Освобождение москвы от поляков в 1612 г кратко: Освобождение Москвы от поляков — кратко

Содержание

Освобождение Москвы от поляков — кратко

Смутное время для России характеризуется появлением самозванцем и иностранной интервенцией. Активно занять русский престол хотели правители Швеции и Польши. Польскому королевичу Владиславу удалось на время сесть на правление в Кремль. Для освобождения от польской интервенции среди народных масс собрались два освободительных ополчения.

Первое ополчение


Инициатором сбора Первого ополчения стал дворянин из рязани Прокопий Ляпунов, атаман Иван Заруцкий и князь Дмитрий Трубецкой. Страна находилась в разрухе и анархии. Боярская власть теряла свою власть. В каждом конце государства правил свой царь: Лжедмитрий II, Марина Мнишек, королевич Владислав. Все это стало причиной решительных действий. Глава церкви Гермоген отправил по всей стране письма с призывом объединения против захватчиков.

К зиме 1611 года в различных городах сформировались народные ополчения (Нижний Новгород, Рязань и т.д.). Состав был абсолютно разношерстный: крестьяне, дворяне, служилые люди, казаки. К марту 1611 года войско ополченцев подошло к Москве. В осаде оказалось семитысячное войско поляков. Ополченцам удалось захватить часть города, но к лету среди войска возникли разногласия. Противоречия остро наметились между дворянством и казачеством, каждый видел свой путь дальнейшего развития страны. В итоге 22 июля 1611 года в ходе заговора был убит лидер Первого ополчения Прокопий Ляпунов. Ополчение распалось, поляки остались в стенах Кремля.

Второе ополчение


Руководителями Второго ополчения стали нижегородский купец Козьма Минин и Дмитрий Пожарский. Перед решительными действиями на площади перед Кремлем в Нижнем Новгороде выступил Козьма Минин. Он призывал помочь народному ополчению средствами и живой силой.

Нижегородские купцы и простые люди выступили с инициативой создания повторного ополчения против польских оккупантов. Сбор добровольцев и пожертвований был организован на главной площади Нижнего Новгорода. В течение года все желающие могли вступить в ряды ополченицев или принести свою лепту для снаряжения. К марту 1612 года ополчение насчитывало около 10 тысяч человек.

Весной 1612 года ополчение двинулось из Нижнего Новгорода в Москву через Ярославль. В последнем была сделана остановка и создан управляющий орган “Совет Всея Земли” во главе которого встали руководители народного ополчения.

Одновременно с ними к Москве двинулась помощь полякам — 120 тысячное войско во главе с гетманом Ходкевичем. Навстречу им выдвинулось войско во главе с Пожарским. 22 августа состоялось сражение около Москвы-реки народное ополчение одержало победу. Ходкевич с войском пустились в бегство.

В это время за стенами Кремля находился королевич Владислав со своей свитой. Поляки были взяты в осаду. Из-за недостатка сил и продовольствия начался страшный голод, известны случаи каннибализма. Пожарский предлагал сдаться, первые предложения были отвергнуты. Но через несколько недель поляки согласились. 27 октября 1612 года ополченцы торжественно вошли в ворота Кремля. В честь данного события был отслужен Великий молебен в честь спасителей России.

Впоследствии, в честь руководителей ополчения был воздвигнут памятник. Благодаря патриотическим воззваниям Минина и Пожарского удалось собрать народное ополчение и выгнать поляков из Москвы.

Итоги


Второе ополчение сыграло ключевую роль в изгнании поляков из России и воцарении династии Романовых. Минин и Пожарский почитаются как герои России. А день освобождения Москвы отмечается ежегодно как День Народного Единства.

Освобождение Москвы от поляков. 1612 год, кратко освобождение Москвы Мининым и Пожарским от польско-литовских интервентов

Освобождение Москвы от поляков

Русское государство в начале XVII века переживало чрезвычайно сложный период своей истории, получивший название «Смутное время». Между землевладельцами, боярами-вотчинниками и помещиками-дворянами обострилась борьба за власть, политические права, за землю и крестьян. Неурожаи, голод, поразивший страну в 1601-1603 годах, вызвали массовое разорение крестьян и усиление их крепостной зависимости. Участились крестьянские выступления.

Слабость центральной царской власти и экономические неурядицы привели к усилению борьбы за нее и появлению самозванных претендентов на царский престол.

Лжедмитрий 1 и 2



В 1604 году польская шляхта, воспользовавшись внутренними осложнениями в Русском государстве, стремясь расчленить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность, сделала ставку на авантюриста Лжедмитрия 1. Это положило начало периоду длительной и напряженной борьбы России с внешними врагами. Лжедмитрий 1 с польско-литовским шляхетским отрядом в 3000 человек и несколькими сотнями запорожских казаков в октябре 1604 года вступил в пределы Русского государства. С помощью воевод-предателей он без боя занял несколько русских городов, но в январе 1605 года под деревней Добрыничи, около Севска, самозванец потерпел поражение от царского войска.

Однако распри среди боярства, предательство помогли Лжедмитрию 20 июня вступить в Москву и занять русский престол. Торжество самозванца длилось недолго. 17 мая 1606 года в Москве вспыхнуло восстание против насилия иноземцев, и самозванец был убит, царем же провозглашен боярин Василий Шуйский.

Правящие круги Речи Посполитой не оставили своих захватнических замыслов. Осенью 1607 года на территории России появился новый польский ставленник Лжедмитрий II. Основное ядро его армии составляли польско-литовские войска, которые насчитывали около 20 тыс. человек. Их поддерживали отдельные отряды донских и запорожских казаков. Яркой страницей в историю борьбы русского народа того периода против захватчиков вписана 16-месячная оборона Троице-Сергиевского монастыря. Несмотря на все усилия, противник так и не смог взять монастырь. Дальнейшее продвижение его к Москве было затруднено развернувшейся партизанской войной.

Видя неудачу своего второго ставленника и не желая упустить благоприятный момент, вызванный разорением и политическим ослаблением страны, польские паны решили нанести окончательный удар по русскому государству. Поляки, служившие у Лжедмитрия II, были отозваны, так как польский король не нуждался больше в услугах самозванца. Самозванец бежал в Калугу и был там убит. Осенью 1609 года началась открытая польско-литовская интервенция. Армия в составе 12,5 тыс. человек под предводительством польского короля Сигизмунда III перешла русскую границу и осадила Смоленск. Осада города длилась почти два года, сковала большие силы интервентов и создала благоприятные условия для разрастания национально-освободительной борьбы русского народа.

Не сумев взять Смоленск, Сигизмунд двинулся на Москву. По пути его войска во главе с гетманом Жолкевским встретились у села Клушино с царским войском под предводительством брата царя князя Д. Шуйского и разбили его. В результате начавшихся в столице волнений 17 июня царь Шуйский был свергнут с престола. Власть перешла к образовавшемуся Временному боярскому правительству, которое состояло из семи представителей крупной знати, — так называемой «Семибоярщины». Боярское правительство заключило договор с Жолкевским, признав московским царем польского королевича Владислава IV. В конце сентября 1610 года бояре изменнически впустили в столицу польские войска.

Восстание под предводительством Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина

Но россияне не покорились захватчикам. 19 марта 1611 года в Москве вспыхнуло стихийное восстание горожан против интервентов, сопровождавшееся ожесточенными уличными столкновениями. Посадские люди устраивали баррикады и отражали нападения польско-шляхетских отрядов. В них принял участие князь Дмитрий Пожарский. Поляки не в силах были подавить восстание, заперлись в Китай-городе и Кремле, подожгли Москву. Положение в стране сложилось очень тяжелое. В столице заперлись поляки, северо-западные русские земли захватывали шведы, южные окраины Руси грабили орды крымских татар. В июне 1611 года пал Смоленск, героически оборонявшийся почти два года крестьянами, посадскими людьми, стрельцами и пушкарями под руководством воеводы Шеина. Защитники Смоленска на долгое время задержали главные силы польско-литовской армии. Отстоять независимость Русского государства мог только сам народ.

После захвата польско-литовским войском Москвы сопротивление интервентам и правительству бояр-изменников приобрело всенародный размах. Еще более усилилось крестьянское партизанское движение. Центром народно-освободительной борьбы становится Нижний Новгород, по своему богатству занимавший в то время шестое место среди русских городов. Возглавили ее нижегородский посадский человек К. Минин и князь Д. Пожарский.

Кузьма Минин начал свою деятельность в должности земского старосты 1 сентября 1611 года. «Муж рода не славного, но смыслом мудр», человек умный и энергичный, он первым бросил клич о необходимости сбора сил и средств для борьбы с интервентами. На его призыв живо отозвалось сначала нижегородское население, а затем и многие другие города. Минин официально назывался «выборным человеком». Он являлся организатором ополчения и распорядителем средств, собираемых для содержания рати.

Воеводой ополчения был избран опытный в военном деле, сражавшийся уже с интервентами и получивший рану князь Дмитрий Пожарский — «честный муж, кому заобычно ратное дело… и который во измене не явился». Деятельность Пожарского отличалась осмотрительностью, политической прозорливостью, твердостью и настойчивостью в достижении поставленной цели.

В земское ополчение прежде всего принимали служилых людей, знакомых с военным делом. Характерно, что от услуг иностранных наемников Пожарский категорически отказывался. По целям, составу и источникам материальных средств земское ополчение было широкой народной вооруженной организацией. Высокие моральные качества ополченцев явились основой строжайшей воинской дисциплины, их героизма и стойкости.

Политическая программа ополчения, изложенная в конце 1611 года в специальной грамоте, заключалась в том, чтобы изгнать «польских и литовских людей», не признавать русским царем королевича Владислава, а также сына Лжедмитрия II, которого поддерживала небольшая часть казачества. Русского же государя выбрать «всею землею». Было образовано Временное земское правительство — «Совет всея земли», в который входили избранники уездов «из всяких чинов по два человека» и представители ополчения.

Стратегический план вождей ополчения предусматривал нанесение главного удара по полякам, засевшим в Москве. Минин и Пожарский не повели ополчение из Нижнего Новгорода сразу на Москву, а направились к Ярославлю, где продолжали в течение четырех месяцев подготовку к решительному походу. В конце июля 1612 года были получены сведения о движении на Москву войск интервентов под командованием литовского гетмана Ходкевича. Минин и Пожарский решили немедленно выступить с целью не дать Ходкевичу соединиться с поляками, находившимися в Москве, и разбить их порознь. 27 июля главные силы ополчения, примерно 10 тыс. человек, выступили из Ярославля и 20 августа уже стояли под Москвой, преградив дорогу подошедшему через день войску Ходкевича. Ополчение, прибыв к Москве, расположилось вдоль стен Белого города — от Петровских ворот до Москвы-реки. Главные силы стояли у Арбатских ворот. 2500 казаков под предводительством Д. Т. Трубецкого сосредоточились в районе Крымского двора. Гетман Ходкевич остановил свое войско численностью не менее 12 тыс. человек на Поклонной горе.

Сражение 22 августа началось наступлением противника, который переправился через Москву-реку возле Новодевичьего монастыря и утром атаковал ополчение, имея намерение прорваться в Кремль. За столкновением передовых отрядов последовала ожесточенная схватка основных сил, продолжавшаяся в течение семи часов. Противнику удалось несколько потеснить ополченцев. Особенно жаркий бой разгорелся на левом фланге ополчения, на берегу Москвы-реки. Трубецкой бездействовал и к тому же задержал пятьсот ополченцев, посланных ему на помощь накануне сражения. Успех противника на левом фланге на виду у стоявших казаков Трубецкого стал вызывать в их рядах возмущение. Первыми бросились на помощь те пять сотен ополченцев, а за ними и некоторые казачьи отряды. Форсировав реку, ополченцы и казаки нанесли противнику фланговый удар, что оказало значительное влияние на ход сражения. Предпринятая поляками вылазка из Кремля была отбита с большими для них потерями. Ополченцы одержали победу. Ходкевич вынужден был отвести свои потрепанные войска за реку, на Воробьевы горы. 23 августа войско Ходкевича заняло Донской монастырь. 24 августа произошло второе большое сражение в районе Замоскворечья. После пятичасового боя отряды ополченцев начали отходить. Противник занял городские валы. Один отряд, оторвавшись от главных сил, захватил Клементьевский острожек, но вскоре стремительной контратакой ополченцев был выбит из него, понеся при этом большие потери. Интервенты, овладев незначительной территорией Замоскворечья, не могли развить успеха и были остановлены русскими, занявшими новые позиции. В это время Минин и Пожарский произвели перегруппировку своих сил, сосредоточив ударный кулак в северной части Замоскворечья. Кроме того, они сохранили большие резервы, не участвовавшие в сражении. Сигнал к общей контратаке подал Минин. Он во главе трех сотен переправился через реку и нанес удар по флангу войска Ходкевича, одновременно с этим пехота начала быстрое продвижение вперед, тесня противника по всему фронту. Вскоре в дело вступила конница, довершив разгром врага.

За 22 и 24 августа интервенты потеряли больше половины войска и обоз. Польский историк XVII века Кобержицкий отметил: «Поляки понесли такую значительную потерю, что ее ничем нельзя было вознаградить. Колесо фортуны повернулось, и надежда овладеть целым Московским государством рушилась невозвратно».

С большими потерями отряд Ходкевича в беспорядке отступил к Донскому монастырю. 25 августа через Воробьевы горы уцелевшие интервенты двинулись на Можайск и далее к Вязьме. 22 октября ополчение Минина и Пожарского взяло Китай-город, а 27 октября капитулировал гарнизон Кремля, куда торжественно вступило русское войско. Москва была освобождена от интервентов.

Заключение

Победа над врагом в боях на подступах к Кремлю была достигнута прежде всего моральной стойкостью народного ополчения как следствие справедливых целей вооруженной борьбы. Высокий моральный дух русских ратных людей способствовал преодолению численно и технически превосходящих сил противника.

Изгнание поляков из Москвы еще не устраняло окончательно опасности интервенции. Сигизмунд с 1200 всадниками польской шляхты и 3000 немецких ландскнехтов двигался к Москве. В Вязьме к нему присоединились остатки отряда Ходкевича. Польский король пытался взять Волок Дамский, но три штурма его войска успешно отразил русский гарнизон крепости. Узнав о капитуляции польского гарнизона Кремля, Сигизмунд повернул обратно к Смоленску. Открытая интервенция польских феодалов была отражена.

Возле Покровского собора на Красной площади Москвы установлен бронзовый памятник Минину и Пожарскому русского скульптора И. Мартоса. Время может сокрушить бронзу, но священные имена их не могут исчезнуть, пока жива Россия, ибо подвиг Минина и Пожарского, как подвиг костромского крестьянина Ивана Сусанина, послужил спасению Отечества.

Назад в раздел

В Москве отметили освобождение от польских интервентов

Во вторник на Красной площади праздновали 391-летие освобождения столицы от польских интервентов. Около сотни нижегородцев приехали в Москву, повторив маршрут, которым в 1612 году сюда пришли ополченцы Минина и Пожарского. Весьма своеобразно началась подготовка и к 400-летию победы над поляками: в Костромской области на должность вице-губернатора, ответственного за юбилейные торжества, назначен потомок Ивана Сусанина Борис Коробов.

     В соответствии с Федеральным законом «О днях воинской славы (победных днях) России», принятым в 1995 году, день освобождения Москвы от польских интервентов был объявлен праздником. Правда, согласно закону, датой этого праздника был определен день 7 ноября, хотя Минин и Пожарский выгнали поляков из Кремля тремя днями раньше. Как объяснил корреспонденту «Ъ» директор Нижегородского фонда Минина и Пожарского Георгий Зенков, путаницей с датами Россия обязана политической конъюнктуре середины 90-х: «Тогда еще День согласия и примирения не придумали, и Ельцин хотел с помощью Минина и Пожарского вытеснить из памяти народной Октябрьскую революцию. Но освобождение Москвы надо праздновать 4 ноября».
     Во вторник отпраздновать день воинской славы на Красной площади пришли около 300 человек, 100 из которых прибыли из Нижнего Новгорода на автобусах по маршруту ополченцев 1612 года: через Балахну, Юрьевец, Кинешму, Кострому, Ярославль и Переславль-Залесский. Как рассказал руководитель представительства правительства Нижегородской области при правительстве РФ Виктор Гуляшко, нижегородские власти собираются установить у себя на берегу Волги копию памятника Минину и Пожарскому работы Ивана Мартоса. «Юрий Михайлович обещал помочь»,- добавил господин Гуляшко. По его словам, копия памятника может быть установлена в Нижнем Новгороде в 2013 году, к 400-летию дома Романовых. Последние, как известно, обязаны своим приходом к власти именно ополчению Минина и Пожарского. По словам господина Гуляшко, в Костромской области для празднования будущего юбилея учрежден даже специальный пост вице-губернатора, на который назначен Борис Коробов, потомок Ивана Сусанина.
ОЛЕГ КАШИН

Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский

Главное

Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский — руководители народного ополчения, освободившего Москву от польской оккупации и “Смутного времени”. Именно они на руинах павшей в Смутное время державы Рюриковичей начали воздвигать новую Русскую державу, используя энергию народного движения. Дата освобождения Москвы — 4 ноября — сегодня является государственным праздником (Днем народного единства).

История

К началу XVII в. в Российском государстве наступило так называемое Смутное время. Под именем убиенного царевича Дмитрия объявился первый русский самозванец – Гришка Отрепьев, беглый монах московского Чудова монастыря. Заговорщики убили сына Бориса Годунова, Федора, и его мать. Едва успели расправиться с Гришкой, как вместе со всяким вооруженным сбродом, явился второй самозванец – еще один Лжедмитрий. В стране разразился династический кризис. Москва лежала в руинах, многие города были разрушены и сожжены, в Угличе сломаны все мосты. Воспользовавшись бедственным положением в стране, на нее пошли войной поляки и шведы.

К осени 1611 г. положение России было близко к отчаянному: поляки заняли Москву, Смоленск и другие русские города на западе. Шведы захватили все побережье Финского залива и Новгород. Вся западная часть государства оказалась фактически оккупированной. В стране процветало мародерство, организованная и обычная преступность.

В этот тяжелой для страны момент огромную роль сыграло русское духовенство. Под руководством игумена Троице-Сергиева монастыря архимандрита Дионисия, впоследствии канонизированного Русской Православной Церковью, монахи стали призывать русский народ к ополчению для того, чтобы изгнать врагов земли русской, прежде всего шляхтичей. Аналогичные воззвания и грамоты рассылал и патриарх Гермоген, множество других священников ходило по городам и деревням, призывая народ к освобождению страны. Церковное, особенно монастырское, слово имело тогда огромный авторитет. Одна из грамот патриарха Гермогена попала в Нижний Новгород, в руки земского старосты Козьмы Минина (Сухорука). Род Мининых, посадских людей, был хотя и богат, но не знатен и ничем особенным до событий Смутного времени не прославился, а значит — никаких документов, которые фиксировали бы путь этого рода в истории, не только не сохранилось, но не существовало вовсе. Принято считать Кузьму Минина выходцем из Балахны, где его отец был солепромышленником.

Призыв церкви к ополчению был им услышан, он немедленно приступил к делу и стал собирать людей. «Захотим помочь московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником». Минин собирал пожертвования, объясняя народу, куда пойдут их деньги, став практически финансовым директором ополчения.

Командующим ополчением был избран князь Дмитрий Михайлович Пожарский, принадлежавший к потомкам Рюрика. Князь верно служил и Борису Годунову, и Василию Шуйскому, и взошедшему потом на престол шестнадцатилетнему князю Михаилу Романову. Пожарский всегда занимал высокие должности, имел опыт успешного руководства несколькими военными операциями.

Именно этим двум людям предстояло сыграть центральную роль в освобождении страны от иноземных захватчиков. Вместе с Д. Пожарским Минин возглавил образованное при ополчении временное земское правительство «Совет всея Земли». Был составлен приговор о принудительном сборе со всех хозяев города и уезда «пятой деньги», т. е. пятой части имущества, приглашены в ополчение бездомные скитальцы — смольняне, и выбран в воеводы князь Дмитрий Пожарский. По его предложению Минину было поручено заведование казной ополчения. Со званием «выборного человека» простой нижегородец стал рядом с князем Пожарским — а после, под Москвой и в Москве, и с князем Трубецким — во главе ополчения и образовавшегося в нем правительства. Принимая участие во всех правительственных делах, Минин, главным образом, заведовал казной и обеспечением ратных людей необходимыми запасами и припасами и денежным жалованьем, с чем успешно справился, несмотря на трудности сборов в разоренной Смутой стране.

Дмитрий Михайлович Пожарский, став во главе ополчения, олицетворял собой власть над Русской землею и возглавил «Совет всея Земли». Пожарский сыграл исключительную роль в освобождении Москвы.

За зиму 1611-1612 гг. к ополченцам Нижнего Новгорода присоединились многие другие из отечественных городов и весей, недовольные засильем иноземцев. До того как идти на Москву, Пожарскому пришлось усмирить бунты в Поволжье. На это ушло все лето 1612 г. Зимой Пожарский собрал Земский Собор в Ярославле и передал ему управление всей Московской землей. На Собор прибыли представители всех сословий почти из всех русских городов, чтобы обсудить план дальнейших действий. В том числе и похода на Москву. Но вскоре стало известно, что польский король Сигизмунд уже выслал большое войско, и Пожарский решил не откладывая, сразу же выступать в поход.

22 октября 1612 г. ополчение приступом взяло Китай-город, а затем и Кремль. Поляки вынуждены были ретироваться. Минин и Пожарский в одночасье стали лидерами нации.

Состояние

Имя Минина и Пожарского закреплено за одной из центральных площадей Нижнего Новгорода, находящегося непосредственно возле Кремля. В Москве на Красной площади открыт, пожалуй, самый известный памятник лидерам народного ополчения. Образ этого памятника получил широчайшую известность и даже стал символом Общественной палаты Российской Федерации.

В настоящее время, в Балахнинском муниципальном районе, в память истории Нижегородского ополчения 1612 года, гражданина Кузьмы Минина и событий Смутного времени XVII века проходят мероприятия различного уровня и формата для всех категорий населения города и гостей района.

Впечатления

4 ноября 2009 года в КДЦ «Дом Москвы» был открыт музей «Второго народного ополчения 1612 года». С 2010 года музей носит имя Кузьмы Минина. Это единственный музей в России, посвящённый герою Минину.

Музей ежегодно принимает большое количество посетителей из Городца, Заволжья, Дзержинска, Нижнего Новгорода, Ярославля, Костромы, Санкт- Петербурга, Москвы и других городов.

С именем князя Пожарского и с возглавляемым им ополчением связано два места. В селе Мугреево-Никольское Ивановской области стояла его усадьба, из которой ополчение выдвинулось на Москву. Сегодня здесь сооружен памятник. А в подмосковном Медведкове (ныне — район Москвы) была расположена усадьба, где ополчение останавливалось перед решающим наступлением на столицу. К сожалению, усадьба не сохранилась. Поэтому самым главным объектом для посещения мест Минина и Пожарского в Москве остается памятник Ивана Мартоса на Красной площади (1818). И Общественная палата Российской Федерации.

Народное ополчение Минина и Пожарского

После гибели Лжедмитрия 2-го в 1610 г. тяжелые времена для России не закончились. Начавшие открытую интервенцию польские войска взяли Смоленск после 20 месяцев осады. Шведы, приведенные Скопиным-Шуйским, изменили и, двинувшись на север, захватили Новгород. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, бояре схватили В. Шуйского и заставили его постричься в монахи. Вскоре, в сентябре 1610 г., он был выдан полякам.

В России началась Семибоярщина. Правители тайно подписали с королем Польши Сигизмундом 3-м соглашение, в котором обязались призвать его сына Владислава на правление, после чего открыли ворота Москвы полякам. Победой над врагом Россия обязана подвигу Минина и Пожарского, который помнят и сегодня. Минин и Пожарский смогли поднять народ на борьбу, сплотить его, и только это позволило избавиться от захватчиков.

Из биографии Минина известно, что род его был из городка Балханы на Волге. Отец, Мина Анкундинов, занимался соляным промыслом, а сам Кузьма был посадским человеком. В боях за Москву он проявил величайшую храбрость.

Дмитрий Михайлович Пожарский родился в 1578 г. Именно он по совету Минина, который занимался сбором средств для ополчения, был поставлен первым воеводой. Стольник Пожарский вполне успешно боролся с шайками Тушинского вора в период властвования Шуйского, не просил милости у польского короля, не совершал предательства.

Второе ополчение Минина и Пожарского выступило в Москву из Ярославля 6 августа (по новому стилю) 1612 г. и к 30 августа заняло позиции в районе Арбатских ворот. При этом народное ополчение Минина и Пожарского было отделено от ранее стоявшего под Москвой первого ополчения, состоявшего по большей части из бывших тушинцев» и казаков. Первое сражение с войсками польского гетмана Яна-Кароля произошло 1 сентября. Бой был тяжелым и кровопролитным. Однако первое ополчение заняло выжидательную позицию, на помощь Пожарскому на исходе дня пришли только пять конных сотен, внезапный удар которых вынудил поляков отступить.

Решающее сражение (гетманский бой) произошло 3 сентября. Натиск войск гетмана Ходкевича сдерживали воины Пожарского. Не выдержав натиска, через пять часов они вынуждены были отступить. Собрав оставшиеся силы, Кузьма Минин предпринял ночную атаку. Большинство участвовавших в ней воинов погибли, Минин был ранен, но этот подвиг воодушевил остальных. Враги наконец были отброшены. Поляки отступили по направлению к Можайску. Это поражение было единственным в карьере гетмана Ходкевича.

После этого войска Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского продолжили осаду стоявшего в Москве гарнизона. Зная о том, что осажденные терпят голод, Пожарский предложил им сдаться в обмен на сохранение жизней. Осажденные отказались. Но голод вынудил их позже начать переговоры. 1 ноября 1612 г. во время переговоров казаками был атакован Китай-город. Сдав его практически без боя, поляки заперлись в Кремле. Номинальных правителей Руси (от имени польского короля) выпустили из Кремля. Те, опасаясь расправы, немедленно покинули Москву. Среди бояр находился с матерью и Михаил Романов, будущий родоначальник новой царской династии.

Освобождение Москвы произошло 6-7 ноября 1612 г. Условия капитуляции польско-литовского гарнизона были согласованы и подписаны. Однако восстание Минина и Пожарского еще не было завершено — к Москве шел Сигизмунд 3-й. Остановить его удалось только благодаря активным действиям Пожарского. На Земском соборе 17 февраля 1613 г. после многих обсуждений правление было предложено Михаилу Федоровичу Романову. Он был провозглашен царем 3 марта.

День народного единства: история и традиции праздника » tvtomsk.ru

День народного единства отмечается четвертого ноября, начиная с 2005 года. Это последний праздничный (нерабочий) день года в России.

День народного единства празднуют в память о событиях, когда народное ополчение под предводительством Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина освободило в 1612 году Москву от польских интервентов.

«Князь Пожарский вступил в Китай-город с Казанскою иконой Божьей Матери и поклялся построить храм в память этой победы. 26 октября (5 ноября по григорианскому календарю) командование гарнизона интервентов подписало капитуляцию, выпустив тогда же из Кремля московских бояр и других знатных лиц. На следующий день гарнизон сдался»,

– пишет rusevents.ru.

Изгнание поляков из Москвы завершило долгий период Смутного времени в России. После этого в России был избран новый царь — представитель династии Романовых Михаил Федорович. В 1613-м царь учредил праздник — день очищения Москвы от польских интервентов. Он праздновался 4 ноября.

«В 1649 году этот день был объявлен православно-государственным праздником Казанской иконы Божией Матери. По преданию, икона была прислана из Казани Дмитрию Пожарскому. С ней ополчение вошло в Москву. Многие верят, что изгнать поляков удалось именно благодаря иконе»,

– сообщается на сайте amic.ru.

После революции 1917 года традиция отмечать освобождение Москвы от польских интервентов прекратилась.

В СССР отмечался праздник 7 ноября — День Октябрьской революции. В Советском Союзе 7 и 8 ноября были нерабочими днями. 7 ноября на Красной площади проходили военные парады, по всей стране устраивались праздничные демонстрации.

«В 1996 году президент России Борис Ельцин подписал указ «О Дне согласия и примирения». 7 ноября остался праздничным днём, однако суть праздника коренным образом изменилась. Этот праздник должен был стать днём отказа от противостояния, днём примирения и единения различных слоёв российского общества. 1997 год — год 80-летия революции — был объявлен годом согласия и примирения»,

– aif.ru.

В 2004 году президентом России Владимиром Путиным был подписан федеральный закон, который устанавливал новый праздник 4 ноября — День народного единства. Документ вступил в силу в 2005 году.

© При полном или частичном использовании материалов в интернете и печатных СМИ ссылка на tvtomsk.ru обязательна. Отсутствие ссылки, либо ссылка на иной источник (Вести-Томск, ГТРК «Томск» и др.) является нарушением прав на интеллектуальную собственность.

Нашли в тексте ошибку? Выделите её, нажмите Ctrl + Enter

Подвиг минина и пожарского краткое содержание. Кто такие Минин и Пожарский

Дорогой друг!

Ты держишь в руках книгу, посвященную легендарным людям российской истории – Кузьме Минину (?-1616) и Дмитрию Пожарскому (1578–1642), кому благодарная Россия воздвигла памятник к 200-летию окончания Смуты в 1812 г. и кому каждая российская душа, болеющая за Родину, давно уже поставила памятник в своем сердце.

Действие книги развертывается с осени 1611 г. до октябрьских дней 1612 г. Именно на этот период пришелся пик Смутного времени, охватившего начало XVII в.

После опричнины Ивана Грозного и изнурительной Ливонской войны, которые подорвали силы народа, цари Федор Иоаннович и Борис Годунов пробовали наладить жизнь страны. Но их попытки потерпели неудачу. Тогда власти и феодальные сословия решили найти выход из кризиса в закрепощении крестьянства и посадского люда, что лишь обострило и без того напряженное положение в стране.

Голод начала XVII в., пресечение династии Рюриковичей и появление самозванцев еще более раскачали российский государственный корабль. Волны социальной ненависти, неповиновения холопов и крестьян своим хозяевам захлестывали его. Гражданская война стала закономерным итогом тех лет. А к этому добавилось вторжение на Русскую землю иностранных интервентов: поляков, литовцев, шведов.

Центральная власть стала игрушкой в руках разного рода авантюристов. Катастрофически упали хозяйство, культура, нравственность. Грабежи, воровство, насилие сделались повсеместным явлением. Всеобщая безответственность поразила страну. Многие люди думали лишь о своих эгоистических интересах, не заботясь об общем доме – России. Пятитысячный польский отряд, который поначалу был призван для защиты столицы от Лжедмитрия II, после его гибели так и остался в Москве, готовя почву для занятия русского престола польским королем, Сигизмундом III. Поляки вместе с «воровскими казаками», всякими «лихими людьми» терроризировали и грабили центральную часть страны.

Вот в это-то время, осенью 1611 г., дело спасения Отечества взяли в свои руки истинные патриоты, среди которых были посадские люди, среднее дворянство, государственные, свободные от личной неволи, крестьяне. Большую роль в этом движении сыграла Русская православная церковь. Грамоты из Троице-Сергие-ва монастыря призывали народ подняться на спасение и возрождение Отечества.

Нижний Новгород, крупный торговый и военный центр страны, откликнулся на эти призывы одним из первых. 1 сентября 1611 г. земский староста, посадский человек, торговец мясом Кузьма Минин обратился к согражданам с призывом об организации народного ополчения. Он первым отдал свои сбережения на общее дело. Во главе ополчения встал герой сопротивления польской агрессии, воевода князь Дмитрий Пожарский.

О начале этого народного движения и рассказывается в книге Валентина Костылева. Мы видим, как ополчение формируется и вооружается, как оно отправляется вверх по Волге, к Москве, как во время многонедельного пребывания в Ярославле создается Совет Всея Земли и его власть устанавливается практически над всей Центральной Россией, поддержавшей почин нижегородцев.

В ополчение приходят отряды татар, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов. В его рядах идут вместе православные, мусульмане, язычники. При этом приходится преодолевать эгоизм и карьеризм отдельных вождей, которые также тщились выражать интересы народа. Поистине это движение стало первым этапом в становлении гражданского общества в России, когда люди взяли на себя ответственность за судьбы страны.

Овладение Москвой, предотвращение в ходе тяжелых боев прорыва польского войска к осажденным в Кремле соплеменникам являются заключительным аккордом этой книги.

«Минин и Пожарский» В. Костылева – яркое, взволнованное повествование о драматических и величественных событиях российской жизни, которое, я надеюсь, поможет тебе, юный читатель, познакомиться с одной из славных страниц истории нашего Отечества.

А. Н. Сахаров, член-корреспондент РАН, директор Института российской истории РАН

Неведомые всадники

Хмурый декабрьский вечер 1610 года. В селе Погост, близ Мурома, к избе старосты опрометью подбежали две женщины и давай барабанить в дверь.

На крыльцо вышел худой седобородый старик.

– Что такое?! – сказал он. – Гляди, как стучат! Неужто ума у вас нет? Чего шумите?

– Ой, беда, Климентьич! Супостаты идут! – заголосили женщины. – Своими глазами видели. Много их!.. Ой, много!

Староста тяжело вздохнул, перекрестился и вдруг, оттолкнув женщин, выбежал на улицу как был – без шапки, в рубахе, несмотря на зимнюю стужу. Подбежал к небольшому колоколу, висевшему на дереве около церкви, и ударил в набат. Тревожно загудел колокол.

Со всех сторон сбегались погостовцы.

– Родимые, братцы мои! – воскликнул староста, обратившись к толпе крестьян. – Наказал и нас Бог. Прут, окаянные, и к нам. Не справиться, братцы, нам с ними, пропали мы. Пожгут они добро наше, а нас всех перебьют. Спасайтесь! Бегите в лес!..

Поднялась суматоха. Многие, кое-как одевшись и укутав в медвежьи тулупы своих ребят, поволокли их на салазках в ближний бор. Но нашлись и такие, что твердо решили не покидать своих жилищ и защищать себя и свое добро до тех пор, пока хватит сил.

– Чего бежать? – рассуждали они. – Не все ли одно: что помереть с голоду в лесу, что быть побитым в бою?! Уж лучше побьемся за свою землю. Пускай запомнят нас разбойники поганые!

Деревня словно вымерла. Опустела улица, все притихло кругом. Погостовцы спрятались в сенях с топорами, вилами и рогатинами, решившись дорого продать жизнь.

На дороге, за околицей, показалась длинная вереница верховых. Впереди ехал знаменосец. Позади шла польская конница, ощетинившаяся копьями.

Вот уже первая пара всадников вступила в село. За нею вторая, третья, четвертая… Кони фыркают, косятся на избы, всадники пришпоривают коней, дергают их за уздцы, с любопытством озираясь по сторонам.

Заунывно прозвучал в пустынной улице протяжный вой трубы. Остановившись среди села, поляки соскочили с коней. Сверкнули вынутые из ножен сабли. Вспыхнули пуки соломы, привязанные к остриям пик. Загремели барабаны. Поляки врассыпную двинулись к избам.

Но тут случилось нечто совершенно неожиданное.

Из леса выскочили какие-то всадники. С гиканьем и свистом налетели они на оставленных польскими гусарами коней, разогнали их. Поляки не сразу сообразили, что случилось. Да и не было им времени соображать: неведомые всадники, не давая опомниться, храбро набросились на них и принялись рубить своими мечами направо и налево.

Но поляков было больше, чем их противников. Успевшие вскочить на коней польские гусары вступили в бой.

В эту минуту погостовские мужики, выбежав из своих засад, тоже напали на гусар с вилами и рогатинами.

Погостовская улица огласилась криками, лязганьем железа, стонами раненых. Люди падали с коней на землю…

Польский отряд, привыкший без боя занимать мелкие селения, не выдержал удара.

Пришлось спасаться бегством. Но не так-то легко было это. Если кому и удавалось ускользнуть с улицы, то на него из-за деревьев неожиданно нападали погостовские жители, сидевшие в лесу. Длинными шестами и дубьем они валили беглецов с коней наземь…

Победа была полная.

Козьма Минин

Всадники, появившиеся из леса на помощь погостовцам, были мирными посадскими людьми Нижнего Новгорода. Они составили несколько вооруженных отрядов, чтобы оберегать свой город от нашествия польских панов. Нижний – богатый приволжский город – был лакомой приманкой для поляков, но благодаря стойкости и сплоченности нижегородских жителей полякам не удавалось овладеть им.

Отрядом, который спас погостовцев от гибели, командовал посадский человек Козьма Минин, немолодой, высокого роста, широкоплечий мужчина.

Одет он был в дорогую мелкотканую кольчугу поверх обыкновенного охабня1
Оха?бень – длинная мужская верхняя одежда.

Какие носили средние посадские обыватели. Голову его прикрывала круглая железная шапка с кожаными наушниками. Вместо сапог у него на ногах красовались новенькие крестьянские лапти.

Теперь, после боя, обнажив курчавую голову и добродушно улыбнувшись, он сказал окружившим его деревенским:

– Вот, братцы, какое дедо-то!.. Где ни сиди, куда ни иди, а всё в оба гляди. Везде они, дьяволы, шныряют. Уж тут-то и не думали их встретить. Ин видишь!

– Спасибо тебе, отец наш родной, спаситель ты наш! – заголосили женщины, падая на колени.

Минин потянул за узду своего коня, попятился.

– Ну полно, полно вам!.. Эй, детинушки! Уймите своих молодух, вразумите их. Не пристало нам в почете таком быть. Наш в том почет, что бьемся мы за Русь и за наш народ. Собирайте-ка лучше порубленных, омойте и завяжите им раны, а убитых с молитвою земле предайте. Вечная им память и вечный покой!

Минин широко перекрестился. Обнажили головы и его ратники, и погостовские мужики.

Погостовцы на руках разносили по избам раненых. Появились сани. На них сваливали убитых, отвозили их в лес. Развели там костры, чтобы отогреть землю.

Козьма Минин объезжал на коне село.

– Коней-то ловите! Пригодятся! Одежонку со шляхты тоже поснимайте, да сабли, да пистоли. Поиграем и мы этими игрушками!

Ратники прислушивались к каждому слову Минина, торопливо выполняя его приказания.

– Трудитесь, трудитесь, – подбадривал своих людей Минин. – Когда-нибудь и отдохнем.

От его слов веяло спокойствием и верой. Он заражал всех своей веселой бодростью.

– Бог спасет, Минич, постараемся. Авось не пропадем. Не за тем родились, чтоб королевским холопам под иго попасть. Сами с усами…

– Да еще и с бородами! – засмеялся Минин.

Нижегородские гонцы

Вечерняя мгла окутала приземистые избенки села Погост. Утонули во мраке опушенные снегом столетние погостовские сосны.

Козьма Захарович при свете лучины допрашивал по избам раненых поляков: что делается в Москве, какая там власть. Раненые говорили путано, неясно, боясь открыть нижегородцам всю правду. Однако Минин понял, что поляки захватили Москву и провозгласили там царем русским польского королевича Владислава.

Было тихо и темно на улице, когда Минин отправился в дом старосты, где он должен был переночевать. Светили звезды. Скрипел под ногами снег.

«Москва в руках ляха. Вот оно как дело обернулось!» – с тревогой думал Минин. Он пробирался по сугробам, стиснув рукоятку сабли.

В доме старосты его дожидались два самых близких его друга: Родион Мосеев и Роман Пахомов.

Мосеев был постарше Пахомова. У него была небольшая черная бородка и тщательно расчесанные на прямой пробор черные волосы. Пахомов выглядел совсем юношей. У него чуть-чуть пробивался пушок на верхней губе.

В углу сидел староста со своей женой. Оба поминутно крестились.

– Ну, братцы, и дела! – тяжело вздохнув, проговорил Минин. – Москва теперь не наша. Аминь! Паны отняли ее у нас! И королевича своего в цари нам навязали, чтобы мы слушали его, стали его холопами. Слыханное ли то дело?!

Ответом Минину было тяжкое, горестное молчание.

– У кого из нас ныне спокойно сердце? – продолжал Минин. – Что ни день, то несчастье. Ложишься спать – и не знаешь, что будет завтра.

– Уж лучше в бою помереть, нежели жить в этакой тревоге, – в один голос ответили Мосеев и Пахомов.

– Ия думаю, братцы, то же, – сказал Минин, забарабанив пальцами по столу. – Не раз мы били с вами панов вокруг Нижнего. Немало потопили мы их в Волге. А коли так, не страшен будет нам враг и под Москвой, буде за это дело возьмемся.

– Как же нам быть, Козьма Захарыч, коли они уже Москвой овладели?! – спросил Мосеев.

– Разум свой путь найдет, ребятушки. Нам нужно знать всю правду о Москве. И много ли там ляхов, и кто их сторону держит, и кто против них… Доброю ли волею московский народ признал королевича царем? Все нам надо знать. Не из вражеских уст будем слушать вести, а из уст своих людей…

Опять наступило молчание. На улице выла собака. В избу проникла полоса лунного света.

– Так научи же нас, Козьма Захарыч, что теперь нам делать? – сказал Пахомов робко. – Как нам быть?

– Думаю я, мои соколики, нет у нас людей, более знающих Москву, нежели ты, Мосеев, и ты, Пахомов.

– Да неужто ты хочешь нас послать?! – радостно воскликнул Пахомов.

– Не я, а все наши люди нижегородские… Не впервой вам! Идите туда и разведайте обо всем. Никому не говорите, что вы нижегородцы и ради чего явились. Боже вас сохрани! Берегите тайну крепче жизни. Чует мое

сердце: неладное творится с нашими правителями, боярами… Не верю я им. Уж не они ли и продали Белокаменную проклятому Жигимонду2
Жигимо?нд (искаж .) – польский король Сигизмунд III (1566–1632).

– Минин, годимся ли мы для того дела? – спросил Мосеев.

– Годились допрежде, годитесь и теперь, – нахмурился Минин. – Лучше вас едва ли кто исполнит то дело. И в позапрошлые годы хаживали вы и в Москву, и в Кострому, и в Великий Устюг и то дело выполняли с честью… А ныне вам честь будет превыше прежнего… Общему, вселенскому делу послужите, а не мне. Пытать станут – и под пыткой молчите, не выдавайте себя…

– Коли так, клянемся тебе, батюшка Козьма Захарыч: жизни своей не пожалеем, а сделаем так, как того хочешь ты.

– Коли так, благословляю вас. – Минин поднялся и по очереди обнял Мосеева и Пахомова. – Будьте очами и ушами нижегородцев, служите правдой.

На заре при звуках трубы все население Погоста высыпало на улицу.

Провожая Мосеева и Пахомова, Минин сказал:

– Мы отстояли с вами Нижний, но может ли он быть в безопасности, пока враги хозяйничают в Москве?!

И, обернувшись к погостовцам, громко произнес:

– Пока не прогоним ляхов из всех мест нашей земли, до тех пор нам не будет жизни. Об этом всем вам нужно подумать.

Мосеев и Пахомов сняли с себя кольчуги, шлемы и сабли и отдали их товарищам. Остались в одежде странников: через плечо сумки, посохи в руках, а на груди большие медные кресты.

– Прощенья просим, добрые люди, ежели стеснили вас ночлегом!.. Благодарствуем! Прощайте! – низко поклонились нижегородские гонцы погостовцам.

– Да что вы, соколы ясные, да зачем же вы говорите подобное?.. Бог спасет вас, добрые молодцы, да охранит вас от злых ворогов, супостатов проклятых!..

Затем Мосеев и Пахомов попрощались со своими товарищами-ратниками и, провожаемые Мининым и народом, вышли за околицу и бодро зашагали по направлению к московской дороге.

Бояре-предатели

Москва действительно попала в руки польских панов.

А случилось это так.

После смерти первого Лжедимитрия, Гришки Отрепьева, московский престол перешел в руки «боярского» царя Василия Шуйского. Бояре провозгласили его царем, бояре же и стали полными господами на Руси. От этого еще тяжелее, безрадостнее стала жизнь крепостного крестьянства.

Начались восстания, перешедшие в настоящую крестьянскую войну.

Польша, давно уже стремившаяся к завоеванию Московского государства, решила этим воспользоваться для нападения на него.

Король Сигизмунд двинулся с войском к Москве, осадив по дороге сильнейшую русскую крепость Смоленск. Отдельные отряды его войск, кроме того, разбрелись по многим русским областям, грабя и сжигая города и села.

Бояре во главе со старейшим боярином князем Мстиславским решили пойти на уступки королю, который обещал не посягать на самостоятельность Московского государства, а только «водворить в нем порядок».

Бояре, по договору с поляками, решили избрать себе в цари польского королевича Владислава, сына Сигизмунда. 29 сентября (9 октября по н. ст.) бояре добровольно впустили в Москву и Кремль пятитысячный отряд поляков не как завоевателей, а как друзей и союзников против восставших повсеместно крестьян.

Под иноземным игом

Когда Мосеев и Пахомов пришли в древнюю столицу, то они сразу поняли, что Москва превращена поляками в завоеванный город.

Московские улицы обезлюдели, церкви притихли.

Маленькие, приземистые бревенчатые домики, окруженные плетнями и заборами, казались нежилыми.

У ворот кремлевских башен день и ночь дежурили закованные в латы поляки и находившиеся у них на службе по найму немецкие солдаты. По улицам разъезжали на гладких, откормленных конях надменные иноземные латники с пиками и саблями наготове. У громадных костров на площадях толпились польские воины.

Нижегородские гонцы узнали, что начальником Москвы поляки назначили пана Гонсевского, злого и не любившего русских людей. Гонением на москвичей он хотел выслужиться перед королем.

Ночуя на одном из постоялых дворов на окраине Москвы, Мосеев и Пахомов услышали, будто в Рязани против поляков поднялся воевода Прокопий Ляпунов. Он собирает большое войско из служилых людей и дворян.

Услышали они это от пришедшего из Рязани молодого бойкого парня, Гаврилки Ортемьева.

Родная деревня его, Тихие Сосны, вблизи Смоленска, была разграблена и сожжена поляками. Многие его односельчане были перебиты, а отец, мать и сестры уведены в плен. Больше года уже смоленские люди в крепости мужественно отражали атаки королевского войска.

– Убежал я из деревни… А в Смоленске того хуже. Люди мрут, пропадают от болезней, а умирая, просят своих товарищей не сдаваться, – сказал Гаврилка. – Кто в живых остался, говорят: «Лучше погибнем, а не сдадимся врагам!»

– А как ты попал в Рязань? – спросил его Роман Пахомов.

– Наш храбрый воевода Михаил Шеин послал меня к Ляпунову – просить помощи у него…

Гаврилка тяжело вздохнул. Ему горько было вспоминать о Рязани. Ляпуновское ополчение состояло главным образом из служилых людей, дворян, стрельцов, казаков и зажиточных горожан. К крестьянам-беднякам, как к людям низкого происхождения, там относились с пренебрежением.

Гаврилка стал расспрашивать нижегородцев, что делается в Нижнем Новгороде, зачем они пришли в Москву.

Мосеев и Пахомов были осторожны, помня наказ Минина. Свой разговор они вели в углу за печкой, шепотом, на ухо, да и то только тогда, когда убедились, что все ночлежники спят.

Ночью бушевала буря. Дырявый бревенчатый домик пронизывали ледяные струи ветра. Парни крепко прижались друг к другу, как родные, самые близкие люди. Так было теплей и веселей.

Послышались отдаленные выстрелы пушек. Это польские сторожевые посты с кремлевской стены запугивали Москву.

Восстание

Невеселые вести приносили Гонсевскому его лазутчики. В окраинных селах и городах только и разговору было о том, чтобы идти спасать Москву и прогнать с Русской земли насильников-панов. Повсеместно росло недовольство народа.

В Москве стали открыто нападать на поляков. В проезжавшие по улицам патрули из-за углов нередко летели каменья. Крестьяне и торговцы на базарах не хотели продавать польским солдатам съестные продукты; если же поляки начинали угрожать, то продукты продавались им втридорога.

Положение польского гарнизона с каждым днем становилось все затруднительнее.

Гонсевский созвал совет в Кремле. На этот совет пришли и находившиеся в Москве бояре. Они боялись восстания не меньше поляков.

Бояре советовали пану Гонсевскому сжечь часть Москвы, где жили мелкие посадские люди, огнем отогнать опасных жителей подальше от Кремля, а главное, лишить подходившее к Москве ляпуновское ополчение крова.

Москва делилась на четыре части: Кремль, Китай-город, Белый город и Земляной город. Бояре просили не предавать огню Кремль и смежный с ним Китай-город, где обитала вся знать и высшие служилые чины.

Однако паны, прежде чем зажечь Москву, сделали попытку заманить народ на Красную площадь, чтобы здесь расстрелять его из пушек с кремлевской стены.

Был обычай в Вербное воскресенье совершать на Красной площади торжественное богослужение. Ежегодно в этот день собиралась сюда вся Москва. Так должно было произойти и 17 марта 1611 года.

К великому огорчению панов, москвичи неведомыми путями прознали о замыслах Гонсевского и не пошли на площадь.

Но во вторник 19 марта случилось большое кровопролитие. Поляки начали всячески вызывать москвичей на ссору. На базарах произошло несколько столкновений польских шляхтичей и солдат с москвичами.

Терпению народа пришел конец.

Пустынные с утра 19 марта улицы Москвы в полдень наполнились толпами вооружившихся чем попало жителей.

Узнав о том, что по Рязанской дороге приближается передовой отряд ляпуновского ополчения, они решили в случае новых нападений со стороны поляков дать им отпор.

Польская шляхта, действительно, набросилась на возбужденные толпы народа с оружием в руках.

Москвичи начали загромождать улицы бревнами, столбами, скамьями, мешая польской коннице преследовать отступавших жителей. Польские гусары врезались в толпы народа, рубили направо и налево, кололи копьями. В поляков с крыш и из окон летели камни, балки…

Не справившись с разъяренными массами, паны вспомнили советы бояр и в страхе закричали:

– Огня! Жги дома! Жги!

День был страшный, кровавый. Поднялся ветер. Огонь охватил почти всю столицу.

«История назвала Минина и Пожарского спасителями Отечества: отдадим справедливость их усердию, не менее и гражданам, которые в сие решительное время действовали с удивительным единодушием». Н. Карамзин

1603 г. На престоле царь Борис Годунов, а на земле Российской лютует голод. Царские указы и меры, принятые государем для уменьшения голода, не увенчались успехом. Люди дохли как мухи, а трехлетние страдания не прошли бесследно для народного сознания и даже породили мрачные легенды и предзнаменования.
В конце 1604 г. засияла на небе необычайно яркая комета. В Нижегородском крае она была доступна взгляду даже среди бела дня. «Быть беде!» — толковали в народе. В это же время, как кометы, вспыхивали народные восстания, которые с трудом удавалось погасить. А весть о том, что царевич Дмитрий жив и направляется с войском к Москве, вовсе породила смуту в народе. Кто же истинный царь?
Смерть Бориса Годунова открыла вход в Кремль тем, у кого была могущественная поддержка среди бояр. С этого момента и до 1610 г. на Руси наступил период Лжедмитриев и боярского предательства. А народ покорно ждал от боярской думы разумного и справедливого решения. И безмолвно дождался, когда в августе 1610 г. бояре тайно от народа призвали на московский трон польского короля Владислава. А в сентябре интервенты уже вошли в Кремль. По всей Руси гремят набаты — будущее Московского государства под угрозой. Москва оказалась захваченной польско-литовской шляхтой. Шведы вступили в Великий Новгород, на север готовилась высадка английского десанта, Русь разваливалась на глазах.
Атаман казачьей вольницы, тушинский боярин Иван Зарусский, осаждая Москву, думал посадить на трон Марию Мнишек, с малолетним сыном. У бояр с дворянами не было согласия.
И в это время в Нижнем Новгороде произошли истинно великие события, имевшие значение для утверждения силы и славы русского государства.
В феврале 1611 г. нижегородская рать из 1200 человек, в которую входили воины из Казани, Ярославля, Чебоксар, двинулась на Москву. В рядах ратников был и нижегородский доброволец Козьма Минин. Однако первый поход ополчения потерпел поражение, которое не давало покоя патриоту земли русской Козьме Минину.
Решив перейти от мысли к действию, посадский староста начал разговаривать в земской избе с приходящими по делам посетителями. Козьма указывал на необходимость создать казну и предлагал сделать пожертвования. Так он собрал первую сумму на снаряжение ополчения. Но этих денег было недостаточно, и Минин решил обратиться с воззвание ко всему нижегородскому народу. Известно, что большое влияние на Минина оказали послания патриарха Гермогена, который отверг требования поляков призвать народ к покорности и смирению. На спуске, что идет от Ивановских ворот к торгу, начал собираться народ. Никто не остался равнодушным к обращению земляка: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имени своего!». Минин: «Не жалеть ничего, свои дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». Это воззвание не оставило равнодушным никого. Широкой волной потекли пожертвования. Многие приносили последнее. Именно это событие отражено на картине Константина Маковского «Воззвание Минина к народу», которая пожалована государем Николаем Александровичем городу Нижнему Новгороду, а сегодня составляет гордость экспозиции художественного музея города.
Итак, после событий, состоявшихся на площади у Ивановской башни Нижегородского Кремля, Нижний начал готовиться к ополчению. В зиму город больше походил на большой воинский стан. По совету Минина нижегородцы стали отдавать на нужды ополчения третью часть имущества. По его же предложению предводителем похода был выбран опытный воин князь Дмитрий Пожарский (потомок Стародубских князей). 28 октября 1611 г. Пожарский принял решение возглавить нижегородскую рать, и прибыл в Нижний Новгород.
Ядром ополчения стали закаленные в сечах смоляне. Они нашли временное пристанище в Арзамасе. Соединились с ними вязьмичи, дорогобужане, служилый люд из Коломны, Гороховца и других городов. Вместе с русскими вступали в ополчение татары, чуваши, мордва, черемисы. Вся великая Русь по зову нижегородцев встала на защиту Москвы. «Купно за едино. Вместе за одно!» — эти слова стали девизом войска.
В конце зимы 1612 г. ополчение выступило в поход. Оно было небольшим: всего несколько тысяч человек. Пошли на Ярославль, в обход опасных мест, занятых казаками. По дороге к ополчению примыкали все новые ратники. Самые большие отряды присоединились к войску в Ярославле.
С иконой Казанской Божьей Матери и под стягом князя Пожарского ополчение вступило в Москву. А тем временем, противостоящие войску Пожарского силы интервентов под Москвой имели численное преимущество. Ополчение расположилось станом у Арбатских ворот, между двух огней. С одной стороны наступали полки гетмана Хаткевича, с другой наступали поляки. Но иной позиции у Пожарского не было. Оставалось или победить, или положить всю рать на поле брани. Кровопролитная сеча длилась два дня. Летописец рассказывает, как «Минин, не искусен воинским стремлением, но смел дерзновением», в критический момент битвы попросил у Пожарского три конные дворянские сотни. Перебрался через крымский брод Москвы-реки и ударил врага с тылу. Гетманское войско не успело подготовиться к отпору. В панике вражеская рота налетела на седлавших коней рейтар и смяла их порядки. На помощь Минину пришли казаки. Тем временем ратники Минина уже достигли городского внешнего вала. Поляки отступили к Донскому монастырю.
На исходе октября 1612 г. они с позором оставили окраины Москвы.
После победы Дмитрий Пожарский вместе с князем Трубецким возглавил временное правительство. Начиная с 1628 г. в течение почти трех лет Дмитрий Михайлович был воеводой в Новгороде. Минину, новый царь Михаил Романов пожаловал звание думного дворянина и наградил вотчиной — селом Богородским в Нижегородском уезде. С 1613 г. герой нижегородского ополчения жил при царском дворе, участвовал в заседаниях боярской Думы. 20 января 1616 г. по возвращению из Черемисских земель Минин скоропостижно скончался. Его похоронили на одном из кладбищ Нижнего Новгорода. Затем прах перенесли в усыпальницу Спасо-Преображенского собора. До середины XIX в. центральное место на гробнице занимала надпись — «Избавитель Москвы — Отечества любитель». Сейчас собор разрушен. Ныне прах находится в Михайло-Архангельском соборе кремля.
Подвиг гражданина Минина и князя Пожарского золотыми буквами вписан в историю России. Их имена всегда ассоциировались с истинным патриотизмом и самоотверженностью. Не случайно в сложные для страны периоды память о героическом ополчении поднимала россиян на новые подвиги.
В начале XIX в., после позора под Аустерлицем, император Александр I подписал мир с Наполеоном. Но мудрый дипломат Александр прекрасно понимал, что Франция все равно нападет на Россию. Нужно было готовиться к войне. Именно тогда на помощь государству снова пришли идеи Минина и Пожарского. 30 ноября 1806 г. император издает манифест о создании ополчения по примеру великих предков. К моменту нападения Наполеона Россия имела не только регулярные войска, но и 612 тыс. ратников-ополченцев, среди них были и нижегородцы. Было принято и другое, не менее важное решение. В целях воспитания патриотического духа, по совету царя Александра, президент академии художеств, граф Строганов, вводит в устав непременный раздел все воспитанники академии должны выполнять работы на патриотические сюжеты. Тогда появились работы с изображениями Дмитрия Донского, Александра Невского, Козьмы Минина, Дмитрия Пожарского. Памятная медаль «4 ноября День народного единства»
В 2005 г. 4 ноября в нашей стране впервые отмечали новый всероссийский праздник — День народного единства. Дата выбрана не случайно: 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 г. вошло в отечественную историю как знаменательный день освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков Нижегородским ополчением под предводительством Минина и Пожарского в союзе с другими патриотическими силами. На родине Козьмы Минина — в Нижегородской области — эта дата будет отмечаться уже в пятый раз.
У этого праздника глубокие исторические корни. В честь освобождения Москвы в былые времена нижегородцы отмечали две даты — Память князя Дмитрия Пожарского и Память великого гражданина Кузьмы Минина. До революции 1917 г. в эти знаменательные дни городской голова приглашал почетных горожан в Спасо-Преображенский собор, где находилась гробница Кузьмы Минина. Там в присутствии членов городской думы, офицеров, чиновников, дворян, купцов, духовенства и именитых гостей совершалось богослужение. Затем в здании думы накрывался поминальный стол. Особый почет оказывался воинам-ветеранам, которым при большом скоплении горожан вручались подарки.
В двадцатом веке эти традиции надолго были утрачены. Но в последние годы благодаря патриотическому движению общественности Нижнего Новгорода и Балахны празднование дней памяти героев народного ополчения стало возрождаться.
С 2001 г. в честь подвига народного ополчения в Нижегородской области стали проводить культурно-патриотическую акцию «Алтарь Отечества». За прошедшие несколько лет стало уже доброй традицией, что с 1 по 4 ноября участники этой акции проходят по всему героическому маршруту ополчения. Цель акции — привлечь всеобщее внимание к духовным ценностям Отечества, его героическому прошлому, продемонстрировать многообразие российской культуры. Девизом культурно-просветительского похода стали слова Кузьма Минина, которые он произнес в воззвании к народу: «Купно за едино!» («Вместе за одно»).
В 2003 г. участники акции, отдав дань памяти вождям нижегородского ополчения и возложив цветы к их монументу на Красной площади в Москве, предложили объявить 4 ноября всероссийским национальным праздником.
16 декабря 2004 г. Госдума РФ приняла одновременно в трех чтениях поправки в федеральный закон «О днях воинской славы». Одной из правок было введение нового праздника День народного единства и фактическое перенесение государственного выходного дня с 7 ноября (День Согласия и Примирения) на 4 ноября.
В пояснительной записке к проекту закона отмечалось: «4 ноября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и «продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». В ополчении, собранном Мининым, объединились «русские люди, поволжские и сибирские татары, башкирские и марийские стрельцы, мордовские и удмуртские ратники». Потому и назван праздник Днем народного единства.

В 2005 г. в рамках празднования в Нижнем Новгороде Дня народного единства у храма Рождества Иоанна Предтечи состоялось открытие памятника Козьме Минину и Дмитрию Пожарскому, который является уменьшенной копией памятника, установленного на Красной площади в Москве.
Обещание сделать копию памятника и подарить ее Нижнему Новгороду мэр Москвы Юрий Лужков дал еще шесть лет назад экс-губернатору Нижегородской области Ивану Склярову во время подписания соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. И вот теперь с приходом нынешнего нижегородского губернатора Валерия Шанцева в присутствии Патриарха Московского и всея Руси Алексия II состоялось торжественное открытие монумента на историческом месте.
Памятник установлен на пьедестале у церкви Иоанна Предтечи. По заключению историков и экспертов, именно с паперти этой церкви Козьма Минин призывал нижегородцев собрать и экипировать народное ополчение на защиту Москвы от поляков.

1603 г. На престоле царь Борис Годунов, а на земле Российской лютует голод. Царские указы и меры, принятые государем для уменьшения голода, не увенчались успехом. Люди дохли как мухи, а трехлетние страдания не прошли бесследно для народного сознания и даже породили мрачные легенды и предзнаменования. В конце 1604 г. засияла на небе необычайно яркая комета. В Нижегородском крае она была доступна взгляду даже среди бела дня. «Быть беде!» — толковали в народе. В это же время, как кометы, вспыхивали народные восстания, которые с трудом удавалось погасить. А весть о том, что царевич Дмитрий жив и направляется с войском к Москве, вовсе породила смуту в народе. Кто же истинный царь? Смерть Бориса Годунова открыла вход в Кремль тем, у кого была могущественная поддержка среди бояр. С этого момента и до 1610 г. на Руси наступил период Лжедмитриев и боярского предательства. А народ покорно ждал от боярской думы разумного и справедливого решения. И безмолвно дождался, когда в августе 1610 г. бояре тайно от народа призвали на московский трон польского короля Владислава. А в сентябре интервенты уже вошли в Кремль. По всей Руси гремят набаты — будущее Московского государства под угрозой. Москва оказалась захваченной польско-литовской шляхтой. Шведы вступили в Великий Новгород, на север готовилась высадка английского десанта, Русь разваливалась на глазах. Атаман казачьей вольницы, тушинский боярин Иван Зарусский, осаждая Москву, думал посадить на трон Марию Мнишек, с малолетним сыном. У бояр с дворянами не было согласия. И в это время в Нижнем Новгороде произошли истинно великие события, имевшие значение для утверждения силы и славы русского государства. В феврале 1611 г. нижегородская рать из 1200 человек, в которую входили воины из Казани, Ярославля, Чебоксар, двинулась на Москву. В рядах ратников был и нижегородский доброволец Козьма Минин. Однако первый поход ополчения потерпел поражение, которое не давало покоя патриоту земли русской Козьме Минину. Решив перейти от мысли к действию, посадский староста начал разговаривать в земской избе с приходящими по делам посетителями. Козьма указывал на необходимость создать казну и предлагал сделать пожертвования. Так он собрал первую сумму на снаряжение ополчения. Но этих денег было недостаточно, и Минин решил обратиться с воззвание ко всему нижегородскому народу. Известно, что большое влияние на Минина оказали послания патриарха Гермогена, который отверг требования поляков призвать народ к покорности и смирению. На спуске, что идет от Ивановских ворот к торгу, начал собираться народ. Никто не остался равнодушным к обращению земляка: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имени своего!». Минин: «Не жалеть ничего, свои дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». Это воззвание не оставило равнодушным никого. Широкой волной потекли пожертвования. Многие приносили последнее. Именно это событие отражено на картине Константина Маковского «Воззвание Минина к народу», которая пожалована государем Николаем Александровичем городу Нижнему Новгороду, а сегодня составляет гордость экспозиции художественного музея города. Итак, после событий, состоявшихся на площади у Ивановской башни Нижегородского Кремля, Нижний начал готовиться к ополчению. В зиму город больше походил на большой воинский стан. По совету Минина нижегородцы стали отдавать на нужды ополчения третью часть имущества. По его же предложению предводителем похода был выбран опытный воин князь Дмитрий Пожарский (потомок Стародубских князей). 28 октября 1611 г. Пожарский принял решение возглавить нижегородскую рать, и прибыл в Нижний Новгород. Ядром ополчения стали закаленные в сечах смоляне. Они нашли временное пристанище в Арзамасе. Соединились с ними вязьмичи, дорогобужане, служилый люд из Коломны, Гороховца и других городов. Вместе с русскими вступали в ополчение татары, чуваши, мордва, черемисы. Вся великая Русь по зову нижегородцев встала на защиту Москвы. «Купно за едино. Вместе за одно!» — эти слова стали девизом войска. В конце зимы 1612 г. ополчение выступило в поход. Оно было небольшим: всего несколько тысяч человек. Пошли на Ярославль, в обход опасных мест, занятых казаками. По дороге к ополчению примыкали все новые ратники. Самые большие отряды присоединились к войску в Ярославле. С иконой Казанской Божьей Матери и под стягом князя Пожарского ополчение вступило в Москву. А тем временем, противостоящие войску Пожарского силы интервентов под Москвой имели численное преимущество. Ополчение расположилось станом у Арбатских ворот, между двух огней. С одной стороны наступали полки гетмана Хаткевича, с другой наступали поляки. Но иной позиции у Пожарского не было. Оставалось или победить, или положить всю рать на поле брани. Кровопролитная сеча длилась два дня. Летописец рассказывает, как «Минин, не искусен воинским стремлением, но смел дерзновением», в критический момент битвы попросил у Пожарского три конные дворянские сотни. Перебрался через крымский брод Москвы-реки и ударил врага с тылу. Гетманское войско не успело подготовиться к отпору. В панике вражеская рота налетела на седлавших коней рейтар и смяла их порядки. На помощь Минину пришли казаки. Тем временем ратники Минина уже достигли городского внешнего вала. Поляки отступили к Донскому монастырю. На исходе октября 1612 г. они с позором оставили окраины Москвы. После победы Дмитрий Пожарский вместе с князем Трубецким возглавил временное правительство. Начиная с 1628 г. в течение почти трех лет Дмитрий Михайлович был воеводой в Новгороде. Минину, новый царь Михаил Романов пожаловал звание думного дворянина и наградил вотчиной — селом Богородским в Нижегородском уезде. С 1613 г. герой нижегородского ополчения жил при царском дворе, участвовал в заседаниях боярской Думы. 20 января 1616 г. по возвращению из Черемисских земель Минин скоропостижно скончался. Его похоронили на одном из кладбищ Нижнего Новгорода. Затем прах перенесли в усыпальницу Спасо-Преображенского собора. До середины XIX в. центральное место на гробнице занимала надпись — «Избавитель Москвы — Отечества любитель». Сейчас собор разрушен. Ныне прах находится в Михайло-Архангельском соборе кремля. Подвиг гражданина Минина и князя Пожарского золотыми буквами вписан в историю России. Их имена всегда ассоциировались с истинным патриотизмом и самоотверженностью. Не случайно в сложные для страны периоды память о героическом ополчении поднимала россиян на новые подвиги. В начале XIX в., после позора под Аустерлицем, император Александр I подписал мир с Наполеоном. Но мудрый дипломат Александр прекрасно понимал, что Франция все равно нападет на Россию. Нужно было готовиться к войне. Именно тогда на помощь государству снова пришли идеи Минина и Пожарского. 30 ноября 1806 г. император издает манифест о создании ополчения по примеру великих предков. К моменту нападения Наполеона Россия имела не только регулярные войска, но и 612 тыс. ратников-ополченцев, среди них были и нижегородцы. Было принято и другое, не менее важное решение. В целях воспитания патриотического духа, по совету царя Александра, президент академии художеств, граф Строганов, вводит в устав непременный раздел все воспитанники академии должны выполнять работы на патриотические сюжеты. Тогда появились работы с изображениями Дмитрия Донского, Александра Невского, Козьмы Минина, Дмитрия Пожарского. Памятная медаль «4 ноября День народного единства» В 2005 г. 4 ноября в нашей стране впервые отмечали новый всероссийский праздник — День народного единства. Дата выбрана не случайно: 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 г. вошло в отечественную историю как знаменательный день освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков Нижегородским ополчением под предводительством Минина и Пожарского в союзе с другими патриотическими силами. На родине Козьмы Минина — в Нижегородской области — эта дата будет отмечаться уже в пятый раз. У этого праздника глубокие исторические корни. В честь освобождения Москвы в былые времена нижегородцы отмечали две даты — Память князя Дмитрия Пожарского и Память великого гражданина Кузьмы Минина. До революции 1917 г. в эти знаменательные дни городской голова приглашал почетных горожан в Спасо-Преображенский собор, где находилась гробница Кузьмы Минина. Там в присутствии членов городской думы, офицеров, чиновников, дворян, купцов, духовенства и именитых гостей совершалось богослужение. Затем в здании думы накрывался поминальный стол. Особый почет оказывался воинам-ветеранам, которым при большом скоплении горожан вручались подарки. В двадцатом веке эти традиции надолго были утрачены. Но в последние годы благодаря патриотическому движению общественности Нижнего Новгорода и Балахны празднование дней памяти героев народного ополчения стало возрождаться. С 2001 г. в честь подвига народного ополчения в Нижегородской области стали проводить культурно-патриотическую акцию «Алтарь Отечества». За прошедшие несколько лет стало уже доброй традицией, что с 1 по 4 ноября участники этой акции проходят по всему героическому маршруту ополчения. Цель акции — привлечь всеобщее внимание к духовным ценностям Отечества, его героическому прошлому, продемонстрировать многообразие российской культуры. Девизом культурно-просветительского похода стали слова Кузьма Минина, которые он произнес в воззвании к народу: «Купно за едино!» («Вместе за одно»). В 2003 г. участники акции, отдав дань памяти вождям нижегородского ополчения и возложив цветы к их монументу на Красной площади в Москве, предложили объявить 4 ноября всероссийским национальным праздником. 16 декабря 2004 г. Госдума РФ приняла одновременно в трех чтениях поправки в федеральный закон «О днях воинской славы». Одной из правок было введение нового праздника День народного единства и фактическое перенесение государственного выходного дня с 7 ноября (День Согласия и Примирения) на 4 ноября. В пояснительной записке к проекту закона отмечалось: «4 ноября 1612 г. воины народного ополчения под предводительством Козьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и «продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». В ополчении, собранном Мининым, объединились «русские люди, поволжские и сибирские татары, башкирские и марийские стрельцы, мордовские и удмуртские ратники». Потому и назван праздник Днем народного единства. В 2005 г. в рамках празднования в Нижнем Новгороде Дня народного единства у храма Рождества Иоанна Предтечи состоялось открытие памятника Козьме Минину и Дмитрию Пожарскому, который является уменьшенной копией памятника, установленного на Красной площади в Москве. Обещание сделать копию памятника и подарить ее Нижнему Новгороду мэр Москвы Юрий Лужков дал еще шесть лет назад экс-губернатору Нижегородской области Ивану Склярову во время подписания соглашения о социально-экономическом сотрудничестве. И вот теперь с приходом нынешнего нижегородского губернатора Валерия Шанцева в присутствии Патриарха Московского и всея Руси Алексия II состоялось торжественное открытие монумента на историческом месте. Памятник установлен на пьедестале у церкви Иоанна Предтечи. По заключению историков и экспертов, именно с паперти этой церкви Козьма Минин призывал нижегородцев собрать и экипировать народное ополчение на защиту Москвы от поляков. Олег Сухонин


Князь Дмитрий Михайлович Пожарский:
«Деды наши из Руси татар прогнали. Так не посрамим же их славы! Пусть знают дети наши и внуки наши и правнуки наши и все РУССКИЕ ЛЮДИ, которые будут, что послужили мы Отечеству ВЕРНО! Что крепка наша земля, что будет стоять она нерушимо навечно!»

Кто такие Минин и Пожарский?

С сентября 1610 года Москва была заня-та польскими войсками. Боярское прави-тельство договорилось с королем Польши Сигизмундом III о признании его сына Владислава русским царем, но на условиях независимости государственной жизни, православной церкви и национального быта.

Однако поляки не собирались выпол-нять этот договор. Реальной властью в Мо-скве обладали польские военачальники и их пособники из русских бояр. По стране разъезжали отряды польских панов. За-хватчики начисто обирали население, топтали посевы, резали скот, сжигали города и села, зверски убивали или угоняли в плен жителей, издевались над русскими обычаями. В то же время на северо-западе страны объявился новый враг — шведы: они захватили древний Новгород.

К осени 1611 года значительная часть России на западе и северо-западе была в руках иноземцев. В полусожженной и раз-грабленной столице стоял вражеский гар-низон. Повсюду рыскали шайки лихих лю-дей (разбойников). Страна пришла в пол-ный упадок. Она не имела ни центрального правительства, ни армии, ни материаль-ных средств. Ей угрожала потеря государ-ственной независимости. Эту страшную по-ру народ прозвал «лихолетьем».

Мириться с гибелью государства было просто невозможно. Осенью 1611 года в Нижнем Новгороде по почину земского старосты Кузьмы Минина начали формиро-ваться отряды народного ополчения для борьбы с врагами. Их ядро составили ни-жегородские посадские и служилые люди. Нужно было избрать военного предводите-ля будущей народной рати. Выбор пал на одного из лучших военачальников того времени, известного своей храбростью и честностью, — князя Дмитрия Михайлови-ча Пожарского. Всеми же хозяйственными делами и организацией ополчения ведал Кузьма Минин.

Нижегородское войско быстро преврати-лось в общерусское. Оно ставило своей целью освобождение Москвы и изгнание из страны интервентов.

Весной 1612 года ополчение двинулось на Ярославль, в котором пробыло около четырех месяцев, продолжая подготовку к походу на Москву. За это время оно значи-тельно возросло и окрепло. В июле 1612 года народная дружина Минина и Пожар-ского выступила на Москву.

24 августа в самой столице произошла упорная и кровопролитная битва. Русские разгромили армию гетмана Ходкевича, ко-торый шел на помощь польскому гарнизо-ну, занимавшему Кремль.
В октябре 1612 года, не выдержав голо-да, осажденный вражеский гарнизон сдал Кремль. Ополчение Минина и Пожарского полностью освободило столицу от врагов.

Вскоре и вся русская земля была очи-щена от разрозненных отрядов польских панов. Так русский народ, тесно сплотив-шись перед лицом опасности, спас свою землю от иностранного порабощения.
В память о патриотической деятельно-сти Минина и Пожарского в 1818 году на Красной площади в Москве установлен па-мятник работы скульптора И.П.Мартоса. На нем выбита надпись: «Гражданину Ми-нину и князю Пожарскому благодарная Россия».

В Москве напротив Собора Василия Блаженного стоит памятник. На постаменте два человека: один с мечом, второй со щитом, а снизу надпись «ГРАЖДАНИНУ МИНИНУ И КНЯЗЮ ПОЖАРСКОМ. БЛАГОДАРНАЯ РОССИЯ ЛЕТО. 1818

Кто же такие Минин и Пожарский и за что им благодарна целая страна? Для того, чтобы ответить на этот вопрос придется «копнуть» историю на несколько столетий назад.

К началу XVII в. в Российском государстве наступило так называемое Смутное время. После смерти в 1584 царя Ивана Грозного в Московском государстве началась эпоха глубочайшего кризиса, вызванного пресечением царской династии Рюриковичей. Единое русское государство распалось, появились многочисленные самозванцы.

Под именем убиенного царевича Дмитрия объявился первый русский самозванец – Гришка Отрепьев, беглый монах московского Чудова монастыря. Заговорщики убили сына Бориса Годунова, Федора, и его мать. Едва успели расправиться с Гришкой, как вместе со всяким вооруженным сбродом, явился второй самозванец – еще один Лжедмитрий. В стране разразился династический кризис. Москва лежала в руинах, многие города были разрушены и сожжены, в Угличе сломаны все мосты. Воспользовавшись бедственным положением в стране, России объявили войну поляки и шведы.

К осени 1611 г. положение России было близко к отчаянному: поляки заняли Москву, Смоленск и другие русские города на западе. Шведы захватили все побережье Финского залива и Новгород. Вся западная часть государства оказалась фактически оккупированной. В стране процветало мародерство, организованная и обычная преступность.

В этот тяжелой для страны момент огромную роль сыграло русское духовенство. Под руководством игумена Троице-Сергиева монастыря архимандрита Дионисия, впоследствии канонизированного Русской Православной Церковью, монахи стали призывать русский народ к ополчению для того, чтобы изгнать врагов земли русской, прежде всего шляхтичей. Аналогичные воззвания и грамоты рассылал и патриарх Гермоген, множество других священников ходило по городам и деревням, призывая народ к освобождению страны. Церковное, особенно монастырское, слово имело тогда огромный авторитет.

Одна из грамот патриарха Гермогена попала в Нижний Новгород, в руки земского старосты Козьмы Минина (Сухорука). Был он простым мясником, происхождения невысокого, но человеком был набожным, умным и энергичным. А главное – был большим патриотом. Призыв церкви к ополчению был им услышан, он немедленно приступил к делу и стал собирать людей. «Захотим помочь московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником». Минин собирал пожертвования, объясняя народу, куда пойдут их деньги, став практически финансовым директором ополчения.

Командующим ополчением был избран князь Дмитрий Михайлович Пожарский, принадлежавший к потомкам Рюрика. Князь верно служил и Борису Годунову, и Василию Шуйскому, и взошедшему потом на престол шестнадцатилетнему князю Михаилу Романову. Пожарский всегда занимал высокие должности, имел опыт успешного руководства несколькими военными операциями.

Именно этим двум людям предстояло сыграть центральную роль в освобождении страны от иноземных захватчиков. За зиму 1611-1612 гг. к ополченцам Нижнего Новгорода присоединились многие другие из отечественных городов и весей, недовольные засильем иноземцев. До того как идти на Москву, Пожарскому пришлось усмирить бунты в Поволжье. На это ушло все лето 1612 г. Зимой Пожарский собрал Земский Собор в Ярославле и передал ему управление всей Московской землей. На Собор прибыли представители всех сословий почти из всех русских городов, чтобы обсудить план дальнейших действий. В том числе и похода на Москву. Но вскоре стало известно, что польский король Сигизмунд уже выслал большое войско, и Пожарский решил не откладывая, сразу же выступать в поход.

Под знамена Пожарского и Минина собралось более 10 тысяч служилых поместных людей, до трех тысяч казаков, более тысячи стрельцов и множество «даточных людей» из крестьян. С чудотворной иконой Казанской Божией Матери Нижегородское земское ополчение сумело 1 ноября 1612 взять штурмом Китай-город и изгнать поляков из Москвы. 4 ноября командование гарнизона интервентов подписало капитуляцию и выпустило из Кремля московских бояр и других знатных лиц, на следующий день гарнизон сдался.

Благодарные потомки по достоинству оценили вклад Минина и Пожарского в дело освобождения отечества и воздвигли героям монумент на главной площади страны. Первоначально памятник планировали установить еще в 1812 г., к 200-летию героических событий, но этому помешала война с Наполеоном. И лишь в 1818 г. на деньги, собранные в складчину, работа скульптора И. Мартоса была установлена в самом центре Красной площади. Однако в 1930 г. памятник посчитали помехой для праздничных демонстраций и перенесли его ближе к собору Василия Блаженного, где он стоит и поныне.

Польско-московская война, 1609-1619 гг.

Польско-московская война, 1609-1619 гг.

Польско-московская война 1609-1619 годов была одним из последствий Смутного времени в России (1604-1613). В 1598 году скончался Федор I, сын Ивана IV (Грозного). Он был последним представителем династии Рюриковичей, или Руси, правившей в некоторых частях России с IX века. За Федором последовал царь в роли Бориса Годунова, но, несмотря на свои личные способности, Годунову не хватало легитимности. В 1604 году его правление было оспорено первым Лжедмитрием, одним из тех, кто утверждал, что был сыном Федора Дмитрием, который на самом деле умер в 1591 году.Годунов умер (1605 г.) до того, как смог победить Лжедмитрия, недолго удерживавшего русский престол, а затем был убит в 1606 г. Последовала гражданская война. Василий Шуйский был объявлен царем, но в России он не пользовался популярностью.

Ряд сторонников Дмитрия были поляками, и их массовое убийство в 1606 году положило начало периоду польского вмешательства в гражданскую войну. Наконец, в 1609 году Сигизмунд III объявил войну официальной, заявив свои права на русский престол. Его основные усилия были направлены против Смоленска, осажденного в 1609-1611 гг.Город защищал Михаил Борисович Шеин, который позже попытался захватить город (осада Смоленска, 1632-34).

Польская интервенция в России положила начало союзу между Швецией и Москвой. Объединенная армия под командованием брата царя Дмитрия Шуйского была послана для снятия осады Смоленска, но потерпела тяжелое поражение в битве при Клушино (4 июля 1610 г.). Три месяца спустя, 8 октября 1610 года, польская армия заняла Москву. Царя Василия низложили и увезли в Варшаву.Сыну Сигизмунда Владиславу действительно предложили русский престол, но он не смог воспользоваться своим шансом. Война в России была непопулярна в Польше, и Сигизмунд был более интересен взятием Смоленска и связанных с ним окраин. Несмотря на это, польский гарнизон занимал Кремль с 1610 по 1612 год. Смоленск окончательно пал летом 1611 года.

В том же году началось антипольское восстание в России. Поляки были вынуждены покинуть большую часть России в 1612 году, в то время как гарнизон в Кремле был вынужден сдаться, а затем был уничтожен.В 1613 году царем был избран Михаил Романов, сын патриарха Филарета, и некоторая стабильность вернулась.

Шведско-русский союз рухнул, и на смену ему пришла новая шведско-русская война (1613-1617). В 1617 году Владислав воспользовался этой войной, чтобы сделать еще одну попытку завоевать то, что он теперь считал «своим» троном. В 1617-18 он предпринял решительную попытку захватить Россию, но Михаил заключил мир со шведами и отразил возобновленное нападение поляков.

Обе стороны были готовы к перемирию.В январе 1619 года Деулинское перемирие приостановило военные действия на четырнадцать с половиной лет (перемирие было преждевременно нарушено русскими во время Смоленской войны 1632-34 годов). Русские были вынуждены признать польскую оккупацию Смоленска, Северска, Чернигова и прилегающих территорий. Взамен были освобождены находившиеся в Варшаве русские пленные, в том числе патриарх Филарет.

Северные войны, 1558-1721 (Современные войны в перспективе), Роберт И. Фрост. Одна из очень немногих английских работ, посвященных длительному периоду войн, сформировавших северо-восточную Европу, Фрост дает превосходный обзор почти двухвекового конфликта, который сформировал Скандинавию, Россию и Польшу и завершился Великой Северной войной.

Как цитировать эту статью: Рикард, J (26 июля 2007 г.), Польско-московская война, 1609-1619 гг. , http://www.historyofwar.org/articles/wars_polish_muscovite_1609-19.html


Ультраправые националисты захватили русский праздник — East Bay Times

МОСКВА — Российский праздник, созданный Кремлем взамен традиционного празднования большевистской революции 1917 года, узурпирован ультраправыми националистами, которые выставляют десятки тысяч сторонников для шествий в Москве и других городах воскресенье.

В советское время приход к власти большевиков отмечался 7 ноября военными парадами и массовыми митингами. Борис Ельцин, первый постсоветский президент, переименовал этот праздник в День согласия и примирения, но поскольку коммунисты продолжали отмечать старый праздник демонстрациями по всей стране, он вскоре приобрел антиправительственный тон.

Два года назад президент Владимир Путин дал этому празднику новую дату, 4 ноября, и новое название — День народного единства. Новый праздник, призванный призвать к патриотизму, был немедленно воспринят крайними националистами, организовавшими так называемый Русский марш.

Воскресные демонстрации организованы Движением против нелегальной миграции, которое выступает за депортацию небелых мигрантов, и Славянским союзом, еще одной группой сторонников превосходства белой расы. К шествиям присоединятся несколько более мелких националистических групп, включая русских православных фундаменталистов и монархистов.

Конечно, мы не используем праздник так, как того хотела (кремлевская) администрация, — сказал Александр Белов, лидер Движения против нелегальной миграции.Его имя, основанное на русском языке, обозначающем белый, является псевдонимом.

Кремль попытался придать празднику значение, связав его с изгнанием в 1612 году польских и казачьих войск, которые ненадолго захватили Москву во время политического беспорядка. Спустя несколько месяцев новым царем России был избран 16-летний Михаил Романов; его династия правила страной 300 лет.

4 ноября — это также день, когда Русская Православная Церковь празднует икону Казанской Божьей Матери, одной из самых почитаемых в Руси.

Для Кремля историческая параллель очевидна. После трудных лет после распада Советского Союза в 1991 году, которые воспринимались как время экономической деградации, неопределенности и утраты национальной гордости, Путин руководил возрождающейся Россией, которая бросила вызов Западу, чтобы вернуть себе статус крупного международного игрока.

Представитель Путина попытался преуменьшить антизападный характер праздника.

Это не должно быть связано с поляками, заявил журналистам пресс-секретарь Дмитрий Песков.Это день национального согласия, национального единства, что очень важно для сегодняшней России.

Антииммигрантские националисты используют праздник в своих целях.

Мы будем выселять из России не поляков, заявил лидер Славянского союза Дмитрий Демушкин на пресс-конференции в четверг, когда другие организаторы Русского марша одобрительно засмеялись. Русский марш длится круглый год.

Во время первого «Русского марша» в 2005 году несколько тысяч членов националистических антииммигрантских групп прошли через Москву, некоторые из них выкрикивали «Хайль Гитлер».Марш вызвал общественный резонанс, и в следующем году полиция разогнала демонстрацию.

В этом году власти Москвы одобрили Русский марш с участием до 7000 человек, который пройдет на набережной Москвы-реки вдали от центра города. Организаторы также планируют провести марши более чем в 20 других городах.

Националистические и неонацистские группы проинструктировали активистов сотрудничать с полицией и избегать драк.

Все национал-социалисты выступят в отдельной колонке, говорится в сообщении в неонацистском блоге, подписанном пользователем по прозвищу «Особый нацист».Принесите свои знамена, флаги ваших групп и бригад — но не самые крайние, чтобы избежать агрессии копов.

Сторонники Славянского союза согласились не разворачивать свои знамена, состоящие из четырех квадратов, наложенных друг на друга, чтобы напоминать нацистскую свастику, сказал Белов.

Это праздник русского народа. Никто не будет кричать «Хайль, Гитлер» », — сказал Евгений Валяев, пресс-секретарь« Русского марша ».

Лев Пономарев, правозащитник, сказал, что лозунги демонстрантов — всего лишь грубая версия того, что говорят антилиберальные и антииммигрантские лидеры России.

В конце концов, недальновидные кремлевские идеологи и стратеги устроили экстремистам прекрасный праздник, написал Пономарев в авторской статье в The Moscow Times.

В России наблюдается рост преступлений на почве ненависти: более 50 человек убиты и более 400 ранены в результате нападений на этнической почве в этом году, по данным правозащитного центра «Сова».

Несколько прокремлевских молодежных групп и молодежная группа либеральной партии «Яблоко» планируют встречные митинги в воскресенье. Самая крупная прокремлевская группировка под названием «Наши» или «Наши» соберется возле Красной площади, где тысячи людей создадут гигантское покрывало мира, символизирующее согласие между этническими группами России.

Согласно опросу, проведенному в пятницу Левада-центром, только 23 процента россиян знают название праздника 4 ноября. Из 1600 опрошенных по всей стране только 4% знали, что праздник знаменует собой освобождение Москвы от поляков в 1612 году. Погрешность опроса составляет три процентных пункта.

Пешеходная экскурсия по Красной площади (Самостоятельная), Москва, Россия

Пиренейские ворота (рус. Иверские ворота), также известные как Воскресенские ворота (рус. Воскресенские ворота), и их часовня вместе составляют реконструированный парадный вход на Красную площадь. .Это также единственные существующие ворота Китай-города в Москве, которые дали свое название находящейся неподалеку Воскресенской площади.

Самые первые каменные ворота на этом месте, первоначально называвшиеся Неглиненскими воротами, были построены в 1535 году. В 1669 году они были перестроены и в них разместилась икона Панагия Портайтисса («хранительница ворот»), точная копия Иберийской Пресвятой Богородицы. Икона Божья, известная своими чудотворными способностями, привезена с Афона в 1648 году.

Чтобы защитить икону от непогоды, в 1680 году ее поместили в часовне перед воротами, обращенной в сторону от Красной площади.Впоследствии название Иверский («Иберийский») прижилось и к часовне, и к воротам. Другая икона — Воскресение Христова — была помещена на воротах, выходящих на Красную площадь, и дала им второе название.

Популярный обычай предписывал каждому, кто идет на Красную площадь или в Кремль, поцеловать Иберийскую икону перед входом в ворота, а мужчинам — снимать шляпы. Тесный храм всегда был заполнен прихожанами: можно было увидеть нищих и разбойников, молящихся вместе с высшей королевской властью и самим царем.

После революции часовню неоднократно грабили и отбирали все ее ценности, включая почитаемую иберийскую икону. В 1931 году Советы решили освободить место для проезда тяжелой техники во время ежегодных военных парадов, и ворота и часовня были снесены.

После распада Советского Союза обе постройки были перестроены в 1994–1995 годах, а новая копия Иверской иконы Богородицы была специально написана на Афоне. Этот новый образ уже прославился многими собственными чудесами.

На протяжении многих лет часовня фигурировала в ряде произведений Льва Толстого, Ивана Бунина, Марины Цветаевой и Х.Г. Уэллса. Прямо перед ним бронзовая доска, обозначающая нулевой километр российской дорожной сети.

Краткая история Польши — Институт национальной памяти

До Первой мировой войны

1795-1918

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.