонимы от имён античных знаменитостей, вроде Протагора, Катона, Сципиона и т. п. Конкретных задач по достижению целей Общество соединённых славян не обсуждало.

    Объединение с декабристами

    Так как Общество соединённых славян образовалось значительно позднее тайного Южного общества (организационно оформилось к январю 1822 года). Учитывая специфику российских социально-политических процессов, годовая разница в деятельности тайных и полулегальных организаций – это довольно большой срок. Идеи ранних обществ, становились доминирующими для тех, кто образовался позднее.

    Общество соединённых славян отрицало любую диктатуру (как форму власти) в принципе, что расходилось с концепцией Пестеля, изложенной в Русской Правде. Однако, при объединении с Южным обществом в сентябре 1825 года, «соединённые славяне» приняли задачи, уставленные декабристами. Братья Борисовы и некоторые их сообщники подписали особую клятву об участии в цареубийстве. Так мечтающие о славянском единстве «ботаники» стали радикальными бунтовщиками.

    Упразднение Общества

    Объединившись с декабристами, соединённые славяне потеряли свои особые черты. Больше того общество раскололось на две части: согласных с объединением и не согласных. Отдалив свою программную цель, утратив свой демократизм и часть бывших сторонников. По существу Общество соединённых славян в первозданном виде было упразднено.

    Организация, присоединённая к Южному обществу декабристов, поделилась на две управы (пехотную и артиллерийскую). Установленное централизованное управление, чётко регламентировало деятельность общества. Был наложен запрет на приём в общество поляков и гражданских. Общество должно было готовить солдат к будущему восстанию. Именно бывшие «соединённые славяне» сыграли ведущую роль в конце декабря 1825 года, во время восстания Черниговского полка.

    Значимость деятельности Общества соединённых славян для дальнейшей истории панславизма

    Революционное движение в истории России – это цельный процесс, состоящий из трёх поколений революционеров:

    • Декабристы-дворяне, «разбудившие А. Герцена», начавшего революционную пропаганду;
    • Народники-разночинцы, от Н. Чернышевского до героев Народной воли;
    • Пролетарии, развернувшиеся в массовый революционный класс.

    Рассматривая развитие революционного процесса в России можно заметить, что период народничества корнями уходит именно в Общество соединённых славян. В «страшно далёкой от народа» среде дворян-декабристов, мы наблюдаем особливую группу участников мятежа, выделяющихся своим необычайно деликатным отношением к народу. Этой группой были бывшие члены Общества соединённых славян, растворившихся в декабристском движении, и подзабытых историками.


    Литература:

    1. Нечкина М.В. Декабристы 2 изд., испр. и доп. — М.: Наука, 1984. — 202 с.
    2. Нечкина М.В. Общество соединённых славян. М., JL, 1927.
    3. Правила Соединённых Славян. Присяга Соединённых Славян // Избранные социально-политические и философские произведения декабристов: В 3 т. Т. 3. М., 1951.

    HIST 119 — Лекция 2 — Южное общество: рабство, королевский хлопок и довоенный «особый» регион Америки

    HIST 119 — Лекция 2 — Южное общество: рабство, королевский хлопок и довоенный «особый» регион Америки

    Глава 1. Введение: Южная память о гражданской войне [00:00:00]

    Профессор Дэвид Блайт:  Итак, отправляйтесь сегодня со мной на юг. Сначала мы собираемся поднять этот вопрос — это старый, старый, старый американский вопрос — насколько своеобразен, самобытен или отличается американский Юг? Раньше это был вопрос, который можно было задать с некоторым комфортом.«Различие Дикси», как это было названо в недавно вышедшем названии книги, или «Дикси поднимается», как это называлось в другом недавнем названии книги. Юг, конечно, это много-много-много вещей и много-много-много народов. Сегодня так много Юга, что в каком-то смысле этот вопрос стал почти неуместным, а в другом, конечно, нет. Мы все еще продолжаем считать, что наши президентские выборы выиграны или проиграны на Юге. Назовите мне современного американского президента, выигравшего президентские выборы без хоть какого-то успеха в штатах старой Конфедерации.Посмотрите на великие преобразования в американской политической истории. Они имели большое отношение к тому, как пойдет Юг или части Юга. Сейчас мы находимся на пороге первых южных праймериз на выборах этого года в Южной Каролине, и все задаются вопросом, есть ли новая современная Южная Каролина или нет?

    С этим вопросом в какой-то степени интересно повеселиться, потому что он чреват стереотипами, не так ли? Юг: горячие, медленные, долгие гласные, великие рассказчики и так далее. О, и они любят насилие, и футбол, и гонки на грузовых автомобилях, и так далее, и так далее, и тому подобное. Ну, я вырос в Мичигане, и я могу заверить вас, что жители Мичигана тоже любят все это и, возможно, даже больше. Но идея южных стереотипов очень и очень старая. Это ни в коем случае не продукт Гражданской войны. Юг как идея, Юг и его самобытность присутствовали даже в колониальный период. Путешественники из Англии и других мест, Франции, которые приезжали в американские колонии и путешествовали по колониям, часто отмечали, что южане каким-то образом отличались культурно, в отношении, в поведении.

    И не кто иной, как сам Томас Джефферсон оставил это знаменитое описание характеристик южан и северян. Он написал это в середине 1780-х гг. Он писал иностранному — французскому — корреспонденту. А Томас Джефферсон описывал людей Севера — это сейчас 1780-е годы, это до хлопкового бума и всего такого — он так описывал людей Севера. Джефферсона: «Северяне хладнокровны, трезвы, трудолюбивы, настойчивы, независимы, завидуют своим свободам, придираются, суеверны и лицемерны в своей религии. «Возьмите тех янки. А вот южане, по его словам, «они вспыльчивы, сладострастны, ленивы, непостоянны, независимы, ревностны к своим свободам» — он сменил там ревность на ревность. Если мы внимательно читаем, мы можем углубиться в это на двадцать минут, но это не так. Он еще не закончил: «ревностно относящийся к своим свободам, но попирающий чужие свободы, щедрый, искренний и не имеющий привязанности или претензий ни к какой религии, кроме той, что принадлежит их собственному сердцу». Теперь мы можем спорить о том, что Джефферсон сделал правильно, а что неправильно, или что было задержано, но обратите внимание, как он сказал, что обе стороны либо завидовали, либо ревностно относились к своим свободам.Если хотите, это могло бы стать эпиграфом к этому курсу, потому что в конце концов, когда эта Гражданская война наконец разразится, обе стороны будут снова и снова повторять, что они борются только за свободу. Все участники Гражданской войны скажут, что борются за свободу.

    В одной из величайших книг, когда-либо написанных южанином о Юге, в частности в великой классической книге Уилбура Кэша 1940 года под названием Разум Юга , он сделал что-то похожее на Джефферсона, хотя здесь он сосредоточился только на южанах. Кэш был великим журналистом, интеллектуальным историком в своем собственном праве, глубоко критически относящимся к своему любимому Югу. На самом деле именно Кэш написал книгу под названием «Разум Юга », в которой он частично утверждал, что у Юга нет разума. Он на самом деле не это имел в виду. Он сказал, что южане «горды, храбры, благородны своим светом» — Юг «горд, смел, благороден своим светом, вежлив, лично великодушен, лоялен, быстр в действиях, часто слишком быстр, но чрезвычайно эффективен, иногда ужасен в своих действиях». действия.Таким был Юг в своих лучших проявлениях, — сказал Кэш, — и такими в своих лучших проявлениях он и остается сегодня. Затем следует «но». Но для Юга, по его словам, также характерны, цитирую, «насилие, нетерпимость, отвращение, подозрительность к новым идеям, неспособность к анализу, склонность действовать скорее из чувства, чем из мысли, привязанность к выдумкам и ложным ценностям, выше слишком большая привязанность к расовым ценностям и склонность оправдывать жестокость и несправедливость».

    Некоторые из величайших критиков Юга, конечно же, были южанами.Что особенного в Юге, особенно в этом Старом Юге? Шелби Фут комментирует это. Не кто иной, как Шелби, звезда серии фильмов Кена Бернса о Гражданской войне, эта милая, милая, милая старушка в синей рубашке, в которую американки влюбились в документальном фильме. Это единственный случай в истории, когда кто-то влюбился в кого-то в документальном фильме. Это сказал Шелби Фут — и от кого он говорит? «Я не знаю, существует ли такое понятие, как южное искусство, — сказал Шелби, — по крайней мере, если вы определяете его по технике.Если в этом есть что-то особенное» — южное искусство — «это предмет, а также внутреннее наследие. Все южане, пытающиеся выразить себя в искусстве, очень хорошо понимают, что они потерпели поражение». Теперь это Шелби Фут, говорящий от имени белых южан. И когда Шелби Фут использует термин «южанин», он имеет в виду белых южан. Но участник поражения. Или, как однажды спросили Уокера Перси, великого писателя-южанина — фактически, его спросили: «Почему у южан такая долгая память? Кажется, они ничего не забывают. И он дал простой, прямой, декларативный ответ. Он сказал: «Потому что мы проиграли войну». Мы потерялись. Потеря всегда, я думаю, почти всегда, особенно в современной истории, приводила к более длинным, глубоким, беспокойным воспоминаниям.

    Но Шелби говорил не от имени всех южан. Тони Моррисон говорила от имени чернокожих южан в этой, я думаю, фантастической строчке в своем романе « Возлюбленный » — который, я знаю, многие из вас читали, потому что этому постоянно учат, — но в какой-то момент между Полом Д. и Сете.А Пол Д и Сете пытаются представить себе новую жизнь из ужаса своего прошлого, и в какой-то момент Пол Д просто говорит Сете — Сете, конечно, бывшая рабыня, которая родила этого ребенка, который становится этим необыкновенным призраком. по имени Возлюбленный, а Пол Д. был бывшим рабом, который пережил самые ужасные зверства рабства и хуже, чем каторжные банды, и так далее, и тому подобное. Но в какой-то момент он просто говорит ей: «Я и ты, Сете, у нас вчера было слишком много, завтра нам нужно больше». Слишком много вчера, нам нужно больше завтра.

    Почему у Юга такая долгая память? Почему история и память иногда являются для южан глубоко семейным делом? Принимая во внимание, что это не обязательно для северян, или так кажется. Фолкнер уловил это, Фолкнер уловил это повсюду. Но у меня есть любимая строчка в его романе под названием «Гамлет », где Фолкнер говорит одному из своих персонажей, и я цитирую: «Только слава Богу, люди научились быстро забывать то, что им не хватает смелости вылечить. ” Не можете это вылечить, не можете решить, не можете избавиться от этого? Забудь это.Или попытайтесь забыть это, или работайте над тем, чтобы забыть это, или создайте структуру забывания; что, конечно, всегда одновременно является структурой воспоминания.

    И, наконец, Аллан Гурганус, замечательный современный южный писатель, написавший книгу под названием «Самая старая вдова из конфедератов рассказывает все» , вы знаете, это странно — это замечательное чтение. Мы всегда искали самую старую вдову Конфедерации, если вы не заметили. Они продолжают находить один. Последнюю нашли только через пять лет или около того.Ей было, не знаю, девяносто, и в какой-то момент она вышла замуж за какого-то шестидесятилетнего ветерана Конфедерации. Мы всегда находим живую женщину, которая утверждает, что была замужем за солдатом Конфедерации. Я не знаю точно, почему. Это должен выяснить антрополог. Но Аллан Гурганус, на самом деле, он сказал это в The New York Times в комментарии, которое он написал о флаге Конфедерации, где, будучи южным писателем, еще во время — ну, около пяти-шести лет назад — во время самых ожесточенных споров вокруг Конфедерации развевающийся флаг над столицей Южной Каролины и так далее, Гурганус написал эту удивительно остроумную, ироничную, блестящую колонку, длинную колонку в The New York Times , где он говорил о глубине памяти южан и о том, почему у южан такая глубокие воспоминания, а затем он умолял своих собратьев-южан сложить этот боевой флаг и выставить его в музеях. Но строчка, которую я выписал из этого куска, была такой. Что характерно для Юга: «У Юга есть традиция, — сказал Гурганус, — делать невозможное с большими затратами, гордо праздновать неудачи и вызывать восхищение своими достижениями». Пробовать что-то, блестяще потерпеть в этом неудачу, а затем вызвать всеобщее восхищение. Если это не описание безнадежного дела писателем, то я никогда его не читал.

    Здесь можно продолжать и продолжать. В каком-то смысле самая самобытная литература Америки — это своего рода южная литература, белая и черная.Каждый крупный афроамериканский писатель двадцатого века, по крайней мере, до вашей жизни, когда чернокожие писатели в этой стране теперь рождаются и выросли в городах, в Калифорнии, Миннеаполисе, Нью-Йорке или — и в современной Атланте, и они происходят из всех те же места, что и в других Америках. Иногда они приходят с Карибского моря и становятся американцами. Но это недавно. Каждый крупный афроамериканский поэт, писатель и художник, начиная с середины девятнадцатого века, всегда размышлял об этой связи Севера и Юга. Юг к очень старому месту  как в знаменитой книге Альберта Мюррея. Проблемы с водой ; роман Мелвина Диксона о взрослении на Юге, великий роман, которому уделяется мало внимания, и его пожизненная борьба за то, чтобы понять, насколько южным он был в Нью-Йорке. Знаменитые размышления Ральфа Эллисона о том, что он южанин, приходят в Гарлем; и так далее и далее.

    Глава 2. Сходства и различия довоенного Севера и Юга [00:14:22]

    Но вернемся к Старому Югу, к этому Старому Югу, из-за которого Соединенные Штаты столкнулись с такими проблемами.Хотя это была не только их вина. Прежде всего, стоит помнить, что между Югом и Севером за 40 лет до Гражданской войны существует множество явных, неоспоримых сходств всех видов, которые можно измерить. Север и Юг имели примерно одинаковый географический размер, поскольку Северные и Южные штаты, Свободные штаты и Рабские штаты имели примерно одинаковый географический размер. Они говорили на одном языке, английском, хотя, конечно, на очень разных региональных диалектах. У них были общие герои, общие обычаи и некоторое общее наследие американской революции; не ошибитесь.

    Джон К. Кэлхун, один из великих интеллектуальных архитекторов южной самобытности или южной секциональности и, конечно же, доктрины прав южных штатов, был во многом американским националистом, по крайней мере, в начале своей карьеры. Северяне и южане разделяли в основном одно и то же протестантское христианство, хотя и использовали его по-разному. У них были очень похожие политические идеологии, рожденные республиканизмом, они все как бы вдохнули-вдохнулись в них, и они унаследовали от эпохи американской революции.Яростная вера в личную свободу. Когда вы слышите, как рабовладелец проповедует о своей личной свободе и своих правах, вы иногда задаетесь вопросом: «Да ладно, где же вы выходите?» Но, как многие из вас знают, и, конечно же, вы узнаете здесь, у них были довольно четкие представления о том, кто должен иметь эти личные свободы, а кто нет, кто действительно родился равным, а кто нет.

    Оба разделяли, обе стороны, лидерство обеих сторон, разделяли богатый национализм в отношении этого американского эксперимента.Вы можете найти целое — вы можете найти своего рода глубокий и стойкий вид американского национализма во многих этих подающих надежды южных патриотах, даже к 1850-м годам, особенно когда они боятся того, что на самом деле может означать отделение. Можно возразить, что и южане, и северяне в определенной степени разделяли старомодный американский местничество, привязанность к месту. Жители Новой Англии кое-что знают о привязанности к месту, как и жители равнин Южной Каролины. Права штатов, конечно, тоже не принадлежали Югу.Некоторые из наиболее открытых проявлений прав штатов, конечно, до 1850-х годов проводились северянами, как в Хартфордской конвенции 1814 года, как и в законах о личной свободе, к которым мы вернемся чуть позже. В противовес Закону о беглых рабах штат Висконсин принял Закон о личной свободе, в котором говорилось, что они не собираются обеспечивать соблюдение Закона о беглых рабах и выдавать беглых рабов, и обосновывали это тем, что их штат имел на это право. Так что не только права штатов являются явно южными.Южане разделяли с северянами веру в прогресс, если вы дышали воздухом Америки 1840-х и 50-х годов. Мысль о том, что Америка означает какой-то прогресс, что Америка означает процветающее будущее, была просто расхожей монетой. И южане, и северяне разделяли и реальность, и дух этого движения на запад. Оба участвовали в том, что Дэвид Дональд называл великой американской практикой или обычаем, на самом деле он называл это традицией, компромисса.

    И обе стороны, и Север, и Юг, в своем политическом руководстве, в своем экономическом руководстве вели закоренелые, верующие, практикующие капиталисты.Южные рабовладельцы не были докапиталистами. Есть исторические ученые, которые утверждали это пару поколений назад, но не сейчас. И подкиньте эту статистику. Вы можете возразить, что у обеих сторон были, по сути, одни и те же олигархии. Менее одного процента, менее одного процента недвижимой и личной собственности как на Юге, так и на Севере к 1850-м годам принадлежало примерно пятидесяти процентам свободных взрослых мужчин. Иными словами, один процент самых богатых в обеих группах владел двадцатью семью процентами всего богатства.На Севере, как и на Юге, были зарождающиеся олигархии. Эти олигархии были основаны на других вещах, и вот тут-то и возникла загвоздка.

    Еще немного об этом ярком Юге. Я уже говорил, что это старая идея, я имею в виду, что она восходит к восемнадцатому — вы можете найти всевозможные примеры этих стереотипных представлений о Юге у французов, британских посетителей. Один из самых известных, Гектор Сент-Джон де Кревкер, который в своих знаменитых вымышленных письмах Письма от американского фермера изобрел персонажа, если вы когда-либо читали этот великий текст, по имени Фермер Джеймс.Его типичный американский фермер, фермер Джеймс, был, конечно, выходцем из Пенсильвании — крепким, вероятно, в нем была немецкая кровь. Кревкер сделал Север местом истинной сущности того, что он видел, поскольку этот новый американец родился в Америке, а не на Юге. Он путешествовал по югу. Однако он сравнил Чарльстон, Южная Каролина — это было в 1780-х годах — он сравнил Чарльстон, Южная Каролина, с тем, что он назвал, цитирую, «варварскими институтами и чертами, особенно рабством, баловством плантаторов» — и затем он заключает — «прямо как Лима, Перу.«Это единственное известное мне сравнение Чарльстона с Лимой в Перу. О, и так далее и тому подобное.

    Были путешественники из Европы, которые приезжали и писали эти стереотипные рассказы. Есть один английский путешественник, он назвал его «Метод плантатора Джорджии проводить время». И это перечисление того, как плантатор из Джорджии встает рано, выпивает первую порцию виски, разговаривает со своим надсмотрщиком, выпивает еще глоток виски, в восемь часов завтракает, еще глоток виски, и день продолжается — переговоры. снова своему надсмотрщику, в тот же день заводит дела на плантации, а потом идет в деревню, в таверну, пить.Много таких.

    Самое главное, если серьезно, идея Юга как экзотического, необычного и опасного — старая идея. Новый слой опасности был наложен поверх образов Юга — не только в умах северян, если уж на то пошло — после великой гаитянской революции, после того как повстанцы-рабы Сан-Доминго превратили Гаити в первую черную республику в современной истории. , и некоторые из этих гаитянских повстанцев оказались на юге Америки. В воображении белых южан на юг прибывало гораздо больше гаитянских повстанцев, чем на самом деле.

    Но тогда, если вы посмотрите на сочинения жителей Новой Англии, к началу девятнадцатого века. Возьмем, к примеру, Джедидию Морса, великого географа. Он назвал Север, цитирую, «счастливым состоянием посредственности, выносливой расой свободных, независимых республиканцев». И разве это не тот образ, который жители Новой Англии всегда хотят от себя? Они ничем не делятся, но они свободны и независимы. Когда мы с женой впервые переехали в Амхерст, штат Массачусетс, — однажды я устроился туда на работу, — мы отнесли соседям выпечку.И нас предупредили о жителях Новой Англии и все такое. Но мы доставили выпечку и сказали: «Привет, как дела? Мы сейчас здесь». И женщина сказала: «Зачем ты это принес?» Так или иначе.

    Извините. Однако Джедидайя Морс описал южан как «недовольных» — «представленных», как он сказал, цитируя, «недовольной дикостью и народным невежеством». Ной Вебстер, знаменитый словарь, сказал: «О, Новая Англия, как превосходны твои привычки в морали, литературе, вежливости и трудолюбии.Итак, сравнивая Север и Юг, постарайтесь понять, как различие в конечном итоге перерастает в политический кризис, который в конечном итоге перерастает в конфликт, который в конечном итоге перерастает в разъединение, которое в конечном итоге перерастает в войну, имеет какие-то корни в такого рода воспринимаемых различия. Как однажды предупредил меня один из моих любимых историков, «не упускайте из виду политику». Не упускайте из виду политику.

    Глава 3. Репутация и честь — характеристики общества Старого Юга [00:24:44]

    Теперь, если бы я мог повесить шляпу на какую-то южную самобытность, может быть, прежде всего — забавно поиграть со всеми этими стереотипами и понять, что если так много людей пишет так, по личному наблюдению, да, что-то должно быть. ко всем этим различиям.Но что, в конце концов, развилось на Юге — и мы еще вернемся к этому в следующий вторник, когда я посвящу целую лекцию такого рода мировоззрению рабовладельцев и аргументам в защиту рабства — защите рабства — и тому, как это развивалось в политическую культуру. Но если есть что-то — и это немного рискованно, потому что в подобных утверждениях всегда есть дыры — но если есть одна отличительная черта общества Старого Юга, его руководства и большинства его людей, то это то, что мы могли бы ярлык антимодернизма.

    Это было общество, которое в конце концов развило презрение к тому, что они считали извращением современного коммерциализма. Южное рабовладельческое руководство, в частности, очень подозрительно относилось к распространению грамотности. Они очень подозрительно относились к демократическим тенденциям, или, как казалось, к демократическим тенденциям того северного общества, которое шире распространяло грамотность и, в конечном счете, право голоса шире, по крайней мере, среди белых людей. Это общество, в котором лидеры и большая часть не-лидеров с подозрением относились к реформам, подозрительно относились к переменам, подозрительно относились к самой демократии.Демократия, класс рабовладельцев Юга стал рассматривать — маленькое д — как опасную вещь. Это была угроза иерархии, и Юг стал отчетливо очень иерархичным обществом — подробнее об этом чуть позже. Оно стало иерархическим обществом, очень глубоко укоренившимся в открытых концепциях класса и явно открытых концепциях расы. Некоторые рождены, чтобы править. В общем отношении класса плантаторов и класса лидеров американского Юга к 1840-м и 1850-м годам некоторые были рождены, чтобы править, а некоторые рождены, чтобы ими управляли.Смирись с этим, было их отношение.

    Они стали глубоко защищать и настаивать на своем собственном особом чувстве — и в этом есть большая наука — на своем особом чувстве чести. Честь. Эта старомодная концепция — это старомодное слово. Кто из вас еще использует это слово? «Сделай благородное дело». Ах. «О, я не вел себя сегодня с большой честью, не так ли?» Скорее всего, — теперь у нас есть для этого другие слова. Что бы…? Мы могли бы сказать класс — «мы сделали это с классом.Или быть эффективным. Я не знаю, какой сегодня был бы синоним чести? Кто-нибудь? Хороший синоним чести. «Человек с характером». О, я не знаю. Поработай над этим, ладно? Синоним чести.

    Что ж, честь на Старом Юге. На это есть обширная стипендия, и двое или трое ассистентов преподавателей в этом классе являются настоящими экспертами в этом. Так что проверьте это со Стивом, Сэмом и другими. Но по сути это был набор ценностей, глубоко укоренившийся в мировоззрении плантаторов.Это была форма поведения, манера поведения. Да, это означало определенное джентльменское понимание поведения. Это была идея, что джентльмен должен быть честным. Джентльмен должен быть надежным. Джентльмен был человеком с правами. Джентльмен был человеком собственности. У джентльмена был класс, ранг и статус, и вам лучше это узнать. И самым важным в Южном кодексе чести, я думаю, можно с уверенностью сказать, была репутация. Человек чести должен быть признан, должен быть признан. И действительно, должен быть фактически ритуал этого узнавания.

    Сегодня честь жива и здорова по всему миру, не заблуждайтесь. Он жив и здоров в дипломатии, он жив и здоров во многих, многих культурах. Прошлым летом я участвовал в большой конференции в Западной Африке, посвященной прекращению работорговли в Гане, и у нас были представители — в этой конференции участвовали люди из 15 или 16 разных африканских стран. У нас были вовлечены африканские вожди, у нас были вице-президент Ганы и президент Того, и так далее, и тому подобное. Целый день мы ничего не делали, только кланялись и воздавали честь.А для американцев весь наш демократический опыт и надо надевать галстук на это мероприятие или нет? Такого рода ритуальные почести все время — я имею в виду, в конце концов, у нас есть президент, который просто любит говорить как техасец, он не занимается всей этой чепухой. Извините, если я собираюсь сделать Буша, мне нужно поработать над этим, не так ли? Это ужасно. Кто этот парень, который делает эти рекламные ролики? Он великолепен в Буше. Всё равно забудь.

    Джеймс Генри Хаммонд из Южной Каролины однажды сказал, цитирую: «Репутация — это все.Все во мне зависит от оценки, которой я пользуюсь». Это честь, личная честь. Для многих южан это было важнее закона, важнее совести. И когда они начали встречать этих северян, будь то из Массачусетса или Огайо, которые начали говорить о политике совести или политике закона, они не всегда говорили об одном и том же.

    Глава 4. «Бремя» южной истории [00:31:27]

    Итак, антимодернизм и честь — это два крючка, на которые можно повесить шляпу.Есть все те другие претензии. Юг отличается своим климатом, жаркой погодой и так далее, и так далее, и тому подобное. На эту тему есть книга за книгой, например знаменитая книга Кларенса Кейсона « 90 градусов в тени », которая должна объяснять поведение и идеи южан. Сельский стиль часто используется для объяснения самобытности южной письменности и искусства и так далее. Мне нравится описание Юдоры Уэлти. Она не просто сказала, что это все потому, что Юг сельский.Но Юдору Уэлти однажды спросили, почему южане могут быть такими великими писателями или такими хорошими рассказчиками, и она оказалась замечательным рассказчиком. Она ответила так — и это как-то связано с тем, как закрепилось безнадежное дело, — но она сказала: «Южане любят хорошие сказки. Они прирожденные чтецы, великие хранители памяти, хранители дневников, обменники и хранители писем, исследователи истории и спорщики, и, превосходя всех остальных, они просто великолепные говоруны». Теперь я встретил нескольких жителей Новой Англии, которые тоже были хорошими собеседниками.

    Тогда есть проблема консерватизма. Почему Юг является очагом американского консерватизма? Почему южная стратегия в современной американской политической истории заново изобрела Республиканскую партию? Хотя некоторые защитники этого конкретного движения утверждают, что этого не было, как пытался утверждать Дэвид Брукс в The New York Times . Дэвид Брукс — ревизионист. Что ж, корень консерватизма, можно сказать, находится прямо там, на Старом Юге. Это именно то, что однажды сказал Уилбур Кэш.Он сказал: «Если вы хотите понять Юг, — сказал он, — его основной корень находится там, на Старом Юге». У нас так долго была эта игра, всегда ищущая центральную тему южной истории, центральную тему Юга. И так часто все возвращается к этому общему заявлению о своего рода антиреформаторской, иногда даже антиинтеллектуальной, консервативной защите иерархической цивилизации, уходящей корнями в превосходство белых и изначально, действительно, в одной из крупнейших рабовладельческих систем в мире. когда-либо созданный.

    И есть старая история о насилии. Можете идти дальше — об этом есть много книг и статей; почему петушиные бои были более популярны на Юге, почему деревенские бои и выдавливание глаз были… Эллиотт Горн, замечательный историк из Брауна, однажды написал блестящее, увлекательное, полусумасшедшее эссе о выдавливании глаз и южных боевых действиях. И я не знаю, я любил цитировать из него, но потом я начал понимать, что цитирую это только потому, что это о том, как парню выкололи глаз.Так вот — больше не буду.

    Так вот, К. Ванн Вудворд высказался по этому поводу, великий историк, проработавший здесь большую часть своей жизни. Но он сказал, знаете, наконец-то Юг — сказал он, наконец-то Юг освободился от того места, где Америка всегда сбрасывала свои грехи. В своей знаменитой книге эссе «Бремя южной истории» . среди прочего, он утверждал, что у Юга действительно есть шанс наконец-то освободиться от того, чтобы быть центром всех грехов Америки, благодаря трем вещам.И он не прожил достаточно долго, чтобы — ну, он на самом деле прожил достаточно долго, но он действительно не писал о том, что я бы добавил в качестве четвертого — но он сказал, что революция за гражданские права, наконец, начала освобождать Юг. И одновременно вторая причина заключается в том, что революция за гражданские права также принесла в своем процессе огромное открытие северного расизма в то же время, когда Мартин Лютер Кинг принес движение в Чикаго и чуть не погиб при этом. И тысячей других способов американцы поняли, что расизм — это не южная черта, он везде, он принадлежит всем.

    А затем Вудворд совершенно прямо заявил, что поражение во Вьетнамской войне стало началом освобождения Юга, в том смысле, что Юг, южане, белые южане были единственными американцами, кроме — мы всегда забываем коренных американцев, — кто когда-либо потерял война. И что поражение во Вьетнамской войне сняло с Юга бремя. Ну, это дискуссионная тема, не так ли? Потому что во Вьетнаме существует широкий ревизионизм. Рональд Рейган утверждал, что это было нашим благородным делом во Вьетнаме. Мы могли победить, должны были победить, побеждали и так далее и тому подобное.Есть даже четвертая идея, которую вы могли бы добавить к тому, как Юг, возможно, был немного освобожден от этого прошлого благодаря тому, что произошло всего за последние двадцать-двадцать пять лет американской политической и экономической истории, с миграцией Солнечного пояса, с Южная индустриализация и постиндустриализация с массовой иммиграцией теперь со всего мира; большое вьетнамское население в Луизиане, большое латиноамериканское население в Северной Каролине, огромное кубинское и другое латиноамериканское население во Флориде. У вас очень, очень меняющаяся демографическая ситуация на юге Америки, и его политическая культура должна реагировать на это. Так что, возможно, при вашей жизни мы доживем до того времени, когда это бремя южной истории может быть почти полностью снято с южан, если только мы не забудем Гражданскую войну. И мы, кажется, не забываем об этом. Как я сказал на днях, если этот флаг Конфедерации просто исчезнет, ​​просто исчезнет, ​​просто засунет его в подвалы музеев, и никому больше не будет до него дела, может быть, бремя Юга исчезнет.

    Глава 5. Хлопковая экономика Юга [00:38:15]

    Но есть и другое бремя, и опять же Вудворд и многие другие писали об этом. Одной из самых отличительных черт Юга — Юга, конечно же, является его история, а не только его культура, не только его взгляды, не только его поведение; не то, что, как его там, Джон Шелтон Рид, великий социолог, всегда проводит эти исследования отношения южан к южанам, южанам, южанам.Но давайте помнить, что у Юга была особая история. Довоенная экономика Юга к 1820-м годам, без сомнения, стала рабовладельческой. А к 1820-м и 1830-м годам американский Юг стал, я думаю, можно с уверенностью сказать, пятым рабовладельческим обществом в истории человечества; может шестой. Это спорно.

    Итак, в течение длительного времени в американской науке и в американских классах одна из глубоких мифологий всей этой истории эпохи Гражданской войны в США на Старом Юге состоит в том, что плантационное хозяйство Старого Юга вымирало.Почва размывалась и истощалась вдоль восточного побережья, и они использовали великие почвы долины Миссисипи, и со временем эта рабовладельческая система почему-то перестала работать. Ульрих Филлипс утверждал это много лет назад. Другие доказывали это на основе реальных исследований, но появились Роберт Фогель и Стэнли Энгерман, а также поколение других ученых, начиная с 1960-х годов, и даже до них были люди, которые смотрели на экономику Юга с помощью клеометрии и статистики, а также широкого спектра новых экономических исследований. исторические методы и анализы, и они обнаружили, что — простите, ребята — рабство было чрезвычайно прибыльным.Южная экономика, большое спасибо, процветала.

    На Юге был самый большой урожай хлопка в 1860 году. Он пострадал от крупных американских депрессий 1837 и 1857 годов, но не так сильно, как Север. И, о чудо, эта идея, которую мы имели о южных плантаторах, как об этом — о, вы знаете, как-то антисовременно — не отказывайтесь полностью от антисовременного ярлыка, я думаю, что в этом все еще что-то есть — но этот антисовременный отсталый плантатор, который… ему не очень нравились мировые рынки, ему не нравились железные дороги, поезда и все такое прочее, он просто хотел неплохо заработать, если бы мог выращивать немного конопли и немного табака, и немного индиго, и немного риса, и немного хлопка, и он был добр к своим рабам.У них был плохой перерыв из Африки, но так оно и есть. Угу.

    Теперь мы знаем, если мы что-нибудь знаем о Старом Юге, что средний американский плантатор, средний американский рабовладелец, маленькие и большие, были свирепыми капиталистами. Они понимали рынки, они понимали прибыль. Это были люди рационального выбора и путь к богатству на американском Юге — путь к богатству, даже до появления хлопкоочистительной машины, но особенно после хлопкоочистительной машины Эли Уитни; и, кстати, ребята, все знают, что Эли Уитни изобрел хлопкоочиститель, и изначально это была маленькая коробочка, меньше этой кафедры.Если вы этого не знаете — кто-то должен был научить вас этому в 6 й Классе, или 4 м Классе, или 1 м Классе, или где-то еще. Старый добрый Эли Уитни, это по его вине у нас был хлопковый бум и росло рабство, и вы получаете своего рода Эли Уитни в Гражданской войне. А потом у нас неделями идёт великая война, и всё это из-за Илая Уитни. Он похоронен прямо через дорогу. Сходите как-нибудь на кладбище на Гроув-Стрит — посетите его могилу и скажите: «Илай, это не твоя вина». «Все в порядке, потому что эти плантаторы, они были разъяренными капиталистами, которые просто ждали тебя.Все, что ты сделал, это дал им машину.

    Путь к богатству. Фолкнер писал об этом и в том бессмертном персонаже, которого он создал у Томаса Сатпена в Авессалом, Авессалом!  Кем был Томас Сатпен? Томас Сатпен — это тот парень, который приезжает в Алабаму с группой гаитянских рабов. Он обращается с ними как с абсолютным тираном. Он вырубает лес, начинает возделывать землю и заявляет, что для успеха на Юге нужно иметь «дом, немного земли и несколько негров.Это еще одно из тех предложений Фолкнера, которые как бы передают этот дух Алабамской лихорадки, как ее называли, в 1820-х и 30-х годах, и Миссисипской лихорадки в 1830-х годах, Луизианской/Техасской лихорадки 18-х годов — ну, Луизианская лихорадка — это еще раньше — но техасская лихорадка к 1840-м годам. Земля была такой богатой и поначалу стоила очень дешево.

    Итак, насколько мощным был хлопковый бум, когда он закрепился? Этот мощный. Хлопок с острова Си-Айленд, сорт хлопка, выращиваемый там, в Джорджии, где он был впервые выращен в Северной Америке, на островах Джорджия, Южная Каролина, был своего рода длинным и шелковистым хлопком. Они не очень преуспели в выращивании его в огромных количествах, но этот коротковолокнистый хлопок, который в конечном итоге стал той формой хлопка, которую хлопкоочистительная фабрика превратила в такой массовый товарный мировой продукт, вызвал бум хлопкового бума. К 1820-м годам, уже через десятилетие войны 1812 года и открытия границы, будущее хлопка казалось безграничным. И одна из лучших аналогий, которые вы можете придумать, — это богатые нефтью страны мира после Второй мировой войны, в эпоху после Второй мировой войны, будь то Саудовская Аравия, Ирак и Иран, Эмираты или Венесуэла, имя — сегодня Россия.Если сегодня вы богатая нефтью страна, то пока эта нефть есть, весь мир стоит у вас на коленях. Вы в ОПЕК. И это именно то, чем Юг начал видеть себя, по крайней мере, руководство Юга начало видеть себя еще в 1820-х и 1830-х годах.

    С 1820 по 1860 год урожай хлопка почти удваивался каждое десятилетие. Четыре десятилетия подряд производство американского хлопка почти удваивалось. Теперь подумайте о другом продукте в американской истории, который удваивался каждое десятилетие в течение четырех десятилетий, а затем представьте, что этот продукт стал, без сомнения, самым крупным экспортным товаром страны.General Motors на пике своего развития, когда я рос во Флинте, штат Мичиган, во времена бума, пожалел бы, что не сказал бы это. Уже к 1825 году — так рано — Юг был крупнейшим в мире поставщиком хлопка и подпитывал эту промышленную революцию в текстильном производстве в Великобритании и других местах. И подумайте об этом таким образом. Мне нужна карта для этого, извините.

    Я не знаю, часто ли вы видите эти цвета, извините за это. Но то, что у вас есть наверху, — это начало 1790-х годов и, я думаю, 1820-е годы с точки зрения рабского населения на юге Америки.Но если вы посмотрите на нижнюю карту 1860 года, если вы сможете смутно увидеть эти глубокие, темные, красные области, вы сможете увидеть, куда перемещался хлопок, куда перемещалось рабство в сфере внутренней работорговли, а затем куда перемещалась политическая власть Юга. И вы обнаружите, как и мы в ближайшие несколько недель, что политическая власть Юга к 1850-м и 1860-м годам на самом деле уже не в Вирджинии и даже не в Южной Каролине, а в долине Миссисипи. Есть очень веская причина, по которой Джефферсон Дэвис становится президентом конфедерации в 1860 году.Это потому, что он из Миссисипи.

    Так вот, состояния были сделаны в одночасье; новое богатство, в одночасье. Несколько человек, как написал один историк, думаю, вполне эффективно, «перебрались из бревенчатой ​​хижины в особняк» — и я цитирую — «по лестнице из тюков хлопка, собирая рабов по пути». Если в 1820 году у вас было пять рабов и хороший участок земли в Алабаме, то через десять лет у вас, скорее всего, будет пятьдесят рабов и чертовски много земли. Но также стоит знать, что это рабовладельческое население также было текучим, люди входили и выходили из него.К 1860 году на юге Америки насчитывалось около 400 000 рабовладельцев, белых рабовладельцев. Около трети южных белых семей в то или иное время имели хотя бы точку опоры в рабовладении. Это означает, что две трети, конечно же, нет. Две трети белого населения Юга остались в тех классах, которые мы стали называть фермерами-йоменами, белыми бедняками или фермерами с песчаных холмов, как их иногда называли. В некоторых районах Юга крестьянину-йомену — не рабовладельцу, но обычно землевладельцу — и бедному белому фермеру — нерабовладельцу, но обычно даже не землевладельцу, обычно сдающему или работающему на наемных работах, — было сорок, пятьдесят, а то и шестьдесят процентов белого населения данного региона.

    Jefferson Davis — классический пример сеялки с хлопковой штангой. Он родился в относительно скудных и скромных обстоятельствах в Кентукки, а не в каких, примерно в 80 милях от того места, где родился Авраам Линкольн, в еще более скудных обстоятельствах. Но его старший брат Джозеф отправился в Миссисипи и разбогател там на хлопке. И Джефферсон Дэвис присоединился к нему, и Джефферсон Дэвис стал миллионером. На хлопке. Конечно, Джефферсон Дэвис действительно предпочел быть военным офицером и отправился в Вест-Пойнт, и так далее, и так далее, а остальное уже история.

    Глава 6. Заключение [00:49:57]

    Мои часы говорят, что у меня мало времени. Теперь позвольте мне оставить вас с этим. Насколько успешным был хлопковый бум, насколько важным был хлопковый бум, какова связь между распространением рабства, распространением хлопка и властью? К 1860 году в Соединенных Штатах насчитывалось около 4 000 000 рабов, второе по величине рабовладельческое общество — рабское население — в мире. Единственным большим было русское крепостное право. Бразилия была рядом.

    Но в 1860 году американские рабы, как финансовый актив, стоили примерно три с половиной миллиарда долларов — это только как собственность.В 1860 году чистая стоимость рабов составляла примерно три с половиной миллиарда долларов. В сегодняшних долларах это было бы примерно семьдесят пять миллиардов долларов. В 1860 году рабы как актив стоили больше, чем все промышленное производство Америки, все железные дороги, все производственные мощности Соединенных Штатов вместе взятые. Рабы были самым крупным финансовым активом во всей американской экономике. Единственной вещью, стоящей больше рабов в американской экономике 1850-х годов, была сама земля, и никто не может оценить в долларах всю землю Северной Америки.Если вы хотите начать понимать, почему Юг начинает защищать эту систему, и защищать это общество, и беспокоиться о том, что оно сжимается, и беспокоиться о политической культуре Севера, которая действительно начинает их критиковать, подумайте три и три. полмиллиарда долларов и крупнейший финансовый актив в американском обществе, и что вы можете даже попытаться сравнить с сегодняшним днем. Теперь я займусь этим в следующий вторник; это идеальный переход к аргументам в пользу рабства и южному мировоззрению.Спасибо.

    [конец стенограммы]

    Вернуться к началу

    8 способов, которыми гражданская война влияет на нас сегодня

    4. Мы позволяем технологиям управлять нашим общением.

    Авраам Линкольн был технарем. Продукт промышленной революции, Линкольн — единственный президент, запатентовавший устройство для плавания лодок на мелководье. Он был очарован идеей применения технологий на войне: например, в 1861 году, будучи впечатлен демонстрацией идей воздушной разведки, он основал Корпус воздухоплавателей, который вскоре начал запускать воздушные шары над лагерями Конфедерации в действии. воздушного шпионажа.

    Lincoln также поощрял разработку скорострельного оружия для модернизации боя. Лауреат Пулитцеровской премии историк Джеймс Макферсон, автор книги , испытанной войной: Авраам Линкольн в качестве главнокомандующего, , отмечает, что Линкольн лично испытал «кофейную мельницу», раннюю версию ручного пулемета.

    Но больше всего Линкольн любил телеграмму. Изобретенная всего несколькими десятилетиями ранее телеграфная система стала общенациональной в 1844 году.

    Как рассказывает Том Уиллер в своей книге « г.Электронная почта Линкольна: нерассказанная история о том, как Авраам Линкольн использовал телеграф, чтобы выиграть гражданскую войну, 90 146 – в Белом доме не было телеграфной связи. Дважды в день на протяжении всего своего президентства Линкольн ходил на телеграф военного министерства (на месте нынешнего здания исполнительного директората Эйзенхауэра, к западу от Белого дома), чтобы получать новости и отдавать приказы своим генералам на фронте. Он отправил это генералу Улиссу С. Гранту 17 августа 1864 года: «Держись бульдожьей хваткой, жуй и давись, насколько это возможно.»

    До дней Линкольна письма и речи часто были многословными. С появлением телеграфа возникла потребность в краткой связи. В конце концов, каждая точка и тире азбуки Морзе имели свою цену. Исчезли «почему», «при этом» и «следовательно». Красивой, официальной речи не было.

    Геттисбергская и вторая инаугурационные речи Линкольна

    демонстрируют эту новую экономию фраз. «События развивались слишком быстро для более томных фраз прошлого», — пишет историк Гарри Уиллс в своей книге « Линкольн в Геттисберге». «Хитрость, конечно, заключалась не только в том, чтобы быть кратким, но и в том, чтобы сказать очень много в наименьшем количестве слов. Линкольн справедливо хвастался шестью сотнями слов своей второй инаугурации: «Я подозреваю, что в этом документе много мудрости».

    Зависимость Линкольна от телеграфа во время войны не только привела к волне инвестиций в новые устройства связи, от телефона до Интернета (последний не случайно был изобретен для использования в военных целях), но и обозначила эволюцию языка. которые трансформируются так же быстро, как и устройства, которые мгновенно твитят наши слова по всему миру.

    Реконструкция в Миссисипи, 1865-1876 — 2006-05

    «Более века назад, подталкиваемые требованиями четырех миллионов мужчин и женщин, только что вышедших из рабства, американцы предприняли первую попытку соответствовать благородным профессиям своей политическое кредо — то, что когда-либо делали немногие общества. Эти усилия привели к радикальному переосмыслению общественной жизни страны и бурной реакции, которая в конечном итоге разрушила многое, но далеко не все, из того, что было достигнуто. От обеспечения прав граждан до упорных проблем экономической и расовой справедливости, центральные вопросы Реконструкции так же стары, как американская республика, и так же современны, как неравенство, которое до сих пор поражает наше общество». (Эрик Фонер, Реконструкция: Незавершенная революция Америки, 1836-1877 (1988).

    Реконструкция — это в основном первое десятилетие или около того после Гражданской войны, когда Миссисипи и нация боролись с экономическими, социальными и политическими проблемами, возникшими в результате военного поражения Юга и прекращения рабства.Во многих отношениях Реконструкция — это незавершенная революция и недооцененный период в истории. УЭБ Дюбуа, афроамериканский ученый, написавший книгу «Реконструкция чернокожих в Америке » (опубликованную в 1935 году), чтобы бросить вызов расистским интерпретациям того периода, доминировавшим в начале 20 века, призвал Америку исследовать честную историю того времени. Дюбуа писал: «Нации шатаются и шатаются на своем пути, они совершают отвратительные ошибки, они совершают ужасные проступки, они творят великие и прекрасные дела. И не лучше ли нам направлять человечество, говоря правду обо всем этом, насколько истина может быть установлена?»

    Реконструкция чернокожих и белых граждан Миссисипи была особенно интенсивной. Местами с самым коротким, возможно, самым мягким опытом Реконструкции были Верхние Южные штаты Теннесси, Северная Каролина и Вирджиния, где ранее порабощенные люди составляли меньшинство населения, а белые граждане отказывались присоединиться к Конфедерации до окончания войны. боевые действия в форте Самтер.Штатами с самой продолжительной и наиболее вызывающей разногласия Реконструкцией были штаты, в которых большую часть населения составляли чернокожие и чьи белые лидеры создали Конфедерацию, такие как Южная Каролина, первый штат, вышедший из Союза, и Миссисипи, вышедший вторым. Реконструкция, прошедшая два этапа, длилась в Миссисипи одиннадцать лет.

    Будучи центром рабства и выращивания хлопка, сельскохозяйственные районы, такие как Миссисипи, отделились первыми и вернулись в Союз последними. Плантаторы, которые производили хлопок для мирового рынка, вышли из Гражданской войны в состоянии шока. Они порабощали свою рабочую силу на протяжении поколений. После эмансипации и поражения Конфедерации многие белые жители Миссисипи все еще считали, что они были правы, владея порабощенными людьми и выходя из Союза. Это положение в штате, где 55 процентов населения составляли черные, предвещало трудную реконструкцию.

    Чернокожие и белые жители Миссисипи столкнулись с разрушенной экономикой и новой социальной структурой.Чтобы помочь им и другим южанам, Конгресс Соединенных Штатов в марте 1865 года учредил Бюро вольноотпущенников в составе военного министерства. У Бюро было много важных обязанностей. Он раздавал одежду, еду и топливо вольноотпущенникам и белым беженцам. Это помогло основать многие из первых государственных школ Миссисипи. Он защищал гражданские права бывших рабов, предлагая им юридическую помощь. Столкнувшись с ограниченными ресурсами и сопротивлением многих белых южан, Бюро не смогло достичь многих своих целей. По словам историка Эрика Фонера, «школы-бюро, тем не менее, помогли заложить основу для южного государственного образования».

    Президентская реконструкция, 1865-1867 гг.

    В мае 1865 года, через месяц после окончания Гражданской войны в США и убийства президента Авраама Линкольна, новый президент США Эндрю Джонсон издал директивы по повторному приему бывших штатов Конфедерации в Союз на основе планов Реконструкции, разработанных Линкольном. развился во время войны. Президент предложил амнистию лицам, которые принесут присягу на верность Соединенным Штатам, но были и исключения.Конфедераты, занимавшие высокие гражданские или военные должности во время войны, и те, кто владел имуществом на сумму 20 000 долларов и более в 1860 году, должны были индивидуально подать заявление на президентское помилование. Когда 10 процентов избирателей в штате приносили присягу на верность, штату разрешалось сформировать законное правительство и воссоединиться с Союзом. В Миссисипи Джонсон назначил Уильяма Л. Шарки , профсоюзного вига, временным губернатором, который будет руководить Реконструкцией в штате и организовать выборы делегатов конституционного собрания штата.

    Полковник Сэмюэл Томас, помощник комиссара Бюро вольноотпущенников, открывший офис Бюро в Виксбурге, заметил дерзкую позу белых жителей Миссисипи, когда путешествовал по штату через несколько месяцев после войны.

    «Куда бы я ни пошел — на улицу, в магазин, в дом или на пароход, — я слышу, как люди говорят так, что они еще не могут себе представить, чтобы негры обладали какими-либо правами». Томас беспокоился, что белые люди, «которые ведут себя благородно в своих отношениях со своими белыми соседями, обманут негра, не почувствовав ни малейшего укола своей чести.Убить негра они не считают убийством». Такие люди открыто хвастались Томасу, что чернокожие «попадут в ад», когда местные белые вновь обретут политический контроль. Пытаясь объяснить это неповиновение, Томас указал на предрассудки, засевшие в умах и сердцах белых в эпоху рабства. Как выразился Томас, хотя белые жители Миссисипи «признают, что индивидуальные отношения хозяев и рабов были разрушены войной и прокламацией президента об освобождении, у них все еще есть укоренившееся чувство, что черные в целом принадлежат к белым в целом.

    В 1865 году это глубокое предубеждение проявилось в пресловутых Черных кодексах Миссисипи, принятых в конце ноября вновь избранным Законодательным собранием Миссисипи. Одной из первых потребностей Реконструкции было определение правового статуса ранее порабощенных людей. Как бы Миссисипи определила гражданство? Какие гражданские права законодатели штата предоставили бы вольноотпущенникам? Вместо того, чтобы принять перемены, Миссисипи приняла первые и самые экстремальные Черные кодексы, законы, призванные максимально воспроизвести рабство.Кодексы использовали законы о «бродяжничестве», чтобы контролировать движение чернокожих и наказывали их за любое нарушение этикета Старого Юга. Чернокожие не могли бездействовать, бесчинствовать, использовать «оскорбительные» жесты. Чернокожие не могли владеть оружием или проповедовать Евангелие без предварительного получения специальной лицензии. Чернокожих детей заставляли работать «подмастерьями» у белых плантаторов, обычно их бывших хозяев, пока им не исполнялось восемнадцать. Самое вопиющее, что государственные уголовные кодексы просто заменили слово «раб» на «вольноотпущенник»; все преступления и наказания для порабощенных были «в полной силе» для эмансипированных.

    На одном уровне Черные Коды сделали политическое заявление. Белые жители Миссисипи намеревались ограничить политическую власть чернокожих, лишив их гражданских прав. На другом, более глубоком уровне эти кодексы раскрывали экономическую борьбу между бывшими хозяевами и освобожденными порабощенными людьми. Бывшие хозяева хотели заставить чернокожих работать, как они работали во время рабства. Вольноотпущенники желали чего-то другого. Они искали землю в аренду или в собственность; они хотели самодостаточности и независимости от старых способов плантационного земледелия. Хотя большинство чернокожих хотели физически и экономически дистанцироваться от своего ужасного прошлого, немногие достигли этой цели. Чернокожие, копившие деньги на покупку земли, редко находили белого человека, который продал бы ее им. В некоторых частях Миссисипи, когда чернокожие предлагали купить землю по 10 долларов за акр, землевладельцы отказывались, а затем продавали собственность белым людям за половину этой цены.

    Это неповиновение Белых имело непредвиденные последствия. Снижение цен на землю и крах хлопкового рынка угрожали средствам к существованию белых плантаторов.Гордые люди, которые выдержали разрушения во время войны и послевоенную неуверенность, столкнулись с растущими долгами. Более 150 плантаторов возле Натчеза, одного из самых богатых хлопковых регионов мира, лишились своей земли, чтобы заплатить долги или задолженность по налогам. Что-то должно было дать. В то время, когда ни белые, ни черные люди не могли достичь своих экономических целей, землевладельцы и рабочие пошли на компромисс, создав систему издольщины. Плантаторы предоставили землю, животных, семена и удобрения; вольноотпущенники давали рабочую силу. Разделили урожай.Вряд ли это был идеальный порядок, но он разрешил экономический тупик между землей и рабочими, белыми и черными. Бывшим господам гарантировался постоянный источник рабочей силы, а бывшие рабы могли обрабатывать отдельный участок земли, хотя и не владели им.

    Радикальная реконструкция, 1867-1876 гг.

    Свидетельства таких чиновников, как Томас, и репрессивные Черные кодексы убедили Конгресс в том, что Миссисипи и другие штаты нуждаются в более тщательной реконструкции. Последовала Конгрессовская или радикальная реконструкция.В Миссисипи этот период был отмечен большими достижениями и постыдными неудачами. Одним из величайших успехов стало участие чернокожих в демократии как в качестве избирателей, так и в качестве должностных лиц. По крайней мере, 226 чернокожих жителей Миссисипи занимали государственные должности во время Реконструкции, по сравнению с 46 чернокожими в Арканзасе и 20 в Теннесси. Миссисипи отправила в Конгресс первых двух (и единственных) чернокожих сенаторов этого периода. Первый сенатор, Хирам Р. Ревелс (1827–1901), был свободным чернокожим из Северной Каролины, который служил капелланом в войсках чернокожих во время Гражданской войны.Ревелс переехал в Натчез в 1866 году и основал школы для вольноотпущенников по всему Югу. Вторым сенатором-афроамериканцем была Бланш К. Брюс (1841–1898). Родители Брюса были порабощенной женщиной из Вирджинии и ее хозяином. В округе Боливар, штат Миссисипи, Брюс поощрял участие чернокожих в политической жизни в качестве окружного шерифа, сборщика налогов и начальника отдела образования. Эта местная политическая база привела Брюса к месту в Сенате США в 1875 году.

    Другие чернокожие и белые жители Миссисипи продвигали двухрасовое политическое общество.Бывший рабовладелец Джеймс Ласк Алкорн показал, что не все белые плантаторы выступали против прогресса. Алкорн создал политический электорат, в который вошли переехавшие в штат северные республиканцы, которых насмешливо называли «саквояжами», другие белые жители Миссисипи, выступавшие за перемены, которых насмешливо называли «негодяями», и чернокожие республиканцы, такие как Джеймс Д. Линч, госсекретарь штата Миссисипи.

    Но радикальная реконструкция привела в ярость южан, приверженных идеалам превосходства белых. Когда республиканцы установили политическое равенство, террористические группы использовали запугивание и насилие, чтобы остановить прогресс.Главной из этих организаций был Ку-клукс-клан. Основанный в Теннесси в 1866 году, Клан превратился в жестокую военизированную организацию, которая часто продвигала интересы плантаторов и Демократической партии. Клановцы прятались под костюмами, изображающими призраков солдат Конфедерации, но часто разоблачали себя, совершая насилие. Этот поступок стал пугающим сигналом для их жертв: клановцы думали, что могут убивать безнаказанно, потому что местные власти не хотели или не могли их остановить.Клан преследовал республиканцев, «откровенных» чернокожих и рабочих, которые бросали вызов правлению плантаторов. В округе Монро клановцы убили чернокожего жителя Миссисипи Джека Дюпри на глазах у его жены. Клан нацелился на Дюпри, потому что он возглавлял местную группу Республиканской партии и высказывал свое мнение. По всему Миссисипи Клан также стремился поддержать власть плантаторов, наказывая проблемных рабочих. Члены клана высекли чернокожую женщину за «лень» и избили вольноотпущенника за то, что он подал в суд на белого мужчину. Террористы сказали ему, что «негры больше не судятся с белыми.«Суды штата Миссисипи, церкви и школы для чернокожих стали частыми объектами расового насилия. В Меридиане в 1871 г. были арестованы трое черных лидеров за «подстрекательские» речи. Во время суда над чернокожими клановцы расстреляли зал суда, убив судью-республиканца и двух подсудимых. Насилие спровоцировало кровавую баню в Меридиане; Белые бунтовщики выбрали десятки черных лидеров и хладнокровно убили их.

    Со временем эта насильственная тактика разрушила демократию в Миссисипи и на всем Юге.В Виксбурге сторонники превосходства белой расы сформировали партию Белого человека, патрулировали улицы с оружием и убедили чернокожих избирателей оставаться дома в день выборов. Их мятеж сработал; Кандидаты-демократы, приверженные превосходству белых, заменили всех республиканцев на выборах 1875 года. После этого успеха повстанцы использовали насилие и мошенничество на выборах, чтобы получить политический контроль над государством. Когда федеральное правительство отказалось расследовать эти преступления, Джон Р. Линч, конгрессмен-республиканец от штата Миссисипи, предупредил, что «война была напрасной.«Если бы не все люди были равны перед законом, Америка не продвинулась далеко со времен Гражданской войны. Сто лет спустя движение за гражданские права добилось свободы, которую Линч и тысячи других жителей Миссисипи сначала завоевали, а затем потеряли во время Реконструкции. Для Линча и его товарищей из Миссисипи эти бурные послевоенные годы были и лучшими, и худшими временами.

    Джейсон Филлипс, доктор философии, доцент кафедры истории Университета штата Миссисипи. Эта статья была обновлена ​​в сентябре 2021 года.

    методов действий | Общество историков архитектуры

    Method Acts — это серия виртуальных семинаров, посвященных изучению научных методов для аспирантов и начинающих ученых в области истории архитектуры и смежных областей.
    Эта серия из двух мероприятий станет форумом для обсуждения новых, альтернативных и пересмотренных методологических подходов к нашей работе.

    Исторические методы являются практикой и по своей сути являются политическими. Вопрос о том, кто будет писать историю, неотделим от политики того, как она пишется.Масштабы, предмет и способ обращения, доступность исторических свидетельств и ориентация исследователя — все это обуславливает встречи историков с событиями и объектами, которые мы изучаем. Как историки архитектуры на ранних этапах нашей карьеры, у нас есть возможность ориентировать нашу область на более широкие формы взаимодействия с вещественными доказательствами.

    В связи с усилиями по расширению тем, которые мы выбираем для исторического исследования, мы также должны пересмотреть подходы к этим темам.Поскольку основу для истории, которую мы пишем, составляют все более разнообразные формы свидетельств, отличные от традиционных архитектурных медиа, мы должны также учитывать формат медиа как эпистемологических категорий.

    Более того, в ситуациях, когда архивы недоступны, не существуют или недоступны, как мы, ученые, можем продолжать заниматься исследованиями доступными нам средствами, не жертвуя глубиной и деталями? Как наша область может, тем не менее, сохранить стремление построить глобальную архитектурную историю? По мере того, как ученые переориентируют исследования на активные, активные и деколонизированные методы, мы предлагаем возможность задать вопросы выпускникам и начинающим ученым, чтобы продолжить работу по формированию более инклюзивного дисциплинарного поля.

    В этой серии семинаров непосредственно рассматриваются вопросы методологии. На каждом семинаре будет задан вопрос о том, как новые методы могут привести к пересмотру содержания как внутри, так и за пределами мейнстрима. Антропология, историческая антропология, исследования науки и технологий, медиа-археология, история экологической справедливости, переводоведение, критическая расовая теория, публичная история, феминистские, гендерные и квир-исследования, среди других областей, сформировали историю архитектуры и повлияли на нее; создание междисциплинарного места, чтобы выйти за рамки традиционного и знакомого. Важным аспектом этой серии семинаров будет переосмысление того, как мы относимся к предметам нашего исследования и друг к другу при его обсуждении. С этой целью вместо типичного формата семинара (с ведущим и назначенным чтением) мы предлагаем горизонтально организованную структуру, в которой мы обсуждаем незавершенные работы. Авторы, заинтересованные в привлечении методологических утверждений, выберут часть своей работы и других сравнительных работ, которые совпадают с их подходом или расходятся с ним.

    Принимая реферат, библиографию, архив, полевые исследования и сноску в качестве мест, где запечатлеваются методы, обсуждения начнутся с 10-минутных презентаций приглашенных начинающих ученых, которые представят краткий обзор своих исследований, их методологических рамок и конкретной области, в которой вмешательство происходит: реферат, библиография, архив или сноска.После обсуждения комитет будет модерировать вопросы в течение примерно 60 минут (с 5-минутным вступлением и завершением мероприятия).

     

    Method Acts организован членами Консультативного комитета аспирантов SAH Лесли Лодвик, Катериной Бонг, Шарлетт Колдуэлл, Аслихан Гунхан и Антонио Пачеко.

    Жизнь на юге: упорядоченное общество и экономика южных штатов — видео и стенограмма урока

    Джон К. Кэлхун считал рабство положительным

    Южная промышленность

    Хотя Юг был настоящим хлопковым королевством, во всем регионе существовала промышленность и развитие.Но у них было только 19% заводов страны, и большая часть товаров, которые производились на Юге, оставалась на Юге для потребления. Например, в Теннесси было несколько текстильных и мукомольных фабрик, а также кузниц, но они производили вещи, которые использовались южными плантациями и домами. Таким образом, они едва регистрируются как экспорт с точки зрения стоимости для экономики. Более того, уставы штатов часто требовали от южных банков заниматься другими видами деятельности, такими как управление гостиницами или рытье каналов. Таким образом, сеть сельского хозяйства, промышленности, банковского дела, торговли и услуг на Юге была экономически переплетена.

    Хотя некоторые южане действительно выступали за экономическое разнообразие и коммерческое развитие, система плантаций была настолько прибыльной, а большая часть их капитала была связана с землей и рабами, что для инвестирования оставалось мало наличных денег. Более того, общество Юга было привержено романтическим идеалам рыцарства и неторопливому сельскому образу жизни. Южане гордились поддержанием упорядоченного общества и считали, что все процветают, когда эта структура стабильна.Вместо того, чтобы желать отмены системы, белые бедняки стремились к образу жизни класса плантаторов.

    Южное общество

    Настоящий джентльмен превыше всего ценит честь, защищая имя своей семьи, белых женщин и своих детей. Общественное неуважение к любому из них требовало дуэли. Он должен быть физически сильным, так как джентльмен видел себя защитником слабых и беззащитных. По всем этим причинам человек, который не был плантатором, мог стать политиком, адвокатом или солдатом.Место женщины было дома, присматривать за домашним персоналом, развлекать гостей и высказываться в гневе только для защиты своих детей и мужа. Хотя лишь крошечная часть населения владела большими плантациями с большим количеством рабов, эти плантаторы управляли политикой и обществом для всех — мало чем отличаясь от старой знати Европы.

    На самом деле на Юге так жили очень немногие; У 3/4 всех белых южан не было даже ни одного раба, а из этих рабовладельцев у большинства было менее шести человек.Большинство белых южан были фермерами-йоменами, которые выращивали еду для себя и своего скота, и на продажу оставалось совсем немного. У них мог быть раб или два, и, скорее всего, они работали вместе с ними в полях каждый день. Низший класс белых жил на неплодородной земле в ужасной нищете, равной бедности рабов (хотя они были свободны). Некоторые историки пренебрежительно называют их пожирателями глины и другими недобрыми уничижительными выражениями, такими как «крекеры», приписывая это оскорбление тому факту, что большинство работорговцев, которые «щелкали кнутом», происходили из этого низшего класса белых.

    Статуя на вершине здания Капитолия США

    Внизу общества были, конечно же, рабы. У американских студентов сегодня часто возникает ментальный образ рабской жизни, представляющий только один тип рабочего: рабочий на хлопковом поле. Рабы на хлопковых, табачных и сахарных плантациях обычно работали бригадами от восхода до заката, управляемые белым надсмотрщиком. Однако рабы на рисовых полях и на небольших фермах обычно работали в рамках системы задач ; у каждого человека была определенная работа, и когда она была закончена, он был в свое время.Были также домашние слуги и городские рабы, занимавшиеся ремеслами. Одним из ярких примеров был Филип Рейд, раб, ответственный за отливку бронзовой Статуи Свободы, которая сегодня находится на вершине здания Капитолия США. Фактически, рабы работали бок о бок с наемными рабочими на многих правительственных зданиях в 1800-х годах. Однако эта практика обучения рабов ремеслу пришла в упадок на протяжении столетия.

    Итоги урока

    Давайте повторим. С момента изобретения хлопкоочистительной машины производительность и население Юга переместились в страны Персидского залива.Вскоре королевский хлопок составлял 2/3 экспорта Америки накануне Гражданской войны. Отношение южан стало отражать эту экономическую реальность, поскольку такие люди, как Джон К. Кэлхун , начали защищать рабство как положительное благо для нации. На Юге была ограниченная промышленность, на которую приходилось примерно 20% заводов страны. Но большая часть их товаров оставалась в регионе, и их экономика была переплетена и во многих других отношениях. В то время как некоторые южане осознавали проблемы со своей экономикой, у них было мало доступного капитала, и большинство людей сопротивлялись разрушению их процветания и образа жизни.

    На высшей ступени южного общества стояли плантаторы — благородные, сильные и гордые. Ниже их были независимые фермеры-йомены, очень немногие из которых владели рабами. Затем был класс белых, живших в крайней нищете, и, наконец, рабы. На больших хлопковых плантациях полевые рабочие работали по бригадной системе, в то время как на рисовых плантациях использовалась система задач . Были также рабы в домах и городах, хотя использование рабов для квалифицированного труда на протяжении столетия сокращалось.

    Результат обучения

    После того, как вы закончите этот урок, вы сможете:

    • Обсуждать экономику Юга и то, как ее отношение менялось в довоенный период
    • Объясните, как переплелась промышленность Юга и как это повлияло на то, чего хотело общество
    • Проанализируйте, как классы и рабство повлияли на южное общество

    Методы и практики — Общество социальных исследований науки

    «Подними меня!» Привлечение публики через кино

    Лина Ингеборгруд;
    Лина Ингеборгруд; Ивана Суботицки, Норвежский университет науки и технологий; Вивиан Анетт Лагесен, NTNU; Йонас Хустад, Brillefilm

    «‘Поднимите меня!’ Привлечение публики через фильм Мы намерены поэкспериментировать с нашим короткометражным документальным фильмом СТС под названием «Подними меня! Рассказ о велосипедном подъемнике Трампе». Цель фильма — представить концепции СС, такие как одомашнивание, посредством увлекательного тематического исследования. Мы хотим, чтобы зрители посмотрели фильм и узнали, как просмотр побуждает к дальнейшему анализу и обсуждению технологий и отношений в обществе».

    «С участием более 50 творческих художников — Alphaville Arts создала мультихудожественные рассказы выживших после атомной атаки — коренных общин, обслуживающего персонала и гражданских лиц, пострадавших от атомных испытаний.Включает две иммерсивные проекции: • «Нгурини» (поиски) – вынужденное переселение и реакция представителей разных поколений Питьянтьятжара Анангу после британских атомных испытаний в Маралинге в Южной Австралии. • «10 Minutes to Midnight» — переосмысление экспериментов Maralinga с использованием архивных материалов и объемного звука. «Ядерный» исследует «неуправляемые» элементы атомной бомбы и продолжающиеся эксперименты, которые проявляются в изменившихся жизнях выживших сообществ и окружающей среды; также контекстуальные знания и арт-политика недавней Королевской комиссии Южной Австралии по атомной промышленности.

    Создание современного химического набора

    Элис Уильямсон, Сиднейский университет; Аннабель Буда, Сиднейский университет

    «Наука и технология являются практическими предметами, а демонстрации и эксперименты идут рука об руку с теоретическими предметными знаниями. Нехватка времени, ограниченные ресурсы и низкая уверенность в себе являются одними из причин минимального практического содержания в школах. Вдохновленная успехом услуг «наборов для еды», которые доставляют подписчикам пищевые ингредиенты и рецепты для приготовления свежих блюд, команда The Modern Chemistry Set сделала то же самое для науки.Мы создаем для учителей начальных классов услугу «научный комплект» с «ингредиентами» и «рецептами», которые готовы превратить в питательный научный урок, основанный на исследованиях».

    Конфиденциальность, открытость и атрибуция: создание педагогических пространств для серьезного обмена информацией о науке и научной политике

    Эрик Кеннеди, Консорциум по науке, политике и результатам – Университет штата Аризона Мэтью Харш, Университет Конкордия

    Science Outside the Lab North предлагает восьмидневное погружение в мир научной политики для аспирантов всех дисциплин. Программа построена вокруг пяти дней углубленного личного общения с реальными политиками, кураторами музеев, научными журналистами и политиками. На этом заседании и в обсуждениях мы размышляем о трудностях вовлечения этих профессионалов в откровенный, открытый диалог об их опыте и взглядах; использование модифицированных правил Chatham House в качестве педагогической стратегии; и текущие проблемы с использованием этих правил для поддержки эффективного обучения.

    Эксперименты с социотехнической устойчивостью

    Сульфикар Амир, Наньянский технологический университет; Фреди Тантри, Наньянский технологический университет; Юстина Катажина Ташич, Наньянский технологический университет

    Эта презентация, основанная на социотехнической структуре СС, демонстрирует построение устойчивости через гибридную сущность, посредством которой социальные, организационные и институциональные условия сочетаются с состоянием технической и материальной долговечности.Презентация направлена ​​на эксперимент с социотехнической устойчивостью, опираясь на характеристику социотехнической устойчивости Амира и Канта (2018) в трех терминах, а именно: социально-материальные структуры, информационные отношения и упреждающие практики. Эти три аспекта социотехнической устойчивости переводятся в агентную модель, построенную на акторно-сетевом подходе.

    Как распознать почвенные организмы?

    Энн О’Брайен, Австралийский католический университет

    На моей интерактивной выставке я предлагаю участникам изучить, как преднамеренно или непреднамеренно проявляются организмы, создающие почву и опосредующие ее разложение.Используя инструменты увеличения и изображения, а также составляя истории о «несчастных случаях», в которых усилия по компостированию «пошли не так», я стремлюсь перечислить различные виды встреч, которые делают очевидным «взаимодействие» между людьми и организмами, от которых мы зависим. в разложении и образовании почвы. Как эти отношения становятся этически заряженными? Когда это может вызвать признание и заботу?

    Человек/растение Бордерленд Джамминг

    Эмили Кроуфорд;
    Эмили Кроуфорд, Компостирующий феминизм

    Сенсорное, тактильное тактическое вмешательство, помогающее нарушить наши отношения с растениями. Развивая концепции «многовидового глушения» и «насилия своими руками», перформативное вмешательство борется с презумпцией того, что различие приводит к онтологическому разделению. Это всплывающее окно с расходными материалами требует оценки растений, не используемых человеком, открывая…

    ImaginAging – правдоподобное будущее здорового старения в городских условиях

    Clarissa Ai Ling Lee, Emmanuel Tsekleves, Lau Sian Lun, Sabir Giga, Hwang Jung Shan , и Ён Мин Хуи

    Мультимодальное цифровое представление и сопровождающий его плакат продемонстрируют процесс создания и действия, который команда Imaginaging из Малайзии и Ланкастера применила в исследовательском проекте по здоровому старению в городских условиях.Презентация продемонстрирует развитие ситуативного опыта и ситуативных знаний по отношению к другим формам знаний и интерактивного опыта; это делается путем развертывания конечного продукта дизайнерских фикций, созданных совместно с субъектами исследовательского проекта. Общая презентация призвана отразить как аффективный, так и творческий труд исследователей и испытуемых.

    Знакомство с моей лабораторией: симулятор жизни в лаборатории

    «Знакомство с моей лабораторией: симулятор жизни в лаборатории (IML)» — настольная игра, разработанная организацией Engineers and Scientists for Change (ESC) в Южной Корее.Он призван имитировать социальную жизнь в университетских лабораториях, чтобы игроки могли виртуальным образом стать аспирантами. IML предполагает, что разработка игры и игра в нее могут эффективно передавать идеи STS о влиянии власти, денег и политики в научных исследованиях и образовании. Разработчики ожидают, что игра также предоставит гражданам и экспертам легкий доступ, чтобы поделиться своими ожиданиями и опытом в науке.

    Открытая и совместная наука в сети развития: управление и синтез различных открытых научных проектов

    Анджела Крэндалл Окун, Калифорнийский университет, Ирвин; Бекки Хиллиер, OCSDNet; Денис Альборнос, OCSDNet; Алехандро Посада, OCSDNet; Лесли Чан, Университет Торонто – Скарборо и OCSDNet

    Эта выставка отражает исследовательский процесс запуска и изучения разнообразной сети из 12 разнородных проектов, широко распределенных как географически в различных социальных, экономических и политических контекстах, так и интеллектуально в таких разных областях, как ботаника, изменение климата, образование, право. , интеллектуальная собственность и движение хакеров/производителей.Координационная группа сети Open and Collaborative Science in Development (OCSDNet) поделится своим процессом создания общего словаря и набора принципов для этих разнообразных проектов, а также своим процессом разработки метасинтеза 12 проектов на основе обоснованный теоретический подход.

    Удаленные знания и взаимодействие

    Джулиан Руттен, Университет Суинберна

    Что значит быть на месте в техносфере? В этом исследовании изучается потенциал интерактивных и встроенных технологий для осмысленного вовлечения граждан в современные экосистемы и экологические процессы.Понимание места — это уникальная комбинация социальных, технических, природных и политических механизмов. Распределенные датчики, алгоритмы машинного обучения и участие сообщества повышают нашу способность понимать сложность, возникающую в локальном масштабе. В этом исследовании изучается потенциал этих методов для улучшения существующих методов восстановления окружающей среды.

    Наука (не)справедлива: исследование странностей и биомедицины через искусство, события и критику

    Стивен Моллдрем, Мичиганский университет; Дэвид Наска, художник; Кейт О’Коннор, Мичиганский университет, Анн-Арбор,

    На этом стенде будет продемонстрирован процесс планирования мероприятия «Наука (не)справедлива», которое состоится осенью 2018 года в Чикаго, штат Иллинойс.Science (Is Not) Fair — это однодневная гибридная художественная выставка и академический симпозиум, посвященный тому, как квир-идентичности и тела формируются, воздействуют и часто игнорируются наукой, практиками дизайна и биомедицинскими системами. На нашем стенде будут представлены визуализации процессов и копии открытого «Руководства по проведению квир- или иным образом радикальных научных ярмарок: руководство для дельцов и руководителей программ». Этот «документ о технической помощи» будет написан как «Руководство по ярмарке здоровья», жанр серой литературы по общественному здравоохранению.

    SCRaMbLing Human-Yeast Relations: A Methodological Experiment as ArtiSTS

    Tarsh Bates, Университет Западной Австралии; Эрика Аметист Шимански, Эдинбургский университет; Девон Уорд, Симбиотика, Университет Западной Австралии

    Мы представляем междисциплинарное искусство-СС исследование текстуры своеобразной межвидовой встречи, известной как SCRaMbLE, благодаря которой инженеры-биологи отказываются от контроля над процессами проектирования синтетической биологии и просят дрожжи разработать свои собственные решения экологических проблем.Наша работа, исследующая SCRaMbLE через искусство в форме карточной игры, говорит о том, как искусство и наука STS могут вместе исследовать аффективные измерения общих исследовательских вопросов способами, не связанными условностями рационального научного дискурса.

    Шаг вперед! Выполнение совместной практики.

    Элис Венди Рассел, Австралийский национальный университет

    «Этот вклад будет включать в себя серию бесед. Они будут организованы и организованы докладчиком, но будут сделаны и сделаны делегатами конференции, которые будут участвовать.Вклад направлен на демонстрацию «заботы», «сборки», а также условного и эмерджентного характера участия на практике. Размышление в конце будет опираться на понимание СС и опыт других бесед в других местах. Будет опубликован список тем и соответствующих методов (например, «Дефицит и экспертиза» — аквариум; «Ответственная риторика в транснациональных сравнениях» — анализ силового поля; «Исчерпание критики» — благодарная групповая работа)». , Внештатный исследователь пользовательского опыта

    Идея «умного дома» недавно привлекла внимание многих ученых, журналистов и маркетологов, которые думают об «умных домах»? как среды, предлагающие беспрецедентную связь и контроль над жилыми помещениями.Но идея «умного дома»? существует не только как конкретное видение будущего, скорее, «умное? бытовая техника и устройства во многих случаях уже являются частью дома людей. В этом проекте я беру одно из этих устройств, так называемый «умный счетчик», в качестве отправной точки для изучения не только концепции «умного дома», введенной в действие. в конкретном домашнем хозяйстве, но и взглянуть на то, как мы можем думать (антропологически) об изменениях и преобразованиях, вызванных этими технологиями.

    Истории, которые мы рассказываем: взросление в высокотехнологичной медицине

    Надин Танио;
    Надин Танио, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, Высшая школа образования и информационных исследований

    Моя работа посвящена тому, как молодые пациенты, перенесшие трансплантацию сердца, представляют себе, формулируют и осуществляют переход от педиатрической помощи к взрослой, от детства к взрослой жизни.Я делюсь результатами продолжающегося совместного исследовательского проекта молодежных медиа, который исследует, как молодые люди переносят, переводят и трансформируют свой личный опыт в общие ситуативные знания. С помощью короткометражных видеороликов, созданных для обучения других (сверстников, медицинских и семейных опекунов, других пациентов, перенесших трансплантацию, и педагогов), и обсуждения практик рассказывания историй я размышляю о том, как нарративы о позиции, практике и педагогике создают сообщества для обучения и жизни в рамках переходные пространства высокотехнологичной современной медицины.

    Проект Tiger Penis

    Kuang-Yi Ku, MA Социальный дизайн, Академия дизайна Эйндховен, Нидерланды

    В разных культурах существуют альтернативные лекарства, и их действие иногда не может быть подтверждено научными исследованиями. Их обычно даже считают культурными мифами, например, пенис тигра для обозначения мужественности в традиционной китайской медицине (ТКМ). А огромный спрос на части диких животных в качестве ТКМ приводит к увеличению числа находящихся под угрозой исчезновения животных. Тем не менее, ТКМ все еще может содержать определенную ценность, отличную от традиционной западной медицины.Используя незападные перспективы спекулятивного дизайна, этот проект предлагает новые формы создания искусственных частей животных с помощью новых биотехнологий для китайских лекарств в будущем, которые помогут избежать опасности для большего количества животных. Объединяя западную и традиционную медицину вместе, методология этой гибридной медицины предоставляет больше возможностей для человеческого общества и окружающей среды.

    Преобразование стандартного черного ящика времени

    Барбара Бок, Технологический университет Суинберна

    С помощью этого прототипа выставки я хочу вмешаться в невидимую, но повсеместную работу по конструированию современного (стандартного) времени, встроенного в практику ученых СС и явления, которые они изучают.Это часть моего проекта по преобразованию отношений людей с будущим путем создания возможностей для переделки стандартного времени. Массив дисплеев счетов учета времени делает работу по построению и наложению стандартного времени ощутимой. Занятия побуждают участников определять характеристики стандартного времени, изучать и размышлять о влиянии различных практик конструирования времени, а также выявлять непризнанные предположения и эффекты по мере изучения новых практик хронометража.

    Видение

    Венкат Шринивасан, архивариус

    Лучшим показателем жизнеспособности архива является его способность пролить свет на контекст и процесс, а также на связи между памятью, базой данных и повествованием. Слово, связывающее все эти идеи с архивным объектом, — аннотация. Именно через аннотацию/классификацию мы приходим к пониманию того, как память может быть упакована в архивный объект, и именно через аннотацию/описание мы начинаем понимать, как архивный объект может присутствовать в различных нарративах.Мы работаем над двумя цифровыми инструментами, чтобы показать это. Одним из них является Milli, портал для создания историй. Другой — Specere, динамический инструмент для создания взвешенных аннотаций.

    где окончания?

    Санкалп Бхатнагар, Новая школа

    Эта презентация формулирует три понятия — конечные результаты, другие организующие системы, второстепенные пользователи — для того, чтобы противостоять проблемам проектирования в связи с его непреднамеренными последствиями для институтов во всем обществе.

    Оспариваемые взгляды на послевоенное общество – от матерей-рабынь и южных красавиц до радикальных реформаторов и дам потерянного дела

    Сара Сенетт

    [1]

    В Солдатская могила (рис. 1) молодая женщина стоит на коленях среди мрачных ветвей ивы.Одетая в черное, женщина сжимает надгробную плиту без надписей, прижимая салфетку к опущенному лицу. Вдалеке в бой маршируют неясные солдаты, оставив женщину страдать в одиночестве.

    «Солдатская могила», раскрашенная вручную литография
    Карриер и Айвз, Нью-Йорк, 1865 г.
    Библиотека Конгресса (рис. 1) означает фундаментальные изменения в южном обществе после Гражданской войны в США.[2] Смерть стольких молодых мужчин «преобразила американскую нацию, а также сотни тысяч людей, непосредственно пострадавших от утраты». Юг.[4] Например, женщины Конфедерации стремились увековечить «структуру памяти», возвеличивающую мертвых конфедератов и опирающуюся на общую веру в превосходство белых, известную как идеология «Утраченного дела». Памятники, прославляющие героев Конфедерации, неплохо воплощали их видение Юга.[5] Тем временем афроамериканские учителя мало интересовались тем, чтобы увековечить память о мужчинах, которые помогли защитить рабство или увековечить превосходство белых. Стремясь к расовому равенству, чернокожие женщины использовали изображения, демонстрирующие их приверженность «политике респектабельности», для достижения этой цели.[6] В то время как любое исследование женщин во время Гражданской войны и Реконструкции должно охватывать диапазон их ролей, очень широкое разнообразие исследований женщин того времени может несколько затемнить существенное положение женщин как создателей послевоенного Юга.[7] Таким образом, в этом эссе рассматриваются способы, которыми женщины из разных слоев общества стремились изменить Юг после ошеломляющей гибели и массовых социальных потрясений Гражданской войны, обращая внимание на различные проблемы и деятельность женщин Конфедерации, северных реформаторов и ранее порабощенных женщин. Хотя у каждой группы были разные и иногда противоречащие друг другу цели, все они были важными игроками — и формирователями — послевоенного Юга.

     

    Женщины Конфедерации, домашнее хозяйство и идеология потерянного дела

    «Они адаптировались . . . со стойкостью, которая

    присуща каждой истинной женщине». [8]

    В целом, южные женщины заняли социально консервативную позицию, несмотря на расширение своей деятельности в общественной сфере. Восстановление как довоенного социального порядка, так и физической среды стало самой популярной реформой южных женщин, взявших на себя роль «хранительниц» южной культуры. При этом они стали поборниками идеологии «Утраченного дела».В то время как идеология «Утраченного дела» прославляла довоенное южное общество, она также функционировала как «коллективная память», которая подчеркивала храбрость солдат Конфедерации, погибших за благородное дело — в войне, которая велась во имя прав штатов, а не рабство.[9] Для южных женщин, как культурных знаменосцев, увековечивание идеологии «Утраченного дела» также означало увековечение памяти героев Юга и Конфедерации. Южные женщины, хотя в основном не упоминаются в титрах, очень часто были «основными действующими лицами» и движущей силой монументальной памятной архитектуры. [10]

    Как видно из вертикальной стойки и жестов рук женщин на фотографии церемонии открытия памятника Конфедерации в Солсбери, южные женщины гордились своей способностью увековечивать то, что они считали южными идеалами, посредством общественных памятников. (цифра два).

    Памятник Конфедерации в Солсбери, фотография
    1909 г. Коллекция Северной Каролины, Университет Северной Каролины в библиотеке Чапел-Хилл (рис. 2) и социальный ландшафт.Высота статуи, тот факт, что она стоит на возвышении, и насыпь из земли, поддерживающая статую, предполагают желаемое идеологическое воздействие памятника на местное население. Статуя, как и идеи, которые она представляет, стоит «выше всего» и воплощает якобы возвышенную идеологию «Утраченного дела». Дамы стоят у основания статуи, визуально подкрепляя ее, идеологию, которую она представляет, и свое общественное место в изменении южного ландшафта.

    Памятник округу Грин, 1898 г., гранит.Изображение взято из Памятники и кладбища Конфедерации Джорджии , Дэвид Уиггинс, 2006 г. (рис. 3)

    Активность южных женщин в мемориальной архитектуре возникла как в ответ на резко изменившуюся демографическую ситуацию на Юге, так и в связи с необходимостью хоронить и почтить память солдат Гражданской войны. [12] По всему Югу южные женщины объединялись в местные женские мемориальные ассоциации с конкретной целью почтить память доблестных погибших. В Джорджии, например, женская мемориальная ассоциация вместе с Объединенными дочерьми Конфедерации установила памятник Конфедерации округа Грин в Гринсборо (рис. 3).Сходный по стилю с большей частью памятной архитектуры того периода с его приподнятым помостом и использованием одного возвышенного солдата, памятник Гринсборо беззастенчиво связывает себя с идеологией «Утраченного дела» благодаря своей гравировке на основании, которая гласит: «в честь храбрых кто пал, защищая право местного самоуправления». (рис. 4) Точно так же памятник Конфедерации на кладбище Святого Иосифа в Бардстауне, Кентукки (рис. 5) изображает одинокого солдата на возвышении. Построен в 1903 году Дж.Crepps Wickliffe Chapter of the United Daughters of the Confederacy, его надпись немного более осмотрительна.

    Фрагмент: Памятник Конфедерации округа Грин, 1898 г. (цифра четыре)

     

    Памятник Конфедерации в Бардстауне, Национальный реестр исторических мест США, № 97000674, 1903 г., известняк, Бардстаун, Кентукки (цифра три)

    Статуя гласит: «Мрамор не говорит ценности их доблести. . . Были ли они неизвестными или известными, но их дело и страна остались теми же, они умерли и облачились в серое.Здесь женщины Уиклиффского капитула связывают серую униформу Конфедерации с «доблестью, делом, страной и т. д.» При этом они утверждают, что принципы Конфедерации не противоречат американским принципам и что все Солдаты Гражданской войны гибли за благородные цели. Более того, на статуе также изображен генерал Роберт Э. Ли прямо под фигурой безымянного солдата. Используя знаменитое изображение Ли, которого часто считают защитником Юга, женщины Ордена Уиклиффа также изображают себя защитниками памяти о солдатах Конфедерации и южного наследия в более широком смысле. [13]

    После провала Реконструкции женские мемориальные ассоциации, часто совместно с Объединенными дочерьми Конфедерации, установили сотни памятных статуй по всему Югу, коренным образом изменив южный ландшафт и послевоенную южную идентичность. Действительно, через общественные памятники женщины Конфедерации стали, пожалуй, самой мощной силой в формировании воспоминаний белых южан о Гражданской войне и формировании коллективной идентичности послевоенного Юга. Между работой как национальных, так и местных женских мемориальных ассоциаций южные женщины «построили памятники почти в каждом городе, поселке и штате бывшей Конфедерации.[15] Южные женщины добились таких больших успехов в своих усилиях по формированию послевоенного Юга, что генерал Кейбл, глава Объединенного союза ветеранов Конфедерации, утверждал, что «все хорошее, что было достигнуто на Юге, было достигнуто благодаря «женской работе». .’»[16] Тем не менее, в своем желании восстановить южную идентичность вокруг идеологии «Утраченного дела», южные женщины коренным образом изменили свое устоявшееся место в обществе. Женщины взяли на себя «полуобщественные руководящие роли, до сих пор незнакомые на большей части Юга». [17] Эта новая общественная роль радикально отличалась от довоенного идеала белых женщин из элиты как принадлежащих исключительно к домашней сфере.[18] По иронии судьбы, «сохранив» южную культуру и традиционное южное общество, южные женщины непримиримо изменили свою роль в нем и заложили основу новой послевоенной идентичности.

    респектабельность, образование и реконструкция

    5

    «что они могут принести пользу и поднять свою гонку:« [19]

    на другой стороне борьбы, чтобы изменить Юг войны, северные женщины-реформаторы, как белые, так и черные, чаще всего выбирали миссионерские или образовательные направления реформ в качестве своего метода преобразования послевоенного общества.По образцу белых определений социальной приличия высшего класса афроамериканские женщины стремились развеять стойкие расовые стереотипы, которые изображали цветных женщин неспособными воплотить идеалы женской добродетели девятнадцатого века. Из-за жесткой расовой структуры на Юге в годы, предшествовавшие войне, большинство, хотя и не все, цветных женщин, участвовавших в реформаторской деятельности во время Реконструкции, были выходцами с Севера и занимали более шаткое социальное положение, чем их белые северянки. аналоги.[20] Цветные женщины-реформаторы также понимали, что они всегда должны лично представлять надлежащие социальные ценности девятнадцатого века в качестве примера для белых афроамериканцев расового равенства и пригодности для равного социального и политического участия. Эта потребность защищать свою респектабельность с помощью изображений также связана с тем фактом, что до войны было много изображений, высмеивающих само представление о том, что афроамериканские женщины могут достичь респектабельности (рис. 6).

    «Жизнь в Филадельфии», оригинал Эдварда Уильямса Клея, опубликовано У.Симпсон, 66 Честнат-стрит, Филадельфия, 1829, Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (рисунок шесть)

    Например, Э. У. Клэй создал серию карикатур под названием Жизнь в Филадельфии , которые высмеивали филадельфийское сообщество относительно богатых свободных афроамериканцев. На одном из мультфильмов изображена афроамериканка из Северной Америки в ярком платье, пытающаяся купить «телесного цвета», то есть белые чулки. Ее нелепые одеяния, явно бесполезный монокль и низкий покатый лоб внушают зрителю, что эта женщина, несмотря на свое богатство, не может быть дамой.Более того, расовые черты фигуры напоминают научные рисунки девятнадцатого века, предназначенные для изображения недочеловеческих характеристик небелых. Иллюстратор также предполагает, что свободные цветные женщины в Филадельфии забыли свое надлежащее социальное положение и теперь считают себя по существу белыми.

    В ответ на такие изображения фотографии афроамериканских женщин после Гражданской войны часто представляют их как приличных и респектабельных. Фотография представляла собой идеальное средство послевоенной пропаганды, потому что из-за ее индексирующей связи с материальной реальностью и возможности массового производства многие люди считали фотографии более правдивыми, чем рисунки. [21] Например, в «Портрет афроамериканки с книгой в три четверти», , субъект носит мрачное платье с высоким воротником (рис. 7).

    «Портрет сидящей афроамериканки в три четверти, лицом вперед, с книгой в руках»
    Фотопечать на визитной карточке, между 1870-1890 гг., Эдвардс «Эксельсиор Фото». Галерея, 804 Мейн-стрит, Линчберг, Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (цифра семь)

    Она сдержанно смотрит на зрителя с прямым и умным выражением лица.Вне своего взгляда она сообщает зрителю о своем образовании, держа книгу на коленях. Действительно, ее большой палец все еще держит свое место, как будто она только что оторвалась от чтения и скоро вернется к нему. В то время как изображение одной социально респектабельной женщины, «Портрет в три четверти» демонстрирует обществу в целом и, учитывая его происхождение в Вирджинии, вероятно, в частности на Юге, что афроамериканские женщины могут быть социальными равными. Тот факт, что изображение появляется на визитных карточках , легко выпускаемом в массовом порядке носителе, указывает на его публичный элемент. Происхождение фотографии в Вирджинии также имеет символическое значение на этой фотографии, поскольку это была первая из тринадцати американских колоний, поработивших людей, первая, которая сделала рабство наследственным по женской линии, и часто считается родиной американской политики. Географически и символически этот образ соединил бы в сознании зрителя афроамериканское рабство, американскую политику и респектабельность афроамериканских женщин.

    В частности, для цветных женщин с севера реформа означала расовый подъем, «идею о том, что образованные чернокожие [несут] ответственность за благополучие большей части расы», чувство, различимое в девизе чернокожих клубных женщин «подниматься по мере подъема».[23] «Буржуазная респектабельность североафроамериканцев-реформаторов сформировала у чернокожих активисток желание действовать как безупречные представители расы». женские реформы отражали популярные реформы белых северных женщин, такие как «воздержание и образование». Таким образом, как и для белых женщин, преподавание стало призванием реформаторов из северных афроамериканцев. Одна из самых известных афроамериканских школьных учителей, Шарлотта Фортен Гримке, считала, что ее ученики «должны знать, что человек своего цвета может сделать для своей расы.Она «стремилась [ред] вдохновить их мужеством и амбициями». [26] Гримке, как и ее коллеги, знала, что смелость будет необходимым компонентом для будущего успеха, поскольку она, как и ее ученики, столкнулась с открытой враждебностью со стороны белых [26]. 27]

    Изображение сидящей Шарлотты Фортен Гримке. 19в. визитная карточка, Фото: Государственный колледж Салема (цифра восемь)

    Несмотря на то, что Гримке был северянином, он знал о почти повсеместном распространении расовых предрассудков в отношении афроамериканцев во время Гражданской войны. Гримке вырос в семье аболиционистов из Филадельфии, принадлежащих к среднему классу, которые окружали себя сообществом респектабельных афроамериканских мужчин и женщин — именно тех, кого высмеивали и в конечном итоге отрицали в карикатурах Жизнь в Филадельфии . [28] В то время как большая часть жизни Гримке была исключительной, ее использование политики респектабельности для продвижения расового подъема служит образцом для моделей северных афроамериканских женщин-реформаторов в целом. Например, автопортрет Гримке имеет сверхъестественное сходство с «Портрет в три четверти» (цифра восемь) . Обе женщины носят мрачные платья с высоким воротником, что указывает на серьезные намерения и отсутствие сексуальной распущенности. Более того, обе женщины держат на коленях открытые книги, намекающие на образование и ценности среднего класса.Хотя Гримке, несомненно, обладала этими чертами, тот факт, что женщина в «Портрет в три четверти» так точно воспроизводит их, указывает на широко распространенное влияние политики респектабельности в движениях за реформы афроамериканских женщин. Цветные женщины, подобно Гримке, «увидели активистский потенциал образования и умело использовали эту «женскую сферу» влияния, чтобы продвигать определение образования как краеугольного камня расового подъема». Респектабельность и образование африканских женщин сформировали характер движения за реформы афроамериканских женщин в годы после Гражданской войны.

     

    Бывшие порабощенные женщины и продолжающаяся борьба за равенство

    «Времена не меняются, меняется только товар». [30]

    Как правило, бедные, необразованные и живущие среди физического разрушения Юга, бывшие порабощенные женщины столкнулись, пожалуй, с самыми трудными трудностями из всех групп женщин в годы после Гражданской войны. Первоначально северные женщины-реформаторы, черные и белые, стремились реализовать ту же модель респектабельности белых в своих попытках возвысить ранее порабощенных женщин.Тем не менее, из-за лежащей в основе расистской точки зрения многих белых северных учителей и сохраняющихся экономических ограничений лишь немногие бывшие порабощенные женщины полностью достигли этой модели женского домашнего очага белого среднего класса. После того, как «первоначальное чувство женского сострадания» белых женщин-реформаторов рухнуло, «учителя разочаровались в их усилиях по возвышению». [31] Белые учителя часто нанимали бывших порабощенных женщин вместо того, чтобы обучать их «добродетелям опрятности и чистоты». [32] ] Действительно, некоторые белые учителя открыто сочувствовали бывшим хозяйкам плантаций по поводу сложности управления их бывшими рабами.

    По мере того, как Реконструкция продолжалась, этот растущий разрыв между домашним хозяйством белых женщин и женственностью афроамериканцев был сосредоточен на проблеме ранее порабощенной работы женщин в доме и за его пределами. В то время как ранее порабощенные женщины проходили обучение домохозяйкам, оно имело «практические» ограничения из-за того, что белые ожидали, что они продолжат работать на полях. Не скупясь на слова о роли бывших порабощенных женщин, агент Министерства финансов США Эдвард Пирс утверждал, что «лучше женщина с мотыгой, чем без нее, когда она еще не годится ни для иглы, ни для книги», и белая учительница в целом соглашалась. [33] В сочетании с экономическими трудностями, которые продолжались на Юге в ходе Реконструкции, ограниченное представление белых учителей о способности бывших рабынь добиться респектабельности работало против желаний только что освободившихся женщин.

    В то время как бывшие порабощенные женщины воспользовались новыми, хотя и сокращенными, возможностями в сфере образования и общественной жизни, такими как кампании против линчевания и откровенно политические кампании в конце Реконструкции, большинство из них этого не сделали.[34] Большинство попыток недавно освобожденных женщин изменить южное общество началось дома. Они редко разделяли желание белых северных женщин, чтобы те работали вне дома. Действительно, «после того, как поколения были лишены возможности сделать это… . . многие хотели остаться дома со своими семьями». [35] Таким образом, белое общество часто обвиняло бывших порабощенных женщин в «женском бездельничестве» за попытку достичь наиболее традиционной женской роли в южном и американском обществе: сидеть дома. мама.[36]

    В подавляющем большинстве после Гражданской войны бывшие порабощенные женщины вступали в законный брак со своими супругами, находили своих детей и пытались создать обычные семейные единицы девятнадцатого века. Объявления в газетах и ​​письма в Бюро вольноотпущенников о поисках пропавших без вести мужей, детей и родственников являются одними из наиболее убедительных доказательств этого желания восстановить семью после войны. Миссис Шарлотта Пауэлл, бывшая рабыня, живущая в Сакраменто, представляет собой один из таких примеров, когда она рекламировала «информацию о своих родственниках, состоящих из ее отца, матери, трех братьев и двух сестер.Ее отца звали Сэм Мосли; он принадлежал человеку по имени Джо Пауэлл, который жил в Кентукки. Гражданская война.[38]

    Экономическое и политическое давление, особенно после провала Реконструкции, вскоре вынудило ранее порабощенных женщин покинуть свои дома и вернуться к работе.Такие изображения, как Женщина, стирающая белье в окрестностях Пятнадцатой улицы (рис. 9), демонстрируют некоторые трудности, с которыми ранее порабощенные женщины столкнулись после войны.

    «Женщина, стирающая белье, недалеко от Пятнадцатой улицы», конец 19 века, Августа. Архив Джорджии, Исчезающая Грузия.
    http://www.newsouthassoc.com/springfield/history1.html (цифра девять)

    Безымянная прачка склоняется над своей стиральной доской, полностью подвергаясь воздействию стихии. Пыль катится мимо, вероятно, пачкая тщательно вычищенные простыни.Ветхие дома и плохая одежда свидетельствуют об общем уровне бедности, в которой ранее находились порабощенные женщины во время Реконструкции. Отчасти эта бедность возникла из-за того, что помощь от Бюро вольноотпущенников часто требовала много времени, чтобы получить ее, если она вообще поступала. Бывшим порабощенным женщинам, таким как неназванная женщина в Женщина, стирающая белье , часто приходилось тем временем продолжать работать в плохих условиях. После предательства бывших рабов через «Компромисс» 1877 года и окончания Реконструкции эта дилемма для женщин обострилась. [39] Женщины, подобные той, что изображена на картине Интерьер кухни на плантации Refuge Plantation округа Камден, штат Джорджия, (рис. 10), вскоре обнаружили, что работают на тех же людей и в тех же местах, что и в рабстве.

    «Интерьер кухни на плантации Рефьюдж, округ Камден, Джорджия»
    Фотография Л.Д. Эндрю, 1936 год, со старинной фотографии, сделанной ок. 1880
    (цифра 10)

    Домашний труд в послевоенное время был физически не намного лучше, чем работа в поле. В Интерьер кухни повар-афроамериканка позирует рядом с большим закопченным камином, у которого она, вероятно, проводила большую часть своего дня.Изнуряющая жара, особенно летом, была бы почти невыносимой, не говоря уже о тяжелых железных кастрюлях и сковородках. Тем не менее, безымянный повар смотрит прямо на зрителя. Ее прямая осанка говорит о том, что она не запугана. Несмотря на сходство ее положения сейчас и до Гражданской войны, она принимает одно фундаментальное изменение: она свободна. Историки рабства и провала Реконструкции часто спорят о том, имела ли свобода без материальных изменений какую-либо практическую ценность, поскольку межрасовые отношения фактически стали более жестокими после Реконструкции.[40] Несмотря на отсутствие каких-либо изменений в их материальном положении, ранее порабощенные женщины постепенно бросили вызов превосходству белых и в конечном итоге изменили южное общество из-за своей «номинальной» свободы. Маленькие победы, такие как право жить отдельно от того места, где они работали, медленно увеличивали ранее порабощенную автономию женщин. Точно так же их совместные испытания создали сообщество и инфраструктуру, которые некоторые историки считают основополагающими для борьбы афроамериканцев за равенство в более широком смысле.[41] Бывшие порабощенные женщины, возможно, не имели непосредственного влияния ни на одну из своих коллег-женщин, но, возможно, в более широком повествовании они были наиболее мощными катализаторами изменений.

     

    Заключение

    «Предубеждение против цвета, о котором мы так много слышим,

    , не сильнее, чем предубеждение против пола». [42]

    Заявление Элизабет Кэди Стэнтон, открывающее этот раздел, проблематично, потому что, хотя оно использует женственность как единицу анализа, оно ошибочно объединяет весь женский опыт.Все женщины в обществе после Гражданской войны пережили некоторую степень лишения гражданских прав, но это ни в коем случае не было равным. Цветные женщины, бывшие рабыни или нет, боролись как с расовыми, так и с гендерными предрассудками. Эта интерсекциональность расы и пола по-разному повлияла на всех женщин и, таким образом, породила разные идеи о том, как реформировать общество. Хотя женщины-реформаторы иногда пересекаются, они также могут прямо противоречить друг другу. Например, цветные женщины с севера стремились продвигать расовое равенство, и им прямо противостояло желание белых женщин с юга романтизировать довоенное общество.Хотя это разнообразие, несомненно, верно, оно упускает из виду центральное место женских реформаторских движений в всех частях южного общества во время Реконструкции. [43] После ошеломляющей смерти и массовых социальных потрясений Гражданской войны, независимо от их различных целей, женщины стали инструментом реформ и формирователями послевоенного Юга.

     

     

    [1] Маргарет Митчелл, Унесенные ветром (Нью-Йорк: Macmillan, 1936), 600.

    [2] Марк С. Шанц, В ожидании небесной страны : Гражданская война и американская культура смерти (Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 2013), 178–180.

    [3] Дрю Гилпин Фауст, Эта республика страданий: смерть и гражданская война в США (Нью-Йорк, Альфред А. Кнопф, 2008), xii-xiii.

    [4] Изучая их действия, историки женщин в Гражданской войне и Реконструкции опубликовали огромное количество работ.Их усилия приводят к множеству разнообразных исследований, отражающих разнообразие ролей женщин в то время. Для обзора области см.: Джинни Уэйн, «Женщины с юга в эпоху эмансипации» и Нина Зильбер, «Женщины с севера в эпоху эмансипации: а затем пришла война» в A Companion to the Civil War and Reconstruction ed . Лейси Форд (Нью-Йорк: издательство Blackwell, 2011).

    [5] Кейт Д. Диксон, Поддержание южной идентичности : Дуглас Саутхолл Фриман и память на современном Юге (Батон-Руж: Издательство государственного университета Луизианы, 2011), 219.Верхняя часть формы Нижняя часть формы

    [6] Джейн Э. Дабель, Респектабельная женщина : Общественные роли афроамериканских женщин в 19-м веке, Нью-Йорк, (New York University Press, 2008), 158; Эвелин Брукс Хиггинботэм, Праведное недовольство: движение женщин в черной баптистской церкви, 1880–1920 (Harvard University Press, 1994), 185.

    [7] Мэрилин Майер Калпеппер, Все изменилось: женщины после Гражданская война и реконструкция (Нью-Йорк, Макфарланд, 2002 г.), 293–294.

    [8] Mary Washington Cable in Victoria E. Ott, Confederate Daughters: Совершеннолетие во время гражданской войны (Southern Illinois University Press, 2008), 163.

    [9]Обратите внимание, что термин много коннотаций и может служить многим различным аспектам послевоенного общества. Я выбрал это относительно простое определение, потому что оно включает в себя то, что я считаю тремя основными чертами идеологии «Утраченного дела»: придание ценности погибшим конфедератам, коллективную память и довоенную ностальгию.Glenn W Lafantasie‎, Gettysburg Requiem: The Life and Lost Causes of Confederate Colonel William C. Oates (Oxford University Press, 2006), xxiii.

    [10] Кэролайн Э. Дженни, Похоронив мертвых, но не прошлое: женские мемориальные ассоциации и потерянное дело (Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 2008), ix.

    [11] Синтия Миллс и Памела Х. Симпсон, ред. Памятники утраченному делу: женщины, искусство и пейзажи южной памяти (University of Tennessee Press, 2003), xv, xvi, xviii.

    [12] Фауст, Эта республика страданий , 170, 240, 242-243, 244, 247.

    [13] Обсуждение продолжающейся роли Ли как «защитника» южных ценностей см. : Ребекка Мосты Уоттс Современная южная идентичность : Сообщество через споры (University of Mississippi Press, 2007) 78-79.

     

    [14] Миллс и Симпсон, ред. Памятники заблудшему делу , 220, 221; Х. Галли, «Женщины и потерянное дело: сохранение идентичности Конфедерации на юге Америки», Журнал исторической географии, 19 вып.2 (апрель 1992 г.), 125, 126-127, 128, 129, 130.

    [15] Карен Л. Кокс, Дочери Дикси : Объединенные дочери Конфедерации и сохранение культуры Конфедерации 9016 Gainesville: University of Florida Press, 2003), 49.

    [16] Там же , 52; Виктория Э. Отт, Дочери Конфедерации: достижение совершеннолетия во время гражданской войны (издательство Южного Иллинойского университета, 2008), 7 , 148-157; http://docsouth.unc.edu/highlights/dixon.html (по состоянию на 10.02.15).

    [17] Миллс и Симпсон, ред. Памятники заблудшему делу , 4.

    [18] Lafantasie‎, Gettysburg Requiem , 212-213.

    [19] Мэри Черч Террелл в Морин Мойна и Нэнси Форестелл, ред. Документирование феминизма первой волны: Том 1: Транснациональное сотрудничество и перекрестные течения (University of Toronto Press, 2012), 342.

    [20] Хизер Андреа Уильямс, Самоучка: афроамериканское образование в условиях рабства и свободы (Чапел-Хилл) : Университет Северной Каролины, 2009), 7-9.

    [21] Брайан Уоллис, «Черные тела, белая наука: дагерротипы рабов Луи Агассиса», American Art (лето 1995 г.), 46, 47, 48.

    [22] Эдмунд Морган, Американское рабство Американская свобода (Нью-Йорк: WW Norton & Co, 1975), 4, 5-6.

    [23] Кевин К. Гейнс, «Идеология расового подъема в эпоху «негритянской проблемы»» http://nationalhumanitiescenter.org/tserve/freedom/1865-1917/essays/racialuplift.htm (дата 7/15)

    [24]Виктория В.Уолкотт, Переделывая респектабельность : Афроамериканские женщины в межвоенный Детройт (Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 2001), 6.

    [25] Там же ., 7.

    [ Лернер, изд., Черные женщины в Белой Америке: документальная история (Vintage Books, Нью-Йорк, 1972), 96.

    [27] Кристал Николь Феймстер , Южные ужасы: женщины и политика изнасилования и линчевания (Издательство Гарвардского университета, 2009 г.), 114–117.

    [28] «Шарлотта Фортен Гримке (1837-1914)» https://www.nwhm.org/educationresources/biography/biographies/charlotte-forten-grimke/ (по состоянию на 07.03.15)

    [29] Карен Джонсон, Возвышение женщин и расы: жизнь, образовательная философия и социальная активность Анны Джулии Купер и Нэнни Хелен Берроуз (Нью-Йорк: Routaledge, 2000), 160.

    [30] Сара Грейвс, бывшая рабыня из округ Нодауэй, штат Миссури. Используется как часть выставки «Отголоски рабства » Государственного музея Миссури.Чтобы увидеть выставку и услышать ее интервью, посетите: http://mostateparks.com/page/58368/slaverys-echoes-interviews-former-missouri-slaves. Оригинальное интервью можно найти в интервью Works Progress Administration по адресу: http://memory.loc.gov/ammem/snhtml/snhome.html.

    [31] Нина Сиблер, «Соединение удивительной силы: женщины-учительницы Севера на юге гражданской войны», в «Война была тобой и мной: гражданские лица в Гражданской войне в США», изд. , Джоан Э. Кашин (издательство Принстонского университета, 2002), 51.

    [32] Там же ., 52.

    [33] Нина Зильбер, Дочери Союза : Северные женщины сражаются в Гражданской войне (Harvard University Press, 9009 [33]), 9009. 245. 34] Лиза Г. Матерсон, За свободу своей расы: чернокожие женщины и избирательная политика в Иллинойсе, 1877–1932: Чернокожие женщины и избирательная политика в Иллинойсе, 1877–1932 (Чапел-Хилл: University of North Carolina Press , 2009), 3, 4, 8-10, 12, 15, 113.

    [35] Элизабет Регосин Обещание свободы : Семьи бывших рабов и гражданство в эпоху эмансипации (University of Virginia Press, 2002), 145.

    [36] Coming: The Persuasive Discourse of Black Women девятнадцатого века , (Southern Illinois University Press, 1999), 105.

    [37] «Объявление о розыске информации» в базе данных известных афроамериканцев Кентукки, http://nkaa.uky.edu /записывать.php?note_id=2612 (по состоянию на 12.02.15)

    [38] Хизер Андреа Уильямс , Help Мне найти моих людей: афроамериканские поиски семьи, потерянной в рабстве , (Чапел-Хилл: Северный университет Carolina Press, 2012), v, vi, viii, x.

    [39] Ребекка Шарплесс , Готовка на кухнях других женщин: домашние работники на юге, 1865-1960 , (Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 2010), iv-xii.

    [40] Вопрос о связи между афроамериканским агентством и провалом Реконструкции восходит, по крайней мере, к У.Публикацию EB Dubois 1935 года, однако, для краткой оценки состояния этой области см. в John C. Rodrigue’s «Black Agency after Slavery», 40–65, in Reconstructions: New Perspectives on Postbellum America , под редакцией Томаса Брауна, (Издательство Оксфордского университета, 2006 г. ).

    [41] Sharpless, Готовка на кухнях других женщин , xi-xii, xiii, xv, xvii-xviii; Даниэль Л. Макгуайр, В темном конце улицы: чернокожие женщины, изнасилование, сопротивление, новая история движения за гражданские права (Нью-Йорк: Альфред А.Knopf, 2010), xix, xx, xxi, xxii.

    [42] Элизабет Кэди Стэнтон в History of Woman Suffrage: 1848-1861, Vol. 1, под редакцией Элизабет Кэди Стэнтон, Сьюзен Браунелл Энтони, Матильды Джослин Гейдж, Иды Хастед Харпер (Нью-Йорк: Fowler & Wells, 1889), 681.

    [43] Джинни Уэйн, «Южные женщины в эпоху эмансипации» в Товарищ по гражданской войне и реконструкции изд. Лейси Форд (Нью-Йорк: издательство Blackwell, 2011 г.) номер страницы см.: https://books.google.com/books?id=xeQAERwie80C&pg=RA3-PT351&dq=historiography+of+women+in+civil+war+and+reconstruction&hl=en&sa=X&ei=K-n9VO-OAs22yATCpoDIAQ&ved=0CDIQ6AEwAg#v=onepage&q=historiography%20of% 20женщины%20в%20гражданские%20военные%20и%20реконструкции&f=false

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.