Ромэо и джульетта текст: . ( ) — ModernLib.Net

Содержание

Мюзикл «Ромео и Джульета» — Дуэль

Тибальт, Тибальт, я – твоя смерть.
Мне на тебя тошно смотреть:
Голос, походка и прикид.
Сегодня ты будешь убит.
Пижон без извилин с душонкой калеки,
Пришел твой час уснуть навеки.
Слышишь, Тибальт, я – твоя смерть!

Тибальт
Эй, болтун! Ты уже труп!
Пусть я – пижон, а ты просто глуп.
Как ты смешен, автор плоских острот.
Ты бездарный поэт, пустой рифмоплет!

Убогий паяц, сопливый щенок,
Последний абзац допишет клинок.
Слышишь, парень, ты уже труп!

Ромео
Господа, Сатана
Вас рассудка лишил!
Лучше мир, чем война,
Нас Господь сотворил
Для любви!

Вместе и Хор
Жизнь! Надо вложить.
Наши клинки в ножны, не в плоть!
Жизнь! Остановить
Вправе ее только Господь!
Жизнь! Остановить
Вправе ее только Господь!

Ромео
Довольно, Тибальт,
Нам враждовать.
Спрячь кинжал,
Закатим бал!

Вместе
Спор продолжим пиром,
Смерть заменим миром!

Вместе и Хор
Смерть, разве она Ромео: Смерть
Праведный суд может вершить?!
Смерть тем и страшна, Ромео: Смерть, Смерть, Смерть
Что может всех усыновить!

Хор / Ромео и Бенволио
Смерть тем и страшна / Не сходите с ума,
Что может всех усыновить!/ Смерть придет к вам сама.
Жизнь / Срок жизни очень мал,
Жизнь / Господь нас создал.
Жизнь / Дал разум и плоть
Жизнь / Для счастья Господь.

Жизнь, жизнь / Жизнь дал нам для счастья,
Жизнь, жизнь / Жизнь лишь для любви.

Хор / Меркуцио
Жизнь, жизнь / Ромео, поверь, он просто зверь!
Жизнь, жизнь / Примирит нас только смерть.
Жизнь, жизнь / Только смерть рассудит нас.
Жизнь, жизнь / Немедля, здесь и сейчас!

Тибальт
Жизнь, жизнь / Слушай святой, трусливый герой.
Жизнь, жизнь / Тебе ли надо мной быть судьей?
Жизнь, жизнь / Ступай-ка в монастырь, сутану напяль,
Жизнь, жизнь / Там проповедуй мир, а здесь правит сталь!

Хор / Вместе
Жизнь, жизнь / Жить только для счастья,

Текст песни Мюзикл «Ромео и Джульетта»

Все песни Мюзикл «Ромео и Джульетта»

Лоренцо
Наш принц тебя изгнав,
Спас жизнь тебе, сынок.
Кто прав, а кто неправ
Рассудит только Бог.
Где месть у жителей в крови,
Нет места для любви.
Лоренцо, Бенволио, Граф Капулетти
Бог, почему
Война для мужчин
Любви слаще?
Бог, почему одним
Нам суждено терпеть,
Пока другие ищут смерть?
Бог, зачем смеешься над людьми,
Зачем нам жизнь, где нет любви,
Одна война, всегда война!
Кормилица
Ну вот, Тибальт убит,
Убил Ромео твой.
Судьба вам не велит
Стать мужем и женой.
Печален наш удел земной –
Невесте быть вдовой.
Кормилица, Леди Капулетти, Леди Монтекки
Бог, почему
Война для мужчин

Любви слаще?
Бог, почему одним
Нам суждено терпеть,
Пока другие ищут смерть?
Бог, зачем смеешься над людьми?
Зачем нам жизнь, где нет любви,
Одна война, всегда война!
Вместе
Бог, почему
Война для мужчин
Любви слаще?
Бог, почему одним
Нам суждено терпеть,
Пока другие ищут смерть?
Бог, зачем смеешься над людьми,
Зачем нам жизнь, где нет любви,
Одна война, всегда война!
Вместе
Бог, почему Кормилица: Бог, почему! Война
Война для мужчин Бенволио: Почему война!
Любви слаще?
Бог, почему одним Кормилица: Почему одним
Нам суждено терпеть,
Пока другие ищут смерть? Граф Капулетти: Пока другие ищут смерть!
Бог, зачем смеешься над людьми,
Зачем нам жизнь, где нет любви,
Одна война, всегда война!
Бог.

Взято с https://alllyr.ru/lyrics/song/153518-myuzikl-romeo-i-dzhuletta-bog-pochemu/

Текст песни Тимати — Ромео И Джульетта

И. Крутой:
Две равно уважаемых семьи
В Вероне, где встречают нас события
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролития.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба устраивает козни.
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец непримиримой розни.

Доминик:
Эта история банальна и печальна
Не правы изначально те, кто Шекспиру не поверил,
Она реальна
История о первой любви и семейной вражде
Утонувшей в детской крови
Они так честно и открыто любили,
На принципы забили,
Молодыми и свободными были
Но ведь любовь не выносит запретов
Так любили Ромео с Джульетой

Ратмир:
Когда ты не со мной, я не могу дышать
Когда ты не со мной, болит моя душа
Я словно сам не свой и мысли ни одной,
Когда ты не со мной

Nasty:
Когда ты не со мной, мне не нужна весна,
По городу холодному брожу одна

Никто не сможет мне помочь вернуть покой
Когда ты не со мной

Тимати:
Почему такая драма? Это плохая карма
Родиться в наши дни богатым сложно, но есть варианты
Если ты из семьи Монтеки или Капуллети,
Тебе придется туго, как Ромео и Джульетте
Две богатых семьи, обе в авторитете
Не смогли разойтись в огромном Moscow City
Идет война, а между ними дети
Зачем она нужна и кто за что ответит?

Ратмир:
Когда ты не со мной, я не могу дышать
Когда ты не со мной, болит моя душа
Я словно сам не свой и мысли ни одной,
Когда ты не со мной

Nasty:
Когда ты не со мной, мне не нужна весна,
По городу холодному брожу одна
Никто не сможет мне помочь вернуть покой
Когда ты не со мной

Доминик:
И в наши дни бывает такое, встречаются двое
И видится им счастье впереди большое

Тимати:
Они живут дыханьем и утром ранним
За руки взявшись дают друг другу обещанье
Но злые люди не дают мечте сбыться

Их хрупкий шар любви не может не разбиться

Доминик:
И все же нет истории печальнее на свете
Чем повесть о Ромео и Джульете

Ратмир:
Когда ты не со мной, я не могу дышать
Когда ты не со мной, болит моя душа
Я словно сам не свой и мысли ни одной,
Когда ты не со мной

Nasty:
Когда ты не со мной, мне не нужна весна,
По городу холодному брожу одна
Никто не сможет мне помочь вернуть покой
Когда ты не со мной

И. Крутой:
Настало утро, а с ним вражда и рознь забыта
Но не взойдет на небе солнце в трауре великом
Кто был врагом, а кто-то, может, другом
Судьбою все воздастся по заслугам
Ведь нет печальней повести на свете,
Чем повесть о Ромео и Джульетте.

ДОБАВИТЬ ТЕКСТ В ЛИЧНЫЙ СПИСОК

Читать книгу «Ромео и Джульетта» онлайн полностью📖 — Уильяма Шекспира — MyBook.

Действующие лица

Эскал, князь веронский.

Граф Парис, молодой человек, родственник князя.

Монтекки, Капулетти, главы двух враждующих домов.

Дядя Капулетти.

Ромео, сын Монтекки.

Меркуцио, родственник князя, друг Ромео.

Бенволио, племянник Монтекки, друг Ромео.

Тибальт, племянник леди Капулетти.

Брат Лоренцо, Брат Джованни, францисканские монахи.

Балтазар, слуга Ромео.

Самсон, Грегорио, слуги Капулетти.

Петр, слуга Джульеттиной кормилицы.

Абрам, слуга Монтекки.

Аптекарь.

Три музыканта.

Паж Париса.

Первый горожанин.

Леди Монтекки, жена Монтекки.

Леди Капулетти, жена Капулетти.

Джульетта, дочь Капулетти.

Кормилица Джульетты.

Горожане Вероны, мужская и женская родня обоих домов, ряженые, стража, слуги.

Хор.

Место действия – Верона и Мантуя.

Пролог

Входит хор.

Хор

 
Две равно уважаемых семьи

В Вероне, где встречают нас событья,
Ведут междоусобные бои
И не хотят унять кровопролитья.
Друг друга любят дети главарей,
Но им судьба подстраивает козни,
И гибель их у гробовых дверей
Кладет конец, непримиримой розни.
Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того,
Мир их родителей на их могиле
На два часа составят существо
Разыгрываемой пред вами были.
Помилостивей к слабостям пера —
Их сгладить постарается игра.
 

Акт первый

Сцена первая

Верона. Торговая площадь.

Входят Самсон и Грегорио, слуги Капулетти, с мечами и щитами.

Самсон

Грегорио, уговор: перед ними не срамиться.

Грегорио

Что ты! Наоборот. Кого ни встречу, сам осрамлю.

Самсон

Зададим им баню!

Грегорио

Самим бы выйти сухими из воды.

Самсон

Я скор на руку, как раскипячусь.

Грегорио

Раскипятить-то тебя – не скорое дело.

Самсон

При виде монтекковских шавок я вскипаю, как кипяток.

Грегорио

Кипеть – уйдешь. Вскипишь – и наутек, как молоко. А смелый упрется – не сдвинуть.

Самсон

Перед шавками из дома Монтекки я упрусь – не сдвинуть. Всех сотру в порошок: и молодцов и девок.

Грегорио

Подумаешь, какой ураган!

Самсон

Всех до одного. Молодцов в сторону, а девок по углам и в щель.

Грегорио

Ссора-то ведь господская и между мужской прислугой.

Самсон

Все равно. Слажу с мужской, примусь за женскую. Всем покажу свою силу.

Грегорио

И бедным девочкам?

Самсон

Пока хватит мочи, и девочкам. Я, слава Богу, кусок мяса не малый.

Грегорио

Хорошо, что ты не рыба, а то был бы ты соленой трескою. Скорей, где твой меч? Вон двое монтекковских.

Самсон

Готово, меч вынут. Задери их, я тебя не оставлю.

Грегорио

Это еще что за разговор? Как! Струсить и показать пятки?

Самсон

Обо мне не беспокойся.

Грегорио

Есть о ком беспокоиться!

Самсон

Выведем их из себя. Если они начнут драку первыми, закон будет на нашей стороне.

Грегорио

Я скорчу злое лицо, когда пройду мимо. Посмотрим, что они сделают.

Самсон

Я буду грызть ноготь по их адресу. Они будут опозорены, если пропустят это мимо.

Входят Абрам и Балтазар.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон

Грызу ноготь, сэр.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон
(вполголоса Грегорио)

Если это подтвердить, закон на нашей стороне?

Грегорио
(вполголоса Самсону)

Ни в коем случае.

Самсон

Нет, я грызу ноготь не на ваш счет, сэр. А грызу, говорю, ноготь, сэр.

Грегорио

Вы набиваетесь на драку, сэр?

Абрам

Я, сэр? Нет, сэр.

Самсон

Если набиваетесь, я к вашим услугам. Я проживаю у господ ничуть не хуже ваших.

Абрам

Но и не у лучших.

Грегорио
(в сторону, Самсону, заметив вдали Тибальта)

Говори – у лучших. Вон один из хозяйской родни.

Самсон

У лучших, сэр.

Абрам

Вы лжете!

Входит Бенволио.

Самсон

Деритесь, если вы мужчины. Грегорио, покажи-ка им свой молодецкий удар.

Дерутся.

Бенволио

 
Оружье прочь – и мигом по местам!
Не знаете, что делаете, дурни.
 

(Выбивает у них мечи из рук.)

Входит Тибальт.

Тибальт

 
Как, ты сцепился с этим мужичьем?
Вот смерть твоя – оборотись, Бенвольо!
 

Бенволио

 
Хочу их помирить. Вложи свой меч,
Или давай их сообща разнимем.
 

Тибальт

 
Мне ненавистен мир и слово «мир»,
Как ненавистен ты и все Монтекки.
Постой же, трус!
 

Дерутся.

Входят приверженцы обоих домов и присоединяются к дерущимся; затем горожане с дубинами и алебардами.

Первый горожанин

 
Сюда с дубьем и кольями! Лупи!
Долой Монтекки вместе с Капулетти!
 

Входят Капулетти в халате и леди Капулетти.

Капулетти

 
Что тут за шум? Где меч мой боевой?
 

Леди Капулетти

 
Костыль ему! Меча недоставало!
 

Капулетти

 
Подать мне меч! Монтекки – на дворе
И на меня свое оружье поднял.
 

Входят Монтекки и леди Монтекки.

Монтекки

 
Ты, Капулетти, плут! Пусти, жена!
 

Леди Монтекки

 
К дерущимся не дам ступить ни шагу!
 

Входит князь со свитой.

Князь

 
Изменники, убийцы тишины,
Грязнящие железо братской кровью!
Не люди, а подобия зверей,
Гасящие пожар смертельной розни
Струями красной жидкости из жил!
Кому я говорю? Под страхом пыток
Бросайте шпаги из бесславных рук
И выслушайте княжескую волю.
Три раза под влияньем вздорных слов
Вы оба, Капулетти и Монтекки,
Резней смущали уличный покой.
Сняв мантии, советники Вероны
Сжимали трижды в старческих руках
От ветхости тупые алебарды,
Решая тяжбу дряхлой старины.
И если вы хоть раз столкнетесь снова,
Вы жизнью мне заплатите за все.
На этот раз пусть люди разойдутся.
Вы, Капулетти, следуйте за мной,
А вас я жду, Монтекки, в Виллафранке
По делу этому в теченье дня.

Итак, под страхом смерти – разойдитесь!
 

Все уходят, кроме Монтекки, леди Монтекки и Бенволио.

Монтекки

 
Кто сызнова затеял этот спор?
Скажи, племянник, ты ведь был при этом?
 

Бенволио

 
Я вашу дворню с челядью врага
Уже застал в разгаре рукопашной.
Едва я стал их разнимать, как вдруг
Неистовый Тибальт вбежал со шпагой
И ею стал махать над головой.
Он вызывал меня на бой, а ветер
Насмешливо свистел ему в ответ.
Пока чередовали мы удары,
С толпой людей, сбежавшихся на зов,
Явился князь и рознял драчунов.
 

Леди Монтекки

 
А где Ромео? Виделись вы с ним?
Он не был тут? Он правда невредим?
 

Бенволио

 
Сударыня, за час пред тем, как солнце
Окно востока золотом зажгло,
Я в беспокойстве вышел на прогулку.
Пересекая рощу сикомор,

У западных ворот я натолкнулся
На сына вашего. Он там гулял
В такую рань. Я зашагал вдогонку.
Узнав меня, он скрылся в глубине,
И так как он искал уединенья,
То я его оставил одного.
 

Монтекки

 
Его там часто по утрам видали.
Он бродит и росистый пар лугов
Парами слез и дымкой вздохов множит.
Однако, только солнце распахнет
Постельный полог в спальне у Авроры,
Мой сын угрюмо тащится домой,
Кидается в свой потаенный угол
И занавесками средь бела дня
Заводит в нем искусственную полночь.
Откуда этот неотступный мрак?
Хочу понять и не пойму никак.
 

Бенволио

 
Вы знаете причину, милый дядя?
 

Монтекки

 
Не ведаю и не могу узнать.
 

Бенволио

 
С расспросами к нему вы обращались?
 

Монтекки

 
А как же! Я и лучшие друзья.
Но он непроницаем для расспросов
И отовсюду так же защищен,
Как червяком прокушенная почка,
Которая не выгонит листа
И солнцу не откроет сердцевины.
Ты спрашиваешь, знаю ль я причину?
Когда б я знал печали этой суть,
Я б излечил больного чем-нибудь.
 

Входит Ромео.

Бенволио

 
А вот и он. Вы здесь как бы случайно.
Увидите, я доберусь до тайны.
 

Монтекки

 
Пойдем, жена. Оставим их вдвоем,
Как исповедника с духовником.
 

Монтекки и леди Монтекки уходят.

Бенволио

 
Ромео, с добрым утром!
 

Ромео

 
Разве утро?
 

Бенволио

 
Десятый час.
 

Ромео

 
Как долог час тоски!
Что это, не отец мой удалился?
 

Бенволио

 
Да, твой отец. Какая же тоска
Тебе часы, Ромео, удлиняет?
 

Ромео

 
Тоска о том, кто б мог их сократить.
 

Бенволио

 
Ты по любви тоскуешь?
 

Ромео

 
Нет.
 

Бенволио

 
Ты любишь?
 

Ромео

 
Да, и томлюсь тоскою по любви.
 

Бенволио

 
О, эта кроткая на вид любовь
Как на поверку зла, неумолима!
 

Ромео

 
Как сразу, несмотря на слепоту,
Находит уязвимую пяту! —
Где мы обедать будем? – Сколько крови!
Не говори о свалке. Я слыхал.
И ненависть мучительна и нежность.
И ненависть и нежность – тот же пыл
Слепых, из ничего возникших сил,
Пустая тягость, тяжкая забава,
Нестройное собранье стройных форм,
Холодный жар, смертельное здоровье,
Бессонный сон, который глубже сна.
Вот какова и хуже льда и камня,
Моя любовь, которая тяжка мне.
Ты не смеешься?
 

Бенволио

 
Нет, скорее плачу.
 

Ромео

 
О чем, дружок?
 

Бенволио

 
В ответ слезам твоим.
 

Ромео

 
Какое зло мы добротой творим!
С меня и собственной тоски довольно,
А ты участьем делаешь мне больно.
Заботами своими обо мне
Мою печаль ты растравил вдвойне.
Что есть любовь? Безумье от угара,
Игра огнем, ведущая к пожару.
Воспламенившееся море слез,
Раздумье – необдуманности ради,
Смешенье яда и противоядья.
Прощай, дружок.
 

Бенволио

 
Постой, ты слишком скор.
Пойду и я, но кончим разговор.
 

Ромео

 
Я потерял себя, и я не тут.
Ромео нет, Ромео не найдут.
 

Бенволио

 
Нет, не шутя, скажи: кого ты любишь?
 

Ромео

 
А разве шутки были до сих пор?
 

Бенволио

 
Конечно, нет. Но кто она, без шуток?
 

Ромео

 
Скажи больному у его одра,
Что не на шутку умирать пора.
Она не в шутку женщина, приятель.
 

Бенволио

 
Я так и знал, и бью не в бровь, а в глаз.
 

Ромео

 
Лихой стрелок, но дева не про нас.
 

Бенволио

 
Чем лучше цель, тем целимся мы метче.
 

Ромео

 
Сюда неприложимы эти речи.
У ней душа Дианы. Купидон
Не страшен девственнице и смешон.
Она не сдастся на умильность взора
Ни за какие золотые горы.
Красавица, она свой мир красот
Нетронутым в могилу унесет.
 

Бенволио

 
А что, она дала обет безбрачья?
 

Ромео

 
Увы, дала и справится с задачей.
От этой девы и ее поста
Останется в потомстве пустота.
Она такая строгая святая,
Что я надежд на счастье не питаю.
Ей в праведности жить, а мне конец:
Я не жилец на свете, я мертвец.
 

Бенволио

 
Советую, брось помыслы о ней.
 

Ромео

 
Так посоветуй, как мне бросить думать.
 

Бенволио

 
Дай волю и простор своим глазам —
Другими полюбуйся.
 

Ромео

 
Это способ
Признать за ней тем больше совершенств.
В разрезах черных масок с большей силой
Сверкают лица женщин белизной.
Ослепший вечно помнит драгоценность
Утраченного зренья. А в чертах
Красавиц я прочту напоминанье
О той, кто без сравненья лучше всех.
Забвенью все же я не научился.
 

Бенволио

 
Я научу, как ты бы ни крепился.
 

Уходят.

What is a youth — Romeo and Juliet (Ромео и Джульетта (фильм Franco Zeffirelli)) | Перевод и текст песни | Слушать онлайн

What is a youth

Что есть юноша

What is a youth? Impetuous fire.
What is a maid? Ice and desire.
The world wags on…

А rose will bloom,
it then will fade.
So does a youth.
So does the fairest maid.

Comes a time when one sweet smile
has its season for a while.
Then love’s in love with me…

Some they think only to marry,
others will tease and tarry.

Mine is the very best parry.
Cupid he rules us all.

Caper the caper, sing me the song.
Death will come soon to hush us along.

Sweeter than honey and bitter as gall,
love is the pastime, it never will pall.

Sweeter than honey and bitter as gall,
Cupid he rules us all.

A rose will bloom,
it then will fade.
So does a youth.
So does the fairest maid.

Что есть юноша? Пылающее пламя.
Что есть девушка? Лёд и желание.
Таково течение мира…

Роза распускается,
Но затем неумолимо увядает.
То же происходит и с юношей,
И с прекраснейшей из девушек.

Приходит час, когда одна легкая улыбка
Вдруг придает смысл всему.
Значит, во мне живет любовь…

Одни думают лишь о женитьбе,
Другие дразнят и медлят.

Я могу утверждать лишь одно:
Всем правит Купидон.

Шутки шутками, спой мне песнь.
Скоро смерть погрузит нас в вечный сон.

Сладкая, как мёд, и горькая, как желчь —
Любовь — ею невозможно пресытиться.

Слаще, чем мёд, и горче, чем желчь,
Всем правит Купидон.

Роза распускается,
Но затем неумолимо увядает.
То же происходит и с юношей,
И с прекраснейшей из девушек.

Текст песни Мюзикл Ромео и Джульетта

Плачьте

Леди Монтекки

Нет печальней драмы
Той, что здесь, в Вероне.
Два враждебных дома
Породнила кровью.
Дети, быть вам вечно
Знаком верной любви!

Леди Капулетти

Как мы были слепы,
Нету нам прощенья,
Чтоб прозреть у склепа.
Смерть — цена прозренья.
Наши дети вместе
Символ вечной любви!

Леди Монтекки

Плачьте по Ромео,
По Джульетте рыдайте.
Верности примером
Стали их имена!

Леди Монтекки и Леди Капулетти, Кормилица

Плачьте по Джульетте,
По Ромео рыдайте.
Их любви на свете
Жить во все времена!

Все
Плачьте, плачьте,
Ромео и Джульетты нет.

Плачьте, плачьте
Что нет Ромео и Джульетты
Плачьте, плачьте

Бенволио

Повесть о двух влюбленных

Кормилица

Что есть любовь Ромео и Джульетты
Что положили жизнь на алтарь любви.

Вместе

Повесть о двух влюбленных,
Что положили жизнь на алтарь любви.
Дети нас научили,

Кормилица

Что есть любовь Ромео и Джульетты

Бенволио

Что нет ничего сильней любви.
Любви!

weep

lady Montague

No sadder drama
To that here in Verona.
Two hostile houses
Intermarry with blood.
Children have you ever
The sign of true love !

lady Capulet

As we were blind,
Nope us pardon,
To see the light in the crypt.
Death — the price of an epiphany.
Our children together
Symbol of eternal love !

lady Montague

Weep for Romeo
By Juliet howl .
fidelity example
Became their names!

Lady Montague and Lady Capulet , Nurse

Weep for Juliet
By Romeo howl .
Their love in the world
Live at all times !

All
Weep , weep ,
Romeo and Juliet is not.

Weep , weep
That there is no Romeo and Juliet
Weep , weep

Benvolio

A Tale of Two Lovers

Nurse

What is the love of Romeo and Juliet
That put lives on the altar of love.

together

A tale of two lovers
That put lives on the altar of love.
Children have taught us ,

Nurse

What is the love of Romeo and Juliet

Benvolio

That there is nothing stronger than love .
Love!

Ромео и Джульетта (Одесский вариант)

Для развлеченья современной молодежи
Я спеть куплеты вам сейчас готовый тоже.
И познакомлю вас в куплете, скажем прямо,
С бессмертным творчеством Шекспира Уильяма.

Он был, бесспорно, поэтической натурой,
Хоть родился в эпоху короля Артура —
Того, что в Англии жил с королевой-дурой,
А у Одессе торговал мануфактурой.

Уильям не ладил вечно с префектурой,
Хоть промышлял он лишь одной литературой.
Он небогат был, это видно на портрете,
Но у него, как и у всех, имелись дети.

Тогда не знали, что такое литеркомы,
Союз писателей, доклады и месткомы,
Тогда не знали, что такое «лакировка»,
Но сочиняли, между прочим, очень ловко.

Вот, для примера, поэтическая драма —
Шекспир писал ее с натуры, скажем прямо.
Я расскажу ее не в прозе, а в куплете –
То сочиненье о Ромео и Джульетте.

Верона, право, самый лучший город в мире —
Живет там каждый жлоб в отдельнейшей квартире,
Но если верить нам биндюжнику Арону,
Не променял бы он Одессу на Верону.

Там жили славные сеньоры Капулетти;
У них, конечно, как у всех, имелись дети —
Дочь, красотою всех затмившая на свете,
Джульеттой звали, коли верить тете Бетти.

А рядом с ними жили гордые Монтекки;
Потомки жили их еще в прошедшем веке,
Как говорила Нюрка-Штымп на той неделе:
— Так дай нам бог иметь то, что они имели!

Служил Монтекки, говорят, в Центросоюзе,
А Капулетти у другом веронском ТЮЗе.
Любили так друг друга эти лорды-леди,
Как наши с вами коммунальные соседи.

И вот однажды Капулетти, как в новинку,
Решил без складчины состряпать вечеринку,
Чтоб пригласить туда побольше молодежи;
И Рома наш с дружком туда пробрался тоже.

Чертовски милую он встретил там девчонку,
Он тут же быстро утащил ее в сторонку,
Он ей сказал: «Вас лучше нет на белом свете!
Но неужели вы из рода Капулетти?»

В ответ она ему тихонечко сказала:
Что тоже, милый мой, я на тебя упала,
И буду я теперь верна тебе навеки,
Хоть народился от собаки ты Монтекки!

Вот ночь пришла, и Рома наш не растерялся.
Он, как бесенок, целый вечер волновался,
И на балкон он к ней пробрался еле-еле
Со шпагой под плащом, с веснушками на теле.

Покрыли звезды небо серебристой пылью.
Джульетта темную накинула мантилью.
И на свидание отправилася гордо
С лицом прекрасным, как пирожное от «Норда».

Их взгляды встретились, и вмиг вспотели оба.
Как говорят в Одессе: поклялись до гроба.
А Ромка наш решил, что он в кафе «Фалькони»,
И очутился, между прочим, на балконе…

Как справедливо в поговорке говорится:
Как будто курица совсем уже не птица.
Лишь только солнца луч коснулся черепицы,
Была Джульетта уже больше не девица.

Все шло прекрасно, но какая ж это пьеса?
Конфликта нет — и нету к пьесе интереса.
И чтоб сюжет поинтересней развивался,
С Тибальтом Ромка в переулке повстречался.

Был безобидным Рома, и шалили нервы,
И задираться не любил он все же первым.
Он просто так гулял в часы досуга,
Но тот Тибальт порезал Роминого друга.

И Рома: «Ша, — сказал, — что это за манера?
На помощь звать не буду милиционера.
Прощайся, сукин сын, Тибальт!» И вот у сквера
Он заколол его всем прочим для примера.

За самодеятельность эту в назиданье
Отправил герцог Монтеккевича в изгнанье.
Но тут успел-таки наш Рома на прощанье
Склонить Джульетту все ж на тайное венчанье.

Все шло прекрасно, но какая ж это пьеса?
И чтобы к пьесе было больше интереса,
Джульетту замуж захотели выдать дома
За графа Париса, что жил у гастронома.

Джульетта, распрощавшись с мягкою постелью,
В безумном ужасе бежит к Лоренцо в келью:
— Скажи, что делать мне? Ведь я же не девица!
И посоветовал монах ей отравиться.

Но отравиться только для инсценировки,
И предложил ей план монах довольно ловкий.
Джульетта выполнила все, как порешили,
А через день ее уже похоронили.

Узнав про это, Рома проклял тут Шекспира:
— Эх, Уильям, ты, видно, бесишься от жира!
Ты член давнишний профсоюза, так к чему же
Уводишь ты жену от любящего мужа?

Коня оседлав и купивши банку с ядом,
Он полетел в Верону скоростным снарядом.
Вбежал он в склеп, и что ж он видит с нею рядом —
Сидит и плачет наш Парис-шмаровоз!

Он так сказал ему: «Ты выдь-ка на минутку.
Я умереть хочу, Джульетту взяв за грудку».
Но не дошел до графа вежливый тот довод,
Чем был оправдан для убийства новый повод.

Лишь только выпит яд, проснулася Джульетта.
Ей наяву представилась картинка эта.
Из гроба выйдя, Рому в нос поцеловала
И из-за пояса кинжал его достала…

На Аргентину это было не похоже.
И умерла Джульетта рядом с ними тоже.
Вбежал монах и, побледнев, вскричал: «О боже!»
На этом кончилось веронское танго.


Похожие страницы:

Свежие страницы из раздела:

Предыдущие страницы из раздела:

Введение в этот текст: Ромео и Джульетта

Барбара Моват и Пол Верстин

Редакторы изданий библиотеки Фолджера Шекспира

«Ромео и Джульетта» был напечатан в различных формах с момента его самого раннего появления в 1597 году до его включения в первый сборник пьес Шекспира, Первый фолио 1623 года.

В 1597 году появилась «Превосходная тщеславная трагедия Ромео и Юльетты», кварто или карманная книга, в которой предлагается версия пьесы, заметно отличающаяся от последующих изданий и от пьесы, известной большинству читателей.Длина этой версии составляет лишь около двух третей от более поздних версий. Он довольно точно предвосхищает язык этих более поздних версий (за исключением некоторых очевидных сокращений) почти до конца второго акта. Затем он предлагает сцену свадьбы, которая радикально отличается от сцены в более поздних текстах. В последних трех действиях язык Первого кварто сильно отличается от языка более поздних текстов. Хотя сюжет, по сути, тот же, иногда речи в более поздних версиях отсутствуют; а иногда речи появляются в очень сокращенных формах, которые кажутся большинству читателей довольно неудобными по сравнению с более полными версиями, напечатанными в 1599 году и позже.Поэтому этот Первый квартал был назван «плохим кварто».


Название: Уильям Шекспир. Превосходная тщеславная трагедия Ромео и Юльетты. : Как это часто было (с большими аплодисментами) публично, по праву, достопочтенный Л. Хансдон, его слуги
Создатель: Шекспир, Уильям, 1564-1616 гг.
Дата создания: 1597
Идентификатор ссылки Фольджера: STC 22322


Исследуйте «плохой квартал» дома «Ромео и Джульетта» (1597 г.) в Миранде.

В 1599 году был опубликован Второй квартал, который часто называют «хорошим квартом». Она называлась «Самая прекрасная и прискорбная трагедия Ромео и Юльетты». Недавно исправленные, дополненные и дополненные. По большей части, этот Второй квартал, кажется, был напечатан из рукописи, содержащей более полную версию пьесы, известную большинству читателей. Однако есть также неоспоримые признаки того, что типограф Второго кварто консультировался с Первым кварталом.


Название: Уильям Шекспир.Самая прекрасная и прискорбная трагедия Ромео и Юльетты. Вновь исправленный, дополненный и измененный: поскольку он неоднократно действовал публично, по праву достопочтенный лорд Чемберлен, его слуги
Создатель: Шекспир, Уильям, 1564-1616 гг.


Исследуйте «хороший квартал» дома «Ромео и Джульетта» (1599) в Миранде.

Из Второго квартала 1599 года из Ромео и Джульетта .
Из собрания библиотеки Фолджера Шекспира. Из Первого фолио 1623 года.
Из собрания библиотеки Фолджера Шекспира.

На короткий промежуток времени (1.2.55–1.3.37) Второй квартал кажется не более чем переизданием Первого кварто. В 1609 году из Второго переиздали Третий квартал.


Название: Уильям Шекспир. Самая прекрасная и прискорбная трагедия Ромео и Юльетты. : Как это уже давно публично действовало, Короли Maiesties Seruants в Глобусе
Создатель: Шекспир, Уильям, 1564-1616 гг.
Дата создания: 1609
Идентификатор ссылки Фолжера: STC 22324


Исследуйте Третий квартал «Ромео и Джульетта» (1609) в Миранде.

Четвертый квартал без даты был переиздан из Третьего. Этот Четвертый квартал был датирован Картером Хейли как напечатанный в 1623 году. Его типограф, похоже, консультировался с Первым кварталом для некоторых исправлений и выбора слов.

Первая версия фолио появилась в 1623 году. Она перепечатывала Третий квартал, но его печатная копия должна была быть кем-то снабжена аннотациями, потому что фолио отходит от Третьей четверти способами, которые кажутся недоступными для простых наборщиков.

Последние редакторы практически единодушны в выборе Второго квартала в качестве основы для своих изданий. Во второй половине двадцатого века было широко распространено мнение, что (за исключением периодических консультаций с Первым кварталом) Второй квартал был напечатан по рукописи Шекспира. Напротив, Первый квартал, как утверждается, воспроизводит сокращенную версию, составленную по памяти актерами, которые играли роли в пьесе, которая была поставлена ​​за пределами Лондона.Некоторые редакторы настолько убедились в правдивости таких историй о Первом квартале, что полагаются на них как на запись того, что происходило. Тем не менее, по мере того, как современные ученые пересматривают рассказы о происхождении печатных текстов, мы обнаруживаем, что эти рассказы основаны либо на сомнительных доказательствах, либо на каких-либо вообще, и мы становимся более скептически настроенными к тому, чтобы когда-либо идентифицировать, как пьеса принимала формы, в которых это было напечатано.

Настоящее издание основано на свежем исследовании старопечатных текстов, а не на каком-либо современном издании.Он предлагает читателям текст в том виде, в каком он был напечатан во Втором квартале (за исключением отрывка, перепечатанного во Втором квартале из Первого; это издание следует за Первым кварталом). Но настоящее издание предлагает издание Второго квартала, потому что в нем печатаются такие редакционные изменения и такие чтения из других ранних печатных версий, которые, по мнению редакции, необходимы для исправления ошибок и недостатков во втором квартале. За исключением случайных чтений и за исключением единственного перепечатанного отрывка, это издание игнорирует Первый квартал, потому что Первый квартал по большей части сильно отличается от Второго.

Для удобства читателя мы модернизировали пунктуацию и орфографию Второго квартала. Иногда мы заходим так далеко, что модернизируем некоторые старые формы слов; например, когда «он» означает «он», мы меняем его на «он»; мы меняем mo на большее, а вы на вас. Мы не практикуем редактирование пьес с целью усовершенствования слов, которые по звучанию сильно отличаются от современных форм. Например, когда в ранних печатных текстах читается ситх, абрикос или порпентин, с тех пор мы не модернизировались до абрикосов и дикобраза.Когда вместо современной формы if появляются формы an, and, или и if, мы уменьшили и до, но не изменили ни одну из этих форм до их современного эквивалента, if. Мы также модернизируем и, при необходимости, исправляем отрывки на иностранных языках, если только ошибка в старопечатном тексте не может быть обоснованно объяснена как шутка.

Всякий раз, когда мы меняем формулировку Второго кварто или добавляем что-либо к его указаниям на сцене, мы отмечаем изменение, заключая его в верхние скобки (⌜ ⌝).Мы хотим, чтобы наши читатели сразу знали, когда мы вмешались. (Только когда мы исправляем очевидную типографскую ошибку во втором квартале, это изменение не помечается.) Всякий раз, когда мы меняем формулировку или пунктуацию Второго квартала так, чтобы значение изменилось, мы вносим изменения в текстовые примечания, даже если все, что у нас есть Готово — исправить очевидную ошибку.

Мы исправляем или упорядочиваем ряд имен собственных, как это принято в редакциях пьес. «Mountague» превращается, например, в «Montague», а имя принца, «Eskales», печатается как «Escalus.Хотя ни леди Монтекки, ни леди Капулетти не получают почетного титула «Леди» в ранних печатных версиях пьесы, это название является традиционным для редакций и согласуется с социальными отношениями семей, поскольку они изображены как в пьесе, так и в пьесе. его источник. Поэтому мы называем этих персонажей «леди Монтекки» и «леди Капулетти».

Это издание отличается от многих предыдущих тем, что помогает читателю представить пьесу как спектакль. Таким образом, указания к этапу записываются со ссылкой на этап.Например, мы не описываем Ромео и Джульетту, когда они расстались в третьем акте, как «у окна» (постановка Первого квартала), потому что вряд ли было настоящее окно над сценой Шекспира. Вместо этого мы следуем Второму кварталу и описываем их просто как «наверху», то есть в галерее над сценой.

Когда, с нашей точки зрения, достаточно уверенно, что речь сопровождается определенным действием, мы даем сценическое направление, описывающее это действие.(Случайные исключения из этого правила происходят, когда действие настолько очевидно, что добавление направления сцены могло бы оскорбить читателя.) Сценические инструкции для входа персонажей в середине сцены, за редкими исключениями, размещаются так, чтобы они непосредственно предшествовали персонажам. ‘участие в сцене, хотя в ранних печатных текстах эти входы могут появляться несколько раньше. Каждый раз, когда мы меняем направление сцены, мы записываем это изменение в текстовые примечания. Латинские сценические направления (например, Exeunt) переведены на английский язык (e.г., они выходят).

Мы расширяем часто сильно сокращенные формы имен, используемые в качестве заголовков речи в ранних печатных текстах, до полных имен персонажей. Мы также упорядочиваем имена говорящих в речевых заголовках, используя только одно обозначение для каждого символа, хотя в ранних печатных текстах иногда используются различные обозначения. Вариации речевых заголовков старопечатных текстов фиксируются в текстовых примечаниях.

В настоящем издании мы также отмечаем тире любое изменение адреса в речи, если не вмешивается постановка сцены.Когда необходимо произнести окончание слова –ed, мы отмечаем его ударением. Подобно редакторам последних двухсот и более лет, мы отображаем метрически связанные строки следующим образом:

БЕНВОЛИО

С добрым утром, кузен.

РОМЕО Неужто день так молод?

(1.1.163–64)

Однако, когда есть несколько коротких стихотворных строк, которые можно связать более чем одним способом, мы, за редкими исключениями, не делаем отступ ни для одной из них.


дат и источников | Ромео и Джульетта

Когда Шекспир писал «Ромео и Джульетту» и рассказы, которые вдохновили пьесу.

Даты

«Ромео и Джульетта» «» впервые было напечатано в так называемом пиратском издании в 1597 году. В то время ни один закон об авторском праве не защищал права авторов, и предприимчивые полиграфисты быстро воспользовались возможностью продавать несанкционированные версии этого кассового хита. Актеры, игравшие в пьесе, реконструировали текст по памяти и принесли свои версии на печать.

На титульном листе этого издания 1597 года пьеса описывается как «Превосходная тщеславная трагедия… часто (с громкими аплодисментами) публично играющая в трюки». Наиболее вероятная дата сочинения — 1595-6, поскольку пьеса разделяет поэтический лирический стиль «Потерянные усилия любви», «Ричард II», «Сон в летнюю ночь» и «Венецианский купец» , все они были написаны в середине 1590-х годов.

Источники

В 1562 году Артур Брук опубликовал Трагическую историю Ромея и Джульетты , первую английскую версию рассказа о Ромео и Джульетте.Его длинное стихотворение было очень популярно среди елизаветинских читателей и было несколько переиздано.

«Брук» стал последним повествованием хорошо известной истории, которая давно стала популярной во французской и итальянской литературе. Итальянские версии, написанные в 1530-х годах Луиджи да Порта и в 1550-х годах Маттео Банделло, рассказывали историю Ромео и Джулетты и враждующих семей Монтекки и Капеллетти, с подробностями тайного ухаживания и брака, услужливой медсестры, Ромео. сбежать от наказания за убийство, зелье монаха, потерянное послание и самоубийства в гробнице.

Французская версия, написанная в 1559 г. Боаистуау, добавила более интересных деталей. Интересно, что Боаистуау изменил способ смерти влюбленных по сравнению со своими итальянскими предшественниками, где влюбленные проводят короткое время вместе в гробнице перед смертью. Боаистуау предпочитает, чтобы его Ромео умер до того, как проснется Джульетта, как это сделает Шекспир в своей более поздней версии. Поэма Брук — точный перевод с французского, а Брук — непосредственный источник пьесы Шекспира. Шекспир, конечно, вносит свои собственные изменения, не в последнюю очередь переход от неспешного периода в несколько месяцев, в течение которых влюбленные наслаждаются своими отношениями, к отчаянной спешке и безудержной энергии своего действия, втиснутого в несколько дней.

Истории о разлуке влюбленных, недобрых родителях и полезных снотворных снадобьях восходят к классическим временам. Например, история о Пираме и Фисбе, потерпевших неудачу влюбленных, которые трагически умирают, является одной из историй, рассказанных в книге Овидия « Метаморфозы ». Шекспир прочитал бы это на латыни, когда был мальчиком в школе, и английский перевод был опубликован Артуром Голдингом в 1567 году. Шекспир использует этот рассказ для чудесного комического эффекта в своей книге «Сон в летнюю ночь », написанной одновременно с «». Ромео и Джульетта .Влияние великих поэм Чосера « Троил» и «Крисайд » (1385) также можно почувствовать в создании Шекспира нежной, страстной близости между двумя тайными любовниками, борющимися за существование во враждебном мире.

Ромео и Джульетта 1 | Художественные тексты

  • «Ромео и Джульетта» — не только одна из самых популярных пьес Шекспира, это одна из самых популярных историй в мире. И все же, хотя спектакль редко выходил за пределы сцены, он претерпел радикальные изменения в исполнении.Он был сокращен, переписан, получил счастливый конец, переустановлен в другое время и в других местах и ​​адаптирован для других носителей. Сохранив свою привлекательность как окончательная история любви, «Ромео и Джульетта» представляет собой динамичный и нестабильный спектакль, который бесконечно заново изобретают для удовлетворения различных культурных потребностей. В этом выпуске представлен подробный, исчерпывающий и читаемый отчет о постановке пьесы. Во введении рассматриваются изменения в интерпретации, текстовой адаптации и нововведениях в постановке за четыре столетия театрального производства.В комментарии приводятся подробные примеры того, как разные исполнители, от Генри Ирвинга и Эллен Терри до Леонардо Ди Каприо и Клэр Дэйнс, принесли жизнь и смерть влюбленным Шекспира.

    • Выпуск пьесы, в которой подчеркивается история выступления
    • Полезно для ученых, актеров и режиссеров
    • Включает в себя как историю пьес, так и подробные комментарии к интерпретациям актеров.
    Подробнее

    Отзывы и подтверждения

    «Я не могу слишком рекомендовать весь сериал всем любителям театра, театралам, театральным практикам и всем, кто любит Шекспира.’ Роберт Танич, События в Лондоне

    Отзывы клиентов

    Еще не рассмотрено

    Оставьте отзыв первым

    Отзыв не размещен из-за ненормативной лексики

    ×

    Подробнее о продукте

    • Дата публикации: апрель 2002 г.
    • формат: Мягкая обложка
    • isbn: 9780521667692
    • длина: 288 страниц
    • размеры: 236 x 159 x 23 мм
    • вес: 0,569 кг
    • содержит: 12 черно-белых иллюстраций .
    • наличие: В наличии
  • Содержание

    Список иллюстраций
    Предисловие редакторов серии
    Примечание редактора
    Список сокращений
    Избранная хронология англоязычных выступлений
    Введение
    Ромео и Джульетта и комментарии
    Указатель.

  • Автор

    Уильям Шекспир

    Редактор

    Джеймс Н. Лёлин , Техасский университет, Остин
    Джеймс Н. Лёлин — адъюнкт-профессор английского языка в Техасском университете в Остине. Он является автором книги «Генрих V» из серии «Шекспир в перформансе» Манчестерского университета, а также ряда статей и обзоров о Шекспире на сцене и в кино. Он также является директором программы «Шекспир в Уайндейле», летнего курса Техасского университета, посвященного интенсивному изучению Шекспира через перформанс.

  • Ромео и Джульетта — Открытый учебник

    Содержание

    Показать все содержимое Скрыть все содержимое

    1. Игра

        1. ПРОЛОГ
        2. АКТ 1, СЦЕНА 1
        3. АКТ 1, СЦЕНА 2
        4. АКТ 1, СЦЕНА 3
        5. АКТ 1, СЦЕНА 4 9013
        1. ПРОЛОГ
        2. АКТ 2, СЦЕНА 1
        3. АКТ 2, СЦЕНА 2
        4. АКТ 2, СЦЕНА 3
        5. АКТ 2, СЦЕНА 4
        6. АКТ 2, СЦЕНА 5
        7. АКТ 2, СЦЕНА 5
        8. АКТ 2,
        1. АКТ 3, СЦЕНА 1
        2. АКТ 3, СЦЕНА 2
        3. АКТ 3, СЦЕНА 3
        4. АКТ 3, СЦЕНА 4
        5. АКТ 3, СЦЕНА 5
        1. АКТ 1
        2. , СЦЕНА
        3. АКТ 4, СЦЕНА 2
        4. АКТ 4, СЦЕНА 3
        5. АКТ 4, СЦЕНА 4
        6. АКТ 4, СЦЕНА 5
        1. АКТ 5, СЦЕНА 1
        2. АКТ 5, СЦЕНА 2
        3. АКТ 5, СЦЕНА 3
    2. 90 128
        1. Урок: «Отображение взаимоотношений персонажей в сценах»
        2. Урок: «Внимательное прочтение женоненавистнической речи при обмене Сэмпсона и Грегори»
        3. Расширение урока, действие I
        1. Урок: «Рисование языка в сцене.
        2. Урок: «Внимательный читательский класс»
        3. Расширенный урок второго акта
        1. Урок: «Изучение взаимодействия персонажей посредством физикализации»
        2. Урок: «Контрастные представления пола»
        3. Акт III Расширение урока
        1. Урок: «Сравнение и редактирование изданий Ромео и Джульетты»
        2. Урок: «Повторение Ромео и Джульетты в сообщениях в Твиттере»
        3. Расширение урока в Акте IV
        1. Урок: «Самостоятельное написание повествования Шекспира» , Часть I »
        2. Урок:« Как писать себя в повествовании Шекспира, часть II. ”
        3. Act V Lesson Extension

    Информация о книге

    Тема

    Литературоведение: пьесы и драматурги

    Название
    Ромео и Джульетта

    Автор
    Ребекка Олсон

    Авторы
    Аманда Армас; Элизабет Бэббс; Тесса Бароне; Джастин Беннетт; Риган Бриден; Сидней Калин; Грейс Чаппелл; Кирстин Купер; Девин Кертис; Мэдисон Демпси; Мэри Дрискелл; Доминик Дуэнас; Алессандра Ферризо; Меган Фиглевич; Серена Джунчильяни; Андреа Гойкочеа; Сара Грэм; Джесси Хайне; Итан Хойссер; Алеа Хоббс; Брэдли Хогл; Эмили Кирххофер; Гаррет Китамура; Брин Ландрус; Джозеф Лейвер; Линдси ЛеМэй; Джессика Линде-Гудфеллоу; Эйден Литтау; Як Лонгстрет; Эрик МакДугалл; Мишель Миллер; Майра Рейес Кортес; Мейси Ричерт; Марин Розенквист; Дэвид Руссо; Рачана Сон; Сидней Салливан; Сэмюэл Сазерленд; Николай Свобода; Рут Сильвестр; Ребекка Томпсон; Джален Тодд; Эрин Виейра; Ребекка Вилланти; Майя Уолбридж; Кейтлин Уолш; Бенджамин Уоттс; и Джеффри Уильямс

    Основной субъект
    Литературоведение: пьесы и драматурги

    Издатель
    Государственный университет Орегона

    Печатный ISBN
    978-1-955101-07-3

    Ромео и Джульетта.Акт II. Сцена II. Вильям Шекспир. 1914. Оксфордский Шекспир

    слышал, как я говорю сегодня вечером., чем мой

    То же. CAPULET’S Фруктовый сад.

    Введите ROMEO.

    Rom. Он шутит над шрамами, на которых никогда не чувствовалась рана. [JULIET появляется над окном.
    Но, мягко! какой свет вон вон вон разбивается?
    Это восток, а Джульетта — солнце! 5
    Встань, прекрасное солнце, и убей завистливую луну,
    Кто уже болен и бледен от горя,
    Эта горничная намного прекраснее, чем она:
    Не будь ее служанкой, потому что она завистлива;
    Ее вестальская ливрея больная и зеленая, 10
    И никто, кроме дураков, не носит ее; брось это.
    Это моя леди; О! это моя любовь:
    О! что она знала, что она была.
    Она говорит, но ничего не говорит: что из этого?
    Ее глаза рассуждают; Я отвечу на это. 15
    Я слишком смел, это не мне она говорит:
    Две прекраснейшие звезды на всем небе,
    Имея дело, умоляйте ее глаза
    Чтобы мерцать в своих сферах, пока они не вернутся.
    Что, если бы ее глаза были там, а они в ее голове? 20
    Яркость ее щеки посрамит те звезды
    Как дневной свет — лампа; ее глаза в небе
    Проходят ли через воздушную область поток такой яркий
    Что птицы будут петь и думать, что это не ночь.
    Смотрите! как она подпирает руку щекой: 25
    О! что я был перчаткой для этой руки,
    Чтобы я мог коснуться той щеки.
    июл. Ay me!
    Rom. Она говорит:
    О! говори еще раз, светлый ангел; для тебя 30
    Как славно этой ночи, будучи над моей головой,
    Как крылатый посланник небес
    Развернул белый-вверх ‘Кольцевые глаза
    Из смертных, которые отступают, чтобы взглянуть на него
    Когда он бродит по лениво шагающим облакам, 35
    И паруса на груди воздух.
    июль О Ромео, Ромео! Посему ты Ромео?
    Отвергни отца твоего и отвергни имя Твое;
    Или, если ты не хочешь, поклянись в любви,
    И я больше не буду Капулетти. 40
    Rom. [ В сторону. ] Мне еще послушать или мне при этом заговорить?
    июл. ‘Это твое имя мой враг;
    Но ты сам, а не Монтекки.
    Что такое Монтегю? это ни рука, ни нога,
    Ни рука, ни лицо, ни какая-либо другая часть 45
    Принадлежит мужчине. О! быть другим именем:
    Что в имени? то, что мы называем розой
    Под любым другим именем пахло бы так же сладко;
    Так и Ромео, если бы его не звали,
    Сохраните то дорогое совершенство, которым он обязан. 50
    Без этого титула.Ромео, сними свое имя;
    И для того имени, которое не принадлежит тебе,
    Возьми все себя.
    Rom. Я ловлю тебя на слове.
    Зови меня, но люби, и я буду новокрещеным; 55
    Отныне я никогда не буду Ромео.
    июль Что ты за человек, что засветился в ночи,
    Так наткнулся на мой совет?
    Rom. По имени
    Я не знаю, как сказать тебе, кто я: 60
    Мое имя, дорогой святой, мне ненавистно,
    Потому что это враг тебе:
    Если бы я написал это, я бы слово порвал.
    июль Мои уши еще не выпили сто слов
    Из того, что язык говорит, но звук я знаю: 65
    Art thou not Ромео и Монтекки?
    Rom. Ни то, ни другое, прекрасная горничная, если тебе не нравится.
    июль Как ты сюда попал, скажи мне и почему?
    Стены сада высокие и трудно подняться,
    И место смерти, учитывая, кто ты, 70
    Если кто-нибудь из моих родственников найдет тебя здесь.
    Rom. Легкими крыльями любви Я взошел на эти стены;
    Ибо каменные пределы не могут удержать любовь,
    И что может сделать любовь, которая осмеливается пытаться любить;
    Поэтому твои сородичи мне не помеха. 75
    июль Если они увидят тебя, они убьют тебя.
    Rom. Увы! в глазах твоих больше опасности
    Чем двадцать их мечей: посмотри, сладко,
    И я стойкий против их вражды.
    июл Я бы ни за что не видел тебя здесь. 80
    Rom. У меня есть ночная накидка, чтобы скрыть меня от их глаз;
    А ты любишь меня, пусть они найдут меня здесь;
    Моя жизнь была лучше закончена их ненавистью,
    Чем прервана смерть, лишившись твоей любви.
    июл По чьему направлению ты нашел это место? 85
    Rom. Клянусь любовью, это первое побудило меня спросить;
    Он дал мне совет, и я дал ему глаза.
    Я не пилот; и все же, был ли ты так далеко
    Пока этот обширный берег омывался самым дальним морем,
    Я бы искал такие товары. 90
    июл. Ты знаешь, что маска ночи на моем лице,
    Еще бы девичий румянец покрасил мою щеку
    Fain Я бы остановился на форме, fain, fain deny
    То, что я сказал: но прощальный комплимент! 95
    Ты меня любишь? Я знаю, что ты скажешь «Да»
    И я верю твоему слову; тем не менее, если ты клянешься,
    Ты можешь доказать ложь; при лжесвидетельстве влюбленных,
    Говорят, Юпитер смеется.О, милый Ромео!
    Если любишь, произноси честно: 100
    Или, если ты думаешь, что я слишком быстро выиграл,
    Я буду хмуриться и быть извращенцем. скажи тебе нет,
    Так ты хочешь ухаживать; а в остальном не для мира.
    По правде говоря, прекрасный Монтегю, я слишком привязан,
    И поэтому ты можешь подумать, что мое поведение легкое: 105
    Но поверьте мне, джентльмен, я вернее доказывают
    Чем те, у кого хитрее, чтобы быть странным.
    Я должен был быть более странным, я должен признаться,
    Но ты слишком много слышал, прежде чем я был послушным,
    Страсть моей настоящей любви : поэтому простите меня, 110
    И не вменяйте это уступчивость светлой любви,
    Которое темная ночь открыла так.
    Rom. Леди, клянусь вон той благословенной луной
    Это покрывает серебром все эти вершины фруктовых деревьев, —
    июль О! не клянись луной, непостоянной луной, 115
    Эти ежемесячные изменения в ее обведенном круге,
    Чтобы твоя любовь не оказалась столь же изменчивой.
    Rom. Чем клясться?
    июл. Ни в коем случае не ругайтесь;
    Или, если хочешь, поклянись своим милостивым я, 120
    Который является богом моего идолопоклонства,
    И я поверю тебе.
    Rom. Если моя сердечная любовь —
    июл Ну, не ругайся. Хотя я радуюсь тебе,
    Сегодняшний контракт меня не радует: 125
    Это слишком опрометчиво, слишком неразумно, слишком внезапно;
    Слишком похоже на молнию, которая перестает быть
    Еще можно сказать, что она загорается.Доброй ночи!
    Этот бутон любви, созревающий дыханием лета,
    Может оказаться прекрасным цветком, когда мы встретимся в следующий раз. 130
    Спокойной ночи, спокойной ночи! как сладкий отдых и покой
    Приди в твое сердце, как в мою грудь!
    Rom. О! ты оставишь меня таким неудовлетворенным?
    июл. Какое удовлетворение ты можешь получить сегодня вечером?
    Rom. Обмен верной клятвы твоей любви на мою. 135
    июль Я дал тебе свою, прежде чем ты попросил ее;
    И все же я хотел бы его снова отдать.
    Rom. Не могли бы вы отозвать его? с какой целью любовь?
    июл. Но, честно говоря, еще раз дам тебе это.
    И все же я хочу, кроме того, что у меня есть: 140
    Моя щедрость безгранична, как море,
    Моя любовь глубока; Чем больше я даю тебе,
    Чем больше у меня есть, ибо оба бесконечны. [Медсестра звонит внутрь.
    Я слышу какой-то шум внутри; дорогая любовь, прощай!
    Аноним, хорошая медсестра! Милый Монтегю, будь правдой. 145
    Останься ненадолго, я приду снова. [ Выйти наверху.
    Rom. О благословенная, благословенная ночь! Я боюсь,
    Ночью все это сон,
    Слишком лестно-сладко, чтобы быть существенным.

    Повторно введите JULIET, выше.

    150
    июль Три слова, дорогой Ромео, и спокойной ночи.
    Если твоя любовь будет благородна,
    Твой намеренный брак, пошли мне весточку завтра,
    К тому, кого я найду, чтобы прийти к тебе,
    Где и в какое время ты совершишь обряд; 155
    И все свое состояние я положу тебе,
    И следуй за тобой, мой господин, по всему миру.
    Медсестра. [ Внутри. ] Мадам!
    июль Я приду, анон. — Но если ты хочешь сказать, что плохо,
    Я умоляю тебя, — 160
    . [ Внутри. ] Мадам!
    июл Немного позже; Я прихожу: —
    Чтобы прекратить свой иск и оставить меня на горе:
    Завтра пришлю.
    Rom. Так процветай моя душа, — 165
    июл Тысячу раз спокойной ночи! [ Выйти наверху.
    Rom. В тысячу раз хуже, если желать твоего света.
    Любовь к любви идет, как школьники по книгам;
    Но любовь от любви, к школе с тяжелой внешностью.[ Выход на пенсию.

    Повторно введите JULIET, выше.

    170
    июл. Hist! Ромео, история! О! для голоса сокольника,
    Чтобы снова заманить эту нежную кисточку обратно.
    Связывание хрипло и не может говорить вслух,
    Иначе я бы разорвал пещеру, где лежит Эхо,
    И сделать ее воздушный язык более хриплым , 175
    С повторением имени моего Ромео.
    Rom. Моя душа взывает к моему имени:
    Как серебристо-сладкие языки любителей звука по ночам,
    Как нежнейшая музыка внимательным ушам!
    июл Ромео! 180
    Rom. Моя дорогая!
    июл В какие часы завтра
    К тебе послать?
    Rom. В девять часов.
    июл. Я не подведу; До тех пор осталось двадцать лет. 185
    Я забыл, почему я перезвонил тебе.
    Rom. Позволь мне постоять здесь, пока ты это не вспомнишь.
    июль Я забуду, чтобы ты все еще стоял там,
    Вспоминая, как я люблю твою компанию.
    Rom. И я все равно останусь, чтобы ты все еще забыл, 190
    Забыть любой другой дом, кроме этого.
    июль г. Почти утро; Я бы тебя ушел;
    И все же не дальше, чем распутная птица,
    Кто позволяет ей немного выпрыгнуть из ее руки,
    Как бедный заключенный в своих извилистых извилинах, 195
    И шелковой нитью снова выдергивает его,
    Такой любящий-завидующий его свободе.
    Rom. Я бы хотел быть твоей птицей.
    июль Милый, я тоже:
    И все же я должен убить тебя с большой заботой. 200
    Спокойной ночи, спокойной ночи! разлука такая сладкая печаль
    Что я прощаюсь до завтра. [ Выход.
    Rom. Сон обитает в глазах твоих, мир в груди твоей!
    Хотел бы я спать и мир, так сладко отдыхать!
    Отсюда я попаду в камеру моего призрачного отца, 205
    Его помощь жаждет, и моя дорогая, возможно, расскажет. [ Выход.

    Ромео и Джульетта — произнеси речь

    Щелкните под заголовками актов, чтобы слушать и здесь, или вкладку «Прочтите текст», чтобы читать.

    Акт I

    Акт II Акт III Акт IV Акт V

    Режиссер Марк Фридман

    Литой

    Меркуцио, монах Иоанн, Монтекки, Уотч и старик Капулетти — Грег Александр

    Бенволио — Джон Эллингтон

    Музыкант 3 — Марк Фридман

    Леди Капулетти и Пейдж — Линда Герц

    Брат Лаврентий, Григорий и гражданин — Дэвид Лофтус

    Принц Эскал, Хор и Авраам — Сэм Моури

    Медсестра, аптекарь, леди Монтегю и служанка 2 — Кендра Ортнер

    Капулетти, Сэмпсон и дозорные 2 — Крис Портер

    Ромео — Ник Шербо

    Париж, Тибальт, Слуга 1, Петр и Бальтазар — Поль Сьюзи

    Джульетта и музыкант 2 — Эмили Уорд

    Экипаж

    Марк Фридман — Режиссер и звукорежиссер

    Бен Шерджи — помощник по производству

    Джон Сэйлз — Музыка

    Линда Герц — Представитель совета директоров STS

    Сэм Моури — Мастерская Willamette Radio

    Джерри ДеЛоне — менеджер станции OPB

    Особая благодарность Портлендской меннонитской церкви за пространство для репетиций, Willamette Radio Workshop за место для записи, OPB Golden Hours за место для записи и профессору Филиппу Веллеру за аннотированный текст.

    Грег Александр

    «R&J» знаменует собой шестое записанное выступление Грега для «Speak the Speech», на данный момент он озвучил почти 20 ролей. Он проживает в Портленде (Орегон), где его недавние сценические работы включают «Сказки об обычном безумии» (Театр Кохо), «Сестры Розенцвейг» (Театр профиля) и «По делу Дж. Роберта Оппенгеймера» (Северо-западная труппа классического театра). ). Он регулярно работает с Willamette Radio Workshop и его можно услышать в темноте, в научно-фантастическом аудиосериале «Dry Smoke & Whispers» (www.drysmoke.com) и в нескольких статьях на сайте International Tales (www.internationaltales.com).

    Дэвид Лофтус

    Дэвид любит читать и играть Шекспира. Для Speak-the-Speech.com он уже играл персонажей в фильмах «Как вам это понравится», «Генрих IV, часть 1» и «Генрих IV, часть 2», и он надеется, что появится в других пьесах для этого сайта. Его первой шекспировской сценической ролью был Бенволио в студенческой постановке «Ромео и Джульетта» почти 30 лет назад. В 2006 году он сыграл Макдуфа в постановке Портлендского актерского ансамбля «Макбет» по пьесе «Шекспир в парках».Он также появлялся в спектаклях Чехова, Еврипида, Аристофана и Тома Стоппарда и играл поющего и танцевального директора начальной школы в спектакле «Джуни Б. Джонс и обезьянье дело» Северо-Западного Детского театра. Дэвид проводит ежемесячные чтения литературы под названием «Время рассказов для взрослых» в Grendel’s Coffee House и Umpqua Bank. Он также регулярно выступает с Willamette Radio Workshop и записывал персонажей для «Afterhell» и «Dry Smoke and Whispers». Он является автором нескольких книг и пишет обзоры для Oregonian и веб-журнала The California Literary Review.Для получения дополнительной информации посетите его веб-сайт www.david-loftus.com.

    Крис Портер

    Крис (лорд Капулетти) — ветеран на сайте speak-the-speech.com, «явившийся» как Просперо, король Генрих IV и сэр Тоби Белч с Кассиусом в работе. Он поседел в рядах труппы Tygre’s Heart Shakespeare Company и часто бывает приглашенным артистом Северо-западного классического театра (www.nwctc.org). Он работает в театре Портленда с 1977 года, и его полное резюме слишком обширно для этого сегмента киберпространства.

    Эмили Уорд

    Эмили в настоящее время преподает драму в средней школе в Макминнвилле, штат Орегон. Она получила степень бакалавра театра и MAT в Тихоокеанском университете. Помимо преподавания, Эмили балуется всеми аспектами театра. Ее актерский дебют в Портленде летом 2006 года состоялся в Классическом греческом театре Орегона, где она была в хоре для Orestes . Она также работала менеджером по кассовым сборам в Profile Theater, CoHo Productions и Home Planet Productions.Эмили разрабатывает и поддерживает шесть веб-сайтов.

    Сцена на балконе в «Ромео и Джульетте» — ложь

    Это, пожалуй, самая известная сцена во всей английской литературе: Джульетта стоит на балконе с Ромео в саду внизу, влюбленные, скрещенные звездами, встречаются при лунном свете. В просторечии известная как «сцена на балконе», она содержит наиболее цитируемые строки Ромео и Джульетты , которые настолько тесно связаны с балконом, что их часто повторяют (часто неправильно и в стиле хамми) неактеры, которые захватите любой реальный балкон, крыльцо, площадку или веранду, чтобы воспроизвести момент.Есть только одна проблема: в Romeo and Juliet нет сцены балкона.

    Слово «балкон» никогда не встречается в пьесе Шекспира. На самом деле Шекспир не знал, что такое балкон. Мало того, что не было балкона в «Ромео и Джульетта », не было балкона во всей шекспировской Англии.

    Этот странный факт — отсутствие балкона в Ромео и Джульетта — может легко проверить любой, кто возвращается и читает пьесу Шекспира, что немногие делали со школы.Гораздо сложнее понять, как несуществующий балкон стал настолько неизгладимо ассоциироваться с «Ромео и Джульетта» , что сегодня сложно представить пьесу без него. Но прослеживая историю развития сцены на балконе за последние четыре столетия, можно увидеть, что даже когда дело доходит до Шекспира, зрителей может волновать не столько оригинальный текст, сколько его адаптации и исправления, которые обращаются к чувствам нынешней эпохи.

    Согласно Оксфордскому английскому словарю , самое раннее известное употребление в английском языке слова «balcone» (как оно тогда писалось) не происходило до 1618 года, через два года после смерти Шекспира.Даже идея балкона была (буквально) чуждой британским современникам Шекспира. В 1611 году, более чем через полтора десятилетия после первого представления «Ромео и Джульетта », англичанин по имени Том Кориат опубликовал отчет о путешествии по континенту, которое он предпринял в 1608 году. Его громкое название — Coryat’s Crudities: Hastily. Съедено в пяти месяцах Путешествие во Францию, Савойю, Италию, Ретию, обычно называемую страной Граубюнден, Гельвеция, псевдоним Швейцарии, некоторые части Высокой Германии и Нидерландов: недавно переварено в голодном воздухе Одкомба в графстве Сомерсет и теперь рассеяно к пропитанию странствующих членов этого Королевства указывает на то, насколько экзотическими и неизвестными, по его мнению, были для своих английских читателей страны, которые он посетил.Италия, занимающая видное место во многих пьесах Шекспира, была источником особого архитектурного очарования для Кория, даже без слова «балкон», чтобы описать то, что он видел:

    Я заметил еще одну вещь в этих венецианских дворцах … и это очень мало используется в любой другой стране, которую я мог видеть во время моих путешествий, за исключением Венеции и других итальянских городов. Что-то выше середины фасада здания или … немного ниже фасада фасада, прямо напротив их окон, очень приятный маленький таррас, который выступает или выступает из здания штата Мэн: край он украшен множеством prety litle перевернутых пиллеров, либо из мрамора, либо из свободного камня, чтобы наклоняться.Такого рода таррасы или маленькие галереи развлечений … служат только для этой цели, чтобы люди могли из этого места, как с самой восхитительной перспективы, созерцать и осматривать части города вокруг них.

    Для английских читателей 17-го века в том, что описывает Кориат, было что-то почти скандальное, потому что тела на этих выступающих, бодающихся галереях удовольствий, ныне известных как балконы, были не просто просмотром; они тоже были на ракурсе . Как сказал Генри Уоттон, другой англичанин, в своем трактате « Элементы архитектуры » 1624 года, «ни в одном жилище нет меньшей приватности», чем у итальянцев.Странность этой архитектурной особенности, таким образом, заменяла более крупные национальные и культурные различия: Шекспировская Англия была слишком прохладной для таких архитектурных нововведений с точки зрения климата (они переживали мини-ледниковый период), но также, возможно, с точки зрения социального или сексуального темперамента. .

    Итак, как культурно заряженный образ балкона стал настолько тесно связан с «Ромео и Джульетта» , что теперь служит визуальной синекдохой для самой пьесы?

    Сцена, наиболее тесно связанная с Шекспиром, на самом деле полностью принадлежит другому драматургу.

    Постановочная сцена, наиболее тесно связанная с Шекспиром, на самом деле принадлежит другому драматургу, Томасу Отуэю. Малоизвестный сегодня, Отуэй служит напоминанием о том, что знаменитый драматург и чрезвычайно популярные пьесы могут потерять популярность — как это случилось с Шекспиром, и особенно с «Ромео и Джульетта» , который на протяжении почти столетия редко ставился. В 1642 году пуританский парламент, находившийся в состоянии войны с королем Карлом I, закрыл лондонские театры. После того, как Карл II был восстановлен на престоле в 1660 году и театры были вновь открыты, снова были поставлены пьесы Шекспира, в том числе возрождение 1662 года « Ромео и Джульетта» .Но гораздо более популярной была пьеса Отуэя 1679 года « История и падение Гая Мариуса », в которой диалоги, персонажи и сюжет из «Ромео и Джульетта» перенесены на древнеримскую военную и политическую борьбу, почерпнутую из Плутарха. Хотя сам Шекспир часто заимствовал значительные суммы из самых разных источников, собственные значительные ассигнования Отуэя — как, например, когда юная героиня Лавиния монолог «О Мариус , Мариус ! Почему ты Мариус ?» — могут поразить современную аудиторию как почти кощунственный уровень плагиата.

    Но на протяжении большей части 17-го и 18-го веков аудитория не была бы шокирована, услышав, как Лавиния и Мариус произносят слова, которые обычно считаются «принадлежащими» Джульетте или Ромео. Люди того времени были гораздо более знакомы с пьесой Отуэя, чем с пьесой Шекспира. Caius Marius производился более 30 раз в Лондоне между 1701 и 1735 годами; в те же годы « Ромео и Джульетта» вообще не исполнялась. Шекспира не изучали в школах, и печатные копии пьесы оставались относительно редкими и дорогими.Нынешнее восприятие Шекспира, особенно «Ромео и Джульетта», как вездесущей культурной столицы, является результатом усилий, которые начались только в середине 18 века (в значительной степени предпринятых актером, продюсером, театральным менеджером и шекспировским актером Дэвидом Гаррик, это как акт саморекламы, так и все остальное).

    И, как выясняется, квинтэссенция сцены Ромео и Джульетты на самом деле должна быть приписана Отуэю, который явно инсценировал свою версию обмена любовными с Лавинией «на балконе», в то время как Ромео отвечает из сада внизу .Гаррик сохранил балкон в своем возрождении «Ромео и Джульетта » на лондонском Друри-лейн, наряду с другим нововведением Отуэя (недавно возрожденным Базом Лурманном): давая влюбленным последнюю сцену вместе после того, как фальшивый яд Лавинии / Джульетты иссяк. до того, как сработает настоящий яд Мариуса / Ромео.

    Спрангер Барри, который первоначально играл Ромео в постановке Гаррика, покинул Друри-Лейн и присоединился к конкурирующему театру Ковент-Гарден, где он сыграл главную роль в конкурирующем фильме Ромео и Джульетта , увековеченном в популярном офорт, устанавливающий визуальную иконографию «балконной сцены».«Образ Джульетты на балконе с Ромео внизу получил после этого, казалось бы, вечную и постоянно расширяющуюся жизнь. Интернет предлагает бесчисленное количество примеров, в которых малыши, кошки, собаки, фигурки Lego и даже кусочки фруктов« разыгрывают » Сцена на балконе. Полмиллиона посетителей, которые ежегодно стекаются в Верону, могут даже разыграть это на псевдобалконе, который был построен путем добавления старого саркофага к внешней стороне здания, получившего в начале 20-го века название «Casa di Giulietta». века, специально для того, чтобы удовлетворить толпы туристов, ищущих подлинный опыт Ромео и Джульетты .

    Я сам вопиющий шекспировский адаптер.

    Я не предлагаю аудитории осуждать культурный процесс адаптации, присвоения и пересмотра, который создал культ балкона. На самом деле, я сам вопиющий шекспировский адаптор. Причина, по которой я перечитал Ромео и Джульетта пару лет назад и впервые заметил отсутствие балкона, заключается в том, что я писал свой роман Медсестра Джульетты . История представляет собой 14 лет, предшествовавших событиям в пьесе, рассказанные одним из самых запоминающихся «второстепенных» персонажей Шекспира.Как писатель, я столкнулся с тем, что актеры и режиссеры давно знали: адаптация — это не нарушение некой неизменной сущности творчества Шекспира — это неотъемлемая часть нашего опыта работы с ним.

    Каждое исполнение пьесы включает в себя бесчисленное количество актов интерпретации и исправления. Один и тот же исполнитель не может произносить речь точно так же из ночи в ночь. Выбор того, как поставить сцену, особенно когда речь идет о Шекспире, который написал несколько явных сценических постановок, требует выбора, выходящего далеко за рамки текста.Поскольку пьесы Шекспира изначально были поставлены без публикации, можно с уверенностью предположить, что имеющиеся у нас версии отличаются от того, что он изначально написал. Действительно, компании, исполняющие сегодня пьесу Шекспира, должны решить, какую из многочисленных «авторитетных», но противоречивых версий использовать. Даже в этом случае режиссеры часто предпочитают изменять или опускать некоторые отрывки для своей конкретной постановки. Любая из этих интерпретаций может раскрыть что-то о непосредственном контексте, в котором она была создана.

    Принимая во внимание то постоянное место, которое несуществующий балкон занимает в коллективной культурной памяти, особенно стоит изучить влияние этой устойчивой и обожаемой ревизии. Почему зрители предпочитают помнить, что Джульетта стояла на балконе во время разговора с Ромео, а не позволяла ей оставаться, как Шекспир, у окна?

    Почему зрители предпочитают вспоминать Джульетту стоящей на балконе, а не у окна?

    Окна имели особое значение в Италии 14-го века, в которой установлен Ромео и Джульетта .В ту эпоху дочери из богатых семей были ценны, потому что их можно было выдать замуж, чтобы получить полезные политические, деловые и социальные союзы. Чтобы защитить и продвигать свои дочерние активы, семьи в позднесредневековой Италии жестко ограничивали публичные передвижения незамужних девочек (обычно с двенадцати лет), которым могло быть разрешено выходить из дома только для участия в периодических религиозных церемониях. Эти женщины большую часть своего времени проводили в домашних условиях за шитьем, обычно возле высокого окна, которое освещало их работу, но также имело вид на самые городские улицы, к которым у богатой девушки или женщины был крайне ограниченный прямой доступ.Окно обозначало огромную разницу между интерьером и экстерьером, как отмечает Джульетта: «Тогда, окно, впусти день и выпусти жизнь наружу».

    Эта фраза кажется достаточно зловещей. Но балкон, на котором зрители ожидают увидеть Джульетту, делает то, чего не может окно. Это, как в прямом, так и в переносном смысле, лиминальное пространство, особенность домашнего здания, которая функционирует не как ограждение, а как высокоэротизированная форма воздействия. Вспомните скрытый сексуальный подтекст итальянских балконов в ранних английских архитектурных трактатах.Уже в 1633 году, когда англичанам стали известны балконы, они стали восприниматься как пространство сексуальной демонстрации англичанок, о чем свидетельствует еще одна забытая пьеса забытого драматурга. В романе Томаса Наббса Ковент-Гарден два персонажа обсуждают недавний строительный бум в Лондоне, используя такой рискованный язык, что невозможно не заметить эротический заряд определенных архитектурных особенностей:

    Artlove: Mistresse Tongall, вы радуетесь этим новым эрекции.

    Тонгалл: Прекрасная эрекция вещь приятная […] Как вам, Балкони? Они хорошо выделяют леди леди, когда она предстает перед взорами пассажиров.

    Кому может не понравиться балкон, когда это идеальное место для женщины, чтобы любоваться (и, возможно, вдохновлять) такой восхитительной эрекцией?

    Неудивительно, что балкон стал самым любимым символом пьесы Шекспира. Послушная дочь должна быть обеспечена в отцовском доме, но молодая женщина, выходящая на балкон, обнажает свою желанность и свои собственные желания.Окно может пропускать свет, но балкон пропускает Джульетту, даже когда приглашает Ромео. Действительно, в сценических и кинематографических версиях Ромео и Джульетта Ромео поднялся на балкон, архитектурный ансамбль. это предвосхищает сексуальный подъем, который закончится смертью обоих персонажей.

    Может быть, именно поэтому балкон стал неотразимым, несмотря на его отсутствие в пьесе Шекспира. Хотя я сохранил любые упоминания о балконе из «Медсестра Джульетты» (мой агент хотел, чтобы на обложке было изображение балкона, чтобы быть уверенным, что потенциальные читатели «знали, о чем книга»), я с радостью дождалась своей очереди позировать для фотографии на саркофаге-балконе Каса-ди-Джульетты.Когда дело доходит до «Ромео и Джульетта» , это публика, которая хочет увидеть — или быть — Джульеттой на балконе, выходящей из-под защиты дома своего отца в демонстрации желания, будь прокляты последствия.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *