Поход олега на константинополь 911: Страница не найдена — ИНФОРМАРУС

Содержание

Поход олега на царьград в 911. Русско-византийские войны. Легенды в описании похода

Русско-византийская война 907 года

Константинополь, Византия

Победа Киевской Руси

Противники

Византийская империя

Киевская Русь

Командующие

Вещий Олег

Силы сторон

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Русско-византийская война 907 года — легендарный поход древнерусского князя Олега на Константинополь.

Поход подробно описан в «Повести временных лет» (нач.

XII века) и завершился подписанием мирного договора в 907 году. Широко известен в русском обществе по фразе: «Вещий Олег прибил свой щит на вратах Царьграда». Однако данный набег не упомянут ни в одном византийском или ином источнике, кроме древнерусских летописей. В 911 году был заключён новый русско-византийский договор, достоверность которого под сомнение не ставится.

Положение Византии

В начале X века в Византии правил император Лев VI Философ, вступивший в конфликт с церковными иерархами из-за 4-го брака. Основным врагом Византии в этот период времени были сарацины, наступавшие в Малой Азии на византийские владения и совершавшие морские набеги с юга. Самым известным набегом стал захват пиратом Львом Триполийским в июле 904 года греческого города Фессалоники. Византийский флот под командованием друнгария Имерия не смог помешать сарацинской флотилии, состоявшей всего из 54 кораблей.

Воспользовавшись слабостью империи, в том же 904 году болгарский царь Симеон I отнял часть земель у Византии, которая откупилась ежегодной данью, исправно выплачивая её до 913 года.

В Европе в начале X века появилась новая сила, венгры, которые осели в Паннонии, разгромив славянское государство Великую Моравию. В скором времени европейские хроники заполнятся сообщениями о набегах венгров на соседние страны, но в начале 900-х они представляли угрозу прежде всего Болгарскому царству, и византийская дипломатия пыталась натравить их на Симеона I.

Хотя после набега на Константинополь в 860 году византийские источники не отмечают каких-либо конфликтов с русами, есть косвенные свидетельства о том, что набеги продолжались и позже. Так в своём военном наставлении (написано около 905 года) в главе о морских сражениях император Лев VIзаметил, что враждебный народ, «так называемые северные скифы» (именование русов в византийской традиции), используют небольшие быстрые корабли, поскольку они не могут иначе выйти из рек в Черное море.

Из событий, близких по времени к 907 году, византийские хроники отмечают победу своего флота над сарацинским в октябре 906 года. В 907 и следующих годах больших сражений или войн около Константинополя не отмечено. Следующее сражение произошло в октябре 911 года возле Крита, в котором византийский флот потерпел поражение от сарацин. За византийцев сражались 700 русов. Летом 913 года болгарский царь Симеон I совершил победоносный поход под стены Константинополя, завершившийся выгодным для болгар мирным договором.

Поход Олега по «Повести временных лет»

«Повесть временных лет», самая ранняя из сохранившихся древнерусских летописей (нач. XII века), начинает рассказ о походе на Царьград с перечисления славянских и финно-угорских народов и племён, которых Олег привлёк к походу:

Согласно летописи, часть войска двигалось по берегу на конях, другая по морю на 2 тысячах кораблях, каждый из которых вмещал по 40 человек. Однако текст Новгородской летописи младшего извода, который по предположению историка Шахматова содержит в изначальном виде часть самой ранней несохранившейся летописи (Начальный свод), не говорит о 2 тысячах кораблей, но о 100 или 200 кораблей («

И заповЂда Олегъ дань даяти на 100, 200 корабль… »). Историки избегают трактовки неясной фразы начального летописца XI века, но из неё легко выводится цифра в 2000 кораблей более поздним автором «Повести временных лет» (ПВЛ). В остальном автор ПВЛ следует рассказу Начального свода с более точным указанием дат. Круглая цифра в 200 кораблей могла быть взята из рассказа о более раннем набеге руси на Царьград в 860 году.

Затем в описании похода начинаются легенды. Олег поставил свои корабли на колёса и при попутном ветре двинулся по полю к Константинополю. Испуганные греки запросили мира, вынесли отравленное вино и пищу, которые Олег не принял. Тогда греки согласились на условия Олега: заплатить по 12 гривен каждому воину, осуществить отдельные выплаты в пользу князей Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и других городов. Новгород не вошёл в список городов. По ПВЛ дань указана также в 12 гривен «

на уключину », что оставляет без вознаграждения конных участников похода.

Помимо разовых выплат, на Византию была наложена постоянная дань и заключён договор (договор 907 года), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных клятв Олег повесил в знак победы щит на воротах Царьграда, затем приказал грекам сшить паруса: для руси из паволок (златотканый шёлк), славянам из коприны (простой шёлк). Согласно летописи, по возвращении в Киев с богатой добычей народ прозвал Олега Вещим.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Трюггвасоне, записанной монахом Оддом в конце XII века. Олаф служил у князя Владимира в 980-х годах и совершил поход в Византию, согласно саге для крещения. Один из его военных набегов описывается так: «Говорят, после одной великой победы повернул он домой в Гарды [Русь]; они плыли тогда с такой большой пышностью и великолепием, что у них были паруса на их кораблях из драгоценных материй, и такими же были и их шатры. »

Если древнерусский летописец рассказывает о походе руси на Царьград в 860 году исключительно по византийским источникам (хроника Амартола), то рассказ о походе 907 года основан только на местных устных преданиях, некоторые мотивы из которых находят отражение в скандинавских сагах. Хотя сами легенды могут и не соответствовать исторической реальности, но они свидетельствуют о том, что поход был, хотя развивался видимо по-другому, чем его описывает летопись.

Договор 907 года

Согласно ПВЛ после победы Олег заключил в Константинополе мир на очень выгодных условиях. Приходящие в город русские фактически находились на содержании византийских властей и не платили пошлин. Договор пересказан на словах, формально-процессуальное содержание опущено.

В сентябре 911 года (по ПВЛ в 912 году из-за начала нового года с 1 марта) был заключен новый договор, список с которого полностью приводится в летописи. Содержание договора 907 года никак не пересекается с договором 911 года, за исключением имён послов, но почти буквально воспроизводит фрагмент из русско-византийского договора 944 года. Таблица ниже передаёт текст договора 907 года в соответствии с фрагментами из более поздних русско-византийских договоров.

Договор 907 года

Договоры 911, 944, 971 года

Участники: Карл, Фарлаф, Вермуд, Рулав и Стемид посла к ним в град карла фарлоф. вельмуда. и стемид »)

Договор 911 года

Участники: Карл, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Стемид и ещё 10 имён.

«Мы от рода русскаго. карлы. инегелдъ фарлофъ. веремудъ. рулавъ. гоуды | роуалдъ. карнъ. фрелавъ. руалъ. актеву. труанъ. ли|доул фостъ. стемид. иже послани от олга великого князя роуска и от всех иж соут под роукою ег светлых и великих князь. и ег великих бояръ. »

Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню — сколько захотят […] и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов…

нет соответствия в договорах

Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно […] Если русские явятся не для торговли, то пусть не берут месячное; пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Мамонта, и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное, — сперва те, кто пришли из Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек…

Договор 944 года

И те русские, которые отправляются отсюда, пусть берут от нас все необходимое: пищу на дорогу и что необходимо ладьям […] Если же русские придут не для торговли, то пусть не берут месячины. Пусть накажет князь своим послам и приходящим сюда русским, чтобы не творили бесчинств в селах и в стране нашей. И, когда придут, пусть живут у церкви святого Мамонта, и тогда пошлем мы, цари, чтобы переписали имена ваши, и пусть возьмут месячину — послы посольскую, а купцы месячину, сперва те, кто от города Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из прочих городов. Да входят они в город через одни только ворота в сопровождении царева мужа без оружия, человек по 50…

Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир.

Договор 971 года

… пусть […] будем прокляты от бога, в которого веруем, — в Перуна и в Волоса, бога скота, и да будем желты, как золото, и своим оружием посечены будем.

Сведения о походе Олега из других источников

Новгородская Первая летопись младшего извода излагает события иначе, называя два похода на Византию Игоря со своим воеводой Олегом, датируя их 920 и 922 годами:

При этом поход 920 года по описанию воспроизводит хорошо задокументированный поход князя Игоря в 941 году.

В византийской хронике Псевдо-Симеона (последняя треть X века) рассказывается о росах (руси):

В этом фрагменте некоторые исследователи готовы видеть элементы, схожие с предсказанием волхвами грядущей смерти Олегу, а в самом Росе -Вещего Олега. В популярной литературе широко цитируются построения В. Д. Николаева о набеге росов-дромитов на Византию в 904 году. Росы, согласно Николаеву (Псевдо-Симеон не упоминает об этом), были разбиты у мыса Трикефал византийским адмиралом Иоанном Радином, и только часть их спаслась от «греческого огня» благодаря озарению их предводителя.

А. Г. Кузьмин, исследуя текст «Повести временных лет» о князе Олеге, предположил, что летописец использовал греческие или болгарские источники о походе Олега. Летописец приводит слова византийцев: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом». Эти слова могут указывать на события 904 года, когда Константинополь не оказал помощи городу Фессалоники, покровителем которого считался Димитрий Солунский, в результате чего жители города подверглись резне и только часть их удалось выкупить из рук пиратов-арабов. В непонятной из контекста фразе византийцев о св. Дмитрии мог содержаться намёк на месть Дмитрия Константинополю, виновному в разграблении Фессалоник.

Интерпретации

Поход известен исключительно по русским источникам, византийские хранят по поводу него молчание. Лишь в «Истории» Льва Диакона есть свидетельство реальности не столько похода, сколько мирного договора: Иоанн Цимисхий во время переговоров со Святославом напоминает ему, как князь Игорь, «презрев клятвенный договор », напал на византийскую столицу. Здесь по мнению М. Я. Сюзюмова и С. А. Иванова, а также А. А. Васильева имеется в виду договор Олега 911 года, заключённый после похода 907 года и известный по Повести временных лет.

Г. Г. Литаврин нашёл договор таким, что он «без военного давления со стороны Руси был абсолютно невозможен ». При заключении империей договора с другой страной, составлялся основной экземпляр договорной грамоты от имени императора, затем такой же на греческом языке, но от имени правителя другой страны, и уже эта грамота переводилась на язык народа, с которым договаривались. Известный лингвист, академик С. П. Обнорский заключил, что текст договора 911 года именно переводной, пестрит грецизмами и нарушениями требований русского синтаксиса.

Таким образом, тексты договоров, включённые в Повесть временных лет, свидетельствуют о том, что поход не был полным вымыслом. Молчание византийских источников некоторые историки склонны объяснять неверной датировкой войны в Повести. Были попытки связать её с набегом «русов-дромитов» в 904, в то время, когда Византия сражалась с пиратом Львом Триполийским. Наиболее вероятная гипотеза была выдвинутаБ. А. Рыбаковым и Л. Н. Гумилёвым: описание похода 907 года в Повести на самом деле относится к войне 860 года, место которой заняло сообщение о неудачном рейде Аскольда и Дира 866 года, навеянное византийскими легендами о чудесном избавлении христиан от враждебных язычников.

Это тем вероятнее, что Русь с начала X века выступает в греческих текстах как союзник Византии. Патриарх Николай Мистик (901-906 и 912-925) угрожает Болгарии русским вторжением, 700 русских наёмников принимали участие в неудачной византийской экспедиции на Крит в 911.

В своей работе, посвященной походу Вещего Олега на Царьград, визаентиевед А. А. Васильев пришел к выводу, что набег Олега не был вымыслом древнерусского летописца, который в традициях скандинавских героических саг превратил обычный грабительский рейд на византийские владения в эпохальное событие.

Датировка похода

Помимо вопроса о том, имел ли место поход Олега, описанный в «Повести временных лет», существует проблема датировки такого похода.

Дата 907 года в «Повести временных лет» условна и возникла в результате сложных расчётов летописцев при сопряжении абсолютной и относительной хронологии источников, имевших даты указанные в различных эрах. Изначально рассказ о княжении Олега не имел датировки, поэтому позже рассказ был разделен на части, которые тяготели к датам начала и конца правления Олега.

По мнению А. Г. Кузьмина изначально информация конца правления Олега датировалась в «Повести временных лет» 6415 (907) годом, но при сличении с датой договора 911 года, датировка была изменена, поэтому появилось две летописные статьи в которых говорилось о походе, заключении договора и смерти Олега. Так в летописи появилось два договора (текст и его «пересказ»). Таким образом, события, описанные в статьях 907 и 912 годов, изначально никак не датировались, но были связаны, как, например, в тексте «Иоакимовской летописи», в которой нет абсолютной датировки и сведений о смерти князя: «После того Олег обладал всей страной той, многие народы себе покорил, ходил воевать на греков морем и принудил тех мир купить, возвратился с честию великою и богатствами многими».

По косвенным данным поход датируется 904-909 гг. Нижняя дата, 904 год, определяется известиями о союзных росах-дромитах и нападению арабов наФессалоники. Верхняя дата, 909-910 гг., определяется по известию о разведывательном походе русов в Каспийское море, за которым последовал поход913 года. Русы, совершившие этот поход, не могли пройти через Чёрное и Азовское моря в Дон без союзнических отношений с Византией. Союз Руси и Византии к 909-910 году подтверждается данными Константина Багрянородного (сер. X в.) об участии русских вспомогательных судов в критской экспедиции 910 года.

Вместе с тем в «Повести временных лет» имеется и относительная датировка похода. В тексте сказано, что предсказание волхвов о смерти Олега сбылось на пятое лето после его похода на Константинополь. «Смерть» Олега можно датировать временем не позже июля 912 года (принесение жертв, упомянутое В. Н. Татищевым, при появлении кометы Галлея), или осени этого года, указанной в летописи (время полюдья). Поход 913 года поставил точку на карьере Олега (он погиб или ушёл на север). Следовательно, поход на Византию приходится на 907-908 гг., и летописец не ошибся в расчётах. Верность указанной в легенде относительной даты подтверждается другим местом «Повести» — под 1071 год сказано, что в Киеве объявился волхв: «…Он рассказывал людям, что на пятый год Днепр потечет вспять и что земли начнут перемещаться» Видимо, пятилетний срок пророчества был обычным для волхвов.

Датировку похода подтверждает и динамика византийско-болгарских отношений. В 904 году болгарский царь Симеон I совершил поход на разграбленные арабами Фессалоники, пытаясь расширить свои владения. В 910-911 годах он собирается начать войну с Византией, но начнет её лишь в 913 году. В качестве одного из сдерживающих факторов по отношению к болгарам византийцы использовали флот русов.

Контрольная работа

Цели, задачи и результаты походов на Византию древних князей (Олега Вещего и Игоря Рюриковича)

Введение

В своей контрольной работе я хочу рассмотреть легендарные победоносные походы древнерусских князей Олега Вещего и Игоря Рюриковича, их цели, результаты, задачи.

Изучение походов Олега вещего и в дальнейшем Игоря Рюриковича имеет не только познавательный, академический, но и историко-правовой характер.

Поход Олега Вещего и Игоря Рюриковича подробно описан в «Повести временных лет» (нач. XII века). Целью этих походов был богатый откуп империи, платившийся язычникам, чтобы избежать разорения. Однако отношения с Византией не ограничивались только грабежом. Русские князья и купцы охотно торговали с Византией. С наступлением весны туда вывозилась собранная зимой дань, в основном меха, а также мед, воск и рабы. Из-за этого еще одной целью походов Олега Вещего и Игоря Рюриковича были, заключение договоров на очень выгодных условиях.

Результаты первого похода Олега Вещего на Византию были не только установление разовых выплат, наложение постоянной дани но и заключением мирного договора в 907 году. Согласно договору заключенному на очень выгодных условиях для древнерусских князей. Приходящие в город русские фактически находились на содержании византийских властей и не платили пошлин. Однако данный набег не упомянут ни в одном византийском или ином источнике, кроме древнерусских летописей.

В 911 году был заключён новый русско-византийский договор, достоверность которого под сомнение не ставится.

Игорь Рюрикович — князь киевский. Начал княжить в 912 г. после смерти Олега, который правил за его малолетством.

Первый поход князя Игоря на Византию в 1941 году протекал не совсем тек, как написано в «Повести временных лет» и оказался провальным. В морском сражениифлот русский был действительно разбит и из 10000 тысяч судов осталось только десять. О сем несчастном Игоревом походе говорят не только Византийские, но Арабский Эльмакин и Кремонский Епископ Лиутпранд и остальные историки. Во втором походе Игорь принял предложение греков о мире и подписал с ними в 944 году договор, менее выгодный для Руси по сравнению с договором 911 году.

Надо иметь в виду, что договоры Киевской Руси с Византией отражали самую раннюю стадию международных отношений. Тогда подданные различных государств смотрели друг на друга как на скрытых врагов и каждый, кто попадал в чужую страну, чувствовал себя в ней, как во вражеском стане.

1. Поход Олега Вещего

рюрикович договор византия русь

Первый поход на Византию Олег Вещий отправился в 907 году. Целью этого похода был не только богатый откуп империи, платившийся язычникам, чтобы избежать разорения, но и заключение договоров на выгодных условия для великого князя.

В поход взял он с собою варягов, славян, чуди, кривичей, мерю, древлян, радимичей, полян, северян, вятичей, хорватов, дулебов, тиверцев, известных как толмачи. В походе, согласно «Повести временных лет», принимало участие 2000 ладей по 40 воинов в каждой. Византийский император Лев Философ отдал приказ закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив таким образом возможность варягам грабить и разорять пригороды Царьграда. И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги.

И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу. Греки же, увидев это, испугались и предложили Олегу мир и дань.

Олег же, немного отойдя от столицы, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром и послал к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на человека, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу. «Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню — сколько захотят. Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно». И обязались греки, и сказали цари и все бояре: «Если русские явятся не для торговли, то пусть не берут месячное; пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Мамонта, и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное, — сперва те, кто пришли из Киева, Чернигова, Переяславля, и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов».

Цари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу. И повесил щит свой на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными.

Согласно договору заключенному на очень выгодных условиях для древнерусских князей. Приходящие в город русские фактически находились на содержании византийских властей и не платили пошлин.

В 911 году Олег подтвердил свой мирный договор с Византией. В

ходе длительных посольских договоров был заключен первый в истории восточной Европы развернутый письменный договор между Византией и Русью. Этот договор открывался многозначной фразой: «Мы от рода русского … посланные от Олега великого князя русского и от всех кто под рукой его — светлых и великих князей и его великих бояр…»

В договоре подтверждены «мир и любовь» между двумя государствами. В 13-ти статьях стороны договорились по всем интересующим их экономическим, политическим, юридическим вопросам, определили ответственность своих подданных в случае совершения ими каких-либо преступлений. В одной из статей шла речь о заключении между ними военного союза. Отныне русские отряды регулярно появлялись в составе византийского войска во время его походов на врагов. Надо отметить, что между именами 14 вельмож, употребленных великим князем для заключения мирных условий с греками, нет ни одного славянского. Ознакомившись с этим текстом, можно подумать, что только варяги, окружали наших первых государей и пользовались их доверенностью, участвуя в делах правления.

По версии «Повести временных лет», в том же, 912 году, князь Олег погибает от укуса змеи.

. Поход Игоря Рюриковича

В первый свой поход князь Игорь отправился в 941 году. С флотом в несколько сот людей Игоря пристал к берегам Вифинии, распространил свои опустошения до Боспора Фракийского и подступил к Константинополю; но его суда не выдержали «греческого огня», и сам Игорь спасся только с 10 судами.

Игорь не уныл, но хотел отмстить Грекам и в 944 году собрал другое многочисленное войско, призвал Варягов из-за моря, нанял Печенегов — которые дали ему аманатов в доказательство верности своей — и через два года снова пошел в Грецию со флотом и с конницею. Херсонцы и Болгары вторично дали знать Императору, что море покрылось кораблями Российскими. Лакапин, не уверенный в победе и желая спасти Империю от новых бедствий войны со врагом отчаянным, немедленно отправил послов к Игорю. Встретив его близ Дунайского устья, они предложили ему дань, какую некогда взял храбрый Олег с Греции; обещали и более, ежели Князь благоразумно согласится на мир; старались также богатыми дарами обезоружить корыстолюбивых Печенегов. Игорь остановился и, созвав дружину свою, объявил ей желание Греков. «Когда Царь, — ответствовали верные товарищи Князя Российского, — без войны дает нам серебро и золото, то чего более можем требовать? Известно ли, кто одолеет? мы ли? они ли? и с морем кто советен? Под нами не земля, а глубина морская: в ней общая смерть людям». Игорь принял их совет, взял дары у Греков на всех воинов своих, велел наемным Печенегам разорять соседственную Болгарию и возвратился в Киев.

Лакапин отправил Пслов к Игорю, а Князь Российский в Царьград, где заключен был ими торжественный мир (договор 944 года).

Договор 944 года упоминает всех русских людей для того, чтобы крепче подчеркнуть непосредственно следующую за этой фразой мысль об обязательности договоров для всех русских людей. Не от имени вече заключались договоры, а от имени князя и боярства. Сейчас мы можем не сомневаться, что все эти знатные и обличенные властью мужи были крупными землевладельцами, не со вчерашнего дня, а имеющими свою длительную историю, успевшими окрепнуть в своих вотчинах. Об этом говорит тот факт, что со смертью главы семьи во главе такого знатного дома становилась его жена. Русская Правда подтверждает это положение: «Что на ню муж возложил, тому же есть госпожа» (Троицкий список, ст. 93). Значительная часть норм обычного устного права в обработанном виде вошла в Русскую Правду. Например, статья 4 договора 944 года в целом отсутствует в договоре 911 года, где установлено вознаграждение за возвращение беглого челядина, но аналогичное установление включено в Пространную Правду (ст 113). Анализируя русско-византийские договоры, нетрудно прийти к выводу, что ни о каком господстве византийского права не может быть и речи. В них или дается так называемое договорное, на основе компромисса между русским и византийским правом (типичным примером является норма об убийстве) или проводятся принципы русского права — закона русского, как это мы наблюдаем в норме об ударах мечом «Аще ли ударить мечем или бьет кацем или сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Русскому» или в норме о краже имущества. Они свидетельствуют о достаточно высоком развитии наследственного права на Руси.

Заключение

В заключение по данной теме можно сказать что походы князя Олега Вещего и князя Игоря Рюриковича имели большое значение для древнерусского государства. Результатом походов этих двух князей были не только установление разовых выплат, наложение постоянной дани но и заключением мирного договора в 907 году, согласно которому приходящие в город русские фактически находились на содержании византийских властей и не платили пошлин.

Киевская Русь IX-XII веков — это, во-первых, колыбель государственности трех братских народов — русских, украинцев и белорусов, а во-вторых, это одна из крупнейших держав средневековой Европы, игравшая важную историческую роль в судьбах народов и государств Запада, Востока и отдаленного Севера.

Молодое государство Русь, обозначившееся в начале IX века, очень скоро стало известным во всех концах Старого Света: английские, норвежские и французские короли стремились завязать брачные связи с великими князьями Киева; Византийская империя была постоянным торговым контрагентом Руси, а на востоке русские купцы плавали по всему «Хорезмийскому» (Каспийскому) морю и с верблюжьими караванами доходили до Багдада и Балха (современный Афганистан).

Список используемой литературы

1.«Древняя Русь» Тихомиров М.Н., 1972 г.

2.«От Руси к России», Гумилев Л.Н., 1992 г.

.«История России», Зуев М.Н., 1998 г.

.«История России», Мунчаев Ш.М., В.М. Устинов, 1997 г.

.«История России», Орлов А.С., 1999 г.

.«Родная Старина», Сиповский В.Д., 1993 г.

В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и полян, и северян, и древлян, и радимичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли «Великая скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом две тысячи. И пришел к Царьграду; греки же замкнули Суд, а город затворили…

И повелел Олег своим воинам сделать колеса и поставить на колеса корабли. И когда поднялся попутный ветер, подняли они в поле паруса и двинулись к городу. Греки же, увидев это, испугались и сказали, послав к Олегу: «Не губи города, согласимся на дань, какую захочешь». И остановил Олег воинов, и вынесли ему пищу и вино, но не принял его, так как было оно отравлено. И испугались греки и сказали: «Это не Олег, но святой Дмитрий, посланный на нас Богом». И потребовал Олег выплатить дань на две тысячи кораблей: по двенадцать гривен на человека, а было в каждом корабле по сорок мужей…

Цесари же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплачивать дань и присягали друг другу: сами целовали крест, а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. И сказал Олег: «Сшейте для руси паруса из паволок, а славянам шелковые», и было так. И повесили щиты свои на вратах в знак победы, и пошел от Царьграда. И подняла русь паруса из паволок, а славяне шелковые, и разодрал их ветер. И сказали славяне: «Возьмем свои толстины, не даны, знать, славянам паруса шелковые». И вернулся Олег в Киев, неся золото и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье. И прозвали Олега Вещим, так как были люди язычниками и непросвещенными.

СВОЙ ЩИТ ПРИБИВАТЬ НА ВОРОТАХ

В заключение летописного рассказа приводится факт, который вызвал особый восторг тех, кто сомневался в достоверности летописных сообщений: там говорится, как после утверждения мира, о котором речь еще впереди, Олег в знак победы повесил свой щит на воротах города и лишь тогда ушел на родину: «И повеси щит свой въ вратах показуа победу, и поиде от Царяграда».

Немало потешались по этому поводу историки-нигилисты, считая это сообщение самым легендарным во всем рассказе, наряду с движением ладей посуху под парусами. Но потешаться-то, в общем, было не над чем. Многие историки отмечали, что сообщения о подобного рода символических актах неоднократно доходят до пас из древности и не представляют никакой легенды. Так, болгарский хан Тервел в начале VIII века, после войны с Византией и заключения с ней мира, повесил свой щит на воротах одной из византийских крепостей. А несколько десятилетий спустя другой болгарский владыка — хан Крум — домогался в знак победы над византийцами воткнуть копье в ворота Константинополя.

Обычай вешать свой щит на ворота города в знак мира был широко распространен у древних норманнов. Таким образом, «легенда» приобретает реальные черты и может явиться еще одним подтверждением достоверности похода Олега на Константинополь в 907 году.

ЛЕГЕНДЫ О ВЕЩЕМ ОЛЕГЕ

Олег был героем киевских былин. Летописная история его войны с греками пронизана фольклорными мотивами. Князь двинулся на Византию будто бы через четверть века после «вокняжения» в Киеве. Когда русы в 907 г. подступили к Царьграду, греки затворили крепостные ворота и загородили бухту цепями. «Вещий» Олег перехитрил греков. Он велел поставить 2000 своих ладей на колеса. С попутным ветром корабли двинулись к городу с стороны поля. Греки испугались и предложили дань. Князь одержал победу и повесил свой щит на вратах Царьграда. Киевские былины, пересказанные летописцем, описывали поход Олега как грандиозное военное предприятие. Но это нападение русов не было замечено греками и не получило отражения ни в одной византийской хронике.

Поход «в ладьях на колесах» привел к заключению выгодного для русов мира в 911 г. Успех Олега можно объяснить тем, что греки помнили о погроме, учиненном русами в 860 г., и поспешили откупиться от варваров при повторном появлении их у стен Константинополя в 907 г. Плата за мир на границах не была обременительной для богатой имперской казны. Зато варварам «злато и паволоки» (куски драгоценных тканей), полученные от греков казались огромным богатством.

Киевский летописец записал предание о том, что Олег был князем «у варяг» и в Киеве его окружали варяги: «седе Олег княжа в Кыеве и беша у него мужи варязи». На Западе варягов из Киевской Руси называли русами, или норманнами. Кремонский епископ Лиутпранд, посетивший Константинополь в 968 г., перечислил всех главнейших соседей Византии, вреди них русов, «которых иначе мы (жители Западной Европы. — Р. С.) называем норманнами». Данные летописей и хроник находят подтверждение в тексте договоров Олега и Игоря с греками. Договор Олега 911 г. начинается словами: «мы из рода русскаго Карлы, Инегельф, Фарлоф, Веремуд…иже послани от Олега…» Все русы, участвовавшие в заключении договора 911 г. были несомненно норманнами. В тексте договора нет указаний на участие в переговорах с греками купцов. Договор с Византией заключило норманнское войско, а точнее — его предводители.

Крупнейшие походы русов на Константинополь в X в. имели место в тот период, когда норманны создали для себя обширные опорные пункты на близком расстоянии от границ империи. Эти пункты стали превращаться во владения наиболее удачливых вождей, которые там самым превращались во владетелей завоеванных территорий.
Договор Олега с Византией 911 г. включал перечень лиц, посланных к императору «от Олега, великого князя рускаго, и от всех, иже суть под рукою его светлых и великих князь и его великих бояр». К моменту вторжения Олега византийцы имели весьма смутные представления о внутренних порядках русов и титулах их предводителей. Но они все же заметили, что в подчинении у «великого князя» Олега были другие «светлые и великие князья». Титулатура конунгов отразила метко подмеченный греками факт: равенство военных предводителей — норманнских викингов, собравшихся «под рукой» Олега для похода на греков.

Из «Повести временных лет» следует, что и полулегендарные Аскольд и Дир, и конунг Олег собирали дань лишь со славянских племен на территории Хазарского каганата, не встречая сопротивления со стороны хазар. Олег заявил хазарским данникам — северянам: «Аз им (хазарам) противен…» Но этим все и ограничилось. Имеются данные о том, что в Киеве до начала X в. располагался хазарский гарнизон. Таким образом власть кагана над окрестными племенами не была номинальной. Если бы русам пришлось вести длительную войну с хазарами, воспоминания о ней непременно отразились бы в фольклоре и на страницах летописи. Полное отсутствие такого рода припоминаний приводит к заключению, что Хазария стремилась избежать столкновения с воинствующими норманнами и пропускала их флотилии через свои владения на Черное море, когда это отвечало дипломатическим целям каганата. Известно, что такую же политику хазары проводили в отношении норманнов в Поволжье. С согласия кагана конунги спускались по Волге в Каспийское море и разоряли богатые города Закавказья. Не проводя крупных военных операций против хазар, их «союзники» русы тем не менее грабили хазарских данников, через земли которых они проходили, так как никакого иного способа обеспечить себя продовольствием у них не было.

Недолговечные норманнские каганаты, появившиеся в Восточной Европе в ранний период, менее всего походили на прочные государственные образования. После успешных походов предводители норманнов, получив богатую добычу, чаще всего покидали свои стоянки и отправлялись домой в Скандинавию. Никто в Киеве не знал достоверно, где умер Олег. Согласно ранней версии, князь после похода на греков вернулся через Новгород на родину («за море»), где и умер от укуса змеи. Новгородский летописец записал местное ладожское предание о том, что Олег после похода прошел через Новгород в Ладогу и «есть могыла его в Ладозе». Киевский летописец XII в. не мог согласиться с этими версиями. В глазах киевского патриота первый русский князь не мог умереть нигде, кроме Киева, где «есть могыла его и до сего дъни, словет могыла Ольгова». К XII в. не один конунг Олег мог бы быть похоронен в киевской земле, так что слова летописца об «Ольговой могиле» не были вымыслом. Но чьи останки покоились в этой могиле, сказать невозможно.

Скрынников Р.Г. Древнерусское государство

КАК ОЛЕГ ПОТЕРЯЛСЯ

Олег после победоносного похода на Царьград (911 год) вернулся не в Киев, а в Новгород «и отътуда в Ладогу. Есть могыла его в Ладозе». В других летописях говорится о месте погребения Олега иначе: «друзии же сказають [то есть поют в сказаниях], яко идущу ему за море и уклюну змия в ногу и с того умре». Разногласия по поводу того, где умер основатель русской державы (как характеризуют Олега норманнисты), любопытны: русские люди середины XI века не знали точно, где он умер — в Ладоге или у себя на родине за морем. Через семь десятков лет появится еще один неожиданный ответ: могила Олега окажется на окраине Киева. Все данные новгородской «Остромировой летописи» таковы, что не позволяют сделать вывод об организующей роли норманнов не только для давно сложившейся Киевской Руси, но даже и для той федерации северных племен, которые испытывали на себе тяжесть варяжских набегов…

Десятки лет русские высаживались на любом берегу «Хорезмийского» («Хвалынского», Каспийского) моря и вели мирный торг, а в самом начале X века, когда Киевом владел Олег, «русы» (в данном случае, очевидно, варяги русской службы) произвели ряд жестоких и бессмысленных нападений на жителей каспийского побережья.

Поход князя Олега на Царьград: sergeytsvetkov — LiveJournal

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русов на столицу Византии: с одной стороны — это стремление нового владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своего статуса и тем самым подтверждения и продления действия «русско»-византийского договора; с другой — нежелание имперских властей находиться в союзных отношениях с язычниками и предоставлять им торговые и какие-либо иные льготы. Непосредственным поводом к конфликту, если судить по тексту договора 911 г., были какие-то стычки между русами и греками, в которых дело доходило до «удара мечом».

Поход Олега на Константинополь обстоятельно описан в «Повести временных лет». Разительным контрастом с осведомленностью летописца выглядит «заговор молчания», которым окружено это событие в византийской литературе. Впрочем, одно косвенное свидетельство все же имеется. У Льва Диакона находим известие, что император Иоанн Цимисхий грозил князю Святославу Игоревичу участью его отца, который «презрел клятвенный договор», — это, конечно, явный намек на предыдущее византийско-«русское» соглашение, нарушенное Игорем в 941 г.

К сожалению, подробность летописного рассказа отнюдь не гарантирует точности сообщаемых им сведений. Прежде всего это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Царьград 907 г. К этому же времени она приурочивает проведение предварительных переговоров с греками, результаты которых получают юридическое оформление только в 911 г. , когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписывает знаменитый договор. Причины этой дипломатической задержки оставлены без каких-либо объяснений. Образовавшийся временной разрыв летописец просто заполнил «пустыми годами». Трудно сказать, какие соображения двигали им в данном случае*. Но на самом деле оба события произошли в одном и том же году, свидетельство чему можно найти в самой же «Повести». В статье, помеченной 907 г., Олеговы послы ведут переговоры с «царьма грецкими», братьями «Леоном и Александром». Между тем это сообщение может быть верно только по отношению к 911 г., потому что именно в этом году император Лев VI Мудрый назначил Александра своим соправителем. Таким образом, стояние «руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 г. и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

*Кажется, четырехлетний промежуток между походом и подписанием договора в «Повести» как-то связан с расчетами времени смерти Олега: «и пришедшю ему к Киеву, и пребысть 4 лета, на 5 лето помяну конь свой, от него же бяху рекли волхвы умрети Ольгови» (см. об этом: Кузьмин А. Г. Начальные этапы древнерусского летописания. М., 1977. С. 264 – 265; Никитин А. Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 183 – 184).

Не большей надежностью, чем выставленная дата, отличается и вся статья 907 г. Это и немудрено, ведь летописец, по сути, сложил гимн во славу вещего князя, в лице которого Русская земля восторжествовала над греками. Верить гимнам на слово было бы, разумеется, наивно. Читая повествование о заморских подвигах Олега, следует помнить, что соотношение между историей и поэзией здесь примерно таково, как между «Илиадой» и настоящей осадой Трои.

Эпическая грандиозность задуманного Олегом похода становится очевидной с первых же строк. Ему будто бы удается собрать огромный флот – 2000 «кораблей». Эта фантастическая цифра нужна летописцу, конечно, только для того, чтобы отправить вместе с Олегом всех его «толковинов» (союзников) — «множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверцы» (причем последние четыре славянских племени, согласно самому же летописному повествованию, еще не «примучены» киевскими князьями под дань). Но даже эта армада «кораблей» не способна вместить всех Олеговых «воев», которых, заметим, уже набирается 80 000 (из расчета по 40 человек в ладье — число, указанное в летописи), поэтому другая их часть «поиде» к Царьграду сушей, «на конех», хотя конных дружин у русов и восточных славян тогда еще не существовало.

Мобилизовав под стяги Олега всю Русскую землю, летописец, однако, не сумел как следует распорядиться этим бесчисленным воинством. Оно тает буквально на наших глазах. Первой исчезает конная рать, поскольку договор Олега требует от греков дань только на «мужей» в «кораблях». А затем как сквозь землю проваливаются все варяго-финно-славянские «толковины», вместо которых внезапно появляется «русь», чьи интересы только и оказываются учтены на переговорах с «царями». Такой оборот дела убеждает в том, что на самом деле морская кампания 911 г. была проведена силами Олеговой дружины; ополчение восточнославянских племен в набеге не участвовало.

Однако в списке «толковинов» заслуживают внимания «словене», которые впоследствии фигурируют в анекдоте с парусами: «И рече Олег: «исшейте парусы паволочиты руси, а словеном кропиньныя», и бысть тако… И подняла русь парусы паволочиты, а словене кропиньные, и раздрал их ветр; и реша словени: «возьмем свои толстины [паруса из грубого холста], не даны суть словенам паруса паволочиты». Паволокой на Руси называлась дорогая ткань двух видов: шелковая и «бумажная» (хлопчатая). «Словенам» достались тоже «паволочитые» паруса, но из хлопчатобумажной ткани – легко рвущиеся («кропкие»). Смысл анекдота, видимо, тот же, что и в сказке о вершках и корешках: деля награбленные у греков дорогие «паволоки» — шелк и бумазею, — «словене» польстились на более роскошную и прочную на вид, чем шелк, но непригодную в мореходном деле ткань.

Здесь летописец явно пересказывает известное ему «русское» дружинное предание, запечатлевшие какой-то конфликт между «русью» и «словенами» по поводу дележа добычи или дружинной «чести». Причем «словене» оказались в числе «толковинов» только благодаря тому, что они являются действующими лицами этого анекдота, и лишь для того, чтобы дать летописцу возможность рассказать его (ничего другого летописец о «словенах» не знает). В устах киевского книжника XI в. история с парусами звучит как насмешка над новгородцами, соперниками «полян-руси». Поэтому «словене» вставлены в список «толковинов» сразу же после варягов, и, находясь на этом месте, они должны обозначать ильменских словен. Не обращая внимания на то, что летописец в данном случае шел от анекдота к истории, все комментаторы этого отрывка до сих пор называют «словен» новгородцами. Между тем славянский контингент «русского» войска, по всей видимости, был представлен моравскими и хорватскими дружинниками, быть может, возглавляемыми воеводой (мотив соперничества дружин князя и воеводы развит в «Повести» позднее, в сюжете о древлянской дани). Характерно, что в тексте договора «словене» не упоминаются. Это могло произойти только в том случае, если они входили в состав «руси» — обстоятельство, вполне естественное для хорватов и мораван, пришедших в Киев вместе с Олеговыми русинами, и совершенно невозможное для ильменских словен.

В свете сказанного десятикратно сокращенное количество «кораблей» Олега будет выглядеть наиболее вероятной цифрой. Кстати говоря, именно так и поступил недоверчивый редактор Комиссионного списка Новгородской I летописи.

Описание военных действий у стен Царьграда вновь ставит вопрос о действительном отношении всей летописной статьи 907 г. к «преданьям старины глубокой» и тем более к «воспоминаниям участников похода». Замечено, например, что рассказ о грабежах и разбоях «руси» в окрестностях Константинополя («и повоева около города, и много убийств створи грекам, и палаты многы разбиша, а церкви пожгоша; а их же имяху полонянникы, одних посекаху, другыя же мучаху, иныя же расстреляху, а другыя в море вметаша, и ина многа зла творяху русь грекам, елико же ратнии творят») составлен из сообщений двух византийских источников — Продолжателя хроники Георгия Амартола и Жития Василия Нового — о нападении на Константинополь князя Игоря в 941 г. (Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды отдела древнерусской литературы Института русской литературы Академии наук СССР, IV. М.; Л., 1940. С. 54 – 57, 69 – 72). Это дало повод ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между русскими и греками» (Бахрушин С. В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма. М., 1987. С. 30 – 31; Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 109). В этих рассуждениях есть своя доля правды, однако полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях русов было бы неверно. В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием (подчас дословным) античных, библейских и проч. «образцовых» текстов (Бибиков М. В. Византийская историческая проза. М., 1996. С. 30 – 31). Между тем текст Олегова договора сохранил явственные следы того, что мечи русов и на этот раз обагрились кровью мирного населения Византийской империи. Его «главы» открываются заявлением о прекращении насилия: «По первому слову да умиримся с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали от русов впредь не «творить пакости в селах и в стране нашей».

Но процитированные критические замечания верны в том отношении, что никакой «русско-византийской войны», то есть полномасштабных военных действий, в 911 г. действительно не было. Олег приплыл к Константинополю не для того, чтобы воевать с Византией; демонстрация военной силы должна была склонить греков к заключению мирного договора. Стратегический замысел Олега состоял в том, чтобы прорваться в бухту Золотого Рога (византийский флот в это время был задействован в морских операциях против арабов в Средиземноморье). Это уязвимое место византийской твердыни было известно русам еще с 860 г. Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь по каким-то причинам внезапного нападения не получилось, и вход в бухту был надежно перекрыт протянутой между обоими берегами цепью. И все же Олег осуществил маневр, благодаря которому 542 года спустя Мехмед II въехал победителем в храм святой Софии. В этом месте своего рассказа летописец опять прибегает к поэтизации истории: «И повеле Олег воям своим колеса изделати и поставити на колеса корабли, и при попутном ветре подняли парусы… и идяше к граду». Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и довольно горист; чтобы заставить двигаться здесь поставленные на колеса ладьи, нужен ветер такой необыкновенной силы, который скорее сорвал бы все предприятие, нежели помог ему осуществиться. Но в самом факте переброски ладей по суше в бухту Золотого Рога нет ничего невероятного. Конечно, суда вряд ли были поставлены на колеса — скорее их уложили на круглые вальки и тянули волоком. Древесину в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса подступали тогда к самому Константинополю.

Успех этого маневра ошеломил греков. Увидев вражеские суда плавающими посреди бухты, считавшейся недоступной, императоры-соправители согласились начать переговоры с Олегом. К этому шагу их вынудило также покаянное настроение, охватившее население столицы. Вдруг вспомнили, как за несколько лет перед тем, в 904 г., имперские власти отказались помочь Фессалоникам, подвергшимся осаде со стороны арабов. Жители Фессалоник были возмущены тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчили, что святой Димитрий, покровитель города, обязательно накажет Константинополь за это предательство. И вот теперь в столице на каждом углу слышалось: «Это не Олег, но сам святой Дмитрий послан на нас Богом». Противиться небесной каре было немыслимо. Дальнейшая неуступчивость правительства к требованиям ваваров, которые стремились всего-навсего иметь выгодный торг на константинопольском рынке, грозила привести к открытому мятежу. Оба эти обстоятельства — захват Олегом территории Золотого Рога и напряженная обстановка внутри города — и обеспечили незабываемый дипломатический успех послам «от рода русского».

Договор Олега с греками

Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении военных действий. Олег желал получить «дань» — откупное для своих «воев». Это место в «Повести» вообще довольно темно. Летописец приводит двойное счисление дани: вначале Олег «заповеда» давать дань «на 2000 кораблей, по 12 гривен на человек, а в корабле по 40 муж»; но его послы, явившиеся в Константинополь, просят уже «дати воям на 2000 кораблей по 12 гривен на ключ». Очевидное несоответствие между размерами этих двух даней историки объясняли по-разному. Но мало кто принимал при этом во внимание возможности имперской казны и соображения имперского престижа. Даже если, следуя Новгородской I летописи, оценить численность войска Олега в 8000 человек (200 ладей по 40 воинов в каждой), то требуемая на них дань составит 96 000 гривен или 2 304 000 золотников (гривна начала Х в. равнялась примерно трети фунта, то есть 24 византийским золотникам). Тут надо вспомнить, что в византийскую казну ежегодно поступало приблизительно 8 000 000 золотников и что император Маврикий насмерть разругался с аварским каганом Баяном из-за 100 000 золотников – суммы в 23 раза меньше той, которая получена нами в результате десятикратного сокращения количества воинов Олега! (По летописи же выходит, что Олег потребовал выплатить ему три годовых бюджета империи — еще одно свидетельство фантастичности летописного исчисления его войска.) А ведь международный статус аварского кагана намного превосходил достоинство «светлого князя русского».

Думается, что дань по 12 гривен на воина — создание разгоряченной фантазии древнерусских дружинников, попавшее в летопись из их «царьградских» преданий. Две системы исчисления дани отражают, вероятно, тот факт, что Олег, раззадоренный достигнутым успехом, поначалу запросил чересчур много, но затем, в ходе переговоров, согласился взять «по чину». Выражение «по 12 гривен на ключ» обыкновенно понимается как выплата на ключевое (рулевое) весло, то есть на одну ладью. Однако В. Даль в своем словаре (статья «Ключъ») указывает также, что у западных славян слово «ключ» означает поместье из нескольких сел и деревень с местечком, управляемое ключвойтом. «Ладейная сила Олега, — пишет он, — вероятно, делилась на ключи по волостям, откуда ладьи были выставлены, или по частным начальникам над ключами, отделами людей». Учитывая карпатское происхождение Олега, возможно, следует предпочесть именно эту трактовку размера полученной от греков дани. Еще какая-то часть дани была выдана драгоценными вещами и продуктами. Возвращаясь в Киев, Олег увозил с собой «злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье».

Другим важным пунктом переговоров были «уклады», которые греки обязались «даяти на русские грады». Текст, непосредственно следующий за списком городов, регламентирует условия содержания «русских» послов и купцов: «да емлют месячину на 6 месяцев, хлеб и вино, и мясо, и рыбы, и овощ; и да творят им мовь [баню], елико [сколько] хотят; и поидуче же домой, в Русь, да емлют у царя нашего на путь брашно, и якори, и ужа [канаты], и парусы, и елико им надобе». При вторичном упоминании городов договор определяет порядок торговли для купцов-русов: «и да входят в град в одни ворота со царевым мужем, без оружья, по 50 мужей, и да творят куплю, якоже им надобе, не платяче мыта [пошлин] ни в чем же». Таким образом, под «укладом» надо понимать торговый устав, оговаривающий правила торговли русов на константинопольском рынке. Как видим, Олег добился чрезвычайно выгодных условий для «русских» купцов: они получали содержание из императорской казны и освобождались от пошлин.

Договоренность была скреплена клятвой. Императоры Лев и Александр «целовавше сами крест, а Олга водивше на роту [присягу], и мужи его по русскому закону клящася оружьем своим, и Перуном, богом своим, и Волосом, скотьем богом, и утвердиша мир». Имя Волоса вовсе не доказывает, что среди послов Олега находились представители славянской аристократии Киева. Это божество знали также западные славяне и, скорее всего, послы, клявшиеся Волосом, принадлежали к хорватам или мораванам.

2 сентября четырнадцать «мужей от рода русского» подписали письменный договор о «непревратной и непостыжной» любви между русами и греками. Его статьи могут быть разбиты на четыре основных раздела:

1. Порядок разбора и наказания уголовных преступлений, совершенных русами или греками друг против друга на территории Византийской империи. Убийство, как того требовало имперское законодательство, каралось смертью и конфискацией имущества, за исключением той части, которая полагалась жене убийцы. За нанесение телесных повреждений на виновного налагался штраф («пять литров серебра по закону русскому»), причем если он был «неимовит», то должен был снять с себя и «самые порты». С пойманного вора взыскивалось втрое против взятого; в случае оказания им сопротивления при поимке, хозяин украденного имущества мог безнаказанно убить его. Приговор выносился только на основании неоспоримых свидетельств; при малейшем подозрении на ложность свидетельских показаний противная сторона имела право отвергнуть их, поклявшись «по своей вере». За лжесвидетельство полагалась казнь. Стороны обязывались выдавать друг другу сбежавших преступников.

2. Оказание взаимопомощи на территории других государств. В случае кораблекрушения византийского торгового судна близ берегов какой-либо иной страны находящиеся поблизости «русские» купцы обязаны были взять корабль и экипаж под охрану и сопроводить груз в пределы империи или в безопасное место. Если беда настигала греков близ «земли Русской», то корабль препровождали в последнюю, товары продавались и вырученное русы должны были переправить в Константинополь с первым же посольством или торговым караваном. Насилия, убийства и грабежи, совершенные русами на корабле, карались вышеозначенным способом. О том, что «русские» купцы имели право требовать того же с греков, договор умалчивает. Вероятно, это обстоятельство связано с тем, что русы отправлялись в торговые экспедиции целыми флотилиями (по приблизительным подсчетам, один торговый караван, прибывавший из Киева в Константинополь в середине Х в. , насчитывал не менее тысячи человек — см. Константин Багрянородный. Об управлении империей. Прим. 63. С. 329). Многочисленность «русских» купцов отражена и в требовании греков об ограничении их доступа в Константинополь: они должны были входить в город через одни ворота по 50 человек. Понятно, что при таком размахе торговых предприятий русы не нуждались в посторонней помощи.

3. Выкуп «русских» и греческих невольников и военнопленных и поимка беглых рабов. Увидев на невольничьем рынке греческого пленника, «русский» купец должен был выкупить его; так же обязан был поступить греческий торговец по отношению к плененному русу. На родине невольника купец получал за него выкупную сумму или среднюю цену невольника по текущему курсу («20 златых»). На случай «рати» (войны) между «Русской землей» и Византией предусматривался выкуп военнопленных — опять же по средней цене невольника. Беглые или украденные «русские» рабы подлежали возврату хозяевам; последние могли искать их на территории империи, и тот грек, который противился обыску своего дома, считался виновным.

4. Условия найма русов на военную службу. При объявлении набора наемников в войско византийские императоры обязаны были брать на службу всех русов, которые этого пожелают, и на тот срок, какой будет устраивать самих наемников (русы добивались долгосрочного наемничества, вплоть до пожизненного). Имущество убитого или умершего наемника, при отсутствии завещания, переправлялось его ближним «в Русь».

Переговоры завершились торжественной церемонией, которая должна была явить варварам могущество империи и побудить Олега последовать примеру предыдущих «русских» князей, обратившихся в христианство. Послы русов были приглашены в храм Святой Софии для осмотра христианских святынь: «Царь же Леон послы рускыя почтив дарами, золотом и паволоками… и пристави к ним мужи свои, показати им церковную красоту, и полаты златыя, и в них сущее богатство: злато много, и паволоки, и каменье драгое, и страсти Господни, венец и гвоздье, и хламиду багряную, и мощи святых, учаще их к вере своей и показующе им истинную веру; и тако отпусти их в свою землю с честью великой». Но кажется, никто из русов не пожелал оставить языческие заблуждения.

Перед тем как покинуть свой стан, Олег еще раз подтвердил свое твердое намерение хранить с греками «любовь непревратну и непостыжну», приказав повесить на городских воротах свой щит, «показуя победу». Этот символический акт обыкновенно истолковывают в совершенно противоположном смысле — как знак победы русов над Византией. Однако слово «победа» в XI – XII вв. имело также значение «защита, покровительство» (ср. победница — «заступница, защитница» в Успенском сборнике). Равным образом и щит нигде и никогда не символизировал победу, но лишь защиту, мир, прекращение брани. Поднятие предводителем войска своего щита во время сражения означало призыв к началу мирных переговоров; в 1204 г. знатные крестоносцы вешали свои щиты на дверях занятых ими домов в Константинополе, чтобы предотвратить их разграбление другими рыцарями. Вещий князь оставлял грекам свой талисман, который должен был охранять город от вражеских нападений; он возвращался в свой карпатский «Джарваб» не победителем Византии, а ее союзником и защитником.

2 сентября (ст.ст.) 911 года заключен первый мирный торговый договор Руси с Византией. : filin_dimitry — LiveJournal

Великий Князь Олег заключил первый мирный торговый договор Руси с Византией.

Договор — один из самых ранних сохранившихся древнерусских дипломатических документов — был заключён после успешного похода киевского князя Олега и его дружины на Византийскую империю в 907 году. Первоначально он был составлен на греческом языке, но сохранился только русский перевод в составе «Повести временных лет». Статьи русско-византийского договора 911 года посвящены главным образом рассмотрению различных правонарушений и мерах наказания за них. Речь идет об ответственности за убийство, за умышленные побои, за воровство и грабежи; о порядке помощи купцам обеих стран во время их плавания с товарами; регламентируются правила выкупа пленных; есть пункты о союзной помощи грекам со стороны Руси и о порядке службы руссов в императорской армии; о порядке возвращения бежавшей или похищенной челяди; описан порядок наследования имущества умерших в Византии руссов; регламентирована русской торговли в Византии.


(Русско-византийский договор 911 года Радзивилловская летопись (начало XIII века) лист 42)

Отношения с Византийской империей уже с IX в. составляли важнейший элемент внешней политики Древнерусского государства. Вероятно, уже в 30-е или самом начале 40-х гг. IX в. русский флот совершил набег на византийский город Амастриду на южном побережье Черного моря (современный город Амасра в Турции). Достаточно подробно греческие источники рассказывают о нападении «народа росов» на византийскую столицу — Константинополь. В «Повести временных лет» этот поход ошибочно датирован 866 годов и связывается с именами полумифических киевских князей Аскольда и Дира.

К этому же времени относятся и известия о первых дипломатических контактах Руси с южным соседом. В составе посольства византийского императора Феофила (829-842), прибывшего в 839 г. ко двору франкского императора Людовика Благочестивого, были некие «просители мира» от «народа Рос». Они были направлены своим правителем-хаканом к византийскому двору, а теперь возвращались на родину. Мирные и даже союзные отношения между Византией и Русью засвидетельствованы источниками 2-й половины 860-х годов, прежде всего — посланиями константинопольского патриарха Фотия (858-867 и 877-886). В этот период усилиями греческих миссионеров (их имена до нас не дошли) начался и процесс христианизации Руси. Однако значительных последствий это так называемое «первое крещение» Руси не имело: его результаты были уничтожены после захвата Киева пришедшими из Северной Руси дружинами князя Олега.


(Великий князь Олег Вещий)

Это событие знаменовало консолидацию под властью северной, скандинавской по происхождению, династии Рюриковичей земель вдоль транзитного волховско-днепровского торгового пути «из варяг в греки». Олег, новый правитель Руси (его имя представляет собой вариант древнескандинавского Хельги — священный) прежде всего стремился утвердить свой статус в противостоянии с могущественными соседями — Хазарским каганатом и Византийской империей. Можно предполагать, что первоначально Олег пытался поддерживать партнерские отношения с Византией на основе договора 860-х гг. Однако его антихристианская политика привела к конфронтации.

Рассказ о походе Олега на Константинополь в 907 г. сохранился в «Повести временных лет». Он содержит ряд элементов явно фольклорного происхождения, и поэтому многие исследователи выражали сомнения в его достоверности. К тому же, практически ничего не сообщают об этой военной кампании греческие источники. Имеются лишь отдельные упоминания «росов» в документах времени императора Льва VI Мудрого (886-912), а также неясный пассаж в хронике псевдо-Симеона (конец Х в.) об участии «росов» в войне Византии против арабского флота. Главным аргументов в пользу реальности похода 907 г. следует считать русско-византийский договор 911 г. Подлинность этого документа не вызывает никаких сомнений, а содержащиеся там условия, чрезвычайно выгодные для Руси, едва ли могли быть достигнуты без военного давления на Византию.


(поход Олега на Царьград, миниатюра Радзивилловской летописи)

Кроме того, описание в «Повести временных лет» переговоров между Олегом и византийскими императорами, соправителями Львом и Александром, вполне соответствует известным принципами византийской дипломатической практики. После того, как князь Олег вместе со своим войском появился под стенами Константинополя и разорил окрестности города, император Лев VI и его соправитель Александр были вынуждены вступить с ним в переговоры. Олег послал со своими требованиями пять послов к византийским императорам. Греки выразили готовность выплатить единовременную дань русам и разрешили им беспошлинную торговлю в Константинополе. Достигнутое соглашение было закреплено обеими сторонами посредством присяги: императоры целовали крест, а русы клялись на своем оружии и своими божествами Перуном и Волосом. Принесению клятвы, по-видимому, предшествовало соглашение, поскольку клятва должна была относиться как раз к практическим статьям договора, которые она была призвана утвердить. О чем конкретно стороны договаривались, мы не знаем. Ясно, однако, что русы требовали от греков каких-то платежей и льгот и что они получили это, чтобы затем покинуть округу Константинополя.

Формальный договор Руси с Византией был заключен, по-видимому, в два этапа: в 907 г. прошли переговоры, затем достигнутые соглашения были скреплены присягой. Но засвидетельствование текста договора задержалось во времени и произошло только в 911 г. Стоит отметить, что наиболее выгодные для русов статьи договора — о выплате греками контрибуции («укладов») и об освобождении русских купцов в Константинополе от уплаты пошлин — есть только среди предварительных статей 907 г., но не в основном тексте договора 911 г. По одной из версий, упоминание о пошлинах было сознательно изъято из сохранившейся только в виде заголовка статьи «О русских торгующих». Возможно, желание византийских правителей заключить договор с Русью было вызвано и стремлением получить союзника в продолжавшейся войне против арабов. Известно, что летом того же 911 года 700 русских воинов участвовали в походе византийцев на оккупированный арабами остров Крит. Возможно, они остались в империи, поступив там на военную службу, после походов Олега, а не возвращались на родину.

Детальный текстологический, дипломатический и правовой анализ показал, что тексты дипломатического протокола, актовых и юридических формул, сохраненные в древнерусском тексте договора 911 г. , представляют собой либо переводы хорошо известных византийских канцелярских формул, засвидетельствованных во многих сохранившихся греческих подлинных актах, либо парафразы памятников византийского права. Нестор включил в состав «Повести временных лет» русский перевод, выполненный с аутентичной (то есть обладавшей силой оригинала) копии акта из особой копийной книги. К сожалению, пока не установлено, ни когда и кем был выполнен перевод, ни при каких обстоятельствах выписки из копийных книг попали на Русь.

На протяжении X–XI вв. войны между Русью и Византией чередовались с мирными, причем довольно продолжительными паузами. Эти периоды отмечены усилением дипломатических акций, двух государств — обменом посольствами, активной торговлей. Из Византии на Русь приезжали священнослужители, архитекторы, художники. После христианизации Руси в обратном направлении начали ездить паломники ко святым местам. В «Повесть временных лет» включены еще два русско-византийских договора: между князем Игорем и императором Романом I Лакапином (944 год) и между князем Святославом и императором Иоанном I Цимисхием (971 год). Как и в случае с соглашением 911 г., они представляют собой переводы с греческих оригиналов. Вероятнее всего, все три текста попали в руки составителя «Повести временных лет» в виде единого сборника. При этом, текста договора 1046 г. между Ярославом Мудрым и императором Константином IX Мономахом в «Повести временных лет» нет.

Договоры с Византией принадлежат к числу древнейших письменных источников русской государственности. Как международные договорные актами, они зафиксировали нормы международного права, а также правовые нормы договаривающихся сторон, которая, таким образом, оказалась вовлечена в орбиту другой культурно-юридической традиции.

К нормам международного права можно отнести те статьи договора 911 г. и других русско-византийских соглашений, аналоги которых присутствуют в текстах ряда других договоров Византии. Это относится к ограничению срока пребывания иноземцев в Константинополе, а также к нормам берегового права, отраженным в договоре 911 г. Аналогом положений того же текста о беглых рабах могут быть пункты некоторых византийско-болгарских соглашений. Византийские дипломатические соглашения включали в себя пункты о термах (банях), сходные с соответствующими условиями договора 907 г. Документальное оформление русско-византийских договоров, как неоднократно отмечалось исследователями, во многом обязано византийскому канцелярскому протоколу. Поэтому в них нашли отражение греческие протокольные и юридические нормы, канцелярские и дипломатические стереотипы, нормы, институты. Это, в частности, обычное для византийских актов упоминание соправителей наряду с правящим монархом: Льва, Александра и Константина в договоре 911 г., Романа, Константина и Стефана в договоре 944 г., Иоанна Цимисхия, Василия и Константина в договоре 971 г. Таких упоминаний обычно не было ни в русских летописях, ни в кратких византийских хрониках, напротив, в формуляре византийских официальных документов это был обычный элемент. Определяющее влияние византийских норм сказалось в использовании греческих мер веса, денежных мер, также византийской системы летосчисления и датировки: указание года от Сотворения мира и индикта (порядкового номера года в 15-летнем цикле налоговой отчетности). Цена раба в договоре как 911 г., как показали исследования, близка к вилке средней цены невольника в Византии того времени.

Важно, что договор 911 г., как и последующие соглашения, свидетельствовали о полном юридическом равенстве обеих сторон. Субъектами права выступали подданные русского князя и византийского императора, независимо от места их проживания, социального статуса и вероисповедания. При этом нормы, регулирующие преступления против личности, в них были основаны главным образом на «законе русском». Вероятно, имеется в виду свод юридических норм обычного права, действовавших на Руси к началу Х в., то есть задолго до принятия христианства.
(по материалам: http://doc.histrf.ru/10-16/russko-vizantiyskiy-dogovor/)

907, 912 Походы Олега на Константинополь. Заключение договоров с греками. Смерть Олега

Читайте также

4. Смерть князя Олега — ещё одно отражение истории Христа на страницах русских летописей

4.  Смерть князя Олега — ещё одно отражение истории Христа на страницах русских летописей 4.1. Романовская версия гибели князя Олега Рассказав об Аскольде и Дире, русские летописи переходят к правлению князя Олега якобы 879–912 годов [131], т. 2, с. 14–21. Сразу скажем, что

4.8. Казнь Христа на Лобном месте и смерть Олега, ступившего ногой на лоб

4.8. Казнь Христа на Лобном месте и смерть Олега, ступившего ногой на лоб Христос был распят на горе Голгофе. В Евангелиях и других церковных источниках Голгофа названа также Лобным местом. «И привели Его на место Голгофу, что значит Лобное место» (Марк 15:22). Старинное

4.10. Смерть Клеопатры от укуса змеи и смерть Олега

4.10. Смерть Клеопатры от укуса змеи и смерть Олега Смерть от укуса змеи на страницах летописей — событие довольно редкое. Из особо знаменитых героев истории так умирали только русский князь Олег и «античная» египетская царица Клеопатра. Историю Олега мы подробно обсудили

4. Смерть князя Олега — еще одно отражение истории Христа на страницах русских Летописей

4. Смерть князя Олега — еще одно отражение истории Христа на страницах русских Летописей 4.1. Романовская версия гибели князя Олега Рассказав об Аскольде и Дире, русские летописи переходят к правлению князя Олега, якобы 879–912 годы [832:1], т. 2, с. 14–21. Сразу скажем, что

4.8. Казнь Христа на лобном месте и смерть Олега, ступившего ногой на лоб

4.8. Казнь Христа на лобном месте и смерть Олега, ступившего ногой на лоб Христос был распят на горе Голгофе. В Евангелиях и других церковных источниках Голгофа названа также Лобным местом. «И привели Его на место Голгофу, что значит Лобное место» (Марк 15:22). Старинное

4.

10. Смерть Клеопатры от укуса змеи и смерть Олега

4.10. Смерть Клеопатры от укуса змеи и смерть Олега Смерть от укуса змеи на страницах летописей — событие довольно редкое. Из особо знаменитых героев истории так умирали только русский князь Олег и «античная» египетская царица Клеопатра. Историю Олега мы подробно обсудили

Поход Олега на Константинополь

Поход Олега на Константинополь  Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам русов на столицу Византии: с одной стороны — это стремление нового владыки Днепровской Руси добиться от империи признания своего статуса и тем

Договор Олега с греками

Договор Олега с греками  Подписанию долгосрочного мирного договора предшествовали переговоры о завершении военных действий. Олег желал получить «дань» — откупное для своих «воев». Это место в «Повести» вообще довольно темно. Летописец приводит двойное счисление дани:

Смерть Олега

Смерть Олега  Конец княжения Олега описан в знаменитой летописной новелле, помеченной 912 г.: «И жил Олег в мире со всеми странами, княжа в Киеве. И приспела осень, и вспомнил Олег о своем коне, которого когда-то поставил кормить, решив никогда не садиться на него. Ведь

1115 Смерть Олега Гориславича

1115 Смерть Олега Гориславича Одним из постоянных претендентов на киевское княжение считался знаменитый Олег Святославич. Этот сын великого князя Святослава Ярославича сыграл печальную роль в истории усобиц и распрей на Руси. Он прожил полную приключений и авантюр жизнь,

СМЕРТЬ ОЛЕГА ОТ СВОЕГО КОНЯ

СМЕРТЬ ОЛЕГА ОТ СВОЕГО КОНЯ В год 6420 (912). И жил Олег, княжа в Киеве, мир имея со всеми странами, й пришла осень, и помянул Олег коня своего, которого когда-то поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо когда-то спрашивал он волхвов{58} и кудесников{59}: «От чего я

Смерть Олега

Смерть Олега Далекі походи і підбої Олега дали йому славу й імя незвичайної людини, казкового героя, чудодія. «І прозвали Олега Віщим, — бо були погани й невчені», каже літописець-чернець. І про смерть Олега переказували незвичайну історію.Питався Олег віщунів і знахорів,

Доповнення 1 Смерть Олега

Доповнення 1 Смерть Олега Смерть Ольгова-коганя так само оповита леґендою, як і його походження та походи. Кажуть, що колись князь, по черговій перемозі, запитав старого волхва – вайделота («всезнаючого»), – якою смертю він помре? А той, обмежився коротким: «від улюбленого

21.

 ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ

21. ПОХОД ОЛЕГА НА ЦАРЬГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ Из «Повести временных лет» по «Лаврентьевскому списку», СПБ 1910.В лето 6415[19]. Иде Олег на грекы, Игоря оставив Киеве; поя же множество варяг, и словен, и чюдь, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и

Войны и походы олега

Войны и походы олега Завершивши объединение славянских племен и освобождение их от варягов-«находников», Олег предпринял ряд успешных походов для обеспечения границ от воинственных соседей. Он победоносно воюет с сильными тогда хазарами, которые постоянно угрожали

Русско-византийская война (907)

Русско-византийская война 907 года — легендарный поход киевского князя Олега на Константинополь.

Поход подробно описан в «Повести временных лет» (нач. XII века) и завершился подписанием мирного договора в 907 году. Широко известен в русском обществе по фразе: «Вещий Олег прибил свой щит на вратах Царьграда». Однако данный набег не упомянут ни в одном византийском или ином источнике, кроме древнерусских летописей. В 911 году был заключён новый русско-византийский договор.

Блок: 1/10 | Кол-во символов: 478
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_(907)

Положение Византийской империи

В начале X века в Византии правил император Лев VI Философ, вступивший в конфликт с церковными иерархами из-за 4-го брака. Основным врагом Византии в этот период времени были Аббасиды, наступавшие в Малой Азии на византийские владения и совершавшие морские набеги с юга. Самым известным набегом стал захват пиратом Рашидом аль-Вардами в июле 904 года греческого города Фессалоники. Византийский флот под командованием друнгария Имерия не смог помешать арабской флотилии, состоявшей из 54 кораблей.

Воспользовавшись слабостью империи, в том же 904 году болгарский царь Симеон I отнял часть земель у Византии, которая откупилась ежегодной данью, исправно выплачивая её до 913 года. В Европе в начале X века появилась новая сила, венгры, которые осели в Паннонии, разгромив славянское государство Великую Моравию. В скором времени европейские хроники заполнятся сообщениями о набегах венгров на соседние страны, но в начале 900-х годов они представляли угрозу прежде всего Болгарскому царству, и византийская дипломатия пыталась натравить их на Симеона I.

Хотя после набега на Константинополь в 860 году византийские источники не отмечают каких-либо конфликтов с русами, есть косвенные свидетельства о том, что набеги продолжались и позже. Так в своём военном наставлении (написано около 905 года) в главе о морских сражениях император Лев VI заметил, что враждебный народ, «так называемые северные скифы» (именование русов в византийской традиции), используют небольшие быстрые корабли, поскольку они не могут иначе выйти из рек в Чёрное море.

Из событий, близких по времени к 907 году, византийские хроники отмечают победу своего флота над сарацинским в октябре 906 года. В 907 и следующих годах больших сражений или войн около Константинополя не отмечено. Следующее сражение произошло в октябре 911 года возле Крита, в котором византийский флот потерпел поражение от сарацин. За византийцев сражались 700 русов. Летом 913 года болгарский царь Симеон I совершил победоносный поход под стены Константинополя, завершившийся выгодным для болгар мирным договором.

Блок: 2/10 | Кол-во символов: 2091
Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_(907)

Причины похода

Русские князья регулярно совершали военные походы на Царьград, Олег не был исключением. В качестве основных причин можно предположить следующие:

  1. Олег был варягом, ему было важно предоставлять своим воинам возможность заполучить богатую добычу (которой славилась Византия).
  2. Про­веде­ние си­ловой ак­ции дол­жно бы­ло стать ве­сомым ар­гу­мен­том при зак­лю­чении мир­но­го до­гово­ра на ус­ло­ви­ях ру­сов — Кон­стан­ти­нополь был «вра­тами» из Чер­но­го мо­ря в Сре­дизем­ное, а зна­чит од­ним из клю­чевых пун­ктов для тор­говцев, сле­ду­ющих по пу­ти «Из ва­ряг в гре­ки»

Карта отражающая путь «Из Варяг в Греки», а также территории древнерусского государства во время правления князя Олега Вещего

Блок: 2/5 | Кол-во символов: 715
Источник: https://xn--80apmdfm0a.xn--p1acf/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B8%D0%B9/%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D1%8F%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BD%D0%B0-%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4/

Описание событий

Поход Олега в Царьград по реке Днепр. Ф.А. Бруни

Согласно Повести временных лет, Олег смог привлечь для похода на Царьград большое количество воинов из разных племён и народов:

«…взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки «Великая Скифь». И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000.»

Спустившись по Днепру до Черного моря, Олег и его войска продолжили путь вдоль побережья.

Поход Олега на Царьград Худ. Трофименко С. С.

Узнав о приближении огромного войска, византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями знаменитый залив Золотой Рог, предоставив таким образом варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя.

Надежды греков на такую защиту от варваров (как они именовали русов) были оправданы — уже несколько веков этот прием позволял не допускать вражеские суда для высадки внутри города, а высокие каменные стены города позволяли выдерживать самые жестокие штурмы.

Изображение бухты и закреплённой на её входе цепи. Ниже фрагмент цепи.
Археологический музей Стамбула (Константинополя), Турция

Пока его воины разграбляли незащищенные высокими стенами пригороды, Олег Вещий придумал ставшую легендарной тактическую хитрость — приказал вытащить корабли на берег, поставить их на колёса и так, при попутном ветре, вся армия двинулась к стенам Царьграда.

«В лето 907. Идущие на Царьград»
Ольшанский Б.М.

Ужаснувшись видом плывущей по земле, как по морю, армаде кораблей, греки направили послов к Олегу:

«Не губи города, дадим тебе дань, какую захочешь».

Однако, за мнимой покорностью крылось коварство — вместе с послами были присланы отравленные вино и пища, видимо греки надеялись ликвидировать предводителя «наглых варваров» и в неизбежной сумятице попытаться контратаковать. Олег же, предчувствовал, что его могут попытаться отравить и вылил принёсённое вино на землю перед изумлёнными посланниками византийского императора. Достаточно часть этот эпизод летописной истории называется в качестве одной из причин, почему князя прозвали «Вещим».

Приношение греками Олегу яств с отравою.

Узнав, что их замысел раскрыт, греки посчитали это знаком свыше:

«Сей человек не просто пришел, но гнев, из-за грехов наших, послан на нас от Бога».

После чего согласились на любые условия мира, которые только захочет Олег. В знак искренности намерений византийцы целовали крест, русы же клялись на собственном оружии и именем почитаемого ими бога Перуна.

В качестве символа своей победы и триумфа Олег Вещий прибил к вратам Царьграда собственный щит — этот летописный факт впоследствии был популяризован и стал мотивом художественных произведений.

«Щит русской славы»
Худ. Б. Ольшанский, 2013 Присяга воинов Олега оружием и богом Перуном; утверждение мирною договора Олега с греками.

Кроме выгодных условий для торговцев из «Гардарики» (под этим названием Русь фигурирует у разных иностранных историков того времени), Олег потребовал для себя и своих воинов солидный откуп:

И приказал Олег дать воинам своим на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, а затем дать дань для русских городов: прежде всего для Киева, затем для Чернигова, для Переяславля, для Полоцка, для Ростова, для Любеча и для других городов: ибо по этим городам сидят великие князья, подвластные Олегу.

Напоследок, князь Олег приказал византийцам выдать дорогии материи для парусов его многочисленного флота. Когда на обратном пути у славян ветер порвал дорогие паруса, они заменили их обычными:

«Возьмем лучше обыкновенные холщовые паруса, ибо ветер не знает, что дорого, но знает, что крепко».

Блок: 3/5 | Кол-во символов: 3727
Источник: https://xn--80apmdfm0a.xn--p1acf/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B8%D0%B9/%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D1%8F%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BD%D0%B0-%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4/

СВОЙ ЩИТ ПРИБИВАТЬ НА ВОРОТАХ

В заключение летописного рассказа приводится факт, который вызвал особый восторг тех, кто сомневался в достоверности летописных сообщений: там говорится, как после утверждения мира, о котором речь еще впереди, Олег в знак победы повесил свой щит на воротах города и лишь тогда ушел на родину: «И повеси щит свой въ вратах показуа победу, и поиде от Царяграда».

Немало потешались по этому поводу историки-нигилисты, считая это сообщение самым легендарным во всем рассказе, наряду с движением ладей посуху под парусами. Но потешаться-то, в общем, было не над чем. Многие историки отмечали, что сообщения о подобного рода символических актах неоднократно доходят до пас из древности и не представляют никакой легенды. Так, болгарский хан Тервел в начале VIII века, после войны с Византией и заключения с ней мира, повесил свой щит на воротах одной из византийских крепостей. А несколько десятилетий спустя другой болгарский владыка — хан Крум — домогался в знак победы над византийцами воткнуть копье в ворота  Константинополя.

Обычай вешать свой щит на ворота города в знак мира был широко распространен у древних норманнов. Таким образом, «легенда» приобретает реальные черты и    может    явиться    еще    одним   подтверждением  достоверности похода Олега на Константинополь в 907 году.

Сахаров А.Н. «Мы от рода русского…» Рождение русской дипломатии 

Блок: 3/5 | Кол-во символов: 1391
Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/pokhod-oliegha-na-konstantinopol

Договор 907 года

Согласно ПВЛ после победы Олег заключил в Константинополе мир на очень выгодных условиях. Приходящие в город русские фактически находились на содержании византийских властей и не платили пошлин. Договор пересказан на словах, формально-процессуальное содержание опущено.

В сентябре 911 года (по ПВЛ в 912 году из-за начала нового года с 1 марта) был заключен новый договор, список с которого полностью приводится в летописи. Содержание договора 907 года никак не пересекается с договором 911 года, за исключением имён послов, но почти буквально воспроизводит фрагмент из русско-византийского договора 944 года. Таблица ниже передаёт текст договора 907 года в соответствии с фрагментами из более поздних русско-византийских договоров.

Договор 907 года Договоры 911, 944, 971 года
Участники: Карл, Фарлаф, Вермуд, Рулав и Стемидпосла к ним в град карла фарлоф. вельмуда. и стемид») Договор 911 года
Участники: Карл, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Стемид и ещё 10 имён.

«Мы от рода русскаго. карлы. инегелдъ фарлофъ. веремудъ. рулавъ. гоуды | роуалдъ. карнъ. фрелавъ. руалъ. актеву. труанъ. ли|доул фостъ. стемид. иже послани от олга великого князя роуска и от всех иж соут под роукою ег светлых и великих князь. и ег великих бояръ.»

Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды. И пусть устраивают им баню — сколько захотят и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов… нет соответствия в договорах
Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно Если русские явятся не для торговли, то пусть не берут месячное; пусть запретит русский князь указом своим приходящим сюда русским творить бесчинства в селах и в стране нашей. Приходящие сюда русские пусть живут у церкви святого Мамонта, и пришлют к ним от нашего царства, и перепишут имена их, тогда возьмут полагающееся им месячное, — сперва те, кто пришли из Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек… Договор 944 года
И те русские, которые отправляются отсюда, пусть берут от нас все необходимое: пищу на дорогу и что необходимо ладьям Если же русские придут не для торговли, то пусть не берут месячины. Пусть накажет князь своим послам и приходящим сюда русским, чтобы не творили бесчинств в селах и в стране нашей. И, когда придут, пусть живут у церкви святого Мамонта, и тогда пошлем мы, цари, чтобы переписали имена ваши, и пусть возьмут месячину — послы посольскую, а купцы месячину, сперва те, кто от города Киева, затем из Чернигова, и из Переяславля, и из прочих городов. Да входят они в город через одни только ворота в сопровождении царева мужа без оружия, человек по 50…
Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир. Договор 971 года
… пусть будем прокляты от бога, в которого веруем, — в Перуна и в Волоса, бога скота, и да будем желты, как золото, и своим оружием посечены будем.

Блок: 4/10 | Кол-во символов: 3192
Источник: https://wiki2.org/ru/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_(907)

Мирные договора Руси и Византии 907 и 911 годов

Из наиболее значимых положений, данный договор давал статус колонии поселению варяжских купцов в Константинополе. Русские купцы должны были прибывать через одни определённые городские врата, без оружия, в сопровождении императорской гвардии и не более 50 купцов на один раз. По прибытии они вставали на учёт имперскими властями для предоставления продовольствия и корма животным на срок до полугода. Возможность беспошлинной торговли, а также снабжение припасами при отбытии из города были еще одной очень весомой привилегией для любого торговца из Гардарики.

Впоследствии, в 911 году Олег Вещий направил в Константинополь послов, подтвердивших условия ранее заключённого договора. Пункты данного соглашения остались в летописях более детально — добавились пункты описывающие обязанности Руси и Византии в помощи лицам потерпевшим кораблекрушение, а также обязательства о попавших в плен или сбежавших преступников.

Страница Радзивиловской летописи описывающая заключение мира и договор 911 года

Блок: 4/5 | Кол-во символов: 1043
Источник: https://xn--80apmdfm0a.xn--p1acf/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B8%D0%B9/%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D1%8F%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BD%D0%B0-%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4/

КАК ОЛЕГ ПОТЕРЯЛСЯ

Олег после победоносного похода на Царьград (911 год) вернулся не в Киев, а в Новгород «и отътуда в Ладогу. Есть могыла его в Ладозе». В других летописях говорится о месте погребения Олега иначе: «друзии же сказають , яко идущу ему за море и уклюну змия в ногу и с того умре». Разногласия по поводу того, где умер основатель русской державы (как характеризуют Олега норманнисты), любопытны: русские люди середины XI века не знали точно, где он умер — в Ладоге или у себя на родине за морем. Через семь десятков лет появится еще один неожиданный ответ: могила Олега окажется на окраине Киева. Все данные новгородской «Остромировой летописи» таковы, что не позволяют сделать вывод об организующей роли норманнов не только для давно сложившейся Киевской Руси, но даже и для той федерации северных племен, которые испытывали на себе тяжесть варяжских набегов…

Десятки лет русские высаживались на любом берегу «Хорезмийского» («Хвалынского», Каспийского) моря и вели мирный торг, а в самом начале X века, когда Киевом владел Олег, «русы» (в данном случае, очевидно, варяги русской службы) произвели ряд жестоких и бессмысленных нападений на жителей каспийского побережья.

Рыбаков Б.А. Рождение Руси

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 1216
Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/pokhod-oliegha-na-konstantinopol

Итоги и результаты

  • В знак победы Олег Вещей прибил свой щит над вратами Царьграда-Константинополя.
  • Греки выплатили Олегу и прибывшим с ним воинам большой откуп
  • Русские купцы получили выгодные преимущества при посещении византийских городов
  • Император Византии обязался выплачивать дань «на русские города»
  • Заключенный мир был впоследствии подтверждён посольством 911 года

Блок: 5/5 | Кол-во символов: 373
Источник: https://xn--80apmdfm0a. xn--p1acf/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B8%D0%B9/%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D1%8F%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BD%D0%B0-%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4/

Кол-во блоков: 15 | Общее кол-во символов: 14226
Количество использованных доноров: 4
Информация по каждому донору:
  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_(907): использовано 1 блоков из 10, кол-во символов 2091 (15%)
  2. https://xn--80apmdfm0a.xn--p1acf/%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B3-%D0%B2%D0%B5%D1%89%D0%B8%D0%B9/%D0%B2%D0%BD%D0%B5%D1%88%D0%BD%D1%8F%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%BD%D0%B0-%D1%86%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4/: использовано 4 блоков из 5, кол-во символов 5858 (41%)
  3. https://wiki2.org/ru/%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0_(907): использовано 2 блоков из 10, кол-во символов 3670 (26%)
  4. https://histrf. ru/lenta-vremeni/event/view/pokhod-oliegha-na-konstantinopol: использовано 2 блоков из 5, кол-во символов 2607 (18%)

Договоры олега с византией 907 911. Русско-византийские договоры

Договоры олега с византией 907 911. Русско-византийские договоры

Великий Князь Олег заключил первый мирный торговый договор Руси с Византией.

Договор — один из самых ранних сохранившихся древнерусских дипломатических документов — был заключён после успешного похода киевского князя Олега и его дружины на Византийскую империю в 907 году. Первоначально он был составлен на греческом языке, но сохранился только русский перевод в составе «Повести временных лет ». Статьи русско-византийского договора 911 года посвящены главным образом рассмотрению различных правонарушений и мерах наказания за них. Речь идет об ответственности за убийство, за умышленные побои, за воровство и грабежи; о порядке помощи купцам обеих стран во время их плавания с товарами; регламентируются правила выкупа пленных; есть пункты о союзной помощи грекам со стороны Руси и о порядке службы руссов в императорской армии; о порядке возвращения бежавшей или похищенной челяди; описан порядок наследования имущества умерших в Византии руссов; регламентирована русской торговли в Византии.

Отношения с Византийской империей уже с IX в. составляли важнейший элемент внешней политики Древнерусского государства. Вероятно, уже в 30-е или самом начале 40-х гг. IX в. русский флот совершил набег на византийский город Амастриду на южном побережье Черного моря (современный город Амасра в Турции). Достаточно подробно греческие источники рассказывают о нападении «народа росов» на византийскую столицу — Константинополь. В «Повести временных лет » этот поход ошибочно датирован 866 годов и связывается с именами полумифических киевских князей Аскольда и Дира.

К этому же времени относятся и известия о первых дипломатических контактах Руси с южным соседом. В составе посольства византийского императора Феофила (829-842), прибывшего в 839 г. ко двору франкского императора Людовика Благочестивого, были некие «просители мира » от «народа Рос ». Они были направлены своим правителем-хаканом к византийскому двору, а теперь возвращались на родину. Мирные и даже союзные отношения между Византией и Русью засвидетельствованы источниками 2-й половины 860-х годов, прежде всего — посланиями константинопольского патриарха Фотия (858-867 и 877-886). В этот период усилиями греческих миссионеров (их имена до нас не дошли) начался и процесс христианизации Руси. Однако значительных последствий это так называемое «первое крещение» Руси не имело: его результаты были уничтожены после захвата Киева пришедшими из Северной Руси дружинами князя Олега.

Это событие знаменовало консолидацию под властью северной, скандинавской по происхождению, династии Рюриковичей земель вдоль транзитного волховско-днепровского торгового пути «из варяг в греки». Олег, новый правитель Руси (его имя представляет собой вариант древнескандинавского Хельги — священный) прежде всего стремился утвердить свой статус в противостоянии с могущественными соседями — Хазарским каганатом и Византийской империей. Можно предполагать, что первоначально Олег пытался поддерживать партнерские отношения с Византией на основе договора 860-х гг. Однако его антихристианская политика привела к конфронтации.

Рассказ о походе Олега на Константинополь в 907 г. сохранился в «Повести временных лет ». Он содержит ряд элементов явно фольклорного происхождения, и поэтому многие исследователи выражали сомнения в его достоверности. К тому же, практически ничего не сообщают об этой военной кампании греческие источники. Имеются лишь отдельные упоминания «росов» в документах времени императора Льва VI Мудрого (886-912), а также неясный пассаж в хронике псевдо-Симеона (конец Х в.) об участии «росов» в войне Византии против арабского флота. Главным аргументов в пользу реальности похода 907 г. следует считать русско-византийский договор 911 г. Подлинность этого документа не вызывает никаких сомнений, а содержащиеся там условия, чрезвычайно выгодные для Руси, едва ли могли быть достигнуты без военного давления на Византию.


(поход Олега на Царьград, миниатюра Радзивилловской летописи)

Кроме того, описание в «Повести временных лет » переговоров между Олегом и византийскими императорами, соправителями Львом и Александром, вполне соответствует известным принципами византийской дипломатической практики. После того, как князь Олег вместе со своим войском появился под стенами Константинополя и разорил окрестности города, император Лев VI и его соправитель Александр были вынуждены вступить с ним в переговоры. Олег послал со своими требованиями пять послов к византийским императорам. Греки выразили готовность выплатить единовременную дань русам и разрешили им беспошлинную торговлю в Константинополе. Достигнутое соглашение было закреплено обеими сторонами посредством присяги: императоры целовали крест, а русы клялись на своем оружии и своими божествами Перуном и Волосом. Принесению клятвы, по-видимому, предшествовало соглашение, поскольку клятва должна была относиться как раз к практическим статьям договора, которые она была призвана утвердить. О чем конкретно стороны договаривались, мы не знаем. Ясно, однако, что русы требовали от греков каких-то платежей и льгот и что они получили это, чтобы затем покинуть округу Константинополя.

Формальный договор Руси с Византией был заключен, по-видимому, в два этапа: в 907 г. прошли переговоры, затем достигнутые соглашения были скреплены присягой. Но засвидетельствование текста договора задержалось во времени и произошло только в 911 г. Стоит отметить, что наиболее выгодные для русов статьи договора — о выплате греками контрибуции («укладов») и об освобождении русских купцов в Константинополе от уплаты пошлин — есть только среди предварительных статей 907 г., но не в основном тексте договора 911 г. По одной из версий, упоминание о пошлинах было сознательно изъято из сохранившейся только в виде заголовка статьи «О русских торгующих». Возможно, желание византийских правителей заключить договор с Русью было вызвано и стремлением получить союзника в продолжавшейся войне против арабов. Известно, что летом того же 911 года 700 русских воинов участвовали в походе византийцев на оккупированный арабами остров Крит. Возможно, они остались в империи, поступив там на военную службу, после походов Олега, а не возвращались на родину.

Детальный текстологический, дипломатический и правовой анализ показал, что тексты дипломатического протокола, актовых и юридических формул, сохраненные в древнерусском тексте договора 911 г. , представляют собой либо переводы хорошо известных византийских канцелярских формул, засвидетельствованных во многих сохранившихся греческих подлинных актах, либо парафразы памятников византийского права. Нестор включил в состав «Повести временных лет» русский перевод, выполненный с аутентичной (то есть обладавшей силой оригинала) копии акта из особой копийной книги. К сожалению, пока не установлено, ни когда и кем был выполнен перевод, ни при каких обстоятельствах выписки из копийных книг попали на Русь.

На протяжении X–XI вв. войны между Русью и Византией чередовались с мирными, причем довольно продолжительными паузами. Эти периоды отмечены усилением дипломатических акций, двух государств — обменом посольствами, активной торговлей. Из Византии на Русь приезжали священнослужители, архитекторы, художники. После христианизации Руси в обратном направлении начали ездить паломники ко святым местам. В «Повесть временных лет » включены еще два русско-византийских договора: между князем Игорем и императором Романом I Лакапином (944 год) и между князем Святославом и императором Иоанном I Цимисхием (971 год). Как и в случае с соглашением 911 г., они представляют собой переводы с греческих оригиналов. Вероятнее всего, все три текста попали в руки составителя «Повести временных лет » в виде единого сборника. При этом, текста договора 1046 г. между Ярославом Мудрым и императором Константином IX Мономахом в «Повести временных лет » нет.

Договоры с Византией принадлежат к числу древнейших письменных источников русской государственности. Как международные договорные актами, они зафиксировали нормы международного права, а также правовые нормы договаривающихся сторон, которая, таким образом, оказалась вовлечена в орбиту другой культурно-юридической традиции.

К нормам международного права можно отнести те статьи договора 911 г. и других русско-византийских соглашений, аналоги которых присутствуют в текстах ряда других договоров Византии. Это относится к ограничению срока пребывания иноземцев в Константинополе, а также к нормам берегового права, отраженным в договоре 911 г. Аналогом положений того же текста о беглых рабах могут быть пункты некоторых византийско-болгарских соглашений. Византийские дипломатические соглашения включали в себя пункты о термах (банях), сходные с соответствующими условиями договора 907 г. Документальное оформление русско-византийских договоров, как неоднократно отмечалось исследователями, во многом обязано византийскому канцелярскому протоколу. Поэтому в них нашли отражение греческие протокольные и юридические нормы, канцелярские и дипломатические стереотипы, нормы, институты. Это, в частности, обычное для византийских актов упоминание соправителей наряду с правящим монархом: Льва, Александра и Константина в договоре 911 г., Романа, Константина и Стефана в договоре 944 г., Иоанна Цимисхия, Василия и Константина в договоре 971 г. Таких упоминаний обычно не было ни в русских летописях, ни в кратких византийских хрониках, напротив, в формуляре византийских официальных документов это был обычный элемент. Определяющее влияние византийских норм сказалось в использовании греческих мер веса, денежных мер, также византийской системы летосчисления и датировки: указание года от Сотворения мира и индикта (порядкового номера года в 15-летнем цикле налоговой отчетности). Цена раба в договоре как 911 г., как показали исследования, близка к вилке средней цены невольника в Византии того времени.

Важно, что договор 911 г., как и последующие соглашения, свидетельствовали о полном юридическом равенстве обеих сторон. Субъектами права выступали подданные русского князя и византийского императора, независимо от места их проживания, социального статуса и вероисповедания. При этом нормы, регулирующие преступления против личности, в них были основаны главным образом на «законе русском». Вероятно, имеется в виду свод юридических норм обычного права, действовавших на Руси к началу Х в., то есть задолго до принятия христианства.
(по материалам.

Общие данные о договоре и его значение

В 911 году (неверно был проставлен год договора 6420, поэтому не 912, а 911 год ), согласно летописных данных, князь Олег послал своих людей к грекам для заключения с ними мира и установления договора между Русью и Византией. Договор был заключён 2 сентября 911 года между двумя сторонами:

Договор устанавливал дружественные отношения Византии и Киевской Руси, определял порядок выкупа пленных, наказания за уголовные преступления, совершённые греческими и русскими купцами в Византии, правила ведения судебного процесса и наследования, создавал благоприятные условия торговли для русских и греков, изменял береговое право. Отныне вместо захвата выброшенного на берег судна и его имущества, владельцы берега обязывались оказывать помощь в их спасении.

Также по условиям договора русские купцы получили право жить в Константинополе по полгода, империя обязывалась содержать их в течение этого времени за счёт казны. Им было предоставлено право беспошлинной торговли в Византии. И еще допускалась возможность найма русских на военную службу в Византии.

Примечания

Литература

  • Бибиков М. В. Русь в византийской дипломатии: договоры Руси с греками X в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики . — 2005. — № 1 (19). — С. 5-15.
  • Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — К.-СПб.: Изд-во Н. Я. Оглоблина, 1900. — 681 с.
  • Памятники русского права / Под ред. С. В. Юшкова. — М.: Госюридиздат, 1952. — Вып. 1. Памятники права Киевского государства X-XII вв. — 304 с.
  • Повесть временных лет / Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. — М.-Л.: Академия наук СССР, 1950. — Ч. 1. Тексты и перевод. — 405 с.; Ч. 2. Приложения. — 559 с.
  • Фалалеева И. Н. Политико-правовая система Древней Руси IX-XI вв. — Волгоград: Изд-во Волгоградского государственного университета, 2003. — 164 с.
  • Юшков С. В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. — М.: Госюридиздат, 1949. — 544 с.

См. также

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Русско-Византийский договор 911 года» в других словарях:

    Олег Вещий ведёт войска к стенам Царьграда. Миниатюра из Радзивилловской летописи (начало XIII века). Дата 907 год … Википедия

    Византийский флот … Википедия

    Договоры Руси с Византией первые известные международные договоры Древней Руси, заключённые в 911, 944, 971, 1043 годы. Сохранились только древнерусские тексты договоров, переведённые с греческого языка на старославянский и дошедшие в… … Википедия

    Ст. слав. Ольгъ Вѣщии … Википедия

    Русь первоначально историческое название земель восточных славян и первого государства Древней Руси. Впервые употребляется как название государства в тексте русско византийского договора 911 года, более ранние свидетельства имеют дело с этнонимом … Википедия

    Эта статья о великом князе Киевской Руси. О других князьях по имени Игорь см. Князь Игорь (значения). Игорь Рюрикович ст. слав … Википедия

    Эту страницу предлагается переименовать в Новгородская Русь. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К переименованию/15 мая 2012. Возможно, её текущее название не соответствует нормам современного русского языка и/или… … Википедия

    УССР (Украïнська Радянська Социалicтична Республika), Украина (Украïна). I. Общие сведения УССР образована 25 декабря 1917. С созданием Союза ССР 30 декабря 1922 вошла в его состав как союзная республика. Расположена на… … Большая советская энциклопедия

    Византийская империя Восточная Римская империя Ромейская империя Imperium Romanum Βασιλεία Ῥωμαίων Basileía tôn Rhōmaíōn … Википедия

    Восточная Римская империя Ромейская империя Imperium Romanum Βασιλεία Ῥωμαίων Basileía tôn Rhōmaíōn … Википедия

Русско-византийский договор был заключён после успешного похода киевского князя Олега и его дружины на Византийскую империю в 907 году. Первоначально договор был составлен на греческом языке, но сохранился только . Статьи русско-византийского договора 911 года посвящены главным образом рассмотрению различных правонарушений и мерах наказания за них. Речь идет об ответственности за убийство, за умышленные побои, за воровство и грабежи; о порядке помощи купцам обеих стран во время их плавания с товарами; регламентируются правила выкупа пленных; есть пункты о союзной помощи грекам со стороны Руси и о порядке службы руссов в императорской армии; о порядке возвращения бежавшей или похищенной челяди; описан порядок наследования имущества умерших в Византии руссов; регламентирована русской торговли в Византии.

Отношения с Византийской империей уже с IX в. составляли важнейший элемент внешней политики Древнерусского государства. Вероятно, уже в 30-е или самом начале 40-х гг. IX в. русский флот совершил набег на византийский город Амастриду на южном побережье Черного моря (современный город Амасра в Турции). Достаточно подробно греческие источники рассказывают о нападении «народа росов» на византийскую столицу — Константинополь. В «Повести временных лет» этот поход ошибочно датирован 866 годов и связывается с именами полумифических киевских князей Аскольда и Дира.

К этому же времени относятся и известия о первых дипломатических контактах Руси с южным соседом. В составе посольства византийского императора Феофила (829-842), прибывшего в 839 г. ко двору франкского императора Людовика Благочестивого, были некие «просители мира» от «народа Рос». Они были направлены своим правителем-хаканом к византийскому двору, а теперь возвращались на родину. Мирные и даже союзные отношения между Византией и Русью засвидетельствованы источниками 2-й половины 860-х годов, прежде всего — посланиями константинопольского патриарха Фотия (858-867 и 877-886). В этот период усилиями греческих миссионеров (их имена до нас не дошли) начался и процесс христианизации Руси. Однако значительных последствий это так называемое «первое крещение» Руси не имело: его результаты были уничтожены после захвата Киева пришедшими из Северной Руси дружинами князя Олега.

Это событие знаменовало консолидацию под властью северной, скандинавской по происхождению, династии Рюриковичей земель вдоль транзитного волховско-днепровского торгового пути «из варяг в греки». Олег, новый правитель Руси (его имя представляет собой вариант древнескандинавского Хельги — священный) прежде всего стремился утвердить свой статус в противостоянии с могущественными соседями — Хазарским каганатом и Византийской империей. Можно предполагать, что первоначально Олег пытался поддерживать партнерские отношения с Византией на основе договора 860-х гг. Однако его антихристианская политика привела к конфронтации.

Рассказ о походе Олега на Константинополь в 907 г. сохранился в «Повести временных лет». Он содержит ряд элементов явно фольклорного происхождения, и поэтому многие исследователи выражали сомнения в его достоверности. К тому же, практически ничего не сообщают об этой военной кампании греческие источники. Имеются лишь отдельные упоминания «росов» в документах времени императора Льва VI Мудрого (886-912), а также неясный пассаж в хронике псевдо-Симеона (конец Х в. ) об участии «росов» в войне Византии против арабского флота. Главным аргументов в пользу реальности похода 907 г. следует считать русско-византийский договор 911 г. Подлинность этого документа не вызывает никаких сомнений, а содержащиеся там условия, чрезвычайно выгодные для Руси, едва ли могли быть достигнуты без военного давления на Византию.

Кроме того, описание в «Повести временных лет» переговоров между Олегом и византийскими императорами, соправителями Львом и Александром, вполне соответствует известным принципами византийской дипломатической практики. После того, как князь Олег вместе со своим войском появился под стенами Константинополя и разорил окрестности города, император Лев VI и его соправитель Александр были вынуждены вступить с ним в переговоры. Олег послал со своими требованиями пять послов к византийским императорам. Греки выразили готовность выплатить единовременную дань русам и разрешили им беспошлинную торговлю в Константинополе. Достигнутое соглашение было закреплено обеими сторонами посредством присяги: императоры целовали крест, а русы клялись на своем оружии и своими божествами Перуном и Волосом. Принесению клятвы, по-видимому, предшествовало соглашение, поскольку клятва должна была относиться как раз к практическим статьям договора, которые она была призвана утвердить. О чем конкретно стороны договаривались, мы не знаем. Ясно, однако, что русы требовали от греков каких-то платежей и льгот и что они получили это, чтобы затем покинуть округу Константинополя.

Формальный договор Руси с Византией был заключен, по-видимому, в два этапа: в 907 г. прошли переговоры, затем достигнутые соглашения были скреплены присягой. Но засвидетельствование текста договора задержалось во времени и произошло только в 911 г. Стоит отметить, что наиболее выгодные для русов статьи договора — о выплате греками контрибуции («укладов») и об освобождении русских купцов в Константинополе от уплаты пошлин — есть только среди предварительных статей 907 г., но не в основном тексте договора 911 г. По одной из версий, упоминание о пошлинах было сознательно изъято из сохранившейся только в виде заголовка статьи «О русских торгующих». Возможно, желание византийских правителей заключить договор с Русью было вызвано и стремлением получить союзника в продолжавшейся войне против арабов. Известно, что летом того же 911 года 700 русских воинов участвовали в походе византийцев на оккупированный арабами остров Крит. Возможно, они остались в империи, поступив там на военную службу, после походов Олега, а не возвращались на родину.

Детальный текстологический, дипломатический и правовой анализ показал, что тексты дипломатического протокола, актовых и юридических формул, сохраненные в древнерусском тексте договора 911 г., представляют собой либо переводы хорошо известных византийских канцелярских формул, засвидетельствованных во многих сохранившихся греческих подлинных актах, либо парафразы памятников византийского права. Нестор включил в состав «Повести временных лет» русский перевод, выполненный с аутентичной (то есть обладавшей силой оригинала) копии акта из особой копийной книги. К сожалению, пока не установлено, ни когда и кем был выполнен перевод, ни при каких обстоятельствах выписки из копийных книг попали на Русь.

На протяжении X–XI вв. войны между Русью и Византией чередовались с мирными, причем довольно продолжительными паузами. Эти периоды отмечены усилением дипломатических акций, двух государств — обменом посольствами, активной торговлей. Из Византии на Русь приезжали священнослужители, архитекторы, художники. После христианизации Руси в обратном направлении начали ездить паломники ко святым местам. В «Повесть временных лет» включены еще два русско-византийских договора: между князем Игорем и императором Романом I Лакапином (944 год) и между князем Святославом и императором Иоанном I Цимисхием (971 год). Как и в случае с соглашением 911 г., они представляют собой переводы с греческих оригиналов. Вероятнее всего, все три текста попали в руки составителя «Повести временных лет» в виде единого сборника. При этом, текста договора 1046 г. между Ярославом Мудрым и императором Константином IX Мономахом в «Повести временных лет» нет.

Договоры с Византией принадлежат к числу древнейших письменных источников русской государственности. Как международные договорные актами, они зафиксировали нормы международного права, а также правовые нормы договаривающихся сторон, которая, таким образом, оказалась вовлечена в орбиту другой культурно-юридической традиции.

К нормам международного права можно отнести те статьи договора 911 г. и других русско-византийских соглашений, аналоги которых присутствуют в текстах ряда других договоров Византии. Это относится к ограничению срока пребывания иноземцев в Константинополе, а также к нормам берегового права, отраженным в договоре 911 г. Аналогом положений того же текста о беглых рабах могут быть пункты некоторых византийско-болгарских соглашений. Византийские дипломатические соглашения включали в себя пункты о термах (банях), сходные с соответствующими условиями договора 907 г. Документальное оформление русско-византийских договоров, как неоднократно отмечалось исследователями, во многом обязано византийскому канцелярскому протоколу. Поэтому в них нашли отражение греческие протокольные и юридические нормы, канцелярские и дипломатические стереотипы, нормы, институты. Это, в частности, обычное для византийских актов упоминание соправителей наряду с правящим монархом: Льва, Александра и Константина в договоре 911 г., Романа, Константина и Стефана в договоре 944 г., Иоанна Цимисхия, Василия и Константина в договоре 971 г. Таких упоминаний обычно не было ни в русских летописях, ни в кратких византийских хрониках, напротив, в формуляре византийских официальных документов это был обычный элемент. Определяющее влияние византийских норм сказалось в использовании греческих мер веса, денежных мер, также византийской системы летосчисления и датировки: указание года от Сотворения мира и индикта (порядкового номера года в 15-летнем цикле налоговой отчетности). Цена раба в договоре как 911 г., как показали исследования, близка к вилке средней цены невольника в Византии того времени.

Важно, что договор 911 г., как и последующие соглашения, свидетельствовали о полном юридическом равенстве обеих сторон. Субъектами права выступали подданные русского князя и византийского императора, независимо от места их проживания, социального статуса и вероисповедания. При этом нормы, регулирующие преступления против личности, в них были основаны главным образом на «законе русском». Вероятно, имеется в виду свод юридических норм обычного права, действовавших на Руси к началу Х в., то есть задолго до принятия христианства.

© Библиотека Российской академии наук

Бибиков М.В. Русь в византийской дипломатии: договоры Руси с греками X в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2005. №1 (19).

Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Др. Русь (IX – нач. XII в.). СПб., 2000.

Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях. М., 2001.

Новосельцев А.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998 г. М., 2000.

Повесть временных лет / Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.; Л, 1950 .

Летопись сообщила о заключении русскими князья­ми четырех договоров с Византией в 907, 911, 944 (945) и 971 гг. Первый договор дошел до нас не в подлинном тексте, а в пересказе летописца.

Византийские источники не содержат никаких изве­стий об этих договорах, и потому вопрос об их происхож­дении и источниках, об их соотношении издавна был пред­метом оживленного спора.

Часть исследователей, в частности норманисты, считали, что русско-византийские договоры являются позднейшими подлогами. Первона­чально мнение о подложности договоров 911 и 945 (944) гг. было высказано немецким историком А.Шлецером в его исследовании «Нестор*. Шлецер основывался на том, что договор 911 г. написан от имени трех византийских императоров: Льва, Александра и Константина. Он утвер­ждал, что таких трех императоров единовременно не су­ществовало ни в 911 г., ни в другое время. Доказатель­ством подложности договоров было, по Шлецеру, и TO, что византийские источники не упоминали о таких догово­рах. Доказательством считалось также то, что рассказ о походе князя Олега на Константинополь в византийских источниках имел баснословный характер (Шлецер А. Л. Нестор. Русские летописи на древнеславянском языке. СПб, 1816. — Т. И. С. 694, 751, 758-759; Т. ПІ. С. 90, 208-209 и др.). O подложности русско-византийских договоров говорили и представители так называемой скептической школы в русской исторической науке — М. Т. Каченовский и В. Виноградов.

Однако с течением времени мнение о подложности русско-византийских договоров подверглось критике. Так, в исследованиях, посвященных византийской хронологии, было установлено, что Александр и при жизни Льва име­новался императором; Константин же, еще будучи мла­денцем, уже был коронован — следовательно, упоминание в договоре 911 г. сразу о трех византийских императорах вовсе не является анахронизмом, договор мог быть подпи­сан от их имени (Krug P. Kritischer Versuch zur

Aufklarurig der Byrantischen Chronologie mil besonderer Riichsiht auf die fiuhre GescUihte Russlands. S.P., 1810). Затем было исчерпывающим образом доказано, что текст русско-византийских договоров был переведен на русский язык с византийского (греческого) языка, причем при под­становке греческих слов многие обороты речи и смысл отдельных фраз могли быть легко поняты. Надо отметить заслуги H. А. Лавровского, посвятившего этим вопросам специальное исследование (Лавровский H. O византийском элементе в языке договоров русских с греками. СП6Д853). После работы Ламбина, доказавшего в основном историч­ность похода князя Олега на Византию в 907 г., последние сомнения в подлинности договоров должны были отпасть- (Ламбин. Действительно ли поход Олега под Царьград — сказка// Журнал Мин. народ, просв. 1873, VII).

B настоящее время можно считать совершенно опро­вергнутыми взгляды о подложности русско-византийских договоров. Рядом работ было доказано, что никаких не­сообразностей в их тексте нет. A молчание византийских источников о русско-византийских договорах находит свое объяснение в том, что византийские хроники содержат пробелы в отношении тех лет, когда договоры были зак­лючены.

Однако, отрицая подложность русско-византийских договоров, трудно настаивать на том, что их текст дошел до нас без всяких изменений. Несомненно, что за три­ста — четыреста лет их списывания переписчиками лето­писей текст их мог подвергнуться более или менее значи­тельным изменениям. Возможно, что имеются и пропуски в тексте.

Если вопрос о подлинности или подложности русско- византийских договоров считается окончательно решен­ным, то происхождение некоторых договоров до сих пор все еще не выяснено.

Наибольшие трудности представляет вопрос о происхож­дении договора 907 г. Так, H. М. Карамзин и К. H. Бесту­жев-Рюмин считали, что в 907 г. был заключен совершенно самостоятельный договор. Г. Эверс, Тобин, А. В. Лонгинов не соглашались с Карамзиным и признавали договор 907 г. только предварительным соглашением, на осно­ве которого позднее (в 911 г.) был заключен формаль­ный мирный договор. А. А. Шахматов вообще отрицал существование договора 907 г. и считал текст летопи­си об этом договоре сознательной интерполяцией лето­писца.

Более поздний исследователь М. Д. Приселков дал свое объяснение тому, что в договоре 907 г. содержатся в кратком пересказе те же постановления, которые получи­ли подробную регламентацию в договоре 911 г. Он пред­положил, что князь Святополк Изяславович предоставил Нестору для составления «Повести временных лет» воз­можность пользоваться княжеской казной, где хранились договоры русских с греками, причем эти договоры не на­ходились в должном состоянии: часть текстов была ут­рачена, тексты были разрознены. B том числе часть дого­вора 911 г. была оторвана от остального текста, что и дало Нестору повод считать оторванный кусок за остаток текста более раннего договора с Византией. При этом сре­ди документов был и другой, полный экземпляр договора 911 г., который Нестор привел в своей летописи целиком. Взгляд М. Д. Приселкова был принят и крупнейшим ис­следователем Древней Руси В. В. Мавродиным.

Ho следует отметить, что предположения М. Д. При­селкова малоубедительны. Рассказ о Несторе, пишущем «Повесть временных лет», и князе Святополке Изяслави- че, якобы предоставившем летописцу пользоваться каз­ной, где был неполный текст с оторванным куском и текст полный, ничем не подтвержден.

Более обоснованно мнение А. А. Шахматова о том, что особого договора в 907 г. не было заключено или, вернее, было заключено только соглашение о мире и о контрибуции. В. И. Сергеевич, на наш взгляд, также пра­вильно указывал, что греки должны были добиваться ско­рейшего удаления воинов князя Олега со своей террито­рии и что с этой целью они должны были поспешить дать выкуп, который Олег у них потребовал, а не возбуждать переговоров, которые могли только замедлить очищение их земли.

Анализ летописного рассказа о договоре 907 г. пока­зывает, что в этом рассказе имеются явные повторения и вставки, которые прерывали последовательное течение мысли. Составитель, несомненно, имел в своих руках раз­нообразный материал, из которого он и старался постро­ить нечто целое, но это ему не удалось. Bo всяком случае, следы пользования летописцем текстами договоров 911 и 944 гг. (ограничительные статьи) несомненны.

Договор 911 г. рассматривался исследователями как документ вполне достоверный. Он был разбит издателя­ми, в частности М. Ф. Владимирским-Будановым, на 15 статей. B начале договора указывается, что перечислен­ные поименно послы Олега, великого князя русского, к императорам Льву, Александру и Константину в целях укрепления любви, существовавшей издавна между хрис­тианами (греками) и Русью, заключили данный договор. Далее идет декларация о ненарушимости состоявшегося мирного договора.

Большая часть содержания договора 911 г. посвяще­на уголовному праву, причем статьи, относящиеся к это­му разделу, перемешаны со статьями иного содержания.

Статьи 9, 10 и 11 касались положения пленников, проданных в Русь или в Грецию. Этими статьями уста­навливалось взаимное обязательство и право выкупать и возвращать пленников на родину, а также взаимное обя­зательство отпускать на родину военнопленных. По дан­ному договору в случае, если русские полоняники прибы­вали на продажу к христианам (т. e. к грекам) из какой-нибудь иной страны, а христианские (т. e. гречес­кие) полоняники таким же образом попадали в Русь, то они продавались по 20 золотых и отпускались на родину. Te из освобожденных пленников или военнопленных, ко­торые пожелали служить византийскому императору, могли это сделать.

Одна из статей договора 911 г. говорит о взаимной помощи при кораблекрушении (ст. 8). Статья имела в виду отмену так1 называемого берегового права. Вместо захвата потерпевшего от аварии судна и его имущества договаривающиеся стороны обязывались взаимно помо­гать в спасении судна и имущества и в доставке его до границ земли (Руси или Византии). и, хотя греки нашли целесообраз­ным заключить мир при организации им второго похода, тем не менее он принужден был пойти на ряд ограниче­ний по сравнению с договором 911 г. и на принятие ряда обязательств.

Договор 944 г. не являлся повторением договора 911 г. Ero статьи имели характер уточнения и развития статей предыдущего договора. A главное, в нем имелся довольно значительный новый текст. Как и в договоре 911 г., боль­шая часть статей договора 944 г. посвящена уголовному праву. B нем нет статей, посвященных военной службе русских у греков, статей о наследстве, о выдаче преступни­ков. Ho зато в договоре 944 г. имелись статьи, определяв­шие права торговли русских в Византии, уточнявшие по­ложение русских купцов в Константинополе, а главное — статьи, относившиеся к внешней политике Руси и Ви­зантии.

B начале договора сообщалось, что его заключили посол великого князя Игоря Ивор, послы от великокня­жеского дома, послы других князей, послы бояр, а также купцы, посланные «обновити ветхий мир» и «утверди любовь межю Греки и Русью».

Первым пунктом этого договора устанавливалось пра­во со стороны русских, в частности со стороны великого князя и его бояр, отправлять в Грецию корабли в желае­мом ими количестве с послами и гостями. 0 посылке кораблей следовало извещать греков особой грамотой. Если русские прибывали без грамоты, то они задерживались и об их прибытии сообщалось великому князю. Если же русские, прибывшие в Грецию без грамоты, окажут сопро­тивление, то они будут убиты. Великий князь обязывался запретить своим послам и русским гостям (купцам) тво­рить бесчинства в Византии.

Пришедшие для торговли русские послы и гости, со­гласно договору, поселялись в особом предместье Констан­тинополя, близ храма Св. Мамы. Имена их записывались и после этого они получали месячину (послы — «слеб- ное», а гости — «месячное»), продовольствие («бражню») и лодьи на возвратный путь. Для производства торговых операций русские допускались в Константинополь груп­пами, не более 50 человек сразу, без оружия, в сопровожде­нии «царского мужа», который должен был их охранять и разбирать споры между ними и греками. Устанавлива­лось также, что вошедшие в город русские не имели права закупить паволок (драгоценных шелковых тка­ней) свыше дозволенной нормы, т. e. свыше чем на 50 золотников. Русские послы и купцы не имели также права зимовать в предместье Константинополя, около храма Св. Мамы.

Внешнеполитические обязательства Руси были изло­жены в следующих статьях, касавшихся Херсонской (Kop- сунской) страны. По статье 8 русские князья отказыва­лись от притязаний на эту территорию. При исполнении этого пункта («и тогда аще») князь русский имел право в случае необходимости просить у византийского императо­ра вспомогательное войско. По статье 10 Русь принимала на себя обязательство не делать никакого зла корсуня- нам (херсонесцам), ловящим рыбу в устье Днепра. Русь принимала также на себя обязательство не зимовать в устье Днепра, в «Белбережи и у Св. Елферья». По статье 11 князь русский принимал на себя также обязательство защищать Корсунскую страну от нападений на нее «чер­ных» болгар.

Статья о помощи при кораблекрушении в договоре 944 г. дана в иной редакции, чем в 911 г. B этой статье (ст. 9) говорилось лишь следующее: «Если русские най­дут корабль, потерпевший крушение, то они обязывались не причинять ему никакого зла. Если же все-таки они грабили этот корабль или порабощали или убивали лю­дей с этого корабля, то они должны были нести наказание по закону русскому и греческому*.

B договоре 944 г. имелась также статья о выкупе плен­ных, причем существовало различие в соотношении с поло­жениями по этому вопросу договора 911 г. Разница заклю­чалась в том, что цена выкупа пленных была понижена с 20 золотников до 10 золотников и ниже (в зависимости от возраста пленников) и устанавливалось различие в цене по­купаемого пленника. Если пленник был русский и, следова­тельно, покупался греками, то цена изменялась в зависимос­ти от возраста (10, 8 и 5 золотников). Если же пленник был грек и выкупался русскими, то за него уплачивалось 10 зо­лотников независимо от его возраста.

Неоднократно исследователями была высказана мысль, что договор 944 г. был только дополнительным к договору 911 г., а потому содержал только добавочные статьи, дополнявшие или изменявшие статьи договора Олега. C этой точки зрения, статьи договора 911 г., не измененные договором 944 г., продолжали действовать, хотя и не были повторены. Ho В. И. Сергеевич правиль­но, на наш взгляд, отвел эти соображения. Он указал, что в обоих договорах есть постановления, в которых нельзя усмотреть никакого различия. Если в одном случае на­шли нужным повторить старое правило, отчего же не сде­лано этого и в другом? «Кроме того, — говорил Сергеевич, договор — 944 года ссылается иногда на прежний мир, прямо подтверждая его статьи. Если такой подтверди­тельной ссылки нет, это значит, что составители нового договора не находили нужным настаивать на сохранении той или другой статьи первого мира» (Сергеевич В. И. Лекции и исследования. С. 622-623). Несомненно, речь шла не о дополнении к прежнему договору 911 г., а об обновлении его.

Что касается договора 972 г., то никаких сомнений по вопросу о его происхождении в настоящее время не высказывается.

Обратимся теперь к вопросу о том, какое право ле­жит в основе русско-византийских договоров. По этому вопросу высказывалось много разных мнений Так, В. Ни­кольский считал, что в русско-византийских договорах было отражено варяжско-византийское право, К. Г. Стефанов- ский — что это было отражение славяно-греческого права, В. И. Сергеевич видел в них чисто греческое право, Д. Я. Самоквасов — чисто славянское право. Ряд исследователей, например, П. Цитович и Г. Ф. Шершене- вич, отказывались признавать в этих договорах элементы того или иного национального права и видели в них на­личие особого договорного международного права.

Несомненно, мнение В. И. Сергеевича о том, что в договорах было положено в основу греческое право, не может быть принято, поскольку в самом тексте их гово­рится о применении норм «Закона русского* (о взыска­нии с вора троекратной стоимости вещи, ударах мечом и пр.). Кроме того, санкция за некоторые преступления не являлась специфичной для греческого права (например, смертная казнь за убийство).

Нельзя принять и мнение о том, что в договорах от­разилось чисто славянское право. Прежде всего, само по­нятие «славянское право» является голой абстракцией, так как система права отдельных славянских народов в IX-X вв. значительно различалась. Ho если соотнести с договорами положения Русской Правды, которая являет­ся памятником, в наиболее полном виде отразившим си­стему права восточного славянства, то оказывается, что между нормами Русской Правды и нормами русско-визан­тийских договоров имеется большое различие (например, за кражу взыскивалось не вознаграждение в размере тро­екратной стоимости вещи, а заранее установленные уро­ки).

Нельзя принять и взгляд, что в русско-византийс­ких договорах получило отражение «договорное», меж­дународное право, которое не было ни славянским, ни византийским. Дело в том, что трудно представить, что в X в. могла сложиться такая абстрактная система права, оторванная от национальной основы. A главное, в ca- мом тексте имеются нормы, которые надо счесть норма­ми русского права (ссылки на «Закон русский») или нор­мами, в которых проявились основные положения гре­ческого права.

Отказ видеть в русско-византийских договорах или чисто греческое или чисто славянское или так называе­мое «договорное», «международное» право, должен повлечь за собой признание наличия в них смешанного права, нормы которого были установлены в результате компромисса между договаривавшимися сторонами. Составители дого­воров сделали, на наш взгляд, довольно искусную попыт­ку приспособить греческое (византийское) право, харак­терное для развитого феодального общества, к русскому праву («Закону русскому»).

Ho что собой представляло это русское право — «За­кон русский»? Является ли оно «славянским» правом, т. e. некоей абстракцией, или правом восточного славянства? Мы уже указали, что представление о «славянском», или, вернее, «общеславянском» праве не может быть принято, поскольку славяне в X в. находились на разных ступенях общественно-экономического развития, и, следовательно, в системах их права должны были существовать большие различия. Ho и восточное славянство также не было од­нородно по своему общественно-экономическому развитию. Достаточно вспомнить существование такого племени, как вятичи, которые и к XII в. не вышли еще из стадии родо­племенных отношений. Следовательно, не могло быть ка­кой-то единой системы права племен восточного славян­ства. Вероятно, «Закон русский» означает систему права, сложившуюся в основных центрах Руси. Несомненно, круп­ных различий между отдельными центрами Руси не было, и, следовательно, могла возникнуть единая система рус­ского права, которую можно противопоставить системе греческого права.

B числе авторов первых комментариев текста русско- византийских договоров были В. И. Сергеевич, М. Ф. Вла­димирский-Буданов, А. В. Лонгинов. Изучением языка русско-византийских договоров занимался С. П. Обнорс­кий, который привел в специальной статье, посвященной этому вопросу, исчерпывающие доказательства того, что перевод русско-византийских договоров был первоначаль­но сделан с греческого на болгарский (т. e. перевод был сделан болгарином), а затем был исправлен книжниками.

Русско-византийские договоры имеют большое зна­чение в истории русского права. Они не только являются бесспорными памятниками прочных экономических, по­литических и культурных связей Киевского государства с Византией, но и дают возможность установить уровень правосознания и правовой мысли в IX-X вв. A самое глав­ное, они показывают, что уже в ранний период существо­вала относительно целостная система русского права («За­кона русского»), которая предшествовала системе права Русской Правды.

907 год.

Олег же, немного отойдя от [Царь]града, начал переговоры о мире с греческими царями Леоном и Александром, послав к ним в город Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемида со словами: «Платите мне дань». И сказали греки: «Что хочешь, дадим тебе». И указал Олег, дать (своим) воинам на 2000 кораблей по 12 гривен на уключину, и потом давать содержание прибывающим из русских городов: прежде всего из Киева, а также из Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и прочих городов, ибо по тем городам сидят подвластные Олегу князья.

Когда приходят русские, пусть взимают содержание, сколько хотят, а если придут купцы, то пусть взимают месячное в течение 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбы и плоды. И пусть устраивают им баню, как только (они) захотят. Когда же русские отправятся к себе домой, то пусть взимают у Вашего царя на дорогу еду, якоря, снасти, паруса и что им нужно.

И обязались греки. И сказали цари и все бояре.

Если явятся русские не для торговли, то пусть не взимают месячное. Пусть (русский) князь запретит своим послам и (вообще) прибывающим сюда русским творить бесчинство в наших селах и в нашей стране. Прибывающие (сюда) русские пусть обитают вблизи (монастыря) святого Мамонта; и когда наше царское величество пришлет (к ним кого-либо), кто перепишет их имена, то тогда (только) они возьмут полагающееся им месячное — сперва (пришедшие) из Киева, затем из Чернигова и Переяславля и из других городов. И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского чиновника, безоружными, человек по 50, и пусть торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких торговых пошлин.

Итак, царь Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались уплатить дань и присягали обе стороны; сами (греки) целовали крест, а Олега и его дружинников привели к присяге по русскому обычаю; и клялись те своим оружием и своими богами Перуном и Велесом, богом скота. И так был утвержден мир.

911 год.

В год 6420. Послал Олег своих дружинников установить мирные отношения и заключить договор между Византией и Русью; и, послав (их), сказал так:

Список с другого (экземпляра) договора, находящегося у тех же царей Льва и Александра.

1. Мы, от (имени) русского народа, Карлы, Ингельд, Фарлаф, Вермуд, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Рюар, Актеву, Труан, Лидулфост, Стемид, посланные Олегом, великим князем русским, и всеми подвластными ему светлыми боярами к вам, Льву, Александру и Константину, божьей милостью великим самодержцам, царям греческим, для подтверждения и укрепления дружбы, существовавшей между греками и русскими на протяжении многих лет, согласно желанию и повелению наших князей [и] всех подвластных им русских. Наша светлость, более всех желая милостью бога подтвердить и укрепить дружбу, существовавшую между христианами и русскими, многократно действительно стремились не только на словах, но и в письменной форме и нерушимой присягою, клянясь своим оружием, подтвердить и укрепить эту дружбу, согласно нашей вере и обычаю.

2. Таковы разделы милостью бога мирного соглашения, как мы о нем условились. Прежде всего пусть заключим с вами, греками, мир, и станем дружить друг с другом всею душой и сердцем, и не допустим, согласно нашему взаимному стремлению, никакого беспорядка или обиды со стороны подручных нам светлых князей; но постараемся, сколь возможно, сохранить с вами, греками, (впредь) безупречную дружбу, письменным договором выраженную и присягою подтвержденную. Также и вы, греки, впредь всегда соблюдайте такую же нерушимую и безупречную дружбу по отношению к нашим светлым князьям русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя.

3. Что же касается преступлений, если случится злодеяние, договоримся так: пусть обвинение, содержащееся в публично представленных (вещественных) доказательствах, будет признано доказанным; если же какому-либо (доказательству) не станут верить, то пусть присягнет та сторона, которая домогается, чтобы ему (доказательству) не доверяли; и когда присягнет, согласно своей вере, пусть наказание будет соответствовать характеру преступления.

4. О следующем. Если кто-либо убьет (кого-либо) — русский христианина или христианин русского, — пусть умрет на месте совершения убийства. Если же убийца убежит, а окажется имущим, то ту часть его имущества, которая полагается ему по закону, пусть возьмет родственник убитого, но и жена убийцы пусть сохранит то, что полагается ей по обычаю. Если убийца окажется неимущим и (при этом) он бежал, то пусть окажется под судом до тех пор, пока не будет найден (если же будет найден, то), пусть умрет.

5. Если (кто) ударит мечом или побьет (кого) каким-либо орудием, то за тот удар или избиение пусть даст 5 литров серебра по обычаю русскому. Если же совершивший это окажется неимущим, то пусть даст сколько может, вплоть до того, что даже снимет с себя те самые одежды, в которых ходит, а (что касается) недостающего, то пусть присягнет, согласно своей вере, что никто не может помочь ему, и пусть судебное преследование с целью взыскания (с него) штрафа на этом кончается.

6. О следующем. Если русский украдет что-либо у христианина или же христианин у русского и схвачен будет вор потерпевшим в то самое время, когда совершает кражу, при этом он окажет сопротивление и будет убит, то не взыщется его смерть ни христианами, ни Русью, но пусть даже потерпевший возьмет то свое (имущество), которое у него пропадало. Если же вор отдастся без сопротивления в руки того, у кого совершил кражу, и будет им связан, то пусть возвратит то, на что осмелился посягнуть, в тройном размере.

7. О следующем. Если кто-либо — русский у христианина или христианин у русского, — причиняя страдания и явно творя насилие, возьмет что-нибудь принадлежащее другому, пусть возместит убытки в тройном размере.

8. Если выброшена будет ладья сильным ветром на чужую землю и окажется там кто-нибудь из нас, русских (поблизости), то если захочет (хозяин) сохранить ее вместе со своим товаром и отправить обратно в Греческую землю, пусть проведем ее (мы) чрез любое опасное место, пока не придет она в место безопасное; если же эта ладья, спасенная после бури или после того, как она была выброшена на мель, не сможет сама возвратиться в свои места, то мы, русские, поможем гребцам той ладьи и проводим ее с их товаром невредимой. В том случае, если случится такое несчастье около Греческой земли с русской ладьею, то (мы, греки) проведем ее в Русскую землю, и пусть (свободно) продаются товары той ладьи; (так что) если можно что-либо продать из (той) ладьи, то пусть мы, русские, разгрузим их ладью. И когда приходим (мы, русские) в Грецию для торговли или с посольством к вашему царю, то пропустим (мы, греки) с честью привезенный для продажи товар (с) их ладьи. Если же случится (так, что) ктолибо из прибывших на той ладье будет убит или избит нами, русскими, или окажется что-либо взятым из ладьи, то пусть русские, сотворившие это, будут присуждены к вышеуказанному наказанию.

9. О следующем. Если пленник (из числа подданных) той или иной страны насильно удерживается русскими или греками, будучи запродан в другую страну, а объявится (соотечественник пленного), русский или грек, то (тогда разрешается его) выкупить и возвратить выкупленного на родину, а (купцы, его) купившие, возьмут цену его, или пусть будет засчитана в выкупную цену поденно (отработанная рыночная) цена челядина. Также, если и на войне (он) будет взят теми греками, все равно пусть возвратится он в свою страну, и отдана будет (за него), как сказано выше, его цена, существующая в обычных торговых расчетах.

10. Когда же требуется идти на войну. Когда же вам потребуется идти на войну, а эти (русские) захотят почтить Вашего царя, то сколько бы из пришедших (к Вам) в какое-либо время ни захотело остаться у Вашего царя по своей воле, пусть будет исполнено их желание.

11. О плененных русскими (христианах), привезенных из какой-либо страны на Русь и сразу же продаваемых в Грецию. Если же когда-нибудь пленные христиане будут привезены из какой-либо страны на Русь, то они должны продаваться по 20 золотников и возвращаться в Грецию.

12. О следующем. Если русский челядин будет украден, или убежит, или будет насильно продан и русские начнут жаловаться, то пусть подтвердится это показаниями челядина, и (тогда) русские его возьмут; также если и купцы потеряют челядина и заявят об этом, то пусть производят розыск и, найдя его, заберут… Если кто не даст произвести этого розыскания местному чиновнику, то будет считаться виновным.

13. русских, находящихся на службе в Греции у Греческого царя. Если кто (из них) умрет, не завещав своего имущества, а своих (родственников) у него (в Греции) не будет, то пусть возвратят его имущество ближайшим родственникам на Руси. Если же он составит завещание, то пусть тот, кому (он) написал (распоряжение) наследовать имущество, возьмет завещанное и наследует им.

13а. О русских, совершающих торговые операции…

О различных (людях), ходящих в Грецию и остающихся в долгу… Если злодей (? не) возвратится на Русь, то пусть русские жалуются греческому царскому величеству, и он да будет схвачен и возвращен насильно на Русь.

15. То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же (с ними).

Для подтверждения и нерушимости настоящий мирный договор между вами, христианами, и (нами) русскими, мы составили киноварью (? Ивановым написанием) на двух хартиях: вашего царя и собственноручной, и, скрепив (клятвою), предлежащим честным крестом и святою единосущною троицею единого истинного бога вашего, отдали нашим послам. Мы же клянемся вашему царю, поставленному (на царство) милостью бога, по обычаю и по установлению нашего народа, что ни мы, ни кто-либо из нашей страны не (будет) нарушать (этих) утвержденных пунктов мирного договора. И этот письменный экземпляр договора дали вашим царям на утверждение, чтобы этим договором был подтвержден и укреплен существующий между нами мир.

Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420.

Царь же Леон почтил русских послов дарами, золотом и шелками, и драгоценными тканями, и приставил к ним своих мужей показать им церковную красоту, золотые палаты и хранящиеся в них богатства: множество золота, драгоценные ткани, драгоценные камни, а также чудеса своего бога и страсти господни: венец, гвозди, багряницу, мощи святых, уча их своей вере и показывая им истинную веру. И так отпустил их в свою землю с великою честью.

Послы же, посланные Олегом, пришли к нему и поведали все речи обоих царей, как установили мирные отношения и заключили договор между Греческою землею и Русскою, и (решили, чтобы впредь) не преступать клятвы — ни грекам, ни русским.

944 год.

В год 6453. Прислали Роман, Константин и Стефан к Игорю послов для восстановления прежних мирных отношений. Игорь же, поговорив с ними о мире, послал своих дружинников к Роману. Роман же созвал бояр и сановников. И привели русских послов и велели (им) говорить, а также записывать речи обеих сторон на хартию.

Список с другого (экземпляра) договора, находящегося у царей Романа, Константина и Стефана, христолюбивых владык.

1. Мы, от (имени) русского народа, послы и купцы, Ивор, посол Игоря, великого князя русского, и общие послы: Вуефаст — Святослава, сына Игоря; Искусев — княгини Ольги; Слуды — Игоря, племянника Игоря; Улеб — Владислава; Каницар — Предславы; Шихберн — Сфандры, жены Улеба; Прастен — Турдов; Либиар — Фостов; Грим — Сфирков; Прастен — Акуна, племянника Игоря; Кары — Студеков; Егри — Ерлисков; Воист — Войков; Истр — Аминдов; Прастен — Бернов; Ятвяг — Гунарев; Шибрид — Алдан; Кол — Клеков; Стегги — Етонов; Сфирка…; Алвад — Гудов; Фруди — Тулбов; Мутур — Утин. Купец (? купцы): Адунь, Адулб, Иггизлад, Улеб, Фрутан, Гомол, Куци, Емиг, Турбрид, Фурстен, Бруны, Руалд, Гунастр, Фрастен, Игтелд, Турберн, другой Турберн, Улеб, Турбен, Моны, Руалд, Свен, Стир, Алдан, Тилий, Апубкарь, Свен, Вузлев и Синько Борич, посланные Игорем, великим князем русским и всяким княжьем и всеми людьми Русской земли. И теми поручено возобновить на зло ненавидящем к добру враждолюбцу дьяволу старый мирный договор, уже много лет как нарушенный, и утвердить дружбу между греками и русскими.

И наш великий князь Игорь, и его бояре, и все люди русские послали нас к Роману, Константину и Стефану, великим греческим царям, укрепить дружбу с самими царями, и со всеми боярами, и со всеми греческими людьми на все годы (до тех пор), пока сияет солнце и существует самый мир. А если (кто-либо) из Русской страны замыслит нарушить эту дружбу, то пусть те из них, которые приняли крещение, получат от вседержителя бога возмездие и осуждение на погибель и в этом мире, и в загробном; а те из них, которые не крещены, пусть не получат помощи ни от бога, ни от Перуна, да не защитятся они своими щитами, и да погибнут они от своих мечей, от стрел и другого своего оружия, и да пребудут рабами в этом мире и загробном.

2. А великий князь русский и его бояре пусть посылают в Грецию к великим царям греческим (столько) кораблей со своими послами и купцами, сколько захотят. Если (раньше) было постановлено, чтобы послы приносили золотые печати, а купцы — серебряные, то теперь повелел ваш князь посылать грамоты к нашему царскому величеству; посылаемые ими (т.е. русскими) послы и гости пусть приносят грамоту, где будет написано так: «послал столько-то кораблей»; чтобы из таких (грамот) узнали и мы, что приходят они с мирными намерениями. Если же придут без грамоты и окажутся в наших руках, то нам следует задержать (их до тех пор), пока не возвестим Вашему князю; если же (они) не дадут себя задержать и будут сопротивляться, то (если будут убиты) пусть не взыщется Вашим князем смерть их; если же, убежав, придут на Русь, то напишем мы Вашему князю — и пусть делают (с ними), что хотят.

2а. Если явятся русские не для торговли, то пусть не взимают месячное. И пусть запретит (русский) князь своим послам и (вообще) прибывающим сюда русским творить бесчинство в наших селах и в нашей стране. Пусть прибывающие (сюда) обитают вблизи монастыря Святого Мамонта; и когда наше царское величество пришлет (к ним кого-либо), кто перепишет их имена, то пусть тогда (только) они возьмут полагающееся им месячное — сперва (пришедшие) из Киева, затем из Чернигова и Переяславля.

И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского чиновника, безоружными, человек по 50, и пусть торгуют, сколько им нужно, и выходят назад, а царский чиновник пусть их охраняет. Если же кто-либо из русских или из греков совершит беззаконие, пусть тот (чиновник) рассудит их. Когда же русские входят в город, то пусть не совершают бесчинств — пусть они не имеют права купить драгоценных тканей больше, чем на 50 золотников (каждый). И если кто купит что-нибудь из тех тканей, то пусть покажет (их) царскому чиновнику, а тот, наложив печать, отдаст их ему. И отправляющиеся отсюда русские пусть взимают от нас, по мере надобности, пищу на дорогу и что нужно для обеспечения людей, как было установлено раньше, и пусть возвратятся невредимыми в свою страну, а у святого Мамонта зимовать (они) не имеют права.

3. Если убежит челядин от русских, пришедших в страну нашего царского величества и (живущих) около святого Мамонта, и если найдется он, то пусть его возьмут; если же не найдется, то пусть присягнут наши русские — христиане в соответствии с их верой, а нехристиане по их обычаю, — и тогда возьмут от нас, согласно установленной прежде расценке, 2 драгоценные ткани за челядина.

4. Если убежит к Вам наш челядин от людей нашего царского величества, или из нашей столицы, или из других городов и принесет что-нибудь (с собою), то Вам следует возвратить его; а если все, что он принес, будет цело, то взять от него (т.е. хозяина) два золотника за поимку (челядина).

5. Если же кто из русских попытается (самовольно) взять что-либо у людей нашего царского величества и свою попытку осуществит, то будет сурово наказан; если же (он) уже возьмет (что-либо), то пусть заплатит вдвойне; и если то же причинит грек русскому, то (он) подвергнется такому же наказанию, какому подвергся и тот (русский при совершении кражи).

6. Если же случится украсть что-либо русскому у греков, то следует возвратить не только украденное, но и (приплатив сверх того) его цену; если же окажется, что украденное уже продано, то пусть отдаст вдвойне его цену и будет наказан по греческому обычаю и по уставу и обычаю русскому.

7. И сколько бы сюда пленных христиан нашей страны

русские ни приводили, то, если будет юноша или хорошая девица, пусть (при их выкупе) дают (наши по) 10 золотников и забирают их; если же (будет) обыкновенный (пленник), то дают 8 золотников и забирают его; если же будет стар или мал, то дадут 5 золотников.

Если же окажутся русские из числа пленников в рабстве у греков, то пусть русские выкупают их по 10 золотников; если же грек купил (русского), то следует ему присягнуть и взять свою цену, сколько он дал за него.

8. И о Корсунской стране. Русский князь не имеет права воевать в тех странах, ни в каких-либо городах той земли, а та страна не будет вам подвластна; когда же попросит у нас воинов русский князь, чтобы воевать, дадим ему (столько), сколько ему ни потребуется.

9. И о следующем. Если найдут русские греческий корабль, выкинутый где-нибудь на берег, пусть не причиняют ему ущерба; если же кто возьмет с него что-либо, или обратит какого-либо человека (с этого корабля) в рабство, или убьет, то будет наказан согласно русскому и греческому обычаю.

10. Если же русские застанут в устье Днепра корсунян за рыбной ловлей, пусть не причинят им никакого зла. И пусть русские не имеют права зимовать в устье Днепра, в Белобережии и у святого Елферья, но с наступлением осени пусть отправляются в Русь по своим домам.

11. И о следующем. Если же придут черные болгары и станут воевать в Корсунской стране, то просим русского князя, чтобы он не пускал их причинять ущерб его стране.

12. Если же будет совершено какое-либо злодеяние греками, подданными нашего царского величества, то (Вы) не имеете права их (самовольно) наказывать, но, согласно повелению нашего царского величества, пусть получат (они наказание) в меру своих проступков.

13. Если же убьет христианин русского или русский христианина и будет схвачен убийца родичами (убитого), то да будет он убит.

Если же убийца убежит, а окажется имущим, то пусть его имущество возьмут родичи убитого. Если же он окажется неимущим и (при этом) он убежал, то пусть его разыскивают, пока не будет найден; если же будет найден, то да будет он убит.

14. Если же ударит мечом или копьем или каким-либо орудием русин грека или грек русина, то пусть за такое беззаконие заплатит по обычаю русскому 5 литров серебра. Если же он окажется неимущим, то пусть настолько будет распродано у него все, что даже и одежды, в которых он ходит, и те с него пусть снимут, а (что касается) недостающего, то пусть присягнет, согласно своей вере, что ничего не имеет, и да будет отпущен.

15. Если же пожелает наше царское величество (получить) от Вас воинов для борьбы с нашими противниками, и если напишут (об этом) к Вашему великому князю, то пусть пошлет к нам (столько их), сколько пожелаем; и пусть из этого узнают иные страны, какая дружба связывает греков с русскими.

16. Мы же этот договор написали на двух хартиях: и одна хартия находится у нашего царского величества — на ней же изображен крест и написаны наши имена; а на другой (написали имена) ваши послы и ваши купцы. Отправляясь (назад) вместе с послом нашего царского величества, пусть (они) препроводят ее к великому князю русскому Игорю и к его людям; и те, получив хартию, пусть присягнут, что будут истинно соблюдать то, о чем мы договорились и что мы написали на этой хартии, на которой написаны наши имена.

Мы же (клянемся): те из нас, кто крещен, клянемся в соборной церкви церковью Святого Ильи, предлежащим честным крестом и этой хартиею соблюдать все, что на ней написано, и ничего из того (что в ней написано) не нарушать; а если это нарушит (кто-либо) из нашей страны, князь ли или кто иной, крещеный или некрещеный, да не получит он помощи от бога, да будет он рабом в этой жизни и в загробной и да будет он заколот собственным оружием.

А некрещеные русские, слагая свои щиты, обнаженные мечи, обручи (?) и остальное оружие, клянутся, что все написанное на этой хартии будет исполняться Игорем, всеми боярами и всеми людьми Русской страны всегда, во все будущие годы.

Если же кто-нибудь из князей или из русских людей, христианин или нехристианин, нарушит то, что написано на этой хартии, то следует ему умереть от своего оружия, и да будет он, как нарушивший клятву, проклят богом и Перуном. И если будет великий князь Игорь достойно сохранять этот правый договор о дружбе, да не разрушится он (т.е. этот договор, до тех пор), пока сияет солнце и стоит весь мир, в нынешние времена и в загробные.

Послы же, посланные Игорем, вернулись к нему с греческими послами и поведали (ему) все речи царя Романа. Игорь же призвал греческих послов и сказал им: «Расскажите, что наказал Вам царь?» И сказали послы царя: «Вот послал нас царь, обрадованный миру, (ибо) хочет иметь мир и дружбу с русским князем. И твои послы водили наших царей к присяге, а нас послали привести к присяге тебя и твоих дружинников». И обещал Игорь так сделать. И заутра призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Перун; и сложили свое оружие, щиты и золото, и присягнул Игорь и его дружинники и сколько ни есть русских язычников, а русских христиан приводили к присяге в церкви святого Ильи, что стоит над Ручьем в конце Пасынчей беседы. Это была соборная церковь, ибо многие варяги и хазары были христианами. Игорь же, утвердив мир с греками, отпустил послов, одарив их мехами, челядью и воском. Послы же пришли к царям и поведали все речи Игоря и о дружбе его к грекам.

971 год.

И послал [Святослав] послов к цесарю в Доростол, ибо там находился цесарь, говоря так: «Хочу иметь с тобою прочный мир и дружбу». (Цесарь) же, услышав это, обрадовался и послал ему дары, больше прежних. Святослав же принял дары и начал думать со своею дружиною, говоря так: «Если не заключим с цесарем мира, а он узнает, что нас мало, то, подойдя, осадит нас в городе. Русская же земля далеко, а печенеги с нами воюют, кто нам (тогда) поможет? Если же заключим с цесарем мир, — ведь он нам обязался платить дань, — то нам того будет (вполне) достаточно. Если же не станет посылать (нам) дани, тогда снова, собрав множество воинов, пойдем из Руси на Царьград». И была по нраву дружине эта речь. И послали лучших мужей к цесарю. И прийдя в Доростол, поведали они об этом цесарю. Цесарь же на следующее утро призвал их и сказал: «Пусть говорят русские послы». Они же сказали: «Так говорит наш князь: хочу быть в прочной дружбе с цесарем греческим во все будущие времена». Цесарь же, обрадовавшись, повелел писцу записывать на хартии все речи Святослава. И начали послы говорить все речи и начал писец писать. Так говорили они:

Список с другого (экземпляра) договора, находящегося у Святослава, великого князя русского, и у цесаря греческого Иоанна, называемого Цимисхием, писан Свенельдом и синкелом Феофилом в Доростоле месяца июля, индикта 14, в год 6479.

1. Я, Святослав, князь русский, как клялся, так и подтверждаю настоящим договором свою клятву: хочу вместе с подвластными мне русскими боярами и прочими иметь мир и прочную дружбу с Иоанном, великим цесарем греческим, с Василием и Константином, богом данными цесарями, и со всеми вашими людьми до конца мира.

2. И никогда не буду посягать на вашу страну, ни собирать войска (для войны с ней) и не наведу другого народа на вашу страну и земли, подвластные грекам, на Корсунскую область со всеми ее городами и на Болгарскую землю.

3. А если кто-либо другой посягнет на вашу страну, то я буду ему противником и буду биться с ним.

4. Как уже клялся я греческим цесарям, а со мною бояре и вся Русь, да соблюдем (впредь) эти нерушимые договоры. Если же вышесказанное я и те, кто вместе со мною и кто подвластен мне, не соблюдем, пусть будем прокляты богом, в которого веруем, Перуном и Велесом, богом скота, и да пожелтеем, как золото, и да будем иссечены своим собственным оружием. И не сомневайтесь в правде того, что ныне изобразили на золотой дощечке, написали на этой хартии и скрепили своими печатями.

Святослав заключил мир с греками и в ладьях отправился к порогам.

Город Енисейск | Уважаемые жители Енисейска! 15 сентября 911 года, 1108 лет назад, князь Олег заключил первый международный договор с Византией! Сегодня мы отмечаем День его памяти!

Уважаемые жители Енисейска! 15 сентября 911 года, 1108 лет назад, князь Олег заключил первый международный договор с Византией! Сегодня мы отмечаем День его памяти!
В летописи говорится, что 2 сентября (по старому стилю) 911 года князь Олег, прозванный «вещим», после успешного похода на Константинополь (ранее — Царьград) заключил договор с Византией. Согласно «Повести временных лет» это событие произошло: «…Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420…», что соответствует 15 сентября по новому стилю.
Одним из главных результатов похода историки называют заключение торгового договора, согласно которому русские купцы могли вести беспошлинную торговлю. Олег прибил свой щит — символ победы — на воротах Царьграда.
Во время правления (882-912) Олег сделал, казалось бы невозможное — объединил разрозненные славянские племена в единое государство — Киевскую Русь. Но для этого пришлось захватить Киев, где в то время сидели дружинники Рюрика: Аскольд и Дир, убитые князем во время небольшого похода. Правив на престоле, как регент, Олег дал воспитание сыну Рюрика — Игорю.
Чудские Волхвы предсказали князю Олегу гибель от верного коня. По дошедшей до наших дней легенде, так оно и случилось, правда, после смерти самого животного.
15 сентября 911 года, 1108 лет назад, князь Олег заключил первый международный договор с Византией после успешного похода на Константинополь. Летопись рассказывает, как «иде Олег на Грекы», взяв с собой союзников — «множество Варяг, и Словен, и Чюдь, и Кривичи, и Мерю, и Деревляни, и Радимичи, и Поляны, и Северо, и Вятичи, и Хорваты, и Дулебы, и Тиверцы» — и «на конях и на кораблях приде к Царюграду».
Когда греки преградили путь по Босфору, Олег повелел поставить ладьи на катки и, подняв паруса, с попутным ветром перебросить их в Золотой Рог, откуда Константинополь был более уязвим. Напуганные появлением войска у столицы, византийцы вынуждены были заключить мир. Из текста договора известно, что в походе участвовало 2000 ладей, «а в корабле по 40 мужь».
Договор устанавливал дружественные отношения Византии и Киевской Руси, определял порядок выкупа пленных, наказания за уголовные преступления, совершённые греческими и русскими купцами в Византии, правила ведения судебного процесса и наследования, создавал благоприятные условия торговли для русских и греков, изменял береговое право. Отныне вместо захвата выброшенного на берег судна и его имущества, владельцы берега обязывались оказывать помощь в их спасении.
Также по условиям договора русские купцы получили право жить в Константинополе по полгода, империя обязывалась содержать их в течение этого времени за счет казны. Им было предоставлено право беспошлинной торговли в Византии. И еще допускалась возможность найма русских на военную службу в Византии.
Договоры Руси с Византией это первые известные международные договоры Древней Руси, основные из них были заключены в 911, 944, 971 годах. Сохранились только древнерусские тексты договоров, переведённые с греческого языка на старославянский, и дошедшие в составе «Повести временных лет», куда были включены в начале 12 века.
Великого же князя Олега, прозванного «вещим» мы помним не только по его делам, но и по «Песне о Вещем Олеге», выпорхнувшей из-под пера великого Александра Сергеевича Пушкина.

Т. А. Ушенина

Лев VI — Всемирная историческая энциклопедия

Лев VI был императором Византийской империи с 886-912 гг. Он был вторым императором македонской династии и иногда известен как «Лев Мудрый» в связи с его плодовитыми литературными произведениями, которые варьировались от речей до кодексов законов. Военные походы Льва за границу не увенчались успехом, и империя стала свидетелем поражений булгар на Балканах и арабов на Сицилии и в Эгейском море. Дома все было по-другому, и правление императора было редким периодом стабильности, мира и процветания для его народа.

Отцовство и наследование

Лев, хотя официально сын и наследник Василия I (годы правления 867–886 гг. Н. Э.), По широко распространенным слухам, на самом деле был сыном Михаила III (годы правления 842–867 гг. Н. Э.). Это произошло потому, что женой Василия и матерью Льва была Евдокия Ингерина, которая раньше была любовницей Михаила. У Василия был еще один сын — его старший, любимый и предпочтительный наследник, Константин, но он умер преждевременно в 879 году н.э. по неизвестной причине. Отношения Бэзила с его вторым наследником были непростыми.Лев, вынужденный жениться на молодой девушке по выбору отца, благочестивой Феофано, обзавелся любовницей по имени Зоя Зауцина, которую, естественно, не одобрял его отец. Василий безуспешно пытался разорвать отношения, изгнав девушку и сделав своего сына фактическим пленником в крыле королевского дворца. Избитый, заключенный в тюрьму и угрожающий ослеплением, возможно, неудивительно, что Лео мог затаить обиду, которая однажды окажется фатальной для его отца.

Василий I умер в 886 году нашей эры.Причиной, согласно официальным данным, стал несчастный случай на охоте. Это был высокий рассказ о 74-летнем императоре, которого олень тащил через лес на невероятное расстояние, а затем спасла группа во главе с отцом Зои. Кажется более вероятным, что Лео организовал помощь своему отцу с престола. Пожалуй, знаменательно, что одним из первых действий нового 19-летнего императора, ныне Льва VI, было эксгумация тела Михаила III из его невзрачной могилы и погребение его со всеми императорскими почестями в прекрасном мраморном саркофаге в Риме. Церковь Святых Апостолов в Константинополе.

Четвертый брак Льва в 906 году н. Э. С его любовницей Зои Карвунопсиной был слишком большим для Церкви шагом.

Личная жизнь и тетрагамия

Личная жизнь Лео, безусловно, была насыщенной. Когда его первая жена Феофано умерла в 895 году в возрасте 20 лет, он наконец женился на своей армянской любовнице Зое Зауциной, сделав это в 898 году нашей эры. Позднее Феофано за благочестие и добрые дела стал святым. Лев назначил отца Зои, Стилианоса Зауцину, своим личным советником, придумав для него новое название — базилеопатор .Еще одним актом заботы о семье в первую очередь, император сделал своего слабого и недолговечного младшего брата Стефана епископом (Патриархом) Константинополя, которому тогда было всего 15 лет. К сожалению, Зоя умерла через год после замужества, а у Лео все еще не было наследника. Требовался третий брак, но Церковь традиционно не мирилась с более чем двумя браками. Тем не менее, Лев пошел дальше и снова женился, на этот раз на Евдокии Вайане в 900 году н. Э., Но в третий раз ему не повезло, и она умерла во время родов вместе со своим ребенком в 901 году. Во дворце по-прежнему не было наследника.

Василий I и Лев VI противостоят друг другу

Неизвестный художник (общественное достояние)

После смерти Евдокии четвертый брак Льва в 906 году н. Э. С его любовницей Зои Карвунопсиной был слишком далеким для Церкви. Во-первых, в прошлом году у пары уже родился внебрачный ребенок — будущий император Константин VII. Вероятно, это была попытка Лео убедиться, что брак будет стоящим, поскольку это был абсолютно его последний шанс иметь сына.Во-вторых, Константинопольский Патриарх Николай I Мистик был категорически против еще одного брака императора, что вызвало кризис, известный как тетрагамия. Однако Льву не должен был диктовать епископ, поэтому он все равно женился на своей второй Зое, а затем уволил и изгнал Николая в 907 году н.э., назначив его заменой более благосклонного Евфимиоса. У каждой пары епископов были свои мощные группы поддержки, и поэтому византийская церковь разделилась по этому вопросу. Позже Лев отменил свое решение и отозвал Николая, а затем уволил Евфимиоса в 912 году нашей эры, но полное примирение в Церкви не будет достигнуто до 917 года нашей эры.

Лев еще больше запутал церковные воды, заручившись одобрением Папы своего четвертого брака, что Сергий III был готов предоставить, потому что после давнего соперничества он выглядел так, как будто он имел превосходство над Церковью в Константинополе. Льву уже удалось с помощью нескольких ложных обещаний Патриарху крестить своего незаконнорожденного сына 6 января 906 г. н.э., и теперь он, наконец, получил церковное благословение на свой брак с Зоей. Наконец-то у империи появился законный наследник, столь необходимый, чтобы избежать гражданской войны за престол после смерти Льва.

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Военные кампании

Царствование Льва было явно скучным, когда дело доходило до войны с потерями слева, справа и в центре. Византийская империя потерпела крупные поражения на Балканах против Симеона, царя булгар (годы правления 893–927 гг. Н. Э.). Симеона не впечатлила мертвая хватка Византии на торговлю, введение новых импортных пошлин на болгарские товары и перенос официального государственного импортного порта из Константинополя в менее доступные Салоники. Симеон вторгся на территорию Византии в 894 году н.э., но был отброшен союзниками Льва мадьярами, которые атаковали с тыла. После вывода византийских войск, думая, что все в порядке, Симеон немедленно заключил новый союз с турецкими печенегами и снова атаковал Фракию. Накопление побед Симеона в конечном итоге вынудило Константинополь заплатить значительную дань и заключить более выгодную торговую сделку для булгар.

Были некоторые успехи против Арабского халифата в Армении и Сирии, но ближе к дому было больше неудач.Абидос и Салоники пали перед арабским адмиралом (хотя на самом деле греком, который обратился в ислам) Львом Триполи в 904 году нашей эры. Салоники, второй по значимости город империи, и его укрепления, недавно сильно пострадавшие в результате землетрясения, были разграблены, и за неделю кровавой бойни половина его населения была убита или порабощена. Своего рода месть была достигнута, когда византийцы разграбили город Тарс, удерживаемый арабами, в 905 году нашей эры. На Сицилии арабам уже были нанесены поражения, а с потерей Таормины 1 августа 902 г. н.э. исчезли все остатки византийского контроля над островом.Константинополь подвергся нападению в 907 году н.э. со стороны киевского князя Олега (годы правления 879 — около 912 года н.э.), хотя договор 911 года н.э. установил торговые отношения между двумя государствами. Также в 911 году н.э. еще одна попытка византийцев захватить Крит, удерживаемый арабами, потерпела неудачу. Наконец, византийский флот был уничтожен у берегов Хиоса арабами в 912 году н.э., которым снова командовал этот человек Лев Триполи. Льву, возможно, удалось создать мирную и процветающую империю в пределах своих границ, но за их пределами его кампании были катастрофическими.

Лео VI

Хосе Луис (CC BY-SA)

Правовые реформы и литература

Лев продолжил правовые реформы своего предшественника, вероятно, завершив работу Василия по обновлению старого свода законов Юстиниана. Эти реформы, которые стали называться Basilika («Имперские законы»), охватили 60 томов, но были включены в два справочника: Epanagogue (886 CE) и Procheiron (907 CE). Основным интересом было то, что законы были написаны на греческом, а не на латыни, и были организованы по тематике для удобства судей и юристов.

Не ограничиваясь юридическими вопросами, Лев был плодовитым писателем всех мастей, за что получил прозвище sophotatos или «Мудрый». Он писал проповеди, стихи, гимны, речи, богословские трактаты и, несмотря на плохие выступления его армии (или, возможно, из-за них), даже военное руководство Taktika, , в котором он предлагал преимущества партизанской тактики и нападения на врага. сила, когда они были отягощены добычей. Другой важной работой, приписываемой Льву, была работа ок.911 г. н.э. . Книга епарха , в которой изложены правила торговли и коммерции, а также указаны правила для 19 гильдий, пять из которых занимались производством шелка. Наконец, к радости современных историков, Лев поручил Филофею, епарху (губернатору) Константинополя, составить свой Kletorologion , исчерпывающий список византийских придворных титулов, должностей и протоколов. Лев тоже не ограничивался письменной формой, и он произнес много тщательно продуманных проповедей в различных церквях своей столицы.

Смерть и преемник

Когда Лев умер 11 мая 912 года н.э., его единственным наследником мужского пола был Константин VII, который, согласно обычаю, уже был коронован со-императором своим отцом в 908 году нашей эры. Однако из-за его юного возраста дядя Константина Александр был его регентом, и он не хотел когда-либо отказываться от господства власти. После череды других регентов, в том числе его матери, Константин наконец занял трон самостоятельно в 945 году н.э., лучше поздно, чем никогда.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Видеоурок «Первые киевские князья. Поход Игоря на Константинополь Горючая смесь, от которой сгорели лодки Руси

Приказав привязать к птицам кусок трута, поджег его и выпустил птиц в город. Они прилетели в свои гнезда и сожгли древлянский город. Искоростень упал. Ольга обложила выживших горожан непомерно высокой данью.Многие годы легенда о чудесном взятии Древлянской крепости передавалась из поколения в поколение. Летописец охотно включил его в «Легенду о мести». Историки умалчивают об этом эпизоде. Это неудивительно — летописная версия вызывает ряд вопросов …

В первой половине 946 года киевская княгиня Ольга выступила в поход против древлян, убивших годом ранее ее мужа, князя Игоря. . Войска взяли несколько древлянских крепостей.Но Искоростень (Коростень), город князя Мала на реке Уж, на ходу захватить не удалось. Затяжная осада подорвала боевой дух отряда. Тревожила принцессу и приближающаяся осенняя оттепель. Это побудило ее искать необычное решение …

Военная хитрость

Мудрая и великая женщина начала мирные переговоры. Удивленные ее мягкостью, древляне спросили: «Что вам от нас нужно? Мы рады подарить вам мед и меха.«Но она ответила:« Теперь у вас нет ни мёда, ни меха, поэтому я прошу вас немного: дайте мне по три голубя и по три воробья с каждого двора ». Отдав своим воинам кого-то голубя, кому-то воробья, она приказала привяжите к каждой птице небольшой кусочек трута. А когда начало темнеть, она приказала поджечь трут и отпустить птиц. Они влетели в свои гнезда, и тут выскочили голубятни, клетки, сараи и сенажи .И не было двора, где бы не горело …

Искоростень упал.Ольга обложила выживших горожан непомерно высокой данью. Многие годы легенда о чудесном взятии Древлянской крепости передавалась из поколения в поколение. Летописец охотно включил его в «Легенду о мести». Историки умалчивают об этом эпизоде. Это неудивительно — летописная версия вызывает ряд вопросов.

Почему Ольга дождалась наступления осени, а «птичий вариант» не применила намного раньше? Почему с наступлением темноты выпустили голубей и воробьев? Почему же, наконец, птица, несущая огонь, должна стремительно лететь к родному гнезду?

Что было скрыто за загадочными горящими птицами? Но что, если княгиня Ольга применила какое-то загадочное оружие, обладавшее в то время невероятной силой? Является ли это возможным?

Оружие Брахмы

. … У стен древнего города развернулась ожесточенная битва. Звон оружия и доспехов, предсмертные стоны людей и ржание упавших лошадей слились в одну жуткую какофонию. И посреди этого бушующего моря смерти, словно движущиеся скалы, возвышались огромные боевые слоны, сокрушающие обреченных воплями страха.

Весы колебались. Войска защитников дрогнули. Враг прижал их к открытым воротам города. Осталось последнее средство. Правитель, снова круживший по полю боя, поднял руку, подавая знак священникам.«Оружие Брахмы! Оружие Брахмы! «- благоговейный шепот промелькнул среди близких ему людей.

Несколько человек, одетых в черные мантии, вынесли из храма длинный заостренный предмет — огромную железную стрелу. Ее осторожно поместили на специальный каменный постамент с длинной отполированной полоской.

Жрецы преклонили колени и, громко выкрикивая священные слова, призвали бога Брахму точно направить оружие на врагов

Старшему жрецу вручили факел, установленный на длинном бамбуковом шесте. Он дождался, пока все уйдут с платформы, и, спрятавшись за каменный выступ, поднял факел на железную стрелу.

Как тысяча змей, она зашипела, как тысяча тысяч очагов, выдохнула дым и с ревом, подобным грому, прыгнула со своего места. Через мгновение колесницы загорелись. Люди, лошади, слоны лежали побежденные, обожженные страшным взрывом …

Что это? Еще одна фантастическая сказка о войне на другой планете? Нет, описанные события произошли на Земле, по всей видимости, почти три тысячи лет назад.

В исторических памятниках и летописях сохранились упоминания о необычном оружии. Вот его описание из древнеиндийского сочинения «Махабхарата». «Был выпущен пылающий снаряд с ярким пламенем. Густой туман внезапно накрыл армию. Все стороны горизонта погрузились во тьму. Поднялись злые вихри. Тучи взмывали в небо … Казалось, даже солнышко крутится. Мир, опаленный жаром этого оружия, был в лихорадке … ». Впечатляющая древняя история! И далеко не единственная.

По рецептам древних греков

. .. В 717 году Феофан в своей «Хронографии» рассказывал о взятии крепости Сидерон, расположенной на горном перевале между Цебельдой и Сухуми. Спафари Лев осадил крепость, но расположение и сила укреплений не позволили захватить ее. Лев согласился с защитниками крепости, пообещав не причинять им вреда, лишь бы они впустили его с 30 воинами. «Но свои слова, — писал Феофан, — Лев не сдержал, а приказал своим тридцати товарищам:« Когда мы войдем, схватите ворота, и пусть все войдут ».«Как только это произошло, спафари приказал открыть огонь в направлении крепости. Вспыхнул большой пожар, и семьи начали выходить, взяв с собой то, что они могли только взять из своего имущества.

Один из очевидцы писали, что зажигательная смесь была брошена в сторону противника из специальных медных труб. Это зрелище вызвало ужас и удивление врага. Горючая смесь была нанесена на металлическое копье, выпущенное гигантской пращой. Оно летело со скоростью молнии и с большой скоростью. грохотал и выглядел как дракон со свиньей головой. Когда снаряд достиг цели, произошел взрыв, поднялось облако едкого черного дыма, после чего появилось пламя, распространяющееся во все стороны; если пытались погасить пламя водой, оно вспыхивало с новой силой …

Большинство исследователей относят появление греческого огня к VII веку и связывают его с неким Каллинникосом из Гелиополиса в Сирии. Например, некий византийский историк сообщает: «В 673 году ниспровергатели Христа предприняли великую кампанию.Они отплыли и провели зиму в Киликии. Когда Константин IV узнал о приближении арабов, он подготовил огромные двухпалубные корабли, оснащенные греческим огнем, и корабли с сифонами … Арабы были потрясены, они в большом страхе бежали. «
Византийцы бережно хранили тайну греческого огня, но в 10 веке на Руси уже знали о нем …

Тайная сделка

В 941 году киевский князь Игорь пошел в поход против греков. Византийский император Роман послал свои войска навстречу Руси во главе с Феофаном Патрицием.Произошло столкновение. «… И конечно, — писал летописец, — победили русские, но греки начали стрелять трубами по лодкам по русским. И видение быстрое. Россия, увидев на себе пламя, бросилась в морскую воду хотя бы для того, чтобы от него избавиться. Потом много русских и греков на лодках сожгли и утонули … ». Весть об этом поражении вскоре достигла Руси.« Приходя, они рассказали о былой беде из пожара;

Оказавшись в В безвыходном положении под стенами Древлянского Искоростеня Ольга обратилась за помощью к Византии.Вот почему мне пришлось так долго ждать. Послы киевской княгини тайно прибыли в Константинополь, заключили договор и получили оружие. Договор нигде не зафиксирован, поскольку нарушал закон, «запрещающий продажу оружия варварам».

… Обман, обман, непревзойденная жестокость правителя не выходили за рамки морали того времени. Они не осуждаются летописцами, а, наоборот, прославляются как свойства и достоинства высшей мудрости.
Что касается причин ее жестоких действий, то они были вызваны не столько чувством мести, сколько желанием утвердиться в роли главы княжества, доказать всем, что она, Ольга, может править рука не менее твердая, чем у мужчин-правителей.

«Книга огня для сжигания врагов» Марка Грека стала первым учебником для подготовки ракетчиков. В нем подробно указано, как приготовить зажигательную смесь и что с ней потом делать: «… взять 1 часть канифоли, 1 часть серы, 6 частей селитры, растворить в мелко измельченном виде в льняном или лавровом масле, затем положить в медную трубу или в деревянный сундучок. Ракета должна быть длинной, а порох должен быть плотно упакован. При этом оба конца следует плотно связать железной проволокой. Воспламенившийся заряд моментально улетает в любую сторону и огнем все уничтожает. «

1. Деятельность князя Олега (879-912)


Деятельность первых киевских князей была подчинена двум основным целям.Во-первых, они стремились распространить свою власть на все восточнославянские племена. Во-вторых, они хотели выгодно продать полученный в ходе полюды товар. Для этого необходимо было поддерживать торговые отношения с другими странами и очищать торговые пути от грабителей, грабивших торговые караваны.

Самым привлекательным и доступным для Руси была Византийская империя — самое развитое и богатое европейское государство того времени. Поэтому киевские князья совершали военные походы на Константинополь (Константинополь), чтобы сохранить или восстановить прерванные торговые связи с Византией.

Первый князь Древнерусского государства Олег постепенно присоединил к Киеву большую часть восточнославянских земель. Под его властью прошел путь «от варягов до греков». В 907 году Олег совершил грандиозный поход на Константинополь. В нем приняли участие 2 тысячи кораблей, на которых размещалось 80 тысяч солдат. Византийцы, узнав о приближении русской армии, закрыли гавань Константинополя огромной цепью и скрылись за стенами города.

Тогда Олег приказал вывести корабли на берег и поставить их на колеса.Попутный ветер гнал парусники русов к стенам византийской столицы. Испуганные греки просили мира. Князь Олег в знак победы прибил свой щит к воротам Константинополя. Результатом похода стал выгодный для русских купцов торговый договор с Византией, который Олег заключил в 911 году.

Согласно легенде, Олег, которого современники называли Пророком, умер от укуса змеи, выползшей из лежащего черепа его покойного любимого коня.

2. Правление Игоря (912-945) и Ольги (945-957).

После смерти Олега князем Киевским стал сын Рюрика Игорь. Свою деятельность он начал с возвращения к власти Киева древлян, которые отделились, воспользовавшись смертью Олега.

В 941 году Игорь совершил большое путешествие в Константинополь. Но ему это не удалось. Византийцы сожгли лодки русов особой горючей смесью — «греческим огнем».

Это поражение не остановило Игоря.В 944 году он снова отправился в Византию. Узнав об этом, греки прислали князю посольство с богатыми подарками. Игорь повернул свои отряды назад. Контракт, заключенный им в 944 году, содержал ряд ограничений для русских купцов по сравнению с контрактами Олега, но оставался для них выгодным. В этом договоре владение киевского князя впервые именовалось русской землей.

Пока киевский князь совершал военные походы, воевода собирала дань с русских земель.Но, вернувшись домой, в 945 году по настоянию дружины Игорь сам отправился к древлянам за данью. Древляне не возражали князю. Однако по возвращении Игорь посчитал, что гонорар невысокий. Князь распустил большую часть дружины и вернулся к древлянам с новым требованием дани. На этот раз древляне возмутились — ведь князь грубо нарушил договор о полюдье. Древлянское вече решило: «Если волк повадится овце, он унесет все стадо, пока его не убьют.«Древляне убили княжеских воинов и жестоко расправились с князем.


История России в рассказах для детей. Начало государства Российского. (аудио)

После смерти Игоря государством стала править его вдова, княгиня Ольга. Она отомстила древлянам за смерть мужа. А чтобы еще больше исключить такие события, как расправа над Игорем, княгиня установила точный размер дани — уроки и места ее сбора — погосты. Дань теперь собирали не сами князья, а специально назначенные ими люди. Это была первая правительственная реформа — важное изменение в жизни людей.

В 957 году Ольга с пышной свитой отправилась в далекий Константинополь. Здесь она приняла христианство.

3. Походы князя Святослава (957–972).

По возвращении из Византии Ольга передала правление своему сыну Святославу, которому суждено было стать одним из самых выдающихся полководцев своего времени.Вся жизнь этого князя прошла в походах и сражениях.

Святослав был голубоглазым силачом среднего роста, необычайно широкоплечим, с мощной шеей. Он побрил голову, оставив только прядь волос на лбу, и носил серьгу из двух жемчужин и рубина в одном ухе. Мрачный и свирепый, он презирал все удобства, спал под открытым небом и подложил под голову седло вместо подушки. На поле боя он сражался с неистовой жестокостью, рыча как зверь, и его воины издавали дикий, устрашающий вой.Но Святослав не нападал на неготовых к бою врагов. Он послал к ним гонцов с предупреждением: «Я иду к вам».

Святослав присоединил к России последний восточнославянский союз племен — вятичей, ранее плативших дань хазарам. Из земли вятичей он перебрался на Волгу. Разорив земли волжских булгар, Святослав устремился в Хазарию, которая мешала русским купцам на Волжском торговом пути, ведущем через Каспийское море в богатые страны Востока.

В ходе двух походов на Хазарский каганат (965–969) войска Святослава нанесли поражение основным хазарским городам — ​​Итиль, Семендер и Саркел. Затем русский князь захватил устье реки Кубань и побережье Азовского моря. На Таманском полуострове образовалось зависимое от России Тмутараканское княжество. Хазарский каганат вскоре после походов Святослава прекратил свое существование как самостоятельное государство.

Победные походы Святослава встревожили византийского императора.Он всеми силами старался превратить киевского князя в своего союзника, надеясь с помощью русских дружин восстановить свою власть над дунайскими болгарами.

В 968 году Киевская флотилия вошла в устье Дуная. Святослав захватил ряд болгарских поселений, а город Переяславец объявлен его новой столицей.

Такой поворот событий не входил в планы Византии. На его границах появился новый сильный противник. Император уговорил своих союзников, печенегов, напасть на Киев, где пожилая княгиня Ольга была со своими внуками.Святослав с частью дружины поспешил домой и прогнал печенегов от столицы. Но князь сказал матери и боярам: «Я не люблю Киев, я хочу жить в Переяславце на Дунае: там середина моей земли, все хорошее туда со всех сторон привозят: от греков, золото. Ткани, вино, фрукты, разные, у чехов и венгров серебро и кони, из России меха, мед, воск и рабы. «Но старая княгиня Ольга не хотела отпускать князя в новый поход.Вскоре она умерла. Святослав оставил в Киеве своего старшего сына Ярополка. Он отправил своего второго сына Олега на древлянскую землю. Третий сын, молодой Владимир, которого родила ему Ольга домработница, рабыня Малуша, с дядей Добрыней отпустили в Новгород. А сам князь устремился к Дунаю, где ситуация изменилась не в его пользу.

Весной 971 года лучшие войска Византии двинулись на Святослава. Завязались ожесточенные бои, в ходе которых противники понесли большие потери.Это заставило их начать переговоры. Византийский император согласился отпустить воинов Святослава домой в обмен на обещание князя отступить из Болгарии.

В 972 году, когда Святослав с небольшим отрядом возвращался в Киев, печенеги устроили ему засаду у Днепровских порогов (завалы камней, загораживающие реку) и убили его. Печенежский хан приказал вставить череп Святослава в золотую рамку и использовать его на пирах как чашу.

Пройти тест

§ 1 Первые русские князья.Олег

Становление Древнерусского государства связано с деятельностью первых киевских князей: Олега, Игоря, княгини Ольги и Святослава. Каждый из них внес свой вклад в формирование Древнерусского государства. Деятельность первых киевских князей была подчинена двум основным целям: распространить свою власть на все восточнославянские племена и выгодно продавать товары во времена полюдья. Для этого необходимо было поддерживать торговые отношения с другими странами и защищать торговые пути от разбойников, грабивших торговые караваны.

Самая прибыльная торговля для купцов Киевской Руси была с Византией — богатейшим европейским государством того времени. Поэтому киевские князья неоднократно совершали военные походы на столицу Константинополь (Константинополь) с целью восстановления или поддержания торговых связей с Византией. Первым был князь Олег, современники называли его Вещим. Совершив успешные походы на Константинополь в 907 и 911 годах, он победил византийцев и прибил свой щит к воротам Константинополя.Результатом походов стало подписание выгодного торгового соглашения о беспошлинной торговле русских купцов в Византии.

Легенда гласит, что князь Олег умер от укуса змеи, выползшей из лежащего черепа его любимого коня.

§ 2 Игорь и Ольга

После смерти Олега князем Киевским стал сын Рюрика Игорь. Он начал свое правление с возвращения древлян под власть Киева, которые отделились, воспользовавшись смертью Олега.

В 941 году Игорь совершил военный поход на Константинополь. Но ему это не удалось. Византийцы сожгли лодки русов горючей смесью «греческий огонь».

В 944 году Игорь снова отправился в Византию. Результатом похода стало заключенное им новое торговое соглашение, которое содержало ряд ограничений для русских купцов.

В 945 году Игорь и его свита устроили полюдье. Уже собрав дань и вернувшись в Киев, Игорь решил, что плата древлянам небольшая.Князь распустил большую часть дружины в Киеве и вернулся к древлянам с требованием новой дани. Древляне возмутились, князь грубо нарушил условия договора о полюдье. Было собрано вече, которое решило: «Если волк повадится овец, он унесет все стадо, пока его не убьют». Стражи были убиты, а князь казнен.

После смерти князя Игоря правительницей Киева стала его вдова, княгиня Ольга.Она жестоко отомстила древлянам за смерть мужа и отца их сына Святослава. Мала приказал заживо похоронить послов древлянского князя у стен Киева, а город Искоростень, столицу древлян, сжечь дотла. Чтобы такие события, как расправа над Игорем, не повторились, княгиня провела налоговую реформу (преобразование): установила твердый размер сбора дани — уроки и места ее сбора — погосты.

В 957 году Ольга была первой из княжеской семьи, принявшей христианство в Византии, подавая пример другим князьям.

§ 3 Святослав

Вернувшись из Византии, Ольга передает княжение своему сыну Святославу. Святослав вошел в историю как великий полководец Древнерусского государства.

Святослав был среднего роста, не здоровен, широк в плечах, с мощной шеей. Он обрил голову наголо, оставив на лбу лишь прядь волос — признак благородства рода, в одном ухе носил серьгу с жемчугом и рубином.Мрачный, презирающий любые удобства, он разделил со своими воинами все невзгоды похода: спал на земле под открытым небом, ел тонко нарезанное мясо, приготовленное на углях, на равных участвовал в битвах, сражался яростно, жестоко, громко дикий устрашающий рев. Отличался благородством, всегда, идя к врагу, предупреждал: «Я иду к тебе»

Киевляне часто упрекали его: «Ищете князя чужой земли, но забываете о своей земле». Действительно, Святослав большую часть времени проводил в походах, чем в Киеве.Он присоединил земли вятичей к России, совершил поход в Волжскую Булгарию, победил Хазарию, что не позволяло русским купцам торговать по Волге и Каспию с восточными странами. Затем Святослав со своей свитой захватил устье реки Кубань и побережье Азовского моря. Там он образовал зависимое от России Тмутараканское княжество.

Святослав также совершил успешные походы на юго-западном направлении на территорию современной Болгарии.Он захватил город Переславец, планируя перенести сюда столицу России. Это вызвало беспокойство у византийцев, на границах которых появился новый могущественный враг. Император Византии уговорил своих союзников, печенегов, напасть на Киев, где мать Святослава, княгиня Ольга, была со своими внуками, вынудив Святослава вернуться домой и отказаться от похода на Византию.

В 972 году Святослав, возвращаясь домой, попал в засаду печенегов на Днепровских порогах (каменные завалы, на реке) и был убит. Печенегский хан велел сделать из черепа Святослава чашу в золотой оправе, из которой он пил вино, празднуя свои победы.

§ 4 Краткое содержание урока

Становление Древнерусского государства связано с первыми киевскими князьями: Олегом, Игорем, Ольгой, Святославом.

Олег в 882 году основал единое древнерусское государство.

Династия Рюриковичей начинается с Игоря.

Ольга провела налоговую реформу и первой из княжеских семей приняла христианство.

Святослав в результате военных походов расширил территорию Киевской Руси

Используемых изображений:

В год 6449 (941). Игорь ушел к грекам. И болгары передали царю сообщение о том, что русские идут в Константинополь: десять тысяч кораблей. И они пришли, и поплыли, и начали грабить страну Вифинию, и поработили землю вдоль Понтийского моря Ираклию и Пафлагонской земле, и захватили всю страну Никомидию, и сожгли весь Суд.А кого бы ни поймали, одних распинали, а в других, когда была поставлена ​​цель, стреляли стрелами, заламывая руки, связывали и забивали им в головы железные гвозди. Многие святые церкви также были подожжены, и на обоих берегах двора они захватили много богатств. Когда воины пришли с востока — Панфир Демостик с сорока тысячами, Фока Патриций с македонцами, Федор Стратилат с фракийцами и знатные бояре с ними, они окружили Русь.Русские, посоветовавшись, выступили против греков с оружием, и в ожесточенном сражении едва ли победили греков. Вечером русские вернулись в свой отряд, а ночью, сев в лодки, уплыли. Однако Феофан встретил их на лодках огнем и начал трубить в русские лодки. И произошло страшное чудо. Русские, увидев пламя, бросились в морскую воду, пытаясь спастись, а остальные вернулись домой. И, придя на свою землю, рассказали — каждый своему — о том, что произошло, и о ладейном огне.«Это похоже на молнию небесную, — говорили они, — с греками, и когда они отпустили ее, они сожгли нас; вот почему они не преодолели их. «Игорь, возвратившись, стал собирать множество воинов и послал за море к варягам, приглашая их к грекам, снова намереваясь выступить против них.

НЕКОТОРЫЙ ЧУДЕСНЫЙ ОГОНЬ, ИМЕННО НЕБЕСНАЯ МОЛНИЯ

Летописцу известна русская легенда и греческие вести о походе Игоря на Константинополь: в 941 году русский князь пошел морем к берегам Империи, болгары сообщили Константинополю о приближении Руси; Против нее был послан первосвященник Феофан, который сжег лодки Игоря греческим огнем.Потерпев поражение на море, русские высадились на берегах Малой Азии и, по обычаю, сильно опустошили их, но здесь они были пойманы и разбиты патрицием Бардоем и прирученным Иоанном, бросились в лодки и отправились к берегам Фракии, по дороге их настигли, снова разбили Феофан, а остатки вернулись на Русь. Дома беглецы оправдывались тем, что у греков был какой-то чудесный огонь, похожий на молнию с неба, который они пустили в русские лодки и сожгли их.

Но на сухой дороге, в чем причина их поражения? Эту причину можно обнаружить в самой легенде, из которой ясно, что поход Игоря не был похож на предприятие Олега, совершенное объединенными силами многих племен; Это был скорее рейд банды, небольшого отряда. То, что армия была небольшой, и современники объясняли причину неудачи этому обстоятельству, показывают слова летописца, который сразу после описания похода говорит о том, что Игорь, придя домой, начал собирать большое войско, посланное за море. нанять варягов, чтобы они вернулись в Империю.

Летописец относит второй поход Игоря против греков как 944 год; на этот раз он говорит, что Игорь, как и Олег, собрал много войск: варяги, русы, поляны, славяне, кривичи, тиверцы, наняли печенегов, взяв у них заложников, и отправились в поход на лодках и лошадях, чтобы отомстить за предыдущее поражение … Корсунцы послали послание императору Роману: «Россия идет с бесчисленными кораблями, корабли покрыли все море». Болгары также послали сообщение: «Русь идет; наняли и печенегов.«Тогда, по легенде, император прислал к Игорю своих лучших бояр с просьбой:« Не ходи, а возьми дань, которую взял Олег, и я ей дам ». Император также прислал дорогие ткани и много золота печенегам. Игорь, дойдя до Дуная, вызвал отряд и стал думать с ним о предложениях императора, отряд сказал: «Если царь так говорит, то зачем нам еще больше? , возьмем золото, серебро и шерсть! Кто знает, кто победит, мы или они? Ведь нельзя заранее договориться с морем, мы не ходим по суше, а в глубине моря, один смерть для всех. «Игорь подчинился дружинам, приказал печенегам сражаться на болгарской земле, взял у греков золото и паволков для себя и для всего войска и вернулся в Киев. В следующем, 945 году, был заключен договор с греками. также, видимо, для подтверждения кратких и, возможно, устных усилий, предпринятых сразу после окончания кампании.

КИЕВ — СТОЛИЦА, ЛИНЕЙКА — ИГОРЬ

В соглашении Игоря с греками мы, кстати, читаем, что русский великий князь и его бояре могут ежегодно посылать к великим греческим царям столько кораблей, сколько они хотят, с послами и гостями, то есть со своими клерками. и с вольными русскими купцами.Эта история византийского императора ясно показывает нам тесную связь между годовым оборотом политической и экономической жизни России. Дань, которую собирал киевский князь как правитель, была в то же время материалом его торгового оборота: став государем, как конинг, он, как варяг, не переставал быть вооруженным купцом. Он поделился данью со своим отрядом, который служил для него инструментом управления, составлял правительственный класс. Этот класс действовал как главный рычаг в обоих направлениях, как политическом, так и экономическом: зимой он правил, ходил вокруг людей, просил милостыню, а летом торговал тем, что собирал зимой.Та же история Константина ярко подчеркивает централизующее значение Киева как средоточия политической и экономической жизни Русской земли. Русь, правительственный класс с князем во главе, поддерживала своим заморским товарооборотом славянское население всего бассейна Днепра, корабельную промышленность, которая продавалась на весенней ярмарке однолетних деревьев под Киевом, и каждую весну ее продавали. сюда тянули торговые суда из разных уголков страны по греко-варяжскому маршруту.с товарами лесных животных и пчеловодов. В таком сложном экономическом цикле серебряный арабский диргем или золотая застежка византийской работы упали из Багдада или Константинополя на берега Оки или Вазуза, где их находят археологи.

В СВИТЕРАХ PERUNO

Примечательно, что варяжская (германская) мифология не оказала влияния на славянскую, несмотря на политическое господство варягов; Это было по той причине, что языческие верования варягов не были ни яснее, ни сильнее славянских: варяги очень легко меняли свое язычество на славянский культ, если не принимали греческое христианство. Князь Игорь, варяг по происхождению, и его варяжская дружина уже клялись славянским Перуном и поклонялись его идолу.

«НЕ ИДТИ, НО СДЕЛАЙ Дань»

Одна из причин катастрофического поражения «царя» Хельга и князя Игоря в 941 г. заключалась в том, что они не смогли найти союзников для войны с Византией. Хазария была поглощена борьбой с печенегами и не могла оказать действенной помощи русским.

В 944 году киевский князь Игорь предпринял второй поход на Константинополь.Киевский летописец не нашел упоминания об этом предприятии в византийских источниках, и для описания новой военной экспедиции ему пришлось «перефразировать» рассказ о первом походе.

Игорю не удалось застать греков врасплох. Корсуням и болгарам удалось предупредить Константинополь об опасности. Император послал к Игорю «лучших бояр», умоляя его: «Не уходи, а возьми дань, и Олегу отдам дань». Воспользовавшись этим, Игорь принял дань и ушел «по-своему».Летописец был уверен, что греков напугала мощь русского флота, ибо корабли Игоря накрыли все море «бесчисла». На самом деле византийцев волновал не столько флот Руси, недавнее поражение которого они не забыли, как союз Игоря с печенежской ордой. Страны кочевников Печенежской орды раскинулись на обширной территории от Нижнего Дона до Днепра. Печенеги стали доминирующей державой в Причерноморье. нападения печенегов лишили Русь возможности воевать с Византией.Мир между печенегами и русьми чреват угрозой для империи.

Готовясь к войне с Византией, киевский князь «нанял» печенегов, т.е. послал богатые дары их вождям, и взял у них «сказочных» заложников. Получив дань от императора, русы поплыли на восток, но сначала Игорь «приказал печенегам сразиться с болгарской землей». На войну с болгарами печенегов подтолкнули, возможно, не только русы, но и греки.Византия не отказалась от своего намерения ослабить Болгарию и снова подчинить ее своей власти. После завершения боевых действий русские и греки обменялись посольствами и заключили мирный договор. Из договора следует, что Крым был сферой особых интересов Византии и Руси. Ситуация на Крымском полуострове определялась двумя факторами: давним византийско-хазарским конфликтом и возникновением Нормандского княжества на стыке византийских и хазарских владений.Херсонес (Корсунь) оставался главным оплотом империи в Крыму. Русскому князю было запрещено «иметь волости», то есть захватывать владения хазар в Крыму. Более того, договор обязывал русского князя воевать («да сражаться») с врагами Византии в Крыму. Если «та страна» (хазарские владения) не подчинится, в этом случае император обещал послать свои войска на помощь русским. Фактически Византия ставила целью изгнать хазар из Крыма руками русов, а затем разделить их из-под владений.Соглашение было реализовано, правда, с опозданием более чем на полвека. Киевское княжество отошло к Тмутаракани с городами Таматарха и Керчь, а Византия покорила последние владения хазар примерно в районе Сурожа. Византийцам непосредственно помогал король Сфенг, дядя киевского князя …

Мирные договоры с греками создали благоприятные условия для развития торговых и дипломатических отношений между Киевской Русью и Византией.Русам было дано право оборудовать любое количество кораблей и торговать на рынках Константинополя. Олегу пришлось согласиться с тем, что русы, сколько бы их ни приходило в Византию, имеют право поступать на службу в царское войско без всякого разрешения киевского князя …

Мирные договоры создали условия для проникновения христианских идей в Россию. На момент заключения договора 911 года среди послов Олега не было ни одного христианина. Русь скрепила Перуном «харатскую» клятву.В 944 году, помимо языческой Руси, в переговорах с греками участвовала и христианская Русь. Византийцы выделили их, предоставив право первыми принести присягу и отвести в «соборный храм» — Софийский собор.

Изучение текста договора позволило М.Д. Приселкову предположить, что уже при Игоре власть в Киеве фактически принадлежала христианской стороне, к которой принадлежал сам князь, и что переговоры в Константинополе привели к разработке условий для установления новая вера в Киеве.Это предположение нельзя согласовать с источником. Одна из важных статей договора 944 г. гласила: «Если христианин убьет русина, или русин убьет христианина» и т. Д. Статья подтвердила принадлежность русинов к языческой вере. Русские послы жили в Константинополе долгое время: им приходилось продавать привозимые товары. Греки использовали это обстоятельство, чтобы обратить некоторых из них в христианство … Соглашение 944 года, составленное опытными византийскими дипломатами, предусматривало возможность принятия христианства «князьями», оставшимися во время переговоров в Киеве.Итоговая формула гласила: «А кто грешит (договор — Р.С.) из нашей страны (рус. — Р.С.), будь то князь, или кто, то ли крестился некрещеный, но не имеет помощи от Бога…. «; нарушил договор» да будет клятва от Бога и от Перуна «.

Скрынников Р.Г. Государство древнерусское

ВЕРШИНА ДРЕВНЕЙ РОССИЙСКОЙ ДИПЛОМАТИИ

Но что удивительно! На этот раз Россия настояла — и здесь трудно найти другое слово — на появлении византийских послов в Киеве.Банда дискриминации северных «варваров» закончилась, которые, несмотря на свои громкие победы, послушно направились в Константинополь для переговоров и здесь, под зорким взглядом византийских клерков, сформулировали свои договорные требования, изложили свои речи на бумаге. старательно переводили незнакомые им дипломатические стереотипы с греческого языка, а затем очарованно уставились на великолепие константинопольских храмов и дворцов.

Теперь византийские послы должны были явиться на первые переговоры в Киеве, и важность всего престижа достигнутой договоренности трудно переоценить….

Фактически здесь был раскручен клубок всей восточноевропейской политики тех дней, в которую были вовлечены Россия, Византия, Болгария, Венгрия, печенеги и, возможно, Хазария. Здесь прошли переговоры, выработались новые дипломатические стереотипы, была заложена основа для нового долгосрочного соглашения с империей, которое должно было урегулировать отношения между странами, примирить или хотя бы сгладить противоречия между ними …

И только тогда русские послы двинулись в Константинополь.

Это было большое посольство. Прошли те времена, когда пятеро русских послов выступали против всей византийской дипломатической рутины. Теперь в Константинополь было отправлено престижное представительство могущественного государства, состоящее из 51 человека — 25 послов и 26 купцов. Их сопровождала вооруженная охрана, судостроители …

Титул великого князя Игоря в новом договоре звучал иначе. Эпитет «светлый», который с таким далеко не наивным расчетом присвоили Олегу византийские клерки, пропал и куда-то пропал.В Киеве, видимо, очень быстро разобрались, что к чему, и поняли, в какое незавидное положение он ставит киевского князя. Теперь, в договоре 944 года этого титула нет, но Игорь здесь упоминается как на своей родине. — «Великий русский князь». Правда, иногда в статьях, так сказать, понятия «великий князь» и «князь» употребляются в рабочем порядке. И все же совершенно очевидно, что Россия пыталась добиться здесь перемен и настаивала на титуле, не ущемляющем ее государственного достоинства, хотя, конечно, до таких высот, как «царь» и император », было еще далеко…

Россия постепенно, медленно и упорно завоевывала себе дипломатические позиции. Но особенно ярко это отразилось на процедуре подписания и утверждения договора, как это указано в соглашении. Этот текст настолько примечателен, что возникает соблазн процитировать его целиком …

Впервые мы видим, что договор был подписан византийскими императорами, впервые византийская сторона получила указание по договору снова послать своих представителей в Киев, чтобы принести присягу на договоре от великого князя России. и его мужья.Впервые Россия и Византия взяли на себя равные обязательства относительно заключения договора. Таким образом, с начала разработки нового дипломатического документа и до самого конца этой работы Россия стояла наравне с империей, а это само по себе уже было примечательным явлением в истории Восточной Европы.

И само соглашение, которое обе стороны разработали с такой тщательностью, стало событием неординарным. Дипломатия того времени не знает более масштабного, подробного документа, охватывающего как экономические, политические, так и военно-союзнические отношения между странами.

Древние греки знали легковоспламеняющийся состав, который нельзя было потушить водой. «Смесь зажженной смолы, серы, пакли, ладана и опилок смолистого дерева используется для сжигания вражеских кораблей», — писал Эней Тактик в своей работе «Об искусстве полководца» в 350 г. до н.э. В 424 г. до н.э. в сухопутном сражении при Делии было использовано горючее вещество: греки поливали врага огнем из полого бревна. К сожалению, как и многие открытия античности, секреты этого оружия были утеряны, и жидкий неугасимый огонь пришлось изобретать заново.

Это было сделано в 673 году Каллиникосом, или Каллиникосом, жителем Гелиополя, захваченным арабами на территории современного Ливана. Этот механик сбежал в Византию и предложил свои услуги и свое изобретение императору Константину IV. Историк Феофан писал, что сосуды со смесью, изобретенной Каллиникосом, были брошены в арабов катапультами во время осады Константинополя. Жидкость, соприкасаясь с воздухом, вспыхнула, и никто не смог потушить огонь. Арабы в ужасе спаслись бегством от оружия под названием «греческий огонь».

Сифон с греческим огнем на мобильной осадной башне. (Pinterest)

Возможно, Каллиникос также изобрел устройство для метания огня, названное сифоном или сифонофором. Эти расписанные драконом медные трубы были установлены на высоких палубах дромонов. Под действием сжатого воздуха из сильфонов они с жутким ревом бросили поток огня во вражеские корабли. Дальность действия этих огнеметов не превышала тридцати метров, но несколько веков вражеские корабли боялись приближаться к византийским линкорам.Обращение с греческим огнем требовало особой осторожности. В летописях упоминается немало случаев, когда сами византийцы умирали в неугасающем пламени из-за разбитых сосудов с секретной смесью.

Византия, вооруженная греческим огнем, стала владыкой морей. В 722 году арабами была одержана крупная победа. В 941 году неугасимое пламя унесло лодки русского князя Игоря Рюриковича из Константинополя. Секретное оружие не утратило своего значения и два столетия спустя, когда его применили против венецианских кораблей с участниками четвертого крестового похода на борту.

Неудивительно, что секрет изготовления греческого огня строго охранялся византийскими императорами. Философ Лес приказал, чтобы смесь производилась только в секретных лабораториях под усиленным контролем. Константин VII Porphyrogenitus написал в своих инструкциях своему наследнику: «Больше всего вы должны заботиться о греческом огне … и если кто-то осмелится попросить вас об этом, как мы часто спрашивали себя, тогда отклоните эти просьбы и ответьте, что огонь был открыт Ангелом Константину, первому императору христиан.Великий император в предостережение своим наследникам приказал высечь проклятие в храме на престоле на тех, кто осмелится передать эту находку иностранцам … ».

Страшные истории не могли заставить конкурентов Византии прекратить попытки раскрыть тайну. В 1193 году араб Саладан писал: «Греческий огонь — это« керосин »(нефть), сера, смола и гудрон». Рецепт алхимика Винцетия (XIII век) более подробен и экзотичен: «Чтобы получить греческий огонь, нужно взять равное количество расплавленной серы, дегтя, четверть опопанакса (овощного сока) и голубиного помета; все это, хорошо просушенное, растворить в скипидаре или серной кислоте, затем поместить в прочный закрытый стеклянный сосуд и нагревать пятнадцать дней в духовке.Затем дистиллируйте содержимое емкости, как винный спирт, и храните в готовом виде. «

Однако тайна греческого огня стала известна не благодаря научным исследованиям, а благодаря банальному предательству. В 1210 году император Алексей III Ангел потерял престол и перешел к султану Кони. Он приласкал перебежчика и сделал его командующим армией. Неудивительно, что всего восемь лет спустя крестоносец Оливер Л’Эколатор свидетельствовал, что арабы использовали греческий огонь против крестоносцев при осаде Дамиеты.

Алексей III Ангел. (Pinterest)

Вскоре греческий огонь перестал быть только греческим. Секрет его изготовления стал известен разным народам … Французский историк Жан де Жуанвиль, участник Седьмого крестового похода, лично подвергся обстрелу во время штурма сарацинов укреплений крестоносцев: «Природа греческого огня такова. : раковина у него огромная, как сосуд для уксуса, а хвост, тянущийся сзади, похож на гигантское копье. Его полет сопровождался ужасным шумом, похожим на гром небесный.Греческий огонь в воздухе был подобен летящему в небе дракону. От него исходил такой яркий свет, что казалось, что солнце взошло над лагерем. Причиной тому была заключенная в нем огромная огненная масса и блеск. «

Русские летописи упоминают, что жители Владимира и Новгорода с помощью какого-то огня вражеские крепости «зажгли и быстрей бурей, и дым им будет велик». Неугасимое пламя использовали половцы, турки и войска Тамерлана.Греческий огонь перестал быть секретным оружием и потерял свое стратегическое значение. В XIV веке он почти не упоминается в летописях и летописях. Последний раз греческий огонь использовался как оружие в 1453 году во время взятия Константинополя. Историк Франциск писал, что и осаждающие город турки, и оборонявшиеся византийцы бросили его друг на друга. При этом с обеих сторон применялись и пушки, стрелявшие обыкновенным порохом. Он был намного практичнее и безопаснее капризной жидкости и быстро вытеснил греческий огонь в военном деле.

Хуан де Жуанвиль. (Pinterest)

Только ученые не утратили интереса к самовоспламеняющемуся составу. В поисках рецепта они внимательно изучали византийские хроники. Была обнаружена запись принцессы Анны Комнены, в которой говорилось, что в состав пожара входили только сера, смола и древесный сок. Судя по всему, несмотря на дворянское происхождение, Анна не знала государственной тайны, и ее рецепт мало что дал ученым. В январе 1759 года французский химик и комиссар артиллерии Андре Дюпре объявил, что после долгих исследований он открыл секрет греческого огня.В Гавре при большом скоплении народа и в присутствии короля были проведены испытания. Катапульта бросила горшок с смолистой жидкостью в стоящий на якоре шлюп, который мгновенно загорелся. Пораженный Людовик XV приказал выкупить у Дюпре все бумаги, касающиеся его открытия, и уничтожить их, надеясь таким образом скрыть следы опасного оружия. Вскоре сам Дюпре скончался при невыясненных обстоятельствах. Рецепт греческого огня снова был утерян.

Споры о составе средневекового оружия продолжались и в ХХ веке.В 1937 году немецкий химик Стетбахер написал в своей книге «Порох и взрывчатые вещества», что греческий огонь состоял из «серы, соли, гудрона, асфальта и негашеной извести». В 1960 году англичанин Партингтон в своем объемном труде «История греческого огня и пороха» предположил, что секретное оружие византийцев включает легкие фракции перегонки нефти, смол и серу. Ожесточенные споры между ним и его французскими коллегами вызвала возможность наличия в огне селитры. Противники Партингтона аргументировали наличие селитры тем, что, по свидетельству арабских летописцев, греческий пожар можно было потушить только с помощью уксуса.

Сегодня наиболее вероятной версией является следующий состав греческого огня: сырой продукт легкой фракции перегонки масла, различных смол, растительных масел и, возможно, селитры или негашеной извести. Этот рецепт отдаленно напоминает примитивную версию современных напалмовых и огнеметных зарядов. Так что нынешние огнеметы, метатели коктейлей Молотова и персонажи Игры престолов, постоянно бросающие друг в друга огненные шары, могут считать своим прародителем средневекового изобретателя Каллиникоса.

Византийских походов Олега. Цели, задачи и результаты походов на Византию древних князей (Олега Пророка и Игоря Рюриковича)

Поездка Олега в Византию. После бурных событий 60-х гг. IX век Россия на время уходит в тень. Ее голос не слышен на международной арене. Ее дипломатия молчит. Но Россия не замерзает; идут бурные социально-экономические процессы, развивается древнерусская государственность.Именно после 860 г. север и юг страны — Новгородская и Киевская земли — были объединены в единое политическое целое. Создается политическое ядро ​​восточнославянских земель, к которому одно за другим присоединяются племенные союзы других восточных славян.

Эти события были связаны с походом Олега на юг. Двигаясь из Новгорода во главе большого войска, состоявшего из варягов, новгородских словенцев, кривичей и неславянских воинов — Мары, Веси, Чуди, он захватил Смоленск, Любеч и оказался под Киевом.Правившие там Аскольд и Дир были убиты, а Олег остался в Киеве, сделав его центром своего государства. «Вот, разбуди мать русским градом», — якобы заявил он. Об этом сообщает «Повесть временных лет». В дальнейшем Олег аннексировал земли древлян, северян, радимичей и, таким образом, объединил под властью Киева все основные русские племенные союзы. Он освободил северян и радимичей от уплаты дани хазарам. Только вятичи, не входившие в состав России, продолжали находиться в зависимости от Хазарского каганата.

Таким образом, не только решались внутриполитические задачи объединения восточнославянских племенных союзов в единое русское государство, но и продолжался процесс освобождения русских земель от иноземного ига, укреплялся государственный суверенитет России.

В то же время для дальнейшей стабилизации международных позиций России молодому единому государству пришлось заключить два дипломатических соглашения: одно с варягами, другое с венграми.

Варяги — жители южных берегов Балтийского моря, возможно, славянского происхождения, как доказывают некоторые русские, в том числе советские, историки, ближайшие соседи новгородских славян, чуди, веси и других северных племен — издавна нападали на Новгородские земли и даже дань платили новгородским славянам.Однако затем варяжское господство было упразднено, дань упразднена. Но, согласно летописи, на славянских землях начались междоусобицы, которые привели к тому, что новгородцы отправили гонцов к соседям с просьбой прислать им князя, так как на их земле нет «наряда», есть смятение. В так называемой Иоахимовой хронике, сведения о которой нашли отражение в трудах историка 18 века. В. Н. Татищеву указывалось, что призвание князя новгородцами извне объяснялось династическим кризисом, отсутствием наследника у умершего новгородского князя и обращением новгородцев к его родственникам из балтийских славян.Не вдаваясь в смысл легенды о «призвании» варягов, отметим, что более позднее приглашение князя извне осталось новгородской традицией. Князь командовал войском, охранял земли Новгородского княжества. Несомненно, государство возникло здесь задолго до призвания викингов. Напомним, новгородцы во главе с Бравлиным пошли в Херсонес и Сурож еще в IX веке.

Рюрик, а затем Олег, видимо, способствовали стабилизации власти на новгородских землях.В 882 году Олег объединил Новгород и Киев.

Но варяги не отказались от своих набегов на северо-западные русские земли, а потом, на преобразование! опасные соседи как союзники, Олег подписал с ним договор. В «Повести временных лет» сообщается, что Олега «по уставу», то есть его накажут, Новгород отдадут! Варяги ежегодной данью в размере 300 гривен «делили мир», Россия им эту дань обеспечивала до самой смерти! Ярослава Мудрого, то есть до 1054 года Россия почти на 150 лет откупалась от своих воинственных соседей.

Такой «мир» был вполне в духе времени. Совсем не обязательно, чтобы самые слабые платили самым сильным. Иногда Византия, Арабский халифат и Персия — эти могущественные государства раннего средневековья — платили регулярную дань своим соседям, чтобы защитить свои границы от их набегов. Напомним, что еще в VI веке. Византийский император Юстиниан I заплатил славянам крупные суммы денег за мир на их северных границах.

Но таким путем был куплен не только мир, но и помощь союзников.И в этом случае есть основания полагать, что варяги с тех пор стали постоянными союзниками России на ее военных предприятиях. Они отправились в Константинополь с Олегом и Игорем. К ним постоянно обращались русские князья во время опасности.

Ставя перед собой масштабные государственные задачи, борясь за объединение русских земель, готовясь к продолжению и развитию интернациональной деятельности, русские правители обеспечивали себе спокойный тыл, что также было определенной дипломатической мерой.

Принудительный договор. В конце IX века. Князь Олег подписал еще один дипломатический договор.

В 898 году под Киевом появились кочевые орды венгров, или угров, как их называет русская летопись. Венгры подошли к Днепру и стали «вежами», то есть здесь разбили свой укрепленный лагерь. Никакой другой информации о событиях под Киевом летописец не предоставляет: он либо не знает их, либо не желает сообщать о них. Но в сохранившихся венгерских источниках эта загадочная завеса приоткрывается и становится понятной причина молчания русской летописи, которая, как правило, отражала версию событий с ее точки зрения.

Неизвестный венгерский автор XI века рассказывает, как, продвигаясь на запад, кочевые стоянки венгров достигли киевских земель и «хотели поработить царство Руси». Русский князь (а Олег правил в это время в Киеве) решил дать им бой, пошел навстречу врагу, но потерпел поражение от войск венгерского вождя Алмоса. Воины Алмоса преследовали русских до стен Киева, где Олег заперся. Этой информации можно доверять, потому что русская летопись тоже говорит о появлении врага под стенами Киева.Трудно представить, чтобы венгры подпустили так близко, не вступив с ними в бой. Далее летописец сообщает, что венгры «покорили землю русов», хотя из самого текста ясно только, что речь идет о типичных действиях завоевателей в чужой стране, а не о длительном владении земли: венгры разграбили близлежащие земли, взяли много добычи, а затем пошли на штурм киевских стен. Русские попросили мира, и их посольство прибыло в лагерь Алмос.

Венгры требовали заложников, уплаты ежегодной дани в размере 10 тысяч марок, обеспечения их продуктами питания, одеждой и другими необходимыми вещами. Русские поставили собственное условие: венгры должны покинуть русские земли. Об этом стороны договорились. Венгры ушли на запад, а Россия, видимо, продолжала платить им дань. Это предположение основано на том факте, что в последующие десятилетия Россия и Венгрия неизменно оказывались союзниками и вместе нападали на Византийскую империю.

Обезопасив свои границы на северо-западе, умиротворив кочевых венгров, договорившись о военном союзе как с викингами, так и с венграми, объединив русские земли, Олег приступил к реализации долгожданной цели русских князей. последние десятилетия — для утверждения международного авторитета Российского государства, повышения его международного авторитета, защиты интересов формирующегося класса феодалов и богатых купцов во внешней политике страны.

И снова взоры русского князя обращаются на Константинополь.В 907 году «Повесть временных лет» сообщает, что Олег предпринял новый грандиозный поход на византийскую столицу. Он вел с собой варягов, словен, кривичей, древлян, радимичей, полянов, северян, хорватов, дулебов, тиверцев, вятичей, а также иноязычные народы — Чудь и Меру. Отряд отправился «верхом и на корабле», то есть по морю и по суше. Что касается моря, то здесь все ясно: корабли Олега спустились по Днепру, затем вошли в Черное море и двинулись по его западному берегу в сторону Босфора.Это был обычный маршрут русских войск и торговых караванов. Что касается кавалерии, то она могла пройти к стенам византийской столицы только через территорию Болгарии, где в эти годы правил могущественный государь царь Симеон Великий. Как могло случиться, что русские нарушили суверенитет Болгарии? Кажется, здесь все было намного сложнее: Олег отправился в Византию, уже заручившись поддержкой Болгарии, договорившись с Симеоном о беспрепятственном переходе русского войска.

В то время Болгария вела долгую и изнурительную борьбу с Византией. Едва взойдя на престол в 893 году, Симеон начал военные действия против империи, стремясь увеличить свои территории за счет византийских земель на Балканах, стремясь установить привилегированное положение болгарских купцов на византийских рынках. В 904 году обе стороны заключили недолговечный мир. Болгария готовилась к продолжению борьбы, а Византия с трудом боролась с нападающими со всех сторон арабами.В 907 году, в год нападения русских, главные войска империи отправились на борьбу с арабами. Столица была практически беззащитной. В нем созрел заговор против существующей власти. Именно этот благоприятный момент и выбрал Олег для атаки. Ученые считают, что Болгария тайно помогла России, пропустила ее войска через свою территорию, предоставила россиянам необходимую информацию. А это значит, что тогда между Болгарией и Россией был заключен секретный союзный договор.

Каковы были причины нападения русских на Константинополь? Чего они достигли своей кампанией? Лучше всего это будет видно из последующего русско-византийского договора 907 г., но уже сейчас можно сказать, что о торжестве 860 г. начали забывать. На российский престол появились другие лица; покинули политическую арену Византии и тех, кто заключил с Россией невыгодный для империи мир, в котором русские были по существу победителями. Не исключено, что византийцы стали нарушать его условия, особенно в части льгот для русских купцов.Не исключено, что новой победоносной кампанией Олег хотел поднять свою власть, международный престиж государства Российского. Производство было не последним в этих расчетах.

Поездка прошла успешно. Ослабленный отсутствием войск Константинополь не смог дать русским должного отпора. Грекам удалось лишь замкнуть гавань цепью и заблокировать русским лодкам подход к самым стенам города. Сначала русская армия опустошила окраины столицы, увезла огромные богатства, пленных, а затем, согласно летописи, лодки были поставлены на колеса и направлены в сторону города, то есть корабли двигались на катках и могли прикрывать от стрел наступающих русских солдат.Греки не выдержали натиска русских и попросили мира.

План
Введение
1 Положение Византии
2 Поход Олега по «Повести временных лет»
3 Договор 907
4 Информация о походе Олега из других источников
5 Толкований
6 Датировка похода
Библиография
Русско-византийская война 907 г.

Введение

Русско-византийская война 907 года — легендарный победоносный поход древнерусского князя Олега на Константинополь.

Поездка подробно описана в «Повести временных лет» (начало XII века) и завершилась подписанием мирного договора в 907 году. Широкую известность в российском обществе он получил благодаря фразе: «Вещий Олег прибил свой щит. ворота Константинополя «. Однако об этом рейде не упоминается ни в византийских, ни в других источниках, кроме древнерусских летописей. В 911 г. был заключен новый русско-византийский договор, надежность которого не подвергается сомнению.

1.Положение Византии

В начале X века Византией правил император Лев VI Философ, вступивший в конфликт с церковными иерархами из-за 4-го брака. Главным врагом Византии в этот период времени были сарацины, которые атаковали византийские владения в Малой Азии и совершали морские набеги с юга. Самым известным рейдом стал захват греческого города Салоники пиратом Львом Триполи в июле 904 года. Византийский флот под командованием Друнгарии Имерии не смог помешать сарацинской флотилии, которая состояла всего из 54 кораблей.

Воспользовавшись слабостью империи, в том же 904 году болгарский царь Симеон I отнял у Византии часть земель, которые выкупили ежегодную дань, регулярно выплачивая ее до 913 года. В начале 10 века венгры, поселившиеся в Паннонии, нанесли поражение славянскому государству Великую Моравию. Вскоре европейские хроники будут заполнены сообщениями о венгерских набегах на соседние страны, но в 900-х годах они представляли угрозу в первую очередь для Болгарского царства, и византийская дипломатия пыталась натравить их на Симеона I.

Из событий, близких по времени к 907 году, византийские хроники отмечают победу их флота над сарацинами в октябре 906 года. В 907 году и в последующие годы не было крупных сражений или войн возле Константинополя. Следующее сражение произошло в октябре 911 года у Крита, в котором византийский флот потерпел поражение от сарацинов. 700 русов сражались за византийцев. Летом 913 года болгарский царь Симеон I совершил победоносный поход под стенами Константинополя, закончившийся выгодным для болгар мирным договором.

2. Поход Олега по «Повести временных лет»

«Повесть временных лет», самая ранняя из сохранившихся древнерусских летописей (начало XII века), начинает рассказ о походе на Константинополь с перечисления славянских и финно-угорских народов и племен, которых Олег привлек в поход:

«В год 6415 (907). Олег ушел к грекам, оставив Игоря в Киеве; Он взял с собой множество варягов, и славян, и чудов, и кривичей, и Меру, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: все из них греки называли «Великой Скифией».И со всем этим Олег ездил на лошадях и на кораблях; и было 2000 кораблей. И он пришел в Константинополь: греки закрыли суд, и город был закрыт. И сошел Олег на берег, и начал драться, и в окрестностях города совершил много убийств с греками, и они разбили много комнат и сожгли церкви. И те, кто попали в плен, одни были вырезаны, другие истязали, некоторых расстреляли, а некоторых бросили в море, и русские сделали грекам много другого зла, как это обычно делают враги.«

Согласно летописи, часть армии двигалась по берегу на лошадях, другая по морю на 2 тыс. Кораблей, каждый из которых вмещал 40 человек. Однако в тексте Новгородской летописи младшего издания, которая, по предположению историка Шахматова, содержится в первоначальном виде часть самой ранней из сохранившихся летописей (Первоначальный кодекс), не говорится о 2 тысячах кораблей, а 100 или 200 кораблей (« И Олег заплатит дань 100, 200 кораблям… «). Историки избегают толкования расплывчатой ​​фразы первоначального летописца XI века, но цифра в 2000 кораблей легко выводится из нее более поздним автором Повести временных лет (ПВЛ). В противном случае автор ПВЛ следует истории Первичного кодекса с более точным указанием дат. Круглая цифра в 200 кораблей может быть взята из рассказа о более раннем набеге русов на Константинополь в 860 году.

Далее в описании похода начинаются легенды.Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся через поле в Константинополь. Испуганные греки попросили мира, принесли отравленное вино и еду, которые Олег не принял. Тогда греки согласились на условия Олега: платить по 12 гривен каждому воину, производить отдельные выплаты в пользу князей Киевских, Черниговских, Переяславских, Полоцких, Ростовских, Любечских и других городов. Новгород не входил в список городов, что согласуется с археологической датой образования города (после 931 г.).Для ПВЛ дань также указана в 12 гривен « на уключину », что не оставляет вознаграждения конным участникам похода.

В дополнение к разовым выплатам Византии была обложена постоянной данью и заключен договор (договор 907 г.), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных клятв Олег повесил щит на воротах Константинополя в знак победы, затем приказал грекам сшить паруса: для России из паволока (плетеный золотом шелк), для славян из коприны (простого шелка).Согласно летописи, вернувшись в Киев с богатой добычей, народ прозвал Олега Пророком.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Трюггвасоне, записанной монахом Оддом в конце XII века. Олаф служил с князем Владимиром в 980-х годах и совершил путешествие в Византию, согласно саге о крещении. Один из его военных набегов описывается следующим образом: « Говорят, что после одной великой победы он вернулся домой, в Гарду [Русь]; затем они плыли с такой пышностью и великолепием, что на их кораблях были паруса из драгоценных тканей, как и их палатки. »

Если древнерусский летописец рассказывает о походе Руси на Константинополь в 860 году исключительно из византийских источников (Хроника Амартола), то рассказ о походе 907 года основан только на местных устных легендах, некоторые из которых отражены в скандинавских. саги. Хотя сами легенды могут не соответствовать исторической реальности, они указывают на то, что поход был, хотя, видимо, он развивался иначе, чем его описывает летопись.

3.Договор 907 г.

Согласно ПВЛ, после победы Олег заключил мир в Константинополе на очень выгодных условиях. Прибывшие в город русские были фактически поддержаны византийскими властями и не платили пошлины. Соглашение пересказано словами, формальное процедурное содержание опущено.

В сентябре 911 года (по ПВЛ в 912 году в связи с началом нового года с 1 марта) был заключен новый договор, список которого полностью приведен в летописях.Содержание договора 907 г. никоим образом не пересекается с договором 911 г., за исключением имен послов, а почти буквально воспроизводит фрагмент из русско-византийского договора 944 г. Таблица ниже передает текст договора 907 г. в соответствии с фрагментами более поздних русско-византийских договоров.

907 Договор Контракты 911, 944, 971
Участники: Карл, Фарлаф, Вермуда, Рулав и Стемид посол им в городе Карл Фарлоф.Велмуд. и STEMID ») 911 Договор
Участники: Карл, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Стемид и еще 10 фамилий. « Мы из русского клана. Carla. Ingeld farlof. Veremud. Ruv. Goads | road. Carn. Freelav. Rual. Aktevu. Truan. Li | doul fost. Stemid. Другие любят сообщения от ольги великого князя роски и всех остальных. ilga sout под новичком его светлый и великий князь. и его великие бояре. »
Когда придут русские, пусть берут за послов сколько хотят; а если купцы придут, пусть берут ежемесячно на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и фрукты.И пусть устраивают им ванну — сколько хотят […] и торгуют сколько им нужно, не платя никаких комиссий … договор не соблюдается
Договор 944
А те русские, которые отсюда уезжают, пусть заберут у нас все, что им нужно: еду в дорогу и то, что нужно лодкам […] Если русские не приедут за торговлей, то пусть месяцами не берут. Пусть князь накажет своих послов и приезжающих сюда русских, чтобы они не зверствовали в селах и в нашей стране.А когда приедут, пусть живут возле церкви Святого Переяславля и из других городов. Да, они въезжают в город только через одни ворота, в сопровождении царского мужа без оружия, человек 50 …
Олег и его мужья были приведены к присяге по русскому закону, и они поклялись своим оружием и своим богом Перуном и Волосом, богом скота, и установили мир. Договор 971
… пусть мы […] будем прокляты богом, в которого мы верим — Перуном и Волосом, богом крупного рогатого скота, и пусть мы станем желтыми, как золото, и нас будут бить нашим оружием.

4. Информация о походе Олега из других источников

Новгородская Первая летопись младшей версии описывает события иначе, называя два похода на Византию Игоря и его воеводы Олега, датируя их 920 и 922:

И у него был воевода по имени Олег, муж умный и хбор … Летом 6430 г. Идея Олега на Греках и приезд в Цесарюград; а Греция — это замок Ссуда, и город закрыт ставнями.

В то же время поход 920 г. по описанию воспроизводит хорошо задокументированный поход князя Игоря 941 г.

В византийской летописи Псевдо-Симеона (последняя треть X века) говорится о росе (Русь):

«Росы или даже дромиты получили свое название от некой могущественной росы, после того, как им удалось избежать последствий того, что предсказывали о них оракулы, благодаря некоторому предупреждению или божественному озарению того, кто правил ими. . Их называли дромитами, потому что они могли быстро передвигаться. «

Русско-византийская война 907 года

Константинополь, Византия

Победа Киевской Руси

Оппоненты

Византийская империя

Киевская Русь

Командиры

Вещий Олег

Силы сторон

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Русско-византийская война 907 года — легендарный поход древнерусского князя Олега на Константинополь.

Поездка подробно описана в «Повести временных лет» (начало XII века) и завершилась подписанием мирного договора в 907 году. Широкую известность в российском обществе он получил благодаря фразе: «Вещий Олег прибил свой щит. ворота Константинополя «. Однако об этом рейде не упоминается ни в византийских, ни в других источниках, кроме древнерусских летописей. В 911 г. был заключен новый русско-византийский договор, надежность которого не подвергается сомнению.

Положение Византии

В начале X века Византией правил император Лев VI Философ, вступивший в конфликт с церковными иерархами из-за 4-го брака.Главным врагом Византии в этот период времени были сарацины, которые атаковали византийские владения в Малой Азии и совершали морские набеги с юга. Самым известным рейдом стал захват греческого города Салоники пиратом Львом Триполи в июле 904 года. Византийский флот под командованием Друнгарии Имерии не смог помешать сарацинской флотилии, которая состояла всего из 54 кораблей.

Воспользовавшись слабостью империи, в том же 904 году болгарский царь Симеон I отнял у Византии часть земли, выкупив ежегодную дань, регулярно выплачивая ее до 913 года.В Европе в начале 10 века появилась новая сила — венгры, поселившиеся в Паннонии, разгромив славянское государство Великую Моравию. Вскоре европейские хроники будут заполнены сообщениями о венгерских набегах на соседние страны, но в начале 900-х годов они представляли угрозу в первую очередь для Болгарского царства, и византийская дипломатия пыталась натравить их на Симеона I.

Хотя после набега на Константинополь в 860 г. византийские источники не отмечают никаких конфликтов с русьми, есть косвенные свидетельства того, что набеги продолжились и позже.Так, в своей военной инструкции (написанной около 905 г.) в главе о морских сражениях император Лев VI заметил, что враждебные народы, «так называемые северные скифы» (наименование русов в византийской традиции), используют небольшие быстрые корабли. , поскольку иначе они не могут выбраться из рек Черного моря.

Из событий, близких по времени к 907 году, византийские хроники отмечают победу их флота над сарацинами в октябре 906 года. В 907 году и в последующие годы не было крупных сражений или войн возле Константинополя.Следующее сражение произошло в октябре 911 года у Крита, в котором византийский флот потерпел поражение от сарацинов. 700 русов сражались за византийцев. Летом 913 года болгарский царь Симеон I совершил победоносный поход под стенами Константинополя, закончившийся выгодным для болгар мирным договором.

Поход Олега на «Повесть временных лет»

«Повесть временных лет», самая ранняя из сохранившихся древнерусских летописей (начало XII века), начинает рассказ о походе на Константинополь с перечисления славянских и финно-угорских народов и племен, которых Олег привлек в поход:

Согласно летописи, часть армии двигалась по берегу на лошадях, другая по морю на 2 тыс. Кораблей, каждый из которых вмещал 40 человек.Однако в тексте Новгородской летописи младшего издания, которая, по предположению историка Шахматова, содержится в первоначальном виде часть самой ранней из сохранившихся летописей (Первоначальный кодекс), не говорится о 2 тысячах кораблей, а о 100 или 200 кораблях (« И Олег отдаст дань 100, 200 кораблей … »). Историки избегают толкования расплывчатой ​​фразы первоначального летописца XI века, но цифру в 2000 кораблей легко вывести. от нее более поздний автор Повести временных лет (ПВЛ).В остальном автор ПВЛ следует за рассказом Первичного кодекса с более точным указанием дат. Круглая цифра в 200 кораблей может быть взята из рассказа о более раннем набеге русов на Константинополь в 860 году.

Далее в описании похода начинаются легенды. Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся через поле в Константинополь. Испуганные греки попросили мира, принесли отравленное вино и еду, которые Олег не принял.Тогда греки согласились на условия Олега: платить по 12 гривен каждому воину, производить отдельные выплаты в пользу князей Киевских, Черниговских, Переяславских, Полоцких, Ростовских, Любечских и других городов. Новгород не входил в список городов. Для ПВЛ дань также указана в 12 гривен « на уключину », что не оставляет вознаграждения конным участникам похода.

В дополнение к разовым выплатам Византии была обложена постоянной данью и заключен договор (договор 907 г.), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии.После взаимных клятв Олег повесил щит на воротах Константинополя в знак победы, затем приказал грекам сшить паруса: для России из паволока (плетеный золотом шелк), для славян из коприны (простого шелка). Согласно летописи, вернувшись в Киев с богатой добычей, народ прозвал Олега Пророком.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Трюггвасоне, записанной монахом Оддом в конце XII века.Олаф служил с князем Владимиром в 980-х годах и совершил путешествие в Византию, согласно саге о крещении. Один из его военных набегов описывается следующим образом: « Говорят, что после одной великой победы он вернулся домой, в Гарду [Русь]; затем они плыли с такой пышностью и великолепием, что на их кораблях были паруса из драгоценных тканей, как и их палатки. »

Если древнерусский летописец рассказывает о походе Руси на Константинополь в 860 году исключительно из византийских источников (Хроника Амартола), то рассказ о походе 907 года основан только на местных устных легендах, некоторые из которых отражены в скандинавских. саги.Хотя сами легенды могут не соответствовать исторической реальности, они указывают на то, что поход был, хотя, видимо, он развивался иначе, чем его описывает летопись.

907 Договор

Согласно ПВЛ, после победы Олег заключил мир в Константинополе на очень выгодных условиях. Прибывшие в город русские были фактически поддержаны византийскими властями и не платили пошлины. Соглашение пересказано словами, формальное процедурное содержание опущено.

В сентябре 911 года (по ПВЛ в 912 году в связи с началом нового года с 1 марта) был заключен новый договор, список которого полностью приведен в летописях. Содержание договора 907 г. никоим образом не пересекается с договором 911 г., за исключением имен послов, а почти буквально воспроизводит фрагмент из русско-византийского договора 944 г. Таблица ниже передает текст договора 907 г. в соответствии с фрагментами более поздних русско-византийских договоров.

907 Договор

Контракты 911, 944, 971

911 Договор

Участники: Карл, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Стемид и еще 10 фамилий.

« Мы из русского клана.Карла. Инегельд Фарлоф. Веремуд. ruv. побуждения | Дорога. карн. freelav. руал. актеву. труан. li | доул фост. стемид. другим нравятся послания от Ольги Великого Князя Роски и от всего Ильги Саут под новичком, его светлым и великим князем. и его великие бояре. »

Когда придут русские, пусть берут за послов сколько хотят; а если купцы придут, пусть берут ежемесячно на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и фрукты. И пусть устраивают им ванну — сколько хотят […] и торгуйте столько, сколько им нужно, без каких-либо комиссий …

Договора не соблюдаются

Когда русские уходят домой, пусть берут в дорогу продукты, якоря, веревки, паруса у царя и все, что им нужно […] Если русские приезжают не для торговли, то пусть не забирают свои ежемесячно; пусть русский князь своим указом запретит приезжающим сюда русским зверствовать в селах и в нашей стране. Пусть приезжающие сюда русские живут возле церкви св…. И пускай в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек …

Договор 944

А те русские, которые отсюда уезжают, пусть заберут у нас все, что им нужно: еду в дорогу и то, что нужно лодкам […] Если русские не приедут за торговлей, то пусть месяцами не берут. Пусть князь накажет своих послов и приезжающих сюда русских, чтобы они не зверствовали в селах и в нашей стране.А когда приедут, пусть живут возле церкви Святого Переяславля и из других городов. Да, они въезжают в город только через одни ворота, в сопровождении царского мужа без оружия, человек 50 …

Олег и его мужья были приведены к присяге по русскому закону, и они поклялись своим оружием и своим богом Перуном и Волосом, богом скота, и заключили мир.

Договор 971

…. могут […] быть прокляты богом, в которого мы верим, — Перуном и Волосом, богом крупного рогатого скота, и пусть мы станем желтыми, как золото, и нас будут бить нашим оружием.

Информация о походе Олега из других источников

Новгородская Первая летопись младшей версии описывает события иначе, называя два похода на Византию Игоря и его воеводы Олега, датируя их 920 и 922:

В то же время поход 920 г. по описанию воспроизводит хорошо задокументированный поход князя Игоря 941 г.

В византийской летописи Псевдо-Симеона (последняя треть X века) говорится о росе (Русь):

В этом фрагменте некоторые исследователи готовы увидеть элементы, аналогичные предсказанию волхвов о скорой смерти Олега, и в самой Розе, пророка Олега. В популярной литературе широко цитируются постройки В.Д. Николаева о налете дромитовой росы на Византию в 904 году. Росы, по словам Николаева (Псевдо-Симеон об этом не упоминает), были разбиты на мысе Трикефал византийским адмиралом Иоанном Радином, и лишь часть их была спасена от «греческого огня» благодаря озарению их вождя.

А.Г. Кузьмин, исследуя текст Повести временных лет о князе Олеге, предположил, что летописец использовал греческие или болгарские источники о походе Олега. Летописец цитирует слова византийцев: « Это не Олег, а святой Дмитрий, посланный против нас Богом. « Эти слова могут указывать на события 904 года, когда Константинополь не помог городу Салоники, покровителем которого считался Димитрий Салоникский, в результате чего жители города были убиты и только часть из них была убита. выкуплен из рук арабских пиратов.В непонятной по контексту фразе византийцев о святом Дмитрии мог содержаться намек на месть Дмитрия Константинополю, виновному в разграблении Салоников.

Интерпретации

Поход известен исключительно из русских источников, византийские о нем умалчивают. Только в «Истории» Льва-диакона есть свидетельства реальности не столько похода, сколько мирного договора: Иоанн Цимискес во время переговоров со Святославом напоминает ему, как и князь Игорь: « пренебрегая присягой. », атаковал византийскую столицу.Здесь, по мнению М.Я. Сюзюмов ​​и С.А.Иванов, а также А.А.Васильев, имеется в виду Олеговский договор в 911 году, заключенный после похода 907 года и известный из «Повести временных лет».

Г.Г. Литаврин нашел договор таким образом, что он « без военного давления со стороны России был абсолютно невозможен ». Когда империя заключала договор с другой страной, основной экземпляр договорного письма составлялся от имени императора. , затем то же самое на греческом, но от имени правителя другой страны, и это письмо уже было переведено на язык народа, с которым было заключено соглашение.Известный лингвист, академик С.П. Обнорский пришел к выводу, что текст договора 911 года был переводным, изобилующим гречанами и нарушениями требований русского синтаксиса.

Таким образом, тексты договоров, включенные в «Повесть временных лет», указывают на то, что кампания не была полной выдумкой. Некоторые историки склонны объяснять молчание византийских источников неверной датировкой войны в Повести. Были попытки связать это с набегом «русов-дромитов» в 904 году, когда Византия боролась с пиратом Львом Триполи.Наиболее вероятная гипотеза была выдвинута Б.А. Рыбаковым и Л.Н. Гумилевым: описание похода 907 г. в «Сказке» на самом деле относится к войне 860 г., которая была заменена сообщением о неудачном набеге Аскольда и Дира в 866 г., навеянном Византийские легенды о чудесном избавлении христиан от враждебных язычников.

Тем более вероятно, что Россия с начала X века фигурирует в греческих текстах как союзник Византии. Патриарх Николай Мистик (901-906 и 912-925) угрожает Болгарии вторжением русских, 700 русских наемников приняли участие в неудачной византийской экспедиции на Крит в 911 году.

В своем произведении, посвященном походу Вещего Олега на Константинополь, визовый специалист А.А.Васильев пришел к выводу, что поход Олега не был выдумкой древнерусского летописца, который в традициях скандинавских героических саг превратился в обыденную грабительский набег на византийские владения стал эпохальным событием.

Знакомство с походом

Помимо вопроса о том, состоялся ли поход Олега, описанный в «Повести временных лет», существует проблема датировки такого похода.

Дата 907 года в «Повести временных лет» условна и возникла в результате сложных расчетов летописцев при совмещении абсолютной и относительной хронологии источников, имевших даты, указанные в разные эпохи. Изначально история правления Олега не имела датировки, поэтому позже рассказ разделили на части, тяготевшие к датам начала и конца правления Олега.

По словам А.Г. Кузьмина, первоначально сведения об окончании правления Олега датировались в «Повести временных лет» 6415 (907), но по сравнению с датой договора 911 года датировка была изменена, поэтому две летописные статьи появилась, в которой говорилось о походе, заключении договора и смерти Олега.Так в летописи появились два договора (текст и его «пересказ»). Таким образом, события, описанные в статьях 907 и 912, изначально никак не датировались, а были связаны, как, например, в тексте Иоахимовой хроники, в которой нет абсолютной датировки и сведений о смерти князя. : «После этого Олег овладел всей страной, покорил для себя многие народы, пошел воевать с греками на море и заставил их купить мир, вернулся с большой честью и многими богатствами.»

По косвенным данным, кампания восходит к 904-909 годам. Нижняя дата, 904 год, определяется новостями о союзных рос-дромитах и ​​нападении арабов на Фессалоники. Верхняя дата, 909–910 годы, определена новостями о разведывательной кампании русских в Каспийском море, за которой последовала кампания 913 года. Руси, совершившие этот поход, не могли пройти через Черное и Азовское моря в Дон без союзных отношений с Византией. Союз Руси и Византии к 909–910 гг. Подтверждается данными Константина Порфирогенита (середина X в.) Об участии русских вспомогательных судов в критской экспедиции 910 г.

В то же время «Повесть временных лет» содержит относительную датировку кампании. В тексте сказано, что предсказание волхвов о смерти Олега сбылось на пятом году после его похода на Константинополь. «Смерть» Олега может быть датирована не позднее июля 912 г. (жертва, о которой говорил В. Н. Татищев при появлении кометы Галлея), или этим падением, указанным в летописи (время полюдья). Поход 913 года положил конец карьере Олега (умер или уехал на север).Следовательно, поход против Византии приходится на 907–908 годы, и летописец не ошибся в своих расчетах. Верность относительной даты, указанной в легенде, подтверждается другим отрывком из «Повести» — под 1071 годом сказано, что в Киеве явился колдун: «… Он сказал людям, что в пятый год Днепр потечет в обратном направлении, и земли начнут двигаться «. По-видимому, пятилетний период пророчества был обычным для волхвов.

Датировка кампании подтверждается также динамикой византийско-болгарских отношений.В 904 году болгарский царь Симеон I предпринял поход на разграбленные арабами Салоники, пытаясь расширить свои владения. В 910–911 годах он собирается начать войну с Византией, но начнет ее только в 913 году. В качестве одного из сдерживающих факторов по отношению к болгарам византийцы использовали флот русов.

Русско-византийская война 907 года — легендарный победоносный поход древнерусского князя Олега на Константинополь.

Далее в описании похода начинаются легенды.Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся через поле в Константинополь. Испуганные греки попросили мира, принесли отравленное вино и еду, которые Олег не принял. Тогда греки согласились на условия Олега: платить по 12 гривен каждому воину, производить отдельные выплаты в пользу князей Киевских, Черниговских, Переяславских, Полоцких, Ростовских, Любечских и других городов. Новгород не входил в список городов, что согласуется с археологической датой образования города (после 931 г.).Для ПВЛ дань также указана в 12 гривен « на уключину », что не оставляет вознаграждения конным участникам похода.

В дополнение к разовым выплатам Византии была обложена постоянной данью и заключен договор (договор 907 г.), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии. После взаимных клятв Олег повесил щит на воротах Константинополя в знак победы, затем приказал грекам сшить паруса: для России из паволока (плетеный золотом шелк), для славян из коприны (простого шелка).Согласно летописи, вернувшись в Киев с богатой добычей, народ прозвал Олега Пророком.

Некоторая аналогия с парусами из драгоценных тканей прослеживается в скандинавской саге о будущем норвежском короле Олафе Трюггвасоне, записанной монахом Оддом в конце XII века. Олаф служил с князем Владимиром в 980-х годах и совершил путешествие в Византию, согласно саге о крещении. Один из его военных набегов описывается следующим образом: « Говорят, что после одной великой победы он вернулся домой, в Гарду [Русь]; затем они плыли с такой пышностью и великолепием, что на их кораблях были паруса из драгоценных тканей, как и их палатки. »

Если древнерусский летописец рассказывает о походе Руси на Константинополь в 860 году исключительно из византийских источников (Хроника Амартола), то рассказ о походе 907 года основан только на местных устных легендах, некоторые из которых отражены в скандинавских. саги. Хотя сами легенды могут не соответствовать исторической реальности, они указывают на то, что поход был, хотя, видимо, он развивался иначе, чем его описывает летопись.

907 Договор

В византийской летописи Псевдо-Симеона (последняя треть X века) говорится о росе (Русь):

«Росы или даже дромиты получили свое название от некой могущественной росы, после того, как им удалось избежать последствий того, что предсказывали о них оракулы, благодаря некоторому предупреждению или божественному озарению того, кто правил ими. .Их называли дромитами, потому что они могли быстро передвигаться. «

В этом фрагменте некоторые исследователи готовы увидеть элементы, аналогичные предсказанию волхвов о скорой смерти Олега, а в самой Розе — Вещего Олега. В популярной литературе широко цитируются постройки В.Д. Николаева о набеге дромитов на Византию в 904 году. Росы, по словам Николаева (Псевдо-Симеон об этом не упоминает), были разбиты на мысе Трикефал византийским адмиралом Иоанном Радином, и лишь часть их была спасена от нападения. «Греческий огонь» благодаря подсветке их вождя.

Таким образом, тексты договоров, включенные в «Повесть временных лет», указывают на то, что кампания не была полной выдумкой. Некоторые историки склонны объяснять молчание византийских источников неверной датировкой войны в Повести. Были попытки связать это с набегом «русов-дромитов» в то время, когда Византия боролась с пиратом Львом Триполи. Наиболее вероятная гипотеза была выдвинута Б.А. Рыбаковым и Л.Н. избавление христиан от враждебных язычников.

Тем более вероятно, что Россия с начала X века фигурирует в греческих текстах как союзник Византии. Патриарх Николай Мистик (- и -) угрожает Болгарии вторжением русских, 700 русских наемников приняли участие в неудачной византийской экспедиции на Крит.

В своем труде, посвященном походу Вещего Олега на Константинополь, визовый эксперт А.А. Васильев пришел к выводу, что набег Олега не был выдумкой древнерусского летописца, который в традициях скандинавских героических саг превратил обыкновенный грабительский набег на византийские владения в эпохальное событие.

Знакомство с походом

Помимо вопроса о том, состоялся ли поход Олега, описанный в «Повести временных лет», существует проблема датировки такого похода.

907 год в истории России ознаменовался легендарным походом на Константинополь (или как его еще называли — Царьград), который возглавил князь Новгородский Олег. Это событие связано с множеством домыслов и сомнений со стороны историков, многие из которых не верят в его подлинность по ряду причин.В этой статье мы подробно расскажем вам о походе Олега на Константинополь (краткое содержание) и попробуем разобраться, действительно ли произошло это событие так, как его рисуют древнерусские летописи.

Кто такой князь Олег?

Олег был князем Новгородским и великим с 882 по 912 год, год его смерти. Получив власть над Новгородской землей (что произошло после смерти Рюрика) в качестве регента малолетнего Игоря, он захватил древний Киев.Именно этому городу в то время суждено было стать столицей и символом объединения двух основных центров для славян. Вот почему историков часто считают основоположниками древнерусского государства. И последующий поход Олега на Константинополь послужил поводом для того, чтобы его называли «Вещим».

Почему Олега прозвали Вещим?

Как повествует «Повесть временных лет», поход Олега на Константинополь произошел в 907 году. В летописи рассказывается о том, как город был осажден и взят, и о мужестве и остром уме князя, перехитрившего византийцев, есть похвалил.По данным этого источника, он отказался принимать отравленную пищу, за что и получил прозвище «Вещий». На Руси Олегом стали называть именно того, кто победил греков. В свою очередь, его имя происходит из Скандинавии и в переводе означает «святой».

Поход в Константинополь

Как уже было сказано выше, содержание похода и русско-византийской войны описано в ПВЛ (Повести временных лет). Кульминацией этих событий стало подписание мирного договора в 907 году.Он стал популярным в народе благодаря таким словам: «Вещий Олег прибил свой щит на воротах Константинополя». Но, тем не менее, этот поход не упоминается в греческих источниках, да и вообще нигде не упоминается, кроме русских легенд и летописей.

Кроме того, уже в 911 году россияне подписали новый документ. Более того, никто из историков не сомневается в подлинности заключения этого договора.

Византия и Русь

Следует отметить, что после похода русов на Константинополь в 860 г. византийские источники не указывают на какие-либо конфликты с ними.Однако есть ряд косвенных доказательств обратного. Например, в указе императора Льва IV еще в начале X века содержится информация о том, что враждебные «северные скифы» используют небольшие корабли, плывущие на большой скорости.

Поход Олега по «Повести временных лет»

Как гласит предание о походе Олега, Царьград был взят не только при участии славян, но и финно-угорских племен, перечисленных в древнерусской письменности. памятник начала 12 века — «Повесть временных лет».«Согласно летописям, одни воины путешествовали верхом по побережью, а другие — морем с помощью двух тысяч кораблей. Причем на каждом корабле могло разместиться более тридцати человек. Историки до сих пор сомневаются в том, стоит ли верить «Повесть временных лет» и правдивы ли данные о походе, указанные в летописи

Легенды в описании похода

Легенда о походе князя Олега на Константинополь содержит большое количество легенд.Например, в повествовании указано, что корабли двигались на колесах, на которые их поставил Олег. Византийцы испугались русских, направляющихся в Константинополь, и попросили мира. Однако они несли отравленную посуду, от которой князь отказался. Тогда грекам ничего не оставалось, как дать согласие на то, что предложил Олег. По легенде, всем воинам пришлось заплатить по 12 гривен, а также отдельную сумму князьям в Киеве, Переяславле, Чернигове, Ростове и других городах, кроме Новгорода.Но на этом победы князя не закончились. Помимо единовременной платы, греки Византии должны были уплатить русов постоянную дань, а также согласиться на заключение договора (речь идет о самом договоре, подписанном в 907 году), который должен был регулировать условия пребывания, а также ведение торговли русскими купцами в греческих городах. Стороны дали взаимные клятвы. А Олег, в свою очередь, совершил очень известный поступок, сделавший его легендарным, согласно легендам, в глазах простого народа.Он повесил щит на воротах византийской столицы Константинополя как символ победы. Грекам было приказано шить паруса для славянской армии. В летописях говорится, что именно после завершения похода Олега на Константинополь в 907 году князь стал широко известен как «Вещий».

Однако если рассказы древнерусского летописца о набеге русов на Константинополь в 860 году основаны только на византийских летописях, то в основе рассказа об этом рейде лежат сведения, полученные из легенд, которые не были записаны.Более того, несколько сюжетов совпадают с аналогичными из скандинавских саг.

907 Договор

Каковы были условия договора и был ли он заключен? Если верить «Повести временных лет», то после победоносных действий князя Олега в Константинополе с греками был подписан весьма выгодный для России документ. Целью его основных положений считается возобновление мирных и добрососедских отношений между этими народами и государствами.Византийское правительство обязалось выплачивать русов определенную сумму ежегодной дани (и размер ее весьма существенен), а также выплатить единовременную компенсацию — как деньгами, так и вещами, золотом, редкими тканями и т. Д. Соглашение оговаривало выше размер выкупа за каждого солдата и размер ежемесячного пособия, которое греки должны были отдавать русским купцам.

Сведения о походе Олега из других источников

Согласно Новгородской Первой летописи, ряд событий произошел иначе.В то же время походы на Константинополь совершались под руководством и «Вещего» в то время — всего лишь воеводы. Так летопись описывает легендарные походы Олега на Константинополь. Год обозначен как 920, а датировка следующего набега относит события к 922 году. Однако описание похода 920 года в деталях аналогично описанию похода Игоря 941 года, что отражено в нескольких документах.

Сведения, содержащиеся в византийских летописях, написанных Псевдо-Симеоном в конце X века, содержат сведения о русских.В одном из фрагментов некоторые историки видят детали, указывающие на предсказания мудрецов о будущей смерти Олега, а в личности Розы — самого князя. Среди научно-популярных публикаций есть мнение, высказанное В. Николаевым о походах рос на греков, совершенных около 904 г. Если верить его постройкам (о которых в летописях Псевдосимеона не говорилось), то Роса потерпела поражение при Трикефале от византийского вождя Иоанна Радина.И лишь немногим удалось спастись от греческого оружия благодаря просвещению своего князя.

А. Кузьмин, изучая текст летописи «Повести временных лет» о подвигах Олега, предположил, что автор использовал тексты булгарских или греческих источников о набегах князя. Летописец цитирует слова греков: «Это не Олег, а святой Димитрий, посланный против нас Богом». Такие слова указывают, по мнению исследователя, на момент событий 904 года — византийцы не оказывали помощи фессалоникийцам.А покровителем ограбленного города считался Димитрий Салоникский. В результате было убито большое количество жителей Салоников, и лишь некоторые из них смогли быть освобождены от арабских пиратов. В этих непонятных по контексту словах греков о Димитрии могли быть признаки мести со стороны святого Константинополя, косвенно виновного в такой судьбе населения.

Как историки интерпретируют сведения летописи?

Как уже было сказано выше, сведения о набеге содержатся только в русских летописях, а в византийских письменах на этот счет ничего не указано.

Однако, если посмотреть на текстовую часть фрагментов документов, которая приведена в «Повести временных лет», то можно сказать, что все-таки информация о кампании 907 г. не является полностью вымышленной. Отсутствие данных в греческих источниках некоторыми исследователями объясняется неправильной датой, которой приписывается война в «Повести временных лет». Есть ряд попыток связать его с походом русов (дромитов) в 904 году, в то время как греки сражались с армией пиратов во главе со Львом Триполи.Теория, которая больше всего похожа на правду, принадлежит авторству Бориса Рыбакова и, согласно их гипотезе, информацию о рейде 907 года следует отнести к событиям 860 года. Эта война была заменена информацией о неудачных походах под руководством, которое было навеян легендами о необычайном освобождении христианского населения от языческих племен.

Датировка похода

Точно неизвестно, когда именно был совершен поход князя Олега на Константинополь.Год, которому приписываются эти события (907 г.), условен и появился после собственных расчетов летописцев. С самого начала легенды о правлении князя не имели точной даты, поэтому более поздние сведения были разделены на этапы, которые относили к начальному и конечному периоду его правления.

Кроме того, «Повесть временных лет» содержит сведения об относительной датировке набега. В нем содержится информация о том, что предсказанное мудрецами (смерть князя) на самом деле произошло через пять лет после похода на Константинополь.Если Олег умер не позднее 912 года (об этом свидетельствуют данные о жертвоприношениях в произведениях Татищева, которые совершались во время появления легендарной кометы Галлея), то автор все рассчитал правильно.

Значение похода Олега на Константинополь

Если поездка действительно произошла, то ее можно считать знаменательным событием. Документ, подписанный в результате кампании, следует рассматривать как определяющий отношения между греками и русью на ближайшие десятилетия.Последующие исторические события так или иначе были связаны с теми набегами, которые совершал князь Олег, независимо от их правильной датировки.


Русско-византийских войн

Походы русских князей на Византию

В 862 году варяги, воины Рюрика Аскольда и Дира, которые шли в Константинополь, пытаясь установить полный контроль над важнейшим торговым путем «из варяг в греки», подчинили себе Киев.

Первые набеги на Византийскую империю варяжских князей из Киева датируются 862 годом. Эти набеги нарушили порядок в Константинополе, так как грозная слава викингов уже шумела в Европе.

В 879 году в Новгороде скончался Рюрик. Князь был передан Олегу, регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре.

В 907 году в византийских летописях снова фигурируют варяжские князья русских земель. Победоносный поход Олега на Константинополь породил множество легенд и легенд на Русской земле.

В 911 году чрезвычайно выгодный для России договор был подтвержден тем же Олегом и его новым походом через Черное море.

Игорь совершил два военных похода на Византию. Первый, в 941 году, потерпел неудачу. Вторая поездка в Византию произошла в 944 году. Она закончилась соглашением, подтверждающим многие положения предыдущих соглашений 907 и 911 годов, но отменяющим беспошлинную торговлю.

Вещий Олег, древнерусский князь, имя его упоминается в исторических документах, но большая часть сведений о его жизни и творчестве дошла до нас в виде народных сказок, в которых реальные события тесно переплетались с легендарными.Легендарный рассказ об Олеге Вещий есть в анналах «Повести временных лет». Летопись содержит множество материалов легенд, рассказов, легенд, устных поэтических преданий о различных исторических лицах и событиях.

В 879 году умер Рюрик. Он завещал княжение Олегу и оставил его на попечение своего сына Игоря. Олег правил в Новгороде три года, а затем, собрав крепкий отряд и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли. Олег был выдающимся полководцем, его мудрость и осторожность были известны каждому, поэтому в глазах народа он стал великим человеком.

Русская земля была заселена в то время разными племенами. В летописях названо более десяти славянских племен: вятичи, кривичи, поляны, северяне, радимичи и другие. С ними соседствовали угро-финские племена: чудь, алл, мерия, муром. Россия не имела четких границ и не знала единых законов. Киевский князь правил лишь в некоторых пунктах с торговыми путями. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Уплата дани и признание верховной власти Киева в то время составляли всю сущность государственной власти.

Собранную дань нужно было продать в соседние страны — Халифат и Византию. Россия получала от этой торговли значительную прибыль и была кровно заинтересована в ее развитии. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров создавал византийцам массу неудобств. Отсюда возникло желание ограничить и затруднить российскую торговлю.

Для России торговля была делом государства; поэтому ответ на действия византийских властей был дан на государственном уровне.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг по воде. Он плыл по озеру Ильмень, затем по реке Ловати и Западной Двине, а затем, волоча ладьи волочением, по Днепру. Попутно Олег покорил города Смоленск и Любеч, оставив там своего наместника.

Наконец Олег прибыл на богатые и плодородные поляны земли и увидел большой красивый город Киев. В Киеве правили два князя — Аскольд и Олень. Оба они были выходцами из Новгорода и когда-то, как и Олег, служили князю Рюрику.Олег решил захватить Киев, но, видя, что город хорошо укреплен, применил не силу, а хитрость.

Он оставил большую часть своей армии, и он с небольшой свитой на одной лодке подошел к самым стенам Киева и послал гонца к Аскольду и Диру: «Мы купцы, везем много хороших товаров. . Пусть придут киевские князья посмотреть — может, что купят. «

Аскольд и Дир считали, что мирный торговый караван прибыл в Киев и сошел на берег без всякой защиты.

Олег приказал находившимся с ним солдатам лечь на дно лодки. Когда киевские князья подошли вплотную, он встал им навстречу и сказал: «Вы не княжеский род, а я князь, и Игорь, сын Рюрика, со мной. Вам решать царствовать. здесь!» Он подал знак своим солдатам — и они мгновенно разрубили Аскольда и Дира своими мечами.

Олег победитель въехал в город. Расположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он переехал туда дружиной, провозглашая: «Да будет Киев матерью городов русских!» Утвердившись на киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и покорения населяющих их племен.Олег поработил древлян, северян, радимичей и обложил их данью. Под его властью была огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал себе жену Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжество не отказался.

Князь Олег совершил свою знаменитую поездку в Константинополь в 907 году. Несомненно, это грандиозное военное предприятие требовало большой подготовки.По данным летописца, русская армия отправилась в поход на двух тысячах кораблей.

«В год 6415 (907). Олег ушел к грекам, оставив Игоря в Киеве; он взял с собой много варягов, и Словению, и чудеса, и кривичей, и Меру, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и Дулеба, и Тивертов … И со всем этим Олег ездил на лошадях и на кораблях; и было 2000 кораблей. ”

Снаряжив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег отправился в поход.Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю, а конное войско шло вдоль берега на виду у флота. Достигнув моря, кавалерия также взошла на корабли, и армия Олега устремилась к Константинополю.

«И пришел Олег в Константинополь». Здесь появилась столица Византии — белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Мудрый, увидев корабли с несметным войском, приказал срочно закрыть гавань.Крепкие железные цепи тянулись через бухту, преграждая путь кораблям Олега.

Олегу пришлось развернуться в сторону и высадиться на берегу вдали от города. Олегские воины разорили окраины Цариграда, сожгли дома и храмы, убили мирных жителей и сбросили их в море. Под стенами византийской столицы произошло сражение. Летописец сообщает об этом так: князь Олег «воевал у города и много убил греков». Но Олег не смог взять Царьград — цепи надежно защищали город от вторжения с моря.Осада города грозила затянуться, а затем на море начались мощные осенние штормы. Князь Олег решил напугать «греков». Затем он приказал своим солдатам сделать колеса, поставить на них выброшенные на берег корабли и поднять паруса.

Подул попутный ветер — и корабли ринулись к городу по суше, как по морю. «Греки, увидев это, испугались и через послов сказали Олегу:« Не разрушай город, мы отдадим тебе ту дань, которую ты хочешь ».

Завершив войну в прибыльном мире, Олег со славой вернулся в Киев.Этот поход принес ему большую популярность в глазах не только жителей России, но и славян, прозвавших его князя Вещим.

Византийцы сослались на поражение и согласились выплатить Олегу желаемую дань. Олег потребовал по 12 гривен за каждую пару весел на своих двух тысячах кораблей, а также дань за российские города — Киев, Чернигов, Полоцк, Ростов и другие.

Византийцы также согласились предоставить ряд льгот русским купцам: право на беспошлинную торговлю в течение шести месяцев в Константинополе, бесплатное питание и стирку в греческих банях.Кроме того, городские власти обязались обеспечить купцов России продуктами питания и различным корабельным имуществом на обратном пути.

Летописец сообщает, что после заключения «позорного» мирного договора для Восточной Римской империи русские «и вешают свои щиты в воротах, показывая победу, и идут в Константинополь». То, что князь Олег прибил свой щит к воротам Константинополя, было прямым свидетельством успешного похода 907 года.

Между Русью и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе.Чтобы соблюдать этот договор, византийские христиане поклялись святым крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом.

С честью и большой славой Олег вернулся в Киев.

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «долгосрочный» мир и заключило новый договор. По сравнению с контрактом 907 года из него исчезает ссылка на беспошлинную торговлю. Олег упоминается в договоре как «Великий князь Российский».

Олег царствовал много лет.Однажды он подозвал к себе прорицателей и спросил: «От чего мне суждено умереть?» И волхвы ответили: «Прими, князь, смерть от твоего любимого коня». Олег опечалился и сказал: «Если так, то я больше никогда не сяду на него». Он приказал отвести лошадь, покормить и позаботиться о ней, а взял себе другую.

Прошло немало времени. Однажды Олег вспомнил свою старую лошадь и спросил, где он сейчас и здоров ли он. Они ответили князю: «Прошло три года с тех пор, как умерла ваша лошадь.«

Тогда Олег воскликнул: «Маги солгали: конь, от которого мне обещали смерть, умер, а я жив!» Он хотел увидеть кости своей лошади и выехал в открытое поле, где они лежали в траве, омытые дождем и побеленные солнцем.

Принц дотронулся до черепа своей лошади и с ухмылкой сказал: «Приму ли я смерть от этого черепа?» Но тут из черепа лошади вылезла ядовитая змея — и ужалила Олега в ногу. А Олег умер от змеиного яда.

Русско-византийские войны — это серия военных конфликтов между Древнерусским государством и Византией в период со второй половины 9 века до первой половины 11 века.По своей сути эти войны были не войнами в полном смысле этого слова, а скорее — походами, и набегами.

Первый поход Русь против Византийской Империи (при доказанном участии русских войск) начался набег в начале 830-х годов. Точная дата нигде не указана, но большинство историков указывает именно 830-е годы. Единственное упоминание о кампании есть в житии святого Георгия Амастридского. Славяне напали на Амастриду и разграбили ее — это все, что можно извлечь из творчества якобы патриарха Игнатия.Другая информация (например, русы пытались вскрыть гроб Георгия Победоносца, но у них отобрали руки и ноги) не выдерживает никакой критики.

Следующим было нападение на Константинополь ( Константинополь , современный Стамбул, Турция), которое произошло в 866 году (по Повести временных лет ) или в 860 году (по европейским хроникам).

Лидер этой кампании нигде не указан (как в кампании 830-х годов), но почти наверняка можно сказать, что это были Аскольд и Дир.Набег на Константинополь был совершен со стороны Черного моря, чего византийцы не ожидали. Следует отметить, что в то время Византийская империя была сильно ослаблена долгими и не слишком успешными войнами с арабами. Когда византийцы увидели, по разным данным, от 200 до 360 кораблей с русскими солдатами, они заперлись в городе и не предприняли никаких попыток отразить атаку. Аскольд и Дир спокойно разграбили все побережье, получив более чем достаточно продукции, и взяли Константин в осаду.Византийцы были в панике, сначала даже не знали, кто на них напал. После полуторамесячной осады, когда город фактически пал и его смогли взять несколько десятков бронетранспортеров, русы неожиданно покинули берег Босфора. Точная причина отступления неизвестна, но Константинополь чудом уцелел. Автор летописи и очевидец событий Патриарх Фотий описывает это с бессильным отчаянием: «Спасение города было в руках врагов, и его сохранение зависело от их щедрости…. город взят не по их милости … и бесславие от этой щедрости усиливает болезненное чувство … »

Есть три версии причины вылета:

  • боязнь подкрепления;
  • нежелание участвовать в осаде;
  • заранее запланированных планов Константинополя.

Последняя версия «хитрого плана» подтверждается тем, что в 867 году русские отправили посольство в Константинополь, и был подписан торговый договор с Византией, более того, Аскольд и Дир совершили первое крещение Руси (неофициально , не такое глобальное, как крещение Владимира).

Поход 907 г. указан только в нескольких древнерусских летописях, в византийских и европейских его нет (или они утеряны). Тем не менее заключение нового русско-византийского договора в результате похода доказано и не вызывает сомнений. Это был тот легендарный поход Вещий Олег , когда он прибил свой щит к воротам Константинополя.

Князь Олег напал на Константинополь с 2000 ладей с моря и всадниками с суши.Византийцы сдались, и результатом кампании стал договор 907 года, а затем договор 911 года.

Неподтвержденных легенд о походе:

  • Олег поставил свои корабли на колеса и по суше с попутным ветром двинулся в Константинополь;
  • Греки просили мира и принесли Олегу отравленную еду и вино, но он отказался;
  • г. греки платили каждому воину по 12 золотых гривен плюс отдельные выплаты всем князьям — Киеву, Переяславлю, Чернигову, Ростову, Полоцку и другим городам (правдоподобно).

В любом случае тексты договоров 907 и 911, включенные в «Повесть временных лет», подтверждают факт похода и его успешный результат. После их подписания торговля Древней Руси вышла на новый уровень, и в Константинополе появились русские купцы. Таким образом, его значение велико, даже если оно задумывалось как обычное ограбление.

Причины двух походов (941 и 943) князя Игоря на Константинополь точно не известны, вся информация туманная и частично достоверная.

Есть версия, что русские войска помогали византийцам в конфликте с Хазарским каганатом (евреями), репрессировавшим греков на своей территории. Вначале боевые действия развивались успешно, но что-то произошло после того, как русские потерпели поражение в районе Керченского пролива под Тмутараканью (некоторые переговоры с элементом шантажа), и древнерусская армия была вынуждена выступить против Византии. Кембриджский документ гласит: «И он пошел против воли и воевал против Кустантины на море четыре месяца… ». Кустантина — это, конечно, Константинополь. Как бы то ни было, русские оставили евреев в покое и двинулись на греков. В битве при Константинополе византийцы познакомили князя Игоря с« греческим огнем »(зажигательный огонь). смесь нефти, серы и нефти, которая с помощью сильфона — пневматически — была запущена через медную трубу). Русские корабли отступили, и их поражение окончательно повлияло на начавшуюся бурю. Византийский император Роман сам предупредил вторую кампанию, отправив посольство к Игорю с целью восстановления мира.Мирный договор был подписан в 944 году, результатом конфликта стала ничья — ни одна из сторон не добилась ничего, кроме восстановления мирных отношений.

Русско-византийский конфликт 970–971 годов во время правления закончился примерно с таким же результатом. Святослав . Причиной стали разногласия и взаимные претензии на территории Болгарии. В 971 году князь Святослав подписал мирный договор, а по возвращении домой был убит печенегами. После этого большая часть была присоединена к Византии.

В 988 году князь Владимир Великий осадил Корсунь (Херсонес — современный Севастополь), находившийся под властью Византии. Причина конфликта неизвестна, но результатом стала женитьба Владимира на византийской царевне Анне, а как следствие — полное крещение Руси (Корсунь, конечно, пал).

После этого в отношениях между Русью и Византией на долгие годы воцарился мир (кроме нападения 800 ренегатов в 1024 г. на византийский остров Лемнос; все участники похода были убиты).

Причиной конфликта 1043 г. стало нападение на русский монастырь на Афоне и убийство знатного русского купца в Константинополе. События морского путешествия были идентичны плаванию Игоря, включая шторм и греческий пожар. Возглавил поход князь Ярослав Мудрый (Его прозвали Мудрым не за эту битву, а за введение «Русской Правды» — первого свода законов). Мир был заключен в 1046 году и скреплен браком сына Ярослава (Всеволода) с дочерью византийского императора.

Отношения Руси всегда были тесно связаны с Византией. Обилие конфликтов объясняется формированием государственности России в то время (так было у древних германцев и франков с Римской империей, и многих других стран на этапе становления). Агрессивная внешняя политика привела к признанию государства, развитию экономики и торговли (плюс доходы от грабежей, не будем забывать), а также развитию международных отношений, как бы странно это ни звучало.

Сотрудничество России и Византии было выгодно как для России (торговля, культура, выход в другие государства с помощью греков), так и для Византии (военная помощь в борьбе с арабами, сарацинами, хазарами и т. Д.).

Во время одного из его последних приездов в Стамбул дорогая редакция посетила район Едикуле, место, где князь Олег прибил щит на воротах Константинополя, где рядовые члены союза встречали императоров триумфом и аплодисментами, сражались с болгарами, гуннами. , и т.д., а затем османы держали в плену мумию, чтобы «что бы ни случилось» …

Добраться до района Едикуле (семь башен) можно на электричке от станции Сиркечи. Вот схема этой поездки по южному периметру ушедшего Константинополя.

Несемся с ветерком по костям византийской столицы. Турки проложили дорогу прямо на том месте, где стоял большой императорский дворец. Летим по улице. Кеннеди до южной оконечности стен Феодосия.


Я сел на поезд на южной окраине российского района Лалели. Отличное место для натуралиста. Пусть праздные туристы изучают пьяный Истикляль, настоящие исследователи должны отправиться сюда ночью. Стрип-решетки в подъездах, морщинистые, но смешные рожи некоторых людей — ночью этот регион явно превращается в зомбиленд … А днем ​​нет ничего обычного в жизни окраин османской столицы.



Прибыл. Сотня метров по узким улочкам, и мы оказываемся возле крепости Эдикуле.


Народ никого. Как ни странно, замок не попал в буржуазный путеводитель Lonely Planet и радует полным отсутствием людей. А может просто наплевать на дела давно минувших дней?


Но сами Золотые Ворота. Здесь слоны стояли каменные слоны (подарок товарищей из Персии в 4 веке), всевозможные львы. Главный вход (заметьте, он заложен) в большие праздники отпирали — тогда в футболе персов обыграли… сломали, потом болгар под орех подрезали, потом арабов выбросили.


Порядок был такой. Там, вдали, у личной пристани, швартовался император со своими сослуживцами. Он переоделся в мантию, пересадил на коня и незаметно подъехал к стенам города.


Там его уже встречала толпа, громко положительно отзывалась о нем, пинала пленных, бросала в воздух фуражки.


И вот император пропил на коне пять километров до того места, где слева видна Святая София — до самого центра города. Город сейчас здоровый, но для раннего средневековья в голове не укладывался …



К этим стенам приехал товарищ Олег из тогда еще Советского Союза. Поставил корабли на колеса (зачем ?! Ну, у нас всегда такое — трудности надо преодолевать), закатал под парус. Он сложил все, что было поблизости, получил деньги от византийцев (они все еще хотели поймать его, но он понял план — и стал «пророком») и прибил щит.Вот фото.


Ну, вы видели ворота — я не знаю, какого роста или какой ступеньки должен быть человек, чтобы прибить такой щит?

Все закончилось в 1453 году. Турки душили, душили и душили Константинополь. Это выстрелы по стенам. Днем горожане дрались, а ночью закрывали бреши. Ну как-то не успели и османы взяли город. Последний император погиб в бою, но его тело не нашли… И есть легенда, что он спит где-то здесь под землей, чтобы однажды воскреснуть и все станет как прежде.


Турки оставили крепость и устроили здесь тюрьму.



И они бросили туда всяких дипломатов из стран, с которыми у них здесь война. И как-то на таможне забрали египетскую мумию у жены английского посла.


Просто испугались — думали, что это последний император Константин, только очень сонный.И на всякий случай бросили мумию сюда — в тюрьму. Тогда одна из заключенных с дипломатической почтой вырубила ей голову.


Давно тлели ружейные залпы, а Золотые ворота и стена Феодосия все еще стоят. А под его стенами мирные крестьяне полвека (а может и больше) выращивают овощи.

Это то, что мне очень нравится в Стамбуле. Вот вам древность, а здесь настоящая жизнь.

И никто не падает в обморок, что рядом с памятником продолжается жизнь.Вот вам и колхоз, и какое-то ДРСУ.



— Мерхаба, эфенди! Хотите попробовать это? Выращены на земле героев древности!


За смешные гроши в дорогом издании купили клубнику и попробовали ее прямо на стене Феодосия.



Думая, как обустроить Рос … судьба империй. И его голова была запечена в тот день. Летом в Стамбуле нужно носить кепку …

Вещий Олег, древнерусский князь, имя его упоминается в исторических документах, но большая часть сведений о его жизни и творчестве дошла до нас в виде народных сказок, в которых реальные события тесно переплетались с легендарными.Легендарный рассказ об Олеге Вещий есть в анналах «Повести временных лет». Летопись содержит множество материалов легенд, рассказов, легенд, устных поэтических преданий о различных исторических лицах и событиях.

В 879 году умер Рюрик. Он завещал княжение Олегу и оставил его на попечение своего сына Игоря. Олег правил в Новгороде три года, а затем, собрав крепкий отряд и взяв с собой Игоря, отправился покорять новые земли. Олег был выдающимся полководцем, его мудрость и осторожность были известны каждому, поэтому в глазах народа он стал великим человеком.

Русская земля была заселена в то время разными племенами. В летописях названо более десяти славянских племен: вятичи, кривичи, поляны, северяне, радимичи и другие. С ними соседствовали угро-финские племена: чудь, алл, мерия, муром. Россия не имела четких границ и не знала единых законов. Киевский князь правил лишь в некоторых пунктах с торговыми путями. Он также собирал дань с подчиненных славянских и неславянских племен. Уплата дани и признание верховной власти Киева в то время составляли всю сущность государственной власти.

Собранную дань нужно было продать в соседние страны — Халифат и Византию. Россия получала от этой торговли значительную прибыль и была кровно заинтересована в ее развитии. Ежегодный наплыв в столицу тысяч купцов-варваров создавал византийцам массу неудобств. Отсюда возникло желание ограничить и затруднить российскую торговлю.

Для России торговля была делом государства; поэтому ответ на действия византийских властей был дан на государственном уровне.

Олег со своим войском двинулся с севера на юг по воде. Он плыл по озеру Ильмень, затем по реке Ловати и Западной Двине, а затем, волоча ладьи волочением, по Днепру. Попутно Олег покорил города Смоленск и Любеч, оставив там своего наместника.

Наконец Олег прибыл на богатые и плодородные поляны земли и увидел большой красивый город Киев. В Киеве правили два князя — Аскольд и Олень. Оба они были выходцами из Новгорода и когда-то, как и Олег, служили князю Рюрику.Олег решил захватить Киев, но, видя, что город хорошо укреплен, применил не силу, а хитрость.

Он оставил большую часть своей армии, и он с небольшой свитой на одной лодке подошел к самым стенам Киева и послал гонца к Аскольду и Диру: «Мы купцы, везем много хороших товаров. . Пусть придут киевские князья посмотреть — может, что купят. «

Аскольд и Дир считали, что мирный купеческий караван прибыл в Киев и сошел на берег без всякой защиты.

Олег приказал находившимся с ним солдатам лечь на дно лодки. Когда киевские князья подошли вплотную, он встал им навстречу и сказал: «Вы не княжеский род, а я князь, и Игорь, сын Рюрика, со мной. Вам решать царствовать. здесь!» Он подал знак своим солдатам — и они мгновенно разрубили Аскольда и Дира своими мечами.

Олег победитель въехал в город. Расположение Киева показалось Олегу очень удобным, и он переехал туда дружиной, провозглашая: «Да будет Киев матерью городов русских!» Утвердившись на киевском престоле, он продолжил дело завоевания соседних земель и покорения населяющих их племен.Олег поработил древлян, северян, радимичей и обложил их данью. Под его властью была огромная территория, на которой он основал множество городов. Так образовалось великое Киевское княжество — Киевская Русь.

Когда Игорь стал взрослым, Олег выбрал себе жену Ольгу (по некоторым данным, она была дочерью самого Олега), но княжество не отказался.

Князь Олег совершил свою знаменитую поездку в Константинополь в 907 году. Несомненно, это грандиозное военное предприятие требовало большой подготовки.По данным летописца, русская армия отправилась в поход на двух тысячах кораблей.

«В год 6415 (907). Олег ушел к грекам, оставив Игоря в Киеве; он взял с собой много варягов, и Словению, и чудеса, и кривичей, и Меру, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и Дулеба, и Тивертов … И со всем этим Олег ездил на лошадях и на кораблях; и было 2000 кораблей. ”

Снаряжив две тысячи кораблей и собрав огромное конное войско, Олег отправился в поход.Корабли плыли по Днепру, направляясь к Черному морю, а конное войско шло вдоль берега на виду у флота. Достигнув моря, кавалерия также взошла на корабли, и армия Олега устремилась к Константинополю.

«И пришел Олег в Константинополь». Здесь появилась столица Византии — белые крепостные стены, золотые купола храмов.

Византийский император Лев Мудрый, увидев корабли с несметным войском, приказал срочно закрыть гавань.Крепкие железные цепи тянулись через бухту, преграждая путь кораблям Олега.

Олегу пришлось развернуться в сторону и высадиться на берегу вдали от города. Олегские воины разорили окраины Цариграда, сожгли дома и храмы, убили мирных жителей и сбросили их в море. Под стенами византийской столицы произошло сражение. Летописец сообщает об этом так: князь Олег «воевал у города и много убил греков». Но Олег не смог взять Царьград — цепи надежно защищали город от вторжения с моря.Осада города грозила затянуться, а затем на море начались мощные осенние штормы. Князь Олег решил напугать «греков». Затем он приказал своим солдатам сделать колеса, поставить на них выброшенные на берег корабли и поднять паруса.

Подул попутный ветер — и корабли ринулись к городу по суше, как по морю. «Греки, увидев это, испугались и через послов сказали Олегу:« Не разрушай город, мы отдадим тебе ту дань, которую ты хочешь ».

Завершив войну в прибыльном мире, Олег со славой вернулся в Киев.Этот поход принес ему большую популярность в глазах не только жителей России, но и славян, прозвавших его князя Вещим.

Византийцы сослались на поражение и согласились выплатить Олегу желаемую дань. Олег потребовал по 12 гривен за каждую пару весел на своих двух тысячах кораблей, а также дань за российские города — Киев, Чернигов, Полоцк, Ростов и другие.

Византийцы также согласились предоставить ряд льгот русским купцам: право на беспошлинную торговлю в течение шести месяцев в Константинополе, бесплатное питание и стирку в греческих банях.Кроме того, городские власти обязались обеспечить купцов России продуктами питания и различным корабельным имуществом на обратном пути.

Летописец сообщает, что после заключения «позорного» мирного договора для Восточной Римской империи русские «и вешают свои щиты в воротах, показывая победу, и идут в Константинополь». То, что князь Олег прибил свой щит к воротам Константинополя, было прямым свидетельством успешного похода 907 года.

Между Русью и Византией был заключен договор о мире и неизменной дружбе.Чтобы соблюдать этот договор, византийские христиане поклялись святым крестом, а Олег и его воины — славянскими богами Перуном и Велесом.

С честью и большой славой Олег вернулся в Киев.

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «долгосрочный» мир и заключило новый договор. По сравнению с контрактом 907 года из него исчезает ссылка на беспошлинную торговлю. Олег упоминается в договоре как «Великий князь Российский».

Олег царствовал много лет.Однажды он подозвал к себе прорицателей и спросил: «От чего мне суждено умереть?» И волхвы ответили: «Прими, князь, смерть от твоего любимого коня». Олег опечалился и сказал: «Если так, то я больше никогда не сяду на него». Он приказал отвести лошадь, покормить и позаботиться о ней, а взял себе другую.

Прошло немало времени. Однажды Олег вспомнил свою старую лошадь и спросил, где он сейчас и здоров ли он. Они ответили князю: «Прошло три года с тех пор, как умерла ваша лошадь.«

Тогда Олег воскликнул: «Маги солгали: конь, от которого мне обещали смерть, умер, а я жив!» Он хотел увидеть кости своей лошади и выехал в открытое поле, где они лежали в траве, омытые дождем и побеленные солнцем.

Принц дотронулся до черепа своей лошади и с ухмылкой сказал: «Приму ли я смерть от этого черепа?» Но тут из черепа лошади вылезла ядовитая змея — и ужалила Олега в ногу. А Олег умер от змеиного яда.

«РАЗГОВОР ВРЕМЕНИ ГОДА» О ПОХОДЕ ОЛЕГА В КОНСТАНТИНОПОЛЬ

В год 6415 (907).Олег ушел к грекам, оставив Игоря в Киеве; он взял с собой много варягов, и славян, и чудеса, и Кривичей, и Меру, и поляны, и северян, и Древля, и Радимичей, и хорватов, и Дулеб, и Тивер, известных как толмаки: все они назывались « Великий Скиф «. И со всеми этими Олег пошел на конях и на кораблях; а кораблей было две тысячи. И он пришел в Константинополь; греки закрыли двор, и город закрылся …

И приказал Олег солдатам своим делать колеса и ставить корабли на колеса.И когда поднялся попутный ветер, они подняли паруса в поле и двинулись к городу. Греки, увидев это, испугались и сказали, посылая Олегу: «Не разрушай город, мы дадим тебе дань». И Олег остановил солдат, и принес ему еду и вино, но не принял, так как оно было отравлено. И греки испугались и сказали: «Это не Олег, а святой Дмитрий, посланный к нам Богом». И Олег потребовал отдать дань двум тысячам кораблей: по двенадцать гривен с человека, а на каждом корабле было сорок мужей…

Цезарь Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязались платить дань и присягнули друг другу: они сами поцеловали крест, и Олег и его люди были приведены к присяге русскому закону, и они поклялись своим оружием и Перуном , их бог, и Волос, бог скота, и установили мир. И Олег сказал: «Сшейте для России паруса из паволков, а для славян — из шелка», и так оно и было. И они повесили свои щиты на ворота в знак победы и вышли из Константинополя.И Россия подняла паруса с паволка, и славяне были шелковые, и ветер рвал их. И славяне сказали: «Возьмем толщину, нам не дано знать, славяне — шелковые паруса». И вернулся Олег в Киев, неся золото и паволоки, и фрукты, и вино, и всякие узоры. И прозвали Олега Вещим, потому что были люди язычники и непросветленные.

Повесть временных лет (перевод О. В. Творогова)

СОХРАНЯЙТЕ ЩИТ НА ДВЕРИ

В завершение летописного рассказа приводится факт, вызвавший особый энтузиазм тех, кто сомневался в достоверности летописных сообщений: в нем говорится, как после одобрения мира, которое еще предстоит, Олег повесил свой щит на ворота города в знак победы и только потом ушли из дома.: «И повесь свой щит в воротах, показывающих победу, и уходите из Цариграда».

Историки-нигилисты много смеялись над этим, считая это сообщение самым легендарным во всей истории вместе с движением ладей, высыхающих под парусами. Но в целом смеяться было не над чем. Многие историки отмечают, что сообщения о такого рода символических актах неоднократно доходят до перевала с древних времен и не представляют собой никаких легенд. Так, болгарский хан Тервел в начале VIII века, после войны с Византией и заключения с ней мира, повесил свой щит на воротах одной из византийских крепостей.А несколько десятилетий спустя другой болгарский правитель — хан Крум — попытался воткнуть копье в ворота Константинополя в знак победы над византийцами.

Обычай вешать свой щит на ворота города в знак мира был широко распространен среди древних норманнов. Таким образом, «легенда» обретает реальные черты и может быть еще одним подтверждением достоверности похода Олега на Константинополь в 907 году.

Сахаров А.Н. «Мы из русской семьи …» Рождение русской дипломатии

ЛЕГЕНДЫ О ВЕЩАХ ОЛЕГ

Олег — герой киевских былин.Летописная история его войны с греками пронизана народными мотивами. Князь перебрался в Византию как будто через четверть века после «народного» в Киеве. Когда в 907 году русы подошли к Константинополю, греки закрыли крепостные ворота и заблокировали залив цепями. «Вещий» Олег перехитрил греков. Он приказал поставить на колеса 2000 ладей. При попутном ветре корабли двинулись в сторону города со стороны поля. Греки испугались и предложили дань. Князь победил и повесил свой щит на воротах Константинополя.Киевские былины, рассказанные летописцем, описывали поход Олега как грандиозное военное предприятие. Но это нападение русов не было замечено греками и не нашло отражения ни в одной византийской летописи.

Экспедиция «на лодках на колесах» привела к заключению благоприятного для русских мира в 911 году. Успех Олега можно объяснить тем, что греки вспомнили о погроме, устроенном русскими в 860 году, и поспешили расплатиться с варварами. когда они снова появились у стен Константинополя в 907 году.Плата за мир на границах не была обременительной для богатой имперской казны. Но полученные от греков «золото и паволоки» (кусочки драгоценных тканей) варвары казались огромным богатством.

Киевский летописец записал легенду о том, что Олег был князем «среди варягов» и в Киеве его окружили варяги: «Седовласый дом князя в Киеве, а его мужья — мотыльки». На Западе варягов из Киевской Руси называли русью, или норманнами.Епископ Кремоны Лиутпранд, посетивший Константинополь в 968 году, перечислил всех важнейших соседей Византии, причинявших вред Руси, «иначе мы (жители Западной Европы. — Р.С.) называем норманнами». Данные летописей и летописей подтверждаются в тексте договоров Олега и Игоря с греками. Контракт Олега 911 начинается со слов: «Мы из русского клана Карла, Инегельф, Фарлоф, Веремуд … даже посланы от Олега …» Все русы, которые участвовали в заключении контракта 911, несомненно, были Норманны.В тексте договора не говорится об участии греков в переговорах с купцами. Контракт с Византией заключила норманнская армия, а точнее ее руководители.

Крупнейшие походы русских на Константинополь в X веке. произошло в то время, когда норманны создавали для себя обширные опорные пункты на небольшом удалении от границ империи. Эти точки стали превращаться во владения самых успешных лидеров, которые там сами превратились в владельцев завоеванных территорий.

Договор Олега с Византией в 911 году включал в себя список лиц, посланных к императору «от Олега, великого князя Рускаго, и от всех остальных, находящихся под рукой его светлых и великих князей и его великих бояр». Ко времени нашествия Олега византийцы имели весьма смутные представления о внутреннем устройстве русов и титулах их вождей. Но все же заметили, что у «великого князя» Олега в подчинении были и другие «светлые и великие князья». В названии конунгов отразился факт, метко подмеченный греками: равенство военачальников — нормандских викингов, собравшихся «под руку» Олега, чтобы выступить на греков.

Из «Повести временных лет» следует, что и полулегендарные Аскольд, и Дир, и царь Олег собирали дань только со славянских племен на территории Хазарского каганата, не встречая сопротивления со стороны хазар. Олег сказал притокам Хазар — северянам: «Аз им (хазарам) противен …» Но и все. Есть сведения, что в Киеве до начала X в. размещался хазарский гарнизон. Таким образом, власть кагана над окружающими племенами не была номинальной.Если бы русским пришлось вести долгую войну с хазарами, воспоминания о ней непременно нашли бы отражение в фольклоре и на страницах летописей. Полное отсутствие таких воспоминаний приводит к выводу, что Хазария стремилась избежать столкновения с воинствующими норманнами и проводила свои флотилии через свои владения на Черном море, когда это соответствовало дипломатическим целям ханства. Известно, что такую ​​же политику хазары проводили по отношению к норманнам в Поволжье.С согласия кагана конунги спустились по Волге в Каспийское море и опустошили богатые города Закавказья. Не ведя крупных боевых действий против хазар, их «союзники» Русь, тем не менее, грабили хазарских притоков, через земли которых они проходили, так как у них не было другого пути прокормиться.

Недолговечные нормандские каганаты, появившиеся в Восточной Европе в ранний период, меньше всего походили на сильные государственные образования.После удачных походов вожди норманнов, получив богатую добычу, чаще всего оставляли свои стоянки и уезжали домой, в Скандинавию. Никто в Киеве доподлинно не знал, где умер Олег. По более ранней версии, князь после похода на греков вернулся через Новгород на свою родину («за море»), где умер от укуса змеи. Новгородский летописец записал местную ладожскую легенду о том, что Олег после похода прошел через Новгород на Ладогу и «на Ладозе находится его могила.«Киевский летописец XII века. Не мог согласиться с этими версиями. В глазах киевского патриота первый русский князь не мог умереть нигде, кроме Киева, где« находится его могила, и по сей день могила Ольгова ». могила ». К XII веку на киевской земле могли быть похоронены не один царь Олег, поэтому слова летописца о« Ольгой могиле »не были выдумкой. Но чьи останки были захоронены в этой могиле, сказать невозможно.

Скрынников Р.Г. Древнерусское государство

КАК ОЛЕГ ПОТЕРЯЛ

Олег после победоносного похода на Константинополь (911 г.) вернулся не в Киев, а в «Новгород», а оттуда в Ладогу.Есть его могила в Ладозе. «В других летописях говорится, что место захоронения Олега другое:« друзья говорят [то есть поют в легендах], как будто я иду к нему через море и укушу змею в ногу и умру от этого ». Любопытны разногласия по поводу того, где умер основатель государства Российского (как описывают Олега норманны): русские люди в середине XI века не знали точно, где он умер — в Ладоге или на своей родине за морем. Семь десятилетий Позже появится еще один неожиданный ответ: могила Олега будет на окраине Киева.Все данные новгородской «Остромирской летописи» таковы, что не позволяют сделать вывод о том, что норманны играли организующую роль не только давно сложившейся Киевской Руси, но даже той федерации северных племен, испытавших на себе суровость Варяжские набеги …

Десятилетиями русские высадились на любом побережье Хорезма (Хвалынское, Каспийское) моря и вели мирные переговоры, и в самом начале 10 века, когда Олег владел Киевом, Русь (в данном случае очевидно , викинги русской службы) совершили серию жестоких и бессмысленных нападений на жителей прикаспийского побережья.

Рыбаков Б.А. Рождение России

Горский А.А. Россия: от славянского поселения до Московской империи

Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.)

Почему князь Олег поехал в Константинополь? Поход Вещего Олега на Константинополь

г.

Мало кто не слышал фразу: «Вещий Олег прибил щит свой на воротах Константинополя». Что это означает?

Речь идет о знаменитом походе князя Олега на (Константинополь), осуществленном им в 907 году.Подробное упоминание о кампании содержится в «Повести временных лет».

Итак, в 907 году князь Олег, собрав огромное войско, двинулся в Константинополь. В отряд Олега входили не только славяне, но и многочисленные представители финно-угорских народов. Версии о целях кампании разнятся. Среди них преобладают: укрепление позиций России, богатое производство и защита интересов русских купцов.

Войско передвигалось как по морю, на кораблях, так и по суше — на лошадях.О размере армии можно судить по тому факту, что флотилия насчитывала примерно две тысячи кораблей, на каждом из которых могли разместиться не менее 40 воинов.

Свободно подошли Олег и его свита. Византийцы, напуганные мощью русской армии, не решились воевать на окраинах города. Они заперлись в цитадели, готовясь к обороне.

Флот Олега не мог доплыть до города, так как греки заблокировали залив цепью.Именно тогда хитрый Олег поставил свою флотилию на колеса и при попутном ветре поставил ее под парусами по суше к воротам города.

При виде этого зрелища греки в ужасе отказались сопротивляться, решив откупиться у Олега богатой данью.

Добыча была огромной. Помимо постоянной дани, взимаемой с Византии, напуганные греки были вынуждены единовременно платить большие деньги. Таким образом, каждому солдату в отряде платили по 12 гривен — баснословная сумма по тем временам.Отдельные выплаты производились в пользу князей Киевских, Черниговских, Переяславских, Полоцких, Ростовских, Любечских и других городов.

Подписан договор о защите интересов русских купцов в Византии. В ознаменование победы князь повесил на городских воротах щит.

Именно после возвращения из этого похода в Киев в народе прозвали его Вещим.

Следует отметить, что далеко не все историки признают факт этой кампании.Дело в том, что, кроме древнерусских летописей, этот поход не упоминается ни в византийских, ни в других источниках. Лев Гумилев, например, отстаивал гипотезу, согласно которой сведения о походе 907 г. следует отнести к событиям 860 г. Предполагается, что несоответствие исторических источников связано с неверной датировкой в ​​«Повести временных лет».

В год 6415 ( 907 ). Пойти Олега против греков, оставив Игоря в Киеве; Он взял с собою множество варягов, и славян, и чудов, и кривичей, и Меру, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев , известных как толмачи. : все они были названы греками «Великой Скифией» … И с этим все ехали Олега на лошадях и на кораблях; и было 2000 кораблей. И он пришел в Константинополь: греки закрыли двор , и город был закрыт. И вышел Олег к берегу, и начал сражаться, и совершил много убийств в окрестностях города грекам, и они разрушили многие комнаты и сожгли церкви. И те, кто попали в плен, одни были вырезаны, другие истязали, некоторых расстреляли, а некоторых бросили в море, а русские причинили грекам много другого вреда, как это обычно делают враги.

И приказал Олег сделать колеса своим воинам и поставить корабли на колеса. И когда подул попутный ветер, они подняли паруса в поле и пошли в город. Греки, увидев это, испугались и сказали, послав Олегу : «Не разрушай города, мы дадим тебе дань, какую хочешь». И остановил Олега солдат, и принес ему еду и вино, но не принял, так как он был отравлен. И греки испугались и сказали: «Это не Олег , а Святой Дмитрий , посланный на нас Богом.И приказал Олегу дать дань 2000 кораблей: по 12 по гривен на человека, а на каждом корабле было 40 человек.

И греки на это согласились, и греки стали просить мир не воевать греческая земля. Олег Однако, отойдя немного от столицы, начал переговоры о мире с греческими королями Леоном и Александром и отправил к ним в столицу Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемиду со словами: «Плати мне дань ». И греки сказали:« Что хочешь, мы тебе дадим.«И Олег приказал дать своим солдатам 2000 кораблей по 12 гривен за уключину, а потом отдать дань городам русским: сначала Киеву, потом Чернигову, Переяславлю, Полоцку, Ростову, Любечу и другим городам: у этих городов сидят великие князья, подчиненные Олегу. «Когда придут русские, пусть берут за послов сколько хотят, а если купцы придут, пусть берут ежемесячную плату в течение 6 месяцев: хлеб, вино. , мяса, рыбы и фруктов … И пусть устраивают им ванну — сколько хотят.Когда русские пойдут домой, пусть возьмут еду, якоря, веревки, паруса и все, что им нужно, у царя в пути. «И греки пообещали, и цари и все бояре сказали:« Если русские не придут для торговли, то пусть не возьмут и месяца; пусть русский князь своим указом запретит приезжающим сюда русским зверствовать в селах и в нашей стране. Пусть русские, которые сюда приезжают, живут возле церкви. Святой Мамонт, а они пошлют к ним из нашего царства, и перепишут им имена, потом возьмут причитающиеся им месяцы — сначала те, которые приехали из Киева, потом из Чернигова, и из Переяславля, и из других городов.И пусть они входят в город только через одни ворота, в сопровождении мужа царя, без оружия, по 50 человек каждый, и торгуют сколько им нужно, не платя никаких пошлин. «

Цари Леон и Александр заключили мир с Олегом , поклялись платить дань и присягнули друг другу: они сами поцеловали крест, а Олег и его мужья были приведены к присяге по русскому закону, и они поклялись своим оружием и своим богом Перуном, и Волосом, богом скота, и установили мир.И сказал Олег : «Шейте для России паруса из паволков, а копринны паруса для славян» — и было так. И он повесил свой щит на воротах в знак победы и ушел из Константинополя. И русы подняли паруса паволкам, и славяне были копринны, и ветер рвал их; а славяне сказали: «Возьмем наш сало, паруса от паволков славянам не отдавали». И возвратил Олег в Киев, неся золото, и паволки, и плоды, и вино, и всякие украшения.И прозвали Олег Вешим , так как люди были язычниками и непросвещенными.

В год 6417 (909). В 6418 (910) году. В год 6419 ( 911 ). На западе появилась большая звезда в виде копья.

В год 6420 ( 912 ). Отправил Олег своих мужей, чтобы заключить мир и установить договор между греками и русскими, сказав следующее: «Список из договора, заключенного при одних и тех же королях Льве и Александре.Мы из русского клана — Карла, Инегельд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуда, Роальд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — присланы из Олега , великого русского князя, и из всем, кто находится под его рукой — светлым и великим князьям и его великим боярам, ​​вам, Лев, Александр и Константин, великие самодержцы в Боге, греческие цари, чтобы укрепить и подтвердить долгую дружбу, которая была между Христиане и русские, по просьбе наших великих князей и по велению, от всех россиян, находящихся под его рукой.Наше Светлость, желая прежде всего в Боге укрепить и подтвердить дружбу, которая постоянно существовала между христианами и русскими, судили справедливо не только на словах, но и письменно, и твердой клятвой, клянящейся своим оружием, подтверждать такие дружбы и удостоверять ее верой и согласно нашему закону.

Это суть главы договора, в отношении которой мы взяли на себя обязательство по вере и дружбе Бога. В первых словах нашего соглашения, позвольте нам помириться с вами, греки, и начать любить друг друга всем сердцем и всей нашей доброй волей, и мы не допустим никакого обмана или преступления со стороны тех, кто находится в руках наших светлых князей случиться, раз это в наших силах; но мы постараемся, насколько сможем, сохранить с вами, греки, в грядущие годы и навсегда безвозвратную и неизменную дружбу, выражением и традицией письма с подтверждением, заверенного клятвой.Так же, греки, соблюдайте такую ​​же непоколебимую и неизменную дружбу для наших светлых русских князей и для всех, кто находится под нашей рукой, светлого князя всегда и во все годы.

А насчет глав, касающихся возможных зверств, давайте договоримся о следующем: те зверства, которые будут явно засвидетельствованы, пусть считаются совершенными несомненно; а кому они не поверят, пусть та сторона, которая стремится, поклянется, чтобы не поверить в это злодеяние; и когда та сторона ругается, пусть будет такое наказание, как преступление.

Об этом: если кто-то убивает — русского христианина или русского христианина — пусть умрет на месте убийства. Если убийца сбегает, но оказывается владельцем, то пусть родственник убитого заберет ту часть его имущества, которая причитается по закону, но пусть жена убийцы также сохраняет причитающееся ей по закону. . Если сбежавший убийца окажется бедным, то пусть он останется под судом, пока его не найдут, а затем позвольте ему умереть.

Если кто-то наносит удары мечом или другим оружием, то за этот удар или избиение дадут 5 литров серебра по российскому законодательству; если тот, кто совершил это преступление, является неимущим, то пусть он даст столько, сколько может, чтобы он снял ту самую одежду, в которой он ходит, и пусть он поклясться оставшейся невыплаченной суммой своей верой, что никто может помочь ему, и пусть он не заберет у него этот остаток.

Об этом: если русский ворует у христианина или, наоборот, христианин у русского, и вор пойман к жертве в тот самый момент, когда он совершает кражу, или если вор готовится украсть и убит, то его смерти не потребуют ни от христиан, ни от русских; но пусть жертва заберет то, что она потеряла. Если вор добровольно сдастся, то пусть его отведут к тем, у кого он украл, и пусть он будет связан, а украденное отдаст в троекратном размере.

Об этом: если кто-то из христиан или русских путем избиения посягает на (грабеж) и явно силой забирает что-то принадлежащее другому, то пусть вернет это в троекратном размере.

Если лодку выбросило сильным ветром на чужую землю и там есть один из нас, россиян, и поможет спасти лодку с грузом и отправить ее обратно на греческую землю, то мы пройдем через любую опасную место, пока мы не придем в безопасное место; если эта лодка задерживается из-за шторма или села на мель и не может вернуться на свои места, то мы, русские, поможем гребцам этой лодки и проведем их с товарами для их блага.Если такое же несчастье с русской лодкой случится возле греческой земли, то мы отвезем ее на русскую землю и позволим им продать товары с этой лодки, так что если мы сможем продать что-нибудь с этой лодки, то позвольте нам, русским, возьми (на греческий берег). И когда мы (мы, русские) приедем в греческую землю для торговли или с посольством к вашему царю, тогда (мы, греки) с честью пропустим товары, проданные на их лодке. Если кто-то из нас, русских, прибывших на лодке, погибнет или что-то заберут с лодки, то пусть виновные будут приговорены к вышеуказанному наказанию.

Об этом: если пленного той или иной стороны насильно удерживают русские или греки, продают в их страну, и если он действительно окажется русским или греком, то пусть выкупят и вернут выкупленный человека в свою страну и возьмите цену с тех, кто купил его, или пусть за него предложат цену, полагающуюся на слугу. Также, если на войне его схватят те греки, — все равно пусть вернется в свою страну и будет отдан за него. Обычная цена это, как уже было сказано выше.

Если есть набор в армию и эти (русские) хотят почтить вашего царя, и сколько бы их ни было в какое время, и хотят остаться с вашим царем по собственному желанию, то пусть так и будет. .

Еще о русских, о пленниках. Те, кто прибыл из какой-либо страны (пленные христиане) в Россию и проданы (русскими) обратно в Грецию, или пленные христиане, привезенные в Россию из любой страны, — все это должно быть продано за 20 золотых монет и возвращено в греческую землю.

Об этом: если русский слуга украден, либо он убегает, либо его насильно продают и русские начинают жаловаться, пусть докажут это про своего слугу и увезут его в Россию, а купцы, если потеряют слугу и апеллируйте, пусть потребуют в суде, а когда найдут, — берите. Если кто-то не допустит расследования, он не будет признан правым.

А про русских, служивших в греческой земле у греческого царя. Если кто-то умирает, не распорядившись своим имуществом, а собственного (в Греции) у него нет, то пусть его имущество вернется в Россию ближайшим младшим родственникам.Если он составляет завещание, то тот, кому он написал, чтобы унаследовать его собственность, заберет то, что ему было завещано, и предоставит ему унаследовать это.

О русских купцах.

О разных людях, которые идут в греческую землю и остаются в долгу. Если злодей не вернется в Россию, то пусть русские пожалуются греческому царству, и он будет схвачен и насильно возвращен в Россию. Пусть русские сделают то же самое с греками, если то же самое.

В знак силы и неизменности, которые должны быть между вами, христианами и русскими, этот мирный договор был создан Ивановым написанием двух хартий — вашего Царя и нашей собственной рукой — мы скрепили его клятвой настоящим. честный крест и святая единосущная Троица единого истинного бога твой и подарил нашим послам.Мы поклялись вашему королю, назначенному Богом, как божественному существу, согласно нашей вере и обычаям, не нарушать ни нам, ни кому-либо из нашей страны ни одну из установленных глав мирного договора и дружбы. И это письмо было передано вашим королям на одобрение, чтобы этот договор стал основой для одобрения и подтверждения мира, существующего между нами. Месяц 2 сентября, обвинительное заключение 15, через год от сотворения мира 6420 ».

Царь Леон почтил русских послов подарками — золотом, шелками и драгоценными тканями — и поручил им своих мужей показать их церковная красота, золотые покои и сокровища, хранящиеся в них: много золота, паволков, драгоценных камней и страсти Господни — корона, гвозди, пурпурная одежда и мощи святых, обучающие их вере и показывая им истинную веру.И поэтому он с большой честью отправил их в свою землю. Послы прислали Олега , вернулись к нему и рассказали ему все речи обоих царей, как они заключили мир и заключили договор между греческой землей и русской землей и установили не нарушать клятву — ни греки, ни русы .

В 907 году князь Олег выступил в поход на Константинополь (Константинополь).

С ним пошли вооруженные отряды викингов.Армия Олега отплыла на 2000 лодках.

И пришел Олег в Константинополь. Греки окружили порт Суд и заблокировали подходы к Константинополю. Однако Олег сделал объезд, приземлился недалеко от города и начал драку. Возле двора было разбито много палаток, сожжены церкви.

А потом Олег сделал невероятное! Он приказал своим солдатам сделать колеса и поставить на них корабли.

Олеговские ладьи поплыли по суше в Константинополь !!!

Греки, увидев это, испугались.

И когда Олег высадился в порту, они прислали гонца с сообщением: «Не разрушайте город, мы отдадим вам дань, которую вы хотите». Олег остановился, и греки принесли ему еду и вино, но он не принял подарков. Греки снова испугались. Тогда Олег приказал выдать ему 2000 кораблей по сорок человек в каждом.

Греки согласились с этим. Фактически, они признали поражение и попросили мира. Олег, удаляясь из столицы, начал переговоры с греческими цаями Леоном и Александром.

Он отправил в Константинополь норвежских ярлов: Карла, Фарлафа, Вермуда, Рулава и Стемиса.

Олег объявил город захваченным и сказал, что, пока он не достигнет мирного соглашения, греки должны платить ему дань. Греки согласились.

Олег приказал отдать дань большим русским городам: Чернигову, Переяславлю, Киеву. И он поставил условие, которое легло в основу знаменитого «Торгового соглашения».

Цари заключили мир с Олегом, согласившись на все условия.Щит Олега был прибит к воротам Константинополя в знак победы.

После визита Олега в Константинополь в России было создано парусное и ткацкое производство. Олег привез украшения и шелк, которых Россия еще не видела.

Летом 912 года Олег отправил своих воинов в Константинополь для заключения мира.

Так был заключен «Договор о взаимной торговле между Россией и греками», отрывок из которого приводится ниже.

«Список из договора, заключенного при одних и тех же королях Льве и Александре.

Нас из русского клана — Карла, Инегельд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуда, Рвальд, Карн, Фрилав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — прислали от великого князя Олега и из всем, кто находится под его рукой, — светлым и великим князьям и его великим боярам, ​​вам, Льву, Александру и Константину, великим самодержцам в Боге, греческим царям, чтобы укрепить и подтвердить долгую дружбу, которая существовал между христианами и русскими по просьбе наших великих князей и по приказу всех русских, находящихся под его рукой.

Наше Светлость, желая прежде всего в Боге укрепить и подтвердить дружбу, которая постоянно существовала между христианами и русскими, судили справедливо, не только на словах, но и письменно, и твердой клятвой, клянящейся своим оружием, чтобы подтвердить такую ​​дружбу и подтвердить ее верой и в соответствии с нашим законом.

В первых словах нашего соглашения, позвольте нам помириться с вами, греки, и начнем любить друг друга всем сердцем и всей нашей доброй волей.

Так же, греки, соблюдайте такую ​​же непоколебимую и неизменную дружбу наших светлых русских князей и всех, кто всегда и во все годы находится под рукой нашего светлого князя.

В знак силы и неизменности, которые должны быть между вами, христианами, и русскими, мы создали этот мирный договор, написав Иванову на двух грамотах — вашей Царской и своей собственной рукой — мы скрепили его клятвой настоящим. честный крест и святая единосущная Троица единого твоего истинного Бога и передана нашим послам.

И это письмо было передано вашим царям на одобрение, чтобы этот договор стал основой для одобрения и подтверждения мира, существующего между нами. Месяц 2 сентября, обвинительное заключение 15, в год от сотворения мира 912 «.

Поход Олега в Константинополь. Миниатюра из Радзивилловской летописи XIII века.

Начало русской истории. С давних времен до царствования Олега Цветкова Сергей Эдуардович

Поход Олега на Константинополь

Причины, побудившие Олега атаковать Константинополь, нам уже известны по предыдущим набегам Руси на столицу Византии: с одной стороны, это желание нового правителя Приднепровской Руси получить империя признала его статус и тем самым подтвердила и продлила действие «русско-византийского договора»; с другой стороны, нежелание имперских властей вступать в союз с язычниками и предоставлять им торговлю и любые другие выгоды.Непосредственным поводом для конфликта, судя по тексту договора, стала какая-то стычка русов с греками, в которой дошло «удар мечом».

Поездка Олега в Константинополь подробно описана в Повести временных лет. Поразительным контрастом со сведениями летописца является «заговор молчания», окружающий это событие в византийской литературе. Однако есть еще одно косвенное свидетельство. У Льва-диакона мы находим известие о том, что император Иоанн Цимиский угрожал князю Святославу Игоревичу судьбой своего отца, «презревшего клятвенный договор» — это, конечно, явный намек на предыдущий византийско-«русский» договор. , нарушенный Игорем в 941 году.

К сожалению, детализация хроники вовсе не гарантирует точность сообщенной информации. В первую очередь это касается хронологии. «Повесть временных лет» датирует поход Олега на Константинополь 907 годом. В то же время он совпадает с предварительными переговорами с греками, результаты которых узаконены лишь в 911 году, когда второе, «расширенное» посольство князя Олега подписывает знаменитый договор. Причины дипломатической задержки остались без объяснения.Летописец просто заполнил образовавшийся временной промежуток «пустыми годами». Сложно сказать, какие соображения двигали его в этом деле … Но на самом деле оба события произошли в один год, свидетельства чему можно найти в той же «Повести». В статье, помеченной в 907 году, послы Олега ведут переговоры с «цармой грецких орехов», братьями «Леоном и Александром». Между тем, это сообщение может быть правдой только в отношении 911 года, потому что именно в этом году император Лев VI Мудрый назначил Александра своим соправителем.Таким образом, противостояние «Руси» под стенами Константинополя, скорее всего, продолжалось весь август 911 г. и закончилось 2 сентября, в день подписания договора.

Весь артикул 907 года не более надежен, чем указанная дата. Это неудивительно, ведь летописец, по сути, сложил гимн во славу пророческого князя, в лице которого русская земля восторжествовала над греками. Конечно, было бы наивно верить гимнам на слово. Читая рассказ о заморских подвигах Олега, следует помнить, что соотношение истории и поэзии здесь примерно такое же, как между Илиадой и настоящей осадой Трои.

Реконструкция вооружения таганчинца

Эпическое величие задуманного Олегом похода становится очевидным с первых же строк. Ему якобы удается собрать огромный флот — 2000 «кораблей». Эта фантастическая фигура нужна летописцу, конечно, только для того, чтобы послать вместе с Олегом все свои «толкования» (союзники) — «и множество варягов, и словенцев, и чюдь, и кривичей, и Меру, и Де- Ревляны, и Радимичи, и поляны, и северные, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверцы »(последние четыре славянских племени, согласно тому же летописному повествованию, еще не были« замучены »киевскими князьями за дань).Но даже эта армада «кораблей» не в состоянии вместить всех «воинов» Олега, которых, отметим, уже 80 тысяч (из расчета на 40 человек в лодке — количество указано в летописи), так что другая часть они «поедут» в Константинополь по суше, «на конях», хотя конных дружин русов и восточных славян тогда не существовало.

Мобилизовав всю русскую землю под знамена Олега, летописец, однако, не смог должным образом распорядиться этим бесчисленным войском.Он буквально тает на глазах. Первыми исчезают всадники, поскольку договор Олега требует, чтобы греки платили дань только «людям» на «кораблях». И тут под землю проваливаются все варяжско-финно-славянские «толкования», вместо которых внезапно появляется «Русь», интересы которой учитываются только в переговорах с «царями». Такой поворот событий убеждает нас в том, что на самом деле военно-морская кампания 911 была проведена силами отряда Олега; Ополчение восточнославянских племен в рейде не участвовало.

Вооружение русского солдата из захоронения X века, обнаруженного на Таганче у Канева

Византийская конница

В свете вышеизложенного будет выглядеть десятикратное сокращение количества «кораблей» Олега. как наиболее вероятная цифра. Кстати, именно так и поступил недоверчивый редактор Комиссионного списка Первой Новгородской летописи.

Описание боевых действий у стен Константинополя вновь поднимает вопрос об актуальном отношении всей летописной статьи 907 года к «легендам глубокой древности» и тем более к «воспоминаниям участников похода».«Было замечено, например, что история грабежей и грабежей« Руси »в окрестностях Константинополя (« и война шла недалеко от города, и убили много убийств для греков, и многие палаты были разрушены, и церкви были сожжены; но я буду расстрелян, а другие в море находятся в меташе, и много зла делает Русь грекам, но воины слишком много делают «) составлено из отчетов двух византийских источников — Продолжая хронику Георгия Амартола и Жития Василия Нового — о нападении на Константинополь князя Игоря в 941 г. Это дало основание ряду исследователей утверждать, что договор 911 г. «не имеет никаких намеков на враждебные отношения между россиянами. и греки.«В этих рассуждениях есть доля правды, но было бы неправильно полностью отрицать достоверность летописного сообщения о жестокостях Руси. В средневековой и, в частности, древнерусской литературе существует множество описаний реальных событий с использованием ( иногда буквально) древние, библейские и т. д. «Образцовые» тексты. Между тем в тексте Олега договора сохранились явные следы того, что мечи русских, и на этот раз, были запятнаны кровью мирного населения Византийская империя.Его «главы» открываются заявлением о прекращении насилия: «Первое слово, примиримся с вами, греки», а на предварительных переговорах императоры Лев и Александр потребовали от русских и впредь «не делать». грязные уловки в наших деревнях и в нашей стране ».

Византийские воины

Но приведенная критика верна в том смысле, что действительно не было «русско-византийской войны», то есть полномасштабных боевых действий в 911 году.Олег отплыл в Константинополь не воевать с Византией; демонстрация военной силы должна была убедить греков заключить мирный договор. Стратегическим планом Олега был прорыв в Золотой Рог (византийский флот в то время участвовал в военно-морских операциях против арабов в Средиземном море). Это уязвимое место византийской крепости было известно русским с 860 года. Тогда им удалось застать город врасплох. Но теперь внезапная атака почему-то не сработала, и вход в бухту надежно перекрыла цепь, натянутая между обоими берегами.И все же Олег осуществил маневр, благодаря которому через 542 года Мехмед II победителем вошел в храм Святой Софии. Здесь летописец снова прибегает к поэтизации истории: «И Олег приказал своим воинам сделать колеса и поставить корабли на колеса, и при попутном ветре они подняли паруса … и двинулись навстречу. град «. Полуостров, отделяющий внутреннюю гавань Константинополя от моря, покрыт виноградниками, пашнями и довольно гористый; чтобы здесь двигались лодки на колесах, нужен ветер такой необычайной силы, который скорее разрушит все предприятие, чем поможет ему осуществиться.Но нет ничего невероятного в самом факте переброски лодок по суше в бухту Золотой Рог. Конечно, корабли почти не ставили на колеса — их клали на круглые валки и тащили. Дрова в необходимом количестве можно было добыть без труда — фракийские леса тогда подошли к самому Константинополю.

Успех этого маневра ошеломил греков. Увидев, что вражеские корабли плывут посреди бухты, считавшейся недоступной, соправители согласились начать переговоры с Олегом.На этот шаг их также вынудили покаянные настроения, охватившие население столицы. Они внезапно вспомнили, как несколько лет назад, в 904 году, имперские власти отказались помочь Салоникам, осажденным арабами. Жители Фессалоники были возмущены тем, что их бросили на произвол судьбы, и пророчествовали, что святой Димитрий, покровитель города, непременно накажет Константинополь за это предательство. И вот в столице на каждом углу можно было услышать: «Это не Олег, а сам святой Дмитрий послан против нас Богом.«Противостоять небесному наказанию было немыслимо. Дальнейшее упорство правительства на требования варваров, стремившихся только к выгодному торгу на константинопольском рынке, грозило привести к открытому восстанию. Оба эти обстоятельства — захват Олега территории бухты Золотой Рог и напряженная обстановка внутри города — обеспечили незабываемый дипломатический успех послам «по-русски»

Из книги «Борьба генерала Корнилова».Август 1917 — апрель 1918 [Л / Ф] автор Деникин Антон Иванович.

Глава XXIV Ледовый поход — бой 15 марта у Ново-Дмитриевской. Соглашение с кубанцами о присоединении кубанского отряда к армии. Поход в Екатеринодар 15 марта — Ледовый марш — слава Маркову и Офицерскому полку, гордость Добровольческой армии и один из самых ярких

.

Из книги Гиббона Эдварда «Упадок и падение Римской империи».

ГЛАВА LVIII Причины первого крестового похода и количество первых крестоносцев.- Характерные черты латинских князей. — Их поездка в Константинополь. — Политика греческого императора Алексея. — Завоевание франками Никеи, Антиохии и Иерусалима. — Освобождение гроба

Из книги Русско-турецкие войны 1676-1918 — X войны 1877-1878 годов автора Широкорад Александр Борисович.

Глава 12 Поход на Константинополь В конце концов русские войска перешли Балканы через другие перевалы — Чурякский, Умургашский и др. Переход был особенно трудным для артиллерии.Из-за крутизны подъема и обледенения лошади тащили инструменты и зарядные ящики,

Из книги Бизерты. Последняя парковка автора Ширинская Анастасия Александровна

Константинополь Переход через Черное море длился меньше недели, хотя мне казалось, что мы боролись со штормами несколько месяцев. Константинополь — Стамбул — сказочный, яркий, красочный! После бурных ночей на Черном море у входа в Мраморное море

предстал Moda Bay.

Из книги История крестовых походов автора Харитонович Дмитрий Эдуардович.

Кампания рыцарства, или на самом деле Историки Первого крестового похода традиционно считают началом Первого крестового похода уход рыцарской армии летом 1096 года.Однако в эту армию входило и немалое количество простых людей, священников,

человек.

Из книги Искусство войны: Древний мир и средневековье [SI] автора.

Глава 2 Поход князя Игоря Рюриковича на Константинополь Осмелюсь спросить: а если враг появится в большом количестве и все в порядке, как ему встретиться? Ответ: бери в первую очередь то, что ему дорого. Если вы поймаете его, он будет вам подчиняться. Сунь-цзы «Искусство войны» в 941 г.

г.

Из книги «Покорение Америки Ермак-Кортесом и восстание Реформации глазами« древних »греков» автора Носовский Глеб Владимирович.

6.2. Казанский поход Ивана Грозного — это египетский поход «античного» царя Камбиза. КАМБИС ИДЕТ В ЕГИПЕТ, ВЫПОЛНЯЯ СВОЕ ОБЕЩАНИЕ, ДАННОЕ В МОЛОДЕЖИ. МОЛОДОЙ Царь Иван IV Грозный НАЧИНАЕТ ВОЙНУ С КАЗАНЬЮ. Согласно Геродоту, МОЛОДОЙ Камбиз обещает своей матери, что когда

Из книги Искусство войны: Древний мир и средневековье автора Андриенко Владимир Александрович.

Глава 2 Поход князя Игоря Рюриковича на Константинополь Осмелюсь спросить: а если враг появится в большом количестве и в полном порядке, как его встретить? Ответ: бери в первую очередь то, что ему дорого.Если вы поймаете его, он будет вам подчиняться. Сунь-цзы «Искусство войны» в 941 г.

г.

Из книги Начало истории России. С давних времен до царствования Олега автора Цветков Сергей Эдуардович

Поход 860 г. на Константинополь Тридцать лет после нападения русов на Амастриду, остался в истории Таврической Руси как темная эпоха, о которой не сохранилось никаких сведений, кроме указания Константинопольского Патриарха Фотия на то, что Русь в то время было

Из книги Хронология истории России.Россия и мир автора Анисимов Евгений Викторович

907, 912 Походы Олега на Константинополь. Заключение договоров с греками. Смерть Олега Согласно летописям, Олег подошел к стенам столицы Византии с флотом в две тысячи кораблей и осадил ее. Воины Олега поставили свои корабли на колеса и, подняв паруса, двинулись к укреплениям

.

Из книги Допетровская Русь. Исторические портреты. автора Федорова Ольга Петровна

ПУТЕШЕСТВИЕ ОЛЕГА В ЦАРГРАД 6415 (907 (49)) в год.Олег (50) ушел к грекам, оставив Игоря (51) в Киеве; Он взял с собой много варягов (52) и славян, и чудов, и кривичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев (53), известных как Толмачи (54): все они назывались греками «Великой Скифией». «. И со всеми этими

Из книги Ледяной лагерь. Воспоминания о 1918 году автора Богаевский Африкан Петрович

Часть вторая Первый кубанский поход («Ледяной поход») … Отправляемся в степь. Мы можем вернуться, только если будет милость Божья.Но нужно зажечь факел, чтобы среди тьмы, охватившей Россию, была хоть одна точка света. Из письма к М.В.

Из книги Русский Стамбул автора Командорова Наталья Ивановна.

«Они пошли в Константинополь …» Был брошен клич «В Византию! ..». В Киев было привлечено огромное количество отважных варяг-росси. Подготовка к морскому путешествию была завершена быстро, самолеты и лодки были загружены продовольствием и оружием. Вознесены варяжские рыцари Аскольд и Дир

г.

Из книги Хрестоматия по истории СССР.Том 1. автор автор неизвестен

21. ПУТЕШЕСТВИЕ ОЛЕГА В ЦАРГРАД И ДОГОВОР С ГРЕКАМИ Из «Повести временных лет» по «Лаврентьевскому списку», Санкт-Петербург, 1910 год. Летом 6415 года. Олег Идея грекам, оставив Игоря в Киеве. ; И пели множество варягов, и словенцев, и чюдов, и кривичей, и Меру, и деревлян, и радимичей, и лесов, и северных, и вятичей, и

.

Из книги Богемонд Антиохийский. Рыцарь удачи Флори Джин

6.Поход на Константинополь Появление норманнских войск на побережье Адриатического моря не могло не беспокоить Алексея. Вот уже три месяца Император наблюдал за бесчисленными разрозненными и беспорядочными

Из книги Почему Древний Киев не достиг вершин Великого Древнего Новгорода автора Аверков Станислав Иванович

23. КАК ДРЕВНИЙ ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД СТАЛ ПОСТАВЩИКОМ ДЛЯ КИЕВА ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ, ПЕРВЫМ ИЗ КОТОРЫХ АСКОЛЬД ОРГАНИЗОВАЛ ПЕРВЫЕ БАНДИТЫ — КАТАСТРОФИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В КОНСТАНТИНОПОЛЬ.

Русско-византийские войны — это серия военных конфликтов между Древнерусским государством и Византией в период со второй половины 9 века до первой половины 11 века. По своей сути, эти войны были не войнами в полном смысле этого слова, а скорее — походами, набегами.

Первый поход Русь против Византийской Империи (при доказанном участии русских войск) начался набег в начале 830-х годов.Точная дата нигде не указана, но большинство историков указывает именно на 830-е годы. Единственное упоминание о кампании есть в «Житии святого Георгия Амастридского». Славяне напали на Амастриду и разграбили ее — это все, что можно узнать из труда предположительно патриарха Игнатия. Остальная информация (как, например, россияне пытались открыть гроб Георгия Победоносца, но у них отобрали руки и ноги) не выдерживает критики.

Следующим было нападение на Константинополь ( Константинополь , современный Стамбул, Турция), которое произошло в 866 году (по Повести временных лет ) или в 860 году (по европейским хроникам).

Лидер этого похода нигде не указан (как в походе 830-х годов), но почти наверняка можно сказать, что это были Аскольд и Дир. Набег на Константинополь был совершен с Черного моря, чего византийцы не ожидали. Следует отметить, что в то время Византийская империя была сильно ослаблена длительными и не очень успешными войнами с арабами. Когда византийцы увидели, по разным данным, от 200 до 360 кораблей с русскими солдатами, они заперлись в городе и не предприняли никаких попыток отразить атаку.Аскольд и Дир спокойно разграбили все побережье, получив более чем достаточно добычи, и взяли Константинополь в осаду. Византийцы были в панике, сначала даже не знали, кто на них напал. После полуторамесячной осады, когда город фактически пал и его смогли взять несколько десятков вооруженных людей, русы неожиданно покинули побережье Босфора. Точная причина отступления неизвестна, но Константинополь чудом уцелел. Летописец и очевидец событий Патриарх Фотий описывает это с бессильным отчаянием: «Спасение города было в руках врагов, и его сохранение зависело от их щедрости… город взят не по их милости … и позор от этой щедрости усиливает болезненное чувство … »

Существует три версии причины вывода:

  • боязнь прибытия подкрепления;
  • нежелание попасть в осаду;
  • заранее обдуманных планов на Константинополь.

Последнюю версию «хитрого плана» подтверждает тот факт, что в 867 году русские отправили посольство в Константинополь, и был заключен торговый договор с Византией, более того, Аскольд и Дир совершили первое крещение Руси ( неофициальный, не такой глобальный, как крещение Владимира).

Марш 907 года указан только в нескольких древнерусских летописях, в византийских и европейских его нет (или они утеряны). Тем не менее заключение нового русско-византийского договора в результате похода доказано и не вызывает сомнений. Это был тот самый легендарный поход Вещий Олег. , когда он прибил свой щит к воротам Константинополя.

Князь Олег напал на Константинополь с 2000 лодок с моря и всадниками с суши.Византийцы сдались, и результатом кампании стал договор 907 года, а затем договор 911 года.

Неподтвержденные легенды треккинга:

  • Олег поставил свои корабли на колеса и при попутном ветре двинулся по суше в сторону Константинополя;
  • греки просили мира и принесли Олегу отравленную еду и вино, но он отказался;
  • г. греки заплатили каждому воину по 12 золотых гривен плюс отдельные выплаты всем князьям — Киеву, Переяславлю, Чернигову, Ростову, Полоцку и другим городам (возможно).

В любом случае тексты договоров 907 и 911, включенные в «Повесть временных лет», подтверждают факт похода и его успешный результат … После их подписания торговля Древней Русью вышла на новый уровень, и русские купцы появились в Константинополе. Таким образом, его значение велико, даже если оно задумывалось как обычное ограбление.

Причины двух походов (941 и 943) Князь Игорь на Константинополь точно не известны, вся информация мутная и частично достоверная.

Есть версия, что русские войска помогали византийцам в конфликте с Хазарским каганатом (евреями), репрессировавшим греков на своей территории. Сначала бои развивались успешно, но что-то случилось после разгрома русских в Керченском проливе под Тмутараканью (своего рода переговоры с элементом шантажа), и древнерусское войско было вынуждено выступить против Византии. Кембриджский документ гласит: «И он пошел против своей воли и воевал против Кустантины на море четыре месяца… ». Кустантина — это, конечно, Константинополь. Как бы то ни было, русские оставили евреев одних и двинулись на греков. В битве под Константинополем византийцы познакомили князя Игоря с« греческим огнем »(зажигательный огонь). смесь нефти, серы и нефти, которая была выпущена через медную трубу). Русские корабли отступили, и их поражение было окончательно сформировано начавшимся штормом. Византийский император Роман сам предупредил второй поход, отправив посольство к Игорю в чтобы восстановить мир.Мирный договор был подписан в 944 году, результатом конфликта стала ничья — ни одна из сторон ничего не добилась, кроме восстановления мирных отношений.

Русско-византийский конфликт 970-971 годов во время правления закончился примерно с таким же результатом. Святослав … Причиной стали разногласия и взаимные претензии на территории Болгарии. В 971 году князь Святослав подписал мирный договор, а по возвращении домой был убит печенегами. После этого большая его часть была присоединена к Византии.

В 988 году князь Владимир Великий осадил Корсунь (Херсонес — современный Севастополь), находившийся под властью Византии. Причина конфликта неизвестна, но результатом стал брак Владимира с византийской царевной Анной, а в итоге — полное крещение Руси (Корсунь, конечно, пал).

После этого в отношениях между Русью и Византией на долгие годы воцарился мир (кроме нападения 800 ренегатов в 1024 г. на византийский остров Лемнос; все участники похода были убиты).

Причиной конфликта 1043 года стало нападение на русский монастырь на Афоне и убийство знатного русского купца в Константинополе. События морского путешествия были идентичны событиям Игоря, включая шторм и греческий пожар. Руководил походом князь Ярослав Мудрый (Его прозвали мудрым не за эту битву, а за введение «Русской Правды» — первого свода законов). Мир был заключен в 1046 году и скреплен браком сына Ярослава (Всеволода) с дочерью византийского императора.

Отношения Руси всегда были тесно связаны с Византией. Обилие конфликтов объясняется формированием государственности России в тот период (так было у древних германцев и франков с Римской империей, и у многих других стран на этапе становления). Агрессивная внешняя политика привела к признанию государства, развитию экономики и торговли (плюс доходы от грабежей, не будем забывать), а также развитию международных отношений, как бы странно это ни звучало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *