Последний вице король индии: Лорд Маунтбеттен — последний вице-король Британской Индии (опыт реконструкции переходного периода от Британской империи к Содружеству наций) – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

Лорд Маунтбеттен — последний вице-король Британской Индии (опыт реконструкции переходного периода от Британской империи к Содружеству наций) – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ЛОРД МАУНТБЕТТЕН — ПОСЛЕДНИЙ ВИЦЕ-КОРОЛЬ БРИТАНСКОЙ ИНДИИ (ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА ОТ БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ К СОДРУЖЕСТВУ НАЦИЙ)

В.М. Заболотный

Кафедра всеобщей истории Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198

В статье освещаются основные проблемы становления и развития Британского содружества наций, включая распад Британской Индии и формирование новых принципов взаимоотношений метрополии и британских колоний. Предпринимается попытка опровергнуть устоявшиеся в традиционной историографии взгляды на Великобританию как на главного инициатора раскола Британской Индии. Дается новая оценка деятельности лорда Маунтэттена — видного политического и государственного деятеля Великобритании и последнего вице-короля Британской Индии.

Ключевые слова: Великобритания, Британская Индия, Британская империя, королева Виктория, Махатма Ганди, Джавахарлал Неру, «План Маунтбеттена», Ирландская республиканская армия (ИРА).

В новейшей истории найдется немало выдающихся личностей, незаслуженно обойденных вниманием не только историков, но и общественности. К их числу, несомненно, принадлежит и лорд Маунтбеттен — прославленный адмирал британского флота, один из героев Второй мировой войны, талантливый дипломат, видный государственный деятель и к тому же аристократ до мозга костей, который мог похвастаться принадлежностью не только к королевскому дому Виндзоров, но и к другим монархическим династиям Европы.

Причем если историки (преимущественно английские) иногда вспоминают отдельные, наиболее известные моменты его военной и дипломатической деятельности, то широкая общественность знает о нем лишь понаслышке, да и то в связи с пресловутым «планом Маунтбеттена», который якобы послужил основой раздела Британской Индии на два независимых государства.

Особенно не повезло Маунтбеттену в советской и российской историографии, где он давно уже

Командующий

Королевским

военно-морским

флотом

был помечен клеймом отъявленного империалиста, разжигателя межнациональной и межрелигиозной розни и вообще реакционера, тщетно пытавшегося обуздать национально-освободительное движение и спасти Британскую колониальную империю. Думается, что подобная оценка в значительной мере несправедлива и требует если не полного пересмотра, то, во всяком случае, весьма серьезной корректировки (1).

Принц Баттенбергский, будущий лорд Маунтбеттен, родился 25 июня 1900 г. в доме Фрогмор, входившем в обширный комплекс знаменитого Виндзорского дворца. Правившая тогда Великобританией королева Виктория не осталась равнодушной к появлению на свет своего последнего правнука и еще до его рождения постоянно напоминала, что «родившийся под сводами королевского дворца ребенок должен непременно получить ее имя вне зависимости от того, какого он будет пола» (2).

Вскоре священник Виндзорского дворца исполнил обряд крещения младенца, который получил свое полное имя — Луис Фрэнсис Альберт Виктор Николас. При этом младенец одной ручонкой сбил очки с лица королевы Виктории, а другой стащил с ее головы вуаль, что впоследствии британские фрейдисты истолковали как знаменательный акт будущего разрушителя империи.

Почтенное семейство Баттенбергов выполнило просьбу королевы, включив в перечень ее имя, однако по сложившейся к тому времени аристократической традиции его так никто больше не называл. Поначалу королева Виктория предложила называть его просто Ники, однако потом выяснилось, что это имя вносит сумятицу, так как полностью совпадает с привычным для британской королевы именем русского царя Николая II, и через несколько лет за ним закрепилось более оригинальное имя Дикки, сопровождавшее его до конца жизни.

Дикки рос крепким и смышленым ребенком в окружении многочисленной прислуги и любвеобильных родителей. При этом он с детских лет

привык к путешествиям, посетил множество стран и говорил на многих языках, что позволило ему с раннего возраста воспринимать мир как единое целое, а все населяющие его народы — как единую семью, разделенную лишь некоторыми, весьма несущественными национальными особенностями. Взращенный с младых ногтей космополитизм не помешал ему, однако, всегда оставаться патриотом Великобритании и все силы отдавать укреплению ее величия.

Маленький Маунтбеттен у ног дядюшки В ШКОЛе ОН учился весьма ПО-

Николая II средственно, особыми дарованиями

не отличался, а по математике имел настолько неудовлетворительные отметки, что потом это чуть было не сорвало его попытку стать морским офицером. Однако при этом он весьма успешно осваивал иностранные языки и все свои силы отдавал техническим наукам.

Первая мировая война застала юного Дикки в аудитории кадетов Королевского военно-морского училища, которое он успешно окончил в 1916 г. и сразу же поступил на службу в качестве офицера Королевского военноморского флота. Война приближалась к концу, и Дикки Баттенберг запомнил ее только в виде отдельных морских патрулирований на своем крейсере да редких столкновений с грозными германскими дредноутами. Самое сильное впечатление того времени относится к событиям в России, где в 1917 г. произошла революция. Он помнил эту страну по прекрасным садам и удивительному гостеприимству и никак не мог понять, почему все это так неожиданно рухнуло. — «Я надеюсь, — писал он в марте 1917 г., — что дядюшка Ники находится в безопасности. хотя и не понимаю, почему он отрекся от престола, когда можно было свести дело к конституционной монархии» (3).

Последовавшая вскоре после этого трагическая гибель царской семьи стала для молодого Маунтбеттена и членов его семьи страшным ударом. Если старейшая монархия Европы была уничтожена таким варварским способом, то можно ли быть уверенным в том, что нечто подобное не ожидает другие монархии Европы, включая даже Британскую?

После окончания войны Маунтбеттен поступает в октябре 1919 г. в Кембридж и проводит там несколько вполне счастливых и беззаботных лет, обзаводясь новыми друзьями, постоянно влюбляясь и тщательно вникая в хитросплетения политической жизни страны. Именно в эти годы у него проявляются унаследованные от матери чувства справедливости и равенства, хотя при этом он, конечно, ни на минуту не забывает и о своем аристократическом происхождении. Он жадно впитывает модные политические идеи и даже проникается уважением к недавно появившейся на политической арене лейбористской партии. Причем настолько, что начинает постепенно критиковать столь привычную для Англии капиталистическую систему, но не с точки зрения социалистической идеологии, а с позиций британского прагматизма, который требовал пересмотра наиболее одиозных принципов общественного устройства страны. Другими словами, несмотря на свое аристократическое происхождение и принадлежность к королевской семье, молодой Маунтбеттен стал демократом в большей степени, чем многие из его вышедших из простого народа друзей, которых позже стали подозревать в приверженности коммунистическим идеям (4).

В течение 1920-1921 гг. Маунтбеттен посетил в составе правительственной делегации Новую Зеландию, Австралию и Индию и своими глазами

увидел то состояние, в котором оказалась к этому времени Британская империя. Даже самые преданные колонии требовали независимости и были полны решимости обрести ее даже ценой полного разрыва с метрополией. В особенности Индия, где после войны уже поднималась широкая волна национально-освободительного движения (5). Лорд Маунтбеттен был вполне согласен с мнением принца Уэльского, который написал королю, что сомневается в том, что их миссия может послужить делу установления мира и спокойствия в Британской Индии (6).

Не исключено, что именно во время этой памятной поездки по странам Британской империи у молодого Маунтбеттена появляются первые представления о необходимости незамедлительного реформирования отношений метрополии с колониями, разумеется, не с целью их освобождения, а прежде всего с целью сохранения единства империи, но уже на совершенно других политических и социально-экономических основаниях.

В 1922 г. лорд Маунтбеттен окончил Кембридж, женился на Эдвине Эшли, дочери известного аристократа и политического деятеля, а после свадебного путешествия в Индию и Соединенные Штаты и медового месяца на родине снова вернулся в Королевский флот и вплоть до начала Второй мировой войны служил на Средиземном море. В эти годы происходит окончательное формирование его политических взглядов, которые все чаще оказываются между унаследованным консерватизмом и приобретенным либерализмом. В то же самое время он становится одним из лучших офицеров Королевского флота.

Известие о начале Второй мировой войны лорд получил 3 сентября 1939 г. во время чтения лекции для молодых офицеров. «Я изложил вам основные принципы управления военным судном во время войны, — сказал он, прочитав сообщение. — Так вот, господа, война уже началась» (7).

В конце того же года противолодочный эскадренный миноносец, которым командовал капитан Маунтбеттен, подорвался на немецкой мине и несколько недель простоял в доке, после чего вышел в море и, столкнувшись с другим британским судном, снова попал в док. Таким образом, весь период так называемой «странной войны» лорд Маунтбеттен провел в Англии и фактически не участвовал в боевых действиях. Первые неудачи молодого капитана вызвали волну нелицеприятной критики со стороны командования и даже обвинения в некомпетентности и трусости, но незадолго до этого избранный премьер-министром страны У. Черчилль взял его под защиту, сославшись на то, что престарелые адмиралы совершенно не разбираются в современной войне (8).

А нацистская Германия между тем обрушилась на Европу всей своей мощью, захватила Бельгию, Голландию и практически в течение одного месяца разгромила Францию — главного союзника Англии в Европе. Нависла непосредственная угроза высадки германских войск на Британские острова.

Все эти события повергли лорда Маунтбеттена в уныние. Помимо судьбы Англии его волновала также и судьба своей родни. Ведь Баттенберги были германского происхождения, а в жилах его жены Эдвины текла еврейская кровь. Понятно, что в случае оккупации Англии всех их могли не только арестовать, но и уничтожить физически. Именно поэтому он сделал все возможное, чтобы отправить семью в Нью-Йорк, где они были в полной безопасности.

Многие тогда упрекали Маунтбеттена в отсутствии патриотизма, но дурные предчувствия не обманули его. В ноябре 1940 г. его дом был полностью разрушен в результате прямого попадания немецкой бомбы.

Тем временем лорд Маунтбеттен, командуя эскадрой миноносцев, провел несколько весьма успешных операций по уничтожению немецких подводных лодок в Атлантике и получил от премьер-министра У. Черчилля лестное предложение занять пост зам. начальника штаба Королевского ВМФ. После долгих и мучительных размышлений он отказался от этого предложения, патетически заявив, что его место на море и что только там он принесет наибольшую пользу своей стране (9).

Вскоре лорд Маунтбеттен был награжден орденом «За боевые заслуги» и направлен в Средиземное море для поддержки изрядно потрепанного противником британского флота. Однако лорда ожидали не самые лучшие дни. Его флот был практически уничтожен, а сам он вскоре вернулся в Лондон, где получил от главы правительства У. Черчилля новое задание — создать современное военно-морское соединение, пригодное для высадки десанта на занятой врагом территории. Иначе говоря, он становился главным координатором общевойсковых операций сухопутных, воздушных и морских сил и начальником объединенного оперативного штаба десантных войск. Фактически речь шла о создании и обучении специальных подразделений для открытия второго фронта на севере Франции (10).

Созданные Маунтбеттеном подразделения совершили сотни десантных операций и вскоре превратились в отборные войска, на которые возлагалась главная задача по уничтожению противника (11). Причем подготовка таких войск заметно ускорилась после нападения Германии на СССР и создания антигитлеровской коалиции, что было воспринято им с неподдельным восторгом. — «Я даже представить себе не мог, — отмечал он позже в своих воспоминаниях, — что наступит день, когда я буду с радостью воспринимать в качестве союзников людей, уничтоживших большую часть моих кровных родственников» (12).

Операция «Оверлорд» началась 6 июня 1944 г. и сразу же обнаружила несогласованность действий различных частей союзников. Случилось то, о чем задолго до начала операции предупреждал один из лучших специалистов в штабе Маунтбеттена бригадный генерал Норман Кота — десантники оказались разобщенными, мелкие неурядицы мешали выработке согласованных действий, а хаотические передвижения порой ставили всю операцию

на грань срыва (13). И тем не менее успешное открытие второго фронта во многом произошло благодаря энергичной и плодотворной работе оперативного штаба под руководством лорда Маунтбеттена.

А незадолго до этого он удостоился чести быть членом правительственной делегации Великобритании, которая отправилась в Канаду на переговоры с президентом США Ф.Д. Рузвельтом. Именно тогда У. Черчилль впервые высказал мысль об отправке Маунтбеттена в Юго-Восточную Азию, где он в качестве главнокомандующего британским флотом должен был отстоять британские колониальные владения от посягательства Японии. — «Вам предстоит по-истине адская работа, — скажет ему впоследствии фельдмаршал Монтгомери. -Если благодаря энергии и энтузиазму вам удастся пробудить Индию от ее летаргии, то вы сделаете такое, чего никому и никогда до вас не удавалось» (14).

В октябре 1943 г. лорд Маунтбеттен прибыл в Британскую Индию и сразу же приступил к исполнению новых адмиральских обязанностей. В кратчайшие сроки он навел надлежащий порядок во вверенных ему войсках, укрепил все военно-морские базы, обеспечил бесперебойные поставки в этот регион вооружений, боеприпасов и продовольствия, задействовал все национальные воинские формирования в британских колониях и в конце концов разрушил планы империалистической Японии овладеть Юго-Восточной Азией.

Правда, при этом ему пришлось поссориться с американскими военными, которые считали своей главной задачей в этом регионе не сохранение Британской империи, а оказание военной помощи Китаю, чтобы вовлечь его в сферу своего влияния. При этом президент США неоднократно доказывал У. Черчиллю, что пока жители Британской Индии не получат независимость, американцы не станут усердствовать в деле отражения японской агрессии (15). В конце концов англичане вынуждены были дать обещание, что предоставят Индии статус доминиона, но только после окончания войны.

В начале 1944 г. в Южной Азии развернулись ожесточенные бои с японцами, в которых приняло участие более полутора миллионов жителей Британской империи. Продвижение японских войск в Индию было приостановлено, но ценой невероятных усилий и многочисленных жертв (16).

Наблюдая за происходящими в британских колониях событиями, лорд Маунтбеттен постепенно приходит к выводу, что Англии рано или поздно придется расстаться со статусом метрополии. Быстро нарастающее национально-освободительное движение в Британской Индии и других колониях вызывало у него противоречивые чувства. С одной

стороны, он прекрасно понимал, что любая попытка военного подавления движения за независимость вызовет волну восстаний и приведет к краху всей империи, а с другой — не считал себя вправе поддерживать силы национального освобождения, хотя и симпатизировал их идеалам.

Разумеется, дело было вовсе не в его «левых убеждениях», в чем упрекали его многие друзья, а прежде всего в том, что Маунтбеттен лучше других понимал суть происходящих событий и вынужден был признать, что «старый порядок вещей уже не может быть восстановлен» (17). Причем наиболее консервативные политики из числа «империалистов» называли его даже «подсознательным агентом международного марксизма» и «тайным агентом коммунистической партии» (18), однако подобные ярлыки его нисколько не смущали.

Более того, будучи главнокомандующим вооруженными силами в Южной Азии, он прекрасно понимал, что военные действия всколыхнули колониальные народы и теперь они ни за что на свете не согласятся на унизительный и во многом ненавистный для них колониальный статус. «Трудно не согласиться с интуитивными оценками адмирала Маунтбэтена, — отмечал по этому поводу английский историк Доннисон, — что националистические силы полны решимости покончить с колониальным прошлым» (19).

Вряд ли будет преувеличением сказать, что на завершающем этапе войны лорд Маунтбеттен завоевал в Южной Азии репутацию человека весьма либеральных взглядов, склонного к компромиссам и симпатизирующего национальным настроениям жителей Британской империи. «Он завоевал сердца жителей Бирмы, — постоянно повторял руководитель независимой Бирмы генерал Не Вин». «Он продолжил либеральную традицию Британии, приняв близко к сердцу чаяния народов Азии», — вторил ему первый президент Сингапура Ли Куан Ю (20).

В это же время лорд Маунтбеттен впервые встретился с лидером национально-освободительного движения Индии Джавахарлалом Неру. В начале 1946 г. в Малайе вспыхнули мощные волнения против британского владычества, в результате которых пострадало много проживающих там индийцев. Дж. Неру решил посетить этот район и защитить интересы индийского меньшинства, но многие британские чиновники были против этого, так как не без оснований опасались, что это вызовет новую волну недовольства и беспорядков.

И только Маунтбеттен громогласно заявил, что не только примет Неру, но и будет разговаривать с ним как с премьер-министром независимой страны. Он даже прислал за ним свой персональный автомобиль. «Позиция лорда Маунтбеттена, — писал позже бригадный генерал Чоудхури, — произвела на меня очень сильное впечатление своей дальновидностью и решительностью» (21). А сама встреча с соотечественниками, задуманная как проявление антибританских настроений, превратилась чуть ли не в манифестацию

доброжелательного отношения к метрополии (22). Именно после этой встречи Неру назовет Маунтбеттена «наиболее благородным представителем британского империализма» (23).

В самой Англии тем временем вовсю шла подготовка к решению так называемой «индийской проблемы». Еще во время предвыборной кампании 1945 г. лейбористы пообещали предоставить колониям большую автономию во внутренних делах и тем самым «укрепить установившиеся в великие годы войны связи между членами Британского содружества наций» (24).

Однако У. Черчилль продолжал упорствовать и наотрез отказывался рассматривать вопрос о предоставлении независимости колониям. Даже министр по делам Индии и Бирмы Л. Эмери упрекнул его в том, что его «воззрения по этому поводу остались на уровне раннего Киплинга» (25). А когда президент США Рузвельт обвинил его в том, что тот так и остался «колонизатором девятнадцатого века», У. Черчилль ответил, что занял пост премьер-министра вовсе не для того, чтобы спокойно наблюдать за распадом Британской империи (26).

Приход к власти лейбористов в корне изменил соотношение сил в стране и непосредственно поставил перед правящими кругами вопрос о независимости Индии. При этом премьер-министр К. Эттли прекрасно понимал, что никто не сможет решить эту нелегкую задачу лучше, чем прославленный адмирал и истинный аристократ лорд Маунтбеттен, пользовавшийся огромным авторитетом среди лидеров национально-освободительного движения.

Вторая половина 1946 г. прошла в долгих и зачастую болезненных переговорах между новым премьер-министром и лордом Маунтбеттеном. Последний хорошо понимал, что на него пытаются возложить непосильное бремя ответственности в деле решения столь важной для страны проблемы, но в то же самое время видел, что если этим будут заниматься другие люди, то Индия неминуемо взорвется и похоронит под собой все попытки Великобритании спасти империю под видом Содружества наций.

В феврале 1947 г. лорд Маунтбеттен наконец-то согласился занять пост вице-короля Индии, хотя так и не преодолел до конца мучившие его на этот счет сомнения. Он все чаще высказывал убежденность в том, что медлить с передачей власти Индийскому Национальному Конгрессу (ИНК) больше нельзя, так как восставший народ сам возьмет эту власть и ввергнет страну в пучину братоубийственной гражданской войны.

22 марта 1947 г. Маунтбеттен прибыл в Дели, где его встретили как старого и доброго знакомого, хотя некоторые политические деятели откровенно выражали сомнения в том, что молодому и не совсем опытному вице-королю удастся успешно решить все проблемы, связанные с передачей власти индийскому правительству. А индийские коммунисты вообще высказали сомнения в том, что англичане намерены когда-либо покинуть свою давнюю колонию.

«Один фельдмаршал из числа консерваторов уехал, — неустанно повторяли они, — а вместо него прибыл такой же консерватор адмирал, и оба они являются фаворитами самого главного консерватора — У. Черчилля» (27).

Два дня спустя в Дели прошла процедура приведения к присяге нового вице-короля, привлекшая к себе огромное внимание жителей Индии. «У меня нет абсолютно никаких иллюзий относительно необыкновенной сложности стоящих передо мною задач, — откровенно признался лорд Маунтбеттен в своем первом выступлении. — Мне понадобится добрая воля самого индийского народа, и я прошу его сегодня продемонстрировать ее» (28). При этом он добавил, что будет с величайшим вниманием прислушиваться к мнению ведущих политических партий страны и не примет те решения, которые покажутся им неприемлемыми.

Это заявление вызвало удовлетворение всех лидеров национальноосвободительного движения и в особенности руководителей мусульманской общины Индии, которые уже задолго до этого решили добиваться независимости не только от Великобритании, но и от остальной Индии. Это выяснилось уже во время предварительного собеседования Маунтбеттена с лидерами всех религиозно-националистических течений. Он сразу же определил, что у индусов решение всех проблем зависит прежде всего от Ганди и Неру, а интересы мусульман представляют Джинна и Али Хан.

Дж. Неру сразу же заявил, что не понимает, каким образом Индия может остаться в Содружестве наций, но при этом у вице-короля осталось впечатление, что тот все же допускает такую возможность при определенных обстоятельствах (29). Правда, при этом Неру наотрез отказался обсуждать вопрос о возможном разделе Индии на два государства. Что же до лидера мусульман Джинны, то Маунтбеттен не нашел в нем такой гибкости и готовности обсуждать самые различные варианты будущего устройства Индии. Тот упрямо твердил только одно — независимый от Индии и Великобритании Пакистан. «Боже мой, как же с ним трудно говорить!» — воскликнул Маунтбеттен, когда его гость покинул офис вицекороля (3Q).

С тех пор Маунтбеттен с каждым днем все больше убеждался в том, что примирить несовместимые позиции обеих крупнейших религиозных общин практически невозможно. Он неоднократно убеждал Джинну в том, что единая Индия вполне соответствует интересам не только индусов, но и мусульман, но тот, казалось, и слушать не хотел. И тогда Маунтбеттен понял, что мусульмане давно уже решили для себя этот вопрос, и обсуждать его сейчас было просто бессмысленно. Они не прислушивались к его аргументам и отвергали любой вариант решения «индийской проблемы», который не предусматривал раздел страны на два государства. «Боюсь, что я довел этого старика до нервного срыва своими аргументами в пользу единой Индии, — писал впоследствии Маунтбеттен, — потому что я всегда

подводил его к той самой критической черте, за которую он не хотел заходить» (31).

Вскоре Джинна так возненавидел вице-короля, что перестал общаться с ним и постоянно повторял, что тот во всем идет на поводу у индуса Дж. Неру. Разумеется, вряд ли стоит приписывать лорду Маунтбеттену страстное желание сохранить единство Британской Индии и тем самым подвергнуть сомнению старую британскую традицию «разделяй и властвуй». Однако было бы в равной степени несправедливым повторять заезженный тезис о том, что именно лорд Маунтбеттен стал инициатором раскола и усиления межрелигиозной вражды между мусульманами и индусами (32).

Поначалу он даже согласился с выдвинутой Махатмой Ганди идеей, чтобы первое правительство независимой Индии возглавили составлявшие меньшинство мусульмане. Правда, члены Конгресса отвергли этот план, да и сам Маунтбеттен вскоре понял, что это неизбежно приведет к гражданской войне. А сам Ганди расценил его отказ как попытку расколоть Индию и вызвать новое обострение межнациональной розни.

Справедливости ради следует отметить, что в администрации вицекороля было немало людей, которые действительно натравливали мусульман на индусов, чтобы расколоть страну и тем самым ослабить ее накануне долгожданной независимости. Но даже их вряд ли стоит винить в разжигании межрелигиозной розни. Она существовала в Индии еще со времен правления Великих Моголов, а единство двух религиозных общин, как правило, объяснялось исключительно интересами общей борьбы против британского владычества. Как только появилась вполне реальная перспектива достижения независимости, от былого единства не осталось и следа. И винить в этом одних только англичан — все равно что возлагать вину за землетрясение на сейсмографов, а не на природную стихию.

Это же косвенно признавал и сам Дж. Неру, хотя до конца своей жизни был убежден в том, что именно англичане виноваты в расколе страны. «Англия, — писал он лорду Лоузиену еще до обретения независимости, — несомненно, не хочет новых войн. Это богатая и пресыщенная держава. Зачем ей рисковать тем, что она имеет? Она хочет сохранить статус-кво, который ей выгоден» (33). И тут же он добавляет, что конфликт между двумя религиозными общинами — индусами и мусульманами — возник сразу же после прихода ислама. «Английское господство в Индии, несомненно, помогло политическому объединению страны. Сам факт общего гнета не мог не породить общее стремление избавиться от него» (34).

Еще более откровенно высказался на этот счет выдающийся бенгальский писатель Р. Тагор. — Утвердившись на нашей земле, — писал он в одной из своих статей, — они (мусульмане) постоянно вступали в острые противоречия с нами… две древние цивилизации замкнулись в свои скорлупы и стояли рядом, отвернувшись друг от друга» (35). Аналогич-

ным образом оценивал межобщинные противоречия и выдающийся философ Индии Радхакришнан, когда говорил о том, что после ожесточенных распрей, раздиравших Индию на протяжении нескольких поколений и принесших народу неисчислимые бедствия и страдания, индийцы приветствовали британское правление как «зарю золотого века». Британское правление обеспечило Индии мир и безопасность, но одного этого еще недостаточно» (36).

Из всех этих высказываний можно сделать только один вывод: причиной межнациональной розни и кровопролитных столкновений на Индостане были отнюдь не англичане. Во всяком случае не только они. Британцы лишь использовали уже давно созревавшие противоречия, несомненно, усилили их своими подстрекательскими действиями и в результате устами вицекороля предложили индийцам план обустройства страны после обретения независимости, который только и мог предотвратить неотвратимо приближающуюся гражданскую войну.

Именно этот печально известный «план Маунтбеттена» сделал его автора злым гением Индии и образцом имперской коварности англичан, хотя сам он никогда не признавал за собой вину за трагический раскол Индии. При этом многие леволиберальные историки продолжают отстаивать точку зрения, что лорд Маунтбеттен, будучи весьма искусным дипломатом, манипулировал неискушенными и совершенно неопытными индийскими политиками, чуть ли не силой навязывая им нежеланный раскол страны. В те годы в Индии действительно было немало молодых неопытных политиков, но вряд ли к их числу можно отнести таких лидеров национально-освободительного движения, как Махатма Ганди или Дж. Неру. Последний, кстати сказать, еще за год до получения независимости вполне откровенно, хотя и не без горечи заявил, что раздел страны стал практически неизбежным (37).

«План Маунтбеттена» был представлен на суд общественности в июне 1947 г. и сводился к следующему: в Индии образуются два доминиона — Индийский Союз и Пакистан; раздел Бенгалии и Пенджаба решается раздельным голосованием мусульман и индусов; в районах преобладающего расселения мусульман проводится референдум; судьба Синда решается его населением; вхождение княжеств в тот или иной доминион составляет юрисдикцию их правителей; будущий статус обоих доминионов определяется их учредительными собраниями (38).

Незадолго до этого Ганди прервал переговоры с Маунтбеттеном, передав все полномочия Дж. Неру. Всеиндийский комитет Конгресса прекрасно знал мнение Неру и Ганди о судьбе страны, но все же большинством голосов принял «план Маунтбеттена» (157 голосов против 61). Причем сам Ганди отдал свой голос большинству, считая, что этого требует политический реализм. Что же до Мусульманской лиги, то она, естественно, приняла этот план по-

давляющим большинством голосов, чем и выразила свое желание образовать независимое государство, впервые высказанное задолго до независимости. «Мусульмане южного Азиатского региона, — отмечал по случаю очередной годовщины Дня Пакистана посол этой страны в России Сейер Ифтикар Мур-шед, — выразили на исторической сессии Мусульманской Лиги в Лахоре вековые идеалы свободы, являющиеся движущей силой нашего времени» (39).

«План Маунтбеттена» явился результатом чрезвычайно сложной комбинации переговоров и соглашений с самыми различными политическими силами пока еще Британской Индии. Вице-король, насколько можно судить из опубликованных материалов, сделал все возможное, чтобы не допустить раздела страны. Но не учитывать сложившейся в Индии ситуации он тоже не мог. Убедившись в принципиальной невозможности примирить враждующие религиозно-политические общины, он сделал единственно правильный в таких условиях выбор — предоставить решение этого сложного вопроса самим индийцам, что они и сделали практически без промедления, исходя из своих собственных национальных интересов (40).

Единственное, чем вполне мог гордиться лорд Маунтбеттен, так это тем, что в результате этих многотрудных и во многом бесполезных переговоров по поводу межобщинных разногласий он убедил новое руководство Индии в целесообразности сохранения связей с бывшей метрополией и сохранении ее статуса в качестве члена нового Содружества наций. При этом некоторые историки не без оснований полагают, что «план Маунтбеттена» изначально предполагал его возможное отклонение индийцами, взамен чего Индия должна была дать согласие на членство в Содружестве наций (41). А сам вице-король принадлежал к еще немногочисленной в те годы категории англичан, которые считали, что состав так называемых «белых доминионов» Содружества должен быть незамедлительно дополнен «цветными» компонентами бывшей Британской империи. И это притом, что в самой Англии было немало противников расширения Содружества за счет «цветных колоний», которые могли бы, по их мнению, разрушить складывавшиеся веками традиционные устои сообщества (42).

Идея Маунтбеттена об одновременном присоединении Индии и Пакистана к Содружеству наций была последней надеждой сохранить хотя бы внешнее единство двух стран в рамках единого сообщества, не говоря уже о мирном процессе передачи власти в руки национальных лидеров. Кстати сказать, именно это позволило У. Черчиллю окончательно примириться с потерей прямой власти в Индии, хотя многие консерваторы еще долго считали лорда Маунтбеттена предателем национальных интересов и разрушителем Британской империи.

15 августа 1947 г. в Дели было официально объявлено об образовании независимого государства, первое правительство которого возглавил Дж. Неру. «Невзирая на конфликты в прошлом, — отмечал он в обращении к народу, —

мы надеемся, что независимая Индия будет поддерживать отношения дружбы и сотрудничества с Англией и странами Британского содружества наций» (43). Что же до роли Великобритании в этом многотрудном процессе, то она была вполне очерчена духовным лидером Индии Махатмой Ганди. «Британское правительство, — убеждал он своих соотечественников, — не несет никакой ответственности за раздел страны. Вице-король не причастен к этому… Если бы мы все — индусы и мусульмане — не согласились с его планом, то у него просто не было бы другого выбора» (44).

Все конкретные проблемы, связанные с интеграцией Индии и Пакистана в новое Содружество наций, решались уже без посредничества лорда Маунт-беттена, который мог с полным основанием считать свою миссию выполненной. Британская империя развалилась, но не в результате взрыва, неизбежность которого была очевидной даже для самых отчаянных оптимистов, а относительно мирно, в результате тщательно контролируемого преобразования империи в новое Содружество наций. Правда, ему еще пришлось немало поработать, чтобы сгладить давно созревавшие противоречия между различными религиозными общинами, отдельными княжествами и социальными группами, а также нейтрализовать все более усиливающееся проникновение США в этот регион, однако главную свою задачу он уже выполнил.

Последующие события доказали эффективность избранной Маунт-беттеном стратегии. На конференции стран Содружества в Лондоне в 1948 г. был подтвержден статус независимых доминионов (Индия, Пакистан и Цейлон), а в следующем году была выработана особая формула, в соответствии с которой эти государства, оставаясь республиками, признавали одновременно Британскую корону в качестве главы сообщества и его связующего центра (45). «Благодаря разумным переменам в британской политике и в особенности благотворной деятельности вездесущего лорда Маунтбеттена, — отмечал Дж. Неру в беседе с премьер-министром Великобритании К. Эттли, — индийцы быстро забыли тяжелое наследие британского правления» (4б).

Прощание Маунтбеттена с Индией было проведено с необыкновенной торжественностью и сопровождалось многолюдным митингом в знак благодарности вице-королю за его участие в предоставлении независимости народам Индии и Пакистана. «Вы приехали сюда, сэр, обладая высокой репутацией честного человека, — подчеркнул Дж. Неру на прощальном банкете, — и она выдержала проверку временем, хотя сохранить добрую репутацию в нашей стране чрезвычайно сложно. Вы прожили здесь самый трудный период и еще больше укрепили доверие к себе. Мне трудно понять, как получилось, что англичанин стал таким популярным в Индии за столь короткий период времени. Я убежден, что мы все желали добра Индии, и именно поэтому можем рассчитывать на прощение всех грехов и ошибок» (47).

Последний период жизни лорда Маун-тбеттена был не менее насыщенным, чем все предыдущие. Вернувшись домой, он возглавил Средиземноморский флот Великобритании и всячески отстаивал интересы Англии в условиях напористого проникновения американцев в те регионы, которые с давних времен находились под контролем его страны. И все это время он продолжал поддерживать постоянные контакты с Дж. Неру и другими лидерами бывших британских колоний. Надо сказать, что отношения между Англией и странами Содружества наций всегда являлись его приоритетной задачей, над которой он трудился даже после назначения в октябре 1954 г. Первым лордом Адмиралтейства, что считал высшим достижением всей своей жизни. С этой целью он никогда не упускал возможности посетить ту или иную страну Содружества, а возможностей таких у него было немало.

В 1956 г. лорд Маунтбеттен невольно стал одним из главных участников так называемого Суэцкого кризиса и сделал все возможное, чтобы предотвратить распад Содружества, хотя при этом впервые за всю свою жизнь испытал горькое разочарование британской внешней политикой, что самым серьезным образом поколебало его врожденную веру в мудрость британского правящего класса (48). Впрочем, невозможно представить себе ситуацию, когда британский правящий класс хладнокровно наблюдает за распадом империи, которую он сколачивал несколько столетий. Ошибки здесь неизбежны, и это еще больше подчеркивает значение усилий лорда Маунтбеттена, направленных на укрепление всесторонних связей между Великобританией и бывшими колониями, вступающими в новое Содружество наций.

После сорока девяти лет безупречной службы во благо Великобритании и Британской империи он ушел в отставку, но с прежней энергией занимался общественной деятельностью, создавая и возглавляя самые разнообразные общественные организации, включая Лигу бывших служащих стран Содружества.

Лорд Маунтбеттен везде пытался внести свой личный вклад в разрешение конфликтов между странами этого сообщества и даже не побоялся испортить отношения с пакистанским руководством, настойчиво отстаивая идею справедливого и ненасильственного разрешения конфликта в индийском штате Джамму и Кашмир. «Мне кажется, — с горечью отмечал он, — что на самом деле есть одна-единственная страна в Содружестве наций, которая не считает меня настоящим другом — это Пакистан» (49). И это при том что своим образованием Пакистан обязан прежде всего бывшему вице-королю.

Лорд Маунтбеттен показывает королеве Елизавете II, как обращаться с фотоаппаратом

В начале 1979 г. молодой принц Уэльский решил посетить Индию и, что вполне естественно, выбрал в качестве сопровождающего лорда Маун-тбеттена. Кто еще знал эту страну лучше последнего вице-короля и последнего рыцаря Британской империи? Однако весьма влиятельная группа аристократов во главе с графом Эдинбургским решительно воспротивилась этому, так как не без оснований считала, что популярность Маунтбеттена может затмить принца крови и превратить эту поездку в событие, на фоне которого роль последнего будет весьма скромной. После долгих споров обе стороны согласились на компромиссный вариант: британская делегация прибывает в Индию вместе, а потом распадается на две части и воссоединяется только после окончания визита. Это был весьма удачный компромисс, однако его осуществлению помешала совершенно бескомпромиссная стратегия террора боевиков Ирландской республиканской армии (ИРА).

Совершенно очевидно, почему боевики ИРА выбрали в качестве своей очередной жертвы престарелого лорда Маунтбеттена. Для них он был олицетворением британского колониализма, причем не консервативного толка, взгляды которого можно было бы легко развенчать, а либералом и прогрессивно мыслящим человеком, идеи которого находили понимание даже среди ирландцев. Он часто выступал против эскалации террора, против похищения и убийства людей, призывал к поиску взаимоприемлемого компромисса между протестантами и католиками Ольстера и вообще был символом разумного отношения Великобритании к своим бывшим колониям.

Остается загадкой другое — почему боевики ИРА решили покончить с ним именно в августе 1979 г. Скорее всего потому, что незадолго до этого они понесли большие потери и в отместку решили напомнить англичанам, что борьба за независимость Северной Ирландии не прекращается ни на минуту. Как бы там ни было, день 27 августа 1979 г. стал для лорда Манутбэт-тена и членов его семьи трагическим. Утром этого дня он отправился на свое частное рыболовецкое судно «Шедоу-У», которое находилось на причале в небольшой бухте Маллагмор, поднялся на борт вместе со своими родственниками, и через некоторое время они приблизились к тому месту, где намеревались половить лобстеров, что было их давним семейным увлечением. Не успел он заглушить двигатель, как прогремел страшный взрыв. Скорее всего, бомба была заложена под рулевой рубкой, поэтому лорда Ма-унтбеттена в буквальном смысле разорвало на куски. Впрочем, пострадали и все остальные. Тело лорда было обезображено до неузнаваемости и обнаружено на значительном расстоянии от поврежденного судна.

Он был похоронен со всеми почестями, приличествующими члену королевской семьи. Однако любопытно, что наибольших траурных почестей он удостоился не на родине, а в далеких странах, которые некогда составляли гордость Британской империи. В странах Содружества наций были приспущены государственные флаги, проведены траурные митинги, выстраива-

лись огромные очереди желающих выразить свою скорбь в книге соболезнований, лидеры независимых государств спешили выразить свое сочувствие, а в Дели, столице независимой Индии, которую он любил как самую дорогую жемчужину Британской короны, был объявлен недельный траур. В день похорон были закрыты все магазины и государственные учреждения. Так народы Содружества отдали дань уважения последнему благородному рыцарю Британской империи.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Тезисы данной статьи были изложены автором в 2001 г., однако полный текст предлагается впервые. См.: Лорд Маунтбеттен (От Британской империи к Содружеству наций: антропологический принцип реконструкции переходного периода) // История в XXI веке: Историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества: Материалы международной Интернет-конференции. — М.: Московский общественный научный фонд, 2001. — С. 254-261.

(2) См.: Ziegler P. Mountbatten. — Lnd., 1985. — P. 24.

(3) Ibid. — P. 44.

(4) Ibid. — P. 52.

(5) См.: Заболотный В.М. Великобритания между колониальной империей и Содружеством наций. Опыт реконструкции переходного периода // Право: История, теория, практика: Сб. статей и материалов. — Вып. 5. — Брянск: БГПУ, 2001. — С. 297-304.

(6) Ibid. — P. 61.

(7) Poolman K. The Kelly. — Lnd., 1954. — P. 60-61.

(8) Ziegler P. Op. cit. — P. 133.

(9) Ibid. — P. 139.

(10) Ibid. — P. 156.

(11) См.: Заболотный В.М. Британская империя в годы Второй мировой войны и образование Содружества наций // Вторая мировая война: 60 лет спустя: Материалы научной конференции. — М.: Изд-во РУДН, 1999. — С. 101-116.

(12) Ziegler P. Op. cit. — P. 174.

(13) См.: Хастингс М. Операция «Оверлорд»: Как был открыт второй фронт / Пер. с англ. — М., 1989. — С. 113. 192.

(14) Ziegler P. Op. cit. — P. 225.

(15) Harryman W. Averal, Abel Elie. Special Envoy to Cherchill and Stalin, 1941-1946. -N. Y., 1975. — P. 129-130.

(16) См. подробнее: Вторая мировая война. Итоги и уроки. — М., 1985. — С. 430-431.

(17) Ziegler P. Op. cit. — P. 313.

(18) Ibid. — P. 314.

(19) Donnison F.S.V. British Military Administration in the Far East. 1843-1946. — Lnd., 1956. — P. 334.

(20) Ziegler P. Op. cit. — P. 316.

(21) Chaudhury J.N. Autobiography. — New Delhi, 1978. — P. 138.

(22) GopalS. Jawaharlal Nehru. — Vol. I. — Lnd., 1965. — P. 309.

(23) Ziegler P. Op. cit. — P. 328.

(24)Morgan D. A Short History of the British People. — Leipzig, 1979. — P. 133.

(25) Veerathappa K British Conservative Party and Indian Independence. — New Delhi, 1976. — P. 62.

(26) Harryman W. Averal, Abel Elie // Op. cit. — P. 191.

(27) Manmath Nath Das. Partition and Independence of India. — New Delhi, 1982. — P. 17.

(28) Ziegler P. Op. cit. — P. 366.

(29) Ibid. — P. 367.

(30) Ibid.

(31) Ibid. — P. 368.

(32) См. например: Горев А. Махатма Ганди. — М., 1989; Он же. Индира Ганди: мечты и свершения. — М., 1987; Антонова К.А. и др. История Индии. — М., 1973.

(33) Открытие Индии: Философские и эстетические воззрения в Индии ХХ в. — М., 1987. -С. 188.

(34) Там же. — С. 192.

(35) Там же. — С. 298-299.

(36) Там же. — С. 514.

(37) BrecherM. Nehru. A political Biography. — Lnd., 1959. — P. 375.

(38) См.: Антонова К.А. и др. История Индии. — С. 476.

(39) Независимая газета. — 23.03.2001. — С. 6.

(40) См. подробнее: Dolan E.F. A Lion in the Sun. A Background Book on the Rise and Fall

of the British Empire. — N. Y., 1973. — P. 235-236; Steel R. Pax Americana. — N. Y.,

1970. — P. 167.

(41) Ziegler P. Op. cit. — P. 380.

(42) Ibid. — P. 381.

(43) Неру Дж. Внешняя политика Индии. Избранные статьи и выступления, 1946-1964 / Пер. с англ. — М., 1965. — С. 31.

(44) Ziegler P. Op. cit. — P. 389.

(45) Darbary R. Commonwealth and Nehru. — New Delhi, 1983. — P. 48; Home A.J. Commonwealth History. — Lnd., 1965. — P. 142-145; Smith S.A. The New Commonwealth and its Constitutions. — Lnd., 1964. — P. 13.

(46) Gopal S. Op. cit. — Vol. II. — P. 47.

(47) HodsonH.V. The Great Divide. Britain-India-Pakistan. — Lnd., 1969. — P. 517-518.

(48) Ziegler P. Op. cit. — P. 556.

(49) Ibid. — P. 605.

LORD MOUNTBATTEN — THE LAST VICEROY OF BRITISH INDIA (AN ATTEMPT OF RECONSTRUCTION OF TRANSITION PERIOD FROM THE BRITISH EMPIRE INTO THE NEW COMMONWEALTH OF NATIONS)

V.M. Zabolotny

World History Chair Peoples’ Friendship University of Russia Miklukho-Maklaya Str., 10-a, Moscow, Russia, 117198

After the WWII the British Empire suffered a crucial period of time. The nationalliberation movement undermined the political rule of England in British India and put forward a lot of great political figures. Among them was lord Mountbatten — a legendary commander in the British Navy, a skillful political negotiator, and the last Viceroy of British India, negotiating India’s independence from Britain, partition of the country, and later met a tragic death when his boat was bombed by the IRA.

Key words: British Empire, British India, British Commonwealth of Nations, lord Mountbatten, Second World War, national-liberation movement, British Navy.

Заболотный В. М. Лорд Маунтбеттен — последний вице-король Британской Индии (опыт реконструкции переходного периода от Британской империи к Содружеству наций) — История Индии и Пакистана

В новейшей истории найдется немало выдающихся личностей, незаслуженно обойденных вниманием не только историков, но и общественности. К их числу, несомненно, принадлежит и лорд Маунтбеттен – прославленный адмирал британского флота, один из героев Второй мировой войны, талантливый дипломат, видный государственный деятель и к тому же аристократ до мозга костей, который мог похвастаться принадлежностью не только к королевскому дому Виндзоров, но и к другим монархическим династиям Европы. Причем если историки (преимущественно английские) иногда вспоминают отдельные, наиболее известные моменты его военной и дипломатической деятельности, то широкая общественность знает о нем лишь понаслышке, да и то в связи с пресловутым «планом Маунтбеттена», который якобы послужил основой раздела Британской Индии на два независимых государства. Особенно не повезло Маунтбеттену в советской и российской историографии, где он давно уже был помечен клеймом отъявленного империалиста, разжигателя межнациональной и межрелигиозной розни и вообще реакционера, тщетно пытавшегося обуздать национально-освободительное движение и спасти Британскую колониальную империю. Думается, что подобная оценка в значительной мере несправедлива и требует если не полного пересмотра, то, во всяком случае, весьма серьезной корректировки1.

 

Принц Баттенбергский, будущий лорд Маунтбеттен, родился 25 июня 1900 г. в доме Фрогмор, входившем в обширный комплекс знаменитого Виндзорского дворца. Правившая тогда Великобританией королева Виктория не осталась равнодушной к появлению на свет своего последнего правнука и еще до его рождения постоянно напоминала, что «родившийся под сводами королевского дворца ребенок должен непременно получить ее имя вне зависимости от того, какого он будет пола»2. Вскоре священник Виндзорского дворца исполнил обряд крещения младенца, который получил свое полное имя – Луис Фрэнсис Альберт Виктор Николас. При этом младенец одной ручонкой сбил очки с лица королевы Виктории, а другой стащил с ее головы вуаль, что впоследствии британские фрейдисты истолковали как знаменательный акт будущего разрушителя империи.

 

Почтенное семейство Баттенбергов выполнило просьбу королевы, включив в перечень ее имя, однако по сложившейся к тому времени аристократической традиции его так никто больше не называл. Поначалу королева Виктория предложила называть его просто Ники, однако потом выяснилось, что это имя вносит сумятицу, так как полностью совпадает с привычным для британской королевы именем русского царя Николая II, и через несколько лет за ним закрепилось более оригинальное имя Дикки, сопровождавшее его до конца жизни.

 

Дикки рос крепким и смышленым ребенком в окружении многочисленной прислуги и любвеобильных родителей. При этом он с детских лет привык к путешествиям, посетил множество стран и говорил на многих языках, что позволило ему с раннего возраста воспринимать мир как единое целое, а все населяющие его народы – как единую семью, разделенную лишь некоторыми, весьма несущественными национальными особенностями. Взращенный с младых ногтей космополитизм не помешал ему, однако, всегда оставаться патриотом Великобритании и все силы отдавать укреплению ее величия.

 

В школе он учился весьма посредственно, особыми дарованиями не отличался, а по математике имел настолько неудовлетворительные отметки, что потом это чуть было не сорвало его попытку стать морским офицером. Однако при этом он весьма успешно осваивал иностранные языки и все свои силы отдавал техническим наукам.

 

Первая мировая война застала юного Дикки в аудитории кадетов Королевского военно-морского училища, которое он успешно окончил в 1916 г. и сразу же поступил на службу в качестве офицера Королевского военно-морского флота. Война приближалась к концу, и Дикки Баттенберг запомнил ее только в виде отдельных морских патрулирований на своем крейсере да редких столкновений с грозными германскими дредноутами. Самое сильное впечатление того времени относится к событиям в России, где в 1917 г. произошла революция. Он помнил эту страну по прекрасным садам и удивительному гостеприимству и никак не мог понять, почему все это так неожиданно рухнуло. – «Я надеюсь, – писал он в марте 1917 г., – что дядюшка Ники находится в безопасности… хотя и не понимаю, почему он отрекся от престола, когда можно было свести дело к конституционной монархии»3.

 

Последовавшая вскоре после этого трагическая гибель царской семьи стала для молодого Маунтбеттена и членов его семьи страшным ударом. Если старейшая монархия Европы была уничтожена таким варварским способом, то можно ли быть уверенным в том, что нечто подобное не ожидает другие монархии Европы, включая даже Британскую?

 

После окончания войны Маунтбеттен поступает в октябре 1919 г. в Кембридж и проводит там несколько вполне счастливых и беззаботных лет, обзаводясь новыми друзьями, постоянно влюбляясь и тщательно вникая в хитросплетения политической жизни страны. Именно в эти годы у него проявляются унаследованные от матери чувства справедливости и равенства, хотя при этом он, конечно, ни на минуту не забывает и о своем аристократическом происхождении. Он жадно впитывает модные политические идеи и даже проникается уважением к недавно появившейся на политической арене лейбористской партии. Причем настолько, что начинает постепенно критиковать столь привычную для Англии капиталистическую систему, но не с точки зрения социалистической идеологии, а с позиций британского прагматизма, который требовал пересмотра наиболее одиозных принципов общественного устройства страны. Другими словами, несмотря на свое аристократическое происхождение и принадлежность к королевской семье, молодой Маунтбеттен стал демократом в большей степени, чем многие из его вышедших из простого народа друзей, которых позже стали подозревать в приверженности коммунистическим идеям4.

 

В течение 1920–1921 гг. Маунтбеттен посетил в составе правительственной делегации Новую Зеландию, Австралию и Индию и своими глазами увидел то состояние, в котором оказалась к этому времени Британская империя. Даже самые преданные колонии требовали независимости и были полны решимости обрести ее даже ценой полного разрыва с метрополией.

 

В особенности Индия, где после войны уже поднималась широкая волна национально-освободительного движения5. Лорд Маунтбеттен был вполне согласен с мнением принца Уэльского, который написал королю, что сомневается в том, что их миссия может послужить делу установления мира и спокойствия в Британской Индии6.

 

Не исключено, что именно во время этой памятной поездки по странам Британской империи у молодого Маунтбеттена появляются первые представления о необходимости незамедлительного реформирования отношений метрополии с колониями, разумеется, не с целью их освобождения, а прежде всего с целью сохранения единства империи, но уже на совершенно других политических и социально-экономических основаниях.

 

В 1922 г. лорд Маунтбеттен окончил Кембридж, женился на Эдвине Эшли, дочери известного аристократа и политического деятеля, а после свадебного путешествия в Индию и Соединенные Штаты и медового месяца на родине снова вернулся в Королевский флот и вплоть до начала Второй мировой войны служил на Средиземном море. В эти годы происходит окончательное формирование его политических взглядов, которые все чаще оказываются между унаследованным консерватизмом и приобретенным либерализмом. В то же самое время он становится одним из лучших офицеров Королевского флота.

 

Известие о начале Второй мировой войны лорд получил 3 сентября 1939 г. во время чтения лекции для молодых офицеров. «Я изложил вам основные принципы управления военным судном во время войны, – сказал он, прочитав сообщение. – Так вот, господа, война уже началась»7.

 

В конце того же года противолодочный эскадренный миноносец, которым командовал капитан Маунтбеттен, подорвался на немецкой мине и несколько недель простоял в доке, после чего вышел в море и, столкнувшись с другим британским судном, снова попал в док. Таким образом, весь период так называемой «странной войны» лорд Маунтбеттен провел в Англии и фактически не участвовал в боевых действиях. Первые неудачи молодого капитана вызвали волну нелицеприятной критики со стороны командования и даже обвинения в некомпетентности и трусости, но незадолго до этого избранный премьер-министром страны У. Черчилль взял его под защиту, сославшись на то, что престарелые адмиралы совершенно не разбираются в современной войне8.

 

А нацистская Германия между тем обрушилась на Европу всей своей мощью, захватила Бельгию, Голландию и практически в течение одного месяца разгромила Францию – главного союзника Англии в Европе. Нависла непосредственная угроза высадки германских войск на Британские острова.

 

Все эти события повергли лорда Маунтбеттена в уныние. Помимо судьбы Англии его волновала также и судьба своей родни. Ведь Баттенберги были германского происхождения, а в жилах его жены Эдвины текла еврейская кровь. Понятно, что в случае оккупации Англии всех их могли не только арестовать, но и уничтожить физически. Именно поэтому он сделал все возможное, чтобы отправить семью в Нью-Йорк, где она была в полной безопасности.

 

Многие тогда упрекали Маунтбеттена в отсутствии патриотизма, но дурные предчувствия не обманули его. В ноябре 1940 г. его дом был полностью разрушен в результате прямого попадания немецкой бомбы.

 

Тем временем лорд Маунтбеттен, командуя эскадрой миноносцев, провел несколько весьма успешных операций по уничтожению немецких подводных лодок в Атлантике и получил от премьер-министра У. Черчилля лестное предложение занять пост зам. начальника штаба Королевского ВМФ. После долгих и мучительных размышлений он отказался от этого предложения, патетически заявив, что его место на море и что только там он принесет наибольшую пользу своей стране9.

 

Вскоре лорд Маунтбеттен был награжден орденом «За боевые заслуги» и направлен в Средиземное море для поддержки изрядно потрепанного противником британского флота. Однако лорда ожидали не самые лучшие дни.

 

Его флот был практически уничтожен, а сам он вскоре вернулся в Лондон, где получил от главы правительства У. Черчилля новое задание – создать современное военно-морское соединение, пригодное для высадки десанта на занятой врагом территории. Иначе говоря, он становился главным координатором общевойсковых операций сухопутных, воздушных и морских сил и начальником объединенного оперативного штаба десантных войск. Фактически речь шла о создании и обучении специальных подразделений для открытия второго фронта на севере Франции10.

 

Созданные Маунтбеттеном подразделения совершили сотни десантных операций и вскоре превратились в отборные войска, на которые возлагалась главная задача по уничтожению противника11. Причем подготовка таких войск заметно ускорилась после нападения Германии на СССР и создания антигитлеровской коалиции, что было воспринято им с неподдельным восторгом. – «Я даже представить себе не мог, – отмечал он позже в своих воспоминаниях, – что наступит день, когда я буду с радостью воспринимать в качестве союзников людей, уничтоживших большую часть моих кровных родственников»12.

 

Операция «Оверлорд» началась 6 июня 1944 г. и сразу же обнаружила несогласованность действий различных частей союзников. Случилось то, о чем задолго до начала операции предупреждал один из лучших специалистов в штабе Маунтбеттена бригадный генерал Норман Кота – десантники оказались разобщенными, мелкие неурядицы мешали выработке согласованных действий, а хаотические передвижения порой ставили всю операцию на грань срыва13. И тем не менее успешное открытие второго фронта во многом произошло благодаря энергичной и плодотворной работе оперативного штаба под руководством лорда Маунтбеттена.

 

А незадолго до этого он удостоился чести быть членом правительственной делегации Великобритании, которая отправилась в Канаду на переговоры с президентом США Ф. Д. Рузвельтом. Именно тогда У. Черчилль впервые высказал мысль об отправке Маунтбеттена в Юго-Восточную Азию, где он в качестве главнокомандующего британским флотом должен был отстоять британские колониальные владения от посягательства Японии. – «Вам предстоит поистине адская работа, – скажет ему впоследствии фельдмаршал Монтгомери. — Если благодаря энергии и энтузиазму вам удастся пробудить Индию от ее летаргии, то вы сделаете такое, чего никому и никогда до вас не удавалось»14.

 

В октябре 1943 г. лорд Маунтбеттен прибыл в Британскую Индию и сразу же приступил к исполнению новых адмиральских обязанностей. В кратчайшие сроки он навел надлежащий порядок во вверенных ему войсках, укрепил все военно-морские базы, обеспечил бесперебойные поставки в этот регион вооружений, боеприпасов и продовольствия, задействовал все национальные воинские формирования в британских колониях и в конце концов разрушил планы империалистической Японии овладеть Юго-Восточной Азией.

 

Правда, при этом ему пришлось поссориться с американскими военными, которые считали своей главной задачей в этом регионе не сохранение Британской империи, а оказание военной помощи Китаю, чтобы вовлечь его в сферу своего влияния. При этом президент США неоднократно доказывал У. Черчиллю, что пока жители Британской Индии не получат независимость, американцы не станут усердствовать в деле отражения японской агрессии15. В конце концов англичане вынуждены были дать обещание, что предоставят Индии статус доминиона, но только после окончания войны.

 

В начале 1944 г. в Южной Азии развернулись ожесточенные бои с японцами, в которых приняло участие более полутора миллионов жителей Британской империи. Продвижение японских войск в Индию было приостановлено, но ценой невероятных усилий и многочисленных жертв16.

 

Наблюдая за происходящими в британских колониях событиями, лорд Маунтбеттен постепенно приходит к выводу, что Англии рано или поздно придется расстаться со статусом метрополии. Быстро нарастающее национально-освободительное движение в Британской Индии и других колониях вызывало у него противоречивые чувства. С одной стороны, он прекрасно понимал, что любая попытка военного подавления движения за независимость вызовет волну восстаний и приведет к краху всей империи, а с другой – не считал себя вправе поддерживать силы национального освобождения, хотя и симпатизировал их идеалам. Разумеется, дело было вовсе не в его «левых убеждениях», в чем упрекали его многие друзья, а прежде всего в том, что Маунтбеттен лучше других понимал суть происходящих событий и вынужден был признать, что «старый порядок вещей уже не может быть восстановлен»17. Причем наиболее консервативные политики из числа «империалистов» называли его даже «подсознательным агентом международного марксизма» и «тайным агентом коммунистической партии»18, однако подобные ярлыки его нисколько не смущали. Более того, будучи главнокомандующим вооруженными силами в Южной Азии, он прекрасно понимал, что военные действия всколыхнули колониальные народы и теперь они ни за что на свете не согласятся на унизительный и во многом ненавистный для них колониальный статус. «Трудно не согласиться с интуитивными оценками адмирала Маунтбэтена, – отмечал по этому поводу английский историк Доннисон, – что националистические силы полны решимости покончить с колониальным прошлым»19.

 

Вряд ли будет преувеличением сказать, что на завершающем этапе войны лорд Маунтбеттен завоевал в Южной Азии репутацию человека весьма либеральных взглядов, склонного к компромиссам и симпатизирующего национальным настроениям жителей Британской империи. «Он завоевал сердца жителей Бирмы, – постоянно повторял руководитель независимой Бирмы генерал Не Вин». «Он продолжил либеральную традицию Британии, приняв близко к сердцу чаяния народов Азии», – вторил ему первый президент Сингапура Ли Куан Ю20.

 

В это же время лорд Маунтбеттен впервые встретился с лидером национально-освободительного движения Индии Джавахарлалом Неру. В начале1946 г. в Малайе вспыхнули мощные волнения против британского владычества, в результате которых пострадало много проживающих там индийцев. Дж. Неру решил посетить этот район и защитить интересы индийского меньшинства, но многие британские чиновники были против этого, так как не без оснований опасались, что это вызовет новую волну недовольства и беспорядков.

 

И только Маунтбеттен громогласно заявил, что не только примет Неру, но и будет разговаривать с ним как с премьер-министром независимой страны. Он даже прислал за ним свой персональный автомобиль. «Позиция лорда Маунтбеттена, – писал позже бригадный генерал Чоудхури, – произвела на меня очень сильное впечатление своей дальновидностью и решительностью»21. А сама встреча с соотечественниками, задуманная как проявление антибританских настроений, превратилась чуть ли не в манифестацию доброжелательного отношения к метрополии22. Именно после этой встречи Неру назовет Маунтбеттена «наиболее благородным представителем британского империализма»23.

 

В самой Англии тем временем вовсю шла подготовка к решению так называемой «индийской проблемы». Еще во время предвыборной кампании 1945 г. лейбористы пообещали предоставить колониям большую автономию во внутренних делах и тем самым «укрепить установившиеся в великие годы войны связи между членами Британского содружества наций»24.

 

Однако У. Черчилль продолжал упорствовать и наотрез отказывался рассматривать вопрос о предоставлении независимости колониям. Даже министр по делам Индии и Бирмы Л. Эмери упрекнул его в том, что его «воззрения по этому поводу остались на уровне раннего Киплинга»25. А когда президент США Рузвельт обвинил его в том, что тот так и остался «колонизатором девятнадцатого века», У. Черчилль ответил, что занял пост премьер-министра вовсе не для того, чтобы спокойно наблюдать за распадом Британской империи26.

 

Приход к власти лейбористов в корне изменил соотношение сил в стране и непосредственно поставил перед правящими кругами вопрос о независимости Индии. При этом премьер-министр К. Эттли прекрасно понимал, что никто не сможет решить эту нелегкую задачу лучше, чем прославленный адмирал и истинный аристократ лорд Маунтбеттен, пользовавшийся огромным авторитетом среди лидеров национально-освободительного движения.

 

Вторая половина 1946 г. прошла в долгих и зачастую болезненных переговорах между новым премьер-министром и лордом Маунтбеттеном. Последний хорошо понимал, что на него пытаются возложить непосильное бремя ответственности в деле решения столь важной для страны проблемы, но в то же самое время видел, что если этим будут заниматься другие люди, то Индия неминуемо взорвется и похоронит под собой все попытки Великобритании спасти империю под видом Содружества наций.

 

В феврале 1947 г. лорд Маунтбеттен наконец-то согласился занять пост вице-короля Индии, хотя так и не преодолел до конца мучившие его на этот счет сомнения. Он все чаще высказывал убежденность в том, что медлить с передачей власти Индийскому Национальному Конгрессу (ИНК) больше нельзя, так как восставший народ сам возьмет эту власть и ввергнет страну в пучину братоубийственной гражданской войны.

 

22 марта 1947 г. Маунтбеттен прибыл в Дели, где его встретили как старого и доброго знакомого, хотя некоторые политические деятели откровенно выражали сомнения в том, что молодому и не совсем опытному вице-королю удастся успешно решить все проблемы, связанные с передачей власти индийскому правительству. А индийские коммунисты вообще высказали сомнения в том, что англичане намерены когда-либо покинуть свою давнюю колонию. «Один фельдмаршал из числа консерваторов уехал, – неустанно повторяли они, – а вместо него прибыл такой же консерватор адмирал, и оба они являются фаворитами самого главного консерватора – У. Черчилля»27.

 

Два дня спустя в Дели прошла процедура приведения к присяге нового вице-короля, привлекшая к себе огромное внимание жителей Индии. «У меня нет абсолютно никаких иллюзий относительно необыкновенной сложности стоящих передо мною задач, – откровенно признался лорд Маунтбеттен в своем первом выступлении. – Мне понадобится добрая воля самого индийского народа, и я прошу его сегодня продемонстрировать ее»28. При этом он добавил, что будет с величайшим вниманием прислушиваться к мнению ведущих политических партий страны и не примет те решения, которые покажутся им неприемлемыми.

 

Это заявление вызвало удовлетворение всех лидеров национально-освободительного движения и в особенности руководителей мусульманской общины Индии, которые уже задолго до этого решили добиваться независимости не только от Великобритании, но и от остальной Индии. Это выяснилось уже во время предварительного собеседования Маунтбеттена с лидерами всех религиозно-националистических течений. Он сразу же определил, что у индусов решение всех проблем зависит прежде всего от Ганди и Неру, а интересы мусульман представляют Джинна и Али Хан.

 

Дж. Неру сразу же заявил, что не понимает, каким образом Индия может остаться в Содружестве наций, но при этом у вице-короля осталось впечатление, что тот все же допускает такую возможность при определенных обстоятельствах29. Правда, при этом Неру наотрез отказался обсуждать вопрос о возможном разделе Индии на два государства. Что же до лидера мусульман Джинны, то Маунтбеттен не нашел в нем такой гибкости и готовности обсуждать самые различные варианты будущего устройства Индии. Тот упрямо твердил только одно – независимый от Индии и Великобритании Пакистан. «Боже мой, как же с ним трудно говорить!» – воскликнул Маунтбеттен, когда его гость покинул офис вице-короля30.

 

С тех пор Маунтбеттен с каждым днем все больше убеждался в том, что примирить несовместимые позиции обеих крупнейших религиозных общин практически невозможно. Он неоднократно убеждал Джинну в том, что единая Индия вполне соответствует интересам не только индусов, но и мусульман, но тот, казалось, и слушать не хотел. И тогда Маунтбеттен понял, что мусульмане давно уже решили для себя этот вопрос, и обсуждать его сейчас было просто бессмысленно. Они не прислушивались к его аргументам и отвергали любой вариант решения «индийской проблемы», который не предусматривал раздел страны на два государства. «Боюсь, что я довел этого старика до нервного срыва своими аргументами в пользу единой Индии, – писал впоследствии Маунтбеттен, – потому что я всегда подводил его к той самой критической черте, за которую он не хотел заходить»31.

 

Вскоре Джинна так возненавидел вице-короля, что перестал общаться с ним и постоянно повторял, что тот во всем идет на поводу у индуса Дж. Неру. Разумеется, вряд ли стоит приписывать лорду Маунтбеттену страстное желание сохранить единство Британской Индии и тем самым подвергнуть сомнению старую британскую традицию «разделяй и властвуй». Однако было бы в равной степени несправедливым повторять заезженный тезис о том, что именно лорд Маунтбеттен стал инициатором раскола и усиления межрелигиозной вражды между мусульманами и индусами32.

 

Поначалу он даже согласился с выдвинутой Махатмой Ганди идеей, чтобы первое правительство независимой Индии возглавили составлявшие меньшинство мусульмане. Правда, члены Конгресса отвергли этот план, да и сам Маунтбеттен вскоре понял, что это неизбежно приведет к гражданской войне. А сам Ганди расценил его отказ как попытку расколоть Индию и вызвать новое обострение межнациональной розни.

 

Справедливости ради следует отметить, что в администрации вице-короля было немало людей, которые действительно натравливали мусульман на индусов, чтобы расколоть страну и тем самым ослабить ее накануне долгожданной независимости. Но даже их вряд ли стоит винить в разжигании межрелигиозной розни. Она существовала в Индии еще со времен правления Великих Моголов, а единство двух религиозных общин, как правило, объяснялось исключительно интересами общей борьбы против британского владычества. Как только появилась вполне реальная перспектива достижения независимости, от былого единства не осталось и следа. И винить в этом одних только англичан – все равно что возлагать вину за землетрясение на сейсмографов, а не на природную стихию.

 

Это же косвенно признавал и сам Дж. Неру, хотя до конца своей жизни был убежден в том, что именно англичане виноваты в расколе страны. «Англия, – писал он лорду Лоузиену еще до обретения независимости, – несомненно, не хочет новых войн. Это богатая и пресыщенная держава. Зачем ей рисковать тем, что она имеет? Она хочет сохранить статус-кво, который ей выгоден»33. И тут же он добавляет, что конфликт между двумя религиозными общинами – индусами и мусульманами – возник сразу же после прихода ислама. «Английское господство в Индии, несомненно, помогло политическому объединению страны. Сам факт общего гнета не мог не породить общее стремление избавиться от него»34.

 

Еще более откровенно высказался на этот счет выдающийся бенгальский писатель Р. Тагор. – Утвердившись на нашей земле, – писал он в одной из своих статей, – они (мусульмане) постоянно вступали в острые противоречия с нами… две древние цивилизации замкнулись в свои скорлупы и стояли рядом, отвернувшись друг от друга»35. Аналогичным образом оценивал межобщинные противоречия и выдающийся философ Индии Радхакришнан, когда говорил о том, что после ожесточенных распрей, раздиравших Индию на протяжении нескольких поколений и принесших народу неисчислимые бедствия и страдания, индийцы приветствовали британское правление как «зарю золотого века». Британское правление обеспечило Индии мир и безопасность, но одного этого еще недостаточно»36.

 

Из всех этих высказываний можно сделать только один вывод: причиной межнациональной розни и кровопролитных столкновений на Индостане были отнюдь не англичане. Во всяком случае не только они. Британцы лишь использовали уже давно созревавшие противоречия, несомненно, усилили их своими подстрекательскими действиями и в результате устами вице-короля предложили индийцам план обустройства страны после обретения независимости, который только и мог предотвратить неотвратимо приближающуюся гражданскую войну.

 

Именно этот печально известный «план Маунтбеттена» сделал его автора злым гением Индии и образцом имперской коварности англичан, хотя сам он никогда не признавал за собой вину за трагический раскол Индии. При этом многие леволиберальные историки продолжают отстаивать точку зрения, что лорд Маунтбеттен, будучи весьма искусным дипломатом, манипулировал неискушенными и совершенно неопытными индийскими политиками, чуть ли не силой навязывая им нежеланный раскол страны. В те годы в Индии действительно было немало молодых неопытных политиков, но вряд ли к их числу можно отнести таких лидеров национально-освободительного движения, как Махатма Ганди или Дж. Неру.

 

Последний, кстати сказать, еще за год до получения независимости вполне откровенно, хотя и не без горечи заявил, что раздел страны стал практически неизбежным37.

 

«План Маунтбеттена» был представлен на суд общественности в июне 1947 г. и сводился к следующему: в Индии образуются два доминиона – Индийский Союз и Пакистан; раздел Бенгалии и Пенджаба решается раздельным голосованием мусульман и индусов; в районах преобладающего расселения мусульман проводится референдум; судьба Синда решается его населением; вхождение княжеств в тот или иной доминион составляет юрисдикцию их правителей; будущий статус обоих доминионов определяется их учредительными собраниями38.

 

Незадолго до этого Ганди прервал переговоры с Маунтбеттеном, передав все полномочия Дж. Неру. Всеиндийский комитет Конгресса прекрасно знал мнение Неру и Ганди о судьбе страны, но все же большинством голосов принял«план Маунтбеттена» (157 голосов против 61). Причем сам Ганди отдал свой голос большинству, считая, что этого требует политический реализм.

 

Что же до Мусульманской лиги, то она, естественно, приняла этот план подавляющим большинством голосов, чем и выразила свое желание образовать независимое государство, впервые высказанное задолго до независимости. «Мусульмане южного Азиатского региона, – отмечал по случаю очередной годовщины Дня Пакистана посол этой страны в России Сейер Ифтикар Муршед, – выразили на исторической сессии Мусульманской Лиги в Лахоре вековые идеалы свободы, являющиеся движущей силой нашего времени»39.

 

«План Маунтбеттена» явился результатом чрезвычайно сложной комбинации переговоров и соглашений с самыми различными политическими силами пока еще Британской Индии. Вице-король, насколько можно судить из опубликованных материалов, сделал все возможное, чтобы не допустить раздела страны. Но не учитывать сложившейся в Индии ситуации он тоже не мог. Убедившись в принципиальной невозможности примирить враждующие религиозно-политические общины, он сделал единственно правильный в таких условиях выбор – предоставить решение этого сложного вопроса самим индийцам, что они и сделали практически без промедления, исходя из своих собственных национальных интересов40.

 

Единственное, чем вполне мог гордиться лорд Маунтбеттен, так это тем, что в результате этих многотрудных и во многом бесполезных переговоров по поводу межобщинных разногласий он убедил новое руководство Индии в целесообразности сохранения связей с бывшей метрополией и сохранении ее статуса в качестве члена нового Содружества наций. При этом некоторые историки не без оснований полагают, что «план Маунтбеттена» изначально предполагал его возможное отклонение индийцами, взамен чего Индия должна была дать согласие на членство в Содружестве наций41.

 

А сам вице-король принадлежал к еще немногочисленной в те годы категории англичан, которые считали, что состав так называемых «белых доминионов» Содружества должен быть незамедлительно дополнен «цветными» компонентами бывшей Британской империи. И это притом, что в самой Англии было немало противников расширения Содружества за счет «цветных колоний», которые могли бы, по их мнению, разрушить складывавшиеся веками традиционные устои сообщества42.

 

Идея Маунтбеттена об одновременном присоединении Индии и Пакистана к Содружеству наций была последней надеждой сохранить хотя бы внешнее единство двух стран в рамках единого сообщества, не говоря уже о мирном процессе передачи власти в руки национальных лидеров. Кстати сказать, именно это позволило У. Черчиллю окончательно примириться с потерей прямой власти в Индии, хотя многие консерваторы еще долго считали лорда Маунтбеттена предателем национальных интересов и разрушителем Британской империи.

 

15 августа 1947 г. в Дели было официально объявлено об образовании независимого государства, первое правительство которого возглавил Дж. Неру. «Невзирая на конфликты в прошлом, – отмечал он в обращении к народу, – мы надеемся, что независимая Индия будет поддерживать отношения дружбы и сотрудничества с Англией и странами Британского содружества наций»43. Что же до роли Великобритании в этом многотрудном процессе, то она была вполне очерчена духовным лидером Индии Махатмой Ганди.

 

«Британское правительство, – убеждал он своих соотечественников, – не несет никакой ответственности за раздел страны. Вице-король не причастен к этому… Если бы мы все – индусы и мусульмане – не согласились с его планом, то у него просто не было бы другого выбора»44.

 

Все конкретные проблемы, связанные с интеграцией Индии и Пакистана в новое Содружество наций, решались уже без посредничества лорда Маунтбеттена, который мог с полным основанием считать свою миссию выполненной. Британская империя развалилась, но не в результате взрыва, неизбежность которого была очевидной даже для самых отчаянных оптимистов, а относительно мирно, в результате тщательно контролируемого преобразования империи в новое Содружество наций. Правда, ему еще пришлось немало поработать, чтобы сгладить давно созревавшие противоречия между различными религиозными общинами, отдельными княжествами и социальными группами, а также нейтрализовать все более усиливающееся проникновение США в этот регион, однако главную свою задачу он уже выполнил.

 

Последующие события доказали эффективность избранной Маунтбеттеном стратегии. На конференции стран Содружества в Лондоне в 1948 г. был подтвержден статус независимых доминионов (Индия, Пакистан и Цейлон), а в следующем году была выработана особая формула, в соответствии с которой эти государства, оставаясь республиками, признавали одновременно Британскую корону в качестве главы сообщества и его связующего центра45. «Благодаря разумным переменам в британской политике и в особенности благотворной деятельности вездесущего лорда Маунтбеттена, – отмечал Дж. Неру в беседе с премьер-министром Великобритании К. Эттли, – индийцы быстро забыли тяжелое наследие британского правления»46.

 

Прощание Маунтбеттена с Индией было проведено с необыкновенной торжественностью и сопровождалось многолюдным митингом в знак благодарности вице-королю за его участие в предоставлении независимости народам Индии и Пакистана. «Вы приехали сюда, сэр, обладая высокой репутацией честного человека, – подчеркнул Дж. Неру на прощальном банкете, – и она выдержала проверку временем, хотя сохранить добрую репутацию в нашей стране чрезвычайно сложно. Вы прожили здесь самый трудный период и еще больше укрепили доверие к себе… Мне трудно понять, как получилось, что англичанин стал таким популярным в Индии за столь короткий период времени… Я убежден, что мы все желали добра Индии, и именно поэтому можем рассчитывать на прощение всех грехов и ошибок»47.

 

Последний период жизни лорда Маунтбеттена был не менее насыщенным, чем все предыдущие. Вернувшись домой, он возглавил Средиземноморский флот Великобритании и всячески отстаивал интересы Англии в условиях напористого проникновения американцев в те регионы, которые с давних времен находились под контролем его страны. И все это время он продолжал поддерживать постоянные контакты с Дж. Неру и другими лидерами бывших британских колоний. Надо сказать, что отношения между Англией и странами Содружества наций всегда являлись его приоритетной задачей, над которой он трудился даже после назначения в октябре 1954 г. Первым лордом Адмиралтейства, что считал высшим достижением всей своей жизни. С этой целью он никогда не упускал возможности посетить ту или иную страну Содружества, а возможностей таких у него было немало.

 

В 1956 г. лорд Маунтбеттен невольно стал одним из главных участников так называемого Суэцкого кризиса и сделал все возможное, чтобы предотвратить распад Содружества, хотя при этом впервые за всю свою жизнь испытал горькое разочарование британской внешней политикой, что самым серьезным образом поколебало его врожденную веру в мудрость британского правящего класса48. Впрочем, невозможно представить себе ситуацию, когда британский правящий класс хладнокровно наблюдает за распадом империи, которую он сколачивал несколько столетий. Ошибки здесь неизбежны, и это еще больше подчеркивает значение усилий лорда Маунтбеттена, направленных на укрепление всесторонних связей между Великобританией и бывшими колониями, вступающими в новое Содружество наций.

 

После сорока девяти лет безупречной службы во благо Великобритании и Британской империи он ушел в отставку, но с прежней энергией занимался общественной деятельностью, создавая и возглавляя самые разнообразные общественные организации, включая Лигу бывших служащих стран Содружества.

 

Лорд Маунтбеттен везде пытался внести свой личный вклад в разрешение конфликтов между странами этого сообщества и даже не побоялся испортить отношения с пакистанским руководством, настойчиво отстаивая идею справедливого и ненасильственного разрешения конфликта в индийском штате Джамму и Кашмир. «Мне кажется, – с горечью отмечал он, – что на самом деле есть одна единственная страна в Содружестве наций, которая не считает меня настоящим другом – это Пакистан»49. И это при том что своим образованием Пакистан обязан прежде всего бывшему вице-королю.

 

В начале 1979 г. молодой принц Уэльский решил посетить Индию и, что вполне естественно, выбрал в качестве сопровождающего лорда Маунтбеттена. Кто еще знал эту страну лучше последнего вице-короля и последнего рыцаря Британской империи? Однако весьма влиятельная группа аристократов во главе с графом Эдинбургским решительно воспротивилась этому, так как не без оснований считала, что популярность Маунтбеттена может затмить принца крови и превратить эту поездку в событие, на фоне которого роль последнего будет весьма скромной. После долгих споров обе стороны согласились на компромиссный вариант: британская делегация прибывает в Индию вместе, а потом распадается на две части и воссоединяется только после окончания визита. Это был весьма удачный компромисс, однако его осуществлению помешала совершенно бескомпромиссная стратегия террора боевиков Ирландской республиканской армии (ИРА).

 

Совершенно очевидно, почему боевики ИРА выбрали в качестве своей очередной жертвы престарелого лорда Маунтбеттена. Для них он был олицетворением британского колониализма, причем не консервативного толка, взгляды которого можно было бы легко развенчать, а либералом и прогрессивно мыслящим человеком, идеи которого находили понимание даже среди ирландцев. Он часто выступал против эскалации террора, против похищения и убийства людей, призывал к поиску взаимоприемлемого компромисса между протестантами и католиками Ольстера и вообще был символом разумного отношения Великобритании к своим бывшим колониям.

 

Остается загадкой другое – почему боевики ИРА решили покончить с ним именно в августе 1979 г. Скорее всего потому, что незадолго до этого они понесли большие потери и в отместку решили напомнить англичанам, что борьба за независимость Северной Ирландии не прекращается ни на минуту. Как бы там ни было, день 27 августа 1979 г. стал для лорда Манутбэттена и членов его семьи трагическим. Утром этого дня он отправился на свое частное рыболовецкое судно «Шедоу-V», которое находилось на причале в небольшой бухте Маллагмор, поднялся на борт вместе со своими родственниками, и через некоторое время они приблизились к тому месту, где намеревались половить лобстеров, что было их давним семейным увлечением. Не успел он заглушить двигатель, как прогремел страшный взрыв.

 

Скорее всего, бомба была заложена под рулевой рубкой, поэтому лорда Маунтбеттена в буквальном смысле разорвало на куски. Впрочем, пострадали и все остальные. Тело лорда было обезображено до неузнаваемости и обнаружено на значительном расстоянии от поврежденного судна.

 

Он был похоронен со всеми почестями, приличествующими члену королевской семьи. Однако любопытно, что наибольших траурных почестей он удостоился не на родине, а в далеких странах, которые некогда составляли гордость Британской империи. В странах Содружества наций были приспущены государственные флаги, проведены траурные митинги, выстраивались огромные очереди желающих выразить свою скорбь в книге соболезнований, лидеры независимых государств спешили выразить свое сочувствие, а в Дели, столице независимой Индии, которую он любил как самую дорогую жемчужину Британской короны, был объявлен недельный траур.

 

В день похорон были закрыты все магазины и государственные учреждения.

 

Так народы Содружества отдали дань уважения последнему благородному рыцарю Британской империи.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Тезисы данной статьи были изложены автором в 2001 г., однако полный текст предлагается впервые. См.: Лорд Маунтбеттен (От Британской империи к Содружеству наций: антропологический принцип реконструкции переходного периода) // История в ХХI веке: Историко-антропологический подход в преподавании и изучении истории человечества: Материалы международной Интернет-конференции. – М.: Московский общественный научный фонд, 2001. – С. 254–261.
2. См.: Ziegler P.Mountbatten. – Lnd., 1985. – P. 24.
3. Ibid. – P. 44.
4. Ibid. – P. 52.
5. См.: Заболотный В. М. Великобритания между колониальной империей и Содружеством наций. Опыт реконструкции переходного периода// Право: История, теория, практика: Сб. статей и материалов. – Вып. 5. – Брянск: БГПУ, 2001. – С. 297–304.
6. Ibid. – P. 61.
7. Poolman K. The Kelly. – Lnd., 1954. – P. 60–61.
8. Ziegler P. Op. cit. – P. 133.
9. Ibid. – P. 139.
10. Ibid. – P. 156.
11. См.: Заболотный В. М. Британская империя в годы Второй мировой войны и образование Содружества наций // Вторая мировая война: 60 лет спустя: Материалы научной конференции. – М.: Изд-во РУДН, 1999. – С. 101–116.
12. Ziegler P. Op. cit. – P. 174.
13. См.: Хастингс М. Операция «Оверлорд»: Как был открыт второй фронт / Пер. с англ. – М., 1989. – С. 113. 192.
14. Ziegler P. Op. cit. – P. 225.
15. Harryman W. Averal, Abel Elie. Special Envoy toCherchill and Stalin, 1941–1946. – N. Y., 1975. – P. 129–130.
16. См. подробнее: Вторая мировая война. Итоги и уроки. – М., 1985. – С. 430–431.
17. Ziegler P. Op. cit. – P. 313.
18. Ibid. – P. 314.
19. Donnison F. S. V. British Military Administration in the Far East. 1843–1946. – Lnd., 1956. – P. 334.
20. Ziegler P. Op. cit. – P. 316.
21. Chaudhury J. N. Autobiography. – New Delhi, 1978. – P. 138.
22. Gopal S.Jawaharlal Nehru. – Vol. I. – Lnd., 1965. – P. 309.
23. Ziegler P. Op. cit. – P. 328.
24. Morgan D. A Short History of the British People. – Leipzig, 1979. – P. 133.
25. Veerathappa K. British Conservative Party and Indian Independence. – New Delhi, 1976. – P. 62.
26. Harryman W. Averal, Abel Elie // Op. cit. – P. 191.
27. Manmath Nath Das. Partition and Independence of India. – New Delhi, 1982. – P. 17.
28. Ziegler P. Op. cit. – P. 366.
29. Ibid. – P. 367.
30. Ibid.
31. Ibid. – P. 368.
32. См. например: Горев А. Махатма Ганди. – М., 1989; Он же. Индира Ганди: мечты и свершения. – М., 1987; Антонова К. А. и др. История Индии. – М., 1973.
33. Открытие Индии: Философские и эстетические воззрения в Индии ХХ в. – М., 1987. – С. 188.
34. Там же. – С. 192.
35. Там же. – С. 298–299.
36. Там же. – С. 514.
37. Brecher M. Nehru. A political Biography. – Lnd., 1959. – P. 375.
38. См.: Антонова К. А. и др. История Индии. – С. 476.
39. Независимая газета. – 23.03.2001. – С. 6.
40. См. подробнее: Dolan E. F. A Lion in the Sun. A Background Book on the Rise and Fall of the British Empire. – N. Y., 1973. – P. 235–236; Steel R.Pax Americana. – N. Y., 1970. – P. 167.
41. Ziegler P. Op. cit. – P. 380.
42. Ibid. – P. 381.
43. Неру Дж. Внешняя политика Индии. Избранные статьи и выступления, 1946–1964 / Пер. с англ. – М., 1965. – С. 31.
44. Ziegler P. Op. cit. – P. 389.
45. Darbary R. Commonwealth and Nehru. – New Delhi, 1983. – P. 48; Home A. J. Commonwealth History. – Lnd., 1965. – P. 142–145;Smith S. A.The New Commonwealth
and its Constitutions. – Lnd., 1964. – P. 13.
46. Gopal S. Op. cit. – Vol. II. – P. 47.
47. Hodson H. V. The Great Divide. Britain-India-Pakistan. – Lnd., 1969. – P. 517–518.
48. Ziegler P. Op. cit. – P. 556.
49. Ibid. – P. 605.

Маунтбеттен, Луис — это… Что такое Маунтбеттен, Луис?

Луис Маунтбеттен, 1-й граф Маунтбеттен Бирманский
Louis Francis Albert Victor Nicholas Mountbatten, 1st Earl Mountbatten of Burma
Лорд Маунтбеттен
21 февраля — 15 августа 1947
Монарх: Георг VI
Предшественник: Арчибальд, 1-й виконт Уэйвелл
Преемник: должность упразднена
15 августа 1947 — 21 июня 1948
Монарх: Георг VI
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Чакраварти Раджгопалачария
 
Вероисповедание: англиканство
Рождение: 25 июня 1900(1900-06-25)
Фрогмор-хаус, Виндзор, Беркшир, Англия
Смерть: 27 августа 1979(1979-08-27) (79 лет)
графство Слайго, Ирландия
Похоронен: Romsey Abbey, Ромси, Хэмпшир, Англия
Род: Баттенберги
Имя при рождении: Луис (Луи) Френсис Альберт Виктор Николас фон Баттенберг
Отец: Баттенберг, Людвиг Александр
Мать: Виктория Гессен-Дармштадтская
Супруга: Эдвина Эшли (1901—1960)
Дети: Патрисия Начбулл, 2-я графиня Маунтбеттен Бирманская (род. 1924)
леди Памела Хикс (род. 1929)
Учёная степень: член Королевского общества
 
Военная служба
Принадлежность:  Великобритания
Род войск: Королевский военно-морской флот Великобритании
Звание: адмирал флота
 
Награды:

Луис (Луи) Френсис Альберт Виктор Николас Маунтбеттен, 1-й граф Маунтбеттен Бирманский (англ. Louis Francis Albert Victor Nicholas Mountbatten, 1st Earl Mountbatten of Burma; 25 июня 1900, Фрогмор-хаус, Виндзор, Беркшир — 27 августа 1979) — британский военно-морской и государственный деятель, адмирал флота.

Дядя супруга Елизаветы II герцога Эдинбургского Филиппа. Последний вице-король Индии, при котором страна получила независимость.

Происхождение и молодые годы

Четвёртый (самым младшим) ребёнок принца Людвига Александра Баттенберга и его жены Виктории Гессен-Дармштадтской, сестры российской императрицы Александры Фёдоровны. При рождении получил имя Его Светлейшее Высочество принц Людвиг (Луис) Баттенбергский (фон Баттенберг).

Его семейство, имевшее с обеих сторон корни в немецком Гессенском доме (Баттенберги — потомство гессенского принца Александра от морганатического брака), проживало в Великобритании: отец с молодости служил в королевском флоте (дослужившись до высшей должности Первого морского лорда), мать была внучкой королевы Виктории. Родная сестра, Луиза Маунтбеттен, в 1950 году стала королевой Швеции.

С началом Первой мировой войны Баттенберг-отец остался верен Великобритании, а не Германии. В отрочестве Луис побывал в России и близко познакомился со своими двоюродным братом и сёстрами — детьми Николая II. Впоследствии он активно выступал против самозванцев, выдававших себя за «чудесно спасшихся» Романовых. До конца жизни он держал на столике у кровати фотографию Марии Николаевны, к которой питал детские романтические чувства.

В 1917 году в рамках кампании по отказу от немецких титулов «британские» Баттенберги, в том числе 17-летний Луис, поменяли фамилии и стали Маунтбеттенами (перевод фамилии на английский).

В молодости служил на флоте и дружил с будущим королём Эдуардом VIII, однако после его прихода к власти и кризиса, связанного с отречением (1936), их отношения прервались.

С молодых лет лорд Маутбеттен был поклонником творчества Агаты Кристи и в письме подсказал ей идею романа «Убийство Роджера Экройда» (1926).

Вторая мировая война

Во второй мировой войне Маунтбеттен командовал 5-й флотилией эсминцев. Совершил ряд важных и смелых операций на своём эсминце «Келли». Изобрёл «Маунтбеттеновский розовый» — цвет камуфляжа. Пользовался поддержкой Уинстона Черчилля. В дальнейшем его репутация была подорвана неудачным Дьеппским рейдом (1942), на осуществлении которого он настаивал. С октября 1943 г. верховный главнокомандующий союзных войск на Юго-восточноазиатском театре боевых действий. При сотрудничестве с американскими командующими Бирма была освобождена от японцев; в сентябре 1945 г. принял японскую капитуляцию в Сингапуре.

Независимость Индии

При Клементе Эттли Маунтбеттен сохранил симпатии кабинета (благодаря более ранним контактам с лейбористами) и стал последним вице-королём Индии (1947), а затем первым генерал-губернатором независимой Индии (1947—1948). Таким образом, независимость Индии от Британской империи была провозглашена при его руководстве. Пользовался авторитетом среди индийских князей и поддерживал хорошие отношения с Джавахарлалом Неру, однако не смог добиться согласия мусульманских лидеров на провозглашение единой независимой Индии, после чего был осуществлён план раздела Британской Индии по религиозному признаку на государства Индия и Пакистан (впоследствии от второго отделился Бангладеш) — так называемый план Маунтбеттена. Общепризнана его большая роль в процессе деколонизации Индии. Однако деятельность Маунтбеттена вызывает и определённую критику, прежде всего из-за его стремления к скорейшему уходу англичан до решения внутренних конфликтов, что привело к кровопролитию при разделе Пенджаба.

Карьера после Индии

По возвращении на родину, Маунтбеттен с 1948 по 1950 год командовал эскадрой крейсеров Средиземноморского флота. В 1950—1952 гг. занимал пост 4-го лорда адмиралтейства, затем был командующим Средиземноморским флотом (1952—1954). В 1955—1959 — Первый морской лорд (спустя 40 лет после того, как эту должность занимал его отец). С 1959 по 1965 год возглавлял штаб обороны Великобритании. В 1965 году ушёл в отставку и назначен губернатором острова Уайт, которым являлся до 1974 года. C 1974 до конца жизни лорд-лейтенант острова Уайт после выделения его в отдельное графство. В последние годы много занимался установлением международных гуманитарных связей, был основателем и первым председателем United World Colleges (1967—1978).

Маунтбеттен и семья Елизаветы II

При участии Маунтбеттена будущая королева Елизавета II познакомилась с его племянником Филиппом Греческим; лорд настоял также на том, чтобы Филипп остался в Великобритании и продолжил службу во флоте. Перед заключением брака Филипп, в том числе и в знак благодарности дяде, принял фамилию по матери — Маунтбеттен. «Маунтбеттен-Виндзор» стало личной фамилией потомков Елизаветы и Филиппа (при этом название самой династии осталось «Виндзорская»). Затем граф Бирманский оказал большое личное влияние на внучатого племянника, принца Чарльза, стремясь, чтоб тот не вырос прожигателем жизни, подобным Эдуарду VIII. С 1974 года Маунтбеттен сватал наследнику свою внучку Аманду, однако принц сделал ей предложение лишь после гибели своего наставника и получил отказ.

Семья

Лорд и леди Маунтбеттен

Маунтбеттен был с 18 июля 1922 г. женат на Эдвине Эшли, внучке эдвардианского магната Эрнеста Кассела. Во время медового месяца они ездили в Голливуд, где для них был снят специальный фильм с участием Чарли Чаплина, Мэри Пикфорд и Дугласа Фербенкса. У них родились две дочери: Патрисия (р. 1924) и Памела (р. 1929). Отношения между супругами были довольно бурными, они подолгу ссорились и изменяли друг другу, особенно в 1930-е. Леди Эдвина умерла в 1960 году.

Титулы

После натурализации семьи в 1917 году отец Луиса стал маркизом Милфорд-Хейвен (далее этот титул унаследовал его старший брат Джордж и его потомки), а Луис, как младший сын пэра, получил именование «лорд Маунтбеттен»; под этим титулом он известен больше всего. В 1946 году Георг VI сделал его виконтом Бирманским (за освобождение Бирмы от японцев), а в октябре 1947 года — графом Бирманским.

Награды

Убийство

Витраж в память о Маунтбеттене в церкви в Кейптауне

Граф Маунтбеттен был убит 27 августа 1979 года в Слайго-Бэй, графство Слайго, Ирландия, в результате террористического акта, организованного Ирландской республиканской армией. На яхте, где находился 79-летний лорд с семьёй, было установлено радиоуправляемое взрывное устройство. При взрыве погибли четверо — два пожилых человека и два ребёнка: сам граф, 83-летняя свекровь его дочери баронесса Брэбурн, их 14-летний внук Николас Нэчбулл и 15-летний ирландский мальчик, работавший на яхте. Родители Николаса и его брат-близнец Тимоти, также присутствовавшие на месте взрыва, выжили, но были серьёзно ранены. В тот же день ИРА убила 18 британских солдат.

Шинн Фейн назвала акцию «казнью», заявило, что в Ирландии идут боевые действия, а Маунтбеттен, как герой Второй мировой войны, не побоялся бы погибнуть на поле сражения. Что же до семьи лорда, то она, по словам ирландских террористов, по доброй воле приехала в страну, где идёт война.

Маунтбеттен похоронен в аббатстве Ромси после транслировавшейся по телевидению церемонии в Вестминстерском аббатстве; порядок его похорон был разработан им самим. На заупокойной службе присутствовало руководство Ирландии, осудившее террористический акт.

После гибели Маунтбеттена, не оставившего сыновей, графский титул перешёл к его старшей дочери Патрисии.

Литература

  • Philip Ziegler, Mountbatten: the official biography, (Collins, 1985)
  • Richard Hough, Mountbatten; Hero of our time, (Weidenfeld and Nicolson, 1980)
  • The Life and Times of Lord Mountbatten (Hutchinson, 1968)
  • Andrew Roberts Eminent Churchillians, (Phoenix Press, 1994).
  • Dominique Lapierre and Larry Collins Freedom at Midnight, (Collins, 1975).
  • Robert Lacey Royal (2002)
  • A.N. Wilson After the Victorians: 1901—1953, (Hutchinson, 2005)
  • Jon Latimer Burma: The Forgotten War, (John Murray, 2004)
  • Гордиенко А. Н. Командиры Второй мировой войны. Т. 1., Мн., 1997. ISBN 985-437-268-5

Последний вице-король | история Индии

«Индия подарила мне три страстных увлечения. Во-первых – саму себя. Во-вторых – игру в поло. И, в третьих – любовь всей моей жизни»
Лорд Луис Маунтбэттен

Британский аристократ, рожденный от немецких родителей. Племянник последней русской императрицы. Шурин и свояк королей, дядюшка Елизаветы II и несостоявшийся тесть принца Чарльза. Профессиональный моряк, командовавший сухопутными армиями. Некоронованный властитель, правивший индуистами, мусульманами и буддистами, но погибший от рук ирландских католиков. Все это Луис Фрэнсис Альберт Виктор Николай фон Баттенберг, 1й граф Маунтбэттен Бирманский. Хотя его жизнь представляет собой настоящую копилку интересных фактов, в историю он вошел, как последний вице-король Британской Индии.

К середине 19 в. Индия стала самым обширным заморским владением Лондона. В силу этого лица, стоявшие во главе индийской администрации, выделялись на фоне губернаторов прочих колоний. В 1858 г. эта избранность получила законодательное оформление – в этом году Чарльз Каннинг был провозглашен в Аллахабаде первым единоличным и полноправным наместником британской короны, или вице-королем. До Луиса Маунтбэттена на этом посту успели смениться 23 человека.
По мужской линии предки нашего героя происходили из небольшого немецкого княжества Гессен-Дармштадт – того самого, что исправно поставляло цариц к российскому двору. В середине 19 в. сын князя Людвига II Гессенского увлекся графиней Юлией фон Хауке. Молодой человек состоял на русской военной службе,
а его возлюбленная была фрейлиной великой княгини Марии Александровны – жены цесаревича Александра Николаевича. Будущий Александр II воспротивился женитьбе. К счастью для потомков, Александр Гессенский и его Юлия попросту наплевали на августейшее мнение и в 1851 г. сочетались браком в Бреслау (ныне польский Вроцлав). Брат жениха вскоре стал князем Гессен-Дармштадтским и в качестве подарка даровал молодым титулы князя и княгини Баттенбергских. В ответ семейство отказалось от каких-либо притязаний на трон и скромно зажило в нескромном замке Хайлигенберг близ г. Хугенхайм. Там у них родилось пятеро детей. Старший сын, появившийся на свет в 1854 г., получил имя Луис (или Людвиг) и впоследствии стал адмиралом английского флота. Ничего удивительного в этом нет, если вспомнить, что даже на британский королевский престол в 18 в. были приглашены гастарбайтеры из Германии.

Мама Луиса-младшего приходилась внучкой самой королеве Виктории. Поэтому семейство часто приглашали пожить в различных монарших резиденциях. В одном из таких дворцов по соседству с Виндзорским замком в 1900 г. и родился Луис Луисович Баттенберг. Год спустя его знаменитая прабабка умерла и на престол вступил Эдуард VII – большой друг папы нашего героя. И без того завидная карьера Баттенберга-старшего получила новый импульс и сын, разумеется, решил последовать его примеру. В 13 лет его отдали в Морскую кадетскую школу, а в 15 – зачислили во флот мичманом. В этом время его отец был Первым лордом Адмиралтейства, т.е. самым главным морским начальником в Англии. Занимать такую должность человеку с немецкой фамилией было неудобно, особенно во время 1й Мировой войны. Лорда попросили освободить кабинет, однако он не обиделся и даже фамилию свою переиначил на английский лад – так Баттенберги стали Маунтбэттенами. Не остановившись на этом, отец отказался от титула немецкого князя – и взамен был сделан пэром Англии, т.е. лордом. Поскольку титул этот являлся наследственным по мужской линии, Луис-младший тоже стал считаться лордом. К тому времени отрок успел съездить в Санкт-Петербург и познакомиться с русскими родственниками, причем дочь Николая II великая княжна Мария стала его первой любовью. Впоследствии лорд Маунтбэттен считался в Европе таким знатоком российской императорской фамилии, что к нему обращались за консультациями при появлении самозваных царевен и царевичей.

После 1й Мировой войны Луис Маунтбэттен прервал свою военную карьеру, чтобы поучиться в Кэмбридже. В 1922 г. в его жизни произошло сразу два важных события. Сначала приятель Принц Уэльский (будущий Эдуард VIII, отрекшийся от престола в 1936 г.) пригласил его прокатиться по Британской Империи на военном корабле «Ринаун» – так наш герой впервые попал в Индию. Вскоре туда же приехала известная светская львица – молодая, привлекательная и очень небедная девушка по имени Эдвина Эшли. Недальние предки леди посещали синагогу, однако ее папа уже был настолько богат, что считался принадлежащим к высшему обществу Великобритании. Луис познакомился с ней в Лондоне в 1921 г., а в путешествии рассказал о своей симпатии другу-принцу. Тот пригласил Эдвину в Дели, где вся компания поселилась во дворце вице-короля (нынешний Раштрапати Бхаван). Во время одного из балов гостья несколько туров подряд провальсировала с наследником престола. Маунтбэттен встревожился, увлек ее в соседнюю гостиную и немедленно сделал предложение. Вскоре последовала свадьба, после которой молодые продолжили предаваться радостям светской жизни. Ни леди, ни сам лорд по молодости лет никак не могли устоять перед окружавшими их соблазнами, изменяли друг другу (по слухам не чураясь и однополой любви), а потому часто ссорились. В промежутках между выяснением отношений леди Эдвина подарила мужу двух дочерей.

В 1926 г. Маунтбэттен вернулся во флот и до самого ухода на покой уже не снимал военной формы. 2ю Мировую войну лорд встретил командиром отряда миноносцев и капитаном эсминца «Келли». Корабль ему попался невезучий: сперва подорвался на мине, потом у берегов Норвегии попал под торпеду германской подлодки, долго ремонтировался, но в итоге все-таки не избежал гибели от авиабомб. Произошло это печальное событие во время сражения за о.Крит в мае 1941 г. Команду удалось спасти. Сидя в шлюпке и видя признаки уныния на лицах верных матросов, Маунтбэттен сказал: «Ну, мы же не покинули нашу Келли – это она решила уйти от нас!» Несмотря на потерю корабля, бравый капитан стал национальным героем и завоевал благосклонность У.Черчилля. Он получил в командование целый авианосец, а в 1942 г. был назначен начальником Штаба комбинированных операций. Запертые Гитлером на своем маленьком острове, англичане отводили душу в мелких вылазках на материк. Разработкой таких операций и занимался лорд Луис, ставший к этому времени адмиралом. Летом 1942 г., когда немцы вышли к Волге, товарищ Сталин поинтересовался: не собираются ли союзники открыть в Европе второй фронт? Черчилль спросил мнение Маунтбэттена, а тот предложил для начала отобрать у фашистов небольшой кусочек Франции и посмотреть, что из этого получится. Десант занял порт Дьепп, но к концу того же дня был выбит немцами, потеряв половину личного состава – 3 тысячи человек из 6 с лишним. Открытие Второго фронта отложили, а Маунтбэттена, как ответственного за неудачную операцию, сослали на второстепенное направление – в Азию.

В начале 1940х гг. все думали, что Япония ограничит свою экспансию обширным Китаем, где в итоге и увязнет. Японцы обманули ожидания союзников и так рьяно взялись за дело, что к середине 1942 г. оккупировали Гонконг, Филиппины, Малайю, Индонезию, взяли под контроль Таиланд и Французский Индокитай, заняли Бирму и подошли к самым границам Индии. Здесь наступательный порыв самураев наконец выдохся. До самого конца 2й Мировой они вынуждены были удовольствоваться Андаманскими и Никобарскими островами, приграничными районами Ассама (нынешние штаты Нагаленд и Мегхалайя), да еще эпизодическими бомбардировками нескольких индийских портов. Тем не менее, союзники вынуждены были держать в Индийском океане немало боевых кораблей, а в Бенгалии – мощную армию. Командование всеми этими силами было возложено на Луиса Маунтбэттена. Когда американцы расправились с японским флотом, адмирал смог перейти в наступление и освободил Юго-Восточную Азию. Днем его военного триумфа стало 12 сентября 1945 г., когда лорд принял капитуляцию японского генералитета в Сингапуре. После этого Маунтбэттен возглавил временную администрацию Бирмы, Сингапура и Малайи, тогда как леди Эдвина командовала Медицинской бригадой им.Св.Иоанна и занималась вопросами репатриации военнопленных. В мае 1946 г. супруги вернулись в Лондон и целый год участвовали в победных парадах и банкетах.

В 1947 г. лейборист Клемент Эттли, неожиданно сменивший У.Черчилля на посту премьера, вовсю продвигал на важные государственные посты своих людей. Луис Маунтбэттен был, с одной стороны, человеком Черчилля, но с другой – симпатизировал новому кабинету. Глава государства решил, что лорд, немало послуживший в Индии, будет неплохо смотреться в роли нового вице-короля. К этому времени всем уже было ясно, что независимость «жемчужины британской короны» — вопрос ближайшего времени. Британцы стояли перед альтернативой – быть вышвырнутыми или уйти, не теряя достоинства. От нового вице-короля требовалось не так уж и много, но и не мало – установить хорошие отношения с новыми хозяевами Индии и присмотреть, чтобы все перемены в ее жизни происходили цивилизованно. Вторую часть своей миссии Маунтбэттен провалил: раскол Британской Индии стал реальностью и сопровождался изрядным кровопролитием. Первоначальный план предусматривал сложение полномочий британской администрации в июне 1948 г. Принимая предложение Эттли, Маунтбэттен поставил условием свою полную самостоятельность на посту вице-короля. В июне 1947 г., уже будучи в Дели, он внезапно объявил, что независимость страны будет провозглашена 15 августа того же года – что и произошло в действительности. В этой спешке многие историки склонны искать корень всех последовавших бед. У.Черчилль был так взбешен решением Маунтбэттена, что до конца своих дней с лордом больше не разговаривал.

Зато с первым пунктом задания никаких проблем не возникло: уступчивый лорд так подружился с Дж.Неру и другими лидерами национального правительства, что они в один голос потребовали оставить его в Дели еще на несколько месяцев – уже в качестве формального генерал-губернатора доминиона. Что до вице-королевского титула, то он отошел в область истории в последнюю секунду 14 августа 1947 г.: именно это время индийские астрологи сочли наиболее благоприятным моментом. В 8:30 утра нового дня 15 августа Маунтбэттен принес присягу в качестве генерал-губернатора Индии. В этой формальной должности лорд оставался до 21 июня 1948 г., после чего сдал обязанности товарищу со сложным именем Чакраварти Раджагопалачари. В Пакистане должность генерал-губернатора занял Мухаммед Али Джинна, державший кормило власти до своей смерти в сентябре 1948 г.

23 июня 1948 г. Маунтбэттены навсегда покинули Индию: лорд вернулся к морской службе, а леди занялась гуманитарной деятельностью. В 1953 г. на престол взошла Елизавета II. Ее муж — принц Филипп Греческий, — приходился нашему герою племянником. Дядю он любил так, что при получении британского гражданства попросил паспорт на фамилию Маунтбэттен. По настоянию королевской четы Луис Луисович стал в 1955 г. Первым лордом Адмиралтейства – как и его папа. В истории Британии это единственный случай подобного рода.

21 февраля 1960 г. леди Маунтбэттен умерла во сне во время командировки на о.Борнео. Спустя два года лорд попросился в отставку, но премьер Гарольд Вильсон уговорил его остаться и немного поработать первым в истории Англии министром обороны (до этого каждый род вооруженных сил управлялся своим министерством). В июле 1965 г. Луис Маунтбэттен окончательно удалился от дел. Будучи на пенсии, он назначался на почетные должности (вроде королевского коменданта острова Уайт), был избран членом Королевского Общества и основал систему Объединенных всемирных колледжей (UWC) – образовательных учреждений для молодежи разных стран.

В свое время лорд Луис получил за женой замок Клэссибоун на севере Ирландии. В последние годы жизни он частенько приезжал туда, чтобы покатать внуков по морю на моторном баркасе «Шэдоу-5». Всего в 12 км от поместья находилась зона действия Ирландской Республиканской Армии, однако лорд не заботился о безопасности. Известны его слова: «Не думаю, что ИРА найдет во мне достойную цель». Он ошибся: боевики внимательно следили за ним и в одну августовскую ночь 1979 г. заминировали лодку, мирно стоявшую у деревенского причала. В полдень 27 августа 1979 г. лорд с чадами и домочадцами отправился на очередную прогулку. Спустя 10 минут террористы привели в действие радиоуправляемую бомбу. 79-летний Маунтбэттен, его 83-летняя родственница, 14-летний внук Николас и 15-летний матрос погибли мгновенно. В числе уцелевших оказались дочь лорда Патриция с мужем и один из их младших детей. Кто-то из руководителей ИРА заявил: «Лорд Маунтбэттен знал, что в Северной Ирландии идет война и, будучи ветераном Второй Мировой, не побоялся погибнуть на поле боя».

Церемония прощания с последним вице-королем Индии проходила в Вестминстерском аббатстве в присутствии всех членов королевской фамилии. Особенно горевал принц Чарльз: старый лорд принимал живейшее участие в его воспитании. Маунтбэттен хорошо помнил своего приятеля Эдуарда VIII и считал давнее отречение этого короля предательством. Очередного наследника британского престола лорд стремился сделать ответственным человеком. Луис Луисович несколько раз намекал, что не прочь видеть Чарльза мужем своей внучки Агнесс. После похорон принц таки посватался к молодой леди, но та была слишком расстроена и отказала. Кабы не так – не бывать бы Диане Спенсер принцессой…

Луиса Маунтбэттена похоронили в одном из фамильных поместий. Родство с королевской семьей, военные подвиги и статус последнего вице-короля – все это вкупе не могло не сделать его культовой фигурой. О Луисе Луисовиче написано множество книг (большинство вышло после его гибели). Что касается его экранных воплощений, то вот лишь неполный их перечень:
1. «Где мы служим» (In Which We Serve,1942) – патриотическая военная драма, посвященная экипажу эсминца «Келли» и удостоившаяся Оскара. Герой картины носил другое имя, но вся Англия знала, кого изображает актер Ноэль Ковард. Кстати, Маунтбэттен одолжил ему для съемок свою капитанскую фуражку. Одну из ролей в фильме сыграл молодой Ричард Аттенборо – будущий режиссер «Ганди».
2. «Человек, которого никогда не было» (The Man Who Never Was, 1956) – военный детектив, раскрывающий историю операции английских разведчиков по дезинформации нацистов в 1942 г. Тут Маунтбэттена сыграл Питер Уильямсон – одна из звезд великого фильма «Мост через реку Квай».
3. «Ганди» (Gandhi, 1982) – в знаменитом фильме Р.Аттенборо вице-короля играл Питер Харлов. В 1996 г. этот актер еще раз сыграл лорда Маунтбэттена в телефильме «На опасной земле» (On the Dangerous Ground).
4. «Лорд Маунтбэттен, последний вице-король» (Lord Mountbatten, The Last Viceroy, 1986) – английский телесериал, в котором главную роль исполнил Никол Уильямсон.
5. «Сардар» (Sardar, 1993) – фильм-биография знаменитого борца за независимость страны Валлабхаи Пателя. Лорда сыграл Том Элтер – природный американец, родившийся в Индии и выросший в звезду хинди-язычного кинематографа.
6. «Джинна» (Jinnah, 1998) – фильм-биография Мухаммеда Али Джинна, основателя современного Пакистана. Лорда Маунтбэттена сыграл Джеймс Фокс.
7. «Хей Рам» (Hey Ram, 2000) – фильм индийского режиссера Камила Хасана, посвященный последним дням и гибели Махатмы Ганди. В эпизодической роли британского лорда сыграл местный актер Савар – единственный случай, когда нашего героя изображал не-англосакс.
8. «Ограбление на Бейкер-стрит» (The Bank Job, 2008) – конспирологический детектив режиссера Роджера Дональдсона. Успеху картины в российском прокате немало способствовали актеры – колоритный Джейсон Стэтхем и Дэвид Суше (он же Пуаро). Старенький Маунтбэттен (Кристофер Оуэн) выступает в фильме в качестве эмиссара правительства, выкупающего у грабителей компромат на королевскую семью.
9 . «Индийское лето» (Indian Summer, выход намечен на 2011 г.). Фильм Джо Райта обещает стать блокбастером! Лорда Луиса, возможно, сыграет Хью Грант.

Автор и источник публикации: 

Маунтбеттен Луис

Луис Маунтбеттен

Маунтбеттен (Mountbatten) Луис (р. 25.6. 1900, Уиндзор), английский военно-морской деятель, адмирал флота (1956). С 1913 на службе в ВМС Великобритании. Накануне 2-й мировой войны командовал эсминцем, а с началом войны — авианосцем «Илластриес». В 1942—43 возглавлял англ, силы, высадившиеся на о. Мадагаскар. С 1943 по 1946 команд, союзными силами в Юго-Вост. Азии. В 1947 вице-король, а затем ген.-губернатор Индии, в то время английского доминиона. При предоставлении Индии независимости Маунтбеттен, проводя политику защиты интересов брит, империализма, пытался оказать влияние на формирование первого нац. правительства, автор плана раздела Индии на два гос-ва: Индию и Пакистан (авг. 1947). В 1950—52 занимал пост. 4-го лорда адмиралтейства, затем был командующий Средиземноморским флотом (1952—54), а в 1955—59 — 1-м лордом адмиралтейства (военно-мор. министром) Великобритании. В 1959—65 возглавлял штаб обороны и был пред, комитета нач-ков штабов Великобритании. В 1965 ушёл в отставку и назначен губернатором о. Уайт.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 5.


Маунтбэттен, Луи (р. 1900), лорд, контр-адмирал — английский военный и политический деятель.

В 1941-1942 годы Маунтбэттен был советником по вопросам комбинированных операций британских вооружённых сил, а в 1942-1943 годы руководил этими операциями. В 1943-1946 годы он занимал пост главнокомандующего вооружёнными силами союзников в Юго-Восточной Азии. В 1946-1947 годы Маунтбэттен командовал первой крейсерской эскадрой Средиземноморского флота.

В феврале 1947 года Маунтбэттен был назначен вице-королём Индии вместо фельдмаршала Уэйвелла. Назначение Маунтбэттена в Индию произошло в момент, когда английское правительство под напором индийского национально-освободительного движения вынуждено было объявить о предстоящем выводе своих войск из Индии. Маунтбэттен приложил все усилия для осуществления английского плана расчленения Индии.

После образования доминиона Индии Маунтбэттен был его губернатором (1947-1948).

Дипломатический словарь. Гл. ред. А. Я. Вышинский и С. А. Лозовский. М., 1948.


Маунтбэттен (Mountbatten) Луис Френсис Альберт Виктор Никола (25.6.1900, Виндзор — 27.8.1979, Слиго, Ирландия), британский военный и государственный деятель, 2-й маркиз Милфорд-Хэвен (1921), 2-й граф Мединский (1921), 2-й виконт Олдерни (1921), 1-й граф Бирманский (1947), генерал и адмирал. Сын адмирала британского флота Луиса Маунтбэттена (до 1917 — принца Баттенберга) и принцессы Виктории Гессенской и Рейнской — внучки королевы Виктории, сестры русской императрицы Александры Федоровны. Образование получил в Королевском военно-морском колледже в Дартмуте (1916). Службу начал на кораблях «Лайон» и «Элизабет». Большая часть службы М. прошла на Средиземном море. Будучи родственником королевской семьи, сделал быструю карьеру. В 1922 женился на Эдвине (1901 -60), дочери Вилфреда Эшли 1-го барона Таунт-Тампль. С 1933 командир торпедоносца «Кэрейджес», с 1935 — эскадренного миноносца «Висхарт». Серьезно занимался вопросами связи, усовершенствовал беспроволочный телеграф. В начале 2-й мировой войны командовал противолодочным отрядом и миноносцем «Келли». Участвовал в Норвежской кампании. 23.5.1941 во время бомбардировки Крита корабль М. был потоплен германской авиацией (на его борту погибло 130 чел.). После этого М. направлен в США для контроля за строительством нового миноносца «Глориес». 27.10.1941 назначен начальником Командования комбинированных операций, т.е. командующим отрядами «коммандос» — созданных по инициативе У. Черчилля элитных диверсионных частей, предназначенных для проведения специальных операций в тылу противника. Однако ожидаемого эффекта эти формирования не дали. В том же году Маунтбэттену поручено руководить высадкой британских войск на Мадагаскаре. С октября 1943 глава Командования в Юго-Восточной Азии (SEAC), в сотрудничестве с ген. У. Слимом руководил освобождением Бирмы и Сингапура. В 1947 назначен вице-королем Индии. Подписал декларацию 3.6.1947, которой было объявлено о разделении Индии на два доминиона -индуистский Хиндустан и мусульманский Пакистан. В 1948 переведен в Имперский Генштаб. С 1950 член Совета Адмиралтейства. В 1952-54 4-й морской лорд и командующий Средиземноморским флотом, в 1954 — Объединенными силами НАТО на Средиземном море. В 1955-58 1-й морской лорд. С 1958 2-й начальник штаба обороны, руководил реорганизацией обороны Великобритании. В 1965 вышел в отставку. Погиб в результате взрыва бомбы, брошенной в него террористом из Ирландской революционной армии.

Залесский К.А. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники СССР. М., 2004.


Маунтбеттен (Mountbatten), Луис (p. 25.VI.1900) — английский военный и государственный деятель, граф Бирманский (с 1947 года). Родился в аристократической семье, до 1917 года именовался принцем Баттенбергским. Служил на флоте с 1913 года. В начале 2-й мировой войны командовал отрядом по борьбе с германскими подводными лодками, авианосцем, с 1942 года командующий отрядами «коммандос», в том же году в мае руководил вторжением на остров Мадагаскар. В 1943-1946 годы — главнокомандующий союзными войсками в Юго-Восточной Азии. В 1947 году — вице-король Индии. Под его именем вошла в историю декларация британского правительства о создании доминионов Индии и Пакистана (так называемый Маунтбеттена план 1947 года). В 1947-1948 годы — генерал-губернатор доминиона Индия.

С 1948 года Маунтбеттен — в генеральном штабе английской армии. В 1952-1954 годы — командующий Средиземноморским флотом, в 1954 году — объединенными вооруженными силами НАТО в Средиземноморье. В 1954-1959 годы — начальник морского штаба. В 1959-1965 годы — председатель комитета начальников штабов и начальник имперского штаба обороны.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 9. МАЛЬТА — НАХИМОВ. 1966.


Далее читайте:

Исторические лица Англии (Великобритании) (биографический указатель)

 

 

 

Первый канал покажет фильм «Дом вице-короля» со звездой сериала «Аббатство Даунтон» Хью Бонневиллем

18:45, 23.08.2019

Режиссером ленты стала Гуриндер Чадха, которая работала над «Поместьем в Индии».

Дата выхода: 25 августа 2019 года.

Канал: Первый канал.

Режиссер: Гуриндер Чадха.

В ролях: Хью Бонневилль, Джиллиан Андерсон, Маниш Дайал, Хума Куреши, Майкл Гэмбон, Ом Пури, Дэвид Хейман, Саймон Кэллоу, Дензиль Смит, Нирадж Каби.

В воскресенье на Первом канале состоится телевизионная премьера фильма «Дом вице-короля». События ленты, впервые вышедшей на экраны в 2017 году, происходят в Дели, где располагается дом британских правителей Индии. В течение 6 месяцев в 1947 году в этом особняке жил лорд Маунтбаттен, правнук королевы Виктории и последний вице-король Индии, миссией которого было возвращение страны ее народу. Однако когда политическая элита в лице Неру, Джинна и Ганди объединилась в Палате представителей, чтобы спорить о рождении независимой Индии, разразился настоящий конфликт, результатом которого стало создание новой мусульманской страны — Пакистана.

Режиссером ленты стала Гуриндер Чадха, работавшая над проектами «Поместье в Индии» и «Играй, как Бекхэм». История, разворачивающаяся в картине, чрезвычайно важна для нее. Дело в том, что семья постановщицы была вовлечена в трагические события, связанные с концом правления Раджи.

Кадр из фильма «Дом вице-короля»

«Я разрыдалась, когда наконец увидела дом, который мой дедушка был вынужден покинуть в 1947 году, и тогда поняла, что мне наконец нужно рассказать о тех событиях. Я поклялась, что сделаю фильм, рассказывающий историю раздела… Немногие знают о политике Индии и немногие знают об истинных масштабах миграции в то время. Миллионы людей погибли. Поэтому этот фильм — моя личная возможность рассказать о событиях», — призналась режиссер.

Исторические события в фильме рассматриваются через брак Дики и Эдвины Маунтбэттен, а также сквозь романтические отношения между молодым индуистским слугой Джитом и его мусульманской невестой Аалией. Молодые влюбленные оказываются втянутыми в события, финалом которых становится гибель Империи.

Кадр из фильма «Дом вице-короля»

Одну из главных ролей в «Доме вице-короля» исполнил звезда сериала «Аббатство Даунтон» Хью Бонневилль. «Мы живем во время острого кризиса, связанного с миграцией в разных странах, поэтому этот фильм кажется мне особенно важным. Наш фильм учит толерантности и умению обсуждать, а не осуждать», — высказался актер.

Смотрите фильм «Дом вице-короля» в воскресенье 25 августа в 21:50 на Первом канале.

Читайте также:

Вышел новый трейлер полнометражного продолжения сериала «Аббатство Даунтон»

Британское правление в Индии. История резиденции вице-королей и губернаторов

Описание

Джордж Натаниел Керзон (1859–1925 гг.) был британским политическим деятелем, путешественником и писателем, который с 1899 по 1905 год занимал пост вице-короля Индии, а с 1919 по 1924 год — пост министра иностранных дел. Книга с несколько странным названием «Британское правление в Индии. История резиденции вице-королей и губернаторов» была одной из последних работ Керзона. Она была завершена после того, как он в январе 1924 года покинул пост министра иностранных дел, и опубликована после его смерти. Эта двухтомная работа представляет собой исследование, посвященное Калькутте, которая в период с 1772 по 1911 год была столицей Британской Индии, а также местом, где с начала XVIII по начало XX века располагалась резиденция губернаторов и вице-королей, представлявших британскую Ост-Индскую компанию и, позднее, правительство Великобритании. Как утверждает Керзон в предисловии, идея написания этой книги зародилась у него еще во время проживания в Индии: «Я принял решение написать историю губернаторской резиденции — величественного здания и, вне всяких сомнений, самой красивой резиденции губернаторов во всей империи, которая была спроектирована по образцу моего собственного дома, усадьбы Кедлстон в графстве Дербишир, и целую сотню лет служила домом правителям Индии». Помимо описания резиденции, книга содержит комментарии и наблюдения о вице-королях и губернаторах, включая Роберта Клайва, Уоррена Гастингса и лорда Уильяма Бентинка. Последняя глава первого тома, названная «Формы, церемонии и развлечения», представляет собой чрезвычайно интересный обзор церемониальной жизни в резиденции вице-королей, которая отражала смешение британских и индийских традиций. Другие главы посвящены получившему известность инциденту с Калькуттской «черной ямой» или важным историческим событиям, включая Индийское народное восстание и Англо-афганские войны.

Как монументальные ошибки британского короля сделали раздел Индии более болезненным

Полночь между 14 и 15 августа 1947 года была одним из поистине знаменательных моментов в истории: она знаменовала рождение Пакистана, независимой Индии и начало конца эпохи колониализма.

Вряд ли это был радостный момент: неудачный процесс раздела привел к резне более миллиона человек; около 15 миллионов были перемещены. Бесчисленное количество людей были искалечены, искалечены, расчленены и обезображены.Бесчисленные жизни были изуродованы.

Двести лет британского правления в Индии закончились, как опасался Уинстон Черчилль, «позорным бегством»; «преждевременная поспешная схватка», повлекшая за собой самую трагическую и ужасающую бойню.

Кровавая бойня раздела также оставила две нации, которые были выведены из него — Индию и Пакистан — глубоко травмированными тоской, тревогой, отчуждением и враждебностью.

К 1947 году политические, социальные, социальные и религиозные сложности Индийского субконтинента, возможно, сделали раздел неизбежным, но последовавший за этим кровавый хаос не стал.

Как выходец из Южной Азии, чья жизнь была непосредственно затронута разделом, и как ученый, для меня очевидно, что один человек, чья работа заключалась, прежде всего, в том, чтобы избегать хаоса, в конечном итоге воспламенил условия, которые заставили разделить ужас стало.

Этим человеком был лорд Луи Маунтбеттен, последний вице-король Британской Индии.

Как Маунтбеттен внес свой вклад в наследие ненависти, которое 72 года спустя все еще влияет на горькие отношения между Индией и Пакистаном?

Убийственная оргия

Люди толпятся в поезд, так как во время перегородки происходит массовое перемещение.Фото AP

Давайте начнем с признания масштабов варварства, вызванного неправильным использованием раздела.

Никто не запечатлел это более остро, чем самый выдающийся писатель урду, Саадат Хасан Манто, который, по словам своей внучатой ​​племянницы и выдающегося историка Айеши Джалал, «поразился суровому спокойствию, с которым британцы разорвали единство субконтинента на части в момент его создания. деколонизация ».

В «The Pity of Partition» Джалал направляет содержание работы Манто на урду, чтобы написать:

«Люди установили правила против убийства и беспредела, чтобы отличаться от хищников.Ничего не было замечено в кровавой оргии, потрясшей Индию на заре независимости ».

Как сообщает автор Нисид Хаджари в «Ярости полуночи», пугающем повествовании о бойне: «некоторые британские солдаты и журналисты, которые были свидетелями нацистских лагерей смерти, утверждали, что жестокость раздела была еще хуже: беременным женщинам отрезали грудь, а младенцев вырезали. младенцев находили буквально зажаренными на вертеле ».

Действительно, не важно, что было хуже.Важно понимать, что разделение для души индийцев и пакистанцев такое же, как Холокост для евреев.

Автор Уильям Дэлримпл называет эту ужасную вспышку межрелигиозного насилия — индуисты и сикхи с одной стороны и мусульмане — с другой — «взаимным геноцидом», который был «столь же неожиданным, сколь и беспрецедентным».

Можно ли было избежать геноцида?

В действительности насилие не было полностью неожиданным. 16 августа 1946 года, буквально за год до фактического раздела, было видно, что должно было произойти: в течение того, что назвали «неделей длинных ножей», три дня беспорядков в Калькутте унесли жизни более 4000 человек. и 100 000 бездомных.

Однако адская пропорция предстоящей бойни была излишней.

Задолго до августа 1947 года те, кто следил за бурным политическим кризисом в Индии, в том числе президенты США Франклин Д. Рузвельт и Гарри С. Трумэн, полностью понимали, что настало время для Британии — ныне бешеной державы, обанкротившейся из-за Второй мировой войны — покинуть Индию.

На заре 1947 года перед британцами стояла задача найти наименее худший способ отступления из Индии: управлять хаосом, минимизировать насилие и, если это вообще возможно, сделать это с некоторой долей изящества.

Для выполнения этой работы король Георг VI послал своего кузена лорда Луи Фрэнсиса Альберта Виктора («Дики») Маунтбеттена в Индию в качестве своего последнего вице-короля. Этот правнук королевы Виктории — первого британского монарха, ставшего императрицей Индии — по иронии судьбы получил задание закрыть имперский магазин не только в Индии, но и во всем мире.

В Индии он оказался явно неспособен справиться с этой задачей.

Маунтбэттен прибыл в Индию в феврале 1947 года и получил срок до июня 1948 года, а не 1947 года, для выполнения своей миссии.Нетерпеливо вернуться в Британию и продолжить свою военно-морскую карьеру, он решил перенести дату на 10 месяцев, до августа 1947 года (в конце концов, он стал первым морским лордом, и на эту должность он так стремился, потому что его отец был лишен этого права).

Лорда Маунтбеттена принимают по прибытии в Индию. На этом снимке он пожимает руку Лиаквату Али Хану, который стал первым премьер-министром Пакистана. Рядом с ним находится Джавахарлал Неру, который стал первым премьер-министром Индии. Сактишри DM, CC BY-ND

Насколько важны были эти 10 месяцев?

Я бы сказал, они могли означать разницу между просто насильственным разделом и ужасающим геноцидом.

Спешное рисование пограничных линий

Контекст кровавого раздела был задан решением разделить Бенгалию на востоке и Пенджаб на западе пополам, в результате чего Джинна получила то, что он назвал «изъеденным молью Пакистаном». Это убило любые надежды на федеративную Индию, которую предпочитал Джинна, если это позволит разделить власть и предоставить автономию провинциям с мусульманским большинством.

Чтобы решить судьбу 400 миллионов индейцев и провести разделительные линии на плохо составленных картах, Маунтбеттен пригласил Сирила Рэдклиффа, адвоката, который никогда не бывал в Индии до этого и больше никогда не вернется.Несмотря на его протесты, Маунтбеттен дал ему всего пять недель на выполнение работы.

Вся Индия, особенно в Бенгалии и Пенджабе, затаив дыхание ждала, чтобы узнать, как они будут разделены. Какая деревня куда пойдет? Какая семья останется по какую сторону новых границ?

Работая лихорадочно, Рэдклифф завершил карты разделов за несколько дней до фактического разделения. Однако Маунтбеттен решил сохранить их в секрете. По приказу Маунтбеттена карты перегородок хранились под замком во дворце вице-короля в Дели.Их нельзя было передать индийским лидерам и администраторам раньше, чем через два дня после раздела.

Джасвант Сингх, который позже занимал пост министра иностранных дел, обороны и финансов Индии, пишет, что в момент их рождения ни Индия, ни Пакистан «не знали, где проходят их границы, где проходила та разделительная линия, через которую теперь должны разделяться индуисты и мусульмане? ”

Он добавляет, что, как и предполагалось, это имело «катастрофические последствия». Неуверенность в том, кто именно и где окажется, подпитывала замешательство, дикие слухи и ужас, поскольку трупы продолжали накапливаться.

Как пишет историк Стэнли Вулперт в «Позорном полете», Маунтбеттен держал карты разделов в строжайшем секрете, так как не хотел, чтобы торжества британской передачи власти были омрачены или отвлечены.

«Какая великолепная игра о щедрости и власти Британской Империи,« переданной мирным путем », — сетовал Вольперт, размышляя о возможных последствиях высокомерия Маунтбеттена.

70 лет спустя

Как выдающийся биограф всех основных политических деятелей последних дней Британской Индии, Вулперт признает, что многие — и, что наиболее важно, сами индийские политические лидеры — внесли свой вклад в хаос 1947 года.

Но у Вольперта нет места для сомнений в том, что «никто из них не играл столь трагическую или центральную роль, как Маунтбеттен».

Провалив управление разделом в 1947 году и оставив незавершенными критически важные элементы, включая, что самое ужасное, все еще незаконченное решение по Джамму и Кашмиру, план раздела Маунтбеттен оставил судьбу Кашмира нерешенной.

Маунтбеттен, таким образом, даровал наследие резкости Индии и Пакистану.

Между двумя владениями нужно было разделить не только реки, золото и серебро; это были книги в библиотеках и даже канцелярские кнопки.Как сообщает вымышленный рассказ Саадата Хасана Манто, безумие было таким, что даже пациентов в психиатрических больницах приходилось разделять.

Тем не менее, Маунтбэттен, человек, который постоянно беспокоился о том, что надеть на официальных церемониях, не приложил особых усилий, чтобы разработать меры по разделению или разделению ресурсов.

Церемония спуска флага на посту Вагах между Индией и Пакистаном. Мохсин Раза / Рейтер

Уроки истории

Нигде незаконченные дела по разделу не проливаются более обильно, чем в продолжающемся конфликте между Индией и Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

Неужели немного больше внимания и еще несколько недель усилий в 1947 году избавили бы мир от бомбы замедленного действия с ядерной боеголовкой, которая продолжает работать с обеих сторон?

Мы никогда не узнаем ответа на этот вопрос.

Я считаю, что Индия и Пакистан также не могут и не должны винить британцев и Маунтбеттен во всех своих проблемах. Спустя семьдесят два года им остается винить только себя в том, что они упускают возможность за возможностью исправить унаследованные ими проблемные отношения.

Тем не менее, может быть, сегодня, в годовщину своего рождения, и Индия, и Пакистан смогут отдохнуть от простого избиения друг друга и осознать, что временами история может нанести вам вред разными способами — в данном случае из-за поспешные и монументальные ошибки британской королевской семьи. Но также признайте, что вы должны извлечь уроки из истории и исправить ее.

Эта статья была впервые опубликована 15 августа 2017 года и была обновлена, чтобы отразить 72 года раздела Индии и Пакистана.

BBC — История — Исторические личности: Лорд Луи Маунтбеттен (1900

).

Лорд Луи Маунтбеттен © Маунтбеттен был британским военно-морским офицером, который руководил поражением японского наступления на Индию во время Второй мировой войны. Он был назначен последним вице-королем Британской Индии и первым генерал-губернатором независимой Индии.

Луи Фрэнсис Альберт Виктор Николас Маунтбеттен родился в Виндзоре 25 июня 1900 года.Немецкий аристократ, сын принца Луи Баттенбергского и принцессы Виктории Гессенской, он также имел тесные связи с британской королевской семьей (его прабабушкой была королева Виктория, а сам он приходился дядей принцу Филиппу).

Отец Маунтбеттена был первым морским лордом в начале Первой мировой войны, но антигерманские настроения вынудили его уйти в отставку. В 1917 году семья изменила свое название с Баттенберг на менее германское по звучанию Маунтбаттен.

Маунтбеттен, известный как «Дики» в семье и близких друзьях, получил образование в основном дома до 1914 года, когда он поступил в Королевский военно-морской колледж в Дартмуте.Он присоединился к Королевскому флоту в 1916 году и участвовал в Первой мировой войне, а затем ненадолго посетил Кембриджский университет в течение года после войны.

Маунтбеттен провел межвоенный период, занимаясь военно-морской карьерой, где специализировался на связи. В 1934 году он получил первое командование эсминцем HMS «Daring». В июне 1939 года, незадолго до начала войны, Маунтбеттен получил командование флотилией эсминцев, которые вели активные боевые действия в Средиземном море. В мае 1941 года его корабль HMS «Келли» был потоплен немецкими пикирующими бомбардировщиками у берегов Крита с потерей более половины экипажа.Позже Келли и ее капитан были увековечены в фильме Ноэля Кауарда «В котором мы служим».

В апреле 1942 года Маунтбеттен был назначен начальником объединенных операций, отвечая за подготовку возможного вторжения в оккупированную Европу. Тем временем он организовал набеги на побережье Европы, наблюдая за катастрофическим рейдом в Дьеппе в августе 1942 года. В октябре 1943 года он стал верховным главнокомандующим союзников, Командованием Юго-Восточной Азии (SEAC), и занимал эту должность до 1946 года.Работая с генералом Уильямом Слимом, Маунтбеттен добился поражения японского наступления на Индию и отвоевания Бирмы. В сентябре 1945 года он получил капитуляцию Японии в Сингапуре.

В марте 1947 года Маунтбеттен стал вице-королем Индии с мандатом наблюдать за выводом британских войск. Он установил хорошие отношения с ведущими политиками, особенно с Джавахарлалом Неру, но не смог убедить мусульманского лидера Мохаммеда Али Джинну в преимуществах единой независимой Индии.

Маунтбэттен вскоре оставил надежду на объединение страны, и 14-15 августа 1947 года Британская Индия была разделена на новые штаты — Индию и Пакистан. Это привело к широко распространенному межобщинному насилию, особенно в Пенджабе, который теперь располагался в Восточной Индии и Западном Пакистане. Произошли огромные перемещения населения, поскольку 3,5 миллиона индуистов и сикхов бежали из районов, которые стали Пакистаном, и около пяти миллионов мусульман мигрировали в Пакистан.

Маунтбеттен оставался временным генерал-губернатором Индии до июня 1948 года.За заслуги перед войной и в Индии он был назначен виконтом в 1946 году, а в следующем году — графом Маунтбеттеном из Бирмы.

В 1953 году Маунтбеттен вернулся в Королевский флот, став командующим новым средиземноморским командованием НАТО. Затем в 1954 году он был назначен первым морским лордом, должность, которую его отец занимал более 40 лет назад. Наконец, в 1959 году он стал начальником штаба обороны, затем в 1965 году уволился из военно-морского флота.

27 августа 1979 года Маунтбеттен был убит, когда террористы ИРА взорвали его лодку у побережья графства Слайго, Ирландия, недалеко от его семейного дома отдыха в замке Классибон.Также были убиты двое родственников Маунтбеттена и 15-летний местный мальчик.

Похороны Маунтбеттена состоялись в Вестминстерском аббатстве, и он был похоронен в аббатстве Ромси, недалеко от Бродлендса. У него не было сыновей, а это означало, что старшая дочь Маунтбеттена, Патрисия, унаследовала его титул.

Родство принца Филиппа с лордом Маунтбеттеном, последним вице-королем Индии

Муж королевы Елизаветы II, принц Филипп умер в пятницу. Ему было 99 лет, и он 65 лет был супругом королевы Елизаветы II, британского монарха.У него тоже была связь с Индией. Как британский военно-морской офицер, Филипп служил в Индийском океане во время Второй мировой войны, когда Индия находилась под властью Великобритании.

Другая связь была через Луи Маунтбеттена, последнего вице-короля Индии, более известного в стране как лорд Маунтбеттен.

Лорд Маунтбеттен был дядей Филиппа по материнской линии. Оба были потомками королевы Виктории, известного британского монарха 19 века.

Лорд Маунтбеттен был правнуком королевы Виктории.Его старшая сестра Алиса была принцессой из Баттенберга (Германия). Принцесса Алиса была матерью Филиппа, что сделало его праправнуком королевы Виктории.

SEE | История любви принца Филиппа и королевы Елизаветы в 15 фото

Его отцом был Эндрю, греческий принц.

После Первой мировой войны в Греции произошел государственный переворот, и семье принца Филиппа пришлось бежать из страны во Францию.

ПРИНЦ ФИЛИПП И Маунтбаттен

В возрасте семи лет Филипп приехал в Англию и остался с семьей лорда Маунтбеттена.Примерно в это же время его матери, принцессе Алисе Баттенбергской, поставили диагноз шизофрения, и ее поместили в приют.

В это время лорд Маунтбеттен заботился о юном Филиппе. Они подошли близко и развили привязанность на всю жизнь.

Отец лорда Маунтбеттена был немец, но натурализовался в Великобритании и служил в британской армии.

Это его отец отказался от слова «Баттенберг» из своего имени в пользу его более англизированной версии — Маунтбеттен. Это было сделано для того, чтобы отогнать антинемецкие настроения, господствовавшие в то время в Британии.

Принц Филипп позже принял эту фамилию от семьи своего дяди по материнской линии как свою собственную, поскольку он поселился в Британии.

Филип Маунтбаттен и Элизабет

Говорят, что лорд Маунтбеттен представил принца Филипа Маунтбеттена принцессе Елизавете на семейной свадьбе в 1934 году. Позже, когда принц Филипп был кадетом в Королевском военно-морском колледже Британии, принцесса Елизавета приехала с гастролями. колледж с королем Георгом VI.

Принцу Филиппу было поручено сопровождать двух принцесс, Елизавету и Маргарет, во время экскурсии по колледжу.

Говорят, что Филипп произвел на Елизавету глубокое впечатление. В конце концов они поженились в ноябре 1947 года, через три месяца после того, как лорд Маунтбеттен вернулся домой после того, как Индия стала независимой.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ | Принц Великобритании Филипп, муж королевы Елизаветы II, скончался в возрасте 99 лет

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ | Умер принц Филипп, муж королевы Елизаветы II. Прочтите заявление королевской семьи

ТАКЖЕ ПРОЧИТАЙТЕ | Принц Филипп, член греческой королевской семьи и самый долгоживущий супруг Великобритании

Последний вице-король | Deccan Herald

Лорда Маунтбеттена, последнего вице-короля Индии, часто называют человеком, который освободил и разделил Индию.В преддверии Дня независимости Салил Мишра пытается расшифровать роль, которую он сыграл в независимости и разделении Индии.

Наместничество Маунтбеттена во многих отношениях было необычным и уникальным. Он был последним вице-королем, который приехал в Индию и был британским представителем в течение кратчайшего периода, с 22 марта по 15 августа 1947 года. Тем не менее, именно во время его правления были приняты два наиболее важных решения, имевшие огромные последствия для индийского общества и политика — независимость и раздел.Какую роль Маунтбеттен играл в каждом из этих событий? Был ли он главным двигателем или даже катализатором? Или он был просто наблюдателем, хотя и важным, в неизбежном развитии исторических событий? Другими словами, проявил ли он инициативу, подтолкнув Индию к независимости и разделу?

Или он был просто «птицей в шторме», неспособной противостоять потоку шторма и просто плывущей по течению? Сделал ли он свой выбор или его поставили перед свершившимся фактом? Ответы на эти вопросы, очевидно, разнятся.Однако бесспорно то, что Маунтбеттену, последнему вице-королю Индии, было поручено принимать наиболее важные решения относительно будущего Индии. Парадоксально и то, что британцы стали наиболее важными игроками в индийской политике в то время, когда их уход стал очевидным. Они принимали самые важные решения в индийской политике с огромными долгосрочными последствиями в качестве правителей, собирающихся отказаться от власти и вернуться в свою родную страну. Каков вердикт истории о роли Маунтбеттена? Он написал сценарий или просто реализовал уже написанный сценарий?

Есть основания полагать, что истина находится где-то посередине.Это правда, что примерно к 1946 году, задолго до того, как Маунтбеттен прибыл в Индию, британцы оставили все надежды на то, что они смогут удержать Индию, самую драгоценную жемчужину британской короны. Все здание британского правления поддерживалось двумя столпами — административным и политико-идеологическим. Административные столпы состояли из армии, бюрократии и полиции. Политико-идеологические столпы состояли из выдающихся индийцев — принцев и крупных землевладельцев среди прочих — которые обеспечивали идеологическую поддержку британскому правлению.Другими словами, индейцы сыграли важную роль в поддержании британского правления. К 1946 году эти опоры рухнули, и британцам стало невозможно продолжать править Индией без альтернативной системы поддержки. Вопрос был не в том, уйдут ли британцы, а в том, когда и на каких условиях. Важно признать, что решение покинуть Индию было принято до того, как Маунтбеттен занял пост вице-короля.

На самом деле Маунтбеттен был выбран наместником именно потому, что считался подходящим для ведения переговоров о независимости Индии.Полностью осознавая, что их дни в Индии закончились, британцы все еще хотели поддерживать иллюзию, что независимость была просто результатом постепенного процесса передачи власти индийцам, который был инициирован британцами на протяжении многих десятилетий. Свобода Индии должна была быть спроектирована как предоставленная британцами, а не захваченная индейцами. Задача Маунтбеттена заключалась в том, чтобы увековечить этот миф о британской «предоставленной» передаче власти во время переговоров с индейцами о независимости.

Итак, когда Маунтбаттен прибыл в Индию, он имел четкое указание о передаче власти Индии.В этом не было сомнений и споров. Единственный спор был — власть кому? Одному центральному правительству, или провинциальным правительствам, или каким-то другим агентствам? Британское правительство объявило о передаче власти индейцам к июню 1948 года, до прибытия Маунтбеттена. Но в заявлении было неясно, как и кому должна быть передана эта власть. Именно здесь Маунтбеттен сыграл чрезвычайно важную роль.

По прибытии Маунтбеттен унаследовал ситуацию, далеко не способствующую гладким политическим переговорам.Лорд Уэйвелл, его предшественник, реализовал план миссии кабинета министров в 1946 году и сформировал временное правительство, состоящее из лидеров Конгресса и мусульманской лиги. Учитывая непримиримые разногласия между этими двумя странами, Временное правительство вообще не могло функционировать и так и не приступило к работе. План миссии кабинета министров был спроектирован как возможное решение проблемы разделения, но сам план стал проблемой, требующей решения.

Это еще не все. В период 1946-47 годов Индия, как никогда ранее, подошла к ситуации, подобной гражданской войне.Насилие между индуистами и мусульманами угрожало разорвать всю социальную ткань индийского общества. Насилие началось с Бенгалии в августе 1946 года и вскоре достигло Бихара, Бомбея, УП и, в конечном итоге, Пенджаба, где оно было самым жестоким и жестоким. Важным в этом насилии было то, что оно самым решающим образом повлияло на политику того времени. Важные политические вопросы дня не могли остаться незамеченными в разгуле насилия, охватившего страну. В свете этого насилия были приняты важные политические решения.

Климат беспорядков

Общинное насилие очень хорошо соответствовало политике Мусульманской лиги. Мусульманская лига под руководством Джинны с 1940 года требовала, чтобы Пакистан стал отдельным национальным государством индийских мусульман на том основании, что индуисты и мусульмане не могут жить вместе в мире. Казалось, насилие подтвердило эти утверждения. Насилие также заставило лидеров Конгресса пересмотреть свою приверженность единой Индии.

Британцы на этом этапе не были слишком заинтересованы в разделе Индии.Но они также не были очень привержены идее единой Индии. Они, конечно, не будут изо всех сил стараться сохранить единство страны. Если они все равно собирались покинуть Индию, какая разница, оставят ли они одну или две страны?

Именно в этом политическом климате Маунтбеттен высадился в Индии. Первое, что он сделал, — написал основным индийским лидерам — Ганди, Джинне и Неру, пригласив их по отдельности для переговоров. Ганди первым ответил: «Я не смею сопротивляться вашему доброму призыву.Ганди приехал в Дели 31 марта 1947 года и встречался с Маунтбеттеном каждый день до 4 апреля. Ганди знал, что свобода придет наверняка, и поэтому сосредоточил всю свою энергию на попытках предотвратить раздел.

Он даже дошел до того, что предположил, что Джинне можно дать право выбирать свой собственный кабинет во Временном правительстве, которое будет управлять страной. Если это не сработает, Ганди предложил Маунтбеттену настоять на том, чтобы существующее Временное правительство продолжило работу в течение следующих 14 месяцев, а затем передало ему власть, прежде чем окончательно уйти.Ганди даже предположил, что Маунтбеттен также может продолжать оставаться в Индии в качестве главы индийского правительства. Маунтбеттен был искренне удивлен предложением Ганди и считал его совершенно непрактичным.

Это было непрактично, но оно показывает крайнюю тревогу Ганди и его крайнее желание пойти на любые меры, чтобы избежать раздела. Полностью убежденный в том, что все — от анархии до гражданской войны — лучше раздела, Ганди был готов обдумывать любую схему, которая могла бы предотвратить раздел.Ранее, в 1944 году, Ганди пытался убедить Джинну в том же, но безуспешно. Зная, что он исчерпал все возможности с Джинной, Ганди теперь работал с Маунтбеттеном, чтобы избежать раздела.

После Ганди Джинна был следующим лидером Индии, которого встретил Маунтбеттен. Маунтбаттен писал в своем отчете: «В отличие от обаяния и дружелюбия Махатмы Ганди, Джинна, когда прибыл, был в самом холодном, высокомерном и высокомерном настроении». Но он также знал, что Джинна был «человеком, который держал ключ ко всей ситуации».Их разговор продолжался с 5 по 10 апреля 1947 года. Джинна был категоричен и бескомпромиссен: «Индия вышла из стадии, на которой любое компромиссное решение могло сработать».

Последний вице-король Маунтбеттен был бисексуалом, любил молодых мальчиков: файлы ФБР

Критики первого премьер-министра Индии Джавахарлала Неру часто утверждали, что он позволил манипулировать собой Эдвине Маунтбеттен, жене Луи Маунтбеттена. , последний вице-король Британской Индии.

Некоторые критики Неру, такие как депутат от BJP Субраманиан Свами, постоянно выдвигали обвинения в связи Неру с Эдвиной. В 2018 году Свами написал в Твиттере: «Штат Джамму Кашмир после слияния был произвольно и без одобрения кабинета передан в ООН Неру по настоянию Эдвины».

Итак, новая книга о жизни Маунтбеттенов утверждает, что получила доступ к файлам ФБР США, в которых сообщалось, что Луи Маунтбеттен сам был бисексуалом и имел «фетиш» на «красивых мальчиков в школьной форме».

Автор Эндрю Лоуни, Маунтбеттены: их жизни и любовь должны появиться на стендах 22 августа, сообщает Sunday Times . Луи Маунтбеттен был героем Второй мировой войны, известным своими подвигами против японцев в Бирме, задолго до своего назначения вице-королем Индии в феврале 1947 года. После обретения независимости Луи Маунтбеттен недолго занимал пост первого генерал-губернатора Индии.

По иронии судьбы, выпуск книги состоится накануне 40 -й годовщины убийства Луи Маунтбеттена.Луи Маунтбэттен был убит, когда на его рыбацком судне у ирландского побережья взорвалась бомба, заложенная экстремистской группой Ирландской республиканской армии.

Сообщая о содержании книги Лоуни, различные британские СМИ в воскресенье подчеркнули, что одним из источников утверждений о том, что Луи Маунтбеттен является бисексуалом, были рассекреченные файлы ФБР. Согласно Sunday Times , книга Лоуни использовала файлы ФБР, датируемые еще 1944 годом. В записи ФБР 1944 года говорится, что Луи и его жена считались в королевских кругах людьми «крайне низкой морали».Маунтбеттен был дядей принца Филиппа и дальним родственником нынешнего британского монарха королевы Елизаветы.

Запись в досье ФБР за 1944 год сообщает: «Лорд Луи Маунтбеттен был известен как гомосексуалист с извращением для мальчиков» и из-за этого считался непригодным для ведения военных операций. Гомосексуальные отношения были незаконны в Великобритании до 1967 года.

В книге Лоуни цитируется Рон Перкс, водитель Луи Маунтбеттена на Мальте в 1948 году, который сказал, что Луи Маунтбеттен часто бывал в «гей-борделе, используемом старшими военно-морскими офицерами» в Рабате, Марокко.

Согласно Sunday Times , в книге отмечается, что Эдвина была связана с несколькими мужчинами в 1950-х годах, в то время как Луи Маунтбеттен состоял в отношениях с Йолой Летелье, француженкой. В 1960-х Луи Маунтбеттен был полковником лейб-гвардии британской армии. Согласно Sunday Times , книга Лоуни намекает, что лейб-гвардия использовалась как «плодотворный источник» молодых людей для Луи Маунтбеттена.

Том Дриберг, член парламента от лейбористской партии, который был открытым геем, был другом Луи Маунтбеттена.В книге Лоуни цитируется сотрудник Дриберга: «Том сказал, что у Маунтбеттена было что-то вроде фетиша к форме — красивые молодые люди в военной форме (с высокими сапогами) и красивые мальчики в школьной форме».

Лорд Маунтбеттен: королевская власть, политика и раздел

Действие нового фильма «

Дом вице-короля » происходит в 1947 году, в течение шести месяцев, предшествовавших обретению Индией независимости и созданию Пакистана. Это историческая драма, повествующая о подлинной истории бурного правления лорда Маунтбеттена в качестве последнего вице-короля Индии.

«В то время у меня сложилось впечатление, что [его] интерес к разнообразным проблемам Индии ограничивался частью страны, ограниченной белыми досками полей для игры в поло», — 27-летний принц Уэльский, впоследствии король Эдуард VIII — писал в 1921 году о своем друге и двоюродном брате лорде Луи Маунтбеттене.

Принц рассказывал о королевском турне по Индии в 1921-22 гг., В котором Маунтбеттен (тогда всего 21 год) сопровождал его в качестве помощника. Он был не совсем точен.Маунтбеттен — Дикки для своих друзей — возможно, интересовался поло, но он также находил время для охоты, палки свиней и танцев на балу в Дели, где он обручился с Эдвиной Эшли, ослепительной наследницей и будущей вице-королевой.

Маунтбэттен решил ускорить достижение независимости, что вызвало много критики

Но это правда, что, как и подавляющее большинство молодых британцев, он мало интересовался независимостью Индии и многими связанными с ней осложнениями, и уж точно не подозревал, что четверть века спустя он будет бороться с ними как последний вице-король Индии.

Маунтбеттен был полу-королевским, правнуком королевы Виктории. Его отец, хотя и был немецким аристократом по происхождению, вступил в британский флот и стал первым морским лордом, хотя ему пришлось уйти в отставку во время Первой мировой войны из-за антигерманских настроений. Семья сменила название с немецко звучащего Баттенберга на более британское Маунтбеттен, а Дики вырос в Англии.

Он последовал за своим отцом во флот. Его корабль, HMS Kelly, прославился своими подвигами (он получил Маунтбеттен Орден за выдающиеся заслуги), пока не был потоплен немецкими бомбардировщиками в 1941 году.Этот инцидент вдохновил Ноэля Кауарда на фильм «, в котором мы служим», номинированный на «Оскар», Ноэль Кауард.

Он стал Верховным главнокомандующим союзников в Командовании Юго-Восточной Азии (SEAC) в 1943 году, руководил повторным завоеванием Бирмы генералом Уильямом Слимом и принял капитуляцию Японии в Сингапуре в сентябре 1945 года.

История в процессе становления: настоящая встреча между Маунтбеттенами и Ганди Кредит: Getty

Итак, запасы Маунтбеттена были высоки. Кроме того, он и Эдвина поладили с Джавахарлалом Неру, лидером Индийского национального конгресса (ИНК), когда Неру посетил Сингапур в 1946 году.

Поэтому неудивительно, что премьер-министр Клемент Эттли попросил его принять роль вице-короля Индии, наблюдающего за переходом к независимости.

Маунтбеттен не хотел соглашаться на эту должность, потому что у него не было политического опыта, и он знал, что это будет неблагодарная задача. Но он чувствовал, что это его долг.

Семья Маунтбаттенс прибыла в Индию в марте 1947 года в атмосфере недоверия и конфликта. Неру, Махатма Ганди и ИНК хотели объединенной светской Индии, в то время как Мусульманская лига во главе с Мохаммедом Али Джинной настаивала на разделении Индии с целью создания отдельного мусульманского государства — Пакистана.

Надежды Маунтбеттена на мирный переход к независимой, объединенной Индии были разбиты по мере усиления межобщинного насилия между мусульманскими и индуистскими общинами.

Борец за свободу: Джавахарлал Неру (третий слева), лидер Индийского национального конгресса. Кредит: Getty

Надеясь добиться компромисса и положить конец насилию, Маунтбеттен решил ускорить достижение независимости, шаг, который подвергался большой критике и который, по мнению многих, усугубил насилие.

Маунтбэттен в конце концов согласился, с большим сопротивлением к разделу Индии и созданию Пакистана.По оценкам, 14 миллионов человек мигрировали, когда индуисты, сикхи и мусульмане пытались покинуть «неправильные» районы, и, как считается, до миллиона человек погибли.

После раздела Маунтбеттен вернулся к своей морской карьере и позже стал наставником принца Чарльза (который нежно называл его своим «Почетным крестным отцом»), пока не был убит Ирландской республиканской армией в 1979 году.

Эдвина посвятила большую часть оставшихся лет бригаде скорой помощи Святого Иоанна и оставалась рядом с Неру до своей преждевременной смерти в 1960 году на Борнео.Она умерла, читая его письма, и когда ее похоронили в море, Неру послал двух индийских разрушителей бросить венок из бархатцев после ее гроба.

Из одной империи родились два народа

В ознаменование выхода нового фильма Viceroy’s House , The Telegraph выпустила серию увлекательных статей о жизни во времена правления Раджа, политических беспорядках того времени и наследстве, которое колониальное правление оставило в нашей жизни сегодня. Узнайте больше на tgr.ph/viceroyshouse прямо сейчас.

Действие происходит в 1947 году, в течение шести месяцев, предшествовавших обретению Индией независимости и созданию Пакистана, Viceroy’s House — это историческая драма, созданная после бурного правления лорда Маунтбеттена в качестве последнего вице-короля Индии.

Фильм Viceroy’s House с невероятным актерским составом, включая Хью Бонневилля, Джиллиан Андерсон, Маниш Дайал, Хума Куреши и Майкла Гэмбона, режиссер Гуриндер Чадха, будет показан в кинотеатрах Великобритании с 3 марта.

Обзор фильма и краткое содержание фильма «Дом вице-короля» (2017)

«Дом вице-короля» по случаю 70-й годовщины освобождения Индии от британского владычества — это «Дом вице-короля», режиссер и соавтор сценария — Гуриндер Чадха.Вы, наверное, помните, что она впервые получила признание за свой артхаусный хит 2002 года «Bend It Like Beckham» о подростке из пенджабского сикха в Лондоне, который бросает вызов своим родителям, присоединившись к женской футбольной команде. Она также снялась в фильме 2004 года «Невеста и предубеждение», очаровательном болливудском мюзикле о Джейн Остин.

Чадха расширяет свое видение с помощью «Дома вице-короля», амбициозной костюмированной драмы под влиянием Дэвида-Лина, в которой делается попытка очеловечить мучительное разделение страны Южной Азии на две нации на основе религии: индуисты и сикхи собираются в реконструированной Индии, в то время как переселение мусульман в недавно родившуюся республику Пакистан.Мой муж в нашей семье любитель истории, поэтому меня не удивило, что подробности этого географического разделения, известного как разделение, были мне не так уж знакомы. (Я давно не видел «Ганди», и ничего из этого не появлялось в фильмах «Лучший экзотический отель« Бархатцы »».) истории, что привело к кризису беженцев, охваченному укоренившимися предрассудками, кровавым восстаниям и смерти от болезней, когда это большое изгнанное население пыталось приспособиться к своей новой ситуации.

В свете недавних обсуждений «Детройта» и того, были ли его белые кинорежиссеры лучшим выбором для рассказа истории о беспорядках 1967 года на расовой почве, которые были усилены насилием со стороны полиции, Чада, казалось бы, обладает уникальной квалификацией, чтобы изобразить этот момент в в прошлом Индии. Кенийская дочь отца-сикха, она считает Индию своей родиной, хотя выросла в Лондоне. Ее собственные родственники, в том числе ее бабушка, которая, как мы узнаем из финальных титров, воссоединились с ее мужем в лагере беженцев, были частью 14 миллионов перемещенных лиц.

Но по какой-то причине Чадха решила не полагаться на опыт своей семьи, кроме как в самых незначительных аспектах, не воспользовавшись возможностью, чтобы поделиться личным мнением о таком крупномасштабном событии. Вместо этого она выбрала более неестественный маршрут «Наверх, вниз», показывающий вещи с двух точек зрения. Есть индийские слуги всех трех вероисповеданий, которые работают на лорда Маунтбеттена, последнего вице-короля Индии (Хью Бонневиль, исполняющий более дружелюбную вариацию своего патриарха из «Аббатства Даунтон»), и его сообразительную жену леди Эдвину (Джиллиан Андерсон, принадлежавшую к королевской семье). имперские скулы, которой явно нравится называть своего коллегу по фильму «Дики»).Патриция занимает благородную либеральную позицию, счастливо общаясь с местными жителями и оказывая влияние на процесс принятия решений мужем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *