Ода фелица тема и идея: Жанр произведения державина фелица. Литературный анализ оды «Фелица

Содержание

Жанр произведения державина фелица. Литературный анализ оды «Фелица


Краткое содержание

Свое название ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой вы читаете, получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре». Автор данного произведения — императрица Екатерина II.

В своем произведении этим именем Державин называет саму правительницу России. Кстати, оно переводится как «счастье». Суть оды сводится к прославлению Екатерины (ее привычек, скромности) и карикатурному, даже насмешливому изображению ее напыщенного окружения.

В образах, которые описывает Державин в оде «Фелица» (краткого содержания на «Брифли» не найти, но оно есть в этой статье), легко можно узнать некоторых приближенных к императрице особ. Например, Потемкина, который считался ее любимцем. А также графов Панина, Орлова, Нарышкина. Поэт умело изображает их насмешливые портреты, демонстрируя при этом определенную смелость. Ведь если кто-то из них сильно бы обиделся, то мог легко расправиться с Державиным.

Спасло его только то, что Екатерине II сильно понравилась эта ода и императрица стала благожелательно относиться к Державину.

При этом даже в самой оде «Фелица», краткое содержание которой приведено в этой статье, Державин решается давать советы императрице. В частности, поэт советует, чтобы она подчинялась закону, единому для всех. Завершается ода восхвалением государыни.

Благоприятное стечение обстоятельств

Друзья Державина, первыми услышавшие оду, оказались от неё в восторге, но поспешили охладить пыл поэта: на публикацию произведения нечего было и надеяться, ведь в нем так явно читались выпады против знатных екатерининских вельмож. Тем не менее сама судьба словно подстроила все так, чтобы произведение не пролежало вечно в ящике державинского стола. Спустя год ода попала к поэту Осипу Козодавлеву, от него – к любителю словесности И.И. Шувалову, прочитавшему эти стихи на обеде перед компанией господ, среди которых был и князь Потемкин, один из завуалировано осмеянных в оде лиц. Князь решил сделать вид, что сочинение его не трогает и вообще не имеет к нему отношения, в результате чего Гавриил Романович смог вздохнуть с облегчением.


Смотреть галерею

Образ императрицы

В оде «Фелица» Державина, краткое содержание которой содержит смысловую квинтэссенцию произведения, императрица поначалу предстает перед нами в привычном богоподобном образе. Для писателя она образец просвещенного монарха. При этом он приукрашивает ее облик, свято веря в изображаемый образ.

В тоже время в стихах поэта проскальзывают мысли не только о мудрости власти, но и о недобросовестности и низком уровне образованности ее исполнителей. Многих из них интересует только собственная выгода. Стоит признать, что эти идеи появлялись и ранее, но никогда раньше реальные исторические личности не были настолько узнаваемы.

В оде «Фелица» Державина (краткое содержание «Брифли» предложить пока не может) поэт предстает перед нами как смелый и отважный первооткрыватель. Он составляет удивительный симбиоз, дополняя хвалебную оду индивидуальными чертами персонажей и остроумной сатирой.

Художественный синтез

Анализ оды «Фелица» показывает установку на обыкновенную, принятую в те времена торжественную хвалебную оду к дате. Написанная традиционной строфикой оды — десятистишиями, и, как положено, четырёхстопным ямбом. Но до Державина никто ещё не посмел слить два противоположных по целевой направленности жанра — величественную хвалебную оду и едкую политическую сатиру.

Первой была ода «Фелица». Державин как бы «шагнул назад» в своём новаторстве, судя по точно выполненным условиям жанра, хотя бы в сравнении со «Стихами на рождение», которые даже строфикой не разделены. Однако это впечатление пропадает, как только читатель одолевает первые несколько строф. Всё-таки даже композиция оды «Фелица» представляет собой гораздо более широкого порядка художественный синтез.

История создания

Именно ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой удобно для общего ознакомления с произведением, сделала имя поэту. Первоначально автор не думал о том, чтобы напечатать это стихотворение. Не афишировал его и скрывал авторство. Он всерьез опасался мести влиятельных вельмож, которых не в лучшем свете изобразил в тексте.

Только в 1783 году произведение получило распространение благодаря княгине Дашковой. Близкая соратница императрицы напечатала его в журнале «Собеседник любителей русского слова». Кстати, в него отдавала свои тексты и сама правительница России. По воспоминаниям Державина, Екатерина II так растрогалась, когда впервые прочитала оду, что даже начала плакать. В таких растроганных чувствах ее и обнаружила сама Дашкова.

Императрица непременно пожелала узнать, кто автор этого стихотворения. Ей показалось, что в тексте все было изображено максимально точно. В благодарность за оду «Фелица» Державина, краткое содержание и анализ которой приведены в этой статье, она направила поэту золотую табакерку. В ней лежали 500 червонцев.

После такого щедрого царского подарка к Державину пришли литературная слава и успех. Такой популярности до него не знал ни один поэт.

Анализ оды Г.Р. Державина «К Фелице»

Великий преобразователь русской поэзии Г.Р. Державин

В 1782 году еще не очень известный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсацкой царевне Фелице». Ода так и называлась «К Фелице». Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода прославляла простоту и гуманность обхождения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее правления. Но одновременно обычным, а то и грубоватым разговорным языком она повествовала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», которые отнюдь не достойны своей правительницы. В мурзах прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода в руки императрицы поскорее попала, одновременно этого и опасался. Как самодержица посмотрит на его смелую выходку: насмешку над ее любимцами! Но в конце концов ода оказалась на столе Екатерины, и та пришла от нее в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных следует время от времени ставить на место и намеки оды – прекрасный для этого повод. Сама Екатерина II была писательницей (Фелица – один из ее литературных псевдонимов), оттого сразу оценила и художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, призвав к себе поэта, императрица щедро его наградила: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми червонцами.

К Державину пришла известность. Новый литературный журнал «Собеседник Любителей Российского Слова», который редактировала подруга императрицы княгиня Дашкова, а печаталась в нем сама Екатерина, открывался одой «К Фелице». О Державине заговорили, он стал знаменитостью. Только ли в удачном и смелом посвящении оды императрице было дело? Конечно же, нет! Читающую публику и собратьев по перу поразила сама форма произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряженности. Живая, образная, насмешливая речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно же, говорилось похвально, но тоже не высокопарно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как о простой женщине, не небожителе:

Мурзам твоим не подражая, Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая Бывает за твоим столом.

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин отваживается на смелые сопоставления:

Подобно в карты не играешь, Как я, от утра до утра.

И, больше того, фривольничает, вводя в оду неприличные по светским нормам того времени детали и сценки. Вот как, например, проводит свой день придворный-мурза, празднолюбец и безбожник:

Иль, сидя дома, я прокажу, Играя в дураки с женой; То с ней на голубятню лажу, То в жмурки резвимся порой, То в свайку с нею веселюся, То ею в голове ищуся; То в книгах рыться я люблю, Мой ум и сердце просвещаю: Полкана и Бову читаю, Над Библией, зевая, сплю.

Произведение было наполнено веселыми, а нередко и язвительными намеками. На любящего плотно поесть и хорошо выпить Потемкина («Шампанским вафли запиваю / И все на свете забываю»). На кичащегося пышными выездами Орлова («великолепным цугом в карете англинской, златой»). На готового бросить все дела ради охоты Нарышкина («о всех делах заботу / Оставя, езжу на охоту / И забавляюсь лаем псов») и т.д. В жанре торжественной похвальной оды так еще никогда не писали. Поэт Е.И. Костров выразил общее мнение и одновременно легкую досаду по поводу удачливого соперника. В его стихотворном «Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царевны Киргизкайсацкой» есть строки:

Признаться, видно, что из моды Уж вывелись парящи оды; Ты простотой умел себя средь нас вознесть.

Императрица приблизила к себе Державина. Помня о «бойцовских» свойствах его натуры и неподкупной честности, отправляла на различные ревизии, заканчивающиеся, как правило, шумным возмущением проверяемых. Поэт назначался губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Но долго не удерживался: слишком рьяно и властно расправлялся с местными чиновниками. В Тамбове дело зашло так далеко, что наместник края Гудович подал в 1789 году жалобу императрице на «самоуправство» не считающегося ни с кем и ни с чем губернатора. Дело было передано в Сенатский суд. Державина отставили от должности и до окончания судебного разбирательства обязали жить в Москве, как сказали бы сейчас, под подпиской о невыезде.

И хотя поэта оправдали, он остался без должности и без расположения государыни. Рассчитывать можно было вновь лишь на себя самого: на предприимчивость, даровитость и удачу. И не падать духом. В составленных уже в конце жизни автобиографических «Записках», в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признается: «Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту; вследствие чего написал он оду “Изображение Фелицы” и к 22-му числу сентября, то есть ко дню коронования императрицы, передал ее ко двору <�…> Императрица, прочетши оную, приказала любимцу своему (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины, – Л.Д.) на другой день пригласить автора к нему ужинать и всегда принимать его в свою беседу».

Художественные особенности оды «Фелица»

Державин творил в жанре классицизма. Это направление строго запрещало соединять несколько жанров, например, высокую оду и сатиру. Но поэт решился на такой смелый эксперимент. Причем он не только их объединил в своем тексте, но и сделал нечто небывалое для литературы того весьма консервативного времени.

Державин просто рушит традиции хвалебной оды, активно применяя в своем тексте сниженную, разговорную лексику. Использует даже откровенные просторечия, которые в принципе в те годы не приветствовались в литературе. Самое главное, рисует императрицу Екатерину II обычным человеком, отказываясь от ее классического парадного описания, которое активно применялось в подобных произведениях.

Именно поэтому в оде можно встретить описание бытовых сцен и даже литературный натюрморт.

Основная часть оды. Изображение монархини

О чем же еще говорит в своем творении Державин? Фелица (краткое содержание поможет любому желающему понять смысл произведения) далее контрастно противопоставляется не только своему двору и приближенным, но и самому автору, который подходит к рассмотрению своей персоны крайне критично. Так, Екатерина поэтизируется настолько, что её литературный портрет оказывается совершенно лишен изъянов. Её совершенный нравственно-психологический внутренний мир раскрывается через привычки, описание поступков, распоряжения, государственные деяния. Императрица любит гулять в тишине, просто и без изысков питаться, много читать и писать. Описательная часть и изображение внешности компенсируются общим настроением, впечатлением от изображаемых черт просвещенной монархини: она скромна, демократична, неприхотлива, проста, приветлива, умна и талантлива в сфере государственной деятельности.


Смотреть галерею

Новаторство Державина

Обыденный, бытовой образ Фелиции, за которой легко угадывается императрица — одно из основных новаторств Державина. При этом ему удается создать текст так, чтобы не снижать ее образ. Наоборот, поэт делает его реальным и человечным. Порой кажется, что поэт пишет его с натуры.

Во время чтения стихотворения «Фелица» можно убедиться, что автору удалось внести в поэзию индивидуальные характеристики реальных исторических персонажей, взятые им из жизни или созданные воображением. Все это было показано на фоне бытовой обстановки, которая была изображена максимально колоритно. Все это и сделало оду понятной и запоминающейся.

В результате в оде «Фелица» Державин умело сочетает стиль хвалебной оды с индивидуализацией реальных героев, также вносит элемент сатиры. В конечном счете, в оде, которая принадлежит высокому стилю, оказывается много элементов низких стилей.

Сам Державин определял ее жанр, как смешанную оду. Он утверждал: от классической оды она отличается тем, что в смешанном жанре у автора есть уникальная возможность говорить обо всем на свете. Так поэт разрушает каноны классицизма, стихотворению открывается путь для новой поэзии. Эта литература получает развитие в творчестве автора следующего поколения — Александра Пушкина.

Державин и императрица

Поза певца здесь тоже меняется по отношению к предмету воспевания, если рассматривать не только всю предыдущую русскую литературу, но даже и стихи самого Державина. Иногда в оде ещё проскальзывает некая богоподобность царицы, но при всём этом и при общей почтительности, которую демонстрирует ода «Фелица», содержание показывает и определённую короткость отношения, не фамильярность, но теплоту почти родственной близости.

А вот в сатирических строках Державин иногда может быть понят двойственно. Собирательные черты образа мурзы высмеивают всех по очереди вельмож Екатерины, причём именно здесь поэт не забывает и себя. Автоирония — тем более редкостный факт в поэзии тех лет. Авторское «я» не лишено лирики, но ясно даётся понять, что «Таков, Фелица, я развратен!», «Сегодня властвую собою, а завтра прихотям я раб». Появление в оде такого авторского «я» — факт огромного художественного значения. Ломоносов тоже начинал оды с «я», но как верноподданный раб, а у Державина автор — конкретный и живой.

Значения оды «Фелица»

Сам Державин признавался, что большая заслуга состоит в том, что он решился на такой эксперимент. Известный исследователь его творчества Ходасевич отмечает, что Державин больше всего гордился тем, что первым из русских поэтов заговорил «забавным русским слогом», как он сам это называл.

Но поэт отдавал себе отчет, что его ода будет, по сути, первым художественным воплощением русского быта, станет зародышем реалистического романа. Также Ходасевич считал, что если бы Державин дожил до публикации «Евгения Онегина», то, несомненно, нашел бы в ней отзвуки своего творчества.

Антитеза «императрица – вельможи»

Кого же противопоставил идеальной во всех смыслах императрице Державин? «Фелица» (в сокращении это понимается особенно явно) описывает нам некое развращенное «Я»; за ним скрывается собирательный образ приближенного царедворца, который, по существу, включает черты всех ближайших сподвижников царицы. Это и уже упоминаемый князь Григорий Потемкин, чей портрет можно увидеть ниже, и екатерининские фавориты Григорий и Алексей Орловы, гуляки, любители скачек и кулачных боев, фельдмаршал Петр Панин, сначала – охотник, и только потом государственный служащий, генерал-прокурор Александр Вяземский, который особенно почитал лубочные повести, и многие другие. А к кому же относил себя сам Державин? «Фелица» (анализ оды, краткое содержание и разбор помогают это установить) – произведение, в котором автор подходит к своей личности без предвзятости, а потому относит и себя к вельможной компании, ведь к этому времени Гавриил Романович уже стал статским советником. Однако, вместе с этим, он был способен объективно признать собственные грехи, слабости, пороки, и, по личному замечанию поэта, «глупости». Державин не осуждает человеческие страсти придворных слуг и знатных мужей: он понимает, что, свойственные многим, они подчас уравновешиваются блестящим умом и талантом, которые служат на благо государства Российского и во имя его процветания.


Смотреть галерею

Анализ стихотворения Державина «Фелица»

В 1781 году в печати появилась «Сказка о царевиче Хлоре», которую императрица Екатерина II сочинила для внука, будущего императора Александра I. Это поучительное произведение повлияло не только на маленького Александра Павловича, но и на Гавриила Романовича Державина (1743–1816). Оно вдохновило поэта на создание оды государыне, которую он назвал «Ода к премудрой киргизкайсацкой царевне Фелице, писанная татарским мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санктпетербурге. Переведена с арабского языка 1782».

Стихотворение было впервые опубликовано в 1783 году в журнале «Собеседник». Поэт не оставил подписи под произведением, но как и весь текст оды, название полно намёков. Например, под «киргиз-кайсацкой царевной» подразумевается Екатерина II, являвшаяся владычицей киргизских земель. А под мурзой – сам поэт, считавшего себя потомком татарского принца Багрима.

В оде содержится множество аллюзий на различные события, людей и высказывания, относящиеся к царствованию Екатерины II. Взять хотя бы имя, которым награждает её автор. Фелица – это героиня «Сказки о царевиче Хлоре». Как и у императрицы, у неё есть муж, который мешает ей осуществлять добрые намерения. Кроме того, Фелица, по объяснению Державина, — это древнеримская богиня блаженства, а именно этим словом многие современники характеризовали правление Екатерины II, которая благоволила наукам, искусствам и придерживалась довольно свободных взглядов на общественное устройство.

Эти и другие многочисленные добродетели государыни и восхваляет Гавриил Романович. В первых строфах оды поэт проходится по окружению императрицы. Автор иносказательно описывает недостойное поведение придворных, говоря будто о себе самом: Имея шапку набекрене, Лечу на резвом бегуне.

В этом отрывке идёт речь о графе Алексее Орлове, охочем до быстрых скачек.

В другом фрагменте говорится о витающем в облаках, праздном князе Потёмкине: А я, проспавши до полудни, Курю табак и кофе пью; Преобращая в праздник будни, Кружу в химерах мысль мою.

На фоне этих прожигателей жизни фигура мудрой, деятельной и справедливой императрицы приобретает ореол добродетельности. Автор награждает её эпитетами «великодушная», «любезная в делах и шутках», «приятная в дружбе», «премудрая», метафорами «ветвь небесная», «ангел кроткий» и др.

Поэт упоминает политические успехи Екатерины II. Используя метафору «Деля Хаос на сферы стройно», он указывает на учреждение губернии в 1775 году и присоединение новых территорий к Российской империи. Автор сравнивает правление государыни с царствованием предшественников: Там свадеб шутовских не парят, В ледовых банях их не жарят, Не щелкают в усы вельмож…

Здесь поэт намекает на правление Анны Иоанновны и Петра I.

Восхищает Гавриила Романовича и скромность царицы. В строках: Стыдишься слыть ты тем великой, Чтоб страшной, нелюбимой быть…

указывается на отречение Екатерины II от титулов «Великая» и «Премудрая», которые ей были предложены сенатскими вельможами в 1767 году.

Как деятеля искусства поэта особенно пленяет отношение императрицы к свободе самовыражения. Автор очарован любовью царицы к лирике («Поэзия тебе любезна, Приятна, сладостна, полезна…»), утверждённой ею возможностью мыслить и высказываться как хочется, путешествовать, организовывать предприятия и т. д.

Сама Екатерина II высоко оценила мастерство поэта. Ода «Фелица» так полюбилась ей, что императрица одарила Державина богато украшенной табакеркой, сама рассылала ей своим приближённым. К стихотворению весьма благосклонно отнеслись и современники. Во многих отзывах отмечалась не только правдивость и отсутствие лести в строках оды, но и её изящная композиция и поэтический слог. Как писал в своём комментарии российский филолог Я. К. Грот, эта ода дала начало новому стилю. «Фелица» лишена высокопарных выражений, не содержит перечисления богов, как это было принято ранее.

Действительно, язык оды простой, но изысканный. Автор применяет эпитеты, метафоры, живописные сравнения («как в небе звёзды»). Композиция строга, но гармонична. Каждая строфа состоит из десяти строк. Сначала следует четверостишие с перекрёстной рифмой вида abab, затем двустишие cc, после которого четверостишие с кольцевой рифмой вида deed. Размер – четырёхстопный ямб.

Хотя в стихотворении достаточно устаревших на сегодня выражений, а многие намёки могут быть непонятными, оно легко читается и сейчас.

Репутация поэта складывается при его жизни. Реальное же понимание его поэзии и ее места в литературном развитии определяет и обуславливает история. Яркой иллюстрацией этой закономерности является творчество Державина.

Слава пришла к Державину вдруг в 1783 году, когда в первом номере журнала «Собеседник любителей российского слова» была напечатана его ода «Фелица». Стихотворение, обращенное к Екатерине II, понравилось императрице, автор был награжден золотой табакеркой и 500 червонцами.

Происходило это в пору нарастающего кризиса классицизма, когда ода себя изживала. Правила нормативной поэтики обязывали следовать образцам (реально в РФ – подражать одам Ломоносова).

Державин же выступил дерзким разрушителем эстетической системы классицизма, смелым новатором, открывшим русской поэзии новые пути.

Что же сделал Державин? «Путь непротоптанный и новый ты избрал». И на этом пути проявилась его оригинальность: сохраняя высокую тему – воспевая «добродетели» императрицы, — он отказался от риторики и простым слогом выразил свое личное отношение к Екатерине II и ее окружению: «Ты простотой умел себя средь нас вознесть».

Его ранние оды, в особенности знаменитая «Фелица», также заключают в себе нагнетание торжественных восхвалений царицы за высокую добродетельность ее правления. Из 26 десятистиший «Фелицы» (лирическая медитация в 260 стихов») 19 выражают такие растянутые и во многом однообразные восхваления.

Но автор этой оды начал творить в то час, когда сверхличность гражданского мышления, свойственная «ортодоксальному» классицизму, стала уже утрачиваться, когда в нем уже возникала дифференциация личного начала, возбуждаемого начавшимся кризисом старого сословного общества и его власти. Это приводило к существенным сдвигам в сфере художественного «миросозерцания», к преодолению его гражданско-моралистической отвлеченности и, в частности, к значительному усилению предметной изобразительности в жанре гражданской оды. Державин и выступил в этом месте как поэт-новатор – он поразил своих современников введением в тот самый «высокий» и торжественный жанр мотивов юмористического изображения частной жизни.

В «Фелице» после 4 строф вступления и первых восхвалений строгой жизни царицы, по контрасту с ними, следуют 7 строф, содержащих слегка насмешливое изображение вольной и беззаботной жизни самого лирического субъекта, одного из приближенных царицы, а в намеках – и ее вельмож. В этих строфах предметная изобразительность возникает при воспроизведении отдельных моментов привольной жизни вельможей, она прямо преобладает над медитативностью. Но она все же подчинена общей иронической интонации описания. И более того синтаксически целых пять строф такого описания связаны между собой анафорическими повторами союза «или» («Или в пиру я пребогатом, // Где праздник для меня дают, // Где блещет стол сребром и златом, // Где тысячи различных блюд…», «Или средь рощицы прекрасной, // В беседке, где фонтан шумит…» и т.д.). А дальше, развивая тот же контраст, поэт ещё обращается к длинным, нагнетенным и торжественным славословиям царице и ведет их в отвлеченно-медитативном плане.

Ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой приведено в этой статье — одно из самых известных произведений этого русского поэта XVIII века. Он написал ее в 1782 году. После публикации имя Державина стало известным. К тому же ода превратилась в наглядный пример нового стиля в отечественной поэзии.

Свое название ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой вы читаете, получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре». Автор данного произведения — императрица Екатерина II.

В своем произведении этим именем Державин называет саму правительницу России. Кстати, оно переводится как «счастье». Суть оды сводится к прославлению Екатерины (ее привычек, скромности) и карикатурному, даже насмешливому изображению ее напыщенного окружения.

В образах, которые описывает Державин в оде «Фелица» (краткого содержания на «Брифли» не найти, но оно есть в этой статье), легко можно узнать некоторых приближенных к императрице особ. Например, Потемкина, который считался ее любимцем. А также графов Панина, Орлова, Нарышкина. Поэт умело изображает их насмешливые портреты, демонстрируя при этом определенную смелость. Ведь если кто-то из них сильно бы обиделся, то мог легко расправиться с Державиным.

Спасло его только то, что Екатерине II сильно понравилась эта ода и императрица стала благожелательно относиться к Державину.

При этом даже в самой оде «Фелица», краткое содержание которой приведено в этой статье, Державин решается давать советы императрице. В частности, поэт советует, чтобы она подчинялась закону, единому для всех. Завершается ода восхвалением государыни.

Державин, ода «Фелица» – анализ

Заголовок знаменитой оды Державина звучит так: «Ода к премудрой киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная некоторым мурзою, издавна проживающим в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка в 1782 г.». Под Фелицей (латинское felix – счастливый) подразумевалась Екатерина II, а «мурза» фигурировал в оде то как собственное «я» автора, то как собирательное название екатерининских вельмож. Авторство Державина было замаскировано. Печатая оду (см. её полный текст и краткое содержание), редакция «Собеседника» сделала к заголовку примечание: «Хотя имя сочинителя нам и неизвестно, но известно нам то, что сия ода точно сочинена на российском языке».

 

Державин. Ода «Фелица». Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

 

При всем «похвальном» тоне стихи Державина очень искренни. Он говорит с императрицей, перечисляет положительные стороны ее царствования. В заслугу Екатерине ставится, например, то, что она не истребляет людей, как волк уничтожает овец:

 

Проступки снисхождением правишь;
Как волк овец, людей не давишь...
...........................................
Стыдишься слыть ты тем великой,
Чтоб страшной, нелюбимой быть;
Медведице прилично дикой
Животных рвать и кровь их пить.

 

В оде «Фелица» Екатерина получила не меньше назиданий, чем ее вельможи. Державин отчетливо сказал ей, что царь должен соблюдать законы, единые как для него, так и для подданных, что законы эти основаны на «божеской воле», а потому и являются общеобязательными. Об этом Державин не уставал напоминать трем царям, с которыми ему пришлось иметь дело.

Весьма свободно высказывался Державин о предыдущих царствованиях, сравнивая с ними правление Фелицы:

 

Там свадеб шутовских не парят,
В ледовых банях их не жарят,
Не щелкают в усы вельмож;
Князья наседками не клохчут,
Любимцы въявь им не хохочут
И сажей не марают рож.

 

Речь шла тут, – что понимали современники, – о нравах при дворе Анны Иоанновны. Фамилии князей-шутов еще сохранялись в памяти.

Новую монархиню Державин показал непривычным образом – как частного человека:

 

Мурзам твоим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,
И пища самая простая
Бывает за твоим столом;
Не дорожа твоим покоем,
Читаешь, пишешь пред налоем...

 

Вслед за этим в оде был рассыпан ряд намеков на крупных вельмож. Прихоти и любимые развлечения их оказались увековеченными в стихах:

 

Или великолепным цугом,
В карете английской, златой,
С собакой, шутом или другом,
Или с красавицей какой
Я под качелями гуляю;
В шинки пить меду заезжаю;
Или, как то наскучит мне,
По склонности моей к премене,
Имея шапку на бекрене,
Лечу на резвом бегуне.
Или музыкой и певцами,
Органом и волынкой вдруг,
Или кулачными бойцами
И пляской веселю мой дух...

 

Державин в своих «Объяснениях» указал, что он наблюдал знакомых ему вельмож – Потемкина, Вяземского, Нарышкина, Орлова, видел пристрастие одного к кулачным боям и лошадям, другого – к роговой музыке, третьего – к щегольству и т. д. и изобразил их прихоти в стихах, создав обобщенный портрет царедворца, собрав типические черты воедино. Позднее, в оде «Вельможа», он особо займется этой темой и даст резкую сатирическую картину, в которой можно угадывать характеристики отдельных деятелей эпохи.

В «Фелице» сказались склонность Державина к точным описаниям быта и умение его создавать живые, многоцветные картины, недоступное еще другим современным поэтам:

 

Там славный окорок вестфальской,
Там звенья рыбы астраханской,
Там плов и пироги стоят, –
Шампанским вафли запиваю
И все на свете забываю
Средь вин, сластей и аромат.
Или средь рощицы прекрасной,
В беседке, где фонтан шумит,
При звоне арфы сладкогласной,
Где ветерок едва дышит,
Где все мне роскошь представляет...

 

Державин ввёл в свою оду и другой, домашний, быт, типичный для какого-нибудь провинциального дворянина, хотя и живущего в столице:

 

Иль, сидя дома, я прокажу,
Играя в дураки с женой;
То с ней на голубятню лажу,
То в жмурки резвимся порой;
То в свайку с нею веселюся,
То ею в голове ищуся...

 

С чувством свободы и непринужденности Державин беседовал в своей оде о самых разнообразных предметах, приправляя нравоучения острым словом. Не упустил он и случая высказаться по поводу литературы. Этой теме посвящена пятнадцатая строфа оды. Державин говорит царице:

 

Ты здраво о заслугах мыслишь,
Достойным воздаешь ты честь,
Пророком ты того не числишь,
Кто только рифмы может плесть...

 

Разумеется, строки эти Державин относил в свой адрес, он считал «достойным» именно себя, потому, что умел делать что-то, кроме плетения рифм, а именно был чиновником и администратором. Ломоносов когда-то сказал о Сумарокове, что тот, «кроме бедного своего рифмачества, ничего не знает». Державин также утверждал, что человек прежде всего должен быть работником в государстве, а стихи, поэзия – это то, чем можно заниматься «в часы свободны».

Широко известно определение поэзии, включенное Державиным в оду «Фелица»:

 

Поэзия, тебе любезна,
Приятна, сладостна, полезна,
Как летом вкусный лимонад.

 

Поэт говорит о взгляде на литературу, который могла иметь Екатерина. Но и сам Державин ставил перед поэзией задачу быть приятной и полезной. В «Письме об исторических анекдотах и записках» (1780) поэт с похвалой отзывается об этом роде сочинений, говоря, что он «приятен и полезен. Приятен потому, что избранное и коротко описанное повествование не делает никакому читателю скуки, но, так сказать, мимоходом его утешает. Полезен, для того что он оживляет историю, украшает ее и содержит и делает своими заметками удобопродолжительнейшею в памяти». Формула эта восходит к Горацию, сказавшему: «Omne tulit punetum, qui miscuit utile dulci» (Все приносит то, в чём сочетается приятное с полезным).

В письме Козодавлеву Державин заметил по поводу оды «Фелица»: «Не знаю, как обществу покажется такое сочинение, какого на нашем языке еще не было». Кроме смелости разговора с императрицей и вельможами Державин имел в виду и литературные особенности оды: соединение сатиры и пафоса, высоких и низких речений, злободневные намеки, сближение стихов с жизнью.

Новаторское значение «Фелицы» отлично понял и сформулировал поэт Ермил Костров в своем «Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелице», напечатанном в «Собеседнике».

 

Путь непротоптанный и новый ты обрел, –

 

говорит он, обращаясь к Державину, угадавшему, что русская поэзия нуждается в новом направлении.

 

Наш слух почти оглох от громких лирных тонов,
И полно, кажется, за облаки летать...
Признаться, видно, что из моды
Уж вывелись парящи оды.
Ты простотой умел себя средь нас вознесть!

 

Костров считает, что Державин «новый вкус стихам восставил», обходясь

 

Без лиры, без скрипицы,
И не седлав притом парнасска бегунца, –

 

то есть не нуждаясь в обязательных атрибутах одической поэзии, играя не на «лире», а на гудке – простом народном инструменте.

Успех «Фелицы» был полным и блестящим. Приветственные стихи Державину, кроме Кострова, написали О. Козодавлев, М. Сушкова, В. Жуков. Появились и критические замечания – они нашли свое место в том же журнале «Собеседник», но с возражениями Державина.

Императрица прислала Державину золотую, осыпанную бриллиантами табакерку с пятьюстами червонных – «из Оренбурга от киргизской царевны». В ответ на подарок Державин написал стихотворение «Благодарность Фелице», в котором отметил то, что могло понравиться в его оде, – «в нелицемерном угодна слоге простота». Эта простота, неожиданность сочетания сатиры и патетики, высоких одических понятий и бытовой разговорной речи были утверждены в дальнейшем творчестве поэта.

 

Ссылки на другие статьи нашего сайта о жизни и творчестве Г. Р. Державина см. ниже, в блоке «Ещё по теме...»

 

Анализ оды «Фелица» Державина Г.Р.

 

Анализ оды

«Фелица» Державина Г.Р.

 

История создания. Ода «Фелица» (1782), первое стихотворение, сделавшее имя Гавриила Романовича Державина знаменитым. Оно стало ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения уточняется: «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». Свое необычное название это произведение получило от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически ха-рактеризующей ее окружение.

Известно, что сначала Державин не хотел печатать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести влиятельных вельмож, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году оно получило широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, приближенной императрицы, было напечатано в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором сотрудничала сама Екатерина II. Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так растрогало императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II пожелала узнать, кто написал стихотворение, в котором так точно ее изобразил. В благодарность автору она послала ему золотую табакерку с пятьюстами червонцами и выразительной надписью на пакете: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину». С того дня к Державину пришла литературная слава, которой до того не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи. Стихотворение «Фелица», написанное как шутливая зарисовка из жизни императрицы и ее окружения, вместе с тем поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье 
И счастливым на свете быть?

С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о    мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:

Везде соблазн и лесть живет,
Пашей всех роскошь угнетает.
Где ж добродетель обитает?
Где роза без шипов растет?

Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:

Кружу в химерах мысль мою:
То плен от персов похищаю,
То стрелы к туркам обращаю;
То, возмечтав, что я султан,
Вселенну устрашаю взглядом;
То вдруг, прельщался нарядом.
Скачу к портному по кафтан.

В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость — ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна, свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно,
Союзом целость их крепить;
Из разногласия — согласье 
И из страстей свирепых счастье 
Ты можешь только созидать.

Эта любимая мысль Державина звучала смело, и высказана она была простым и понятным языком.

Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:

Небесные прошу я силы,
Да, их простря сапфирны крылы,
Невидимо тебя хранят 
От всех болезней, зол и скуки;
Да дел твоих в потомстве звуки,
Как в небе звезды, возблестят.

Художественное своеобразие. Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное — рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт;

Мурзам твоим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,    ,
И пища самая простая 
Бывает за твоим столом.

«Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленио («Не дорожа свои покоем, / Читаешь, пишешь под налоем...»). Вместе с тем такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось внести в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными.

Таким образом, в «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Державин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественные србытия, в «смешанной оде» «стихотворец может говорить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, он открывает этим стихотворением путь для новой поэзии — «поэзии действительное™», которая получила блестящее развитие в творчестве Пушкина.

Значение произведения. Сам Державин впоследствии отмечал, что одна из основных его заслуг в том, что он «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить». Как справедливо указывает исследователь творчества поэта В.Ф. Ходасевич, Державин гордился «не тем, что открыл добродетели Екатерины, а тем, что первый заговорил «забавным русским слогом». Он понимал, что его ода — первое художественное воплощение русского быта, что она — зародыш нашего романа. И, быть может, — развивает свою мысль Ходасевич, — доживи «старик Державин» хотя бы до первой главы «Онегина», — он услыхал бы в ней отзвуки своей оды».

Ода Державина «Фелица» (анализ) | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

Порой возмужания державинского таланта следует считать конец 1770‑х гг., когда в столичной печати появились первые оды, отмеченные зрелостью мастерства, глубиною мысли и чувства. Заслуженную оценку они получили не сразу. В 1783 г. ода «Фелица» была напечатана в основанном княгиней Дашковой журнале. Ода получила Высочайшее одобрение, и перед Державиным открылась дорога литературной и политической деятельности во имя интересов дворянской империи. Гаврила Романович не предполагал, что одна из его од, написанных в простой и непринужденной манере, привлечет всеобщее внимание к ее автору. В оде «Фелица» мы видим идеал просвещенной правительницы, матери народа, которую он хотел бы видеть в лице императрицы. Успех оды был делом случая. Близкие друзья Державина выпросили у поэта рукопись, сняли несколько копий и распространили в читающем обществе. «У каждого, умеющего читать по‑русски, очутилась она в руках». Людям неглупым, открытым ода нравилась. Автор пишет от первого лица:

 

А я, проспавшись до полудни,

Курю табак и кофе пью;

Преобращая в праздник будни,

Кружу в химерах мысль мою…

 

Но именно в такой манере письма он описывает современное общество, его недостатки. Его ода была оценена вельможами как «крамола», в ней узнавали они сами себя. Помимо высоких поэтических достоинств оды, здесь не последнюю роль сыграл и тот факт, что Державин в полушутливой форме высказал целый ряд злободневных упреков высшей знати и одновременно поставил несколько серьезных вопросов перед самой императрицей, и главный среди них: «Но где твой трон сияет в мире?» В оде «Фелица» ярко показаны пороки вельмож, приближенных к Екатерине:

 

Не ходим света мы путями,

Бежим разврата за мечтами.

Между лентяем и брюзгой,

Между тщеславья и пророком

Нашел кто разве ненароком

Путь добродетели прямой.

 

Царский двор пытается «приручить» Державина, но потом выясняется, что не ради щедрот и не ради бриллиантовой табакерки с червонцами посвятил он Екатерине «Фелицу». Он воевал с нею за «сирот и вдов». Под его пером фантастическая «царевна киргиз‑кайсацкия орды» превратилась в идеал просвещенной правительницы, матери народа, которую он хотел бы видеть в лице императрицы. Он пишет:

 

Едина ты лишь не обидишь,

Не оскорбляешь никого,

Дурачествы сквозь пальцы видишь,

Лишь зла не терпишь одного;

Проступки снисхожденьем правишь,

Как волк овец, людей не давишь,

Ты знаешь прямо цену их.

Он спрашивает у нее совета:

Подай, Фелица, наставленье:

Как пышно и правдиво жить,

Как укрощать страстей волненье

И счастливым на свете быть?

 

В оде «Фелица» впервые проявилось отличительное свойство Державина‑поэта – умение «истину царям с улыбкой говорить». В основе державинской принципиальности и гражданственности лежали не какое‑нибудь философское учение, не продуманная в деталях политическая платформа, а элементарное, доступное каждому следование очевидным нравственным началам, заложенным в людях от природы, но в подавляющем большинстве случаев попираемых самими же людьми.

Посмотрите эти сочинения

  • Сопоставление оды Ломоносова и Державина Духовные оды Ломоносов создавал как философские произведения. В них поэт перелагал Псалтырь, но только те псалмы, которые близки его чувствам. При этом Ломоносова привлекало не религиозное содержание духовных песнопений, а возможность использовать сюжеты псалмов для выражения мыслей и чувств философского и отчасти личного характера. Известно, что Ломоносову приходилось отстаивать свои взгляды в жестокой борьбе с псевдоучеными, с религиозными фанатиками. Поэтому в духовных одах развиваются две основные темы – […]
  • Стихотворения Державина «Властителям и судиям» (анализ) Ода Державина «Властителям и судиям» представляет собой переложение псалма. Переложение священного текста показывает обличительный пафос общества, в котором жил Державин. Державин был свидетелем крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева и, разумеется, понимал, что восстание было вызвано непомерным крепостническим гнетом и злоупотреблениями чиновников, грабивших народ. Служба при дворе Екатерины II убедила Державина в том, что и в правящих кругах господствует вопиющая несправедливость. По […]
  • Диалектика души Толстого в повести «Юность» Повесть «Юность» Льва Николаевича Толстого открывает перед нами все переживания, мечты и чувства главного героя произведения - Николая Иртеньева. В течение всей повести герой раскрывается, пытаясь осознать свое «Я». Очень важно, что эта повесть во многом автобиографическая. В начале повести Николай говорит нам, что “назначение человека есть стремление к нравственному усовершенствованию”. Это для него – начало юности. Николаю 16 лет. В нем, по его словам, благородного ничего не было”. Он многим не доволен в […]
  • Судьба человека и судьба родины в рассказе Шолохова «Судьба человека» Творчество Михаила Шолохова кровно связано с судьбой нашего народа. Сам Шолохов оценивал свой рассказ “Судьба человека” как шаг на пути к созданию книги о войне. Андрей Соколов — типичный представитель народа по жизненному поведению и характеру. Он проходит вместе со своей страной гражданскую войну, разруху, индустриализацию и новую войну. Андрей Соколов “тысяча девятисотого года рождения”. В своем рассказе Шолохов делает акцент на корни массового героизма, уходящие в национальные традиции. Соколов имеет […]
  • Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина (сочинение) В развитие традиционной для европейской литературы темы поэта и поэзии Пушкин внес свой вклад. Эта важная тема проходит через все его творчество. Уже первое изданное стихотворение «К другу стихотворцу» содержало в себе размышления о предназначении поэта. По мнению юного Пушкина, дар слагать стихи дан не каждому человеку: Арист, не тот поэт, кто рифмы плесть умеет И, перьями скрипя, бумаги не жалеет. Хорошие стихи не так легко писать…   Молодой автор прекрасно понимает, что судьба поэта обычно […]
  • «Записки охотника» и их место в русской литературе Немаловажными оказались издания и для истории русской литературы, в частности для истории распространения «Записок охотника» среди русских читателей. Еще не обращалось внимания на тот факт, что наиболее широкое распространение и популярность этой книги Тургенева в различных западноевропейских литературах. Сам Тургенев не случайно очень интересовался впечатлением, которое произвели «Записки охотника» именно в этих странах,- по известности критиков, впервые обративших здесь на «Записки» свое сочувственное внимание, […]
  • Жизнь народа – жестокое отражение действительности в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» Над созданием поэмы «Кому на Руси жить хорошо» Некрасов работал до конца своей жизни. Центральным героем этой поэмы является народ. Некрасов правдиво изобразил темные стороны жизни русского крестьянства. Даже названия деревень говорят о нищете, убогости российской действительности:   Мы мужики степенные, Из временно обязанных, Подтянутой губернии, Пустопорожней волости, Из смежных деревень: Несытова, Неелова, Заплатова, Дырявина, Горелок, Голодухино, Неурожайка […]
  • Смысл названия комедии Грибоедова «Горе от ума» (сочинение) Само название комедии парадоксально: "Горе от ума". Первоначально комедия носила название "Горе уму", от которого Грибоедов впоследствии отказался. В какой-то степени заглавие пьесы - "перевертыш" русской пословицы: "дуракам счастье". Но разве Чацкого окружают одни дураки? Посмотрите, так ли много глупцов в пьесе? Вот Фамусов вспоминает своего дядю Максима Петровича:    Сурьезный взгляд, надменный нрав. Когда же надо подслужиться, И он сгибался вперегиб... ...А? как по-вашему? по-нашему - смышлен. И сам […]
  • Нравственная красота Маши Мироновой в повести «Капитанская дочка» Маша Миронова - дочь коменданта Белогорской крепости. Это обыкновенная русская девушка, "круглолицая, румяная, с светло-русыми волосами". По своей натуре она была трусливой: боялась даже ружейного выстрела. Жила Маша довольно замкнуто, одиноко; женихов в их деревне не было. Мать её, Василиса Егоровна, говорила о ней: "Маша, девка на выданье, а какое у ней приданое? - частый гребень, да веник, да алтын денег, с чем в баню сходить. Хорошо, коли найдётся добрый человек, а то сиди себе в девках вековечной […]
  • Художественные средства выражения авторской позиции в драме Шварца «Тень» Драма – особый род художественной словесности. Его основные признаки – это диалогическая форма и наглядное изображение действия. Если эпос повествует о людях, событиях, в которых они участвуют, обстановке, в которой эти события происходят, если лирика выражает переживание человека, то драма показывает события и раскрывает характеры действующих лиц не через авторские оценки, а через их собственные высказывания и поступки. Поэтому авторское присутствие в драме приобретает специфическую форму – форму ремарок. […]
  • Основная идея «Песни о вещем Олеге» Пушкина Каждого поэта на протяжении жизни, а особенно в зрелые годы волнует тема исторического прошлого своей страны, своего народа. Поэзия для Пушкина всегда была искусством, высшим проявлением творческого духа. Обязательным условием творческой деятельности он считал свободу творчества, независимость личности поэта. В «Песни о вещем Олеге» между героем и судьбой существует некоторое пространство, которое оставляет возможность выбора, возможность отодвинуть или приблизить роковые события. Князь Олег – победитель, […]
  • Сатирическое изображение действительности в сказках Салтыкова Щедрина («История одного города») «История одного города» – это величайшее сатирическое полотно‑роман. Это беспощадное обличение всей системы управления царской России. Законченная в 1870 г. «История одного города» показывает, что народа в пореформенное время осталось таким же бесправным, что чиновники – самодуры 70‑ых гг. отличались от дореформенных только тем, что грабили более современными, капиталистическими способами. Город Глупов – олицетворение самодержавной России, русского народа. Его правители воплощают в себе конкретные черты […]
  • Пейзаж в рассказе Тургенева «Бежин луг» И. С. Тургенев – проницательный и прозорливый художник, чуткий ко всему, умеющий подмечать и описывать самые незначительные, мелкие детали. Тургенев в совершенстве владел мастерством описания. Все его картины живы, ясно предоставлены, наполнены звуками. Тургеневский пейзаж психологичен, связан с переживаниями и обликом персонажей рассказа, с их бытом. Несомненно, пейзаж в рассказе «Бежин луг» играет важную роль. Можно сказать, что весь рассказ пронизан художественными зарисовками, которые определяют состояние […]
  • Основная идея повести Пушкина «Выстрел» Эта повесть входит в число замечательных «Повестей Белкина». Содержание повести передано рассказчику свидетелями случившегося, так или иначе имевшими отношение к тем людям, с которыми приключились описываемые события. Повесть «Выстрел» разделена на две главы. Художественные центры обеих глав – поединки, символизируемые выстрелами. Психологическая картина прерванной дуэли передается двумя рассказчиками. В ней присутствуют два значимых выстрела, о которых говорит тот участник, который в данный момент стоял […]
  • Сочинение с планом по поэме Твардовского «Василий Теркин» Поэма «Василий Теркин» - поистине редкая книга План: 1. Особенности военной литературы. 2. Изображение войны в поэме «Василий Теркин». а) «Василий Теркин» как Библия фронтового человека. б) Черты характера Теркина в русских бойцах. в) Роль героя в воспитании патриотического духа солдат. 3. Оценка поэмы критиками и народом. За долгие четыре года, в которые продолжалась война между СССР и фашистской Германией, было написано немало литературных произведений, по праву вошедших в сокровищницу русской […]
  • Семейный и социальный конфликт в драме «Гроза» В "Грозе" Островский, оперируя незначительным количеством персонажей, сумел раскрыть сразу несколько проблем. Во-первых, это, конечно, социальный конфликт, столкновение "отцов" и "детей", их точек зрения (а если прибегнуть к обобщению, то двух исторических эпох). К старшему поколению, активно выражающему свое мнение, принадлежат Кабанова и Дикой, к младшему – Катерина, Тихон, Варвара, Кудряш и Борис. Кабанова уверена, что порядок в доме, контроль за всем, что в нем происходит, – залог правильной жизни. Правильная […]
  • Описание героев в произведении «Вешние воды» Иван Сергеевич Тургений – известный русский писатель, подаривший русской литературе произведения, которые стали классикой. Повесть «Вешние воды» относится к позднему периоду творчества автора. Мастерство писателя проявляется главным образом в раскрытии психологических переживаний героев, их сомнений и поисков. В основу сюжеты положены отношения русского интеллигента, Дмитрия Санина, и юной красавицы-итальянки, Джеммы Розелли. Раскрывая на протяжении повествования характеры своих героев, Тургенев подводит […]
  • Нравственные проблемы в романе «Герой нашего времени» Молодость и пора становления личности Лермонтова пришлась на годы правительственной реакции после поражения восстания декабристов. В России царила тяжелая атмосфера доносов, тотальной слежки, ссылок в Сибирь по обвинению в неблагонадежности. Передовые люди того времени не могли свободно высказывать свои мысли по политическим вопросам. Лермонтов остро переживал отсутствие свободы, состояние остановившегося времени. Главную трагедию эпохи он отразил в своем романе, который многозначительно назвал «Герой нашего […]
  • Иллюзии и реальность в комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» Величайшим писателем, творившим в эпоху классицизма, был Жан Батист Мольер, создатель французской комедии, один из основоположников французского национального театра. В комедии «Мещанин во дворянстве» Мольер отразил сложные процессы разложения старого аристократического слоя французского общества. В то время во Франции при слабом короле более 35 лет фактически правил герцог-кардинал Ришелье. Его целью было укрепление королевской власти. Многие потомственные аристократы не подчинялись королю, говоря, что […]
  • Сочинение про рябину Осенняя красавица в ярком наряде. Летом рябина незаметна. Она сливается с другими деревьями. Зато осенью, когда деревья одеваются в жёлтые наряды, её можно заметить издалека. Яркие красные ягоды привлекают внимание людей и птиц. Люди любуются деревом. Птицы лакомятся его дарами. Даже зимой, когда повсюду белеет снег, рябина радует своими сочными кистями. Её изображения можно встретить на многих новогодних открытках. Художники любят рябину, потому что она делает зиму веселее и красочней. Любят дерево и поэты. Её […]

Державин фелица главная мысль и смысл произведения. Сочинение анализ оды державина фелица

Одним из основных стихотворений Г. Р. Державина является его ода «Фелица». Она написана в виде обращения «некоторого мурзы» к киргиз-кайсацкой царевне Фелице. Ода впервые заставила современников заговорить о Державине как о значительном поэте. Впервые произведение увидело свет в 1789 году. В этом стихотворении читатель имеет возможность наблюдать и восхваление, и порицание одновременно.

Главная героиня

В анализе оды «Фелица» непременно нужно указать, что посвящена она была императрице Екатерине II. Произведение написано четырехстопным ямбом. Образ правительницы в произведении достаточно условен и традиционен, по своему духу напоминает портрет в стиле классицизма. Но примечательным является то, что Державин хочет видеть в императрице не просто правительницу, но и живого человека:

«…И пища самая простая

Бывает за твоим столом…».

Новизна произведения

В своем произведении Державин изображает добродетельную Фелицу в противопоставлении ленивым и изнеженным вельможам. Также в анализе оды «Фелица» стоит отметить, что само стихотворение пропитано новизной. Ведь образ главного действующего лица является несколько иным по сравнению, к примеру, с произведениями Ломоносова. У Михаила Васильевича образ Елизаветы является несколько обобщенным. Державин же указывает в своей оде на конкретные дела правительницы. Он также говорит и о ее покровительстве торговле, промышленности: «Велит любить торги, науки».

До того, как была написана ода Державина, обычно образ императрицы выстраивался в поэзии по своим строгим законам. Например, Ломоносов изображал правительницу как земное божество, которое ступило с далеких небес на землю, кладезь бесконечной мудрости и безграничной милости. Но Державин осмеливается отойти от данной традиции. Он показывает многогранный и полнокровный образ правительницы - государственного деятеля и выдающуюся личность.

Развлечения вельмож, порицаемые Державиным

Проводя анализ оды «Фелица» стоит отметить, что Державин осуждает леность и другие пороки придворных вельмож в сатирическом стиле. Он говорит и об охоте, и о картежной игре, и о поездках за новомодными одеждами к портным. Гаврила Романович позволяет себе в своем произведении нарушить чистоту жанра. Ведь в оде не только восхваляется императрица, но и порицаются пороки ее беспечных подчиненных.

Личностное начало в оде

А также в анализе оды «Фелица» учащийся может отметить и тот факт, что Державин внес в произведение и личностное начало. Ведь в оде присутствует и образ мурзы, который то откровенен, то лукав. В образе вельмож современники могли без труда отыскать тех приближенных Екатерины, о которых шла речь. Также Державин многозначительно подчеркивает: «Таков я, Фелица, развратен! Но на меня весь свет похож». Автоирония достаточно редко встречается в одах. И описание художественного «Я» Державина является очень показательным.

Кому противопоставляется Фелица?

Немало новых фактов учащийся может открыть для себя в процессе анализа оды «Фелица». Стихотворение во многом опередило свое время. Также описание ленивого вельможи предвосхитило и изображение одного из главных персонажей в творчестве Пушкина - Евгения Онегина. Например, читатель может видеть, что после позднего пробуждения придворный лениво предается курению трубки и мечтам о славе. День его состоит только лишь из пиров и любовных утех, охоты и скачек. Вельможа проводит вечер, гуляя на лодках по Неве, а в теплом доме его, как всегда, ожидают семейные радости и мирное чтение.

Помимо ленивого мурзы, Екатерина также противопоставляется и своему покойному супругу - Петру III, что также можно указать в анализе оды «Фелица». Кратко данный момент можно осветить так: в отличие от мужа, она в первую очередь думала о благе страны. Несмотря на то что императрица была немкой, она пишет все свои указы и произведения на русском языке. Также Екатерина демонстративно ходила в русском сарафане. Своим отношением она разительно отличалась от супруга, который испытывал ко всему отечественному лишь презрение.

Характер императрицы

В своем произведении Державин не дает портретных описаний императрицы. Однако данный недостаток компенсируется тем впечатлением, которое правительница производит на свое окружение. Поэт стремится подчеркнуть ее самые важные качества. Если необходимо сделать анализ оды «Фелица» кратко, то можно эти черты описать так: она неприхотлива, проста, демократична, а также приветлива.

Образы в оде

Нужно отметить, что через все стихотворение также проходит образ царевича Хлора. Этот персонаж взят из «Сказки о царевиче Хлоре», которая была написана самой императрицей. Ода начинается с пересказа этой сказки, присутствуют такие образы, как Фелица, Лентяй, Мурза, Хлор, Роза без шипов. А завершается произведение, как и положено, хвалой благородной и милостивой правительнице. Подобно тому, как это бывает в мифических произведениях, образы в оде являются условными, аллегорическим. Но у Гаврилы Романовича они даны в совершенно новой манере. Поэт рисует императрицу не просто богиней, но и той, кому не чужды людские жизни.

Анализ оды «Фелица» по плану

План учащийся может использовать приблизительно такой:

  • Автор и название оды.
  • История создания, кому посвящено произведение.
  • Композиция оды.
  • Лексика.
  • Особенности главной героини.
  • Мое отношение к оде.

Кого высмеивал автор оды?

Те, кому нужно сделать подробный анализ оды «Фелица», могут описать тех вельмож, которых высмеивал в своем произведении Державин. Например, это Григорий Потемкин, который несмотря на свое великодушие отличался капризностью, прихотливостью. Также в оде высмеиваются и фавориты правительницы Алексей и Григорий Орловы, гуляки и любители конных скачек.

Граф Орлов был победителем кулачных боев, дамским угодником, азартным охотником, а также убийцей Петра III и фаворитом его жены. Таким он остался в памяти современников, и так был описан в произведении Державина:

«…Или, о всех делах заботу

Оставя, езжу на охоту

И забавляюсь лаем псов…».

Можно упомянуть и про Семена Нарышкина, который был егермейстером при дворе Екатерины и отличался своей непомерной любовью к музыке. А также Гаврила Романович ставит в этот ряд и себя самого. Он не отрицал своей причастности к этому кругу, наоборот, подчеркивал, что также принадлежит к кругу избранных.

Образ природы

Также Державин воспевает и прекрасные природные пейзажи, с которыми гармонирует образ просвещенной монархини. Описываемые им ландшафты во многом похожи на сцены с гобеленов, украшающих гостиные петербургской знати. Державин, который также увлекался рисованием, неспроста называл поэзию «говорящей живописью». В своей оде Державин говорит о «высокой горе» и о «розе без шипов». Эти образы помогают сделать образ Фелицы еще более величественным.

Обновленные оды 1779 г., напечатанные анонимно, были замечены только любителями поэзии. В 1782 г. Державин пишет оду «Фелица». Напечатанная в начале следующего года в журнале «Собеседник любителей российского слова», она стала литературной сенсацией, этапом не только в истории оды, но и русской поэзии.

По жанру это была как бы типичная похвальная ода. Еще один, никому не известный поэт хвалил Екатерину II, но «хвала» была неслыханно дерзкой, не традиционной, и не она, а что-то другое оказалось содержанием оды, и это другое вылилось в совершенно новую форму.

Новаторство и свежесть формы оды «Фелица» с особой остротой воспринимались в той литературной атмосфере, когда похвальная ода усилиями Петрова, Кострова и других одописцев дошла до крайней степени падения и удовлетворяла только вкусам венценосного заказчика. Всеобщее недовольство похвальной одой классицизма отлично выражено Княжниным:

Я ведаю, что дерзки оды,

Которы вышли уж из моды,

Весьма способны докучать.

Они всегда Екатерину,

За рифмой без ума гонясь,

Уподобляли райску крину;

И, в чин пророков становясь,

Вещая с богом, будто с братом,

Без опасения пером,

В своем взаймы восторге взятом,

Вселенну становя вверх дном,

Отсель в страны, богаты златом,

Пускали свой бумажный гром.

Причина исчерпанности од, по Княжнину, — в следовании их авторов правилам и канонам классицизма: они требовали подражания образцам — и вот ода стала уныло-подражательной и эпигонской. Более того — эти правила не допускали проявления в поэзии личности поэта, оттого оды пишут те, кто берет «взаймы восторг». Успех оды Державина — в отступлении от правил, от следования образцам; он не берет «взаймы» восторг, но выражает свои чувства в оде, посвященной императрице.

Под именем Фелицы Державин изобразил Екатерину II. Поэт использует имя Фелицы, упомянутое в сочиненной императрицей для своего внука Александра «Сказке о царевиче Хлоре», которая была напечатана в 1781 г. Содержание сказки дидактично. Киргизский хан похитил русского царевича Хлора.

Желая испытать его способности, хан дает царевичу задание: найти розу без шипов (символ добродетели). Благодаря помощи ханской дочери Фелицы (от латинского felicitos — счастье) и ее сына Рассудка Хлор отыскивает розу без шипов на вершине высокой горы. Образ татарского дворянина мурзы имеет двоякое значение: там, где ода переходит на высокий тон, — это авторское я; в сатирических местах — собирательный образ екатерининских вельмож.

Державин в «Фелице» создает не официальный, условный и отвлеченно-парадный образ «монарха», а рисует тепло и сердечно портрет реального человека — императрицы Екатерины Алексеевны, со свойственными ей как личности привычками, занятиями, бытом; он славит Екатерину, но похвала его не традиционна.

В оде появляется образ автора (татарский мурза) — по сути он изображал не столько Екатерину, сколько свое отношение к ней, свое чувство восхищения ее личностью, свои надежды на нее как на просвещенную монархиню. Это личное отношение проявляется и к ее придворным: они не очень нравятся ему, он смеется над их пороками и слабостями — в оду вторгается сатира.

По законам классицизма недопустимо смешение жанров: бытовые детали и сатирические портреты не могли появляться в высоком жанре оды. Но Державин и не соединяет сатиру и оду — он преодолевает жанровость. И его обновленная ода только чисто формально может быть отнесена к этому жанру: поэт пишет просто стихи, в которых свободно говорит обо всем, что подсказывает ему его личный опыт, что волнует его разум и душу.

С одой «Фелица» связан трагический провал замысла Державина стать советодателем Екатерины II. Искреннее чувство уважения и любви к императрице было согрето теплом живого сердца умного и талантливого поэта. Екатерина не только любила похвалу, но и знала, как редко можно услышать похвалу искреннюю. Потому-то она немедленно, после знакомства с одой, отблагодарила поэта, прислав ему золотую табакерку, осыпанную бриллиантами, с пятьюстами червонцами.

Успех взволновал Державина. Екатерине понравилась ода, значит, смелость обращения к ней была одобрена. Более того, Державину стало известно, что она решила познакомиться с ним. Следовало подготовиться к представлению. Открывалась возможность приблизиться к императрице.

Державин решил сразу же объясниться с ней — он не мог, не имел права упустить возможность занять место советодателя при монархе. Изложением его программы должна была стать ода «Видение мурзы». Прием был назначен на 9 мая 1783 г. Программную оду поэт не успел написать, но в бумагах его сохранился прозаический подробный план этой оды.

Поэт начинает с толкования обещаний Екатерины II быть просвещенной монархиней: «Твой же просвещенный ум и великое сердце снимают с нас узы рабства, возвышают наши души, дают нам понимать драгоценность свободы, толь свойственной существу разумному, каков есть человек». Он напоминает об уроках Пугачевского восстания.

Если его послушают и изменят политику, то монархи «будут мерзить тиранством и при их владении не прольется кровь человеческая, как река, не будут торчать трупы на колах и головы на эшафотах, и виселицы не поплывут реками». Это уже был прямой намек на царскую расправу с участниками Пугачевского восстания.

Вдохновленный концепцией просвещенного абсолютизма, Державин подробно объяснял необходимость установления договорных отношений между поэтом и императрицей. Он утверждал, что ему чуждо ласкательство, что он обязуется всегда говорить только правду. Используя любимую им легенду об Александре Македонском, который, доверяя своему врачу, смело пил предлагаемое им лекарство, отвергая клевету придворных, уверявших, что врач налил в чашу ему яд, поэт дерзко высказывал желание быть таким «врачом» при Екатерине.

Он убеждал ее верить ему. Предлагаемый им «напиток» будет целительным, он облегчит страдания, поможет увидеть все в истинном свете. И тогда он воспоет заслуги императрицы: верь, что моя песня «ободрит тебя к подвигам добродетелей и усугубит твою к ним ревность», — говорит он Екатерине.

План оды содержит перечень политических, общественных и социальных мероприятий, которые должна осуществить русская императрица. Они и составляют существо начертанной Державиным программы русского просвещенного абсолютизма.

«Видение мурзы» могло стать одним из лучших произведений русской гражданской поэзии. Но не стало. Намеченный план не получил поэтического воплощения. Рухнули все надежды Державина стать советодателем при Екатерине. Представленный императрице, поэт надеялся, что они останутся вдвоем и он получит возможность рассказать ей о своих замыслах... Все вышло иначе: Екатерина холодно приветствовала его при всех.

Своим надменным и величественным видом она подчеркнула недовольство дерзким поэтом, посмевшим сатирически изобразить близких ей людей. Поэт был ошеломлен. Рушились все планы и надежды. Нечего было и думать о том, чтобы Екатерина согласилась приблизить его к себе в качестве «врача». Более того, закрадывалась тревога — не грозит ли ему опала.

Видимо, был прав Фонвизин, который в своем «Недоросле» (представлен был в прошлом, 1782 г.) изобразил мудрого Стародума. Его друг Правдин высказал пожелание, чтобы он был призван ко двору, «за тем, за чем к больным врача призывают». На это Стародум сурово и твердо ответил: «Тщетно звать врача к больным неисцельно. Тут врач не пособит».

Вместо «Видения мурзы» Державин написал «Благодарность Фелице». В оде он пытался объяснить, что «смелость» его порождена искренностью, что его «сердце благодарно» императрице и «усердием горит». «Объяснительные» стихи утратили силу, энергию, жар чувства. Главное в них — угодливая покорность. Правда, в конце оды поэт осторожно и деликатно, но все же намекнул, что вряд ли скоро окажется способным вновь воспеть «богоподобную царевну».

Державин не ошибся в своем предположении: «небесный огнь» не возгорелся в его душе, и он не написал больше стихов, подобных «Фелице». Желание быть певцом Фелицы-Екатерины значило для Державина установление договорных отношений между поэтом и императрицей.

Он и дальше пел бы самозабвенно Фелицу, искренно прославлял бы ее имя в веках, если бы она, действуя как просвещенная монархиня, смело обновляла законодательство, осуществляла нужные стране и народу реформы. Замысел рухнул. Ода «Фелица» осталась одинокой.

Правда, Екатерине посвящены были еще две оды: «Изображение Фелицы» (1789) и «Видение мурзы» (новая редакция 1791 г., резко отличающаяся от прозаического плана 1783 г.). «Изображение Фелицы» — в самом деле хвалебная ода. Державин изменил себе. Она написана в традиционном плане. Безудержно превознося в очень длинной, без нужды растянутой оде достоинства Екатерины, он демонстративно угождал вкусу Фелицы.

Ей нужна была хвала, а не державинское личное чувство. Лесть входила в замысел Державина — снятый с поста тамбовского губернатора, он был отдан под суд. Пришлось ехать в Петербург искать защиты у Екатерины. В автобиографических «Записках» поэт так объясняет причину написания оды: «Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту.

Вследствие чего написал... оду „Изображение Фелицы“». Ода была доставлена императрице, понравилась ей, преследование Державина было прекращено. В этой оде Державина-поэта победил Державин-чиновник, связанный с двором.

История русской литературы: в 4 томах / Под редакцией Н.И. Пруцкова и других - Л., 1980-1983 гг.

История создания. Ода «Фелица» (1782), первое стихотворение, сделавшее имя Гавриила Романовича Державина знаменитым. Оно стало ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения уточняется: «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». Свое необычное название это произведение получило от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически ха-рактеризующей ее окружение. Известно, что сначала Державин не хотел печатать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести влиятельных вельмож, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году оно получило широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, приближенной императрицы, было напечатано в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором сотрудничала сама Екатерина II. Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так растрогало императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II пожелала узнать, кто написал стихотворение, в котором так точно ее изобразил. В благодарность автору она послала ему золотую табакерку с пятьюстами червонцами и выразительной надписью на пакете: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину». С того дня к Державину пришла литературная слава, которой до того не знал ни один русский поэт. Основные темы и идеи. Стихотворение «Фелица», написанное как шутливая зарисовка из жизни императрицы и ее окружения, вместе с тем поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ: С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой: Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей: В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость - ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина. Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные: Эта любимая мысль Державина звучала смело, и высказана она была простым и понятным языком. Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ: Художественное своеобразие. Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное - рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт «Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленио («Не дорожа свои покоем, / Читаешь, пишешь под налоем...»). Вместе с тем такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось внести в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными. Значение произведения. Сам Державин впоследствии отмечал, что одна из основных его заслуг в том, что он «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить». Как справедливо указывает исследователь творчества поэта В.Ф. Ходасевич, Державин гордился «не тем, что открыл добродетели Екатерины, а тем, что первый заговорил «забавным русским слогом». Он понимал, что его ода - первое художественное воплощение русского быта, что она - зародыш нашего романа. И, быть может, - развивает свою мысль Ходасевич, - доживи «старик Державин» хотя бы до первой главы «Онегина», - он услыхал бы в ней отзвуки своей оды».

/ / / Анализ оды Державина «Фелица»

Ода «Фелица» была написана в 1782 году, относится к раннему периоду творчества Г. Державина. Это стихотворение сделало имя поэта знаменитым. К произведению автор подает подзаголовок-уточнение «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве…» . Этим уточнением автор намекает на «Сказку о царевиче Хлоре», написанную Екатериной II, из которой взято и имя главной героини. Под образами Фелицы и вельмож «спрятаны» сама императрица Екатерина II и придворная знать. Ода не прославляет их, а высмеивает.

Тема стихотворения – шутливое изображение жизни императрицы и ее приближенных. Идея оды «Фелица» двойная: автор разоблачает пороки царицы, подавая идеализированный образ Фелицы и, вместе с тем, показывает, какими достоинствами должен обладать монарх. Дополняется идейное звучание произведения показом недостатков знати.

Центральное место в оде занимает образ царицы Фелицы, в которой поэт воплощает все прекрасные черты женщины и монарха: доброту, простоту, искренность, светлый ум. Портрет царевны не «праздничный», а повседневный, но это нисколько не портит его, а делает краше, приближая к народу и читателю. Царица живет пышно и праведно, умеет «укрощать страстей волненье», вкушает простую пищу, спит мало, отдавая предпочтение чтению и письму… Достоинств у нее очень много, но если учитывать, что за маской Киргиз-кайсацкой царевны скрывается русская императрица, нетрудно догадаться, что образ идеализирован. Идеализация в данной оде – инструмент сатиры.

Достаточно внимания уделяется и приближенным царевны, которые озабочены богатством, славою, вниманием красавиц. За портретами, созданными Гавриилом Державиным в анализируемой оде, легко узнаются Потемкин, Нарышкин, Алексей Орлов, Панин и другие. Портреты характеризуются едкой сатирой, осмелившись их опубликовать, Державин очень рисковал, но он знал, что императрица относится к нему благосклонно.

Лирический герой остается почти незаметным среди галереи ярких сатирических образов, но его отношение к изображаемому видно отчетливо. Иногда он осмеливается давать советы самой царевне-императрице: «Из разногласия - согласье // И из страстей свирепых счастье // Ты можешь только созидать». В конце оды из его уст звучит хвала Фелице и пожелание ей всех благ (такая концовка традиционна для оды).

Метафоры, эпитеты, сравнения, гиперболы – все эти художественные средства нашли себе место в стихотворении «Фелица», но привлекают внимание не они, а соединение высокого стиля и низкого. В произведении смешана книжная и разговорная лексика, просторечия.

Ода состоит из 26 строф, по 10 строк. В первых четырех строках куплета рифма перекрестная, далее – две строки с параллельной рифмой, последние четыре – с кольцевой. Стихотворный размер – четырехстопный ямб с пиррихием. Интонационный рисунок соответствует жанру оды: похвалы время от времени усиливаются восклицательными предложениями.

Ода «Фелица» – первое воплощение русского быта «забавным русским слогом», как отзывался о своем творении сам Державин.

История создания. Ода «Фелица» (1782), первое стихотворение, сделавшее имя Гавриила Романовича Державина знаменитым. Оно стало ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения уточняется: «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам своим в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». Свое необычное название это произведение получило от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим именем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически ха-рактеризующей ее окружение.

Известно, что сначала Державин не хотел печатать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести влиятельных вельмож, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году оно получило широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, приближенной императрицы, было напечатано в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором сотрудничала сама Екатерина II. Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так растрогало императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II пожелала узнать, кто написал стихотворение, в котором так точно ее изобразил. В благодарность автору она послала ему золотую табакерку с пятьюстами червонцами и выразительной надписью на пакете: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину». С того дня к Державину пришла литературная слава, которой до того не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи. Стихотворение «Фелица», написанное как шутливая зарисовка из жизни императрицы и ее окружения, вместе с тем поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Подай, Фелица, наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?

С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:

Везде соблазн и лесть живет,
Пашей всех роскошь угнетает.
Где ж добродетель обитает?
Где роза без шипов растет?

Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, нарисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:

Кружу в химерах мысль мою:
То плен от персов похищаю,
То стрелы к туркам обращаю;
То, возмечтав, что я султан,
Вселенну устрашаю взглядом;
То вдруг, прельщался нарядом.
Скачу к портному по кафтан.

В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость - ведь любой из задетых им вельмож мог разделаться за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спасло Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать закону, которому подвластны как цари, так и их подданные:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна, свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно,
Союзом целость их крепить;
Из разногласия - согласье
И из страстей свирепых счастье
Ты можешь только созидать.

Эта любимая мысль Державина звучала смело, и высказана она была простым и понятным языком.

Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:

Небесные прошу я силы,
Да, их простря сапфирны крылы,
Невидимо тебя хранят
От всех болезней, зол и скуки;
Да дел твоих в потомстве звуки,
Как в небе звезды, возблестят.

Художественное своеобразие.
Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное - рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт;

Мурзам твоим не подражая,
Почасту ходишь ты пешком,
И пища самая простая
Бывает за твоим столом.

«Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже показана обытовленио («Не дорожа свои покоем, / Читаешь, пишешь под налоем...»). Вместе с тем такие подробности не снижают ее образ, а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным с натуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось внести в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных людей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обстановки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными.

Таким образом, в «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Державин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественные србытия, в «смешанной оде» «стихотворец может говорить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, он открывает этим стихотворением путь для новой поэзии - «поэзии действительное™», которая получила блестящее развитие в творчестве Пушкина.

Значение произведения. Сам Державин впоследствии отмечал, что одна из основных его заслуг в том, что он «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить». Как справедливо указывает исследователь творчества поэта В.Ф. Ходасевич, Державин гордился «не тем, что открыл добродетели Екатерины, а тем, что первый заговорил «забавным русским слогом». Он понимал, что его ода - первое художественное воплощение русского быта, что она - зародыш нашего романа. И, быть может, - развивает свою мысль Ходасевич, - доживи «старик Державин» хотя бы до первой главы «Онегина», - он услыхал бы в ней отзвуки своей оды».

Краткий пересказ оды «Фелица (Г.Р. Державин)


Краткая история создания

«Фелица» Державина была написана в 1782 году и стала ярким образцом нового стиля русской поэзии. Конечно, сейчас текст воспринимается достаточно сложно, но для тех времен это было настоящее открытие, ведь до Державина поэты использовали еще более высокопарную лексику и устаревшие синтаксические конструкции. Ода же стала свежим веянием.

Полное наименование произведения — «Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татарским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по своим делам в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского». Столь необычное название связано с тем, что императрица Екатерина Вторая написала сказку, главной героиней которой была царевна с именем Фелица (ударение ставится на втором слоге). Под этим необычным для русского читателя антропонимом Державин в своем стихотворении и вывел образ монаршей особы.

Известно, что в переводе с латыни «Фелица» означает счастье. Именно поэтому сама Екатерина в тексте прославляется, а некоторые вельможи из ее ближайшего окружения — высмеиваются с суровой беспощадностью. Исследователи творчества поэта отмечают, что он изначально не хотел публиковать оду под собственным именем, опасаясь мести тех, кого вывел в неблаговидном образе. Однако стихотворение стало широко известно в 1783 году и даже растрогало до слез императрицу, которая пожелала непременно познакомиться с автором строк.

В благодарность за теплые слова в свой адрес Екатерина отправила поэту золотую табакерку, наполненную деньгами, а в дальнейшем — подарила ему свое покровительство.

Державин, «Фелица»: сочинения краткое содержание

Отдельную нишу занимают гражданские оды, которые адресованы влиятельным государственным лицам: монархам и вельможам. Одним и самых ярких представителей этого поэтического жанра является ода «Фелица», краткое содержание ее будет представлено ниже. Поэт посвятил ее русской императрице Екатерине II.

Державин начал службу в Преображенском полку Санкт-Петербурга, этот момент совпал с началом его поэтической деятельности. Целых 40 лет он занимал различные гражданские и военные посты и даже состоял в секретной комиссии по поимке Емельяна Пугачева. Затем был на службе у генерала А. А. Вяземского. В это самое время он и напишет свою знаменитую оду «Фелица». Краткое содержание этого произведения рассказывает о мудрой и доброй киргизской царевне, которую звали Фелица. Здесь она выступает как справедливая правительница, законодательница и милостивая монархиня.

Сюжетная канва

Начинается стихотворение риторическим обращением к монархине. Для создания яркого образа Державин использует лексику высокого стиля: «богоподобная», мудрость «несравненна», «роза без шипов». Поэт описывает мудрость и щедрость правительницы, просит у нее наставлений.

После этого автор использует прием контраста и пишет о себе как о порочном и слабом человеке, у которого есть понимание того, как следует жить достойно, но не хватает воли выполнять эти правила. В мирской суете, охоте, маскарадах, приобретении новой одежды он постоянно забывает о возвышенном. Создавая собственный образ, поэт делает его собирательным, ведь играть в карты и предаваться чревоугодию свойственно не только ему самому, но и большому количеству современников, представителей высшего света.

Чтобы найти воплощение добродетели, он и обращается к царице. Державин в строках своей оды пишет о том, что русскому народу повезло:

  1. Его правительница не карает за глупость, а лишь смотрит на нее с лукавой улыбкой.
  2. При этом награждает за добро.
  3. Покровительствует поэзии и искусству.
  4. Главное достоинство Екатерины, как отмечает автор, — умение выслушать правду.

Именно эта императрица отказалась от ужасающих своей жестокостью свадеб шутов, которые были в почете у ее предшественников, она «не зверствует, как медведица», а творит лишь благие дела.

Кажется, что она лишена недостатков, поэтому возникает возвышенный светлый образ богини. Любая женщина, даже самая добродетельная и почтенная, имеет какие-либо минусы, Екатерина же целиком состоит из положительных качеств, поэтому и называется Державиным богоподобной, идеальной. В заключение он просит у великого пророка послать императрице всех благ, здоровья, долголетия.

Тематика и проблематика

Новизна оды «Фелица» для своего времени состоит в том, что в произведении присутствует не только прославление монархини, но и шутливая, с сатирическими мотивами, зарисовка из ее жизни и ближайшего окружения. При этом автор поднимает важнейшие для него вопросы, ответ на которые он хотел бы получить от Екатерины. Перед читателем рисуется яркий словесный портрет просвещенного монарха, обладающего всеми положительными качествами и полностью лишенного недостатков. Образ Екатерины идеализирован, однако Державин верит в то, что он соответствует действительности.

При анализе поэтического текста следует отметить, что второй важнейшей темой является изображение вельмож, наделенных властью и доверием монархини, но не сумевших в полной мере выполнить свои функции. Они подвластны соблазну, любят лесть, живут в роскоши, сознательно отказываясь от добродетели. За описанными в негативном ключе образами вельмож современники узнавали реальных людей — приближенных к трону:

  • Потемкина;
  • Панина;
  • Нарышкина;
  • Алексея Орлова.

Могущественные фавориты Екатерины могли бы очень жестоко отомстить своему остроумному обидчику, однако Державин не побоялся вывести их образы в строках своей оды, что говорит о большой его смелости.

Еще большую решительность показал поэт тем, что отважился дать совет самой Екатерине — править по совести и следовать закону, который един и для правителей, и для простых людей. Эту важную для него идею Державин высказывает простым и понятным каждому языком.

Таким образом, основными темами произведения являются прославление императрицы, рассказ о ее добродетели и сатирическая насмешка над ближайшим окружением Екатерины, которое явно не дотягивает до ее божественности и возвышенности.

Ода и восхваление

Приступая к теме: «Фелица», краткое содержание», надо отметить, что образ для своей оды Державин взял из «Сказки о царевиче Хлоре», написанной Екатериной II для своих внуков.

Эту традицию – написание похвальных од образа просвещенного монарха – продолжил и Державин, позаимствовавший ее от Ломоносова. Эти великие люди видели в монархе человека, которому поручено обществом заботиться о благе государства и его народа.

В произведении показана борьба, направленная против злоупотребления своим положением высокопоставленными вельможами. Все должны служить во благо России – это и стало определяющей чертой творчества Державина. Именно в просвещенной монархии он видел ту силу, которая будет достойно руководить таким могущественным государством, как Россия.

Жанровые особенности

Жанр «Фелицы» Державина — ода, хвалебная торжественная песнь, в которой автор благодарит императрицу за то, что она старается заниматься просвещением, уделяет должное внимание литературе и искусству, не стремится унижать своих подданных или издеваться над ними. Именно такой, в представлении поэта, и должна быть жизнь человека, наделенного божественной властью.

Жанровые особенности произведения позволяют отметить, что поэт сознательно отказался от популярных классицистических шаблонов, в частности, привносит в возвышенный стиль и высокий слог оттенки сатиры, что для канонической хвалебной оды было недопустимо.

Другие черты текста:

  1. Смешение высоких устаревших слов с бытовыми, разговорными. Первые используются при рассказе о самой Фелице, вторые же применяются автором для того, чтобы показать суровую правду жизни ее приближенных, людях, для которых порок стал нормой.
  2. Наличие личностного начала. Для классической оды свойственно описание важного героического события или же объективное, обезличенное восхваление исторической личности. Державин же, в отличие от предшественников, пишет о собственных мыслях, переживаниях, чувствах. Поэтому текст в итоге получился с легким намеком интимности, трогательности, в нем можно обнаружить элементы сентиментализма.
  3. Размер — четырехстопный ямб с пиррихием, позволяющий создать особую торжественную восторженную интонацию. Этой чертой текст напоминает классическую оду.

Таким образом, это произведение во многом является уникальным, поскольку автор сознательно отошел от основных правил создания оды, внес в текст личностные мотивы, написал о собственном видении образа императрицы и ее двора.

Изобразительно-выразительные средства

Чтобы выявить средства выразительности, использованные поэтом, лучше всего послушать, как оду читают вслух, в этом случае произведение воспринимается гораздо проще.

Основными тропами, к которым обращается поэт, являются:

  1. Риторические обращения («Подай, Фелица»).
  2. Риторические вопросы — не требующие ответа («Где ж добродетель обитает?»).
  3. Эпитеты («богоподобная», «лучезарным», «праведный»).
  4. Сравнения («как волк овец», «кто благостью велик, как бог»).
  5. Метафоры («стезя кротости», «мысли в химерах»).
  6. Анафора (единоначалие: «Где праздник для меня дают / Где блещет стол сребром и златом).

Основной прием, который помогает Державину раскрыть смысл своего поэтического текста — антитеза, противопоставление образа Фелицы и ее вельмож, к которым поэт относится пренебрежительно и с недоверием. Мудрая же и благородная императрица, которой посвящено стихотворение, не замечает их пороки. И автор берет на себе смелость напомнить ей — не стоит полностью доверять этим людям.

Такова ода «Фелица», написание которой позволило Гавриле Державину не только прославиться в свое время, но и вписать имя в страницы мировой литературы. Текст по сей день не утрачивает актуальности, становится предметом многочисленных литературоведческих исследований и, согласно признанию критиков, может с полной уверенностью быть названным «нерукотворным памятником» поэту.

Державин. Ода Фелица. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

В 1781 г. была напечатана, в небольшом числе экземпляров, написанная Екатериною II для пятилетнего внука её, великого князя Александра Павловича, Сказка о царевиче Хлоре. Хлор был сын князя, или царя киевского, во время отсутствия отца похищенный ханом киргизским. Желая поверить молву о способностях мальчика, хан ему приказал отыскать розу без шипов. Царевич отправился с этим поручением. Дорогой попалась ему на встречу дочь хана, веселая и любезная Фелица. Она хотела идти провожать царевича, но ей помешал в том суровый муж её, султан Брюзга, и тогда она выслала к ребенку своего сына, Рассудок. Продолжая путь, Хлор подвергся разным искушениям, и между прочим его зазвал в избу свою мурза Лентяг, который соблазнами роскоши старался отклонить царевича от предприятия слишком трудного. Но Рассудок насильно увлек его далее. Наконец они увидели перед собой крутую каменистую гору, на которой растет роза без шипов, или, как один юноша объяснил Хлору, добродетель. С трудом взобравшись на гору, царевич сорвал этот цветок и поспешил к хану. Хан отослал его вместе с розой к киевскому князю. «Сей обрадовался столько приезду царевича и его успехам, что забыл всю тоску и печаль… Здесь сказка кончится, а кто больше знает, тот другую скажет».

На нашем сайте вы можете также прочитать краткое содержание и анализ этой оды Державина

Эта сказка подала Державину мысль написать полуюмористическую оду к Фелице (богине блаженства, по его объяснению этого имени): так как императрица любила забавные шутки, говорит он, то ода эта и была написана во вкусе её, на счет её приближенных.

Державин. Фелица. Ода

Богоподобная царевна Киргиз-Кайсацкия орды[1]! Которой мудрость несравненна Открыла верные следы Царевичу младому Хлору Взойти на ту высоку гору, Где роза без шипов растет, Где добродетель обитает, — Она мой дух и ум пленяет, Подай найти ее совет. Подай, Фелица! наставленье: Как пышно и правдиво жить, Как укрощать страстей волненье И счастливым на свете быть? Меня твой голос возбуждает, Меня твой сын препровождает[2]; Но им последовать я слаб. Мятясь житейской суетою, Сегодня властвую собою, А завтра прихотям я раб. Мурзам твоим не подражая[3], Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая Бывает за твоим столом; Не дорожа твоим покоем, Читаешь, пишешь пред налоем[4] И всем из твоего пера Блаженство смертным проливаешь; Подобно в карты не играешь, Как я, от утра до утра. Не слишком любишь маскарады, А в клоб не ступишь и ногой; Храня обычаи, обряды, Не донкишотствуешь собой; Коня парнасска не седлаешь[5], К духам в собранье не въезжаешь, Не ходишь с трона на Восток[6]; Но кротости ходя стезею, Благотворящею душою, Полезных дней проводишь ток.

А я, проспавши до полудни[7], Курю табак и кофе пью; Преобращая в праздник будни, Кружу в химерах мысль мою: То плен от персов похищаю, То стрелы к туркам обращаю; То, возмечтав, что я султан, Вселенну устрашаю взглядом; То вдруг, прельщаяся нарядом, Скачу к портному по кафтан. Или в пиру я пребогатом, Где праздник для меня дают, Где блещет стол сребром и златом, Где тысячи различных блюд: Там славный окорок вестфальской, Там звенья рыбы астраханской, Там плов и пироги стоят, Шампанским вафли запиваю; И все на свете забываю Средь вин, сластей и аромат. Или средь рощицы прекрасной В беседке, где фонтан шумит, При звоне арфы сладкогласной, Где ветерок едва дышит, Где все мне роскошь представляет, К утехам мысли уловляет, Томит и оживляет кровь; На бархатном диване лежа, Младой девицы чувства нежа, Вливаю в сердце ей любовь. Или великолепным цугом[8] В карете англинской, златой, С собакой, шутом или другом, Или с красавицей какой Я под качелями гуляю; В шинки пить меду заезжаю; Или, как то наскучит мне, По склонности моей к премене, Имея шапку набекрене, Лечу на резвом бегуне[9]. Или музыкой и певцами, Органом и волынкой вдруг, Или кулачными бойцами[10] И пляской веселю мой дух; Или, о всех делах заботу Оставя, езжу на охоту И забавляюсь лаем псов[11]; Или над невскими брегами Я тешусь по ночам рогами[12] И греблей удалых гребцов. Иль, сидя дома, я прокажу[13], Играя в дураки с женой; То с ней на голубятню лажу, То в жмурки резвимся порой; То в свайку с нею веселюся, То ею в голове ищуся; То в книгах рыться я люблю, Мой ум и сердце просвещаю, Полкана и Бову читаю[14]; За библией, зевая, сплю.

Таков, Фелица, я развратен! Но на меня весь свет похож. Кто сколько мудростью ни знатен, Но всякий человек есть ложь[15]. Не ходим света мы путями, Бежим разврата за мечтами. Между лентяем и брюзгой[16], Между тщеславья и пороком Нашел кто разве ненароком Путь добродетели прямой. Нашел,— но льзя ль не заблуждаться Нам, слабым смертным, в сем пути, Где сам рассудок спотыкаться И должен вслед страстям идти; Где нам ученые невежды, Как мгла у путников, тмят вежды? Везде соблазн и лесть живет, Пашей всех роскошь угнетает.— Где ж добродетель обитает? Где роза без шипов растет? Тебе единой лишь пристойно, Царевна! свет из тьмы творить; Деля Хаос на сферы стройно[17], Союзом целость их крепить; Из разногласия согласье И из страстей свирепых счастье Ты можешь только созидать. Так кормщик, через понт плывущий, Ловя под парус ветр ревущий, Умеет судном управлять. Едина ты лишь не обидишь, Не оскорбляешь никого, Дурачествы сквозь пальцы видишь, Лишь зла не терпишь одного; Проступки снисхожденьем правишь, Как волк овец, людей не давишь, Ты знаешь прямо цену их. Царей они подвластны воле,— Но богу правосудну боле, Живущему в законах их. Ты здраво о заслугах мыслишь, Достойным воздаешь ты честь, Пророком ты того не числишь, Кто только рифмы может плесть, А что сия ума забава Калифов добрых честь и слава. Снисходишь ты на лирный лад: Поэзия тебе любезна, Приятна, сладостна, полезна, Как летом вкусный лимонад. Слух идет о твоих поступках, Что ты нимало не горда; Любезна и в делах и в шутках, Приятна в дружбе и тверда; Что ты в напастях равнодушна, А в славе так великодушна, Что отреклась и мудрой слыть[18]. Еще же говорят неложно, Что будто завсегда возможно Тебе и правду говорить. Неслыханное также дело, Достойное тебя одной, Что будто ты народу смело О всем, и въявь и под рукой, И знать и мыслить позволяешь[19], И о себе не запрещаешь И быль и небыль говорить; Что будто самым крокодилам, Твоих всех милостей зоилам, Всегда склоняешься простить. Стремятся слез приятных реки Из глубины души моей. О! коль счастливы человеки Там должны быть судьбой своей, Где ангел кроткий, ангел мирной, Сокрытый в светлости порфирной, С небес ниспослан скиптр носить! Там можно пошептать в беседах[20] И, казни не боясь, в обедах За здравие царей не пить. Там с именем Фелицы можно В строке описку поскоблить, Или портрет неосторожно Ее на землю уронить. Там свадеб шутовских не парят, В ледовых банях их не жарят, Не щелкают в усы вельмож; Князья наседками не клохчут, Любимцы въявь им не хохочут И сажей не марают рож. Ты ведаешь, Фелица! правы И человеков и царей; Когда ты просвещаешь нравы, Ты не дурачишь так людей; В твои от дел отдохновеньи Ты пишешь в сказках поученьи[21] И Хлору в азбуке твердишь: «Не делай ничего худого[22], И самого сатира злого Лжецом презренным сотворишь». Стыдишься слыть ты тем великой, Чтоб страшной, нелюбимой быть; Медведице прилично дикой Животных рвать и кровь их лить. Без крайнего в горячке бедства Тому ланцетов нужны ль средства[23], Без них кто обойтися мог? И славно ль быть тому тираном, Великим в зверстве Тамерланом[24], Кто благостью велик, как бог? Фелицы слава, слава бога, Который брани усмирил[25]; Который сира и убога Покрыл, одел и накормил; Который оком лучезарным Шутам, трусам, неблагодарным И праведным свой свет дарит; Равно всех смертных просвещает, Больных покоит, исцеляет, Добро лишь для добра творит. Который даровал свободу[26] В чужие области скакать, Позволил своему народу Сребра и золота искать; Который воду разрешает И лес рубить не запрещает; Велит и ткать, и прясть, и шить; Развязывая ум и руки, Велит любить торги, науки И счастье дома находить; Которого закон, десница Дают и милости и суд.— Вещай, премудрая Фелица! Где отличен от честных плут? Где старость по миру не бродит? Заслуга хлеб себе находит? Где месть не гонит никого? Где совесть с правдой обитают? Где добродетели сияют?— У трона разве твоего! Но где твой трон сияет в мире? Где, ветвь небесная, цветешь? В Багдаде? Смирне? Кашемире? — Послушай, где ты ни живешь,— Хвалы мои тебе приметя, Не мни, чтоб шапки иль бешметя За них я от тебя желал. Почувствовать добра приятство Такое есть души богатство, Какого Крез не собирал. Прошу великого пророка, Да праха ног твоих коснусь, Да слов твоих сладчайша тока И лицезренья наслаждусь! Небесные прошу я силы, Да, их простря сафирны крылы, Невидимо тебя хранят От всех болезней, зол и скуки; Да дел твоих в потомстве звуки, Как в небе звезды, возблестят. 1782

[1] Поэт назвал Екатерину киргиз-кайсацкою царевною потому, что у него были деревни в тогдашней Оренбургской области, по соседству с киргизскою ордою, подвластною императрице.

[2] Меня твой сын препровождает. – В сказке Екатерины Фелица дала в проводники царевичу Хлору своего сына Рассудок.

[3] Мурзам твоим не подражая – т. е. придворным, вельможам. Слово «мурза» употребляет Державин в двух планах. Когда мурза говорит о Фелице, то под мурзой подразумевается автор оды. Когда он говорит как бы о самом себе, тогда мурза – собирательный образ вельможи-придворного.

[4] Читаешь, пишешь пред налоем. – Державин имеет в виду законодательную деятельность императрицы. Налой (устар., простореч.), точнее «аналой» (церк.) – высокий столик с покатым верхом, на который в церкви кладут иконы или книги. Здесь употреблено в смысле «столик», «конторка».

[5] Коня парнаска не седлаешь. – Екатерина не умела писать стихов. Арии и стихи для ее литературных сочинений писали ее статс-секретари Елагин, Храповицкий и др. Парнасский конь – Пегас.

[6] К духам в собранье не въезжаешь, Не ходишь с трона на Восток – т. е. не посещаешь масонских лож, собраний. Екатерина называла масонов «сектой духов» (Дневник Храповицкого. М., 1902, стр. 31). «Востоками» назывались иногда масонские ложи (Грот, 2, 709–710).

Масоны в 80-х гг. XVIII в. – члены организаций («лож»), исповедовавших мистико-моралистическое учение и находившихся в оппозиции екатерининскому правительству. Масонство разделялось на различные течения. К одному из них, иллюминатству, принадлежал ряд руководителей Французской революции 1789 г.

В России так называемые «московские мартинисты» (крупнейшими из них в 1780-е гг. были Н. И. Новиков, замечательный русский просветитель, писатель и книгоиздатель, его помощники по издательскому, делу И. В. Лопухин, С. И. Гамалея и др.) были особенно враждебно настроены по отношению к императрице. Они считали ее захватчицей престола и желали видеть на троне «законного государя» – наследника престола Павла Петровича, сына свергнутого с престола Екатериной императора Петра III. Павел, пока ему было это выгодно, весьма сочувственно относился к «мартинистам» (по некоторым свидетельствам, он даже придерживался их учения). Особенно активизировались масоны с середины 1780-х гг., и Екатерина сочиняет три комедии: «Шаман сибирский», «Обманщик» и «Обольщенный», пишет «Тайну противо-нелепого общества» – пародию на масонский устав. Но разгромить московское масонство ей удалось только в 1789–1793 гг. при помощи полицейских мер.

[7] А я, проспавши до полудни и т. д. – «Относится к прихотливому нраву князя Потемкина, как и все три нижеследующие куплеты, который то собирался на войну, то упражнялся в нарядах, в пирах и всякого рода роскошах».

[8] Цуг – упряжка в четыре или шесть лошадей попарно.

[9] Лечу на резвом бегуне. – Это относится также к Потемкину, но «более к гр. Ал. Гр. Орлову, который был охотник до скачки лошадиной» (Об. Д., 598). На конных заводах Орлова было выведено несколько новых пород лошадей, из которых наиболее известна порода знаменитых «орловских рысаков».

[10] Или кулачными бойцами – также относится к А. Г. Орлову.

[11] И забавляюсь лаем псов – относится к П. И. Панину, который любил псовую охоту.

[12] Я тешусь по ночам рогами и т. д.– «Относится к Семену Кирилловичу Нарышкину, бывшему тогда егермейстером, который первый завел роговую музыку» (Об. Д., 598). Роговая музыка – оркестр, состоящий из крепостных музыкантов, в котором из каждого рога можно извлечь только одну ноту, а все вместе являются как бы одним инструментом. Прогулки знатных

[12] Я тешусь по ночам рогами и т. д. – «Относится к Семену Кирилловичу Нарышкину, бывшему тогда егермейстером, который первый завел роговую музыку» (Об. Д., 598). Роговая музыка – оркестр, состоящий из крепостных музыкантов, в котором из каждого рога можно извлечь только одну ноту, а все вместе являются как бы одним инструментом. Прогулки знатных вельмож по Неве в сопровождении рогового оркестра были распространенным явлением в XVIII в.

[13] Иль, сидя дома, я прокажу. – «Сей куплет относится вообще до старинных обычаев и забав русских»

[14] Полкана и Бову читаю. – «Относится до кн. Вяземского, любившего читать романы (которые часто автор, служа у него в команде, перед ним читывал, и случалось, что тот и другой дремали и не понимали ничего) – Полкана и Бову и известные старинные русские повести». Державин имеет в виду переводной роман о Бове, который позднее превратился в русскую сказку.

[15] Но всякий человек есть ложь – цитата из Псалтыри, из 115 псалма.

[16] Между лентяем и брюзгой. Лентяг и Брюзга – персонажи сказки о царевиче Хлоре. «Сколько известно, разумела она под первым кн. Потемкина, а под другим кн. Вяземского, потому что первый, как выше сказано, вел ленивую и роскошную жизнь, а второй часто брюзжал, когда у него, как управляющего казной, денег требовали».

[17] Деля Хаос на сферы стройно и т. д. – намек на учреждение губерний. В 1775 г. Екатерина издала «Учреждение о губерниях», – согласно которому вся Россия была разделена на губернии.

[18] Что отреклась и мудрой слыть. – Екатерина II отклонила титулы «Великой», «Премудрой», «Матери отечества», которые были поднесены ей в 1767 г. Сенатом и Комиссией по выработке проекта нового уложения; так же она поступила и в 1779 г., когда петербургское дворянство предложило принять ей титул «Великой».

[19] И знать и мыслить позволяешь. – В «Наказе» Екатерины II, составленном ею для Комиссии по выработке проекта нового уложения и являвшемся компиляцией из сочинений Монтескье и других философов-просветителей XVIII в., действительно есть ряд статей, кратким изложением которых является эта строфа.

[20] Там можно пошептать в беседах и т. д. и следующая строфа – изображение жестоких законов и нравов при дворе императрицы Анны Иоанновны. Как отмечает Державин (Об. Д., 599–600), существовали законы, согласно которым два человека, перешептывавшиеся между собой, считались злоумышленниками против императрицы или государства; не выпивший большого бокала вина, «за здравие царицы подносимого», уронивший нечаянно монету с ее изображением подозревались в злом умысле и попадали в Тайную канцелярию. Описка, поправка, подскабливание, ошибка в императорском титуле влекли за собой наказание плетьми, равно как и перенос титула с одной строки на другую. При дворе широко распространены были грубые шутовские «забавы» вроде известной свадьбы князя Голицына, бывшего при дворе шутом, для которой был выстроен «ледяной дом»; титулованные шуты усаживались в лукошки и клохтали курицами и т. д.

[21] Ты пишешь в сказках поученьи. – Екатерина II написала для своего внука, кроме «Сказки о царевиче Хлоре», «Сказку о царевиче Февее».

[22] Не делай ничего худого. – «Наставление» Хлору, переложенное Державиным в стихи, находится в приложении к «Российской азбуке для обучения юношества чтению, напечатанной для общественных школ по высочайшему повелению» (СПб., 1781), которая также была сочинена Екатериной для внуков ее.

[23] Ланцетов средства – т. е. кровопролитие.

[24] Тамерлан (Тимур, Тимурленг) – среднеазиатский полководец и завоеватель (1336–1405), отличавшийся крайней жестокостью.

[25] Который брани усмирил и т. д. – «Сей куплет относится на мирное тогдашнее время, по окончании первой турецкой войны (1768–1774) в России процветавшее, когда многие человеколюбивые сделаны были императрицею учреждения, как то: воспитательный дом, больницы и прочие»

[26] Который даровал свободу и т. д. – Державин перечисляет некоторые законы, изданные Екатериной II: она подтвердила данное Петром III дворянам разрешение совершать заграничные путешествия; разрешила помещикам разрабатывать рудные месторождения в их владениях в собственную пользу; сняла запрещение рубить лес на своих землях без контроля власти; «позволила свободное плавание по морям и рекам для торговли».

Лирическое начало в оде фелица. Литературный анализ оды "Фелица"

История создания

Ода «Фелица» (1782) – первое стихотворение, сделавшее имя Гаврии­ла Романовича Державина знаменитым. Оно стало ярким образцом но­вого стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения уточняется: "Ода к премудрой Киргиз-кайсацкой царевне Фелице, писанная Татар­ ским Мурзою, издавна поселившимся в Москве, а живущим по делам сво­ им в Санкт-Петербурге. Переведена с арабского языка». Свое необыч­ное название это произведение получило от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Этим име­нем, которое в переводе с латинского значит счастье, она названа и в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характе­ризующей ее окружение.

Известно, что сначала Державин не хотел печатать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести влиятельных вельмож, сатири­чески изображенных в нем. Но в 1783 году оно получило широкое рас­пространение и при содействии княгини Дашковой, приближенной им­ператрицы, было напечатано в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором сотрудничала сама Екатерина II. Впоследствии Держа­вин вспоминал, что это стихотворение так растрогало императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина IIпожелала узнать, кто написал стихотворение, в котором так точно ее изобразил. В благодарность авто­ру она послала ему золотую табакерку с пятьюстами червонцами и выразительной надписью на пакете: «Из Оренбурга от Киргизской Царевны мурзе Державину». С того дня к Державину пришла литературная слава, которой до того не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи

Стихотворение «Фелица», написанное как шутливая зарисовка из жизни императрицы и ее окружения, вместе с тем поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, в оде «Фелица» создается вполне традиционный образ «богоподобной царевны», в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха. Явно идеали­зируя реальную Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисо­ванный им образ:

Подай, Фелица! наставленье:
Как пышно и правдиво жить,
Как укрощать страстей волненье
И счастливым на свете быть?

С другой стороны, в стихах поэта звучит мысль не только о мудрости власти, но и о нерадивости исполнителей, озабоченных своей выгодой:

Везде соблазн и лесть живет,
Пашей всех роскошь угнетает. –
Где ж добродетель обитает?
Где роза без шипов растет?

Сама по себе эта мысль не была новой, но за образами вельмож, на­рисованных в оде, явно проступали черты реальных людей:

Кружу в химерах мысль мою:
То плен от персов похищаю,
То стрелы к туркам обращаю;
То, возмечтав, что я султан,
Вселенну устрашаю взглядом;

То вдруг, прельщаяся нарядом,
Скачу к портному по кафтан.

В этих образах современники поэта без труда узнавали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко сатирические портреты, Державин проявил большую смелость – ведь любой из задетых им вельмож мог разделать­ся за это с автором. Только благосклонное отношение Екатерины спас­ло Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: следовать за­кону, которому подвластны как цари, так и их подданные:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно,
Союзом целость их крепить;

Из разногласия согласье
И из страстей свирепых счастье
Ты можешь только созидать.

Эта любимая мысль Державина звучала смело, и высказана она была простым и понятным языком.

Заканчивается стихотворение традиционной хвалой императрице и пожеланием ей всех благ:

Небесные прошу я силы,

Да, их простря сапфирны крылы,

Невидимо тебя хранят

От всех болезней, зол и скуки;

Да дел твоих в потомстве звуки,

Как в небе звезды, возблестят.

Художественное своеобразие

Классицизм запрещал соединять в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам. Но Державин даже не просто их сочетает в характеристике разных лиц, выведенных в оде, он делает нечто совсем небывалое для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже просторечия, но самое главное – рисует не парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Вот почему в оде оказываются бытовые сцены, натюрморт:

Мурзам твоим не подражая,

Почасту ходишь ты пешком,

И пища самая простая

Бывает за твоим столом.

«Богоподобная» Фелица, как и другие персонажи в его оде, тоже по­казана обытовленно («Не дорожа свои покоем, / Читаешь, пишешь под налоем...»). Вместе с тем такие подробности не снижают ее образ,а делают более реальным, человечным, как будто точно списанным снатуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось внести в поэзию смело взятые из жизни или созданные воображением индивидуальные характеры реальных лю­дей, показанных на фоне колоритно изображенной бытовой обста­новки. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными. Таким образом, в «Фелице» Державин выступил как смелый новатор, сочетающий стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатирой, внося в высокий жанр оды элементы низких стилей. Впослед­ствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Держа­вин утверждал, что, в отличие от традиционной для классицизма оды, где восхвалялись государственные лица, военачальники, воспевались торжественные события, в «смешанной оде» «стихотворец может гово­рить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, он открывает этим стихотворением путь для новой поэзии – «поэзии действительно­сти», которая получила блестящее развитие в творчестве Пушкина.

Значение произведения

Сам Державин впоследствии отмечал, что одна из основных его заслуг в том, что он «дерзнул в забавном русском слоге о добродетелях Фелицы возгласить». Как справедливо указывает исследователь творчества поэта В.Ф. Ходасевич, Державин гордился «не тем, что открыл добродетели Ека­терины, а тем, что первый заговорил «забавным русским слогом». Он по­нимал, что его ода – первое художественное воплощение русского быта, что она – зародыш нашего романа. И, быть может, – развивает свою мысль Ходасевич, – доживи «старик Державин» хотя бы до первой главы «Онегина», – он услыхал бы в ней отзвуки своей оды».

В 1782 году еще не очень известный поэт Державин написал оду, посвященную "киргиз-кайсацкой царевне Фелице". Ода так и называлась "К Фелице" . Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода прославляла простоту и гуманность обхождения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее правления. Но одновременно обычным, а то и грубоватым разговорным языком она повествовала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о "мурзах", которые отнюдь не достойны своей правительницы. В мурзах прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода в руки императрицы поскорее попала, одновременно этого и опасался. Как самодержица посмотрит на его смелую выходку: насмешку над ее любимцами! Но в конце концов ода оказалась на столе Екатерины, и та пришла от нее в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных следует время от времени ставить на место и намеки оды - прекрасный для этого повод. Сама Екатерина II была писательницей (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), оттого сразу оценила и художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, призвав к себе поэта, императрица щедро его наградила: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми червонцами.

К Державину пришла известность. Новый литературный журнал "Собеседник Любителей Российского Слова", который редактировала подруга императрицы княгиня Дашкова, а печаталась в нем сама Екатерина, открывался одой "К Фелице". О Державине заговорили, он стал знаменитостью. Только ли в удачном и смелом посвящении оды императрице было дело? Конечно же, нет! Читающую публику и собратьев по перу поразила сама форма произведения. Поэтическая речь "высокого" одического жанра звучала без экзальтации и напряженности. Живая, образная, насмешливая речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно же, говорилось похвально, но тоже не высокопарно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как о простой женщине, не небожителе:

Мурзам твоим не подражая, Почасту ходишь ты пешком, И пища самая простая Бывает за твоим столом.

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин отваживается на смелые сопоставления:

Подобно в карты не играешь, Как я, от утра до утра.

И, больше того, фривольничает, вводя в оду неприличные по светским нормам того времени детали и сценки. Вот как, например, проводит свой день придворный-мурза, празднолюбец и безбожник:

Иль, сидя дома, я прокажу, Играя в дураки с женой; То с ней на голубятню лажу, То в жмурки резвимся порой, То в свайку с нею веселюся, То ею в голове ищуся; То в книгах рыться я люблю, Мой ум и сердце просвещаю: Полкана и Бову читаю, Над Библией, зевая, сплю.

Произведение было наполнено веселыми, а нередко и язвительными намеками. На любящего плотно поесть и хорошо выпить Потемкина ("Шампанским вафли запиваю / И все на свете забываю"). На кичащегося пышными выездами Орлова ("великолепным цугом в карете англинской, златой"). На готового бросить все дела ради охоты Нарышкина ("о всех делах заботу / Оставя, езжу на охоту / И забавляюсь лаем псов") и т.д. В жанре торжественной похвальной оды так еще никогда не писали. Поэт Е.И. Костров выразил общее мнение и одновременно легкую досаду по поводу удачливого соперника. В его стихотворном "Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царевны Киргизкайсацкой" есть строки:

Признаться, видно, что из моды Уж вывелись парящи оды; Ты простотой умел себя средь нас вознесть.

Императрица приблизила к себе Державина. Помня о "бойцовских" свойствах его натуры и неподкупной честности, отправляла на различные ревизии, заканчивающиеся, как правило, шумным возмущением проверяемых. Поэт назначался губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Но долго не удерживался: слишком рьяно и властно расправлялся с местными чиновниками. В Тамбове дело зашло так далеко, что наместник края Гудович подал в 1789 году жалобу императрице на "самоуправство" не считающегося ни с кем и ни с чем губернатора. Дело было передано в Сенатский суд. Державина отставили от должности и до окончания судебного разбирательства обязали жить в Москве, как сказали бы сейчас, под подпиской о невыезде.

И хотя поэта оправдали, он остался без должности и без расположения государыни. Рассчитывать можно было вновь лишь на себя самого: на предприимчивость, даровитость и удачу. И не падать духом. В составленных уже в конце жизни автобиографических "Записках", в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признается: "Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту; вследствие чего написал он оду “Изображение Фелицы” и к 22-му числу сентября, то есть ко дню коронования императрицы, передал ее ко двору Императрица, прочетши оную, приказала любимцу своему (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины, - Л.Д.) на другой день пригласить автора к нему ужинать и всегда принимать его в свою беседу".

Читайте также другие темы главы VI.

1. В 1781 г. была напечатана, в небольшом числе экземпляров, написанная Екатериною для пятилетнего внука ея, великого князя Александра Павловича, Сказка о царевиче Хлоре . Хлор был сын князя, или царя киевского, во время отсутствия отца похищенный ханом киргизским. Желая поверить молву о способностях мальчика, хан ему приказал отыскать розу без шипов. Царевич отправился с этим поручением. Дорогой попалась ему на встречу дочь хана, веселая и любезная Фелица . Она хотела идти провожать царевича, но ей помешал в том суровый муж ея, султан Брюзга, и тогда она выслала к ребенку своего сына, Рассудок. Продолжая путь, Хлор подвергся разным искушениям, и между прочим его зазвал в избу свою мурза Лентяг, который соблазнами роскоши старался отклонить царевича от предприятия слишком трудного. Но Рассудок насильно увлек его далее. Наконец они увидели перед собой крутую каменистую гору, на которой растет роза без шипов, или, как один юноша объяснил Хлору, добродетель. С трудом взобравшись на гору, царевич сорвал этот цветок и поспешил к хану. Хан отослал его вместе с розой к киевскому князю. «Сей обрадовался столько приезду царевича и его успехам, что забыл всю тоску и печаль.... Здесь сказка кончится, а кто больше знает, тот другую скажет».

Эта сказка подала Державину мысль написать оду к Фелице (богине блаженства, по его объяснению этого имени): так как императрица любила забавные шутки, говорит он, то ода эта и была написана во вкусе ея, на счет ея приближенных.

вернуться)

18. Деля Хаос на сферы стройно и т. д. – намек на учреждение губерний. В 1775 г. Екатерина издала «Учреждение о губерниях», – согласно которому вся Россия была разделена на губернии. ()

19. Что отреклась и мудрой слыть. – Екатерина II с наигранной скромностью отклонила от себя титулы «Великой», «Премудрой», «Матери отечества», которые были поднесены ей в 1767 г. Сенатом и Комиссией по выработке проекта нового уложения; так же она поступила и в 1779 г., когда петербургское дворянство предложило принять ей титул «Великой». (

«Фелица» - одно из лучших созданий Державина. В ней полнота чувства счаст­ливо сочеталась с оригинальностью фор­мы, в которой виден русский ум и слы­шится русская речь. Несмотря на значи­тельную величину, эта ода проникнута внутренним единством мысли, от начала до конца выдержана в тоне. Олицетворяя в себе современное общество, поэт тонко хвалит Фелицу, сравнивая себя с нею и сатирически изображая свои пороки.

В. Г. Белинский

Г. Р. Державин посвятил немало произведе­ний представителям верховной государственной власти: монархам, вельможам, лицам, состоя­щим при дворе. Пафос этих произведений не только хвалебный, но и обличительный, вслед­ствие чего некоторые из них можно отнести к са­тирическим. И все же это яркие, оригинальные образцы гражданской лирики поэта. К лучшим стихотворениям гражданского цикла принадле­жит ода «Фелица», посвященная императрице Екатерине II.

Образ и имя Фелицы, мудрой и добродетель­ной киргизской царевны, взят автором из «Сказ­ки о царевиче Хлоре», которую сама императри­ца написала для своего внука, будущего импера­тора Александра I. В этой сказке рассказывалось о том, как киргизский хан похитил киевского царевича Хлора, о котором шла слава, что он «ра­зумное дитя», и приказал ему найти редкий цве­ток, символ добродетели, - розу без шипов. Вы­полнить трудное поручение царевичу помогла дочь хана, царевна Фелица, дав ему в путеводи­тели своего сына Рассудок.

В начале 80-х годов XVIII века, когда созда­валась «Фелица», Державин еще не был близко знаком с императрицей. Он знал о Екатерине только по «слуху» и искренне верил в то, что она на самом деле является той, за кого стремится себя выдать, - хранительницей наук, скромной и справедливой царицей, свято чтящей законы и заботящейся о благе народа, разделяющей с про­стыми людьми все их нужды и проблемы. Пото­му в основе своей стихотворение выдержано в духе похвальной оды, превозносящей заслуги государыни.

В то же время ода Державина во многом отли­чается от традиционных в те времена хвалебных стихотворений.

Новаторство автора проявляется и в соедине­нии жанров - оды и сатиры, и в применении но­вого размера и новой рифмы, и в сочетании высо­кого и низкого стиля, и в новизне общественно-политических взглядов писателя. Но основное отличие заключается в самой трактовке образа правителя.

Образ Фелицы у Державина - многоплано­вый. С одной стороны, она - просвещенная мо­нархиня, с другой - частное лицо. Впервые ав­тор позволяет себе подробное описание облика Екатерины, ее привычек, образа жизни, особен­ностей характера:

Мурзам твоим не подражая,

Почасту ходишь ты пешком,

И пища самая простая Бывает за твоим столом;

Не дорожа твоим покоем,

Читаешь, пишешь пред налоем И всем из твоего пера Блаженство смертным проливаешь;

Подобно в карты не играешь,

Как я, от утра до утра.

Не слишком любишь маскарады,

А в клоб не ступишь и ногой;

Храня обычаи, обряды,

Не донкишотствуешъ собой…

При этом следует сказать, что термин «донкишотствовать» у Державина означает нарушение принятых в обществе обычаев и приличий. По­добное поведение было присуще многим публич­ным людям до Екатерины. И автор искренне вос­хищается мудростью новой императрицы, кото­рая стремилась во всем следовать «обычаям» и «обрядам».

Говоря о монархине, поэт не прибегает к обоб­щениям, как это делали до него другие писате­ли. Он подробнейшим образом останавливается на вполне конкретных заслугах правительницы: на ее покровительстве торговле и промышленно­сти, на вкладе в развитие наук и ремесел.

В представлении Державина Екатерина - тот «бог»,

Который даровал свободу В чужие области скакать,

Позволил своему народу Сребра и золота искать;

Который воду разрешает И лес рубить не запрещает;

Велит и ткать, и прясть, и шить;

Развязывая ум и руки,

Велит любить торги, науки И счастье дома находить.

Основываясь на содержании «Наказа комис­сии о составлении проекта нового Уложения» (1768), написанного императрицей, автор «Фели­цы» наделил свою героиню тактом, справедливо­стью, милосердием и снисходительностью:

Едина ты лишь не обидишь,

Не оскорбляешь никого,

Дурачества сквозь пальцы видишь,

Лишь зла не терпишь одного;

Проступки снисхожденьем правишь,

Как волк овец, людей не давишь,

Ты знаешь прямо цену их.

В отличие от своих предшественников и пред­шественниц, Екатерина не использовала изощ­ренные приемы устрашения подчиненных. Она сознательно отказалась от нелепых гонений за «преступления против величества», выражаю­щиеся в необдуманно сказанном слове или не­осторожном обращении с «образами» и атрибу­тами монарха: портретами, книгами, указами и т. п. При ней простым людям можно было «и знать и мыслить», позволено было «и быль и не­быль говорить», при этом не опасаясь сурового на­казания.

Прославляя императрицу за ее мудрые и ми­лосердные указы, Державин отмечает, что теперь простым людям можно было спокойно

… пошептать в беседах И, казни не боясь, в обедах За здравие царей не пить.

Там с именем Фелицы можно В строке описку поскоблить

Или портрет неосторожно Ее на землю уронить.

Заслугами императрицы являются у Держа­вина и усмирение войн и разногласий, и то, что она в своих гуманных поступках подобна самому Богу, который бедных и убогих «покрыл, одел и накормил», который делает только добро, «боль­ных покоит, исцеляет», справедливо творит «и милости, и суд».

Главными добродетелями Екатерины автор рисует милосердие, справедливость, «совесть с правдой», мудрость в принятии решений, указов, законов, скромность, доброту («Стыдишься слыть ты тем великой, чтоб страшной, нелюби­мой быть»). Ее правление представляется насто­ящим раем на земле:

Стремятся слез приятных реки Из глубины души моей.

О! коль счастливы человеки Там должны быть судьбой своей,

Где ангел кроткий, ангел мирной,

Сокрытый в светлости порфирной,

С небес ниспослан скиптр носить!

Однако при всей восторженности поэта, вос­хваляющего заслуги монархини, в описании об­раза императрицы иногда прослеживаются иро­нические нотки. Фелица «просвещает нравы», пишет «в сказках поученья», но при этом автор указывает, что поэзия ей «любезна… как летом вкусный лимонад». И все же великие добродете­ли Екатерины вытесняют и перекрывают все ее маленькие недостатки. А преподнесенные в яр­ком, новом, оригинальном стиле, они становят­ся еще заметнее и значительнее. Вот почему одна эта ода Державина послужила прославлению по­литики Екатерины II и усилению ее популярнос­ти гораздо больше, чем оды всех официальных одописцев. Поэт был вызван ко двору, награжден и возведен на пост губернатора.

В 1782 году еще не очень известный поэт Державин написал оду, посвященную "киргиз-кайсацкой царевне Фелице". Ода так и называлась "К Фелице". Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода прославляла простоту и гуманность обхождения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее правления. Но одновременно обычным, а то и грубоватым разговорным языком она повествовала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о "мурзах", которые отнюдь не достойны своей правительницы. В мурзах прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода в руки императрицы поскорее попала, одновременно этого и опасался. Как самодержица посмотрит на его смелую выходку: насмешку над ее любимцами! Но в конце концов ода оказалась на столе Екатерины, и та пришла от нее в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных следует время от времени ставить на место и намеки оды - прекрасный для этого повод. Сама Екатерина II была писательницей (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), оттого сразу оценила и художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, призвав к себе поэта, императрица щедро его наградила: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми червонцами.

К Державину пришла известность. Новый литературный журнал "Собеседник Любителей Российского Слова", который редактировала подруга императрицы княгиня Дашкова, а печаталась в нем сама Екатерина, открывался одой "К Фелице". О Державине заговорили, он стал знаменитостью. Только ли в удачном и смелом посвящении оды императрице было дело? Конечно же, нет! Читающую публику и собратьев по перу поразила сама форма произведения. Поэтическая речь "высокого" одического жанра звучала без экзальтации и напряженности. Живая, образная, насмешливая речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно же, говорилось похвально, но тоже не высокопарно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как о простой женщине, не небожителе:

Мурзам твоим не подражая,

Почасту ходишь ты пешком,

И пища самая простая

Бывает за твоим столом.

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин отваживается на смелые сопоставления:

Подобно в карты не играешь,

Как я, от утра до утра.

И, больше того, фривольничает, вводя в оду неприличные по светским нормам того времени детали и сценки. Вот как, например, проводит свой день придворный-мурза, празднолюбец и безбожник:

&nbs p; Иль, сидя дома, я прокажу,

Играя в дураки с женой;

То с ней на голубятню лажу,

То в жмурки резвимся порой,

То в свайку с нею веселюся,

То ею в голове ищуся;

То в книгах рыться я люблю,

Мой ум и сердце просвещаю:

Полкана и Бову читаю,

Над Библией, зевая, сплю.

Произведение было наполнено веселыми, а нередко и язвительными намеками. На любящего плотно поесть и хорошо выпить Потемкина ("Шампанским вафли запиваю / И все на свете забываю"). На кичащегося пышными выездами Орлова ("великолепным цугом в карете англинской, златой"). На готового бросить все дела ради охоты Нарышкина ("о всех делах заботу / Оставя, езжу на охоту / И забавляюсь лаем псов") и т. д. В жанре торжественной похвальной оды так еще никогда не писали. Поэт Е. И. Костров выразил общее мнение и одновременно легкую досаду по поводу удачливого соперника. В его стихотворном "Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царевны Киргизкайсацкой" есть строки:

Признаться, видно, что из моды

Уж вывелись парящи оды;

Ты простотой умел себя средь нас вознесть.

Императрица приблизила к себе Державина. Помня о "бойцовских" свойствах его натуры и неподкупной честности, отправляла на различные ревизии, заканчивающиеся, как правило, шумным возмущением проверяемых. Поэт назначался губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Но долго не удерживался: слишком рьяно и властно расправлялся с местными чиновниками. В Тамбове дело зашло так далеко, что наместник края Гудович подал в 1789 году жалобу императрице на "самоуправство" не считающегося ни с кем и ни с чем губернатора. Дело было передано в Сенатский суд. Державина отставили от должности и до окончания судебного разбирательства обязали жить в Москве, как сказали бы сейчас, под подпиской о невыезде.

И хотя поэта оправдали, он остался без должности и без расположения государыни. Рассчитывать можно было вновь лишь на себя самого: на предприимчивость, даровитость и удачу. И не падать духом. В составленных уже в конце жизни автобиографических "Записках", в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признается: "Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту; вследствие чего написал он оду "Изображение Фелицы" и к 22-му числу сентября, то есть ко дню коронования императрицы, передал ее ко двору Императрица, прочетши оную, приказала любимцу своему (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины, - Л. Д.) на другой день пригласить автора к нему ужинать и всегда принимать его в свою беседу".

Главная » Сметы » Лирическое начало в оде фелица. Литературный анализ оды "Фелица"

Тема оды фелица. Композиционный анализ оды державин фелица

Ода написана в 1782 году - первое произведение, прославившее поэта, и, кроме того, это образ нового стиля поэзии в России.

Произведение названо в честь героини сказки Екатерины II «Цесаревич Хлор». Также имя означает «счастье», названо и в творчестве поэта, и это прославило императрицу и сумело показать всем, кто ее окружал.И разрушив обычаи жанра хвалебных од, автор хорошо сумел ввести в разговорный словарный запас, помимо этого, некоторые нецензурные, но не менее важные фразы - обрисовал саму императрицу в человеческом обличье. Но мало кому нравилось такое произведение, как сама императрица. Большинство были сбиты с толку и разочарованы.

В произведении можно увидеть, насколько устоялись образы порядочной королевы, в которых отражены авторские представления о стандарте рукоположенного монарха. Сильно скрашивая саму Екатерину II, поэт верит в созданный им образ.

Но если посмотреть немного по-другому, то в творчестве Державина тоже отражается нечестность чиновников, которых привлекают только выгодные предложения. Эта мысль не считается новой, но фигуры реальных людей четко отражаются за изображениями знати, которые нарисованы в этом произведении.

Здесь легко узнать образ фаворита императрицы князя Потемкина, а также Орлова, Панина и других. Обрисовывая их ясные забавные образы, поэт отразил свое большое мужество - ведь любой, кого тронул автор, легко мог разобраться с Державиным.И только хорошие отношения с Екатериной помогли поэту. И дает совет Екатерине - подчиняться своим законам, потому что он на всех один.

Картина или рисунок Державин - Фелица

Другие пересказы и обзоры к дневнику читателя

  • Краткое содержание Афера Солоухин

    Действие происходило в годы Великой Отечественной войны. Весной студенты приехали на авиационный завод на практику. Им было 17 лет, они еще ничего не умели.Ребят нигде особо не привлекала

  • Краткое содержание Признания Руссо

    История начинается с описания смерти матери героя при родах. Далее следует рассказ о детских годах, проведенных с моим дядей, о периоде получения образования и безответной любви к представительницам женского пола

  • Краткое описание Лягушка Эдгар По

    Где-то в далекой, неизвестной стране жил король, известный как закоренелый шутник и главарь.Но он был не единственным в этом штате, кто любил шутки и розыгрыши. Все его первые вельможи и министры не прочь посмеяться.

  • Краткое изложение жизни Мопассана

    В семье барона родилась дочь, которую назвали Жанна Ле Перу. Получив строгое образование в монастыре и оставив его после окончания учебы, девушка с головой окунулась в новую жизнь.

  • Abstract Король, Королева, Джек Набоков

    В начале прошлого века провинциал по имени Франц приезжает в город в надежде получить приличную работу.Он рассчитывает, что его дядя Курт Дрейер поможет ему найти работу.

Нередко произведения литературного творчества, далекие от современности на много лет и даже столетий, оказываются трудными для восприятия, понимания и усвоения не только школьниками, но даже взрослыми. Поэтому сегодня мы поговорим о таком поэте 2-й половины 18 - 1-й половины 19 века, как Гавриил Романович Державин. «Фелица», краткое содержание которой и пойдет в этой статье, поможет нам лучше понять автора и его творческое наследие.

Исторический комментарий: создание

Невозможно начать разговор о произведении, не определив, чем жил сам Державин в момент его создания. «Фелица» (краткое содержание и даже анализ - тема данного материала) была написана Гавриилом Романовичем в Санкт-Петербурге в 1782 году. Жанр традиционной торжественной оды в этом случае был разрушен поэтом: он решил нарушить Закон о трех спокойствии и в своем творчестве соединил словарный запас книги с бегущей, разговорной.Кроме того, в пространстве одного произведения смешались сатирическое и хвалебное, что также противоречило установленным канонам.

Благоприятное совпадение

Друзья Державина, которые первыми услышали оду, обрадовались, но поспешили охладить пыл поэта: нечего было надеяться на издание произведения, потому что оно было настолько отчетливо читаемыми выпадами против знатной екатерининской знати. Тем не менее судьба, казалось, все устроила так, чтобы работа не лежала вечно в ящике стола Державина.Через год ода пришла поэту Осипу Козодавлеву, от него - любителю литературы И.И. Шувалова, читавшего эти стихи за обедом перед дворянской компанией, среди которых был князь Потемкин, одно из лиц с завуалированными насмешками. Князь решил сделать вид, что композиция его не трогает и не имеет к нему никакого отношения, в результате чего Гавриил Романович смог вздохнуть с облегчением.

Реакция Екатерины II

На что мог рассчитывать еще малоизвестный поэт Державин? «Фелица», краткое содержание которой вскоре будет рассказано, понравилась президенту Российской академии Е.Дашковой, а в 1783 году произведение было анонимно опубликовано в одном из весенних номеров журнала «Собеседник любителей русского слова». Дашкова подарила стихотворение самой императрице; Екатерина растрогалась до слез и очень заинтересовалась автором произведения. В результате Державин получил от императрицы конверт с 500 золотыми рублями и золотую табакерку, усыпанную бриллиантами. Вскоре Гавриил Романович был представлен ко двору и благословлен царицей. Таким образом, именно после создания этой оды Державин получил литературную известность.«Фелица», краткое содержание которой ответит на интересующие вопросы, - новаторское произведение. Он качественно отличался по мысли и форме от всего, что существовало раньше.

Г. Р. Державин, "Фелица": краткое содержание строф. Старт

Ода состоит из 25 строф. Его начало традиционно классическое: в первых строфах нарисован торжественный, возвышенный образ. Екатерину называют киргиз-кайсакской царевной, потому что в то время у самого поэта были села в тогдашней Оренбургской губернии, недалеко от которых начинались подвластные императрице территории Киргизской орды.Кроме того, здесь упоминается некая сказка о цесаревиче Хлоре - это красочное восточное произведение, написанное и напечатанное в 1781 году самой Екатериной для своего 5-летнего внука, будущего императора Александра Павловича (известного как Александр I). Похищенный ханом Хлор был сыном великого киевского князя. Похититель, желая проверить способности мальчика, отправил его на верную смерть, приказав достать розу без шипов. Хлору помогла Фелица, любезная, добрая и веселая ханская дочь, которая дала ему помощника, своего сына по имени Разум, чтобы тот сопровождал его.Мальчика соблазнило: Мурза Лентяг хотел сбить его с пути, но Разум все время помогал Хлору. Наконец товарищи добрались до скалистой горы, где росла такая же роза без шипов - как оказалось, это была Добродетель. В результате Хлор благополучно получил его и вернулся к своему отцу, царю Киевскому. Это тема добродетели красной нитью проходит через всю оду. Сама императрица названа Феличе в честь римской богини блаженства, успеха и счастья.

Основная часть оды. Образ монарха

То, что еще говорит Фелица в своем (краткое содержание поможет любому, кто хочет понять смысл произведения), дополнительно противопоставляется не только его двору и его близким, но и самому автору, который подходит к своей персоне с крайней критикой. Итак, Екатерина настолько поэтизирована, что ее литературный портрет полностью лишен изъянов. Ее совершенный морально-психологический внутренний мир раскрывается через привычки, описания действий, приказов, государственных поступков.Императрица любит гулять в тишине, есть просто и без изысков, много читать и писать. Описательная часть и образ внешности компенсируются общим настроением, впечатлением от изображенных черт просвещенного монарха: она скромна, демократична, неприхотлива, проста, приветлива, умна и талантлива в сфере государственной деятельности.

Антитеза "императрица - дворяне"

Кого Державин противопоставлял идеальной императрице во всех смыслах? «Фелица» (в сокращении это понимается особенно четко) описывает нам некое развратное «Я»; за ним - собирательный образ приближенного придворного, который, по сути, включает в себя черты всех ближайших соратников королевы.Это уже упомянутый князь, портрет которого можно увидеть ниже, и екатерининские фавориты Григорий и Алексей Орловы, гуляки, любители скачок и кулачных боев, фельдмаршал Петр Панин, сначала охотник, а уже потом государственный служащий, генеральный прокурор Александр. Вяземский, особенно почитавший популярные романы, и многие другие. А к кому называл себя Державин? «Фелица» (анализ оды, краткое содержание и анализ помогают установить это) - произведение, в котором автор беспристрастно подходит к своей личности, а потому считает себя благородной компанией, потому что к этому времени Гавриил Романович уже успел стать статским советником.Однако наряду с этим он смог объективно признать собственные грехи, слабости, пороки и, по личному замечанию поэта, «глупость». Державин не осуждает человеческие страсти придворных и знатных людей: он понимает, что они, свойственные многим, иногда уравновешиваются блестящим умом и талантом, которые служат на благо Российского государства и во имя его процветания.

Сатирическая критика прошлого

Однако Державин не всегда добродушен.«Фелица», краткое описание основной идеи которой изложено в этой статье, также открывает читателю еще одну строчку - это описание периода правления Анны Иоанновны. Здесь поэт не скрывает собственного возмущения делом о насильственном браке благородного князя М. Голицына по прихоти царицы со старым уродливым карликом, из-за которого достойный человек превратился в придворного шута (строфа 18) . Другие представители знатных русских фамилий граф А. Апраксин и князь Н.Волконского, по словам Державина, оскорбляли. Ода Г. Державинская «Фелица», краткое содержание которой позволяет оценить ее масштабность, в том числе утверждает незыблемость права человека на сохранение личного достоинства и чести. Нарушение этих категорий Гавриил Романович считает большим грехом, и поэтому он призывает и читателя, и императрицу уважать их. Для этого Екатерина должна соблюдать законы, быть гарантом их верховенства, защищать «слабых» и «бедных», проявлять милосердие.

Заключительные строки

Наконец, художественное своеобразие оды Г.Р. Державина «Фелица», краткое содержание которой подробно изложено в вышеприведенных разделах, проявляется и в заключительных строфах произведения. Здесь возвышение императрицы и ее царствование достигает нового предела - автор просит «великого пророка» и «небесные силы» благословить Екатерину и спасти ее от болезней и зла.

Хотя конец снова возвращает читателя к мейнстриму классицизма и канонической оды, тем не менее, в сочетании с остальным содержанием он, кажется, несет новое, переосмысленное значение.Похвала здесь не просто дань руководству, традициям и условностям, а настоящий порыв души автора, который в то время еще искренне верил в созданный им образ Екатерины. Известный критик Белинский назвал это произведение «одним из лучших творений» русской поэзии XVIII века.

"Фелица" Державин Г.Р.

История создания. Ода «Фелица» (1782), первое стихотворение, прославившее имя Гавриила Романовича Державина.Он стал ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения указано: «Ода мудрой киргиз-кайсакской царевне Фелице, написанная татаркой Мурзой, давно обосновавшейся в Москве и живущей по делам в Санкт-Петербурге. Перевод с арабского. «Свое необычное название произведение получило от имени героини« Сказки о царевиче Хлоре », автором которой была сама Екатерина II. Это имя, которое в переводе с латинского означает счастье, также упоминается в оде Державина, воспевающей императрица и сатирически характеризует ее окружение.

Известно, что Державин сначала не хотел публиковать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести со стороны влиятельных дворян, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году он получил широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, близкой к императрице, был опубликован в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором участвовала сама Екатерина II. Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так тронуло императрицу, что Дашкова застала ее в слезах.Екатерина II хотела знать, кто написал стихотворение, в котором она так точно ее изобразила. В благодарность автору она прислала ему золотую табакерку с пятью сотнями дукатов и выразительной надписью на посылке: «Из Оренбурга от киргизской княгини до Мурзы Державина». С этого дня Державин приобрел литературную славу, которой раньше не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи. Поэма «Фелица», написанная как игривый очерк из жизни императрицы и ее окружения, одновременно поднимает очень важные проблемы.С одной стороны, ода «Фелица» создает вполне традиционный образ «богоподобной царевны», воплощающий поэтическое представление об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя настоящую Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Давай, Фелица, наставление:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым в мир?

Напротив, в стихах поэта есть мысль не только о мудрости власти, но и о халатности исполнителей, озабоченных собственной выгодой:

Везде соблазны и лесть живут,
Паша всех угнетает роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Сама по себе эта идея не была нова, но за изображениями дворян, нарисованными в оде, явно выделялись черты реальных людей:

Обводу мысль химерами:
Похищаю плен у Персы,
Обращаю стрелы к туркам;
Что, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Затем внезапно меня соблазнил наряд.
Пойду к портному за кафтаном.

В этих образах современники поэта легко узнали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко-сатирические портреты, Державин проявил большое мужество - ведь любой из обиженных им дворян мог за это покончить с автором. Только благосклонность Екатерины спасла Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: соблюдайте закон, которому подчиняются и короли, и их подданные:

Ты одна только порядочная
Принцесса, сотвори свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;
Из несогласия - согласие
И от лютых страстей счастье
Можно только творить.

Эта излюбленная идея Державина звучала смело, выражалась простым и понятным языком.

Стихотворение заканчивается традиционным восхвалением Императрицы и пожеланием ей всего наилучшего:

Небесные Я прошу силы
Да, их крылья сапфировые,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Художественное своеобразие. Классицизм запрещал совмещать в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, но Державин даже не просто соединил их в описании разных персонажей, выведенных в оде, он сделал нечто совершенно беспрецедентное для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже разговорный язык, но главное, он не рисует парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик. Поэтому в оду включены бытовые сюжеты и натюрморты;

Не подражая своим мурзам,
Ты часто гуляешь
И еда самая простая
Бывает за твоим столом.

«Богоподобный» Фелица, как и другие персонажи его оды, также показан повседневной жизнью («Не дорожи своим покоем, / Ты читаешь, пишешь по налогу ...»). В то же время такие детали не умаляют ее образа, а делают ее более реальной, человечной, точно скопированной с натуры. Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось ввести в поэзию отдельные характеры реальных людей, смело взятые из жизни или созданные воображением, изображенные на фоне ярко изображенной бытовой среды.Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными.

Так, в «Фелице» Державин выступил смелым новатором, соединив стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатиры, привнеся элементы низких стилей в высокий жанр оды. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Державин утверждал, что в отличие от традиционной оды классицизму, где хвалили государственных чиновников, военачальников, воспевались торжественные события, в «смешанной оде» «поэт может говорить обо всем.«Разрушая жанровые каноны классицизма, этим стихотворением он открывает дорогу новой поэзии -« Поэзии настоящего ™ », блестяще развитой в творчестве Пушкина.

Смысл произведения. Сам Державин позже отмечал, что одним из главных его достижений было то, что он «осмелился воскликнуть о достоинствах Фелицы смешным русским слогом». Как отмечает исследователь поэта В.Ф. Ходасевича, Державин гордился, «не тем, что открыл достоинства Екатерины, а тем, что он первым заговорил в« веселой русской манере ».Он понимал, что его ода - первое художественное воплощение русской жизни, что она - зародыш нашего романа. И, может быть, - развивает мысль Ходасевич, - если бы «старик Державин» дожил хотя бы до первой главы «Онегина» - он услышал бы в ней отголоски своей оды. "

Богоподобная царевна
Киргизско-Кайсатские орды!
Чья мудрость несравнима
Нашла верные следы
Молодой царевич Хлор
Взойди на ту высокую гору
Где растет роза без шипов
Где обитает добродетель -
Она пленяет мой дух и разум,
Дай мне найти ее совет.

Давай, Фелица! инструкция:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым на свете?
Твой голос меня возбуждает
Твой сын меня провожает;
Но я слаб, чтобы следовать за ними.
Беспокойный от суеты жизни,
Сегодня я правлю собой
А завтра я раб прихоти.

Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите
И еда самая простая
Бывает за вашим столом;
Не дорожи своим покоем,
Ты читаешь, пишешь напротив налоговой
И все своим пером
Проливая блаженство на смертных;
Ты в такие карты не играешь
Как я, с утра до утра.

Ты не слишком любишь маскарады
И ты даже в кровать не можешь ступить;
Соблюдение обычаев, обрядов,
Ты себя не обманываешь;
Ты не можешь оседлать парнасского коня,
Ты не вписываешь духов в собрание,
Не уходи с престола на Восток;
Но идя путем кротости,
С душою благодетельной
Дни полезных вы проводите текущими.

А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я кружу мысли химерами:
похищаю плен у персов,
обращаю стрелы к туркам;
То, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Тогда внезапно, соблазненный нарядом,
я пойду к портному за кафтаном.

Или я богат на застолье,
Где мне праздник
Где стол сияет серебром и золотом,
Где тысячи разных блюд:
Есть славная вестфальская ветчина,
Есть ссылки астраханской рыбы ,
Есть плов и пироги,
Вафли запиваю шампанским;
И я все забываю
Среди вин, сладостей и аромата.

Или посреди красивой рощи
В беседке, где шумит фонтан
При звуке сладкоголосой арфы,
Там, где едва дышит ветер
Где все представляет для меня роскошь,
Он ловит мысли на радости,
Кувыркается и оживляет кровь;
Лежа на бархатном диване
Девочки нежные чувства,
Любовь вливаю в ее сердце.

Или великолепный поезд
В английском вагоне, золотой
С собакой, шутом или другом
Или с красавицей
Хожу под качелями;
Я захожу в черенки, чтобы пить мед;
Или, как мне скучно,
По моей склонности к переменам,
Со шляпой на одной стороне,
Я летаю на резвом бегуне.

Или музыка и певцы
Орган и волынка вдруг,
Или кулачные бойцы
И я развлекаю свой дух танцем;
Или займись всеми делами
Ухожу, иду на охоту
И развлекаюсь собачьим лаем;
Или над берегами Невы
Развлекаюсь ночью рогами
И греблей дерзких гребцов.

Или, сидя дома, прокажу,
Дурачиться с женой;
Я лажу с ней в голубятне,
Иногда мы резвимся в глазах слепых;
Я с ней развлекаюсь,
Ищу в голове;
Тогда я люблю рыться в книгах,
Я просветляю свой ум и сердце
Я читаю Полкану и Бову;
Я сплю за Библией, зевая.

Такова, Фелица, я развратная!
Но весь мир похож на меня.
Кто благороден мудростью,
Но всякий человек - ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием
Между тщеславием и пороком
Кто-нибудь нашел случайно
Путь добродетели прямой.

Я нашел - но не ошибаюсь
Мы, слабые смертные, таким образом,
Где спотыкается сам разум
И он должен следовать за страстями;
Где для нас ученые невежды,
Как тьма среди путников, омрачающая вены?
Везде живет соблазн и лесть,
Паша всех угнетает роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Ты одна только порядочная
Принцесса! создавать свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;
По несогласию согласие
И от лютых страстей счастье
Можно только творить.
Итак, рулевой, плывущий по причалу,
Плывущий по ревущему ветру
Умеет управлять кораблем.

Никого не обидишь,
Никого не обидишь
Глупость сквозь пальцы видишь
Только зла не выносишь;
Вы управляете своими проступками снисходительностью,
Вы не раздавливаете людей, как волк из овец,
Вы непосредственно знаете их цену.
Они подчиняются воле царей, -
Но Бог больше всего,
Который живет по их законам.

Разумно думаешь о заслугах,
Ты чествуешь достойных,
Ты не считаешь его пророком,
Кто умеет плести только рифмы,
Что это за безумное веселье
Добрые халифы честь и слава.
В лировом настроении снисходишь:
Поэзия к тебе добра
Приятно, сладко, полезно,
Как вкусный лимонад летом.

Ходят слухи о ваших действиях
Что вы нисколько не гордитесь;
Дружелюбны и в делах, и в шутках,
Дружелюбны и тверды;
Что ты равнодушен в невзгодах,
И в славе она так великодушна
Что отреклась и слыла мудрой.
Они также говорят неправду.
Что, если это всегда возможно.
Говорят вам правду.

Это тоже неслыханное дело,
Достойно только тебя
Как будто ты был храбрым перед людьми
Обо всем, как явном, так и имеющемся,
И ты позволяешь знать и думать,
И ты не запрещаешь о себя
И сказки и вымыслы говорить;
Как будто самые крокодилы,
Все милости твоим зоилам,
Ты всегда склонен прощать.

Слезы приятных рек ищут
Из глубины души моей.
О! Если люди счастливы
Должна быть их судьба,
Где кроткий ангел, мирный ангел,
Скрытый в порфировом владычестве,
С небес ниспослан скипетр, чтобы носить!
Там можно шептать в разговорах
И, не боясь казни, за обедами
Не пей за здоровье королей.

Там с именем Фелица можно
Соскоблить леску,
Или портрет нечаянно
Бросить на землю.

Их не жарят в ледяной бане,
Не царапают усы знати;
Князья курам не кудахтеют,
Домашние животные не смеются над ними
И морду сажей не мажут.

Знаешь, Фелица! право
И мужчины и короли;
Когда воспитываешь манеры
Так людей не дурачишь;
В отдыхе от дел
Пишешь лекции в сказках
И повторяешь Хлору по алфавиту:
«Не делай ничего плохого,
А сам злой сатир
Из тебя сделаешь гнусного лжеца».

Вам стыдно за то, чтобы вас прослыли таким великим?
Быть страшным, нелюбимым;
Медведица прилично дикая
Вырвет животных и проливает их кровь.
Без особого беспокойства в лихорадке
Ланцеты Тома нужны деньги,
Кто бы мог без них?
И славно быть этим тираном,
Великий в злодеяниях Тамерлан,
Кто велик в добре, как Бог?

Фелица слава, слава Богу,
Умиротворяющая ругань;
Сира и несчастный
Покрытый, одетый и накормленный;
С лучезарным оком
Глупцы, трусы, неблагодарные
И светит своим праведным;
Одинаково просвещает всех смертных,
Он успокаивает больных, лечит,
Добро творит только добро.

Кто дал свободу
Прыгать в чужие края,
Пусть его люди
Серебро и золото ищут;
Который допускает воду
И рубить дрова не запрещает;
Заказы и ткачество, прядение и шитье;
Развязывая разум и руки
Приказы любить торговлю, науку
И найти счастье дома;

Чей закон, десница
Милость и суд дают.
Трансляция, мудрая Фелица!
Чем мошенник отличается от честного?
Где старость не блуждает по миру?
Находит достоинства хлеба?
Куда месть никого не прогоняет?
Где обитает совесть с истиной?
Где сияют добродетели? -
На престоле оно твое!

Но где в мире сияет твой престол?
Где, ветвь небесная, цветешь ты?
В Багдаде? Смирна? Кашемир? -
Слушай, где бы ты ни жил -
Принимая мою хвалу тебе,
Не думай, что шляпы или бешмет
Для них я желал от тебя.
Ощутите доброту приятности
Таково богатство души,
То, чего не собрал Крез.

Я прошу великого пророка
Да, я коснусь праха твоих ног,
Да, твои слова - сладчайшее течение
И я буду рад видеть!
Небесный Я прошу силы
Да, их крылатые сапфировые крылья,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Анализ стихотворения Державина «Фелица»

В 1781 году в печати вышло «Сказание о царевиче Хлоре», написанное императрицей Екатериной II для своего внука, будущего императора Александра I. Это поучительное произведение повлияло не только на маленького Александра Павловича, но и на Гавриила Романовича Державина (1743-1816). Это вдохновило поэта на создание оды императрице, которую он назвал «Одой мудрой киргизской царевне Фелице», написанной татарским мурзой, давно обосновавшимся в Москве и жившим в Петербурге.Петербург для своего бизнеса. В переводе с арабского 1782 г. ».

Стихотворение впервые было опубликовано в 1783 году в журнале «Собеседник». Под произведением поэт не оставил подписи, но, как и весь текст оды, заголовок полон намеков. Например, под «киргиз-кайсакской царевной» подразумевается Екатерина II, хозяйка киргизских земель. А под мурзой - сам поэт, считавший себя потомком татарского князя Багрима.

Ода содержит множество намеков на различные события, людей и изречения, относящиеся к правлению Екатерины II.Возьмем, к примеру, имя, присвоенное его автору. Фелица - героиня «Сказки о принце Хлоре». Как и у императрицы, у нее есть муж, который мешает ей осуществить свои добрые намерения. Кроме того, Фелица, по объяснению Державина, - древнеримская богиня блаженства, и именно этим словом многие современники характеризовали правление Екатерины II, отдававшей предпочтение наукам, искусствам и придерживавшейся достаточно свободных взглядов на общественное устройство.

Эти и другие многочисленные достоинства императрицы превозносятся Гавриилом Романовичем.В первых строфах оды поэт обходит антураж императрицы. Автор иносказательно описывает недостойное поведение придворных, говоря как бы о себе:
Со шляпой набок,
Летаю на резвом бегуне.

В этом отрывке мы говорим о графе Алексее Орлове, мы жаждем быстрых гонок.

Другой фрагмент говорит о праздном князе Потемкине, парящем в облаках:
А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я обвиваю свои мысли химерами.

На фоне этих жизненных прохождений фигура мудрой, активной и справедливой императрицы приобретает ауру добродетели. Автор награждает ее эпитетами «щедрая», «любезная в делах и шутках», «приятная в дружбе», «мудрая», метафоры «ветвь небесная», «кроткий ангел» и др.

Поэт упоминает о политических успехах Екатерины II. Используя метафору «Гармоничное разделение Хаоса на сферы», он указывает на создание провинции в 1775 году и присоединение новых территорий к Российской Империи.Автор сравнивает правление императрицы с правлением ее предшественниц:
Баффонных свадеб не бывает,
Не жарят в ледяных банях,
Не влезают в усы вельмож ...

Здесь поэт отсылает к правлению Анны Иоанновны и Петра I.

Гавриил Романович тоже восхищается скромностью царицы. В строках:
Вам стыдно за то, чтобы вас считали таким великим
Быть страшным, нелюбимым ...

указывает на то, что Екатерина II отказалась от титулов «Великая» и «Мудрая», которые были предложены ей дворянами сената в 1767 году.

Как художник, поэт особенно очарован отношением императрицы к свободе слова. Автора очаровывает любовь царицы к лирике («Поэзия добра к тебе, Приятная, милая, полезная ...»), подтвержденное ею умение мыслить и выражать, как хочется, путешествовать, организовывать предприятия, пр.

Сама Екатерина II высоко оценила мастерство поэта. Она так полюбила оду «Фелица», что императрица преподнесла Державину богато украшенную табакерку и сама отправила ее приближенным.Современники тоже очень благосклонно отнеслись к стихотворению. Во многих рецензиях отмечена не только правдивость и отсутствие лести в строчках оды, но и ее изящная композиция и поэтический слог. Как отмечает русский филолог Я.К. Грот писал в своем комментарии, что эта ода породила новый стиль. «Фелица» лишена помпезных выражений, не содержит перечисления богов, как это было принято ранее.

Действительно, язык оды прост, но изыскан. Автор использует эпитеты, метафоры, живописные сравнения («как звезды на небе»).Композиция строгая, но гармоничная. Каждая строфа состоит из десяти строк. Сначала идет катрен с перекрестной рифмой, например abab, затем двустишие cc, после которого четверостишие с рифмой на кольцо, например, dee. Размер - ямбический тетраметр.

Хотя в стихотворении достаточно устаревших выражений на сегодняшний день, и многие подсказки могут быть непонятными, его легко читать даже сейчас.

В 1782 году еще малоизвестный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсакской княжне Фелице».Ода называлась та "Фелице" ... Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода воспевала простоту и человечность обращения императрицы Екатерины II с людьми и мудрость ее правления. Но при этом обычным и даже грубым разговорным языком она рассказывала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», отнюдь не достойных своего правителя. В мурзах прозрачно угадывались екатерининские фавориты, и Державин, желая, чтобы ода поскорее попала в руки императрицы, в то же время этого боялся.Как самодержец будет смотреть на свой дерзкий трюк: издевательство над своими любимцами! Но в итоге ода оказалась на столе Екатерины, и она пришла в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что на их место время от времени нужно ставить придворных, и намек на оду - отличный повод для этого. Екатерина II сама была писательницей (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), поэтому сразу оценила художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, вызвав к себе поэта, императрица щедро наградила его: она преподнесла золотую табакерку, наполненную золотыми дукатами.

Державин прославился. Новый литературный журнал «Собеседник любителей русского слова», который редактировала подруга императрицы княжна Дашкова, а издала в нем сама Екатерина, открылась одой «Фелице». Заговорили о Державине, он стал знаменитостью. Было ли это всего лишь удачное и смелое посвящение оды императрице? Конечно, нет! Читающая публика и коллеги-писатели были поражены самой формой произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряжения.Живая, образная, издевательская речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно, отзывались похвально, но тоже не помпезно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии про простую женщину, а не поднебесную:

Мурзы твои не подражают, Ты часто гуляешь, А еда простейшая Бывает за твоим столом.

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин решается на смелые сравнения:

В карты, как я, с утра до утра не играешь.

И к тому же легкомыслен, вводя в оду детали и сцены непристойные по светским нормам того времени. Вот как, например, проводит день придворный-мурза, праздный любовник и атеист:

Или, сидя дома, прокажу прокажу, С женой дурачится; Теперь я лажу с ней на голубятне, Иногда мы резвимся в баффе для слепых, Иногда я развлекаюсь с ней, Затем я ищу это в своей голове; Потом люблю рыться в книгах, просветляю разум и сердце: читаю Полкан и Бову, сплю над Библией, зеваю.

Работа наполнена забавными и часто саркастическими намеками. Для любителей хорошо поесть и выпить Потемкин («Пью шампанское вафли / И все на свете забываю»). У Орлова великолепные экскурсии («великолепный поезд на английском, золотой вагон»). О Нарышкине, готовом бросить все дела ради охоты («Все дела беру на себя / Ухожу, хожу на охоту / А лаем собаками развлекаюсь») и др. В жанре торжественной похвальной оды. , так никогда не писалось.Поэт Э. Костров выразил общее мнение и в то же время легкую досаду на удачливого соперника. В его поэтическом «Письме создателю оды, сочиненной во славу княгини Киргизкаисатской Фелицы» есть строки:

Честно говоря, видно, что парящие оды уже вышли из моды; Вы умели простотой возвыситься среди нас.

Императрица приблизила Державина к себе. Помня о «боевых» свойствах его натуры и неподкупной честности, она отправляла его на различные доработки, которые обычно заканчивались шумным негодованием испытуемых.Поэт был назначен губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губерний. Но долго не продержался: слишком рьяно и властно расправился с местными чиновниками. В Тамбове дело дошло до того, что губернатор области Гудович подал в 1789 г. жалобу императрице на «произвол» губернатора, который никого и ничего не учитывал. Дело было передано в Сенатский суд. Державина уволили и приказали жить в Москве до конца процесса, как сейчас сказали бы, под подпиской о невыезде.

И хотя поэт был оправдан, он остался без должности и без благосклонности императрицы. Опять же, можно было рассчитывать только на себя: на предприимчивость, талант и удачу. И не унывайте. В автобиографических Записках, составленных в конце своей жизни, в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признает: «Не было другого пути, кроме как прибегнуть к своему таланту; числа сентября, то есть в день коронации императрицы, он передал ее двору. Императрица, прочитав его, приказала своему фавориту (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины - Л.Д.) пригласить автора отобедать с на следующий день и всегда вовлекай его в свой разговор.«

Прочтите также другие темы в главе VI.

Рассказ об оде фелице. Анализ оды "Феличе" (G

Одно из значительных произведений второй половины XVIII века - это ода «Фелица».

Oda G.R. «Державин» был создан в 1782 году и имел первоначальное название «Ода мудрой киргиз-кайсакской княгине Фелине, написанная неким мурзой, давно живущим в Москве и живущим по делам в Санкт-Петербурге. Переведено с арабского в 1782 году». .

Ода "Фелица" Державина: аннотация

Основная тема и идея - стихотворение «Фелица», написанное как игривый очерк из жизни императрицы и ее окружения, одновременно поднимает очень важные проблемы (создает вполне традиционный образ «богоподобной царевны») , в котором воплощено представление поэта об идеале просвещенного монарха).

Художественная идентичность ... Классицизм запрещает совмещать в одном произведении высокую оду и сатиру, относящиеся к низшим жанрам, но он даже не просто объединяет их в описании разных персонажей, взятых в оду, он делает нечто совершенно беспрецедентное для того времени.Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорный и даже разговорный язык, но главное, он не рисует парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик.

История создания - Ода «Фелица» (1782 г.), первое стихотворение, прославившее имя. Он стал ярким образцом нового стиля в русской поэзии.

Опасаясь недовольства некоторых дворян, он не собирался печатать оду.Она прославилась благодаря О.П. Козодавлеву, который жил в одном доме с поэтом, ненадолго выпросил оду и прочитал ее на одном из обедов. Работа вызвала всеобщее восхищение. Княгиня Е.Р. Дашкова, издающая журнал «Собеседник любителей русского слова», в первую книгу этого журнала, не спрашивая Державина, поместила «Фелину». Автора вызвали в Зимний дворец, подарили Екатерине II и преподнесли золотую табакерку с 500 дукатами.Императрица разослала оду тем дворянам, на которых была направлена ​​сатира этой оды, подчеркнув те строки, в которых содержался намек.

Имя Екатерины Фелицы (лат. Felicitas - счастье) навеяно одним из произведений императрицы «Сказкой о цесаревиче Хлоре», которое она написала для своего маленького внука, будущего императора Александра I. Сказка рассказывала, как княгиня Фелица а ее сын Разум помог Хлор найти розу без шипов - символ добродетели.

В оде Державина противопоставлены добродетельная и мудрая Фелица и непостоянная Мурза, который, с одной стороны, представлен как собирательный образ Екатерининского вельможи, , с другой стороны, имеет характерные черты многих дворян. эпохи.Мудрая Фелица изображалась не в торжественной, парадной форме, а в повседневной жизни, подчеркивалась ее простота, трудолюбие, нелюбовь к развлечениям:

Вы часто ходите пешком
И самая простая еда Бывает за вашим столом;
Не цени свой мир
Ты читай, пиши перед налогом,
И на все перо твоё Ты пролишь Блаженство смертных;
В такие карты не играешь
Как я, с утра до утра ...

В быту Мурзы Державин представил все виды деятельности прославленных дворян екатерининской эпохи: боевые победы и хитрость, гурман Потемкин:

Превращая праздник в будни,
Я кружу мысли химерами:
похищаю плен у персов,
обращаю стрелы к туркам;
Что, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Вдруг меня соблазнил наряд,
Пойду к портному за кафтаном.
Или я богат на пиршество,
Где мне праздник дается /.../
Вот славная вестфальская ветчина,
Есть звенья караханской рыбы,
Есть плов и пироги;
Запиваю вафли шампанским
И все забываю
Среди вин, сладостей и аромата.

Любовь к охоте и валторна С.К. Нарышкин:

Бери все дела
Ухожу, иду на охоту
И развлекаюсь собачьим лаем;
Или над Невским берегом
Развлекаюсь ночью рогами
И греблей дерзких гребцов.

Любовь к общей литературе А.А. Вяземский:

Тогда я люблю покопаться в книгах,
Просветляю свой ум и сердце.
Я читал Полкану и Бову;
Я сплю за Библией, зевая.
Собственная домашняя жизнь:
А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе /.../.
Или, сидя дома, прокажу,
Дурачить жену;
Тогда я лажу с ней в голубятне.
Иногда мы резвимся в прятках...

Державин рассуждает об универсальности описываемого образа жизни Мурзы, о трудности поиска «пути прямой добродетели»:

Кто благороден мудростью,
Но всякий человек - ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием.
Между тщеславием и пороком
Кто-нибудь случайно нашел
Путь добродетели прямой.

Только мудрая Феличе открыта на «путь добродетели»:

Ты одна только порядочная
Принцесса, сотвори свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;
От несогласия - согласие
И от лютых страстей счастье
Только творить можно.

Ода «Фелица» ломает рамки традиционных жанровых категорий классицизма, объединяет оду и сатиру в одно органичное целое. Державин отвергает все правила и ограничения как классицизма, так и сентиментализма. Поэма органично включает образ автора, с его неповторимыми индивидуальными чертами, поэт создал яркие индивидуальные черты героев, в его произведениях присутствует обилие специфических намеков на явления жизни 18 века, он с большим вниманием к бытовым деталям.

Пение мудрой Фелицы - одна из важных тем в творчестве Державина; Не случайно современники дали ему прозвище «Певец Фелицы». За одой «Фелица» последовали стихотворения «Благодарность Фелице», «Образ Фелицы».

Первое оригинальное произведение Д. - стихотворение. 1779 "Ода рождению на севере

"

порфировая юность (посвящена внуку Екатерины 11 - Александру 1)

Это стих. Д. изменил почти все канонические знаки торжественной высоты

г.

од, создал своеобразную оду, в которой кайф стал соединяться с образом

.

Бытие, будни, высокий стиль сочетается с серединой.

А) отказ от 4-футового ямба, замена на 4-футовую хорею.

Б) отказ от одической строфы, написанный «сплошным текстом»

В) ода превращается в некую песню, народную. стилизация, присущая хореи, (танцевальный размер).

Г) Д. отказался от образов, характерных для оды, лирики. беспорядок, одичание парения.

Выстроившись в очередь. в стихи. новинка сюжета, в котором разворачивается. на узнаваемом фоне

(Русская зима)

д) принцип.меняется имидж адресата. Он отказывается изображать адресата как

.

Высшее Существо. Для него монарх - это «человек на троне», имеющий обычное, но

положительных черты. Власть монарха основана на том, что он умеет управлять своим

.

страсти.

Развитие этой темы присутствует и в других одах («Фелица», ода «Гранд»)

Даже образ Петра, традиционно обожествляемый в русской литературе XIX века.понимание. Д. в

г.

человека в масштабе, изображался как «тронщик на троне». Это разработал Пушкин.

Д., подводя итоги худ. поиск, он определил свою собственную оду как «оду общежития». (куплет. «Беседа на лирическую поэзию или оду» Такая ода открыта

)

все впечатления от бытия, впускает в повседневную жизнь. картинки, восхваляет открытость миру, мастерство

ценят жизнь во всех ее проявлениях. Нет разделения на высокое и низкое. Первое слово

Анализ оды «Фелица». (1782) Использованы персонажи из сказки, придуманной Эк. 11 его внуку Алру. На первый взгляд хвалебная ода, посвященная императрице.

Фелица - образ Екатерины 11, Мурза - собирательный образ придворной знати из ее

(угадываются как конкретные лица, так и автобиографические особенности автора).

объекта хвалы (екат.) И сатиры - ее вельможи. Отход от традиций классики-ма особенно

заметно в шоу Фелицы - Эк.одиннадцать . Вместо изображения «земной богини» мы находим портрет реального человека. Портрет не официальный, парадный, а нарисованный. другое

краски. Д. видел в Эк. 11 идеал гуманного правителя, всевозможный пример

добродетели. Он хотел видеть на троне человека, мудрую и просвещенную императрицу.

Тем не менее, она показана в ее повседневных делах. В быту, в обычной жизни она

ведет себя очень скромно, ничем не отличаясь от других, разве что влюбленность в стихи, равнодушие

«Без подражания вашим мурзам»,

Вы часто ходите пешком

А еда самая простая

происходит за вашим столом;

Не цени свой покой

Читаешь, пиши перед депозитом...

В «Фелице» Д. преодолел еще одну тенденцию классики: помимо похвалы, он был восторженным. по отношению к Эк. , не меньше сатиры и иронии по отношению к

дворянина, смеющихся над своими пороками. Необычно было и отступление от обязательного для этого жанра высокого слога и стиля, было много разговорных, разговорных слов и выражений: «проспал до полудня», «портному в кафтане», «в шляпе». с одной стороны »... ..

Вся ода написана тем «веселым русским слогом», изобретение которого Д.считается один

его главных заслуг перед русской поэзией, то есть сочетание шутки, веселья, иронии с серьезностью и важностью тем, поднятых в этом произведении.

Ода Державина «Фелица», краткое содержание которой приводится в данной статье, - одно из самых известных произведений русского поэта XVIII века. Он написал ее в 1782 году. После публикации стало известно имя Державина. Кроме того, ода стала ярким образцом нового стиля в русской поэзии.

Ода Державина «Фелица», краткое содержание которой вы читаете, получила свое название от героини «Сказки о цесаревиче Хлоре». Автор этого произведения - Императрица Екатерина II.

В своем произведении Державин называет этим именем саму правительницу России. Кстати, переводится как «счастье». Суть оды сводится к прославлению Екатерины (ее привычкам, скромности) и карикатурному, даже насмешливому изображению ее помпезного окружения.

В образах, которые Державин описывает в оде «Фелица» (краткого содержания в «Кратко» нет, но оно есть в этой статье), легко узнать лиц, близких к императрице.Например, Потемкин, считавшийся ее любимицей. А также графы Панин, Орлов, Нарышкин. Поэт мастерски изображает их насмешливые портреты, демонстрируя при этом определенную смелость. Ведь если кто-то из них сильно обиделся, он легко справился с Державиным.

Спасло его только то, что Екатерина II очень полюбила эту оду и императрица стала благосклонно относиться к Державину.

В то же время, даже в самой оде «Фелица», краткое содержание которой дано в этой статье, Державин решил дать совет императрице.В частности, поэт советует соблюдать единый для всех закон. Ода заканчивается восхвалением императрицы.

Уникальность произведения

Ознакомившись с аннотацией оды «Фелица», можно сделать вывод, что автор нарушает все традиции, в которых обычно писались подобные произведения.

Поэт активно вводит разговорную лексику, не чурается нелитературных выражений. Но самое главное отличие в том, что он создает императрицу в человеческом обличье, отказываясь от ее официального образа.Примечательно, что многих смутил и встревожил текст, но сама Екатерина II осталась от него в восторге.

Императрица image

В оде Державина «Фелица», в кратком изложении которой содержится смысловая квинтэссенция произведения, императрица впервые предстает перед нами в привычном богоподобном образе. Для писателя она - образец просвещенного монарха. При этом он украшает ее внешность, свято веря изображенному образу.

Вместе с тем в стихах поэта проскальзывают мысли не только о мудрости власти, но и о нечестности и низком образовании ее исполнителей.Многие из них заинтересованы только в собственной выгоде. Следует признать, что эти идеи возникали и раньше, но никогда прежде реальные исторические личности не были так узнаваемы.

В оде Державина «Фелице» (краткое содержание «Брифлей» пока предложить не могу) поэт предстает перед нами как отважный и отважный первооткрыватель. Он создает удивительный симбиоз, дополняя хвалебную оду личностными чертами и остроумной сатирой.

История создания

Имя поэта составило ода Державина «Фелица», краткое содержание которой удобно для общего ознакомления с произведением.Изначально автор не задумывался о печати этого стихотворения. Он не афишировал это и скрывал авторство. Он всерьез опасался мести со стороны влиятельной знати, которую в тексте изобразил в плохом свете.

Только в 1783 году работа получила широкое распространение благодаря княгине Дашковой. Ближайший соратник императрицы опубликовал его в журнале «Собеседник любителей русского слова». Кстати, свои тексты ей передала сама владыка России. По воспоминаниям Державина, Екатерина II была так тронута, когда впервые прочитала оду, что даже заплакала.Именно в таких тронутых чувствах ее открыла сама Дашкова.

Императрица, конечно, хотела знать, кто был автором этого стихотворения. Ей показалось, что все в тексте изображено максимально точно. В благодарность за оду Державина «Фелица», краткое содержание и анализ которой даны в этой статье, она прислала поэту золотую табакерку. В нем было 500 дукатов.

После такого щедрого царского дара к Державину пришли литературная слава и успех.Такой популярности до него не знал ни один поэт.

Тематическое разнообразие произведений Державина

Характеризуя оду Державина «Фелица», следует отметить, что сам спектакль представляет собой юмористический очерк из жизни русского правителя, а также особенно близких ей дворян. В то же время текст поднимает важные вопросы государственного уровня. Это коррупция, ответственность чиновников, их забота о государственности.

Художественные особенности оды «Фелица»

Державин работал в жанре классицизма.Это направление категорически запрещало совмещать несколько жанров, например, высокую оду и сатиру. Но поэт решился на столь смелый эксперимент. Более того, он не только объединил их в своем тексте, но и сделал нечто беспрецедентное для литературы того очень консервативного времени.

Державин просто разрушает традиции хвалебной оды, активно используя в своем тексте сокращенную разговорную лексику. Он даже пользуется откровенными просторечиями, что в литературе тех лет в принципе не приветствовалось.Самое главное, что она изображает императрицу Екатерину II как обычного человека, отказываясь от своего классического парадного описания, которое активно использовалось в подобных произведениях.

Поэтому в оде можно найти описание бытовых сцен и даже литературный натюрморт.

Нововведение Державина

Повседневный, повседневный образ Фелиции, за которым легко угадывается императрица, - одно из главных нововведений Державина. При этом ему удается создать текст так, чтобы не уменьшать его изображение.Напротив, поэт делает его реальным и человечным. Иногда кажется, что поэт пишет это с натуры.

Читая стихотворение «Фелица», можно убедиться, что автору удалось привнести в поэзию индивидуальные особенности реальных исторических персонажей, взятых из жизни или созданных его воображением. Все это было показано на фоне повседневной жизни, которая была изображена наиболее красочно. Все это сделало оду понятной и запоминающейся.

В итоге Державин в оде «Фелица» умело сочетает стиль хвалебной оды с индивидуализацией реальных героев, а также вносит элемент сатиры.В конце концов, в оде, принадлежащем к высокому стилю, есть много элементов низкого стиля.

Сам Державин определил ее жанр как смешанную оду. Он утверждал, что она отличается от классической оды тем, что в смешанном жанре у автора есть уникальная возможность рассказать обо всем на свете. Так поэт разрушает каноны классицизма, поэме открывается путь новой поэзии. Эта литература развивается в творчестве автора следующего поколения - Александра Пушкина.

Смысл оды «Фелица»

Сам Державин признал, что решился на такой эксперимент - большая заслуга.Известный исследователь своего творчества Ходасевич отмечает, что Державин больше всего гордился тем, что он был первым русским поэтом, который говорил «забавным русским слогом», как он сам это называл.

Но поэт осознавал, что его ода будет, по сути, первым художественным воплощением русской жизни, станет зародышем реалистического романа. Ходасевич также считал, что если бы Державин дожил до публикации «Евгения Онегина», он, несомненно, нашел бы в ней отголоски своего творчества.

Ода Державина «Фелица» произвела сильное впечатление при дворе Екатерины II, прежде всего восхищением самой императрицы, но отношение императрицы лишь уступило место произведению, и ода заняла свое заслуженное место в русской поэзии. благодаря своим достоинствам.

К идее оды навеяно «Сказание о царевиче Хлоре», написанное императрицей своему внуку Александру и опубликованное в 1781 году. Державин использовал имена и мотивы этой сказки, чтобы написать острую по содержанию оду. и поучительный по своей цели, в которой он вышел за рамки традиционной похвалы человека, наделенного властью.Написав произведение в 1782 году, Державин не решился обнародовать его, но ода попала в руки директора Академии наук княгини Е.Р.Дашковой. Дашкова без его ведома опубликовала в журнале «Собеседник любителей русского слова» оду под названием «Ода мудрой киргиз-кайсакской царевне Фелице», написанную каким-то татарским мурзой, давно обосновавшимся в Москве и живущим о своих делах в Петербурге. Переведено с арабского в 1782 г. ».Далее следует добавление, что ода все же была написана на русском языке и ее автор неизвестен.

Ода построена на контрасте: она противопоставляет княжну Фелицу, под именем которой Державин означает саму императрицу Екатерину II, и ее развратного и ленивого подданного - Мурзу. Аллегорические образы в оде были слишком прозрачными, и современники легко узнавали, кто за ними стоит и с какой целью они использовались. Державину было удобно, не впадая в примитивную лесть, прославлять достоинство императрицы, обращаясь к киргиз-кайсакской княжне, это давало ему большую свободу для выражения мыслей.Называя себя мурзой, поэт использует тонкий прием: с одной стороны, Державин имеет на это право, потому что его семья происходит от татарского мурзы Багрима, с другой стороны, поэт имеет в виду дворян Екатерины, окружавших ее престол. Таким образом, мурза Державина в «Фелице» - это собирательный портрет придворной знати - «мурз»: праздный, «превращающий будни в праздник», проводящий жизнь в застольях и роскоши «среди вин, сладостей и ароматов», в развлечениях. и лень. Описывая бесполезность дворян, Державин делает вывод об общих нравах, нуждающихся в исправлении, как бы подсказывая своему государю, что нужно изменить в государстве:

Вот такая, Фелица, я развратная!

Но весь мир похож на меня

Благородный мудростью,

Но каждый человек - ложь.

Следующая, большая часть оды посвящена описанию добродетелей Екатерины II, но здесь похвала Державина призвана дать совет, указать на правильное поведение в правительстве и отношениях с подданными, превознося простоту, трудолюбие, справедливость, добродетель, здравомыслие. и другие качества королевы. В конце оды Державин провозглашает идеальный способ правления и жизнь государства,

.

Чей закон, правая рука

Они милуют и судят.

Вещая, мудрая Фелица!

Чем проходимец отличается от честного?

Где старость не блуждает по миру?

Получает ли он награду за свой хлеб?

Куда месть никого не прогоняет?

Где обитает совесть с истиной?

Где сияют добродетели? -

На трон он твой!

Неудивительно, что после такого мудрого и страстного обращения императрица отметила Державина, сделав ему дорогой подарок и приблизив к себе.Екатерина II была настолько впечатлена верностью державинских характеристик ее дворян, что разослала им списки од, отметив на копиях, место в тексте которых относится к адресату. Державин, помимо поэтического признания, снискал себе репутацию честного гражданина-гражданина.

Ода Державина производит сильное впечатление на читателя и слушателя своей структурой, звучностью языка, резкостью выражений и фраз, энергичным ритмом, который поэт основал на тетраметре ямба.Державин добился удивительного единства, казалось бы, взаимоисключающих регистров поэтической речи: торжественности слога и разговорной интонации в его обращениях. Ода, кажется, течет вперед благодаря каскаду анафоров и синтаксических параллелизмов, как, например, в шестой строфе, в которой тройное начало строк «где-где-где» также заменено тройным. сворачиваем "туда-сюда-туда". Наконец, повседневные описания реальной жизни настолько подробны, что читая, становишься как бы свидетелем того времени.

История создания. Ода "Фелица" (1782), первое стихотворение, прославившее имя Гавриила Романовича Державина. Он стал ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения указано: «Ода мудрой киргиз-кайсакской царевне Фелице, написанная татаркой Мурзой, давно обосновавшейся в Москве и живущей по делам в Санкт-Петербурге. Перевод с арабского. Свое необычное название произведение получило от имени героини «Сказания о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II.Это имя, которое в переводе с латыни означает счастье, также названо в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характеризующей ее окружение.

Известно, что Державин сначала не хотел публиковать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести со стороны влиятельных дворян, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году он получил широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, близкой к императрице, был опубликован в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором участвовала сама Екатерина II.Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так тронуло императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II хотела знать, кто написал стихотворение, в котором она так точно ее изобразила. В благодарность автору она прислала ему золотую табакерку с пятью сотнями дукатов и выразительной надписью на посылке: «Из Оренбурга от киргизской княгини до Мурзы Державина». С этого дня Державин приобрел литературную славу, которой раньше не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи. Поэма «Фелица», написанная как игривый очерк из жизни императрицы и ее окружения, одновременно поднимает очень важные проблемы. С одной стороны, ода «Фелица» создает вполне традиционный образ «богоподобной царевны», воплощающий поэтическое представление об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя настоящую Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Давай, Фелица, наставление:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым в мир?

Напротив, в стихах поэта есть мысль не только о мудрости власти, но и о небрежности исполнителей, озабоченных собственной выгодой:

Везде соблазны и лесть живут,
Паша угнетает всем с роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Сама по себе эта идея не была новой, но за изображениями дворян, нарисованными в одах, отчетливо выделялись черты реальных людей:

Обводу мысль химерами:
Похищаю плен у Персы,
Обращаю стрелы к туркам;
Что, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Затем внезапно меня соблазнил наряд.
Пойду к портному за кафтаном.

В этих образах современники поэта легко узнали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко-сатирические портреты, Державин проявил большое мужество - ведь за это с автором мог расправиться любой из обиженных им дворян. Только благосклонность Екатерины спасла Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: соблюдайте закон, которому подчиняются и короли, и их подданные:

Только вы достойны
Принцесса, сотвори свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;
Из несогласия - согласие
И от лютых страстей счастье
Только творить можно.

Эта излюбленная идея Державина звучала смело и выражалась простым и понятным языком.

Стихотворение заканчивается традиционным восхвалением Императрицы и пожеланием ей всего наилучшего:

Небесные Я прошу силы
Да, их крылья сапфировые,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Художественное своеобразие.
Классицизм запрещал совмещать в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам, но Державин даже не просто соединил их в описании разных персонажей, выведенных в оду, он сделал нечто совершенно беспрецедентное для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже разговорный язык, но главное, он не рисует парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик.Поэтому в оду включены бытовые сюжеты и натюрморты;

Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите пешком
А еда самая простая
Бывает за вашим столом.

«Богоподобный» Фелица, как и другие персонажи его оды, также показан повседневной жизнью («Не дорожи своим покоем, / Ты читаешь, пишешь по налогу ...»). В то же время такие детали не умаляют ее образа, а делают ее более реальной, человечной, точно скопированной с натуры.Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось ввести в поэзию отдельные характеры реальных людей, смело взятые из жизни или созданные воображением, изображенные на фоне ярко изображенной бытовой среды. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными.

Так, в «Фелице» Державин выступил смелым новатором, соединив стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатиры, привнеся элементы низких стилей в высокий жанр оды.Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанную оду. Державин утверждал, что в отличие от традиционной оды классицизму, где хвалят государственных деятелей, военачальников, воспеваются торжественные события, в «смешанной оде» «поэт может говорить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, этим стихотворением он открывает дорогу новой поэзии - «Поэзии настоящего ™», блестяще развитой в творчестве Пушкина.

Смысл работы. Сам Державин позже отмечал, что одним из главных его достижений было то, что он «осмелился воскликнуть о достоинствах Фелицы смешным русским слогом». Как отмечает исследователь поэта В.Ф. Ходасевича, Державин гордился, «не тем, что открыл достоинства Екатерины, а тем, что он первым заговорил в« веселой русской манере ». Он понимал, что его ода - первое художественное воплощение русской жизни, что она - зародыш нашего романа. И, может быть, - развивает мысль Ходасевич, - если бы «старик Державин» дожил хотя бы до первой главы «Онегина» - он услышал бы в ней отголоски своей оды.«

Ода фелица аннотации. Композиционный анализ оды державинской фелицы. Идеализация образа Екатерины

Державин фелица резюме !! очень нужно !! помощь !!

  1. Ода Фелицу воплощает в себе торжественные похвалы королевы за высокие добродетели ее правления. Из 26 десяти куплетов «Фелицы» (лирическая медитация из 260 стихов) 19 выражают такие развернутые и в значительной степени однообразные похвалы.

    В «Фелице» после 4 строф вступления и первых восхвалений строгой жизни царицы, в отличие от них, следуют 7 строф, содержащих слегка насмешливое изображение вольной и беззаботной жизни самого лирического субъекта, одного из доверенными лицами королевы, а также намеками и ее дворянами.В этих строфах предметное изображение возникает при воспроизведении определенных моментов вольной жизни знати, оно явно преобладает над медитативностью. Но это все же подчинено общей иронической интонации описания. И даже синтаксически целых пять строф такого описания связаны между собой анафорическими повторениями союза или (Или на застолье я богат, // Где мне праздник устраивают, // Где стол искрится серебром и золотом , // Где тысячи разных блюд, Или посреди красивой рощи, // В беседке, где шумит фонтан и т. Д.). И затем, развивая тот же контраст, поэт снова обращается к длинным, надутым и торжественным восхвалениям королевы и ведет их в абстрактную медитативную плоскость.

Название знаменитой оды Державина гласит: «Ода мудрой киргизско-кайсакской княжне Фелице, написанная неким мурзой, давно живущим в Москве и живущим по делам в Петербурге. Перевел с арабского в 1782 г. ». Фелица (лат. Felix - счастливая) означало Екатерину II, а «мурза» фигурировало в оде либо как собственное «Я» автора, либо как собирательное имя Екатерининской знати.Авторство Державина было замаскировано. При наборе оды (см. Ее полный текст и аннотацию) редакция «Собеседника» сделала пометку в заголовке: «Хотя имя автора нам неизвестно, мы знаем, что эта ода определенно написана на русском языке».

Державин. Фелица. Ах да

При всем «похвальном» тоне стихи Державина очень искренни. Он разговаривает с императрицей, перечисляет положительные стороны ее правления. Екатерине приписывают, например, то, что она не уничтожает людей, как волк истребляет овец:

Ты правишь снисхождением;
Как волчья овца, ты не давишь людей...
...........................................
Тебе стыдно прослыть таким великим
Быть страшным, нелюбимым;
Медведица прилично дикая
Вырвет животных и пьет их кровь.

В оде «Фелица» Екатерина получила не меньшее назидание, чем ее вельможи. Державин ясно сказал ей, что царь должен соблюдать законы, одинаковые и для него, и для его подданных, что эти законы основаны на «божественной воле», а потому являются общеобязательными.Державин не уставал напоминать о трех царях, с которыми ему приходилось иметь дело с этим.

Державин очень свободно говорил о прежних царствованиях, сравнивая с ними царствование Фелицы:

Не бывает шутовских свадеб,
Их не жарят в ледяной бане,
Они не влезают в усы знати;
Князья курам не кудахтеют,
Домашние животные не смеются над ними
И морду сажей не мажут.

Именно здесь, как понимали современники, о нравах при дворе Анны Иоанновны.Имена принцев-шутов все еще помнили.

Державин показал нового монарха необычным образом - как частное лицо:

Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите пешком
И еда самая простая
Бывает за вашим столом;
Не цени свой покой,
Читай, пиши до налогообложения ...

После этого в одах было разбросано несколько намеков на великих дворян. Их прихоти и любимые развлечения увековечены в стихах:

Или великолепный поезд,
В английском вагоне, золотой,
С собакой, шутом или другом
Или с красавицей
Хожу под качелями;
Я захожу в черенки, чтобы пить мед;
Или, как мне это наскучило,
По моей склонности к переменам,
Со шляпой на спине,
Я лечу на резвом бегуне.
Или музыка и певцы
Орган и волынка вдруг,
Или кулачные бойцы
И танцем я развлекаю свой дух ...

Державин в своих «Разъяснениях» указал, что он наблюдал за знакомыми ему дворянами - Потемкиным, Вяземским, Нарышкиным, Орловым, видел пристрастие одного к кулачным боям и лошадям, другого - к роговой музыке, третьего - к рисованию и т. Д. И изображали их капризы в стихах, создавая обобщенный портрет придворного, собирая воедино характерные черты. Позже, в оде «Дворянин», он уделит этой теме особое внимание и даст острую сатирическую картину, в которой можно угадать особенности отдельных фигур той эпохи.

В «Фелице» проявляется склонность Державина к точному описанию повседневной жизни и его умение создавать яркие, разноцветные картины, недоступные для других современных поэтов:

Есть славная вестфальская ветчина,
Есть звенья караханской рыбы,
Есть плов и пирожки, -
Запиваю вафли шампанским
И все забываю
Среди вин, сладостей и аромата.
Или посреди красивой рощи,
В беседке, где шумит фонтан,
При звуке сладкоголосой арфы,
Там, где едва дышит ветер,
Где все для меня представляет роскошь...

Державин ввел в свою оду другой, домашний, образ жизни, типичный для какого-нибудь провинциального дворянина, хотя он и живет в столице:

Или, сидя дома, прокажу,
Дурачиться с женой;
Я лажу с ней в голубятне,
Иногда мы резвимся в глазах слепых;
Я с ней развлекаюсь,
Тогда ищу в голове ...

Чувствуя свободу и непринужденность, Державин говорил в своей оде на самые разные темы, приправляя морализаторство острым словом.Он не упускал возможности высказаться о литературе. Этой теме посвящена пятнадцатая строфа оды. Державин говорит королеве:

Разумно думаешь о заслугах,
Ты чествуешь достойных,
Ты не считаешь его пророком,
Кто может плести только рифмы ...

Эти строки, конечно, Державин приписал себе, он считал себя «достойным», потому что умел что-то иное, кроме плетения рифм, а именно был чиновником и администратором.Ломоносов как-то сказал о Сумарокове, что он «кроме плохой рифмы ничего не знает». Державин также утверждал, что человек, прежде всего, должен быть наемным работником в государстве, а стихи, стихи - это то, чем можно заниматься «в свободное время».

Определение поэзии, включенное Державиным в оду Фелице, широко известно:

Поэзия, любимая тебе
Приятно, сладко, полезно,
Как вкусный лимонад летом.

Поэт рассказывает о том взгляде на литературу, который могла иметь Екатерина.Но сам Державин ставил задачу поэзии быть приятной и полезной. В своем «Письме об исторических анекдотах и ​​заметках» (1780 г.) поэт хвалит этот вид письма, говоря, что он «приятен и полезен. Приятно тем, что подобранный и кратко описанный рассказ никому не скучает, а, так сказать, попутно утешает. Это полезно тем, что он оживляет историю, украшает ее, хранит и делает своими записями максимально длинные в памяти. «Эта формула восходит к Горацию, который сказал:« Omne tulit punetum, qui miscuit utile dulci »(Все приносит то, что объединяет приятное с полезным).

В письме Козодавлеву Державин заметил по поводу оды «Фелица»: «Я не знаю, как публика отнесется к такому сочинению, которого никогда не было на нашем языке». Помимо смелости разговора с императрицей и дворянами, Державин имел в виду и литературные особенности оды: сочетание сатиры и пафоса, высоких и низких слов, злободневных аллюзий, слияния стихов с жизнью.

Новаторский смысл «Фелицы» прекрасно понял и сформулировал поэт Ермиль Костров в его «Письме создателю оды, сочиненной во славу Фелицы», опубликованной в «Собеседнике».

Вы нашли новый путь и новый, -

он говорит, имея в виду Державина, который догадался, что русской поэзии нужно новое направление.

Наши уши почти глухи от громких тонов лиры,
И полно, кажется, облакам летать ...
Честно говоря, понятно, что уже вышли из моды
Парящие оды.
Ты умел простотой возвыситься среди нас!

Костров считает, что Державин «вернул поэзии новый вкус»,

Без лиры, без скрипки,
А не седло, тем более парнасский бегун, -

, то есть без обязательных атрибутов одической поэзии играть не на «лире», а на свистке - простом народном инструменте.

Успех «Фелицы» был полным и блестящим. Приветственные стихи Державину, кроме Кострова, написали О. Козодавлев, М. Сушкова, В. Жуков. Появились и критические замечания - они нашли свое место в том же журнале «Собеседник», но с возражениями Державина.

Императрица прислала Державину золотую табакерку с бриллиантами пятью сотнями дукатов - «из Оренбурга от киргизской княгини». В ответ на подарок Державин написал стихотворение «Благодарность Феличе», в котором отметил то, что могло бы понравиться ему в его оде - «нелицемерным слогом приятна простота.«Эта простота, неожиданное сочетание сатиры и пафоса, возвышенных одических концепций и повседневной разговорной речи нашли подтверждение в дальнейшем творчестве поэта.

Ода «Фелица» 1782 года - первая поэма, прославившая Гаврила Романовича Державина, а также ставшая образцом нового стиля в русской поэзии.

Ода получила свое название от имени героини «Сказания о цесаревиче Хлоре», написанной самой Екатериной II. Этим же именем, что переводится как «счастье», она названа и в оде Державину, прославившему императрицу и карикатурно изображавшему все ее окружение.Действительно, нарушив все традиции жанра похвальных од, Державин широко ввел в него разговорную лексику и даже нелитературные высказывания, но главное, он не нарисовал официальный портрет императрицы, а изобразил ее человеческий облик. Но не все были в восторге от этого стихотворения, как Императрица. Многих это смутило и обеспокоило.

С одной стороны, ода «Фелица» изображает вполне устоявшийся образ «богоподобной царевны», выражающий авторское представление о штандарте преподобного монарха.Заметно приукрашивая настоящую Екатерину II, Державин твердо верит в нарисованный им образ.

С другой стороны, в стихах писателя слышна идея не только мудрости власти, но и нечестности исполнителей, заинтересованных только в собственной выгоде. Идея не нова, но за фигурами знати, которые были описаны в оде, отчетливо просматривались черты реальных людей.

В этих изображениях легко узнать фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина.Создавая их яркие, насмешливые портреты, Державин проявил огромное мужество - ведь любой из тех, кого трогал поэт, легко мог иметь дело с писателем. И только доброжелательное отношение императрицы спасло Державина. И даже Екатерине он решает дать рекомендацию: соблюдать закон, который для всех единый. Работа заканчивается традиционной похвалой Екатерины и желанием для нее всего самого лучшего.

Таким образом, в «Фелице» Державин предстал смелым первооткрывателем, который соединил стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатиры, внес элементы низких стилей в высокий жанр оды.Позже сам автор определил жанр «Фелицы» как «смешанную оду».

Богоподобная царевна
Киргизско-Кайсатские орды!
Чья мудрость несравнима
Нашла верные следы
Молодой царевич Хлор
Взойди на ту высокую гору
Где растет роза без шипов
Где обитает добродетель -
Она пленяет мой дух и разум,
Дай мне найти ее совет.

Давай, Фелица! инструкция:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым на свете?
Твой голос меня возбуждает
Твой сын меня провожает;
Но я слаб, чтобы следовать за ними.
Беспокойный от суеты жизни,
Сегодня я правлю собой
А завтра я раб прихоти.

Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите пешком
И еда самая простая
Бывает за вашим столом;
Не дорожи своим миром
Ты читаешь, пишешь напротив налоговой
И все своим пером
Проливая блаженство на смертных;
Ты в такие карты не играешь
Как я, с утра до утра.

Ты не слишком любишь маскарады
И ты даже в кровать не можешь ступить;
Соблюдение обычаев, обрядов,
Ты себя не обманываешь;
Ты не можешь оседлать парнасского коня,
Ты не вписываешь духов в собрание,
Не уходи с престола на Восток;
Но идя путем кротости,
С душою благодетельной
Дни полезных вы проводите текущими.

А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я кружу мысли химерами:
похищаю плен у персов,
обращаю стрелы к туркам;
Что, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Тогда внезапно, соблазненный нарядом,
я пойду к портному за кафтаном.

Или я богат на застолье,
Где мне праздник
Где стол сияет серебром и золотом,
Где тысячи разных блюд:
Есть славная вестфальская ветчина,
Есть ссылки астраханской рыбы ,
Есть плов и пироги,
Вафли запиваю шампанским;
И я все забываю
Среди вин, сладостей и аромата.

Или посреди красивой рощи
В беседке, где шумит фонтан
При звуке сладкоголосой арфы,
Там, где едва дышит ветер
Где все представляет для меня роскошь,
Он ловит мысли на радости,
Кувыркается и оживляет кровь;
Лежа на бархатном диване
Девочки нежные чувства,
Любовь вливаю в ее сердце.

Или великолепный поезд
В английском вагоне, золотой
С собакой, шутом или другом
Или с красавицей
Хожу под качелями;
Я захожу в черенки, чтобы пить мед;
Или, как мне скучно,
По моей склонности к переменам,
Со шляпой на одной стороне,
Я летаю на резвом бегуне.

Или музыка и певцы
Орган и волынка вдруг,
Или кулачные бойцы
И я развлекаю свой дух танцем;
Или займись всеми делами
Ухожу, иду на охоту
И развлекаюсь собачьим лаем;
Или над берегами Невы
Развлекаюсь ночью рогами
И греблей дерзких гребцов.

Или, сидя дома, прокажу,
Дурачиться с женой;
Я лажу с ней в голубятне,
Иногда мы резвимся в глазах слепых;
Я с ней развлекаюсь,
Ищу в голове;
Тогда я люблю рыться в книгах,
Я просветляю свой ум и сердце
Я читаю Полкану и Бову;
Я сплю за Библией, зевая.

Такова, Фелица, я развратная!
Но весь мир похож на меня.
Кто благороден мудростью,
Но всякий человек - ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием
Между тщеславием и пороком
Кто-нибудь нашел случайно
Путь добродетели прямой.

Я нашел - но не ошибаюсь
Мы, слабые смертные, таким образом,
Где спотыкается сам разум
И он должен следовать за страстями;
Где для нас ученые невежды,
Как тьма среди путников, затемняющая веки?
Везде живет соблазн и лесть,
Паша всех угнетает роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Ты одна только порядочная
Принцесса! создавать свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;
По несогласию согласие
И от лютых страстей счастье
Только творить можно.
Итак, рулевой, плывущий по причалу,
Плывущий по ревущему ветру
Умеет управлять кораблем.

Никого не обидишь,
Никого не обидишь
Глупость сквозь пальцы видишь
Только зла не выносишь;
Вы управляете своими проступками снисходительностью,
Как волк из овец, вы не сокрушаете людей,
Вы непосредственно знаете их цену.
Они подчиняются воле царей, -
Но Бог больше просто больше,
Живут по их законам.

Разумно думаешь о заслугах,
Ты чествуешь достойных,
Ты не считаешь его пророком,
Кто умеет плести только рифмы,
Что это за безумное веселье
Добрые халифы честь и слава.
В лировом настроении снисходишь:
Поэзия к тебе добра
Приятно, сладко, полезно,
Как вкусный лимонад летом.

Ходят слухи о ваших действиях
Что вы нисколько не гордитесь;
Дружелюбны и в делах, и в шутках,
Дружелюбны и тверды;
Что ты равнодушен в невзгодах,
И в славе она так великодушна
Что отреклась и слыла мудрой.
Они также говорят неправду.
Что, если это всегда возможно.
Говорят вам правду.

Это тоже неслыханное дело,
Достойно только тебя
Как будто ты был храбрым перед людьми
Обо всем, как явном, так и имеющемся,
И ты позволяешь знать и думать,
И ты не запрещаешь о себя
И сказки и вымыслы говорить;
Как будто самые крокодилы,
Все милости твоим зоилам,
Ты всегда склонен прощать.

Слезы приятных рек ищут
Из глубины души моей.
О! если люди счастливы
Там должна быть твоя судьба,
Где кроткий ангел, мирный ангел,
Скрытый в порфировом владычестве,
С небес ниспосланный скипетр носить!
Там можно шептать в разговорах
И, не боясь казни, за обедами
Не пей за здоровье королей.

Там с фамилией Фелица можно
Соскрести промах в строчке,
Или портрет нечаянно
Бросить на землю.

Их не жарят в ледяной бане,
Не влезают в усы дворянам;
Князья курам не кудахтеют,
Домашние животные не смеются над ними
И морду сажей не мажут.

Знаешь, Фелица! право
И мужчины и короли;
Когда воспитываешь манеры
Так людей не дурачишь;
В отдыхе от дел
Пишешь лекции в сказках
И повторяешь Хлору по алфавиту:
«Не делай ничего плохого,
А сам злой сатир
Из тебя сделаешь гнусного лжеца».

Вам стыдно за то, чтобы вас прослыли таким великим?
Быть страшным, нелюбимым;
Медведица прилично дикая
Вырвет животных и проливает их кровь.
Без особого беспокойства в лихорадке
Ланцеты Тома нужны деньги,
Кто бы мог без них?
И славно быть этим тираном,
Великий в злодеяниях Тамерлан,
Кто велик в добре, как Бог?

Фелица слава, слава Богу,
Умиротворяющая ругань;
Сира и несчастный
Покрытый, одетый и накормленный;
С лучезарным оком
Глупцы, трусы, неблагодарные
И светит своим праведным;
Одинаково просвещает всех смертных,
Он успокаивает больных, лечит,
Добро творит только добро.

Кто дал свободу
Прыгать в чужие края,
Пусть его люди
Серебро и золото ищут;
Который допускает воду
И рубить дрова не запрещает;
Заказы и ткачество, прядение и шитье;
Развязывая разум и руки
Приказы любить торговлю, науку
И найти счастье дома;

Чей закон, десница
Милость и суд дают.
Трансляция, мудрая Фелица!
Чем мошенник отличается от честного?
Где старость не блуждает по миру?
Получает ли он заслугу за свой хлеб?
Куда месть никого не прогоняет?
Где обитает совесть с истиной?
Где сияют добродетели? -
На престоле оно твое!

Но где в мире сияет твой престол?
Где, ветвь небесная, цветешь ты?
В Багдаде? Смирна? Кашемир? -
Слушай, где бы ты ни жил -
Принимая мою хвалу тебе,
Не думай, что шляпы или бешмет
Для них я желал от тебя.
Ощутите доброту приятности
Таково богатство души,
То, чего не собрал Крез.

Я прошу великого пророка
Да, я коснусь праха твоих ног,
Да, твои слова - сладчайшее течение
И я буду рад видеть!
Небесный Я прошу силы
Да, их крылья широки от сафира,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Анализ стихотворения Державина «Фелица»

В 1781 году в печати вышло «Сказание о царевиче Хлоре», написанное императрицей Екатериной II для своего внука, будущего императора Александра I. Это поучительное произведение повлияло не только на маленького Александра Павловича, но и на Гавриила Романовича Державина (1743-1816). Это вдохновило поэта на создание оды императрице, которую он назвал «Одой мудрой киргизской царевне Фелице», написанной татарским мурзой, давно обосновавшимся в Москве и жившим в Петербурге.Петербург для своего бизнеса. В переводе с арабского 1782 г. ».

Стихотворение впервые было опубликовано в 1783 году в журнале «Собеседник». Под произведением поэт не оставил подписи, но, как и весь текст оды, заголовок полон намеков. Например, под «киргиз-кайсакской царевной» подразумевается Екатерина II, хозяйка киргизских земель. А под мурзой - сам поэт, считавший себя потомком татарского князя Багрима.

Ода содержит множество намеков на различные события, людей и изречения, относящиеся к правлению Екатерины II.Возьмем, к примеру, имя, присвоенное его автору. Фелица - героиня «Сказки о принце Хлоре». Как и у императрицы, у нее есть муж, который мешает ей осуществить свои добрые намерения. Кроме того, Фелица, по объяснению Державина, - древнеримская богиня блаженства, и именно этим словом многие современники характеризовали правление Екатерины II, отдававшей предпочтение наукам, искусствам и придерживавшейся достаточно свободных взглядов на общественное устройство.

Эти и другие многочисленные достоинства императрицы превозносятся Гавриилом Романовичем.В первых строфах оды поэт обходит антураж императрицы. Автор иносказательно описывает недостойное поведение придворных, говоря как бы о себе:
Со шляпой набок,
Летаю на резвом бегуне.

В этом отрывке мы говорим о графе Алексее Орлове, мы жаждем быстрых гонок.

Другой фрагмент говорит о праздном князе Потемкине, парящем в облаках:
А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я обвиваю свои мысли химерами.

На фоне этих жизненных прохождений фигура мудрой, активной и справедливой императрицы приобретает ауру добродетели. Автор награждает ее эпитетами «щедрая», «любезная в делах и шутках», «приятная в дружбе», «мудрая», метафоры «ветвь небесная», «кроткий ангел» и др.

Поэт упоминает о политических успехах Екатерины II. Используя метафору «Гармоничное разделение Хаоса на сферы», он указывает на создание провинции в 1775 году и присоединение новых территорий к Российской Империи.Автор сравнивает правление императрицы с правлением ее предшественниц:
Баффонных свадеб не бывает,
Не жарят в ледяных банях,
В усы дворян не трескаются ...

Здесь поэт отсылает к правлению Анны Иоанновны и Петра I.

Гавриил Романович тоже восхищается скромностью царицы. В строках:
Вам стыдно за то, чтобы вас считали таким великим
Быть страшным, нелюбимым ...

указывает на то, что Екатерина II отказалась от титулов «Великая» и «Мудрая», которые были предложены ей дворянами сената в 1767 году.

Как художник, поэт особенно очарован отношением императрицы к свободе слова. Автора очаровывает любовь царицы к лирике («Поэзия добра к тебе, Приятная, милая, полезная ...»), подтвержденное ею умение мыслить и выражать, как хочется, путешествовать, организовывать предприятия, пр.

Сама Екатерина II высоко оценила мастерство поэта. Она так полюбила оду «Фелица», что императрица преподнесла Державину богато украшенную табакерку и сама отправила ее приближенным.Современники тоже очень благосклонно отнеслись к стихотворению. Во многих рецензиях отмечена не только правдивость и отсутствие лести в строчках оды, но и ее изящная композиция и поэтический слог. Как отмечает русский филолог Я.К. Грот писал в своем комментарии, что эта ода породила новый стиль. «Фелица» лишена помпезных выражений, не содержит перечисления богов, как это было принято ранее.

Действительно, язык оды прост, но изыскан. Автор использует эпитеты, метафоры, живописные сравнения («как звезды на небе»).Композиция строгая, но гармоничная. Каждая строфа состоит из десяти строк. Сначала идет катрен с перекрестной рифмой, например abab, затем двустишие cc, после которого четверостишие с рифмой на кольцо, например, dee. Размер - ямбический тетраметр.

Хотя в стихотворении есть довольно устаревшие выражения на сегодняшний день, и многие намеки могут быть непонятными, его легко читать даже сейчас.

Обновленные оды 1779 года, напечатанные анонимно, заметили только любители поэзии. В 1782 году Державин написал оду «Фелица».Опубликованный в начале следующего года в журнале «Собеседник любителей русского слова», он стал литературной сенсацией, этапом не только в истории оды, но и в русской поэзии.

По жанру это была типичная хвалебная ода. Другой, никому не известный поэт, восхвалял Екатерину II, но «похвала» была неслыханной, дерзкой, нетрадиционной, и не она, а что-то другое оказалось содержанием оды, а это что-то еще привело к совершенно новая форма.

Новаторство и свежесть формы оды «Фелица» особенно остро воспринимались в той литературной атмосфере, когда похвальная ода усилиями Петрова, Кострова и других одографов достигла крайней степени упадка и удовлетворяла только вкусы публики. венценосный заказчик. Общее недовольство похвальной одой классицизма прекрасно выражает Княжнин:

Я знаю, что оды дерзкие,

Какие вышли из моды

Они вполне способны нас раздражать.

Они всегда Екатерина,

Безумная погоня за рифмой

Они уподобили рай крину;

И, став пророком,

Говоря с Богом, как с братом,

Не боясь пера,

В восторге, заимствованном им,

Вселенная переворачивается

Из дома в страны, богатые золотом,

Запустили свой бумажный гром.

Причина исчерпания од, по словам Княжнина, в приверженности их авторов правилам и канонам классицизма: они требовали подражания моделям - и теперь ода стала печально подражательной и эпигонской.Более того, эти правила не позволяли личности поэта проявляться в стихах, поэтому оды пишут те, кто берет «взаймы восторг». Успех оды Державина состоит в отходе от правил, в следовании моделям; он не «заимствует» восторга, а выражает свои чувства в оде, посвященной императрице.

Под именем Фелица Державина изображена Екатерина II. Поэт использует имя Фелица, упомянутое в «Сказке о князе Хлоре», составленной императрицей для ее внука Александром и опубликованной в 1781 году.Содержание сказки носит назидательный характер. Киргизский хан похитил русского царевича Хлора.

Желая проверить свои способности, хан дает князю задание: найти розу без шипов (символ добродетели). Благодаря помощи ханской дочери Фелицы (от латинского felicitos - счастье) и ее сына Разума Хлор находит розу без шипов на вершине высокой горы. Образ татарского дворянина Мурзы имеет двоякое значение: там, где ода переходит в высокий тон, это авторское «я»; в сатирических местах - собирательный образ екатерининской знати.

Державин в «Фелице» не создает официального, условного и абстрактного парадного образа «монарха», а рисует тепло и радушно портрет реального человека - императрицы Екатерины Алексеевны с ее характерными привычками, занятиями и бытом; он хвалит Екатерину, но хвалит его нетрадиционно.

В одее появляется образ автора (татарского мурзы) - по сути, он изобразил не столько Екатерину, сколько его отношение к ней, его чувство восхищения ее личностью, его надежды на нее как на просвещенного монарха.Это личное отношение проявляется и к ее придворным: они ему не очень нравятся, он смеется над их пороками и слабостями - сатир вторгается в оду.

По законам классицизма смешение жанров недопустимо: бытовые детали и сатирические портреты не могли появиться в высоком жанре од. Но Державин не совмещает сатиру и оду - он преодолевает жанр. И его обновленную оду можно только формально отнести к этому жанру: поэт пишет просто стихи, в которых свободно говорит обо всем, что ему подсказывает личный опыт, что волнует его разум и душу.

Трагический провал плана Державина стать советником Екатерины II связан с одой «Фелица». Искреннее чувство уважения и любви к Императрице было согрето теплом живого сердца умного и талантливого поэта. Екатерина не только любила похвалы, но и знала, как редко можно услышать искреннюю похвалу. Поэтому она сразу же, встретив оду, поблагодарила поэта, прислав ему золотую табакерку, осыпанную бриллиантами, пятью сотнями дукатов.

Державин был взволнован успехом. Екатерине ода понравилась, а значит, смелость обращения к ней была одобрена. Более того, Державин узнал, что она решила с ним познакомиться. К спектаклю нужно было готовиться. Открылась возможность подойти к императрице.

Державин решил сразу ей объяснить - не мог, не имел права упускать возможность занять место советника при монархе. Ода «Видение мурзы» должна была стать презентацией его программы.Прием был назначен на 9 мая 1783 года. Поэт не успел написать программную оду, но в его бумагах сохранился прозаический подробный план этой оды.

Поэт начинает с интерпретации обещаний Екатерины II быть просвещенным монархом: «Ваш просвещенный ум и великое сердце снимают с нас узы рабства, возвышают наши души, позвольте нам понять ценность свободы, присущей только разумному существу. , какой мужчина ". Он вспоминает уроки восстания Пугачева.

Если они послушают его и изменят свою политику, монархи «замерзнут от тирании, и человеческая кровь не будет пролита во время их владения, как река, трупы не будут торчать на кольях и головы на эшафотах, а виселицы не будут» плывут, как реки ". Это уже был прямой намек на расправу царя над участниками пугачевского восстания.

Вдохновленный концепцией просвещенного абсолютизма, Державин подробно объяснил необходимость установления договорных отношений между поэтом и императрицей.Он утверждал, что был отчужден от ласки, что он был обязан всегда говорить только правду. Используя свою любимую легенду об Александре Великом, который, доверяя своему врачу, смело пил предложенное им лекарство, отвергая клевету придворных, уверявших его, что доктор влил в его чашу яд, поэт смело выразил желание быть таким. «доктор» при Екатерине.

Он убеждал ее поверить ему. Предлагаемый «напиток» будет исцеляющим, облегчит страдания, поможет увидеть все в истинном свете.А потом отметит заслуги императрицы: поверьте, моя песня «побудит вас к добродетельным подвигам и усугубит вашу ревность к ним», - говорит он Екатерине.

План оды содержит список политических, социальных и социальных мероприятий, которые должна выполнять Российская императрица. Они составляют суть программы русского просвещенного абсолютизма, намеченной Державиным.

«Видение Мурзы» могло бы стать одним из лучших произведений русской гражданской поэзии.Но этого не произошло. Намеченный план не получил поэтического воплощения. Все надежды Державина стать советником при Екатерине рухнули. Представленный императрице, поэт надеялся, что они останутся в покое и у него будет возможность рассказать ей о своих планах ... Все вышло иначе: Екатерина холодно встретила его на глазах у всех.

Надменным и величественным видом она подчеркнула недовольство дерзким поэтом, посмевшим сатирически изобразить близких ей людей.Поэт был ошеломлен. Все планы и надежды рухнули. Не было смысла думать, что Екатерина согласится приблизить его к себе как «врача». Более того, закралось беспокойство - не грозит ли ему позор.

По-видимому, был прав Фонвизин, который в своем «Миноре» (представленном в прошлом, 1782 г.) изображал мудрого Стародума. Его друг Правдин выразил пожелание, чтобы его вызывали в суд, «за то, за что вызывают к больным врача». На это Стародум строго и твердо ответил: «Напрасно вызывать врача для осмотра больного.Здесь врач не поможет. «

Вместо «Видения мурзы» Державин написал «Спасибо Фелице». В оде он попытался объяснить, что его «мужество» порождено искренностью, что его «сердце благодарно» Императрице и «горит рвением». «Толковые» стихи утратили силу, энергию, душевный пыл. Главное в них - подобострастное послушание. Правда, в конце оды поэт осторожно и деликатно, но тем не менее намекнул, что вряд ли скоро сможет снова спеть «богоподобную царевну».

Державин не ошибся в своем предположении: «небесный огонь» не загорелся в его душе, и он больше не писал стихов вроде «Фелицы». Желание быть певицей Фелицы-Екатерины означало для Державина установление договорных отношений между поэтом и императрицей.

Он бы и дальше самоотверженно воспевал Фелицу, искренне прославлял ее имя веками, если бы она, выступая в роли просвещенного монарха, смело обновляла законодательство, проводила реформы, необходимые для страны и народа.Идея рухнула. Ода «Фелица» осталась одинокой.

Правда, Екатерине были посвящены еще две оды: «Образ Фелицы» (1789 г.) и «Видение Мурзы» (новая редакция 1791 г., резко отличающаяся от прозаического плана 1783 г.). «Образ Фелицы» - действительно хвалебная ода. Державин предал себя. Написано традиционным способом. Безудержно превознося достоинство Екатерины в очень длинной, излишне растянутой оде, он демонстративно пошел на поводу у Фелицы.

Ей нужна была похвала, а не личное чувство Державина.Лесть была частью плана Державина - сняли с должности тамбовского губернатора, его предали суду. Пришлось ехать в Петербург искать защиты у Екатерины. В автобиографических «Записках» поэт объясняет причину написания оды: «Не было иного выхода, кроме как прибегнуть к его таланту.

В результате он написал ... оду "Образ Фелицы" ". Ода была доставлена ​​императрице, она ей понравилась, преследование Державина было остановлено. В этой оде Державину поэт, Державин, чиновник. связан с судом, выиграл.

История русской литературы: в 4-х томах / Под ред. Н.И. Пруцков и др. - Л., 1980-1983 гг.

Ода фелица с акцентом. Фелица. Державин Г.Р. Анализ оды. Художественные особенности оды «Фелица»

.

1. В 1781 г. напечатана малым тиражом, написана Екатериной для своего пятилетнего внука, великого князя Александра Павловича, Сказка о цесаревиче Хлоре ... Хлор был сыном князь, или царь Киева, в отсутствие отца, похищенный киргизским ханом.Желая поверить слухам о способностях мальчика, хан приказал ему найти розу без шипов. Князь пошел на это поручение. По дороге он встретил дочь хана, веселую и любезную Фелица ... Она хотела пойти проводить князя, но суровый муж, Султан Злобный, помешал ей сделать это, а затем она послала к ребенку своего сына, Разума. Продолжая путь, Хлор подвергался различным соблазнам, и, среди прочего, его пригласил в свою хижину Мурза Лентяг, который соблазнами роскоши пытался отвлечь князя от слишком трудного предприятия.Но Разум насильно увел его дальше. Наконец они увидели перед собой отвесную скалистую гору, на которой растет роза без шипов, или, как один молодой человек объяснил Хлору, добродетель. С трудом взобравшись на гору, князь сорвал этот цветок и поспешил к хану. Хан отправил его вместе с розой к киевскому князю. «Этот так обрадовался приезду принца и его успехам, что забыл всю тоску и печаль ... На этом сказка заканчивается, и кто знает больше, тот скажет другое.«

Эта сказка натолкнула Державина на мысль написать оду Фелице (богине блаженства, согласно его объяснению этого имени): поскольку императрица любила смешные анекдоты, он говорит, эта ода была написана в ее вкусе, за счет ее окружение.

возвращение)

18. Гармоничное разделение Хаоса на сферы и так далее - намек на создание провинций. В 1775 году Екатерина опубликовала «Учреждение губерний», согласно которому вся Россия была поделена на провинции.()

19. От этого она отказалась и слыла мудрой. - Екатерина II с притворной скромностью отвергла от себя титулы «Великая», «Мудрая», «Мать Отечества», подаренные ей в 1767 году Сенатом и Комиссией по разработке проекта нового кодекса; она сделала то же самое в 1779 году, когда петербургское дворянство предложило принять ей титул «Великой». (

Хлор был сыном князя, или царя Киева, во время отсутствия отца, похищенного киргизским ханом.Желая поверить слухам о способностях мальчика, хан приказал ему найти розу без шипов. Князь пошел на это поручение. По дороге он встретил ханскую дочь, веселую и любезную Фелицу. Она хотела провести провожать принца, но ее суровый муж, султан ворчания, не позволил ей сделать это, и тогда она отправила своего сына, Разума, к ребенку. Продолжая путь, Хлор подвергался различным соблазнам, и, среди прочего, его пригласил в свою хижину Мурза Лентяг, который соблазнами роскоши пытался отвлечь князя от слишком трудного предприятия.Но Разум насильно увел его дальше. Наконец они увидели перед собой отвесную скалистую гору, на которой растет роза без шипов, или, как один молодой человек объяснил Хлору, добродетель. С трудом взобравшись на гору, князь сорвал этот цветок и поспешил к хану. Хан отправил его вместе с розой к киевскому князю. «Этот так обрадовался приезду князя и его успехам, что забыл всю тоску и печаль ... Здесь сказка закончится, и кто знает больше, скажет другое.«

Или музыка и певцы
Орган и волынка вдруг,
Или кулачные бойцы
И я развлекаю свой дух танцем;
Или займись всеми делами
Ухожу, иду на охоту
И развлекаюсь собачьим лаем;
Или над берегами Невы
Рогами по ночам тешу
И гребли дерзкие гребцы.

Или, сидя дома, прокажу,
Дурачить жену свою;
Я лажу с ней в голубятне,
Иногда мы резвимся в глазах слепых;
Я с ней развлекаюсь,
Ищу в голове;
Тогда я люблю рыться в книгах,
Я просветляю свой ум и сердце,
Я читаю Полкану и Бову;
Я сплю за Библией, зевая.

Такова, Фелица, я развратная!
Но весь мир похож на меня.
Кто благороден мудростью,
Но всякий человек - ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием
Между тщеславием и пороком
Кто-нибудь нашел случайно
Путь добродетели прямой.

Нашел - но не ошибаюсь
Мы, слабые смертные, таким образом,
Где спотыкается сам разум
И он должен следовать за страстями;
Где для нас ученые невежды,
Как тьма среди путников, омрачающая вены?
Везде живет соблазн и лесть,
Паша всех угнетает роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Ты одна только порядочная
Принцесса! создавать свет из тьмы;
Разделяя Хаос на сферы гармонично,
Объединяясь, чтобы укрепить их целостность;
По несогласию согласие
И от лютых страстей счастье
Можно только творить.
Итак, рулевой, плывущий по причалу,
Плывущий по ревущему ветру
Умеет управлять кораблем.

Никого не обидишь,
Никого не обидишь
Глупость сквозь пальцы видишь
Только зла не выносишь;
Вы управляете своими проступками снисходительностью,
Вы не раздавливаете людей, как волк из овец,
Вы непосредственно знаете их цену.
Они подчиняются воле царей, -
Но Бог больше просто больше,
Живут по их законам.

Разумно думаешь о заслугах,
Ты чествуешь достойных,
Ты не считаешь его пророком,
Кто умеет плести только рифмы,
Что это за безумное веселье
Добрые халифы честь и слава.
В лировом настроении снисходишь:
Поэзия к тебе добра
Приятно, сладко, полезно,
Как вкусный лимонад летом.

Ходят слухи о ваших действиях
Что вы нисколько не гордитесь;
Дружелюбны и в делах, и в шутках,
Дружелюбны и тверды;
Что ты равнодушен в невзгодах,
И в славе она так великодушна
Что отреклась и слыла мудрой.
Они также говорят неправду.
Что, если это всегда возможно.
Говорят вам правду.

Это тоже неслыханная вещь,
Достойна только вас
Как будто вы были храбрыми для людей
Обо всем, как явном, так и имеющемся,
И вы позволяете знать и думать,
И вы не запрещаете о себе
И сказки и вымыслы говорить;
Как будто самые крокодилы,
Все милости твоим зоилам,
Ты всегда склонен прощать.

Слезы приятных рек ищут
Из глубины души моей.
О! Если люди счастливы
Должна быть их судьба,
Где кроткий ангел, мирный ангел,
Скрытый в порфировом владычестве,
С небес ниспослан скипетр, чтобы носить!
Там можно шептать в разговорах
И, не боясь казни, за обедами
Не пей за здоровье королей.

Там с фамилией Фелица можно
Соскрести промах на строчке,
Или портрет нечаянно
Бросить на землю.
Не бывает шутовских свадеб,
Их не жарят в ледяной бане,
Они не влезают в усы знати;
Князья курам не кудахтеют,
Домашние животные не смеются над ними
И морду сажей не мажут.

Знаешь, Фелица! право
И мужчины и короли;
Когда воспитываешь манеры
Так людей не дурачишь;
В отдыхе от дел
Пишешь лекции в сказках
И повторяешь Хлору по алфавиту:
«Не делай ничего плохого,
А сам злой сатир
Из тебя сделаешь гнусного лжеца».

Вам стыдно за то, чтобы вас прослыли таким великим?
Быть страшным, нелюбимым;
Медведица прилично дикая
Вырвет животных и проливает их кровь.
Без особого беспокойства в лихорадке
Ланцеты Тома нужны деньги,
Кто бы мог без них?
И славно быть этим тираном,
Великий в злодеяниях Тамерлан,
Кто велик в добре, как Бог?

Фелица слава, слава Богу,
Умиротворяющая ругань;
Сира и несчастный
Покрытый, одетый и накормленный;
С лучезарным оком
Глупцы, трусы, неблагодарные
И светит своим праведным;
Одинаково просвещает всех смертных,
Он успокаивает больных, лечит,
Добро творит только добро.

Кто дал свободу
Прыгнуть в чужие края,
Пусть его народ
Серебро и золото ищут;
Которая позволяет воду
И лес не запрещает рубку;
Заказы и ткачество, прядение и шитье;
Развязывая разум и руки
Приказы любить торговлю, науку
И найти счастье дома;

Чей закон, десница
Милость и суд дают.
Трансляция, мудрая Фелица!
Чем мошенник отличается от честного?
Где старость не блуждает по миру?
Находит достоинства хлеба?
Куда месть никого не прогоняет?
Где обитает совесть с истиной?
Где сияют добродетели? -
На престоле оно твое!

Но где в мире сияет твой престол?
Где, ветвь небесная, цветешь ты?
В Багдаде? Смирна? Кашемир? -
Слушай, где бы ты ни жил -
Принимая мою хвалу тебе,
Не думай, что шляпы или бешмет
Для них я желал от тебя.
Ощутите доброту приятности
Таково богатство души,
То, чего не собрал Крез.

Я прошу великого пророка
Да, я коснусь праха ваших ног,
Да, ваши слова - сладчайшее течение
И я буду рад видеть!
Небесный Я прошу силы
Да, их крылатые сапфировые крылья,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Поэт назвал Екатерину Киргизской кайсакской принцессой , потому что у него были села в тогдашней Оренбургской области, рядом с киргизской ордой, подчиненные императрице.

Твой сын меня провожает. - В сказке о Екатерине Фелица дала своему сыну Разум вести князя Хлора.

Ваши мурзы не подражают - то есть придворным, дворянам. Державин употребляет слово «мурза» двояко. Когда Мурза говорит о Фелице, подразумевается автор оды.Когда он говорит как бы о себе, тогда мурза - собирательный образ дворянина-придворного.

Читаете, пишите до депозита. - Державин имеет в виду законодательную деятельность императрицы. Налой (устаревшее, просторечное), точнее «кафедра» (церковь) - высокий стол с покатой столешницей, на котором в церкви ставятся иконы или книги. Здесь он используется в смысле «стол», «стол».

Парнасской лошади не оседлаешь. - Екатерина не умела писать стихи.Арии и стихи к ее литературным произведениям написали ее статс-секретари Елагин, Храповицкий и другие. Парнасский конь - Пегас.

Ты не входишь в собрания духов, Ты не идешь с престола на Восток - то есть ты не посещаешь масонские ложи, собрания. Екатерина называла масонов «сектой духов» (Дневник Храповицкого. М., 1902, с. 31). Масонские ложи иногда называли «Восточными» (Грот, 2, 709-710).

масонов в 80-е годы.XVIII век - члены организаций («лож»), исповедовавших мистико-моралистическую доктрину и противостоявших правительству Екатерины. Масонство было разделено на разные течения. Один из них, иллюминаты, принадлежал к ряду лидеров Французской революции 1789 года.

В России так называемые «московские мартинисты» (крупнейшими из них в 1780-е гг. Были Н. И. Новиков, замечательный русский просветитель, писатель и издатель, его помощники по издательству, И. В. Лопухин, С.И. Гамалея и др.) Особенно враждебно относились к императрице. Они считали ее захватчиком престола и хотели видеть на престоле «законного государя» - наследника престола Павла Петровича, сына императора Петра III, свергнутого с престола Екатериной. Павел, пока это было ему выгодно, очень симпатизировал «Мартинистам» (по некоторым свидетельствам, он даже придерживался их учений). Масоны особенно активизировались с середины 1780-х годов, и Екатерина сочиняет три комедии: «Сибирский шаман», «Обманщик» и «Соблазненный», пишет «Тайна антиглупого общества» - пародию на масонскую хартию.Но победить московское масонство ей удалось только в 1789–1793 годах. с помощью полицейских мер.

А я, проспав до полудня и т. Д. - «Относится к причудливому нраву князя Потемкина, как и всех трех следующих двустиший, который либо собирался на войну, либо практиковался в костюмах, пирах и всевозможных предметах роскоши. . "

Лечу на резвом раннере. - Это относится и к Потемкину, но «больше к гр. Al. Gr. Орлов, который до скачек был охотником »(Об.Д., 598). На орловских конных заводах выведено несколько новых пород лошадей, из которых самая известная порода знаменитых «орловских рысаков».

- «Относится к Семену Кирилловичу Нарышкину, тогда еще егермейстеру, первому начавшему роговую музыку» (Об. Д., 598). Роговая музыка - это оркестр, состоящий из крепостных музыкантов, в котором из каждого рожка можно извлечь только одну ноту, и все вместе они подобны одному инструменту. Благородные прогулки

Я развлекаюсь по ночам с рогами и т. Д. - «Относится к Семену Кирилловичу Нарышкину, тогда еще егермейстеру, первому начавшему рожковую музыку» (Об. Д., 598). Роговая музыка - это оркестр, состоящий из крепостных музыкантов, в котором из каждого рожка можно извлечь только одну ноту, и все вместе они подобны одному инструменту. Прогулки знатных дворян по Неве в сопровождении рогового оркестра были обычным явлением в XVIII веке.

Богоподобная принцесса
Киргизо-Кайсацкие орды!
Чья мудрость несравнима
Нашла верные следы
Молодой царевич Хлор
Взойди на ту высокую гору
Где растет роза без шипов
Где обитает добродетель -
Она пленяет мой дух и разум,
Дай мне найти ее совет.

Давай, Фелица! инструкция:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым на свете?
Твой голос меня возбуждает
Твой сын меня провожает;
Но я слаб, чтобы следовать за ними.
Беспокойный от суеты жизни,
Сегодня я правлю собой
А завтра я раб прихоти.

Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите пешком
И еда самая простая
Бывает за вашим столом;
Не дорожи своим миром
Ты читаешь, пишешь напротив налоговой
И все своим пером
Проливая блаженство на смертных;
Ты в такие карты не играешь
Как я, с утра до утра.

Ты не слишком любишь маскарады
И ты даже в постель не ступишь;
Соблюдение обычаев, обрядов,
Ты себя не обманываешь;
Ты не можешь оседлать парнасского коня,
Ты не вписываешь духов в собрание,
Не уходи с престола на Восток;
Но идя путем кротости,
С душою благодетельной
Дни полезных вы проводите текущими.

А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я кружу мысли химерами:
похищаю плен у персов,
обращаю стрелы к туркам;
То, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;
Тогда внезапно, соблазненный нарядом,
я пойду к портному за кафтаном.

Или я богат на пиру,
Где мне праздник
Где стол сияет серебром и золотом,
Где тысячи разных блюд:
Есть славная вестфальская ветчина,
Есть ссылки Астрахани рыба,
Есть плов и пироги,
Вафли запиваю шампанским;
И я все забываю
Среди вин, сладостей и аромата.

Или посреди красивой рощи
В беседке, где шумит фонтан,
При звуке сладкоголосой арфы,
Там, где ветер едва дышит
Где все представляет для меня роскошь,
Он ловит мысли к радостям,
Кувыркается и оживляет кровь;
Лежа на бархатном диване
Девочки нежные чувства,
Любовь вливаю в ее сердце.

Или великолепный поезд
В английском вагоне, золотой,
С собакой, шутом или другом
Или с красавицей
Хожу под качелями;
Я захожу в черенки, чтобы пить мед;
Или, как мне скучно,
По моей склонности к переменам,
Со шляпой на одной стороне,
Я летаю на резвом бегуне.

Или музыка и певцы
Орган и волынка внезапно,
Или кулачные бои
И я развлекаю свой дух танцем;
Или займись всеми делами
Ухожу, иду на охоту
И развлекаюсь собачьим лаем;
Или над берегами Невы
Развлекаюсь ночью рогами
И греблей дерзких гребцов.

Или, сидя дома, прокажу,
Дурачить жену свою;
Я лажу с ней в голубятне,
Иногда мы резвимся в глазах слепых;
Я с ней развлекаюсь,
Ищу в голове;
Тогда я люблю рыться в книгах,
Я просветляю свой ум и сердце
Я читаю Полкану и Бову;
Я сплю за Библией, зевая.

Вот такая, Фелица, я развратная!
Но весь мир похож на меня.
Кто благороден мудростью,
Но всякий человек - ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием
Между тщеславием и пороком
Кто-нибудь нашел случайно
Путь добродетели прямой.

Нашел - но не ошибаюсь
Мы, слабые смертные, таким образом,
Где спотыкается сам разум
И он должен следовать за страстями;
Где для нас ученые невежды,
Как тьма среди путников, омрачающая вены?
Везде живет соблазн и лесть,
Паша всех угнетает роскошью.
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Ты один только порядочен
Разделяя Хаос на сферы гармонично,
Чтобы укрепить их целостность союзом;
По несогласию согласие
И от лютых страстей счастье
Можно только творить.
Итак, рулевой, плывущий по причалу,
Плывущий по ревущему ветру
Умеет управлять кораблем.

Никого не обидишь,
Никого не обидишь
Глупость сквозь пальцы видишь
Только зла не выносишь;
Вы управляете своими проступками снисходительностью,
Вы не раздавливаете людей, как волк из овец,
Вы непосредственно знаете их цену.
Они подчиняются воле царей, -
Но Бог больше просто больше,
Живут по их законам.

Разумно думаешь о заслугах,
Ты чествуешь достойных,
Ты не считаешь его пророком,
Кто умеет плести только рифмы,
Что это за безумное веселье
Добрые халифы честь и слава.
В лировом настроении снисходишь:
Поэзия к тебе добра
Приятно, сладко, полезно,
Как вкусный лимонад летом.

Ходят слухи о ваших действиях
Что вы нисколько не гордитесь;
Дружелюбны и в делах, и в шутках,
Дружелюбны и тверды;
Что ты равнодушен в невзгодах,
И в славе она так великодушна
Что отреклась и слыла мудрой.
Они также говорят неправду.
Что, если это всегда возможно.
Говорят вам правду.

Это тоже неслыханная вещь,
Достойна только вас
Как будто вы были храбрыми для людей
Обо всем, как явном, так и имеющемся,
И вы позволяете знать и думать,
И вы не запрещаете о себе
И сказки и вымыслы говорить;
Как будто самые крокодилы,
Все милости твоим зоилам,
Ты всегда склонен прощать.

Слезы приятных рек ищут
Из глубины души моей.
О! Если люди счастливы
Должна быть их судьба,
Где кроткий ангел, мирный ангел,
Скрытый в порфировом владычестве,
С небес ниспослан скипетр, чтобы носить!
Там можно шептать в разговорах
И, не боясь казни, за обедами
Не пей за здоровье королей.

Там с фамилией Фелица можно
Соскрести промах на строчке,
Или портрет нечаянно
Бросить на землю.
Не бывает шутовских свадеб,
Их не жарят в ледяной бане,
Они не влезают в усы знати;
Князья курам не кудахтеют,
Домашние животные не смеются над ними
И морду сажей не мажут.

Знаешь, Фелица! право
И мужчины и короли;
Когда воспитываешь манеры
Так людей не дурачишь;
В отдыхе от дел
Пишешь лекции в сказках
И повторяешь Хлору по алфавиту:
«Не делай ничего плохого,
А сам злой сатир
Из тебя сделаешь гнусного лжеца».

Вам стыдно за то, чтобы вас прослыли таким великим?
Быть страшным, нелюбимым;
Медведица прилично дикая
Вырвет животных и проливает их кровь.
Без особого беспокойства в лихорадке
Ланцеты Тома нужны деньги,
Кто бы мог без них?
И славно быть этим тираном,
Великий в злодеяниях Тамерлан,
Кто велик в добре, как Бог?

Фелица слава, слава Богу,
Умиротворяющая ругань;
Сира и несчастный
Покрытый, одетый и накормленный;
С лучезарным оком
Глупцы, трусы, неблагодарные
И светит своим праведным;
Одинаково просвещает всех смертных,
Он успокаивает больных, лечит,
Добро творит только добро.

Кто дал свободу
Прыгнуть в чужие края,
Пусть его народ
Серебро и золото ищут;
Которая позволяет воду
И лес не запрещает рубку;
Заказы и ткачество, прядение и шитье;
Развязывая разум и руки
Приказы любить торговлю, науку
И найти счастье дома;

Чей закон, десница
Милость и суд дают.
Трансляция, мудрая Фелица!
Чем мошенник отличается от честного?
Где старость не блуждает по миру?
Находит достоинства хлеба?
Куда месть никого не прогоняет?
Где обитает совесть с истиной?
Где сияют добродетели? -
На престоле оно твое!

Но где в мире сияет твой престол?
Где, ветвь небесная, цветешь ты?
В Багдаде? Смирна? Кашемир? -
Слушай, где бы ты ни жил -
Принимая мою хвалу тебе,
Не думай, что шляпы или бешмет
Для них я желал от тебя.
Ощутите доброту приятности
Таково богатство души,
То, чего не собрал Крез.

Я прошу великого пророка
Да, я коснусь праха ваших ног,
Да, ваши слова - сладчайшее течение
И я буду рад видеть!
Небесный Я прошу силы
Да, их крылатые сапфировые крылья,
Они хранят тебя невидимым
От всех болезней, гнева и скуки;
Да, звуки твоих деяний в потомстве,
Как звезды на небе, они будоражат.

Анализ оды Державина «Фелица»

До наших дней дошла новость о том, что Гавриил Романович Державин прославился благодаря произведению, которое он сначала даже не хотел печатать. Любовь и славу поэту принесла ода «Фелица», написанная в 1782 году в честь великой императрицы Екатерины II. Однако нельзя сказать, что именно похвала Светлейшей Императрицы обеспечила лояльность читателей к произведению, потому что его содержание, выверенный набор выразительных средств помогли сохранить репутацию классического и ценного произведения. художественная точка зрения произведения.

Основная идея оды

Поэтическая ода - это ироническая биография императрицы и ее подданных. Однако Державин сумел осветить между строк и выявить важные для государства и народа проблемы. Мы видим, что Державин буквально принимает Екатерину II за светило, за божество. Он боготворил ее, считая, что в ней воплощены все качества, необходимые для разумного и достойного абсолютного монарха:

Только ты только порядочная
Принцесса! создавать свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;

С другой стороны, Гавриил Романович показывает, что даже при таком несравненном правителе могут быть люди, нечестные по отношению к своим подданным, которые в лучшем случае занимаются тунеядством, а в худшем - растратами и клеветой:

Но каждый человек есть ложь.
Мы не ходим по свету путями,
Мы развлекаемся ради мечты.
Между лентяем и ворчанием.

Художественная ценность произведения

В «Фелице» поэту удалось совместить несочетаемое: сатиру и высокий жанр оды, относящиеся к разной спокойной обстановке. Это было запрещено, но такие контрасты в произведении только усиливали живость и величие образа Екатерины. То, что она «часто гуляла», делает ее в глазах людей не только живой, реальной (потому что она не боится быть ближе к своим подданным), но и показывает, что даже повседневные занятия не могут умалить величия императрицы.

«Пышный» и «праздничный» эпитеты соседствуют со словами разговорной речи, что делает стихотворение необычным и, как следствие, запоминающимся.

Поэтическая речь изобилует обращениями, аллегорическими образами, понятными современникам Державина.

Слог Державина поражает своей стройностью, монументальностью, гармоничным ритмом тетраметра ямба. Синтаксические параллелизмы («где-где-где») делают поэму мелодичной.

Значение оды в истории литературы

Державин сам признал, что благодаря сочетанию биографии, реализма и одновременно поэтического восприятия ему удалось создать произведение, являющееся прародителем русского классика. Роман.

Ода «Фелица» (1782) - первое стихотворение, прославившее имя Гаврилы Романовича Державина и ставшее образцом нового стиля в русской поэзии.

Ода получила свое название от имени героини «Сказания о царевиче Хлоре», автором которой была сама Екатерина II. Это имя, которое в переводе с латыни означает счастье, также названо в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характеризующей ее окружение.

История этого стихотворения очень интересна и показательна.Она была написана за год до публикации, но сам Державин не хотел ее публиковать и даже скрывал авторство. И вдруг в 1783 году по Петербургу разнеслась весть: появилась анонимная ода «Фелица», где в комической форме были вынесены пороки известных дворян, близких к Екатерине II, которой была посвящена эта ода. Смелость неизвестного автора удивила петербуржцев. Они пытались достать, прочитать, переписать. Княгиня Дашкова, близкая к императрице, решила издать оду, и именно в журнале сотрудничала сама Екатерина II.

На следующий день Дашкова застала императрицу в слезах, а в ее руках был журнал с одой Державина. Императрица спросила, кто написал стихотворение, в котором, по ее словам, она так точно изобразила ее, что заплакала. Так рассказывает историю Державин.

Действительно, нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорный и даже разговорный язык, но главное, он не рисует парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик.Поэтому бытовые сюжеты и натюрморты включены в оду:

Не имитируя своих мурз,

Вы часто ходите пешком

А еда самая простая

Бывает за вашим столом.

Классицизм запрещал совмещать в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам. Но Державин даже не просто объединяет их в описании выводимых в оду разных лиц, он делает нечто совершенно беспрецедентное для того времени. «Богоподобный» Фелица, как и другие персонажи его оды, тоже показан каждый день («Часто ходишь пешком... »). В то же время такие детали не умаляют ее образа, а делают ее более реальной, человечной, как бы списанной именно с натуры.

Но не всем это стихотворение понравилось так, как императрице. Это озадачило и встревожило многих современников Державина. Что было в нем такого необычного и даже опасного? Идеал преподобного монарха.Явно идеализируя настоящую Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Давай, Фелица, наставление:

Как жить пышно и правдиво,

Как укротить азарт страстей

И быть счастлив в мире?

Напротив, в стихах поэта есть мысль не только о мудрости власти, но и о небрежности исполнителей, озабоченных собственной выгодой:

Везде живет соблазн и лесть,

Паша всех угнетает с роскошью.

Где обитает добродетель?

Где растет роза без шипов?

Сама по себе эта идея не была новой, но за изображениями знати, нарисованными в оде, отчетливо выделялись черты реальных людей:

Обвожу мысль химерами:

Я похищаю плен у персов,

Стрелки обращаю к туркам;

То, приснившись, что я султан,

пугаю вселенную своим взором;

И вдруг, соблазненный нарядом,

Я пойду к портному за кафтаном.

В этих образах современники поэта легко узнали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко-сатирические портреты, Державин проявил большое мужество - ведь за это с автором мог расправиться любой из обиженных им дворян. Только благосклонность Екатерины спасла Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: соблюдайте закон, которому подчиняются и короли, и их подданные:

Только вы достойны

Принцесса, сотвори свет из тьмы;

Разделение Хаоса на сферы гармонично,

Объединение для укрепления их целостности;

Из несогласия - согласие

И от лютых страстей счастье

Можно только творить.

Эта любимая идея Державина звучала смело и выражалась простым и понятным языком.

Стихотворение заканчивается традиционным восхвалением Императрицы и пожеланием ей всего наилучшего:

Небесная Я прошу силы

Да, их крылатые сапфировые крылья,

Они держат тебя невидимым

От всех болезней, гнева и скуки ;

Да, звуки твоих деяний в потомстве,

Как звезды на небе, они будоражат.

Так, в «Фелице» Державин выступил смелым новатором, соединив стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатиры, привнеся элементы низких стилей в высокий жанр оды. Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как «смешанную оду». Державин утверждал, что, в отличие от традиционной оды классицизму, где превозносили государственных чиновников, военачальников, торжественное событие прославляли, в «смешанной оде» «поэт может говорить обо всем.«

Читая стихотворение« Фелица », убеждаешься, что Державину действительно удалось ввести в поэзию отдельные характеры реальных людей, смело взятые из жизни или созданные воображением, показанные на фоне ярко изображенной повседневной среды. делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными не только для людей его времени.И теперь мы с интересом можем читать стихи этого замечательного поэта, отделенного от нас огромным расстоянием в два с половиной века.

История создания

Ода «Фелица» (1782 г.) - первое стихотворение, прославившее имя Гавриила Романовича Державина. Он стал ярким образцом нового стиля в русской поэзии. В подзаголовке стихотворения указано: «» Ода мудрой киргиз-кайсакской царевне Фелице, написанная татарами ским Мурзой, давно обосновавшимися в Москве и живущими самостоятельно им в Санкт-Петербурге. с арабского ». Свое необычное название произведение получило от имени героини« Сказания о царевиче Хлоре », автором которой была сама Екатерина II.Это имя, что в переводе с латыни означает счастья, она также названа в оде Державина, прославляющей императрицу и сатирически характеризующей ее окружение.

Известно, что Державин сначала не хотел публиковать это стихотворение и даже скрывал авторство, опасаясь мести со стороны влиятельных дворян, сатирически изображенных в нем. Но в 1783 году он получил широкое распространение и при содействии княгини Дашковой, близкой к императрице, был опубликован в журнале «Собеседник любителей русского слова», в котором участвовала сама Екатерина II.Впоследствии Державин вспоминал, что это стихотворение так тронуло императрицу, что Дашкова застала ее в слезах. Екатерина II хотела знать, кто написал стихотворение, в котором она так точно ее изобразила. В благодарность автору она прислала ему золотую табакерку с пятью сотнями дукатов и выразительной надписью на посылке: «Из Оренбурга от киргизской княгини до Мурзы Державина». С этого дня Державин приобрел литературную славу, которой раньше не знал ни один русский поэт.

Основные темы и идеи

Поэма «Фелица», написанная как игривый очерк из жизни императрицы и ее окружения, одновременно поднимает очень важные проблемы.С одной стороны, ода «Фелица» создает вполне традиционный образ «богоподобной царевны», воплощающий поэтическое представление об идеале просвещенного монарха. Явно идеализируя настоящую Екатерину II, Державин в то же время верит в нарисованный им образ:

Давай, Фелица! инструкция:
Как жить пышно и правдиво,
Как укротить азарт страстей
И быть счастливым на свете?

Напротив, в стихах поэта есть мысль не только о мудрости власти, но и о небрежности исполнителей, озабоченных собственной выгодой:

Везде живет соблазн и лесть,
Паша всех угнетает роскошью.-
Где обитает добродетель?
Где растет роза без шипов?

Сама по себе эта идея не была новой, но за изображениями дворян, нарисованными в оде, явно выделялись черты реальных людей:

Я обвиваю свои мысли химерами:
похищаю плен у персов,
обращаю стрелы к туркам;
То, приснившись, что я султан,
пугаю вселенную своим взором;

Тогда внезапно, соблазненный нарядом,
я пойду к портному за кафтаном.

В этих образах современники поэта легко узнали фаворита императрицы Потемкина, ее приближенных Алексея Орлова, Панина, Нарышкина. Рисуя их ярко-сатирические портреты, Державин проявил большое мужество - ведь любой из обиженных им дворян мог за это расправиться с автором. Только благосклонность Екатерины спасла Державина.

Но даже императрице он осмеливается дать совет: соблюдать закон, которым подчиняются и короли, и их подданные:

Ты одна только порядочная
Принцесса! создавать свет из тьмы;
Гармонично разделяя Хаос на сферы,
Укреплять их целостность союзом;

По несогласию согласие
И от лютых страстей счастье
Можно только творить.

Эта излюбленная идея Державина звучала смело, выражалась простым и понятным языком.

Стихотворение заканчивается традиционным восхвалением Императрицы и пожеланием ей всего наилучшего:

Небесный сил прошу

Да, их крылья сапфировые,

Они делают вас невидимым

От всех болезней, гнева и скуки;

Да, звуки ваших деяний в потомстве,

Как звезды на небе, они возбуждают.

Художественная идентичность

Классицизм запрещал совмещать в одном произведении высокую оду и сатиру, относящуюся к низким жанрам. Но Державин даже не просто объединяет их в описании выводимых в оду разных лиц, он делает нечто совершенно беспрецедентное для того времени. Нарушая традиции жанра хвалебной оды, Державин широко вводит в нее разговорную лексику и даже разговорный язык, но главное, он не рисует парадный портрет императрицы, а изображает ее человеческий облик.Вот почему бытовые сюжеты и натюрморты включены в оду:

.

Не подражая своим мурзам,

Вы часто ходите пешком

А еда самая простая

Бывает за твоим столом.

«Богоподобный» Фелица, как и другие персонажи его оды, показан и в повседневной жизни («Не дорожи своим покоем, / Ты читаешь, пишешь по налогу ...»). В то же время такие детали не умаляют ее имиджа, а делают ее более реальной, человечной, как бы списанной с натуры.Читая стихотворение «Фелица», убеждаешься, что Державину действительно удалось ввести в поэзию отдельные характеры реальных людей, смело взятые из жизни или созданные воображением, изображенные на фоне ярко изображенной бытовой среды. Это делает его стихи яркими, запоминающимися и понятными. Так, в «Фелице» Державин выступил смелым новатором, соединив стиль хвалебной оды с индивидуализацией персонажей и сатиры, привнеся элементы низких стилей в высокий жанр оды.Впоследствии сам поэт определил жанр «Фелицы» как смешанной оды. Державин утверждал, что, в отличие от традиционной оды классицизму, где хвалили государственных чиновников, военачальников, прославляли торжественные события, в «смешанной оде» «поэт может говорить обо всем». Разрушая жанровые каноны классицизма, этим стихотворением он открывает дорогу новой поэзии - «поэзии действительности», блестяще развитой в творчестве Пушкина.

Смысл работы

Сам Державин позже отмечал, что одним из главных его достижений было то, что он «осмелился воскликнуть о достоинствах Фелицы смешным русским слогом.Как исследователь поэта В.Ф. Ходасевича, Державин гордился «не тем, что открыл достоинства Екатерины, а тем, что первым заговорил в« веселой русской манере ». Он понимал, что его ода была первым художественным воплощением. русской жизни, что она была зародышем нашего романа. И, может быть, - развивает мысль Ходасевич, - если бы «старик Державин» дожил хотя бы до первой главы «Онегина» - он бы услышал отголоски романа. его ода в нем. "

С кем сравнивают felice в оде.Фелица (Державин): разбор оды

Гражданские оды Державина обращены к людям, наделенным большой политической властью: монархам, дворянам. Их пафос не только хвалебный, но и показательный, в результате чего Белинский называет некоторые из них сатирическими. Фелица, посвященная Екатерине II, принадлежит к лучшим из этого цикла. Сам образ Фелицы, мудрой и добродетельной киргизской царевны, был взят Державиным из "Сказки о царевиче Хлоре", написанной Екатериной II. Ода была опубликована в 1783 году в журнале «Собеседник любителей русского слова» и имела оглушительный успех.Известный до этого лишь узкому кругу друзей, Державин стал самым популярным поэтом в России. «Фелица» продолжает традиции похвальных од Ломоносова и в то же время резко отличается от них новой трактовкой образа просвещенного монарха. Ода «Фелица» написана в конце 18 века. Он отражает новый этап просвещения в России. Просветители теперь видят в монархе человека, которому общество доверило заботу о благосостоянии граждан.Следовательно, право быть монархом накладывает на правителя многочисленные обязательства по отношению к народу. На первом месте среди них - законодательство, от которого, по мнению просветителей, в первую очередь зависит судьба субъектов. А Державинский Фелица предстает милостивым монархическим законодателем. Возникает вопрос, какими фактами располагал Державин, на что он опирался при создании образа своей Фелицы - Екатерины, которую лично не знал в те годы. Основным источником этого изображения был обширный документ, написанный самой Екатериной II - «Приказ комиссии по разработке нового Кодекса».Новаторство Державина проявилось в «Фелице» не только в трактовке образа просвещенного монарха, но и в смелом сочетании хвалебных и откровенных начал, од и сатиры. Предыдущая литература не знала таких произведений, поскольку правила классицизма четко разграничивали эти явления. Идеальному образу Фелицы противостоят нерадивые дворяне (в оде их называют «мурзы»). На Фелице изображены наиболее влиятельные придворные люди: князь Г.А.Потемкин, граф Орлов, граф П.И. Панин, князь А. А. Вяземский. Позже в «Объяснениях к Фелице» Державин назовет каждого дворянина по имени, но для его современников в этих комментариях не было необходимости. Портреты выполнены настолько выразительно, что подлинники угадывались без труда. Екатерина разослала отдельные экземпляры оды каждому из вышеупомянутых дворян, подчеркнув те строки, которые принадлежали адресату.

Богоподобная принцесса

Киргизско-Кайсацкие орды!

Чья мудрость несравнима

Открыл нужные следы

Цесаревич молодой Хлор

Поднимитесь на эту высокую гору

Где растет роза без шипов

Где обитает добродетель

Она пленяет мой дух и разум

Дай ей совет.

Давай, Фелица! инструкция:

Как пышно и правдиво жить

Как укротить страсть

И быть счастливым на свете?

Ваш сын направляет меня;

Но я слаб, чтобы следовать за ними.

Возмущение мирским тщеславием

Сегодня я правлю

Завтра я раб.

Мурза ваш не имитирующий,

Вы часто ходите

А еда самая легкая

Это происходит за вашим столом;

Не дорожи своим миром

Читаешь, пишешь перед залогом

И все твои ручки

Вы изливаете блаженство на смертных;

Вы не играете в такие карты, как

Как я, с утра до утра.

Не слишком люблю маскарады

Но ты не можешь даже ступить ногой в башню;

Соблюдение обычаев, обрядов,

Вы не крякаете;

Парнасскую лошадь не оседлаешь

Духам, вы не входите в собрание,

Не уходи от престола на Восток;

Но кротость, идущая дорогой,

Благодетельная душа

Полезных дней, которые вы проводите текущими.

А я, проспав до полудня,

Курю табак и пью кофе;

Превращение в праздник повседневной жизни,

Кружу в своих химерах мысль моя:

Я похищаю пленных у персов,

Рисую стрелы к туркам;

Думая, что я султан

Я пугаю вселенную взглядом;

Затем внезапно, запутавшись в одежде,

Прыгну к портному по кафтану.

Или на застолье я богат

Где мне дают отпуск

Где стол сияет серебром и золотом

Где тысячи разных блюд;

Здесь славная Вестфальская ветчина,

Есть ссылки Астраханской рыбы,

Есть плов и пироги,

Пью вафли с шампанским;

И я все забываю

Среди вин, сладостей и аромата.

Или посреди красивой рощи

В беседке, где шумит фонтан

Под звуки сладкоголосой арфы

Там, где едва дышит ветер

Где для меня все олицетворяет роскошь

На радость мысли ловит

Томит и оживляет кровь;

Лежа на бархатном диване

Девочки нежные чувства

Я вливаю в ее сердце любовь.

Или отличный поезд

В английской карете, золотая,

С собакой, шутом или другом

Или с какой красотой

Хожу под качелями;

Я заглянул в щель, чтобы попить меда;

Или, как мне скучно,

Согласно моей склонности к изменениям,

Имею шляпу на шее

Летаю на резвом раннере.

Или музыка и певцы,

Орган и волынки внезапно,

Или кулачные истребители

И танец веселит мой дух;

Или возьмем на себя все дела

Ухожу, иду на охоту

И забавные лающие собаки;

Или над Невой Брег

У меня ночью рога

Гребля-гребцы.

Иле, сижу дома, буду читать лекцию,

Игра в дурака с женой;

Я лажу с ней в голубятне,

Тогда в блайндах мы временами резвимся;

Развлекаюсь с ней в кучу,

Ищу в голове;

Тогда люблю покопаться в книгах

Просвети мой разум и сердце

Я читал Полкана и Бову;

Я сплю за библией, зевая.

Такая, Фелица, я развратная!

Но весь мир похож на меня.

Как бы ни мудрость благородна,

Но каждый мужчина - ложь.

Свет не ходим путями

Разврат ради мечты бегаем.

Между ленивым псом и брезгливым

Между тщеславием и тисками

Кто-нибудь случайно узнал

Прямая дорога добродетели.

Нашли - но не ошибетесь

Нам, слабым смертным, таким образом

Где спотыкается сам разум

И он должен следовать страстям;

Откуда мы узнали невежд

Как туман путешественников, они душат надежду?

Везде живут соблазны и лесть,

Наша роскошь угнетает всех.-

Где живет добродетель?

Где растет роза без шипов?

Ты только порядочный

Царевна! создавать свет из тьмы;

Гармоничное разделение Хаоса на сферы,

Целостность Союза для их укрепления;

Несогласие

И от страстей лютого счастья

Только творить можно.

Итак, кормушка, плывущая через шоу,

Парусный ветер воет

Умеет управлять кораблем.

Того не обидишь

Никого не оскорбляйте

Глупость сквозь пальцы видно

Одно зло не терпит;

Правило беззакония

Как волк из овец, людей не давишь

Вы сами знаете их цену.

Короли подчиняются завещанию, -

Но Богу справедливости подробнее

Живут по своим законам.

Вы разумно думаете о заслугах

Достойны чести,

Ты не пророк

Кто может плести только рифмы,

И что этот ум забавный

Калифов добрая честь и слава.

Ты до лиры дошел;

Ты добр к поэзии

Приятного, сладкого, полезного,

Как вкусный лимонад летом.

Ходят слухи о ваших действиях

Что вы совсем не горды;

Дружелюбны в делах и в шутках,

Дружба и тверда;

Что ты равнодушен к несчастьям

И так славно во славе

То, что она отреклась, и мудро быть известным.

Еще говорят, что это непросто

Как будто навсегда

Ты правду говоришь.

Неслыханный бизнес

Достойны вас! один

Что делать, если вы смелы перед людьми

Обо всем и под рукой,

А вы знаете и думаете,

А про себя не запрещай

И прошлое и вымысел говорить;

Как самые крокодилы

Вся ваша милость Зойлам

Ты всегда склонен прощать.

В поисках слез приятных рек

Из глубины души.

О! если люди счастливы

Должна быть их судьба

Где кроткий ангел, ангел мира

Спрятанный во владениях порфира,

Скипетр будет послан с небес!

Там в разговорах шепотом можно

И, не боясь, в обедах казнить

За здоровье королей не пей.

Там с именем Фелица можно

Линия лома в линию,

Или портрет случайно

Брось на землю

Там нет шутливых свадеб,

Их не жарят в ледяной бане,

Не щелкайте дворянам в усы;

Куры принцы не топорные,

Домашние животные не смейтесь над ними

И сажа не окрашивает рожь.

Знаешь, Фелица! Правильны

И мужчины, и короли;

Когда просветишь нравы

Вы не обманываете людей подобным образом;

Отдохните от своих дел

Вы пишете учения в сказках

И подтверждаете Хлору в алфавите:

"Не делай ничего плохого,

И сам злой сатир

Из вас получится гнусный лжец. ”

Позор тебе за то, что ты такой классный

Быть страшным, быть нелюбимым;

Ursa прилично дикая

Животные рвут и пьют свою кровь.

Без особых бедствий

Tom Lancets нужны деньги,

Кто мог без них обойтись?

И как славно быть этим тираном,

Великое злодеяние Тамерлан,

Кто велик добром, как бог?

Фелица слава, слава богу

Который умиротворил битву;

Какой отец и несчастный

Накрытый, одетый и накормленный;

Око сияющее

Шуты, трусы, неблагодарные

И праведник дает свет свой;

Просвещает всех смертных,

Пациенты отдыхают, выздоравливают,

Хорош только на добрые дела.

Кто дал свободу

Прыжки в чужие края

Пусть его люди

Ищите серебро и золото;

Что позволяет воду

И лес рубить не запрещает;

Он приказывает ткать, и прядать, и шить;

Развязывая разум и руки

Ставки на любовь торги, наука

И найти счастье дома;

Чей закон, правая

Они дают милость и суд.-

Трансляция, мудрая Фелица!

Чем он отличается от честных проходимцев?

Где старость не блуждает по миру?

Достойно ли хлеба?

Куда месть никого не гонит?

Где живут совесть и правда?

Где сияют добродетели?

Трон твой!

Но где в мире сияет твой престол?

Где, ветвь небесная, цветешь ты?

В Багдаде, Смирне, Кашемире?

Слушайте, где бы вы ни жили

Принимаю мою похвалу

Не думайте, что кепки или бешметя

Для них я хотел от тебя.

Почувствуйте добро удовольствия

Таково богатство душ,

Крез не собирал.

Прошу великого пророка

Да, коснусь пыли с ног твоих,

Да ваши слова сладкие тока

И наслаждайтесь зрелищем!

Прошу небесных сил

Да, их простые сафирные крылья,

Незримо храню тебя

От всех болезней, бедствий и скуки;

Да, твои дела в потомстве звучат

Как звезды в небе, они будут веселыми.

Ода «Фелица» Державина произвела сильное впечатление при дворе Екатерины II, прежде всего за счет восхищения самой императрицей, но отношение императрицы лишь уступило место произведению, и ода заняла достойное место в русской поэзии. в силу его достоинств.

На идею оды натолкнула «Сказка о царевиче Хлоре», написанная императрицей своему внуку Александру и опубликованная в 1781 году. Державин использовал имена и мотивы этой сказки, чтобы написать оду своему внуку. содержательная и поучительная по своей цели, ода, в которой он превзошел традиционные похвалы человека, наделенного властью.После написания произведения в 1782 году Державин не решился обнародовать его, но ода попала в руки директора Академии наук княгини Е.Р.Дашковой. Дашкова без его ведома опубликовала в журнале «Собеседник любителей русского слова» оду «Ода мудрой киргизской царевне Фелице», написанную неким татарским мурзой, давно обосновавшимся в Москве и живущим своим бизнесом. В Санкт-Петербурге. Перевел с арабского в 1782 году. «Далее следует дополнение, что ода до сих пор написана на русском языке и ее автор неизвестен.

Ода построена на контрасте: в ней противопоставлена ​​царица Фелица, под именем которой Державин означает саму императрицу Екатерину II, а ее развратный и ленивый подданный - Мурза. Аллегорические образы в оде были слишком прозрачными, и современники легко узнавали, кто за ними стоит и с какой целью они использовались. Державину было удобно, не впадая в примитивную лесть, воспевать достоинство императрицы, обращаясь к киргиз-кайсакской княжне, это давало ему большую свободу для выражения своих мыслей.Называя себя мурзой, поэт использует тонкую уловку: с одной стороны, Державин имеет на это право, потому что его семья происходит от татарского мурзы Багрима, а с другой - поэт имеет в виду окружавших ее екатерининских дворян. трон. Таким образом, Державинский мурза в «Фелице» - это собирательный портрет придворной знати «мурзы»: праздный, «превращающийся в праздник повседневности», проводящий свою жизнь в застольях и роскоши «среди вин, сладостей и ароматов». , в развлечениях и лени.Описывая тщетность дворян, Державин делает вывод об общей морали, которую необходимо исправить, как бы подсказывая своему правителю, что нужно изменить в государстве:

Такая, Фелица, развратная я!

Но весь мир похож на меня

Кто как ни мудрость благороден,

Но каждый мужчина - ложь.

Следующая, большая часть оды посвящена описанию добродетелей Екатерины II, но похвала Державина здесь направлена ​​на то, чтобы дать совет, указать на правильное поведение в хозяйстве и отношениях с подданными, превознося простоту, трудолюбие, справедливость, добродетель. , здравомыслие и другие качества королевы.В конце оды Державин провозглашает идеальный способ правления и жизнь государства,

.

Чей закон, правая рука

Они милуют и судят.

Вещая, мудрая Фелица!

Чем он отличается от честных проходимцев?

Где старость не блуждает по миру?

Достойно ли хлеба?

Куда месть никого не гонит?

Где живут совесть и правда?

Где сияют добродетели? -

Трон твой!

Неудивительно, что после столь мудрого и страстного обращения императрица отметила Державина, сделав ему дорогой подарок и приблизив к себе.Екатерина II была настолько впечатлена верностью державинских характеристик ее дворян, что разослала им списки од, отмечая на копиях, какое место в тексте относится к адресату. Державин, помимо поэтического признания, снискал себе репутацию честного гражданина.

Ода Державинского производит сильное впечатление на читателя и слушателя своей системой, звучностью языка, совершенством выражений и фраз, энергичным ритмом, в основу которого поэт положил четырехфутовый ямб.Державин добился поразительного единства, казалось бы, взаимоисключающих регистров поэтической речи: торжественности слога и разговорной интонации в обращениях. Кажется, что ода течет вперед благодаря каскаду анафоров и синтаксических параллелизмов, как, например, в шестой строфе, в которой тройное начало строк «где-где-где» также заменено тройным «где-где-где» там-там-там ». Наконец, повседневные описания реальной жизни настолько подробны, что, читая, вы становитесь свидетелями того времени.

Одно из главных стихотворений Г. Р. Державина - его ода «Фелица». Написано в виде обращения «какого-то мурзы» к киргизско-кайсакской царевне Фелице. Ода впервые заставил современников говорить о Державине как о значительном поэте. Впервые произведение было выпущено в 1789 году. В этом стихотворении читатель имеет возможность одновременно наблюдать и похвалу, и порицание.

главная героиня

При анализе оды «Фелица» обязательно указать, что она была посвящена императрице Екатерине II.Произведение написано четырехфутовым ямбом. Образ правителя в произведении достаточно условен и традиционен, по духу напоминает портрет в стиле классицизма. Но примечательно, что Державин хочет видеть в императрице не только правителя, но и живого человека:

«... А еда самая простая

Бывает за вашим столом ...».

Новинка работы

Державин в своем произведении изображает добродетельную Фелицу на фоне ленивых и избалованных дворян.Также при анализе оды «Фелица» стоит отметить, что само стихотворение пропитано новизной. Ведь образ главного героя несколько иной по сравнению, например, с работами Ломоносова. У Михаила Васильевича образ Елизаветы несколько обобщен. Державин в своей оде указывает на конкретные дела правителя. Он также говорит о ее покровительстве торговле, промышленности: «Он велит любить торговлю, науку».

До написания оды Державину образ императрицы обычно выстраивался в стихах по ее строгим законам.Например, Ломоносов изобразил правителя земным божеством, ступившим с далекого неба на землю, кладезем безграничной мудрости и безграничного милосердия. Но Державин осмеливается отойти от этой традиции. Он показывает многогранный и полнокровный образ правителя - государственного деятеля и незаурядной личности.

Развлекательные дворяне осуждены Державиным

Анализируя оду «Фелица», стоит отметить, что Державин сатирически осуждает лень и прочие пороки придворной знати.Он говорит и об охоте, и о карточной игре, и о поездках за модной одеждой к портным. Гаврила Романович позволяет себе нарушать чистоту жанра в своем творчестве. Ведь в одах Императрица не только восхваляется, но и осуждаются пороки ее нерадивых подчиненных.

Личное начало в оде

А также при анализе оды «Фелица» студент может отметить и то, что Державин внес в работу личностный принцип. Ведь в оде тоже есть образ мурзы, то ли откровенный, то ли лукавый.В обличье дворян современники легко могли найти тех, кто был близок Екатерины, о которых шла речь. Державин также многозначительно подчеркивает: «Такой я, Фелица, развратный! Но весь мир похож на меня. «Аутоирония в одах встречается довольно редко. И описание художественного «я» Державина очень показательно.

Кому противостоит Фелица?

В процессе анализа оды «Фелица» школьник может открыть для себя много нового. Поэма намного опередила свое время. Также описание ленивого дворянина предвосхитило образ одного из главных героев произведения Пушкина - Евгения Онегина.Например, читатель может увидеть, что после позднего пробуждения придворный лениво курит трубку и мечтает о славе. Его день состоит только из застолий и радостей радости, охоты и скачек. Вечер дворянин гуляет на лодках по Неве, а в теплом доме его, как всегда, ждут семейные радости и мирное чтение.

Екатерина, кроме ленивого мурзы, противопоставляется еще и своему покойному мужу Петру III, что также можно указать при анализе оды «Фелица».Кратко этот момент можно охарактеризовать так: в отличие от мужа, она в первую очередь думала о благе страны. Несмотря на то, что императрица была немкой, все свои указы и произведения она пишет на русском языке. Екатерина тоже демонстративно ходила в русском сарафане. Она разительно отличалась от своего супруга, который презирал все домашнее.

Характер императрицы

В своем произведении Державин не дает портретных описаний императрицы.Однако этот недостаток компенсируется тем впечатлением, которое правитель производит на свое окружение. Поэт стремится подчеркнуть самые важные ее качества. Если необходимо провести анализ оды «Фелица» вкратце, то эти особенности можно охарактеризовать так: она неприхотлива, проста, демократична, а также гостеприимна.

Образы в оде

Следует отметить, что образ цесаревича Хлора также проходит через все стихотворение. Этот персонаж взят из «Сказки о принце Хлорине», написанной самой императрицей.Ода начинается с пересказа этой сказки, есть такие образы, как Фелица, Ленивец, Мурза, Хлор, Роза без шипов. И работа завершается, как и положено, похвалой благородного и милостивого правителя. Как и в мифических произведениях, образы в оде условны, аллегорически. Но у Гаврилы Романовича они даны совершенно по-новому. Поэт рисует императрицу не просто богиней, но и той, кому не чужды человеческие жизни.

Анализ оды Фелица по плану

Учащийся может использовать такой план:

  • Автор и название оды.
  • История создания, кому и посвящено произведение.
  • Ода композиция.
  • Словарь.
  • Характеристики главного героя.
  • Мое отношение к оде.

Над кем издевался автор оды?

Те, кому нужно детально разобрать оду «Фелица», могут описать тех дворян, над которыми Державин высмеивал в своем творчестве. Например, это Григорий Потемкин, который, несмотря на свою щедрость, отличался капризностью, капризностью.Также в одах высмеиваются и фавориты правителя Алексея и Григория Орловых, гуляки и любители скачек.

Граф Орлов - победитель кулачных боев, ловелас, азартный охотник, а также убийца Петра III и любимица его жены. Так он остался в памяти современников, и так он описан в работе Державина:

«... Или все дела разберусь

Уходя, иду на охоту

И весело лая собак ...».

Можно упомянуть о Семёне Нарышкине, который был егермейстером при Екатерининском дворе и отличался непомерной любовью к музыке. А также Гаврила Романович ставит себя в этот ряд. Он не отрицал своей причастности к этому кругу; Напротив, он подчеркнул, что тоже принадлежит к кругу избранных

Nature image

Державин также восхваляет прекрасные природные ландшафты, с которыми гармонирует образ просвещенной монархии.Описанные им пейзажи во многом похожи на сцены из гобеленов, украшающих жилые комнаты петербургской знати. Державин, увлекавшийся рисованием, неспроста называл поэзию «говорящей живописью». В своей оде Державин говорит о «высокой скорби» и «встал без шипов». Эти изображения помогают сделать образ Фелицы еще более пышным.

Стремясь угодить Императрице, она взяла за основу свое собственное произведение, незадолго до этого оно было издано небольшим тиражом.Естественно, для ярко одаренного поэта эта история заиграла более яркими красками, вдобавок внесла новый стиль в историю русского стихосложения и сделав поэта знаменитостью.

Ode Analysis

«Фелица» снабжена подзаголовком, определяющим цель написания данной работы. Речь идет об обращении к мудрой княжне татарской мурзы, поселившейся в Москве, но находящейся по делам в Санкт-Петербурге. Также недоумение читателей вызывает тот факт, что ода якобы была переведена с арабского языка.Анализ оды «Фелица» нужно начинать с имени, не родного ни русским, ни арабам.

Дело в том, что именно так Екатерина II назвала свою героиню в своей сказке о цесаревиче Хлоре. Обслуживая итальянский язык (здесь можно вспомнить кого-то вроде Кутуно с криком «Феличита»), латынь переводит слово «Фелица» (Felitsa - felicitas) как счастье. При этом Державин с первой строчки стал превозносить императрицу, в дальнейшем не воздерживаясь от сатиры в описаниях ее окружения.

Художественный синтез

Анализ оды «Фелица» показывает установку на обыкновенную, принятую в те времена торжественную хвалебную оду на дату. Написана традиционной одегой строфой - с десятью стихами, и, как положено, Но до Державина никто еще не решился слить два противоположных по целевой направленности жанра - пышную хвалебную оду и язвительную

Первой была ода "Фелица". Державин как бы «отступил» в своем нововведении, судя по точно выполненным условиям жанра, по крайней мере, по сравнению с «Стихотворениями на рождение», которые даже не разделены строфой.Однако это впечатление исчезает, как только читатель преодолевает первые несколько строф. Но даже композиция оды «Фелица» - это гораздо более широкий порядок художественного синтеза.

Сказка «Фелица»

Интересно рассмотреть, по каким мотивам Державин создавал этот «фанфик», послуживший исходной основой, и стоила ли эта тема продолжения. Видимо, достойно, и очень. Екатерина II написала свою сказку для внука, пока маленького, но будущего великого Александра I.В сказке о Императрице речь идет о киевском царевиче Хлоре, которого посетил киргизский хан, чтобы проверить, действительно ли князь такой умен и ловкий, как о нем говорят.

Мальчик согласился пройти испытание и найти самый редкий цветок - розу без шипов - и отправиться в путь. В дороге, отвечая на приглашение Мурзи Ленивого (произносит имя), князь пытается устоять перед соблазнами роскоши и праздности, которыми его соблазняет Лентиаг. К счастью, у этого киргизского хана была очень хорошая дочь по имени Фелица и еще лучший внук по имени Разум.Фелица отправила сына с князем, который с помощью Разума вышел к цели своего пути.

Мост между сказкой и одой

Перед ними была крутая гора, без троп и лестниц. Видимо, сам князь был достаточно упрям, потому что, несмотря на большой труд и испытания, он все же поднялся на вершину, где украсил свою жизнь розой без шипов, то есть добродетелью. Анализ оды Фелицы показывает, что, как и в любой сказке, образы здесь условно аллегорически, но оды Державина очень сильны в начале оды, и все одические начала классических образцов, где вы непременно подниметесь на Парнас. и общайтесь с музами, растворяясь рядом с, казалось бы, простыми образами детской сказки.

Даже портрет Екатерины (Фелицы) дан в совершенно новой манере, полностью отличной от традиционной хвалебной живописи. Обычно в одах почитаемый вами персонаж появляется в слегка выразительном образе богини, идущей по торжественным перекликающимся стихам стиха с тяжелой ритмической одышкой. Здесь поэт вдохновлен, а главное - снабжен стихами. Стихи не хромают и не надуваются излишним пафосом. План оды «Фелица» таков, что Екатерина предстает перед читателем умной, но простой и активной киргиз-кайсатской принцессой.Хорошо играет гармония построения этого образа и контраст - образ мурзы, злого и ленивого, который Державин использует на протяжении всей оды. Отсюда невиданное жанровое разнообразие, которое отличает оду «Фелица».

Державин и императрица

Позиция певца здесь тоже меняется в отношении тематики песнопения, если рассматривать не только всю предыдущую русскую литературу, но даже стихи Державина. Иногда в оде еще проскакивает некая божественность царицы, но при всем этом и с общей почтительностью, проявляемой одой «Фелица», в содержании также проявляется некоторая краткость отношений, не фамильярность, а теплота почти родственной близости. .

Но в сатирических строках Державина иногда можно понять двояко. Коллективные черты образа Мурзы по очереди высмеивают всех, вельмож Екатерины, и именно здесь поэт не забывает себя. Автомобильная ирония - тем более редкий факт в поэзии тех лет. Авторское «Я» не без лирики, но ясно, что «Такая, Фелица, я развратная!», «Сегодня я правлю сам, а завтра я раб прихоти». Появление в оде такого авторского «Я» - факт большого художественного значения.Ломоносов тоже начал оды с «я», но как верный раб, а с Державиным автор конкретен и жив.

Повествование автора

Естественно, композиция оды «Фелица» не выдержала полноценной авторской индивидуальности. Державин чаще всего выступает под авторским «Я» условным образом певца, который обычно всегда присутствует в одах так же, как и в сатирах. Но есть разница: в оде поэт играет только священный восторг, а в сатире - только негодование.Державин соединил «однострунные» жанры с творчеством живого человека-поэта, с абсолютно конкретной жизнью, с множеством чувств и эмоций, с «многострунной» музыкой стиха.

Анализ оды Фелице, безусловно, знаменует собой не только восторг, но и гнев, богохульство и похвалу в одном флаконе. Попутно умудряется лукавить, иронизировать. То есть ведет себя на протяжении всей работы как вполне нормальный и живой человек. При этом следует отметить, что эта индивидуальная личность имеет несомненные черты национальности.В оду! И сейчас такой случай был бы беспрецедентным, если бы кто-нибудь в наше время писал одические стихи.

О жанрах

Ода «Фелица», содержание которой настолько богато противоречиями, будто согрето теплым солнышком легкой разговорной речью из повседневной действительности, легкой, простой, иногда юмористической, что прямо противоречит действительности. законы этого жанра. Более того, произошла жанровая революция, почти революция.

Следует уточнить, что русский классицизм не знал поэзии «просто поэзии».«Вся поэзия была строго разделена на жанры и типы, резко разграничена, и эти границы стояли незыблемо. Ода, сатира, элегия и другие виды поэтического творчества не могли смешиваться друг с другом.

Здесь полностью нарушены традиционные категории классицизма. после органического слияния од и сатиры. Это касается не только «Фелицы», Державин делал это и раньше, и позже. Например, ода на смерть - это половина элегии. С легкой руки Державина жанры становятся полифоническими.

Успех

Огромный успех пришла этой оде сразу после публикации: «Каждый, кто умеет читать по-русски, оказался в руках», - по словам современника. Поначалу Державин старался не публиковать оду широко, старался скрыть авторство (вероятно, изображенные и очень узнаваемые дворяне были мстительны), но княгиня Дашкова появилась и напечатала Фелицу в журнале «Собеседник», с которым не постеснялась сотрудничать и сама Екатерина II.

Императрица ода очень понравилась, она даже заплакала от восторга, приказала немедленно разоблачить авторство, а когда это случилось, прислала Державину золотую табакерку с подарочной надписью и пятьсот золотых в ней. Именно после этого к поэту пришла известность.

Надпись

В 1782 году малоизвестный поэт Державин написал оду, посвященную «кыргызско-кайсакской царевне Фелице». Ода называлась «Феличе». Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным.Ода воспевал простоту и человечность обращения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее царствования. Но в то же время обычным, пусть даже грубым, разговорным языком она рассказывала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», недостойных своего правителя. В Мурзе прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода поскорее попала в руки императрицы, в то же время этого боялся.Как самодержец будет смотреть на свой дерзкий трюк: издевательство над своими любимцами! Но в итоге ода оказалась на столе Екатерины, и она пришла в восторг. Дальновидная и сообразительная, она понимала, что придворных надо ставить на место, и время от времени намекала на оды - прекрасный повод для этого. Сама Екатерина II была писателем (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), поэтому сразу оценила художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, позвав поэта к себе, императрица щедро наградила его: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми слитками.

Державин прославился. Новый литературный журнал «Собеседник любителей русского слова», редактируемый подругой императрицы княгини Дашковой и издаваемый самой Екатериной, открылся одой Фелице. Поговорили о Державине, он стал знаменитостью. Была ли императрица единственным успешным и смелым посвящением оды? Конечно, нет! Читающая публика и коллеги-писатели были поражены самой формой произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряжения.Живая, образная, издевательская речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Императрицу, конечно, хвалили, но тоже не высокомерно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как простая женщина, а не поднебесная:

Мурза твоя не имитирующая,

Часто ходишь

А еда самая легкая

Бывает за твоим столом .

Темы духовных од Державина. Екатерининские оды Г.

Гаврила Романович Державин - величайший поэт XVIII века, один из последних представителей русского классицизма.Творчество Державина глубоко противоречиво. Открывая новые возможности классицизма, он одновременно разрушал его, открывая путь романтической и реалистической поэзии.

Державин прожил непростую жизнь, прежде чем достиг высоких рангов, достатка и поэтической славы. Он родился в бедной дворянской семье. Он рано потерял отца, служившего в нижних офицерских чинах. Учился в казанской гимназии, но не доучился, так как был призван в Петербург на военную службу. Он начал его как солдат Преображенского полка и только через десять лет получил офицерское звание.

Не менее трудным оказался путь к поэтической славе. Стихи Державин начал писать еще в годы солдатской службы, но широкой публике стал известен гораздо позже, после того, как в 1783 году в журнале «Собеседник любителей русского слова» была опубликована ода «Фелица». Автору ее было сорок лет. лет в то время. Невзгоды закалили дух писателя, развили в нем характер смелого, бескомпромиссного борца за правду и справедливость. Уже на склоне лет он писал о себе:

Кто привел его на Геликон

И контролировал свои шаги?

Не школы цветочного содома -

Природа, нужды и враги

Общественные взгляды поэта не были радикальными.Он считал самодержавие и крепостное право вполне нормальным явлением, но требовал от каждого человека, наделенного властью, «включая монарха, честно и бескорыстно выполнять свои гражданские обязанности».

Если принять во внимание вспыльчивый характер поэта, то легко представить, сколько невзгод ему пришлось пережить в своей карьере. В 1784 году он был назначен губернатором Олонецкой губернии и вскоре лишился этого поста из-за ссоры с губернатором Тутолминым. В 1786 году Державин стал губернатором Тамбова, боролся со взяточничеством, пытался навести порядок в судопроизводстве, защищал крестьян от произвола помещиков.В результате возникла новая ссора с губернатором, из-за которой чуть не предстал перед судом сам поэт. При Александре I Державин был назначен министром юстиции, но вскоре был вынужден покинуть свой пост, так как, по словам царя, служил слишком рьяно.

В натуре писателя высокое чувство гражданственности сочеталось с жизнелюбием. Он был гостеприимным хозяином, тонким ценителем природы, искусства, в том числе живописи и музыки. Эта сторона его характера особенно полно раскрылась в более поздних текстах, когда, устав от офисных неудач, он все чаще стремился обрести покой в ​​мирных радостях семейной жизни.

Гражданские оды

Эти произведения Державина адресованы лицам, наделенным большой политической властью: монархам, дворянам. Их пафос не только хвалебный, но и обвинительный, в результате чего некоторые из них Белинский называет сатирическими. К лучшим из этого цикла принадлежит «Фелица», посвященная Екатерине II. Сам образ Фелицы, мудрой и добродетельной киргизской царевны, взят Державиным из «Сказки о царевиче Хлоре», написанной Екатериной II. Ода была опубликована в 1783 году в журнале «Собеседник любителей русского слова» и имела оглушительный успех.Ранее известный лишь узкому кругу друзей, Державин стал самым популярным поэтом в России. «Фелица» продолжает традиции похвальных од Ломоносова и в то же время резко отличается от них новой трактовкой образа просвещенного монарха.

Ода «Фелица» написана в конце XVIII века и отражает новый этап просвещения в России. Просветители теперь видят в монархе человека, которому общество доверило заботу о благосостоянии граждан.Следовательно, право быть монархом накладывает на правителя многочисленные обязанности по отношению к народу. На первом месте среди них - законодательство, от которого, по мнению педагогов, в первую очередь зависит судьба предметов. А Державин Фелица, милостивый монарх-законодатель:

Не цени свой покой

Читаешь, пиши напротив налоговой

И все это у вас под рукой

Проливая блаженство на смертных ...

Возникает вопрос, какими фактами располагал Державин, на что он опирался, создавая образ своей Фелицы - Екатерины, которую не знал лично в те годы.Основным источником этого изображения был обширный документ, написанный самой Екатериной II - «Распоряжение Комиссии по составлению нового кодекса» (1768 г.). Основными источниками «Наставления» были книга французского просветителя К. Монтескье «О духе законов» и труд итальянского просветителя К. Беккариа «О преступлениях и наказаниях». Но заимствованный характер «Ордена» имел и свою положительную сторону. Он познакомил русского читателя с кругом идей, сформулированных лучшими представителями европейского Просвещения.

Одной из ведущих идей «Ордена» является необходимость смягчения существующих законов, начиная с формирования абсолютизма в XVI-XVIII вв. сопровождается законодательством, характеризующимся чрезмерной жестокостью. Во время допросов применялись пытки, а за мелкие правонарушения выносились смертные приговоры. Основной целью было не исправление, а запугивание подсудимых. Просветители, в том числе Монтескье и Беккариа, решительно осуждали жестокость суда. Екатерина подхватила эту идею в «Ордене».Державин прекрасно чувствовал общий дух «Ордена» и одарил свою Фелицу милосердием и снисходительностью;

Вам стыдно за то, что вас так велика?

Быть страшным, нелюбимым;

Медведица прилично дикая

Вырвет животных и пьет их кровь.

И славно быть этим тираном,

Великий в злодействе Тамерлан,

Кто в добре велик, как Бог?

Для абсолютистского государства характерно обожествление личности монарха, что привело к обвинениям граждан в «оскорблении величества» даже в тех случаях, когда не было состава преступления.«Одно из самых серьезных злоупотреблений, - писал Монтескье, - состоит в том, что иногда определение« оскорбление величия »относится к действиям, не связанным с преступлением».

В России обвинения в преступлениях против «величества» особенно расцвели при Анне Иоанновне, как указывает Державин в своих «Разъяснениях» к оде «Фелице» Державин прославляет Фелицу за то, что она оставила эти нелепые преследования:

Там в разговорах шепотом можно

И, не боясь казни, за обедами

Не пей за здоровье королей.

Там, с именем Фелица, можно

Соскоблите леску с лески

Или портрет случайно

Бросьте ее на землю

Говоря о царствовании Анны Иоанновны, Державин упоминает о грубых, унижающих человеческое достоинство забавах, которыми любила развлекаться императрица, и комментирует ее стихи следующим образом: «Никаких шутовских свадеб там нет. // Их не жарят в ледяной бане. «Клоунская свадьба ... Князь Голицын.... который был женат на таком крекере, как он: ледяной дом был специально создан ... еще и ледяная баня, в которой парили молодые люди. «

Кроме Анны Иоанновны, в оде Державина есть намек на другого монарха, также противоположного Фелице. Державин пишет:

Соблюдение обычаев, обрядов,

Не забивай себя

Необычный глагол «донкишотствовать» был произведен от имени героя Сервантеса - Дон Кихота. Этот сложный и глубокий образ в разные эпохи понимался с разной глубиной.Просветители видели в Дон Кихоте издевательство над рыцарскими безумствами, феодализмом, романтики воспевали его гуманистический пафос.

Глагол Державина «донкишотствовать» связан с образовательным содержанием и означает нарушение общепринятых обычаев и приличий. Есть все основания полагать, что в роли антагониста Екатерины Державин имел в виду ее мужа Петра III. Поведение этого правителя было настолько нелепым, что вызвало всеобщее возмущение, закончившееся дворцовым переворотом и убийством императора.Он родился в Гольштейне, ненавидел Россию, боялся ее народа, презирал ее обычаи. Он громко смеялся в церкви и подражал священникам во время богослужений. В дворцовых обрядах он заменил древнерусский лук французским приседанием. Он боготворил Фридриха II, недавнего врага России, и публично преклонил колени перед своим портретом. Екатерина прекрасно понимала ошибки мужа и с первых дней пребывания в России старалась во всем следовать «обычаям» и «ритуалам» страны, приютившей ее.Ей это удалось, и она вызвала сочувствие как при дворе, так и в охране.

На первом месте Потемкин, гурман и обжора, любитель застолий и увеселений [«Или на застолье богат, // Где мне праздник дан» (с. 99).] Избалованный власти, Потемкин не придерживался четкого распорядка, необходимого государственному деятелю, и подчинялся в своих действиях сиюминутным прихотям и капризам [«А я, проспав до полудня, // курю и пью кофе» (с. 98)].

Следом идут Орловы - Григорий и Алексей.Щедро одаренные природой здоровьем и физической силой, они любили всевозможные развлечения, требующие ловкости и смелости. Один из биографов Г.Г. Орлова писал: «... по веселости и легкомыслию характера, по любви ко всякого рода рискованным авантюрам Григорий намного превзошел своих братьев, нисколько не отставая от них в страстной любви ко всем видам приключений. спорт во всех его проявлениях, начиная от кулачных и всевозможных «стойких», певцов, шутов и танцоров и заканчивая «бегунами», охотой один на один, медведями и даже гусиными и петушиными боями.«Державин указывает в этой оде на эти грубые, недостойные дворянские забавы:« Или кулаками и танцами я развлекаю свой дух »(с. 99).

Сочетание оды и сатиры в одном произведении - одно из явлений учебной литературы. Просветители понимали жизнь общества как постоянную борьбу истины и заблуждения. Следствием этой борьбы было либо приближение к идеалу, либо дистанция от него. В оде Державина Фелица - идеал, норма, ее беспечные «мурзы» - отклонение от нормы.

Несомненным поэтическим мужеством Державина явилось появление в оде «Фелица» образа самого поэта, изображенного в бытовой обстановке: «Сидя дома, прокажу, // С женой дурачиться ...» (с. 100). Обращает на себя внимание «восточный» колорит оды, подсказанный не только сказкой Екатерины, но и познавательной «восточной» историей, такой как «Персидские буквы» Монтескье. Ода «Фелица» написана от имени татарского мурзы. Упоминаются восточные города - Багдад, Смирна, Кашмир.Конец оды выдержан в приветливом восточном стиле: «Я прошу великого пророка: // Я коснусь твоих ног до праха» (стр. 104).

От оды "Фелица", прославившей имя Державина, есть прямая дорога к сатирической, по меткому выражению В.Г. Белинского, оде "Гранд" (1774-1794). Здесь снова представлены оба принципа, заимствованные из оды «Фелица» - хвалебный и сатирический. Но если в «Федице» восторжествовал положительный принцип, а издевательство над дворянами отличалось шутливым характером, то в оде «Гранд» соотношение добра и зла совершенно иное.Хвалебная часть занимает очень скромное место. Он представлен только в самом конце оды, при упоминании одного из опальных дворян - П.А. Румянцева, на имя которого намекает последний стих - «Румянец вечерней зари». Державин перенес центр тяжести в сатирическую часть оды, и зло, проистекающее из равнодушия дворян к своему долгу, преподносится с таким негодованием, на которое были вознесены немногие произведения XVIII века. Писателя возмущает положение людей, подданных, страдающих преступным равнодушием придворных: военачальник, часами ждущий на фронте выхода дворянина, вдова с младенцем на руках, раненый солдат.Этот мотив будет повторяться в 19 веке. в «Сказке о капитане Копейкине» Гоголя и в «Размышлениях у парадного входа» Некрасова.

Сатира Державина полна гнева. Будучи введенным в оду, он превратился в одичавшую форму искусства. Сатира облачилась здесь в тетраметр ямба, которым раньше писали оды. Она заимствует из оды и такую ​​особенность, как повторы, которые усиливают ее гневный пафос: «А там герой раненый, // Как лунь поседевший в бою... // А там в подъезде стоит вдова ... »(с. 214).

Ода Державина «Дворянин» получила признание не только в XVIII, но и в XIX веке. «Державин, бич дворян, при звуке громкой лиры // Были разоблачены их гордые кумиры», - писал Пушкин в своем Послании к цензору. Поэт-декабрист К.Ф. Рылеев высоко оценил творчество Державина. В Думе «Державин» он внес целые строфы из оды «Гранд», заставляя ее служить новым, освободительным целям.

Гражданские оды Державина связаны также со знаменитой поэмой «Государям и судьям» (1787), которую Ф. М. Достоевский любил декламировать на литературных чтениях. В 1795 году Державин подарил императрице собрание рукописей с этим произведением. Однако вместо благодарности последовала немощь. Екатерина перестала замечать Державина, придворные избегали встречи с ним. Наконец, один из друзей Державина Я. И. Булгаков спросил поэта: «Что ты, брат, пишешь для якобинских стихов?» «Царь Давид, - сказал Державин, - не был якобинцем, поэтому его песни не могут никому быть противны».«Библейское упоминание - не пустой звук. Поэма« Владыкам и судьям »действительно является переложением 81-го псалма царя Давида. Но по-своему был прав и Я. И. Булгаков». ... Французская революция, - пишет Державин, - в Париже этот самый псалом был перефразирован якобинцами и разлился по улицам, чтобы усилить народное негодование против Людовика XVI ». Но сам поэт узнал об этом намного позже.

Безразличие и жадность власть имущих вызывают гнев поэта, и в последних трех строфах он требует наказания виновных.Во избежание недоразумений сразу отметим, что речь не идет о революционном возмездии, как казалось Екатерине II, напуганной якобинским террором. Поэт лишь напоминает царям, что они так же смертны, как и их подданные, и поэтому рано или поздно столкнутся с божественным судом. Но загробный суд кажется поэту слишком далеким, и в последнем катрене он умоляет Бога наказать виновных, не дожидаясь их смерти. В Библии этот мотив сурового наказания царей отсутствует «Заключительные стихи библейского псалма призывают Бога вместо несправедливого человеческого суда установить свой собственный суд, и только:»... Восстань, Боже, суди землю, ибо ты наследуешь все народы. «Последняя строфа Державина содержит в себе призыв к беспощадному наказанию земных властителей:

Воскресите Бога! Бог прав!

И прислушайтесь к их молитве:

Давай, судья, накажи нечестивых

И будьте одним царем земли! (Стр.92).

Гражданская поэзия, облеченная в библейскую форму, переместится из 18 в 19 век. После стихотворения «Владыкам и судьям» появятся «Пророк» Пушкина и Лермонтова, произведение Грибоедова «Давид», а также транскрипции псалмов поэтов-декабристов.

Поэма Державина впервые получила название «Памятник». Он разделен на строфы и состоит из пяти четверостиший, написанных шестифутовым ямбом с перекрестной рифмой. Работа приобрела русский национальный колорит. Апулия - родина Горация и протекающая по ней река Ауфид были заменены названием: Русские реки и моря: «Слух про меня проедет от Белых вод до Черных, // Где Волга, Дон, Нева, Урал льется из Рифеи »(с. 233). В четвертой строфе автор утверждает свое право на бессмертие.Державин вспоминает, что он первым «осмелился» отказаться от торжественной, помпезной манеры похвальных од и написал «Фелицу» «смешным», то есть игривым «русским слогом». Помимо поэтического мужества Державин обладает еще и гражданским мужеством: поэт не побоялся «с улыбкой сказать царю правду». «Памятник» Пушкина и по форме, и по содержанию связан не столько с Горацианом, сколько с державинским вариантом этого стихотворения.

Жанр эпической поэмы в литературе XVIII века (Кантемир, Ломоносов, Херасков)

О характере сюжета эпической поэмы в русской литературе XVIII века.были разные мнения. Тредиаковский был уверен, что содержанием стихотворения может быть только мифологический сюжет. Ломоносов, напротив, считал необходимым обратиться к исторически достоверным фактам в эпосе Нового времени. Главный герой стихотворения должен быть великим, но настоящим, а не вымышленным героем. Ваше понимание эпической поэмы Ломоносов четко сформулировано в посвящении на имя И.И. Шувалова (читаем и говорим своими словами !!) о Поэме «Петр Великий»:

Я не собираюсь петь вымышленных богов,

Но дела правдивые, великое дело Петрова.

Ломоносов почти в каждой оде вспоминал о деятельности Петра I. Но эта грандиозная тема не могла раскрыться в них с должной полнотой. Она требовала другого, более емкого жанра. Так возникла идея создания поэмы «Петр Великий». К сожалению, Ломоносову удалось закончить только две песни. Первый вышел в 1760 году, второй - в 1761 году. Время действия восходит к 1702 году и связано с началом Северной войны. Первая песня рассказывает о походе Петра на Белое море, чтобы прогнать шведов от Архангельска, который подвергся нападению шведских войск с целью отвлечения русских войск от крепости Нотебург.Большое место в первой песне отведено рассказу Петра I о стрелковых бунтах, об анархии, в которую по воле княгини Софьи ввергнута вся Москва. Смерть ближайших родственников Петра изображена с большим драматизмом. Вся эта предыстория помещена в начало стихотворения и служит контрастным фоном эпохе просвещенного абсолютизма Петра I. Содержание второй песни - штурм и взятие крепости Нотербург, ранее называвшейся Ореховцем.Подробно, с поистине эпическими подробностями описаны перипетии сражения, вплоть до капитуляции шведского гарнизона. Среди русских командиров были удалены Шереметев, Голицын, Карпов. Большое место в стихотворении отведено подвигу рядовых воинов. Батальные сцены перемежаются лирическими отступлениями автора, адресованными сначала шведам, затем русской армии. В конце второй песни помещено размышление поэта о жертвах и страданиях, которые несет с собой война.Дальнейшие события поэмы, скорее всего, должны были привести к Полтавской битве как результат Северной войны. Не исключено, что и в будущем Ломоносов хотел изобразить мирные подвиги Петра, поскольку название стихотворения не ограничивало его намерение только военной темой. Хотя две песни «Петра Великого» - это только начало замысла Ломоносова, они представляют собой образец русской «классической» эпической поэмы, на которую многие поэты будут неоднократно ссылаться не только в XVIII веке, но и в начале. 19 века.Сама тема Петра Великого оказалась не менее важной, как бы завещанная Ломоносовым последующим писателям. Херасков: Истинную славу Хераскова создали его стихи. Его первое стихотворение «Плоды науки» было опубликовано в сентябре 1761 года, то есть в период правления Елизаветы Петровны, и посвящено наследнику престола Павлу Петровичу. Херасков объясняет молодому великому князю преимущества науки и рекомендует ему в будущем также способствовать просвещению, как это делал Петр I.В этом стихотворении раскрывается, пожалуй, самая заметная черта личности Хераскова. Он хочет учить и наставлять людей и будет действовать в этой роли до конца своих долгих дней. Но она также дает понять, что сам Херасков любит учиться, перенимать, совершенствоваться. Итак, в данном случае он успешно использовал опыт Ломоносова, взяв за образец его «Письмо об употреблении стекла» (1752 г.), блестящее поэтическое произведение, наполненное научной мыслью. Поэт развивает утопический идеал просвещенного абсолютизма в Россиаде.Он показывает читателю молодого царя Ивана IV как вождя русской знати, но только первого среди равных. Король прислушивается к советам своего окружения и действует в согласии с лучшими из них. Единство царя и аристократии кажется Хераскову необходимым условием процветания государства, и, не видя этого в современности, поэт хочет искать его в историческом прошлом России. Он идеализирует фигуру князя Курбского - независимого дворянина, но верного слугу престола в своем образе - и делает его выдающимся героем своего стихотворения.Таким должен быть настоящий аристократ - не льстец, не раб, храбрый воин и мудрый член королевского совета. Атмосфера патриотического подъема сопровождает все сцены русского лагеря, а дворяне возглавляют движение победоносных сил. Русский лагерь изображен Херасковым единым и стройным, во главе его стоит государь, окруженный советами своей добродетельной и храброй знати. В стихотворении нет упоминания о социальных противоречиях в России XVI века, о положении крестьянства - Херасков их просто не видел, а если бы и видел, то не говорил бы о них в героическом эпосе, чтобы не заслонить свой патриотический пафос.Третья эпическая поэма Хераскова «Владимир». Тема «Владимира» была достаточно поучительной, речь в стихотворении была о времени принятия христианства на Руси, о выборе веры киевским князем, о его борьбе с собственными недостатками во имя духовного очищения - а значит, «полезность» в поэтическом повествовании уже присутствовала в достаточной степени. Ярко выраженная склонность Хераскова к монументальным эпосам проявляется и в других его произведениях. Так, например, «Потерянный рай» Мильтона и «Мессиада» Клопштока подталкивает его к созданию стихотворения «Вселенная» (1790).В трех песнях «Вселенной» поэт в стихах переворачивает религиозные легенды о сотворении мира и человека, о борьбе сатаны с Богом, явно заимствуя краски у западноевропейских создателей религиозных эпосов. Но это стихотворение не лишено злободневной коннотации. Восстание черных ангелов под предводительством сатаны и их отпадение от Бога Херасков сравнивает с событиями французской буржуазной революции 1789 года под свежим впечатлением от новостей, о которых было написано стихотворение. Кантемир (Я очень мало нашел о его стихотворении!): В общем, Кантемир наиболее известен нам своими сатирами .. НО! Одновременно с сатирами Кантемир обратился и к высоким жанрам, но их тематика не соответствовала обвинительному таланту писателя, о котором он сам с раскаянием говорит в одном из своих сатиров:

И я знаю, что когда получат похвалу

Написать, когда, музо, я пытаюсь сломить твой нрав,

Независимо от того, сколько гвоздей я грызу и натираю потный лоб,

С трудом могу посплетничать о двух стихах, да и то незрелых (стр.112).

К этим экспериментам относится неоконченная поэма «Петрида». Сохранилась только первая «книга» («песня») этого произведения. Содержание стихотворения должно было стать описанием последнего года жизни Петра I и прославлением важнейших эпизодов его прежней деятельности. Эта хвалебная тема начинается уже в первой песне, в которой упоминаются военные успехи Петра, строительство Петербурга, создание мощного флота. В стихотворении говорится также об Анне Иоанновне (стихотворение началось в год ее восшествия на престол - 1730 г.), которую Кантемир объявляет наследницей дел Петра I.

26. Трансформация жанра оды в творчестве Державина. Оригинальность оды "Фелица"

Формально Державин в «Фелице» строго соблюдает канон торжественной оды Ломоносова: тетраметр ямба, десятичастная строфа с рифмой abaBVVgDDg. Но эта строгая форма торжественной оды в данном случае является необходимой контрастной областью, на фоне которой все отчетливее выделяется абсолютная новизна содержания и стилистических замыслов. Державин обратился к Екатерине II не прямо, а косвенно - через ее литературную личность, используя для оды сюжет сказки, которую Екатерина написала для своего маленького внука Александра.Главные герои аллегорической «Сказки о принце Хлоре» - дочь хана Фелица (от лат. Felix - счастливый) и молодой принц Хлор заняты поисками розы без шипов (аллегория добродетели), которую они приобретают спустя много лет. препятствия и преодоление соблазнов на вершине высокой горы, символизирующей духовное самосовершенствование. Косвенное обращение к императрице через ее литературный текст дало возможность Державину избежать высокого тона обращения к высшей персоне.Подхватив сюжет екатерининской сказки и немного усугубив присущий этому сюжету восточный колорит, Державин написал свою оду от имени, обыграв легенду о происхождении вида от татарского мурзы Багрим. В самом тексте оды четко прослеживаются два плана: план автора и план героя, взаимосвязанные сюжетным мотивом поиска «розы без шипов» - добродетелью. «Слабый», «развратный», «раб капризов» Мурза, от имени которого написана ода, обращается к добродетельной «богоподобной царевне» с просьбой помочь найти «розу без шипов» - и это, естественно, устанавливает две интонации в тексте оды: извинение перед Фелицей и донос против Мурзы.Таким образом, торжественная ода Державину сочетает в себе этические установки более старых жанров - сатиры и оды, которые когда-то были абсолютно контрастными и изолированными, но у Фелицы соединились в единую картину мира. Само по себе это сочетание буквально вырывается из канонов устоявшегося ораторского жанра оды и классицистских представлений о жанровой иерархии поэзии и чистоте жанра. Но операции, которые совершает Державин с эстетическими установками сатиры и оды, еще более дерзки и радикальны.Было бы естественно ожидать, что апологетический образ добродетели и осуждаемый образ порока, объединенные в едином одо-сатирическом жанре, будут последовательно поддерживаться в их традиционно характерной типологии художественных образов: абстрактно-концептуальное воплощение добродетели будет иметь противостоять повседневному образу порока. Однако в «Фелице» Державина этого не происходит, и оба образа с эстетической точки зрения представляют собой один и тот же синтез идеологизирующих и бытово-описательных мотивов.Но если бытовой образ порока в принципе мог быть подвергнут некоторой идеологизации в его обобщенном, концептуальном варианте, то повседневный образ добродетели в русской литературе до Державина в принципе не допускался. В оде «Фелица» современники, привыкшие к абстрактно-концептуальным построениям одических образов идеального монарха, были шокированы бытовой конкретностью и достоверностью облика Екатерины II в ее повседневной деятельности и привычках. Индивидуализированному и специфическому личному образу добродетели в оде «Фелица» противопоставляется обобщенный собирательный образ порока, но противопоставляется он только этически: как эстетическая сущность образ порока абсолютно тождественен образу добродетели, поскольку это тот же синтез одической и сатирической типологии образов, развернутых в одном и том же сюжетном мотиве повседневной жизни.

Единственное, что эстетически отличает образы Фелицы-добродетели и Мурза-тиски - это их соотнесение с конкретными личностями современников Державина. В этом смысле Фелица-Екатерина - по замыслу автора - точный портрет, а мурза - маска автора оды, лирический сюжет текста - собирательный, но конкретный до такой степени, что: до сих пор ее конкретность подводит исследователей творчества Державина к соблазну увидеть в чертах лица. Эта маска напоминает лицо самого поэта, хотя сам Державин оставил недвусмысленные и точные указания на то, что прототипами этого собирательного образа послужили Потемкин, Орлов, Нарышкин. дворянина-придворного с их характерными свойствами и бытовыми привычками - «капризный нрав», «охота перед скачками на лошадях», «упражнения в экипировке».И здесь невозможно не заметить двух вещей: во-первых, то, что метод самовыявления характеристик порока в его прямой речи генетически восходит непосредственно к жанровой модели сатиры Кантемира, и во-вторых, что, создавая его коллектив. Образ мурзы как лирического сюжета оды «Фелица» и заставляя его говорить «на весь мир, на все дворянское общество», Державин, по сути, использовал одический прием Ломоносова построения авторского образа. В торжественной оде Ломоносова личное местоимение автора «Я» было не чем иным, как формой выражения общего мнения, а образ автора был функциональным лишь постольку, поскольку он был способен олицетворять голос нации в целом, то есть он носил коллективный характер.Таким образом, в «Фелице» Державина ода и сатира, пересекая свои этические жанрообразующие установки и эстетические особенности типологии художественного образа, сливаются в один жанр, который, строго говоря, уже нельзя назвать ни сатирой, ни одой. Формы выражения личностного авторского начала через категорию лирического героя и поэта как образного единства, объединяющего всю совокупность отдельных поэтических текстов в единое эстетическое целое, являются фактором, определяющим принципиальное новаторство Державина-родственника поэта. к предшествовавшей ему национальной поэтической традиции.

К этой группе произведений Державина относятся оды «На смерть князя Мещерского», «Водопад», «Бог». Особенность философских од заключается в том, что человек рассматривается в них не в общественной, гражданской деятельности, а в глубокой связи с вечными законами природы. Одним из самых сильных среди них, по мнению поэта, является закон разрушения - смерти. Так родилась ода «На смерть князя Мещерского». Непосредственной причиной его написания стала смерть друга Державина князя А.И. Мещерского, поразившего поэта своей неожиданностью. На биографической основе растет философская проблематика оды, вобравшая в себя просветительские идеи XVIII века. Тема смерти раскрывается Державиным в порядке постепенной эскалации явлений, подчиняющихся закону разрушения: сам поэт смертен, все люди смертны. Перед лицом смерти происходит как бы переоценка социальных ценностей. Рождается идея естественного равенства людей, независимо от их ранга и положения, поскольку все они подчиняются одному и тому же закону разрушения.Богатство и титулы ничтожны и ничтожны. Но, признавая всемогущество смерти, Державин не приходит к пессимистическому выводу о бессмысленности человеческого существования. Напротив, быстротечность жизни придает ей особое значение, заставляет ценить уникальные радости быть выше. Тема оды Державина «Мещерская» была продолжена в оде «Водопад». Написано в связи с очередной внезапной смертью одного из самых влиятельных фаворитов Екатерины II, «светлейшего» князя Г.А. Потемкина.Смерть настигла Потемкина в пути после того, как он заключил мир с Турцией. Он умер в глухой степи, на голой земле, как умирают бедные скитальцы. Обстоятельства этой необычной смерти произвели на Державина сильное впечатление и еще раз напомнили ему о превратностях человеческой судьбы.

Водопад в оде Державина становится символом недолговечной славы и шаткого величия временных рабочих. В конце оды Державин противопоставляет преходящие триумфы дворян и генералов «правдой», то есть подлинными заслугами перед обществом, независимо от того, признаются они или не признаются верховной властью.Носителем такой добродетели является знаменитый полководец П.А. Румянцев, несправедливо отстраненный от командования русской армией во время войны с Турцией. В этой оде была развенчана воображаемая слава завоевателей, королей и генералов, купивших свое величие кровью. Ода Державина «Счастью» была написана в 1789 году. Созданная еще при Екатерине II, она была посвящена ищущим удачи не на поле битвы, а при дворе. Практика фаворитизма приобрела в это время откровенно циничный характер.В этой связи слово «счастье» приобрело у Державина свой смысловой оттенок. Это связано с официальным, судебным успехом. Как и карточный выигрыш, это зависит от удачи, удачи и, в то же время, от ловкости ищущего. Внезапно улыбнувшись своему избраннику, она может так же неожиданно отвернуться от него. В духе поэтики 18 века. Державин создает мифологизированный образ счастья - нового божества, которому поклоняются его современники. Очень популярен в 18 и даже 19 веках.наслаждался одой "Бог". Он переведен на ряд европейских языков, а также на китайский и японский языки. Он говорит о начале, противоположном смерти. Для Державина Бог - «источник жизни», первопричина всего на земле и в космосе, включая самого человека. На представление Державина о божестве повлияла философская мысль XVIII века. Не отвергая церковной концепции трех сущностей божества, Державин одновременно осмысливает ее в категориях, почерпнутых из арсенала науки: пространство, движение, время.Бог Державина - это не бестелесный дух, существующий отдельно от природы, а творческое начало, воплощенное, растворенное в созданном им материальном мире. Пытливая мысль Просвещения ничего не принимала как должное. А Державин, как сын своего возраста, стремится доказать существование Бога.

О существовании Бога, по мнению Державина, свидетельствуют прежде всего порядок, гармония и закономерности окружающего мира. Другое доказательство чисто субъективное: стремление человека к высшему, могущественному, справедливому и доброжелательному творческому началу.Вместе с тем Державин заимствовал у Просвещения представление о высоком достоинстве человека, о его неограниченном творческом потенциале.

Ода «Видение мурзы» в издании 1791 года посвящена Екатерине, но о «добродетелях Фелицы» поэт не воспел. Спустя восемь лет Державин счел нужным дать разъяснения по поводу написания «Фелицы». Державин очень ценил Фелицу. Ода была ему дорога еще и потому, что, отклоняясь от нравившейся царям похвальной и лестной оды, он выражал свое личное отношение к монарху, оценивал ее достоинства.

Екатерина, как мы видели, своей холодностью во время официального представления подчеркнула, что даровала бы ему благодать хвалить себя, но не оценивать ее действия. Для объяснения Державин решил использовать форму разговора между Мурзой и явившимся ему видением - Фелицей.

В «Видении Мурзы» 1791 года Державин отказался от идеи быть «советником» Екатерины, как он писал об этом в прозе 1783 года, теперь он защищает свои принципы написания «Фелицы», свою искренность. как решающий критерий создаваемой им новой поэзии - их независимость.Державин бросил гордые стихи в «лихой свет», в толпу знатных недоброжелателей, в саму Императрицу:

Но пусть муза докажет им здесь,

Что я не льстец;

Это сердце моего товара

Не продаю за деньги

А чего нет от чужих анбаров

Я накрываю твои наряды.

«Видение Мурзы» объясняет, почему Державин больше не писал стихов о Фелице. Он написал их однажды - не ради денег, без лести.Теперь в поэтическом «сарае» Державина не было «нарядов» для Екатерины, вера в ее добродетель перестала быть «товаром» его сердца.

Державин не был политическим борцом. Но вся его деятельность как поэта была вдохновлена ​​высоким идеалом государственной службы Родине. Стремясь занять место советника у Екатерины, он хотел добиться максимальных результатов. Когда это не получалось, приходилось довольствоваться малым. В 1787 г. он опубликовал расширенную версию транскрипции 81-го псалма - «Государю и судьям».В других песнях он излагал определенные «истины» как осторожный совет или критику действий правительства.

Наиболее резко звучали «правды» о придворной знати, о дворянах, окружавших Екатерину, в оде «Гранд». В патриотических одах прославляли настоящих героев и «великих людей», отдавших все свои силы служению Отечеству. Все эти гражданские стихи играли значительную роль в общественной и литературной жизни не только во время своего появления, но и позже, в первой четверти XIX века.Державин ими гордился по праву.

Поэтический манифест Державина - ода «Бог». (Задумана в 1780 г., завершена в феврале - марте 1784 г., тогда же была опубликована в журнале «Собеседник любителей русского слова»). Державин был человеком религиозным, поэтому идеалистические взгляды на устройство мира, вера в бога-творца нашли свое выражение в оде. Но в этой же оде была подтверждена смелая мысль - человек равен Богу в своем величии.

Эта идея родилась в эпоху Возрождения, она вдохновляла великих гуманистов. Державин естественно в исторических условиях, когда русская литература решала фундаментальные проблемы Возрождения, подхватывает шекспировское представление о человеке - свободном и активном - как высшей мировой ценности. Шекспир сделал Гамлета выразителем истины Возрождения: «Какое величественное творение - человек! .. В понимании он похож на божество! Красота Вселенной! Венец всего живого.«

В годы широкого распространения в Европе сентиментализма с его культом частного лица, осознающего свое величие в сильном чувстве (девизом этого направления стала крылатая фраза Руссо - человек велик в своих чувствах) и буржуазного реализма, что сделало его героем эгоистом, отстаивавшим свое достоинство в ожесточенной борьбе за благополучие - ода Державина носила и программный, и полемический характер.

Опираясь на русскую традицию, поэт выдвигает и утверждает в Новое время и на иной национальной основе великий идеал возрождения человека, попираемый буржуазным веком.Преобладающая религиозная мораль строго и жестоко бросила человека к ногам «высшего существа», убедив его в том, что он «ничто», «слуга Бога», заставила его говорить с Богом только на коленях. И не говорить, а молиться и смиренно просить милостей. Державин обращался к Богу, говорил нагло: «Ты - а я ничто!»

Я соединение миров, которые существуют повсюду,

Я чрезвычайно существенен;

Я - центр жизни

Главная черта божества.

Эти гордые слова принадлежат смело мыслящему и рассудительному человеку, независимому человеку, с трепетом осознающему свое величие, силу человеческого разума.

Гражданская позиция Державина, его философия человека определили место действия в мире героев, которых он изображал. Державин защищал не свои личные корыстные интересы, а права человека, он возвысил голос не за благополучие своего дома, а за жизнь, достойную человека на земле. В одах поэт опишет и раскроет необъятный мир России или мир нравственной жизни русского деятеля, поэта и гражданина.

Пророческий дух Библии свободно проникает в поэтические творения Державина. Слова библейского псалмопевца наполнились новым содержанием, выразив русское видение и русские чувства живой личности поэта. Поэт стал пророком и судьей, выйдя в большой мир на борьбу за истину («За господ и судей», «Гранд» и др.).

Гражданская поэзия занимает важное место в творческом наследии Державина. Их условно можно разделить на две группы - патриотические и сатирические.Державин был патриотом; по словам Белинского, «патриотизм был его доминирующим чувством». Поэт жил в эпоху великих военных побед России.

Когда ему было 17 лет, русские войска разбили армии крупнейшего европейского полководца Фридриха II и заняли Берлин. В конце века русские войска во главе с Суворовым прославились беспрецедентным походом в Италию, в ходе которого наполеоновские легионы потерпели решительное поражение. В конце своей жизни Державин стал свидетелем славной победы народа над наполеоновской Францией во время Отечественной войны.

Победы, упрочившие европейский авторитет и славу России, одержаны героическим народом и его талантливыми полководцами. Поэтому Державин в своих торжественных, патетических одах писал грандиозные образы сражений, прославлял русских воинов («Русские храбрые воины на свете были первыми борцами»), создавал величественные образы генералов. Эти оды запечатлели русский язык XVIII века, героизм народа. Высоко оценивая героическое прошлое своей родины, в 1807 году в стихотворении «Атаману и Донскому войску» он предостерегающе написал Наполеону:

Был враг Чипчак - а где Чипчаки?

Был враг лях - а где те поляки?

Был этот, был тот - их нет; а Россия? ..

Знай всех, встряхни в усы.

Державин похвалил человека, когда он этого заслужил. Поэтому героями его стихов были либо Суворов («О взятии Измаила», «О победах в Италии», «На переходе альпийских гор», «Снигирь»), либо герой-воин, либо Румянцев (« Водопад »), или простая крестьянская девушка (« Русские девушки »).

Он восхвалял человеческие деяния, а не дворянство, не «породу». Державин поэтизировал нравственность активной жизни, подвига и отваги.В то же время он осуждал зло и с особой жестокостью тех, кто уклонялся от высоких обязанностей человека и гражданина.

Ода «Гранд» написана в 1794 году. Годом ранее Державин был снят с должности секретаря Екатерины II. Эта служба открыла перед ним произвол дворян, их преступления и безнаказанность, покровительство императрицы своим фаворитам и фаворитам. Попытки Державина добиться от Екатерины справедливых решений по представленным им делам не увенчались успехом.

Именно тогда он решил обратиться к поэзии. Зло и преступление должны быть публично осуждены, виновные - знать, должны быть разоблачены и осуждены. Обобщенный сатирический портрет дворянина был построен им на реальном материале: в осуждаемых поэтом действиях дворяне узнавали черты всесильных фаворитов и сановников в империи - Потемкина, Зубова, Безбородко. Разоблачая их, Державин не снимал вины с императрицы, прощавшей своим фаворитам все преступные деяния.

Поэзия была той высокой трибуной, с которой поэт Державин обращался к русским с пламенной речью. Он писал, что хорошо знал, что видел, что его возмущает, писал портреты «с оригинала» - поэтому поэтическая речь поэта полна энергии, страсти, выражает глубоко личные, многострадальные убеждения.

Поэма завершилась выражением веры в народ («Бдительный народ русский, отечески охраняющий нравственность») и созданием образов истинных дворян - славных сынов отечества, патриотов, героев мира и войны.Среди вождей эпохи Петра Великого Державин называет Якова Долгорукова, который бесстрашно говорил правду грозному царю, не желавшему «змей склоняться перед престолом»; из современников - честный муж и величайший полководец Румянцев. Поэт противопоставляет его Потемкину и Зубову.

Естественно, при Екатерине ода «Благородному» не могла быть опубликована. Впервые он был опубликован в 1798 году, уже при новом императоре.

Пушкин в своем Послании к цензору, горячо и гневно осуждая царскую цензуру, гордо назвал писателей, бесстрашно говоривших правду, - Радищева («враг рабства»), Фонвизина («отличный сатирик»), Державина - автора книги. «Гранд»:

Державинский бич дворян, при звуке грозной лиры

Их гордые кумиры были разоблачены.

Декабрист Рылеев высоко оценил талант Державина как сатирика, назвал его поэтические произведения «пламенными стихами».

В 1790-е гг. Державин, который так смело, так ревностно и упорно шел по пути идентичности, пережил кризис. Эстетический код классицизма, который он мужественно преодолевал, по-прежнему влиял на него. Сила традиции была безмерной.

Часто Державин не мог отказаться от канонов оды, от условных и риторических образов, чтобы вырваться из плена устойчивой жанровой и стилистической системы.А потом новое, оригинальное, его, Державина соединилось в поэзии с традиционным. Отсюда «непоследовательность» Державина, по-разному проявлявшаяся в начале и в конце творчества.

Но никогда не было так сильно, как в одах конца 80-х - первой половины 90-х. Державин пишет «Образ Фелицы», «Водопад», «О взятии Измаила», «О кончине великой княгини Ольги Павловны» и подобные стихотворения, и «непоследовательность» становится их главной поэтической чертой.Имея в виду, прежде всего, такие произведения, Пушкин заявил: «Кумир Державина золотой, свинцовый ...». Белинский сказал о «Водопаде»: «Лучшие стихи смешаны с самыми прозаичными, самые пленительные образы - с самыми грубыми и некрасивыми».

Кризис, который переживал Державин, усугублялся социальными обстоятельствами. Главная из них - остро осознаваемая потребность определить свое место - место поэта в обществе. Новое, которое Державин внес в поэзию, было не только эстетическим новаторством.Выдвинув тему личности, ее свободы, Державин естественно подошел к вопросу о свободе поэта от царской власти. Он вспомнил, что первый громкий успех ему принесла ода «Фелица», прославившая Екатерину.

Итак, вопрос о месте поэта в обществе оказался связанным с вопросом о предмете поэзии. Самобытная, своеобразная, гражданская принципиальность в творчестве Державина отталкивала его от двора, а обстоятельства чиновничьей жизни Державина все больше связывали его с властью, с Екатериной: с 1791 по 1793 год он был секретарем императрицы.В ряде стихов запечатлено его стремление к независимости.

Замечательным памятником борьбы поэта за свободу является письмо 1793 г. «Храповицкому» - другу Державина (он же был секретарем Екатерины). Отказываясь писать по заказу и отвечая, в частности, на предложения (почти официальные) Храповицкого написать оду в честь императрицы, Державин выражает важную мысль: поэт, зависимый от власти, ласкаемый двором, получает " монисты, гривны, ожерелья, бесценные кольца, камешки », обязательно напишут« посредственные рифмы ».«Истинный поэт, - говорит Державин, -« наложен обязанностью »« судьбами и высшим престолом ». И поэтому его долг - не воспевать царей, а говорить правду:

Ты себя со временем осудишь

Меня за дымчатый ладан;

За правду ты меня чествуешь,

Она добра ко всем возрастам.

Последним звеном в этой борьбе за независимость поэта, закрепленным в стихах, является «Памятник» (1795 г.) - переработка известного стихотворения Горация.В нем выражено глубокое понимание социальной роли поэта, его долга перед Отечеством, который он может выполнить, только будучи свободным. Державин верил, что его мужественные обличения дворян и царских фаворитов, его провозглашение правды царям будут оценены потомками. Вот почему он поверил, что «с улыбкой говорил правду царям».

Эта формула - «с улыбкой» - объясняется как мировоззрением Державина (он не был радикальным мыслителем и верил в возможность прихода «просвещенного монарха»), так и обстоятельствами его жизни.Сам он объяснил свою позицию следующим образом: «Как поэт по вдохновению, я должен был говорить правду; Будучи политиком или придворным на своей службе при дворе, я был вынужден скрывать правду с помощью аллегорий и намеков. «

Поэт победил придворного - Державин говорил правду и правду царям, в том числе Екатерине II. И эту позицию оценили последующие поколения, в частности Пушкин и Чернышевский. Последний писал о стихах Державина и его «Памятнике»: «Что он ценил в своих стихах? Служение общему благу.

Пушкин думал так же. В этом отношении интересно сравнить, как они видоизменяют сущность оды Горация «Памятник», обнажая их право на бессмертие. Гораций говорит: «Я считаю себя достойным славы, потому что хорошо писал стихи»; Державин заменяет это другим: «Считаю себя достойным славы за то, что говорю правду и народу, и царям»; Пушкин - «за то, что благотворно влиял на общество и защищал страждущих». Белинский писал о «Памятнике Державина», что «это одно из самых ярких проявлений его героической силы.«

Оставив пост секретаря Екатерины II, Державин переходит к Анакреонту. Этот интерес к Анакреону совпал с началом повсеместного пересмотра в Европе поэзии древнегреческого лирика. Самым успешным оказался анакреонтический Эварист Парни, ученик Вольтера, обновленный с точки зрения философии образования.

В этих условиях друг Державина Николай Львов опубликовал в 1794 году свой перевод сборника од Анакреона.К книге он приложил статью, в которой освободил образ известного поэта от искажений, которым он подвергался как на Западе, так и в России. Его слава, как утверждал Львов, заключалась не в том, что он писал только «песни о любви и пьяных», как, например, думал Сумароков. Анакреон - философ, учитель жизни, в его стихах разбросана «приятная философия, состояние удовольствия для каждого человека».

Он не только участвовал в забавах двора тирана Поликрата, но и «осмеливался давать ему совет в государственных делах».«Так Львов поднял образ Анакреонта до уровня воспитательного идеала писателя - советника монарха.

Выход львовского сборника «Поэмы Анакреона Тыйского» с предисловием и подробными примечаниями - важная веха в развитии русской поэзии, в становлении русской анакреонтики. Он способствовал расцвету могучего дара Державина, который в 1795 году начал писать анакреонтические стихи, которые он называл «песнями». Он долгое время не публиковал свои «песни», а в 1804 году издал их отдельной книгой, назвав «Анакреонтические песни».

История русской литературы: в 4-х томах / Под ред. Н.И. Пруцков и др. - Л., 1980-1983 гг.

Поэзия Г. Державин - одно из самых значительных явлений в русской литературе XVIII века. Поэтический диапазон Державина необычайно широк. В его творчестве создается образ достойного гражданина и просвещенного правителя, сатирически осуждаются высокопоставленные чиновники, утверждаются идеалы патриотизма и служения Отечеству, прославляется героизм русских солдат.Он во всем поэт со своим лицом, со своей программой, со своей правдой. Он смело идет к разрушению уже привычных для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему.

Но, конечно, поэта волновали не только общественно-политические проблемы, не только сильные мира сего, важнейшие государственные вопросы его стихов, и не только это отразилось в его новаторстве. Ведь сама жизнь во всем ее разнообразии и богатстве включена в художественный мир Державина.Особенно в своих более поздних работах он все больше думает о глубоких основах бытия.

Чтобы полностью понять Державина, нужно обратиться к его философским размышлениям о мире и человеке. Для этого попробуем внимательно прочитать стихотворение под названием «Слово», которое, согласно Запискам Державина, было первым мальчиком, произнесенным Гаврилой, когда ему был всего год, - это «Бог».

Философская ода «Бог», созданная в 1780–1784 годах, определяет основы мировоззрения поэта, его представление о мироздании и человеке как его неотъемлемой части.

К моменту написания оригинального поэтического манифеста Державину был уже 41 год. Жизнь, которую он прожил, и многолетний творческий опыт послужили ему опорой в создании этого важнейшего его произведения.

Даже если собрать все, что говорится в мировой поэзии о Боге, эта ода будет заметной, если не самой лучшей. Конечно, при создании своей оды Державин опирался на богатый опыт мировой литературы, особенно на библейские псалмы Давида.Но в его творчестве отразились и традиции русской литературы, осмысление философских проблем - это были духовные оды Ломоносова «Вечер» и «Утренние размышления о Божьем величии». В своем «Утреннем размышлении ...» Ломоносов пишет:

Освободившийся от темной ночи

Поля, холмы, моря и леса,

И открылись они нашим глазам,

Наполнились твоими чудесами.

Там вся плоть взывает:

«Велик Господь наш!»

В оде Державина мы слышим и восхваление величия Божьего творения:

Измерь глубину океана

Сосчитай пески, лучи планет

Хотя ум мог бы быть высоким -

У тебя нет числа и мера!

Духи не могут быть просвещены,

Рожденные твоим светом

Исследуй свои судьбы:

Только мысль вознестись к тебе осмеливается

Исчезает в твоем величии

Как в вечности прошедшее мгновение.

Вместе с тем именно по сравнению с духовными одами Ломоносова ода Державина выглядит особенно оригинально и по мысли, и по форме. Ведь мысль, чувство, воображение поэта устремлены не только в мир божий, но и глубоко в душу:

Но ты светишь во мне

Величием твоей доброты;

Ты изображаешь себя во мне

Как солнце в маленькой капле воды.

В одах Ломоносова «Вечер» и «Утреннее размышление о Божьем величии» человек творец и исследователь, первооткрыватель титанов:

Но где же, природа, ваш закон?

Рассвет восходит из полуночных стран!

Разве солнце не ставит там престол свой?

Разве не ледяные человечки заслоняют собой морской огонь?

Это холодное пламя накрыло нас!

Вот, день вошел в ночь на земле!

В оде Державина - человек постигает загадку своей природы и таким образом открывает для себя весь внешний мир Бога и самого Творца:

Часть целого Я - вселенная,

Доставлено, кажется я, в почтенном

На природе Я тот самый

Где вы кончили, телесные существа,

Где вы начали, духи небесные

И цепь существ связала всех со мной.

Я - соединение миров, существующих повсюду,

Я - крайняя степень субстанции;

Я - средоточие живых

Божество - это голова божества,

Я разлагаюсь своим телом в прахе,

Я командую громами своим разумом,

Я король - я раб - Я червяк - я Бог!

В оде Державина человек оказывается противоречивым по природе: он не только «умом управляет громом», но и «телом тает в прахе»; он не только «король» и «бог», но также «червь» и «раб».«

Ломоносов хочет выйти за пределы неизведанного:

Творец для меня покрыт тьмой

Протяни лучи мудрости,

И что бы ни было перед Тобой,

Всегда учи творить.

Державин готов принять Бог и Человек в их естественной данности, где сочетаются материальное и духовное, временное и вечное, высокое и низкое, индивидуальное и универсальное:

Я твое творение, Творец!

Я есть создание твоей мудрости,

Источник жизни, дающий благословение,

Душа моей души и царь!

Твоя правда была нужна

Чтоб бездна перешла к смерти

Мое существо бессмертно ;

Чтоб дух мой облекся в смертность

И чтоб смертью вернусь,

Отец! - в бессмертие Твое.

Державин не разгадывает тайну такой комбинации - он открывает ее на опыте и в воображении, осознает в мысли и ощущает сердцем. Вот почему он не просто изливает религиозное наслаждение в стихах, не просто философствует, но «говорит о Боге в простоте своего сердца».

И получается, что если собрать в душе все, что мы уже знаем о Боге и о себе, этого достаточно, чтобы ответить на самые важные вопросы жизни. Материальное, временное, незначительное - лишь форма проявления великого, вечного и духовного.Таков Бог - таков человек, который отражает Бога в себе, «как солнце в маленькой капле воды». Именно поэтому самооценка человека и его требования к себе должны быть такими высокими. Этому нас учат великие русские поэты-философы, среди которых по праву занимают свое место Ломоносов и Державин.

Ода Державина «Фелица», краткое содержание которой приводится в данной статье, - одно из самых известных произведений русского поэта XVIII века. Он написал ее в 1782 году.После публикации стало известно имя Державина. Кроме того, ода стала ярким образцом нового стиля в русской поэзии.

Ода Державина «Фелица», краткое содержание которой вы читаете, получила свое название от героини «Сказки о цесаревиче Хлоре». Автор этого произведения - Императрица Екатерина II.

В своем произведении Державин называет этим именем саму правительницу России. Кстати, переводится как «счастье». Суть оды сводится к прославлению Екатерины (ее привычки, скромность) и карикатурному, даже насмешливому изображению ее помпезного окружения.

В образах, которые Державин описывает в оде «Фелица» (краткого содержания в «Кратко» нет, но оно есть в этой статье), легко узнать лиц, близких к императрице. Например, Потемкин, считавшийся ее любимицей. А также графы Панин, Орлов, Нарышкин. Поэт мастерски изображает их насмешливые портреты, демонстрируя при этом определенную смелость. Ведь если кто-то из них сильно обиделся, он легко справился с Державиным.

Спасло его только то, что Екатерина II очень полюбила эту оду и императрица стала благосклонно относиться к Державину.

Более того, даже в самой оде «Фелица», краткое содержание которой дано в этой статье, Державин решил дать совет императрице. В частности, поэт советует соблюдать единый для всех закон. Ода заканчивается восхвалением императрицы.

Уникальность произведения

Ознакомившись с аннотацией оды «Фелица», можно сделать вывод, что автор нарушает все традиции, в которых обычно писались подобные произведения.

Поэт активно вводит разговорную лексику, не чурается нелитературных выражений. Но главное отличие в том, что он создает императрицу в человеческом обличье, отказываясь от ее официального образа. Примечательно, что многих смутил и встревожил текст, но сама Екатерина II осталась от него в восторге.

Императрица image

В оде Державина «Фелица», краткое содержание которой содержит смысловую квинтэссенцию произведения, Императрица впервые предстает перед нами в обычном богоподобном образе.Для писателя она пример просвещенного монарха. При этом он украшает ее внешность, свято веря изображенному образу.

При этом в стихах поэта проскальзывают мысли не только о мудрости власти, но и о нечестности и низком образовании ее исполнителей. Многие из них заинтересованы только в собственной выгоде. Следует признать, что эти идеи возникали и раньше, но никогда прежде реальные исторические личности не были так узнаваемы.

В оде Державина «Фелице» (краткое содержание «Брифлей» пока предложить не могу) поэт предстает перед нами как отважный и отважный первооткрыватель. Он создает удивительный симбиоз, дополняя хвалебную оду личностными чертами и остроумной сатирой.

История создания

Имя поэта составило ода Державина «Фелица», краткое содержание которой удобно для общего ознакомления с произведением. Изначально автор не задумывался о печати этого стихотворения.Он не афишировал это и скрывал авторство. Он всерьез опасался мести со стороны влиятельной знати, которую в тексте изобразил в плохом свете.

Только в 1783 году работа получила широкое распространение благодаря княгине Дашковой. Ближайший соратник императрицы опубликовал его в журнале «Собеседник любителей русского слова». Кстати, свои тексты ей передала сама владыка России. По воспоминаниям Державина, Екатерина II была так тронута, когда впервые прочитала оду, что даже заплакала.Именно в таких тронутых чувствах ее открыла сама Дашкова.

Императрица, конечно, хотела знать, кто был автором этого стихотворения. Ей показалось, что все в тексте изображено максимально точно. В благодарность за оду Державина «Фелица», краткое содержание и анализ которой даны в этой статье, она прислала поэту золотую табакерку. В нем было 500 дукатов.

После такого щедрого царского дара к Державину пришли литературная слава и успех.Такой популярности до него не знал ни один поэт.

Тематическое разнообразие произведений Державина

Характеризуя оду Державина «Фелица», следует отметить, что сам спектакль представляет собой юмористический очерк из жизни русского правителя, а также особенно близких ей дворян. В то же время текст поднимает важные вопросы государственного уровня. Это коррупция, ответственность чиновников, их забота о государственности.

Художественные особенности оды «Фелица»

Державин работал в жанре классицизма.Это направление категорически запрещало совмещать несколько жанров, например, высокую оду и сатиру. Но поэт решился на столь смелый эксперимент. Более того, он не только объединил их в своем тексте, но и сделал нечто беспрецедентное для литературы того очень консервативного времени.

Державин просто разрушает традиции хвалебной оды, активно используя в своем тексте сокращенную разговорную лексику. Он даже пользуется откровенными просторечиями, что в литературе тех лет в принципе не приветствовалось.Самое главное, что она изображает императрицу Екатерину II как обычного человека, отказываясь от своего классического обрядового описания, которое активно использовалось в подобных произведениях.

Поэтому в оде можно найти описание бытовых сцен и даже литературный натюрморт.

Нововведение Державина

Обыденный, повседневный образ Фелиции, за которым легко угадывается императрица, - одно из главных нововведений Державина. При этом ему удается создать текст так, чтобы не уменьшать его изображение.Напротив, поэт делает его реальным и человечным. Иногда кажется, что поэт пишет это с натуры.

Читая стихотворение «Фелица», можно убедиться, что автору удалось привнести в поэзию индивидуальные особенности реальных исторических персонажей, взятых из жизни или созданных его воображением. Все это было показано на фоне повседневной жизни, которая была изображена наиболее красочно. Все это сделало оду понятной и запоминающейся.

В итоге Державин в оде «Фелица» умело сочетает стиль хвалебной оды с индивидуализацией реальных героев, а также вносит элемент сатиры.В конце концов, в оде, принадлежащем к высокому стилю, есть много элементов низкого стиля.

Сам Державин определил ее жанр как смешанную оду. Он утверждал, что она отличается от классической оды тем, что в смешанном жанре у автора есть уникальная возможность рассказать обо всем на свете. Так поэт разрушает каноны классицизма, стихотворению открывается путь новой поэзии. Эта литература развивается в творчестве автора следующего поколения - Александра Пушкина.

Смысл оды «Фелица»

Сам Державин признал, что решился на такой эксперимент - большая заслуга.Известный исследователь своего творчества Ходасевич отмечает, что Державин больше всего гордился тем, что он был первым русским поэтом, который говорил «забавным русским слогом», как он сам это называл.

Но поэт осознавал, что его ода будет, по сути, первым художественным воплощением русской жизни, станет зародышем реалистического романа. Ходасевич также считал, что если бы Державин дожил до публикации «Евгения Онегина», он, несомненно, нашел бы в ней отголоски своего творчества.

Тема произведения - фелица. Литературный анализ оды «Фелица». Гавриил Романович Державин, ода "Фелице". Идеализация образа Екатерины

Надпись

В 1782 году еще малоизвестный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсакской царевне Фелице». Ода называлась «Феличе». Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода воспевала простоту и человечность обращения императрицы Екатерины II с людьми и мудрость ее правления.Но в то же время обычным и даже грубым разговорным языком она рассказывала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», отнюдь не достойных своего правителя. В мурзах прозрачно угадывались екатерининские фавориты, и Державин, желая, чтобы ода поскорее попала в руки императрицы, в то же время этого боялся. Как самодержец будет смотреть на свой дерзкий трюк: издевательство над своими любимцами! Но в итоге ода оказалась на столе Екатерины, и она пришла в восторг.Дальновидная и умная, она понимала, что придворных нужно время от времени ставить на их место, и намек на оду - отличный повод для этого. Екатерина II сама была писательницей (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), поэтому сразу оценила художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, вызвав к себе поэта, императрица щедро наградила его: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми дукатами.

Державин прославился.Новый литературный журнал «Собеседник любителей русского слова», который редактировала подруга императрицы княжна Дашкова, а издала в нем сама Екатерина, открылась одой «Фелице». Заговорили о Державине, он стал знаменитостью. Было ли это всего лишь удачное и смелое посвящение оды императрице? Конечно, нет! Читающая публика и коллеги-писатели были поражены самой формой произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряжения.Живая, образная, издевательская речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Императрица была, конечно, похвальна, но тоже не помпезна. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии про простую женщину, а не поднебесную:

Не подражая своим мурзам,

Часто ходишь пешком

А еда самая простая

Бывает в ваш стол.

В 1782 году еще малоизвестный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсакской царевне Фелице».Ода называлась та "Фелице" ... Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода воспевала простоту и человечность обращения императрицы Екатерины II с людьми и мудрость ее правления. Но в то же время обычным и даже грубым разговорным языком она рассказывала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», отнюдь не достойных своего правителя. В мурзах прозрачно угадывались екатерининские фавориты, и Державин, желая, чтобы ода поскорее попала в руки императрицы, в то же время этого боялся.Как самодержец будет смотреть на свой дерзкий трюк: издевательство над своими любимцами! Но в итоге ода оказалась на столе Екатерины, и она пришла в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных нужно время от времени ставить на их место, и намек на оду - отличный повод для этого. Екатерина II сама была писательницей (Фелица - один из ее литературных псевдонимов), поэтому сразу оценила художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, вызвав к себе поэта, императрица щедро наградила его: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми дукатами.

Державин прославился. Новый литературный журнал «Собеседник любителей русского слова», который редактировала подруга императрицы княжна Дашкова, а издала в нем сама Екатерина, открылась одой «Фелице». Заговорили о Державине, он стал знаменитостью. Было ли это всего лишь удачное и смелое посвящение оды императрице? Конечно, нет! Читающая публика и коллеги-писатели были поражены самой формой произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряжения.Живая, образная, издевательская речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Императрица была, конечно, похвальна, но тоже не помпезна. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии про простую женщину, а не поднебесную:

Не подражая своим мурзам, Ты часто гуляешь, И еда самая простая. Это происходит за твоим столом.

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин решается на смелые сравнения:

В карты, как я, с утра до утра не играешь.

И, кроме того, шутит, вводя в оду детали и сцены непристойные по светским меркам того времени. Вот, например, так проводит день придворный-мурза, праздный любовник и атеист:

Или, сидя дома, прокажу прокажу, С женой дурачится; Теперь я лажу с ней на голубятне, Иногда мы резвимся в баффе для слепых, Иногда я развлекаюсь с ней, Затем я ищу это в своей голове; Потом люблю рыться в книгах, просветляю разум и сердце: читаю Полкан и Бову, сплю над Библией, зеваю.

Работа наполнена забавными и часто саркастическими намеками. Для любителя хорошо поесть и выпить Потемкин («Я пью вафли с шампанским / И все на свете забываю»). У Орлова великолепные экскурсии («великолепный поезд на английском, золотой вагон»). О Нарышкине, который готов ради охоты все бросить («Все дела беру на себя / Ухожу, хожу на охоту / А лаем собак развлекаюсь») и др. В жанре торжественной похвальной оды. никогда так не писалось.Поэт Э. Костров выразил общее мнение и в то же время легкое недовольство успешным противником. В его поэтическом «Письме создателю оды, сочиненной во славу княгини Киргизкаисатской Фелицы» есть строчки:

Честно говоря, видно, что парящие оды уже вышли из моды; Вы умели с легкостью подняться среди нас.

Императрица приблизила Державина к себе. Помня о «боевых» свойствах своей натуры и неподкупной честности, он отправлял его на различные доработки, которые обычно заканчивались шумным негодованием проверяемых.Поэт был назначен губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губерний. Но долго не продержался: слишком рьяно и властно расправился с местными чиновниками. В Тамбове дело дошло до того, что губернатор области Гудович подал в 1789 г. жалобу императрице на «произвол» губернатора, который никого и ничего не учитывал. Дело было передано в Сенатский суд. Державина уволили и приказали жить в Москве, как сейчас сказали бы, под подпиской о невыезде до конца процесса.

И хотя поэт был оправдан, он остался без должности и без благосклонности императрицы. И снова можно было рассчитывать только на себя: на предприимчивость, талант и удачу. И не унывайте. В автобиографических Записках, составленных в конце своей жизни, в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признает: «Не было другого пути, кроме как прибегнуть к своему таланту; в результате он написал оду «Образ Фелицы» и 22 сентября, то есть в день коронации императрицы, передал ее двору. Императрица, прочитав ее, приказала любимого (имеется в виду Зубова, любимца Екатерины - Л.Д.), чтобы на следующий день пригласить автора к себе на обед и всегда вовлекать его в свою беседу.«

Прочтите также другие темы в главе VI.

История русской литературы XVIII века Лебедева О.Б.

Одо-сатирический образ мира в торжественной оде «Фелица»

Формально Державин в «Фелице» строго соблюдает канон торжественной оды Ломоносова: тетраметр ямба, десятистрочная строфа с рифмой абаБВВгДДг. Но эта строгая форма торжественной оды в данном случае является необходимой сферой контраста, на фоне которой более отчетливо выделяется абсолютная новизна содержательного и стилистического замыслов.Державин обратился к Екатерине II не прямо, а косвенно - через ее литературную личность, используя для оды сюжет сказки, которую Екатерина написала для своего маленького внука Александра. Главные герои аллегорической «Сказки о князе Хлоре» - дочь киргизского Кайсак хана Фелица (от латинского felix - счастливый) и молодой князь Хлор заняты поисками розы без шипов (аллегория добродетели), которую они обрести, преодолев множество препятствий и искушений, на вершине высокой горы, символизирующей духовное самосовершенствование.

Косвенное обращение к Императрице через ее художественный текст дало возможность Державину избежать протокодического, возвышенного тона обращения к высшей персоне. Взяв сюжет сказки Екатерины и немного усугубив присущий этому сюжету восточный колорит, Державин написал свою оду от имени «какого-то татарского мурзы», обыграв легенду о происхождении вида от татарского мурзы Багрим. В первом издании ода «Фелица» была озаглавлена ​​так: «Ода мудрой киргиз-кайсакской княгине Фелице, написанная некоей татарской мурзой, давно обосновавшейся в Москве и живущей по делам в Петербурге.Петербург. Перевод с арабского. "

Уже в названии оды личности автора не меньше внимания уделяется личности адресата. А в самом тексте оды четко прослеживаются два плана: план автора и замысел героя, взаимосвязанный сюжетным мотивом поиска «розы без шипов» - добродетель, которую Державин черпал из «Сказания о царевиче Хлоре». «Слабый», «развратный», «раб капризов». Мурза, от имени которого написана ода, обращается к добродетельной «богоподобной царевне» с просьбой помочь найти «розу без шипов» - и это, естественно, задает в тексте оды две интонации: извинение перед Фелицей и доносы. Мурзе.Таким образом, торжественная ода Державина сочетает в себе этические установки более старых жанров - сатиры и оды, которые когда-то были абсолютно контрастными и изолированными, но в «Фелице» объединены в единую картину мира. Само по себе это сочетание буквально вырывается из канонов устоявшегося ораторского жанра оды и классицистских представлений о жанровой иерархии поэзии и чистоте жанра. Но операции, которые совершает Державин с эстетическими установками сатиры и оды, еще более дерзки и радикальны.

Было бы естественно ожидать, что апологетический образ добродетели и осужденный образ порока, объединенные в один одо-сатирический жанр, будут последовательно поддерживаться в их традиционно характерной типологии художественных образов: абстрактно-концептуальное воплощение добродетели будет приходится сопротивляться повседневному образу порока. Однако в «Фелице» Державина этого не происходит, и оба образа с эстетической точки зрения представляют собой один и тот же синтез идеологизирующих и бытовых описательных мотивов.Но если бытовой образ порока в принципе мог подлежать какой-то идеологизации в его обобщенном, концептуальном варианте, то повседневный образ добродетели и даже венчания русская литература Державину в принципе не допускала. В оде «Фелица» современников, привыкших к абстрактно-концептуальным построениям одических образов идеального монарха, поразила бытовая конкретность и достоверность облика Екатерины II в ее повседневной деятельности и привычках, перечисляя которые Державин успешно использовал мотив распорядка дня, восходящий к сатире И. Кантемира «Филарет и« Евгений »:

Без подражания вашим мурзам,

Вы часто ходите пешком

А еда самая простая

происходит за вашим столом;

Не цени свой покой

Читаешь, пишешь до налогообложения

И всем с вашего пера

Носить блаженство смертным:

Ты в такие карты не играешь

Как я, с утра до утра (41).

И так же, как обыденно-описательная картина не вполне выдержана в одной типологии художественной образности («блаженство смертных», вклинивающееся в ряд специфических бытовых деталей, хотя и Державин здесь точен, ссылаясь на знаменитый законодательный акт. Екатерины: «Приказ Комиссии по составлению проекта нового кодекса») идеологизированный образ добродетели также оказывается разбавленным конкретно-материальной метафорой:

Ты единственный порядочный.

Принцесса! создавать свет из тьмы;

Гармоничное разделение Хаоса на сферы,

Союз для укрепления своей целостности;

Несогласие - согласие

И от лютых страстей счастье

Только творить можно.

Так рулевой, плывущий по причалу,

Ловить рев ветра под парусом

Умеет управлять кораблем (43).

В этой строфе нет ни одной словесной темы, генетически не восходящей к поэтике торжественной оды Ломоносова: свет и тьма, хаос и гармоничные сферы, единение и целостность, страсти и счастье, понты и плавание - все это знакомо читателю 18 века. набор абстрактных понятий, формирующих идеологический образ мудрого правительства в торжественной оде.Но «рулевой, плывущий по зрелищу», умело управляющий кораблем, при всем аллегорическом значении этого образа-символа государственной мудрости несравнимо пластичнее и конкретнее, чем «Пловец умелый ветер» или » Между водоемами летит фураж »Ломоносов 1747

Обобщенный собирательный образ порока противопоставлен индивидуализированному и конкретному личному образу добродетели в оде« Фелица », но противопоставлен только этически: как эстетическая сущность, образ порока. абсолютно идентичен образу добродетели, поскольку представляет собой тот же синтез одической и сатирической типологии образов, развернутых в одном и том же сюжетном мотиве распорядка дня:

А я, проспав до полудня,

Курю табак и пью кофе;

Превращаем будни в праздник,

Я обвиваю свою мысль в химерах:

Я похищаю плен у персов,

Обращаю стрелы к туркам;

То, приснившись, что я султан,

Я пугаю вселенную своими глазами;

Затем внезапно меня соблазнил наряд,

Пойду к портному за кафтаном (41).

Такова, Фелица, я развратная!

Но весь мир похож на меня.

Благородный мудростью,

Но каждый человек - ложь.

Мы не ходим по свету путями,

Разврат после мечты бегаем

Между лентяем и ворчанием

Между тщеславием и тисками

Кто-нибудь нашел случайно

Путь добродетели прямой (43).

Единственное эстетическое различие между образами Фелицы-добродетели и Мурза-тиски - их соотнесение с конкретными личностями современников Державина.В этом смысле Фелица-Екатерина - по замыслу автора - точный портрет, а мурза - маска автора оды, лирический сюжет текста - собирательный, но конкретный до такой степени, что до тех пор, пока теперь ее конкретность вводит исследователей творчества Державина в соблазн увидеть в чертах лица. Эта маска напоминает лицо самого поэта, хотя сам Державин оставил недвусмысленные и точные указания на то, что Потемкин, А. Орлов, П.И. Панин, С.К. Нарышкин со своими характерными прообразами для этого собирательного образа дворянина-придворного служил ему чертами и бытовыми предпочтениями - «капризный нрав», «охота на скачки», «упражнения в нарядах», увлечение «всей русской молодежью». (кулачный бой, гончая охота, роговая музыка). Создавая образ мурзы, Державин имел в виду «общероссийские обычаи и забавы в целом» (308).

Кажется, что в трактовке лирического сюжета оды «Фелица» - образа злобной «мурзы» - ближе всего к истине И.З. Серман, увидевший в своей речи от первого лица «тот же смысл и» То же значение «как» речь от первых лиц в сатирической публицистике той эпохи - в «Трутне» или «Живописце» Новикова.И Державин, и Новиков используют распространенное в литературе Просвещения предположение, заставляя своих разоблаченных и высмеиваемых ими персонажей говорить о себе со всей возможной откровенностью.

И здесь невозможно не заметить двух вещей: во-первых, то, что метод самовыявления характеристик порока в его прямой речи генетически восходит непосредственно к жанровой модели сатиры Кантемира, а во-вторых, что, создавая Собирая образ мурзы как лирического сюжета оды «Фелица» и заставляя говорить «за весь мир, за все дворянское общество», Державин, по сути, использовал одический прием Ломоносова в построении авторского образа.В торжественной оде Ломоносова личное местоимение автора «Я» было не чем иным, как формой выражения общего мнения, а образ автора был функциональным лишь постольку, поскольку он был способен олицетворять голос нации в целом, т. Е. он носил коллективный характер.

Таким образом, в «Фелице» Державина ода и сатира, пересекая свои этические жанрообразующие установки и эстетические черты типологии художественного образа, сливаются в один жанр, который, строго говоря, уже нельзя назвать ни сатирой, ни одой.А то, что «Фелицу» Державина продолжают традиционно называть «одой», следует отнести к одическим ассоциациям этой темы. В целом лирическое стихотворение окончательно рассталось с ораторским характером высокой торжественной оды и лишь частично использует некоторые приемы сатирического моделирования мира.

Возможно, именно это формирование синтетического поэтического жанра, относящегося к области чистого лиризма, следует признать главным результатом творчества Державина 1779-1783 годов.И в совокупности его поэтических текстов этого периода процесс реструктуризации русской лирической поэзии в русле тех же закономерностей, которые мы уже наблюдали в публицистической прозе, художественной литературе, поэтическом эпосе и комедии 1760-1780-х гг. очевидно выявлено. За исключением драмы - разновидности словесного творчества, принципиально несанкционированного во внешних формах, - во всех этих отраслях русской изящной литературы результатом пересечения высоких и низких мировых образов явилась активизация форм выражения авторского, личный принцип.И поэзия Державина в этом смысле не была исключением. Именно формы выражения личностного авторского начала через категорию лирического героя и поэта как образного единства, объединяющего всю совокупность отдельных поэтических текстов в единое эстетическое целое, являются фактором, определяющим принципиальное новаторство Державина. поэт по отношению к предшествовавшей ему национальной поэтической традиции.

Из книги Гоголь в русской критике автора Добролюбов Николай Александрович

Поденщик, сатирический журнал Василия Тузова, 1769 г...... Но библиография полностью удовлетворяет нашим самым взыскательным требованиям (не говоря уже о «Библиографических заметках», в которых она иногда сбивается с пути). Российским библиографам удалось собрать

человек.

Из книги История русской литературы XVIII века автора Лебедева О.Б.

Поэтика торжественной оды как ораторский жанр. Концепция одического канона По своему характеру и способу нахождения в культурном контексте нашего времени торжественная ода Ломоносову есть. ораторский жанр в той же степени, что и литературный.Торжественные оды

Из книги Немецкая литература: Учебное пособие автора Глазкова Татьяна Юрьевна.

Типология художественного образа и особенности концептуального образа мира торжественной оды Любопытно, что одический персонаж Ломоносова, каким бы абстрактным и аллегорическим он ни был, как художественный образ создавался теми же методами, что и в конкретной повседневной жизни.

Из книги Тридцать три урода. Автор коллекции Иванов Вячеслав Иванович

Одические и сатирические образы мира в публицистике «Дрон» и «Художник» Обе центральные проблемы «Дрона» и «Художника» - сатирическое обличение властей и крестьянский вопрос, впервые поставленный Новиковым в своих журналах как неограниченный. и неконтролируемая проблема

Из книги автора

Социально-сатирический роман «Интеллектуальный роман» близок многим социальным и историческим романам.Один из создателей реалистического романа XX века. Генрих Манн (1871-1950), старший брат Т. Манна. В отличие от своего знаменитого младшего кузена,

Из авторской книги

Вопросы (семинар «Сатирический, исторический и« интеллектуальный »роман первой половины ХХ века».) 1. Парадокс образа главного героя в романе Дж. Манна «Учитель». подлости ".2. Образ Касталии и ценности ее мира в романе «Игра в бисер» Дж.Гессе. 3. Эволюция главного героя в

.

- крупнейшее явление в русской литературе 18 века. Он известен в основном своими одами, помимо которых оставил еще и прекрасные тексты. Как бы наблюдая за внешними формами классицизма, Державин в своих одах произвел целую поэтическую революцию: он нарушает общепринятые требования классицизма, которые мешают его поэтическому творчеству. Так, например, он вводит сатирический элемент в похвальные оды, переходит от высокого торжественного слога к простейшему, иногда игривому тону; использует простые слова, бытовые выражения, не соблюдая «высокого штиля», которого строго придерживались Ломоносов и Сумароков.

Все это мы видим уже в оде «Фелица», прославившей Державина (полный текст и анализ см. На нашем сайте).

Державин. Фелица. Ах да

Название «Фелица», в котором Державин олицетворяет императрицу Екатерину II, взято из ее сказки « О царевиче Хлоре ».

«Богоподобная царевна
Киргизско-Кайсатские орды,
Чья мудрость несравнима
Нашла верные тропы
Молодой Царевич Хлор
Взойди на ту высокую гору
Где растет роза без шипов
Где обитает добродетель:
Дай, найди ее, совет.«

Так начинает свою оду Державин. Восхваляя Екатерину-Фелицу, он рассказывает о ее вкусах и образе жизни, сравнивая ее с окружающими ее дворянами, которых называет «мурзами». Он также называет себя «мурза», намекая на свое татарское происхождение; - но часто в этой мурзе, от имени которой пишется ода, изображен один из знаменитых дворян - Потемкин, Орлов, Нарышкин, Вяземский; Державин беспощадно высмеивал их.

Портрет Гавриила Романовича Державина. Художник В. Боровиковский, 1811

В отличие от своих дворян, Екатерина любит простоту:

“Не подражая своим мурзам,
Вы часто ходите пешком
И еда самая простая
Бывает за вашим столом.
Не дорожи своим покоем
Читай, пиши до уплаты налогов
И всем из-под пера
Проливая блаженство на смертных!

Далее следуют портреты различных дворян. Красиво изображен Потемкин - «Великолепный князь Таврический», с его огромными государственными планами, фантастической роскошью и богатыми застольями:

«А я, проспав до полудня,
курю табак и пью кофе;
Превращаю будни в праздник,
Я кружу мысли химерами:
Похищаю плен у персов,
Обращаю стрелы к туркам,

Одно из главных стихотворений Г.Р. Державин - его ода «Фелица». Написано в виде обращения «какого-то мурзы» к киргиз-кайсацкой княжне Фелице. Ода впервые заставил современников говорить о Державине как о значительном поэте. Произведение было впервые опубликовано в 1789 году. В этом стихотворении читатель имеет возможность одновременно увидеть и похвалу, и порицание.

главный герой

При анализе оды «Фелица» совершенно необходимо указать, что она посвящена императрице Екатерине II.Работа написана ямбическим тетраметром. Образ правителя в произведении достаточно условен и традиционен; По своему духу он напоминает портрет в стиле классицизма. Но что примечательно, Державин хочет видеть в императрице не просто правителя, но и живого человека:

«... А еда самая простая

Бывает за вашим столом ...».

Новинка работы

Державин в своем творчестве изображает добродетельную Фелицу в противоположность ленивым и избалованным дворянам.Также при анализе оды «Фелица» стоит отметить, что само стихотворение пропитано новизной. Ведь образ главного героя несколько иной по сравнению, например, с произведениями Ломоносова. Образ Елизаветы Михаил Васильевич несколько обобщен. Державин же в своей оде указывает на конкретные дела правителя. Он также говорит о ее покровительстве торговле, промышленности: «Он велит любить торговлю, науку».

До написания оды Державину образ императрицы обычно выстраивался в стихах по ее строгим законам.Например, Ломоносов изобразил правителя земным божеством, ступившим с далеких небес на землю, кладезем безграничной мудрости и безграничного милосердия. Но Державин осмеливается отступить от этой традиции. В нем показан многогранный и полнокровный образ правителя - государственного деятеля и незаурядной личности.

Развлечение дворян, осужденных Державиным

Анализируя оду «Фелица», стоит отметить, что Державин в сатирической форме осуждает лень и другие пороки дворян.Он рассказывает об охоте, азартных играх и походах к портным за новомодной одеждой. Гаврила Романович позволяет себе нарушить чистоту жанра в своем творчестве. Ведь ода не только восхваляет императрицу, но и осуждает пороки ее нерадивых подчиненных.

Личное начало в оде

А также при анализе оды «Фелица» студент может отметить тот факт, что Державин внес в работу личностный принцип. Действительно, в оде есть и образ мурзы, откровенный или коварный.В образе дворян современники легко могли найти близких Екатерине, о которых шла речь. Державин также многозначительно подчеркивает: «Такой я, Фелица, развратный! Но весь мир похож на меня. «Автоирония в одах встречается довольно редко. И описание художественного« Я »Державина очень показательно.

Кому противостоит Фелица?

Много новых фактов школьник может открыть в процессе анализа оды« Фелица » Поэма во многом опередила свое время.Также описание ленивого дворянина предвосхитило образ одного из главных героев пушкинского произведения - Евгения Онегина. Например, читатель может увидеть, что после позднего пробуждения придворный курит трубку и мечтает о славе. Его день состоит только из застолий и любовных утех, охоты и скачек. Вечер дворянин гуляет на лодках по Неве, а в теплом доме его, как всегда, ждут семейная радость и мирное чтение.

Помимо ленивого мурзы, Екатерина противопоставлена ​​еще и своему покойному мужу Петру III, что также можно указать при анализе оды «Фелица».Кратко этот момент можно выделить так: в отличие от мужа, она в первую очередь думала о благополучии страны. Несмотря на то, что императрица была немкой, все свои указы и произведения она пишет на русском языке. Также Екатерина демонстративно надела русский сарафан. По своему отношению она разительно отличалась от мужа, который испытывал лишь презрение ко всему домашнему.

Характер императрицы

В своем произведении Державин не дает портретных описаний императрицы.Однако этот недостаток компенсируется тем впечатлением, которое правитель производит на свое окружение. Поэт стремится выделить самые важные ее качества. Если необходимо кратко проанализировать оду «Фелица», то эти особенности можно охарактеризовать так: она неприхотлива, проста, демократична, а также гостеприимна.

Образы в оде

Следует отметить, что образ цесаревича Хлора также проходит через все стихотворение. Этот персонаж взят из «Сказки о принце Хлора», написанной самой императрицей.Ода начинается с пересказа этой сказки, есть такие образы, как Фелица, Ленивый, Мурза, Хлор, Роза без шипов. И работа заканчивается, как и положено, хвалой благородному и милосердному правителю. Как и в мифических произведениях, образы в оде условны, аллегорически. Но Гаврила Романович преподносит их совершенно по-новому. Поэт рисует императрицу не только как богиню, но и как не чуждую человеческую жизнь.

Анализ оды «Фелица» по плану

Студент может использовать что-то вроде этого:

  • Автор и название оды.
  • История создания, кому и посвящено произведение.
  • Сочинение оды.
  • Словарь.
  • Характеристики главного героя.
  • Мое отношение к оде.

Над кем издевался автор оды?

Те, кому нужно детально разобрать оду «Фелица», могут описать тех дворян, над которыми высмеивал Державин в своем творчестве. Например, это Григорий Потемкин, который, несмотря на свою щедрость, отличался капризностью, капризностью.Также ода высмеивает фаворитов правителя Алексея и Григория Орловых, гуляк и любителей скачек.

Граф Орлов был победителем кулачных боев, ловеласом, игроком, а также убийцей Петра III и фаворитом его жены. Таким он остался в памяти современников, и именно так его описали в произведении Державина:

«... Или, займись всеми делами

Уходя, иду на охоту

А я развлекается лаем собак... ».

Можно также упомянуть Семена Нарышкина, который был егермейстером при Екатерининском дворе и отличался непомерной любовью к музыке. И также Гаврила Романович ставит себя в этот ряд. Он не отрицал своей причастности к этому. круг, напротив, подчеркнул, что он тоже принадлежит к кругу избранных

Образ природы

Державин воспевает и прекрасные природные пейзажи, с которыми гармонирует образ просвещенного монарха.Описываемые им пейзажи во многом похожи на сцены из гобеленов, украшающих жилые комнаты петербургской знати. Державин, увлекавшийся рисованием, не зря называл поэзию «говорящей живописью». В своей оде Державин говорит о «высокой горе» и «розе без шипов». Эти изображения помогают сделать образ Фелицы еще более величественным.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *