Об истории цицерон: Недопустимое название — Викицитатник

Содержание

Цицерон – биография, фото, личная жизнь, творчество и цитаты

Биография

Политический деятель, философ и оратор Марк Туллий Цицерон жил в Древнем Риме. Римлянин не происходил из знатного рода, но ораторским талантом сумел достичь небывалых высот в политической карьере. Марк Туллий до последнего оставался сторонником республиканского строя, за что поплатился жизнью. До нашего времени дошли некоторые литературные, философские и ораторские труды деятеля. Современники Цицерона считали, что у философа эталонный стиль повествования.

Портрет Цицерона

Творчество Марка Туллия оказало влияние на формирование древнеримской культуры. Трактаты, речи Цицерона восхищали историков разных времен. Исследователи делают важные выводы, основываясь на произведениях философа.

Детство и юность

Рождение Марка Туллия Цицерона пришлось на 3 января 106 года до н.э. Будущий философ редко вспоминал день рождения, так как считал неправильным праздником. По мнению Плутарха, роды прошли легко, после чего мальчика передали кормилице, которой привиделось, что Цицерон станет «благом для римлян».

Цицерон в детстве

Марк Туллий родился в усадьбе деда, расположенной рядом с рекой Фибрен, в непосредственной близости от Арпина. Позже молодой человек переехал в город, где получил начальное образование. Критики того времени считали Цицерона недостойным и постоянно упоминали о «деревенском рождении».

Родственники Марка Туллия входили в круг уважаемых людей. К примеру, муж тети Гай Акулеон тесно общался с оратором Луцием Лицинием Крассом. Цицерон вдохновлялся дядей, считая деятеля человеком тонкого ума. Акулеон разбирался в гражданском праве.

Цицерон

В детском возрасте Цицерон вместе с двоюродным братом приезжал в Рим для общения с Крассом. Резиденция отца Марка Туллия была в городе. Дом располагался в квартале Карины. Современники философа утверждали, что Цицерон обучался легко и ненасытно. Подростком выучил греческий язык, постигал науки у учителей из Греции.

Литература и философия

Ораторское искусство — отдушина для Цицерона, поэтому неудивительно, что оратор регулярно писал сочинения на связанные темы. Философ повествовал о теоретических и практических вопросах выступления на публике. Известны истории трактаты Цицерона по теме «Об ораторе», «Оратор», «О построении речи», «Бруте», «О нахождении материала».

Статуя Цицерона

Риторическое образование в те годы не устраивало Марка Туллия, поэтому оратор пытался достучаться до молодых умов творчеством. Цицерон установил высокую планку, которую невозможно было достичь, но благодаря этому начинающие ораторы приближались к этим представлениям.

Цицерон считал, что оратору необходим широкий кругозор: необходимо ориентироваться в риторике, философии, истории и гражданском праве. Для оратора важно быть образованным и искренним, обладать чувством такта. Молодым людям философ дал немало советов. К примеру, в речи использование риторических фигур допустимо, но перегружать ими высказывания не следует. Последовательность – одна из основ ораторского искусства.

Оратор Цицерон

Неологизмы могут быть использованы в речи, но при этом новые слова должны быть понятны слушателям. Избегать изобразительно-выразительных средств не следует, но метафоры нужно подбирать естественные и живые. Практиковать рассуждения можно при помощи философских тем. Цицерон советовал заниматься правильностью и четкостью произношения. Речи пожилых римлянок нравились оратору.

Политические и судебные речи должны обладать определенной структурой, отличной от повседневных выступлений. Пафос и шутки не помогут в восприятии изложения мыслей, но в некоторых ситуациях сделают речь живой. Оратору необходимо тонко чувствовать эти грани. По мнению Марка Туллия, эмоции лучше оставлять на заключительную часть выступления. Так можно добиться максимального эффекта.

Статуя Цицерона

Во время речей Цицерон замечал пользу литературы как для писателя, так для читателей. Нередко создатели литературных произведений рассказывают обывателям в биографиях и поэмах о доблести и героизме известных правителей, великих людей. Оратор советовал всем гражданам, обладающим поэтическим или писательским даром, активно развивать талант, так как природа не способна подарить максимальный уровень владения словом.

Когда речь заходила о поэзии, Цицерон становился консерватором. Оратору нравились традиционные варианты стихосложения, а поэты-модернисты подвергались критике. Философ считал, что современная поэзия — цель, а не инструмент для прославления родины, воспитания патриотов. По душе Марку Туллию были эпическая поэзия и трагедия.

Цицерон перед аудиторией

Интересно, что Цицерон считал историю не наукой, а видом ораторского искусства. Философ пытался сподвигнуть соотечественников на изложение исторических событий, произошедших недавно. По мнению Марка Туллия, анализ древних времен не нужен. Перечисление произошедших событий не интересует обывателей, так как увлекательнее читать, что подтолкнуло деятелей на совершение тех или иных действий.

Политические взгляды

Цицерон в политике предстал теоретиком и практиком. Специалисты утверждают, что Марк Туллий внес вклад в теорию государства и права. Некоторые отмечают двуличность в суждениях на бумаге и на словах у Цицерона. Несмотря на это, советский ученый С. Л. Утченко выразил иное мнение – в трактатах философ предлагает познакомиться со взглядами на политическую теорию, которые находят применение в публичной деятельности. Марк Туллий искренне считал, что государственные деятели должны в обязательном порядке изучать философию.

Цицерон

Публичные выступления стали привычными для Цицерона уже в 25-летнем возрасте. Первую речь оратор произнес в честь диктатора Суллы. Несмотря на всю опасность суждений, римские власти не стали подвергать гонениям Марка Туллия. Вскоре философ переезжает в Афины для изучения любимых наук. Только после смерти диктатора Цицерон вернулся на родину. Философа приглашают в качестве защитника на судебных разбирательствах.

В основе политических суждений Цицерона лежат греческие мысли. Но при этом Марку Туллию было ближе римское государство, философ старался делать акцент на устройстве и специфике. Существование Римской республики и ее отличие от греческих полисов стали главной темой исследования и рассуждений оратора. В книге «О государстве» Цицерон заявлял, что государство принадлежит народу. При этом между людьми должно быть согласие как в интересах, так и в вопросах права.

Политический деятель Цицерон

По мнению философа, Римской республике требуется лидер. На правителя будет возложена обязанность решения проблем и противоречий народа. Цицерону не нравилась система власти, внедренная Октавианом Августом. Оратор относил себя к республиканцам, взгляды которых противоречили принцепсу. Тезис о надклассовом лидере до сих пор вызывает жаркие споры в среде историков и исследователей. Доподлинно неизвестно, к какому решению по этому вопросу пришел Цицерон, так как до современности книги философа дошли фрагментарно.

Политический деятель в течение продолжительного времени искал идеальные законы, которые помогли бы сохранить государство. Цицерон считал, что страна развивается двумя путями — гибнет или процветает. Для последнего и нужна идеальная законодательная база. При этом Марк Туллий скептически относился к судьбе.

Статуи Цицерона

Из-под пера Цицерона выходит трактат «О законах». В издании философ полно раскрывает теорию естественного права. Закон одинаков и для людей, и для богов. Этим оратор пытался сказать, что за действия отвечает высший разум, заложенный природой, тогда как человеческие законы, создаваемые посредством общения, – это отличный от природных предмет.

Цицерон считал, что право – сложная наука, которую не смогли постичь даже судебные ораторы. Для улучшения ситуации необходимо использовать философские методы и теории в изучении и классификации принципов гражданского права. Тогда законы станут искусством.

Юлий Цезарь

По мнению Цицерона, в мире отсутствует справедливость. Политический деятель считал, что на смертном одре каждому воздастся за прожитое время и поступки. Марк Туллий не рекомендовал в точности следовать закону, потому что это приводит к яркой несправедливости. Это сподвигло оратора к требованию справедливого отношения с рабами, которые ничем не отличаются от наемных трудяг.

Цицерон выказывал отношение к политическому строю на словах и на деле. После смерти Цезаря Марк Туллий издает диалог «О дружбе» и трактат «Об обязанностях», в которых делится мыслями и случившимся после падения республиканского строя в Риме. Эти произведения разобрали на цитаты уже после смерти Цицерона, так как в них кроется сама жизнь.

Личная жизнь

Личная жизнь Цицерона оказалась непростой. Философ женился дважды. До старости Марк Туллий прошел с первой супругой – Теренцией. Девушка происходила из уважаемого рода. Теренция родила Цицерону двух детей. Девочка Туллия умерла в юном возрасте. Позже появился сын Марк. Спустя 30 лет брак распался.

Бюсты Цицерона

В 60-летнем возрасте Цицерон вновь женился. Супруга Публия была младше мужа, но это не помешало. Ревнивую девушку не устраивали отношения философа с дочерью, поэтому вскоре Цицерон уходит из семьи.

Ходили слухи, что сестра Клодия стремилась выйти замуж за политического деятеля. Оратор — старший ребенок в семье. Брат — Квинт.

Смерть

После смерти Цезаря за постоянные нападки на Антония Цицерона помещают в проскрипционные списки. Таким образом, философ становится врагом государства. Имущество конфисковали. Кроме того, за убийство или выдачу правительству Цицерона объявили награду.

Марк Антоний

Оратору о случившемся удалось узнать в момент общения с Квинтом. Сначала Цицерон вместе с братом отправился в Астуру, а потом хотел остановиться в Македонии. Братья не успели запастись вещами для такого путешествия. В итоге Квинт решил задержаться и собрать чемоданы, а Цицерон должен был ехать дальше.

Догнать политического деятеля Квинт не сумел, так как был убит. Цицерон поспешил скрыться на судне. Позже Марк Туллий сошел на землю и стал метаться, ища спасения. В итоге возвращается в Формию, на личную виллу. Неожиданно в окнах появились вороны, которые стащили с лица философа плащ. Рабы попытались помочь мужчине и донесли на носилках до моря.

Смерть Цицерона

Подоспели убийцы – центурион Геренний и военный трибун Попиллий. Работник рассказал, куда понесли Цицерона. Увидев это, оратор приказал рабам остановиться. Марк Туллий смотрел на убийц в излюбленной позе, а потом позволил умертвить себя. Философа зарезали, отрубили голову и руки за написание речей против Антония.

Библиография

  • «О нахождении»
  • «Об ораторе»
  • «Построение речи»
  • «О наилучшем роде ораторов»
  • «О государстве»
  • «Брут»
  • «Оратор»
  • «Топика»
  • «О дружбе»
  • «Об обязанностях»

Цитаты

  • Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.
  • О времена, о нравы!
  • Лицо — зеркало души.
  • Ни водой, ни огнем мы не пользуемся так часто, как дружбой.
  • Ведь нужно не только овладеть мудростью, но и уметь пользоваться ею.

ЦИЦЕРОН Марк Туллий — биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Биография

Политический деятель, философ и оратор Марк Туллий Цицерон жил в Древнем Риме. Римлянин не происходил из знатного рода, но ораторским талантом сумел достичь небывалых высот в политической карьере. Марк Туллий до последнего оставался сторонником республиканского строя, за что поплатился жизнью. До нашего времени дошли некоторые литературные, философские и ораторские труды деятеля. Современники Цицерона считали, что у философа эталонный стиль повествования.

Творчество Марка Туллия оказало влияние на формирование древнеримской культуры. Трактаты, речи Цицерона восхищали историков разных времен. Исследователи делают важные выводы, основываясь на произведениях философа.

Детство и юность

Рождение Марка Туллия Цицерона пришлось на 3 января 106 года до н.э. Будущий философ редко вспоминал день рождения, так как считал неправильным праздником. По мнению Плутарха, роды прошли легко, после чего мальчика передали кормилице, которой привиделось, что Цицерон станет «благом для римлян».

Марк Туллий родился в усадьбе деда, расположенной рядом с рекой Фибрен, в непосредственной близости от Арпина. Позже молодой человек переехал в город, где получил начальное образование. Критики того времени считали Цицерона недостойным и постоянно упоминали о «деревенском рождении».

Родственники Марка Туллия входили в круг уважаемых людей. К примеру, муж тети Гай Акулеон тесно общался с оратором Луцием Лицинием Крассом. Цицерон вдохновлялся дядей, считая деятеля человеком тонкого ума. Акулеон разбирался в гражданском праве.

В детском возрасте Цицерон вместе с двоюродным братом приезжал в Рим для общения с Крассом. Резиденция отца Марка Туллия была в городе. Дом располагался в квартале Карины. Современники философа утверждали, что Цицерон обучался легко и ненасытно. Подростком выучил греческий язык, постигал науки у учителей из Греции. 

Литература и философия

Ораторское искусство — отдушина для Цицерона, поэтому неудивительно, что оратор регулярно писал сочинения на связанные темы. Философ повествовал о теоретических и практических вопросах выступления на публике. Известны истории трактаты Цицерона по теме «Об ораторе», «Оратор», «О построении речи», «Бруте», «О нахождении материала».

Риторическое образование в те годы не устраивало Марка Туллия, поэтому оратор пытался достучаться до молодых умов творчеством. Цицерон установил высокую планку, которую невозможно было достичь, но благодаря этому начинающие ораторы приближались к этим представлениям.

Цицерон считал, что оратору необходим широкий кругозор: необходимо ориентироваться в риторике, философии, истории и гражданском праве. Для оратора важно быть образованным и искренним, обладать чувством такта. Молодым людям философ дал немало советов. К примеру, в речи использование риторических фигур допустимо, но перегружать ими высказывания не следует. Последовательность – одна из основ ораторского искусства.

Неологизмы могут быть использованы в речи, но при этом новые слова должны быть понятны слушателям. Избегать изобразительно-выразительных средств не следует, но метафоры нужно подбирать естественные и живые. Практиковать рассуждения можно при помощи философских тем. Цицерон советовал заниматься правильностью и четкостью произношения. Речи пожилых римлянок нравились оратору.

Политические и судебные речи должны обладать определенной структурой, отличной от повседневных выступлений. Пафос и шутки не помогут в восприятии изложения мыслей, но в некоторых ситуациях сделают речь живой. Оратору необходимо тонко чувствовать эти грани. По мнению Марка Туллия, эмоции лучше оставлять на заключительную часть выступления. Так можно добиться максимального эффекта.

Во время речей Цицерон замечал пользу литературы как для писателя, так для читателей. Нередко создатели литературных произведений рассказывают обывателям в биографиях и поэмах о доблести и героизме известных правителей, великих людей. Оратор советовал всем гражданам, обладающим поэтическим или писательским даром, активно развивать талант, так как природа не способна подарить максимальный уровень владения словом.

Когда речь заходила о поэзии, Цицерон становился консерватором. Оратору нравились традиционные варианты стихосложения, а поэты-модернисты подвергались критике. Философ считал, что современная поэзия — цель, а не инструмент для прославления родины, воспитания патриотов. По душе Марку Туллию были эпическая поэзия и трагедия.

Интересно, что Цицерон считал историю не наукой, а видом ораторского искусства. Философ пытался сподвигнуть соотечественников на изложение исторических событий, произошедших недавно. По мнению Марка Туллия, анализ древних времен не нужен. Перечисление произошедших событий не интересует обывателей, так как увлекательнее читать, что подтолкнуло деятелей на совершение тех или иных действий. 

Политические взгляды

Цицерон в политике предстал теоретиком и практиком. Специалисты утверждают, что Марк Туллий внес вклад в теорию государства и права. Некоторые отмечают двуличность в суждениях на бумаге и на словах у Цицерона. Несмотря на это, советский ученый С. Л. Утченко выразил иное мнение – в трактатах философ предлагает познакомиться со взглядами на политическую теорию, которые находят применение в публичной деятельности. Марк Туллий искренне считал, что государственные деятели должны в обязательном порядке изучать философию.

Публичные выступления стали привычными для Цицерона уже в 25-летнем возрасте. Первую речь оратор произнес в честь диктатора Суллы. Несмотря на всю опасность суждений, римские власти не стали подвергать гонениям Марка Туллия. Вскоре философ переезжает в Афины для изучения любимых наук. Только после смерти диктатора Цицерон вернулся на родину. Философа приглашают в качестве защитника на судебных разбирательствах.

В основе политических суждений Цицерона лежат греческие мысли. Но при этом Марку Туллию было ближе римское государство, философ старался делать акцент на устройстве и специфике. Существование Римской республики и ее отличие от греческих полисов стали главной темой исследования и рассуждений оратора. В книге «О государстве» Цицерон заявлял, что государство принадлежит народу. При этом между людьми должно быть согласие как в интересах, так и в вопросах права.

По мнению философа, Римской республике требуется лидер. На правителя будет возложена обязанность решения проблем и противоречий народа. Цицерону не нравилась система власти, внедренная Октавианом Августом. Оратор относил себя к республиканцам, взгляды которых противоречили принцепсу. Тезис о надклассовом лидере до сих пор вызывает жаркие споры в среде историков и исследователей. Доподлинно неизвестно, к какому решению по этому вопросу пришел Цицерон, так как до современности книги философа дошли фрагментарно.

Политический деятель в течение продолжительного времени искал идеальные законы, которые помогли бы сохранить государство. Цицерон считал, что страна развивается двумя путями — гибнет или процветает. Для последнего и нужна идеальная законодательная база. При этом Марк Туллий скептически относился к судьбе.

Из-под пера Цицерона выходит трактат «О законах». В издании философ полно раскрывает теорию естественного права. Закон одинаков и для людей, и для богов. Этим оратор пытался сказать, что за действия отвечает высший разум, заложенный природой, тогда как человеческие законы, создаваемые посредством общения, – это отличный от природных предмет.

Цицерон считал, что право – сложная наука, которую не смогли постичь даже судебные ораторы. Для улучшения ситуации необходимо использовать философские методы и теории в изучении и классификации принципов гражданского права. Тогда законы станут искусством.

По мнению Цицерона, в мире отсутствует справедливость. Политический деятель считал, что на смертном одре каждому воздастся за прожитое время и поступки. Марк Туллий не рекомендовал в точности следовать закону, потому что это приводит к яркой несправедливости. Это сподвигло оратора к требованию справедливого отношения с рабами, которые ничем не отличаются от наемных трудяг.

Цицерон выказывал отношение к политическому строю на словах и на деле. После смерти Цезаря Марк Туллий издает диалог «О дружбе» и трактат «Об обязанностях», в которых делится мыслями и случившимся после падения республиканского строя в Риме. Эти произведения разобрали на цитаты уже после смерти Цицерона, так как в них кроется сама жизнь. 

Личная жизнь

Личная жизнь Цицерона оказалась непростой. Философ женился дважды. До старости Марк Туллий прошел с первой супругой – Теренцией. Девушка происходила из уважаемого рода. Теренция родила Цицерону двух детей. Девочка Туллия умерла в юном возрасте. Позже появился сын Марк. Спустя 30 лет брак распался.

В 60-летнем возрасте Цицерон вновь женился. Супруга Публия была младше мужа, но это не помешало. Ревнивую девушку не устраивали отношения философа с дочерью, поэтому вскоре Цицерон уходит из семьи.

Ходили слухи, что сестра Клодия стремилась выйти замуж за политического деятеля. Оратор — старший ребенок в семье. Брат — Квинт.

Смерть

После смерти Цезаря за постоянные нападки на Антония Цицерона помещают в проскрипционные списки. Таким образом, философ становится врагом государства. Имущество конфисковали. Кроме того, за убийство или выдачу правительству Цицерона объявили награду.

Оратору о случившемся удалось узнать в момент общения с Квинтом. Сначала Цицерон вместе с братом отправился в Астуру, а потом хотел остановиться в Македонии. Братья не успели запастись вещами для такого путешествия. В итоге Квинт решил задержаться и собрать чемоданы, а Цицерон должен был ехать дальше.

Догнать политического деятеля Квинт не сумел, так как был убит. Цицерон поспешил скрыться на судне. Позже Марк Туллий сошел на землю и стал метаться, ища спасения. В итоге возвращается в Формию, на личную виллу. Неожиданно в окнах появились вороны, которые стащили с лица философа плащ. Рабы попытались помочь мужчине и донесли на носилках до моря.

Смерть Цицерона

Подоспели убийцы – центурион Геренний и военный трибун Попиллий. Работник рассказал, куда понесли Цицерона. Увидев это, оратор приказал рабам остановиться. Марк Туллий смотрел на убийц в излюбленной позе, а потом позволил умертвить себя. Философа зарезали, отрубили голову и руки за написание речей против Антония. 

Библиография

«О нахождении»
«Об ораторе»
«Построение речи»
«О наилучшем роде ораторов»
«О государстве»
«Брут»
«Оратор»
«Топика»
«О дружбе»
«Об обязанностях»

Брагова А.М. Понятие amicitia в сочинениях Цицерона

скачать PDF

Аннотация

Статья посвящена анализу сущности цицероновского понятия «дружба» (amicitia), определению степени влияния греческих философов на Цицерона в его трактовке понятия amicitia, выявлению оригинальности рассуждений Цицерона о дружбе, рассмотрению политической составляющей указанного понятия у Цицерона.

Цицерон характеризует истинную и совершенную дружбу как основанную не на выгоде, а на согласии в делах, благожелательности и привязанности. Дружба возникает от природы, появляется из-за приязни, важна как в счастье, так и в несчастье. Дружба – неотъемлемая часть достойной и добродетельной жизни. Дружба сильнее родственных связей. Дружбы достойны честные, доблестные, мудрые, щедрые, уверенные в себе, надежные, общительные люди, как, например, лучшие люди Древнего Рима (Катон, Тиберий Гракх Старший, Публий Сципион Африканский и другие). Недостойны дружбы люди, склонные к наслаждению и удовольствиям, льстецы, нечестивцы и предатели.

Причинами возникновения дружбы являются любовь и сходство нравов. Дружба прекращается из-за несовпадения интересов, женитьбы, соперничества, славы, жадности, вражды, ненависти, преступления. Сохранение дружбы возможно благодаря уважению, нравственно-прекрасным поступкам, общению на равных.

В понимании дружбы Цицерон, несомненно, испытывает влияние со стороны греков (Сократа, Платона, Аристотеля, Ксенофонта, Полибия, перипатетиков и других). Тем не менее, он высказывает оригинальные суждения. Например, Цицерон расходится с Аристотелем в вопросе о том, кто стремится к дружбе: Аристотель считает, что дружбу ищут слабые люди, нуждающиеся в защите и помощи, в то время как истинная дружба для Цицерона не основана на выгоде. Также различие проявляется в видах дружбы: для Аристотеля бывает три вида дружбы (основанная на добродетели, полезности или удовольствии), для Цицерона – только дружба, основанная на добродетели. Кроме того, рассуждения Цицерона о дружбе пронизаны римским духом: он приводит много римских примеров и использует свой богатый политический опыт. Надо отметить некую политическую окрашенность его термина «дружба»: Цицерон убежден, что требования дружбы не должны противоречить интересам государства, что нельзя предавать ради друга родину.

Таким образом, цицероновское понятие «дружба» (amicitia) является сплавом древнегреческих положений о дружбе, так называемой чистой этики, и римских представлений о дружбе, подразумевавших некоторую политическую коннотацию.

Ключевые слова

Рим, Цицерон, дружба, amicitia

А.М. Брагова. Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, Нижний Новгород, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Брагова, А.М. 2005: Марк Туллий Цицерон об идеальном гражданине и государстве: диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Нижний Нов- город.

Горенштейн, В.О. 1974: Цицерон в годы гражданской войны 49–45 гг. и диктатуры Цезаря. Диалоги «О старости» и «О дружбе». В кн.: Цицерон. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 175–191.

Темнов, Е.И. 1999: Цицерон – оратор, политик, правовед. В кн.: М.Т. Цицерон. О го- сударстве. О законах. О старости. О дружбе. Об обязанностях. Речи. Письма. М., 5–40.

Утченко, С.Л. 1977: Политические учения Древнего Рима. М.

Шталь, И.В. 1966: Понятие «дружба» и эволюция эстетического идеала человека в римской литературе I в. до н.э. (по произведениям Цицерона и Катулла). В сб.: Вопросы античной литературы и классической филологии. М., 281–292.

Brunt, P.A. 1965: Amicitia in the Late Republic. In: Proceedings of the Cambridge Philological Society 191, 1–20.

Brunt, P.A. 1988: The fall of the Roman Republic. Oxford.

Collins, W.L. 1871: Cicero. London.

Falconer, W. (ed.). 1959: Cicero: De Senectute, De Amicitia, De Divinatione. London – Cambridge.

Gruber-Miller, J. 2009: Exploring Relationships: Amicitia and Familia in Cicero’s De Amicitia. In: Classical World 103/1, 88–92.

Habinek, Th.N. 1990: Towards a History of Friendly Advice: The Politics of Candor in Cicero’s De Amicitia. In: Martha Nussbaum (ed.), The Poetics of Therapy. Apeiron 23, 4.

Haskell, H.J. 1942: This was Cicero: Modern politics in a Roman toga. New York.

Hellegouarc’h, J. 1963: Le vocabulaire latin des relations et des partis politiques sous la republique. Paris.

MacKendrick, P. 1989: The Philosophical Books of Cicero. New York.

Nicgorski, W. 2004: Cicero’s distinctive voice on friendship. De amicitia and De re publica. In: Annual Meeting of the American Political Science Association. Chicago, Sept, 2–5, 1–10. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.allacademic.com//meta/p_mla_apa_research_ citation/0/6/1/7/4/pages61740/p61740-1.php

Powell, J. 1990: Cicero: On Friendship and The Dream of Scipio. Warminster.

Stockton, D. 1971: Cicero: A Political Biography. Oxford.

Syme, R. 1939: The Roman Revolution. Oxford.

Taylor, L.R. 1949: Party Politics in the Age of Caesar. Los Angeles.

Афоризмы и цитаты Цицерона

Марк Туллий Цицерон, (106—43 гг. до н.э.), государственный деятель, оратор, писатель

Я (…) доблестью своей освещал путь своим предкам, так что они, если и не были известны ранее, памятью о себе обязаны мне.

Наши слезы высыхают быстро, особенно если мы льем их над чужою бедой.

Величайшая свобода порождает тиранию и несправедливейшее и тяжелейшее рабство.

Не прочна судьба народа, когда она (…) зависит от воли, вернее, от нрава одного человека.

Наш народ, защищая своих союзников, (…) покорил весь мир.

Где существует тиран, там не просто дурное государство, (…) а (…) вообще не существует никакого государства.

Не понимаю, почему понятие государства (…) применимо к владычеству толпы; (…) для меня на родом является только такой, который удерживает вместе согласие относительно прав.

Граждан (…) следует оценивать по их весу, а не по их числу.

Сам бог не может знать того, что произойдет случайно и произвольно. Ибо если знает, то это определенно произойдет, а если определенно произойдет, то не случайно.

Для нас знание будущих событий даже и не является полезным. (…) Или, ты считаешь, [ней Помпеи, трижды избираемый консулом, трижды получив триумф, покрытый славой своих великих подвигов, мог бы всему этому радоваться, если б знал, что он, потеряв свое войско, будет однажды зарезан на пустынном берегу Египта?

В каждом куске мрамора (…) заключаются (…) головы, достойные резца хоть самого Праксителя. (…) То, что изваялось, (…) [уже] находилось внутри.

Чего хотят бессмертные боги, во первых, посылая нам предзнаменования, которые мы без толкователей и понять не можем, и предвещая то, чего мы все равно не можем избежать? Так даже порядочные люди не поступают, не пророчат своим друзьям надвигающееся на них несчастье, которого те никоим образом не смогут избежать. (…) Всякое предсказывание зла только тогда — доброе дело, когда оно сопровождается советом, как это зло отвести. (…) Если считать, что знамения посылаются богами, то почему они были такими темными? Если боги действительно хотели открыть нам будущее, надо было возвестить его вполне ясным образом; если хотели скрыть, то не надо было об этом сообщать даже в туманной форме.

То, что не может произойти, никогда не происходит; то, что может, — не чудо. Следовательно, чуда вовсе не бывает.

[По поводу астрологии:] Неужели все погибшие в битве при Каннах родились под одной и той же звездой?

Когда богатейшему царю Азии Крезу был выдан оракул: «Крез, через Галис проникнув, великое царство разрушит», то этот царь посчитал, что ему суждено разрушить вражеское царство, а разрушил он свое.

Право же, какую можно высказать еще нелепость, которая бы уже не была высказана кем нибудь из философов!

Даже из видений безумцев или пьяных можно путем толкования извлечь много такого, что будет выглядеть как относящееся к будущему. Если человек целый день бросает в цель копье, он когда нибудь да попадет.

Мы обычно не верим лжецу, даже когда он говорит правду. Но (…) если какой то один сон оправдался, то вместо того, чтобы отказать в вере одному, поскольку множество других не оправдались, поступают наоборот: считают нужным верить в бесчисленное множество, ссылаясь на то, что один оправдался.

Только ученые люди да еще греки привыкли рассуждать без подготовки на заданную тему.

Дружба может соединять лишь достойных людей.

Не стремление к пользе порождает дружбу, а дружба приносит пользу с собой.

Неужели найдется человек, который согласится жить в богатстве и проводить дни во всяческом довольстве, но притом и самому никого не любить, и ответной любви не знать? Так ведь живут одни тираны — не ведая ни доверия, ни любви (?) Можно ли полюбить того, кого сам боишься или подозреваешь, что он боится тебя?

Фортуна не только сама слепа, но и ослепляет каждого, кого заключит в объятья.

Как часто идем мы ради друга на то, на что ради самих себя никогда не пошли бы!

Требовать в дружбе равенства услуг и чувств (…) — значит подчинить дружбу самому черствому и жалкому расчету: расход должен равняться приходу. Подлинная дружба (…) богаче и щедрее, она не подсчитывает постоянно, не отдано ли больше, чем получено.

Самое постыдное требование: во сколько каждый сам себя ценит, во столько же пусть ценят его и друзья. Разве редко бывает, что человек и духом слаб, и надежд на успех в жизни у него немного, но не следует ведь отсюда, что друг должен относиться к нему так же, как он относится к себе сам; скорее напротив — дело друга напрячь все силы и добиться, чтобы он воспрял душой, пробудить в нем надежду, заставить его думать о себе лучше.

Подлинная дружба встречается реже всего среди вечно занятых государственными делами и борьбой за почести, и где тот человек, который откажется от высокой должности в пользу друга?

Дружбе неведомо пресыщение, столь свойственное другим чувствам, она как выдержанное вино — чем старше, тем слаще.

Самое трудное в дружбе — быть вровень с тем, кто ниже тебя.

Тот, кому она [услуга] оказана, должен о ней помнить, а оказавший — не напоминать о ней.

Есть (…) такие, дружить с которыми (…) тягостно из за постоянства их опасения, будто их презирают; но случается это (…) лишь с теми, кто в глубине души уверен, что их и следует презирать.

Давать же каждому можно лишь в меру сил — и собственных, и того, кому стремишься помочь. (…) Если ты и в силах оказать другому любую услугу, взвесь прежде, по плечу ли она ему.

Все прекрасное редко.

Существует (…) множество людей, одержимых странным — чтобы не сказать бесстыдным — желанием иметь другом такого человека, каким сами стать не в силах, и получать от него все, чего ему дать не могут.

Надо судить человека, прежде чем полюбил его, ибо, полюбив, уже не судят.

Справедливы слова, которые любил повторять, кажется, тарентинец Архит (…): «Если бы кто, взойдя один на небо, охватил взором изобилие вселенной и красоту тел небесных, то созерцание это не принесло бы ему никакой радости; и оно же исполнило бы его восторгом, если бы было кому рассказать обо всем увиденном»: Природа не выносит одиночества.

Мы, если нас побуждает быть честными мужами не стремление к доблести, а та или иная польза и выгода, хитры, а не честны.

Самая большая несправедливость — желать платы за справедливость.

…Человек обозрит небо, землю, моря и всю природу, (…) воспримет, можно сказать, существование самого божества, правящего и царящего над всем этим, а себя самого признает не жителем какого то ограниченного места, окруженного городскими стенами, а гражданином всего мира, как бы единого града.

У всех (…) две родины: одна по рождению, другая по гражданству. (…) Никогда не откажу я первой в названии родины, даже если вторая будет более обширной, а первая будет только входить как часть в ее состав.

Магистрат [выборная власть] — это закон говорящий, а закон — это безмолвный магистрат.

Высшим законом для них [консулов] да будет благо народа.

Только тот оратор велик, который кажется великим народу, (…) Что одобряет толпа, то приходится одобрять и знатокам.

Я (…) уверен, что, хотя и существует великолепно написанная Софоклом «Электра», я [как римлянин] должен читать «Электру», плохо переведенную Атилием.

От самой глубокой древности едва ли найдутся три пары истинных друзей.

Славна гибель полководца. Философы же обычно умирают в своей постели. Однако важно, как умирают.

Причиной и началом философии должно быть незнание.

По большей части, желающим научиться авторитет учителя приносит даже вред, потому что они перестают сами рассуждать (…). Я не одобряю того, что известно о пифагорейцах, которые, когда что то утверждают при обсуждении и при этом у них спросишь: «Почему так?» — обычно отвечают: «Сам сказал!» «Сам» — это значит — Пифагор.

Со смертью людей не погибают (…) их мнения; им, может быть, только недостает того сияния, которое исходило от их авторов.

Почему создатели мира внезапно проснулись, после того как проспали бесчисленные века? Ведь, если не было никакого мира, века то были? (…) По тому что и в сознании не вмещается, что было какое то время, когда никакого времени не было.

Вы обычно говорите, бог все это [мироздание] устроил ради людей. Ради мудрецов? В таком случае он затратил столь много усилий для весьма малого числа людей. Или для глупцов? (…)
Чего же он этим достиг, если все глупцы, без сомнения, несчастнейшие люди больше всего оттого, что они глупы (…)?

Ко всему истинному присоединено нечто ложное, и притом (…) подобное истинному.

Не так легко приходят в голову доводы в защиту истинного, как в опровержение ложного.

Я не знаю никого другого, кто бы больше боялся того, чего, как он [Эпикур] утверждает, вовсе не следует бояться: я имею в виду смерти и богов. Он провозглашает, что страх перед ними владеет умами всех людей, между тем как среднего человека это вовсе так сильно не волнует. Сколько тысяч людей разбойничают, хотя за это полагается смертная казнь. Другие грабят все храмы, какие только могут; не очень то страшит одних страх перед смертью, а других — перед богами.

Не боги имеют человеческий облик, а люди — божественный. (Мнение стоиков.)

Добродетель деятельна.

Провидение правит миром. (Мнение стоиков.)

[Об эпикурейском учении о сотворении мира из случайного движения атомов:] Почему бы (…) не поверить также, что если изготовить (…) в огромном количестве все двадцать одну букву [латинского алфавита], а затем бросить эти буквы на землю, то из них сразу получатся «Анналы» Энния, так что их можно будет тут же и прочитать.

Наши руки как бы создают в природе вторую природу.

Боги пекутся о великом, но малым пренебрегают.

Доказательствами только ослабляется очевидность.

Часто даже не полезно знать, что произойдет в будущем: ведь это несчастье — сокрушаться о том, чему нельзя помочь, и не иметь последнего и, однако, всеобщего утешения — надежды.

С помощью разума совершаются как добрые дела, так и злые. Причем добрые дела совершаются немногими и редко, а злодеяния — и часто, и многими. (…) Если бы боги хотели причинить вред людям, то лучшего способа, чем подарить им разум, они бы не смогли найти.

Боги, если и рассматривают человеческие дела, то, судя по их приговорам, не видят между добродетелью и злодейством никакой разницы.

Счастье следует просить у бога, мудрость — приобретать самому.

О поразительное правосудие богов! Разве потерпело бы любое государство такого законодателя, который бы внес такой закон, чтобы за преступление, совершенное отцом или дедом, был осужден сын или внук?

Достигнуть ее [старости] желают все, а достигнув, ее же винят.

Трудно поверить, чтобы она [природа], правильно распределив прочие части нашей жизни, могла, подобно неискусному поэту, пренебречь последним действием.

Ни разу я не слыхал, чтобы кто либо от старости позабыл, где закопал клад.

Никто (…) не стар настолько, чтобы не рассчитывать прожить еще год.

Даже и теперь я не более завидую силе молодых (…), чем прежде завидовал силе быка или слона. Что у тебя есть, тем и подобает пользоваться, и что бы ты ни делал, делай в меру своих сил.

Тело от излишних упражнений устает — ум же от упражнения укрепляется.

Отсутствием того, чего не желаешь, не тяготишься.

Как Турпион Амбивий [известный актер] больше удовольствия приносит зрителям, сидящим в первых рядах, но получают удовольствие и сидящие в последнем, так молодость, глядя на наслаждения вблизи, пожалуй, больше радуется им; но ими услаждается в достаточной мере и старость, глядящая на них издали.

[В старости] душа, словно отбыв свой срок на службе у похоти, честолюбия, соперничества, вражды, всяческих страстей, может побыть наедине с собой и, как говорится, жить ради себя!

Венец старости — всеобщее уважение и влияние. (…) Те, кто блистательно удостоился этих наград, мне кажется, до конца доиграли драму жизни и в последнем действии не осрамились, как бывает с неискушенными актерами.

Все, что имеет конец, уже недолговечно. Конец наступает — и оказывается, что прошлое уже утекло. (…) Какой век отпущен каждому, тем он и должен быть доволен. Ведь актер может иметь успех и не играя от начала до конца драмы, достаточно ему понравиться в тех выходах, какие у него есть; так же и мудрым нет надобности доходить до последнего «Рукоплещите!».

Молодые умирают, как мощное пламя, на которое обрушились с силой воды, а старики — как догоревший костер, который тухнет и сам.

Предел старости не положен, не существует, и жизнь стариков оправдана, покуда они могут нести бремя долга и презирать смерть. Поэтому старость даже мужественнее и сильнее молодости. Потому то, когда тиран Писистрат спросил Солона, что дает ему силы столь храбро сопротивляться, — Солон, говорят, ответил: «Старость».

He всякое вино и не всякий нрав портится с возрастом.

Если я (…) заблуждаюсь, веря в бессмертие души человеческой, то заблуждаюсь охотно и не хочу, чтобы у меня отнимали мое заблуждение, услаждающее меня, пока я живу; если же я по смерти ничего не буду чувствовать, как думают некие ничтожные философы, то мне нечего бояться насмешек умерших философов.
Если нам не суждено стать бессмертными, то для человека все таки лучше угаснуть в свой срок; ведь природа устанавливает меру для жизни, как и для всего остального, старость же — последняя сцена в драме жизни.

Войны надо начинать с целью (…) жить в мире.

Если бы кто нибудь из богов подарил мне возможность возвратиться из моего возраста в детский и плакать в колыбели, то, конечно, я отказался бы и, конечно, не пожелал бы, чтобы меня, как бы пробежавшего все ристалище, отвели бы вспять от конечной черты к начальной.

Войну с кимврами мы вели как войну (…) из за того, кто из противников будет существовать, а не из за того, кто из них будет повелевать.

Надо стараться воздавать каждому по его заслугам; это — основа справедливости.

Пусть каждый знает свои возможности и будет проницательным судьей своим хорошим и дурным качествам, дабы не показалось, что актеры проницательней нас. Ведь они выбирают себе не наилучшие, но наиболее подходящие им трагедии. (…) — Итак, актер поймет это на сцене, но этого не поймет мудрый человек в жизни?

Что делать не позорно, (…) называть непристойно. (О «зазорных» частях тела).

Люди приносят людям и величайшую пользу, и величайший вред.

Те, кто захочет, чтобы их боялись, сами неминуемо будут бояться именно тех, кто будет бояться их.

Дело судьи — при разборе дел всегда следовать правде; дело защитника — иногда защищать правдоподобное, даже если это не вся правда.

Всякий раз как люди, раздавая, начинают нуждаться в средствах, они оказываются вынужденными забирать себе чужое имущество.

Государство больше, чем на чем бы то ни было, держится на кредите.

В делах государственных (…) ничто жестокое не бывает полезным.

Позорное не полезно никогда.

Только тот человек вправе зваться свободным, который хоть изредка бывает без дел.

История — свидетельница времени, свет истины, жизнь памяти, учительница жизни, вестница старины.

Никто не может быть хорошим поэтом (…) без душевного горения и как бы некоего вдохновенного безумия.

Однажды мне случилось познакомиться с некоторыми греческими книгами под заглавием «О смешном». (…) Однако те, кто пытался подвести под это остроумие какие то научные основы, сами оказались настолько неостроумны, что впору было смеяться над их тупостью. Вот почему мне и кажется, что остроумию никоим образом нельзя научиться.

Смех исключительно или почти исключительно вызывается тем, что обозначает или указывает что нибудь непристойное без непристойности.

Легче всего подвергается насмешке то, что не заслуживает ни сильной ненависти, ни особенного сострадания.

Чрезмерное наслаждение граничит с отвращением.

Наибольшая польза обыкновенно несет в себе и наибольшее величие, и даже наибольшую красоту.

Самое длительное сочетание слов [в ораторской речи] — это то, какое может быть произнесено на одном дыхании.

Пусть [каждый] (…) идет по тому пути, по какому может, ибо если стремиться стать первым, то не позорно быть и вторым, и третьим.

Проза (…) труднее поэзии, ибо там есть известный твердо определенный [ритмический] закон, которому необходимо следовать, в речи же ничего не установлено наперед.

Сначала в уме намечается мысль, тотчас затем сбегаются слова, и ум с несравненной быстротой рассылает их на свои места, чтобы каждое откликалось со своего поста. Этот намеченный строй в разных случаях замыкается по разному, но все слова — и начальные, и срединные — всегда должны равняться на концовку.

[О речи, не учитывающей требования ритма:] Уму этого достаточно, а слуху недостаточно.

Если ты возьмешь хорошо слаженное построение тщательного оратора и нарушишь его перестановкой слов — развалится вся фраза. (…) Малейшее перемещение слов, хотя бы слова оставались те же, превращает все в ничто, когда заменяет складность беспорядком.

Молнии блистали бы слабее, не будь они напряжены ритмом.

Изгнание страшно для тех, кто как бы огородил для себя место, где должно жить, но не для тех, кто считает весь мир единым градом.

Если актер хотя бы чуть чуть нарушит ритм в своих движениях или произнесет стих, ошибившись в краткости или долготе хотя бы одного слога, он будет освистан или ошикан, а в жизни, которая требует больше меры, чем любое движение, которая должна быть слаженнее любого стиха, ты полагаешь возможным допустить ошибку хотя бы в едином слоге?

Хотя твое изложение (…) показалось мне несколько взъерошенным и непричесанным, но его украшает именно пренебрежение к украшениям, подобно тому как женщины кажутся хорошо пахнущими именно оттого, что они ничем не пахнут.

Теперь ничто не пользуется таким признанием у народа, как ненависть к народным вождям.

После того как Тираннион привел мои книги в порядок, мне кажется, что мое жилище получило разум.

Вершина всех зол — это победа в гражданской войне.

Лучше погибнуть в отечестве, нежели повергнуть отечество, спасая его.

Тот, кто господствует на море, хозяин положения.

Долго бояться — большее зло, нежели то самое, чего боишься.

Несчастье склонно к обвинению.

Я всегда полагал, что друзей [наших] недругов не надо преследовать, особенно друзей, стоящих ниже, и лишать самого себя этого оплота.

Никогда не было ни поэта, ни оратора, который считал бы кого нибудь лучше, чем он сам; это удел даже дурных.

Стыдливому человеку тяжело просить о чем нибудь большом того, кого он считает в долгу у себя, чтобы не показалось, что того, чего он просит, он больше требует, чем испрашивает, и рассматривает скорее в качестве платы, чем благодеяния.

Знаю я вас, великих защитников [т. е. адвокатов]: тому, кто захочет воспользоваться вашей помощью, надо, по крайней мере, убить человека.

[О правлении Юлия Цезаря:] Говорить то, что думаешь, пожалуй, нельзя; молчать вполне дозволяется.

В гражданских войнах все является несчастьем (…). Но нет ничего несчастнее, чем сама победа. (…) Победителю, уступая тем, с чьей помощью он победил, многое приходится делать даже против своего желания.

При встречах я давно делал попытки говорить с тобой об этом, но меня пугал какой то почти деревенский стыд; на расстоянии я изложу это более смело: письмо ведь не краснеет.

Тому, кто однажды перешел границы скромности, надлежит быть вполне бесстыдным до конца.

Ничто не может доставить читателю большего удовольствия, чем разнообразие обстоятельств и превратности судьбы.

Воспоминание о былых страданиях, когда находишься в безопасности, доставляет удовольствие.

Непозволительно назвать несчастным того, кто может поддержать себя сознанием правоты своих наилучших намерений.

Никому не следует особенно скорбеть из за того, что случается со всеми.

Не существует никакого великого зла, кроме чувства вины.

Каждый считает самым несчастным свое положение и каждый менее всего хочет быть там, где он находится.

Утешение на основании несчастий других (…) — самое слабое утешение.

Пока я буду существовать, я не буду тревожиться ни из за чего, если буду свободен от всякой вины; а если не буду существовать, то буду совершенно лишен чувства.

Государство не может пасть, пока стою я.

Я предпочитал даже самый несправедливый мир самой оправданной войне.

Если то, что обозначается словом, не позорно, то слово, которое обозначает, быть позорным не может. Задний проход ты называешь чужим именем; почему не его собственным! Если оно позорно, не называй даже чужим; если нет — лучше его собственным.

Приятно то прославление, которое исходит от тех, кто сам прожил со славой.

Сулла, суждение которого мы должны одобрить, когда увидел, что философы не согласны во мнениях, не спросил, что такое добро, но скупил все добро.

Чем лучше человек, тем труднее ему подозревать других в бесчестности.

Он (…) не имеет соперника в любви к самому себе. (О Помпее Великом.)

При столь тяжкой ране следует скорбеть, во избежание того, чтобы самая свобода от всякого чувства скорби не была большим несчастьем, чем скорбь.

Люди почему то легче оказываются благосклонными, когда они в страхе, нежели благодарными после победы.

Счастье не что иное, как благополучие в честных делах.

Их молчание — громкий крик.

[Римская] свобода не внушает страха жестокостью казней, а ограждена милосердием законов

Недолог путь жизни, назначенный нам природой, но беспределен путь славы.

Цезарь не забывает ничего, кроме обид.

Никто (…) не станет плясать (…) в трезвом виде, разве только если человек не в своем уме.

Кто остался доволен, забывает, кто обижен, помнит.

Природные качества без образования вели к славе чаще, чем образование без природных качеств.

Эти занятия [науками] воспитывают юность, веселят старость, при счастливых обстоятельствах служат украшением, при несчастливых — прибежищем и утешением.

Занятия другими предметами основываются на изучении, на наставлениях и на науке; поэт же обладает своей мощью от природы, он возбуждается силами своего ума и как бы исполняется божественного духа.

Природа велела мне быть сострадательным, отчизна — суровым; быть жестоким мне не велели ни отчизна, ни природа.

Будем надеяться на то, чего мы хотим, но то, что случится, перенесем.

На людей известных ссылаться не следует, так как мы не знаем, хотят ли они быть названными по имени.

Собаки (…) не могут отличить воров от честных людей, но все же дают знать, если кто нибудь входит в Капитолий ночью. И так как это вызывает подозрение, то они — хотя это только животные, — залаяв по ошибке, своей бдительностью приносят пользу. Но если собаки станут лаять и днем, когда люди придут поклоняться богам, им, мне думается, перебьют лапы за то, что они проявляют бдительность и тогда, когда для подозрений оснований нет. Вполне сходно с этим и положение обвинителей.

Если возможно применить законы, то преступного гражданина, вернее внутреннего врага, надо сломить судом, но если насилие препятствует правосудию или его уничтожает, то наглость надо побеждать доблестью, бешенство — храбростью, дерзость — благоразумием, шайки — войсками, силу — силой.

Мы всегда считали подати жилами государства.

Выдающийся император [полководец] должен обладать следующими четырьмя дарами: знанием военного дела, доблестью, авторитетом, удачливостью.

Если нашей жизни угрожают какие либо козни, насилие, оружие разбойников или недругов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо молчат законы среди лязга оружия.

Я (…) скорблю из за того, что в то время как государство должно быть бессмертно, оно держится на дыхании одного человека [т. е. Юлия Цезаря].

Жил довольно для славы, но для отчизны мало.

Различие между миром и рабством огромно. Мир — это спокойная свобода, рабство же — это худшее из всех зол, от которого мы должны отбиваться не только войной, но и ценой жизни.

[Цезарь], то внушая страх, то проявляя терпение, приучил свободных граждан к рабству.

Каждому человеку свойственно заблуждаться, упорствовать в заблуждениях свойственно только глупцу.

В учености и словесности всякого рода Греция всегда нас превосходила, — да и трудно ли здесь одолеть тех, кто не сопротивлялся?

Я охотнее готов заблуждаться вместе с Платоном, чем разделять истину с нынешними знатоками.

«Душа так бессильна, что не видит и самой себя!» — Точно так же, как и глаз: душа, не видя себя, видит все остальное.

Надеяться разумнее, чем бояться.

Смерть не имеет отношения ни к мертвым, ни к живым — одних уж нет, а других она не касается.

Итак, долой этот бабий вздор, будто умереть раньше времени — несчастье! Раньше какого времени? Данного нам природою? Но она дала нам жизнь, как деньги, только в пользование, не оговорив, до которого дня. Что же ты жалуешься, если она требует свое обратно по первому желанию? Таково было ее условие с самого начала.

Какую же жизнь считать долгой? и что вообще может быть долгого в жизни человека? (…) Долгим и коротким мы называем все на свете только по сравнению с тем, что людям дано и на что они рассчитывают. На реке Гипанисе, что течет в Понт с европейской стороны, живут, по словам Аристотеля, существа однодневки: так вот, кто из них прожил восемь часов, тот умирает уже в преклонном возрасте, а кто дожил до заката, тот достигает глубокой дряхлости, — особенно если это было в день летнего солнцестояния. Сравни человеческую долговечность с вечностью — и окажется, что мы почти все такие же поденки, как и эти твари.

Если толпа и судит порой справедливо о достойных людях, то это больше к чести для самой толпы, чем к счастью для таких людей.

[Достойный человек в смерти не] обретет ни малейшего зла. Он даже предпочтет умереть, пока все дела его идут на лад, ибо не так отрадно накопление благ, как горько их лишение. Именно это, думается мне, имелось в виду в словах одного спартанца: когда знаменитый олимпийский победитель Диагор Родосский в один день увидел олимпийскими победителями двух своих сыновей, тот спартанец подошел к старику и поздравил его так: «Умри, Диагор, живым на небо тебе все равно не взойти!»

Труд как бы создает некую мозолистую преграду против боли.

Старушки часто не едят по два три дня — а отними на один день еду у атлета, и он с криком восплачется к Юпитеру Олимпийскому, которому служит, что он так больше не может. Велика сила привычки!

Стенать мужчине иногда позволительно, хоть и редко; вопить непозволительно даже и женщине. (…) Если и случится вскрикнуть мужу сильному и мудрому, то разве лишь затем, чтобы усилить свое напряжение, — так бегуны, состязаясь, кричат что есть сил, так, упражняясь, подают голос атлеты, так кулачные бойцы, ударяя противника, вскрикивают, (…) — это не потому, что им больно или что они струсили, а потому, что при крике все тело напрягается и удар получается сильнее.

Для полководца и солдата одни и те же труды тяжелы по разному — полководцу они легче, потому что ему за них выше честь. (Свободное изложение мысли Ксенофонта).

Душе приходится судить о своей болезни лишь тогда, когда то, что судит, само уже больное.

Сострадание есть горе о чужом несчастье, (…) зависть есть горе о чужом счастье.

Тиран Дионисий, изгнанный из Сиракуз, в Коринфе учил малых детей — так не хотелось ему расставаться хоть с какой то властью!

Единственное зло в нашей жизни — это вина, а вины не бывает там, где случившееся не зависит от человека.

Гай Гракх, вконец опустошивший казну даровыми раздачами, на словах всегда был защитником казны.

Непредвиденное поражает сильнее.

Женоненавистничество возникает из страха.

Искать меры в пороке — это все равно что броситься с Левкадской скалы и надеяться удержаться на середине падения.

Мужество бывает и без ярости, а гнев, напротив, есть черта легкомыслия. Ибо нет мужества без разума.

Мужество не нуждается в помощи гнева: оно и само приучено, готово, вооружено ко всякому отпору. Иначе можно сказать, что и пьянство, а то и безумие тоже полезно мужеству, так как и пьяные и безумные тоже отличаются силою.

Соперник томится о чужом добре, которого у него нет, а завистник — о чужом добре, потому что оно есть и у другого.

Если есть любовь на свете — а она есть! — то она недалека от безумия.

Думают даже, будто старую любовь, как клин клином, можно выбить новой любовью.

Слава — суд толпы, состоящей из глупцов и подлецов.

Из всех поэтов, которых я знал, (…) каждый считал себя лучше всех.

Где хорошо, там и отечество.

Для человека ученого и образованного жить — значит мыслить.

Глуховат был Марк Красе, но глуховат несчастливо: то, что против него говорилось дурного, он слышал.

…Красивые слова, пустое колебание воздуха.

Когда я вижу, как тщательно уложены его волосы и как он [Юлий Цезарь] почесывает голову одним пальцем, мне всегда кажется, что этот человек не может замышлять такое преступление, как ниспровержение римского государственного строя.

Победив Помпея, Цезарь приказал с честью восстановить его поверженные статуи. Цицерон сказал: «Восстанавливая статуи Помпея, Цезарь укрепляет свои собственные».

Гирций (…) в речи своей против Пансы сказал об одной женщине, что она десять месяцев носила сына своего «в утробе». «Как? — подхватил он [Цицерон], — неужели другие носят в кармане?»

Цицерон, увидя, что его зять Лентул, человек маленького роста, опоясан длинным мечом, сказал: «Кто привязал моего зятя к мечу?»

Однажды, когда Цицерон ужинал у Дамасиппа, тот, угощая его посредственным вином, сказал: «Выпей этого фалернского, ему сорок лет». — «Право, — сказал Цицерон, — оно не по летам молодо».

Только одно отечество заключает в себе то, что дорого всем.

На первом месте должны быть родина и родители, потом дети и вся семья, а затем (остальные) родственники.

Нет места милее родного дома.

Человек часто сам себе злейший враг.

Познай самого себя.

Каждый человек — отражение своего внутреннего мира. Как человек мыслит, такой он и есть (в жизни).

Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.

Некоторые бывают людьми не по существу, а только по названию.

Привычка — вторая натура.

Лицо — зеркало души.

Ничто не сравнится в быстроте с душевной деятельностью.
Как чаша весов опускается под тяжестью груза, так и дух наш поддается воздействию очевидности.

Предусмотрительная природа, подняв людей с земли, сделала их высокими и прямыми.

Это существо, которое мы зовем человеком, одно лишь из стольких родов живых существ получило в удел разум и способность мыслить, тогда как остальные существа все лишены этого.

Родившиеся одновременно имеют и природу, и жизнь несходную.

Очевидно, что по природе каждый себе дорог.

Каждому свое красиво.

Собственное понимание добродетели и пороков самое главное. Если этого понимания нет, все становится шатким.

Природа не терпит одиночества.

Мировой организм есть неразрывное целое.

Мир по своей природе не только художественное произведение, но и художник.

Мир держит все в своих объятиях.

Нет ничего более упорядоченного, чем природа.

Нет ничего более изобретательного, чем природа.

Обычай не мог бы побороть природу — ибо она всегда остается непобежденной.

Вся природа стремится к самосохранению.

Все элементы мироздания гармонично связаны между собой.

Земля вращается вокруг своей оси.

Земля никогда не возвращает без излишка то, что получила.

Сила природы очень велика.

Ничто так не свойственно нашей душе, как числовая соразмерность.

Ежедневно сама природа напоминает нам, в сколь немногих, в сколь малых вещах она нуждается.

При руководстве природы ошибаться никоим образом нельзя.

Все, что делается согласно природе, должно считать счастливым.

Природа довольствуется малым.

Самой природой не дано нам познать пределы вещей.

То, что имеет силу в отношении большего, должно иметь силу и в отношении меньшего.

Необходимость — страшное оружие.

Необходимость не знает отдыха.

Не только целесообразно, но и необходимо.

Удивительно, как это жрецы предсказатели, взглянув друг на друга, могут еще удерживаться от смеха.

Что посеешь, то и пожнешь.

Природа предоставила нам временное пристанище, но не постоянное жилье.

Природа породила и создала нас для каких то больших (более значительных) дел.

Следует жить в соответствии с природой.

Если человек не страдает, значит ли это, что он наслаждается высшим благом?

Дух неизбежно стремится ввысь (к идеалам).

За вероломство и нравственную испорченность боги бессмертные обыкновенно сердятся и гневаются на людей.

Душа помнит о прошедшем, зрит настоящее, предвидит будущее.

Бренное тело дух вечный двигает.

Мы должны здраво обдумывать, что несет нам грядущий день.

Благодеяния, оказанные недостойному, я считаю злодеяниями.

Следует не только выбирать из зол наименьшее, но и извлекать из них самих то, что может быть в них хорошего.

Все ненавидят непомнящее благодеяние.

Каждому надо оказывать добра столько, сколько, во первых, сам можешь сделать, а затем еще сколько может принять его тот, кого любишь и кому помогаешь.

О времена! о нравы!

Не философы, а ловкие обманщики утверждают, что человек счастлив, когда может жить сообразно со своими желаниями: это ложно. Преступные желания верх несчастья. Менее прискорбно не получить того, чего желаешь, чем достичь того, что преступно желать.

О обманчивая надежда человеческая!

Ошибаются те, которые во время благополучия думают, что навсегда избавились от невзгод.

Сущность счастливой жизни в целом усматриваю в силе духа.

Если боль мучительна, она не продолжительна, а если продолжительна, то не мучительна.

Величайшее зло — страдание.

Кто страдает, тот помнит.

Первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем — не бояться какой бы то ни было правды.

Природа наделила человека стремлением к обнаружению истины.

Не стыдно ль физику, то есть исследователю и испытателю природы, искать свидетельства истины в душах, порабощенных обычаем?

Разуму не приходится выбирать, если выбор стоит между истиной и выдумкой.

Нет ничего слаще, чем свет правды.

Через сомнения приходим к истине.

Истина сама себя защищает.

Не понимаю, почему, не веря видениям безумных, должны мы верить видениям спящих, которые гораздо более смутны.

Лжецу мы не верим даже тогда, когда он говорит правду.

Разве порядочному человеку пристало лгать?

Справедливость есть высшая из всех добродетелей.

Существуют два первоначала справедливости: никому не вредить и приносить пользу обществу.

Справедливость без мудрости значит много, мудрость без справедливости не значит ничего.

Наиболее полезно то, что наиболее справедливо.

Несправедливость достигается двумя способами: или насилием, или обманом.

Справедливость в вопросах доверия именуется добросовестностью.

Справедливость проявляется в воздаянии каждому по его заслугам.

Справедливость не может быть отделена от полезности.

Невелика заслуга, если человек честен лишь потому, что никто и не пытается его подкупить.

Чем честнее человек, тем меньше он подозревает других в бесчестности. Низкая душа предполагает всегда и самые низкие побуждения у благородных поступков.

Чем человек умнее и искуснее, тем он становится более ненавистным, когда он утратил свою репутацию честности.

Те, кто много обманывают, стараются казаться честными людьми.

Ни один умный человек никогда не считал возможным верить предателю.

Труд делает нечувствительным к огорчениям.

Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга.

Память слабеет, если ее не упражняешь.

Дело стоит труда.

Труд притупляет горе.

Тела юношей закаляются трудом.

Нет ничего красивее хорошо возделанного поля.

Именно действие придает добродетели истинную ценность и достоинство.

Сделай, если можешь.

Ум человеческий всегда стремится к какой либо деятельности и ни при каких обстоятельствах не терпит непрерывного покоя.

Это очевидно, что мы рождены для деятельности.

Я больше, чем сделал, сделать не могу.

Стремление к деятельности крепнет с годами.

Раз начатое не может быть остановлено.

Ни одно изобретение не может сразу стать совершенным.

Осторожно действовать еще важнее, чем разумно рассуждать.

Следует осмотрительно делать то, что делаешь.

Должно соблюдать меру, наслаждаясь удовольствием.

Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.

Знание, далекое от справедливости, заслуживает скорее названия ловкости, чем мудрости.

Какую пользу или какую прибыль мы имеем в виду, когда желаем знать то, что сокрыто от нас?

Невежество — ночь ума, ночь безлунная и беззвездная.

Человеческий ум воспитывается учением и мышлением.

Чем талантливее и способнее человек, тем с большей раздражительностью и мучением он учит.

Порядок больше всего помогает ясному усвоению.

Обучать есть дело долга, развлекать же — дело уважения (к слушателям).

Найдется ли кто либо, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?

Занятия наукой питают юность, а приносят усладу старости, украшают в счастье, служат убежищем и утешением в несчастье.

Не знать истории — значит всегда быть ребенком.

История — свидетель прошлого, свет истины, живая память, учитель жизни, вестник старины.

Свести философию с неба на землю.

Философия — мать всех наук.

Философия является медициной души.

Геродот — отец истории.

Изучение и наблюдение природы породило науку.
Найдется ли такой человек, на которого не произвела бы впечатления древность, засвидетельствованная и удостоверенная столькими славнейшими памятниками?

Мы должны знать изобретения наших предков.

Мудрость Сократа состояла в том, что он не думал, что знал то, чего не знал.

Нет величайшей нелепости, которая не была бы сказана кем либо из философов.

Недостаточно обладать мудростью, нужно уметь пользоваться ею.

Поступки мудрых людей продиктованы умом, людей менее сообразительных — опытом, самых невежественных — необходимостью, животных природой.

Чем кто умнее, тем он скромнее.

Обязанность мудреца — иметь попечение о своем достоянии, не поступая ни в чем против обычаев, законов, установлений.

Мудрецу несвойственно делать то, о чем ему пришлось бы потом жалеть.

Как бы ты ни был мудр, а если тебе будет холодно, задрожишь.

Мудрость всегда удовлетворена тем, что есть, и никогда не досадует на себя.

Более поздние мысли обычно бывают более разумными.

Никакая острота ума человеческого не бывает так велика, чтобы могла проникнуть в небо.

Нет пользу мудрому в мудрости, если он сам себе не может помочь.

Мудрость — источник наук.

Предвидение будущего должно опираться не на предсказания и приметы, а на мудрость.

И в этом, несомненно, та высшая и божественная мудрость — глубоко понять и изучить дела человеческие, не удивляться ничему, что случилось, и ничто не считать невозможным до того, как оно произойдет.

Ничто так не противоречит рассудку и порядку, как случайность.

Каждому надо иметь свое суждение.

Храбрым помогает не только судьба, как поучает старинная поговорка, но гораздо более — разумное суждение.

Ни у глупцов никто не бывает счастлив, ни у мудрецов никто не бывает несчастлив.

Я предпочитаю ошибаться вместе с Платоном, чем разделять правильное суждение с этими людьми.

Каждый человек может заблуждаться, но упорствует в заблуждении только глупец.

Глупость, даже достигнув того, чего она жаждала, никогда не бывает довольной.

Сколь глубоки корни глупости!

Я не только досадую на свою глупость, но и стыжусь ее.
Очевидность умаляется доказательствами.

Что может быть отраднее и свойственнее человеческой природе, чем остроумная и истинно просвещенная беседа?

Не знаю ничего прекраснее, чем умение силою слова приковывать к себе толпу слушателей, привлекать их расположение, направлять их волю куда хочешь и отвращать ее откуда хочешь.

Как в жизни, так и в речи нет ничего труднее, как видеть, что уместно.

Краткость — лучшая рекомендация как для речи сенатора, так и оратора.

Поэтами рождаются, ораторами становятся.

Чистота речи совершенствуется посредством чтения ораторов и поэтов.

Суди не по отдельным словам, а по их общей связи.

Истинно красноречив тот, кто обыкновенные предметы выражает просто, великие — возвышенно, а средние — с умеренностью.

Ораторское искусство немыслимо, если оратор не овладел в совершенстве предметом, о котором хочет говорить.

Речь должна вытекать и развиваться из знания предмета. Если же оратор не обнял и не изучил его, то всякое красноречие является напрасным, ребяческим усилием.

Простой речи с первого взгляда как будто легче всего подражать, между тем первые опыты покажут, что нет ничего труднее.

Перо — лучший учитель, написанная речь лучше только продуманной.
Перестань, пожалуйста, говорить общими фразами.

Письмо развивает искусство владения словом.

Множество мыслей порождает многословие.

Образное изложение делает предмет речи видным.

Дела влекут за собой слова.

Факты не согласуются с речами.

Бумага не краснеет.

Не столь прекрасно знать латынь, сколь постыдно ее не знать.

Больше всего превосходим мы животных только одним: что говорим между собою и что можем словами выражать свои чувства.

Оживить речь юмором.

Нужно быть умеренным и в шутках.

В шутку, а не всерьез.

Предпочитаю сдержанную разумность болтливой глупости.

Величайшее из достоинств оратора — не только сказать то, что нужно, но и не сказать того, что не нужно.

Хвастливые речи — первый признак слабости, а те, кто способен на большие дела, держат язык за зубами.

Где дело само за себя говорит, к чему слова.

Лесть — помощница пороков.

Должно остерегаться открывать уши для льстецов и позволять им льстить нам.

Не хочу быть хвалителем, чтобы не казаться льстецом.

Лишь только однажды кто нибудь даст ложную клятву, тому после верить не следует, хотя бы он клялся несколькими богами.

Сочинения прекрасны именно отсутствием прикрас.

Дом, в котором нет книг, подобен телу, лишенному души.

Я ставлю ни во что чтение без всякого удовольствия.

Религия — это культ богов.

Когда гремит оружие, законы молчат.

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными.

Мы должны искоренять пороки и насаждать добродетели.

Крайняя строгость закона — крайняя несправедливость.

Судья — это говорящий закон, а закон — это немой судья.

Честный человек, садясь в судейское кресло, забывает о личных симпатиях.

Когда выступают с обвинением против кого либо, то нет ничего несправедливее останавливаться на длинном перечне фактов, говорящих против обвиняемого, и умалчивать о фактах, говорящих в его пользу.

Нельзя полагаться на показания озлобленного свидетеля.

Имеющий деньги не может быть наказан.

По справедливости можно сказать, что начальник есть говорящий закон, а закон — немой начальник.

Высшая законность — это высшее беззаконие.

Знание законов заключается не в том, чтобы помнить их слова, а в том, чтобы постигать их смысл.

Благо народа — вот высший закон.

Закон повелевает то, что следует делать, и запрещает противное этому.

Даже у разбойников есть свои законы.

Законы изобретены для блага граждан.

Сила совести судьи велика.

Правосудие следует рассматривать, как воздание каждому своего.

Решать юридически, а не оружием.

Величайшее поощрение преступления — безнаказанность.

Наибольший соблазн преступления заключается в расчете на безнаказанность.

Преступно брать деньги за вынесенные приговоры; еще преступнее осудить того, с кого возьмешь деньги за оправдание.

Обвинение предполагает наличие преступления.

Для обвиняемого желательнее всего признание обвиняемого.

Мы истинно свободны, когда мы сохранили способность рассуждать самостоятельно, когда необходимость не заставляет нас защищать навязанные и, в некотором роде, предписанные нам мнения.

Воспоминание неволи делает свободу еще сладостнее.

Лучше умереть, чем быть рабами.

Рабство — тягчайшее из всех несчастий.

Только то общество, в котором народ пользуется верховной властью, есть истинное вместилище свободы.

Превосходно, если мы сами в состоянии управлять собой.

Есть разница между легкомыслием демагогов и натурой подлинно демократической.

Как в дружбе, так и в государственной деятельности должны быть исключены притворство и лесть.

Ценить дороже то, что кажется полезным, чем то, что кажется нравственным, в высшей степени позорно.

Что безнравственно, то, как бы оно ни скрывалось, все таки не может никоим образом сделаться нравственным.

Кто однажды перешел границу скромности, тот делается постоянно и открыто бесстыжим.

Мягкость и кротость заслуживают одобрения, но с тем ограничением, чтобы применялась строгость.

Между добрыми людьми — все доброе.

Щедрость не знает границ.

Для государства полезно, чтобы знатные люди были достойны своих предков.

Мы жалеем больше тех, которые не ищут нашего сострадания.

Пусть каждый познает свои способности и пусть строго судит себя, свои достоинства и пороки.

Добродетель состоит в защите людей.

Нет никакого извинения проступку, даже если сделаешь его ради друга.

Грешить никому не полагается.

Велико могущество совести: оно дает одинаково чувствовать, отнимая у невинного всякую боязнь и беспрестанно рисуя воображению виновника все заслуженные им наказания.

Самое главное украшение — чистая совесть.
Моя спокойная совесть важнее мне, чем все пересуды.

Хотя всякая добродетель нас к себе влечет, однако всего более это делают справедливость и щедрость.

Быть свободным от вины — великое утешение.

Война требует быстроты.

Пусть оружие уступит место тоге, воинские лавры — гражданским заслугам.

Самый несправедливый мир я предпочел бы самой справедливой войне.

Нужно сделать все, чтобы не допустить вооруженной борьбы.

Если мы хотим пользоваться миром, приходится сражаться.

Мир должен быть добыт победой, а не соглашением.

Достигнутый мир лучше и надежнее ожидаемой победы.

Нет ничего радостнее победы.

Мир и согласие для побежденных полезны, для победителей только похвальны.

Деньги — нерв войны.

Битва за алтари и очаги.

Малую цену имеет оружие вне страны, если нет благоразумия дома.
Кто мужествен, тот и смел.

Добродетель, которая противится грядущему злу, называется храбростью.

Доблесть имеет много ступеней.

Кто уверен в себе, тому чуждо чувство страха. А так как предающийся печали испытывает также страх, то отсюда следует, что храбрость с печалью несовместима.

В страхе больше зла, чем в самом предмете, которого боятся.

Какая тревога мучила бы нечестивых людей, если был бы уничтожен страх перед наказанием?

С добрыми и злыми нельзя вести себя одинаково.

Они научились говорить перед другими, но не сами с собой.

Ничто так не сближает, как сходство характеров.

Легче переносится удар от друга, чем от должника.

Иначе живешь с тираном, иначе с другом.

Всем этим можно пренебречь, если речь идет о нас, но нельзя, когда речь идет о наших близких.

Равные больше всего сходятся с равными.

Без истинной дружбы жизнь — ничто.

Как много делаем мы для друзей, чего никогда не сделали бы для самих себя.

Сколько различных выгод соединяет в себе дружба! Куда бы вы ни обратились, она к вашим услугам; она повсеместна; никогда она не докучает, никогда не приходит некстати, она придает благополучию новый блеск, и неудачи, которые она разделяет, в большей степени теряют свою остроту.

В мире нет ничего лучше и приятнее дружбы; исключить из жизни дружбу все равно, что лишить мир солнечного света.

Как много прелести утратило бы наше счастье, если бы никто не радовался ему вместе с нами! Как трудно было бы перенести наши несчастия без друга, который испытывает их еще сильнее нас!

Истинный друг должен быть нашим вторым “я”; он никогда не потребует от друга ничего, кроме нравственно прекрасного; дружба дана нам природой, как помощница в доблестях, а не как спутница в пороках.

Дружба может быть прочна только при зрелости ума и возраста.

Истинная дружба должна быть откровенна и свободна от притворства и поддакивания.

Основа дружбы заключается в полном согласии воли, вкусов и мнений.

Искренней дружбе присуще давать советы и выслушивать их.

Только в одном случае нам нечего бояться оскорбить друга, это когда дело идет о том, чтобы высказать ему правду и таким образом доказать ему свою верность.
Дружба проникает в жизнь всех людей, но для сохранения ее порой приходится сносить и обиды.

Кто настолько глух, что даже от друга не хочет услышать правды, тот безнадежен.

Непременное условие дружбы — не предъявлять и не исполнять требований против духу чести.

Отделить льстивого друга и распознать при известном старании так же можно, как все подкрашенное и поддельное от чистого и истинного.

Дружба возможна только между хорошими людьми.

Ни водой, ни огнем мы не пользуемся так часто, как дружбой.

Каждый любит самого себя не с тем, чтобы получать какую либо награду за свою любовь, а потому, что каждый сам себе дорог. Если не применить то же самое к дружбе, то мы никогда не найдем истинного друга; ведь друг для каждого — это второй он сам.

Вообще о дружбе можно судить лишь по отношению к людям зрелого возраста и зрелой души.

Насколько кто сам себя ценит, настолько и друзья его ценят.

Враги всегда говорят правду, друзья — никогда.

Так как уединение и жизнь без друзей полны интриг и страха, то сам разум советует обзавестись дружбой.

Где найдешь того, кто честь друга ставил бы выше своей?

У кого уши закрыты для правды так, что он не может слышать правду от друга, на спасение того надо отложить надежду.

Человек — твой злейший враг.

Затаенная вражда опаснее явной.

Иные думают, что старую любовь надо выбивать новой любовью, как клин клином.

Выбирай, кого будешь любить.

Нельзя любить ни того, кого боишься, ни того, кто тебя боится.

Любовь — это стремление добиться дружбы того, кто привлекает своей красотой.

Для любящего нет ничего трудного.

Быть любимым и дорогим — приятно.

Брачный союз — первая ступень человеческого общества.

Любовь к родителям — основа всех добродетелей.

Не по дому следует почитать хозяина, а дом по хозяину.

Дети забавляют себя тем или иным занятием даже тогда, когда ничего не делают.

Человек должен научиться подчиняться самому себе и повиноваться своим решениям.

Нам не пристало падать духом.

Людей ослепляет страсть.

Что прилично, то достойно уважения, а что достойно уважения, то всегда прилично.

Не следует завладевать разговором как вотчиной, из которой имеешь право выжить другого; напротив, следует стараться, чтобы каждый имел свой черед в разговоре, как и во всем остальном.

Когда нечем гордиться в настоящем, хвастаются вчерашними заслугами.

Влюбленный в себя соперников не имеет.

Коварство предпочитает зло добру.

Сколько тысяч людей занимается разбоем, хотя за это положена смерть!

Алчность есть преступное желание чужого.

Глупости свойственно видеть чужие пороки, а о своих забывать.

Никакое притворство не может продолжаться долго.

Презренны те, которые, как говорится, ни себе, ни другим; в ком нет ни трудолюбия, ни усердия, ни заботливости.

Кто не стыдится, того я считаю заслуживающим не только порицания, но и наказания.

Расточительность подражает щедрости.

Гнев — начало безумия.

Жизнь коротка, но слава может быть вечной.

Тело мужей храбрых и великих людей смертно, а деятельность души и слава их доблести вечны.

Слава — вещь основательная.

Слава есть согласная похвала хороших людей, неподкупный голос людей, правильно судящих о выдающейся добродетели.

Слава, как тень, следует за добродетелью.

Не быть жадным — уже богатство, не быть расточительным — доход.

Бережливость — важный источник благосостояния.

Пусть мудрецы решатся презирать богатство.

Размеры состояния определяются не величиною доходов, а привычками и образом жизни.

Заменять богатство проворством ног.

Плод богатства — обилие, признак — обилия довольство.

Есть и пить нужно столько, чтобы наши силы этим восстанавливались, а не подавлялись.

Тщательно заботься о своем здоровье.

Высшее благо достигается на основе полного физического и умственного здоровья.

Помни, что сильные страдания завершаются смертью, слабые дают нам частые передышки, а над умеренными мы владыки.

Добросовестный врач прежде, чем назначить больному лечение, должен узнать не только его болезнь, но и привычки его в здоровом состоянии, и свойства тела.

Иногда можно застонать и мужчине.

Пока у больного есть дыхание, говорят, есть и надежда.

Все хотят дожить до старости, а когда доживут, ее же винят.

Потери наших сил гораздо чаще являются последствием порывов юности, чем разрушительного действия лет. Невоздержанная и сластолюбивая молодость передает старости изношенное тело.

Мне нравятся в молодом человеке какие либо хорошие черты старости, а в старике — какие либо хорошие качества молодости.

Легкомыслие свойственно цветущему возрасту.

Каждому возрасту присущи свои особенности.

Упражнение и умеренность могут даже и в старости сохранить до некоторой степени прежнюю силу.

Ничего так не следует остерегаться в старости, как лени и безделья.

Умеренные, уживчивые и неугрюмые старики проводят сносную старость; нетерпимость и угрюмость тяжелы во всяком возрасте.

Старость крепка благодаря основам, заложенным в молодости.

Старость отвлекает от занятия делами.

Остаются способности у стариков, лишь бы только оставался у них интерес к делу и трудолюбие.

Старость от природы слишком болтлива.

Свои пороки и свою вину неразумные люди слагают на старость.

В чем смысл старческой скупости — не понимаю.

Никто не может избежать смерти.

Путь в подземное царство отовсюду одинаков.

Жизнь мертвых продолжается в памяти живых.

От зол удаляет смерть, а не от благ.

Смерть обща всякому возрасту.

Ничто не цветет вечно.

Что прошло, того уж нет.

Ни одно искусство не замыкается в самом себе.

Все искусства состоят в исследовании истины.

Еще по теме:

Популярно:

Комментарии:

Книга на выходные: Цицерон нам врал, и мы ничего не знаем о Риме

Мэри Бирд
SPQR: История Древнего Рима

Издательство «Альпина нон-фикшн», 2016 г.

Про Древний Рим написаны тысячи книг: конкуренция среди авторов тут кажется особенно сильной. Но в SPQR английский историк Мэри Бирд смогла написать про Рим так, как не писал еще никто.

Прием, который применяет Мэри Бирд, довольно прост: она подвергает аккуратному сомнению все, что мы знаем о Риме. Про Рим по чуть-чуть знает любой мало-мальски образованный и даже не очень образованный человек. Мэри Бирд знает очень много. Более того, она знает, откуда информация к ней попала, из каких источников и насколько она достоверна.

Книга Мэри Бирд «SPQR: История Древнего Рима»

© Издательство Альпина нон-фикшн

Почти все, что нам известно о первых столетиях существования Рима: братья-близнецы Ромул и Рем, список царей, переход от монархии к республике, — было записано самими римлянами в первом столетии до нашей эры и уже тогда подвергалось сомнению.

Ромула и Рема, законных наследников, приказал убить узурпатор, но, как часто бывает в легендах, тот, кому это поручили, просто оставил их в лесу. И, по канонической версии, детей нашла и вскормила своим молоком волчица. Изображения которой теперь стоят по всему Риму.

Серьезно? Волчица, вскормившая двух человеческих детенышей? Уже в первом веке до нашей эры римляне не очень-то верили, что такое может быть. И пытались найти какую-то более правдоподобную версию. Lupa на латыни — не только «волчица», но и «проститутка». Может быть, это местная проститутка подобрала и воспитала будущего основателя Рима с братом-близнецом?

А сам Ромул? Римляне в его историчности не сомневались, а его хижина была туристической достопримечательностью республиканского и императорского Рима.

Серьезно? Волчица, вскормившая двух человеческих детенышей? Уже в первом веке до нашей эры римляне не очень-то верили, что такое может быть. И пытались найти какую-то более правдоподобную версию. Может быть, это местная проститутка подобрала и воспитала будущего основателя Рима с братом-близнецом?

Мэри Бирд аккуратно сомневается, по ее мнению, это просто «мистер Рим», герой, которого придумали в качестве основателя города. Такие персонажи есть для разных городов. Но зачем в этой легенде нужен Рем? Какой у него функционал? Его придумали только для того, чтобы его убил родной брат, когда они только начали строить город?

На эту тему

Ну хорошо, это времена древние. Не меньше загадок и в тех эпизодах истории Рима, которые описаны вроде бы очень хорошо. Скажем, легендарная победа Цицерона над Катилиной. Аристократ Катилина планировал государственный переворот и собирался залить Рим кровью. Но Цицерон раскрыл его планы, произнес несколько блестящих речей и спас республику, а неудавшийся заговорщик погиб в бою.

Но это та версия, которую мы знаем от победителя, то есть от Цицерона. Потому что от него остались речи, которые он заботливо велел записать и распространить.

Что же там было на самом деле? Начнем с того, что речи, которые мы знаем и по которым уже 2000 лет западный мир учится ораторскому искусству, Цицерон мог позднее подправить. Кроме того, Мэри Бирд аккуратно намекает, что Цицерон сильно преувеличил масштабы злозненности Катилины и, скорее всего, сам провоцировал его, чтобы стать героем.

Бирд пересказывает известные факты о Риме, затем объясняет, откуда мы их знаем и почему в них стоит сомневаться. Получается очень удачно выбранная интонация: не всезнайки, который поучает своих читателей, а ученого, который совершает открытие и приглашает нас стать его соавторами

По сути, это не книга о том, что мы знаем о Риме. Это книга о том, сколько всего мы не знаем о Риме. Логично, что опытный античник использовал для рассказа о Древнем Риме метод Сократа: «Я знаю, что ничего не знаю».

Бирд пересказывает известные факты о Риме, затем объясняет, откуда мы их знаем и почему в них стоит сомневаться. Получается очень удачно выбранная интонация: не всезнайки, который поучает своих читателей, а ученого, который на наших глазах совершает открытие и приглашает нас стать его соавторами. Получается древнеримский детектив.

Марк Туллий Цицерон о римских банкирах и банковских операциях в Древнем Риме Текст научной статьи по специальности «История и археология»

© 2013

М. Н. Сайко

МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН О РИМСКИХ БАНКИРАХ И БАНКОВСКИХ ОПЕРАЦИЯХ В ДРЕВНЕМ РИМЕ

В статье рассматривается деятельность древнеримских банкиров и основные банковские операции, проводимые этими банкирами. По информации, почерпнутой в философских работах, речах и письмах Марка Туллия Цицерона, были определены две категории лиц, занимающихся банковскими операциями: представители плебса и всадники. Проанализированы основные операции этих банкиров: сохранение денег за плату и привлечение средств в виде процентных взносов, операции с текущими счетами, перевод денег и жирорасчеты, проведение аукционов.

Ключевые слова: Цицерон, банкиры, всадники, аргентарии, центезима

Литературное наследие Цицерона содержит богатейшую информацию о жизни в Риме и его провинциях в I веке до н. э. Не обошел он своим вниманием и такой важнейший общественный феномен, как кредитные отношения. Цицерон упоминал о кредите и банках в своих речах, вынужден был решать долговые споры, исполняя обязанности проконсула Киликии и, как довольно богатый человек, сам был и заемщиком, и кредитором и в своей переписке часто упоминал тех банкиров, с которыми вел свои дела. Анализ и систематизация этой информации существенно пополнят наши знания об уровне развития кредитных отношений в Древнем Риме и будут способствовать более глубокому пониманию социально-экономического устройства этого общества.

Среди огромного количества исторических исследований, в которых в большей или меньшей степени затрагивается тема кредитных отношений в интерпретации М. Т. Цицерона, охарактеризуем несколько наиболее важных работ, которые можно объединить в две группы.

К первой группе отнесем публикации, посвященные изучению эпохи Цицерона или его творчества. Среди них отметим в первую очередь фундаментальное исследование С. Л. Утченко1. Описывая жизнь и творчество Марка Туллия, С. Утченко привел сведения о предпринимательской деятельности политических союзников или оппонентов Цицерона: Марка Красса, Марка Юния Брута, Гнея Помпея — а в связи с участием Цицерона в судебных процессах подробно описал ростовщические операции наместника Сицилии Гая Верреса2, а также известного спекулянта Гая Рабирия Постума3. Отметим также книгу Г. Буассье. В ней можно найти сведения о частной жизни Цицерона, в частности, о его денежных делах4.

Особое место среди этой группы работ занимают монографии В. Кролла «Культура эпохи Цицерона. Политика и хозяйство»5 и В. Фаулера «Социальная

Сайко Михаил Николаевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры государственной службы, истории и политологии Буковинского государственного финансово-экономического университета (Черновцы). E-mail: [email protected]

1 Утченко 1986.

2 Утченко 1986, 126-128.

3 Утченко 1986, 146-147.

4 Буассье 1880, 69-106.

5 Kroll 1933.

жизнь в Риме в эпоху Цицерона»6. Каждый их этих авторов посвятил кредитному делу в античном Риме по одной главе в своих исследованиях: В. Кролл — главу «Частное денежное дело»7, В. Фаулер — главу «Деловые люди и их методы»8. Они подробно описали деятельность откупщиков налогов, менял-аргентариев, рассказали о некоторых финансовых аферах, а Фаулер к тому же упомянул о кредитных операциях друга Марка Туллия — Тита Помпония Аттика и даже рассказал о долгах самого Цицерона. Оба автора придерживались циклической теории и находили в Древнем Риме эпохи поздней республики существенные черты капиталистической эволюции. В. Фаулер даже выстроил схему капиталистического развития Рима после Второй Пунической войны. Понятно, что в рамках нашего исследования мы не ставили задачу анализа концепции римского капитализма, но все же заметим, что она является удобным инструментом для изучения предпринимательства в античном Риме. Наиболее последовательно эта концепция изложена в работе Г. Сальвиоли «Капитализм в античном мире»9. В подтверждение своей теории Г. Сальвиоли привел немало интересных упоминаний о кредитных отношениях в античном Риме.

Авторы вышеназванных работ основное внимание уделяли событиям, вызвавшим наибольший общественный резонанс: злоупотреблениям Верреса и пу-бликанов, ростовщическим операциям Брута и Помпея, разного рода финансовым аферам. Будничная деятельность банкиров, негромкие банковские операции, которые, собственно, являются основной темой нашей статьи, попадали в поле зрения этих исследователей значительно реже.

Ко второй группе отнесем исследования, темой которых является кредит и кредитные отношения в античном Риме. Среди работ этой группы отметим монографию Ж. Андре о банковском деле в Древнем Риме10, работу В. Краута о римских банкирах11, капитальное исследование К. Смирнова12, статьи Л. Миттей-са13 и К. Вербовена14, а также главу «Цены, ссудный процент и денежное дело» в труде И. Марквардта15. Авторы указанных работ проанализировали деятельность римских банкиров, охарактеризовали основные банковские операции, которые они совершали, активно используя при этом информацию, которую оставил потомкам Марк Туллий Цицерон. Однако в этих исследованиях наследие Цицерона не систематизировано, потому что авторы и не ставили перед собой такой задачи.

Из этого беглого историографического анализа следует основная задача нашей работы: проанализировать основные упоминания о кредитных отношениях в Риме, которые встречаются в философских работах, речах и письмах Цицерона и на этой основе дать по возможности цельный рассказ о банкирах и банковских операциях в Риме I в. до н. э.

6 Fowler 1909.

7 Kroll 1933, 88-120.

8 Fowler 1909, 60-96.

9 Сальвиоли 1922.

10 Andreu 1999.

11 Kraut 1826.

12 Смирнов 1909.

13 Mitteis 1898.

14 Verboven 2001; 2008.

15 Marquardt 1884, 53-69.

При датировке мы не будем применять уточнение «до н.э.», потому что все описанные события происходили до Рождества Христова. Тексты речей, писем и философских работ Цицерона представлены в переводе А. Горенштейна, Ф. Петровского или на латыни. Латинские тексты взяты на сайте «Латинская библиотека»16.

Сначала определим основной круг лиц, которые, по мнению Цицерона, занимались кредитным делом. Цицерон упоминает в этой связи представителей всех сословий римского общества: сенаторов (ordo senatorius), всадников (ordo equester), других свободнорожденных граждан Рима, вольноотпущенников, а также провинциалов.

С последствиями кредитной деятельности представителей сенаторского сословия Марку Туллию пришлось столкнуться во время пребывания на посту проконсула Киликии (51-50 гг.). Именно из его писем стало известно о займах Марка Юния Брута жителям города Саламин на Кипре (Cic. ad Att. V. 21. 11; VI. 1. 6; VI. 2. 8) и царю Каппадокии Ариобарзану (Cic. ad Att. VI. 3. 5), а также о кредите, предоставленном этому царю Гнеем Помпеем (Cic. ad Att. VI. 1. 3; VI. 3. 5). Но в нашей статье мы не будем подробно рассматривать кредитную деятельность сенаторов, потому что, кроме ростовщических займов, они не предоставляли никаких других банковских услуг. Несомненно, что они могли иметь долю в банковском бизнесе своих вольноотпущенников или клиентов, но банкирами их назвать нельзя.

В контексте темы нашей статьи значительно больший интерес вызывает кредитная деятельность всадников, тем более что большинство исследователей признают основным занятием всадников в эпоху республики предпринимательство. Как особый класс дельцов определяли всадников Т. Моммзен17, Г. Сальвиоли18, С. Утченко19 и другие историки, изучавшие социально-экономический строй Рима в эпоху поздней республики. А. Немировский, например, отмечал, что «в эпоху поздней республики происходит окончательное оформление торгово-ро-стовщической группы в сословие всадников»20. Большинство из вышеназванных авторов признавали спекулятивный характер предпринимательской деятельности всадников и отмечали как одно из важнейших направлений обогащения представителей этого состояния финансово-кредитные операции.

Как наиболее активную часть всадников исследователи обычно выделяли так называемых «публиканов», то есть тех лиц, которые принимали подряды на выполнение казенных заказов (publicani, ordo publicanorum, от «publicum» — общественный). Одним из основных направлений деятельности публиканов был откуп налогов, а члены откупных товариществ (societates vectigalium publicorum) кроме сбора налогов занимались и ростовщической деятельностью, предоставляя займы провинциалам под огромные проценты. Однако откупщики, равно как и представители сенаторской аристократии, кроме ростовщических кредитов, не представляли других банковских услуг, и банкирами их назвать нельзя21.

16 The Latin library, //http://www.thelatinlibrary.com/cic. html.

17 Моммзен 2005, 117-118.

18 Сальвиоли 1922.

19 Утченко 1986, 65.

20 Немировский 1953, 134.

21 Больше о кредитных операциях откупщиков см.: Ростовцев 1899; Kniep 1896.

Но кроме откупщиков, в письмах Цицерона упоминаются также и всадники, которые активно занимались банковским делом, не входя в откупные компании. В источниках их называли «предпринимателями» («negotiatores») или «ростовщиками» («feneratores»). Эти названия слишком общие: термин «negotiatores» употреблялся как родовое название, обозначающее как людей, занимавшихся кредит-но-ростовщическими операциями, так и торговцев и промышленников, а понятие «feneratores» включало всякого ростовщика, независимо от его общественного положения22. Цицерон в рекомендательных письмах представлял некоторых из них — «мой близкий друг» («mihi familiaris») (Cic. ad fam. XIII. 56, 1), некоторых — «римский всадник» («equite Romano») (Cic. ad fam. ХШ. 45), часто вообще никак не называл (Cic. ad fam. XIII. 47). В литературе их определяют термином «банкиры»23. Именно так в дальнейшем мы их и будем именовать.

Среди представителей этой категории у Цицерона было немало не только хороших знакомых, но и многолетних искренних друзей. В первую очередь следует назвать Тита Помпония Аттика, ближайшего друга, родственника и личного банкира Цицерона. В своих многочисленных письмах Аттику Цицерон часто консультировался с ним в финансовых делах (Cic. ad Att. VI. 8. 5; VII. 18. 4; XVI. 2. 2), прибегал к его банкирским услугам (см. ниже). В свою очередь Марк Туллий помогал Аттику, пользуясь своим общественным положением. Так, когда у Аттика возникли проблемы с возвращением кредита жителями города Сикион и тот вынужден был в 61 г. сам направиться в этот город (Cic. ad Att. I, 13, 1), Марк Туллий обратился к наместнику Македонии Гаю Антонию Гибриде с просьбой помочь Аттику взыскать этот долг (Cic. ad fam. V. 5. 3). Упомянутый Гибрида был коллегой по консульству Цицерона, причем Марк Туллий помог ему получить Македонию в проконсульство, так что Цицерон имел все основания полагать, что Гай Антоний прислушается к его просьбе.

Довольно часто в письмах встречается и имя другого банкира — Луция Эг-нация. Известны рекомендательные письма Цицерона относительно Эгнация от 51 года пропретору Вифинии и Понта Луцию Силию Нерве (Cic. ad fam. XIII. 47) и Сексту Апулею в провинцию Азия в 58 году. В последнем письме Цицерон назвал Эгнация римским всадником и своим другом (L. Egnatio… equite Romano… familiarissime utor) (Cic. ad fam. XIII. 45). Упоминания об Эгнации можно встретить и в письмах Аттику (Cic. ad Att. Х, 15. 4; XI. 2. 3; XI. 3. 3; VII. 18. 4).

Хорошим знакомым Цицерона был и банкир из города Путеолы Марк Клу-вий. По завещанию Клувий сделал Цицерона одним из своих наследников, и в не скольких письмах Марк Туллий касается темы принятия этого наследства (Сю. ad Att. XIII. 37. 4; XIII. 45. 3; XIII. 46. 3). Известны рекомендательные письма Цицерона, адресованные пропретору Азии Квинту Минуцию Ферму, в которых он просил посодействовать Клувию в получении долга и процентов на него с жителей карийских городов Миласа, Алабанда, Гераклея, Баргилия (Cic. ad fam. XIII. 56. 2) и Кавн (Cic. ad fam. XIII. 56. 3). Города должны были, по мнению Марка Туллия, «либо заплатить деньги, либо удовлетворить претензии Клувия за счет городских доходов» («aut pecuniam solvat aut fructibus suis satisfaciant») (Cic. ad fam. XIII. 56. 2).

22 Fowler 1909, 80; Verboven 2008.

23 Буассье 1880, 112; Andreu 1999, 30-50.

Частенько встречается имя еще одного путеоланского банкира — Гая Весто-рия (C. Vestorio) (Cic. ad Att. VI. 2. 3; X. 5. 2; XIII. 12. 4). В 56 г. Цицерон упоминает его в связи с тем, что получил от этого банкира кредит (Cic. ad Att. IV. 6. 4), а в 45 г. Марк Туллий доверил Весторию принимать от его имени свою часть наследства вышеупомянутого Клувия (Cic. ad Att. XIII. 37. 4; XIII. 45. 3; XIII. 46. 3; XIV. 9. 1). Еще один путеоланец, Веттиен, в 40-х годах несколько раз выполнял финансовые поручения Марка Туллия (Cic. ad Att. X. 5. 3; X. 11. 5; X. 13. 5; X. 15. 4; XII. 3. 2; XV. 13. 3; XV. 13. 5).

Банкир Тит Пинний упомянут в письме пропретору Вифинии Публию Силию Нерве в конце 51 г. Цицерон уведомил Нерву, что Тит Пинний был его другом, и в своем завещании провозгласил Цицерона опекуном собственного сына и вторым наследником (то есть таким, который получает право на наследство в случае смерти первого) (T. Pinnio familiarissime me… qui me quum tutorem, tum etiam secundum heredem instituerit). Цицерон просил Нерву посодействовать в том, чтобы жители города Никея, занявшие у Пинния 8 млн. сестерций, вернули этот довольно значительный долг его сыну (eius filio… pecuniam Nicaeenses grandem debent, ad sestertium octogies) (Cic. ad fam. XIII. 61). Своим наследником сделал Цицерона и банкир Маний Курий, проживавший в городе Патры, в провинции Ахайя (Cic. ad fam. VII. 28. 1; XVI. 4. 2).

Имя известного в Риме банкира Фуфидия встречается в связи с тем, что Цицерон купил у него имение для брата Квинта. В сентябре 54 г. Марк Туллий писал об этом Квинту (Cic. ad Q. fr. III. 1. 3). Известно, что Фуфидий завещал Цицерону часть своих владений (Cic. ad Att. XI, 14, 3) и, уже после его смерти, в 47 году Аттик, по просьбе Марка Туллия проводил аукцион по продаже части его наследства (Cic. ad Att. XI, 15, 4). О каком-то Фуфидии, тоже ростовщике, писал в одной из своих сатир Гораций. Этот Фуфидий якобы «выколачивал с должников по 5% на месяц» (60% годовых) (Fufidius… quinas hic capiti mercedes exsecat…) (Hor. Sat. I. 2. 13-14). Но у Горация, скорее всего, речь идет о родственнике нашего Фуфидия, ведь литературоведы датируют написание «Сатир» началом 30-х гг.

В письме пропретору Вифинии Нерве в феврале 51 г. Цицерон рекомендовал ему банкира Марка Ления (M. Laenio) (Cic. ad fam. XIII. 63. 1). Этот Марк Лений был другом Аттика и представлял его финансовые интересы в Киликии во время проконсульства Цицерона (Cic. ad Att. V. 21. 10; VI. 1. 6; VI. 3. 5).

У банкира Квинта Селиция Цицерон хотел купить виллу в Неаполе (Cic. ad Fam. IX. 16. 10). В другом письме Цицерон упоминает Селиция в связи с его кредитными операциями (Cic. ad Fam. I. 5. 3). В нескольких письмах встречаются имена банкиров Квинта Миндия (Cic. ad fam. V. 20. 2; XIII. 28a. 2), Публия Валерия (Cic. ad fam. XIV. 2. 2; ad Att. V. 20. 3-4; V. 21. 14), Писона (Cic. ad Att. XIII. 2. 2, 1; XIII. 11. 2; XIII. 12. 4) и Целия (Cic. ad Att. VII. 3. 11; XII. 5. 2; XII. 6. 1). Несколько раз упомянуты Оппии из южноитальянского города Велии (Cic. ad Att. V. 1. 2; VII. 3. 4; VII. 22. 2; VIII. 7. 3; X. 4. 12)24, а имя банкира Консидия встречается лишь однажды — в письме Аттику от 1 января 61 г. (Cic. ad Att. I. 12. 1).

Об этом Квинте Консидии упомянул Валерий Максим, который похвалил его за то, что во время хаоса, наступившего вследствие заговора Катилины, он приостановил взимание долгов, которых накопилось 15 миллионов сестерций (Val.

24 Больше об Оппиях см.: Verboven 2001.

Max. IV. 8. 3). Интерпретируя этот отрывок, Жан Андре, исходя из того, что Кон-сидий обладал сенаторским цензом (свыше 1 млн. сестерций), сделал вывод, что Консидий, как и большинство других банкиров, упомянутых в переписке Цицерона, были сенаторами, а не всадниками (всаднический ценз, как известно, составлял 400 тыс. сестерций)25. Действительно, упомянутые Цицероном банкиры были людьми небедными, часто даже очень богатыми. Однако Андре не учел, что для того, чтобы стать сенатором, кроме соответствующего ценза, необходимо было, во-первых, иметь сенаторами не менее двух поколений предков, во-вторых, даже сыновья сенаторов числились всадниками и оставались ими пожизненно, пока не добивались места в курии26. Для того чтобы стать сенаторами, они должны были пройти несколько ступеней служебной карьеры и достигнуть, по меньшей мере, квестуры. Всадники, обладавшие сенаторским цензом, получали почетные титулы, но оставались в сословии всадников, и поэтому Квинт Консидий, равно как и другие банкиры, был все же всадником, а не сенатором.

Кроме всадников, банкирами можно назвать и большую группу представителей «нового плебса». Эт, в первую очеред, владельцы меняльных контор, которых в Риме называли на греческий манер «трапезитами», или, по-латыни, аргентария-ми («argentarii» — от лат. «серебро» или argenti distractores — «меняла»)27. Кроме размена монет они выполняли и основные банковские операции. Среди них были как свободнорожденные жители Рима, так и вольноотпущенники.

Местом пребывания аргентариев в Риме издавна был старый форум. В одном из писем Цицерон писал о деньгах, полученных на форуме («aere… circumforaneo») (Cic. ad Att. II. 1. 11). На форуме было несколько мест, связанных с деятельностью аргентариев. В первую очередь это меняльные лавки («tabernae argentariae»)28. На южной стороне форума располагались так называемые «старые таберны» («tabernae veteres»)29. На северной стороне форума стояли «новые та-берны» («tabernae novae»), восстановленные после пожара 210 г. (Cic. de orat. II. 66. 266).

Главной деталью таберны аргентариев был стол («mensa»), на котором меняла считал монеты, поэтому и сами кредитные учреждения часто называли «mensa», а самих банкиров — «менсариями» («mensarii»)30. В литературе есть немало упоминаний о государственных кредитных учреждениях («mensa publica»). В речи «В защиту Флакка» Цицерон также вспомнил о таком учреждении (Cic. pro Flacco. XIX. 44).

Кроме таберн, Цицерон вспомнил и об еще одном примечательном месте на старом форуме, связанном с деятельностью менял. Речь идет о так называемом «священном колодце» — специально огороженном месте, куда некогда попала молния. Такой колодец на старом форуме называли «Путеал Либона» («Puteal Libonis»), в честь городского претора 80-го г. Луция Скрибония Либона, который его построил (или перестроил). Этот Путеал находился возле восточного входа на форум, рядом с храмом Кастора (aedes Castoris), в котором менялы сберегали

25 Andreu 1999, 11.

26 Балахванцев 1992, 47.

27 Kraut 1826, 4

28 Marquardt 1884, 65; Kraut 1826, 34-41; Fowler 1909, 80.

29 Смирнов 1909, 9.

30 Kraut 1826, 3.

деньги (Juv. Sat. V. 14. 260). Между оградой храма и Путеалом функционировала денежная биржа, на которой римские предприниматели могли найти кредит, рассчитаться по предыдущим ссудам, получить справку о платежеспособности заемщика и т. д. В речи «За Сестия» Цицерон вспомнил о ростовщиках, столпившихся возле Путеала («puteali et faeneratorum gregibus») (Cic. pro Sest. VIII. 18).

Еще одним местом скопления деловых людей, о котором вспомнил Марк Туллий, был так называемый «средний Янус» («Ianus medius»). Во втором томе трактата «Об обязанностях» Цицерон иронически высказался о дельцах, пребывающих у «среднего Януса», заметив, что «… о происхождении, о зарабатывании, о размещении денег (равно как и о распоряжении оными) достойные мужи, пребывающие у «среднего Януса», расскажут лучше, чем любой философ.» (.de genere, de quaerenda, de collocanda pecunia, (vellem etiam de utenda), commodius a qui-busdam optimis viris ad Ianum medium sedentibus quam ab ullis philosophis…) (Cic. de off. II. XXIV. 87). В шестой филиппике Цицерон еще раз вспомнил о «среднем Янусе», намекнув на финансовые спекуляции брата Марка Антония — Луция Антония («L. Antonio a Iano medio patrono») (Cic. Phil. VI. V. 15).

Вопрос о месте расположении «Ianus medius» пока еще однозначно не решен. По мнению Ж. Андре, «Janus medius» находился сразу за фасадом базилики Эмилия31. С Ж. Андре солидарен и К. Вербовен, который локализует этот объект на северной стороне форума неподалеку от базилики Эмилия32. Действительно, на плане Рима, составленном Г. Дройзеном, позади эмилиевой базилики обозначено сооружение, носящее название «четырехликий Янус» («Ianus quadrifrons»)33. Если принять эту точку зрения, придется признать, что на римском форуме функционировали две денежные биржи: одна располагалась в юго-восточной части форума, между храмом Кастора и Путеалом, другая — в его северо-западной части, рядом с базиликой Эмилия.

Однако Г. Иордан локализовал «Ianus medius» в восточной части форума, рядом с Путеалом и храмом Кастора34. По его мнению, «Ianus medius» представлял собой обыкновенную арку, сооруженную у входа на форум и не имевшую никакого отношения ни к храму Януса, ни непосредственно к почитанию этого бога. Римляне называли «янусом» любую арку, потому что главный храм Януса, также расположенный на форуме, представлял собою фактически две арки, соединенные стенами35. Схожую точку зрения высказал И. Марквардт, утверждавший, что «Ianus medius» представлял собой одну из трех арок, сооруженных у восточного входа на форум. Две другие — «Ianus summus» и «Ianus imus» — стояли непо-далеку36. Согласившись с мнением Иордана и Марквардта, придем к выводу, что на римском форуме функционировала одна-единственная биржа, располагавшаяся на восточной его стороне, между оградой храма Кастора, Путеалом Либона и «средним Янусом». Решить, какая точка зрения ближе к истине, в рамках данного исследования невозможно. Для нас было важно зафиксировать сообщение Цицерона, что и было сделано.

31 Andreu 1999, 16.

32 Verboven 2008, 8.

33 Droysen 1886, 11.

34 Jordan 1885, 215.

35 Jordan 1885, 215

36 Marquardt 1884, 65.

Важную роль в кредитном деле играли также нуммуларии (лат. «nummularius» от «nummus» — «монета») — это менялы, которые занимались проверкой и разменом монеты (probatio nummorum). В трактате «Об обязанностях» Цицерон вскользь упомянул о преторском эдикте Марка Мария Гратидиана (85 г.), в соответствии с которым все денежные выплаты должны были осуществляться в присутствии нуммулариев (Cic. de off. III. 20. 80). Это делалось главным образом для того, чтобы не допустить обмана при определении качества и ценности монет и гарантировать договорившимся сторонам законность сделки. Со временем нум-муларии начали выполнять те же банковские операции, что и аргентарии37.

Банковские учреждения действовали, разумеется, не только в Риме, но и в других городах республики. Цицерон вспомнил о меняльных лавках в Регии («argentariam Regi») (Cic. in Verr. II. V. LXIV. 165), Сиракузах (argentariam … Syracusis) (Cic. de off. III. 14. 58), а также в африканском городе Лепта («argentariam Lepti») (Cic. in Verr. II. V. LIX. 155). Названные города ничем особенным не выделялись среди прочих, и поэтому мы с полным основанием можем предположить, что подобные учреждения функционировали едва ли не в каждом городе республики. Менялами в провинциальных городах могли быть как граждане Рима, так и провинциалы.

Таким образом, Цицерон определил две категории банкиров: первую представляли всадники, проводившие банковские операции как в Риме, так и в провинциях; вторую — аргентарии, менсарии и нуммуларии, рекрутировавшиеся из выходцев из непривилегированных слоев населения и провинциалов. Они стояли за меняльными столами на форумах и рынках Рима и других городов империи. Нам осталось проанализировать основные операции, которые выполняли представители обеих этих категорий.

Римские банкиры проводили как активные, так и пассивные операции. Начнем с депозитного дела. Римскому праву был известен договор хранения (depositum). Деньги обычно помещали в отдельный мешок, который опечатывался печатями депонента и депозитария (так же, как клиент нынешнего банка абонирует банковский сейф). Понятно, что депозитарий не имел права использовать задепониро-ванную сумму для собственных операций. Услуги по сохранению денег, как правило, оплачивались депонентом38.

Из писем Цицерона известно о своеобразной форме депонирования денег — депозитах в храме. Деньги помещал в храм заемщик, несогласный с условиями кредитора, и пока деньги лежали в храме, проценты на сумму долга не начислялись. Так, в 51 г. деньги в храм поместила община города Кавн в Карии до разрешения конфликта с упомянутым выше Марком Клувием (Cic. ad fam. XIII. 56. 3). Точно так же хотели поступить в 50 г. жители Саламина на Крите в ходе конфликта с Брутом, однако Цицерон уговорил их этого не делать (Cic. ad Att. V. 21. 14; VI. 1. 7).

По депозитам у банкиров известно, что Цицерон держал деньги у Аттика (Cic. ad Att. XV. 15. 1), Луция Эгнация («pecunia apud Egnatium est») (Cic. ad Att. XI. 3. 3) и других банкиров. Никаких дополнительных данных относительно характера этих взносов Цицерон не привел, но судя по тому, что эти деньги активно

37 Marquardt 1884, 66-67.

38 Муромцев 1883, 303.

использовались, это не был договор хранения. Скорее всего, это были процентные взносы. Правовой основой таких процентных вкладов был договор «depositum irregulare» — договор хранения незапечатанных денег. Депозитарий должен вернуть не те же самые монеты, а такую же сумму денег (Dig. XVI. III. 26. 1; XIX. II. 31). Задепонированные деньги временно переходили в собственность депозитария, который за разрешение за пользование деньгами платил депоненту про-

39

центы .

Пользуясь как собственными, так и привлеченными средствами, римские банкиры предоставляли деньги под процент40. Цицерон вспомнил о займах у Аттика (Cic. ad Att. V. 15. 2), упомянутых выше Оппиев (Cic. ad Att. VIII. 7. 3), Луция Эгнация (Cic. ad Att. Х. 15. 4), Писона (Cic. ad Att. XIII. 11. 2), Целия (Cic. ad Att. VII. 3. 11), Вестория (Cic. ad Att. IV. 6. 4), Публия Валерия (Cic. ad fam. XIV. 2. 2), Веттиена (Cic. ad Att. X. 11. 5) и т. д. Выше упоминалось о займах, которые представил карийским городам Марк Клувий (Cic. ad fam. XIII. 56. 2), Аттик — эпирскому городу Сикион (Cic. ad Att. I. 13. 1; I. 19. 9), Эгнаций — малоазийским городам (Cic. ad fam. XIII. 45), Марк Лений — вифинцам (Cic. ad fam. XIII. 63. 1) и т. д. Наконец, стоит вспомнить о 15 миллионах вышеупомянутого Квинта Кон-сидия, которые были предоставлены заемщикам под процент41.

Уровень процентной ставки в различных соглашениях был разным и зависел не только от экономических, но и от политических факторов. Законный максимум процентной ставки был введен римским сенатом в 88 году по прямому указанию Суллы. Он составлял 1% с капитала в месяц, или 12% годовых, и носил название «сотая» (centesimae — центезима) (Cic. ad Att. V. 21. 11; VI. 1. 5; VI. 2. 7; VI. 3. 5). Фактически же в самом Риме вследствие наплыва капиталов легко можно было взять ссуду под меньший процент. Сам Цицерон не хотел брать кредит под 12%, и в письме Аттику от 1 января 61 г. сообщил, что ищет новых кредиторов, потому что дядя Аттика, Цецилий, не соглашается на процент меньше центезимы («a Caecilio… minore centesimis nummum movere non possunt») (Cic. ad Att. I. 12. 1). В письме Публию Сестию от 10 декабря 62 г. речь идет уже о 6% («половина» — «semissibus») (Cic. ad fam. V. 6. 2). В середине I в. в Риме можно было занять деньги и под 4%. В письме брату, написанном в июле 54 г., Цицерон отмечал, что в связи с выборами процентная ставка поднялась с 4% (usurae trientes) до 8% (usurae besses) (Cic. ad Q. fr. II. 14. 4). То же и в письме Аттику: «Процент из 4% превратился в квинтильськие иды в 8%» («faenus ex triente Idibus Quintilibus factum erat bessibus») (Cic. ad Att. IV. 15. 7). Марк Туллий назвал и причину повышения процентной ставки — массовый подкуп избирателей в трибах (Cic. ad Att. IV. 19) и центуриях (Cic. ad Q. fr. II. 14. 4).

В провинциях же вследствие оттока капиталов процентная ставка была значительно выше, чем в Риме, и достигала в близкой Сицилии 24% (binae centesimae) (Cic. in Verr. II. III. 165), а в других провинциях 48% (quaternae centesimae) годовых. К тому же, в соответствии с законом Габиния 67 г., провинциалам было запрещено брать деньги в самом Риме. Так, в письме Аттику за 50 г. Цицерон отметил, что саламиняне взяли заем вопреки Габиниеву закону (…pecuniam Salaminii

39 Виндшейд 1875, 311-313.

40 Kraut 1826, 24.

41 Andreu 1999, 11.

contra legem Gabiniam sumpserant) (Cic. ad Att. VI. 2. 7). Поэтому немало римских граждан, пользуясь таким положением денежного рынка, получали деньги в Риме на весьма умеренных условиях, а затем предоставляли займы в провинции под огромные проценты. Об одном таком дельце — Публии Ситтии — узнаем из речи Цицерона в защиту Суллы. Ситтий должен был значительные средства римским кредиторам, но еще более значительные средства ему были должны заемщики в Мавритании (Cic. pro Sulla. XX. 58). Собственно, и большинство банкиров-всадников кредитовали преимущественно провинциалов.

Древнему Риму было известно и начисление сложных процентов. Если у заемщика не хватало денег, чтобы рассчитаться с кредитором, он мог взять у него новый заем для погашения старого долга. В этом случае в основной капитал займа включалась прежняя сумма с начисленными процентами. Эта операция носила название «versura»42. В письмах Цицерона есть несколько упоминаний о такого займах: относительно себя самого (Cic. ad Att. V. 1. 2; V. 15. 2; XV. 20. 4; XVI. 2. 2), своего брата Квинта (Cic. ad Att. VII. 18. 4; X. 15. 4), жителей города Саламин на Кипре (Cic. ad Att. V. 21. 12).

Из писем Цицерона знаем и о прямом начисления сложных процентов («anatocismus»)43. В своем эдикте, провозглашенном во время пребывания на посту проконсула Киликии, Цицерон установил для провинции обычную плату за кредит в размере центезимы «с ежегодным анатоцизмом» («cum anatocismo anniversario»), то есть позволил начисление сложных процентов. Невыплаченные суммы процентов ежегодно должны были добавляться к основному капиталу, и дальше проценты взимались уже из полученной суммы (Cic. ad Att. V. 21. 11). В оправдание Марка Туллия скажем, что в описанном случае кредиторы требовали 48% годовых, а Цицерон отстаивал центезиму с анатоцизмом в интересах заемщиков. О взыскании центезимы с «ежегодным перерасчетом процента» («in singulos annos faenore») упомянуто также в письмах к Аттику от 24 февраля (Cic. ad Att. VI. 1. 5), 26 июня 50 года (Cic. ad Att. VI. 3. 5).

Проценты по займу уплачивались, как правило, ежемесячно. Так, царь Кап-падокии вносил Помпею по 33 аттических таланта каждые 30 дней («tricesimo quoque die talenta Attica XXXIII») (Cic. ad Att. VI. 1. 3).

Сроком выплаты процентов и основного капитала займа считались календы (первое число каждого месяца) или иды (середина месяца). Известно, что в марте, мае, июле и октябре иды выпадали на 15-е число, а в остальные месяцы — на 13-е. Цицерон упоминает о платеже в секстильские календы («Kal. Sext.») (Cic. ad Att. XVI. 2. 1), февральские («Idibus Febr.») (Cic. ad Att. I, 7, 3) и ноябрьские иды («Idus Novembn.») (Cic. ad Att. X. 5. 3).

Осуществление банковских операций в Риме было бы невозможным без наличия специальных бухгалтерских книг. Вообще-то домовые книги в Риме вел каждый глава семьи («pater familias»). Об общем распространение таких книг Цицерон высказался в речи «За Фонтея» («.. .nummus in Gallia nullus sine civium Romanorum tabulis commovetur…») (Cic. pro Font. 11). Правда, в упомянутом отрывке речь шла о Галлии, но не возникает сомнений, что это замечание касается всей республики.

42 Marquardt 1884, 63.

43 Marquardt 1884, 63.

Среди бухгалтерских книг в первую очередь отметим « дневник» («adversaria»), в который записывались ежедневные прибыли и расходы. Этот дневник выполнялся на дощечке, покрытой воском (adversaria quam tabulae) (Cic. pro Rose. Com. 6). Дневник служил для черновых и временных записей, и раз в месяц сведения из него переносились в основную бухгалтерскую книгу, а предыдущие записи стирались (Cic. pro Rose. Com. 7). Эта основная книга называлась «книга доходов и расходов». Она могла выполняться на восковых дощечках и тогда именовалась «tabulae accepti et expensi» (Cic. de orat. 47. 158; in Verr. II. II. 186; pro Rose. Com. 2) или просто «tabulae» (Cic. pro Cluent. XXX. 82; pro Font. 12; pro Rosc. com. 13). Надписи, как и в предыдущем документе, писали стилом. Сама доска была разделена на две части: над одной надписывалось «accepti», над другой была надпись «expensi» («доходы» и «расходы»). Часто книга доходов и расходов выполнялась в виде книги («кодекса») из листков папируса или пергамента, скрепленных в корешке и помещенных в обложку или переплет, и в этом случае называлась «codex accepti et expensi» (Cic. pro Rosc. Com. 4; 5).

Если adversaria не носила характер официального документа, то последняя книга использовалась как судебное доказательство (Cic. pro Rosc. Com. 6). Об использовании счетных книг в судебном следствии Цицерон упомянул также и в речах «В защиту Скавра» (Cic. pro Scaur. 18) и «В защиту Флакка» (Cic. pro. Flacco. IX. 20). С помощью книг доходов и расходов заключались письменные (литеральные) контракты (contractus litteralis). При предоставлении займа банкир заносил одолженную сумму на имя заемщика в графу «расходы», и одновременно заемщик отмечал получение оговоренной суммы в своей книге в графе «прибыль». Записи сверялись и уточнялись, приобретая форму обоюдной сделки (Cic. ad Att. VII. 3. 7). При погашении долга проводилась обратная операция44.

Такого рода контракты заключали между собой исключительно cives romani, а в отношениях, участниками которых были перегрины, договор займа оформлялся с помощью расписок «синграфа» (syngrapha) и «хирографум» (chirographum). В письмах Цицерона встречаем только синграфу. Эта расписка выполнялась в двух экземплярах, излагалась в третьем лице (такой-то взял у такого-то такую-то сумму) и составлялась в присутствии свидетелей, которые подписывали документ вслед за кредитором и должником и скрепляли его своими печатями. Так, с помощью синграфы был оформлен контракт между Брутом и саламинянами (Cic. ad Att. VI. 2. 7; V. 21. 12), между Публием Ситтием и Птолемеем Авлетом (Cic. ad fam. VII. 17. 1; VIII. 4. 5), долг самого Цицерона (Cic. ad Att. XII. 51. 3) и т. д. При погашении долга кредитор давал заемщику расписку о том, что долг выплачен и у него нет претензий к заемщику («satis dare amplius abs te non peti»). Этот текст привел неутомимый Цицерон в письме Аттику, датированном февралем 67 г. (Cic. ad Att. I. 8. 1).

Римские банкиры проводили операции с текущими счетами клиента. В письмах Цицерона описана так называемая делегация (delegatio), т.е. перевод долгового обязательства с одного должника на другого (Cic. ad Att. XII. 3. 2). Пассивная делегация — кредитор по просьбе должника соглашался принять исполнение от третьего лица. Так, в письме Аттику от 3 февраля 49 г. Марк Туллий просил разрешения перевести брату Квинту его долг Аттику на Эгнация (debet ab Egnatio

44 Муромцев 1883, 211.

solvate), поскольку на текущий счет последнего должны были внести деньги многочисленные должники Квинта (Cic. ad Att. VII. 18. 4). Упоминание о пассивной делегации находим и в других письмах Цицерона (Cic. ad Att. XIII. 3, 1; ad fam. V. 20. 3). Эта операция проводились путем жирорасчетов, т.е. перевода денег с текущего счета одного клиента на счет другого. Для этого банкир переписывал суммы в своей бухгалтерской книге из таблицы одного клиента на таблицу другого.

Активная делегация — должник по желанию кредитора обещал исполнение третьему лицу. В этом случае кредитор (делегант) давал указание своему должнику выдать определенную сумму другому лицу (делегатарию). Так, в письме Аттику от 12 августа 45 г. Цицерон сообщил, что делегировал долги своих клиентов на брата Квинта (Cic. ad. Att. XIII. 46. 4), а в письме Аттику от 14 апреля 49 г. просил его поручить Оппиям уплатить деньги жене Теренции (Cic. ad. Att. X. 4. 12).

Специфическим видом активной делегации, которую осуществляли римские банкиры, был договор «receptum argentarii», в соответствии с которым банкир принимал обязательства перед своим клиентом выплатить его долг третьему лицу45. Указанный долг (собственно, любая определенная сумма денег) мог быть выплачен не только в месте жительства клиента банковской конторы, но и в любом другом месте, и это давало возможность осуществлять перевод денег, трассируя нужные суммы на любой город страны. Так, в письме от 13 июня 44 г. Цицерон поручил Аттику рассчитаться с его долгом с городской общиной города Арпина и вернуть деньги эдилу города Луцию Фадию («nummos Arpinatium, si L. Fadius aedilis petet, vel omnis reddito») (Cic. ad Att. XV. 15. 1). В другом письме Цицерон благодарил Аттика за то, что тот погасил его небольшой долг, взятый в Путеолах («de raudusculo Puteolano») (Cic. ad Att. VI. 8. 5).

Перевести деньги можно было и с помощью специального «обменного письма» («permutatio pecuniae»). Так, в марте 45 г., провожая своего сына Марка на обучение в Афины, Цицерон консультировался с Аттиком относительно того, как лучше поступить с деньгами на содержание сына: дать ему наличные или перевести деньги в Афины («Athenis permutarine») (Cic. ad Att. XII. 24. 1). Решение было принято в пользу перевода денег, и в следующем письме Цицерон просил Аттика обменять для сына нужную сумму денег (nummorum quantum opus erit ut permutetur tu videbis) (Cic. ad Att. XII. 27. 2). На ежегодные расходы на все время учебы Цицерону сыну назначили довольно значительную сумму в 100 тысяч сестерциев46, поэтому аналогичную просьбу («permutetur Athenas») встречаем в письме от 13 июня 44 г. (Cic. ad Att. XV. 15. 4). А в письме от 2 августа 45 г. речь снова идет об активной делегации: должник Аттика Ксенон должен был свой долг выплатить молодому Цицерону в Афинах (Cic. ad Att. XIII. 37. 1). Можно встретить упоминания о переводе денег с помощью «обменного письма» самому Марку Тулию от Аттика (Cic. ad Att. V. 15. 2; XI. 1. 2), от Теренции через Аттика (Cic. ad Att. XI. 24. 3), о переводе денег самим Цицероном брату Квинту (Cic. ad Q. fr. 1. 3. 7) и т.п.

На первый взгляд, это «обменное письмо» сильно напоминает хорошо известный нам переводной вексель или тратту — приказ кредитора (трассанта) заемщику (трассату) о выплате определенной суммы предъявителю (ремитенту). Однако,

45 Смирнов 1909, 3.

46 Буассье 1880, 91.

поскольку отсутствовали такие важные элементы переводного векселя, как акцепт и протест векселя, а римские банкиры не совершали учетных операций, упомянутое «обменное письмо» не могло выступать в качестве самостоятельного платежного инструмента. Поэтому мы можем называть указанный документ векселем лишь условно, учитывая вышеприведенные оговорки. К. М. Смирнов употребляет термин «аккредитив»47, В. Фаулер определяет этот документ и как «аккредитив» («letter of credit»), и как «вексель» («bill of exchange»)48.

Заинтересованный читатель может сам определить экономическую сущность «обменного письма», проанализировав те финансовые операции, которые мы приводим ниже. Первая из них описана Цицероном в письме от 27 июля 51 г. Марк Туллий вступал в должность проконсула Киликии, для чего должен был приехать в ее столицу Тарс и принять дела от бывшего наместника — Аппия Клавдия Пуль-хра. Но он написал, что задержится в Лаодикии, чтобы получить деньги посредством официального векселя («publica permutatione») (Cic. ad fam. III. 5. 4). Речь идет о деньгах, которые выделялись из эрария на содержание проконсула и его аппарата. Однако из самой провинции в Рим поступали средства в виде налогов. Чтобы лишний раз не перевозить деньги, официальным лицам выдавали указанный документ, по которому они получали необходимые для осуществления своих функций средства на месте, в конторе соответствующей компании публиканов. Другая операция описана в письме Аттику, написанном в начале января 48 г. Цицерон просил Аттика перевести деньги («pecuniae permutatione») из Азии в Рим (Cic. ad Att. XI. 1. 2). Речь идет о 2200000 сестерций, которые Цицерон, будучи проконсулом Киликии, вложил в компанию публиканов «Asiani» с центром в городе Эфес («Ephesi apud publicanos deposuisse, id fuisse HS. XXII») (Cic. ad fam. V. 20. 9). Финансовые трудности, с которыми Цицерон встретился в Риме, побудили его отозвать свой вклад.

Очень современная, по нашему мнению, финансовая операция изложена в письме от 11 июля 44 г.: Цицерон просил Аттика оплачивать его счета, ничего от него не ожидая («nihil a me exspectes»), т. е. не дожидаясь новых поступлений. Мотивировал он свою просьбу тем, что многочисленные его должники, которые должны внести деньги на счет Марка Туллия у Аттика, весьма ненадежны и могут просрочить выплаты (Cic. ad Att. XVI. 2. 2). Мы не можем интерпретировать этот отрывок никак иначе, как просьбу Цицерона открыть для него кредитную линию и осуществлять выплаты овердрафт.

Очень важной функцией банкиров было аукционное дело49. Аукцион проводился при продаже ипотечного залога несостоятельных должников, а также при распределении имущества умершего. Привлечение банкиров к аукционному делу было вызвано несколькими причинами. Во-первых, проведение аукционов требовало от аукциониста специальных знаний, умения работать со специальными бухгалтерскими книгами («tabulae auctionariae»). К тому же правила римских аукционов предусматривали, что покупатель на аукционе мог оплатить покупку как наличными, так и в кредит. Продавец же должен был получить деньги сразу после

47 Смирнов 1909, 120.

48 Fowler 1909, 82.

49 Marquardt 1884, 66.

продажи вещи50. Ясно, что необходимый для проведения такого аукциона оборотный капитал мог иметь в своем распоряжении лишь банкир.

Из писем Цицерона знаем, что он, став одним из наследников вышеупомянутого Клувия, решил поручить продажу имущества последнего банкиру из Пу-теол Весторию (Cic. ad Att. XIII. 45. 3). Из другого письма известно, что Весто-рий согласился проводить этот аукцион (Cic. ad Att. XIII. 37. 4). Тот же Весторий принимал участие в продаже доли Цицерона в имуществе некоего Бринния («de Brinniana auctione accepi a Vestorio litteras») (Cic. ad Att. XIII. 12. 4; XIII. 50. 2). Выше уже упоминалось письмо от 14 мая 47 года, в котором Цицерон просил Аттика посодействовать проведению аукциона по наследству Фуфидия (Cic. ad Att. XI. 15. 4). О проведении аукционов Марк Туллий упоминал также в своих речах (Cic. in Catil. II. 8. 18), письме к Теренции (Cic. ad fam XIV. 2. 2) и т. д.

Банкиры привлекались к кредитным соглашениям в качестве поручителей (Cic. ad Att. V. 1. 2), выступали в роли маклеров, заключая по поручению клиента торговые соглашения (Cic. pro Caec. 16), осуществляли покупки как недвижимого (Cic. ad Att. X. 5. 3), так и движимого имущества51. Так Цицерон менял серебряную утварь на деньги у Писона (Cic. ad Att. XIII. 2. 2. 1), покупал золото у Целия (Cic. ad Att. XII. 6. 1) и т. д.

Цитирование высказываний Марка Туллия, касающихся нашей темы, можно было бы продолжить, однако, как говорил известный персонаж, «нельзя объять необъятное», и поэтому приходится подводить итоги.

Отметим главные моменты, вытекающие из нашего исследования. Цицерон описал две категории банкиров: первая из них представлена всадниками, профессионально занимающимися банкирскими операциями, вторая — профессиональными менялами: аргентариями, менсариями и нуммулариями.

Представители обеих категорий выполняли разнообразные банковские операции, значительная часть которых осуществляется и современными банками. Римские банкиры хранили деньги клиентов и принимали от них вклады под процент. Среди активных операций отметим предоставления процентных займов и операции с текущими счетами клиентов. Римские банкиры могли открыть кредитную линию и осуществлять выплаты овердрафт, проводили жирорасчеты и перевод денег в любой город республики, выступали в качестве поручителей, торговых маклеров и проводили аукционы.

Как показало наше исследование, литературное и эпистолярное наследие Цицерона — это настоящая энциклопедия банковского дела в Риме I в. до н.э. Поэтому, учитывая системообразующую роль кредита и банковского дела в формировании определенного типа общества, анализ информации о банкирах и их операциях, осуществленный в нашей статье, будет способствовать более четкому пониманию особенностей социально-экономического устройства Древнего Рима эпохи поздней республики.

ЛИТЕРАТУРА

Балахванцев А. С. 1992: О наследственности сенаторского звания в эпоху Юлиев-Клавдиев // Межвузовский научный сборник научных статей «Античность Европы». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://ancientrome.ru/publik/ article.htm?a=1287684495.

50 Смирнов 1909, 47.

51 Mitteis 1898, 204.

Буассье Г. 1880: Цицерон и его друзья. Очерк римского общества из времен Цезаря.

М.

Виндшейд Б. 1875: Об обязательствах по римскому праву. СПб.

Моммзен Т. 2005: История Рима. Т. II. Кн. 4: От битвы при Пидне до смерти Суллы.

М.

Муромцев С. 1883: Гражданское право древнего Рима. М.

Немировский А. И. 1953: Всадническое сословие в политической борьбе 90-80-х годов до н. э. // Ученые записки. Вып. I., 125-159.

Ростовцев М. И. 1899: История государственного откупа в Римской империи (от Августа до Диоклетиана). СПб.

Сальвиоли Г. 1922: Капитализм в античном мире: этюд по истории хозяйственного быта. Екатеринослав; Харьков.

Смирнов К. М. 1909: Банки и банкирский депозит в Риме. Одесса. Утченко С. Л. 1986: Цицерон и его время. М. Andreu J. 1999: Banking and business in the Roman world. Cambridge. Droysen G. 1886: Allgemeiner historischer Handatlas. Bielefeld und Leipzig. [Online resource]. — Access mode: http://ancientrome.ru/map/rome/rome005.htm Fowler W. 1909: Social life at Rome in the Age of Cicero. London. Jordan H. 1885: Topographie der Stadt Rom im Alterthum. Erster Band. Zweite Abtheilung. Berlin.

Kniep F. 1896: Societas Publicanorum. Erstes Band. Jena.

Kraut W. 1826: De argentariis et nummulariis commentatio. Gottingae.

Kroll W. 1933: Die kultur der ciceronische Zeit. Politik und Wirtschaft. Leipzig.

Marquardt J. 1884: Römische Staatsverwaltung. Zweiter Band. Leipzig.

Mitteis L. 1898: Trapezitika. // ZSSR/RA. Bd. 32, 198-260.

Verboven K. 2001: A note on the Oppii from Velia and Cicero’s divorce. [Online resource]. — Access mode: http://www.academia.edu/1258238/2001

Verboven K. 2008: Faeneratores, negotiatores and financial intermediation in the Roman world (late Republic and early Empire). [Online resource]. — Access mode: http://www. academia. edu/1624003/2008

MARCUS TULLIUS CICERO ON BANKERS AND BANKING TRANSACTIONS

IN ANCIENT ROME

M.N. Sayko

The article considers ancient Roman bankers and their principal banking transactions. Information obtained from Marcus Tullius Cicero’s philosophic works, speeches, and letters made it possible to determine two main categories of persons dealing with banking. These were representatives of plebs and eqites. Principal banking transactions analyzed by the author comprise keeping one’s money which was subject to payment and attraction of assets in the form of interest payments, transactions with current accounts, money transfer and giro, holding auctions.

Key words: Cicero, bankers, eqites, argentarii, centesimae

Цицерон

Официально:

Марк Туллий Цицерон. 3 января 106 до н. э.  – 7 декабря 43 до н. э.

Древнеримский политический деятель, оратор и философ.

 

Неофициально:

1. Счастлив, кто посетил сей мир

    В его минуты роковые!

Не все, вероятно, знают, что процитированное стихотворение Федора Тютчева называется «Цицерон».

           

2. Древнеримский политик и философ Марк Туллий Цицерон писал: «Есть два вида деятельности, которые способны вывести человека на высшую ступень достоинства: деятельность полководца и деятельность выдающегося оратора». Полководцем мальчик, родившийся в 106 году до нашей эры, в аристократической семье, не стал. Но на высшую ступень достоинства поднялся – стал выдающимся оратором. 

           

3. Цицерон всегда утверждал, что у него две родины: на первом месте Римское государство, на втором городок, где он явился на свет. Род Туллиев принадлежал к аристократии Арпина, небольшого города на юге региона Лация, жители которого обладали римским гражданством со 188 года до н.э.

 

4. Марк Туллий Цицерон был старшим сыном римского всадника, который носил то же имя. Слабое здоровье не позволило отцу будущего философа сделать заметную карьеру. О матери Цицерона Плутарх писал, что она жещина «хорошего происхождения и безупречной жизни».

 

5. Плутарх предполагал, что прозвище (на языке римлян – когномен)  Цицеро, то есть «горошина», получил первый в роду Цицеронов за форму носа, напоминавшую горошину. А может и за бородавку – такие гипотезы тоже высказывались.

 

6. В самом начале карьеры друзья советовали Цицерону заменить это имя на что-то более благозвучное. В ответ Марк Туллий заявил, что он заставит свой когномен звучать громче, чем имена Скавр и Катул. И ведь заставил: кто, кроме специалистов историков, знает, кто такой Скавр? А имя Цицерона стало нарицательным: так называют любого умелого оратора.

 

7. Цицерон получил великолепное образование.  Плутарх замечает, что мальчик хорошо учился, что принесло ему славу среди товарищей. В детстве он свободно овладел греческим языком, что позволяло учиться у греческих преподавателей.

 

8. Отец Цицерона мечтал  о политическом поприще для своих сыновей. Когда Марку исполнилось 15 лет,  семья переехала Рим.

 

9. Марк Туллий мечтал стать оратором и стал: изучал риторику, упражнялся в декламациях. Однажды Цицерон выступил с хвалебной речью в адрес Марка Красса, и речь имела большой успех. Через несколько дней он вновь выступил в адрес Красса, на этот раз, порицая его. Переменчивость во мнениях Цицерон объяснил так: он просто тренировался в ораторском искусстве.

 

10. Цицерон прилежно изучал все науки своего времени: философию, астрономию право. Позже он говорил, что еще в молодости решил быть только защитником, а не обвинителем.

 

11. Опасаясь кровавого диктатора Суллы, он надолго уехал в Грецию, где продолжил изучение философии и риторики. Потом Цицерон назовет философию матерью всех наук и медициной души. Переворота в науке он не произвел, зато подробно и без искажений изложил в своих работах учения великих современников.

 

12. После смерти Суллы Цицерон вернулся на родину и женился. Девушка по имени Теренция из богатого и знатного рода принесла мужу немалое приданое.

 

13. В 75 году до н.э. Цицерона выбрали государственным чиновником – квестором и назначили на Сицилию. Он был справедлив и честен и толково руководил вывозом зерна в голодающий Рим. На Сицилии Цицерона уважали, в Риме до поры не замечали.

 

14. В 63 году до нашей эры Цицерона избрали на должность консула. На выборах он победил  Луция Сергия Катилину.

 

15. После поражения Катилина задумал совершить переворот. Цицерону удалось раскрыть заговор, и он произнес по этому поводу целых четыре речи в Сенате. Именно там и тогда прозвучало: «О времена! О нравы!» 

 

16. После разоблачения заговорщиков слава и влияние «отца отечества» Марка Туллия Цицерона достигли апогея. Кстати сказать,  именно Цицерону, мы обязаны тем, что вообще можем читать речи, произнесенные в древности: его секретарь Тирон выдумал значки скорописи, которые называют стенографией.

 

17. Цицерон не пошел за Цезарем, Помпеем и Крассом, и остался верным идеалам республики. Ему пришлось уйти с политической арены и уехать из страны. Имущество Цицерона конфисковали, а дома сожгли. Он даже подумывал о самоубийстве, но в конце концов и занялся сочинением философских трактатов.

 

18. После убийства Цезаря Марк Туллий Цицерон вернулся в политику, надеясь на восстановление республики. В борьбе за нее он произнес четырнадцать страстных речей против Марка Антония. Эти речи в память Демосфена он назвал филиппиками – подобными речами Демосфен обличал Филиппа Македонского.

 

19. Речи помогли, и к власти пришел Октавиан, но он заключил союз с Антонием, а Цицерон сделался врагом народа.  Он пытался бежать, но был убит 7 декабря 43 года до нашей эры.

 

20. Историк Аппиан Александрийский  писал, что когда Цицерон заметил догоняющих его убийц, он приказал несущим его рабам поставить паланкин на землю, а потом, высунув голову из-за занавеси, подставил шею под меч центуриона.

 

Цицерон: История и философия — Видео и стенограмма урока

Биография: Ранняя карьера

Марк Туллий Цицерон родился в 106 году до нашей эры. Его отец был членом растущего среднего класса Рима, известного как наездники. Слабый и болезненный юноша Цицерон плохо подходил к военной службе, поэтому вместо этого он стремился расширить свой кругозор. Он выучил греческий в раннем возрасте и несколько лет учился в Афинах.

Сосредоточение Цицерона на совершенствовании своего ума, а не своей силы, оказалось мудрым выбором.В Риме его эпохи появилось много великих военачальников, но не было никого интеллектуального уровня, сопоставимого с Цицероном.

Цицерон был великим мыслителем и оратором и одним из самых влиятельных писателей в истории Запада.

И все же Цицерон был не просто великим мыслителем; он также был прекрасным оратором. Жизнь Цицерона является примером старинной поговорки: «перо сильнее меча». Своим пером Цицерон уничтожал своих врагов и делал все возможное, чтобы защитить Республику от череды амбициозных генералов, стремившихся править Римом как тираны.

Политическая карьера Цицерона началась в 75 г. до н. Э., Когда в возрасте 31 года он служил квестором провинции Сицилия. Во время его пребывания там жители Сицилии убедили Цицерона выдвинуть обвинения против своего старого губернатора Гая Верреса, который использовал свое положение для грабежа населения. Для своей защиты Гай Веррес нанял Квинта Гортензия Хортала, тогда величайшего адвоката своего времени. Доводы Цицерона в пользу сицилийцев были настолько убедительны, а его речи настолько убедительны, что он полностью победил Хортала, что принесло ему большую известность и сделало его одним из самых востребованных адвокатов в Риме.

Его слава укрепилась, Цицерон с удивительной скоростью поднялся на вершину политической системы Рима. Он служил эдилом в 69 г. до н. Э. (37 лет) и претором в 66 г. до н. Э. (В возрасте 40 лет). А в 63 г. до н. Э. Он достиг высшей чести, на которую только мог надеяться римский гражданин, будучи избранным консулом в невероятно молодом возрасте 43 лет.

В качестве консула Цицерону пришлось иметь дело с заговором Катилины, попыткой свергнуть республику с помощью иностранная армия. Он сплотил Сенат против Катилины и его сообщников в серии речей, названных Catiline Orations , которые сохранились до наших дней.Собрав массу улик против заговорщиков, Цицерон приказал казнить их всех без суда и следствия.

Казнь римских граждан без суда побудила Сенат изгнать Цицерона в Салоники в Греции, но тот же Сенат вернул его в следующем году. Сенат столкнулся с другим политическим центром, Юлием Цезарем, который также, казалось, угрожал свергнуть Республику.

Смерть Цицерона и республики

Если сенат надеялся, что Цицерон поможет разобраться с Цезарем, они, к сожалению, ошибались.Цезарь был слишком популярен в то время и имел могущественных союзников в лице Помпея и Красса. Хотя Цицерон пытался обуздать Цезаря, его меры потерпели поражение, и Цицерон вернулся к литературной жизни. Когда Цезарь привел свою армию в Рим, Цицерон бежал с другими сенаторами и Помпеем.

И все же Цицерону не нужно было бежать, так как Цезарь действительно очень хотел иметь Цицерона в качестве союзника. В 60 г. до н.э. Цезарь пригласил Цицерона присоединиться к его союзу с Помпеем и Крассом, но Цицерон отказался, посчитав этот триумвират опасностью для республики.Перед бегством Цицерона в 49 г. до н. Э. Цезарь снова пытался заручиться поддержкой великого оратора. По возвращении Цицерона в Рим в 47 г. до н. Э. Цезарь безоговорочно простил его, надеясь привести в свой лагерь великого римского оратора.

Цицерон работал с Цезарем, чтобы восстановить республику; позже разделение Рима привело к его смерти

Цицерон приложил все усилия, чтобы восстановить республику при Цезаре, но его товарищи-сенаторы не могли заставить себя пойти на такие же компромиссы.Они убили Цезаря в мартовские иды в 44 г. до н. Э.

После убийства Цезаря Рим разделился на два лагеря: лагерь сенаторов, который поддерживал аристократию и стремился восстановить республику, и лагерь цезаря, который поддерживал Цезаря и его многочисленные реформы. Цицерон стал главным представителем Республики и Сената, в то время как правая рука Цезаря, Марк Антоний, возглавил лагерь кесарева сечения. Это знаменует собой пик политической власти Цицерона.

Когда на сцене появился наследник Цезаря, молодой Октавиан, Цицерон попытался настроить Октавиана и Республику против Марка Антония, произнеся серию речей, известных как Филиппики .Цицерон сначала преуспел. Он объявил Марка Антония врагом государства и послал Октавиана с армией, чтобы победить его. Но Октавиан и Антоний в конце концов объединились и выступили против Сената. Антоний с интересом ответил на неприязнь Цицерона и заклеймил великого оратора врагом государства.

Имя Цицерона было добавлено в список запретов, и в 43 г. до н.э. Цицерона вытащили из носилок и казнили без суда и следствия в возрасте 63 лет. После убийства его руки были прибиты к трибуне Римского форума.

Философия Цицерона

Хотя Цицерон играл важную роль в политической жизни Рима, его наибольшее влияние на Рим оказали его философские сочинения. Философия Цицерона была во многом производной. Ясно, что он находился под сильным влиянием Платона, Аристотеля и стоиков, хотя и расходился со стоиками в вопросе важности общественного служения.

В этом отношении главный вклад Цицерона не заключался в каких-либо великих философских нововведениях. Вместо этого роль Цицерона в истории философии заключалась в передаче философской традиции Греции Риму.Чтобы выразить греческую философию на в основном утилитарном языке латыни, Цицерону потребовалось изобрести новые слова, такие как Humanitas, Qualitas и Quantitas. В этом свете Цицерон сформировал словарь мысли, который существует и по сей день.

Отцы-основатели были вдохновлены философией естественного права.

Единственной действительно оригинальной философской концепцией Цицерона была концепция естественного закона . Цицерон считал, что законы природы важнее законов людей и правительств.Он считал, что любой лидер, бросающий вызов законам природы, по определению является тираном. По словам Цицерона, «естественный закон — это правильный разум, созвучный природе, общий для каждого человека, постоянный, вечный. Религия запрещает нам принимать постановления, нарушающие этот закон. Он не может быть отменен даже частично, и у нас нет власти через Сенат или людей, чтобы освободиться от него ». Такой подход к естественному праву как к предоставлению неотъемлемых прав, общих для каждого человека, послужит источником вдохновения для отцов-основателей Америки.

Наследие Цицерона

Наследие Цицерона начало формироваться еще до его смерти. Говорят, что Цезарь сказал о Цицероне: «Более важно значительно расширить границы римского духа, чем границы Римской империи».

Цицерон считался «отцом римского красноречия». Его привлекательный стиль и доступная проза сделали его сочинения одним из основных элементов классической учебной программы. Даже после краха Римской империи изучающие право, риторику и философию должны будут читать Цицерона.

Цицерон не только принес римлянам греческую философию. Он, по большей части, несет ответственность за распространение греческой философии в средневековую Европу. Цицерон был одним из немногих классических авторов, переживших темные века. Как и Вергилий, Цицерон считался добродетельным язычником, и его произведения не подвергались активному уничтожению, как многие другие. Его влияние на средневековую науку совершенно очевидно.

Святой Иероним последовал примеру Цицерона в переводе с греческого на латынь, переведя Библию с иврита и греческого языка на латынь.Книга святого Амвросия «« Об обязанностях министров », по названию и содержанию основана на этической книге Цицерона « Об обязанностях ». Святой Августин приписывал Цицерону обращение в христианство. Святой Эразм был провозглашен величайшим писателем со времен Цицерона, несмотря на то, что он жил более 1500 лет после смерти Цицерона.

После создания своего собственного печатного станка с подвижным шрифтом, Гутенберг впервые опубликовал копию Библии. Вторым изданным им произведением была книга Цицерона. Философы эпохи Просвещения 18 века, такие как Локк, Юм и Монтескье, все обращались к Цицерону при формулировании своих собственных аргументов.И отцы-основатели Соединенных Штатов во многом заимствовали философию естественного права Цицерона при разработке своей собственной новой формы правления.

Краткое содержание урока

Напомним, Цицерон был римским оратором, философом, юристом и политиком. Его политическая карьера охватила крах Римской империи и возвышение принципата. На протяжении всей своей карьеры Цицерон боролся со своими политическими оппонентами с резкими речами, в первую очередь Катилинские речи и Филиппики .Философская роль Цицерона в основном ограничивалась передачей греческой философской традиции Риму и, как следствие, средневековой Европе. Тем не менее, у него действительно было несколько оригинальных идей, в основном сосредоточенных на естественном законе и основных правах человека.

Плодотворное творчество Цицерона веками составляло основу западного образования. Его произведения вдохновляли отцов ранней церкви, таких как Амвросий и Августин, а также более поздних мыслителей эпохи Просвещения, таких как Локк и Монтескье. Наконец, работа Цицерона по естественному праву вдохновила отцов-основателей Соединенных Штатов на создание собственной нации, основанной на цицероновских принципах справедливости и равенства перед законом.

Результаты обучения

По завершении этого урока вы должны быть готовы:

  • Подвести итоги жизни, политической карьеры и смерти Цицерона
  • Напомнить цель Катилинских речей Цицерона и Филиппик
  • Опишите философские труды Цицерона и их значение

Фонд конституционных прав

ФОНД КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ
Билль о правах в действии
Осень 2007 г. (Том 23, No.3)

справедливость

Восстание виски и Новая Американская Республика | Цицерон: защитник Римской республики | «Справедливость как честность»: Джон Ролз и его теория справедливости

Цицерон: защитник Римской республики

Цицерон был римским оратором, юристом, государственным деятелем и философом. Во времена политической коррупции и насилия он писал о том, что считал идеальной формой правления.

Марк Туллий Цицерон родился в 106 г. до н. Э. В богатой помещичьей семье. Но он не был из одной из старых патрицианских семей, имевших большую часть политической власти в Римской республике. Он изучал право и риторику (публичные выступления и письмо) под руководством известного римского оратора и государственного деятеля.

В молодости Цицерон был свидетелем выступления многих великих ораторов на судебных процессах Римского форума под открытым небом. Они вдохновили его на поиски славы и славы в качестве защитника судебных процессов (один из первых юристов) и политического лидера.

Цицерон вместе с друзьями детства, такими как Юлий Цезарь, рос, когда в Римской республике начали захватывать политические кризисы. Революционеры основали республику более 400 лет назад, когда свергли последнего римского царя.

Римская республика, как она развивалась на протяжении веков, пыталась удовлетворить политические потребности двух основных групп граждан. Первыми были старые аристократические семьи и их союзники из высшего сословия, в том числе Цицерон.Во вторую группу входили все остальные, простолюдины. Вместе они составили «народ».

В Римской республике была продуманная система сдержек и противовесов, чтобы один человек или один класс не могли контролировать правительство. Например, в то время как важные правительственные чиновники обычно принадлежали к высшим классам, собрание «народа» избирало их сроком на один год.

Вместо короля республика установила для правления двух «консулов». Теоретически они заменили короля на посту главы государства.Однако их основной задачей было исполнение воли Сената. Каждый консул мог наложить вето на действие другого. Самое главное, они взяли на себя ответственность за армию в военное время.

Сенат был центром власти в Римской республике. Каждый человек, который был одним из главных выборных должностных лиц, становился пожизненным членом Сената. Сенаторы устанавливают политику правительства и обсуждают предложенные законы. Но когда Сенат принял закон, народное собрание должно было одобрить его, прежде чем он стал законом.

В очередной проверке власти 12 избранных трибунов представляли интересы простолюдинов. Трибуны могли предлагать законы в Сенат и накладывать вето на любые его действия.

Так должна была работать Римская республика. Однако ко времени Цицерона система подорвала ряд роковых слабостей. Богатые римляне обычно подкупали избирателей и присяжных заседателей. Губернаторы провинций (обычно бывшие консулы) вымогали деньги у жителей своих провинций.Военные периодически использовали свои армии для поддержки политических требований.

Одна особенность Римской республики работала в пользу того, что власть перешла в руки одного человека. Во время войны и других чрезвычайных ситуаций Сенат мог назначить диктатора с абсолютными полномочиями на шестимесячный период. После этого периода власть диктатора закончилась. Однако в 83 г. до н. Э. Римский полководец Сулла вынудил сенат назначить его диктатором на неопределенный срок. Затем он казнил тысячи римлян из высшего сословия, чтобы закрепить свою власть.

24-летний Цицерон был свидетелем всего этого.

Спаситель Республики

В 81 году Цицерон начал свою карьеру в качестве судебного адвоката. На большинстве судебных процессов он выступал за защиту в уголовных делах. Цицерон изучал жесты и манеру речи актеров, чтобы иметь преимущество. Вскоре его навыки оратора сделали Цицерона ведущим придворным адвокатом в Риме. Благодарные клиенты сделали Цицерона богатым человеком.

В 27 лет Цицерон женился на женщине из богатой семьи, но затем покинул Рим, чтобы изучать философию и совершенствовать свое ораторское искусство в Греции.Когда Цицерон вернулся в 77 г., Сулла оставил диктатуру и вскоре умер.

В 30 лет Цицерон решил начать политическую карьеру. Его целью было стать консулом. Политики обычно должны были подняться по политической лестнице, выиграв выборы на несколько государственных должностей в определенном порядке, прежде чем баллотироваться на должность консула.

Цицерон выигрывал все свои выборы, а затем участвовал в кампании за одну из должностей консула в 64 г. Он баллотировался как «новый человек», что означало, что у него не было преимущества того, что он происходил из одной из старых патрицианских семей.Он зависел от своего красноречия, репутации судебного адвоката и честности. Главный противник Цицерона, высокомерный патриций по имени Катилина, выступил на платформе списания всех долгов, включая свой собственный. Многие считали, что он участвовал в нескольких убийствах. Цицерон обвинил его в том, что он «пропитан кровью».

Цицерон выиграл с большим отрывом. Катилина была так разгневана, что он замышлял насильственный захват правительства. Когда Цицерон вступил в должность, он узнал о заговоре и получил от Сената «чрезвычайные полномочия» для защиты республики.Катилина сбежала из города, но его старшие помощники по глупости записали подробности своего плана убить всех сенаторов. Когда это попало в руки Цицерона, он арестовал пятерых руководителей заговора.

Цицерон хотел немедленно казнить пятерых лидеров из-за действовавшего в то время чрезвычайного положения. Однако по римскому праву перед вынесением смертного приговора обычно требовалось судебное разбирательство. Цезарь, генерал и член Сената, сказал, что казнь без суда создаст плохой прецедент. Но большинство сенаторов в конце концов согласились с Цицероном.Он лично руководил казнью мужчин, и Сенат объявил его спасителем республики. Цицерон полностью наслаждался славой.

Цезарь, избранный консулом на 59 год, вступил в союз с двумя другими армейскими генералами, Помпеем и Крассом. С тысячами солдат позади них трое военных, названные «Триумвиратом», запугали Сенат своими политическими требованиями. Они также попросили Цицерона присоединиться к ним, но он отказался, полагая, что Триумвират представляет угрозу для Республики.

По прошествии года в качестве консула Цезарь взял свои войска для борьбы с восстаниями в Галлии (которая охватывала сегодняшнюю Францию, Бельгию и северную Италию). Несмотря на это, Триумвират оставался мощной силой в римской политике.

Идеальное правительство Цицерона

Цицерон возобновил свою пробную работу, но его политическая карьера застопорилась. Он решил обратиться к писательству как к способу влияния на общественные дела.

В 56 году Цицерон написал две важные книги об управлении, известные сегодня как Законы, и Республика. Он написал эти книги в форме диалогов, дискуссий среди друзей, по образцу более ранних работ греческого философа Платона. Цицерон писал на свитках папируса и публиковал свои сочинения, используя обычную практику, когда рабы копировали их.

В этих двух книгах Цицерон хотел восстановить республику в ее первозданном и истинном виде, который, по его мнению, существовал несколькими поколениями ранее. Он намеревался убедить хороших и достойных людей активно участвовать в общественных делах.Он утверждал, что политика — самая почетная из всех профессий. Его идеи не были новы. Он опирался на греческие и римские писания, многие из которых позже были утеряны.

В году «Законы», году Цицерон исследовал свою концепцию естественного права. «Закон — это высшая причина, — писал он, — заложенная в Природе, которая приказывает, что должно быть сделано, и запрещает обратное». Таким образом, естественный закон — это руководство для правильного и неправильного в человеческих делах.

Поскольку разум «безусловно является общим для всех нас», — утверждал Цицерон, — закон природы «вечен и неизменен, во все времена обязателен для всех народов».Цицерон предупреждал, что для людей «никогда не было морально правильным» издавать законы, нарушающие естественные законы.

Цицерон рассуждал, что без законов не может быть государства или правительства. Более того, продолжил он, должно быть равенство перед законом без особых исключений. По его словам, это необходимо для правосудия, которое, в свою очередь, необходимо для успешного функционирования правительства.

В книге The Republic Цицерон утверждал, что законов недостаточно для справедливого государства.Также должна быть свобода. «Но если свободой не пользуются в равной степени все граждане, — заявил он, — то это вовсе не свобода». Следовательно, свобода не может существовать, если «народ не имеет верховной власти» в правительстве.

Цицерон искал идеальную форму правления для соблюдения естественного закона, установления справедливости и обеспечения свободы. Он начал с изучения трех «хороших состояний» и их извращенных форм, описанных ранее греческим историком Полибием.

Цицерон считал, что лучшее из хороших государств — это монархия, но король мог превратиться в тирана.Цицерон также одобрял аристократию, правление лучших людей, но она была уязвима для заговоров фракций, намеревающихся захватить власть (олигархия). По мнению Цицерона, худшим из хороших государств была демократия, в которой все люди принимали непосредственное участие в управлении правительством. В конечном итоге это привело к правлению мафии.

Цицерон пошел дальше Полибия, описав цикл форм правления. «Таким образом, правительство передаётся как мяч, — писал Цицерон, — тираны получают его от королей, от тиранов оно переходит либо к аристократам, либо к народу, а от народа — к олигархам или тиранам.«Поэтому он пришел к выводу, что все три хороших состояния были несовершенными и нестабильными.

Даже в этом случае Цицерон признавал, что каждое хорошее государство имеет свои достоинства. Король мог действовать быстро и решительно в чрезвычайной ситуации. Люди в условиях демократии пользуются равноправной свободой. Аристократы обладали опытом и мудростью.

Цицерон предположил, что идеальное правительство «формируется путем равного уравновешивания и смешения» монархии, демократии и аристократии. Он утверждал, что в этом «смешанном государстве» королевская семья, лучшие люди и простые люди должны играть свою роль.

В отличие от многих предшествующих ему политических философов, Цицерон был опытным политиком и имел рабочую модель своего «смешанного государства». Это была Римская республика с ее консулами (соправителями), сенатом (аристократы) и демократическими собраниями (простолюдины).

Цицерон утверждал, что для достижения своего идеального правительства римлянам достаточно было восстановить республику до ее прежнего совершенного вида. Он предлагал усилить аристократических консулов ​​и Сенат за счет демократических собраний.Но реформы Цицерона мало что сделали для борьбы с растущими силами, угрожающими существованию республики.

Падение республики

Наибольшую угрозу Римской республике представляли амбициозные военные, особенно Триумвират. Когда Красс погиб в разрушительной войне в восточной империи, Помпей и Цезарь составили заговор, чтобы стать хозяином Рима, и началась гражданская война.

В 49 году Цезарь привел свои легионы в Италию из Галлии, чтобы противостоять Помпею.Опасаясь Цезаря, сенат назначил Помпея единственным консулом. Помпей, однако, бежал в Грецию, вслед за Цезарем и его близким союзником Марком Антонием. Цицерон, который сначала хотел быть нейтральным посредником между двумя генералами, в конце концов решил присоединиться к Помпею, поскольку его поддерживал Сенат.

В 48 году Цезарь в битве уничтожил легионы Помпея. Помпей искал убежища от египтян, но они казнили его, думая, что это понравится Цезарю.

Напуганный сенат сделал Цезаря диктатором, но многие опасались, что он хочет стать королем, что положит конец республике.Цицерон примирился с Цезарем, но был подавлен судьбой республики. Он обратился к написанию работ по философии под влиянием стоиков и других греческих мыслителей.

15 марта 44 г. до н.э. заговор, в котором участвовали до 60 сенаторов во главе с Кассием и Брутом, зарезал Цезаря в сенате. Цицерон не был заговорщиком, но он был свидетелем убийства. После этого Брут поздравил Цицерона с тем, что он снова получил свободную республику. Цицерон считал, что убийство Цезаря спасло республику.

Друг Цезаря Марк Антоний, который был консулом, взял на себя ответственность и настроил общественное мнение против заговорщиков, вынудив Кассия и Брута бежать из Италии. Вскоре стало ясно, что Антоний использовал имя Цезаря, чтобы взять под свой контроль Рим.

В возрасте 60 лет Цицерон снова занял центральное место в Сенате и произнес серию из более чем дюжины речей против Антония, призывая Сенат объявить ему войну. «Я защищал республику молодым человеком, — воскликнул он, — я не брошу ее теперь, когда я состарился.»

Приемный 19-летний сын и наследник Цезаря, Октавиан, набирал армию и предлагал встать на сторону Цицерона и Сената против Антония. Цицерон ухватился за этот шанс еще раз спасти республику. Он думал, что может использовать подростка, а затем уволить его. Цицерон сказал другу: «Молодого человека нужно хвалить, уважать, а затем избавляться от него».

Но Октавиан в конечном итоге использовал Цицерона и Сенат, чтобы проложить себе путь к союзу с Антонием и другим генералом, создав Второй Триумвират.Они согласились разделить западную империю между собой и внесли сотни сенаторов и других дворян в список казней. Антоний настаивал на включении Цицерона.

В ноябре 43 года Цицерон удалился на свою прибрежную виллу, намереваясь отправиться в Грецию. Группа вооруженных людей, посланная Антонием, догнала его и перерезала ему горло. Антоний приказал прибить голову и руки Цицерона к трибуне выступающего на Форуме.

Октавиан в конце концов победил Кассия, Брута и Антония в битве.Взяв титул императора Цезаря Августа, он правил как царь. Римская республика была мертва.

Август запретил произведения Цицерона. Однажды, по словам римского биографа Плутарха, Август застал своего внука за чтением одной из книг Цицерона. Август взял у мальчика книгу и долго читал. Затем он сказал: «Моё дорогое дитя, это был красноречивый человек и патриот».

Для обсуждения и написания

1.Как вы думаете, что было величайшим достижением Цицерона? Почему?

2. Сравните концепцию Цицерона «смешанного государства» с формой правления Соединенных Штатов.

3. Напишите Цицерону письмо, в котором обсудите, где, по вашему мнению, он поступил правильно, а где ошибся, пытаясь спасти Римскую республику.

Для дальнейшего чтения

Эверитт, Энтони. Цицерон, Жизнь и времена величайшего политика Рима. Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 2002.

Уильямс, Роза. Цицерон Патриот. Wauconda, Ill .: Bolchazy-Carducci, 2004.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Слова Цицерона

A. Ниже перечислены шесть цитат из речей и сочинений Цицерона. Сформируйте шесть групп, каждая из которых обсудит одну цитату и ответит на следующие вопросы по ней:

1. Что имеет в виду Цицерон?

2.Актуальны ли слова Цицерона сегодня? Почему или почему нет?

3. Вы согласны или не согласны с Цицероном? Почему?

Б. Каждая группа должна сообщить свои ответы остальному классу.

Цитаты из произведений Цицерона

1. «Ничего более редкого в человеческой расе, чем опытный оратор».

2. «Нет места настолько укрепленного, чтобы его нельзя было захватить деньгами».

3.«Законы молчат во время войны».

4. «Нет ничего более ненадежного, чем народ».

5. «Нас всех привлекает похвала, и лучшие люди особенно мотивированы славой».

6. «Действительно, нет более уродливого государства, чем такое, в котором самые богатые люди считаются лучшими».

История Цицерона (106–43 до н. Э.) — Великий оратор и государственный деятель

— Реклама —

Марк Туллий Цицерон был известным римским оратором, писателем и политическим лидером.Он был современником Суллы, Помпея и Юлия Цезаря. Он родился в Арпине в 106 году до н. Э. и умер в 43 г. до н. э. Он следовал обычаю ехать в Рим для получения формального образования, изучения риторики, философии и права. После Рима он также изучал риторику и философию у греков в Афинах и на Родосе. Римляне считали его великим оратором, и его стиль письма оказал сильное влияние на писательство в западном мире. В политическом и философском плане его позиция против автократического правления и за республиканский стиль правления также оказала влияние.

Социальная война

Семья Цицерона была зажиточной и состояла из помещиков, но все же не принадлежала к высшему социальному классу. Тем не менее отец Цицерона позаботился о том, чтобы у Цицерона и его брата Квинта были лучшие учителя в Риме. В 16 лет он изучал право у Муция Сцеволия, одного из лучших юристов Рима. Во время Социальной войны (91–88 до н. Э.), Войны между римлянами и другими итальянскими городами за право на гражданство, Цицерон некоторое время служил солдатом под командованием консула Помпея Страбона.После этого он начал карьеру юриста. В 82 г. до н. Э. он продемонстрировал свое политическое мужество, защищая Секста Росция, врага диктатора Суллы. Он выиграл дело и отправился в Грецию, чтобы продолжить образование, а в 77 г. до н. Э. Вернулся в Рим.

Карта успеха

Умный и амбициозный, он следовал римской дорожной карте к успеху, продвигаясь по различным государственным должностям. Правительство впервые назначило его квестором (финансовым администратором) на Сицилии в 76 г. до н. Э.c.e. В этом же году он женился на своей первой жене, Теренции, которая подарила ему собственность и, в конце концов, женился на несчастливом браке. Он также сделал себе имя в юридической профессии в 70 г. до н. Э. когда он успешно преследовал Гая Верреса, бывшего губернатора Сицилии, за коррупцию.

Катилин Участок

В 63 году до н. Э. Цицерон стал консулом, и это положение дало ему высшее из римских классовых отличий: он был членом дворянства. Но время его пребывания у власти было кризисным для республики.Основная часть римской армии находилась с Помпеем на востоке. Тем временем Катилина, баллотировавшаяся на пост консула и проигравшая, собрала армию в надежде захватить правительство. Цицерон раскрыл заговор и арестовал многих заговорщиков. Сенат решил казнить некоторых заговорщиков без суда. Они утверждали, что это было время военного положения, и правительству грозила серьезная опасность. Цицерон согласился с этим и был объявлен Pater Patriae — отцом своей страны.Но не всех это решение устроило.

Цицерон изгнан из Рима

После дачи показаний по делу против патриция по имени Клодий Цицерон обнаружил, что его гражданство — и, возможно, его жизнь — в опасности. В отместку за показания Клодий издал закон, гласящий, что любой, кто причастен к казни гражданина без суда, должен быть изгнан или казнен. Цицерон бежал из страны и не мог благополучно вернуться до следующего года (57 г. до н. Э.). Тем временем римские власти разрушили его дом и конфисковали его имущество.

Гражданская война, смерть Цезаря и надежды на восстановление республики

Цицерон, твердо веривший в республиканские принципы, не любил тенденцию в римской политике к диктатуре. К сожалению, это были годы Первого Триумвирата Помпея, Цезаря и Красса. Затем Красс погиб в бою, и страна созрела для гражданской войны. В конце концов, Цезарь и Помпей вступили в военное столкновение, и Помпей был убит. Цезарь провозгласил себя бессменным диктатором в феврале 44 г. до н. Э.c.e. Затем, в мартовские иды, группа заговорщиков, выступавших за возвращение Республики, убила Цезаря. Цицерон не был участником заговора. Все заговорщики, а также Цицерон надеялись, что со смертью Цезаря в Римской империи
года будет восстановлено правительство республиканского стиля. Это не так.

Марк Антоний пришел к власти

Марк Антоний пришел к власти, увеличив свою политическую и военную мощь. Брут покинул страну;
Цицерон начал уходить, но Брут убедил его, что он должен остаться и использовать свои силы, чтобы попытаться убедить население, что Антоний не был их ответом.В ответ Цицерон написал свои знаменитые Филиппики, серию речей с нападками на Антония. Опять же, результат оказался не тот.

Второй Триумвират и смерть Цицерона

Пройдя сложный зигзаг смены власти, Октавиан, племянник Цезаря, вернулся в Рим и поклялся в своей верности республиканскому делу. Сначала он успешно бросил вызов Антонию, затем, полностью изменив положение, Октавиан заключил сделку с Антонием и Лепидом о создании Второго Триумвирата.Частью сделки был запрет — список людей, которых новое правительство считало угрозой. Цицерон был в списке, за ним охотились и убили. Его голова и руки были отрезаны и помещены в Рим в качестве предупреждения тем, кто будет писать и говорить против власть имущих.

Жизнь и примеры Цицерона очевидны в его трудах. Его письма являются превосходным примером четкого написания
, а также основным источником исторических данных. Что касается влияния, его мысли затронули многих, в том числе Джона Адамса и Томаса Джефферсона.

Связанные

— Реклама —

Город Цицерон, Нью-Йорк Город Цицерона, Нью-Йорк

Магазинчик Shepard Regulars

Первоначальный городок Цицерона, названный в честь великого римского оратора Марка Туллия Цицерона, включал в себя города Цицерон и Клей. Он был частью большого военного тракта, который в 1790 году был обследован на 100 участков, каждый площадью около 600 акров. Эти участки были зарезервированы или разыграны солдатами для службы в Войне за независимость.Единственным солдатом, который стал фактическим жителем города Цицерон, был капитан Джон Шепард. В 1827 году поселок был разделен с городом Цицерон, имевшим 50 участков — около 29 000 акров земли.

Первым поселенцем Цицерона был Джон Лич. Его дом, бревенчатый домик, находился на месте старого Зала Легиона. Деревня называлась Коди-Корнер до 1820 года. У Исаака Коди была таверна, которая располагалась на юго-западном углу Крэбтри-лейн и шоссе 11. Коди был первым почтмейстером, а его жена владела первым магазином.Она использовала бартерную систему и привозила товары из Нью-Йорка на фургоне. Строительство канала Эри привело в этот район многих поселенцев. Он также широко использовался для перевозки соли. Соляная промышленность предоставила многим людям работу — они занимались изготовлением бочек или изготовлением пиломатериалов. Бизнес пришел в упадок в 1890-х годах, в то время как сельское хозяйство и молочная промышленность стали важными. Были построены сыроварни, в том числе один прямо в деревне, а также мукомольный завод, чеканный и лесозавод, консервный завод, вагонно-вагонный завод.

Карта Цицерона 1872

Первая школа в городе Цицерон была в Брюертоне, основанная в 1793 году шотландским пресвитерианским священником диаконом Рэмси из своего дома. Первая церковь в Цицероне была пресвитерианской и открылась в 1819 году. Школа и церковь находились в одном здании с министром в качестве учителя, пока в 1827 году не была построена школа. Первым доктором был доктор Оркатт. В 1823 году он продал свою практику доктору Хезекии Джосилну, который возил его медикаменты верхом на расстояние в 50 миль.Его дочь Матильда родилась в Цицероне, поселилась в Фейетвилле и очень активно отстаивала права женщин. Именно в своем доме она вместе со Сьюзен Б. Энтони и Элизабет Стэнтон написала «Историю избирательного права женщин».

Нынешний маршрут 11 в течение многих лет представлял собой серию индийских троп на север и юг через Цицерон от Пенсильвании до Тысячи островов. В 1812 году ее часть называлась Соляной дорогой. В 1846 году была построена первая платная дорога в США. Он был 16,5 миль в длину и шел от Центральной площади до Сиракуз прямо через Цицерона.Сцена была единственным средством передвижения до тех пор, пока ее не заменила троллейбусная линия, построенная в 1909 году. Тележка до Саут-Бэй принесла процветание району вокруг озера Онейда, и процветал гостиничный бизнес. Регулярные экскурсионные катера встречали троллейбус для поездок по озеру. Остров французов был популярным местом отдыха. Тележка использовалась до 1932 года. Рельсы были разорваны, и Саут-Бэй-роуд построили по тому же маршруту.

В этой короткой статье невозможно охватить все важные исторические факты, но жители Цицерона могут гордиться своим богатым наследием.Мы приглашаем вас посетить наш местный музей, Школу Каменной Аравии (эпоха 1854 года) и Бревенчатый дом (эпоха 1840 года), который находится в ведении Исторического общества Цицерона. Школа и дом расположены по адресу 6453 Route 31, Cicero, и здесь есть местные исторические экспонаты. Открыт с апреля по ноябрь, второе воскресенье каждого месяца с полудня до 15:00. Вход запрещен (пожертвования приветствуются) и бесплатная парковка.

— из Прошлое Цицерона Лона Флинн


Многие старые фотографии Цицерона находятся на нашей странице старых фотографий.Статью о Цицероне, написанную в 1878 году, можно просмотреть, щелкнув здесь.

Цицерон — Энциклопедия Нового Света


Марк Туллий Цицерон (3 января 106 до н.э. — 7 декабря 43 до н.э. ) Цицерон был римским юристом, государственным деятелем, философом и писателем, жившим в самую блестящую эпоху римской общественной жизни. Академический скептик и стоик, он посвятил себя применению философской теории в политике с целью создания лучшей Римской республики.Он перевел греческие сочинения на латынь и написал на латинском языке краткое изложение учений греческих философских школ, надеясь сделать их более доступными и понятными для римских лидеров. Многие оригинальные произведения Цицерона сохранились до сих пор.

Для Цицерона политика преобладала над философией. Большинство его философских работ были написаны в периоды, когда он не мог участвовать в общественной жизни, и с намерением повлиять на политических лидеров того времени. Он был избран в каждую из главных римских должностей ( квестор , эдил , претор и консул ) в самый ранний законный возраст, и таким образом стал членом Сената.Он был глубоко вовлечен в политические конфликты в Риме, что привело к его изгнанию в 58-57 годах до н. Э. и, наконец, до его смерти. Цицерон был убит в Формии 7 декабря 43 г. до н. Э. , спасаясь от своих политических врагов.

Цицерон в возрасте около 60 лет, из древнего мраморного бюста

Жизнь

Многие подробности жизни Цицерона изложены в биографии, написанной Плутархом примерно через сто лет после его смерти. Марк Туллий Цицерон родился в Арпине в 106 г. до н.э. г. н. Э., Старший сын в аристократической семье. Имя «Цицерон» происходит от cicer , латинского слова «нут». Плутарх объясняет, что это имя первоначально применялось к одному из предков Цицерона, у которого на кончике носа была расщелина, напоминавшая нут. В юности Цицерон, который был очень амбициозен и хотел заняться политикой, переехал в Рим, чтобы изучать право. Он был не по годам развитым учеником и привлекал к себе много внимания. Цицерон также глубоко изучил греческую философию и считал себя одновременно академическим скептиком и стоиком.Цицерон провел один год, 89-88 до н. Э. , в армии, служил в штабе Гнея Помпея Страбона и Луция Корнелиуса Суллы во время Социальной войны. В 75 г. до н. Э. Цицерон служил квестором в западной Сицилии, где, как он писал, он видел надгробие Архимеда. Он стал успешным адвокатом и впервые добился известности благодаря успешному судебному преследованию в августе 70 г. до н. Э. Гая Верреса, бывшего губернатора Сицилии.

В 63 Б.В году н. Э. Цицерон стал первым консулом Рима за более чем тридцать лет, семья которого еще не служила в консульстве. Его единственным значительным историческим достижением за год пребывания у власти было подавление заговора Катилины, заговора с целью свержения Римской республики, возглавляемого недовольным патрицием Луцием Сергием Катилиной. По словам самого Цицерона, он раздобыл senatus consultum de re publica defendenda (объявление военного положения) и выгнал Катилину из города, произнеся в сенате четыре яростных выступления.Катилина бежал в Этрурию, но оставил некоторых «депутатов», чтобы начать революцию в Риме, в то время как он атаковал с любой армией, собранной из ветеранов Суллы. Цицерон добился признания этих «депутатов» перед всем сенатом.

Затем Сенат обсудил наказание заговорщиков. Поскольку это был законодательный, а не судебный орган, его полномочия были ограничены; однако действовало военное положение, и опасались, что простой домашний арест или ссылка не устранят угрозу, которую заговорщики представляли государству.Поначалу большинство в Сенате высказывались за «крайнюю меру наказания»; многие были тогда склонны к Юлию Цезарю, который осудил прецедент, который он создал, и выступил за ограничение наказания до изгнания. Катон тогда встал в защиту смертной казни, и весь Сенат, наконец, согласился по этому поводу. Цицерон отправил заговорщиков в Туллиан, печально известную римскую тюрьму, где их повесили. После казни Цицерон объявил о смерти шаблонным выражением «Они выжили», чтобы предотвратить несчастье, избегая прямого упоминания о смерти.Он получил почетную награду Pater Patriae («Отец нации») за свои действия по подавлению заговора, но после этого жил в страхе перед судом или изгнанием за то, что казнил римских граждан без суда. Он также был удостоен первого публичного благодарения, которое раньше было только военной честью, за гражданское достижение.

В 60 г. г. до н. Э. Юлий Цезарь, Помпей и Красс сформировали Первый Триумвират и взяли под контроль римскую политику. Они предприняли несколько попыток заручиться поддержкой Цицерона, но в конце концов он отказался, предпочитая оставаться верным Сенату и идее Республики.Это сделало его уязвимым для врагов. В 58 г. до н. Э. В году народник Публий Клодий Пульхер предложил закон о изгнании любого человека, казнившего римских граждан без суда. Хотя Цицерон утверждал, что всеобъемлющий senatus consultum ultimum предоставил ему право в 63 г. до н. Э. освободил его от судебного наказания, он почувствовал угрозу со стороны Клодия и покинул Италию. Закон был принят, и все имущество Цицерона было конфисковано. Цицерон провел в ссылке более года. В это время он посвятил себя философским исследованиям и записывал свои речи.

Политический климат изменился, и Цицерон вернулся в Рим, встреченный ликующей толпой. Цицерон поддерживал народника Милона против Клодия и около 55 г. до н. Э. , Клодий был убит гладиаторами Милона на Аппиевой дороге. Цицерон осуществлял правовую защиту Майло, и его речь Pro Milone некоторые считают его высшим шедевром. Защита не удалась, и Майло бежал в изгнание. Между 55 и 51 годом до н. Э. Цицерон, все еще неспособный активно участвовать в политике, написал «Об ораторе», «О республике» и «О законах» .Триумвират рухнул со смертью Красса и в 49 г. до н. Э. , и Цезарь пересек реку Рубикон, вступив в Италию со своей армией и разожгнув гражданскую войну между собой и Помпеем. Цицерон поддерживал Помпея, но старался не превращать Цезаря в постоянного врага. Когда Цезарь вторгся в Италию в 49 г. до н. Э. , Цицерон бежал из Рима. Цезарь тщетно пытался убедить его вернуться, и в июне того же года Цицерон выскользнул из Италии и отправился в Диррахий (Эпидамнос). В 48 г.В году н. Э. Цицерон был с помпеями в лагере Фарсала и поссорился со многими республиканскими полководцами, включая сына Помпея. Они, в свою очередь, вызывали у него отвращение своим кровавым поведением. Он вернулся в Рим после победы Цезаря при Фарсале. В письме Варрону от 20 апреля 46 г., г. до н. Э. , Цицерон указал на то, что он считал своей ролью при диктатуре Цезаря: «Я советую вам делать то, что я советую себе — избегать того, чтобы вас видели, даже если мы не можем избежать разговоров… Если наши голоса больше не слышны в Сенате и на форуме, давайте следовать примеру древних мудрецов и служить нашей стране через наши труды, концентрируясь на вопросах этики и конституционного права ».

В феврале 45 г. г. до н. Э. г. умерла дочь Цицерона Туллия. Он так и не оправился от этого шока.

Цицерон был застигнут врасплох, когда Либераторы убили Цезаря в мартовские иды 44 г. до н. Э. В письме заговорщику Требонию Цицерон выразил желание быть там »…. приглашен на этот великолепный банкет «. Цицерон рассматривал политическую нестабильность как возможность восстановить республику и власть Сената. Цицерон ясно дал понять, что, по его мнению, Марк Антоний, который был консулом и исполнителем воли Цезаря, поступал несправедливо. свободы в толковании желаний и намерений Цезаря.

Когда Октавиан, наследник Цезаря, прибыл в Италию в апреле, Цицерон составил план, чтобы настроить его против Антония. В сентябре он начал атаковать Антония в серии речей, которые он назвал Филиппиками , перед Сенатом.Восхвалив Октавиана до небес, он назвал его «Посланным Богом Младенцем» и сказал, что желает только чести и что он не совершит той же ошибки, что и его дядя. Цицерон сплотил Сенат в решительной оппозиции Антонию. За это время Цицерон стал непревзойденным популярным лидером и, по словам историка Аппиана, «обладал властью, которой мог бы обладать любой популярный лидер». Цицерон поддержал Марка Юния Брута на посту губернатора Цизальпинской Галлии (Gallia Cisalpina) и призвал Сенат назвать Антония врагом государства.Речь Луция Пизона, тестя Цезаря, задержала судебное разбирательство против Антония, но позже он был объявлен врагом государства, когда отказался снять осаду Мутины, которая находилась в руках одного из убийц Цезаря, Децима. Брут.

План Цицерона по изгнанию Марка Антония и, в конце концов, Октавиана провалился, когда они примирились и объединились с Лепидом, чтобы сформировать Второй Триумвират. Сразу же после того, как их союз официально стал существовать на пятилетний срок с консульским империумом , триумвиры начали запрещать своих врагов и потенциальных соперников.Цицерон и его младший брат Квинт Туллий Цицерон, бывший один из легатов Цезаря, и все их контакты и сторонники были причислены к врагам государства. Марк Антоний приступил к убийству всех своих врагов. Цицерон, его брат и племянник с опозданием решили бежать, были схвачены и убиты 7 декабря 43 г. до н. Э. Плутарх описывает конец жизни Цицерона: «Цицерон услышал приближение [его преследователей] и приказал своим слугам поставить носилки [в которых его несли] на место.Он… пристально смотрел на своих убийц. Он был весь в пыли; его волосы были длинными и растрепанными, и его лицо было ущемлено и истощено его беспокойством — так что большинство из тех, кто стоял рядом, закрывали свои лица, пока Геренний убивал его. Его горло было перерезано, когда он вытянул шею из носилок … По приказу Антония Геренний отрезал ему голову и руки ». Последние слова Цицерона были таковы:« В том, что ты делаешь, нет ничего правильного, солдат, но действительно пытайтесь убить меня как следует.»Его голова и руки были выставлены на ростре в Forum Romanum; он был единственной жертвой запретов Триумвирата, которые были выставлены таким образом после смерти. По словам Кассия Дио (часто ошибочно приписываемого Плутарху), жена Антония Фульвия взяла голову Цицерона , вытащила его язык и несколько раз ткнула языком шпилькой, окончательно отомстив Цицерону за его дар речи.

Сын Цицерона, также по имени Марк, находившийся в то время в Греции, не был казнен.Он стал консулом в 30 г. до н. Э. под Октавианом, который победил Антония после падения Второго Триумвирата.

Память о Цицероне сохранилась еще долго после его смерти и смерти Римской республики. Ранняя католическая церковь объявила его «Праведным язычником», и поэтому многие из его работ были признаны достойными сохранения. Святой Августин и другие широко цитировали его работы Республика и Законы , и именно по этим фрагментам была воссоздана большая часть этих работ.

Другая история его славы также показывает, что может быть достаточно: наследник Цезаря Октавиан стал Августом, первым императором Рима, и говорят, что в более поздние годы своей жизни он наткнулся на одного из своих внуков, читающих книгу Цицерона. Мальчик, опасаясь реакции деда, попытался спрятать книгу в складках туники. Однако Август увидел это и взял у него книгу, стоя, пока он читал большую ее часть. Затем он вернул том своему внуку со словами «он был ученым человеком, дорогим ребенком, ученым человеком, который любил свою страну.»

Мысль и работа

Цицерон внес несколько значительных вкладов в развитие современной западной мысли. Он не только писал о стоической этике, но и искренне старался применить их в политической жизни Рима. Цицерон любил Грецию и даже заявил в своем завещании, что хочет, чтобы его там похоронили. Благодаря его трудам мысль греческих философов была известна не только римским ученым, но и всем грамотным римлянам. При переводе концепций греческих философов на латынь он изобрел новые латинские слова, которые стали корнями для английских слов, включая «мораль», «собственность», «индивидуум», «наука», «образ» и «аппетит».Он резюмировал на латыни верования каждой из начальных греческих философских школ, включая академических скептиков, стоиков, перипатетиков и эпикурейцев, сохранив детали их систем мышления для будущих ученых. Большинство работ ранних греческих философов было утеряно, возможно, даже намеренно уничтожено ранними христианами, но труды Цицерона оставались ценным источником для ученых Средневековья и Возрождения. Его работы были важной частью образования американцев восемнадцатого века, которые участвовали в создании Декларации независимости и Конституции Соединенных Штатов.

Из произведений Цицерона до сих пор существует более 50 речей, 12 работ на философские темы, несколько работ по теории риторики и более 900 писем, написанных или полученных им.

Скептицизм и стоицизм

Цицерон учился и в Старой, и в Новой Академии скептиков, обе из которых утверждали, что происходят от Первой Академии, основанной Платоном. Скептики считали, что люди никогда не могут быть уверены в своем знании мира, и поэтому ни одну философию нельзя назвать истинной.Любое убеждение могло измениться, если представился лучший аргумент. Цицерон часто использовал диалог в своих произведениях, что позволяло ему озвучивать сразу несколько аргументов, вкладывая их в уста разных ораторов, тем самым позволяя читателю судить о точности каждой точки зрения.

Что касается этики и морали, Цицерон обратился к стоицизму, заявив в Законе , что людям опасно не полностью верить в святость законов и справедливости. Он предложил стоические доктрины как наилучший из имеющихся этических норм, которых нужно придерживаться, потому что это сделает жизнь каждого человека лучше.Его больше всего интересовало применение стоической этики к справедливости и концепция долга в соответствии с государственным положением и положением человека в обществе. Цицерон чувствовал, что политическая аристократия его времени стала коррумпированной и больше не обладала добродетельным характером прежних римских лидеров, и это привело к тому, что Римская республика попала в затруднительное положение. Он надеялся, что философское руководство побудит римскую элиту ценить индивидуальную добродетель и социальную стабильность выше славы, богатства и власти, и что затем они примут закон, налагающий те же стандарты на римлян в целом.Таким образом, он чувствовал, что Римской республике можно будет вернуть былую славу. Цицерон одобрял Рим как имперскую державу, которая могла принести политическую стабильность соседним государствам.

Эпикуреизм

Презрение Цицерона к эпикурейству привело его к резкой критике и даже искажению эпикурейских доктрин. Тем не менее, его труды содержат многочисленные цитаты и ссылки на работы Эпикура, что позволило ученым собрать воедино детали эпикурейской доктрины, когда оригинальные письменные работы Эпикура были утеряны.Аттикус, хороший друг Цицерона, которому были написаны многие его письма, был эпикурейцем. Цицерон подверг критике тенденцию эпикурейцев к уходу от политики и общественной жизни. Однако во время своего вынужденного изгнания из политики Цицерон писал в некоторых своих письмах, что стал эпикурейцем, поскольку все, что ему оставалось, — это развивать личную жизнь и ее удовольствия.

Письменные произведения

Письменные произведения Цицерона можно разделить на три типа: его философские труды, речи и около девятисот писем.

Многие из его философских сочинений были созданы по образцу диалогов Платона или Аристотеля. К ним относятся в хронологическом порядке: Об изобретении , Об ораторе , О республике , О законах , Брут , Парадоксы стоиков , Оратор , Утешение , Гортензий , Академики , По окончании , Тускуланские споры , О природе богов , О гадании , О судьбе , В старости , О дружбе , Темы , О славе и Об обязанностях .Некоторые из них были почти полностью утеряны ( Гортензия ; О ценности философии ; Утешение , которое Цицерон написал себе после смерти своей любимой дочери Туллии, чтобы преодолеть свое горе; и О славе ). Существуют лишь фрагменты нескольких других (особенно законов , которые Цицерон, возможно, так и не закончил, и Republic , фрагменты которых были обнаружены только в 1820 году в Ватикане). Большинство этих работ были написаны с политической целью, а не исключительно как философские дискурсы.

Осталось около 60 речей, произнесенных Цицероном как юристом и сенатором. Они дают представление о римской культурной, политической, социальной и интеллектуальной жизни; проблески философии Цицерона и описания коррупции и безнравственности римской элиты. Некоторые из речей никогда не произносились публично, а многие были записаны и отшлифованы в периоды, когда Цицерон не был активен в политике.

Сохранилось более девятисот писем, написанных Цицероном или ему.Большинство из них были адресованы его близкому другу Аттикусу или его брату Квинтию, но некоторые из них являются перепиской с другими римлянами, включая Цезаря. В письмах содержатся ссылки на приземленные расчеты, компромиссы, лесть и манипуляции современной римской политики.

На ораторе

Об ораторе — это диалог об идеальном ораторе, который содержит полезные обсуждения природы права, философии и риторики, а также отношений между ними.Цицерон придает риторике большее значение, чем закон и философия, утверждая, что идеальный оратор овладел бы и тем, и другим, а кроме того добавил бы красноречия. Он сожалеет, что философию и риторику больше не преподают вместе, как это было в старые времена. Он предполагает, что лучший оратор — это также и лучший человек, понимающий правильный образ жизни, действующий в соответствии с ним, принимая активное участие в политике, и наставляя других через речи, своим примером и издавая хорошие законы.

По республике

От этого диалога остались лишь фрагменты, описывающие идеальное содружество. Действие происходит в 129 г. до н. Э. , за несколько лет до рождения Цицерона, он предполагает, что римская история привела к совершенствованию Римской республики, которая теперь превосходит любое другое правительство, поскольку уравновешивает элементы монархии, аристократии и демократии. Диалог предполагает, что это правительство сейчас подрывается моральным разложением аристократии и находится в опасности самоуничтожения.Цицерон подчеркивает важность добродетельной жизни и объясняет роль государственного деятеля, концепцию естественного права и основы сообщества. Эта работа включает в себя знаменитый Dream of Scipio .

О законах

Этот диалог фрагментарен и, возможно, никогда не был закончен. Цицерон предлагает законы идеального государства. Он говорит, что для того, чтобы открыть истинный закон и справедливость, мы должны исследовать «… что природа дала людям; какое количество чудесных вещей охватывает человеческий разум; ради выполнения и выполнения какой функции мы рождаемся и выполняем мир; что служит объединению людей; и какая естественная связь существует между ними.«Чтобы открыть принципы справедливости и создать законы, необходимо использовать философию и разум. Любой действующий закон должен исходить из естественного права. И боги, и люди наделены разумом; поэтому они являются частью одного и того же универсального сообщества. Боги отправляют свое собственное правосудие, заботясь о нас, наказывая и награждая нас соответствующим образом.

Брут

Это произведение содержит историю ораторского искусства в Греции и Риме, перечисляя сотни ораторов и их отличительные черты, слабые и сильные стороны.Цицерон обсуждает роль оратора и характеристики хорошего оратора. Оратор должен знать философию, историю и должен «наставлять своего слушателя, доставлять ему удовольствие [и] возбуждать его эмоции». Хороший оратор по своей природе способен руководить правительством. Цицерон говорит, что ораторам нужно позволить «искажать историю, чтобы придать больше смысла своему повествованию».

Стоические парадоксы

Цицерон обсуждает шесть стоических парадоксов: единственное благо — моральная ценность; добродетели достаточно для счастья; все грехи и добродетели равны; каждый дурак безумен; только мудрец действительно свободен; только мудрец действительно богат.Хотя он утверждает, что просто переводит стоические принципы на простую речь для собственного развлечения, Stoic Paradoxes иллюстрирует риторические навыки Цицерона и представляет собой тонко завуалированную атаку на его врагов.

Оратор

Это письмо, написанное в защиту стиля ораторского искусства Цицерона. Он описывает качества хорошего оратора, который должен уметь убеждать своих слушателей, развлекать их и вызывать их эмоции. В нем есть известная цитата: «Не знать того, что произошло до вашего рождения, — значит всегда оставаться ребенком.»

Гортензия

Большая часть этого текста была утеряна, но святой Августин считает, что он обратил его к жизни самоанализа и философии. Это трактат, восхваляющий философию и объясняющий, как истинного счастья можно достичь, только используя его для развития разума и преодоления страсти.

Академики

Этот диалог объясняет и ставит под сомнение эпистемологию каждой из философских школ, а также ставит под вопрос, действительно ли истина может быть познана.Цицерон оставляет читателя самому решать, какой аргумент наиболее верен. Диалог включает подробную историю развития философских школ после смерти Сократа. Объяснения, включенные в эту работу, были неоценимы для ученых ранних греческих философов, оригинальные сочинения которых были утеряны.

На концах

Этот диалог излагает убеждения нескольких философских школ по вопросу о конце или цели человеческой жизни. «Какова конечная цель, конечная и конечная цель, которая является стандартом для всех принципов правильной жизни и хорошего поведения?» Работа была предназначена для ознакомления римлян с греческой философией.

Tusculan Disputations

Первые две книги представляют, а затем опровергают идеи о том, что смерть и боль — зло. Третья книга показывает, что мудрый человек не будет страдать от беспокойства и страха, четвертая книга показывает, что мудрый человек не страдает от чрезмерной радости или похоти. Пятая и последняя книга предполагает, что для счастливой жизни достаточно добродетели. Эта работа была предназначена для просвещения римлян и показать, что римляне и римский язык были способны достичь высших уровней философии.

О природе богов, о гадании, о судьбе

Эти три диалога задумывались как трилогия по религиозным вопросам. О природе богов дает описания десятков разновидностей религии. Эпикурейская точка зрения, согласно которой боги существуют, но безразличны к людям; и стоическая точка зрения, согласно которой боги любят людей, правят миром и вершат правосудие после смерти, как заявлены, так и опровергнуты. Диалог не заканчивается. О гадании представляет обе стороны идеи о том, что будущее можно предсказать с помощью гадания (астрология, чтение внутренностей животных и т. Д.). Неразумному политическому решению помешало объявление неблагоприятных предзнаменований. On Fate обсуждает свободную волю и причинность, а также имеет дело со значением истины и лжи.

По старости

В этом диалоге обсуждается наше отношение к немощи и приближающейся смерти. Цицерон объясняет, что старость и смерть являются естественной частью жизни, и к ним следует относиться спокойно.С возрастом у человека с хорошим характером будут приятные воспоминания о хорошей жизни, престиже и интеллектуальных удовольствиях. Человек с плохим характером с возрастом станет только несчастнее.

О дружбе

Это диалог, исследующий природу истинной дружбы, которая основана на добродетели и не стремится к материальной выгоде. Он приходит к выводу, что весь космос, включая богов и людей, объединен в сообщество, основанное на разуме. Цицерон говорит о трудностях поддержания дружбы в реальном мире, где есть невзгоды и политическое давление.Он также выражает идею, что дела лучше слов.

Об исполнении служебных обязанностей

Письмо, адресованное его сыну Маркусу, который в то время был подростком и изучал философию в Афинах. Этот труд содержит суть философской мысли Цицерона. Он объясняет, как цель или конечная цель жизни определяет наши обязанности и способы их выполнения. В письме обсуждается, как выбирать между благородным и целесообразным, и объясняется, что они никогда не будут в конфликте, если у нас есть истинное понимание долга.

Выступления

Из его выступлений было записано 88, но сохранилось только 58 (некоторые из приведенных ниже выступлений представляют собой более одной речи).

Курсив Судебные выступления
  • (81 до н.э. ) Pro Quinctio ( От имени Публия Квинктия )
  • (80 до н.э. ) Pro Sex. Росио Америно ( От имени Секста Росция Америкского )
  • (77 до н.э. ) Pro Q.Роскио Комоэдо ( От имени Квинта Росция Актера )
  • (70 до н.э. ) Divinatio in Caecilium ( Высказано против Цецилия при расследовании судебного преследования Верреса )
  • (70 до н.э. ) В Верреме ( Против Гая Верреса или Верринов )
  • (69 до н.э. ) Pro Tullio ( от имени Туллия )
  • (69 до н.э. ) Pro Fonteio ( От имени Марка Фонтея )
  • (69 Б. н.э.) Pro Caecina ( От имени Aulus Caecina )
  • (66 до н.э. ) Pro Cluentio ( От имени Авла Клуэнтия )
  • (63 до н.э. ) Pro Rabirio Perduellionis Reo ( От имени Рабириуса по обвинению в государственной измене )
  • (63 до н.э. ) Pro Murena ( От имени Луция Мурены )
  • (62 до н.э. ) Pro Sulla ( От имени Суллы )
  • (62 Б.C.E. ) Pro Archia Poeta ( От имени поэта Archias )
  • (59 до н.э. ) Pro Flacco ( от имени Flaccus )
  • (56 до н.э. ) Pro Sestio ( От имени Сестия )
  • (56 до н.э. ) В Ватиниуме ( Против Ватиния на суде над Сестием )
  • (56 до н.э. ) Pro Caelio ( От имени Марка Целия Руфа )
  • (56 Б.C.E. ) Pro Balbo ( От имени Корнелиуса Бальбуса )
  • (54 до н.э. ) Pro Plancio ( от имени Plancius )
  • (54 до н.э. ) Pro Rabirio Postumo ( От имени Рабириуса Постума )
Политические выступления
Начало карьеры (до изгнания)
  • (66 до н.э. ) Pro Lege Manilia или De Imperio Cn.Помпеи ( в пользу Манильского закона по приказу Помпея )
  • (63 до н.э. ) De Lege Agraria contra Rullum ( Против аграрного закона, предложенного Руллусом )
  • (63 до н.э. ) In Catilinam I-IV ( Catiline Orations или против Catiline )
  • (59 до н.э. ) Pro Flacco ( В защиту Флакка )
В середине карьеры (после изгнания)
  • (57 до н.э. н.э.) Post Reditum in Quirites ( Гражданам после отзыва из ссылки )
  • (57 до н.э. ) Post Reditum in Senatu ( Римскому сенату | Сенат после отзыва из изгнания )
  • (57 до н.э. ) Де Домо Суа ( В его доме )
  • (57 до н.э. ) De Haruspicum Responsis ( Об ответах гаруспиков )
  • (56 Б.C.E. ) De Provinciis Consularibus ( В консульских провинциях )
  • (55 до н.э. ) In Pisonem ( Against Piso )
Поздняя карьера
  • (52 BCE ) Pro Milone ( Milo от имени Titus Annius
  • )
  • (46 до н.э. ) Pro Marcello ( От имени Марка Клавдия Марцелла | Marcellus )
  • (46 Б. н.э.) Pro Ligario ( От имени Лигария перед Цезарем )
  • (46 до н.э. ) Pro Rege Deiotaro ( От имени царя Дейотара перед Цезарем )
  • (44 BCE ) Philippicae (, состоящий из 14 филиппинских Philippica I-XIV против Marc Antony | Marcus Antonius)

(The Pro Marcello , Pro Ligario и Pro Rege Deiotaro все вместе известны как «Кесаревые речи»).

Философия

Риторика
  • (84 до н.э. ) De Inventione ( О составе аргументов )
  • (55 до н.э. ) Де Ораторе ( О часовне )
  • (54 до н.э. ) De Partitionibus Oratoriae ( О подразделениях ораторского искусства )
  • (52 до н.э. ) De Optimo Genere Oratorum ( О лучших ораторах )
  • (46 Б. н.э.) Брут (Цицерон) | Брут ( Для Брута, краткая история римского ораторского искусства, посвященная Марку Юнию Бруту )
  • (46 до н.э. ) Оратор ad M. Brutum ( О Ораторе, также посвященный Бруту )
  • (44 до н.э. ) Topica ( Темы аргументации )
  • (?? до н.э. ) Rhetorica ad Herennium (традиционно приписывается Цицерону, но в настоящее время оспаривается)
Другие философские труды
  • (51 Б.C.E. ) De Republica ( On the Republic )
  • (45 до н.э. ) Гортензий ( Гортензий )
  • (45 до н.э. ) Лукулл или Academica Priora ( The Prior Academics )
  • (45 до н.э. ) Academica Posteriora ( The Later Academics )
  • (45 до н.э. ) De Finibus, Bonorum et Malorum ( О концах благ и зла ).Источник Lorem ipsum
  • (45 до н.э. ) Tusculanae Quaestiones ( Вопросы, обсуждаемые в Tusculum )
  • (45 до н.э. ) De Natura Deorum ( Природа богов )
  • (45 до н.э. ) De Divinatione ( Divination )
  • (45 до н.э. ) Де Фато ( Судьба )
  • (44 до н.э. ) Катон Майор де Сенектут ( Катон Старший в старости )
  • (44 Б.) Лелий де Амицития ( Лелий о дружбе )
  • (44 до н.э. ) De Officiis ( Обязанности )
  • (?? до н.э. ) Paradoxa Stoicorum ( Stoic Paradoxes )
  • (?? до н.э. ) De Legibus ( The Laws )
  • (?? до н.э. ) De Consulatu Suo ( Его консульство )
  • (?? B. н.э.) De temporibus suis ( His Life and Times )
  • (?? до н.э. ) Commentariolum Petitionis ( Handbook of Candidacy ) (приписывается Цицерону, но, вероятно, написан его братом Квинтом)

Letters

Существует более 800 писем Цицерона другим и более 100 писем от других к нему.

  • (68 до н.э. — 43 до н.э. ) Epistulae ad Atticum ( Письма к Аттику )
  • (59 Б. г. до н. Э. — 54 г. г. до н. Э. ) Epistulae ad Quintum Fratrem ( Письма своему брату Квинту )
  • (43 до н.э. ) Epistulae ad Brutum ( Письма Бруту )
  • (43 до н.э. ) Epistulae ad Familiares ( Письма друзьям )

Список литературы

  • Энтони, Эверитт. 2001. Цицерон: Жизнь и времена величайшего политика Рима. Переиздание, 2003. Нью-Йорк: Random House. ISBN 037575895X
  • Fuhrmann, Манфред. 1990. Цицерон и Римская республика . Издание в мягкой обложке, 1996. Oxford: Blackwell. ISBN 0631200118
  • Гай Саллюстий Крисп, пер. Преподобный Джон Селби Уотсон. 1867. Заговор Катилины . Нью-Йорк: Харпер и братья.
  • Habicht, Christian. 1989. Цицерон Политик . Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса. ISBN 080183872X
  • Митчелл, Томас.1979. Цицерон, восходящие годы . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. ISBN 0300022778
  • Митчелл, Томас. 1991. Цицерон, старший государственный деятель . Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета. ISBN 0300047797
  • Moles, J. L. 1989. Плутарх: Жизнь Цицерона . Оксфорд: Арис и Филлипс. ISBN 0856683612
  • Shackleton Bailey, D.R. (ред.). 2002. Цицерон, Письма Квинту и Бруту / Фрагменты писем / Письмо Октавиану / Инвективы Справочник по выборам (Классическая библиотека Леба) .Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. ISBN 0674995996
  • Смит Р. Э. 1966. Государственный деятель Цицерон . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. ISBN 0521065011
  • Тейлор, Х. 1918. Цицерон: очерк о его жизни и творчестве. Чикаго: A. C. McClurg & Co.

Внешние ссылки

Все ссылки получены 22 февраля 2017 г.

Источники общей философии

Кредиты

Энциклопедия Нового Света писателей и редакторов переписали и завершили статью Википедия в соответствии со стандартами New World Encyclopedia .Эта статья соответствует условиям лицензии Creative Commons CC-by-sa 3.0 (CC-by-sa), которая может использоваться и распространяться с указанием авторства. Кредит предоставляется в соответствии с условиями этой лицензии, которая может ссылаться как на участников Энциклопедии Нового Света, участников, так и на самоотверженных добровольцев Фонда Викимедиа. Чтобы процитировать эту статью, щелкните здесь, чтобы просмотреть список допустимых форматов цитирования. История более ранних публикаций википедистов доступна исследователям здесь:

История этой статьи с момента ее импорта в Энциклопедия Нового Света :

Примечание. Некоторые ограничения могут применяться к использованию отдельных изображений, на которые распространяется отдельная лицензия.

Cicero, IL

Округ Кук, в 7 милях к западу от петли. Город Цицерон, граничащий с Чикаго с севера и востока, является ближайшим к центру пригородом. Названный в честь города в штате Нью-Йорк, Цицерон имеет единственную городскую форму правления в округе Кук и управляется попечительским советом. Площадь современного Цицерона составляет 5,5 квадратных миль, что составляет менее одной шестой от его первоначальной площади в 36 квадратных миль.

Огден-авеню, бывшая индийская тропа, была одной из первых улиц Цицерона.Первые поселенцы в городе поселились в самой высокой и засушливой части Цицерона (ныне Дубовый парк ). Другие семьи поселились на Огден-авеню, Лейк-стрит и Чермак-роуд (22-я улица). Когда Galena & Chicago Union Железная дорога был построен к западу от Чикаго в 1848 году, Цицерон стал первым западным пригородом, соединенным с городом по железной дороге.

В 1857 году жители основали городок Цицерон, чтобы взимать налоги за дороги и дренажные канавы.В 1869 году Цицерон стал городом, и в том же году Чикаго присоединенный 11 квадратных миль вдоль восточной окраины Цицерона. В результате 3000 жителей города сократились на 50 процентов.

Расположение Цицерона на нескольких железнодорожных линиях повлияло на компании Chicago & North Western Railway и Chicago & Alton Railroad, которые основали там производственные и ремонтные мастерские. Небольшие сообщества начали развиваться вокруг этих и других отраслей, таких как Брайтонская компания по плавке и переработке серебра и Брайтонский хлопковый комбинат.

В течение 1880-х годов новые жители были привлечены к промышленным предприятиям в северной части города вдоль железной дороги Галена и Чикаго Юнион. По мере расширения этих сообществ они начали сливаться. Некоторые из этих областей позже отделились от Цицерона; другие, такие как Клайд и Хоторн, остались названиями железнодорожных остановок.

В 1889 г. Чикаго снова аннексировал территорию вдоль восточной границы Цицерона, а к 1897 г. уличные железные дороги побежал из города в Цицерона.В 1899 году Чикаго аннексировал свою последнюю часть Цицерона, в том числе Остин площадь. Цицерон уступил гоночную трассу Хоторн Stickney в 1900 г., а в 1901 г. — Дубовый парк и Бервин отделился от Цицерона.

Western Electric Company
Western Electric создала телефон Завод по производству оборудования в Цицероне в 1904 году, на котором работало более 20 000 человек, что значительно превосходило население Цицерона, которое в 1910 году составляло всего 14 557 человек.Население Цицерона увеличилось более чем в четыре раза за следующие 20 лет, при этом большинство прибывших иммигрантов из Восточной Европы. И все же открытой земли еще оставалось достаточно для Cicero Field, одного из первых аэродромов Чикаго.

Положение Цицерона на окраине Чикаго привлекло криминальные элементы, желавшие ускользнуть от правоохранительных органов Чикаго. В середине-конце 1920-х годов гангстер Аль Капоне основал свою штаб-квартиру в Цицероне. В конце века правительственные чиновники были осуждены по обвинению в коррупции, что напомнило о прежней репутации города.

Расовая напряженность проявлялась в Цицероне на протяжении 1950-х и 1960-х годов, когда жители сопротивлялись. афро-американцы переезжая в их сообщество. В конце двадцатого века, хотя у Цицерона практически не было чернокожих жителей, люди латиноамериканского или азиатского происхождения внесли свой вклад в смешение этнических культур. Этническая напряженность всплыла в городской политике, когда укрепившаяся республиканская организация неохотно делила власть с формирующимся латиноамериканским большинством.

Бетси Гурлач

Библиография

Андерсон, Алан Б. и Джордж У. Пикеринг. Противостояние цветной линии: нарушенное обещание движения за гражданские права в Чикаго. 1986 г.

Кларк, Юджин. «История Цицерона цицеронианцем». Справочная служба библиотеки Цицерона, Цицерон, штат Иллинойс.

Спелман, Уолтер Бишоп. Город Цицерона: история, преимущества и правительство. 1923 г.

Классика и древняя история: Цицерон

UQ — Классика и древняя история: Цицерон Цицерон: Человек и его произведения

Ранние годы Цицерона

Марк Туллий Цицерон родился в 106 г. до н.э. в Арпине, небольшом городке на холме примерно в шестидесяти милях к юго-востоку от Рима.Цицерон всегда очень любил свою родину. Он происходил из честных, стойких и преданных деревенских племен.

Чтобы Цицерон и его брат Квинт могли получить лучшее образование, семья переехала в Рим. Цицерон оказался способным учеником. Он вызвал восхищение у своих однокурсников, которые привели своих родителей в школу, чтобы увидеть его. (Плутарх, Цицерон ii.2)

В 89 г. до н.э., когда ему было всего семнадцать лет, Цицерон попал на военную службу в штате консула Помпея Страбона в войне между Римом и его итальянскими союзниками.

С 88 по 82 год до нашей эры он усердно учился в Риме, готовясь к профессии адвоката. Его первой дошедшей до нас речью в суде была «Pro Quinctio», произнесенная в 81 г. до н.э. от имени Публия Квинкция по гражданскому делу, спорным вопросом являлось партнерство на ферме.

Общественная жизнь Цицерона

Настоящий дебют Цицерона состоялся в 80 г. до н.э., когда он фигурировал в своем первом уголовном деле и успешно защитил Секста Росция по обвинению в отцеубийстве.Это было великолепное начало для двадцатишестилетнего молодого человека. Имя Цицерона было у всех на устах.

Но напряжение мольбы подорвало его здоровье. Чтобы восстановить силы и продолжить учебу и, возможно, защитить себя от диктатора Суллы, чьего любимого вольноотпущенника Хрисогона он критиковал на суде, он провел следующие два года за границей в Греции и Малой Азии. Он вернулся в Рим в 77 г. до н.э.

В 75 г. до н.э. Цицерон сделал свой первый шаг по пути государственных должностей ( cursus honorum ), который должен был привести к консульству: он стал квестором в Лилибее, самом западном городе Сицилии.Он сделал себя популярным среди сицилийцев и стал важным человеком в своей провинции.

После успешного судебного преследования хищного Верреса, губернатора Сицилии с 73 по 70 год до н.э., известность Цицерона как адвоката сравнялась только со славой Гортензия, защищавшего адвоката по тому же делу. Верреса обвинили в серьезном неправильном управлении своей провинцией, а сицилийцы попросили Цицерона предпринять судебное преследование. Оскорбления Цицерона были настолько ошеломляющими, что Веррес бежал в изгнание до того, как суд закончился, и был осужден в его отсутствие.Не желая тратить зря тяжелый труд, который он вложил в сбор доказательств против Верреса, Цицерон издал оставшиеся речи в виде брошюр. Когда в 1788 году оратор Эдмунд Берк преследовал Уоррена Гастингса за плохое управление в Индии, он смоделировал свою атаку на преследование Цицероном Верреса.

Цицерон стал курульным эдилом (смотрителем храмов, рынков, общественных зданий и игр) в 69 г. до н.э. и претором в 66 г. до н.э.

Наибольший политический триумф Цицерона пришелся на 63 г. до н.э., когда он стал консулом.Это действительно был триумф, потому что он был первым из nouus homo за тридцать лет, получившим консульство, и это звание заставило его почти взорваться от гордости.

Его избрание было частично связано с тем, что против него выступал Луций Сергий Катилина, бедный патриций, который, казалось, считал консульство своим правом по рождению. Не сумев победить на выборах в 66 г. до н.э., Катилина разработала неуклюжий заговор с целью убийства успешных кандидатов. Заговор провалился, но Цицерон, баллотировавшийся на выборах в 64 г. до н.э., нажил на этом капитал, разыгрывая опасения знати о дальнейших злодеяниях Катилины.По крайней мере, Цицерона можно было рассматривать как безопасный выбор.

Между прочим, предупреждение Цицерона подтвердилось. Когда в следующем году Катилине снова не удалось победить на выборах на шокирующей платформе nouae tabulae (то есть списания всех долгов), он планировал свергнуть государство. Цицерон разоблачил заговор и призвал сенаторский и всаднический ордена объединиться в concordia ordinum . Сообщники Катилины были немедленно казнены в Риме, а сама Катилина была убита в битве в Этрурии.

Дело Катилины имело для Цицерона печальные последствия. Трибун Клодий добился своего изгнания из Рима в 58 г. до н.э. по обвинению в казни граждан без суда. В 57 г. до н.э., благодаря добрым услугам Помпея, он был отозван из ссылки и возмещен ущерб.

В 51 г. до н.э. Цицерон был проконсулом Киликии, области в южной части Малой Азии, и правил хорошо. В письме к своим друзьям Аттикусу ( Ad Atticum IV. Ii) он с большим энтузиазмом описывает свое управление.

В 49 г. до н.э. произошла гражданская война между Цезарем и Помпеем. Цицерон встал на сторону Помпея. После окончательной победы Цезаря при Фарсале в 48 г. до н. Э. Цицерон мудро подчинился завоевателю и получил разрешение продолжить свою юридическую практику.

Цицерон был теперь более популярен, чем когда-либо. Люди смотрели на Цезаря и видели в нем то, что отдавало абсолютной властью царственного периода; они посмотрели на Цицерона и увидели в нем последнего представителя истинной республики.

После убийства Цезаря в 44 г. до н.э. Цицерон яростно вступил в конфликт с приспешником Цезаря и его предполагаемым преемником Марком Антонием.Его выступления против Антония, четырнадцати знаменитых « Филиппик », обвиняются в самой злобной инвективе и стоили Цицерону жизни.

Термин « Филиппийцам » впервые был использован в речах самого Цицерона как шутка. (Первоначально Филиппики были речами, произнесенными в четвертом веке до нашей эры афинским государственным деятелем Демосфеном против Филиппа Македонского, который угрожал Афинам.) На самом деле была произнесена только первая речь.Цицерон счел политический климат в Риме нездоровым, и другие речи были распространены из его загородного дома. Майкл Грант называет вторую Филиппийскую книгу «самой известной и эффективной из всех политических брошюр» (Cicero, Selected Works , p. 101). Интересно отметить, что, пока Цицерон работал над этим, он также завершал свой трактат De Amicitia .

Будучи запрещенным Антонием в 43 г. до н.э., Цицерон бежал на носилках к морю, но убийцы Антония вскоре настигли его.Цицерон храбро умер. Его голова и руки, по велению Антония, были скреплены над Рострой в Риме. (Следует помнить, что головы политических жертв часто выставлялись на Темпл-Бар в Лондоне еще в 1773 году. Иногда можно было увидеть головы поближе, заплатив полпенни за аренду телескопа.)

Личная жизнь Цицерона

Цицерон был чрезвычайно богатым человеком. Хотя по закону адвокатам было запрещено брать какие-либо гонорары или подарки за свои услуги, нарушение закона уважалось больше, чем в его соблюдении.В раннем Риме клиент обращался к своему патрону за юридической помощью, которую патрон был обязан оказать. Теоретически юристы более позднего возраста были на побегушках всех, кто обращался к ним за советом, и большинство юристов считали это делом чести. Однако нельзя было запретить благодарным клиентам делать щедрые подарки, и интересно отметить, что Цицерон пользовался благосклонностью в волях многих людей, которые, похоже, не занимали важного места в его жизни. И все же в основном его богатство кажется приобретенным с честью.

У него было много домов — всего около двенадцати — как в городе, так и в деревне. В компенсацию, полученную им в результате изгнания, была включена сумма в 500 000 сестерциев для ремонта повреждений, нанесенных его вилле в Тускулуме. Цицерон считал, что этой суммы недостаточно.

Первая жена Цицерона Терентия, на которой он женился в 77 г. до н.э., по-видимому, была умелой домохозяйкой, но довольно резкой, неприятной и совершенно незнакомой с литературными занятиями своего мужа.Цицерон никогда не упоминает ее в своих произведениях, но мы часто читаем о его дочери Туллии, его брате Квинте и его сыне Маркусе. Терентия советовалась с прорицателями и верила в чудеса, и Цицерон, очевидно, был доволен, позволив ей это сделать. Его письма к ней, о которых до нас дошла целая книга, демонстрируют всевозможные чувства, начиная от сильной страсти и вежливости до полного безразличия. После тридцати лет совместной жизни они развелись.

Затем Цицерон женился на очень молодой девушке, своей подопечной Публилии.Доверенный секретарь Цицерона Тиро полагал, вероятно, несправедливо, что Цицерон надеялся заплатить свои долги состоянием Публилии. Развод произошел через несколько месяцев.

Тогда друг Гиртий протянул руку своей сестры Цицерону, который отказался на том основании, что ему трудно одновременно заниматься женой и философией.

Цицерон никогда не любил никого сильнее своей дочери Туллии. Он дал ей вкус к тем интеллектуальным вещам, которые он так любил и которые, по-видимому, не волновали Теренцию.«Пока она жила, — писал он другу, — у меня всегда было убежище, в которое я мог бежать, убежище для отдыха. У меня была такая, чья нежная беседа могла помочь мне сбросить все бремя моих печалей и тревог». ( Ad Familiares IV. Vi, tr. W.G. Williams). Когда она умерла, примерно за два года до его смерти, он был совершенно опустошен. Это была самая глубокая личная печаль в его жизни.

Он совершенно неверно оценил вкусы и способности своего сына Маркуса. У Маркуса были солдатские инстинкты, и он заработал репутацию самого пьяницы своего времени.Цицерон хотел сделать его оратором и философом. Но, по крайней мере, Марк был источником утешения в последние дни Цицерона. Когда Брут проезжал через Афины, Маркус присоединился к нему и стал одним из его самых храбрых и способных помощников. Брут горячо похвалил сына отцу. Цицерон, радуясь этому, написал и посвятил Маркусу три книги из De Officiis , своего последнего прощания с семьей и страной.

Теоретически Цицерон рассматривал рабство как законную систему, полагая, что, хотя господин имел определенные обязанности по отношению к своим рабам, они должны, в случае необходимости, сдерживаться жестокостью.На практике, однако, он был очень мягким хозяином, который, как известно, плакал о своих рабах, когда имел несчастье потерять их. В час его смерти они бы умерли за него, если бы он не предотвратил их. Он особенно сильно привязался к своему вольноотпущеннику и секретарю Тиро, который постепенно стал незаменимым для его хозяина. Авл Геллий (Noctes Atticae VI. III. 8) утверждает, что Тиро даже помогал Цицерону в сочинении, факт, который подтверждается перепиской Цицерона. Хотя Цицерон всегда глубоко заботился о здоровье Тиро, доверенный слуга, как и Терентия, дожил до ста лет.

Его ближайшим другом был другой литературный деятель Аттикус, с которым он впервые познакомился, когда они вместе учились в Афинах. Дружба длилась до смерти Цицерона. С 68 г. до н. Э. эти двое постоянно переписывались, тем более что Аттикус провел большую часть своей жизни вдали от Рима. Аттикус заботился о Терентии, пока Цицерон был в изгнании, и помогал распространять сочинения Цицерона.

Работы Цицерона

  1. Риторические произведения: из них было семь, дошедших до нас более или менее законченными.Самый известный — De Oratore .
  2. Философские труды: Цицерон в своих философских трудах не внес оригинального вклада в философскую мысль. Но он обладал огромным влиянием как переводчик и непредвзятый толкователь своих авторитетов, греческих философов, особенно стоиков. (Один из его учителей, Диодот, слепой стоик, жил в его доме.) Цицерон писал на такие темы, как государство, закон, добро и зло, смерть, добродетель, старость, дружба, природа богов и нравственность. обязанности.

    Пол МакКендрик пишет:

    Его мотивы философствования очень римские: интеллектуальное любопытство, утешение в невзгодах, занятие досугом, желание популяризировать, но, прежде всего, пропагандировать двумя способами: во-первых, доказать, что латынь является таким же хорошим философским средством, как греческий … .; во-вторых, чтобы оправдать политическую роль нового консерватизма.
    ( The Roman Mind at Work , p. 64)
    Святой Августин Гиппопотам в качестве кардинального фактора своего обращения упоминает Цицерона Гортензий , потерянный диалог, который содержал призыв к изучению философии.
  3. Речи: Всего их 106, из которых пятьдесят шесть сохранились. Они раскрывают большой практический талант Цицерона в том, чтобы представить дело клиента в лучшем свете. Гилберт Хигет замечает:
    Великие ораторы Греции и Рима готовили важную речь так же тщательно, как сегодня оперная звезда изучает новую роль. Переписав его дюжину раз, они представляли его нескольким доверенным друзьям, критикам и наставникам, повторяя его снова и снова, пока не выучили каждый слог и жест, и все же все это появлялось, а не очень сложный продукт искусства. , но настоящее излияние настоящих и всепоглощающих эмоций.Когда Цицерон встал, чтобы нанести свою первую атаку на Катилину, он знал все, что он собирался сказать и сделать, — даже жесты внезапного ужаса и колебания, — поскольку опытный актер, прямо перед его репликой, имеет свой вход и выход и все промежуточные строки ясны в его голове. Вот почему мы до сих пор изучаем речи таких людей, как Цицерон: одна страница из них содержит результаты более концентрированного мышления, активного опыта, сложных психологических знаний и обучения языку, чем большинство современных говорящих могут освоить за всю жизнь.
    ( Искусство обучения , стр. 98-99)
  4. Letters: Цицерон поддерживал тесную переписку со своим другом Аттикусом, а также с широким кругом литературных и политических друзей и знакомых. Сейчас у нас около 800 писем за двадцать шесть лет. Они непревзойдены из-за чудесно ясной картины самого Цицерона и его современников, которую они дают нам. Тиро отвечал за их коллекцию. «Одно из главных их достоинств — спонтанность, которой мешает отсутствие навязчивой идеи публикации.»(Дж. Уайт Дафф, Римские писатели, , стр. 44).
  5. Стих: Цицерон написал много стихов, как в оригинале, так и в переводе. Хотя Плутарх говорит нам, что он имел репутацию лучшего поэта в Риме, а также лучшего оратора (Плутарх, Цицерон II, 4), стихи Цицерона сейчас мало изучены, поэтому многие гениальные поэты последовали за ним. Его значение в истории латинского стиха состоит в том, что он был главным связующим звеном между Лукрецием и Вергилием в развитии гекзаметра.
Влияние и репутация Цицерона

Ни один римский автор не сделал столько, сколько Цицерон, чтобы обеспечить место латыни как средства культурного общения во всей Западной Европе в средние века. И ведущие писатели того времени были более чем готовы признать этот факт. Кардинал Пьетро Бембо, папский секретарь Льва X, основал общество литераторов, члены которого поклялись никогда не использовать выражения, которых нельзя было найти у Цицерона.

Так, Бембо в своей Истории Венеции называет монахинь uirgines uestales , кардиналов senatores и святых diui .

Философские труды Цицерона в значительной степени пополнили скудный запас латинских абстрактных существительных и в целом сделали латинский язык более универсальным. Рассмотрим, например, его концепцию и чеканку слова humanitas , объединение человеческих добродетелей, особенно интеллекта и доброты, которые позволяют нам отличать людей от животных. Благодаря Цицерону ранние христианские апологеты, такие как Лактанций, Тертуллиан и Августин, нашли абстрактную латинскую лексику, идеально подходящую для их целей.

Его влияние проникает даже в наши дни, особенно в дискуссиях по научным и философским вопросам, в которых слова латинского происхождения играют столь важную роль. МакКендрик пишет: «Цицерон изобрел философский словарь западного мира». ( The Roman Mind at Work , p. 64).

Политическая карьера Цицерона подверглась резкой критике со стороны многих современных ученых. Однако сам факт, что он играл ведущую роль в римской политике в течение примерно двадцати лет, предполагает, что критики отдали Цицерону гораздо меньше, чем ему причиталось.Внимательное чтение Pro Roscio Amerino показывает, что молодой Цицерон обладал рядом качеств, которые были бы желательны для любого политика: смелость критиковать злоупотребление властью на высоких постах, готовность защищать проигравшего, превосходный дар для организация и представление аргументов и неизменное уважение к мудрости предыдущих поколений. Я бы предположил, что по мере развития политической карьеры Цицерона эти качества никоим образом не уменьшались, а обогащались.

Как любой хороший адвокат, он часто отказывался от умеренности.Его сатирические портреты и дикие инвективы завоевали одобрение слушателей. Дж. Уайт Дафф резюмирует оратора Цицерона следующими словами:

Изучение права и литературы, знание мужчин, умение аргументировать, дар ясных заявлений, красноречивых жестов, владение голосом, владение тонкими каденциями латинского языка при декламировании и безошибочное чутье на правильный ритм в структуре и в конце предложения все вместе сделало Цицерона величайшим из ораторов Рима.
( Римские писатели , стр. 40)
РС. Димсдейл, в История латинской литературы , стр. 159, описывает стиль Цицерона как «основу европейской прозы». И нет никаких сомнений в том, что он оказал влияние, например, на Авторизованную версию Библии, Милтона, Сэмюэля Джонсона, Гиббона, Маколея и, в наше время, хотя бы косвенно, на таких людей, как Уинстон Черчилль и Джон Ф. Кеннеди. Ниже приведены некоторые отрывки из инаугурационной речи Кеннеди:
Вместе, мы мало что не можем сделать в большом количестве новых кооперативных предприятий.Разделенные, мы мало что можем сделать, потому что не осмеливаемся встретить серьезный вызов в разногласиях и разделиться на части …

Если свободное общество не может помочь многим бедным, оно никогда не сможет спасти немногих богатых …

Итак, мои сограждане-американцы: не спрашивайте, что ваша страна сделает для вас — спрашивайте, что вы можете сделать для своей страны. Мои сограждане мира: спрашивайте не о том, что Америка сделает для вас, а о том, что вместе мы можем сделать для свободы человека.

Обратите внимание на обращение к эмоциям, четко очерченный ритм, грамотно написанные фразы — все характеристики ораторского искусства Цицерона.

В заключение рассмотрим высказывание римского историка и литературного критика I века Веллея Патеркула:

citiusque e mundo genus hominum quam Ciceronis nomen cadet .

«Человеческая раса исчезнет из вселенной раньше, чем имя Цицерона».
(Historia Romana II. Lxvi. 5, tr. C.G. Cooper)

Цицерон поставил Pro Caelio от имени своего распутного, экстравагантного молодого друга Марка Целия Руфа.Целий, рожд. Ок. 88 г. до н.э., был юристом и также активно участвовал в политике. Ему предъявили ряд обвинений, в том числе сговор с целью убийства египетского посланника, попытку отравить свою бывшую любовницу Клодию, которая почти наверняка была ALesbia @ Катулла, и кражу золота из Клодии. Защита Цицерона, которая включала в себя сокрушительную атаку на Клодию, была блестящим театральным представлением — и полностью успешной.
Вернуться на вводную страницу LATN2280. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *