Нос невский проспект: «Невский проспект» Н. В. Гоголя (о возможных источниках эпизода с носом)

Содержание

Краткое изложение Невский проспект Гоголь 👍

Н. В. Гоголь
Невский проспект
Здесь встретишь все, что хочешь. Утром он для служащих; с 12 – для гувернеров и детей; с 2-х часов дня – для родителей, общества. Невский проспект – это выставка людей.

В 3 часа здесь обедающие чиновники, а с 4-х пусто, но вечером гуляют искатели счастья – молодые секретари.
Так гуляли художник Пискарев и поручик Пирогов. Увидели они дам, и пошел каждый за своей. Пискарев пошел за брюнеткой.

Она довела его до дома, пригласила. Он вошел и увидел развратное общество. Убежал к себе домой. И видит он

сон: она – благородная дама, присылает за ним, его везут в дом, где она блистает.

Она же на всех смотрит гордо, лишь на него с тоской. Танец, движение глазами. Он в сюртуке, запачканном краской. Она: “Вам странной показалась наша встреча, я хочу открыть вам тайну”, но пожилой человек ее уводит.

Он распихивает всех, пытается ее догнать, но просыпается. Он страстно желает продолжения сна, и с этого момента жизнь во сне для него становится дороже жизни наяву. Наяву он как бы спит, но во сне оживает.

Узнает об опиуме, берет его, обещает написать за это картину. Приходит домой, употребляет опиум и засыпает.

Видит ее у окна деревенского дома. Просыпается и думает: “Лучше бы тебя вовсе не было…”.

Регулярно принимает опиум. Сон, где она его жена, у них дети. Он решает жениться на ней, и тем самым спасти ее со “дна”.

Нашел тот дом, и сделал ей предложение: “Я буду работать, ты рукоделием”. Она ему отвечает, что она не может работать, что желает роскоши. Он убегает и дома бритвой режет себе горло (но по лицу видно, что мучился от неверного пореза).
Пирогов – прапорщик, только возведенный в этот чин, и потому гордящийся им. Он побежал за немкой, глупой женой Шиллера, жестяночных дел мастера. Гофман, друг его, – пьян. Гофман хочет отрезать нос Шиллеру из-за табака (сколько денег на него уходит).

На другой день Пирогов заказал Шиллеру шпоры, оправу к кинжалу и сам приходит узнать о работе. Пристает к немке, и узнает от нее, что в воскресенье днем мужа нет дома. В воскресенье приходит к немке, когда мужа нет, пристает к ней, целует, и тут является пьяный муж и Гофман, и выкидывают Пирогова за ноги и за руки с лестницы. Пирогов собирается отомстить за это, но, поев пирожных, успокаивается.

Шиллер следил за ним, а утром ожидал полицию…

Образ Петербурга в цикле Петербургские повести Гоголя сочинение


Невский проспект

Пирогов и Пискарёв гуляют по Невскому проспекту. Пискарёву понравилась девушка, но, проследовав за незнакомкой, он понял, что она работает в публичном доме. Юная красавица настолько запала в душу героя, что он решил сделать ей предложение и вытащить с этого дна. Девушка лишь рассмеялась над его словами, всем видом показывая своё презрение к перспективе стать его супругой. Пристыженный мужчина убегает домой и запирается в своей комнате. Через неделю обеспокоенные соседи, выломав двери, нашли Пискарёва с перерезанным горлом.

Пирогов в то же время на Невском проспекте встретил красивую молодую женщину и также проследовал за ней до её дома. Она оказалась женой немца Шиллера, который сразу приревновал жену к незнакомцу, заявившемуся к ним в дом. Не в силах побороть своё желание увидеть красавицу, Пирогов вновь приходит к ним домой и целует её. В этот момент в комнату заходит Шиллер с приятелями. Взбешенные мужчины наказали Пирогова весьма грубым и унизительным способом. В гневе Пирогов выбегает из их квартиры. (Подробнее)

«Тема города в «Петербургских повестях» Н. В. Гоголя»

В «Петербургских повестях» Н. В. Гоголя пушкинская тема противостояния рядового горожанина и бездушного, казенного Петербурга получает дальнейшее развитие. В отличие от Пушкина, знакомого с новой русской столицей с отроческих лет, Гоголь впервые увидел Петербург во взрослом возрасте, сменив провинциальную атмосферу родной Украины на холодный, чопорный и неприветливый столичный город. Автор делится с нами своими первыми впечатлениями от северной столицы: «…Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал, я его воображал красивее, великолепнее…» Писатель описывает районы, где когда-то ему довелось жить. Так, например, майор Ковалев проживает неподалеку от Сенной площади (хотя имеет обыкновение «каждый день прохаживаться по Невскому проспекту»), цирюльник Иван Яковлевич — на Вознесенском проспекте («Нос»). В этом же районе бродит Поприщин («Записки сумасшедшего»). Гоголь ведет своего героя маршрутом, хорошо известным самому писателю: «Перешли в Гороховую, поворотили в Мещанскую, оттуда в Столярную, наконец к Кокушкину…» Изумление Поприщина при виде громадного дома Зверкова носит отпечаток наивного провинциального восторга перед основательностью и масштабностью столичной архитектуры: «Этот дом я знаю… Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! а нашей братьи чиновников — как собак, один на другом сидит». Темой Невского, проспекта открывается первая из «Петербургских повестей»; страницы, посвященные главной улице города, играют роль пролога к циклу в целом. Автор произносит ироничный гимн Невскому проспекту, где «пахнет одним гуляньем», где «жадность, корысть и надобность выражаются на идущих и летящих в карстах и на дрожках» и совершается быстрая «фантасмагория в течение одного только дня». Невский проспект поражает воображение тысячами сортов «шляпок, платьев, платков», тысячей «непостижимых характеров», в многоцветье гуляющей или спешащей толпы отражается как в зеркале жизнь всего огромного города, однако красота Невского проспекта призрачна и обманна: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Все обман, все мечта, все не то, чем кажется! Он лжет во всякое время, этот Невский проспект…» Невский проспект — лишь красивая личина странного, фантастического, полубезумного города, сущность которого раскрывается в сюжетах и характерах «Петербургских повестей». В повести «Нос» майор Ковалев однажды утром обнаруживает, что его нос исчез, а затем с изумлением узнает, что этот кусок тела обрел собственную жизнь. Гротескная история об отделившемся и возгордившемся носе не только высмеивает свойственные жителям столицы чинопочитание и карьеризм, но и обогащает образ города новыми красками. В повседневной жизни Петербурга Гоголь отмечает фантастические, абсурдные и комичные черты, а в душах горожан — соединение уродливого, трогательного и смешного. Петербург — центр русской культуры, город художников, поэтому в Петербургских повестях» закономерно появление персонажей — служителей искусства. В историях о художниках («Невский проспект», «Портрет») тема творчества соседствует с темой безумия. В «Невском проспекте» художник Пискарев, потрясенный лживостью внешней красоты, отказывается от жизни (прекрасная девушка, пленившая его сердце, принадлежала, как оказалось, к «презренному классу творений»). Он уходит в мир опиумных грез, а затем перерезает себя горло. В «Портрете», напротив, заветная мечта героя (также художника) как будто сбывается — внезапно разбогатев, он обретает возможность заняться высоким искусством, не думать больше о заработках, реализовать свой талант. Но власть золота оказалась сильнее идеи творчества. Чартков становится модным и дорогим художником, но по мере того, как возрастает его состояние, умаляется его талант. Когда герой понимает, что из-за жадности лишился главного своего сокровища, он, движимый злобой и завистью, тратит свое огромное состояние на уничтожение шедевров искусства, а затем в безумии и горячке умирает. Смешной и трогательный Акакий Акакиевич Башмачкин из «Шинели» — тоже в каком-то смысле художник, артист в своем деле, отдающий все силы своей кроткой, детской души переписыванию служебных бумаг. Даже в несчастном, день ото дня все больше теряющем рассудок Поприщине из «Записок сумасшедшего» чувствуются задатки философа, проповедника, поэта. В Петербурге искатели карьеры и денег, прозаические ковалевы и пироговы сосуществуют рядом с искренними и чистыми пискаревыми, кроткими и беззащитными «маленькими людьми»; горячка, сумасшествие и смерть соседствуют с высокой радостью служения искусству (этот путь избирает бывший товарищ Чарткова) — таков подлинный облик города, скрывающийся за пестрым фасадом Невского проспекта.

Нос

Асессор Ковалёв проснулся утром и обнаружил, что с его лица исчез нос. Попытки подать объявления в газеты о пропаже ни к чему не привели, пристав тоже не обратил на его заявление никакого внимания. Грустно бродя по улице, Ковалёв видит свой нос, разгуливающий в дорогой шинели. Робея от нелепой ситуации, мужчина уговаривает нос вернуться на своё законное место, но тот делает вид, что не понимает, о чём речь. Прошло еще пара дней отчаянных и безуспешных попыток Ковалёва вернуть себе нос. Одним добрым утром мужчина просыпается и понимает, что нос вновь на его лице. (Подробнее)

Петербургские повести (кратко)


В цикл рассказов Н.В.Гоголя входит несколько небольших по содержанию повестей, которые связаны определенными мыслями и идеями. Данное произведение изучается в курсе школьной программы, поэтому так важно знать содержания произведения «Петербургские повести» кратко.

Первый сюжет сборника «Петербургские повести» — «Невский проспект».

Содержание произведения завязывается с похвального обращения Невскому проспекту. Гоголь в буквальном смысле слова детально раскрывает образы картин, возникающих на данной парадной, праздничной улице Санкт-Петербурга. Глубоко мыслящий чтец много занимательного способен извлечь из подобной зарисовки. Основные герои картины поручик Пирогов, очень жизнерадостный, однако немного поверхностный парень и весьма восприимчивый, с изысканным восприятием бытия живописец Пискарев. Герои преследовали объекты собственного почтения и неудержимой страсти. Первый симпатизировал плотной блондиночке, второй мчался вслед за брюнеткой, облаченной в яркий дождевик. Пискарев догоняет барышню, однако, как безмерно его сожаление, после того, как он выясняет, что его возлюбленная падшая особа. Уже после продолжительных и невыносимых сомнений он желает обезопасить её от такой жизни и делает ей предложение стать его супругой, в ответ на что слышит пренебрежительный отказ. Никак не в состоянии перенести искренние страдания, кончает жизнь самоубийством. Целиком обратная авантюра произошла с Пироговым. Поручик настиг молодую женщину, а возлюбленная, как выяснилось, является супругой немца-ремесленника. В последующий день Пирогов предоставляет немцу подряд несколько заказов и никак не прерывает откровенных приставаний к супруге специалиста. В результате немец с товарищами бьют поручика и выпирают из собственного жилища. Упомянутые ранее несчастные случаи объединяет то, что оба героя никак не заполучили ожидаемого, к чему стремились с неподдельным упорством. Завершается рассказ рассуждениями писателя о безрезультатности людских стараний. Невзирая на контрастность идеализма Пискарева и непристойности Пирогова, они становятся неярким примером иконы единства.

Второй сюжет из сборника «Петербургские повести» — «Нос».

Удивительное повествование с ноткой сатиры, в котором рассказывается о разобщенной сущности человека, шутовской, раздвоенной бесовщине, существовании, полном абсолютной феерии. Персонаж является коллежским асессором, который выявляет, что у него исчез нос. Гладкое белоснежное пространство – вот все, то что наблюдает вместо носа Ковалев. Главный персонаж отправляется к полицмейстеру с иском о пропаже и сталкивается с собственным носом в мундире, со шпагой и шляпой. Нос, не щадя сил, ходит молиться в Казанский собор. Невзирая на агитации Ковалева, нос только лишь по истечении определенного периода воротится к хозяину. В этом произведении Н.В. Гоголь продемонстрировал человека, настоящую пустышку, устремляющуюся только к внешней красоте. Для героя повести наивысшую ценность представляет положение в обществе, нежели собственная персона, имеющая достойный статус.

Третий сюжет сборника «Петербургских повестей» — «Шинель».

Рассказ демонстрирует перевоплощение человека, перемещение в нереальность. Акакий Акакиевич Башмачкин был обычным титулярным советником, смысл работы которого заключался в обыкновенном переписывании документов. Жизнь сыграла с ним злую шутку, сотворив из него человека без малейшей доли чувства собственного достоинства. Героя переполняют смирение и кротость, он целиком лишен тщеславия. Благодаря чрезмерным стараниям и тотальной экономии этот безропотный персонаж покупает для себя новенькую шинель. Окружающие его знакомые, все без исключения приветствуют его с триумфом. Однако счастливое бытие было быстротечным, и вскоре его испортит неприятный конфуз. Башмачкин однажды вечером отправляется на улицу, и там злоумышленники грабят его и отнимают шинель. Главный герой устремляется за поддержкой к руководству, однако получив основательный выговор, удаляется. Старое пальто никак не выручает Акакия Акакиевича от трескучего мороза, он тяжело заболевает и вскоре умирает. После его кончины некое привидение не дает покоя прохожим, снимает с них шинели. Сдавалось, что уже ничто не способно успокоить обезумевшее приведение. Это продолжается до тех пор, пока умершему не встречается тот самый субъект, сыгравший решительную роль в жизни Акакия Акакиевича. Лишь после этого призрак усмиряется.

Четвертый сюжет сборника «Петербургских повестей» — «Портрет».

Данное повествование является эталоном взаимоотношений между дьяволом и художником. Неимущий художник Чартков по делу случая, покупает на развале портрет некоего азиата. Изображенный на приобретенной картине старец посреди ночи выбирается из оправы с деньгами, а главному герою повести посчастливилось выхватить пачку деньжат. На утро в рамке портрета появляются 1000
червонцев. Жизнь Черткова стала налаживаться, успех ему сопутствовал во всем, однако характер оставлял желать лучшего. Дар искусного художественного мастерства пропадает, Чертков, пребывая в недоумении, что же с ним творится, теряет рассудок и погибает. По прошествии некоторого времени выявляется, что источником всех бед был тот самый портрет, точнее старик, изображенный на нем. Как оказалось, он был неразрывно связан с потусторонними силами. Идея повести связана с тем, что сила денег беспощадно убивает все позитивное, что только может быть в человеке.

Пятый сюжет «Петербургских повестей» — «Записки сумасшедшего».

Изложение повести представлено в виде записок в дневнике героя Поприщина Аксентия Ивановича. По мнению многих рецензентов, фамилия Аксентия Ивановича была явным свидетельством того, что любой невменяемый человек находится в поисках своего «поприща». В ходе описания главных событий читатели наблюдают за тем, как со временем героя поглощает сумасшествие, обыденная жизнь становится чуждой. Автор «Петербургских повестей» указывает на нравы и уклад жизни людей в различных классах общества, обличая нравственную несправедливость и предвзятость.

Портрет

Чартков – бедный художник, на последние деньги купивший приглянувшийся портрет старика. Хозяин комнаты требует расплатиться за жильё, но денег у него совсем не осталось. Тогда хозяин начинает осматривать портрет, прикидывая, можно ли взять его в качестве уплаты долга. Внезапно из рамы портрета вылетает мешочек с деньгами. Радости Чарткова нет предела: он тут же снимает новую роскошную квартиру, покупает себе модные наряды и подаёт объявление, что пишет портреты на заказ. Очень быстро он становится модным художником. Прошло несколько лет, и Чартков понимает, что он утратил весь свой талант, став простым ремесленником. От осознания своего падения, он заболел чахоткой и вскоре умер.

Читателю становится известно, что на портрете изображён старик-ростовщик. Всех, кому он занимал деньги, в скором времени настигало несчастье и смерть, а долг возрастал с ужасающей быстротой. Перед своей смертью ростовщик заказал художнику написать свой портрет. Старик хотел, чтобы после смерти его тёмная сила перешла в полотно. С тех пор каждый бедолага, на пути которого попадалась проклятая картина, обрекал себя на горе и скорую кончину. (Подробнее)

Оставшиеся повести:

  • Шинель
  • Коляска
  • Записки сумасшедшего
  • Рим

Можете использовать этот текст для читательского дневника

НОС

Цирюльник Иван Яковлевич проснулся рано и услышал запах горячего хлеба. Супруга бросила ему на стол хлеб — и он принялся есть. Вдруг на его лице отобразился ужас, когда, разломив хлеб, он вытащил оттуда нос. Иван Яковлевич был ни жив ни мертв, он узнал, что нос принадлежит коллежскому асессору, которого он брил каждую среду и воскресенье. Иван Яковлевич выбежал из дома с целью избавиться от носа. Он швырнул его с моста в воду, но это заметил квартальный и попросил рассказать цирюльника, что он сейчас делал. Коллежский асессор Ковалев проснулся рано, приказал подать себе зеркало, чтобы взглянуть на прыщик, который вчера вскочил у него на носу, но, к величайшему изумлению, увидел, что у него вместо носа совершенно гладкое место. Ковалев велел тотчас подать себе одеться и полетел прямо к обер-полицмейстеру. Майор Ковалев имел обыкновение каждый день прогуливаться по Невскому проспекту. Майор Ковалев был непрочь и жениться, только в таком случае, если за невестой случится двести тысяч капитала. Когда Ковалев шел к обер-полицмейстеру, перед подъездом одного дома остановилась карета, из которой выпрыгнул, согнувшись, господин в мундире и побежал вверх по лестнице. Каков же был ужас и вместе изумление Ковалева, когда он узнал, что это был собственный его нос. Нос вернулся, сел в карету и поехал. Ковалев побежал за ним. Карета остановилась около собора, куда и вошел нос. Ковалев увидел его. Нос спрятал лицо свое в стоячий воротничок и набожно молился. Ковалев сказал ему: «Вы мой собственный нос!» На что нос ответил: «Вы ошибаетесь, милостивый государь. Я сам по себе». Ковалев решил ехать прямо в газету и напечатать публикацию с обстоятельным описанием всех качеств, чтобы всякий, встретивший его нос, мог узнать его и дать знать Ковалеву. Но с объявлением ничего не получилось, печатать отказались, так как дело очень странное. Тогда Ковалев отправился к частному приставу, но из этого тоже ничего не вышло, так как он пришел не вовремя (пристав собирался вздремнуть два часа после еды). Ковалев стал думать, куда делся нос и не смог придумать ничего лучше, чем то, что на него штаб-офицерша Подточина навела порчу через колдовок-баб. Она хотела, чтобы Ковалев женился на ее дочери, и прямо сказала ему об этом. Ковалев после этого перестал бывать у них дома. Неожиданно вошел полицейский чиновник и вернул Ковалеву пропажу. Ковалев тотчас принялся приставлять нос на место, но он не держался. Пришлось позвать доктора, но и доктор ничем не смог помочь. Тогда Ковалев написал письмо Подточиной, в котором пригрозил, что если сегодня же носа не будет на месте, то он обратится к закону. Пришел ответ от Подточиной, но он был полон недоумения, и Ковалев решил, что она не виновата. Проснувшись на следующее утро, майор Ковалев обнаружил, что нос его на месте.

ПОРТРЕТ

Художник Чартков купил в картинной лавочке старый портрет, который он нашел среди хлама, продававшегося по дешевке. Купил его на последние деньги, которые были у него. Портрет, казалось, был не окончен, но сила кисти была разительна. Необыкновеннее всего были глаза: они просто глядели, глядели даже из самого портрета, как будто разрушая его гармонию своею странною живостью. Молодой Чартков был художник с талантом, пророчившим многое. Придя домой, Чартков узнал, что приходил хозяин квартиры и требовал уплаты. Чартков повесил портрет, и глаза вновь поразили его. Лунный свет так падал на картину, что лицо на портрете казалось лицом мертвеца. Чартков не мог заснуть, встал и замотал портрет простыней. Когда он вновь посмотрел на портрет, простыни уже не было, старик на картине пошевельнулся и сошел с нее. Он сел у самых ног Чарткова. Чартков хотел кричать от страха, но не мог. Старик вынул из-под одежды мешок, в котором оказались столбики золотых червонцев, один откатился в сторону, Чартков схватил его и спрятал, боясь, чтобы старик ничего не заметил. Чартков проснулся, обливаясь холодным потом, это был сон, но в руке осталось ощущение, что она что-то сжимала. Утром пришел хозяин квартиры и привел с собой квартального, стал требовать денег за квартиру. Чартков сказал, что у него ничего нет. Тогда квартальный предложил хозяину взять вместо денег картины. Подошел к портрету старика, сильно надавил на раму, из нее выпал сверток, на котором было написано 1000 червонных. Чартков так быстро схватил его, что никто не заметил, что это. Сказав хозяину, что заплатит ему сегодня, выпроводил гостей. Радость переполняла Чарткова, он был обеспечен на три года. Первая мысль, которая пришла ему в голову, это закрыться в комнате и работать, чтобы стать известным художником. Но изнутри раздавался другой голос, звонче и громче: одеться с иголочки, нанять шикарную квартиру. Он так и сделал. После всего зашел в газету и дал объявление о том, что он рисует портреты. Первыми пришли мать с дочерью. Чартков принялся рисовать девушку, но она скоро устала, а он только вошел во вкус. Пришлось прерваться. На следующий день они пришли вновь, Чартков продолжил работу, но матери на понравилось, что он рисует девушку такой, какая она есть на самом деле. Художнику пришлось приукрасить, убрать какие-то недостатки, что очень понравилось дамам. Они рассказали друзьям. К Чарткову пошли клиенты. Постепенно рука его стала привыкать к стандартным формам, он перестал серьезно относиться к своим работам. Стал модным художником, накопил состояние, завел множество знакомых. Знавшие Чарткова прежде, не могли понять, как мог исчезнуть его талант. Одно событие потрясло его. Усовершенствовавшийся художник приехал из Италии, и Чарткова пригласили оценить его творчество. Оказалось, что Чартков когда-то был знаком с ним. Придя на выставку, Чартков увидел удивительно талантливые работы. Хотел он сказать, что нельзя не заметить таланта художника, что в картинах есть что-то. Но речь умерла на его устах, слезы и рыдания вырвались в ответ, и он как безумный выбежал из залы. Прибежал домой, схватил кисть и краски, но ничего не получалось. Чартков начал скупать все лучшее, что только производило художество, приносил домой и уничтожал. Через некоторое время заболел чахоткой и умер. Аукцион был в самом разгаре. Шел ожесточенный спор за картину, на которой был изображен старик с бронзовым лицом и страшными живыми глазами. Один из присутствовавших произнес, что он больше всех имеет прав на этот портрет, и стал рассказывать историю. Жил на свете один ростовщик, который мог одолжить кому угодно любую сумму, начиная от бедных старушек и заканчивая расточительным придворным вельможей. Но все, кому он одалживал деньги, заканчивали жизнь несчастным образом. Поэтому его боялись и не спешили к нему обращаться, предпочитая умирать с голоду. Отец рассказчика был художником. Однажды ему надо было нарисовать картину, на которой помимо прочего должен был быть изображен дух тьмы. Долго думал он над тем, какой придать ему облик, ему хотелось осуществить в лице его все тяжелое, гнетущее человека. При таких мыслях проносился в его голове образ таинственного ростовщика. Однажды ростовщик сам пришел к художнику и попросил нарисовать его портрет. Он сказал: «Я, может быть, скоро умру, детей у меня нет, но я не хочу умереть совершенно, я хочу жить. Можешь ли ты нарисовать такой портрет, чтобы был совершенно как живой?» Художник принялся за работу, но с каждым днем ему становилось все страшнее и страшнее от тех глаз, которые смотрели с портрета. Художник отказался заканчивать портрет. Старик упал ему в ноги и умолял продолжить работу, но художник выбежал из комнаты. На следующий день женщина принесла портрет художнику, сказав, что хозяин не хочет его брать. К вечеру ростовщик умер. В художнике произошла разительная перемена, он стал завистливым. Узнав, что его ученику поручили написать картину для церкви, он добился того, чтобы другие художники тоже принимали в этом участие. Сам он нарисовал картину и даже не сомневался, что будет вне всякой конкуренции. Действительно, все одобрили картину, она поражала мастерством, но обратили внимание на глаза святых и отказали художнику (у всех святых глаза были как у ростовщика). Художник в бешенстве прибежал домой, хотел уничтожить портрет, но его остановил друг, который и забрал картину. Друг не выдержал долго и отдал картину своему племяннику, так она и пропала. «Ну и состряпал ты черта!» — заявил друг. Художник постригся в монахи, долгое время жил уединенно, изнурял свое тело. И только после нескольких лет такой жизни ему стало удаваться писать картины снова. Однажды он призвал сына, рассказал ему всю историю и попросил уничтожить портрет. Все оглянулись на картину, ее не было. Пока все были увлечены историей, ее кто-то украл.

ШИНЕЛЬ

В одном департаменте служил один чиновник; нельзя сказать чтобы очень замечательный, низенького роста, несколько рябоват, несколько рыжеват, несколько даже на вид подслеповат, с небольшой лысиной на лбу, с морщинами по обеим сторонам щёк и цветом лица, что называется, геммороидальным… Звали его Акакий Акакиевич Башмачкин. В департаменте не оказывалось к нему никакого уважения. Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него. Начальники поступали с ним как-то холодно — деспотически. Какой-нибудь помощник столоначальника прямо совал ему под нос бумаги, не сказав даже: «Перепишите». И он брал, посмотрев только на бумагу, не глядя, кто ему подложил и имел ли на то право. Молодые чиновники подсмеивались и острили над ним. Он не обращал внимания. Только когда сильно докучали, говорил: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?» Башмачкину было абсолютно все равно, что переписывать. У него были свои буквы-фавориты, до которых если он добирался, то был сам не свой: и подсмеивался, и подмигивал, и помогал губами, так что в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его. Он наслаждался переписыванием, брал работу домой, ложился спать с мыслями о том, что ему придется переписывать завтра. Он не обращал внимания на то, что творилось вокруг него, на свой внешний вид, вицмундир у него был не зелёным, а какого-то рыжевато-мутного цвета. Однажды Башмачкин ощутил нестерпимый холод. Оказалось, что его шинель совершенно истерлась. Башмачкин понес ее Петровичу, который был портным и занимался починкой платья. Петрович сказал, что наложить заплаты можно, но они не будут держаться, так как ткань совершенно истерлась. Надо шить новую. Это повергло Акакия в ужас, где он возьмет деньги на новую. С этого дня Башмачкин решил на всем экономить и откладывать деньги. Сначала ему было несколько трудно привыкать ко всяким ограничениям, но потом как-то привыклось и пошло на лад; даже он совершенно приучился голодать по вечерам, но зато он питался духовно, нося в мыслях своих «вечную идею будущей шинели». Через некоторое время накопились нужные деньги, Петрович сшил шинель. Довольный и счастливый, Акакий отправился на службу. Сослуживцы поздравили его с обновкой и стали требовать от него, чтобы он задал им вечер, чтобы обмыть шинель. Башмачкин растерялся, но тут один из чиновников сказал, что даст вечер за Акакия, тем более, что у него день рождения. Башмачкин возвращался после званного вечера уже поздно, и так как он был недостаточно знаком с городом, то заблудился. На пустынной площади какие-то два хулигана сняли с него шинель. Акакий Акакиевич хотел было уже закричать «караул», как ему приставили к самому рту кулак, промолвив: «А вот только крикни!» Акакий Акакиевич чувствовал только, как сняли с него шинель, дали ему пинка коленом, и он упал навзничь в снег и ничего уже больше не чувствовал. Через несколько минут он опомнился и поднялся на ноги, но уже никого не было. Башмачкин был в отчаянии. На следующий день он отправился по инстанциям, но так ничего и не добился. Башмачкин пришел не вовремя. У значительного лица, которое занималось такими делами, был гость, он решил показать свою значительность: распек Башмачкина за то, что тот неправильно подает прошение. Это повергло Акакия Акакиевича в недоумение. С потерянным видом он вышел на улицу, на морозе подхватил ангину, слег в постель и вскоре умер. Акакия Акакиевича похоронили. И Петербург остался без Акакия Акакиевича, как будто в нём его никогда и не было. По городу поползли слухи, что ночью в городе стал появляться мертвец в виде чиновника, ищущего какой-то шинели, и под видом стащенной шинели сдирающий со всех плеч, не разбирая чина и звания, всякие шинели. Так же пострадало и значительное лицо, распекшее Башмачкина. Он почувствовал, что его ухватил кто-то весьма крепко за воротник. Обернувшись, он заметил человека небольшого роста, в старом, поношенном вицмундире — и не без ужаса узнал в нём Акакия Акакиевича. Лицо чиновника было бледно, как снег, и глядело «совершенным мертвецом». Значительное лицо осталось без шинели. Этот случай произвёл на него такое сильное впечатление, что теперь на службе он вёл себя гораздо осмотрительнее. С того времени совершенно прекратились появления чиновника-мертвеца.

Гоголь. Все произведения

  • Вечер накануне Ивана Купала
  • Вечера на хуторе близ Диканьки
  • Вий
  • Девяносто третий год
  • Женитьба
  • Заколдованное место
  • Записки сумасшедшего
  • Иван Фёдорович Шпонька и его тётушка
  • Игроки
  • История создания комедии Ревизор
  • История создания повести Тарас Бульба
  • История создания поэмы Мертвые души
  • Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем
  • Коляска
  • Король забавляется
  • Майская ночь или Утопленница
  • Мёртвые души
  • Мертвые души по главам
  • Миргород
  • Невский проспект
  • Нос
  • Ночь перед Рождеством
  • Петербургские повести
  • Повесть о капитане Копейкине
  • Портрет
  • Пропавшая грамота
  • Ревизор
  • Рим
  • Сорочинская ярмарка
  • Старосветские помещики
  • Страшная месть
  • Тарас Бульба
  • Шинель

Как написать петербургскую повесть Гоголя: инструкция • Arzamas

11 советов автору «Носа» и «Шинели»

Подготовила Евгения Шрага

Николай Гоголь. Акварель И. Жерена. 1836 годПушкинский Дом (ИРЛИ РАН) / Getty Images

1. Помните: фабулой для «петербургской повести» может послужить любой, самый незначительный анекдот. Слушайте их внимательно, рассказывайте их сами. При любой возможности включайте в свою повесть побочные анекдоты — они ничем не хуже основного, из каждого можно было бы сделать еще одну повесть. Прервитесь на первом же слове повести — и расскажите историю про вовсе и не петербургского капитана-исправника, недовольного тем, как капитаны-исправники изображаются в романтических сочинениях. Не забывайте и про специфически петербургские анекдоты (Фальконетов монумент упомяните обязательно).

2. Почаще отклоняйтесь от основной сюжетной линии. Невозмутимо делайте паузу посреди предложения и приплетайте что-нибудь вовсе несуразное — совершенно обыкновенного взрослого поросенка, выска­кивающего из ворот частного дома, к примеру.

3. Преувеличивайте. Пусть долгая петербургская зима станет совсем бесконечной, а ветер дует со всех четырех сторон. По всем расчетам уже должен наступить май? Не беда, самое время для особенно крепких холодов.

4. Вводите массу уточнений, по возможности совершенно избыточных. Пусть повествователь демонстрирует знание самых удивительных деталей. Нанизывая подробности, обязательно спрячьте среди них какие-нибудь логические несообразности. Тавтологических повторов тоже не бойтесь.

5. Позаботились об избыточности информации? Теперь, наоборот, наведите неопределенности. Почаще используйте слова, свидетельствующие о неуверенности повествователя в происходящем («какой-то», «возможно»). Время от времени отказывайтесь рассказывать дальше, мотивируя это тем, что ничего больше не знаете или даже вовсе не интересовались развитием событий; жалуйтесь на плохую память. Подчеркивайте свою неосведомлен­ность не только в важных вещах, но и в совершенно несущественных (к приме­ру, какой именно генерал изображен на табакерке второстепенного персонажа). Пусть сами персонажи тоже будут не вполне уверены (по причине плохого зрения, страха или вовсе без причины), что произошло и произошло ли на самом деле.

6. Пусть повествователь все время противоречит сам себе. Пусть извинится перед читателем за то, что ничего нельзя рассказать о жене героя, так как о ней мало что известно, — и тут же изложит, кто именно заглядывает ей под чепчик и какие звуки при этом издает. Пусть в начале повести будет восхвалять и подробно описывать Невский проспект — а в конце заявит, что всегда ходит по Невскому проспекту завернувшись в плащ и ни на что не смотрит. Пусть в первой части повести будет говорить о падении красоты как о величайшей трагедии, а во второй — рассуждать о том, что в красавице все недостатки и даже пороки становятся необыкновенно привлекательны.

7. Никогда прямо не объясняйте странные события своих повестей. Никаких окончательных выводов, побольше непроверенных и сумбурно пересказанных слухов с намеками на метафизику. В ответственный момент повествователь может сослаться на то, что «здесь происшествие совершенно закрывается туманом», или просто начать бормотать. Добейте читателя замечанием о том, что самое непостижимое — «это то, как авторы могут брать подобные сюжеты», пусть он почувствует себя окончательно брошенным один на один со странной историей. Нещадно удаляйте слишком прямые объяснения из своих текстов. Написали в черновике, что бегство носа от коллежского асессора оказалось всего лишь сном? Нет, это не ваш метод: пусть события повести будет бессвязны и обрывочны, как сон, но пробуждения не последует. Уже напечатали повесть о дьявольском портрете со слишком прямолинейной метафизической подоплекой? Нет, не годится; напишите новую редакцию, где социально-психологическое объяснение произошедшего будет так же вероятно, как и фантастическое. Белинский все равно будет недоволен, но на него не угодишь.

8. Говорящие фамилии тоже ни к чему. Назвали героя Чертковым? «Приземлите» его до Чарткова. Фамилии должны быть странными и смешными, а если и «говорить», то непонятно что.

9. Смешивайте в устах повествователя смешное и патетическое, коми­ческие и трагические подробности. В самые торжественные монологи не забудьте включить несколько забавных примеров. Читатель должен оставаться в недоумении: вы серьезно или издеваетесь? И над кем? Важно, чтобы читатель не мог понять не только, что конкретно происходит, но и зачем именно ему это рассказывают.

10. Не стесняйтесь проводить параллели между своими маленькими героями и высокими сюжетами, при этом не переставайте ухмыляться. Пусть читатель ломает голову, возвышаете вы своего героя или осмеиваете подтекст (романтический, балладный, житийный — годится все, что дорого вашим современникам). Поиграйте с темой безумия: безумцы в современной вам литературе — носители высшего знания, воспаряющие над пошлостью мира. При этом ваш герой — титулярный советник, недалекий, мыслящий мир исключительно как служебную лестницу? Что ж, это вам не помешает, можно вложить лирическое откровение в уста и такого героя. Важно лишь вовремя вставить в его трагический монолог упоминание о том, что у алжирского дея под носом шишка.

11. Смешивайте фантастику с достоверными описаниями городской жизни. В конце концов, вам, несмотря на все вышесказанное, предстоит прослыть основоположником натуральной школы.

Урок литературы в 10 классе по повести Н.В.Гоголя «Невский проспект»


Сочинение на тему правда и ложь в повести гоголя невский проспект

МБОУ СОШ №1 г. Нижневартовск
МБОУ «СОШ №1» г. НижневартовскаН.В. Гоголь «Невский проспект». Правда и ложь, фантастика и реальность в повестиПодготовила:Мифтахова С.Т.,учитель русского языка и литературыФАНТАСМАГО?РИЯ
, -и,
ж.
« «Словарь русского языка» 1. Причудливое, необычное сочетание или игра света и тени, красок и т. д., причудливое нагромождение, соединение чего-л. 2. Нечто нереальное, призрачное, создание мечты, воображения. 3. Причудливые, удивительные изменения, превращения или необыкновенные стечения обстоятельств, событий.
Всё обман, всё мечта, Всё не то, что кажется. Н. В. Гоголь.1.« Всемогущий Невский проспект».2. Образы героев.3. Сопоставление героев.4. Описание проспекта в финале повестиТематика повести
Основная тема повести — жизнь Петербурга и судьба “маленького человека” в большом городе с его социальными контрастами, вызывающими разлад между представлениями об идеале и действительностью. Вместе с основной раскрываются темы равнодушия людей, подмены духовности меркантильными интересами, продажности любви, пагубного влияния наркотиков на человека. Показывая фальшь Невского проспекта, скрывающуюся за его парадным видом изнанку жизни, трагическую её сторону, разоблачая пустоту внутреннего мира гуляющих на нём, их лицемерие, автор использует ироническую патетику. Это подчёркивается тем, что вместо людей действуют детали их внешнего облика или одежды: “Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером, никакою кистью неизобразимые Тысячи сортов шляпок, платьев, платков Здесь вы встретите такие талии, какие даже вам не снились никогда А какие встретите вы длинные рукава”.
Невский проспект
Здесь встретишь все, что хочешь. Утром он для служащих; с 12 — для гувернеров и детей; с 2-х часов дня — для родителей, общества. Невский проспект — это выставка людей. В 3 часа здесь обедающие чиновники, а с 4-х пусто, но вечером гуляют искатели счастья — молодые Пискарёв – молодой человек, художник, принадлежит к людям искусства, и в этом его необычность. Он верит в гармонию добра и красоты, чистую, искреннюю любовь, возвышенные идеалы
Пискарёв не в силах перенести того, что красота женщины, дающей миру новую жизнь, может быть предметом торговли, ведь это поругание красоты, любви и человечности.
Он заперся в комнату и никого не впускал. Бедный художник не мог пережить, по выражению автора, «вечный раздор мечты с существенностью». Он выдержал столкновения с суровой действительностью, наркотик разрушил его психику окончательно, лишил возможности заняться работой, противостоять судьбе. Пискарёв кончает жизнь самоубийством
Прапорщик Пирогов
Пирогов прапорщик, только возведенный в этот чин, и потому гордящийся им. Он побежал за немкой глупой, женой Шиллера, жестяночного дел мастера. «Хорошенькая немка выступила на середину комнаты и подняла прекрасную ножку» Характеризуя Пирогова, автор рассказывает о его талантах, на самом деле раскрывает такие его черты, как карьеризм, ограниченность, наглость, самоуверенная пошлость, стремление подражать тому, что входит в моду у избранной публики
Сравнительная характеристика Пискарёва и поручика ПироговаФилософияПискарёв
Таланты
Пирогов
Художник (красота) Цель Волочится за женщинами, искусство обольщения (пошлость, разврат) Спасти понравившуюся девушку Результат Обольстить, получить наслаждение Погибает, т.к. не в силах бороться с Петербургом, городом пошлости. Человеку-романтику, мечтателю нет места в жестоком и пошлом мире человеческих отношений, олицетворением которых предстаёт Невский проспект. Какой смысл вкладывал Гоголь в именование своего героя? Фамилия Пискарёв( от слова писк. Человек так угнетён, притеснён, ему ещё хватает сил на какое-то слабое сопротивление, но безжалостный Петербург убивает любую живую душу, т. к. этот продажный бездушный мир задавит любого. Значение фамилии После позорной истории быстро утешился в булочной. Фамилия героя говорящая – автор подчёркивает круг интересов и пустую сущность этого человека. Он из числа тех усов, фраков, которые прогуливаются по проспекту. Фамилия Пискарёв от слова писк. Человек так угнетён, притеснён, ему ещё хватает сил на какое-то слабое сопротивление, но безжалостный Петербург убивает любую живую душу, т. к. этот продажный бездушный мир задавит любого. Фамилия героя говорящая – автор подчёркивает круг интересов и пустую сущность этого человека. Он из числа тех усов, фраков, которые прогуливаются по проспекту.
«Умники и умницы» (работа в парах)
Докажите, что повесть Н.Гоголя носит автобиографический характер и отражает его религиозные представления о морали и нравственности? Какая общая мысль объединяет все петербургские повести Н.Гоголя? Аргументируйте своё мнение
Итог урока
Повесть утверждает мысль автора о том, что нельзя жить только романтическими иллюзиями, верить в несбыточные мечты. Они неизбежно будут разрушены самой жизнью. В жизни постоянно идет борьба добра и зла, тьмы и света, и нужно учиться их различать, понимать, что очень многое в жизни — это обман, призрачность. Как и на Невском проспекте, в нашей жизни именно «демон зажигает лампы для того только, чтобы показать все не в настоящем виде». Вернуть всему истинный вид может только гротеск, фантастика, которые восстанавливают и обнажают глубинную правду и содействуют ее пониманию.
Домашнее задание
1.Познакомиться с отрывками критических статей и монографий о повести «Невский проспект», создать небольшой текст на тему «Петербург и его обитатели в изображении Н.В. Гоголя». 2. Прочитать повесть Н. Гоголя «Портрет».
3.Опережающее задание
Подготовить сообщение об истории создания повести «Портрет» (2 учащихся)

«Использование фантастики в петербургских повестях Гоголя»

Отличительную черту петербургских повестей составляет использование фантастики в целях реалистического анализа жизни. С особым блеском писатель осуществил это в «Носе» — произведении поистине великолепном. Важную функцию выполняет фантастика и в «Шинели», являясь действенным и, в сущности, незаменимым средством раскрытия определенных сторон действительности. Но фантастика в петербургском цикле в известной мере так же неоднородна, как и в «Вечерах». Развивая тему искусства, проникнутого христианскими идеями, Гоголь в «Портрете» отдал дань ирреальной символике.

Не следует забывать о том, что в 30-е годы прошлого века романтизм в различных его ответвлениях привлекал к себе живое внимание и пользовался еще серьезным творческим «весом». Поэтому не удивительно, что в произведениях Гоголя не только раннего периода, но и времени стремительного роста художественного мастерства писателя сказались особенности романтизма как метода. Однако это не задержало расширения и углубления его исследования жизни, развития его реалистического искусства, отмеченного в петербургских повестях крупными художественными завоеваниями. «Самым полным» из произведений Гоголя, проявившихся до «Ревизора», Пушкин назвал «Невский проспект». Он, несомненно, имел в виду ту широту, с которой отражена здесь современная обоим писателям действительность.

Открывающее повесть описание Невского проспекта представляет собой своеобразный «физиологический» очерк Петербурга, блещущий разнообразием жизненных красок, богатством представленных в нем образов. Невский проспект для Гоголи олицетворение всего Петербурга, тех жизненных контрастов, которые он включает в себя.

Изображая Невский проспект и разное время дня, Гоголь как бы характеризует социальный профиль Петербурга, его общественную структуру.

Гоголь замечательно использует здесь ироническую патетику. Если в повести о ссоре ироническая патетика пилилась одним из средств отражения мизерности самодовольных провинциальных «существователей», то в «Невском проспекте» она служит целям развенчания парадного великолепия столичной знати, развенчания нарядной, (•л метательной пошлости.

* «Низкую бесцветность» людей «высшего» общества, их: антиинтеллектуальность Гоголь выразительно характеризует, описывая вместо примечательных лиц, фигур «примечательные» детали их внешнего облика. Шляпки и рукава, бакенбарды и усы предстают в качестве единственной отличительной черты разных представителей «цвета» общества. Внешняя «блистательность» сочетается здесь с полной обезличеностью человека.

Широкая панорама Петербурга вводит читателя в мир стремлений, чувств и действий отдельных героев. В качестве прямого контраста картинам, рисующим знатную публику, изображена незавидная судьба художника Пискарева, чья жизненная история вбирает в себя волнующие коллизии, раскрывает сложные вопросы действительности.

Пискарев — простой, незнатный человек. По своему положению в обществе, по своему духовному складу он чужд окружающей его среде. «Этот молодой человек принадлежал к тому классу, который составляет у пас довольно странное явление и столько же принадлежит к гражданам Петербурга, сколько лицо, являющееся нам в сновидении, принадлежит к существенному миру. Это исключительное сословие очень необыкновенно в том городе, где все или чиновники, или купцы, или мастеровые немцы. Это был художник. Не правда ли, странное явление? Художник петербургский!»

Ни служебное преуспевание, ни меркантильные интересы не занимают Пискарева. Его не увлекает то, чем живет светская публика, что волнует ее. «Меня никто не знает, — говорит Пискарев, — да и кому какое до меня дело, да и мне тоже нет до них дела». Человек чистой и благородной души, Пискарев погружен в свое искусство, в творчество.

Жизнь не балует Пискарева какими-либо, даже не очень щедрыми дарами. Всего Пискарев должен достигать своими собственными усилиями. Творческий труд для него не только источник существования, но и источник подлинного наслаждении. Искусство и реальный мир для Пискарева не противопоставлены друг другу.

В то же время Пискарев страстно влюблен в красоту. Красота мя нею это высшее, что есть в мире. В личности она неотделима от внутренней чистоты и благородства. Культ красоты в сознании Пискарева слипается с неясной мечтой о жизненной гармонии, о гармоническом устройстве человеческого бытия. Действительность, однако, приносит ему жестокие разочарования. Она предстает перед Пискаревым иной, чем казалась ему вначале, иной, чем хотелось бы ее видеть. Человеческая красота, поразившая воображение художника, оказалась ложной, фальшивой, растленной красотой. Восхищаясь девушкой, столь очаровательной и прекрасной, что она представилась ему сошедшей с картины великого мастера, Пискарев сталкивается с гулящей девицей. «Такая красавица, такие божественные черты — и где же? в каком месте!..» Вот все, что он мог выговорить. В самом деле, никогда жалость так сильно не овладевает нами, как при виде красоты, тронутой тлетворным дыханием разврата. Пусть бы еще безобразие дружилось с ним, но красота, красота нежная… она только с одной непорочностью и чистотой сливается в наших мыслях».

Вместе с Пискаревым Гоголь ведет читателя на самое дно жизни, показывая обитателей публичного дома, отверженных обществом. Перед Пискаревым открываются мрачные стороны действительности.

Краткое содержание повести

«Нос» начинается с того, что 25 марта в Санкт-Петербурге случилось «необыкновенно странное происшествие». Иван Яковлевич, цирюльник, утром обнаруживает в свежеиспеченном хлебе нос. Он сбрасывает его с Исаакиевского моста в реку. Хозяин носа, коллежский асессор, или майор, Ковалев, проснувшись поутру, не находит у себя на физиономии важной части тела. В поисках пропажи он направляется в полицию. По дороге встречает свой собственный нос в облачении статского советника. Преследуя беглеца, Ковалев направляется за ним в Казанский собор. Он пытается вернуть нос на место, но тот лишь молится с «величайшим усердием» и указывает хозяину на то, что между ними не может быть ничего общего: Ковалев служит по другому ведомству.

Отвлекшись на изящную даму, майор теряет взбунтовавшуюся часть тела из виду. Предприняв несколько безуспешных попыток найти нос, хозяин возвращается домой. Там ему возвращают пропажу. Полицмейстер схватил нос при попытке бегства по чужим документам в Ригу. Радость Ковалева длится недолго. Он не может приставить часть тела на прежнее место. Краткое содержание повести «Нос» этим не исчерпывается. Как герою удалось выйти из этого положения? Доктор ничем не может помочь майору. По столице меж тем ползут любопытные слухи. Кто-то видел нос на Невском проспекте, кто-то — в Таврическом саду. В результате он сам вернулся на прежнее место 7 апреля, чем доставил хозяину немалую радость.

Сочинения

Гоголь, наверное, самый загадочный автор в русской литературе. Это уникальный писатель, который в своем творчестве мог смешать смешное с трагическим, а реальное с фантастическим. Вот о реальном и фантастическом в повести Гоголя Нос мы и поговорим.

Повесть Н.В. Гоголя Нос

Данная работа вошла в знаменитый цикл произведений, что известен всем под названием Петербургские повести, где Нос — очередная работа. Она знакомит нас с одной из проблем того времени и это проблема маленького человека. Данная тематика в повести Нос раскрыта с помощью применения реальных и выдуманных фантастических событий.

Реальное и фантастическое в повести

На уроке мы рассмотрели и познакомились с сюжетом повести Н.В. Гоголя Нос и теперь можем ответить на вопрос, что же такого реального и фантастического имеется в этом произведении.

События происходят в реальном Санкт-Петербурге, где живет наш герой Ковалев. Он может быть вполне реальным человеком и в его образе изображены люди, которые искали свое место в обществе. И вот уже вначале работы автор вводит фантастические события. Майор Ковалев не обнаруживает своего носа. Он попросту убежал, ни с того, ни с сего, ни за деньги, а просто так. Как говорится, уж лучше бы на дуэли его отрубили, а тут просто так исчез. Вы только представьте, что можно испытать, не обнаружив носа на лице? Вот и Ковалев чуть не сошел с ума. При этом свой нос он нашел. Он разгуливал по Невскому проспекту, молился в храме, гулял в одежде статского советника и никак не хотел возвращаться на место. Не фантастика ли это?

Чистой воды фантастика, которая сочетается с реальностью. И здесь мы видим применение такого приема, как гротеск в повести Нос Гоголя, благодаря которому, показывая противоестественность. Автор раскрывает типичные черты окружающего мира, где люди зависели от установленных норм и правил. Отделив одну из частей тела нашего героя, и дав ей возможность существовать отдельно, автор показал, как главный герой теряет свое Я. Как высокое положение в обществе значит больше, чем сама индивидуальность человека, весит и значит больше, чем сам человек.

Главные герои

Герои в повести — это асессор Ковалев, который себя называл майором. Это один из тех тунеядцев, и карьеристов, что любит гулять по Невскому проспекту. Это карьерист, который приехал в Петербург за выгодной женитьбой и за чином. Здесь же мы знакомимся с Носом Ковалева, полицейским и цирюльником.

Сочинение на тему: реальное и фантастическое в повести Гоголя «Нос»

4.6 (92%) 10 votes

Тема произведения

Так в чем смысл столь невероятного сюжета? Основная тема повести Гоголя «Нос» — это потеря персонажем частички своего «я». Вероятно, это происходит под воздействием нечистой силы. Организующая роль в сюжете отводится мотиву преследования, хотя конкретное воплощение сверхъестественной силы Гоголем не указывается. Тайна захватывает читателей буквально с первой фразы произведения, о ней все время напоминается, она достигает своей кульминации…но разгадки нет даже в финале. Покрыто мраком неизвестности не только загадочное отделение носа от тела, но и то, как он мог существовать независимо, да еще в статусе высокопоставленного чиновника. Таким образом, реальное и фантастическое в повести Гоголя «Нос» переплетается самым немыслимым образом.

Второй период творчества Гоголя открывается своеобразным «прологом» — «петербургскими повестями» «Нев­ский проспект», «Записки сумасшедшего» и «Портрет», вошед­шими в сборник «Арабески». Эти произведения связали два перио­да творческого развития писателя: в 1836 г. была напечатана повесть «Нос», а завершила цикл повесть «Шинель» (1839—1841, опубликована в 1842 г.).

Гоголю покорилась наконец петербургская тема. Повести, различные по сюжетам, тематике, героям, объединены местом действия — Петербургом. Но для писателя это не просто геогра­фическое пространство. Он создал яркий образ-символ города, одновременно реального и призрачного, фантастического. В Петербурге реальность и фантастика легко меняются местами. Повседневная жизнь и судьбы обитателей города — на грани правдоподобного и чудесного. Невероятное вдруг становит­ся настолько реальным, что человек не выдерживает и сходит с ума. Гоголь дал свою трактовку петербургской темы. Его Петербург, в отличие от пушкинского Петербурга («Медный всадник»), живет вне истории, вне России. Петербург Гоголя — город невероятных происшествий, призрачно-абсурдной жизни, фантастических собы­тий и идеалов. В нем возможны любые метаморфозы. Город обезличивает людей, искажает добрые их качества, выпячивает дурные, до неузнаваемости меняет их облик. Как и Пушкин, порабощение человека Петербургом Гоголь объясняет с социальных позиций: в призрачной жизни города он обнаруживает особый механизм, который приводится в движение «электричеством чина». Нет людей — есть должности. Без чина, без должности петербур­жец не человек, а ни то ни се, «черт знает что». Универсальный художественный прием, который использует писатель, изображая Петербург, — синекдоха. Замещение целого его частью — закон, по которому живут и город, и его обитатели. Человек, теряя свою индивидуальность, сливается с безликим множеством таких же, как он, людей. Достаточно сказать о мундире, фраке, шинели, усах, бакенбардах, чтобы дать исчерпывающее представление о пестрой петербургской толпе. Невский проспект — парадная часть города — представляет весь Петербург. Гоголь отнюдь не бесстрастный летописец города: он смеется, негодует, иронизирует и печалится.

Смысл гоголевского изобра­жения Петербурга — указать человеку из безликой толпы на необходимость нравственного прозрения и духовного возрожде­ния. Он верит, что в существе, рожденном в искусственной атмосфере города, человеческое все же победит чиновничье. В «Невском проспекте» писатель дал как бы заставку ко всему циклу «петербургских повестей». Это и «физиологический очерк» , и романтическая новелла о судьбах художника Пискарева и поручика Пирогова. Их свел Невский проспект, «лицо», «физиономия» Петербурга, меняющаяся в зависимости от времени суток. Судьбы двух героев — детали петербургской жизни, позволившие сорвать с города блес­тящую маску и показать его суть: Петербург убивает художника и благосклонен к чиновнику, в нем возможны и трагедия, и зауряд­ный фарс.

В каждой повести Петербург открывается с новой, неожидан­ной стороны. В «Портрете» — это город-обольститель, погубив­ший художника Чарткова деньгами и легкой, призрачной славой. В «Записках сумасшедшего» столица увидена глазами сошедшего с ума титулярного советника Поприщина. В повести «Нос» показана невероятная, но вместе с тем очень «реальная» петер­бургская «одиссея» носа майора Ковалева. «Шинель» — «житие» типичного петербуржца — мелкого чиновника Акакия Акакиевича Башмачкина. Гоголь подчеркивает алогизм обычного, будничного и примелькавшегося. Безумие Чарткова в «Пор­трете» — часть всеобщего безумия, возникающего в результате стремления людей к наживе. Сумасшествие Поприщина, вообра­зившего себя испанским королем Фердинандом VIII, — гипербо­ла, в которой подчеркнута маниакальная страсть любого чиновни­ка к чинам и наградам. В утрате носа майором Ковалевым Гоголь показал частный случай утраты чиновничьей массой своего «лица». Гоголевская ирония достигает убийственной силы: только ис­ключительное, фантастическое способно вывести человека из нравственного оцепенения. В самом деле, лишь безумный Поприщин вспоминает о «благе человечества». Безумие — одно из проявлений петербургского абсурда. В каждой повести есть герои-безумцы: это не только сумасшедшие художники Пискарев («Невский проспект») и Чартков («Портрет»), но и чиновники. Поприщин («Записки сумасшедшего») и Ковалев, который едва не сошел с ума, увидев собственный нос, разгуливающий по Петербургу. Даже «маленького человека» Башмачкина, потерявшего надежду отыскать шинель охватывает безумие. Образы безумцев в повестях Гоголя не только показатель алогизма общественной жизни. Патология человеческого духа позволяет увидеть подлин­ную суть происходящего. Петербуржец — «нуль» среди множества подобных ему «нулей». Выделить его способно только безумие. только потеряв рассудок, они становятся личностями, утрачивают автоматизм, свойственный человеку из чиновничьей массы.

Фантастическое

В основе всей повести лежит фантастическое событие: главный герой Ковалев не обнаружил у себя носа, который вскоре находит Иван Яковлевич. Эта история становится двигателем сюжета.

Создавая свое произведение, Н. В. Гоголь использовал прием гротеска, который становится в повествовании основным. Факт пропажи носа является первым в череде странностей, описанных в повести. Нос не просто пропал, он оказывается олицетворенным, способным перемещаться без своего хозяина. Нос ведет себя как полноценный человек: гуляет по улицам, планирует уехать в Европу.

Презентация по литературе «Реальное и фантастическое в «Петербургских повестях Н.В.Гоголя»

Гоголя нельзя представитьбез Петербурга, где он стал писателем. Уже три месяца он жил в столице, но места не приглядывалось.

Пришлось «приняться за ум, за вымысел»-садится за стол и берет в руки перо…

В 1829 годупод псевдонимом В.Алов опубликовано его первое произведение.

Петербург Гоголя обманчив, лжив, враждебен людям.

Петербург был городом, где были написаны лучшие творения Гоголя. Здесь родились «Записки сумасшедшего», «Невский проспект», «Ревизор», «Нос», повести «Миргорода», были начаты «Мертвые души»…

Тема «маленького человека» развивает пушкинскую традицию. Гоголь показывает не только внутренний мир героев, но и его отсутствие. Он уделяет внимание любому человеку, самому «маленькому» и в духовном смысле («Шинель», «Невский проспект»)

Вопрос о месте и роли искусства в продажном мире решается Гоголем разными средствами, в том числе сатирическими

(«Невский проспект», «Портрет»).

Проблема соотношения идеала и действительности и разлада между ними.

Человек с высокими идеалами гибнет в Петербурге, выживают люди без души, без чести, без идеалов. Осуществить мечту в реальной жизни человек не может. Мечта достигается во сне или в бреду сумасшедшего, или за гробом, после смерти

(«Записки сумасшедшего»)

«Трагедия «маленького человека», отражённая в творчестве Н.В.Гоголя»


Общая характеристика

В литературоведении термин «маленький человек» рассмотрен достаточно подробно. Как правило, этот персонаж — мелкий чиновник, который становится жертвой издевательств со стороны более самоуверенных или богатых лиц, не ставящих ни во что чужие достоинство и честь. Судьба этих героев плачевна, так, в сборнике из пяти повестей счастливого финала не имеет ни одна. Они или умирают, или заканчивают свои дни в сумасшедшем доме. Гоголь призывает к сочувствию, которое испытывает сам.

Можно выделить следующие особенности темы маленького человека в творчестве Гоголя:

  1. Его герои — люди положительные, добродушные, беззлобные, лишенные подлости, коварства. Безукоризненно честные, думающие, но не понятые современным им обществом.
  2. Судьба оказывается к ним слишком жестокой, ставя перед ними необходимости таких испытаний, которые оказываются им не по плечу.
  3. Никто не готов протянуть руку помощи маленькому человеку, слабому и забитому.
  4. Скромные, незаметные в толпе персонажи, тем не менее, очень импонируют писателю, ведь они чисты в душе и никому не делали зла.

Николай Васильевич призывает вдумчивых читателей обратить внимание на таких людей, которых много в реальной жизни, поддержать их в трудную минуту или хотя бы не издеваться.

При написании сочинения на эту тему следует обязательно указать, что такой тип героев Гоголя оказывается способным к бунту, сопротивлению. В этом и заключается вера писателя в то, что рано или поздно, но справедливость восторжествует.

Образ маленького человека в произведениях Гоголя

«Маленький человек» — тип литературного героя, обычно мелкого чиновника, который становится жертвой произвола властей или жестоких жизненных обстоятельств. Царская несправедливость и жестокое время заставляли «маленьких людей» уходить в себя, замыкаться, становясь предметом насмешек более удачливых коллег, они жили незаметно и незаметно умирали, а порой сходили с ума. Но именно такие герои, испытав сильное потрясение, начинали взывать к справедливости и даже бороться против сильных мира сего.

Первыми были герои А. С Пушкина: Евгений из поэмы «Медный всадник» и Самсон Вырин из повести «Станционный смотритель». Но именно герои произведений Гоголя, особенно его «Петербургских повестей», по праву считаются воплощением такого типа. Ф. М. Достоевский после скажет: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели», имея в виду, что русские писатели, включая самого Достоевского, будут обращаться к этой теме постоянно, а герои Гоголя станут образцом для подражания.

Сам Гоголь, оказавшись в Петербурге, был потрясен величием города, встретившего молодого человека неласково. Он столкнулся с миром социальных катастроф. Увидел блеск и нищету столицы, за парадным фасадом которой торжествует пошлость и гибнут таланты. Герои Пушкина после столкновения с Петербургом сходили с ума.

В «Петербургских повестях» Гоголя желание «маленького человека» обрести достоинство ведет к бунту и освобождению призрачных сил, что делает этот цикл фантастическим. Критики признают, что весь цикл повестей — выражение негодования против трагической неустроенности жизни и против тех, кто ее опошлил, сделал бесчеловечной и невыносимой.

В «Записках сумасшедшего» повествование ведется от лица мелкого чиновника Поприщина. Сидя в кабинете директора департамента, он очинивает перья и ведет записи, мечтая жениться на его дочери и сделать карьеру. Подслушав разговор двух собачек Фидель и Меджи (фантастика есть во всех повестях этого цикла), он узнает об их переписке и, завладев бумажками, узнает всю подноготную своего начальника и его дочери. Он потрясен: почему так несправедливо устроен мир? Почему он, Аксентий Поприщин, в свои 42 года всего лишь титулярный советник?

В его воспаленном сознании возникает мысль о том, что он может быть кем-то другим, но вслед за безумием растет и его человеческое достоинство. Он начинает смотреть на мир по-другому, так как отказывается от рабского пресмыкательства перед так называемыми «хозяевами жизни». Он вдруг начинает считать себя королем Испании, что дает ему право не вставать перед начальством и даже подписываться Фердинандом VIII. Поприщин ясно представляет, как «вся канцелярская сволочь», включая директора, будет униженно сгибаться перед ним. Заканчивается этот демарш психушкой, где его записи окончательно теряют всякий смысл, но повесть раскрывает остроту социального конфликта.

Повесть «Шинель» описывает не просто случай из жизни «маленького человека» Акакия Акакиевича Башмачкина. Вся жизнь героя предстает перед читателем: он присутствует при его рождении, наречении его именем, узнает, где он служил, почему так необходима ему шинель и отчего он умер. Герой живет в своем мирке, где ничего не происходит. Если бы не случилась в его жизни невероятная история с шинелью, о нем и рассказать было бы нечего.

Акакий Акакиевич не стремится к роскоши: пошив новой шинели — жизненная необходимость. Мысль об обновке наполняет новым смыслом жизнь героя, отчего даже меняется его внешность: «Он сделался как-то живее, даже тверже характером». Когда он достиг предела своих мечтаний, произведя фурор среди коллег, постоянно издевавшихся над ним, шинель крадут. Но не это становится причиной смерти бедного Башмачкина: «значительное лицо», к которому обращается за помощью чиновник, «распекает» его за неуважение к начальству и выгоняет прочь.

Так исчезает с лица земли «существо, ни для кого не интересное», ведь даже смерти его никто не заметил. Финал фантастичен, но восстанавливает правосудие. Призрак бывшего чиновника срывает шинели с богатых и знатных особ, а Башмачкин поднимается на небывалую высоту, преодолев убогие представления о чине.

  • «Портрет», анализ повести Гоголя, сочинение
  • «Мертвые души», анализ произведения Гоголя
  • «Мертвые души», краткое содержание по главам поэмы Гоголя
  • «Нос», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Ревизор», анализ комедии Николая Васильевича Гоголя
  • «Шинель», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», анализ повести Гоголя
  • «Портрет», краткое содержание по частям повести Гоголя
  • «Майская ночь, или Утопленница», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • «Ревизор», краткое содержание по действиям комедии Гоголя
  • «Нос», краткое содержание по главам повести Гоголя
  • Гоголь Николай Васильевич, краткая биография
  • «Шинель», краткое содержание повести Гоголя
  • «Вий», анализ повести Николая Васильевича Гоголя
  • «Ночь перед Рождеством», анализ повести Гоголя

По писателю: Гоголь Николай Васильевич

Специфика Записок сумасшедшего

В 1835 году выходит сборник рассказов «Арабески», в котором печатается повесть «Записки сумасшедшего», позднее текст под измененным заглавием был включен писателем в сборник «Петербургские повести». Первоначальный замысел автора заключался в написании комедийной пьесы, описывающей жизнь чиновничьего класса, однако постепенно первоначальная задумка сменилась более интересной и глубокой идеей.

Главным героем повести является Аксентий Иванович Поприщин, ему 42 года, однако завести семью этому человеку не удалось. Повествование построено в форме дневника этого мелкого чиновника, который детально рассказывает не только о происходящих событиях, но и о своих переживаниях. Вот каким предстает маленький человек в этом тексте:

  1. Это титулярный советник, вся работа которого состоит в абсурдной и ненужной деятельности — заточке перьев. Он не развивается, постепенно тупеет, изо дня в день занимаясь одним и тем же.
  2. Постоянно нуждается в деньгах, вынужден отказывать себе в самом необходимом, при этом очень стыдится нищеты.
  3. Завидует тем, кого жизнь поставила на более высокую планку. Поприщин искренне недоумевает, почему он не может даже позволить себе новую шинель, а его начальник баснословно богат.
  4. Он настолько задавлен своим жалким существованием, что оказывается не способным к любовному чувству. При этом герой гордится своими аристократическими корнями.

Персонаж показан слабым, жалким, сочувствия он не вызывает. Уверенный, что все ему должны лишь за то, что он дворянин по крови, он ничего не делает, не пытается как-то улучшить свое положение. Этот герой действительно мелок душевно, его нельзя назвать отрицательным, однако и положительного ничего нет.

В своих последующих произведениях Гоголь пересмотрит образ, добавит в характеристику «маленького человека» больше человечности, вот почему остальные герои получатся у него более душевными и интересными.

Сочинение на тему Мир маленького человека в повести Гоголя «Нос» читать бесплатно

­Мир маленького человека

Петербургские повести Н. В. Гоголя занимают особое место в творчестве автора. Еще юношей он приехал покорять этот мегаполис и столкнулся с суровой школой жизни. Писателю приходилось работать в сложных условиях, совмещать основное занятие с множеством других профессий, чтобы как-то заработать себе на хлеб и выбиться в люди. По этой причине тема «маленького человека» часто встречается в его произведениях.

Сатиристическая абсурдистская повесть «Нос» была написана в 1830-х гг. под влиянием событий, с которыми Гоголь сталкивался ежедневно. В ней он рассказал, как обычный цирюльник Иван Яковлевич с утра обнаружил в хлебе для завтрака нос коллежского асессора Ковалева, который имел обыкновение у него бриться дважды в неделю. С одной стороны, данное стечение обстоятельств кажется абсурдом. С другой стороны, автор со всей уверенностью заявляет, что такое могло произойти с каждым.

Сам асессор, обнаружив пропажу своего носа, не на шутку разволновался. На месте носа у него теперь было совершенно гладкое место, а сам нос преспокойно разгуливал в золотом мундире и шляпе по Петербургу. Он ездил на карете как все люди, молился набожно в Казанском соборе. Все это звучало, по меньшей мере, как абсурд, но Ковалев не терял надежды и отправился к обер-полицмейстеру. В газете отказались печатать такое объявление из страха быть непонятыми.

Частный пристав заявил, что приличному человеку нос не оторвали бы. Штаб-офицерша Подточина, которая могла быть виной всему этому, напрочь открестилась от такого странного поступка. Когда нос был все-таки найден, Ковалев так и не мог приставить его на место еще некоторое время. Так или иначе, седьмого апреля нос все-таки вновь очутился на своем месте к великой радости асессора. С тех пор цирюльник брил его с особой осторожностью.

В этом произведении автор отчетливо показал как «маленького человека» в обществе ни во что не ставят высшие чины. Эта социально-психологическая проблема всегда была актуальна, поэтому Гоголь неоднократно ее затрагивал в своих Петербургских повестях, например, в «Шинели», «Портрете», «Невском проспекте».

см. также: Другие сочинения по произведению Нос, Гоголь

Характеристики главных героев произведения Нос, Гоголь

Краткое содержание Нос, Гоголь

Краткая биография Николая Гоголя

www.sdamna5.ru

Проблематика Шинели

Именно этот рассказ наиболее подробно изучается в классе, нередко и на дом ученики получают задания, связанные с гоголевской «Шинелью», где тематика «маленького человека» раскрыта с особенной пронзительностью, трагизмом и надломом. Герой с забавным именем — Акакий Акакиевич — и приземленной фамилией Башмачкин — это классическое воплощение образа. Он добр, незлобив, добросовестно выполняет обязанности, экономит из-за бедственного финансового положения.

Несмотря на все свое сочувствие, Гоголь наглядно демонстрирует ограниченность героя. Он терпит насмешки, хотя, казалось бы, стоит всего один раз достойно ответить обидчикам — и они сойдут на нет. Он экономит на всем, ходит на цыпочках, чтобы не снашивать обувь, что смотрится довольно жалко.

Интересно, что рассказ имеет реальную основу. Однажды писатель услышал историю о чиновнике, который загорелся мыслью о покупке ружья. Он длительное время копил деньги и, наконец, приобрел желаемое. Но счастье мужчины было недолгим: на охоте он случайно утопил свою «драгоценность», отчего слег с горячкой и чуть не умер.

Друзья чиновника скинулись и купили ему новое ружье, история реального человека в целом закончилась хорошо, но всегда при напоминании о потере он испытывал легкие недомогания. Эта забавная история и стала первоосновой «Шинели».

Образ главного персонажа

Судьба оказалась жестокой к Акакию Акакиевичу с самого рождения, когда мать героя решила подарить ему экстравагантное имя, которое совпало с именем его отца. Вероятно, писатель прослеживает наследственную связь — персонаж столь же незначителен в обществе, как и его родитель. Не имея знатного происхождения, титулов, больших денег или связей, очень сложно вырваться из своего болота и постараться чего-то добиться.

Основные черты героя таковы:

  1. Привык довольствоваться малым. Он не жаждет карьеры или славы, доволен тем, что имеет.
  2. Покорен, терпит унижения и насмешки коллег и начальства.
  3. Привык к нищете, экономии, ему и в голову не приходит, что можно как-то преобразовать свою судьбу, попробовать начать что-то новое. Этот человек задавлен тяжестью жизни, сломлен ее испытаниями. Но — и это важно — он не позволяет себе подлости, лжи, коварства, кляузничества. Это честный, хороший и добрый человек, которому попросту не повезло родиться состоятельным дворянином.

Вот почему читать про судьбу Акакия Акакиевича порой бывает непросто, невольно закрадываются мысли о собственном жизненном пути, грядущем, о том, что будет дальше. Его сломала жизнь, но кто от этого застрахован?

Унижение и мщение

При написании эссе или любой другой работы по литературе следует не только раскрыть образ, но и указать, что Башмачкин однажды получил возможность изменить свою жизнь, преобразовать свой мир — сшить новую шинель. Конечно, современному человеку может показаться смешным, что верхняя одежда стала центром существования, но шинель в произведении — это образ-символ, знак надежды на лучшее, который в итоге оказался лишь иллюзией. Обретение и утрата шинели — важнейший элемент произведения, его ключевая проблема.

Башмачкин экономит, изыскивает средства, чтобы воплотить свою мечту в реальность, и, наконец, ему это удается. Почему же Гоголь не завершает свою повести на радостной ноте, зачем предлагает читателю развитие действия? Чтобы показать, что жизнь таких людей, как его ключевой персонаж, полна трагизма.

Столь желаемая и долгожданная шинель утрачена, что и становится причиной отчаяния, а затем — и гибели героя. Однако писатель не готов отказываться от позитивного взгляда на вещи, вот почему в финале произведения появляется образ привидения, пугающего воришек. Это несчастный Акакий Акакиевич после смерти обрел то, на что был неспособен при жизни — способность постоять за себя и доказать свою правоту.

Краткий анализ Невского проспекта

Эта повесть входит в небольшой цикл петербургских повестей, в котором писатель с разных сторон изображает быт и нравы жителей Северной столицы. В самом тексте можно структурно выделить три части. Первая — описание реального города, знакомого каждому его жителю. Во второй автор обращается к иллюзиям, с которыми в причудливой форме переплелась действительность. Наконец, в третьей части Невский проспект уже нарисован метафорически.

В тексте соединились судьбы двух непохожих друг на друга персонажей: художника Пискарева и поручика Пирогова. Их нельзя называть друзьями из-за разницы в жизненных позициях: первый полон трагизма, второй же — персонаж, нарисованный автором с нотками пародии, комедии.

Карьерист Пирогов довольно нагл, самоуверен, стремится выслужиться любой ценой, забывая о нравственной составляющей жизни. Он решил предпочесть большие деньги, а не искренние чувства, жаждет ухаживать исключительно за состоятельными женщинами, готовыми обеспечить ему безбедное будущее. Этот герой не вызывает ничего, кроме осуждения, поскольку он готов стать мужем нелюбимой, сознательно отказавшись от самого ценного — дружной семьи. Смысл его существования — карьера, деньги, всеобщее уважение.

Жизнь же наивного художника Пискарева — это подлинная трагедия. Несмотря на «мудрые» поучения Пирогова, его сущность оказывается нравственно чистой, он ищет свою музу, стремится к творчеству, именно поэтому встреча на Невском проспекте с очаровательной брюнеткой оказывается для него подобной смерти.

Красавица, в которую герой искренне влюбляется, оказывается легкомысленной гулящей женщиной, неспособной в полной мере оценить всю глубину его чувств. В результате эта героиня, которую можно охарактеризовать как «маленькая женщина», становится причиной сумасшествия Пискарева: он не в силах пережить того, что «небесный ангел», совершенство — это лишь низменная и примитивная натура.

Тема маленького человека является сквозной в творчестве Николая Васильевича Гоголя, причем писатель с нескрываемым сочувствием относится к своим персонажам, не высмеивая их, а показывая с лучшей стороны. Это добрые, ласковые, готовые любить люди, обреченные на одинокость из-за того, что общество не принимает их. Это подлинная трагедия человеческой души и мироздания в целом.

Цикл «Петербургских повестей» — история русской литературы первой половины 19 века

История русской литературы первой половины 19 века

Цикл «Петербургских повестей»

Гротеск — Произведение искусства, исполненное в фантастическом, уродливо-комическом стиле.

В 1835 г. выходят две книги Гоголя: «Арабески».

·        Невский проспект

·        Нос

·        Портрет

·        Шинель

·        Записки сумасшедшего

В сборник «Арабески» были включены повести «Невский проспект» «Записки сумасшедшего» и «Портрет», а также статьи Гоголя по вопросам истории и искусства. Собранные вместе, эти произведения представляют собой идейно-художественное единство, в котором ясно обозначились черты творческого метода молодого писателя, определился основной объект его сатиры — пошлость пошлого человека, как писал об этом сам Гоголь. Средоточием пошлой русской действительности под пером Гоголя становится Петербург — столица империи, символ русской государственности

Петербургские повести — следующий этап в развитии художественного метода Гоголя.

В петербургских повестях, изданных за исключением «Носа», в составе «Арабесок», Гоголь, по словам Белинского, «от веселого комизма переходит к «юмору», который у него состоит в противоположности созерцания истинной жизни, в противоположности идеала жизни — с действительностью жизни». Говоря так, Белинский четко определил то новое, что внес Гоголь в русскую литературу и, что потом было названо Чернышевским ее «критическим направлением». Если в «Вечерах», в «Тарасе Бульбе» «созерцание истинной жизни», ее идеал преобладают над «горьким юмором», над критикой несовместимой с этим идеалом действительности, то в петербургских повестях нет непосредственно выраженного идеала жизни — он проявляется только в критическом пафосе произведений.

Объединяющим повести в цикл началом оказывается сквозная тема обманчивой привлекательности столичной жизни, под внешним великолепием которой скрывается пошлая проза ее реальности.

Не случайно цикл начинается «Невским проспектом» — символическим образом обмана и суеты, образом «всеобщей коммуникации» России. Представляя читателю своего «героя» — Невский проспект — Гоголь, используя метонимию, показывает движущиеся по улице бакенбарды, галстуки, усы и другие «части» человека, тем самым реализуя метафору об обезличивании человека бюрократическим миром. Финальная реплика «Невского проспекта»: «О, не верьте этому Невскому проспекту… Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!» — может служить эпиграфом ко всему петербургскому циклу.

В «Невском проспекте» Гоголем «задана» не только главная тема всех входящих в него повестей, но и намечены основные сквозные мотивы, связывающие отдельные картины жизни Петербурга в единое целое. Одна группа мотивов воплощена в событийном движении сюжета и обеспечивает единство повестей на смысловом, концептуальном уровне: это мотивы обмана, торга, крушения иллюзий и т.д. В той или иной степени они реализованы и в «Носе», и в «Портрете», и в «Записках сумасшедшего». Другая выполняет функцию поэтического приема и характеризует особенности повествования. Так, развертывание самом начале: описание Петербурга дается через последовательное перечисление пробуждающихся граждан, появляющихся на проспекте.

Мотив обмана, звучащий в изображении картины немного между двумя и тремя часами пополудни, реализован в самой структуре рели повествователя. Гоголь чрезвычайно подробно останавливает внимание читателя на видах усов и бакенбард служащих департаментов, талиях, улыбках. Однако в этой «болтовне» повествователя, построенной на парадоксе, заключена экспозиция повести о жизни, где все — обман. Так, рассуждая о множестве людей, «которые, встретившись с вами, непременно посмотрят на сапоги ваши», рассказчик допускает предположение, что это сапожники. Однако тут же поправляется, извиняясь, так как в большинстве своем это чиновники, а «многие из них могут написать отношение из одного казенного места в другое» или же люди, «занимающиеся прогулками», то есть «все порядочные люди».

Сквозным образом, принимающим на себя функцию поэтического приема, становится образ «носа», постоянно повторяющийся в петербургских повестях. В художественном мире Гоголя нос — самый важный элемент физиологии человека, проявляющий свою активность в решающие моменты его жизни. Нос «замещает» функцию глаз — «зеркала» человеческой души, поэтому испытываемые человеком чувства отражаются прежде всего на его «состоянии».

Так, первое появление поручика Пирогова в доме блондинки произошло в тот самый момент, когда Гофман чуть не лишил Шиллера его довольно толстого носа, судьбоносное для Акакия Акакиевича решение о необходимости шить новую шинель Петрович принимает только после того, как «натащил в нос табаку», для героя «Записок сумасшедшего» вопрос о значении носа в жизни человека приобретает философский смысл, так как предваряет размышление Аксентия Ивановича о том, «с какой стати я титулярный советник? Может быть, я какой-нибудь граф или генерал, а только так кажусь титулярным советником?» В дальнейшем бред сумасшедшего, приобретая все более гротесковые формы, воплощается в замещении человека носом, повторяя исходную сюжетную ситуацию повести 

«Нос».

Продолжая в петербургских повестях тему маленького человека, поднятую Пушкиным в «Станционном смотрителе», «Гробовщике», «Медном всаднике», Гоголь не только наследует ее гуманистический пафос, изображая героев в столкновении с враждебной им действительностью. Он придает теме новый смысл, исследуя не только сам конфликт, но и углубляясь в анализ его причин и следствий.

Уже и в «Невском проспекте», где Гоголь «уравнивает» обман и мечту, источником трагедии Пискарева оказывается романтический иллюзии художника, не имеющем ничего общего с действительностью. Однако не нее так просто в мире Гоголя: идеал художника предстает ему но сне, а сон в художественной системе писатели не менее реален, чем сама действительность. Это реальность поэтического сознании, которая одновременно является для него источником жизни и причиной гибели. Потому действительность, воплощенная в образе поручика Пирогова, — это еще одна реальность, в которой вполне «уместен» конфликт поручика с немецкими мастеровыми. Образ Булгарина появится в «Носе», но не прямо, а опосредованно. Майору Ковалеву дают совет обратиться к «искусному перу», чтобы «редкое произведение натуры» было напечатано в «Северной пчеле» «для пользы юношества… или так, для общего любопытства».

В «Невском проспекте» смыслообразуюшую роль Гоголь отводит функции света. Тема света возникает в связи с образом Пискарева и характеризует особенность его восприятия мира. С другой стороны, мотив света выполняет в повести Гоголя роль своеобразного параллельного сюжета, имеющего вполне самостоятельный характер, так как в нем содержится авторская оценка изображаемой Гоголем действительности. Весь «Невский проспект» построен на постоянном переключении действия из обыденной реальности в психологическую реальность сна, фантазию. В художественном мире повести реальная действительность окрашена «сереньким мутным колоритом», который не оживлен «свежим воздухом Италии», так необходимым художникам петербургским. Лирическое отступление автора о петербургских художниках вставлено в повествование о преследовании Пискаревым «Перуджиновой Бианки», образ которой меняется при приближении к свету фонаря. В обманчивом свете фонаря «как будто легкая улыбка сверкнула на губах ее», но Пискарев еще отдает себе отчет в том, что это фонарь «обманчивым светом своим выразил на лице ее подобие улыбки, нет, это собственные мечты смеются над ним». Внутреннее состояние героя Гоголь передает гротесковым образом пространственных смещений, которые сопровождают взрыв эмоций Пискарева.

Сужение пространства проспекта до размеров квартиры четвертого этажа предваряется появлением еще одного символа света — свечи в руках женщины, открывшей Пискареву дверь в вертеп разврата. Образ свечи становится символом перехода из одного пространства — реального, в другое — фантастическое. Нагоревшая свеча «провожает* Пискарева в мир сна, и «только огонь свечи просвечивал сквозь одолевавшие его грезы», и этот же образ истаявшей свечи — первое впечатление вернувшегося в реальный мир молодого человека, символ крушения его надежды.

 

Тема борьбы света и тьмы в сознании человека в «Невском проспекте» экспонирует ее разрешение в «Портрете».

В «Невском проспекте» сатира Гоголя не выходит за рамки правдоподобия, однако уже в «Носе» и «Записках сумасшедшего» Гоголь обращается к гротеску как к способу раскрытия общественных противоречий.

Фантастика в «Носе» сочетается с реальной бытовой обстановкой и это еще в большей степени подчеркивает уродливость нравственных идеалов бюрократической действительности. Майор Ковалев — трагикомическая жертва собственного пошлого сознания, в котором отождествляется человек и присвоенный ему чин. Весь сюжет построен на фантасмагории отчуждения человека от чина. Гоголь приводит читателя к выводу о том, что отношения между людьми в современном мире заменены отношениями между чинами, лишены гуманности.

Из всех персонажей петербургских повестей наиболее трагичен титулярный советник Поприщин. Он жертва раздвоения собственной личности. Личности страдающей, критически мыслящей, но отравленной ядом зависти к тем, кто его унижает. Об этом свидетельствует дневник героя, в котором гротеск и реальность слиты в нерасторжимом единстве. Мания величия героя, развернутая в ряде картин бреда сумасшедшего (он испанский король, влюблен и любим дочкой директора департамента), вызывает не только чувство жалости к обездоленному Поприщину. Душевная болезнь героя наглядно демонстрирует трагическую противоестественность желания Поприщина стать обладателем незаслуженных прав и привилегий «призрачной» действительности, подчиняющей себе волю и рассудок человека. Образ Поприщина является непосредственным художественным предшественником Голядкина («Двойник») Достоевского, а также многих других его героев.

«Шинель» — самое значительное произведение петербургского цикла. Окончательная редакция ее относится к 1842 г., но уже в 1836-м Гоголь читал ее в черновой редакции Пушкину. Сюжет повести возник из канцелярского анекдота о чиновнике, страстном охотнике, который потерял на охоте ружье, приобретенное ценой лишений и неутомимого труда. Однако под пером Гоголя анекдот приобретает трагическое звучание: маленький человек, Акакий Акакиевич Башмачкнн, потеряв шинель — признак принадлежности к бюрократическому миру, — перестает интересовать окружающих его людей. Стремление Башмачкина во что бы то ни стало сшить новую шинель рассматривается Гоголем не как стремление удовлетворить собственное тщеславие, а как естественное желание почувствовать себя человеком. Изображение зреющего в сознании героя протеста Гоголь относит к финалу, заставляя Башмачкина «сквернохульничать, произнося самые страшные слова…», следовавшие за словами «ваше превосходительство». Поэтому «естественным» оказывается и фантастическое завершение сюжета: появление мертвого Башмачкина, снимающего шинели с прохожих, а затем и с самого значительного лица. То, что «Петербург остался без Акакия Акакиевича, как будто в нем его и никогда не было», рассматривается повествователем как высшая несправедливость. Чтобы обнаружить это, Гоголь и обращается к фантастике. Фантастическое происшествие с шинелью заставило генерала изменить свое поведение с подчиненными и прекратило появление чиновника-мертвеца. Таким образом, гоголевский гротеск имел под собой вполне реальное основание: фантастическое было формой обнаружения противоестественности петербургской действительности и средством ее сатирического разоблачения.

Повесть «Шинель» оказала самое непосредственное влияние на идейный замысел романа «Бедные люди» Достоевского, цикл «Записки охотника» Тургенева, рассказы Григоровича. «Все мы вышли из гоголевской «Шинели», — признавался Достоевский.

«Арабески» (1835). Статьи Гоголя по истории и искусств

Вышедший в конце января 1835 г. цикл «Арабески» был книгой необычной. Ее составили статьи по искусству, истории, географии, фольклору, художественно‑исторические фрагменты и современные повести (их затем назовут петербургскими).

Сборник открывался коротким предисловием: «Собрание это составляют пьесы, писанные мною в разные времена, в разные эпохи моей жизни. Я не писал их по заказу. Они высказывались от души, и предметом избирал я только то, что сильно меня поражало.

Обратим внимание на заглавие сборника, которое соответствовало «духу времени» и имело свою специфику. Слово «арабески» означает особый тип орнамента, состоящий из геометрических фигур, стилизованных листьев, цветов, частей животных, возникший в подражание арабскому стилю. Это слово имело еще и иносказательное значение: «собрание небольших по объему произведений литературных и музыкальных, различных по своему содержанию и стилю». При этом в искусствоведческом употреблении того времени «арабески» в определенном смысле были синонимичны «гротеску».

. План «арабесок – гротеска», в свою очередь, предопределял и обращение к изобразительному «древнему искусству», к истории, и возможную карикатурную обрисовку действительности, пародию на «массовое» пошло‑серьезное искусство. Разумеется, заглавие лишь отчетливее обозначило важнейшие особенности уже сформированного сборника, поскольку, представляя его в цензуру, автор, называл его «Разные сочинения Н. Гоголя».

Среди статей об искусстве в «Арабесках» были помещены: «Скульптура, живопись и музыка», «Об архитектуре нынешнего времени», «О малороссийских песнях», «Несколько слов о Пушкине». Основы романтической эстетики он сформулировал в «Скульптуре, живописи и музыке» (написана Гоголем еще в 1831 г.). «Три чудные сестры», «три прекрасные царицы» призваны «украсить и усладить мир». Но, сопоставляя три вида искусств, Гоголь, как истинный романтик, отдает предпочтение музыке, считая, что именно она способна наиболее воздействовать на душу, будучи «принадлежностью нового мира» – ибо «никогда не жаждали мы так порывов, воздвигающих дух, как в нынешнее время».

Статья «Последний день Помпеи», написанная под впечатлением от одноименной картины К. Брюллова, привезенной им в Петербург летом 1834 г. и выставленной в Академии художеств, имела для Гоголя принципиальное значение как своего рода эстетическое кредо, воплощением которого станет в определенном смысле и драма «Ревизор» – изображение «сильного кризиса», «чувствуемого целою массою». Но при этом не хаос и не разрушение сумел поставить художник в центр картины, но вечное торжество жизни и красоты: «У Брюллова является, человек, чтобы показать всю красоту свою, все верховное изящество своей природы».

Первоначально Гоголь думал включить в «Арабески» также ряд фрагментов незавершенных своих художественных произведений: «Страшный кабан», две главы из исторического романа «Гетьман» и т. д. Однако в окончательный текст книги из художественных произведений вошли лишь три повести: «Невский проспект», «Записки сумасшедшего» и «Портрет». Все эти три повести составили основу так называемого петербургского цикла Гоголя (название это, на самом деле, хотя и укоренившееся, но не совсем точное, поскольку дано было не Гоголем, но его критиками). Именно с ними впервые (если не считать петербургского эпизода «Ночи перед Рождеством») петербургская тема впервые отчетливо входит в творчество Гоголя.

Цикл «Петербургские повести» (1835–1842)

отражение социальных противоречий большого города, «стирающее границы между действительностью и иллюзией в общем таинственном колорите (лунный свет)».

Тема эта и была отчасти реализована им в «Невском проспекте», повести очень личной для Гоголя. В ней получили отражения его первые впечатления и первые разочарования от северной столицы, все градации чувств, начиная от представления о Петербурге как средоточии разнообразнейшей человеческой деятельности, месте приложения самых разных сил и способностей, – и вплоть до картины города «кипящей меркантильности» и развращающей роскоши, в котором погибает все чистое и живое. Начало повести, где Гоголь давал блистательный портрет Невского проспекта в разное время суток, напоминал в жанровом отношении физиологический очерк. Введением двух контрастных и все же сопоставимых между собой героев, Пискарева и Пирогова, Гоголь повторил сюжетный прием «сравнительного жизнеописания», разработанный им, как уже говорилось, в «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Сам сюжет – история гибели художника в столкновении с грубой и пошлой действительностью – был довольно широко распространен в романтической литературе (у Гоголя он дополнительно осложнялся историей торжествующего пошляка – Пирогова). Но, пожалуй, самым неожиданным в повести было последовательное переосмысление Гоголем романтического мироощущения. Так, мадонна Перуджино, с которой художник Пискарев внутренне сравнивал встретившуюся ему красавицу, оказывалась обычной проституткой. «Певец прекрасного» Ф. Шиллер, проповедовавший (точнее, имевший репутация проповедника) единство красоты и добра, оказывался на деле «жестяных дел мастером с Мещанской улицы». Одним словом, как писал Ю. В. Манн, «жизнь в поэзии» (формула немецкого романтика Гофмана в новелле «Золотой горшок») у Гоголя решительно (и, добавим, сознательно) не удавалась.

Впервые Гоголь прибегает здесь не к сказу, не к а..вторскому повествованию, но к форме так называемой Ich‑Erza’hlung (рассказу от первого лица). И действительно, рассказ написан в форме дневниковых записей теряющего рассудок героя, неожиданно для других и для самого себя взбунтовавшегося против той действительности, частью которой он сам являлся. При этом основная художественная удача повести заключалась у Гоголя в найденном ритме постепенного перехода от комизма к трагизму: то, что поначалу вызывало смех у читателя, перерастало в ужас, вызывая сначала содрогание, а потом и сострадание. В первой записи Поприщин еще завидует взяточникам, благоговеет перед «его превосходительством», абсурдно судит о политических событиях в Испании и Франции («Эка глупый народ французы! ну чего хотят они? Взял бы, ей-богу, их всех да и перепорол розгами!»). Потом он мнит себя испанским королем и оказывается в сумасшедшем доме. Но именно это больное и разорванное сознание героя, постоянно подставляющего себя на чужое место (будь то взяточник или король), издает крик мольбы: «За что они мучат меня? … я не могу вынести всех мук их». И этот крик оказывается одним из самых пронзительных в русской литературе.

Казалось бы, из трех повестей «Арабесок» наиболее романтической оставалась повесть «Портрет», где тема вторжения в человеческую жизнь и художественное творчество злого начала решалась через введение фантастической фабулы (а точнее, фантастического персонажа – антихриста Петромихили). В этом смысле «Портрет» ближе всего из «петербургских повестей» примыкал к типу повествования ранней прозы Гоголя.

Основная проблема, которая интересовала здесь Гоголя, – это проблема искусства, и проблема художника (характерно, что во второй редакции «Портрета», которую Гоголь готовил для третьего тома своих «Сочинений» в 1842 г. фантастический план был значительно ослаблен). Сюжетно повесть и строилась как история бедного (но честного), одаренного талантом художника, обладавшего «страстью к искусству», который в определенный момент предает свое высокое предназначение и начинает создавать картины ради денег. Но на эту вполне банальную схему Гоголь накладывает дополнительные обертоны, которые и сообщают повести особую глубину. Начав писать ради денег светские портреты, льстящие самолюбию заказчиков, и став тем самым модным художником, Чартков преисполняется злобой и завистью ко всему прекрасному и в припадках безумия начинает уничтожать произведения искусства. А за всем этим скрываются длительные размышления самого Гоголя не только об эстетической, но и об этической несостоятельности искусства, основанного на идеализации. Именно эту коллизию «Портрета» Гоголь предвосхитил уже в статье «Несколько слов о Пушкине» (1832). «…Масса публики, – писал он, – представляющая в лице своем нацию, очень странна в своих желаниях; она кричит: «Изобрази нас так, как мы есть, в совершенной истине…» Но попробуй поэт… изобразить все в совершенной истине… она тотчас заговорит… это нехорошо…». Вспомним аналогичную ситуацию в «Портрете»: «Дамы требовали <…> облегчить все изъянцы и даже, если можно, избежать их вовсе. <…> Мужчины тоже были ничем не лучше дам».

Таким образом, социальная проблема золота, которое губит художника, осложняется в повести собственно эстетической проблемой цели и назначения художника. Потому-то Гоголь, и здесь тоже, хотя и в менее явной форме, вновь прибегает к приему «сравнительного жизнеописания», дав, по контрасту с историей Чарткова, историю художника-схимника, осознавшего высокую религиозную сущность искусства и наставляющего в финале своего сына: «Намек о божественном, небесном рае заключен для человека в искусстве, и потому одному оно уже выше всего. И во сколько раз торжественный покой выше всякого волненья мирского, во сколько раз творенье выше разрушенья; во сколько раз ангел одной только чистой невинностью светлой души своей выше всех несметных сил и гордых страстей сатаны, во столько раз выше всего, что ни есть на свете, высокое созданье искусства. Все принеси ему в жертву и возлюби его всей страстью, не страстью, дышащей земным вожделением, но тихой небесной страстью; без нее не властен человек возвыситься от земли и не может дать чудных звуков успокоения. Ибо для успокоения и примирения всех нисходит в мир высокое созданье искусства».

Впрочем, и этот финал был бы слишком прост для Гоголя. Потому что вслед за только что процитированными возвышенными словами художника-монаха следует фраза, обрывающаяся на полуслове: «Но есть минуты, темные минуты…» И далее следует рассказ об «изображении» (портрете), который художник еще до того, как стать монахом, писал с одного «странного образа». «Это было точно какое-то дьявольское явление»… И хуже всего, что в самом конце повести мы понимаем, что именно это дьявольское искусство и обладает своим зловещим правом на вечность. И всякая попытка его уничтожить – тщетна: «Здесь художник, не договорив еще своей речи, обратил глаза на стену с тем, чтобы взглянуть еще раз на портрет. <…> Но, к величайшему изумлению, его уже не было на стене».

После помещения в «Арабесках» трех первых петербургских повестей Гоголем были написаны еще две повести, где тема Петербурга также продолжала быть основной: «Нос» (опубликована в 1836 г. в пушкинском «Современнике») и «Шинель».

Повесть «Нос» считается, по справедливости, одной из вершин гоголевской фантастики, причем фантастики, аналог которой «мы вряд ли найдем в современной Гоголю русской и мировой литературе». Здесь нашла отражение сама эволюция гоголевской фантастики, суть которой в общих чертах заключается в следующем. Еще в цикле «Вечеров» и «Миргорода», наряду с прямыми формами фантастического, которое восходило к народной демонологии, большое место у Гоголя занимала неявная, завуалированная фантастика, проявлявшаяся в мелких элементах быта и поведения героев. Ее излюбленные средства – цепь совпадений и соответствий, слухи, предположения, сон персонажей, где на первый план выступало не столько само сверхъестественное явление, сколько его переживание и восприятие. Последнее открывало возможность читательских разночтений. Так, например, в «Вечере накануне Ивана Купала» мотивировка исчезновения Петруся колебалась между реальным объяснением – мальчика похитили цыганы – и объяснением фантастическим, в основе которого была продажа Петрусем души дьяволу. Солоха в «Ночи перед Рождеством», искусно умевшая обращаться с мужским полом, почиталась в народе ведьмой. И это стереотипное представление ложилось в основу ее двойной сюжетной функции – обольстительной казачки, матери Вакулы, и ведьмы, подруги черта, и т. д. Сфера фантастического тем самым сближалась со сферой реальности (в чем нередко усматривают влияние на Гоголя Гофмана), а иррациональное начало переключалось в будничный бытовой план. Так что призрачной и фантастичной становилась сама реальная жизнь.

Эта‑то тенденция, вообще усилившаяся в «петербургских повестях», нашла свое высшее выражение в повести «Нос», где полностью был снят носитель фантастики, но при этом все злоключения майора Ковалева выступали как совершенно фантастическое событие (в окончательной редакции Гоголь отказался и от первоначальной версии, согласно которой все описанное только приснилось майору Ковалеву). Большинству современников повесть «Нос» не понравилась, да она и не была понята. «В этой шутке есть свое достоинство, но она, точно, немножко сальна», – писал К. Аксаков, уловив однако то, что ускользнуло от внимания других читателей. Дело в том, что сам сюжет повести восходил к так называемым носологическим анекдотам и каламбурам (в которых речь шла о появлении или исчезновении носа), широко распространенным в первой половине XIX в. Начало литературной моде на эту тему было положено романом Л. Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шенди», где тема живого и мертвого носа занимала очень большое место. Но и в 20‑30‑е годы XIX в. шутки о носе, панегирики носу, рассказы о злоключении носачей заполняли журнальную литературу. К тому же анекдоты об отрезанных носах нередко троились на обыгрывании речевых фразеологизмов (как, например, в известной эпиграмме Пушкина: «И то‑то, братец, будешь с носом. Когда без носа будешь ты»). Существенно еще и то, что нос в такого рода шутках и каламбурах нередко выступал как заместитель и метафора фаллоса, что придавало особую пикантность носологическим сюжетам (собственно, именно это и имел в виду Аксаков, говоря о сальности шутки Гоголя).

Повесть о некоей части тела, которая отделяется от носителя и занимает его место (вариант: вытесняет его из жизни биологической, социальной и проч.), была довольно распространена в особенности в романтической литературе, входя в контекст историй о двойниках (наиболее известный тому пример – повесть Шамиссо «Удивительные приключения Петера Шлемиля», где место героя занимала его собственная тень; темой двойников и двойничества изобиловала и проза Гофмана). Причем двойник в таком случае выступает еще и как высвобожденное подсознание героя; на которое проецируются все страхи и фантазмы человека. Но, даже принимая во внимание возможный генезис произведения, надо все же признать: повесть остается загадочной по своему существу. Как писал еще А. Белый, «линия сюжета, как змея, кусает свой хвост вокруг центрального каламбура: нос, нос – и только!»

Своеобразное истолкование повести предложил С. Г. Бочаров. Вспомнив о том, как в 1846 г. Гоголь критиковал русскую комедию за «легкие насмешки над смешными сторонами общества, без взгляда в душу человека», он усмотрел в этом ключ к истолкованию того, что многим казалось самодовлеюще‑комической шуткой. «… нет понимания «Носа» <…> без своего рода психологического углубления в низ <…>, не забывая о тех необыкновенных проявлениях, в которых оно существует у Гоголя». В «Носе» находили сатиру на «смешные стороны» общества, «иносказание реального» (по определению М. Е. Салтыкова‑Щедрина), но пора к нему отнестись глубже и прочитать в нем взгляд в душу человека. В «Театральном разъезде» Гоголь сам дал позднейший косвенный комментарий, сказав о тех, кто «от души готовы посмеяться над кривым носом человека, и не имеют духа посмеяться над кривою душою человека». Этим он и сказал о двух возможных восприятиях шутки, допускающей углубление от носа к душе. У И. Анненского есть еще одно замечательное наблюдение – о двух слитых жизнью людях в каждом человеке: один – «осязательный», другой – «загадочный, тайный», «сумеречный», «неделимая, несообщаемая сущность каждого из нас». Из них Гоголь оторвал первого, осязательного, от второго, сумеречного, развив типическую телесность, так что «первый, осязательный, отвечал теперь за обоих». И тогда получается, что та работа расчленения, которую произвел в человеческом образе Гоголь, отделив нос от лица, лицо от души, побудило к неизвестному ранее в литературе углублению в человека, поставив вопрос о глубине, в которой таится сам человек.



Повести Гоголя «Нос» исполняется 185 лет | «Вечёрка» Санкт-Петербург

Повесть была опубликована в 1836 году, в третьем томе «Современника». История, как нос гулял по Невскому проспекту, а петербуржцы ничего не заметили, предвосхитила абсурдную литературу XX века. И не слишком понравилась современникам.

К юбилею повести «Вечёрка» разбирается, почему пропал именно нос, кто такой майор Ковалев, и как современники приняли такую фантазию Гоголя?


Проснувшись однажды утром, коллежский асессор Ковалев обнаружил пропажу носа, что для человека такого звания совершенно неприлично. Пока майор искал потерянное, нос жил собственной жизнью: побывал в хлебе цирюльника, искупался в Неве, обратился статским советником, попытался бежать из города. Его поймали и принесли законному владельцу. Следующим утром нос вернулся на законное место. Что это за история такая неправдоподобная, восклицает сам Николай Васильевич в конце. Больше похожа на кошмарный сон.

Сначала так и было. В первой версии повести все события объяснялись просто – Ковалеву все приснилось. Однако редактор «Московского наблюдателя» отказался публиковать ее, назвав плохой и банальной. «Нос» могла бы постигнуть участь второго тома «Мертвых душ» и «Ганса Кюхельгартена», если бы не Пушкин. Он считал повесть прекрасной шуткой и хотел издать ее в своем журнале «Современник». Мнительный Гоголь долго не соглашался и уже перед публикацией переработал повесть, убрав все разумные объяснения происходящего. В оставшемся варианте царят фантасмагория и абсурд.

Фантастический Петербург, в котором прохожих совершенно не смущает нос в костюме статского советника, создан из трансформированных деталей реальности. Читатели-современники легко считывали реальный подтекст, но нам он уже не совсем понятен.

Что мы знаем о Ковалеве? Он носит чин кавказского коллежского асессора и собирается жениться. Чин коллежского асессора получали двумя способами: сдавали экзамен по всемирной истории и математике или отправлялись на Кавказ. Второй путь был опаснее. Настолько, что одно из тифлиских кладбищ получило название «ассесорского».

Однако выжившие чиновники, отслужившие на Кавказе, получали пенсию или земли. Так читатель узнает, что Ковалев вернулся с Кавказа, приобретя довольно важный чин, дающий потомственное дворянство и приличную пенсию. Но мало того: хитрец Ковалев представляется майором, заменяя свой гражданский чин на такой же, но военный, который ценили больше.

Так он поднимается на половину ранга выше, хотя и рискует. Закон прямо запрещал такую хитрость, расценивая обманщика как самозванца.

Обнаружив пропажу носа, Ковалев сокрушается: «Пропал ни за грош». Потеряй чиновник нос в сражении на Кавказе, и мог бы претендовать на компенсацию. А теперь все планы висят на волоске: на государственную службу запрещено было брать неизлечимо больных, а отсутствие носа – явный признак нездоровья.

И отсидеться дома он не может: события в повести происходят 25 марта, когда празднуют Благовещение, и все чиновники должны собраться в кафедральном соборе города. Вот и встречаются Ковалев и его нос в Казанском соборе.

Почему же пропал именно нос? Вариантов ответа много, один из популярных – Гоголь стеснялся собственного носа. Многие знакомые классика описывают нос писателя как длинный, крупный и заостренный. Сам писатель называл его «птичьим», это еще и каламбур, гоголь – птица семейства утиных. Вызывал ли нос иронию или раздражение у Гоголя – мы вряд ли узнаем, но в его произведениях разнообразных носов много.

В «Невском проспекте» пьяный жестянщик Шиллер требует отрезать ему нос за ненадобностью, эту же часть лица дамы называют главным недостатком Чичикова, а герой «Записок сумасшедшего» считает, что на Луне живут одни носы, людей нет.

Такие сюжеты кажутся нам странными, но читатели начала XIX века привыкли к огромному числу носов: отрезанных, запеченных, неожиданно исчезающих и появляющихся – были намечены все темы, которые легли в основу повести Гоголя.

Николая Васильевича вдохновил, например, роман Лоренса Стерна «Жизнь и мнения Тристрама Шанди», где из носа главного героя сделали яичницу, а нос другого героя действовал практически самостоятельно.

Распространилось множество анекдотов о злоключениях носачей, которые вызывали насмешки и отвращение своим видом. В водевиле Писарева «Волшебный нос, или Талисманы и финики» у героев вырастают огромные носы из-за фиников.

В литературных альманахах печатались анекдоты об отрезанных носах, которые находили в свежеиспеченном хлебе, а искусные доктора приставляли их на место. В начале повести Гоголь прямо пародирует газетную хронику и журнальные сообщения, усиливая свою карикатуру.

Ожидаемо «Нос» приняли прохладно. Критики увидели в повести лишь бессмысленный анекдот и фарс с натуралистическими сценами, вульгарным языком. Даже ближайший друг Гоголя Степан Шевырёв называл рассказ о майоре Ковалеве одним из «самых неудачных созданий».

Все это не помешало «Носу» вдохновлять музыкантов, художников и писателей. Дмитрий Шестакович создал одноименную оперу, чья премьера в России в 1930 году собрала множество критических рецензий, и которую ставили в различных зарубежных театрах.

По мотивам повести художник Кирилл Голубенков создал картину «Сон коллежского асессора».

В Советское время диссидент Андрей Амальрик переделал повесть в пьесу «Нос! Нос? Но-с!», и оказалось, что Гоголь не потерял актуальность и в XX веке. «Нос» Гоголя стал частью русской абсурдистской литературы, а жизнь в Петербурге майора Ковалева иррациональна и подменена логикой абсурда.

В реальном Петербурге повесть тоже добавила немного абсурда. В нашем городе целых три памятника носу майора Ковалева. В 1995 году на стене дома №11 по Вознесенскому проспекту разместили барельеф, созданный художником и писателем Резо Габриадзе, архитектором Вячеславом Бухаевым и скульптором Василием Аземшой.

Но ночью 2002 года 100-килограмовый нос из розового мрамора пропал. Мастера быстро создали почти точную копию (не считая прыщика на самом кончике) и установили новый нос на фасаде выставочного зала Музея городской скульптуры.

Примерно в это же время нашли барельеф, исчезнувший с фасада дома на Вознесенском проспекте, и вернули на место. Полноценную скульптуру Носа установили в 2009 году во дворике филфака СПбГУ. Там он стоит на тонких ножках в форменной шинели.

В Петербурге регулярно проходят мероприятия, связанные с Гоголем и его произведениями. Театр-проект «Музыка города» и кукольный театр «Картонный Дом» проводят прогулку-феерию по местам повести «Нос»: Сенной и Казанской улице, Вознесенскому проспекту, Гороховой и Морской.

Анастасия Котельникова


9782877142601: Шинель, Нос, Невский проспект, Карета, Портрет, Дневник сумасшедшего, Рим (русский язык) (русское издание) — AbeBooks

Шинель, Нос, Невский проспект, Карета, Портрет, Дневник сумасшедшего, Рим (русский язык) (русское издание)

Трудно найти

«синопсис» может принадлежать другой редакции этого названия.

Об авторе :

Русский драматург и писатель украинского происхождения.Юмористические и сатирические произведения Гоголя составили основу русской реалистической литературы XIX века.

Примечания к языку :

Текст: английский, русский (перевод)

«Об этом заглавии» может принадлежать другой редакции этого заглавия.

Следуй за этим носом | Классическая музыка

Вот-вот начнутся репетиции моей постановки «Нос». Сатирическая опера Шостаковича, написанная в 1927-1928 годах, основана на рассказе Гоголя, действие которого происходит в Санкт-Петербурге. Это мой последний шанс провести надлежащее исследование до того, как управление 4-футовым поющим носом станет полноценным занятием.Я намерен пойти по следам и носа, и майора Ковалева, его законного и все более отчаявшегося хозяина, пока он бродит по городу, пытаясь найти свой нос и снова сунуть его себе в лицо. Мне любопытно посмотреть, перекликается ли мое восприятие сегодняшнего Санкт-Петербурга с совершенно разными мирами Гоголя и Шостаковича, оба из которых оживили нос, живя в самом центре города.

Я приезжаю поздно вечером в субботу и, идя в сторону Невского проспекта, быстро оказываюсь перед внушительными колоннами Казанского собора.Здесь Ковалев впервые встречает свой пропавший нос, принявший форму статского советника. Когда я вхожу в церковь, минуя гоголевскую подборку нищих, пьяных и продавцов туристических татуировок, меня врезается в стену русского православного пения. Идет вечерняя служба, и церковь насчитывает 300 человек, беспорядочно разбросанных по всему зданию, но все обращенные на восток. Пространство большое — скамей нет. Прихожане приходят и уходят, когда хотят, пересекая друг друга или протискиваясь между ними.Неужели этот хаотичный и непредсказуемый порядок волновал Гоголя?

Внезапно сцена Шостаковича обретает смысл: майор Ковалев приближается к носу, который, переодевшись статским советником, отказывается разговаривать с кем-то столь низкого статуса, как майор. Сам Ковалев тогда отвлекается на появление красивой дамы и не замечает, как его нос вырвался. Все становится ясно, как только вы убираете скамейки. Мне и в голову не приходило, что скамей не будет!

Посещение собора пространственно разрешило сцену, но настроение все еще остается загадочным.Музыка Шостаковича вызывает в воображении огромное здание, в котором звук хора и солирующего сопрано исходит из бесконечности благовоний, но здание, которое я вижу, полно света и очень обыкновенно. Затем я прочитал в брошюре для посетителей собора о Казанской Богородице, чтимой иконе, которая занимала почетное место в соборе со времен Петра Великого до своего исчезновения в 1904 году. Использование Шостаковичем таинственного парящего сопрано, парящего в эфире над головой теперь хор, кажется, имеет двоякое значение.Нос — не единственное, что в Казанском соборе не на своем месте.

Воскресным утром я иду к дому, где жил Гоголь, когда писал «Нос» в 1836 году. На нем горделивая мемориальная доска, но я не могу попасть внутрь. Гоголь был очарован странным и своеобразным. Его петербургские сказки создают мир, в котором непредсказуемость витает прямо под поверхностью. Подобно тому, как город был построен на окружающих его болотах, так и под строго регламентированной иерархией его общества скрывается скрытый хаос.Конечно, земля под ногами чувствует себя неуверенно, но это связано не столько с хаотичным подводным течением болот, сколько с весенним таянием.

Гоголь не уточняет, как долго нос был отсутствующим, но он сказал, что он вернется 7 апреля. Таким образом, у моего визита ранней весной почти идеальные условия для исследования. Сегодня меня восхищает то, как много людей носят униформу, но, помимо этого, сложно определить современное устройство. В действительности же, напротив, хаотические вспышки бурлящей коммерческой жизни, возможно, представляют собой победу новых болот.

Мне нужно найти полицейских, и поэтому я отправляюсь в центр города. Для Шостаковича полиция всегда присутствует в лице полицейского инспектора, чье нелепое задушенное пение создает бесчеловечный и неестественный характер, или его неуклюжих констеблей в их комедии Keystone Kops, или самого комиссара, сидящего в первом акте. оперы в качестве зрителя, прежде чем внезапно уйти, возможно, ему наскучило выступление.

Невский проспект — артерия, питающая исторический центр Санкт-Петербурга.Проезд играет важную роль как в рассказе, так и в опере. Это место, куда вы идете, чтобы увидеть и, что еще более важно, чтобы вас заметили. Для Ковалёва, который ищет достаточно богатую невесту, это важное охотничье угодье, но с его неполной анатомией он не решается туда рисковать. В своем рассказе 1835 года «Невский проспект» Гоголь с удовольствием объясняет различные классы общества в зависимости от времени суток, от рабочих, спешащих до завтрака, до прогуливающихся после обеда.Должен признаться, что я не добрался до Невского проспекта до завтрака, но движение людей в 9 утра, похоже, не отличалось от того, что было позже в тот же день. Возможно, чуть меньше подростков. И прогулок точно не было. Но тогда действительно ли люди в XIX веке гуляли при минусовых температурах? Я бы сказал, что это так же невероятно, как потерять нос.

Мои попытки дружеского приветствия, такие как описывает Гоголь, встречают строжайший из русских хмурых взглядов. На улице преобладает движение, и мерцающие неоновые огни, гигантский шоколадный медведь и ледяная скульптура возле Гранд-отеля «Европа» конкурируют за коммерческие обычаи.В Санкт-Петербурге могут быть и другие места, где можно похвастаться своим статусом, но это уже не так. Нос Шостаковича едет по Невскому проспекту в карете государственного советника. Мимо проезжает пара лимузинов, но я подозреваю, что в них есть нефтяные магнаты или владельцы футбольных клубов, а не члены государственного совета. Но полиции я не нашел.

Я направляюсь в Летний сад на восточной окраине старого центра. Именно здесь, по словам Шостаковича, массово гуляют разъяренные горожане после слухов о том, что здесь заметили нос.При резком падении температуры я не ожидаю многого от летнего сада и приятно удивлен, обнаружив, что город действительно прогуливается. Я насчитываю семь детских колясок. Удивляет только то, как мало собак — Гоголь настаивает на преобладании пуделей, особенно среди высших сословий. Есть даже люди, сидящие на скамейках и смотрящие на замерзший пруд. Музыка Шостаковича для летнего сада торжественна и гимна, она насмехается над бандитской гомофонией толпы, которая ведет себя так, словно потеряла голову.Это похоже на один из самых политически заряженных моментов в опере — толпа гонится за мечтой, и ничто не может им помешать. Жестокость полиции сдерживает демонстрацию.

Опера таит в себе постоянную угрозу террора, не в последнюю очередь в сознании слушателя. Когда цирюльник Ковалева впервые обнаруживает в его завтраке нос и пытается сбросить его с Воскресенского моста, его вызывают на допрос. После его ареста следует трехминутная пауза для ненастроенной перкуссии.Мы находимся в месте, где тональный звук даже не осмелится. Шостакович, молодой музыкальный предприниматель, вносил свою энергию, артистическое возбуждение и свободу в утонченный мир оперы, создавая мир, в котором все идет — никаких правил и никаких экспериментов.

Мне нужно найти полицейских перед отъездом. Осталось только утро, и я направляюсь в штаб-квартиру полиции — наверняка здесь я найду несколько копов Keystone? К зданию примыкает старый штаб ФСБ.Район кажется явно неприветливым, и я решил, что, вероятно, лучше не подходить к стойке регистрации с просьбой об отсутствующем носу, а вместо этого наблюдать за довольно утомительными приходами и уходами. Может быть, сюда привезли цирюльника Ивана после того, как его поймали с пропавшим носом? Вижу обилие ГАИ. Позже, когда я попрощался с хозяйкой дома, она описывает культуру, в которой дорожная полиция слишком укомплектована и недостаточно оплачивается, но они слишком охотно идут на переговоры о цене штрафа.Это слишком похоже на чиновников Гоголя и Шостаковича.

В ожидании вылета домой я размышляю о параллелях между новым Петербургом и мирами Шостаковича и Гоголя. Люди, которых я наблюдал на Невском проспекте, были тяжелыми и интуитивными. Это было укоренившимся и прямым, без той элегантной и сложной театральности, которую я представляю в героях Гоголя. Казалось, что это настороженность к незнакомцам и воспоминание о том, что опасность может витать в воздухе. Для меня это перекликается с миром Шостаковича — опасность таится под поверхностью, и никто не застрахован от непредсказуемости судьбы.Но рядом с этим — ошеломляющий хаос капитального взрыва и всем знакомый шквал рекламы. Легкомыслие и мелочи, кажется, пришли с культурой мусора. Моя домовладелица с гордостью заверила меня, что средний класс создается, и это способствует экономическому росту. Мир Шостаковича скоро снова погрузится в болота истории, и Санкт-Петербург снова станет гоголевским миром иерархий среднего звена и людей на стадии становления.

· Постановка оперы группы «Нос» состоится в Lighthouse, Poole (касса: 08700 668701) во вторник, затем состоится гастрольный тур.Подробности: theoperagroup.co.uk

Гоголевские вопросы: «Невский проспект», «Нос»

Учебные вопросы по Гоголю

«Шинель»

  1. Что рассказчик заставляет нас думать о персонаже Акаки?
  2. Почему важна история того, как он получил свое имя?
  3. Что интересного в том, как работает Акакий? А как насчет его нерабочего времени?
  4. Что особенного в характеристике портного Акакия?
  5. Почему рассказчик говорит нам, что образ нового пальто стал для Акакия «подобным жене»?
  6. Что пищевые привычки Акаки говорят нам о нем?
  7. Выберите несколько примеров необычного описания рассказчиком.
  8. Сочувствует ли рассказчик Акакию?
  9. Какова роль религии в этой истории?
  10. Каким образом пальто стало причиной кончины Акакия?
  11. Какова роль «важного человека»? Почему он в рассказе?
  12. Что вы думаете о истории о привидениях в конце? Почему это включено в сказку?

Дневник сумасшедшего

Какое место занимает Поприщин в обществе?

Как он подслушивает разговор собак?

Что примечательного в найденных им письмах? (То есть, что вы, , замечаете в них?)

Почему P недоволен содержанием букв?

Почему собака оскорбляет П в письме?

Почему P утверждает, что собаки умнее людей?

Чего на самом деле P хочет? Что его больше всего беспокоит в жизни?

Что привело к его открытию, что он король Испании?

Как вы отвечаете на вопрос П. «Почему я титулярный советник и какой смысл в том, что я титулярный советник?» (3 декабря)

Невский проспект

Какой тон вступления на Невский проспект?

Что, кажется, думает рассказчик об этом месте?

Почему введение длится так долго?

Чем отличаются позиции Пискарёва и Пирогова?

В чем природа увлечения Пискарёвых?

Почему он разочарован?

В чем природа навязчивой идеи Пирогова?

Что рассказчик говорит нам о социальном классе Пироговых?

Какую роль в истории играет социальный класс или ранг?

Нос

Что необычного в первых нескольких страницах «Носа» (кроме носа)?

Какой тон рассказчика? Соответствует ли он рассказу?

Что больше всего беспокоит Ковалева в связи с потерей носа?

Что примечательного в его встрече с Носом в соборе?

Почему газета не принимает его рекламу?

Почему Ковалев обратился к начальнику полиции?

Почему К. сказал, что лучше было бы потерять ногу?

Как K вернуть нос обратно?

Почему он пишет письмо Чехтаревой?

Почему собираются толпы, чтобы посмотреть на нос? Что они видят?

Как прикрепляется нос?

Как рассказчик понимает смысл своей истории в конце?

НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ — ААПА

Истории

Кларенс Вольфшохл :: 28 апреля 2015 г.

Нет ничего прекраснее Невского проспекта, не
в Санкт-Петербурге.Во всяком случае, Петербург; ибо в СПб
это все. –Николай Гоголь

Входим на Невский проспект с Московского вокзала, с востока, где проезжая часть огибает памятник-обелиск в центре площади Восстания. Всю ночь мы ехали поездом из Москвы, выезжая из Москвы в 1:00 утра и прибыв в это тяжелое пасмурное августовское утро в 8:00. Когда мы выходим на открытую платформу, небо окутывает железнодорожные вагоны.Серый воздух превращается в более темные серые пятна, когда поющие отдыхающие, которые сделали наше путешествие праздничным, спускаются с поезда. Но по мере того, как ритм рельсов и русские баллады, убаюкивавшие нас несколькими часами ранее, исчезают по мере того, как мы приближаемся к вокзалу, начинаются хриплые новые ритмы Санкт-Петербурга.

Вместо песен, спетых в унисон (хотя и не всегда гармонично) празднующими отдыхающими накануне вечером, на выходе на площадь Восстания нас атакуют несколько конкурирующих песен.Трое уличных музыкантов расположились вдоль перехода от дверей вокзала к тротуару. Каждый поет разные песни разных жанров. Ближайший прислоняется к почерневшим коричневым кирпичам, играет на балалайке и напевает что-то вроде баллады, очень похожей на те, что мы слышали в поезде. Еще дальше по дорожке, сидя на корточках на деревянном ящике, другой берет гитару и поет «Imagine» Джона Леннона. А третий играет на флейте навязчивую мелодию из азиатской России, которую почти заглушают повышенные голоса певцов.Он почти спрятан в темном дверном проеме, но его песне удается проникнуть в какофонию.

Веселые экипажи, красивые мужчины, красивые
женщин — все это придает карнавальный вид, атмосферу, которую можно почти вдохнуть, едва ступив на Невский проспект.
–Гоголь

На тротуаре рев двигателей грузовиков и автомобилей, свист шин, гудки, лязг и скрежет всей автомобильной энергии большого города заменяют трех музыкантов.И за исключением контрапункта шума людей — в обычном городском разговоре на тротуаре, в возбужденной громкой жалобе или в гневной конфронтации — звук автомобиля, грузовика, автобуса и троллейбуса является ритмом этого августовского дня. Наша цель — на другом конце проспекта, в Эрмитаже на берегу Невы, и, поскольку у нас есть больше часа до его открытия, мы решаем пройти три километра по Невскому проспекту.

Заканчиваем круг Площади Восстания и смотрим вниз на прямую шириной три километра, обрамленную четырех- и пятиэтажными зданиями пастельно-зеленого и розового цветов и нежных земляных оттенков.Здесь меня поражает то же самое, что и в большей части Москвы — отсутствие вывесок, арок с неоновой или пластиковой подсветкой, глобусов, лобстеров или других гигантских форм, предназначенных для привлечения клиентов. Ресторан Baskin Robbins отмечен пастельными розовато-лиловыми и синими цветами, а итальянский ресторан быстрого питания выделен ярко-красным, бело-зеленым знаком, приглашающим людей в свой яркий хром и пластик. Но это исключения. Более типичным является крупная аптека, перед которой растянулось полдюжины больших витрин, все из которых пусты, за исключением одной, содержащей одинокую коробку Tampex.

Нигде люди не кланяются друг другу с такой изысканной и естественной грацией
, как на Невском проспекте.
–Гоголь

Заканчиваем круг площади Восстания и выходим в эпицентр уличной драки. Здесь в 9:00 утра двое уличных людей, покачиваясь и бессвязно, борются в центре между своими товарищами, составляющими внутреннее кольцо, и любопытными пешеходами, образующими внешний круг. Когда двое, пьяный молодой человек и такая же пьяная молодая женщина, спотыкаются друг о друге, качаясь вперед или назад, два кольца расширяются или сжимаются, открываются или закрываются, как амеба, реагирующая на раздражитель.Ссорившийся мужчина мог бы стать красивым, если бы его очистили; у него скандинавский вид, возможно, потомок варагов или викингов, которые помогли сформировать это далекое северное пространство России. Его противник, возможно, всего несколько часов назад его возлюбленный, покрывает лицо грязно-светлыми волосами. Наконец, она не может встать, но она поднимает свое тело, ошеломленное мужскими ударами и выпивкой, протягивает руки товарищам из ближайшего окружения и бормочет что-то нескольким из них. Они вручают ей бутылку водки.

Выбираемся из толпы и начинаем прогулку по Невскому.Этот проспект или проспект, наверное, самая известная улица в России. Гоголь делает его главным героем рассказа и второстепенным персонажем большинства своих рассказов, действие которых происходит в Санкт-Петербурге. Большевики шли так же, как мы, когда они атаковали Эрмитаж во время Октябрьской революции. В своей книге «Десять дней, потрясших мир» Джон Рид описывает революционеров, кружащихся вокруг площади Восстания по пути из Смольного, бывшей женской школы, бывшей штаб-квартирой большевиков.На некоторых лицах мы проходим глаза из фильма Эйзенштейна.

В этот раз вы можете порадовать себя своим платьем
. Вы можете носить рабочую фуражку вместо шляпы,
, и даже если ваш воротник будет торчать из галстука
, никто этого не заметит. –Гоголь

Желтые тележки школьного автобуса, привязанные к своим линиям электропередач, забиты пассажирами. Каждый раз, когда троллейбус останавливается, он потребляет больше пассажиров, чем извергает.Мы решили проехаться на одном из них на небольшое расстояние, просто чтобы сказать, что мы это сделали. В тележке реплики людей, все еще идущих рядом с нами: старики с приколотыми к груди медалями, женщины в бабушках и с продуктовыми сумками, молодые мужчины и женщины в синих джинсах и футболках с английскими логотипами или объявлениями. Молодой человек, стоящий передо мной, одет в горчично-желтую футболку с надписью «Остров Лопеса» на его сердце. Интересно, где находится остров Лопеса и где он взял рубашку. Когда он оборачивается, я вижу накладку с именем из искусственной кожи на его джинсовом кармане; там написано «Бак Ройерс» с буквой j в «Роджерс.«У кого-то в передней части тележки есть магнитофон — или, возможно, у тележки есть радио — играет Битлз.

Сходим с трамвая на Аничковском мосту (или мосту) через Фонтанку. Футболка молодого человека на тележке привела меня в недоумение, и мне интересно, не это ли тот мост, с которого цирюльник Иван выбросил нос, который он нашел в луковой булочке в гоголевском «Носе». В Петербурге много мостов, несколько по Невскому проспекту. Это первая и самая большая по Фонтанке, вторая по каналу Грибоедова, третья по Мойке.Аничковский, наверное, лучший, по крайней мере, на проспекте. В моем путеводителе отмечается, что Аничковский был построен в 1839-41 годах, и его венцом являются четыре статуи выращивающих лошадей и дрессировщиков, по одной в каждом углу постройки, добавленные позже, в 1840-х годах. Это был бы хороший мост для Ивана, чтобы бросить нос в реку внизу, но это не так. Гоголь написал «Нос» в середине 30-х годов.

Продвигаясь от Аничковского моста к Народному мосту через Мойку, мы задерживаемся над достопримечательностями Невского и делаем несколько объездов на переулки.Мы проезжаем Аничков дворец (Дворец пионеров) посреди одного из прекрасных садов Санкт-Петербурга, статуи Екатерины II, публичной библиотеки, комплекса универмагов и театров Гостиного двора.

Все, что он хотел, — это увидеть дом этого восхитительного существа
, которое, казалось, пролетело по Невскому проспекту
прямо с небес и которое, скорее всего, улетит
, неизвестно куда.
–Гоголь

Мы идем по каналу Грибоедова на юг несколько кварталов до входа в темное невзрачное здание.На табличке на двери написано одно из немногих слов кириллицей, которые я могу распознать — & # 8211 (Ленин). Я не знаю, что Ленин делал на этом месте — побывал, замышлял, спал; но в этот пасмурный день я легко могу представить, как формируется большевистская стратегия в комнате на втором этаже с видом на канал Грибоедова. Мы возвращаемся на север, обратно к Невскому, а затем пересекаем его и видим Воскресение, поднимающееся с берегов канала и возвышающееся над горизонтом своим ярким золотым куполом и, прежде всего, возвышающимся над высокой крышей шатра, закрученными синими и синими краями. белая турбинная голова.Это Церковь Воскресения Христова. Кажется, что он более удален, чем несколько кварталов от темного здания с выгравированной на мемориальной доске Ленина. Когда «Воскресение» возвышается почти на 250 футов над каналом, оно собирает наш взгляд и, возможно, наш дух в завихрениях этого самого верхнего купола, так что мы кружимся над кирпичом и тротуаром Невского и всего Санкт-Петербурга. Но величие этой церкви Воскресения и все замыслы Ленина в нескольких кварталах к югу от Невского происходят из одного источника.Церковь была построена на месте убийства Александра II в 1881 году. Вернувшись в Зимний дворец после осмотра войск, Александр подвергся бомбардировке со стороны члена организации «Воля народа», что стало шагом на пути к революции.

Он побежал за экипажем, который, к счастью, не ушел далеко, остановившись перед Казанским собором.
Он поспешил в собор, проталкиваясь
сквозь толпу нищих с забинтованными лицами
и всего двумя прорезями для глаз. –Гоголь

Мы молчим, идем обратно на Невский. Но как только мы снова оказываемся на этой улице, стремление церкви Воскресения уступает место гигантскому присутствию Казанского собора к западу от канала. Если Воскресение заставляет нас возносить наши мысли к небу, небесам, которые могут стать полупрозрачными и туманными, когда голубое и белое на самом высоком куполе растворяется в опускающемся небе, Казань твердо опускает нас на землю. Его большой вогнутый портик из девяноста шести коринфских колонн в четыре ряда втягивает нас внутрь арки.Мы обвиваем мраморные колонны, как будто в лабиринте, тени сгущаются по мере того, как мы проникаем в четвертый ряд и барельефную внешнюю стену собора внутри. Библейские сцены на рельефе перемежаются статуями Иоанна Крестителя, св. Владимир и Андрей, и Александр Невский. И когда мы приближаемся к самой темной нише, тени настолько тяжелые, что барельеф стирается в пятно, мы слышим стоны, а затем почти спотыкаемся о ноги пары, находящейся в агонии своей святой страсти.Мы быстро отступаем, как для их, так и для собственного уединения, и отступаем, чтобы осмотреть всю Казань, которая с 1932 года была Музеем истории религии и атеизма.

Но самым странным являются инциденты, которые занимают место
на Невском проспекте. Эх, не верьте, что Невский
проспект . –Гоголь

На Мойке мы идем другим окольным маршрутом. Используя купол Исаакиевского собора как ориентир, сворачиваем с Невского проспекта на юг на улицу Гоголя.Улица названа в честь Гоголя, который жил на ее пересечении с Невским с 1833 по 1836 год. Здесь он начал «Мертвые души». Исаакиевский собор манит нас. Когда мы выходим из узкой Гоголи в широкую Майорову, еще одну большую перспективу, мы слышим Диксиленд — «Когда святые идут маршем», за которым следует «Янки Дудл» — идущий со ступенек Исаакиевского собора. Комбо из пяти частей играет на нижних ступенях перед колоннами, покрытыми шрамами Второй мировой войны. Экскурсанты, возвращающиеся к туристическому автобусу вниз по кварталу, проходят мимо и кладут деньги в ящики для инструментов.Мы обходим собор, Медный всадник, огромная статуя Петра Великого верхом на змеепопадающей горе на площади Декабристов, слева от нас. Когда мы объезжаем третий угол улицы Исаакиевский, другой туристический автобус останавливается у тротуара перед нами. Двое маленьких детей, одному, вероятно, шести или семи лет, а другому совсем маленькому, с любопытством расположились возле задней двери автобуса. Дверь открывается, и старший ребенок бьет своего брата, который падает на тротуар, как будто его ударила дверь.Вой малыша заглушает звуки диксиленда, которые все еще разносятся по собору. Его покрасневшее от боли лицо повернулось к выходящим туристам, и, теперь успокаивающе обнимая своего сообщника, старший мальчик умоляет выходящих из автобуса. После того, как небольшая толпа пассажиров и пара пешеходов собралась вокруг упавших и стоящих на коленях мальчиков, со ступенек собора выбегает женщина. Раньше ее не замечали, но теперь она проявляет обеспокоенное и возмущенное материнство. Она невысокого роста, ненамного выше старшего мальчика и, очевидно, смуглая из-за грязи на платье и лице.Она выражает отчаянное сочувствие двум своим детям и обвиняет собравшуюся толпу, которая беспокойно ерзает в своей чистой одежде и светлой шкуре под ее мрачным взглядом. Водитель автобуса разговаривает с женщиной; вскоре они оба кричат, но с намеком на торг в их тоне. Он качает головой и разговаривает с некоторыми из своей группы, как если бы он был в этой ситуации раньше, зная, что их обманывают, но готов подчиниться требованиям матери, чтобы избежать проклятий и плача ее и ее двух сыновей.Несколько мужчин из автобуса залезают в карманы и передают какие-то счета водителю, который пересчитывает их на руку женщине. Затем немецкие туристы следуют за водителем-гидом по ступеням собора Святого Исаака, и цыганский оркестр проскальзывает на другую сторону этой туристической достопримечательности.

Солнце немного выжигает пасмурную погоду; синие пятна открываются над Невским проспектом, когда мы проезжаем мимо Адмиралтейства в конце проспекта и выходим на Дворцовую площадь с ее высокой Александровской колонной в центре.Колонну с трех сторон окружают царские дворцы, но прямо перед нашими глазами, когда мы сегодня утром покидаем Невский проспект, находится Зимний дворец, Эрмитаж. Мы обходим несколько рабочих баррикад и несколько инструментов для раскопок посреди площади. Люди пересекают площадь, но большинство, кажется, направляется в нашу сторону, к входу в Эрмитаж. Проходим последнюю строительную баррикаду, и нас обгоняет человек, ведущий медведя на Невский проспект.

Project Gutenberg, Австралия Название: Нос Автор: Николай Гоголь (1809-1852). * Электронная книга проекта Gutenberg of Australia * электронная книга: 0602381.txt Издание: 1 Английский язык Кодировка набора символов: Latin-1 (ISO-8859-1) — 8 бит Дата первого размещения: июль 2006 г. Дата последнего обновления: июль 2006 г. Электронные книги Project Gutenberg of Australia созданы из печатных изданий которые являются общественным достоянием в Австралии, если не указано авторское право Включено.Мы НЕ храним электронные книги в соответствии с определенными бумажное издание. Законы об авторском праве меняются во всем мире. Обязательно проверьте законы об авторском праве для вашей страны перед загрузкой или распространением этого файл. Эта электронная книга доступна бесплатно и почти без ограничений. как бы то ни было. Вы можете скопировать, отдать или использовать повторно в соответствии с условиями лицензии Project Gutenberg of Australia, которую можно просмотреть в Интернете по адресу http: // gutenberg.net.au/licence.html Чтобы связаться с австралийским проектом Gutenberg, перейдите на сайт http://gutenberg.net.au. Название: Нос Автор: Николай Гоголь (1809-1852). я 25 марта в Санкт-Петербурге произошло необычайно странное событие. Для в то утро Цирюльник Иван Яковлевич, житель Возкресенского Проспект (его имя потеряно — его больше нет на вывеске. с портретом джентльмена с намыленной щекой и словами: «И кровь пусть сюда») — в то утро проснулся цирюльник Иван Яковлевич. рано и почувствовал запах свежеиспеченного хлеба.Поднимая себе мало, он увидел свою жену (очень уважаемую даму и одну особенно любит кофе) просто рисовать свежеиспеченный рулетики из духовки. «Прасковья Осиповна, — сказал он, — я бы предпочел не пить кофе для завтрак, а вместо этого горячий ролл и лук », — правда в том, что он хотел обоих, но знал, что бесполезно просить сразу о двух вещах, ведь Прасковья Осиповна таких фокусов не любила. «О, дурак получит свой хлеб», — подумала дама.»Так много Тогда лучше для меня, так как я смогу выпить вторую порцию кофе ». И как следует бросила на стол булочку. Иван Яковлевич из вежливости надел куртку поверх рубашки, и, усевшись за стол, насыпал соль, достал пару лук был готов, взял нож в руку, принял важный вид, и разрезать рулет на части. Затем он взглянул в середину свертка. К его Сильно удивившись, он увидел, что там что-то мерцает.Он исследовал это осторожно ножом — потом пальцем ткнул. «Довольно солидно!» пробормотал он. «Что, черт возьми, может быть?» Он воткнул на этот раз все пальцы и вытащил — нос! Его руки на мгновение опустились по бокам. Затем он сильно потер глаза. Затем он снова исследовал эту вещь. Нос! Настоящий нос! Да и один как-то ему знакомо! О, ужас охватил его черту! Тем не менее, что ужас был пустяком по сравнению с непреодолимым гневом его супруги.»Ты скотина!» — отчаянно кричала она. «Где ты отрезал этот нос? Ты негодяй, ты! Пьяница! Я пойду и доложу о тебе в полиция сама. Бандит, ты! Три покупателя уже сказали мне о том, что вы дергали их за носы, когда брили их, пока они не могли с трудом выдерживаю «. Но Иван Яковлевич не был ни жив, ни мертв. Это было тем более случай, потому что, конечно же, он узнал нос. Это был нос коллежского асессора Ковалева — не меньше: это был нос джентльмена. которого он привык бриться дважды в неделю, в каждую среду и каждый Воскресенье! «Стой, Прасковья Осиповна!» наконец он сказал.»Я заверну это в схватить, и отложить на время, а потом убрать совсем. «Но я и слышать не буду о том, чтобы такое делалось! Как будто я собираюсь отрезанный нос пинается по моей комнате! Ах ты старая палка! Может ты сможешь просто натяните бритву; но скоро ты будешь совсем не годен для остальных вашей работы. Бездельник, расточитель, бездельник, тупица! Да, Я расскажу о тебе полиции. Тогда забери это. Унеси это. Возьми это где угодно.О, если бы я никогда не чувствовал его запаха! » Иван Яковлевич был ошарашен. Он думал и думал, но не знаю, что думать. «Черт знает, как это случилось», — сказал он, почесывая одно ухо. «Ты Видите ли, я не знаю наверняка, пришел ли я вчера домой пьяный или нет. Но, конечно, все выглядит так, как будто что-то не так случилось потом, ибо хлеб идет от выпечки, а нос чего-то другого все вместе. О, я просто не могу этого разобрать.» Поэтому он сидел молча. При мысли, что полиция может найти нос у его место, и арестовать его, он был в бешенстве. Да, он уже видел красный воротник с шикарной серебряной тесьмой — меч! Он вздрогнул с головы до ног. Но наконец он вышел, надел жилет и туфли, замотал нос в бою, и ушел среди насильственных сил Прасковьи Осиповны. возражения. Его единственной идеей было избавиться от носа и тихо вернуться домой — в сделать это либо бросив нос в сточную канаву перед воротами или просто позволив ему упасть куда угодно.Но, к сожалению, он продолжал встречаться друзья, и они все время говорили ему: «Куда ты?» или «Кого вы договорились побриться в такой ранний час? »до изъятия подходящий момент стал невозможным. Однажды, правда, ему удалось сбросить вещь, но как только он это сделал, констебль указал на него с дубинкой и крикнул: «Поднимите еще раз! что-то «, и ему волей-неволей пришлось взять нос в свои руки еще раз и засунуть в карман.Между тем его отчаяние росло. пропорционально увеличению числа торговых палаток и магазинов, и на улице появлялось все больше и больше людей. Наконец он решил, что пойдет на Исаакиевский мост, и бросит вещь, если бы он мог, в Неву. Но позволь мне признаться в своей вине что не сказал больше о самом Иване Яковлевиче, человеке уважаемом во многих отношениях. Как всякий порядочный русский купец, Иван Яковлевич был ужасным опрокидыватель.Ежедневно он сбрил чужие подбородки, но всегда был его собственный. необрезанный, а его пиджак (он никогда не носил пальто) пегий — черный, густо усыпанный сероватыми, коричневато-желтоватыми пятнами — и блестящий воротник и украшен тремя свисающими пучками ниток вместо кнопки. Но при этом Иван Яковлевич был большим циником. В любое время Коллегиальный асессор Ковалев брился и сказал ему, согласно на обычай: «Иван Яковлевич, руки пахнут!» он возражал: «Но почему они должны пахнуть?» и когда Коллегиальный асессор ответил: «На самом деле я не знаю, брат, но во всяком случае они знают», возьмите щепотку табака и намылите щеку коллегиальному ассистенту, и под носом, за ушами и вокруг подбородка по его доброй воле и удовольствие.Так достойный гражданин стоял на Исаакиевском мосту и оглядывался. его. Затем, перегнувшись через парапет, он сделал вид, что пытается проверить, не любая рыба проходила снизу. Затем осторожно высунул нос. С его плеч, казалось, спустили сразу десять гирь. Вообще-то он улыбнулся! Но вместо того, чтобы уйти, затем побрить подбородки чиновников, он придумал сделать для определенного заведения написал «Еда и чай», чтобы он мог принести туда стакан пунша.Вдруг он увидел констебля, стоявшего в конце моста. констебль нарядной внешности, с длинными бакенбардами, в треугольной шляпе, и меч в комплекте. О, Иван Яковлевич мог упасть в обморок! Тогда констебль, поманив пальцем, воскликнул: «Нет, мой хороший человек. Иди сюда». Иван Якловлевич, зная приличия, довольно быстро снял фуражку. на расстоянии, быстро подошел и сказал: «Желаю вашему превосходительству крепкого здоровья.» «Нет, нет! Никто из этого« ваше превосходительство », брат. Подойди и скажи мне, что вы делали это на мосту «. «Перед Богом, сэр, я переходил его по пути к некоторым клиентам, когда я заглянул, чтобы увидеть, прыгает ли какая-нибудь рыба «. «Ты лжешь, брат! Ты врешь! Так не выберешься. хорошо, чтобы ответить мне честно «. «О, в будущем я буду брить тебя дважды в неделю. Да, или даже три раза в неделю.» «Нет, нет, друг.Это чушь. У меня уже есть три парикмахера для цель, и все они считают это честью. Теперь скажи мне, я спрашиваю опять же, что ты только что делал? » Иван Яковлевич побледнел от этого и … Дальнейшие события здесь окутываются туманом. Что случилось после этого неизвестно всем мужчинам. II Коллегиальный оценщик КОВАЛЕВ также проснулся рано утром. И когда он сделал так, он сделал «Б-р-р!» своими губами, что он всегда делал, когда он спал — он сам не мог сказать почему.Затем он потянулся, протянул ему маленькое зеркало со стола возле мимо, и принялся осматривать прыщик на носу. предыдущей ночью. Но, к его безграничному изумлению, было только плоское пятно на лице там, где должен был быть нос! Сильно встревожена, он потребовал воды, умылся и сильно вытер глаза полотенцем. Да, носа действительно не было! Он ткнул пятно зажатой рукой сам, чтобы убедиться, что он еще не спал.Но нет; он не был еще спит. Затем он вскочил с кровати и встряхнулся. Без носа если бы он все еще был на нем! Наконец, он приказал передать ему свою одежду и положил вперед в офис комиссара полиции на максимальной скорости. Здесь позвольте мне добавить кое-что, что может позволить читателю понять каким был коллежский асессор. Конечно, само собой разумеется что коллегиальные оценщики, получившие титул с помощью академические дипломы нельзя сравнивать с коллегиальными оценщиками, которые стать коллегиальными асессорами через службу на Кавказе, так как оба виды совершенно разные, они —- Но оставайтесь.Россия такая странная страна, которая хоть о ком Коллегиальный асессор и остальные, от Риги до Камчатки, сразу подают заявку. замечание себе — для всех званий и всех рангов это означает одно и то же вещь. Ковалев был «кавказским» коллегиальным асессором и имел, как пока что носил титул всего два года. Следовательно, я не могу забыть он стремился к тому, чтобы придать себе достоинство и вес, призвав сам, помимо «коллегиального асессора», «майор.» «Послушайте, добрая женщина», — сказал он однажды продавцу рубашек, которого встретил в улица «приходите ко мне домой. У меня квартира в Садовой Улица. Просто спросите: «Это где живет майор Ковалев?» Кто угодно будет показать вам «. Или, встречая модных дам, он сказал бы:» Моя дорогая сударыня, спросите квартиру майора Ковалева. Эксперт «Майор». Майор Ковалев имел обыкновение ежедневно прогуливаться по Невскому проспекту в очень чистая и накрахмаленная рубашка и воротник, а в бакенбардах вид, который до сих пор встречается у провинциальных геодезистов, архитекторов, полковых врачей, других чиновников и всех мужчин, у которых есть круглые, красные щеки, и хорошо сыграть в «Бостоне».»Такие усы бегают по точный центр щеки — затем голова прямо к носу. Опять же, майор Ковалев всегда имел при себе множество печатей, на обеих выгравированных. с гербами и печатями с надписью «среда», «четверг» «Понедельник» и все остальное. И, наконец, майор Ковалев поселился в Санкт-Петербург по необходимости. То есть он пришел жить в Санкт-Петербурге, потому что он хотел получить должность, соответствующую его новому титул — будь то вице-губернаторство или, в противном случае, Управление в ведущем отделе.И майор Ковалев вообще настроен против брака. Просто он потребовал, чтобы его невеста должен иметь капитал не менее двухсот тысяч рублей. В читатель, следовательно, может теперь судить, в каком положении находился майор, когда он почувствовал, что вместо небезызвестного носа фигурирует его лицо чрезвычайно неотесанное, идеально гладкое и однородное пятно. В то утро невезение предписало, что такси не было видно повсюду. на всю улицу; так, закутавшись в плащ, и закрыл лицо платком (чтобы все выглядело так, как будто его из носа шла кровь), ему пришлось идти только пешком.»Может, это всего лишь воображение?» — подумал он. В настоящее время он повернулся в сторону ресторана (так как он хотел еще раз увидеть сам в зеркало). «Нос не мог удалиться сам по себе идиотизм «. К счастью, в ресторане не было посетителей — просто официанты. подметали комнаты, переставляли стулья и прочее, с сонными глазами ребята выставляли подносы горячей выпечки. На стулья и столы вчерашние газеты, заляпанные кофе, были разбросаны.«Слава богу, что здесь никого нет!» — задумался майор. «Теперь я могу посмотреть на я снова «. Он с некоторым трепетом подошел к зеркалу и заглянул в него. Затем он плевать. «Только дьявол знает, что означает эта мерзость!» пробормотал он. «Если даже было что заменить нос! Но, как есть, там вообще ничего нет «. Он с досадой закусил губы и поспешил из ресторана. Нет; в качестве он пошел, он не должен ни на кого смотреть и никому не улыбаться.Затем он остановился, как будто прикованный к земле. Перед дверями особняк, который он видел, произошло явление, которому просто не было объяснения возможный. Перед этим особняком остановился экипаж. А потом дверь экипажа открылся, и оттуда прыгнул, съежившись, какой-то джентльмен в униформе, и этот джентльмен в форме сломя голову побежал по особняк и исчез внутри. И ох, ковалева ужас и удивление увидеть, что этот джентльмен был не кем иным чем — собственный нос! Неожиданное зрелище заставило все плавать перед его глазами.На мгновение он едва мог стоять. Потом, решив, что любой ценой он должен дождаться возвращения джентльмена в карете, он остался на месте, дрожа, как в лихорадке. Конечно Достаточно, через две минуты Нос вернулся. Он был одет в оплетенная золотом форма с высоким воротником, бриджи из оленьей кожи и кокарда шапка. А рядом с ним висел меч, а от кокарды на что можно было сделать вывод, что Нос претендовал на то, чтобы сойти за Государственный советник.Казалось, теперь собираюсь нанести еще один визит где-то. Во всяком случае, он огляделся вокруг, а затем, крикнув на кучер: «Подъезжайте сюда», снова сел в машину и двинулся дальше. Бедный Ковалев почти обезумел. Поразительное событие оставило его совершенно в убыток. Как мог нос, который был на его лице, но вчера, и тогда не мог ни водить машину, ни ходить самостоятельно, теперь ходить в погонах? — Он начал погоню за экипажем, который, к счастью, далеко не ушел и вскоре остановился перед Гостиными Двор.[*] [* Раньше «Уайтли» в Санкт-Петербурге.] Ковалев тоже поспешил к зданию, протолкнув линию старых нищенки с забинтованными лицами и отверстиями для глаз, которые у него были так часто презирали и входили. Присутствовали всего несколько клиентов, но Ковалев так расстроился, что какое-то время не мог решить, с какой стороны идти дальше. Сохраните действие, чтобы просканировать каждый уголок в погоне за джентльменом. Наконец он снова увидел его, стоя перед прилавком, и с закрытым лицом за воротник-стойку мундира, осматривая с поглощает внимание какой-то товар.»Как, даже в этом случае, я должен подойти к этому?» Ковалев задумался. «Все об этом, униформа, шляпа и все такое, кажется, показывает, что это государство Теперь советник. Только черт знает, что делать! » Он начал кашлять в районе Носа, но Нос не изменился. свое положение на мгновение. «Мой добрый сэр, — сказал наконец Ковалев, заставляя себя дерзко. «мой добрый сэр, я —-» «Чего ты хочешь?» И тогда Нос действительно повернулся.»Мой добрый сэр, я в затруднении. Но почему-то, я думаю, я думаю, это … ну, я думаю, тебе следует лучше знать свое место. Все сразу, видите ли, я нахожу вас —_ где_? Разве ты не думаешь так, как я? Это?» «Простите меня, но я не понимаю, что вы имеете в виду. Пожалуйста, объясните дальше». «Да, но как я хотел бы знать?» Ковалев подумал про себя. Потом, снова набравшись храбрости, он продолжил: on: «Я, видите ли, ну, собственно говоря, я майор.Следовательно, вы поймете, как неприлично мне ходить без нос. Конечно, разносчик апельсинов на Возкресенском мосту мог сидеть там без носа достаточно хорошо, но я сам надеюсь скоро получить а … Хм, да. Кроме того, у меня есть среди знакомых несколько дам хорошие дома (госпожа Чектарева, жена статского советника, за пример), и вы сами можете судить, что это означает. Хороший сэр, — майор Ковалев пожал плечами, — не знаю, вы сами (простите меня) считаете такое поведение в целом в соответствии с правилами долга и чести, но, по крайней мере, вы можете понять это—-» «Я вообще ничего не понимаю», — вмешался Нос.»Объяснись подробнее удовлетворительно.» — Добрый сэр, — продолжал Ковалев с обостренным чувством собственного достоинства, — тот кто не может понять другого, это я. Но, по крайней мере, непосредственная точка зрения должна быть ясной, если вы не намерены ее получить иначе. Просто — ты мой собственный нос «. Нос посмотрел на майора и немного нахмурил брови. «Мой дорогой сэр, вы ошибаетесь», — был ответ. «Я просто я — я отдельно. И в любом случае никогда не может быть между нами существовала тесная связь, ибо, судя по кнопкам ваша раздевалка, ваша служба выполняется в другом отдел, чем мой собственный.» И Нос определенно отвернулся. Ковалев ошеломленно замер. Что делать, даже что думать, у него не было понятие. Вскоре послышался приятный шелест женских платьев. Да, приближалась пожилая дама в кружевном платье, а вместе с ней и стройная девица в белом платье, восхитительно подчеркивающем аккуратную фигуру, и, над ним соломенная шляпа легкости, как из теста. За ними там приходили, то и дело останавливаясь, чтобы открыть табакерку, высокую, усатую красавица с двенадцатигранным воротником.Ковалев подошел немного ближе, задрал ворот рубашки, поправил печати на своей золотой цепочке для часов, улыбнулся и указал особое внимание к стройной даме, поскольку, покачиваясь, как цветочек весной она все время поднимала к бровям белую ручку с пальцы почти прозрачны. И улыбки Ковалева стали шире еще когда выглянул из-под шляпы, он увидел там алебастр, округлый подбородок и часть щеки покраснела, как ранняя роза.Но Вдруг он отпрянул, как обгоревший, потому что сразу вспомнил, что у него не было носа на нем, но совсем ничего. Итак, с слезы пробились вверх, он повернулся, чтобы сказать одетому в форму джентльмен, что он, джентльмен в форме, не был статским советником, а Самозванец, мошенник, негодяй и собственный нос майора. Но Нос, вот, пропал! В тот самый момент он уехал, по-видимому, нанести еще один визит. Это довело Ковалёва до последнего отчаяния.Он вернулся в особняк, и расположился под портиком в надежде, что всматриваясь туда и сюда, туда и сюда, он мог бы еще раз увидеть Нос появляются. Но, хотя он вспомнил кокардовую шляпу Носа и униформу с золотой тесьмой, он не заметил в то время и ее плащ, цвет его лошадей, марка его экипажа, внешний вид лакей, сидящий сзади, и образец ливреи лакея. Кроме того, по улице быстро двигалось так много экипажей. что было бы невозможно заметить их все, и в равной степени остановили любого из них.Между тем, как день был ясный и солнечный, проспект тоже был забит пешеходами — целый калейдоскоп поток дам тек по тротуарам, от полиции Штаб на Аничкин мост. Там можно было увидеть Aulic Советник, которого хорошо знал Ковалев. Джентльмен он был кем Ковалев всегда обращаются как «подполковник», и особенно в присутствии других. И вот пошел секретарь Сената Ярыжкин, приятель, который всегда проигрывает в «Бостоне» на восьмерке.А также, наконец, подобный «майор» с Ковалевым, подобный «майор» с ассессором. приобретенный через кавказскую службу, начал манить Ковалева с Палец! «Черт возьми его!» — пробормотал Ковалев. «Привет, извозчик! напрямую к комиссару полиции «. Но, входя в дрожки, он добавил: «Нет. Иди по Ивановской улице». «Комиссар здесь?» — спросил он, переступая порог. «Это не так», — ответил привратник.«Он ушел в этот самый момент». «Есть удача для вас!» «Да», — продолжил привратник. «Всего лишь мгновение назад он отключился. Если ты бы на полминуты раньше нашел его дома, может быть.» Все еще прижимая платок к лицу, Ковалев вернулся в кабину. и дико закричал: «Покататься на!» «Куда, однако?» — осведомился извозчик. «О, прямо вперед!» «Прямо вперед»? Но улица здесь разделяется.Справа или слева? » Вопрос заставил Ковалова остановиться и вспомнить себя. В его ситуации, он должен сделать следующий шаг, подать заявление в Совет Дисциплина — не потому, что Правление было напрямую связано с полиции, но поскольку ее распоряжения будут выполняться быстрее чем в других отделах. Стремиться к удовлетворению актуального отдел, в котором Нос объявил себя служащим, будет совершенно неразумно, так как из самых ответов Носа было ясно, что он был из тех людей, которые не считали ничего священного, и в этом случае может лгать так же бессовестно, как лгал, утверждая, что никогда не фигурировали в компании его собственника.Ковалев поэтому решил обратитесь в Дисциплинарный совет. Но так же, как он был на грани того, чтобы быть приехал туда, и ему пришла в голову мысль, что самозванец и негодяй, который так бесстыдно вел себя во время последней встречи, мог даже сейчас использовать время, чтобы выбраться из города, а в этом случае все дальнейшие преследования разбойника станут напрасными, или, во всяком случае, последний для, Боже, храни нас! полный месяц. Итак, наконец, осталось только руководству Провидения, майор решил сделать для газеты офиса, и опубликуйте подробное описание Носа в таком хорошее время, чтобы любой, кто встретится с прогульщиком, мог бы сразу либо вернуть его ему, либо предоставить информацию о его местонахождение.Так что он не только направил извозчика в редакцию газеты, но всю дорогу толкали его в спину и кричали: «Поторопитесь. вверх, негодяй! Поторопись, жулик! », А извозчик периодически ответил: «Да, барин», кивнул и схватил поводья коня. лохматый, как спаниель. В тот момент, когда дрожки остановились, Ковалев, затаив дыхание, бросился в небольшая рецепция. Там, за столом, седой клерк в древний пиджак и очки, с пером, зажатым между губ, подсчет сумм полученных медью.»Кто здесь принимает рекламу?» — воскликнул Ковалев, входя. «А-а! Доброго тебе дня». «И мое почтение», — ответил седой клерк, подняв глаза на мгновение, а затем снова опуская их на разложенные медные груды. «Я хочу, чтобы вы опубликовали —-» «Простите — один момент». И служащий одной рукой придерживал бумагу цифру, а пальцем другой руки сдвинул два счета маркеры. Стоя рядом с ним с рекламой в руках, лакей в шнурованном пальто, достаточно умен, чтобы казаться находящимся на службе в аристократическом особняке, который, как теперь полагают, стоит показать знание.«Сэр, — сказал он клерку, — уверяю вас, щенок не стоит даже восемь гривен. Во всяком случае _I_ не отдал бы столько за Это. А вот графине это нравится — да, просто любит, ей-богу! Кто угодно За это ей придется заплатить сто рублей. Что ж, чтобы рассказать правда между вами и мной, вкусы у людей разнятся. Конечно, если кто-то Спортсмен держит сеттера или спаниеля. И в этом случае не так ли сэкономить пятьсот рублей, а то и тысячу дать, если собака хорошая один.» Достойный клерк внимательно слушал, но тем не менее расчет количества букв в приведенной рекламе. На по обе стороны были группы уборщиц, продавщиц, швейцары и тому подобное. У всех была похожая реклама в своих руками, с одним из документов для извещения о том, что кучер хорошего персонажа собирались высвободить, и еще один, чтобы рекламировать колиаска завезена из Парижа в 1814 г. и с тех пор используется лишь незначительно, а еще одна служанка девятнадцати лет с опытом работы в прачечной, но подготовили также для других работ, и еще одну звуковую дрожку сохраните одной пружины не хватало, а другой — серой, энергичной лошади семнадцатилетний, а еще один немного репы и редьки только что получил из Лондона, и еще один загородный дом со всеми удобство, конюшня для двух лошадей и достаточно места для укладки из прекрасных плантаций березы или ели, а еще одну подержанная обувь, с добавлением приглашения на ежедневную аукционная продажа с восьми до трех.Помещение, где находится компания таким образом стояла собравшаяся вместе была маленькой, и ее атмосфера была замкнутой; но такой близости, конечно, коллежский асессор Ковалев никогда не замечал, потому что, помимо того, что его лицо было закутано в носовой платок, его нос исчезло, и одному Богу было известно его нынешнее место обитания! «Мой дорогой сэр, — сказал он наконец нетерпеливо, — позвольте мне спросить вас что-то: это неотложный вопрос «. «Один момент, один момент! Два рубля сорок три копейки. Да, сейчас.Шестьдесят рублей четыре копейки ». С этим клерк бросил две рекламные объявления в адрес группа уборщиц и остальные, и обратились к Ковалева. «Хорошо?» он сказал. «Чего ты хочешь?» «Прошу прощения, — ответил Ковалев, — но мошенничество и мошенничество были совершены. до сих пор не могу понять этого дела, но хочу объявить, что кто-нибудь вернув меня, негодяй получит соответствующее вознаграждение ». «Ваше имя, если бы вы были так хороши?» «Нет нет.Какое значение имеет мое имя? Я не могу вам этого сказать. Я знаю много знакомые, такие как мадам Чектарева (жена статского советника) и Пелагея Григорьевна Подточина (жена штабс-офицера), а также Господи, храни нас, они сразу узнают об этом деле. Так что скажи просто `а Коллегиальный асессор, или, лучше сказать, джентльмен, имеющий звание майора ». — Значит, ваш домашний крепостной сбежал? «Мой домашний крепостной? Как будто даже домашний крепостной совершить такое преступление, как настоящее! Нет уж! Это мой нос который сбежал от меня.» «Господин Носсов, господин Носсов? Действительно странное имя, это! [*] Тогда этот господин Носов украл у вас деньги? » [* Нос — это _noss_ на русском языке, а Gospodin эквивалентно английскому «Мистер.»] «Я сказал нос, а не Носов. Вы ошибаетесь. исчез, черт его знает куда, мой нос, мой настоящий нос. По-видимому, он пытается меня одурачить «. «Но как это могло так исчезнуть? Я не совсем понимаю.» «Я не могу сказать вам точно, как. Дело в том, что теперь нос разъезжая по городу и выдавая себя за статского советника — поэтому я прошу вас объявить, что любой, кто задержит любой такой нос должен немедленно, в кратчайшие сроки вернуть его в себя. Конечно, вы можете судить, чего мне пока не хватает такая заметная часть моего кадра? Ибо нос не похож на носок которые можно хранить внутри ботинка и скрыть отсутствие, если это не так. там.Кроме того, каждый четверг я должен посещать госпожу Чектареву. (жена статского советника): пока Пелагея Григорьевна Подточина (жена штабного офицера, мать хорошенькой дочери) тоже одна из мои самые близкие знакомые. Итак, снова судите сами, как я расположен в настоящее время. В таком состоянии я не мог Представляюсь перед названными дамами «. При этом служащий задумался: это было ясно из его одни плотно сжатые губы.«Нет», — сказал он наконец. «Вставить такое объявление не могу». «Но почему нет?» «Потому что, как видите, это может нанести ущерб репутации газеты. Представьте, если все должны были начать провозглашать исчезновение его носа! Люди начал бы говорить, что … ну, что мы напечатали нелепости и ложные сказки «. «Но почему это ложная сказка? Ничего подобного в ней нет. об этом_.» «Вы думаете, что нет; но только на прошлой неделе произошел похожий случай.Однажды чиновник принес нам рекламу, как и вы. Стоимость будет всего два рубля семьдесят три копейки, при всем, что казалось означать было бегство пуделя. Но что это было, ты думаете, на самом деле? Да ведь дело оказалось клеветой, и «пудель» спрашивает кассира — из какого именно отдела я не знать.» «Да, но вот я рекламирую не пуделя, а своего нос, которым я, конечно же, являюсь для всех намерений и целей? » «Все равно не могу вставить рекламу.» «Даже когда я потерял собственный нос!» «Тот факт, что у вас нет носа, — дело врача. Есть врачи, я слышал, которые могут приспособить человека с любым носом нравится. Я так понимаю, что по натуре ты болван, и любишь шутить в общественность. » «Это не так. Я клянусь, потому что Бог свят. пока что я позволю вам убедиться в этом сами ». «Почему неприятности?» Здесь клерк немного понюхал, прежде чем добавить: тем не менее, некоторое движение любопытства: «Однако, если это действительно Вас ничуть не побеспокоит, вид этого места меня порадует.» Коллегиальный асессор снял платок. «Действительно странно! Действительно очень странно!» — воскликнул клерк. «И пластырь такой же однородный, как только что обжаренный блин, почти невероятно униформа «. «Значит, вы больше не будете оспаривать то, что я говорю? поместить объявление в печать. Буду Вам безмерно благодарен, и рад, что этот случай доставил мне такое удовольствие, как знакомство »- откуда видно, что на этот раз Майор решил слезть.«Печатать то, что вы хотите, ничего особенного», — ответил клерк. «Пока что честно говоря, я не понимаю, какую выгоду вы извлечете из этого шага. я мог бы предложите, скорее, чтобы вы поручили опытному писателю составить статья, описывающая это как редкий продукт природы, и имеющая статья опубликована в «Северной пчеле» (здесь клерк взял больше табак), «либо для наставления наших молодых» (клерк вытер нос для финиша) »или в качестве общего интереса.» Это снова расстроило коллегиального асессора: и хотя на его глаза случайно упали на копию газеты и достигли столбец, относящийся к театральным новостям, и встречайте имя красивая актриса, так что он чуть не расплылся в улыбке, а рука начал теребить карман в поисках казначейской записки (так как он держал только эту киоски были местами, подобающими мажорам и т. д.) — хотя все это было Итак, ему снова вернулась мысль о носе, и все снова испортился.Даже клерк, казалось, тронул неловкость положения Ковалева, и желаю осветить парой сочувственных слов коллегиальный Экспертная депрессия. «Мне действительно очень жаль, что это произошло», — сказал он. «Если тебе не все равно за щепотку этого? Нюхательный табак снимает головную боль и плохое настроение. Нет, это хорошо и от геморроя «. И он ловко протянул свою коробку, при этом откинув ее это крышка с изображением дамы в шляпе.Ковалев потерял последнюю каплю терпения от необдуманного поступка и сказал: горячо: «Я не могу себе представить, как вы можете считать, что уместно шутить. не понимаете, что у меня больше нет средств обнюхивать? Ой, ты и твой табак могут пойти к черту! Даже вид это больше, чем я может вынести. Я бы сказал то же самое, даже если бы ты предлагал мне, а не убогая берестяная кора, зато настоящий рапид ». Сильно разгневанный, он выскочил из кабинета и направился в палату. резиденция инспектора полиции.К сожалению, он прибыл в самый момент, когда инспектор, зевнув и потянувшись, размышлял: «Теперь поспать два часа!» Одним словом, визит коллегиального асессора случайно оказаться крайне несвоевременным. Кстати, инспектор, правда, великий покровитель фабрикантов и искусств, еще больше предпочитал Казначейский билет. «Вот в чем дело!» он часто говорил. «Это то, что не может быть побитым в любом месте, потому что он вообще ничего не хочет есть, и он занимает очень мало места, легко помещается в карман и не ломается на куски, если его уронят.» Так что инспектор очень сухо встретил Ковалёва и дал понять, что после обеда был не лучший момент для начала расследования — природа предписал отдыхать после еды (что показало Коллегиальный оценщик, что хотя бы инспектор имел некоторое представление о старые пилы мудрецов), и что в любом случае никто не украдет нос _действительно_ респектабельный человек. Да, инспектор дал Ковалеву между глаз. И так и должно быть добавил, что Ковалев был чрезвычайно чувствителен, когда его титул или его достоинства (хотя он с готовностью прощал все, что говорил против лично и даже считал, что касается театральных постановок, В то время как штабные офицеры не должны подвергаться нападению, офицеры меньшего ранга можно было бы сослаться), приемная инспектора полиции так приняла его ошеломлен тем, что с достоинством и с немного разведенными руками он кивнул, заметил: «После ваших оскорбительных наблюдений нет ничего что я хочу добавить, «и снова удалился.Он добрался до дома, почти не слыша собственных шагов. Сгустились сумерки, и после неудачных поисков его квартира выглядела поистине унылой. В качестве он вошел в холл и увидел, что Иван, его камердинер, лежит на своей на старый в пятнах кожаный диван и плюясь в потолок немало навыков в том, чтобы последовательно поразить одно и то же место. В мужское хладнокровие вызвало гнев Ковалева, и, ударив его по голове, в шляпе он крикнул: «Ты чушь свинья! Ты только дуришь.»Подпрыгивая, Иван поспешил взять плащ своего хозяина. Усталый и подавленный майор отыскал свою гостиную, бросил уселся в кресло, вздохнул и сказал себе: «Боже мой, Боже мой! Почему на меня постигло это несчастье? Даже потеря руки или ноги были бы лучше, потому что мужчина без носа черт знает что — птица, но не птица, гражданин, но не гражданин, вещь, которую просто нужно выбросить из окна. Было бы тоже лучше, чтобы мне отрезали нос в бою, или на дуэли, или на собственном акт: а вот нос ушел, и нечего показать это — бесполезно — не на крупную прибыль! — Впрочем, нет, — добавил он после подумал: «вряд ли нос исчез навсегда: это не скорее всего вообще.И, вполне вероятно, мне все это снится, или я запуталась. Может быть, вчера, приходя домой, я пил водку, которую я запил. потереть подбородок после бритья вместо воды — схватил потому что не было того дурака Ивана, чтобы принять меня ». Поэтому он попытался выяснить, не напился ли он, ущипнув сам, пока он не закричал. Затем, несомненно, из-за боли, что он действовал и жил наяву, он подошел к зеркалу с робость, и еще раз оглядел себя с какой-то внутренней надеждой что к этому времени нос может быть восстановленным.Но результат просто он отпрянул и пробормотал: «Что за абсурдное зрелище!» Ах, все это превзошло его понимание! Если бы только пуговица или серебро ложка, или часы, или какой-то такой предмет пропали, а не то все так и исчезло — без всякой причины и в самой его квартире! В конце концов, еще раз рассмотрев обстоятельства, он достиг окончательный вывод о том, что он должен почти правдиво предположить Госпожа Подточина (жена штабс-офицера, конечно же — та, которая хотела, чтобы он стал мужем ее дочери), чтобы он был первым агент в деле.Правда, ему всегда нравилось болтаться в поминки дочери, но он всегда боялся спуститься к бизнесу. Даже когда дама штабного офицера сказала прямо что она хотела, чтобы он стал ее зятем, с которым он ее оттолкнул его комплименты, и ответил, что дочь еще слишком молода, и он должен был еще не отслужить пять лет, и ему было всего сорок два года. Да, правда, должно быть, из мести жена штабного офицера решил погубить его и нанял для этой цели банду ведьм, видя, что нос нельзя было отрезать — никто не недавно вошел в его личную комнату, и после того, как Иван побрил меня Яковлевича в среду нос был цел, он знал и хорошо запоминается как в остальную часть среды, так и в течение дня следующий.Кроме того, если бы нос был отрезан, возникла бы боль, а также рана, и это место не могло зажить так быстро, и стали однородности блина. Далее майор строил свои планы. Либо он подаст в суд на штабного офицера. дама в законной форме, иначе он нанесет ей неожиданный визит и поймает ее в ловушке. Затем предыдущие размышления были прерваны мерцанием. сквозь щель двери — знак того, что Иван только что зажег свеча в зале: и тут появился сам Иван, неся свечу перед ним, и бросая комнату в такое ясное сияние что Ковалеву пришлось снова поспешно схватить платок, и однажды больше покрыть место, где нос был вчера, чтобы глупого парня надо заставить стоять, уставившись на чудовище на его особенности мастера.Иван только что вернулся к своему шкафу, как незнакомый голос в зал спросил: «Это где живет коллежский асессор Ковалев?» «Это так», — крикнул Ковалев, вскакивая на ноги и широко распахивая дверь. «Заходи, ладно?» На что вошел полицейский с умной внешностью, с усы ни светлые, ни темные, а щеки приятно пухлые. Что касается на самом деле это тот полицейский, которого Иван Яковлевич встретил на конец Исаакиевского моста.«Прошу прощения, сэр, — сказал он, — но вы потеряли нос?» «У меня — просто так». «Тогда найден нос». «Какие?» На мгновение радость лишила майора Ковалева дальнейшего речь. Все, что он мог сделать, это стоять и смотреть с открытыми глазами на пухлые губы и щеки офицера и дрожащие лучи, которые свет свечей продолжал заливать их. «Тогда как это произошло?» «Ну, по чистой случайности нос был найден у проезжей части.Уже он вошел в дилижанс и собирался уехать в Ригу с паспорт, оформленный на имя некоего чиновника. И, как ни странно Достаточно, я сам сначала принял это за джентльмена. К счастью, На мне были очки. Вскоре я увидел «джентльмена». быть не более чем носом. Вы знаете, что у меня такая зоркость, что даже сейчас, хотя я вижу, что ты стоишь передо мной, и вижу, что ты у меня есть лицо, я не могу различить на нем нос, подбородок или что-нибудь еще.Моя свекровь (мать моей жены) тоже не может легко различать детали «. Ковалев чувствовал себя почти вне себя. «Где сейчас нос?» воскликнул он. «Где, спрашиваю? однажды.» «Не беспокойтесь, сэр. Зная, как сильно вы в этом нуждаетесь, я возьми это со мной. Любопытно и то, что главный агент дело было негодяем цирюльника, который живет на Возкресенском Проспект, а сейчас сидит в отделении милиции.Давным-давно у меня было заподозрил его в пьянстве и воровстве, и всего три дня назад взял подальше от магазина карточку-пуговицу. Что ж, ты обнаружишь, что твой нос такой же до.» И офицер залез в карман, и вытащил оттуда нос, завернутый в бумаге. «Да, это нос в порядке!» — крикнул Ковалев. «Это нос точно! Вы присоединитесь ко мне за чашкой чая? » «Я бы посчитал это действительно удовольствием, если бы мог, но, к сожалению, мне нужно сразу попасть в колонию.Положения, сэр, сильно подорожали. И живя со мной, у меня есть не только мои семья, но свекровь (мама жены). Но старший из моих дети вселяют в меня большие надежды. Он умный парень. Единственное, что У меня нет средств для его надлежащего образования «. Когда офицер ушел, коллежский асессор погрузился в неопределенность, погруженный в неспособность видеть или чувствовать, так сильно он расстроен от радости. Лишь через некоторое время он осторожно отнесся к этому восстановил нос в сложенных ладонями ладонях и снова внимательно его осмотрел.«Это, несомненно. Это точно», — сказал он наконец. «Да, и это даже на нем прыщик слева, который вспыхнул у меня вчера «. Он искренне рассмеялся от восторга. Но в этом мире ничто не длится долго. Даже радость становится менее живой, в следующий момент. И мгновение спустя он снова ослабевает. И наконец он незаметно переходит в нормальное настроение, даже когда рябь от удары гальки сливаются с гладкой водой на большой.Ковалев снова задумался. К настоящему времени у него было понял, что даже еще не окончено дело, видя это, хотя нос был извлечен, его нужно было снова воткнуть. «Что, если он не сможет так прижиться!» Этот простой вопрос заставил майора побледнеть. Чувствуя себя как-то очень нервным, он придвинул к себе зеркало, чтобы он должен пересекать нос. Его руки дрожали так нежно, очень осторожно он поднял нос на место. Но, о ужасы, не было бы _emain_ на месте! Он поднес его к губам, согрел дыханием, и снова поднес его к пятну между щеками — только чтобы обнаружить, как раньше, что он не сохранит свою позицию.»Давай, дурак!» сказал он. «Стой на месте, говорю тебе». Но упрямо деревянный нос упал на стол со странным звук пробки, в то время как лицо майора содрогнулось. «Неужели теперь он не слишком велик?» он размышлял в ужасе. Но как часто когда он поднял его до нужного положения, новая попытка оказалась напрасно как последнее. Он громко крикнул Ивану и послал за доктором, который занимал квартиру. лучше, чем у майора) на первом этаже.Врач был красивый мужчина с великолепными угольно-черными усами. Обладает здоровая, симпатичная жена, он каждое утро ел сырые яблоки и держал необычайно чистый рот — полоскал каждое утро для три четверти часа и отполировал зубы пятью разными разновидности кистей. Он сразу ответил на вызов Ковалева, а после спрашивая, как давно случилось бедствие, склонил подбородок майора, и постучал по свободному месту большим пальцем, пока, наконец, майор не вывернул его голову, и при этом резко ударил ее о стену позади.Доктор сказал, что это ничего не значит; и посоветовав ему встаньте подальше от стены и попросите его склонить голову направо, он еще раз постучал по свободному участку до того, как он наклоняет голову влево, нанося ему «Хм!» такой большой палец слева, майор стоит, как лошадь, зубы осмотрены. Доктор покачал головой. «Это невыполнимо», — заявил он. «Тебе лучше остаться вы лучше, чем идти дальше и жить хуже.Конечно, я мог_ приклейте его снова — я могу сделать это за вас через мгновение; но в то же время время, я бы заверил вас, что ваше положение будет только ухудшаться по мере того, как результат.» «Неважно», — ответил Ковалев. «Прикрепи это снова, молись. Как я могу продолжать без носа? Кроме того, хуже быть не могло. чем они сейчас. В настоящее время это сам дьявол. Где я могу показать эту карикатуру на лицо? Круг знакомств большой один: сегодня вечером я должен быть в двух домах, потому что я знаю очень много такие люди, как мадам Чектарева (жена статского советника), мадам Подточина (жена штабс-офицера) и другие.Хотя, конечно, я не будет иметь ничего общего с мадам Подточиной (кроме как через полиция) после ее настоящего разбирательства. Да, «убедительно он пошел на: «Я прошу вас оказать мне запрошенное одолжение. Конечно, есть средства делать это постоянно? Прикрепите его любым способом — вообще события, так что он будет держаться крепко, даже если не прилично. А потом, когда случаются опасные моменты, я мог бы даже осторожно поддержать его рукой, и точно так же больше не танцуй — все, что угодно, чтобы избежать новой травмы из-за неохраняемое движение.В остальном вы можете быть уверены, что я покажу Вам моя благодарность за этот визит, насколько позволяют мои средства «. «Поверьте мне», — ответил доктор, не слишком громко и не слишком тихо, но просто с проницательностью и магнетизмом «когда я говорю, что никогда не посещаю пациенты за деньги. Это противоречило бы моим правилам и к моему искусству. Когда я принимаю плату за посещение, я принимаю ее только для того, чтобы оскорбить отказом. Я снова говорю — на этот раз к моей чести, как ты не поверит моему простому слову, хотя я мог бы легко переставить ваш нос, дальнейшие действия только усугубят ваше положение.Было бы лучше, если бы вы доверились только действию природы. Стирать часто в холодной воде, и уверяю вас, вы будете так же здоровы без носа как с одним. Вот этот нос я тебе посоветую поставить в банку со спиртом, а еще лучше — заварить в двух столовых ложках несвежей водки и крепкого уксуса. Тогда вы сможете получить хороший сумма за это. В самом деле, я сам возьму эту вещь, если вы сочтете ее неважно.» «Нет нет!» крикнул рассеянный майор.»Ни на каком счете я не буду продавать Это. Я бы предпочел, чтобы он снова был потерян «. «О, прошу прощения». И доктор поклонился. «Моя единственная идея заключалась в том, чтобы служить вам. Что ты хочешь? Что ж, вы видели, как я делал все, что мог ». И он величественно удалился. Ковалев, между тем, ни разу не посмотрел на его лицо. В своем отвлечении он не заметил ничего, кроме пары снежные манжеты, выступающие из черных рукавов. Затем он решил, что, прежде чем на следующий день подавать заявление о признании вины, он напишет и попросить штабс-офицера восстановить ему нос без гласность.Его письмо было следующим: ДОРОГАЯ Г-ЖА АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВНА! странное поведение. По крайней мере, однако, вы можете быть уверены, что вы от этого ничего не получится, и что это никоим образом не заставит меня больше жениться на вашей дочери. Поверьте, теперь я в курсе всех обстоятельств связан с моим носом, и знай, что ты один был главным агент в них. Внезапное исчезновение носа, его последующее набухание. о том, что он маскируется под, во-первых, чиновника и, во-вторых, сам — все это произошло из-за колдовства, которое практиковали либо вы, либо адепты в поисках изысканности, равной вашей собственной.При этом я Считаю своим долгом предупредить вас, что если нос не в этот же день вновь занять свою правильную позицию, я буду вынужден прибегать к защите и защите закона. При всем уважении, у меня есть честь оставаться вашим покорным слугой, ПЛАТОН КОВАЛЕВ. «МОЙ ДОРОГОЙ Сэр, — написала в ответ дама, — ваше письмо очень удивил меня, и я скажу откровенно, что я этого не ожидал, и менее всего его несправедливые упреки.Уверяю вас, что я никогда не был в в любое время позволил чиновнику, которого вы упомянули, войти в мой дом — либо маскируясь, либо под себя. Правда, мне звонили от Филиппа Ивановича Потанчикова, который, как вы знаете, ищет мою руки дочери, и, кроме того, это мужчина устойчивый и прямой, а также научился; но даже в этом случае я не дал ему повода для надежды. Вы говорите, тоже носа. Если это означает, что мне кажется, что я хотел оставить вас с носом и больше ничего, то есть вернуть вам прямой отказ от руки моей дочери, я удивляюсь твоим словам, ибо, как вы не можете не осознавать, я склоняюсь к иному.Так А теперь, если вы все еще желаете официально обручиться с моей дочерью, я с готовностью, уверяю вас, удовлетворите ваше желание, которое всегда было, в самой живой манере, в том числе и в моей. В надежде на это я остаюсь твоим С уважением, АЛЕКСАНДРА ПОДТОЧИНА. «Нет нет!» — воскликнул Ковалев, прочитав послание. «Она, по крайней мере, не виноват. О, конечно, нет! Никто, кто совершил такое преступление мог написать такое письмо ». Коллегиальный асессор был более опытным в таких делах, потому что его не раз отправляли на Кавказ возбуждать уголовное дело.»Тогда по какой последовательности шансов дело случилось? Только дьявол мог сказать! » Его руки упали в недоумении. Прошло не так много времени, как известие о странном происшествии распространилось. через столицу. И, конечно же, он получил дополнения с ход времени. В то время все мысли были сосредоточены на чудесный. Недавно были проведены эксперименты с действием магнетизма. заняли общественное внимание, и история танцевальных стульев Улица Конюшенная тоже была свежей.Так что никто не мог задаться вопросом, когда это стали говорить, что нос коллежского асессора Ковалева мог быть видели прогулку по Невскому проспекту в три часа, или когда толпа там собрались любопытные экскурсанты. Затем кто-то заявил, что нос, скорее, можно было увидеть в магазине Юнкера, и толпу, которая волна стала такой массой, что потребовался вызов в полиция. Между тем спекулянт весьма респектабельного вида и бакенбардов кто продавал черствые торты у входа в театр, сколотил крепкие деревянные скамейки, и приглашал любопытных встать на них для по восемьдесят копеек; в то время как полковник в отставке, рано вышедший навестить шоу, которое с большим трудом проникло в толпу, было противно, когда в витрине магазина он увидел не нос, а обычный шерстяной жилет в окружении той же литографии девушки подтягивают чулок, а денди с вырезом жилет и покосившийся подбородок выглядывал из-за дерева, которое там висело десять лет назад.»Боже мой!» — раздраженно воскликнул он. «Почему люди так возбуждают о глупых, неправдоподобных сообщениях? » Далее ходили слухи, что нос гуляет, а не по Невскому проспекту, но в Таврическом парке и, собственно, имел обыкновение так поступать давным-давно, так что даже в те дни, когда Хозрев Мирза жил поблизости, он был очень удивлен уродством природы. Это побудило студентов Медицинского колледжа отремонтировать туда, и некая выдающаяся уважаемая дама написать и попросить смотрителя парка показать детям феномен и, если возможно, добавить к демонстрация урока назидательного и поучительного тенора.Естественно, эти мероприятия очень понравились и господам, которые часто бывали. маршрутов, так как эти джентльмены хотели развлечь дам, а их ресурсы были исчерпаны. Всего несколько солидных, достойных людей устарел все это. Один такой человек даже сказал с отвращением, что понять, как глупые изобретения такого рода могли распространяться в таком просвещенного возраста он не мог — вот, собственно говоря, его удивило, что Правительство не обратило внимания на этот вопрос.Откуда из произнесения будет видно, что рассматриваемый человек был одним из кто бы втянул правительство во что-нибудь на земле, в том числе даже их ежедневные ссоры с женами. Следующий—- Но события здесь снова окутываются туманом. Что случилось после это неизвестно всем мужчинам. III ФАРС действительно происходит в этом мире, а иногда и вовсе фарс. без элемента вероятности. Таким образом, недавно исчезнувший нос как статский советник, и весь город внезапно всколыхнул. вновь занял свое надлежащее место (между двумя щеками майора Ковалева), поскольку хотя вообще ничего не произошло.Это было 7 апреля, и когда утром майор как обычно проснулся и, как всегда, в отчаянии бросил взгляните в зеркало, он на этот раз увидел перед собой, что? — почему, снова нос! Мгновенно он ухватился за нее. Да нос, нос точно! «Ага!» — закричал он и от радости мог бы трепаться по комнате босиком, если вдруг вход Ивана заблокировали его. Затем он снабдил себя принадлежностями для стирки, постирал, и снова взглянул в зеркало.О, нос был еще там! Так что дальше он энергично протер ее полотенцем. Ах, все же это было там, то же самое как всегда! «Смотри, Иван, — сказал он. «Неужто у меня на носу прыщик?» Но тем временем он думал: «А что, если бы он ответил:» Ты ошибаешься, сэр. Мало того, что не видно прыщика, но даже носа »?» Однако все, что сказал Иван, было: «Не прыщ, сэр, это не так. Нос чистый». «Хороший!» — подумал майор и щелкнул пальцами.В тот же момент Цирюльник Иван Яковлевич выглянул из-за двери. Он сделал это так робко, как кошка, которую только что взбили за кражу сливок. «Скажи мне сначала, чисты ли твои руки?» — воскликнул майор. «Они, сэр.» «Ты лжешь, я буду связан». «Ей-богу, сэр, нет!» «Тогда иди осторожно». Как только Ковалев сел на место, Иван Яковлевич облачил его в простыню, наложил кисть на подбородок и часть щекой, пока они не стали похожи на бланманже, подаваемое на торгах namedays.»Ах ты!» Тут Иван Яковлевич взглянул на нос. Затем он согнул голова покосилась, а нос смотрел с бока. «Это выглядит достаточно хорошо «, — наконец прокомментировал он, но пристально посмотрел на член еще немного, прежде чем осторожно, так осторожно, чтобы почти пройти воображения, он поднял к нему два пальца, чтобы ухватить его подсказка — такая всегда его процедура. «Давай, давай! Делай ум!» — крикнул Ковалев. Иван Яковлевич отпустил руки и встал в замешательстве, встревоженный, как никогда был раньше.Но, наконец, он начал слегка царапать бритву под подбородок, и, несмотря на неудобство и трудность бритья в этом четверть, не хватаясь также за орган обоняния, надуманный, с прижать большой палец к щеке и нижней десне, чтобы преодолеть все препятствия и довести бритье до идеального состояния. Все было готово, Ковалев оделся, вызвал такси и отправился в путь. ресторан. Он не переступил порога, как крикнул: «Официант! Чашка шоколада!» Затем он поискал зеркало и посмотрел на сам.Нос все еще был на месте! Обернулся в веселом настроении, и, слегка сузив глаза, одарил смелым, сатирическим взглядом на двух военных, один из носов которых был не больше пуговица жилета. Затем он обратился в канцелярию отдела, где он стремился получить должность вице-губернатора (или, в противном случае, Администрация), и, проходя через вестибюль рецепции, снова посмотрел на себя в зеркало. На месте, как всегда, нос было! Затем он пошел к брату коллежского асессора, брату «Крупный.«Этот его коллега был великим сатириком, но Ковалев всегда на его сварливые замечания ответил просто: «Ах, ты! Я знаю тебя и знаю какой ты болван «. Идя туда, он размышлял: «По крайней мере, если майор не рассмеется, увидев меня, я должен знать наверняка, что все снова в порядке ». Так и оказалось, потому что коллега вообще ничего не сказал по поводу предмет. «Великолепно, черт возьми!» был внутренний комментарий Ковалева.На улице, уходя от коллеги, он встретил госпожу Подточину, и также дочь мадам Подточиной. Поклонившись им, он был встречен ничего, кроме радостных восклицаний. Очевидно, все было вымыслом, никакого вреда не было. сделано. Так что он не только долго разговаривал с дамами, но и при этом проявил особую осторожность, чтобы достать табакерку, и намеренно затыкает нос на обоих входах. Между тем внутренне он сказал: «Ну вот, милые дамы! Ну вот, куры! Я не собираюсь хотя жениться на дочери.Все это просто —_ par amour_, позволь мне. » И с тех пор майор Ковалев ходил примерно так же, как до. Он гулял по Невскому проспекту, ходил в театры, он везде проявлял себя. И всегда нос сопровождал его так же, как и раньше, и не обнаружил никаких признаков того, что снова намеревается отбыть. Великолепен был его юмор, он был полон улыбок, намерен ли он в погоне за прекрасными дамами. Было отмечено, что однажды он даже остановился перед прилавок Гостиного двора, и там закупили ленту заказа.Почему именно он это сделал, неизвестно, потому что рыцарем он не был ни в чём орден. Подумать только о том, что происходит в этой северной части нашей огромной империи. столица! Тем не менее, общее мнение решило, что в этом романе много невероятного. Не говоря уже о странном носе, неестественное смещение и его последующее появление в качестве статского советника, как Ковалев не знал, что не надо рекламировать нос через газету? Не то чтобы я сказал это, потому что считаю газету сборы за объявления завышены.Нет, это ничего, и я не относятся к числу средних. Я говорю это, потому что такое разбирательство было бы _gauche_, унизительно, не то. И как получилось нос в запеченный рулет? А что с Иваном Яковлевичем? О, я не могу разобраться в этих моментах — абсолютно не могу. И самое странное, самое непонятным фактом является то, что авторы действительно могут выбирать такие вхождения для своей тематики! Я тоже признаюсь в этом, чтобы передать мою понимание, чтобы —- Но нет; Скажу только, что не понимаю Это.Во-первых, такой курс никогда не идет на пользу стране. А во-вторых — во-вторых, такой курс никогда приносит пользу вообще чему-нибудь. Я не могу предугадать, как это использовать. Тем не менее, даже учитывая эти вещи; даже признавая то, то и то прочее (где иногда не встречаются несоответствия?), возможно, в конце концов, было что-то в этом деле. Независимо от того, что люди говорят Напротив, в этом мире такие дела случаются — конечно, редко, но тем не менее на самом деле.КОНЕЦ Проект Гутенберг Австралия

Элизабет М. Шейнзон, Северо-Западный университет

Элизабет М. Шейнзон, Северо-Западный университет

Элизабет М. Шейнзон, Северо-Западный университет

Гоголевский анекдот о внезапном и, казалось бы, чудесном исчезновении нос от лица имеет философскую подоплеку. Когда Кант обсуждает божественное выбор, целеустремленность и обычные чудеса, — цитирует он «мозаику» Вольтера. пародия на телеологический аргумент: «Видите, почему у нас носы? несомненно, будет куда положить наши очки »( The One Возможное основание для демонстрации существования Бога, 2: 131).

Поскольку Ковалев заботится исключительно о своей внешности, он приписывает носу эстетическая целесообразность. Однако другие персонажи сосредоточены на его практическом использовании, самый важный из которых заявляет полицейский, который, наконец, доставляет нос хозяину: чтобы отчетливо видеть нос, надо носить очки на носу.

Поэтому вполне вероятно, что Ковалев потерял не нос, а его очки. Такое прагматичное и, казалось бы, прозаичное объяснение инцидента ставит демонстрирует гоголевскую трактовку темы обыкновенных чудес: очень много в соответствии с мыслью Канта, он считает их сомнительными и не имеющими ничего делать с божественной волей.

В то же время Гоголь использует «нос», чтобы вложить возможность для символических чтений, и было выполнено много таких чтений. И все же одно важное Смысл до сих пор не раскрыт: в Петербургских сказках, нос символизирует сущность человечества. На «Невском проспекте» нос олицетворяет единственную человеческую черту Шиллера; в «Дневнике» Безумца »нос — основа равенства всех людей; и нос действует как человеческий аналог святости и дьявола в «Риме.” Без носа Ковалев чувствует себя изгнанным из человечества; он празднует свое воссоединение с человечеством, как только нос снова на его лице.

Более того, «Нос» исследует ситуацию, общую для всего Петербурга. Рассказы: неестественность города и распространение этой неестественности людям, которые в нем обитают. Как пишет Кант, «народы любого будущего возраст . . . будут все дальше отдаляться от природы »(Кант, Критика Решение, 232; 5: 356).Лиотар отмечает, что такая ситуация беспокойством по поводу отсутствия (естественного) объекта и приводит к злоупотреблению эстетика: «Эстетика — это ответ мегаполиса на тревогу. рожден из-за отсутствия объекта »(Лиотар, Postmodern Fables, « The Зона », 27). Этот пропавший «объект» в повести Гоголя многогранен. Это естественное я, теряющееся в искусственных украшениях и официальный статус; это вероятная потеря очков; и это хрупкое человеческая сущность не способна выжить в суровых условиях города и чиновничества.Все эти потери выражаются и учитываются через материальные и В то же время бессмысленная чудодейственная потеря носа.

страниц в оперную сцену — Как Шостакович превратил 25-страничную «Нос» Гоголя в обширную камерную оперу

«От страницы до оперной сцены» рассматриваются истории — реальные или выдуманные, старые и новые — которые вдохновили оперы, а также то, как эти повествования были отредактированы и драматизированы, чтобы соответствовать новой среде. На этой неделе мы смотрим на своеобразную фантастическую новеллу Николая Гоголя «Нос» и столь же хаотичную оперную адаптацию Дмитрия Шостаковича.

Однажды утром цирюльник находит нос в буханке хлеба, которую только что испекла его жена, и был пойман охранником при попытке выбросить ее в Неву в Санкт-Петербурге. В это время просыпается коллежский асессор майор Ковалев, смотрит в зеркало — и его нос исчез! Когда он его находит, придаток каким-то образом становится статским советником — на несколько рангов выше осажденного асессора.

«Милостивый сэр», — умоляет он, но высокомерный беглец отмахивается от него.Как Ковалев может встретить своих коллег, начальство или будущую невесту с лицом, плоским, как блин? «Он думал, и думал — и не знал, что об этом думать!»

Как и многие работы Николая Гоголя, «Нос (1836)» находится где-то между социально сознательной темной комедией и гротескным ужасом, с примесью романтизма. Его сочинение идиосинкразично, в его повествовании используется множество разговорных фраз, описывающих персонажей. ‘внутренняя жизнь и постоянное пробуждение чувств (руки цирюльника Яколевича всегда воняют, и идиоматика «слышать» — формально «слышать», но «обонять и / или чувствовать» в повседневном разговоре — глагол выбора для обонятельных описаний ).С другой стороны, большая часть социальных взаимодействий вне супругов и слуг неизменно жесткая, с использованием формальной формы обращения и полных титулов в разговоре. Проза Гоголя богата, ее ведет всеведущий рассказчик, который иногда ломает четвертую стену, чтобы комментировать сказочные события, подвергая сомнению их правдивость, даже когда он клянется в их истинности.

Эта причудливая сказка стала источником первой оперы Дмитрия Шостаковича, написанной между 1927–1928 годами, когда композитору еще не было 22 лет.Повесть занимает примерно 25 страниц; в то время как опера относительно короткая, менее двух часов, в ней 82 поющих и говорящих роли, которые создают яркость и хаос гоголевского Петербурга. Кроме того, Шостакович оживляет слухи о человеческих подвигах носа. В книге Ковалев просто слышит, что его нос заметили гуляя по Невскому проспекту и в Таврическом саду, но шумные массовые сцены Шостаковича оживляют этих голодных людей-наблюдателей.

В расширенном мире оперы даже части без титульного носа кажутся преломленными в болезненно сатирической альтернативной реальности.Многие диалоги взяты непосредственно из русского текста, но добавлен дополнительный материал из других произведений Гоголя, в том числе «Мертвые души», «Дневник сумасшедшего» и «Шинель», а также песня из «Братьев» Достоевского. Карамазов ». Как Чайковский с тяжелым повествованием Пушкина «Евгений Онегин», Шостакович заменяет абсурдистские дескрипторы Гоголя конкретизацией второстепенных персонажей, таких как камердинер Ковалёва Иван, делая его зеркалом паники своего хозяина и звуковой доской для его следующих действий.

Кошмарный мир Гоголя живо воплощен в жизнь оркестровками Шостаковича. Его яркая музыка — эклектичная и смелая даже сейчас — служит для создания нервной атмосферы, передающей реальность на две кошмарные ступени, удаленные от нашего мира, проникая в зрителей в драме. В ударную секцию входят храповик (шумоглушитель) и музыкальная пила. Почти все многочисленные вокальные партии неизменно требовательны, с гигантскими скачками между регистрами и наказывающими высокими частями для тенора, поющего в человеческом воплощении носа.Преувеличенные сценарии и фигуры — хорошее средство для его широкомасштабных музыкальных монтажов, черпающих вдохновение из народных песен, атональности и более традиционных канонов.

Шостакович был глубоко привязан к процессу адаптации «Носа». Он написал либретто вместе с Евгением Замятиным, Георгием Иониным и Александром Прейсом. Он одним глазом следил за театральными чутьем режиссера Всеволода Мейерхольда, которому предстояло поставить премьеру в Большом театре, которой так и не произошло. Когда в 1929 году было организовано концертное исполнение «Носа», Шостакович возразил, заявив, что произведение «теряет всякий смысл, если воспринимать его просто как музыкальное произведение.”

Премьера

«Нос» вместо этого была показана в Ленинграде в 1930 году, что вызвало ужасный прием: он не имел никакого отношения к революционному делу, заявляет Российская ассоциация музыкантов-пролетариев. Премьера «Носа» состоялась в США в 1965 году, но в Советском Союзе его не ставили до 1974 года, за год до смерти Шостаковича. Сейчас это излюбленное произведение современной оперы, которое, к счастью, часто исполняется в полностью постановочном исполнении.

В забавной игре слов русское слово «нос» — «Нос», написанное задом наперед, это «Сон» — «мечта».Кошмар можно принять за чистую монету или он может служить метафорой внезапной потери гордости и мужественности. Повесть Гоголя привязана к определенному времени и месту, поскольку Табель о рангах, введенная Петром Великим, привела к иллюзии меритократии и социальной мобильности в жестоко стратифицированном обществе. Восхождение на высшие ступени и легкое наследственное дворянство могло настроить друга против друга — или тело одного человека против самого себя. Ложь о равенстве и возможностях — далеко не только для гоголевских времен; он находит истину так же много правды в первые дни Советского Союза, как и в сегодняшней поздней капиталистической неопределенности.

Но самый большой смех — или плач — в этой истории — это, пожалуй, момент, когда бездумный редактор газеты предлагает безносому майору нюхать табак, чтобы успокоить его. Даже без социального сравнения, «Нос» пронизан абсурдным весельем и заниженной душевной болью, обеспечивая свое место как в литературном, так и в оперном каноне.


Существует несколько публичных переводов « The Nose » на английский язык, включая переводы Клода Филда, найденные в коллекции по адресу Project Gutenberg .Переводы принадлежат автору.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.