Отцы и дети слушать онлайн краткое содержание: Краткое аудио содержание «Отцы и дети» И.С. Тургенева

Содержание

Тургенев «Отцы и дети», глава 12 – читать онлайн

 

XII

(См. краткое содержание главы XII и полный текст романа по главам.)

 

Город ***, куда отправились наши приятели, состоял в ведении губернатора из молодых, прогрессиста и деспота, как это сплошь да рядом случается на Руси. Он, в течение первого года своего управления, успел перессориться не только с губернским предводителем,[1] отставным гвардии штабс-ротмистром, конным заводчиком и хлебосолом, но и с собственными чиновниками. Возникшие по этому поводу распри приняли, наконец, такие размеры, что министерство в Петербурге нашло необходимым послать доверенное лицо с поручением разобрать все на месте. Выбор начальства пал на Матвея Ильича Колязина, сына того Колязина, под попечительством которого находились некогда братья Кирсановы. Он был тоже из «молодых», то есть ему недавно минуло сорок лет, но он уже метил в государственные люди и на каждой стороне груди носил по звезде.[2] Одна, правда, была иностранная, из плохоньких. Подобно губернатору, которого он приехал судить, он считался прогрессистом и, будучи уже тузом, не походил на большую часть тузов. Он имел о себе самое высокое мнение; тщеславие его не знало границ, но он держался просто, глядел одобрительно, слушал снисходительно и так добродушно смеялся, что на первых порах мог даже прослыть за «чудного малого». В важных случаях он умел, однако, как говорится, задать пыли. «Энергия необходима, – говаривал он тогда, – l'energie est la première qualite d’un homme d’état»;[3] а со всем тем он обыкновенно оставался в дураках и всякий несколько опытный чиновник садился на него верхом. Матвей Ильич отзывался с большим уважением о Гизо[4] и старался внушить всем и каждому, что он не принадлежит к числу рутинеров и отсталых бюрократов, что он не оставляет без внимания ни одного важного проявления общественной жизни… Все подобные слова были ему хорошо известны. Он даже следил, правда, с небрежною величавостию, за развитием современной литературы: так взрослый человек, встретив на улице процессию мальчишек, иногда присоединяется к ней.

В сущности, Матвей Ильич недалеко ушел от тех государственных мужей Александровского времени, которые, готовясь идти на вечер к г-же Свечиной,[5] жившей тогда в Петербурге, прочитывали поутру страницу из Кондильяка;[6] только приемы у него были другие, более современные. Он был ловкий придворный, большой хитрец, и больше ничего; в делах толку не знал, ума не имел, а умел вести свои собственные дела: тут уж никто не мог его оседлать, а ведь это главное.

 

И. С. Тургенев. Отцы и дети. Краткий пересказ по главам. Иллюстрированная аудиокнига

 

Матвей Ильич принял Аркадия с свойственным просвещенному сановнику добродушием, скажем более, с игривостию. Он, однако, изумился, когда узнал, что приглашенные им родственники остались в деревне. «Чудак был твой папá всегда», – заметил он, побрасывая кистями своего великолепного бархатного шлафрока,[7] и вдруг, обратясь к молодому чиновнику в благонамереннейше застегнутом вицмундире, воскликнул с озабоченным видом: «Чего?» Молодой человек, у которого от продолжительного молчания слиплись губы, приподнялся и с недоумением посмотрел на своего начальника.

Но, озадачив подчиненного, Матвей Ильич уже не обращал на него внимания. Сановники наши вообще любят озадачивать подчиненных; способы, к которым они прибегают для достижения этой цели, довольно разнообразны. Следующий способ, между прочим, в большом употреблении, «is quite a favourite»,[8] как говорят англичане: сановник вдруг перестает понимать самые простые слова, глухоту на себя напускает. Он спросит, например: какой сегодня день?

Ему почтительнейше докладывают: «Пятница сегодня, ваше с… с… с…ство».

– А? Что? Что такое? Что вы говорите? – напряженно повторяет сановник.

– Сегодня пятница, ваше с… с…ство.

– Как? Что? Что такое пятница? какая пятница?

– Пятница, ваше с… ccc…ccc…ство, день в неделе.

– Ну-у, ты учить меня вздумал?

Матвей Ильич все-таки был сановник, хоть и считался либералом.

– Я советую тебе, друг мой, съездить с визитом к губернатору, – сказал он Аркадию, – ты понимаешь, я тебе это советую не потому, чтоб я придерживался старинных понятий о необходимости ездить к властям на поклон, а просто потому, что губернатор порядочный человек; притом же ты, вероятно, желаешь познакомиться с здешним обществом… ведь ты не медведь, надеюсь? А он послезавтра дает большой бал.

– Вы будете на этом бале? – спросил Аркадий.

– Он для меня его дает, – проговорил Матвей Ильич почти с сожалением. – Ты танцуешь?

– Танцую, только плохо.

– Это напрасно. Здесь есть хорошенькие, да и молодому человеку стыдно не танцевать. Опять-таки я это говорю не в силу старинных понятий; я вовсе не полагаю, что ум должен находиться в ногах, но байронизм[9] смешон, il a fait son temps.[10]

– Да я, дядюшка, вовсе не из байронизма не…

– Я познакомлю тебя с здешними барынями, я беру тебя под свое крылышко, – перебил Матвей Ильич и самодовольно засмеялся. – Тебе тепло будет, а?

Слуга вошел и доложил о приезде председателя казенной палаты, сладкоглазого старика с сморщенными губами, который чрезвычайно любил природу, особенно в летний день, когда, по его словам, «каждая пчелочка с каждого цветочка берет взяточку…». Аркадий удалился.

Он застал Базарова в трактире, где они остановились, и долго его уговаривал пойти к губернатору. «Нечего делать! – сказал наконец Базаров.

– Взялся за гуж[11] – не говори, что не дюж! Приехали смотреть помещиков – давай их смотреть!» Губернатор принял молодых людей приветливо, но не посадил их и сам не сел. Он вечно суетился и спешил; с утра надевал тесный вицмундир и чрезвычайно тугой галстух, недоедал и недопивал, все распоряжался. Его в губернии прозвали Бурдалу,[12] намекая тем не на известного французского проповедника, а на бурду. Он пригласил Кирсанова и Базарова к себе на бал и через две минуты пригласил их вторично, считая их уже братьями и называя их Кайсаровыми.

Они шли к себе домой от губернатора, как вдруг из проезжающих мимо дрожек выскочил человек небольшого роста, в славянофильской венгерке, и с криком: «Евгений Васильевич!» – бросился к Базарову.

– А! это вы, герр Ситников, – проговорил Базаров, продолжая шагать по тротуару, – какими судьбами?

– Вообразите, совершенно случайно, – отвечал тот и, обернувшись к дрожкам, махнул раз пять рукой и закричал: – Ступай за нами, ступай! У моего отца здесь дело, – продолжал он, перепрыгивая через канавку, – ну, так он меня просил… Я сегодня узнал о вашем приезде и уже был у вас… (Действительно, приятели, возвратясь к себе в номер, нашли там карточку с загнутыми углами и с именем Ситникова, на одной стороне по-французски, на другой – славянскою вязью.

[13]) Я надеюсь, вы не от губернатора!

– Не надейтесь, мы прямо от него.

– А! в таком случае и я к нему пойду… Евгений Васильич, познакомьте меня с вашим… с ними…

– Ситников, Кирсанов, – проворчал, не останавливаясь, Базаров.

– Мне очень лестно, – начал Ситников, выступая боком, ухмыляясь и поспешно стаскивая свои уже чересчур элегантные перчатки. – Я очень много слышал… Я старинный знакомый Евгения Васильича и могу сказать – его ученик. Я ему обязан моим перерождением…

Аркадий посмотрел на базаровского ученика. Тревожное и тупое выражение сказывалось в маленьких, впрочем приятных чертах его прилизанного лица; небольшие, словно вдавленные глаза глядели пристально и беспокойно, и смеялся он беспокойно: каким-то коротким, деревянным смехом.

– Поверите ли, – продолжал он, – что, когда при мне Евгений Васильевич в первый раз сказал, что не должно признавать авторитетов, я почувствовал такой восторг… словно прозрел! «Вот, – подумал я, – наконец нашел я человека!» Кстати, Евгений Васильевич, вам непременно надобно сходить к одной здешней даме, которая совершенно в состоянии понять вас и для которой ваше посещение будет настоящим праздником; вы, я думаю, слыхали о ней?

– Кто такая? – произнес нехотя Базаров.

– Кукшина, Eudoxie, Евдоксия Кукшина. Это замечательная натура, émancipée[14] в истинном смысле слова, передовая женщина. Знаете ли что? Пойдемте теперь к ней все вместе. Она живет отсюда в двух шагах. Мы там позавтракаем. Ведь вы еще не завтракали?

– Нет еще.

– Ну и прекрасно. Она, вы понимаете, разъехалась с мужем, ни от кого не зависит.

– Хорошенькая она? – перебил Базаров.

– Н… нет, этого нельзя сказать.

– Так для какого же дьявола вы нас к ней зовете?

– Ну, шутник, шутник… Она нам бутылку шампанского поставит.

– Вот как! Сейчас виден практический человек. Кстати, ваш батюшка все по откупам?

– По откупам, – торопливо проговорил Ситников и визгливо засмеялся. – Что же? идет?

– Не знаю, право.

– Ты хотел людей смотреть, ступай, – заметил вполголоса Аркадий.

– А вы-то что ж, господин Кирсанов? – подхватил Ситников. – Пожалуйте и вы; без вас нельзя.

– Да как же это мы все разом нагрянем?

– Ничего! Кукшина – человек чудный.

– Бутылка шампанского будет? – спросил Базаров.

– Три! – воскликнул Ситников. – За это я ручаюсь!

– Чем?

– Собственною головою.

– Лучше бы мошною батюшки. А впрочем, пойдем.

 


[1] Губернский предводитель  – предводитель дворянства, выборный из дворян, глава дворянства всей губернии.

[2] Звезда  (золотая или серебряная) – знак высшей степени некоторых орденов царской России.

[3] Энергия – первейшее качество государственного человека (фр.).

[4] Гизо Франсуа Пьер Гийом  (1787–1874) – французский буржуазный историк и реакционный политический деятель. Стремился к созданию во Франции блока буржуазии с дворянством и к предотвращению революции.

[5] Свечина С. П.  (1782–1859) – писательница мистического направления. Жила главным образом в Париже. Ее сочинения (изданные в 1860 году) оживленно обсуждались в дворянских кругах русского общества.

[6] Кондильяк Этьен де Бонно  (1715–1780) – французский философ-идеалист. Основная его работа – «Трактат об ощущениях» (1754).

[7] Шлафрок  – домашний халат.

[8] Самый излюбленный (англ.).

[9] Байрон Джордж Ноэль Гордон  (1788–1824) – великий английский поэт; обличал английское великосветское общество; был в России более популярен, чем в Англии. Байронизм  – здесь: подражание Байрону и его романтическим героям.

[10] Прошло его время (фр.).

[11] Гуж  – ремень, которым стягивали оглобли у телеги. Для этого нужна была физическая сила.

[12] Бурдалу Луи  (1632–1704) – французский проповедник. Проповеди Бурдалу переведены на русский язык в начале XIX века.

[13] Вязь  – старославянский шрифт, в котором все буквы связаны и переходят одна в другую.

[14] Свободная от предрассудков (фр.).

 

Тургенев «Отцы и дети», глава 27 – читать онлайн

 

XXVII

(См. краткое содержание главы XXVII и полный текст романа по главам. )

 

Старики Базаровы тем больше обрадовались внезапному приезду сына, чем меньше они его ожидали. Арина Власьевна до того переполошилась и взбегалась по дому, что Василий Иванович сравнил ее с «куропатицей»: куцый хвостик ее коротенькой кофточки действительно придавал ей нечто птичье. А сам он только мычал да покусывал сбоку янтарчик своего чубука да, прихватив шею пальцами, вертел головою, точно пробовал, хорошо ли она у него привинчена, и вдруг разевал широкий рот и хохотал безо всякого шума.

– Я к тебе на целых шесть недель приехал, старина, – сказал ему Базаров, – я работать хочу, так ты уж, пожалуйста, не мешай мне.

– Физиономию мою забудешь, вот как я тебе мешать буду! – отвечал Василий Иванович.

 

И. С. Тургенев. Отцы и дети. Краткий пересказ по главам. Иллюстрированная аудиокнига

 

Он сдержал свое обещание. Поместив сына по-прежнему в кабинет, он только что не прятался от него и жену свою удерживал от всяких лишних изъявлений нежности.

«Мы, матушка моя, – говорил он ей, – в первый приезд Енюшки ему надоедали маленько: теперь надо быть умней». Арина Власьевна соглашалась с мужем, но немного от этого выигрывала, потому что видела сына только за столом и окончательно боялась с ним заговаривать. «Енюшенька!» – бывало скажет она, – а тот еще не успеет оглянуться, как уж она перебирает шнурками ридикюля и лепечет: «Ничего, ничего, я так», – а потом отправится к Василию Ивановичу и говорит ему, подперши щеку: «Как бы, голубчик, узнать: чего Енюша желает сегодня к обеду, щей или борщу? – «Да что ж ты у него сама не спросила?» – «А надоем!» Впрочем, Базаров скоро сам перестал запираться: лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством. Странная усталость замечалась во всех его движениях, даже походка его, твердая и стремительно смелая, изменилась. Он перестал гулять в одиночку и начал искать общества; пил чай в гостиной, бродил по огороду с Василием Ивановичем и курил с ним «в молчанку»; осведомился однажды об отце Алексее. Василий Иванович сперва обрадовался этой перемене, но радость его была непродолжительна. «Енюша меня сокрушает, – жаловался он втихомолку жене, – он не то что недоволен или сердит, это бы еще ничего; он огорчен, он грустен – вот что ужасно. Все молчит, хоть бы побранил нас с тобою; худеет, цвет лица такой нехороший». – «Господи, господи! – шептала старушка, – надела бы я ему ладанку на шею, да ведь он не позволит». Василий Иванович несколько раз пытался самым осторожным обратим расспросить Базарова об его работе, об его здоровье, об Аркадии… Но Базаров отвечал ему нехотя и небрежно и однажды, заметив, что отец в разговоре понемножку подо что-то подбирается, с досадой сказал ему: «Что ты все около меня словно на цыпочках ходишь? Эта манера еще хуже прежней». – «Ну, ну, ну, я ничего!» – поспешно отвечал бедный Василий Иванович. Так же бесплодны остались его политические намеки. Заговорив однажды по поводу близкого освобождения крестьян, о прогрессе, он надеялся возбудить сочувствие своего сына; но тот равнодушно промолвил: «Вчера я прохожу мимо забора и слышу, здешние крестьянские мальчики, вместо какой-нибудь старой песни горланят: Время верное приходит, сердце чувствует любовь… Вот тебе и прогресс».

Иногда Базаров отправлялся на деревню и, подтрунивая по обыкновению, вступал в беседу с каким-нибудь мужиком. «Ну, – говорил он ему, – излагай мне свои воззрения на жизнь, братец: ведь в вас, говорят, вся сила и будущность России, от вас начнется новая эпоха в истории, – вы нам дадите и язык настоящий и законы». Мужик либо не отвечал ничего, либо произносил слова вроде следующих: «А мы могим… тоже, потому, значит… какой положон у нас, примерно, придел». – «Ты мне растолкуй, что такое есть ваш мир? – перебивал его Базаров, – и тот ли это самый мир, что на трех рыбах стоит?»

– Это, батюшка, земля стоит на трех рыбах, – успокоительно, с патриархально-добродушною певучестью объяснял мужик, – а против нашего, то есть, миру, известно, господская воля; потому вы наши отцы. А чем строже барин взыщет, тем милее мужику.

Выслушав подобную речь, Базаров однажды презрительно пожал плечами и отвернулся, а мужик побрел восвояси.

– О чем толковал? – спросил у него другой мужик средних лет и угрюмого вида, издали, с порога своей избы, присутствовавший при беседе его с Базаровым. – О недоимке, что ль?

– Какое о недоимке, братец ты мой! – отвечал первый мужик, и в голосе его уже не было следа патриархальной певучести, а, напротив, слышалась какая-то небрежная суровость, – так, болтал кое-что; язык почесать захотелось. Известно, барин; разве он что понимает?

– Где понять! – отвечал другой мужик, и, тряхнув шапками и осунув кушаки, оба они принялись рассуждать о своих делах и нуждах. Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового…

Впрочем, он нашел наконец себе занятие. Однажды, в его присутствии, Василий Иванович перевязывал мужику раненую ногу, но руки тряслись у старика, и он не мог справиться с бинтами; сын ему помог и с тех пор стал участвовать в его практике, не переставая в то же время подсмеиваться и над средствами, которые сам же советовал, и над отцом, который тотчас же пускал их в ход. Но насмешки Базарова нисколько не смущали Василия Ивановича; они даже утешали его. Придерживая свой засаленный шлафрок двумя пальцами на желудке и покуривая трубочку, он с наслаждением слушал Базарова, и чем больше злости было в его выходках, тем добродушнее хохотал, выказывая все свои черные зубы до единого, его осчастливленный отец. Он даже повторял эти, иногда тупые или бессмысленные, выходки и, например, в течение нескольких дней, ни к селу ни к городу, все твердил: «Ну, это дело девятое!» – потому только, что сын его, узнав, что он ходил к заутрене, употребил это выражение. «Слава богу! перестал хандрить! – шептал он своей супруге. – Как отделал меня сегодня, чудо!» Зато мысль, что он имеет такого помощника, приводила его в восторг, наполняла его гордостью. «Да, да, – говорил он какой-нибудь бабе в мужском армяке и рогатой кичке, вручая ей стклянку гулярдовой воды или банку беленной мази, – ты, голубушка, должна ежеминутно бога благодарить за то, что сын мой у меня гостит: по самой научной и новейшей методе тебя лечат теперь, понимаешь ли ты это? Император французов, Наполеон, и тот не имеет лучшего врача». А баба, которая приходила жаловаться, что ее «на колотики подняло» (значения этих слов она, впрочем, сама растолковать не умела), только кланялась и лезла за пазуху, где у ней лежали четыре яйца, завернутые в конец полотенца.

Базаров раз даже вырвал зуб у заезжего разносчика с красным товаром, и, хотя этот зуб принадлежал к числу обыкновенных, однако Василий Иванович сохранил его как редкость и, показывая его отцу Алексею, беспрестанно повторял:

– Вы посмотрите, что за корни! Этакая сила у Евгения! Краснорядец так на воздух и поднялся… Мне кажется, дуб, и тот бы вылетел вон!..

– Похвально! – промолвил наконец отец Алексей, не зная, что отвечать и как отделаться от пришедшего в экстаз старика.

Однажды мужичок соседней деревни привез к Василию Ивановичу своего брата, больного тифом. Лежа ничком на связке соломы, несчастный умирал; темные пятна покрывали его тело, он давно потерял сознание. Василий Иванович изъявил сожаление о том, что никто раньше не вздумал обратиться к помощи медицины, и объявил, что спасения нет. Действительно, мужичок не довез своего брата до дома: он так и умер в телеге.

Дня три спустя Базаров вошел к отцу в комнату и спросил, нет ли у него адского камня?

– Есть; на что тебе?

– Нужно… ранку прижечь.

– Кому?

– Себе.

– Как себе! Зачем же это? Какая это ранка? Где она?

– Вот тут, на пальце. Я сегодня ездил в деревню, знаешь – откуда тифозного мужика привозили. Они почему-то вскрывать его собирались, а я давно в этом не упражнялся.

– Ну?

– Ну, вот я и попросил уездного врача; ну, и порезался.

Василий Иванович вдруг побледнел весь и, ни слова не говоря, бросился в кабинет, откуда тотчас же вернулся с кусочком адского камня в руке. Базаров хотел было взять его и уйти.

– Ради самого бога, – промолвил Василий Иванович, – позволь мне это сделать самому.

Базаров усмехнулся.

– Экой ты охотник до практики!

– Не шути, пожалуйста. Покажи свой палец. Ранка-то невелика. Не больно?

– Напирай сильнее, не бойся.

Василий Иванович остановился.

– Как ты полагаешь, Евгений, не лучше ли нам прижечь железом?

– Это бы раньше надо сделать; а теперь, по-настоящему, и адский камень не нужен. Если я заразился, так уж теперь поздно.

– Как… поздно… – едва мог произнести Василий Иванович.

– Еще бы! с тех пор четыре часа прошло с лишком.

Василий Иванович еще немного прижег ранку.

– Да разве у уездного лекаря не было адского камня?

– Не было.

– Как же это, боже мой! Врач – и не имеет такой необходимой вещи!

– Ты бы посмотрел на его ланцеты, – промолвил Базаров и вышел вон.

До самого вечера и в течение всего следующего дня Василий Иванович придирался ко всем возможным предлогам, чтобы входить в комнату сына, и хотя он не только не упоминал об его ране, но даже старался говорить о самых посторонних предметах, однако он так настойчиво заглядывал ему в глаза и так тревожно наблюдал за ним, что Базаров потерял терпение и погрозился уехать. Василий Иванович дал ему слово не беспокоиться, тем более что и Арина Власьевна, от которой он, разумеется, все скрыл, начинала приставать к нему, зачем он не спит и что с ним такое подеялось? Целых два дня он крепился, хотя вид сына, на которого он все посматривал украдкой, ему очень не нравился… но на третий день за обедом не выдержал. Базаров сидел потупившись и не касался ни до одного блюда.

– Отчего ты не ешь, Евгений? – спросил он, придав своему лицу самое беззаботное выражение. – Кушанье, кажется, хорошо сготовлено.

– Не хочется, так и не ем.

– У тебя аппетиту нету? А голова? – прибавил он робким голосом, – болит?

– Болит. Отчего ей не болеть?

Арина Власьевна выпрямилась и насторожилась.

– Не рассердись, пожалуйста, Евгений, – продолжал Василий Иванович, – но не позволишь ли ты мне пульс у тебя пощупать?

Базаров приподнялся.

– Я и не щупая скажу тебе, что у меня жар.

– И озноб был?

– Был и озноб. Пойду прилягу, а вы мне пришлите липового чаю. Простудился, должно быть.

– То-то я слышала, ты сегодня ночью кашлял, – промолвила Арина Власьевна.

– Простудился, – повторил Базаров и удалился.

Арина Власьевна занялась приготовлением чая из липового цвету, а Василий Иванович вошел в соседнюю комнату и молча схватил себя за волосы.

Базаров уже не вставал в тот день и всю ночь провел в тяжелой, полузабывчивой дремоте. Часу в первом утра он, с усилием раскрыв глаза, увидел над собою при свете лампадки бледное лицо отца и велел ему уйти; тот повиновался, но тотчас же вернулся на цыпочках и, до половины заслонившись дверцами шкафа, неотвратимо глядел на своего сына. Арина Власьевна тоже не ложилась и, чуть отворив дверь кабинета, то и дело подходила послушать, «как дышит Енюша», и посмотреть на Василия Ивановича. Она могла видеть одну его неподвижную, сгорбленную спину, но и это ей доставляло некоторое облегчение. Утром Базаров попытался встать; голова у него закружилась, кровь пошла носом; он лег опять. Василий Иванович молча ему прислуживал; Арина Власьевна вошла к нему и спросила его, как он себя чувствует. Он отвечал: «Лучше» – и повернулся к стене. Василий Иванович замахал на жену обеими руками; она закусила губу, чтобы не заплакать, и вышла вон. Все в доме вдруг словно потемнело; все лица вытянулись, сделалась странная тишина; со двора унесли на деревню какого-то горластого петуха, который долго не мог понять, зачем с ним так поступают. Базаров продолжал лежать, уткнувшись в стену. Василий Иванович пытался обращаться к нему с разными вопросами, но они утомляли Базарова, и старик замер в своих креслах, только изредка хрустя пальцами. Он отправлялся на несколько мгновений в сад, стоял там как истукан, словно пораженный несказанным изумлением (выражение изумления вообще не сходило у него с лица), и возвращался снова к сыну, стараясь избегать расспросов жены. Она наконец схватила его за руку и судорожно, почти с угрозой промолвила: «Да что с ним?» Тут он спохватился и принудил себя улыбнуться ей в ответ; но, к собственному ужасу, вместо улыбки у него откуда-то взялся смех. За доктором он послал с утра. Он почел нужным предуведомить об этом сына, чтобы тот как-нибудь не рассердился.

Базаров вдруг повернулся на диване, пристально и тупо посмотрел на отца и попросил напиться.

Василий Иванович подал ему воды и кстати пощупал его лоб. Он так и пылал.

– Старина, – начал Базаров сиплым и медленным голосом, – дело мое дрянное. Я заражен, и через несколько дней ты меня хоронить будешь.

Василий Иванович пошатнулся, словно кто по ногам его ударил.

– Евгений! – пролепетал он, – что ты это!.. Бог с тобою! Ты простудился…

– Полно, – не спеша перебил его Базаров. – Врачу непозволительно так говорить. Все признаки заражения, ты сам знаешь.

– Где же признаки… заражения, Евгений?.. помилуй!

– А это что? – промолвил Базаров и, приподняв рукав рубашки, показал отцу выступившие зловещие красные пятна.

Василий Иванович дрогнул и похолодел от страха.

– Положим, – сказал он наконец, – положим… если… если даже что-нибудь вроде… заражения…

– Пиэмии, – подсказал сын.

– Ну да… вроде… эпидемии…

Пиэмии, – сурово и отчетливо повторил Базаров. – Аль уж позабыл свои тетрадки?

– Ну да, да, как тебе угодно… А все-таки мы тебя вылечим!

– Ну, это дудки. Но не в том дело. Я не ожидал, что так скоро умру; это случайность, очень, по правде сказать, неприятная. Вы оба с матерью должны теперь воспользоваться тем, что в вас религия сильна; вот вам случай поставить ее на пробу. – Он отпил еще немного воды. – А я хочу попросить тебя об одной вещи… пока еще моя голова в моей власти. Завтра или послезавтра мозг мой, ты знаешь, в отставку подаст. Я и теперь не совсем уверен, ясно ли я выражаюсь. Пока я лежал, мне все казалось, что вокруг меня красные собаки бегали, а ты надо мной стойку делал, как над тетеревом. Точно я пьяный. Ты хорошо меня понимаешь?

– Помилуй, Евгений, ты говоришь совершенно как следует.

– Тем лучше; ты мне сказал, ты послал за доктором… Этим ты себя потешил… потешь и меня: пошли ты нарочного…

– К Аркадию Николаичу, – подхватил старик.

– Кто такой Аркадий Николаич? – проговорил Базаров как бы в раздумье. – Ах да! птенец этот! Нет, ты его не трогай: он теперь в галки попал. Не удивляйся, это еще не бред. А ты пошли нарочного к Одинцовой, Анне Сергеевне, тут есть такая помещица… Знаешь? (Василий Иванович кивнул головой.) Евгений, мол, Базаров кланяться велел и велел сказать, что умирает. Ты это исполнишь?

– Исполню… Только возможное ли это дело, чтобы ты умер, ты, Евгений… Сам посуди! Где ж после этого будет справедливость?

– Этого я не знаю; а только ты нарочного пошли.

– Сию минуту пошлю, и сам письмо напишу.

– Нет, зачем; скажи, что кланяться велел, больше ничего не нужно. А теперь я опять к моим собакам. Странно! хочу остановить мысль на смерти, и ничего не выходит. Вижу какое-то пятно… и больше ничего.

Он опять тяжело повернулся к стене; а Василий Иванович вышел из кабинета и, добравшись до жениной спальни, так и рухнулся на колени перед образами.

– Молись, Арина, молись! – простонал он, – наш сын умирает.

Доктор, тот самый уездный лекарь, у которого не нашлось адского камня, приехал и, осмотрев больного, посоветовал держаться методы выжидающей и тут же сказал несколько слов о возможности выздоровления.

– А вам случалось видеть, что люди в моем положении не отправляются в Елисейские? – спросил Базаров и, внезапно схватив за ножку тяжелый стол, стоявший возле дивана, потряс его и сдвинул с места.

– Сила-то, сила, – промолвил он, – вся еще тут, а надо умирать!.. Старик, тот, по крайней мере, успел отвыкнуть от жизни, а я… Да, поди попробуй отрицать смерть. Она тебя отрицает, и баста! Кто там плачет? – прибавил он погодя немного. – Мать? Бедная! Кого-то она будет кормить теперь своим удивительным борщом? А ты, Василий Иваныч, тоже, кажется, нюнишь? Ну, коли христианство не помогает, будь философом, стоиком, что ли! Ведь ты хвастался, что ты философ?

– Какой я философ! – завопил Василий Иванович, и слезы так и закапали по его щекам.

Базарову становилось хуже с каждым часом; болезнь приняла быстрый ход, что обыкновенно случается при хирургических отравах. Он еще не потерял памяти и понимал, что ему говорили; он еще боролся. «Не хочу бредить, – шептал он, сжимая кулаки, – что за вздор!» И тут же говорил:

«Ну, из восьми вычесть десять, сколько выйдет?» – Василий Иванович ходил как помешанный, предлагал то одно средство, то другое и только и делал, что покрывал сыну ноги. «Обернуть в холодные простыни… рвотное… горчишники к желудку… кровопускание», – говорил он с напряжением. Доктор, которого он умолил остаться, ему поддакивал, поил больного лимонадом, а для себя просил то трубочки, то «укрепляющего-согревающего», то есть водки. Арина Власьевна сидела на низенькой скамеечке возле двери и только по временам уходила молиться; несколько дней тому назад туалетное зеркальце выскользнуло у ней из рук и разбилось, а это она всегда считала худым предзнаменованием; сама Анфисушка ничего не умела сказать ей. Тимофеич отправился к Одинцовой.

Ночь была не хороша для Базарова… Жестокий жар его мучил. К утру ему полегчило. Он попросил, чтоб Арина Власьевна его причесала, поцеловал у ней руку и выпил глотка два чаю. Василий Иванович оживился немного.

– Слава богу! – твердил он. – Наступил кризис… прошел кризис.

– Эка, подумаешь! – промолвил Базаров, – слово-то что значит! Нашел его, сказал: «кризис» – и утешен. Удивительное дело, как человек еще верит в слова. Скажут ему, например, дурака и не прибьют, он опечалится; назовут его умницей и денег ему не дадут – он почувствует удовольствие.

Эта маленькая речь Базарова, напоминавшая его прежние «выходки», привела Василия Ивановича в умиление.

– Браво! прекрасно сказано, прекрасно! – воскликнул он, показывая вид, что бьет в ладоши.

Базаров печально усмехнулся.

– Так как же, по-твоему, – промолвил он, – кризис прошел или наступил?

– Тебе лучше, вот что я вижу, вот что меня радует, – отвечал Василий Иванович.

– Ну и прекрасно; радоваться всегда не худо. А к той, помнишь? послал?

– Послал, как же.

Перемена к лучшему продолжалась недолго. Приступы болезни возобновились. Василий Иванович сидел подле Базарова. Казалось, какая-то особенная мука терзала старика. Он несколько раз собирался говорить – и не мог.

– Евгений! – произнес он наконец, – сын мой, дорогой мой, милый сын!

Это необычайное воззвание подействовало на Базарова… Он повернул немного голову и, видимо стараясь выбиться из-под бремени давившего его забытья, произнес:

– Что, мой отец?

– Евгений, – продолжал Василий Иванович и опустился на колени перед Базаровым, хотя тот не раскрывал глаз и не мог его видеть. – Евгений, тебе теперь лучше; ты, бог даст, выздоровеешь; но воспользуйся этим временем, утешь нас с матерью, исполни долг христианина! Каково-то мне это тебе говорить, это ужасно; но еще ужаснее… ведь навек, Евгений… ты подумай, каково-то…

Голос старика перервался, а по лицу его сына, хотя он и продолжал лежать с закрытыми глазами, проползло что-то странное.

– Я не отказываюсь, если это может вас утешить, – промолвил он наконец, – но мне кажется, спешить еще не к чему. Ты сам говоришь, что мне лучше.

– Лучше, Евгений, лучше; но кто знает, ведь это все в божьей воле, а исполнивши долг…

– Нет, я подожду, – перебил Базаров. – Я согласен с тобою, что наступил кризис. А если мы с тобою ошиблись, что ж! ведь и беспамятных причащают.

– Помилуй, Евгений…

– Я подожду. А теперь я хочу спать. Не мешай мне.

И он положил голову на прежнее место. Старик поднялся, сел на кресло и, взявшись за подбородок, стал кусать себе пальцы…

Стук рессорного экипажа, тот стук, который так особенно заметен в деревенской глуши, внезапно поразил его слух. Ближе, ближе катились легкие колеса; вот уже послышалось фырканье лошадей… Василий Иванович вскочил и бросился к окошку. На двор его домика, запряженная четверней, въезжала двуместная карета. Не давая себе отчета, что бы это могло значить, в порыве какой-то бессмысленной радости, он выбежал на крыльцо… Ливрейный лакей отворял дверцы кареты; дама под черным вуалем, в черной мантилье, выходила из нее…

– Я Одинцова, – промолвила она. – Евгений Васильич жив? Вы его отец? Я привезла с собой доктора.

– Благодетельница! – воскликнул Василий Иванович и, схватив ее руку, судорожно прижал ее к своим губам, между тем как привезенный Анной Сергеевной доктор, маленький человек в очках, с немецкою физиономией, вылезал не торопясь из кареты. – Жив еще, жив мой Евгений и теперь будет спасен! Жена! жена!.. К нам ангел с неба…

– Что такое, господи! – пролепетала, выбегая из гостиной, старушка и, ничего не понимая, тут же в передней упала к ногам Анны Сергеевны и начала, как безумная, целовать ее платье.

– Что вы! что вы! – твердила Анна Сергеевна; но Арина Власьевна ее не слушала, а Василий Иванович только повторял: «Ангел! ангел!»

– Wo ist der Kranke?[1] И где же есть пациент? – проговорил наконец доктор, не без некоторого негодования.

Василий Иванович опомнился.

– Здесь, здесь, пожалуйте за мной, вертестер герр коллега [2], – прибавил он по старой памяти.

– Э! – произнес немец и кисло осклабился.

Василий Иванович привел его в кабинет.

– Доктор от Анны Сергеевны Одинцовой, – сказал он, наклоняясь к самому уху своего сына, – и она сама здесь.

Базаров вдруг раскрыл глаза.

– Что ты сказал?

– Я говорю, что Анна Сергеевна Одинцова здесь и привезла к тебе сего господина доктора.

Базаров повел вокруг себя глазами.

– Она здесь… я хочу ее видеть.

– Ты ее увидишь, Евгений; но сперва надобно побеседовать с господином доктором. Я им расскажу всю историю болезни, так как Сидор Сидорыч уехал (так звали уездного врача), и мы сделаем маленькую консультацию.

Базаров взглянул на немца.

– Ну, беседуйте скорее, только не по-латыни; я ведь понимаю, что значит: jam moritur.[3]

– Der Herr scheint des Deutschen möchtig zu sein,[4] – начал новый питомец Эскулапа, обращаясь к Василию Ивановичу.

Их… габе …[5] Говорите уж лучше по-русски, – промолвил старик.

– А, а! так этто фот как этто… Пошалуй…

И консультация началась.

Полчаса спустя Анна Сергеевна в сопровождении Василия Ивановича вошла в кабинет. Доктор успел шепнуть ей, что нечего и думать о выздоровлении больного.

Она взглянула на Базарова… и остановилась у двери, до того поразило ее это воспаленное и в то же время мертвенное лицо с устремленными на нее мутными глазами. Она просто испугалась каким-то холодным и томительным испугом; мысль, что она не то бы почувствовала, если бы точно его любила, – мгновенно сверкнула у ней в голове.

– Спасибо, – усиленно заговорил он, – я этого не ожидал. Это доброе дело. Вот мы еще раз и увиделись, как вы обещали.

– Анна Сергеевна так была добра… – начал Василий Иванович.

– Отец, оставь нас. Анна Сергеевна, вы позволяете? Кажется, теперь…

Он указал головою на свое распростертое бессильное тело.

Василий Иванович вышел.

– Ну, спасибо, – повторил Базаров. – Это по-царски… Говорят, цари тоже посещают умирающих.

– Евгений Васильич, я надеюсь…

– Эх, Анна Сергеевна, станемте говорить правду. Со мной кончено. Попал под колесо. И выходит, что нечего было думать о будущем. Старая шутка смерть, а каждому внове. До сих пор не трушу… а там придет беспамятство, и фюить! (Он слабо махнул рукой.) Ну, что ж мне вам сказать… я любил вас! это и прежде не имело никакого смысла, а теперь подавно. Любовь – форма, а моя собственная форма уже разлагается. Скажу я лучше, что какая вы славная! И теперь вот вы стоите, такая красивая…

Анна Сергеевна невольно содрогнулась.

– Ничего, не тревожьтесь… сядьте там… Не подходите ко мне: ведь моя болезнь заразительная.

Анна Сергеевна быстро перешла комнату и села на кресло возле дивана, на котором лежал Базаров.

– Великодушная! – шепнул он. – Ох, как близко, и какая молодая, свежая, чистая… в этой гадкой комнате!.. Ну, прощайте! Живите долго, это лучше всего, и пользуйтесь, пока время. Вы посмотрите, что за безобразное зрелище: червяк полураздавленный, а еще топорщится. И ведь тоже думал: обломаю дел много, не умру, куда! задача есть, ведь я гигант! А теперь вся задача гиганта – как бы умереть прилично, хотя никому до этого дела нет… Все равно: вилять хвостом не стану.

Базаров умолк и стал ощупывать рукой свой стакан. Анна Сергеевна подала ему напиться, не снимая перчаток и боязливо дыша.

– Меня вы забудете, – начал он опять, – мертвый живому не товарищ. Отец вам будет говорить, что вот, мол, какого человека Россия теряет… Это чепуха; но не разуверяйте старика. Чем бы дитя ни тешилось… вы знаете. И мать приласкайте. Ведь таких людей, как они, в вашем большом свете днем с огнем не сыскать… Я нужен России… Нет, видно, не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник… мясо продает… мясник… постойте, я путаюсь… Тут есть лес…

Базаров положил руку на лоб.

Анна Сергеевна наклонилась к нему.

– Евгений Васильич, я здесь…

Он разом принял руку и приподнялся.

– Прощайте, – проговорил он с внезапной силой, и глаза его блеснули последним блеском. – Прощайте… Послушайте… ведь я вас не поцеловал тогда… Дуньте на умирающую лампаду, и пусть она погаснет…

Анна Сергеевна приложилась губами к его лбу.

– И довольно! – промолвил он и опустился на подушку. – Теперь… темнота…

Анна Сергеевна тихо вышла.

– Что? – спросил ее шепотом Василий Иванович.

– Он заснул, – отвечала она чуть слышно.

Базарову уже не суждено было просыпаться. К вечеру он впал в совершенное беспамятство, а на следующий день умер. Отец Алексей совершил над ним обряды религии. Когда его соборовали, когда святое миро коснулось его груди, один глаз его раскрылся, и, казалось, при виде священника в облачении, дымящегося кадила, свеч перед образом что-то похожее на содрогание ужаса мгновенно отразилось на помертвелом лице. Когда же наконец он испустил последний вздох и в доме поднялось всеобщее стенание, Василием Ивановичем обуяло внезапное исступление. «Я говорил, что я возропщу, – хрипло кричал он, с пылающим, перекошенным лицом, потрясая в воздухе кулаком, как бы грозя кому-то, – и возропщу, возропщу!» Но Арина Власьевна, вся в слезах, повисла у него на шее, и оба вместе пали ниц. «Так, – рассказывала потом в людской Анфисушка, – рядышком и понурили свои головки, словно овечки в полдень…»

Но полуденный зной проходит, и настает вечер и ночь, а там и возвращение в тихое убежище, где сладко спится измученным и усталым…

 


[1] Где больной? (нем. ).

[2] Уважаемый коллега (нем.).

[3] Уже умирает (лат.).

[4] Сударь, по-видимому, владеет немецким языком (нем.).

[5] Я… имею… (нем.  ich habe).

 

Краткое содержание Отцы и дети

20 мая 1859 г. Николай Петрович Кирсанов, сорокатрехлетний, но уже немолодой с виду помещик, волнуясь, ожидает на постоялом дворе своего сына Аркадия, который только что окончил университет.

Николай Петрович был сыном генерала, но предназначенная ему военная карьера не состоялась (он в молодости сломал ногу и на всю жизнь остался «хроменьким»). Николай Петрович рано женился на дочке незнатного чиновника и был счастлив в браке. К его глубокому горю, супруга в 1847 г. скончалась. Все свои силы и время он посвятил воспитанию сына, даже в Петербурге жил вместе с ним и старался сблизиться с товарищами сына, студентами. Последнее время он усиленно занялся преобразованием своего имения.

Наступает счастливый миг свидания. Однако Аркадий появляется не один: с ним высокий, некрасивый и самоуверенный молодой человек, начинающий доктор, согласившийся погостить у Кирсановых. Зовут его, как он сам себя аттестует, Евгений Васильевич Базаров.

Разговор отца с сыном на первых порах не клеится. Николая Петровича смущает Фенечка, девушка, которую он содержит при себе и от которой уже имеет ребенка. Аркадий снисходительным тоном (это слегка коробит отца) старается сгладить возникшую неловкость.

Дома их ждет Павел Петрович, старший брат отца. Павел Петрович и Базаров сразу же начинают ощущать взаимную антипатию. Зато дворовые мальчишки и слуги гостю охотно подчиняются, хотя он вовсе и не думает искать их расположения.

Уже на следующий день между Базаровым и Павлом Петровичем происходит словесная стычка, причем её инициатором является Кирсанов-старший. Базаров не хочет полемизировать, но все же высказывается по главным пунктам своих убеждений. Люди, по его представлениям, стремятся к той или иной цели, потому что испытывают различные «ощущения» и хотят добиться «пользы». Базаров уверен, что химия важнее искусства, а в науке важнее всего практический результат. Он даже гордится отсутствием у него «художественного смысла» и полагает, что изучать психологию отдельного индивидуума незачем: «Достаточно одного человеческого экземпляра, чтобы судить обо всех других». Для Базарова не существует ни одного «постановления в современном нашем быту… которое бы не вызвало полного и беспощадного отрицания». О собственных способностях он высокого мнения, но своему поколению отводит роль не созидательную — «сперва надо место расчистить».

Павлу Петровичу «нигилизм», исповедуемый Базаровым и подражающим ему Аркадием, представляется дерзким и необоснованным учением, которое существует «в пустоте».

Аркадий старается как-то сгладить возникшее напряжение и рассказывает другу историю жизни Павла Петровича. Он был блестящим и многообещающим офицером, любимцем женщин, пока не встретил светскую львицу княгиню Р*. Страсть эта совершенно изменила существование Павла Петровича, и, когда роман их закончился, он был полностью опустошен. От прошлого он сохраняет лишь изысканность костюма и манер да предпочтение всего английского.

Взгляды и поведение Базарова настолько раздражают Павла Петровича, что он вновь атакует гостя, но тот довольно легко и даже снисходительно разбивает все «силлогизмы» противника, направленные на защиту традиций. Николай Петрович стремится смягчить спор, но и он не может во всем согласиться с радикальными высказываниями Базарова, хотя и убеждает себя, что они с братом уже отстали от жизни.

Молодые люди отправляются в губернский город, где встречаются с «учеником» Базарова, отпрыском откупщика, Ситниковым. Ситников ведет их в гости к «эмансипированной» даме, Кукшиной. Ситников и Кукшина принадлежат к тому разряду «прогрессистов», которые отвергают любые авторитеты, гоняясь за модой на «свободомыслие». Они ничего толком не знают и не умеют, однако в своем «нигилизме» оставляют далеко за собой и Аркадия, и Базарова. Последний Ситникова откровенно презирает, а у Кукшиной «занимается больше шампанским».

Аркадий знакомит друга с Одинцовой, молодой, красивой и богатой вдовой, которой Базаров сразу же заинтересовывается. Интерес этот отнюдь не платонический. Базаров цинично говорит Аркадию: «Пожива есть…»

Аркадию кажется, что он влюблен в Одинцову, но это чувство напускное, тогда как между Базаровым и Одинцовой возникает взаимное тяготение, и она приглашает молодых людей погостить у нее.

В доме Анны Сергеевны гости знакомятся с её младшей сестрой Катей, которая держится скованно. И Базаров чувствует себя не в своей тарелке, он на новом месте начал раздражаться и «глядел сердито». Аркадию тоже не по себе, и он ищет утешения в обществе Кати.

Чувство, внушенное Базарову Анной Сергеевной, ново для него; он, так презиравший всякие проявления «романтизма», вдруг обнаруживает «романтика в самом себе». Базаров объясняется с Одинцовой, и хотя та не тотчас же освободилась от его объятий, однако, подумав, она приходит к выводу, что «спокойствие […] лучше всего на свете».

Не желая стать рабом своей страсти, Базаров уезжает к отцу, уездному лекарю, живущему неподалеку, и Одинцова не удерживает гостя. В дороге Базаров подводит итог происшедшему и говорит: «…Лучше камни бить на мостовой, чем позволить женщине завладеть хотя бы кончиком пальца. Это всё […] вздор».

Отец и мать Базарова не могут надышаться на своего ненаглядного «Енюшу», а он скучает в их обществе. Уже через пару дней он покидает родительский кров, возвращаясь в имение Кирсановых.

От жары и скуки Базаров обращает внимание на Фенечку и, застав её одну, крепко целует молодую женщину. Случайным свидетелем поцелуя становится Павел Петрович, которого до глубины души возмущает поступок «этого волосатого». Он особенно негодует ещё и потому, что ему кажется: в Фенечке есть что-то общее с княгиней Р*.

Согласно своим нравственным убеждениям, Павел Петрович вызывает Базарова на поединок. Чувствуя себя неловко и, понимая, что поступается принципами, Базаров соглашается стреляться с Кирсановым-старшим («С теоретической точки зрения дуэль — нелепость; ну, а с практической точки зрения — это дело другое»).

Базаров слегка ранит противника и сам подает ему первую помощь. Павел Петрович держится хорошо, даже подшучивает над собой, но при этом и ему и Базарову неловко. Николай Петрович, от которого скрыли истинную причину дуэли, также ведет себя самым благородным образом, находя оправдание для действий обоих противников.

Последствием дуэли становится и то, что Павел Петрович, ранее решительно возражавший против женитьбы брата на Фенечке, теперь сам уговаривает Николая Петровича совершить этот шаг.

И у Аркадия с Катей устанавливается гармоничное взаимопонимание. Девушка проницательно замечает, что Базаров для них — чужой, потому что «он хищный, а мы с вами ручные».

Окончательно потерявший надежду на взаимность Одинцовой Базаров переламывает себя и расстается с ней и Аркадием. На прощание он говорит бывшему товарищу: «Ты славный малый, но ты все-таки мякенький, либеральный барич…» Аркадий огорчен, но довольно скоро утешается обществом Кати, объясняется ей в любви и уверяется, что тоже любим.

Базаров же возвращается в родительские пенаты и старается забыться в работе, но через несколько дней «лихорадка работы с него соскочила и заменилась тоскливою скукой и глухим беспокойством». Пробует он заговаривать с мужиками, однако ничего, кроме глупости, в их головах не обнаруживает. Правда, и мужики видят в Базарове что-то «вроде шута горохового».

Практикуясь на трупе тифозного больного, Базаров ранит себе палец и получает заражение крови. Через несколько дней он уведомляет отца, что, по всем признакам, дни его сочтены.

Перед смертью Базаров просит Одинцову приехать и попрощаться с ним. Он напоминает ей о своей любви и признается, что все его гордые помыслы, как и любовь, пошли прахом. «А теперь вся задача гиганта — как бы умереть прилично, хотя никому до этого дела нет… Все равно: вилять хвостом не стану». С горечью говорит он, что не нужен России. «Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник…»

Когда Базарова по настоянию родителей причащают, «что-то похожее на содрогание ужаса мгновенно отразилось на помертвевшем лице».

Проходит шесть месяцев. В небольшой деревенской церкви венчаются две пары: Аркадий с Катей и Николай Петрович с Фенечкой. Все были довольны, но что-то в этом довольстве ощущалось и искусственное, «точно все согласились разыграть какую-то простодушную комедию».

Со временем Аркадий становится отцом и рьяным хозяином, и в результате его усилий имение начинает приносить значительный доход. Николай Петрович принимает на себя обязанности мирового посредника и усердно трудится на общественном поприще. Павел Петрович проживает в Дрездене и, хотя по-прежнему выглядит джентльменом, «жить ему тяжело».

Кукшина обитает в Гейдельберге и якшается со студентами, изучает архитектуру, в которой, по её словам, она открыла новые законы. Ситников женился на княжне, им помыкающей, и, как он уверяет, продолжает «дело» Базарова, подвизаясь в роли публициста в каком-то темном журнальчике.

На могилу Базарова часто приходят дряхлые старички и горько плачут и молятся за упокой души безвременно усопшего сына. Цветы на могильном холмике напоминают не об одном спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной...

Читать «Отцы и дети» онлайн бесплатно. booksonline.com.ua

Роман Тургенева «Отцы и дети» считается одним из лучших произведений писателя, чья проблематика остается актуальной и поныне. Автор рассказывает о вечном конфликте, противостоянии между требующей перемен молодостью и консервативными взглядами зрелого возраста.

Это вечная борьба реальности и иллюзий, эмоций и интеллекта. Другой взгляд на загадочную, мятущуюся душу русской интеллигенции в довольно нигилистической, крайней форме духовности.

Книга стала знаковой для своей эпохи, образ главного героя Евгения Базарова воспринимался молодежью в качестве примера для подражания. Описанные писателем идеалы были точно восприняты современниками и вскоре нашли свое место в мировоззрении людей.

История публикации

Роман «Отцы и дети» был написан в 1862 году. Публикация произведения как раз пришлась на тяжелый период в истории Российской империи. В Петербурге один за другим проходили студенческие митинги, что стало причиной массовых арестов и ужесточения методов борьбы со стороны правительства. Выход в свет книги Тургенева вызвал огромные дискуссии.

Роман был написан через год после выхода закона об отмене крепостного права. Согласно сюжету книги «Отцы и дети» главное внимание автор уделяет временам кризиса крепостнического строя в России, особенно обострению противостояния между либералами (отцами) и революционерами-демократами (детьми).

Тургенев использует точный хронометраж событий, так действие начинается 20 мая 1859 года, а заканчивается зимой 1860 года. В этот период в обществе зарождается новый типаж разночинца-демократа, который стремится сражаться за становление политического строя России.

Цитаты из романа «Отцы и дети»

  1. Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.
  2. Настоящий человек тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть.
  3. Любовь — белибирда, непростительная дурь.
  4. Всякий человек сам себя воспитать должен.

Главный герой

По своему содержанию произведение «Отцы и дети» ― это роман-спор, роман-дискуссия. В нем автор высказывает свое мнение о модном на то время философском течении ― нигилизме. В основе этой концепции заложено абсолютное отрицание всего жизненного опыта человечества.

Согласно точке зрения нигилистов жизненной задачей можно назвать уничтожение наследия предков, освобождение от «мусора», отстранение от мирового культурного богатства.

Если читать книгу «Отцы и дети», то можно заметить, что главный герой является именно таким человеком. Евгений Базаров ― студент медицинского факультета, разночинец. С детства он не был знаком с традиционной культурой, не принадлежал к обществу русской аристократии.

Базаров ненавидит, подвергает насмешкам все, что составляет «жизнь души». Герой считает важным лишь материальную составляющую, касающуюся физиологических потребностей. Все остальное ― излишняя роскошь, вымыслы неподготовленных к реальной жизни слабых личностей.

Читайте роман Тургенева «Отцы и дети» онлайн бесплатно на сайте нашей библиотеки, приобщайтесь к русской классике, познавайте историю.

Живые мощи, Певцы (Тургенев Иван)


Другие персонажи

Николай Иванович – целовальник (так ранее назывался продавец в кабаке), владелец кабака «Притынного».

Дикий-Барин (Перевлесов) – 40 лет, «широкоплечий, широкоскулый» с татарскими глазами.

Обалдуй (Евграф Иванов) – «загулявший, холостой человек», от которого отказались господа.

Моргач – мещанин, бывший кучер; «тертый калач, который знает людей».

А ещё у нас есть:

  • для самых компанейских — Главные герои «Певцы»
  • для самых занятых — Читательский дневник «Певцы»
  • для самых крутых — Читать «Певцы» полностью

Певцы :: Тургенев Иван Сергеевич

Аннотация: «Редко соединялись в такой степени, в таком полном равновесии два трудно сочетаемых элемента: сочувствие к человечеству и артистическое чувство», — восхищался «Записками охотника» Ф. И. Тютчев. Цикл очерков «Записки охотника» в основном сложился за пять лет (1847—1852), но Тургенев продолжал работать над книгой. К двадцати двум ранним очеркам Тургенев в начале 1870-х годов добавил еще три. Еще около двух десятков сюжетов осталось в набросках, планах и свидетельствах современников. Натуралистические описания жизни дореформенной России в «Записках охотника» перерастают в размышления о загадках русской души. Крестьянский мир прорастает в миф и размыкается в природу, которая оказывается необходимым фоном едва ли не каждого рассказа. Поэзия и проза, свет и тени переплетаются здесь в неповторимых, причудливых образах.

———————————————

Иван Сергеевич Тургенев

ПЕВЦЫ

Небольшое сельцо Колотовка, принадлежавшее некогда помещице, за лихой и бойкий нрав прозванной в околотке Стрыганихой (настоящее имя ее осталось неизвестным), а ныне состоящее за каким-то петербургским немцем, лежит на скате голого холма, сверху донизу рассеченного страшным оврагом, который, зияя как бездна, вьется, разрытый и размытый, по самой середине улицы и пуще реки, — через реку можно по крайней мере навести мост, — разделяет обе стороны бедной деревушки. Несколько тощих ракит боязливо спускаются по песчаным его бокам; на самом дне, сухом и желтом, как медь, лежат огромные плиты глинистого камня. Невеселый вид, нечего сказать, — а между тем всем окрестным жителям хорошо известна дорога в Колотовку: они ездят туда охотно в часто.

У самой головы оврага, в нескольких шагах от той точки, где он начинается узкой трещиной, стоит небольшая четвероугольная избушка, стоит одна, отдельно от других. Она крыта соломой, с трубой; одно окно, словно зоркий глаз, обращено к оврагу и в зимние вечера, освещенное изнутри, далеко виднеется в тусклом тумане мороза и не одному проезжему мужичку мерцает путеводной звездою. Над дверью избушки прибита голубая дощечка: эта избушка — кабак, прозванный «Притынным». [1] В этом кабаке вино продается, вероятно, не дешевле положенной цены, но посещается он гораздо прилежнее, чем все окрестные заведения такого же рода. Причиной этому целовальник Николай Иваныч.

Николай Иваныч — некогда стройный, кудрявый и румяный парень, теперь же необычайно толстый, уже поседевший мужчина с заплывшим лицом, хитро-добродушными глазками и жирным лбом, перетянутым морщинами, словно нитками, — уже более двадцати лет проживает в Колотовке. Николай Иваныч человек расторопный и сметливый, как большая часть целовальников. Не отличаясь ни особенной любезностью, ни говорливостью, он обладает даром привлекать и удерживать у себя гостей, которым как-то весело сидеть перед его стойкой, под спокойным и приветливым, хотя зорким взглядом флегматического хозяина. У него много здравого смысла; ему хорошо знаком и помещичий быт, и крестьянский, и мещанский; в трудных случаях он мог бы подать неглупый совет, но, как человек осторожный и эгоист, предпочитает оставаться в стороне и разве только отдаленными, словно без всякого намерения произнесенными намеками наводит своих посетителей — и то любимых им посетителей — на путь истины. Он знает толк во всем, что важно или занимательно для русского человека: в лошадях и в скотине, в лесе, в кирпичах, в посуде, в красном товаре и в кожевенном, в песнях и в плясках. Когда у него нет посещения, он обыкновенно сидит, как мешок, на земле перед дверью своей избы, подвернув под себя свои тонкие ножки, и перекидывается ласковыми словцами со всеми прохожими.

Краткое содержание

В небольшом селе Колотовка, лежавшем на «скате голого холма» отдельно от других стояла небольшая избушка – кабак «Притынный». Известен он был благодаря своему владельцу целовальнику Николаю Ивановичу.

Николай Иваныч был «расторопный и сметливый», обладал даром «привлекать и удерживать у себя гостей». Он знал толк во всем, что «важно или занимательно для русского человека». Николая Ивановича уважали соседи, он был «человек со влиянием», у него были жена и дети.

В жаркий июльский день рассказчик решил зайти в кабачок. Еще на пороге услышал разговор мужиков, что Турок-Яшка и рядчик будут соревноваться в пении – они побились об заклад на осьмуху пива. Рассказчик не раз слышал о Яшке-Турке «как о лучшем певце в околотке».

В кабаке «собралось довольно многочисленное общество», которое рассказчик описывает подробно. Обалдуй не имел никакой должности, не получал жалования, но умел «покутить на чужой счет». О Моргаче было известно, что «он некогда был кучером» у старой барыни, бежал от нее, затем вернулся, после смерти помещицы был отпущен на волю, приписался в мещане и вскоре разбогател. Яков-Турок «был по душе – художник, <�…> а по званию – черпальщик на бумажной фабрике». Прошлое Дикого-Барина было неизвестно, но мужик «пользовался огромным влиянием во всем округе».

Рассказчик заметил, что Яшка волнуется. Чтобы определить, кто будет петь первым, бросили жребий. Выпало рядчику. Рядчик выступил вперед и «запел высочайшим фальцетом». «Голос у него был довольно приятный и сладкий». Рядчик пел веселую плясовую песню. Присутствующие ему подпевали и после очень хвалили.

Далее следовало петь Якову. Он прикрыл лицо рукой, а когда открыл, «оно было бледно, как у мертвого». Вздохнув, Яков завел заунывную песню «Не одна во поле дороженька пролегала». Его голос «звенел, как надтреснутый». «Русская, правдивая, горячая душа звучала и дышала в нем и так и хватала вас за сердце, хватала прямо за его русские струны». У рассказчика навернулись слезы. Все поняли, что Яков победил.

Чтобы не испортить впечатление, рассказчик пошел спать на сеновал. Ночью, проходя снова мимо кабака, он услышал, что гулянье там продолжается: Яков пел какую-то плясовую песню. Рассказчик «быстрыми шагами стал спускаться с холма, на котором лежит Колотовка», издали какой-то мальчик громко звал Антропку.

ПевцыТекст

Небольшое село Колотовка, принадлежавшее некогда помещице, за лихой и бойкий нрав прозванной в околотке Стрыганихой (настоящее имя ее осталось неизвестным), а ныне состоящее за каким-то петербургским немцем, лежит на скате голого холма, сверху донизу рассеченного страшным оврагом, который, зияя как бездна, вьется, разрытый и размытый по самой середине улицы и пуще реки, – через реку можно по крайней мере навести мост – разделяет обе стороны бедной деревушки. Несколько тощих ракит боязливо спускаются по песчаным его бокам; на самом дне, сухом и желтом, как медь, лежат огромные плиты глинистого камня. Невеселый вид, нечего сказать, а между тем всем окрестным жителям хорошо известна дорога в Колотовку: они ездят туда охотно и часто.

У самой головы оврага, в нескольких шагах от той точки, где он начинается узкой трещиной, стоит небольшая четвероугольная избушка, стоит одна, отдельно от других. Она крыта соломой, с трубой; одно окно, словно зоркий глаз, обращено к оврагу и в зимние вечера, освещенное изнутри, далеко виднеется в тусклом тумане мороза и не одному проезжему мужичку мерцает путеводной звездою. Над дверью избушки прибита голубая дощечка; эта избушка – кабак, прозванный «Притынным».[1] В этом кабаке вино продается, вероятно, не дешевле положенной цены, но посещается он гораздо прилежнее, чем все окрестные заведения такого же рода. Причиной этому целовальник Николай Иваныч.

Николай Иваныч – некогда стройный, кудрявый и румяный парень, теперь же необычайно толстый, уже поседевший мужчина с заплывшим лицом, хитро-добродушными глазками и жирным лбом, перетянутым морщинами, словно нитками, – уже более двадцати лет проживает в Колотовке. Николай Иваным человек расторопный и сметливый, как большая часть целовальников. Не отличаясь ни особенной любезностью, ни говорливостью, он обладает даром привлекать и удерживать у себя гостей, которым как-то весело сидеть перед его стойкой, под спокойным и приветливым, хотя зорким взглядом флегматического хозяина. У него много здравого смысла; ему хорошо знаком и помещичий быт, и крестьянский, и мещанский; в трудных случаях он мог бы подать неглупый совет, но, как человек осторожный и эгоист, предпочитает оставаться в стороне, и разве только отдаленными, словно без всякого намерения произнесенными намеками наводить своих посетителей – и то любимых им посетителей – на путь истины. Он знает толк во всем, что важно или занимательно для русского человека: в лошадях и в скотине, в лесе, в кирпичах, в посуде, в красном товаре и в кожевенном, в песнях и плясках. Когда у него нет посещения, он обыкновенно сидит, как мешок, на земле перед дверью своей избы, подвернув под себя свои тонкие ножки, и перекидывается ласковыми словцами со всеми прохожими. Много видал он на своем веку, пережил не один десяток мелких дворян, заезжавших к нему за «очищенным», знает всё, что делается на сто верст кругом, и никогда не пробалтывается, не показывает даже виду, что ему и то известно, чего не подозревает самый проницательный становой. Знай себе помалчивает, да посмеивается, да стаканчиками пошевеливает. Его соседи уважают: штатский генерал Щерпетенко, первый по чину владелец в уезде, всякий раз снисходительно ему кланяется, когда проезжает мимо его домика. Николай Иваныч человек со влиянием: он известного конокрада заставил возвратить лошадь, которую тот свел со двора у одного из его знакомых, образумил мужиков соседней деревни, не хотевших принять нового управляющего, и т. д. Впрочем, не должно думать, чтобы он это делал из любви к справедливости, из усердия к ближним – нет! Он просто старается предупредить всё то, что может как-нибудь нарушить его спокойствие. Николай Иваныч женат, и дети у него есть. Жена его, бойкая, востроносая и быстроглазая мещанка, в последнее время тоже несколько отяжелела телом, подобно своему мужу. Он во всем на нее полагается, и деньги у ней под ключом. Пьяницы-крикуны ее боятся; она их не любит: выгоды от них мало, а шуму много; молчаливые, угрюмые ей скорее по сердцу. Дети Николай Иваныча еще малы; первые все перемерли, но оставшиеся пошли в родителей: весело глядеть на умные личики этих здоровых ребят.

Был невыносимо жаркий июльский день, когда я, медленно передвигая ноги, вместе с моей собакой поднимался вдоль Колотовского оврага в направлении Притынного кабачка. Солнце разгоралось на небе, как бы свирепея; парило и пекло неотступно; воздух был весь пропитан душной пылью. Покрытые лоском грачи и вороны, разинув носы, жалобно глядели на проходящих, словно прося их участья; одни воробьи не горевали и, распуша перышки, еще яростнее прежнего чирикали и дрались по заборам, дружно взлетали с пыльной дороги, серыми тучками носились над зелеными конопляниками. Жажда меня мучила. Воды не было близко: в Колотовке, как и во многих других степных деревнях, мужики, за неименьем ключей и колодцев, пьют какую-то жидкую грязцу из пруда… Но кто же назовет это отвратительное пойло водою? Я хотел спросить у Николая Иваныча стакан пива или квасу.

Признаться сказать, ни в какое время года Колотовка не представляет отрадного зрелища; но особенно грустное чувство возбуждает она, когда июльское сверкающее солнце своими неумолимыми лучами затопляет и бурые полуразметанные крыши домов, и этот глубокий овраг, и выжженный, запыленный выгон, по которому безнадежно скитаются худые, длинноногие курицы, и серый осиновый сруб с дырами вместо окон, остаток прежнего барского дома, кругом заросший крапивой, бурьяном и полынью и покрытый гусиным пухом, черный, словно раскаленный пруд, с каймой из полувысохшей грязи и сбитой набок плотиной, возле которой на мелко истоптанной, пепеловидной земле овцы, едва дыша и чихая от жара, печально теснятся друг к дружке и с унылым терпеньем наклоняют головы как можно ниже, как будто выжидая, когда же пройдет, наконец, этот невыносимый зной. Усталыми шагами приближался я к жилищу Николая Иваныча, возбуждая, как водится, в ребятишках изумление, доходившее до напряженно бессмысленного созерцания, в собаках – негодование, выражавшееся лаем, до того хриплым и злобным, что, казалось, у них отрывалась вся внутренность, и они сами потом кашляли и задыхались, – как вдруг на пороге кабачка показался мужчина высокого роста, без шапки, во фризовой шинели, низко подпоясанной голубым кушачком. На вид он казался дворовым; густые седые волосы в беспорядке вздымались над сухим и сморщенным его лицом. Он звал кого-то, торопливо действуя руками, которые, очевидно, размахивались гораздо далее, чем он сам того желал. Заметно было, что он уже успел выпить.

Суть: о чем рассказ?

Повествование начинается с описания небольшого села Котловка и стоящей на краю села неприметной избушки. В ней располагается кабак, названный «Притынным». Кабак этот почти никогда не пустует благодаря хозяину Николаю Ивановичу – человеку с особым даром привлекать и удерживать гостей, имеющему «много здравого смысла» и определенное влияние среди соседей.

В один из жарких июльских дней рассказчик-охотник направляется в Притынный кабак в поисках отдыха и узнает, что там намечается соревнование лучшего певца в околотке Яшки-турка и заезжего рядчика из Жиздры. Посмотреть на это музыкальное состязание собираются многие жители Котловки. Первым берется спеть рядчик. Наделенный приятным и сладким голосом, он с удовольствием демонстрирует собравшимся ценителям искусства свое мастерство, сопровождая пение изящными переходами и отдельными «завитушками» вроде щелканья языком и игры горлом. Оживленная публика хвалит гостя и уже готова отдать ему победу, но тут выступать выходит другой участник – Яшка-турок. Голос Якова не так мелодичен, он звенит и сначала кажется слушателям слегка надтреснутым, но именно в нем открывается глубокая неподдельная страсть, способная схватить за душу. Во время пения он как будто забывает обо всем вокруг и полностью отдается творческому порыву, растворяется в своих ощущениях. Рассказчик замечает, что от его голоса веет «чем-то родным и необозримо широким», а из самой глубины души поднимаются и прорываются слезы. Вопроса о победителе этого соревнования больше не стоит, что единогласно признается всеми слушателями.

Читать онлайн «Певцы»

Иван Сергеевич Тургенев

Певцы

Небольшое село Колотовка, принадлежавшее некогда помещице, за лихой и бойкий нрав прозванной в околотке Стрыганихой (настоящее имя ее осталось неизвестным), а ныне состоящее за каким-то петербургским немцем, лежит на скате голого холма, сверху донизу рассеченного страшным оврагом, который, зияя как бездна, вьется, разрытый и размытый по самой середине улицы и пуще реки, – через реку можно по крайней мере навести мост – разделяет обе стороны бедной деревушки. Несколько тощих ракит боязливо спускаются по песчаным его бокам; на самом дне, сухом и желтом, как медь, лежат огромные плиты глинистого камня. Невеселый вид, нечего сказать, а между тем всем окрестным жителям хорошо известна дорога в Колотовку: они ездят туда охотно и часто.

Николай Иваныч – некогда стройный, кудрявый и румяный парень, теперь же необычайно толстый, уже поседевший мужчина с заплывшим лицом, хитро-добродушными глазками и жирным лбом, перетянутым морщинами, словно нитками, – уже более двадцати лет проживает в Колотовке. Николай Иваным человек расторопный и сметливый, как большая часть целовальников. Не отличаясь ни особенной любезностью, ни говорливостью, он обладает даром привлекать и удерживать у себя гостей, которым как-то весело сидеть перед его стойкой, под спокойным и приветливым, хотя зорким взглядом флегматического хозяина. У него много здравого смысла; ему хорошо знаком и помещичий быт, и крестьянский, и мещанский; в трудных случаях он мог бы подать неглупый совет, но, как человек осторожный и эгоист, предпочитает оставаться в стороне, и разве только отдаленными, словно без всякого намерения произнесенными намеками наводить своих посетителей – и то любимых им посетителей – на путь истины. Он знает толк во всем, что важно или занимательно для русского человека: в лошадях и в скотине, в лесе, в кирпичах, в посуде, в красном товаре и в кожевенном, в песнях и плясках. Когда у него нет посещения, он обыкновенно сидит, как мешок, на земле перед дверью своей избы, подвернув под себя свои тонкие ножки, и перекидывается ласковыми словцами со всеми прохожими. Много видал он на своем веку, пережил не один десяток мелких дворян, заезжавших к нему за «очищенным», знает всё, что делается на сто верст кругом, и никогда не пробалтывается, не показывает даже виду, что ему и то известно, чего не подозревает самый проницательный становой. Знай себе помалчивает, да посмеивается, да стаканчиками пошевеливает. Его соседи уважают: штатский генерал Щерпетенко, первый по чину владелец в уезде, всякий раз снисходительно ему кланяется, когда проезжает мимо его домика. Николай Иваныч человек со влиянием: он известного конокрада заставил возвратить лошадь, которую тот свел со двора у одного из его знакомых, образумил мужиков соседней деревни, не хотевших принять нового управляющего, и т. д. Впрочем, не должно думать, чтобы он это делал из любви к справедливости, из усердия к ближним – нет! Он просто старается предупредить всё то, что может как-нибудь нарушить его спокойствие. Николай Иваныч женат, и дети у него есть. Жена его, бойкая, востроносая и быстроглазая мещанка, в последнее время тоже несколько отяжелела телом, подобно своему мужу. Он во всем на нее полагается, и деньги у ней под ключом. Пьяницы-крикуны ее боятся; она их не любит: выгоды от них мало, а шуму много; молчаливые, угрюмые ей скорее по сердцу. Дети Николай Иваныча еще малы; первые все перемерли, но оставшиеся пошли в родителей: весело глядеть на умные личики этих здоровых ребят.

Был невыносимо жаркий июльский день, когда я, медленно передвигая ноги, вместе с моей собакой поднимался вдоль Колотовского оврага в направлении Притынного кабачка. Солнце разгоралось на небе, как бы свирепея; парило и пекло неотступно; воздух был весь пропитан душной пылью.

Покрытые лоском грачи и вороны, разинув носы, жалобно глядели на проходящих, словно прося их участья; одни воробьи не горевали и, распуша перышки, еще яростнее прежнего чирикали и дрались по заборам, дружно взлетали с пыльной дороги, серыми тучками носились над зелеными конопляниками. Жажда меня мучила. Воды не было близко: в Колотовке, как и во многих других степных деревнях, мужики, за неименьем ключей и колодцев, пьют какую-то жидкую грязцу из пруда… Но кто же назовет это отвратительное пойло водою? Я хотел спросить у Николая Иваныча стакан пива или квасу.

Признаться сказать, ни в какое время года Колотовка не представляет отрадного зрелища; но особенно грустное чувство возбуждает она, когда июльское сверкающее солнце своими неумолимыми лучами затопляет и бурые полуразметанные крыши домов, и этот глубокий овраг, и выжженный, запыленный выгон, по которому безнадежно скитаются худые, длинноногие курицы, и серый осиновый сруб с дырами вместо окон, остаток прежнего барского дома, кругом заросший крапивой, бурьяном и полынью и покрытый гусиным пухом, черный, словно раскаленный пруд, с каймой из полувысохшей грязи и сбитой набок плотиной, возле которой на мелко истоптанной, пепеловидной земле овцы, едва дыша и чихая от жара, печально теснятся друг к дружке и с унылым терпеньем наклоняют головы как можно ниже, как будто выжидая, когда же пройдет, наконец, этот невыносимый зной. Усталыми шагами приближался я к жилищу Николая Иваныча, возбуждая, как водится, в ребятишках изумление, доходившее до напряженно бессмысленного созерцания, в собаках – негодование, выражавшееся лаем, до того хриплым и злобным, что, казалось, у них отрывалась вся внутренность, и они сами потом кашляли и задыхались, – как вдруг на пороге кабачка показался мужчина высокого роста, без шапки, во фризовой шинели, низко подпоясанной голубым кушачком. На вид он казался дворовым; густые седые волосы в беспорядке вздымались над сухим и сморщенным его лицом. Он звал кого-то, торопливо действуя руками, которые, очевидно, размахивались гораздо далее, чем он сам того желал. Заметно было, что он уже успел выпить.

– Иди, иди же! – залепетал он, с усилием поднимая густые брови, – иди, Моргач, иди! Экой ты, братец, ползешь, право слово. Это нехорошо, братец. Тут ждут тебя, а ты вот ползешь… Иди.

– Ну, иду, иду, – раздался дребезжащий голос, и из-за избы направо показался человек низенький, толстый и хромой. На нем была довольно опрятная суконная чуйка, вдетая на один рукав; высокая остроконечная шапка, прямо надвинутая на брови, придавала его круглому, пухлому лицу выражение лукавое и насмешливое. Его маленькие желтые глазки так и бегали, с тонких губ не сходила сдержанная напряженная улыбка, а нос, острый и длинный, нахально выдвигался вперед, как руль. – Иду, любезный, – продолжал он, ковыляя в направлении питейного заведения, – зачем ты меня зовешь?. . Кто меня ждет?

– Зачем я тебя зову? – сказал с укоризной человек во фризовой шинели. – Экой ты, Моргач, чудной, братец: тебя зовут в кабак, а ты еще спрашиваешь: зачем? А ждут тебя всё люди добрые: Турок-Яшка, да Дикий-Барин, да рядчик с Жиздры. Яшка-то с рядчиком об заклад побились: осьмуху пива поставили – кто кого одолеет, лучше споет, то есть… понимаешь?

– Яшка петь будет? – с живостью проговорил человек, прозванный Моргачом. – И ты не врешь, Обалдуй?

– Я не вру, – с достоинством отвечал Обалдуй, – а ты брешешь. Стало быть, будет петь, коли об заклад побился, божья коровка ты этакая, плут ты этакой, Моргач!

– Ну, пойдем, простота, – возразил Моргач.

– Ну, поцелуй же меня по крайней мере, душа ты моя, – залепетал Обалдуй, широко раскрыв объятия.

– Вишь, Езоп изнеженный – презрительно ответил Моргач, отталкивая его локтем, и оба, нагнувшись, вошли в низенькую дверь.

Слышанный мною разговор сильно возбудил мое любопытство. Уже не раз доходили до меня слухи об Яшке-Турке, как о лучшем певце в околотке, и вдруг мне представился случай услышать его в состязании с другим мастером. Я удвоил шаги и вошел в заведение.

Вероятно, не многие из моих читателей имели случай заглядывать в деревенские кабаки; но наш брат, охотник, куда не заходит. Устройство их чрезвычайно просто …

Иван Сергеевич Тургенев

ПЕВЦЫ

Небольшое сельцо Колотовка, принадлежавшее некогда помещице, за лихой и бойкий нрав прозванной в околотке Стрыганихой (настоящее имя ее осталось неизвестным), а ныне состоящее за каким-то петербургским немцем, лежит на скате голого холма, сверху донизу рассеченного страшным оврагом, который, зияя как бездна, вьется, разрытый и размытый, по самой середине улицы и пуще реки, — через реку можно по крайней мере навести мост, — разделяет обе стороны бедной деревушки. Несколько тощих ракит боязливо спускаются по песчаным его бокам; на самом дне, сухом и желтом, как медь, лежат огромные плиты глинистого камня. Невеселый вид, нечего сказать, — а между тем всем окрестным жителям хорошо известна дорога в Колотовку: они ездят туда охотно в часто.

У самой головы оврага, в нескольких шагах от той точки, где он начинается узкой трещиной, стоит небольшая четвероугольная избушка, стоит одна, отдельно от других. Она крыта соломой, с трубой; одно окно, словно зоркий глаз, обращено к оврагу и в зимние вечера, освещенное изнутри, далеко виднеется в тусклом тумане мороза и не одному проезжему мужичку мерцает путеводной звездою. Над дверью избушки прибита голубая дощечка: эта избушка — кабак, прозванный «Притынным».[1] В этом кабаке вино продается, вероятно, не дешевле положенной цены, но посещается он гораздо прилежнее, чем все окрестные заведения такого же рода. Причиной этому целовальник Николай Иваныч.

Николай Иваныч — некогда стройный, кудрявый и румяный парень, теперь же необычайно толстый, уже поседевший мужчина с заплывшим лицом, хитро-добродушными глазками и жирным лбом, перетянутым морщинами, словно нитками, — уже более двадцати лет проживает в Колотовке. Николай Иваныч человек расторопный и сметливый, как большая часть целовальников. Не отличаясь ни особенной любезностью, ни говорливостью, он обладает даром привлекать и удерживать у себя гостей, которым как-то весело сидеть перед его стойкой, под спокойным и приветливым, хотя зорким взглядом флегматического хозяина. У него много здравого смысла; ему хорошо знаком и помещичий быт, и крестьянский, и мещанский; в трудных случаях он мог бы подать неглупый совет, но, как человек осторожный и эгоист, предпочитает оставаться в стороне и разве только отдаленными, словно без всякого намерения произнесенными намеками наводит своих посетителей — и то любимых им посетителей — на путь истины. Он знает толк во всем, что важно или занимательно для русского человека: в лошадях и в скотине, в лесе, в кирпичах, в посуде, в красном товаре и в кожевенном, в песнях и в плясках. Когда у него нет посещения, он обыкновенно сидит, как мешок, на земле перед дверью своей избы, подвернув под себя свои тонкие ножки, и перекидывается ласковыми словцами со всеми прохожими. Много видал он на своем веку, пережил не один десяток мелких дворян, заезжавших к нему за «очищенным», знает все, что делается на сто верст кругом, и никогда не пробалтывается, не показывает даже виду, что ему и то известно, чего не подозревает самый проницательный становой. Знай себе помалчивает, да посмеивается, да стаканчиками пошевеливает. Его соседи уважают: штатский генерал Щередетенко, первый по чину владелец в уезде, всякий раз снисходительно ему кланяется, когда проезжает мимо его домика. Николай Иваныч человек со влиянием: он известного конокрада заставил возвратить лошадь, которую тот свел со двора у одного из его знакомых, образумил мужиков соседней деревни, не хотевших принять нового управляющего, и т.д. Впрочем, не должно думать, чтобы он это делал из любви к справедливости, из усердия к ближним — нет! Он просто старается предупредить все то, что может как-нибудь нарушить его спокойствие. Николай Иваныч женат, и дети у него есть. Жена его, бойкая, востроносая и быстроглазая мещанка, в последнее время тоже несколько отяжелела телом, подобно своему мужу. Он во всем на нее полагается, и деньги у ней под ключом. Пьяницы-крикуны ее боятся; она их не любит: выгоды от них мало, а шуму много; молчаливые, угрюмые ей скорее по сердцу. Дети Николая Иваныча еще малы; первые все перемерли, но оставшиеся пошли в родителей: весело глядеть на умные личики этих здоровых ребят.

Был невыносимо жаркий июльский день, когда я, медленно передвигая ноги, вместе с моей собакой поднимался вдоль Колотовского оврага в направлении Притынного кабачка. Солнце разгоралось на небе, как бы свирепея; парило и пекло неотступно; воздух был весь пропитан душной пылью. Покрытые лоском грачи и вороны, разинув носы, жалобно глядели на проходящих, словно прося их участья; одни воробьи не горевали и, распуша перышки, еще яростнее прежнего чирикали и дрались по заборам, дружно взлетали с пыльной дороги, серыми тучками носились над зелеными конопляниками. Жажда меня мучила. Воды не было близко в Колотовке, как и во многих других степных деревнях, мужики, за неименьем ключей и колодцев, пьют какую-то жидкую грязцу из пруда… Но кто же назовет это отвратительное пойло водою? Я хотел спросить у Николая Иваныча стакан пива или квасу.

Признаться сказать, ни в какое время года Колотовка не представляет отрадного зрелища; но особенно грустное чувство возбуждает она, когда июльское сверкающее солнце своими неумолимыми лучами затопляет и бурые полуразметанные крыши домов, и этот глубокий овраг, и выжженный, запыленный выгон, по которому безнадежно скитаются худые, длинноногие курицы, и серый осиновый сруб с дырами вместо окон, остаток прежнего барского дома, кругом заросший крапивой, бурьяном и полынью, и покрытый гусиным пухом, черный, словно раскаленный пруд, с каймой из полувысохшей грязи и сбитой набок плотиной, возле которой на мелко истоптанной, пепеловидной земле овцы, едва дыша и чихая от жара, печально теснятся друг к дружке и с унылым терпеньем наклоняют головы как можно ниже, как будто выжидая, когда ж пройдет наконец этот невыносимый зной. Усталыми шагами приближался я к жилищу Николая Иваныча, возбуждая, как водится, в ребятишках изумление, доходившее до напряженно-бессмысленного созерцания, в собаках — негодование, выражавшееся лаем, до того хриплым и злобным, что, казалось, у них отрывалась вся внутренность, и они сами потом кашляли и задыхались, — как вдруг на пороге кабачка показался мужчина высокого роста, без шапки, во фризовой шинели, низко подпоясанной голубым кушачком. На вид он казался дворовым; густые седые волосы в беспорядке вздымались над сухим и сморщенным его лицом. Он звал кого-то, торопливо действуя руками, которые, очевидно, размахивались гораздо далее, чем он сам того желал. Заметно было, что он уже успел выпить.

вернуться 1

Притынным называется всякое место, куда охотно сходятся, всякое приютное место.

Краткое содержание Бежин луг Тургенев для читательского дневника

Автор: Иван Тургенев

Год написания: 1850

Жанр произведения: рассказ из цикла «Записки охотника»

Главные герои: Автор-рассказчик и мальчики: Федя (14 лет), Павлуша (12 лет), Илюша (12 лет), Костя (10 лет) и Ванюша (7 лет).

Сюжет:

Главный герой произведения, он же рассказчик, в один из погожих июльских дней отправляется на охоту. На обратном пути герой понимает, что заблудился и не может найти дорогу домой. Остановившись на ночлег на лугу в компании крестьянских мальчишек, рассказчик, притворившись спящим, наблюдает за детьми, слушает их разговоры. Внезапно один из мальчиков устремляется вслед за залаявшими собаками и, спустя время, возвращается с ними. В конце повествования рассказчик говорит о трагической смерти мальчика в этом же году.

Главная мысль рассказа – духовная красота русского крестьянства. На примере крестьянских детей с их предрассудками и суевериями, с одной стороны, и безрассудной смелостью, с другой, автор через описание внешности детей, через отношение к их рассказам раскрывает перед читателями поэтический мир народных примет и сказок о разной «нечистой силе», гармонично дополняя его картинами живой природы.

Читательский дневник для 5 класса

Читать краткое содержание Бежин луг Тургенева

Главный герой произведения, он же является рассказчиком, отправляется на охоту за тетеревами в Тульской губернии. Погода выдалась чудесной, стоит погожий июльский день, охота прошла удачно, рассказчик настрелял много дичи. Вечером, в прекрасном расположении духа, он со своей усталой собакой возвращается домой, но вскоре понимает, что заблудился. Между тем надвигается ночь. Рассказчик забредает в какой-то незнакомый осинник, а потом оказывается в какой-то распаханной лощине.

Так и не найдя дорогу домой, рассказчик решает идти наудачу по звездам и случайно оказывается на Бежином лугу неподалеку от реки. Рассказчик замечает у подножия холма костер и людей. Навстречу ему с лаем устремляются две собаки. Подойдя ближе, он видит, что у костра сидят деревенские ребятишки. Уставший, он решает заночевать у костра вместе с этими мальчишками, пришедшими с табуном лошадей и двумя собаками в ночное. Рассказчик притворяется спящим и исподволь наблюдает за сидящими у костра детьми, дает описание их внешности, прислушивается к их разговорам.

Мальчиков пятеро: Федя, Костя, Павлуша, Илюша и Ваня. Федя – мальчик четырнадцати лет, самый старший из детей, судя по одежде и манере поведения, является выходцем из богатой семьи. С ребятами поехал, видимо, ради забавы. Павлуша – мальчик примерно двенадцати лет, он сразу понравился рассказчику, несмотря на довольно простую внешность: с черными волосами, нескладным телом, тусклым лицом, но в целом произвел впечатление человека с неким внутренним стержнем.

Илюша было двенадцать лет, горбоносый, с подслеповатым лицом, но знающий много народных примет, поверий, историй о нечистой силе. Костя – мальчик лет десяти и самый младший – Ваня лет семи, который практически всю ночь спит под рогожей и не принимает участия в разговоре.

Первым приступает к рассказу Илюша. Он вспоминает, как ночевал с другими ребятами на бумажной фабрике и они слышали там домового. Детям казалось, будто ночью над их головами кто-то ходил, стучал, кашлял. Потом некто спустился к ним по лестнице, распахнул двери. Они никого так и не увидели, но все равно очень испугались.

Следующую историю рассказывает своим товарищам Костя – о плотнике Гавриле и его встрече с русалкой. Гаврила ходил в лес за орехами, но заблудился и решил дождаться наступления утра в лесу. Проснулся Гаврила от того, что кто-то его звал. Открыв глаза, он увидел сидящую на ветвях русалку, которая звала его к себе. Как только мужчина осенил себя крестным знамением, русалка начала плакать. Она пожелала Гавриле, чтоб он также горевал до конца своих дней, как она сейчас. После этой встречи Гаврила стал всегда ходить невеселым.

Затем Илюша заводит разговор о происшествии на плотине, том гиблом месте, где был похоронен утопленник. Мальчик Илюша рассказывает о случае, когда приказчик отправил местного псаря Ермилу на почту, возвращался тот уже ночью. На могиле утопленника Ермила заметил красивого белого барашка и решил взять его себе. Сев на лошадь и продолжив свой путь, Ермила вдруг заметил, что барашек смотрит на него буквально человеческими глазами. Ермила стал ласково гладить барашка, но тот внезапно оскалил зубы и стал его передразнивать.

Разговор мальчиков внезапно прерывается собачьим лаем. Павлуша, вскочив на коня, исчезает в темноте. Затем возвращается с собаками, сказав, что, вероятно, они почуяли волка, но бояться не стоит. Затем дети продолжают беседу. Илюша рассказывает о встречах жителей Варнавиц с покойным барином. Тот искал разрыв-траву, чтобы избавиться от давления могилы. Костя удивился, что можно видеть покойника в обычный день, а не в родительскую субботу. Но Илюша утверждает, что это возможно. Также Илюша рассказывает о народном поверье: если в родительскую субботу сесть на церковную паперть и смотреть на проходящих мимо, то можно узнать, кто умрет в скором времени. Далее он повествует о некой бабе Ульяне, которая именно в такой день увидела себя со стороны, бредущую мимо церковной паперти. Далее дети говорят о солнечном затмении, потом разговор переходит на леших.

Затем Павлуша идет на реку за водой, а дети в его отсутствие говорят о водяном, вспоминают утопленника Васю, тот случайно утонул, играя на берегу, о его бедной матери. А Павлуша, вернувшись, рассказал друзьям, будто ему послышалось, как кто-то Васиным голосом звал его из-под воды. Илюша со страхом замечает, что это плохая примета.

Поговорив некоторое время, дети засыпают. Наутро рассказчик прощается с детьми. Затем он с прискорбием сообщает о трагической гибели так понравившемся ему Павлуши в этом же году. Мальчик разбился, упав с лошади.

Очень кратко Бежин луг

В 1847 – 1851 г.г. Иван Тургенев написал цикл рассказов «Записки охотника», в состав которого вошел «Бежин луг». Суть рассказа заключается в том, что в центре сюжета ребята, которые пошли в ночное пасти табун лошадей. Чтобы время проходило незаметно и не хотелось спать, мальчишки рассказывают различные «страшные» истории: о домовом, о встрече плотника Гаврилы с русалкой, об Акулине, которую «испортил водяной». В финале рассказа один из ребят – Павел, погибает, упав с лошади. А виной его смерти стал голос утопленника.

Главная мысль рассказа Бежин луг Тургенева

Главная мысль классического произведения «Бежин луг» в том, что Тургенев Иван Сергеевич, показывает способность видеть красоту в привычном. Показывает, что, оказывается, человек способен ценить красоту природы. Обращает внимание читателя на незримую связь между природой и человеком. И, самое важное, подчеркивает мысль, что люди разные по возрасту, уровню развития, воспитанию способны вести продуктивный диалог.

Бежин луг Тургенев краткое содержание

Тургенев, он же рассказчик, в один из июльских дней охотился на тетеревов. Это происходило в Тульской губернии.
Охотник настрелял достаточно дичи и вечером уставший, но довольный возвращался домой. Сумерки спустились быстро и Тургенев немного заплутал. Сначала он долго шел вдоль осинового леса, затем неожиданно очутился в лощине. Понимая, что идет не совсем туда, рассказчик решил ориентироваться по звездам и в конце концов вышел к ровной местности, которую в Тульской губернии называли Бежин луг. Эту равнину огибала речушка, недалеко от которой Иван Сергеевич заметил костер, а вокруг него фигуры людей.

Чтобы немного отдохнуть, рассказчик принял решение подойти к людям. Когда он подошел ближе, то увидел крестьянских ребят, которые были в ночном, то есть пасли табун лошадей.

Иван Сергеевич попросил разрешения переночевать с ними. Ребятишки согласились. Тогда рассказчик прилег у костра и стал внимательно слушать их истории, в то же время любуясь природой.

Нужно сказать, что ребятишек было пятеро: Федя, Павлуша, Илюша, Костя и Ваня.

Иван Сергеевич тщательно описывает внешность каждого мальчишки. У Феди были «красивые и тонкие черты лица». Павлуша был неуклюжим, с рябым лицом. Лицо Ильи «выражало какую-то тупую, болезненную заботливость». У Кости делает акцент на задумчивых и печальных глазах. Ваня был самым маленьким среди ребят и спал, укрывшись рогожкой.
Тургенев сделал вид, что дремлет, а сам слушал неспешный разговор мальчишек.

Первым рассказывал Илья о том, что ему как-то пришлось заночевать на бумажной фабрике. Именно в ту ночь он слышал домового. Он говорит, что там непонятно кто ходил, стучал, а потом распахнул двери в помещение, где спали ребята.

Можно подвести итог его рассказу, процитировав Тургенева: «Потом будто кто-то к двери пошел да вдруг как закашляет, как заперхает».

Следом за Ильей стал рассказывать Костя историю о плотнике по имени Гаврила. Этот Гаврила пошел собирать лесные орехи, но с ним случилась оказия – он заблудился. Тогда Гаврила принял решение заночевать в лесу, и именно в это время стали с ним происходить необъяснимые события. Во-первых, Гавриле стало чудиться, что его кто-то зовет. Он решил посмотреть, кто же это и увидел русалку, сидящую на дереве. Тогда, как православный человек Гаврила наложил крестное знамение, а русалка в ответ рассмеялась, потом расплакалась и сказала: «Не креститься бы тебе, говорит, человече, жить бы тебе со мной на веселии до конца дней; а плачу я, убиваюсь оттого, что ты крестился; да не я одна убиваться буду: убивайся же и ты до конца дней». На том она исчезла, а Гаврила перестал даже улыбаться с той поры.
Ночь тем временем спускалась все ниже, и с реки послышался звук, похожий на стон и вой одновременно. Тогда Илья помянул Бога.

Наконец ребята успокоились и продолжили беседу.

Снова стал рассказывать Илья о плотине на реке, которую прорвало недавно, но важной темой его рассказа стал утопленник, похороненный недалеко от нее.

Главный герой его рассказа – Ермил, которого отправили на почту, но он по какой-то причине припозднился и, переходя плотину, увидел на могиле утопленника белого барашка. Ермила взял барашка с собой. Пока он его вез, то заметил, что животное смотрит преданно в глаза. Решил он его погладить, ласковые слова говорить, а баран-то зубы оскалил да по человечьи его слова повторил…

Неожиданно забеспокоились собаки, и мальчишки предположили, что к табуну подкрался волк. Павел тогда принял решение бежать, посмотреть, что там происходит. В конце концов выяснилось, что табуну ничто не угрожает.
Беседа мальчиков мерно потекла дальше.

Илья вспомнил, что в местечке Варнавицы, часто стали видеть давно умершего барина по той причине, что могила «сильно на него давила». Костя высказал свое удивление, что покойника видят не только в родительский день. Тогда ему пояснили, что в Радоницу можно узнать, кто скоро преставится. Для этого сесть надо на паперть и смотреть на прохожих. Например, бабушка Ульяна таким образом увидела саму себя.

Мальчишки ненадолго замолчали. В это время над ними пролетел голубок белый.

В это время со стороны речки раздался пронзительный крик цапли. Вот тогда-то пришло время вспомнить о лешем. О том, что леший не может кричать, что он нем как рыба, а только «в ладоши хлопает да трещит».

Павел пошел к речке набрать водицы. В этот момент ребятишки обсуждали тот факт, что в таком случае водяной может человека схватить да в свое царство подводное утащить. К слову помянули Акулину-дурочку, которую «водяной испортил». Привели в пример мальчонку по имени Вася, который утонул по неосторожности. Павел к этому времени вернулся к костру и поведал мальчикам, что когда он черпал воду, его кто-то голосом Васятки звал.

Близилось утро, и разговор мальчиков постепенно прекратился.

Иван Тургенев проснулся рано, собрался, кивнул Павлу на прощание и пошел вдоль речки к дому.

Повествование рассказчик завершает таким замечанием: «Я, к сожалению, должен прибавить, что в том же году Павла не стало. Он не утонул: он убился, упав с лошади. Жаль, славный был парень!»

5 класс

Оцените произведение: Голосов: 284

Читать краткое содержание Бежин луг. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Тургенев. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Бежин луг

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Приглашение на казнь Набоков

    Главный герой романа Цинциннату Ц., который всегда ощущал собственное отличие от других людей. Он является «непроницаемым» и «непрозрачным», тогда как остальные люди в этом мире похожи один

  • Краткое содержание Казаков Оленьи рога

    После долгой болезни героиня попадает в дом отдыха. Понятно, что она измучена, несмотря на свои шестнадцать. Например, она сидит и грустно смотрит, как прыгают по деревьям белки. Кто бы смог смотреть на такое забавное зрелище без улыбки?

  • Краткое содержание Сотник На тебя вся надежда

    Главный персонаж этого рассказа – мальчик Алексей. Его родители решили пойти в поход на байдарках. Сына с собой не взяли, так как они сами поехали туда впервые. Чтобы за Алексеем было кому присматривать

  • Краткое содержание Шукшин Одни

    Антип Калачиков и его жена Марфа прожили вместе 40 лет, родили 18 детей, из которых выжили и выросли 12. Антип всю жизнь работал шорником, изготавливал уздечки, сбруи, хомуты, седелки. Работал Антип прямо на дому, сидя справа от печки

  • Краткое содержание Доктор Живаго Пастернака

    У малолетнего Юры Живаго умерла мама. Отец, некогда состоятельный человек, уже давно ушел от них, спустив все своё состояние. Сначала он воспитывался у дяди, бывшего священника, а потом стал жить в семье Громеко.

ПЛАН-КОНСПЕКТ. Пересказ рассказа «Воробей» по И. С. Тургеневу.

Иван Сергеевич Тургенев известен как величайший писатель, из-под пера которого вышло много замечательных рассказов и очерков, романов и стихотворений в прозе. Не одно поколение познакомилось с его творчеством, и не только в нашей стране.
Величайший мастера слова, Тургенев легко и умело цепляет разные струны души, стараясь пробудить самые лучшие качества и стремления каждого. Тургеневские произведения настолько глубоки и хороши, что помогают человеку раскрыть в себе любовь, доброту, сострадание. Именно поэтому произведения автора остаются актуальны, и продолжают пользоваться большим успехом и популярностью.

История создания стихотворения в прозе

Иван Сергеевич обратился к стихотворениям в прозе только в последние годы своей жизни. Это философия мыслей и чувств, это подведение итогов о проделанной работе в течение жизни, это работа над ошибками, это обращение к потомкам.

Как только у автора был подходящий момент, то он тут же записывал такие необычные стихотворения. Причем он писал на чём угодно, на любом листке, как только приходило вдохновение. Большая часть прозаических стихотворений была написана на небольших клочках бумаги, которые он потом аккуратно и бережно складывал свой темный портфель. Так собирались материалы.

Дата написания прозаического тургеневского стихотворения «Воробей» — 1878 год, а первый слушатель — Михаил Матвеевич Стасюлевич, редактор журнала «Вестник Европы» и друг автора. Прослушав интересную зарисовку, Михаил Матвеевич был удивлен глубиной сюжета такого небольшого стихотворения, его выразительностью и глубоким смыслом. Тогда друг предложил уже известному автору напечатать свои творения. Но писатель был против, так как считал, что многие его прозаические стихотворения все-таки носят личный и даже интимный характер.

Позже Стасюлевич смог убедить Ивана Сергеевича привести в порядок свои записи и передать их для издания, в печать. Поэтому очень скоро, в 1882 году, в предновогоднем выпуске одного из популярных и востребованных в то время журнале «Вестнике Европы», было опубликовано стихотворение «Воробей» вместе с другими очерками. Всего Тургенев отобрал для печати 51 произведение.

Остальная часть, которая раскрывала некоторые моменты из жизни самого автора, была опубликована чуть позже. Датой их опубликования называют примерно 1930-1931 годы. Так читательскому миру стало известно еще тридцать одно тургеневское прозаическое стихотворене. Эти стихотворные миниатюры были встречены с большим оживлением и так полюбились читателю, что их перевели на другие языки.

ВОРОБЕЙ Я возвращался с охоты и шел по аллее сада. Собака бежала впереди меня.

Вдруг она уменьшила свои шаги и начала красться, как бы зачуяв перед собою дичь.

Я глянул вдоль аллеи и увидел молодого воробья с желтизной около клюва и пухом на голове. Он упал из гнезда (ветер сильно качал березы аллеи) и сидел неподвижно, беспомощно растопырив едва прораставшие крылышки.

Моя собака медленно приближалась к нему, как вдруг, сорвавшись с близкого дерева, старый черногрудый воробей камнем упал перед самой ее мордой — и весь взъерошенный, искаженный, с отчаянным и жалким писком прыгнул раза два в направлении зубастой раскрытой пасти.

Он ринулся спасать, он заслонил собою свое детище… но всё его маленькое тело трепетало от ужаса, голосок одичал и охрип, он замирал, он жертвовал собою!

Каким громадным чудовищем должна была ему казаться собака! И все-таки он не мог усидеть на своей высокой, безопасной ветке… Сила, сильнее его воли, сбросила его оттуда.

Мой Трезор остановился, попятился… Видно, и он признал эту силу.

Я поспешил отозвать смущенного пса — и удалился, благоговея.

Да; не смейтесь. Я благоговел перед той маленькой героической птицей, перед любовным ее порывом.

Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь.

Актуальность стихотворения

Было создано еще в 1878 году. Более века прошло с момента его первой публикации. Однако до сих пор это произведение издается отдельной книгой для юных читателей. «Воробей» и в наши дни задают проводить школьникам. Оно заставляет задуматься не только детей, но и взрослых. Произведение заканчивается афористично: Тургенев отмечает, что жизнь держится и движется только любовью. Эти слова правдивы и актуальны во все времена.

Завершая анализ стихотворения «Воробей» Тургенева, отметим, что Иван Сергеевич — великий мастер слова. Он умеет зацепить струны человеческой души, способен пробудить в людях лучшие стремления. После прочтения этого произведения появляется желание дарить настоящую любовь и творить добро. А анализ стихотворения в прозе Тургенева «Воробей» позволяет выявить основные его особенности, которые могут быть упущены при беглом знакомстве с текстом.

Серия миниатюр «Стихотворения в прозе» – итог жизни писателя, философское ее осмысление, отражение сокровенных мыслей и чувств.

Большинство произведений цикла полны грусти, одиночества и размышлений о скоротечности жизни, характерных для пожилого человека. Но миниатюра «Воробей»

написана в оптимистичных тонах. В ней звучит настоящий гимн жизни и любви, перед которыми бессильно любое зло.

В нескольких словах Тургенев обрисовывает настоящую жизненную драму. Главные ее герои – животные. Однако читатель ясно понимает, что речь идет о самоотверженной любви вообще, и не только родительской.

Композиция

произведения традиционна: неспешная завязка, стремительное развитие действия и развязка. Охотничий пес Трезор вовсе не является воплощением зла. Он больше олицетворяет судьбу, рок. Собака, подчиняясь инстинктам, хватает дичь. Ее не волнует, что это всего лишь желторотый птенчик. Для маленького воробья пес является
«громадным чудовищем»
. Птица трепещет от ужаса, но не может
«усидеть на высокой, безопасной ветке»
и бросается спасать
«свое детище»
.

Самоотверженность взрослого воробья заставляет собаку пятиться. Трезор ошеломлен героизмом маленькой птицы. Он уважает силу, которая заставила воробья жертвовать собой ради птенца и, пусть с «жалким писком»

, наступать на обидчика своего детеныша.

Сбивчивость, взволнованность в изложении, а также прерывистые фразы создают дополнительный накал чувств, придают динамизм действию. Ярко и эмоционально описывает Тургенев состояние птицы при помощи целой серии прилагательных (взъерошенный, искаженный, отчаянный, жалкий, маленький

) и глаголов (
ринулся, заслонил, замирал, жертвовал
).

С момента первой публикации этой трогательной и поучительной истории о храбром воробье прошло 120 лет. Но произведение до сих пор издается отдельной книжкой для маленьких читателей и заставляет задуматься взрослых. Тургенев закончил стихотворение афористично: «только любовью держится и движется жизнь»

. Эти слова актуальны и правдивы во все времена.

  • «Отцы и дети», краткое содержание по главам романа Тургенева
  • «Отцы и дети», анализ романа Ивана Сергеевича Тургенева
  • «Первая любовь», краткое содержание по главам повести Тургенева
  • «Бежин луг», анализ рассказа Ивана Сергеевича Тургенева
  • Тургенев Иван Сергеевич, краткая биография

скачать
Аудио рассказ о силе любви известного русского писателя XIX века Ивана Сергеевича Тургенева «Воробей», читает Надежда Прокма. «Я возвращался с охоты… Собака бежала впереди… Я… увидал молодого воробья с желтизной около клюва и пухом на голове. Он упал из гнезда (ветер сильно качал берёзы аллеи) и сидел неподвижно, беспомощно растопырив едва прораставшие крылышки. Моя собака медленно приближалась к нему, как вдруг, сорвавшись с близкого дерева, старый черногрудый воробей камнем упал перед самой её мордой… Он заслонил собою своё детище… но всё его маленькое тело трепетало от ужаса, голосок одичал и охрип, он замирал, он жертвовал собою!.. Он не мог усидеть на своей высокой, безопасной ветке… Сила, сильнее его воли, сбросила его оттуда. Мой Трезор остановился, попятился… Я поспешил отозвать смущённого пса и удалился благоговея… Я благоговел перед той маленькой, героической птицей, перед любовным её порывом. Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь.» Предлагаем читать брифли (краткое содержание), слушать онлайн или скачать бесплатно и без регистрации аудио рассказ И. С. Тургенева «Воробей».

Иван Сергеевич Тургенев известен как величайший писатель, из-под пера которого вышло много замечательных рассказов и очерков, романов и стихотворений в прозе. Не одно поколение познакомилось с его творчеством, и не только в нашей стране.

Величайший мастера слова, Тургенев легко и умело цепляет разные струны души, стараясь пробудить самые лучшие качества и стремления каждого. Тургеневские произведения настолько глубоки и хороши, что помогают человеку раскрыть в себе любовь, доброту, сострадание. Именно поэтому произведения автора остаются актуальны, и продолжают пользоваться большим успехом и популярностью.

Содержание стихотворения «Воробей»

Тургеневский сюжет довольно прост и обычен. Главный герой возвращается домой с охоты. Он идет по небольшой и аккуратной аллее, где его собака обнаруживает маленького, просто крохотного птенчика, который лежит прямо на дорожке. Становится понятно, что эта птичка выпала из своего гнезда, а так как птенчик очень несмышленый, то, соответственно, он сам никак не может вернуться в свое гнездо.

Герой начинает осматривать этого птенца, который едва оперился. Но для собаки, которой руководят инстинкты, этот птенчик дичь. И охотничьи повадки требуют от неё соответственной реакции. И вот тут автор становится свидетелем настоящего геройского поступка. На собаку отважно и мужественно, рискуя своей жизнью, бросается взрослый воробей, который до этого сидел на ветке и просто наблюдал.

Взрослая птица защищает своего малыша от нападающего охотничьего пса. Он пищит отчаянно, жалобно, не собираясь сдаваться. Конечно же, его размеры совершенно малы по сравнению с псом, но его желание спасти собственное дитя было настолько сильным, что воробей в этой неравной схватке побеждает. А собака, почувствовав силу и волю маленькой птицы, начинает смущенно и виновато отступать. Видимо, пес все-таки почувствовал от воробья и его огромнейшее желание жить самому, и спасти свое детеныша, поэтому-то и победила не физическая сила, и моральная.

Финал тургеневского стихотворения не печален и не трагичен, как этого можно было ожидать. Герой произведения отзывает собаку и уходит вместе с нею в хорошем настроении. Он убежден, что любовь может победить все на свете и преодолеть любые преграды и препятствия.

Проблематика и смысл

Признание силы любви — основа проблематики произведения. Пёс отступает, потому что он оторопел. Животное не ожидало, что птица с такой самоотверженностью закроет собой детёныша. Собака почувствовала силу любви, признала свою слабость. Автор пишет, что Трезор выглядел «смущённым». Он сначала «остановился», а потом «попятился».

Автор тоже признаёт торжество родительской любви, поэтому отзывает собаку и удаляется, «благоговея». Главная идея заключается в том, что перед силой родительской любви нужно ощущать смирение, а не проявлять агрессию. Не все люди понимают, что звери способны на высокие чувства, и мудрый автор хочет передать своё знание как можно большему количеству читателей.

Сложности нравственного выбора — ещё одна проблема, поднятая автором. Воробью, в отличие от пса, не приходится раздумывать: он слетает с дерева, когда видит, что детёнышу угрожает опасность. Собака же останавливается в замешательстве. С одной стороны, перед ней маленький комочек, с которым можно справиться без труда, с другой — пёс чувствует, что не просто так эта взъерошенная птичка появилась на его пути. Чувство, обуревающее пса, ближе не к страху, а к замешательству.

В мире людей подобные ситуации заканчиваются по-разному. Родители не всегда защищают детей, рискуя собой. Автор обращает внимание читателей на то, что доброте и самоотверженности нужно учиться у природы. Её любовь бескомпромиссна и безгранична.

Смысл миниатюры «Воробей» в том, что любовь сильнее всего на свете. Она способна взять верх над страхом смерти, особенно если речь идёт о защите детёныша. Писатель выбрал в качестве главного героя маленькую птичку, хотя это могла быть и лиса, и косуля. Этот выбор неслучаен: Тургенев понимал, что читателю проще понять идею, когда она облечена в подходящую форму. Сила духа не зависит от размера тела, и даже крошечное божье создание может обладать огромным сердцем.

В конце автор обращается к читателям с просьбой не смеяться над благоговением, которое он испытал по отношению к воробью и его поступку.

Он предвидел, что отдельным читателям его чувства могут показаться нелепыми. Но с возрастом каждый понимает, что писатель был прав, рисуя картинку высоких отношений в мире животных. Любовь к близким и всему живому — самая большая ценность на земле.

Характеристика персонажей стихотворения в прозе «Воробей»

В тургеневском прозаическом стихотворении особую роль играют герои, поступки и чувства которых дополняют сюжет. По сюжету их всего четыре персонажа:

➥ Собака. ➥ Человек. ➥ Взрослый воробей. ➥ Маленький и беззащитный птенец.

Каждый персонаж появляется в тургеневском сюжете неслучайно, так как он несет для понимания содержания свою ценность. Человек – это охотник, у которого вроде бы и не может быть жалости к птицам и животным, которых он убивает практически каждый день. Но все-таки когда он видит бой воробья с огромным псом, то он умиляется этой сцене. Он совсем не расстраивается из-за того, что его пес в этой борьбе не вышел победителем, наоборот, он восхищен тем, что сила любви смогла победить.

В образе собаки автор показал не просто инстинкты животного мира. Это настоящий судьбоносный рок, представляющий из себя огромную угрозу. Так как собака у человека охотничья, то она сразу же услышала запах дичи и готова была ее схватить. Животное не может интересовать то, что существо перед ней маленькое и беззащитное. Автор подсказывает читателю, что птенчик видит собаку, как чудовище огромных размеров.

Воспринимая собаку глазами птенца, читатель на миг понимает, что этот рок нельзя победить, но оказывается, что любовь все-таки может всё. И это прекрасно видно в сцене, когда собака начинает удаляться от птенца. Причем сильно стесняясь своего поражения.

Беспомощный птенчик воробья – это олицетворение существа, который нуждается в защите и который не может сам постоять за себя. Поэтому, пока идет схватка взрослого воробья с собакой, он сидит неподвижно и испуганно. А вот его защитник – взрослый воробей несет в себе необычную силу любви, которая может победить все на свете. Несмотря на то что угроза в виде собаки сильна и огромна, он настолько сильно любит своего малыша, что готов умереть сам, сражаясь за него.

Особенности миниатюр в прозе Тургенева

Иван Сергеевич всегда был лириком в душе, как показывает анализ прозы Тургенева. «Воробей» — далеко не единственное доказательство этого. Все созданные автором миниатюры в прозе, одной из которых является интересующее нас стихотворение, необычайно лиричны. Кроме того, в этих произведениях его представлен выше) отражена глубокая жизненная философия автора. Они учат нас быть добрее.

Любовь является одной из основных тем миниатюр. Однако она не интимная, чувственная, а представляет собой всепобеждающую силу, является способностью принести себя в жертву ради счастья и жизни близкого человека. Как показывает — произведение, в котором представлен очень трогательный пример любви в этом понимании.

Анализ стихотворения

Завязка произведения начинается в тот момент, когда собака почувствовала дичь и остановилась посреди аллеи, недалеко от птенца. Когда она начинает подкрадываться, то автор подводит читателя к тому, что вскоре что-то должно произойти. Кульминацией всего произведения становится сцена драки взрослого воробья и огромнейшего пса.

Развязка наступает в тот момент, когда смущённую и еще до конца не понимающую собаку охотник отзывает, чтобы вместе с нею удалиться, признав победу взрослого воробья.

Маленькая сцена, которую описал автор — это лиричное и эмоциональное произведение. В эту миниатюру вложена идея жизни и истинной любви. Ведь жизнь любого существа может прерваться каждую минуту. А любовь — это чувство, которое выше страха смерти.

в произведении

Взволнованность, сбивчивость в изложении, прерывистые фразы — все это придает динамизм происходящему, создает накал чувств. Эмоционально и ярко описывает Тургенев состояние птицы. Для этого он использует целую серию прилагательных (отчаянный, искаженный, взъерошенный, маленький, жалкий), а также глаголов (заслонил, ринулся, жертвовал, замирал). Маленькая сценка, столь эмоционально и лирично описанная автором, показывает большую силу любви, которая понятна каждому и движет всем живым. Она сильнее, чем страх смерти.

Сюжет стихотворения

Сюжет произведения достаточно прост. Вкратце изложим его, проводя анализ. «Воробей» Тургенева начинается следующим образом. Возвращаясь с охоты, главный герой идет по аллее. Вот он видит птенчика, выпавшего из гнезда.

Птенец этот еще совсем слабо оперившийся. Собака главного героя чует дичь. Она хочет наброситься на птенца. Кажется, что трагический финал нам готовит Тургенев («Воробей»). Анализ произведения не был бы столь интересным, если бы это было так. Автор использует неожиданный сюжетный ход — вдруг взрослый воробей срывается с ветки. Он самоотверженно принимается защищать свое дитя.

В этом произведении автор очень трогательно и точно описывает состояние птицы, готовой принести себя в жертву ради спасения близкого существа. Взъерошенный воробей решается атаковать большого пса, пища жалко и отчаянно. К удивлению главного героя, его собака смущенно отступает.

Краткое содержание книги

Краткое содержание книги

Аркадий Кирсанов только что окончил Петербургский университет и возвращается с другом, Базаровым, в скромное имение своего отца в окраине России. Отец с радостью принимает двух молодых людей в своем имении Марино, но брат Николая, Павел, вскоре расстраивается странной новой философией под названием «нигилизм», которую проповедуют молодые люди.

Николай чувствует себя неловко с сыном дома, частично потому, что взгляды Аркадия датируются его собственными убеждениями, а частично потому, что он взял в свой дом прислугу, Фенечку, и у нее уже есть сын.

Двое молодых людей остаются в Марино ненадолго, затем решают навестить родственника Аркадия в соседней провинции. Там они наблюдают за местной знати и знакомятся с Одинцовой, элегантной женщиной с независимым достатком, которая приглашает их провести несколько дней в ее имении Никольское.

В Никольском они также знакомятся с Катей, сестрой Одинцовой, которая привлекает Аркадия. Они остаются ненадолго, и Базаров все больше тянется к Одинцовой, пока наконец не объявит, что любит ее. Она не отвечает на его заявление, и вскоре после этого Аркадий и Базаров уезжают к Базарову домой.

В доме Базарова их с энтузиазмом принимают его родители. Базарова до сих пор беспокоит его отказ, и с ним трудно ужиться.Он чуть не подрался со своим другом Аркадием. После недолгого пребывания они решают вернуться в Марино и кружат, чтобы увидеть Одинцову, которая принимает их хладнокровно. Они почти сразу уезжают и возвращаются в дом Аркадия.

Аркадий остается всего на несколько дней и, извиняясь, уезжает, чтобы увидеть Катю. Базаров остается в Марьино, чтобы провести научные исследования, и напряженность между ним и Павлом нарастает. Базаров любит разговаривать с Фенечкой и играть с ее ребенком, и однажды он быстро и безобидно целует ее, что и заметил Павел.Старик считает своим долгом защищать честь брата и вызывает Базарова в должное]. Павел легко ранен, и Базаров должен покинуть Марьино. Он останавливается на час или около того у мадам Одинцовой, а затем направляется к дому своих родителей. Между тем Аркадий и Катя полюбили друг друга и обручились.

Дома Базаров не может сосредоточиться на работе и при вскрытии не принимает надлежащих мер предосторожности. Он заболевает тифом и на смертном одре посылает за Одинцовой, которая приходит вовремя, чтобы услышать, как Базаров рассказывает ей, какая она красивая.

Аркадий женится на Кате и берет на себя управление имением отца. Его отец женится на Фенечке и счастлив, что сын с ним дома. Павел уезжает из страны и проживает остаток своей жизни как «дворянин» в Дрездене, Германия.

Резюме: Как говорить, чтобы дети слушали и слушали, чтобы дети говорили

Посмотрим правде в глаза, вы не сможете прочитать все книги для родителей - ваши дети уже станут взрослыми к тому времени, когда вы внесете хотя бы небольшую вмятину в огромную кучу экспертных советов по воспитанию детей, предлагаемых в наши дни.А когда дело касается родительских советов, например, научиться лучше говорить, чтобы дети слушали, качество всегда важнее, чем количество.

Классическая книга для родителей «Как говорить, чтобы дети слушали и слушали, чтобы дети говорили» существует уже более 30 лет и назван The Boston Globe (и миллионом других изданий) «библией для родителей» . Единственное, что датировано этим советом, - это отзывы родителей, которые утверждают, что, прежде чем понять идеи авторов Адель Фабер и Элейн Мазлиш относительно общения с детьми, они бы просто «ударили» их.Мы обобщили для вас эти идеи - менее чем в 1000 слов, - чтобы вы могли вернуться к настоящему воспитанию детей. Вот самые важные выводы из из How to Talk.

1. Примите и признайте чувства вашего ребенка

То, как дети чувствуют, влияет на их поведение
Эмоции управляют поведением, даже если такое поведение сбивает вас с толку, потому что вы не понимаете, почему морковь указывает «неправильный» путь детская тарелка - причина полного краха (просто пример).Выявление эмоций, стоящих за рассматриваемым поведением, - это первый шаг к решению любых проблем, которые создает поведение.

Отрицание детских чувств может усугубить проблемы
Вы хотите, чтобы ваши дети доверяли своим эмоциям, поэтому не давайте им повода сомневаться в себе. Почему морковь сводит их с ума, гораздо важнее, чем то, насколько это смешно, что они вообще волнуются. Наказание - это нисходящая система, которая деморализует, когда на самом деле вы хотите просветить и наставить.

Что вы можете с этим сделать

  • Представьте, что вы жалуетесь другу на что-то на работе, и он отвечает: а) обвиняет вас; б) ставить под сомнение вашу реакцию; c) предоставление незапрошенных советов; г) предложение фальшивой жалости; д) заниматься психоанализом - вы, вероятно, будете раздражены. Так что да. Не делай этого со своим ребенком.
  • Покажите им, что вы настроены на то, что они чувствуют, с помощью непредвзятых словесных сигналов: «Я вижу, что шнурки доставляют вам трудности».
  • Назовите их чувства: «Этот упрямый шнурок расстраивает, не так ли?
  • Посмотрите на ситуацию, в которой они находятся, с их точки зрения, а не с вашей, и они не увидят вас как часть проблемы, над которой они действуют.

2. Вместо того, чтобы наказывать, поощрять сотрудничество

Плохое поведение - проблема, а не недостаток характера
Если ваша реакция на плохое поведение вашего ребенка заставляет его плохо относиться к себе, значит, вы отвлеклись от ситуации которые можно улучшить и наложить на что-то гораздо более сложное - или вы хотели глубоко погрузиться в их психику, пока они пытаются оторвать хвост от собаки?

Наказания создают больше проблем, чем решают
Искусственные последствия, такие как тайм-ауты и заземление, могут изменить поведение в краткосрочной перспективе, но они мало чему учат ребенка, потому что вы не получаете поддержки от ребенка .Это нисходящая система, которая деморализует вас, когда вы действительно хотите просвещать и наставлять.

Что вы можете сделать с этим

  • Сообщите информацию о проблеме, а не обвинения. Вместо того, чтобы говорить: «Вы портите пол», попробуйте «Вода на полу может просочиться и разрушить потолок внизу».
  • Используйте описания, а не декларации. Вместо того, чтобы говорить: «Лучше не выливайте эту воду на пол», попробуйте «Я вижу много воды на полу.”
  • Сделайте это о себе. Поскольку вы уже говорите со своим ребенком об его эмоциях (правда, правда?), Поговорите о своих собственных, пока вы занимаетесь этим. Убедитесь, что они понимают, что их поведение вызывает у вас чувства и как оно влияет на вас.
  • Найдите решения с их помощью. Запишите все предложения, даже самые нелепые. Затем устраните те, которые определенно не сработают («Нет, мы не можем заставить вашу сестру жить в подвале»), пока не придете к компромиссу.

3.Поощряйте самостоятельность и уверенность в себе

Не балуйтесь
Зависимость в конечном итоге вызывает чувство беспомощности, негодования и разочарования, но вам не нужно говорить об этом, потому что вы знаете некоторых из этих людей, будучи взрослыми.

Вы определенно можете слишком много хвалить
Детям нужно одобрение, чтобы развить здоровую самооценку, но не переусердствуйте, иначе они могут почувствовать, будто мир должен им все, что они хотят. Есть диапазон, который начинается со слова «уверенно» и заканчивается словом «заслуженный» - стремитесь к первому.

Что вы можете сделать с этим

  • Предоставьте вашим детям возможность выбора. Вы не должны давать им полную свободу действий; просто некоторые из одобренных вами вариантов, например, когда они выбирают себе одежду или начинают список дел.
  • Уважайте детские трудности и поощряйте их попробовать. Выполнение этого за них лишает их свободы воли в мире, что разочаровывает даже больше, чем, скажем, упрямый шнурок, который не остается привязанным.
  • Сложные вопросы - это возможность что-то изучить, поэтому не отбрасывайте их упрощенными ответами.Спросите их, почему они спросили и что они думают.
  • Не лгите им, когда вы чего-то не знаете; посоветуйте им спросить друзей или родственников, у кого есть лучший ответ.
  • Хвалите щедро, но с умом. Будьте конкретны и описательны при раскладывании; вместо «Ты великий художник!» попробуйте «Мне нравится, как зигзаги следуют за волнистыми линиями - как вы об этом думаете?»
  • Цени их труд и усилия, а не их качества. Это показывает детям доказательства их собственных талантов и позволяет им делать собственные выводы о том, что они могут сделать с этими талантами.В противном случае вы ограничиваете их, рассказывая им, кто они такие.

Есть в книге что-то большее, чем это? Конечно! Но разве вам не кажется, что вы его уже прочитали? А теперь сделайте себе одолжение и почитайте что-нибудь веселое для разнообразия.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Как воспитывать детей, чтобы их слушали

Заставить детей слушать - непростая задача.Как часто вы кричите на глухих детей? Как детский терапевт, я заглянул в сознание этих глухих родителей. Родители спрашивают меня: «Как мне быть родителем, чтобы мои дети слушали?»

Я слушаю, только когда слышу крик моей мамы.

Если я этого не сделаю - это сделает моя мама.

Моя мама всегда угрожает забрать вещи, но никогда не делает.

Если я достаточно попрошу своего отца - он вернет мне это.

Если я брошу достаточно большой фит, мой отец разозлится и сдастся.

Говорят, я могу заработать обратно, поэтому меня не волнует, заберут ли они.

Если мой папа скажет «нет», моя мама скажет «да».

Мы учим наших детей НЕ слушать нас. Разве это не страшно? Наше поведение формирует реакции и привычки наших детей, а мы даже не подозреваем об этом! Когда мы устанавливаем образец отказа от выполнения или изменения нашего нет на да из-за истощения - наши дети замечают нашу реакцию и сохраняют ее для следующего раза.

Хорошая новость заключается в том, что как только мы узнаем об этой модели, ее легко изменить.

Итак, как вы воспитываете детей, чтобы их слушали?

Во-первых, нужно понять, что дети не следуют нашим указаниям автоматически. Родители часто думают, что дети будут слепо следовать указаниям или автоматически контролировать свои эмоции. Обычно это не так. Их нужно научить ответственности, независимости и саморегулированию.Дети постоянно узнают, где находятся границы и какое поведение приемлемо. Дети испытывают ограничения и проявляют свою независимость - и это нормально.

Детей нужно учить до конца. Их нужно научить ответственности. Они должны видеть, что между их выбором и последующими последствиями существует причинно-следственная связь. Когда это будет полностью осознано, дети будут слушать. Все это требует времени и терпения.

Так как же это сделать?

Прежде всего - постарайтесь избавить родительские чувства от эмоций.Вы не добьетесь большого успеха, если рассердитесь или начнете принимать поведение ребенка на свой счет.

Когда гневные эмоции переплетаются с вашим воспитанием - вы плохой учитель и менее эффективный родитель. Я знаю, что такое воспитание сложно осуществить. Если вы можете справиться с неэмоциональным, безреактивным воспитанием половину времени - у вас все получается лучше, чем у многих из нас!

Как только вы избавитесь от эмоций вашего воспитания. Разработайте подход, который вы готовы использовать постоянно, когда ребенок вас не слушает.

Последовательность - ключ к успеху. Существует миллион книг и блогов о родительских подходах. Ключ в том, чтобы найти подход к воспитанию, который находит отклик у вас, и просто будьте последовательны! Я не верю, что каждый подход подходит для каждой семьи или даже для каждого ребенка. Найдите то, что работает для вас и для вашего ребенка.

Подход, которому я обучаю родителей чаще всего, - это подход Three Strikes You Are Out . Это очень эффективно для большинства детей, и это легко сделать.Концепция трех ударов - дать детям возможность исправить свое поведение и учиться на своих ошибках.

Это очень простой подход:

Когда ваши дети не слушают - предупредите их.

«Убери свои игрушки».
(ребенок не убирает игрушки)

«Я знаю, что убирать игрушки - это не весело, но это ваш беспорядок, поэтому вам нужно убрать его. Если вы не начнете убирать игрушки, вы получите удар.”

Если ваши дети не слушают вашего предупреждения - нанесите им удар.

(ребенок не убирает игрушки)

«Ударьте один».

Поощряйте своих детей делать лучший выбор и изменяйте свое поведение.

«Я знаю, что ты не хочешь забастовки 2, потому что это было бы так грустно - так что начни убирать свои игрушки. Собери все свои машины и положи их в корзину.”

Я прошу родителей ограничить свои предупреждения одним предупреждением, прежде чем начинать забастовку, чтобы они оставались последовательными и предсказуемыми для ребенка.

Итак, что произойдет, если ребенок получит три страйка?

Это зависит от вас и вашей родительской философии. Все, что работает для вас и вашей семьи.

Мой любимый подход - дать детям возможность каждый день зарабатывать естественные привилегии, НЕ вычеркивая их.Это может быть разным для каждой семьи. В моем доме это включает в себя некоторые из дополнительных услуг, которые мы делаем ночью (просмотр телевизора, цветная пена для ванны, дополнительное время, чтобы расслабиться в своей комнате перед сном).

Если ребенок выбывает из школы, он может не получить время на просмотр телевизора, он принимает обычную ванну и не может получить дополнительное время для отдыха в своей комнате.

Другими привилегиями могут быть такие вещи, как получение специальной поездки в парк или дополнительной поездки в зоопарк. У вас может быть привилегия до конца дня ваших детей, если они не вычеркнутся.Эти привилегии будут меняться по мере изменения интересов детей и по мере их взросления.

Дети часто будут проверять любой новый поведенческий подход, который вы начинаете. Я всегда говорю родителям придерживаться любого нового подхода в течение как минимум трех недель, прежде чем сочтет его неэффективным. Дети испытают новые пределы и новые границы. Если у вас есть история несовместимости с последствиями - им потребуется время, чтобы понять, что вы имеете в виду то, что говорите - Каждый. Одинокий. Время.

Некоторые дети могут бастовать в начале дня.В некоторой степени - у вас есть некоторый контроль над этим - поскольку вы тот, кто наносит удары. Если вы знаете, что ваши дети устали и капризны, возможно, вы не начнете забастовки так быстро, как в другие дни.

Вы можете вместо этого перенаправить их со словами «Вы устали и капризны. Почему бы тебе не провести время в своей комнате, чтобы немного расслабиться? Если вы и дальше будете вести себя так, вы будете получать забастовки, а я знаю, что вы этого не хотите ».

У всех есть выходные дни - и у вашего ребенка может быть день, когда он рано уходит.В этих случаях я предлагаю родителям провести «вторую серию» ударов с последствиями, связанными с нанесением второго удара.

Воспитание может быть проблемой! Дети не всегда будут слушать - потому что они дети. С точки зрения развития дети должны проверять границы и раздвигать границы. Наша работа как родителей - научить их понимать, что неправильный выбор чреват последствиями. Надеюсь, этот подход станет еще одним инструментом в вашем рукаве в этом безумии, которое мы называем «воспитанием детей
», и вы почувствуете, что у вас есть какие-то инструменты для родителей, чтобы ваши дети слушали.

У вас есть несколько советов, как заставить ваших детей слушать? Оставьте комментарий и поделитесь своими советами! Вы знаете кого-нибудь, кто борется с воспитанием детей, и кто будет слушать? Поделитесь с ними этой статьей.

***



Посетите профиль Anxious Toddlers на Pinterest.

Отличные книги / статьи о воспитании детей, чтобы ваши дети слушали:

1 Введение | Вопросы воспитания: поддержка родителей детей в возрасте 0-8 лет

Дурлак, Дж.A., DuPre, E.P. (2008). Вопросы реализации: обзор исследований влияния реализации на результаты программы и факторов, влияющих на реализацию. Американский журнал общественной психологии, 41 (3-4), 327-350.

Дворкин Дж., Коннелл Дж. И Доти Дж. (2013). Обзор литературы о поведении родителей в Интернете. Киберпсихология: журнал психологических исследований киберпространства, 7 , 2.

Эллис, Р.Р., и Симмонс, Т. (2014). Coresident бабушки и дедушки и их внуки: 2012 г. .Вашингтон, округ Колумбия: Бюро переписи населения США.

Энгельгардт, К.Р., Бартолоу, Б.Д., Керр, Г.Т., и Бушман, Б.Дж. (2011). Это ваш мозг в жестоких видеоиграх: нейронная десенсибилизация к насилию предсказывает усиление агрессии после жестокого воздействия видеоигр. Журнал экспериментальной социальной психологии, 47 (5), 1033-1036.

Фабес, Р.А., Мартин, К.Л., Ханиш, Л.Д., и Апдеграфф, К.А. (2000). Критерии оценки значимости исследований в области развития в XXI веке: сила и противодействие. Развитие ребенка, 71 (1), 212-221.

Файл, Т., и Райан, К. (2014). Использование компьютеров и Интернета в США: 2013 г. . Отчеты об исследовании американского сообщества, ACS-28. Доступно: https://www.census.gov/history/pdf/2013computeruse.pdf [октябрь 2016 г.].

Фостер, Э.М. (2010). Причинно-следственный вывод и психология развития. Психология развития, 46 (6), 1454-1480.

Франкс, Р.П., Шредер, Дж. (2013). Наука внедрения: что мы знаем и куда мы идем дальше? В Т.Галле, А. Метц и И. Мартинес-Бек (редакторы), «Применение науки о внедрении в программах и системах для детей младшего возраста» (стр. 5-20). Балтимор, Мэриленд: Пол Х. Брукс.

Фремстад, С., Ботич, М. (2015). Ценить все наши семьи: прогрессивные стратегии, укрепляющие семейные обязательства и сокращающие семейные неравенства . Вашингтон, округ Колумбия: Центр американского прогресса.

Фуллер, Б., и Гарсия Колл, К. (2010). Обучение у латиноамериканцев: контексты, семьи и развитие ребенка в движении. Психология развития, 46 (3), 559-565.

Функ, Дж. Б. (2005). Видеоигры. Клиники подростковой медицины, 16 (2), 395-411.

Будущее детей. (2008). Воспитание в мире, насыщенном медиа . Доступно: http://www.futureofchildren.org/futureofchildren/publications/highlights/18_01_highlights_05.pdf [октябрь 2016 г.].

Галиндо, К., Фуллер, Б. (2010). Социальная компетентность латиноамериканских детсадовцев и рост математического понимания. Психология развития, 46 (3), 579-592.

Гейтс, Г.Дж. (2014). LGB-семьи и отношения: анализ национального опроса по вопросам здоровья 2013 г. . Доступно: http://williamsinstitute.law.ucla.edu/wp-content/uploads/lgbfamilies-nhis-sep-2014.pdf [май 2016 г.].

Гриеко, Э.М., Тревельян, Э., Ларсен, Л., Акоста, Ю.Д., Гамбино, К., де ла Крус, П., Грин, Т., и Уолтерс, Н. (2012). Размер, место рождения и географическое распределение иностранного населения в Соединенных Штатах: с 1960 по 2010 год .Вашингтон, округ Колумбия: Бюро переписи населения США.

Ха, Ю., Магнусон, К., Ибарра, М. (2012). Модели получения субсидии по уходу за ребенком и стабильность ухода за ребенком. Обзор служб для детей и молодежи, 34 (9), 1834-1844.

Halle, T., Metz, A., and Martinez-Beck, I. (Eds.). (2013). Применение науки о реализации в программах и системах для детей младшего возраста . Балтимор, Мэриленд: Пол Х. Брукс.

Харрис, К.М., и Мармер, Дж. К. (1996). Бедность, участие отца и благополучие подростков. Journal of Family Issues, 17 (5), 614-640.

Харрисон, Дж. У., и Лист, Дж. А. (2004). Полевые эксперименты. Журнал экономической литературы, 42 (4), 1009-1055.

Краткое изложение того, как говорить, чтобы дети слушали и слушали, чтобы дети могли говорить

«Как говорить, чтобы дети слушали и слушали, чтобы дети могли говорить» - это книга по воспитанию и общению, написанная Адель Фабер и Элейн Мазлиш. Хотя эта книга специально предназначена для родителей, чтобы улучшить отношения со своими детьми, подавляющее большинство содержащихся в ней советов применимы ко всем взаимодействиям, и я написал это резюме специально, чтобы абстрагироваться от отношений между родителями и детьми.Я считаю, что только первая глава лучше помогает людям усвоить принципы ненасильственного общения, чем вся книга Розенберга. HTTSKWL в настоящее время является моей самой рекомендуемой книгой по коммуникациям, и, поскольку она интересна родителям и детям, ее очень легко читать.

Обратите внимание, что в отличие от большинства книг, эта содержит очень высокое соотношение упражнений, подсказок и анекдотов по сравнению с советом . Авторы рекомендуют читать книгу медленно и выполнять все упражнения.Это резюме будет содержать только их подробные инструкции - Я настоятельно рекомендую купить копию книги и заполнить ее . Множество конкретных примеров разговоров дадут гораздо лучшее понимание принципов, которые я здесь излагаю, чем я могу передать в кратком изложении.

Общая перспектива

Воспитание отношения и сострадания намного важнее, чем какой-либо конкретный прием, совет, формулировка и т. Д.

Мы всегда должны сообщать о том, что другой человек способный и привлекательный, находить способ чувствовать себя хорошо и помогать другим делать то же самое, жить без обвинений и упреков, быть чуткими к чувствам друг друга, уважать их. потребности самих себя и других, чтобы помочь людям стать более заботливыми и ответственными и разорвать петлю обратной связи о вредных взаимодействиях между нами.

Сочувствие не дается нам естественным образом (и может даже казаться нелогичным), поэтому мы должны этому научиться и практиковать. Оказывается, любви, непосредственности и добрых намерений не всегда достаточно для достижения хороших результатов - нам нужны настоящие навыки. Ролевая игра и выполнение упражнений могут быть невероятно полезными практиками, особенно перед трудными жизненными ситуациями.

Иногда люди говорят нам, что сочувствие не работает. Обычно при дальнейшем исследовании становится ясно, что они попали в режим отказа, которого много, в том числе некоторые очень тонкие.Но если вы правильно сочувствуете, и это, кажется, не работает, вероятно, оно все еще работает. Людям нужно время, чтобы обновиться, особенно когда шаблон очень укоренился. Может потребоваться много попыток и много успешных повторений, прежде чем улучшение станет очевидным. Не прибегайте к своему старому поведению, потому что оно не сработало с первого раза, в нем содержится множество навыков, которые можно использовать в сочетании и с возрастающей интенсивностью. Некоторые дни лучше, чем другие, драматические результаты в одночасье редки, не расстраивайтесь!

Может быть, по-прежнему нелегко посочувствовать, даже если мы знаем, что это работает! Легко принимать чьи-то эмоции, вплоть до тех пор, пока они не скажут что-то, что нас заводит.Это тоже нормально - у вас всегда будет еще одна возможность выразить сострадание. Вы можете по-прежнему действовать так же, как и раньше, но вы начали замечать, что делаете это. Это прогресс, первый шаг к настоящим переменам.

Помните, что эта книга не о том, чтобы дать вам методы манипулирования чужим поведением - она ​​о налаживании сотрудничества и уважения в обоих направлениях. Это требует, чтобы вы были открытыми и гибкими, чтобы по-настоящему слышать и понимать другого человека и принимать это во внимание при взаимодействии с ним.

Работа с чувствами - это больше искусство, чем наука, и через некоторое время у вас разовьется понимание того, что может быть полезным в каждом отдельном случае. Жизнь - это не чистый маленький сценарий, который мы можем запомнить и выполнить по команде, но, по крайней мере, мы можем разработать четкие руководящие принципы, к которым мы всегда можем вернуться.

Первая глава этой книги учит распознавать чувства. Это не пролог к ​​остальной части книги, это главное событие, фундамент, на котором все строится.Один только этот кусочек способен испарить проблемы и изменить всю природу отношений в будущем, и это то, что вы всегда можете сделать в одностороннем порядке.

Глава 1: Помощь детям справиться со своими чувствами

По сути, мы хотим, чтобы кто-то выслушал нас и признал наш опыт, это позволяет нам открыться и говорить о проблеме, что, в свою очередь, помогает нам лучше справляться со своими чувствами и сосредотачиваться на решениях.

В помощь чувствами:

  • Слушайте с полным вниманием
  • Подтвердите их словом
  • Дайте своим чувствам имя
  • Исполняйте их желания в фантазиях

Уделите им все свое внимание, не делайте вид, что слушаете - уберите все, что отвлекает, и сосредоточьтесь. Даже простое подтверждение, которое вы слушаете, помогает людям открыться, достаточно кивать или говорить «хорошо».

Называя чувства другого человека, вы демонстрируете, что моделируете его внутренний опыт.Вы должны быть конкретными, общее «Я знаю, что вы чувствуете» не передает эту информацию. Также нормально угадывать, даже если вы ошибаетесь, они все равно поймут, что вы искренне пытаетесь понять. Люди также могут чувствовать несколько вещей одновременно. Если эмоция особенно сильна, им может потребоваться выразить ее другими способами, например физически, через деятельность и т. д.

Обратите внимание, что вы можете сопереживать более чем одному человеку одновременно, например, во время посредничества в конфликте.Вам нужно будет сопереживать каждому из них по очереди, перебирать между ними, деэскалировать, а затем он может обратиться к решению проблемы или разрешиться между ними.

Не подкрепляйте свое сочувствие «но» - оно отрицает все, что было раньше.

Когда они воплощают в жизнь свои желания в фантазиях, сделайте все возможное. Часто бывает полезно записывать вещи в список.

Бесполезные способы, которыми люди пытаются помочь:

  • Отрицание чувств
  • Философия
  • Совет
  • Опрос
  • Защищая другую сторону
  • Жалость
  • Психоанализ

Когда вы начинаете спорить с чьими-то чувствами, вы фактически говорите им не доверять собственному восприятию.Не поощряйте людей отталкивать чувства. Не пытайтесь объяснять ситуацию логически - они смогут лучше понять ситуацию, если почувствуют, что их понимают. Не поддавайтесь искушению попытаться решить проблему немедленно - даже если это сработает, вы лишаете их возможности бороться с проблемой и решать ее самостоятельно. Не задавайте им вопросов «почему», это похоже на допрос и заставляет их защищаться.

Обратите внимание, что вы можете принять чьи-то чувства, даже если вам нужно ограничить их действия (например,грамм. удержание кого-либо от совершения насилия). Вам также не нужно соглашаться с их позицией, чтобы признать их опыт. Люди охотнее соглашаются с ограничениями, если чувствуют, что их понимают.

Помните, что сочувствие - это не сочувствие: вам не нужно брать на себя их эмоции, чтобы показать им, что вы моделируете их состояние.

Предупреждения

  • Люди возражают, когда вы повторяете вещи точно
  • Иногда хочется присутствия и комфорта, без слов
  • Реакция на сильную эмоцию должна быть достаточно сильной, а не более сильной
  • Когда они называют себя именами, не используйте обратное слово (например,грамм. тупой, уродливый, толстый и т. д.)

Глава 2: Налаживание сотрудничества

Противоречивые потребности - один из основных источников конфликта.

Для поощрения сотрудничества:

  • Опишите свои наблюдения
  • Предоставьте информацию
  • Делайте напоминания короткими
  • Расскажите о своих чувствах
  • Написать записку

Человек может не считать текущую ситуацию / поведение проблематичным, начните с описания ситуации в терминах наблюдения, избегая любых обвинений или заявлений о себе.Благодаря этому вашу позицию будет намного легче услышать. Остерегайтесь пассивно-агрессивного описания ситуации.

Предоставьте им релевантную информацию о том, почему ситуация является проблемной, могут быть факторы, которые они не приняли во внимание, и часто приходят к правильному решению для себя. Позволить им использовать эту информацию и принять решение - это акт уверенности. Старайтесь не сообщать им информацию, которую они, возможно, уже знают.

Если вам нужно сделать кому-то напоминание, сделайте его кратким и конкретным.Длинное объяснение может выглядеть как лекция или вызвать у человека потерю интереса.

Говоря о своих чувствах, будьте предельно честны. Большинство людей не такие уж хрупкие, и вежливость лучше приберечь для мелочей, а не тогда, когда вы уже расстроены или что-то срочно нужно. Если вы скрываете то, что чувствуете, позже это может накапливаться и проявляться еще хуже. Многие люди с облегчением слышат, что они могут делиться своими настоящими чувствами, если они предоставляют информацию и признают свои чувства при этом.

Вы можете оставлять людям заметки в качестве напоминаний или передавать им заметки напрямую. Это открывает еще один путь общения.

Обратите внимание, что юмор и игривость чрезвычайно сильны. Авторы отмечают, что первоначально они сдержались, подчеркнув это в первом наброске, потому что, по общему признанию, трудно быть игривым, когда вы уже расстроены сами, но это достаточно важно, чтобы подчеркнуть. Свяжитесь с детской стороной себя.

Попытки принуждения к сотрудничеству включают:

  • Обвинение / обвинение
  • Обзвон
  • Угрозы
  • Команды
  • Лекция / морализатор
  • Предупреждения
  • Мученичество
  • Сравнения
  • Сарказм
  • Пророчество

Слова могут задерживаться в умах людей и становиться ядовитыми, они будут помнить их и использовать против самих себя позже.

Вопросы, которые нужно задать, если вы не дозвонились:

  • Имеет ли смысл запрос с точки зрения их возможностей?
  • Считают ли они запрос необоснованным?
  • Можем ли мы дать им выбор, когда и как что-то делать?
  • Можно ли изменить среду, чтобы облегчить сотрудничество?
  • Вы тратите большую часть времени на то, чтобы просить их что-нибудь сделать, достаточно ли времени, чтобы просто быть вместе?

Вы можете попросить их повторить вам ответ, чтобы убедиться, что вас услышали.

Если вы раньше были очень критичны, вам, возможно, придется проявить много одобрения и упустить из виду некоторые поступки. Будет переходный период, включая враждебность и подозрительность с их стороны. Большинство людей в конце концов откликаются.

Глава 3: Альтернативы наказанию

Лучшая альтернатива наказанию - это в первую очередь предотвращение проблемы. Это то, что вы можете явно оптимизировать заранее - придумывайте идеи до того, как это станет повторяющейся проблемой.

В конечном итоге наказание не работает - когда вы были наказаны в своей жизни и какой эффект это имело? Это может привести к чувству ненависти, мести, неповиновения, вины, недостойности, жалости к себе и разрушить ваши отношения с ними. Это также может помешать им внутренне противостоять собственному проступку - наказание можно рассматривать как «отмену» первоначального поведения и, таким образом, эффективное разрешение его, если они готовы терпеть. Они становятся сосредоточенными на самосохранении, а не на решении проблем.В свою очередь, физическое наказание также может способствовать агрессивному поведению.

Это требует изменения отношения - и, возможно, уверенности в том, что это сработает. Перестаньте воспринимать другого человека как проблему, нуждающуюся в исправлении, или что он пытается каким-то образом воспользоваться нами, или что у нас всегда есть правильный ответ. Никто из нас не враги, жертвы, хулиганы, конкуренты. Сосредоточьте свою энергию на поиске решений, которые работают для обеих сторон, и уважайте каждого человека как личность, дайте ему инструменты и вовлекайте в решение проблем.Мы помогаем другим сформировать более продуктивный образ мышления, помогаем им осмыслить свою ошибку, подумать о том, как ее исправить, и добиться большего успеха в следующий раз.

Альтернатив наказания:

  • Укажите способ помочь вместо этого
  • Выразить неодобрение (без нападок на их характер)
  • Выскажите свои ожидания / ценности
  • Покажи им, как исправить
  • Предложить выбор
  • Принять меры (удалить, удержать и т. Д.)
  • Позвольте ребенку ощутить на себе последствия своего плохого поведения

Предоставляя людям возможность исправить ситуацию, это эффективно дает им ритуальный способ восстановить добрые чувства к себе и своему положению в отношениях.(Обратите внимание, что извинения недостаточно - это не оправдание, чтобы повторить поведение снова, раскаяние должно сопровождать изменение поведения.)

Иногда, если вы предоставляете другому человеку выбор, это может казаться вынужденным выбором или завуалированной угрозой. Вместо этого дайте им возможность сделать свой собственный выбор (или иногда предлагайте неограниченный выбор с самого начала). Возможно, вам придется признать их негативные реакции и чувства, прежде чем они будут восприимчивы к любому выбору.

Наказание - это умышленное причинение или лишение свободы другой стороной, тогда как последствия - это естественные результаты поведения, по сути, сама реальность обеспечивает обратную связь.

Этапы решения проблемы:

  • Расскажите о своих чувствах и потребностях
  • Расскажите о своих чувствах и потребностях
  • Совместно проведите мозговой штурм, чтобы найти взаимоприемлемое решение
  • Запишите все идеи, не оценивая их
  • Решите, какие предложения вам нравятся, какие не нравятся и какие вы планируете выполнить на

Вы не можете торопить процесс разговора о чувствах, пока стороны не почувствуют, что их поняли, это не может быть эффективным.Постарайтесь, чтобы ваше собственное выражение чувств было как можно короче и яснее.

Пусть другой человек предложит несколько первых идей. Не пытайтесь оценивать какие-либо идеи, пока все не будет записано - даже маловероятные идеи могут привести к другим творческим решениям. Оценивая идеи, не используйте пренебрежительные высказывания, вместо этого расскажите о своей реакции на них. Не включайте последствия неудач в процесс решения проблем.

Обеспечьте выполнение, составив конкретный план.Сосредоточьтесь на будущем, а не на прошлых проступках обеих сторон. Возможно, вам придется повторить что-то более одного раза.

Если другие проходят через этот процесс, не приходите и не внедряйте решение, позвольте им поработать над этим самостоятельно.

Обратите внимание, что проблемы можно решить на любом этапе процесса, возможно, вам не придется выполнять весь процесс каждый раз.

Также обратите внимание, что немедленное решение не всегда очевидно. Уход от проблемы и возвращение к ней иногда может спровоцировать решение.По крайней мере, вы оба будете работать в месте, более чувствительном к потребностям друг друга.

Жизнь - это постоянная корректировка, никакие решения не будут постоянными. Помогите другой стороне увидеть себя частью процесса выработки решений.

Если проблема не устранена, она, вероятно, сложнее, чем кажется. Дайте другому человеку возможность сомневаться и постарайтесь лучше понять, каким потребностям служит его поведение.

Глава 4: Поощрение автономии

Находясь в зависимом положении, люди могут испытывать некоторую благодарность, но часто чувствуют себя беспомощными, никчемными, обиженными, разочарованными и / или злыми.Позвольте людям делать что-то самостоятельно, бороться со своими проблемами и учиться на собственных ошибках. Все навыки, объясненные на сегодняшний день, помогают другим увидеть себя отдельными, ответственными и компетентными людьми. Возможности поощрения автономии появляются каждый день - каждый маленький выбор дает им возможность контролировать свою жизнь.

Для поощрения автономии:

  • Позвольте другим делать выбор
  • Проявите уважение к их борьбе
  • Не задавайте лишних вопросов
  • Не торопитесь отвечать на вопросы
  • Поощрять людей использовать внешние источники
  • Не отбирайте надежду, защищая их от разочарований

Всегда сложно сделать что-то новое.Говорить людям, что что-то легко, настраивает их на плохое самочувствие из-за неудач. Если вы даете им совет, как решить проблему, постарайтесь подстраховаться, если он не сработает (например, «иногда помогает, если…»)

Слушание с любопытством поможет людям открыться естественно, без вопросов. Стремление задавать вопросы и решать проблемы других является сильным и обычно непродуктивным. Вы всегда можете сказать кому-то, что вы открыты для разговора или заметили, что он выглядит расстроенным, и позволить ему выбрать, открываться или нет.

Мы склонны рефлексивно отвечать на вопросы. Вместо этого воспринимайте себя как звуковую доску для исследования мыслей, вы всегда можете ответить на вопрос непосредственно позже. Поиск ответа - ценный процесс сам по себе, не лишайте их умственного опыта.

Мы все погружены в большой мир, есть ценные ресурсы, которые ждут, чтобы их использовали, покажите им, что доступно для их использования.

Защита людей от разочарований также защитит их от стремлений, мечтаний и надежд.Удовольствие в жизни по большей части связано с ожиданием. Даже простого разговора о мечтах может быть достаточно, чтобы почувствовать удовлетворение.

Обратите внимание, что может быть трудно поощрять независимость от самих себя. Когда мы заняты и нетерпеливы, может быть удобно делать что-то для других, потому что это быстрее. Зависимость также может вызвать сильное чувство связанности, и потребность в ней приносит удовлетворение. Для сдерживания этого может потребоваться сдержанность и дисциплина.

Дополнительные способы поощрения автономии:

  • Уважайте их физические границы
  • Не будьте в курсе подробностей
  • Не говори о них от третьего лица при них
  • Пусть ответят на свои вопросы
  • Проявить уважение к их возможной готовности
  • Остерегайтесь слишком часто говорить «нет»

Альтернативы «нет»:

  • Предоставьте информацию
  • Примите свои чувства
  • Опишите проблему
  • Замените да на нет (например,грамм. да, позже)
  • Дайте себе время подумать

Вместо извещения:

  • Помогите разобраться в запутанных мыслях / чувствах
  • Переформулируйте проблему в виде вопроса (и не отвечайте сразу)
  • Укажите внешние ресурсы

Даже если они не дадут свой собственный ответ, они с большей вероятностью вынесут наши идеи на рассмотрение после того, как почувствуют себя услышанными. Предложения предложениям со словами «как бы вы себя чувствовали, если бы…» / «вы бы рассмотрели…», чтобы признать, что ваше решение может быть им иначе воспринято.

Это не значит, что вы буквально никогда не можете делать что-то для других людей - прислушивайтесь к своему ощущению, в чем они нуждаются.

Глава 5: Похвала

Наше чувство собственного достоинства оказывает глубокое влияние на все аспекты нашей жизни. По умолчанию мир быстро критикует и медленно хвалит. Каждый из нас в отдельности несет ответственность за то, чтобы обратить вспять эту модель, чтобы утвердить фундаментальное чувство правоты в других. То, что мы говорим другим, будет усвоено и сохранено, эти слова могут стать важными пробными камнями на всю жизнь.Когда люди чувствуют, что их ценят, они будут чувствовать себя хорошо, ставить перед собой более высокие цели и более эффективно справляться с трудностями.

Сложно дать правильную похвалу - возникает соблазн упасть на простые оценки, состоящие из одного слова, например, назвать людей «умными» или «хорошими». Это может вызвать сомнения или отрицание и сфокусировать их на негативе, спровоцировать беспокойство, это может показаться угрожающим или комфортным или может показаться манипулятивным. Остерегайтесь похвалы и в сравнении.

Полезная похвала включает описание того, что они сделали и что вам в этом нравится.Эта оценка открывает им возможность хвалить и ценить себя, а также признавать свои собственные силы и достоинства. Такой стиль похвалы, безусловно, требует больше усилий, чем односложные оценки, он включает в себя серьезное наблюдение за результатом, замечание о своих собственных чувствах по этому поводу и заявление об этом вслух. Даже если вы случайно сделаете оценочные утверждения, вы всегда можете уточнить их, как описано выше, чтобы поймать себя.

Предупреждений:

  • Убедитесь, что уровень похвалы соответствует их способностям (не хвалите ничего тривиального)
  • Избегайте намеков на прошлые слабости или неудачи
  • Чрезмерный энтузиазм может ощущаться как давление, мешать внутренней мотивации
  • Будьте готовы к многократному повторению хваленого действия

Если человек все еще боится рисковать неудачей:

  • Не преуменьшайте их страдания, поймите чувства
  • Принимайте их ошибки и рассматривайте их как часть учебного процесса
  • Примите наши собственные ошибки, чтобы смоделировать для них этот процесс.

Глава 6: Освобождение детей от игровых ролей + Глава 7: Собираем все вместе

Самоисполняющиеся пророчества очень реальны и опасны, и часто это может начаться невинно (например, попытка объяснить чье-то поведение другим). Следует избегать навешивания ярлыков на людей любой ценой - и это также можно передать невербально, с помощью взгляда или тона голоса. Особенно, когда вы проводите много времени с одним человеком, это может значительно усилить эти модели.

Освободить людей от игровых ролей:

  • Ищите возможности показать им себя в новом свете
  • Поместите их в ситуации, в которых они могут видеть себя по-другому
  • Пусть подслушают, что вы скажете о них что-нибудь хорошее
  • Смоделируйте поведение, которое вы хотели бы видеть
  • Напомните им об их хороших моментах, которые противоречат их впечатлению о себе
  • Когда они ведут себя в соответствии со старым ярлыком, изложите свои чувства и / или ожидания.

Освободить кого-то от разыгрывания ролей сложно, это включает в себя полное изменение отношения и всех предыдущих навыков.При настойчивом поведении требуется акт воли, чтобы не закреплять шаблон, мы должны сознательно планировать наперед и практиковаться.

Нам также нужно избегать ролей - мы люди с огромной способностью к росту и изменениям. Будьте добры к себе, как мы относимся к другим.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать....

  • От Каролина Девушка на 10-12-19
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *