Народнические организации таблица: революционное народничество второй половины 60-х начала 80-х г XIX взаполните

Содержание

революционное народничество второй половины 60-х начала 80-х г XIX взаполните

Задание 1 Прочитайте текст из Всеобщей декларации прав человека и определите личные и гражданские права и свободы. В Уставе ООН указывалось, что между … народное сотрудничество должно осуществляться в духе «уважения к права человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Впервые в истории человечеств и международных отношений был очерчен круг основных гражданских, политических, социальных, экономических и культурных прав и свобод человека. Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью, и должны поступать в отношении друг друга в духе братства. Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не буд установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, который необходим для годдержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, право на обеспечение на случай безработицы, инвалидности, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам. Материнство и младенчество дают право на особое потечение и помощь; каждый человек имеет I на образование; образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на защиту от безработицы; без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд; право на создание профсоюзов, право на отдых и оплачиваемый отпуск. Экономические права и свободы Социальные и культурные права 1. 2. 3. дание No 2​

«не вместимость» После смерти Тауке Казакское Ханство ослабло.​

1. Назовите особенности Социально-экономичезноразпис замене засаг колоний Англии в XVI в. 2. Почему указ о запрете заселять земни за Аллегався им хреб … ты казал массовое недовольство колонистов? 3. В чем заключается историческое значение Декларации казвимости CITA? 4. Каковы были итоги победы в Вороне за независимость? Вопрос для обсуждения. Почему воину за независимость хмаачерина=tsex колоний считают первой буржуазной революцией на Американском континеапе?​

Согыстан кейнги Казак КСРнин алеуметтик экономикалык дамуы туралы кестеде далел келтирини

ДАМ 100 БАЛЛОВ . 3. Напишите краткое эссе по теме: «Достигла ли своих целей национальная интеллигенция ?» (10-15 предложений) ОЧЕНЬ СРОЧНО ПОЖАЛУЙСТА … ПОМОГИТЕ УМОЛЯЮ ​

2. ТМС» формуласы бойынша «Ұлттық баспасөздің қалыптасуы қоғамдық-саяси сананы оятудамаңызды рөл атқарды» деген пікірге қатысты өз ойыңызды білдіріңіз … .Потапя (мен солай санаймын, ойлаймын, есептеймін)Түсіндіру (себебі)Мысан (мен мұны мынадай мысал арқылы дәлелдей аламын..)Саздар (айтылған мәселе бойынша мынандай қорытынды жасаймын..)3. Қазақ зиялыларының шығармашылық мұраларының қоғамдық санаға тигізген әсеріне баға беріңіз.ХХ ғ бас кезінде казақ зиялы қауымының Ұлт зиялыларының қазіргі казақ қоғамында алатыншығармашылық мұраларынынорнықұндылығын сипаттаңыз​

Тапсырма 1. Берілген сұраққа қатыст өз пікіріңізді ПТМС формуласы негізінде жазыңыз. «Неліктен Біріккен Ұлттар Ұйы т.пыға бірдей адам құкығы Деклараци … ясын жариялады?» П(позиция) Т(түсіндіру) M (Мысал) 1. 2. 3. С (салдары)​

Как называли осевших кочевников казахов дам 20 баллов быстрее ​

Как можно охарактеризовать политическое устройство Бранденбургско- Прусского государства? ​

Расставьте события в хронологической последовательностиА. Таласская битваВ. Образование арабского халифатаС. Первые видения пророка Мухаммеда. Начало … проповеди ислама D. Образование арабского государства во главе с МухаммедомЕ. Хиджра (переселение мусульманской общины под руководством пророка Мухаммеда из Мекки в Медину)F Восстание Абу Муслима, в результате которой на смену династии Омейядов пришла династия АббасидовС. Захват турками-сельджуками Багдада​

Урок-путешествие «Революционное народничество второй половины 60-х – начала 80-х гг.»

Цели урока:

  • Познавательные: сформировать отрицательное отношение к разным формам революционного террора.
  • Развивающие: развивать умения работать с текстом в учебнике, выбирать главное.
  • Воспитательные: воспитывать формирование интереса к изучению истории, к прошлому родной страны, отрицательное отношение к террору.

Форма урока: урок-путешествие

Оборудование урока:  средства ИКТ

 ХОД УРОКА

Вводное слово учителя. Сегодня мы совершим путешествие, которое поможет рассмотреть особенности народнических организаций второй половины 60-х – начала 70-х годов,  узнаем что значит «Хождение в народ», особенности первых рабочих организаций, деятельность организации «Земля и воля».

Путешествовать будем по станциям:

  1. Разминочная, где повторим изученное ранее
  2. Народничество,  где познакомимся с деятельностью народников
  3. Земля и воля, узнаем действия членов организации
  4. Охота на царя, где узнаем деятельность народников  в организации «Народная воля»
  5. Закрепляющая, повторим изученное на уроке.

Пройдя все станции,  мы узнаем, что было характерно для каждой организации народников?

Итак, первая станция разминочная.

Вас четыре группы, мы поиграем в игру «Составь слово». Перед вами варианты ответов, ваша  задача выбрать правильный ответ на вопрос. На обратной стороне ответов буквы. После ответов на вопросы вы вспомните, что являлось главной целью народников?

Презентация

1. Годы правления Александра II?

 а) 1855 –1881(р) 
б)  1825–1855 (в)

2. Кто руководил пропагандистским течением в народничестве?

а) М.А.Бакунин (б) 
б) П.Л. Лавров (в)
в) П.Н.Ткачев (г)

3. Кто руководил бунтарским течением в народничестве?

а) М.А.Бакунин (л) 
б) П.Л. Лавров (д) 
в) П.Н.Ткачев (з)

4. Кто руководил заговорщическим течением в народничестве?

а) М.А.Бакунин (х) 
б) П.Л. Лавров (д) 
в) П.Н.Ткачев (ц)

Теперь переверните карточки, по вашему мнению,  с правильными ответами и составьте слово, которое является ответом на вопрос «Что являлось главной целью народников?»  (революция)

Представления о способах достижения этой цели у членов народнических организаций на протяжении 60-80-х гг. не раз изменялись по мере приобретения ими опыта революционной деятельности.

Наше путешествие будет по России во второй половины 60-х – начала 80-х годов, в годы правления Александра II.

А сейчас мы подъехали ко 2 станции – народничество

Перед вами схема. Все эти организации являлись народническими. (запишите в тетрадь таблицу) – Рисунок 1

Мы будем заполнять таблицу, которая состоит из четырех граф.

Организация Год существования Руководитель Идеи
       

Заполнять ее будет каждая группа самостоятельно и по разным организациям.

Так 1 группа заполняет данную таблицу по организации ишутинцы.
2 группа заполняет данную таблицу по организации нечаевцы.
3 группа заполняет данную таблицу по организации чайковцы.
4 группа заполняет данную таблицу по организации долгушинцы.

После заполнения мы выслушаем каждую группу, заполним таблицу по их предложениям и сравним ее с презентацией.
Начинаем работу в группах.
Подошло время для рассказа первой группы по организации ишутинцы.
Заполним таблицу по организации ишутинцы.
Посмотрим презентацию по данной организации. Правильно вы нашли ответы?
Слушаем рассказ второй  группы по организации нечаевцы.
Заполним таблицу по организации нечаевцы.
Посмотрим презентацию по данной организации. Правильно вы нашли ответы?
Слушаем рассказ третьей группы по организации чайковцы.

Заполним таблицу по организации чайковцы.
Посмотрим презентацию по данной организации. Правильно вы нашли ответы?
Слушаем рассказ второй  группы по организации долгушинцы.
Заполним таблицу по организации долгушинцы.
Посмотрим презентацию по данной организации. Правильно вы нашли ответы?
Так мы заполнили таблицу.
В середине 70-х гг. народники пришли к выводу о том, что если не произойдет немедленной революции, то капитализм, набирающий силы, изменит, приспособит к своему развитию крестьянскую общину. Поэтому необходимо было, по их  мнению, идти в народ для того, чтобы вносить в его сознание «идеалы лучшего, справедливого общественного строя».
Состав пропагандистов был очень пестрым: «в народ» устремились не только революционные романтики из числа членов тайных Организаций, но и люди, не связанные с ними, но разделяющие народнические идеи. Среди них были даже представители высших слоев обществ  – 1875 гг. сотни пропагандистов под видом врачей, инженеров, учителей, а порой, чтобы завоевать доверие крестьян, и переодетые мастеровыми разбрелись по России, проникая в самые глухие ее уголки. Они толковали с крестьянами о революции и социализме. Но мужики, как правило, не понимали «бар» с их господской, полной иностранных слов речью. Чаще всего крестьяне и доносили на пропагандистов в полицию.
Когда же были хождения в народ? 1874-1875 годах. Запишем эти даты.

Подведем итог станции народническая, ответив на вопрос: Какие  идеи народнических организаций?

Продолжаем наше путешествие. Мы доехали до станции «Земля и воля».

В конце 1876 г. в Петербурге возникла организация «Земля и воля», названная так в память первого революционного объединенения  60-х гг. Ее создателями были М. А. Натансон, А. Д. Михайлов, В. Плеханов. Своей целью землевольцы  провозгласили:

  • Переход земли в руки трудового крестьянства
  • Организация жизни общества на принципах общинного общинного самоуправления

3. Решение национального вопроса сообразно желанию населения.

Запишем цели в тетрадь.

Для подготовки народного восстания предполагалось использовать организаторские и дезорганизаторские методы работы. Организаторские меры предусматривали ведение пропаганды среди  крестьянства и рабочих. Дезорганизаторские методы предполагали  проведение действий, ослабляющих правительство, в том числе уничтожение  наиболее «вредных»  чиновников   (индивидуальный  террор).
Сделаем в тетради такую же схему. (Рисунок 2)

Народники, видя в рабочих прежде всего выходцев из крестьянской среды, тесно связанных с деревней, пытались наладить пропаганду и среди них. Первые рабочие кружки создавались в основном с просветительской целью.

В 1875 г. в Одессе был образован «Южнороссийский союз рабочих», выступавший за объединение рабочих для насильственного изменения общественно-экономического и политического строя. В 1878 г. в Петербурге возник «Северный союз русских рабочих», в программе которого, содержались требования широких политических свобод — свободы слова, печати, собраний. Деятельность этих союзов оказалась недолгой. Они были разгромлены полицией.

Дезорганизаторской группе народников удалось провести ряд громких террористических актов, взбудораживших всю страну.

В паре работаем над пунктом «Раскол «Земли и воли» и выбираем террористические акты, которые проводила дезорганизаторская группа народников до раскола организации.
Какие вы выписали акты?
Январь 1878 года – молодая революционерка В.И.Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф.Ф.Трепова, приказавшего выпороть политического заключенного, не снявшего перед ним головного убора.
Август 1878  – в центре Петербурга, средь бела дня, С. Кравчинский заколол кинжалом шефа жандармов Н. В. Мезенцева.
Февраль 1879  – был приведен в исполнение смертный приговор генерал-губернатору Харькова Д. Н. Кропоткину.
Март 1879  – было совершено покушение на нового шефа жандармов А. Р. Дрентельна. От рук террористов пострадали шеф одесских жандармов, киевский прокурор, несколько агентов полиции.
2.04.1879  – землеволец А. К. Соловьев совершил новое покушение на Александра II. Но пять выпущенных им пуль не достигли цели, царь остался жив.
В августе 1879 г. «Земля и воля» разделилась на две самостоятельные организации — «Черный передел», в которую вошли сторонники продолжения пропагандистской работы, возглавляемые Г. В. Плехановым и  «Народную волю», объединившую сторонников индивидуального террора. Организаторами и руководителями «Народной воли» были А. Д. Михайлов,   А.  И.  Желябов, Перовская. Запишем в тетрадь схему (рисунок 3)
Подведем итог станции «Земля и воля», ответив на вопрос: Какие  методы работы были у организации «Земля и воля»?
На  какие две организации распалась организация?

Мы подошли к следующей станции «Охота на царя»

Работаем по учебнику пункт «Народная воля»: охота на царя.  Нам необходимо выяснить сколько покушений было на Александра и кто их совершал за все годы его правления. Вам давалось  задание в группах на дом о поиске  ответов на этот вопрос.
Делаем кластер, в центре которого  запишем охота на царя  (Рисунок 4)
Работаем в группах  и стараемся заполнить кластер.
Ответы групп.
Проверим кластер, кто совершал охоту на царя?
Подведем итог станции «Охота на царя», ответив на вопрос:
Почему убили Александра?
Как народ отреагировал на смерть царя?

Что добились своей деятельностью народники?
1. Революционное движение – мощный  фактор общественной жизни
2. Крестьяне не готовы к революции
3. Революционеры не смогли претворить свою программу в жизнь

Последняя станция Закрепляющая.

Вас 4 группы. У вас на листочках  тесты   – выберите правильный ответ.

А1.   Какие народнические организации существовали в 60 – начала 80-х годов?

1) ишутинцы
2) чайковцы 
3) нечаевцы
4) декабристы

А2.   В какие годы были «хождения в народ»?

1) 1874 -1875
2) 1855-1856
3) 1880-1881
4) 1878-1879

А3. Когда убили Александра II?

1)1 марта 1881
2) 1 марта 1880 
3) 1 марта 1879
4)1 марта 1882

1 группа поменяйтесь листочками  с 3 группой, 2 с 4 группой. Проверим  ответы теста на слайде.  (1-1, 2, 3; 2 -1; 3 — 1 ).
А теперь ответьте на вопрос, который был задан в начале урока «Что было характерно для каждой организации народников?»
Каждый из вас участвовал в ходе урока. Задача группы  –  выставить оценку каждому учащемуся,  соотнося степень участия в работе.

Поднимите руки у кого оценка «5»  –
оценка «4»  –
оценка «3»  –
Молодцы!

Домашнее задание – 1 уровень – ответить на  вопросы после параграфа.
2 уровень – работа с документами из «Катехизиса  революционера»
С.Г.Нечаева, ответы на вопросы после документа

Индивидуальное задание – биография А.М. Горчакова, мини – сочинение «Мой взгляд на деятельность народовольцев».

«Революционное народничество второй половины 60-х — начала 80-х годов 19 века»

Конспект урока посвящен теме революционного народничества. Описана деятельность, методы и программные требования народнических организаций, возникших в России в 60-80-х гг. 19 века. Особое внимание уделено самостоятельной работе учащихся над темой. Ребята структурируют информацию, содержащуюся в рассказе учителя и тексте учебника. В ходе самостоятельной работы ученики составляют схему. В конспекте подробно описана сама тема, обозначены основные понятия урока, персонали и интересные факты в помощь учителю

Просмотр содержимого документа
«»Революционное народничество второй половины 60-х — начала 80-х годов 19 века» »

Класс – 8 (1 час)

Медведева А.А., учитель истории МБОУ «Чайкинская школа» Симферопольский район, Крым

Конспект урока

Тема. Революционное народничество второй половины 60-х – начала 80-х годов 19 века

Задачи урока

Образовательные:

— описание народничества как течения общественной жизни России 60-80-х гг. 19 века;

— характеристика народнических организаций конца 60-х – 80-х гг. 19 века

— анализ программных требований и методов народников;

Развивающие:

-развивать умение анализировать историческую информацию;

— формировать оценочные суждения, свою позицию;

Воспитательные:

-воспитывать уважительное отношение к различным точкам зрения;

Основные понятия: подпольные кружки, нечаевщина, «хождение в народ», пропаганда, революционный террор, «первомартовцы»

Персоналии: Нечаев С.Г., Желябов А.И., Халтурин С.Н., Перовская С.Л.

Ход урока.

  1. Организационный момент.

  2. Проверка домашнего задания. (Таблица в тетрадях. «Теоретики революционного народничества: Бакунин М., Лавров П., Ткачев П.»)

Устный вопрос: Какое из трех направлений революционного народничества вам кажется более реалистичным и почему?

  1. Изучение нового материала.

Учитель излагает материал, а учащиеся структурируют услышанное в схему (таблицу)

  1. В середине 60-х гг. под непосредственным влиянием романа Н. Г. Чернышевского сложилась организация Н. А. Ишутина — И. А. Худякова (1863— 1866). В 1865 г. внутри этой организации стала действовать группа «Ад», которая вела подготовку цареубийства, считая, что оно послужит первым толчком революции. В апреле 1866 г. член «Ада» Д. В. Каракозов совершил покушение на Александра II. Революционер был казнен, а ишутинская организация разгромлена. На смену «ишутинцам» пришли «нечаевцы».

  2. В 1869 г. бывший вольнослушатель Петербургского университета С. Г. Нечаев основал в Москве общество «Народная расправа». Он составил «Катехизис революционера» — свод правил, которыми должны были руководствоваться его сторонники. Революционер для Нечаева — это «обреченный человек. Он не имеет личных интересов, дел, чувств, привязанностей, собственности, даже имени. Все в нем захвачено одним исключительным интересом, одной мыслью, одной страстью: революцией». Нечаев пытался насадить в «Народной расправе» дух безоговорочного подчинения вождю. Когда один из руководителей организации студент И. И. Иванов усомнился в правдивости некоторых заявлений Нечаева, тот обвинил его в предательстве и вынес ему смертный приговор. Приводить приговор в исполнение должны были все члены организации, дабы кровь бывшего товарища еще теснее сплотила их. В ходе следствия по делу об убийстве Иванова полиция арестовала всех членов «Народной расправы». Перед судом предстало 87 человек. Самому Нечаеву удалось выехать за границу. В 1872 г. он был выдан России как уголовный преступник. Нечаев был осужден на многолетнюю каторгу, но отбывал наказание вплоть до смерти в 1882 г. в Петропавловской крепости. (Работа с текстом учебника. Судьба Нечаева С.Г. стр. 191 учебника)

  3. В 1869 г. в Петербурге сложился кружок «чайковцев» (по имени одного из его членов — Н. В. Чайковского). Это была группа молодежи, занимавшейся самообразованием и распространением книг Н. Г. Чернышевского, П. Л. Лаврова, К. Маркса. В противовес «нечаевщине» «чайковцы» строили свою организацию на принципах высокой нравственности.

  4. «Хождение в народ».В середине 70-х гг. народники пришли к выводу о том, что если не произойдет немедленной революции, то капитализм, набирающий силы, изменит, приспособит к своему развитию крестьянскую общину. Поэтому необходимо было, по их мнению, идти в народ для того, чтобы вносить в его сознание «идеалы лучшего, справедливого общественного строя». «В народ» устремились не только революционные романтики из числа членов тайных организаций, но и люди, не связанные с ними, но разделяющие народнические идеи. Среди них были даже представители высших слоев общества. В 1874—1875 гг. сотни пропагандистов под видом врачей, инженеров, учителей, порой, чтобы завоевать доверие крестьян, и переодетые мастеровыми, разбрелись по России, проникая в самые глухие ее уголки («летучая пропаганда»). Чаще всего крестьяне и доносили на пропагандистов в полицию. Однако крестьяне, жившие собственной жизнью, сообразно укоренившимся представлениям, не откликнулись на призывы народников. (Работа с текстом учебника. Почему «хождение в народ» оказалось неэффективным? стр. 192 учебника)

  5. «Земля и воля». Неудача агитационного движения заставила революционеров перейти к созданию строго централизованных и законспирированных групп. В конце 1876 г. в Петербурге возникла организация «Земля и воля», названная так в память первого революционного объединения 60-х гг. Своей целью члены организации провозгласили:

    • переход всей земли в руки трудового крестьянства,

    • организацию жизни общества на принципах общинного самоуправления,

    • решение национального вопроса сообразно желанию населения.

Они считали, что осуществить эти цели возможно «только путем насильственного переворота». В августе 1879 г. «Земля и воля» разделилась на две самостоятельные организации — «Черный передел», куда вошли сторонники продолжения пропагандистской работы, возглавляемые Г. В. Плехановым, и «Народную волю», объединившую сторонников индивидуального террора. Организаторами и руководителями «Народной воли» были А. Д. Михайлов, А. И. Желябов, Н. А. Морозов, С. Л. Перовская, В. Н. Фигнер и др.

  1. Народная воля»: охота на царя. (Самостоятельная работа с текстом учебника стр. 194)

В итоге в тетрадях учеников может быть примерно следующая схема

  1. Знаете ли вы, что…(дополнительный материал для учителя)

  • Софья Перовская – первая женщина в России, казнённая за политическое преступление

  • Жизнь и деятельность С. Перовской и А. Желябова были связаны с Крымом. Улицы крымских городов носят их имена.

  • Н. И. Кибальчич, казненный вместе с А. Желябовым и С. Перовской по делу «первомартовцев», выдвинул идею ракетного летательного аппарата с качающейся камерой сгорания для управления вектором тяги. За несколько дней до казни Кибальчич разработал оригинальный проект летательного аппарата, способного совершать космические перелёты. Его просьба о передаче рукописи в Академию наук следственной комиссией удовлетворена не была, проект был впервые опубликован лишь в 1918 году

  1. Домашнее задание §27 , подобрать дополнительный материал о народниках. Проблемный вопрос: Народничество: героизм или терроризм?

Революционное народничество второй половины 60 – начала 80-х гг. 8 класс

1. Революционное народничество второй половины 60 – начала 80-х гг.

История России – 8 класс
Революционное народничество
второй половины 60 – начала
80-х гг.

2. Вспомните:

?? Причины роста революционного
движения в пореформенной России
?? Чьи идеи стали основополагающими
для революционеров той поры?
?? Расскажите о деятельности организации
«Земля и воля»
?? Охарактеризуйте взгляды Бакунина,
Лаврова, Ткачёва

3. Задание классу: заполните таблицу «Народнические организации второй половины 60-х — начала 70-х гг.»

Задание классу: заполните таблицу
«Народнические организации второй
половины 60-х — начала 70-х гг.»
Название
Время
деятельности
Политические
цели
Практическая
деятельность

4. Организация Ишутина-Худякова (1863 – 1866)

Организация ИшутинаХудякова (1863 – 1866)
• В апереле 1865 внутри этой
Дмитрий Каракозов
организации стала действовать
группа «Ад», которая вела
подготовку цареубийства,
считая, что оно послужит
первотолчком к революции. В
апреле 1866 г. член «Ада»
Дмитрий Каракозов стрелял в
Александра II., но промахнулся.
Каракозова повесили.
Ишутинская организация была
разгромлена.

5. «Народная расправа» (1869 – 1870)

• Общество было основано на слепом
подчинении руководителю, причем в
целях конспирации Нечаев разбил
рядовых членов на пятерки,
поставив над каждой из них своего
доверенного человека. Рядовые
участники не знали никого, кроме
своих согрупников и командира.
Нечаев исключал всякую
самостоятельность участников
группы, а когда член одной из групп
Иванов проявил непослушание, то
сам Нечаев при помощи других
членов комитета убил его.
Сергей Нечаев

6. Кружок «чайковцев» (1869 – 1874)

• В противовес
Софья
Перовская
Андрей
Желябов
нечаевщине «чайковцы»
стояли на позициях
высокой
нравственности.
В их организации
проповедовался идеал
подчинения личности
организации,
меньшинства –
большинству.

7. 1874 – 1875гг. – «хождение в народ»

8. 1876 – 1879гг. – «Земля и воля»

Программа:
• Передача земли
крестьянам
• Общинное
самоуправление
• Право наций на
самоопределение

9. Индивидуальный террор

• С августа 1878 до конца
Вера Засулич
1880г. от рук
террористов погибло 27
человек и несколько
десятков было ранено (в
том числе и посторонние
люди). В свою очередь
правительство схватило
и казнило 22
революционера

10. Август 1879г. – раскол «Земли и воли»

«Чёрный передел»
пропаганда
«Народная воля»
террор
Николай
Кибальчич
Павел
Аксельрод
Вера Засулич
Георгий
Плеханов
Софья Перовская и Андрей Желябов

11. «Охота на царя»

Степан Халтурин
Николай Кибальчич
Софья Перовская
Николай Рысаков

12. Расправа над народовольцами

Процесс над народовольцами
Народовольцев везут на казнь

Революционное народничество второй половины 60 – начала 80-х годов XIX века в России

 «Великая трагедия истории русской радикальной интеллигенции: её лучшие представители, не задумываясь, приносили себя в жертву освобождению народа, а он оставался глух к их призывам и иногда готов был побивать их камнями».

Так характеризовал деятельность русских революционеров известный деятель социалистического движения Георгий Валентинович Плеханов.

На сегодняшнем занятии вы узнаете об организациях революционных народников, действовавших в России во второй половине 60–начале 80-х годов XIX  века, их целях, деятельности. Познакомитесь с особенностями этого движения в различное время. Определите причины, по которым народническое движение приобрело радикальный характер. Проследите за «охотой» революционеров на Александра II.

В основе идеологии народничества лежала идея о самобытном пути развития России к социализму, минуя капитализм. Но пути достижения этой цели различные организации народников видели по-своему.

Не исключением были и представители революционного народничества. Одной из первых тайных революционных организаций народников стали «ишутинцы». Своё название они получили от имени одного из своих основателей – Николая Ишутина.

Деятельность «ишутинцев» в Москве и Петербурге продолжалась с 1863 по 1866 годы.

Основной целью организации было социалистическое переустройство общества на следующих основаниях:

·   Передача всех прав на землю государству.

·   Широкое самоуправление на местах.

·   Отмена сословий и привилегий.

·   Введение народного представительства (решало все основные государственные вопросы).

·   Государственное обеспечение всех неимущих.

·   Государственный контроль над экономикой.

Достичь всего этого предлагалось через пропаганду социалистических идей, сближение с народом и рабочим классом, создание отделений тайной организации по всей стране.

После того как страна и народ будут достаточно подготовлены к переменам,

предлагалось заявить правительству о необходимости устройства государства на социалистических началах.

В случае его отказа – поднять народную революцию и провести преобразования самостоятельно.

Также на этот случай в рамках общества «ишутинцев» была создана организация «Ад». Её основной целью было цареубийство. Планировалось, что смерть царя приведёт к революции.

Кроме убийства императора, членами «Ада» рассматривалась возможность устранения любых врагов революции. Этим положением «ишутинцы» фактически провозглашали тактику индивидуального террора.

Впоследствии её применяли многие народнические организации.

Деятельность организации Ишутина прервали события 4 апреля 1866 года. Не оповестив товарищей, Дмитрий Каракозов попытался застрелить Александра II. Но был схвачен и позднее казнён по приговору суда. Сама «ишутинская» организация была разгромлена.

Покушение на царя стало причиной усиления влияния консерваторов в правительстве. При их содействии в России были запрещены студенческие организации. Усилена цензура. Закрыты близкие к народникам журналы   «Современник» и «Русское слово».

Покушение Каракозова было воспринято в среде революционеров, как пример действий. В скором времени место «ишутинцев» заняла новая тайная организация народников – «Народная расправа».  Она была создана в 1869 году Сергеем Нечаевым.

Нечаев составил «Катехизис революционера» – свод правил и установок, которыми должны были пользоваться его сторонники.

Основные положения «Катехизиса» были следующими.

·   Беззаветное служение делу революции.

·   Допустимость любых средств во имя революции.

·   Беспощадное разрушение всех старых порядков.

·   Уничтожение действующей формы правления и царской семьи.

·   Программа широкомасштабного террора ради светлого будущего всего человечества.

·   Солидарность всех революционеров.

В своей организации Нечаев установил строгую дисциплину и иерархию. Он добивался безоговорочного подчинения своим приказам.

Но действия Нечаева вызвали протест среди его товарищей. Один из влиятельных членов «Народной расправы» — студент Иван Иванов

усомнился в правильности решений Нечаева.

Последний, почувствовав угрозу своему единовластию, обвинил Иванова в предательстве и приговорил к смерти.

Для того чтобы сплотить организацию, к убийству Иванова были привлечены ещё четверо участников. В ноябре 1869 года приговор был приведён в исполнение.

Однако уже через месяц преступники были арестованы. А вместе с ними и все участники «Народной расправы». Всего перед судом предстало 87 человек.

«Убийство студента Иванова»

Сам Нечаев после убийства бежал в Швейцарию. Но был выдан российским властям в 1872 году. После чего приговорён к 20 годам каторги. Но ввиду особой опасности преступления – заточён в Петропавловской крепости.

В ходе судебного процесса «Катехизис революционера» был опубликован. Благодаря этому, а также показаниям убийц, революционеры в глазах общественности превратились в основную угрозу всему существующему порядку.

В противовес «Народной расправе», в 1871 году в Петербурге было организовано «Большое общество агитации». Его участники стали называться «чайковцами» — по имени одного из своих лидеров Николая Чайковского.

«Чайковцы» построили свою организацию на основе высокой нравственности. Стать её участником мог далеко не каждый. Отрицательно относились к борьбе за политические свободы (считали, что они были выгодны только российской буржуазии).

Считали крестьян «стихийными социалистами», которых осталось только «разбудить». Вели политическую пропаганду (готовили пропагандистов из рабочих и интеллигенции для работы среди народа). Издавали и распространяли в народе революционную литературу.

Одновременно с «чайковцами» действовали и иные народнические организации. Они не были связаны друг с другом, но имели схожие программы.

Всего в первой половине 1870-х годов в России действовало несколько десятков организаций и кружков народников. Численность их членов доходила до нескольких тысяч.

Организации народников стали инициаторами «хождения в народ» — массовой революционной пропаганды в деревне.

Они считали, что развивающийся в России капитализм полностью изменит  крестьянскую общину. И пока есть время необходимо «перевоспитать крестьянина», объяснить ему необходимость решительных действий ради будущего справедливого общества.

Весной 1874 года сотни пропагандистов зачастую одетых в крестьянскую одежду и пытавшихся разговаривать, как крестьяне, разошлись по всей России.

Они пытались вразумить российских крестьян, поднять их на борьбу за переустройство страны. Но в народе агитаторов приняли настороженно. Их призывы расценивались как странные и опасные. Крестьяне не всегда понимали, чего от них хотят.

По официальным данным, пропагандой были охвачены 37 губерний России.

В ответ на это правительство ответило массовыми арестами.

Уже к концу 1874 года подавляющее большинство народников было задержано. Над ними были проведены показательные судебные процессы.

Непонимание крестьян и репрессии властей заставили революционеров изменить тактику.

Созданная в 1876 году революционная организация «Земля и воля» была уже

строго централизованной и законспирированной.

Её основной целью была политическая борьба против самодержавия.

Создателями и участниками «Земли и воли» были видные российские революционеры. Среди них Георгий Валентинович Плеханов, Александр Дмитриевич Михайлов, Марк Андреевич Натансон, Сергей Степняк-Кравчинский, Софья Львовна Перовская, Николай Александрович Морозов.

Создатели и участники «Земли и воли»

Всего в организации насчитывалось около 200 человек.

Народничество

«Земля и воля» имела собственную программу из нескольких пунктов. Они были следующими:

·   Передача всей земли в Российской империи крестьянам и её равномерное распределение между ними.

·   Введение в России системы полного общинного самоуправления.

·   Провозглашение свободы вероисповеданий для населения Российской империи.

·   Предоставление нациям, входящим в состав России права на самоопределение.

Средства достижения пунктов программы были разделены на две группы:

Организаторская. В неё входило сотрудничество с враждебными правительству организациями, революционная пропаганда в среде сословий России, агитация через периодическую печать, дезорганизаторская, индивидуальный террор против неугодных чиновников, привлечение на свою сторону служащих различных правительственных организаций, поиск сторонников в российской армии.

Организаторская деятельность среди крестьян была продолжением «хождения в народ». Землевольцы создавали в деревнях свои поселения. В них они совмещали агитационную деятельность и работу по специальности (врачами, учителями, агрономами).

Но такая организация приносила мало результатов. Основная работа отнимала практически все силы, поэтому на пропаганду не оставалось времени.

В рабочих народники видели в первую очередь выходцев из крестьян. Поэтому всячески пытались наладить революционную пропаганду в их среде. Рабочие также понимали своё особое положение.

За вторую половину 1870-х годов «Земле и воле» удалось организовать ряд выступлений рабочих. Среди них наиболее значимыми были стачка рабочих у Казанского собора в Петербурге 1876 года, стачка рабочих Новой бумагопрядильной и ткацкой фабрики в Петербурге 1878 года.

В ходе развития рабочего движения в его среде кроме экономических стали появляться политические требования.

В 1870-е наиболее заметными рабочими организациями с политическими требованиями были:

Южнороссийский союз рабочих. Образован в 1875 году в Одессе.

Его целями являлись:

·   Пропаганда идеи освобождения рабочих из-под гнёта капиталистов.

·   Объединение всех рабочих Юга России.

·   Борьба с установившимся экономическим и политическим порядком.

·   Северно-русский рабочий союз. Был создан в 1878 году в Петербурге.

·   В его программу входили такие положения как:

·   Завоевание политических прав и свобод.

·   Ниспровержение существующего строя государства.

·   Установление свободной народной федерации общин.

Но деятельность рабочих союзов была недолгой. С момента своего создания они находились под наблюдением властей. В итоге Южный союз был разгромлен в 1876 году. Северный – в 1880.

Рабочие организации с политическими требованиями

Дезорганизаторское направление работы народников было «более продуктивным». Его участниками был проведён ряд громких терактов, всколыхнувших всю Россию.

В январе 1878 года революционерка Вера Засулич стреляла в петербургского градоначальника генерала Фёдора Фёдоровича Трепова.

В августе 1878 года Сергей Кравчинский нанёс смертельное ранение кинжалом шефу жандармов Николаю Владимировичу Мезенцову.

В 1879 году народовольцем Григорием Гольденбергом был убит Харьковский генерал-губернатор князь Дмитрий Николаевич Кропоткин.

2 апреля 1879 года землеволец Александр Соловьёв совершил очередное покушение на Александра II. Он выстрелил пять раз, но промахнулся, царь остался невредимым.

В общей сложности до 1880 года от рук террористов погибло 27 человек. Несколько десятков было ранено. В тоже время правительством было казнено 22 террориста.

В 1879 году часть участников «Земли и воли» вышла из её состава. Они создали новую народническую организацию – «Народную волю».

Поводом к этому стала недостаточная эффективность организаторской работы. Основным направлением работы новой организации стал индивидуальный террор.

Оставшиеся участники «Земли и воли» в том же году образовали свою организацию – «Чёрный передел». Они остались сторонниками продолжения пропагандисткой работы. Их главой стал Георгий Плеханов. Однако уже к концу 1881 года организация прекратила деятельность.

Ещё в июле 1878 года наиболее радикальные участники «Земли и воли» вынесли Александру II смертный приговор. Этим они рассчитывали спровоцировать в стране революцию.

За российским императором началась настоящая охота.

В ноябре 1879 года произошла попытка взрыва императорского поезда под Москвой.

Спасло императора то, что в Харькове сломался паровоз поезда царской свиты, который шёл на полчаса раньше царского.

Император не захотел ждать. Поэтому первым поехал царский поезд.

Террористы пропустили первый состав, взорвав мину под вагонами второго.

В феврале 1880 Степаном Халтуриным был произведён взрыв на первом этаже Зимнего дворца.

Спасло императора то, что он прибыл позже назначенного времени. В результате теракта погибло 11 человек охраны, 56 получили ранения.

Но террористы не думали останавливаться. 1 марта 1881 года кортеж Александра II возвращался в Зимний дворец через Екатерининский канал. Четыре народовольца были расставлены вдоль набережной Екатерининского канала.

 Все они имели при себе бомбы, которые должны были бросить в карету императора.

 Когда кортеж выехал на набережную, Николай Рысаков бросил в него первую бомбу. Но император не пострадал от взрыва. Он пожелал увидеть преступника и направился к нему. В это время второй террорист Игнатий  Гриневицкий бросил бомбу под ноги императору. Александр II был смертельно ранен и вскоре скончался.

После гибели Александра II практически все руководители «Народной воли» были арестованы.

Часть из них казнили. Других отправили на каторгу. Сильно ужесточились меры борьбы государства с революционерами.

Кроме того, убийство царя не стало поводом к началу революции. Наоборот, народ был ошеломлён и сочувствовал царю. Движение революционных народников зашло в тупик.

Таким образом, революционное народничество в России второй половины 60-х–80-х годов XIX века  было представлено следующими организациями: «ишутинцами», «Народной расправой», «чайковцами», «Землёй и волей», «Народной волей», «Чёрным переделом».

Народники пытались переустроить российское общество на основе общинного социализма, но успеха не имели.

«Мирные» акции народников не могли принести сиюминутного результата, поэтому ставка была сделана на террор.

В итоге свои высокие нравственные идеалы они пытались воплотить безнравственными средствами, что привело к кризису революционного народничества в начале 1880-х годов.

Тем не менее, идеи народников оказали огромное влияние на умы всех последующих революционеров Российской империи. 

Таблица «Основные политические партии и политические группировки»

Основные политические партии и политические группировки

России в начале XX века

Либеральные организации

Левые радикально-демократические партии

Правые консервативные организации

Партия конституционных демократов («кадеты»)

Союз 17 октября

(«октябристыя»)

Партия социалистов-революционеров

(«эсеры»)

Российская социал-демократическая рабочая партия

(большевиков) –

РСДРП(б)

Российская социал-демократическая рабочая партия

(меньшевиков) –

РСДРП

Союз русского народа, Союз Михаила Архангела («черносотенцы»)

Лидеры

П.Н. Милюков

А.И. Гучков

В.М. Чернов

В.И. Ленин (Ульянов)

Л.Мартов,

Г..В. Плеханов

В.М. Пуришкевич

Основные положения политической программы

А) государственное устройство

Конституционная монархия или республика, всеобщее избирательное право, разделение властей, самоуправление Польши и Финляндии, культурная автономия для других народов

Конституционная монархия на основе Манифеста 17 октября 1905г.,

Унитарная империия

Демократическая республика федеративного типа

Социалистическая республика(уничтожение самодержавие, эксплуатации трудящихся) право наций на самоопределение

Социалистическая республика(уничтожение самодержавие, эксплуатации трудящихся) право наций на самоопределение

Самодержавная монархия, ограничение прав «инородцев» и «иноверцев»

Б) социально-экономические вопросы

Поддержка промышленности при расширении прав рабочих

Создание условий для развития промышленности и торговли

Социализация промышленности (передача предприятий в руки рабочих)

На первом этапе –решение задач буржуазно-демократической революции: всеобщее избирательное право и демократические свободы, возвращение крестьянам отрезков 8 часовой рабочий день, свобода профсоюзов; на втором этапе – cсоциалистическая революция, диктатура пролетариата, превращение всех средств производства в «общенародную собственность» , управляемую социалистическим государством

Второй этап революции – очень далекая перспектива

Сотрудничество русских трудящихся с русской властью

В) аграрный вопрос

Выкуп за счет государства и передача крестьянам части помещичьих земель

Социализация земли

Социализация земли

( Использование государственных удельных, монастырских земель; принудительное отчуждение части помещичьих земель за выкуп, превращение ее в общенародное достояние, находящееся в распоряжении крестьянских общин)

Муниципализация земли (Передача земли в собственность государства, предоставляющего ее в пользование крестьянам)

Национализация земли после насильственного изъятия ее у помещиков

Сотрудничество русских трудящихся с русской властью

Средства политической борьбы

Парламентские

Парламентские

Наряду с парламентскими, считали допустимыми революционные средства, в том числе вооруженное восстание и индивидуальный террор

В первую очередь революционная борьба, осуществляемая «партией нового типа» — замкнутой, законспирированной организации, с жестким подчинением меньшинства большинству

Признавали как революционные, так и парламентские средства политической борьбы, отрицали идею «партии нового типа»

Как парламентские, так и насильственные (погромы, «черная сотня»)

НАРОДНИЧЕСТВО

В 1861 г. было создано тайное революционное общество разночинцев “Земля и воля” (существовало до 1864 г.), объединявшее различные кружки. Главным средством воздействия на крестьян “Земля и воля” считала пропаганду.

Падение крепостного права и обострение классовой борьбы в пореформенный период способствовало подъему революционного движения, которое выдвинуло на первый план революционных народников. Народники были последователями идей Герцена и Чернышевского, идеологами крестьянства.

Идейными вождями революционного народничества 70-х гг. были М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, П.Н. Ткачев. Их имена олицетворяли три основных направления в движении народников: бунтарское (анархическое), пропагандистское, заговорщическое. Различия заключались в определении главной движущей силы революции, готовности ее к революционной борьбе, методах борьбы против самодержавия.

Анархическое (бунтарское) направление

На идейные позиции народничества значительное влияние оказывали анархические взгляды М.А. Бакунина, считавшего, что любое государство препятствует развитию личности, угнетает ее. Поэтому Бакунин выступал против всякой власти, рассматривая государство как исторически неизбежное зло. М.А. Бакунин утверждал, что крестьянство готово к революции, поэтому задача героев из интеллигенции, критически мыслящих личностей пойти в народ и призвать его к восстанию, к бунту. Все отдельные вспышки крестьянских восстаний, считал Бакунин, “необходимо слить в общее всепоглощающее пламя крестьянской революции, в огне которой должно погибнуть государство” и создана федерация свободных самоуправляющихся крестьянских общин и рабочих артелей.

Пропагандистское направление

Идеологом второго направления в народничестве — пропагандистского, — был П.Л. Лавров. Свою теорию он изложил в “Исторических письмах”, опубликованных в 1868 — 1869 гг. Ведущей силой исторического прогресса он считал интеллигенцию, способную критически мыслить. Лавров утверждал, что крестьянство не готово к революции, поэтому необходимо подготовить пропагандистов из образованных “критически мыслящих личностей”, задачей которых является хождение в народ не с целью организации немедленного бунта, а для того, чтобы путем длительной пропаганды социализма подготовить крестьян к революции.

Заговорщическое направление

П.Н. Ткачев — идеолог заговорщического направления не верил в возможность осуществления революции силами народа, возлагал свои надежды на революционное меньшинство. Ткачев считал, что самодержавие не имеет классовой опоры в обществе, поэтому возможен захват власти группой революционеров и переход к социалистическим преобразованиям.

Весной 1874 г. началось “хождение в народ”, цель которого — охватить как можно больше деревень и поднять крестьян на восстание, как предлагал Бакунин. Однако хождение в народ окончилось неудачей. Последовали массовые аресты, движение было разгромлено.

В 1876 г. вновь создана народническая подпольная организация “Земля и воля”, видными участниками которой выступали С.М. Кравчинский, А.Д. Михайлов, Г.В. Плеханов, С.Л. Перовская, А.И. Желябов, В.И. Засулич, В.Н. Фигнер и др. Программа ее сводилась к требованию передачи и равномерного распределения всей земли между крестьянами. В этот период народники, согласно идее Лаврова, перешли к организации “поселения в городе”, в качестве учителей, писарей, фельдшеров, мастеровых. Народники стремились таким образом установить прочные связи с крестьянами с целью подготовки народной революции. Однако и эта попытка народников окончилась неудачей и привела к массовым репрессиям. “Земля и воля” строилась на началах жесткой дисциплины, централизма и конспирации. Постепенно в организации сформировалась фракция сторонников перехода к политической борьбе путем использования метода индивидуального террора. В августе 1879 г. “Земля и воля” распалась на две организации: “Народную волю” (1879 — 1882 гг.) и “Черный передел” (1879 — 1884 гг.). Чернопередельцы (среди наиболее активных членов — Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич и др.) выступали против тактики террора, за проведение широкой пропагандистской работы в массах крестьян. В дальнейшем часть чернопередельцев во главе с Г.В. Плехановым отошла от народничества и встала на позиции марксизма.

Революционное народничество второй половины 60-х — начала 80-х гг. XIX в.

Цель урока: сформировать представление об эволюции тактики народников; уяснить суть и формы революционного террора; дать нравственную оценку тактике революционного террора.

План урока: 1. Народнические организации второй половины 60-х — начала 70х гг. XIX в. 2. «Хождение в народ». 3. «Земля и воля»: политическая программа и особенности тактической деятельности. Раскол «Земли и воли». 4. Первые рабочие организации. 5. Деятельность «Народной воли». Убийство Александра II.

Основные знания: появление подпольных народнических организаций, их программа и тактика; деятельность кружка С. Г. Нечаева, сущность нечаевщины; причины перехода к тактике «хождения в народ» и ее неудача; программа и тактика «Земли и воли», причины ее раскола; деятельность «Народной воли»; появление первых рабочих организаций.

Основные понятия: нечаевщина; «хождение в народ»; агитация; пропаганда; революционный террор.

Основные даты: 1874—1875 гг. — «хождение в народ»; 1876—1879 гг. — деятельность революционной народнической организации «Земля и воля»; 1879 г. — раскол «Земли и воли».

Персоналии: С. Г. Нечаев; С. Н. Халтурин; А. И. Желябов.

Оборудование урока: учебник: Данилов А. А., Косулина Л. Г. История России. XIX век. — М., 2000; Данилов А. А., Косулина Л. Г. Рабочая тетрадь к учебнику «История России. XIX век».

Литература для учителя: Ляшенко Л. М. Революционные народники. — М., 1989.

Методические приемы организации урока Урок начинается с беседы по вопросам домашнего задания.

1. Первый вопрос учитель излагает сам. В ходе рассказа учителя учащиеся заполняют таблицу «Народнические организации второй половины 60-х — начала 70-х гг.»:


Название

Время деятельности

Политические цели

Практическая

деятельность

Рассказывая о деятельности общества «Народная расправа», необходимо использовать документ, помещенный в конце § 26, организовав беседу по вопросам к документу.

2. Второй вопрос учитель излагает сам, опираясь на материал учебника.

3. Третий вопрос учитель излагает сам, опираясь на материал учебника. В ходе объяснения нового материала учащиеся заполняют схемы в рабочей тетради (задания 4 и 6 § 26). Учитель может использовать выдержки из программы «Земли и воли», составленной не ранее конца 1876 г.:

Признавая, с одной стороны, что партия может быть влиятельною и сильною только тогда, когда она опирается на народные требования и не насилует выработанного историею экономического и политического народного идеала, а с другой — что коренные черты характера русского народа настолько социалистичны, что если бы желания и стремления народа были в данное время осуществлены, то это легло бы крепким фундаментом дальнейшего успешного хода социального дела в России, мы думаем, что деятельность наша должна опираться на следующие основания.

1). Правовые народные воззрения признают несправедливым тот порядок, при котором земля отчуждается в частную собственность; по народному понятию «земля Божья», каждый земледелец имеет право на землю в том количестве, которое он своим трудом может обработать. Поэтому мы должны требовать перехода всей земли в руки сельского рабочего сословия и равномерного ее распределения.

2). Существующий ныне государственный строй противоречит духу русского народа, который в течение истории доказал свое стремление к полной автономии общин и свободной интеграции общин в волости, губы, земли и т. п. Поэтому мы должны добиваться перенесения всех общественных функций в руки общины, т. е. о полном ее самоуправлении…

3). В состав теперешней России входят такие местности и даже национальности, которые тяготятся этим объединением и при первой возможности готовы отделиться, каковы, например, Малороссия, Польша, Кавказ и пр. Поэтому мы не должны препятствовать разделению теперешней Российской империи на части соответственно местным желаниям. <…>

Из предыдущего вытекают две главные общие задачи , на которые должно быть устремлено все внимание революционной партии: 1) помочь организоваться понимающим уже необходимость того революционным элементам в народе и слиться с существующими уже народными организациями революционного характера и 2) ослабить, расшатать, т. е. дезорганизовать, силу государства, без чего, по нашему мнению, не будет обеспечен успех никакого, даже самого широкого и хорошо задуманного, плана восстания.

Отсюда таковы наши ближайшие практические задачи.

А. Часть организаторская

а) Тесная и стройная организация уже готовых революционеров, согласных действовать в духе вышеизложенной программы…

б) Сближение и даже слияние с враждебными правительству сектами религиозно-революционного характера…

в) Заведение возможно более широких и прочных связей в местностях, где недовольство наиболее заострено, и устройство прочных поселений среди крестьянского населения этих районов.

г) Привлечение на свою сторону по временам появляющихся в разных местностях разбойничьих шаек…

д) Заведение… связей в центрах скопления промышленных рабочих, заводских и фабричных…

е) Пропаганда и агитация в университетских центрах среди интеллигенции, которая в первое время является главным контингентом для пополнения рядов нашей организации.

ж) Заведение связей с либералами с целью их эксплуатации в свою пользу.

з) Пропаганда наших идей и агитация литературою: издание собственного органа и распространение листков зажигательного характера в возможно большем количестве.

Б. Часть дезорганизаторская

а) Заведение связей и организации в войсках, и главным образом среди офицерства.

б) Привлечение на свою сторону лиц, служащих в тех или других правительственных учреждениях.

в) Систематическое истребление наиболее зловредных или выдающихся лиц из правительства.

г) В дни расчета массовое истребление правительства и вообще людей, которыми держится или может держаться тот или другой ненавистный нам порядок.

Каковы основные требования, выдвигаемые программой? Какие принципы лежат в основе этих требований? В чем специфика практической деятельности этой организации? Что вам нравится и что не нравится в программе «Земли и воли»?

4. Четвертый вопрос учащиеся изучают самостоятельно, читая соответствующий раздел § 26 и выполняя задание 5 в рабочей тетради (§ 26). Можно выполнить эту работу в качестве домашнего задания.

5. Пятый вопрос учитель излагает сам. Рассказывая об убийстве Александра II, необходимо использовать иллюстрацию на с. 168 учебника:

Первое марта падало на воскресенье, и Лорис-Меликов убедительно просил царя не ездить на парад в этот день ввиду возможности покушения. Тем не менее Александр II поехал, отшутившись, что гадалка предсказала ему смерть при седьмом покушении, а теперь, если будет, то только шестое.

На набережной, по которой следовал императорский кортеж, было малолюдно. Мальчик волок по снегу корзину, навстречу кортежу шел офицер, на тротуаре стоял молодой человек со свертком в руках. Когда императорская карета поравнялась с ним, он бросил свой сверток под ноги лошадей. Раздался взрыв, поднявший завесу снега и дыма. Двое случайных прохожих остались лежать на мостовой. Несколько черкесов из конвоя были ранены. Император не пострадал. Человека, бросившего бомбу, тут же схватили. Несмотря на настоятельные убеждения кучера не выходить из кареты — он утверждал, что в слегка поврежденном экипаже можно еще доехать до дворца, Александр II все-таки вышел. Он считал, что военное достоинство требует оказать помощь раненым, сказать им несколько ободряющих слов. Александр подошел к бомбометателю (это был член рабочей организации «Народная воля» Николай Рысаков) и спросил его о чем-то. А в это время к императору устремился другой молодой человек… Игнатий Гриневицкий сделал все, чтобы избежать случайностей. Он метнул бомбу под ноги Александру II лишь тогда, когда между ними оставалось несколько шагов. Вновь набережная окуталась дымом и снежной пылью. Через минуту-другую взорам ошеломленных людей предстало ужасное зрелище: на мостовой лежал император, правая нога его была оторвана, левая разбита, бесчисленные раны покрывали лицо и голову. Ранение было смертельным.

В заключение урока учащиеся обсуждают проблемы, сформулированные в задании 7 в рабочей тетради (§ 26).

Домашнее задание: § 26 учебника и вопросы к нему. Выполнить задания 1, 2, 3, 5 § 26 в рабочей тетради. Повторить § 5, 12, 14 (Кавказская война, освоение Русской Америки, Крымская война).

Понимая популистскую партийную организацию | SpringerLink

Правые популистские партии процветают по всей Европе. За некоторыми исключениями, в политических системах такие партии добивались значительных успехов на выборах и формировали национальный политический дискурс на всем континенте. В последние годы многие популистские партии претерпели смену руководства и другие эволюционные вызовы, к которым они хорошо адаптировались, часто вопреки ожиданиям. Этот своевременный сборник посвящен пониманию того, как организуются правые популистские партии Западной Европы.

Не понимая роли организационной динамики, мы не можем понять, как популистские партии со временем адаптируются и, таким образом, выживают. Предоставляя систематический и всесторонний анализ организационных проблем популистских партий с течением времени, Understanding Populist Party Organization исследует ряд политических партий в Западной Европе, исследуя их внутреннюю динамику и задаваясь вопросом, можно ли распознать или построить общий «популистский» партийная типология организации и представительства.

Книга включает главы об Австрийской партии свободы, Vlaams Belang, Швейцарской народной партии, Lega Nord, Национальном фронте, Норвежской партии прогресса, шведских демократах и ​​Датской народной партии.

Швейцарская народная партия расизм антисемитизм неонацисты Политическая организация руководство партийная политика массовый активизм Австрийская партия свободы The Vlaams Belang The Lega Nord Front National Норвегия Швеция Европа политика организации социология социология

О редакции

Райнхард Хайниш — профессор политологии Зальцбургского университета, Австрия.Он также возглавляет кафедру социологии и политологии. Его основные исследовательские интересы — сравнительный популизм, евроскептицизм и сравнительные исследования политических партий и демократии.

Оскар Маццолени — профессор политологии в Лозаннском университете, Швейцария, и директор Исследовательской обсерватории региональной политики. Его основные темы исследований включают национализм, регионализм, популизм и политические партии.

Республиканская партия склонилась к популизму и антилиберализму

3 НОЯБРЯ десятки миллионов американцев проголосуют за Республиканскую партию.Но они не будут голосовать за партию Рональда Рейгана или даже Джорджа Буша. Разрыв со своими предшественниками, президент Дональд Трамп направил консервативную партию Америки к протекционизму и ксенофобии, игнорируя нормы политического поведения внутри страны и за рубежом и ослабляя либеральные ценности и институты. Согласно новому исследованию V-Dem Institute, аналитического центра при Гетеборгском университете в Швеции, республиканцы под руководством Трампа стали более популистскими и менее либеральными, чем когда-либо в новейшей истории.

The Economist сегодня

Отобранные истории в вашем почтовом ящике

Ежедневный информационный бюллетень с лучшими достижениями нашей журналистики

Шведская исследовательская группа создала базу данных 1955 политических партий из 169 стран, начиная с 1970 года, и пригласила 665 ученых и страновые эксперты для оценки их по ряду ценностей. Затем институт V-Dem создал два индекса на основе ответов экспертов. Первый индекс, популизм, измеряет степень, в которой политическая партия заявляет, что она против элит и отдает предпочтение правлению большинства над консенсусом.Второй, нелиберализм, оценивает партии по нескольким критериям, включая вероятность того, что они начнут личные нападения на своих оппонентов, в какой степени они поддерживают свободу слова и справедливые выборы, насколько вероятно, что они нарушат права меньшинств и будут ли они нарушать права меньшинств. они поощряют насилие против своих политических соперников.

В конце 20 века Республиканская партия уже выглядела немного менее либеральной и более популистской, чем большинство основных европейских партий. Но, согласно анализу Института V-Dem, он действительно начал отклоняться в сторону «нелиберализма» только тогда, когда он принял религиозные ценности при Буше после его избрания в 2000 году.Затем партия перешла к популизму в 2010 году с подъемом движения «Чайная партия», которое поклялось ограничить то, что она считала неоправданным расширением федерального правительства при Бараке Обаме. Однако наибольший сдвиг, особенно в сторону антилиберализма, произошел с избранием Трампа.

Согласно данным института V-Dem, партия Трампа сейчас больше похожа на самые правые европейские партии, такие как «Право и справедливость» в Польше или «Фидес» в Венгрии, чем на какие-либо основные политические группы в Западной Европе.Демократическая партия также заигрывает с популизмом в последние годы, но не в такой степени, как республиканцы.

Драйверы авторитарного популизма в США

Введение и резюме

Термин «популизм» часто используется в широком смысле, чтобы охватить политические идеи и стили, которые могут рассматриваться как далеко выходящие за рамки общепринятого политического консенсуса или трансгрессивные. Однако популизм имеет и более узкое, более точное значение. Он обозначает политические партии и лидеров, которые настроены против истеблишмента и разделяют общество на две группы: корыстные элиты и хорошие, простые люди.

Не всякий популизм по своей сути плох. Иногда популистские идеи и энергия способствовали продвижению и сохранению либеральной демократии. Но нарастают волны исключительного и авторитарного популизма, которые утверждают, что говорят от имени народа в отличие от различных так называемых аут-групп: иммигрантов, расовых и этнических меньшинств и всех тех, кто не согласен с рецептами популистов. Более того, называя себя истинным голосом народа, эти популисты заявляют о своей легитимности в освобождении от ограничений, налагаемых на мажоритарное принятие решений в функционирующих либеральных демократиях.

В таком понимании авторитарный популизм представляет собой серьезный вызов демократической политике по обе стороны Атлантики. В странах с устоявшейся демократией все больше и больше политиков-крайностей-популистов добиваются успехов. Хотя их успех во многом проистекает из их обещаний решить различные социальные и экономические проблемы путем подрыва традиционных форм политических переговоров и компромиссов, во многих случаях он также включает отказ от с трудом завоеванных обязательств в отношении человеческого достоинства и свобод.

В США апелляция к авторитарному популизму идет рука об руку с падением доверия к правительству и ростом партийной поляризации. В Соединенных Штатах все чаще считают правительство безразличным к заботам граждан и охваченным хорошо организованными особыми интересами. Избиратели также остро осознают растущую политическую дисфункцию Вашингтона и неспособность федерального правительства «довести дело до конца» и отреагировать на политические предпочтения общества. Однако у урны для голосования избиратели часто усиливают крайнюю предвзятость, которая способствует этой дисфункции.

Хотя экономика США оправилась от финансового кризиса 2008 года, она по-прежнему характеризуется вялым ростом производительности и надвигающимися структурными изменениями, которые угрожают рабочим местам на нижних ступенях лестницы образования и квалификации. Восстановление также было крайне неравномерным: одни секторы, демографические данные и регионы преуспевали, а другие так и не вернулись на круги своя. Правильно или ошибочно, избиратели считают, что многие чрезвычайные меры, принятые после кризиса, приносят пользу немногим с хорошими связями за счет всех остальных, в то время как никто из виновных в кризисе не был привлечен к ответственности.

Экономические соображения также формируют отношение к расе, иммиграции и глобализации. Западные общества, включая США, становятся более разнообразными, особенно в городских центрах. В космополитических городских центрах, таких как мегаполисы на Восточном и Западном побережьях, наблюдается концентрация экономического динамизма, роста и новых возможностей. Сочетая разнообразие, открытость и экономический динамизм, города превратились в экономическую и культурную противоположность менее разнообразных и экономически застойных пригородных и сельских районов.

В этом отчете рассматриваются политические, экономические, культурные и расовые факторы, лежащие в основе авторитарного популизма в Соединенных Штатах. В нем также представлены рекомендации по решению этой проблемы в будущем. Отчет основан на беседах, состоявшихся в октябре 2017 года на семинаре, организованном Центром американского прогресса (CAP) и Американским институтом предпринимательства (AEI) в рамках нашего совместного проекта «Защита демократии и андеррайтинг трансатлантического партнерства».

Защита демократии и обеспечение трансатлантического партнерства

Ученые Центра американского прогресса и Американского института предпринимательства часто оказывались на противоположных сторонах важных политических дискуссий.Тем не менее, в то время, когда на карту поставлен фундаментальный характер западных обществ, то, что нас объединяет, намного сильнее, чем существующие у нас разногласия.

Угроза авторитарного популизма не исчезнет, ​​если новое поколение политических лидеров не предложит убедительную программу улучшения жизни людей, которая будет более привлекательной для общественности, чем популистские альтернативы. Однако защита и восстановление демократической политики и дискурса требует постоянного интеллектуального участия.Это требует новых аргументов в пользу того, как либеральная демократия, открытость, плюрализм и международный порядок, основанный на правилах, могут выполнить обещание общего процветания и общей безопасности. (Полную формулировку целей см. в Приложении)

Целью нашего проекта, объединяющего ученых и практиков разных идеологических взглядов, не является поиск промежуточного соглашения. Мы по-прежнему решительно расходимся во мнениях по многим важным вопросам политики. Однако мы также едины в нашем убеждении, что основные институты демократии, рыночной экономики с общим процветанием и U.Союзы под руководством С. — надежны. Хотя принципы, институты и практики либеральной демократии необходимо реформировать и укреплять, когда и где это необходимо, их не следует воспринимать как должное. В то время, когда полезность демократии как наилучшей системы правления для поддержки человеческого достоинства, процветания и свободы находится под прямым вызовом, ее необходимо решительно защищать на публичных площадях.

Политические факторы авторитарного популизма в США

В СШАS. контекст, рост авторитарного популизма шел рука об руку с падением доверия к правительству и политическим институтам; снижение реакции законодателей на выраженные общественностью политические предпочтения; и рост идеологической поляризации. Взятые вместе, это следует рассматривать как предупреждающие знаки об упадке американской демократии.

Падение доверия к правительству США относится к середине 1960-х годов. Пятьдесят лет назад почти три четверти U.С. население доверяло федеральному правительству; это число упало до менее 25 процентов. В течение первого года правления администрации Трампа это снижение продолжалось. Аналогичное разрушение доверия наблюдается и в других сферах общества США, таких как СМИ, церкви, корпорации и университеты. Это не позволяет рассматривать падение политического доверия как изолированное явление. Более того, в некоторых ситуациях низкий уровень доверия к правительству может быть благоприятным. Например, недоверчивые и внимательные граждане могут иметь больше возможностей для привлечения к ответственности избранных представителей, чем граждане, которые придерживаются более романтического взгляда на политику и политиков.

Возможно, снижение доверия также отражает восприятие того, что демократическая политика не работает в интересах людей — или, по крайней мере, не отвечает их предпочтениям. Политологи Бенджамин Пейдж и Мартин Гиленс обнаружили, что среднестатистические американцы практически не имеют влияния на государственную политику США и что «когда значительное большинство американцев выступает за изменения политики — когда от 70 до 80 процентов хотят изменений, — они получают их менее чем в половине случаев. ”

Играют разные факторы: особые интересы и влиятельные доноры кампании влияют на политику; технократические агентства без прямой политической подотчетности могут формулировать политические решения, не принимая во внимание желания граждан; и указы исполнительной власти могут вводить в действие политику без принятия законодательных мер.Искаженные избирательные округа имеют ограниченную электоральную конкуренцию и подотчетность, а избиратели перекосились старше, богаче и белее, чем население в целом. В то время как примерно 70 процентов поколений молчаливых и бэби-бумеров и немногим более 60 процентов поколения X проголосовали на президентских выборах в США в 2016 году, проголосовало чуть менее 50 процентов миллениалов. Низкий уровень участия в голосовании среди американцев с низкими доходами также способствует отсутствию справедливого представительства. В 2016 году между показателями регистрации избирателей среди американцев с низким и высоким доходом был разрыв в 20 пунктов.Эти пробелы сохраняются при голосовании. В 2012 году проголосовали лишь около 47 процентов тех, кто заработал менее 10 000 долларов, в то время как более 80 процентов тех, кто заработал более 150 000 долларов, проголосовали.

Политические расходы на выборы все больше концентрируются среди немногих самых богатых. В 2012 году почти половина всех денег, потраченных на федеральные выборы, была получена от одной десятой части одного процента американцев. Доля взносов от верхних 0,01 процента голосующего населения выросла до 40 процентов в 2016 году по сравнению с 16 процентами в 1980-х годах.

Более того, доминирование корпораций и деловых кругов существует не только в расходах на выборы, но и в лоббировании выборных должностных лиц и лиц, принимающих решения. В своей книге « Небесный хор: неравный политический голос и нарушенное обещание американской демократии » 2012 года Кей Леман Шлозман, Сидни Верба и Генри Э. Брэди обнаружили, что на организации, представляющие бизнес, вместе взятые, приходится 72% всего лоббирования. расходы, в то время как трудовые организации составили всего 1 процент.Например, по данным Центра отзывчивой политики, с 1998 по 2018 год Торговая палата США и Круглый стол деловых кругов — всего две из многих бизнес-организаций, действующих в Вашингтоне, округ Колумбия, — потратили 1,66 миллиарда долларов на лоббирование федерального правительства; оборонные подрядчики Boeing Co., Northrop Grumman и Lockheed Martin потратили 771 миллион долларов; а американские фармацевтические исследования и производители потратили 346 миллионов долларов. Для сравнения, все профсоюзы вместе потратили за это время 778 миллионов долларов.Возможно, в ответ на концентрацию власти богатства в политической сфере, политические механизмы имеют тенденцию концентрировать выгоды среди богатых, но распределять издержки, связанные с политикой, на население в целом, особенно на маргинальные сообщества, что способствует снижению доверия к правительству. .

Падение доверия к правительству также может быть побочным эффектом нереалистичных предположений о способности политики решать социальные и экономические проблемы. Исследования политологов Джона Р.Хиббинг и Элизабет Тайсс-Морс, например, показывают, что в народном воображении неспособность политиков «добиваться цели» может быть объяснена просто партийными спорами. Эта идея подразумевает, что решения проблем государственной политики очевидны и что отсутствие доброй воли является основным препятствием на пути к прогрессу. Естественным следствием такой точки зрения является необходимость избрать беспартийного аутсайдера, часто авторитарного популиста, нацеленного на выполнение дел независимо от демократических норм, таких как терпимость и взаимная терпимость.

Одновременно политика в Соединенных Штатах стала более поляризованной. В прошлом общая жалоба на американскую демократию заключалась в том, что политические позиции основных кандидатов были почти неразличимы, что указывало на отсутствие у политических партий каких-либо твердых принципов. Эта точка зрения соответствовала каноническому результату теории общественного выбора, согласно которой политические партии сосредотачивают свои усилия на борьбе за среднего избирателя, перемещая свои платформы к центру. Даже если эта модель могла достаточно хорошо описать U.В политике прошлого ситуация начала меняться два десятилетия назад. В 2006 году исследователи отметили, что «растущее количество эмпирических исследований показывает, что каждая из партий в правительстве, особенно в Конгрессе, становится все более однородной в своих политических позициях, в то время как различия между позициями двух партий по основным вопросам политики. расширяются ».

Есть несколько интуитивно правдоподобных объяснений, которые могут объяснить поляризацию двух основных политических партий Америки и, соответственно, ее избранных представителей.Объединение избирательных округов в идеологически сплоченные образования предлагает одно объяснение, но доказательств этого мало. Известное исследование Нолана Маккарти, Кита Т. Пула и Ховарда Розенталя воспроизвело нынешний уровень идеологической поляризации даже при привлечении представителей из случайно сгенерированных районов. Также нельзя винить политическую поляризацию просто в расходах на предвыборную кампанию со стороны особых интересов, преследующих крайние политические цели. Существующие исследования показывают, что «существует слабая связь между расходами на избирательную кампанию и результатами выборов… или между источниками финансирования кампании и поведением при поименном голосовании.«Если первичный процесс имеет поляризующий эффект, его величина в лучшем случае скромна. Экстремальный маневрирование и неограниченные расходы на избирательную кампанию со стороны богатых людей с особыми интересами вносят свой вклад, но не в достаточной мере объясняют нынешний гиперпартийный политический раскол; тем не менее, они являются основными факторами искажения политического процесса, поэтому они не реагируют и не подотчетны средним американцам, которые не видят себя справедливо представленными на федеральном уровне.

Стратегические разногласия в Конгрессе, вызванные избирательными соображениями, по-видимому, являются еще одним фактором поляризации, как и изменения в среде СМИ.Первое относится к растущей озабоченности по поводу лояльности электоральной базы, которая побуждает политиков отказываться от возможностей для достижения компромиссов по важным законодательным актам. Соответственно, разнообразие источников новостей, доступных американцам, резко увеличилось за последние десятилетия, вместе с увеличением идеологически отличительных СМИ, которые могут изменить взгляды общественности в еще более радикальных направлениях. Обе партии также претерпели существенные изменения, начиная с перегруппировки Республиканской партии на юг, которая началась в 1970-х годах и привела к тому, что Республиканская партия закрепилась в более консервативных блоках для голосования белых на Юге, а также с постепенной миграцией афроамериканцев. и латиноамериканцы к Демократической партии.

Эти сдвиги в сочетании с другими выявленными динамиками привели к сегодняшнему гиперпартийному политическому расколу и бездействию правительства, создавая благодатную почву для авторитарного популизма.

Экономические факторы авторитарного популизма в США

На первый взгляд, экономические трудности, по-видимому, слабо связаны с поддержкой авторитарных популистов в данных опросов. Согласно экзит-поллам на президентских выборах в США в 2016 году, Хиллари Клинтон победила Дональда Трампа с 13 баллами среди тех, кто зарабатывает менее 30 000 долларов в год, а лидерство Трампа было самым сильным среди тех, кто зарабатывал от 50 000 до 99 999 долларов.Это согласуется с выводами растущего потока литературы, исследующей поддержку правых популистов в европейских странах, где культурные и политические соображения движут популистских избирателей сильнее, чем экономические.

В какой степени экономическое неравенство, в отличие от плохих экономических показателей в целом, объясняет рост популистской политики? Верно, что неравенство доходов в Соединенных Штатах является высоким по стандартам развитых промышленно развитых стран, и с конца 1960-х годов оно увеличилось.В то время как доходы американских семей, находящихся в нижних двух третях распределения доходов, более чем удвоились за период с 1947 по 1979 год, в реальном выражении в долларах с тех пор они не изменились, даже несмотря на то, что средняя производительность почти удвоилась.

В то же время исследование вознаграждения генерального директора в 350 крупнейших компаниях США показало, что с 1978 г. размер вознаграждения вырос на 997%; Среднее вознаграждение генерального директора в размере 16,3 миллиона долларов было в 303 раза больше годового вознаграждения типичного рабочего, которое выросло с 20 к 1 в 1965 году и с 87 к 1 в середине 1990-х годов.Доля доходов до налогообложения, приходящаяся на долю самых богатых американцев, превышает неравенство доходов в период после позолоченного века 1910 года и соответствует предыдущему пику неравенства в конце 1920-х годов. Необработанные данные на уровне штатов показывают положительную связь между основным показателем неравенства доходов, коэффициентом Джини, и лидерством Дональда Трампа на выборах 2016 года, но эта связь является слабой и не может рассматриваться как свидетельство причинно-следственной связи. Более того, авторитарный популизм остается чрезвычайно острой проблемой в странах, где уровень неравенства доходов намного ниже, таких как Австрия, а также в странах, где уровень неравенства доходов снизился за последнее десятилетие, например в Соединенном Королевстве.

Учитывая важность убеждений и представлений в литературе, основанной на данных на индивидуальном уровне, поддержку авторитарного популизма можно было бы лучше объяснить степенью, в которой избиратели считают экономическую систему несправедливой или настроенной против них, а не изучением более широких агрегированных показателей. экономического здоровья или разброса доходов, например, коэффициент Джини. Исследование, проведенное Далибором Рохак, Саханой Кумар и Андреасом Йоханссоном Хайнё, обнаружило прочную связь между поддержкой правых авторитарных популистов в Европе и «контролем над коррупцией», показателем коррупции — и восприятием коррупции — из базы данных Всемирного банка. Показатели управления в мире.Популярные источники, такие как знаменитая книга Луиджи Зингалеса 2012 года « A Capitalism for the People », предполагают, что меритократия и экономическая мобильность, связанные с социальной и экономической моделью Америки, ослабли в последние десятилетия, а политика и институты все больше отдают предпочтение кумовству и ренте. поиск, в результате чего возникает ощущение, что система фальсифицируется коррумпированной элитой и для нее.

В Соединенных Штатах чрезвычайные меры, направленные на поддержание коллапса банковской индустрии в 2008 и 2009 годах, дали толчок зарождающемуся движению чаепития справа и широко распространенному движению Occupy, в основном слева.Точно так же в Европейском союзе ссуды, предоставленные таким странам, как Греция, которые также косвенно помогали экономическим субъектам, державшим греческий долг, послужили некоторым основанием для роста ведущей правой популистской партии Германии, Альтернативы для Германии. Для многих граждан как Германии, так и Америки специальные меры, принятые для стабилизации экономики, которые приносят пользу избранным, в то время как обычные люди несут расходы, доказывают, что система настроена против них.

Однако экономические проблемы еще глубже.В американском контексте структурные изменения трансформируют рынки труда. Растущее число рабочих мест уязвимо для аутсорсинга и автоматизации, особенно тех, которые требуют более низкой квалификации. Как заметил Джед Колко, главный экономист Indeed.com, экономическая тревога вполне могла быть направлена ​​на будущее: «Трамп победил Клинтона в тех странах, где больше рабочих мест подвержено риску развития технологий или глобализации». Существуют и другие основные источники экономического недовольства и препятствий на пути к продвижению вверх в Соединенных Штатах.Например, большие различия в качестве школьного образования, доступного для жителей разных школьных округов, резко ставят в невыгодное положение цветные сообщества и тех, кто родился в семьях с низкими доходами. А на уровне послесреднего образования можно утверждать, что политика приема в университеты лишь отчасти меритократична. В дополнение к позитивным действиям университеты также придают большое значение традиционным предпочтениям, особенно в ведущих элитных школах. В недавней книге Бринк Линдси и Стивен Телес перечисляют ряд других факторов, которые способствовали усилению неравенства и изменению экономической ситуации, в том числе те, которые связаны с интеллектуальной собственностью, финансовым регулированием, профессиональным лицензированием и другими политиками.

Угроза экономической неопределенности сосредоточена на средних уровнях распределения доходов и навыков, а не на нижних уровнях. Например, высокооплачиваемая работа в инженерии и науке требует нестандартных когнитивных навыков, которые дополняются компьютерами и другими капитальными товарами. В нижней части шкалы распределения заработной платы рабочие места, требующие нестандартных ручных навыков — например, обслуживание столов, уборка или приготовление пищи — не могут быть значительно более продуктивными за счет добавления компьютеров и других капитальных товаров.Именно средние должности, требующие рутинных ручных или когнитивных навыков, становятся жертвами глобализации и технического прогресса. Это согласуется с моделями голосования, наблюдавшимися на президентских выборах в США в 2016 году, поскольку Дональд Трамп получил большую долю голосов из средних сегментов лестницы доходов и из областей, где рабочие места находились под угрозой из-за автоматизации.

Не все происходящие структурные изменения легко отражаются в статистике безработицы.Как показал Николас Эберштадт из AEI, мужское население Америки покидает рабочую силу в рекордных количествах. Сегодня уровень занятости мужчин в расцвете сил — от 25 до 54 лет — лишь немного ниже, чем в 1940 году, когда Соединенные Штаты восстанавливались после Великой депрессии. Феномен сокращения участия мужчин в рабочей силе отличает Соединенные Штаты от других стран с развитой индустриальной экономикой.

И кризис рынка труда американских мужчин был не только экономическим; он идет рука об руку с другими тревожными событиями.Энн Кейс и лауреат Нобелевской премии экономист Ангус Дитон обнаружили, что с 1990-х годов «белые неиспаноязычные люди среднего возраста в США с аттестатом средней школы или меньше испытали рост смертности среднего возраста». Факторы включают рост «смертей от отчаяния» — смертей от наркотиков, алкоголя и самоубийств, а также замедление снижения смертности от болезней сердца и рака. Кейс и Дитон предполагают, что рост этих смертей сопровождается ощутимым ухудшением экономического и социального благосостояния этих групп населения.

Кроме того, текущие тенденции в образовательной успеваемости в Соединенных Штатах Америки намекают на возможность того, что в ближайшие десятилетия плохие показатели мужчин на рынке труда могут увековечить себя. Хотя исторически мужчины преобладали в высокооплачиваемых профессиях, что привело к гендерному разрыву в оплате труда, заметному во всех странах с развитой экономикой, по словам исследователей Дэвида Аутора и Мелани Вассерман, «за последние три десятилетия траектория движения мужчин на рынке труда в США повернулась вниз. по четырем направлениям: приобретение навыков; уровень занятости; профессиональный рост; и уровень реальной заработной платы.«В результате потеря относительного статуса может побудить некоторых обратиться к вызывающей разногласия популистской политике, чтобы выразить свой гнев и разочарование.

Абсолютные и относительные достижения, достигнутые исторически маргинализированными группами, включая женщин и цветных людей, должны отмечаться и ускоряться. Впереди еще долгий путь. В 2016 году женщины, работающие полный рабочий день в Соединенных Штатах, обычно получали только 80 процентов от заработной платы мужчин; разрыв в заработной плате цветных женщин еще более заметен.Однако Америка по-прежнему будет сталкиваться с серьезной проблемой, если постепенное закрытие существующих разрывов будет идти рука об руку с абсолютным снижением результатов образования и рынка труда для белых мужчин, которые затем будут обращены к политикам, разжигающим их чувство негодования. Кризис на рынке труда также оказывает психологическое воздействие, способствующее популизму. В американской культуре работа остается важнейшим средством поддержания социальных отношений и чувства собственного достоинства, в то время как отсутствие работы порождает отчаяние.Президент AEI Артур Брукс назвал это «дефицитом достоинства» — мощным ресурсом, созревшим для недобросовестных политических кандидатов, который может вылиться в популяризованный гнев.

Культурные и расовые факторы авторитарного популизма в США

Безусловно, одни только экономические факторы не объясняют рост авторитарного популизма в Соединенных Штатах. Недавнее исследование, проведенное Дайаной К. Мутц из Пенсильванского университета, показало, что страх потерять статус был более значительным фактором, чем экономическая тревога для белых избирателей Трампа в их решении голосовать за Дональда Трампа в 2016 году.Утрата статуса среди групп, переживающих экономический спад, может, кроме того, усугубить культурное и расовое недовольство.

В основе эксклюзивных авторитарных популистских нарративов лежит различие между коррумпированной элитой и теми, кто принадлежит к соответствующей группе якобы хороших, обычных людей. Различие между ними не обязательно основано на этнических или расовых признаках, но часто так и есть. Джон Джудис, автор книги The Populist Explosion , противопоставляет популистов, политика которых выражает «низ и середину, построенные против верхов», с популистами, которые защищают «народ против элиты, которую они обвиняют в поддержке третьей группы», например: иммигранты, мусульмане или афроамериканцы.

Соответствующие разделительные линии проходят по-разному по обе стороны Атлантики. В Соединенных Штатах проживают потомки рабов, которых насильно завезли на континент. В то же время в развитых европейских странах проживает значительное количество иммигрантов — часто из стран с мусульманским большинством, — которые зачастую плохо интегрированы. Напротив, иммигранты в Соединенных Штатах, в том числе мусульмане, обычно хорошо интегрируются. Правые популисты Европы активно использовали вопрос иммиграции и страха перед исламом, особенно после кризиса беженцев 2015 года и после террористических актов, совершенных или вдохновленных террористическими группами, такими как «Исламское государство» или «Аль-Каида».

Более 12 процентов населения США — афроамериканцы, и это население в подавляющем большинстве происходит от порабощенных людей. До 1960-х годов афроамериканцы сталкивались с явной и правовой дискриминацией во многих штатах, при этом структурное и систематическое неравенство сохраняется. Афроамериканцы продолжают систематически фиксировать худшие экономические, социальные и медицинские показатели, и их количество заключенных в тюрьмы чрезвычайно непропорционально. Это резко ограничивает образовательные достижения их детей, снижая мобильность между поколениями.

Тем не менее, расовые различия, вызванные наследием рабства и сегрегации, не новость для Америки; и размер его иностранного населения не является необычно большим. Кроме того, уровень иммиграции остается намного ниже, чем в период расцвета американской политики открытых границ в конце 19 века. Так что же вызвало нынешнюю политическую напряженность вокруг расовых отношений? Соединенные Штаты, как и другие западные общества, становятся более этнически разнообразными из-за сочетания иммиграции и старения.Если нынешние тенденции сохранятся, к середине века белые станут меньшинством в Соединенных Штатах.

И кампания Дональда Трампа, и правые авторитарные популисты в Европе, как правило, использовали опасения, связанные с такими демографическими изменениями. Избирательная база Трампа — как и база Республиканской партии — в подавляющем большинстве белые. Кампания Трампа использовала опасения по поводу иммиграции, расы и ислама, склоняясь к политике идентичности белых с явно расистскими призывами. Исследование Института общественных религий для The Atlantic обнаружило:

68 процентов белых избирателей из рабочего класса заявили, что американский образ жизни необходимо защитить от иностранного влияния, и почти половина согласились с заявлением: «Все изменилось так сильно, что я часто чувствую себя чужим в моей собственной стране.«Среди белых избирателей из рабочего класса, которые испытывали эти опасения, 79 процентов проголосовали за Трампа. Он получил голоса только 43 процентов из тех, кто не голосовал.

Защитники либеральной демократии не должны отказываться от основополагающих ценностей расового равенства, терпимости и возможностей для всех. Они должны решительно противостоять силам, которые стремятся маргинализировать и наказывать расовые и этнические меньшинства и другие уязвимые общины.

Конечно, разумные и добросовестные люди могут не соглашаться по поводу желательной иммиграционной политики и правильного подхода к решению проблемы терроризма.Однако обе темы заслуживают вдумчивого и разумного подхода, а не провокации ксенофобского безумия, которое было отличительной чертой кампании Трампа и захватило воображение его электоральной базы. Более того, многих белых американцев, которые в настоящее время соблазняют нативистские призывы, питают тревогу по поводу экономических и культурных потрясений, можно достичь с помощью инклюзивных политических платформ как левоцентристских, так и правоцентристских. Это позволило бы политикам решить основные проблемы — в первую очередь, эрозию экономической безопасности и возможностей и неудачи в обеспечении справедливого представительства в правительстве — и в то же время предоставило бы надежную альтернативу вызывающей беспокойство политике популистов.

Приближаясь к вызову

Авторитарный популистский вызов американской демократии реален. Ничего не стоит отвергать это просто как «мажоритарный взгляд на демократию», вновь утверждающий себя против «постдемократических» попыток связать руки избранным представителям — как утверждали некоторые правые политические. Также бесполезно смотреть на демократию в США как на риск неминуемого краха под властью авторитарного правительства.

Напротив, к проблеме следует подходить с ее собственных позиций: как сдвиг некоторых важных параметров политической конкуренции.За авторитарной популистской волной стоит несколько сложных движущих сил. Некоторые из них носят структурный характер, что говорит о том, что поиск простых и быстрых решений не увенчается успехом. Обуздание авторитарного популизма и примирение стоящих за ним инстинктов с либеральной демократией, экономической открытостью и возможностями, а также международным сотрудничеством потребуют значительного объема политической и институциональной работы.

Не существует универсального рецепта для политиков, стремящихся дать отпор крайним популистским вызовам.Однако несколько первых уроков и возможных принципов можно извлечь из совместных исследований, проведенных на семинарах CAP-AEI. Как отметила Шери Берман, участница двух семинаров, «популизм — это скорее следствие, чем причина демократических дисфункций: это признак того, что демократические институты не работают должным образом».

Во-первых, Демократическая и Республиканская партии должны признать, что они находятся в момент кризиса — момент, который может предвещать долгосрочную перестройку, — и разработать стратегию управления изменениями.Например, по данным исследовательского центра Pew Research Center, взгляды на торговлю внутри партий изменились: только 36 процентов республиканцев и независимых правых поддержали торговые сделки по сравнению с 67 процентами демократов и независимых левых взглядов. Когда такие сдвиги происходят в Европе, новые партии, возглавляемые политическими предпринимателями, могут прийти и действительно приходят к власти, а уже существующие центристские партии могут оказаться ограниченными политическими границами. Напротив, перед двумя основными партиями в Соединенных Штатах стоит задача заново изобрести себя перед лицом глубокого народного гнева и недоверия.

Во-вторых, в узком смысле основные силы также должны стать более популистскими. По словам президента и генерального директора CAP Нииры Танден, «Дональд Трамп расширил пространство для политических дискуссий в Соединенных Штатах». Партии попали в нынешний кризис из-за того, что они казались безразличными к опасениям, которые привлекают избирателей к крайним популистам. По словам Роберта Микки, политолога из Мичиганского университета, «популисты с наибольшей вероятностью появятся и добьются политического успеха, когда они могут законно претендовать на статус аутсайдера, когда широко распространено восприятие политической коррупции и когда политическая коррупция сложится. партии старательно избегают обсуждения вопросов, поднятых популистами.Две основные политические партии США должны продумать партийные позиции, когда рядовые члены серьезно сомневаются в консенсусе истеблишмента.

В-третьих, основные партии должны поощрять новых участников, которые можно рассматривать как отход от так называемой сговорчивой элиты. Им также необходимо поддержать структурные изменения политической системы, которые повысят оперативность и подотчетность избранных представителей, включая антикоррупционные реформы, которые помогут восстановить доверие к правительству.Крайние популисты, представляющие угрозу демократии, делают упор на непоправимости системы. Их чувства «сожги это дотла» вызывают недовольство народа и могут загнать их противников в гонку до дна, которая обычно терпит поражение. Тем не менее, заслуживающие доверия реформаторы с позитивной повесткой дня могут эффективно использовать популистские настроения, не будучи антидемократическими или нелиберальными. Эта форма так называемого хорошего популизма охватывает и отвечает на озабоченности населения способом, который французский политический стратег и дипломат Адриан Абекассис назвал ответом на массовые требования радикализма, но без экстремизма.

Наконец, совместное исследование CAP и AEI предполагает, что новый позитивный патриотизм необходим для нейтрализации более крайних популистских настроений. В Соединенных Штатах у популизма слева и популизма справа есть несколько поразительных общих черт: глубокое подозрение в отношении военных действий Америки за рубежом; тревога о возникновении слежки; недоверие к крупным институтам; и подозрительность глобальных элит. Во многом этот цинизм вызван бесконечными войнами с начала 21 века, а также опытом Великой рецессии, который многие приписывают проступкам элиты, уклонившейся от ответственности.

Уродливому национализму и превосходству белых, проявившимся во время и после выборов 2016 года, лучше всего можно противостоять путем восстановления патриотических настроений вокруг проверенных временем демократических ценностей и институтов Америки. Это должно быть построено на честном понимании истории Америки и принятии основополагающих принципов управления государством, самим народом и для народа с равными и неотъемлемыми правами для всех.

Заключение

Задача политического истеблишмента Америки — это не что иное, как революционные изменения — изменения, которые перестраивают истеблишмент в соответствии с требованиями отчужденных политических основ, но избегают антидемократического популизма.В Соединенных Штатах крайняя партийность и безразличие правительства являются движущей силой тупика, разочарования и крайнего популизма, которые возникли за последнюю четверть века. Он был усилен новыми технологиями и социальными сетями. Но рост крайнего популизма не обязательно должен быть постоянным. Возврат к конструктивной приверженности в сочетании с двухпартийным сотрудничеством по фундаментальным вопросам, таким как эпидемия опиоидов, реформа уголовного правосудия, экономическое неравенство и защита американской демократии от иностранного вмешательства, может восстановить состояние политиков, которые придерживаются демократических ценностей, в том числе равенство перед законом, независимая судебная система и свобода печати.

Об авторах

Далибор Рохак — научный сотрудник Американского института предпринимательства (AEI), где он изучает политическую экономию Европейского Союза. Он также является приглашенным научным сотрудником в Букингемском университете в Соединенном Королевстве и научным сотрудником Института экономики в Лондоне. До прихода в AEI Рохак был связан с Центром глобальной свободы и процветания Института Катона и работал заместителем директора в лондонском Институте Легатум.В 2009 году прошел стажировку в офисе президента Чешской Республики в Праге. Помимо десятков научных статей в рецензируемых журналах, Рохак написал о европейских делах для The Washington Post , The New York Times , Financial Times , The Wall Street Journal , Foreign Affairs и многие другие торговые точки. Его книга « К несовершенному союзу: консервативный аргумент в пользу ЕС » была включена в список лучших книг 2016 года журнала « Foreign Affairs ».Рохак имеет докторскую степень. по политической экономии от Королевского колледжа Лондона, степень магистра философии. Имеет степень магистра экономики Оксфордского университета, степень магистра экономики Университета Джорджа Мейсона и степень бакалавра искусств. Кандидат экономических наук в Карловом университете в Праге.

Лиз Кеннеди — старший директор отдела демократии и правительственной реформы в Центре американского прогресса, где она работает над реструктуризацией демократических правил, чтобы сбалансировать власть и восстановить доверие к правительству. Ранее она работала советником и стратегом кампании в Demos, работая над правами голоса, деньгами в политике и корпоративной подотчетностью.До того, как присоединиться к Демосу, Кеннеди работал поверенным в программе «Демократия» в Центре правосудия им. Бреннана в Школе права Нью-Йоркского университета. Кеннеди был заместителем директора по защите избирателей во время президентской кампании президента Барака Обамы в Огайо в 2008 году; представлял профсоюзы в делах о банкротстве предприятий; и был юристом в судебном процессе в Cravath, Swaine & Moore LLP. До юридической школы она была студенческим организатором и руководителем опросов в группах исследования общественных интересов. Кеннеди часто выступает на панелях и конференциях, выступает на радио и телевидении.Она является автором или соавтором множества статей, а ее статьи опубликованы в The New York Times , US News & World Report , The American Prospect , Guernica, журнале , BillMoyers.com, Американском конституционном обществе. по вопросам права и политики, журнал Human Rights , Boston Herald , The Cleveland Plain Dealer , The Hill ‘s Congress Blog, Real Clear Policy и National Civic Review , среди многих других изданий.Кеннеди родился в Бруклине, штат Нью-Йорк, получил степень бакалавра искусств. в правительстве Смит-колледжа и получила степень доктора права на юридическом факультете Нью-Йоркского университета, получив диплом с отличием.

Викрам Сингх — старший научный сотрудник по национальной безопасности Центра американского прогресса. С 2014 по 2017 год он был вице-президентом по национальной безопасности и международной политике. Сингх поддерживает группу национальной безопасности по вопросам оборонной политики, дипломатии и политики в Азии. Он курирует программу CAP по защите либеральной демократии и американских союзов, а также новую инициативу по восстановлению Интернета как силы демократии.Он созвал и работал в рабочей группе CAP по американо-индийским отношениям. С 2009 по 2014 год Сингх занимал руководящие должности в Министерстве обороны и Государственном департаменте США, в том числе в качестве заместителя помощника министра обороны по Южной и Юго-Восточной Азии и заместителя специального представителя по Афганистану и Пакистану. С 2007 по 2009 год он был научным сотрудником Центра новой американской безопасности. Сингх начал работать в Министерстве обороны в качестве научного сотрудника по президентскому управлению и с 2003 по 2007 год занимал различные политические должности в Пентагоне, в том числе в области политики в Южной Азии. ; постконфликтная стабилизация и борьба с повстанцами; наращивание обороноспособности партнеров и союзников; приобретение защиты; и как советник по обороне в U.С. Миссия при ООН. Сингх жил и работал в Шри-Ланке во время гражданской войны, где он руководил программой Фонда Форда по правам меньшинств и конфликтам в Бангладеш, Индии, Непале, Пакистане и Шри-Ланке, а также работал в «Голосе Америки». Сингх имеет ученые степени Калифорнийского университета в Беркли и Колумбийского университета.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить всех участников своего семинара за их ценные идеи и предложения.

Приложение

Проект CAP-AEI по защите демократии и обеспечению трансатлантического партнерства
Заявление о целях

По обе стороны Атлантики свободные, открытые и демократические общества сталкиваются с трудностями. В политическом центре формируется интеллектуальный вакуум, где традиционные политические платформы и лидеры теряют популярность. Между тем авторитарные популисты самых разных мастей, многие из которых имеют тайные или открытые связи с Кремлем, вмешиваются, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту.

Ученые Центра американского прогресса и Американского института предпринимательства часто оказывались на противоположных сторонах важных политических дискуссий. Тем не менее, в то время, когда на карту поставлен фундаментальный характер западных обществ, то, что нас объединяет, намного сильнее, чем существующие у нас разногласия.

Угроза авторитарного популизма не исчезнет, ​​если новое поколение политических лидеров не предложит убедительную программу улучшения жизни людей, которая будет более привлекательной для общественности, чем популистские альтернативы.Однако защита и восстановление демократической политики и дискурса требует постоянного интеллектуального участия. Это требует новых аргументов в пользу того, как либеральная демократия, открытость, плюрализм и международный порядок, основанный на правилах, могут выполнить обещание общего процветания и общей безопасности. В рамках этого проекта мы стремимся предоставить такой случай, основанный на пяти идеях:

  • Как система правления либеральная демократия не имеет привлекательных альтернатив .Люди заслуживают того, чтобы жить при правительствах, которые чутко им подчиняются и подотчетны им и подчиняются обязательным конституционным и правовым ограничениям.
  • Как правило, открытость — как для торговли, так и для миграции — делает общества более процветающими и устойчивыми . Политики должны убедиться, что преимущества открытости распределяются справедливо, но возвращение в мир автаркических закрытых обществ не вариант.
  • Международное сотрудничество ценно .В то время как международные организации и союзы могут нуждаться в обновлении, международная система, основанная на правилах и сотрудничестве между либеральными демократиями, намного предпочтительнее мира войны с нулевой суммой и протекционизма, который был нормой на протяжении всей истории человечества.
  • Авторитарные режимы не снисходительны . Фактически, они активно подрывают либеральные демократии. Либеральные демократии не должны стремиться к конфронтации, но — особенно после опыта, накопленного годами усилий России по дезинформации в Европе и Соединенных Штатах — они должны понимать, что в международной сфере авторитарные режимы преследуют иные цели, чем общества с правительствами, которые подотчетны людям и уважают закон.
  • Идеи имеют значение . Критические дебаты о будущем наших обществ никогда не прекращаются раз и навсегда. Они происходят в каждом поколении. Бесстрашные, справедливые и честные дебаты — важнейший механизм для продвижения человеческого достоинства и свободы и реализации человеческого потенциала. Пора нашему поколению взяться за прочную интеллектуальную защиту краеугольных камней демократического социального порядка.

Примечания

Канзасский конфликт: популисты против железнодорожников в 1890-е годы

Дональд Э.Пресс

Осень 1977 г. (том 43, № 3), страницы 319–333
Перевод Тода Робертса; оцифровано с разрешения Исторического общества Канзаса.
ПРИМЕЧАНИЕ. Цифры в скобках — это ссылки на сноски к этому тексту.

I. ВВЕДЕНИЕ

ПОПУЛИЗМ и железные дороги исторически изображались смертельными врагами. С тех пор, как в начале 1890-х годов популистская партия стала значительной политической силой, члены партии и железнодорожники изображались главными антагонистами в позолоченный век Америки.С одной стороны стояли железные дороги, часто изображаемые как крупный бизнес, истеблишмент, республиканцы и консерваторы. Против этой гидроподобной транспортной монополии выступили народники, которых обычно изображали как либералов, реформистов, героически пытающихся использовать и контролировать железные дороги в интересах всего народа.

Нигде этот конфликт между популистами и железнодорожниками не был более выражен, чем в Канзасе 1890-х годов. На протяжении всего десятилетия партийно-политические платформы в штате отражали разочарование, которое испытывали фермер и бизнесмен из Хай-Плейнс по отношению к железнодорожным корпорациям.Еще на съезде партии в августе 1890 года в Топике народники Канзаса потребовали, чтобы правительство стало исключительным владельцем и оператором железных дорог. [1]

Во время как катастрофической кампании 1894 года, так и великой победы 1896 года кандидаты-популисты в Канзасе выступали на платформах, призывающих к принятию законов о максимальных фрахтовых ставках для государства. [2]

Даже когда в 1900 году партия подошла к своему надиру, народники обозначили проблемы и заявили, что люди не могут «… искать постоянного облегчения, кроме государственной собственности на железные дороги.[3]

Нетрудно понять антагонизм между народниками и железными дорогами в Канзасе и других штатах Западных равнин. Их основная жалоба касалась фрахтовых ставок. Популисты Канзаса утверждали, что железнодорожные тарифы, которые должны были платить фермеры и грузоотправители, оставались чрезмерно высокими. В ответ на это железные дороги говорили, что меньшее будет убыточным. На самом деле, степень истины можно найти с обеих сторон этого аргумента.

Фермер и грузоотправитель в Канзасе и близлежащих штатах фактически платили фрахтовую ставку, определенно превышающую среднюю по стране.Как показано в Таблице 1, это состояние сохранялось на протяжении всего периода становления популизма с 1890 по 1895 год.

ТАБЛИЦА 1: СРЕДНИЕ ПОЛУЧЕНИЯ НА ТОНН НА МИЛЬ ГРУЗА
СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ И ГРУППА VIII *
1890-1895 (в долларах)

Год США Группа VIII
1890 0,94 1.15
1891 0,90 1,22
1892 0,90 1,16
1893 0,88 1,10
1894 0,87 1,06
1895 0.84 1,17

ИСТОЧНИК: Комиссия по торговле между штатами, Годовой отчет по статистике железных дорог в Соединенных Штатах (Вашингтон, округ Колумбия, правительственная типография, 1895 г.), стр. 142.

* Группа VIII включает Канзас, Арканзас, южные две трети Миссури, Техас Панхандл, южные две трети Колорадо, территорию Индии, территорию Оклахомы и северную одну пятую территории Нью-Мексико.

Стоило только взглянуть на восток, чтобы увидеть, что ставки фрахта в Нью-Йорке, Пенсильвании и Огайо составляли лишь около двух третей от того, что они делали на равнинах.Эта ситуация способствовала возникновению недовольства, которое народничество надеялось преодолеть с помощью железнодорожной реформы. Однако следует отметить, что самые высокие показатели не были в Канзасе и его окрестностях; скорее, их можно было найти еще выше, вдоль Западного побережья, в Техасе и вдоль Северных Скалистых гор. [4]

Тем не менее, в своей маргинальной сельскохозяйственной области многие фермеры равнин остались недовольны.

Железные дороги также представили убедительный аргумент. Железнодорожники отметили, что Запад был не самым прибыльным районом Соединенных Штатов для их операций.В западных приграничных государствах плотность движения на железнодорожных линиях была значительно ниже средней по стране; это показано в Таблице 2.

ТАБЛИЦА 2: ПЛОТНОСТЬ ГРУЗОВЫХ ДВИЖЕНИЙ
СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ И ГРУППА VIII
1890-1895 (Тонн миль на милю линии)

Год США Группа VIII
1890 487.2 243,8
1891 502,7 249,0
1892 543,4 287,6
1893 551,2 321,0
1894 457.3 253,9
1895 479,5 230,5

ИСТОЧНИК: Комиссия по торговле между штатами, Годовой отчет по статистике железных дорог в Соединенных Штатах (Вашингтон, округ Колумбия, правительственная типография, 1895 г.), стр. 140.

Низкая плотность трафика, в свою очередь, означала более высокие фиксированные затраты и накладные расходы. Западные железные дороги могли рассчитывать на получение прибыли или даже на покрытие расходов только за счет более высокой платы за железнодорожные услуги.Преимущество по плотности движения, а также по фрахтовым ставкам имеют восточные дороги. Хотя и меньше, чем на востоке, плотность населения была одинаковой на всей западной половине страны, и ни один штат или регион не имел заметного преимущества в этой области. [5]

Таким образом, железнодорожное сообщение в Канзасе не было ни самым благоприятным, ни самым неблагоприятным в Соединенных Штатах. Восток обладал определенными преимуществами как в ставках фрахта, так и в плотности движения. С другой стороны, самые высокие показатели не были обнаружены в Канзасе; Транспортные расходы фермеров и грузоотправителей в некоторых других западных регионах были еще выше.Тем не менее ставки оставались достаточно высокими, а плотность была достаточно низкой, чтобы поддерживать искру конфликта между реформаторами-популистами и консервативными руководителями железных дорог.

II. ОТ ГАРМОНИИ К КОНФЛИКТУ

В своем годовом отчете за 1890 год Совет железнодорожных комиссаров в целом удовлетворен положением железных дорог в Канзасе. Они сообщили, что в последние годы объем услуг увеличился, а процент доходов снизился, что означает повышение эффективности железных дорог в интересах клиента.Правление также объявило, что общее количество железнодорожных миль в Канзасе выросло до 8 891, что является одним из самых высоких показателей штата в стране. Они уверенно доложили: «Все основные линии железной дороги в штате находятся в хорошем физическом состоянии, и обслуживание на них первоклассное во всех отношениях». Но комиссары железной дороги намекнули на будущие проблемы, поскольку они признали борьбу фермеров с засухой и плохой урожайностью. Это, в свою очередь, начало отрицательно сказываться на железнодорожном бизнесе, особенно в западной части штата.Однако они быстро добавили, что даже при неурожае «… финансовые показатели [железной дороги] далеко не обескураживают». [6]

Также существовала гармония между правительством штата, контролируемым республиканцами, и железными дорогами. В Канзасе около 1890 года между государственными чиновниками и руководителями железных дорог преобладали сотрудничество и взаимная поддержка. Государство могло регулировать работу железных дорог, но мощное влияние железных дорог в Топике застраховало законодателей от сдержанности при введении любых новых значительных мер контроля над деятельностью железнодорожных компаний.

Чиновники железной дороги также признали договоренность, существовавшую между государством и ими самими. В эпоху железных дорог, главный голос управления железными дорогами и железнодорожной отрасли [7], железнодорожники выразили свои чувства в мае 1888 года, заявив:

. . . Отношения между жителями Канзаса и их железными дорогами кажутся в целом очень гармоничными и удовлетворительными, каждый понимает, насколько тесно его интересы связаны с интересами другого.[8]

Иногда, однако, железные дороги не соглашались с политикой правительства штата, даже когда республиканцы все еще твердо находились у власти. Один случай произошел, когда правление железной дороги потребовало от железнодорожной компании предоставить угольные вагоны грузоотправителю, ранее отказывавшемуся в такой перевозке. «Век железных дорог» выразил решительную оппозицию в отношении того, что соответствующая железная дорога понесет денежные убытки при соблюдении директивы совета директоров. Железнодорожники считали, что это выходит за рамки того, что от железной дороги можно ожидать.[9]

Железнодорожники и эпоха железных дорог зарезервировали свои самые громкие обвинения для Союза фермеров и Народной партии, последовавшей за альянсом. Железнодорожники выразили отвращение, когда альянс в Канзасе начал хранить сельскохозяйственную продукцию в надежде на более высокие рыночные цены. Это было не что иное, как создание фермерами пулов зерна после того, как другие отрасли объявили пулы грабежом. Поскольку люди должны есть, руководители железных дорог посчитали, что эти зерновые резервуары вызывают большую озабоченность не только для железных дорог, но и для широкой публики.[10]

Железнодорожники также упрекали Союз фермеров в том, что он оплакивал финансовое разорение и выступал за конфискацию железных дорог при высоких урожаях. Эпоха железных дорог от редакции:

В то время как демагоги из Союза фермеров Канзаса плачут, что фермеры разорены железными дорогами, и требуют практической конфискации дорог и выдачи неограниченных сумм «плоских» денег, есть хорошая перспектива, что урожай кукурузы в этом году в этом Государство составит 250 000 000 бушелей, а пшеницы — не менее 65 000 000 бушелей, помимо которых будут получены огромные суммы от животноводства и других производств.Фермеры Канзаса должны перестать ныть и просить милостыню и продолжать максимально использовать свои возможности для получения честных денег, не отбирая насильственно имущество других мужчин. [11]

III. ПОПУЛИСТИЧЕСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Популисты организовались как политическая партия и как таковые пытались достичь своих целей железнодорожной реформы, прежде всего, через американскую политическую систему. Они стремились назвать победивших кандидатов, победить на выборах и назначить партийных защитников на правительственные должности, где они могли бы применить свои принципы контроля над железными дорогами.

Наибольшие усилия популистов в Канзасе имели место в законодательном органе. Здесь партия стала главной силой на протяжении 1890-х годов, имея большинство в сенате в течение четырех сессий и дважды в палате представителей. На каждой законодательной сессии в течение десятилетия реформаторы-популисты вносили законопроекты, направленные на введение новых ограничений на внутригосударственные железнодорожные перевозки, в первую очередь в форме максимальных фрахтовых ставок.

Республиканцам, однако, часто удавалось сорвать крупные популистские реформы, сохраняя контроль над второй законодательной палатой.Итак, в 1891 году, когда народники приняли законопроект 743 Палаты представителей о расширении полномочий железнодорожной комиссии и запрете бесплатного проезда [12], республиканцы в сенате похоронили закон в комитете. Комитет по железным дорогам сообщил сенату, что законопроект о доме в конечном итоге увеличит ставки на короткие расстояния, нанесет ущерб железнодорожному бизнесу и приведет к «… и почти безграничному полю юридических и деловых нелепостей». [13]

В 1893 году республиканцы протащили ноги через знаменитую законодательную войну, а затем отказались рассматривать законопроект, спонсируемый популистами, заявив, что до завершения сессии осталось недостаточно времени.[14] Два года спустя сенат, контролируемый народниками, принял несколько законопроектов, направленных в основном на повышение ответственности железнодорожных комиссий и максимальные ставки фрахта. Но снова законопроекты сената умерли в Доме республиканцев, когда комитет по железным дорогам рекомендовал не принимать закон. [15]

Когда выборы 1896 года привели к власти губернатора-популиста Джона Лиди и сформировали популистское большинство в обеих законодательных палатах, законы о реформе железной дороги казались несомненными. У железнодорожников были все основания для беспокойства.В своем вступительном послании к законодательному собранию 1897 года губернатор Лиди, стойкий борец с железными дорогами на протяжении многих лет, призвал палату и сенат принять как закон о максимальной ставке фрахта, так и закон об усилении железнодорожной комиссии штата. [16] Популистские ожидания резко возросли.

Джон У. Лиди (1849-1935),
Популистский губернатор Канзаса, 1897-1899 гг.

Законодательная сессия 1897 года предложила отход от старых разногласий и противоречий, которые противопоставляли народников республиканцам.На этот раз он стал народником против народничества, особенно в сенате, где возникли две фракции. Один из них поддержал губернатора Лиди и предложил принять рекомендованный им закон о фрахтовых ставках. Второй выступал за передачу всей ответственности за создание ставок в руки более влиятельной комиссии. Обе группы разработали законопроекты. [17]

В конце концов, чтобы добиться чего-либо, нужно было найти компромисс. Результатом стал ослабленный законопроект, в соответствии с которым ставки фрахта, установленные комиссарами железных дорог, по закону превышали фрахтовые ставки.Законопроект, наконец, был принят неожиданным голосованием 44 голосами против 0 и был принят в дом. [18]

Несмотря на то, что в доме было сильное желание принять закон о максимальной ставке, законопроект без этого положения был принят домом столь же неожиданным результатом — 121 голос против 1. Однако почти единодушное голосование вводит в заблуждение. Несмотря на то, что проголосовали «за», 44 члена палаты представителей подали протест, заявив, что принятый закон не является тем, что они обещали людям. Интересно, что протестующие заявили, что законопроект им тоже не нравится, потому что его одобрило железнодорожное лобби.[19] Но законодательный орган наконец принял новый законопроект о железной дороге и отправил его губернатору Лиди на подпись.

Губернатор Лиди, однако, не подписал закон; вместо этого он наложил вето. В своем сообщении вето он назвал шесть причин своего удивительного действия. Основная идея его объяснения заключалась в том, что закон никоим образом не помог грузоотправителю и не предоставил железнодорожной комиссии достаточные полномочия. Согласно законопроекту, он заявил, что комиссия будет «совершенно бессильна». [20]

Один недавний автор выразил это более решительно, заявив, что настоящая причина вето заключалась просто в том, что губернатор Лиди хотел включить в законопроект максимальную ставку фрахта.Когда ему не удалось его получить, он наложил вето на закон, а не принял меньшее или попытался пойти на компромисс с законодательной властью. [21] Удивительные действия губернатора подтверждают этот вывод.

Народники снова проиграли. Хотя палата представителей проголосовала по вопросу об отмене вето, она не получила необходимого большинства в две трети голосов. Законодательный орган в четвертый раз подряд закрывается, не приняв популистское железнодорожное законодательство. Только на этот раз все было намного хуже, потому что они не могли винить оппозиционных республиканцев.Раньше народники контролировали только одну палату в законодательном собрании; но в 1897 году у них была вся законодательная власть, государственная палата, сенат и палата представителей. И они все равно потерпели неудачу.

Topeka Daily Capital обвинила в провале экстремистов, не имеющих надлежащей деловой подготовки или опыта, и поэтому не выразила удивления по поводу отсутствия успеха у популистов. Он предсказал проведение специальной законодательной сессии после очередного перерыва, чтобы сделать еще одну попытку принять новый закон о железных дорогах.[22]

IV. КОНЕЧНАЯ УПОРКА ПОПУЛИЗМА

Последняя попытка популистов обуздать железные дороги и, безусловно, самая драматическая, коснулась Визитной палаты. Когда республиканцы одержали ошеломительную победу на выборах в ноябре 1898 года, губернатор Лиди столкнулся с предложением покинуть свой пост без принятия какого-либо нового популистского законодательства о железной дороге. Менее чем через два месяца республиканцы будут контролировать и здание парламента, и палату представителей. Только в нынешнем сенате популистская партия сохранит большинство.Ситуация требовала, чтобы губернатор предпринял быстрые и позитивные действия или же отказался от борьбы с железнодорожными корпорациями.

Губернатор Лиди решил созвать специальную сессию законодательного органа специально для принятия нового закона о железных дорогах. В своем вступительном послании губернатор заявил, что времена изменились с момента его предыдущего вето. По его словам, законопроект, устанавливающий максимальные ставки, фактически установленные законодательным органом, был отклонен решением Верховного суда Соединенных Штатов.Вместо этого он рекомендовал закон, который наделял бы железнодорожных комиссаров новыми широкими обязанностями и «… полной судебной властью судить, выслушивать и решать все вопросы относительно разумности и необоснованности каждого обвинения, выставляемого железнодорожной компанией за услуги, полностью оказываемые в рамках этого закона». государство в перевозке имущества …. »[23] Поскольку специальная сессия длилась всего несколько недель, палате и сенату пришлось действовать быстро.

Вместо того, чтобы усилить железнодорожную комиссию, законодательный орган создал совершенно новый орган для решения железнодорожных вопросов — Визитный суд.Новый закон наделил этот суд не только административными обязанностями, которые ранее выполняла железнодорожная комиссия, но и значительными судебными функциями. Его основные полномочия включали определение разумных внутригосударственных фрахтовых ставок, решение некоторых ситуаций забастовки и рассмотрение судебных дел, связанных с железнодорожными перевозками. Он мог созывать присяжных, классифицировать грузы, регулировать железнодорожные переезды и распределять сборы между соединяющими железными дорогами. [24]

В сопутствующем законодательстве был принят закон, отменяющий предыдущие законы, относящиеся к прежнему Совету железнодорожных комиссаров.[25] В свое время это вернется, чтобы преследовать законодателей и жителей Канзаса. Но пока железнодорожная комиссия ушла в прошлое.

Переход был осуществлен. Наконец, по прошествии стольких лет и после стольких попыток, народникам удалось получить законопроект о крупной железнодорожной реформе через законодательный орган и подписать его губернатором. Однако популистская администрация покинула свой пост, полностью осознавая, что созданный ими суд столкнется с враждебной атакой республиканцев.

Как и ожидалось, новой республиканской администрации не понравился новый Посещающий суд. В своем первоначальном послании законодательному собранию 1899 года новый республиканец — губернатор У. Э. Стэнли раскритиковал созыв специальной сессии и принятый ею закон о железных дорогах. Однако он просил, чтобы новый закон и суд получили равные шансы. [26]

Совет губернатора Стэнли имел политический смысл, поскольку республиканцы были бессильны отменить популистский закон о железных дорогах. Сенат, контролируемый популистами [27], оставшийся после выборов 1896 года, стал непреодолимым препятствием для любых идей республиканцев об отмене.О прямой законодательной атаке в ближайшем будущем не могло быть и речи.

То, что республиканцы не могли осуществить через законодательную власть, им удалось добиться в судах. В феврале 1900 года дело дошло до Верховного суда Канзаса, касающееся Санта-Фе и перевозчика скота. Санта-Фе предпринял попытку основывать сборы на весе груза, а не взимать фиксированную ставку за вагон — процедуру, которую ныне несуществующая железнодорожная комиссия ранее успешно заблокировала.Грузоотправители утверждали, что сборы, основанные на весе, подняли цену до необоснованного уровня. Верховный суд не согласился. Суд с его республиканским большинством вынес решение в пользу Санта-Фе и, что еще более важно, признал Суд посещений неконституционным. Верховный суд постановил, что ни одна организация не может обладать полномочиями, связанными со всеми тремя правительственными ранчо. Вынося свое решение, он объявил Визитный суд

. . является неконституционным и недействительным по той причине, что в полномочиях, предоставленных этому суду, законодательные, судебные и административные функции смешиваются и переплетаются таким образом, что нарушает конституционное требование о том, чтобы три великих правительственных департамента были отделены друг от друга, а полномочия и обязанности каждого выполняются независимо от других.[28]

В качестве своего последнего значительного начинания на арене железнодорожной реформы «Канзасское популизм» в лице главного судьи Фрэнка Достера отказалось согласиться с прекращением деятельности Суда посещений. Достер, единственный народник в верховном суде, состоящем из трех членов, не согласился, когда суд вынес свое решение. Главный судья, когда-либо являвшийся сторонником популистов, заявил, что полномочия Посещающего суда законны, поскольку невозможно полностью разделить функции трех ветвей власти.[29]

Своим постановлением Верховный суд Канзаса уничтожил любую возможность, которая могла иметься Визитному суду, для введения жесткого контроля над железнодорожным транспортом. Посещающий суд никогда не сможет выполнить желания законодателей-популистов, которые его создали. Вместо этого в Канзасе не осталось исполнительного агентства, которое контролировало бы деятельность железных дорог в штате. Законодательный орган распустил Совет железнодорожных комиссаров, верховный суд закрыл Визитный суд, законодательный орган не заседал, чтобы сформировать новое агентство.Пройдет почти год, прежде чем будет вновь установлен государственный контроль над железными дорогами, и это будет достигнуто по инициативе республиканцев, а не популистов.

V. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ РЕАКЦИЯ

На протяжении 1890-х годов железнодорожники критиковали обращение с ними в Канзасе. Они яростно выступали против популистской деятельности в правительстве штата и, не колеблясь, выражали резкую оппозицию, когда государство действовало вопреки интересам железных дорог. Железнодорожный век оставался главным представителем в течение десятилетия.Гнев железнодорожников особенно усилился, когда в 1893 году администрация народничества увеличила налогообложение железных дорог. Редакторы «Века железных дорог» выразили свое отвращение в следующей редакционной статье:

Популистское правительство Канзаса приняло простой способ сократить налоги с фермеров, повысив налоги на железные дороги. Общая оценка железнодорожной собственности в этом году составила 61 731 035 долларов, что на 10 326 491 доллар больше, или более чем на 20 процентов, а стоимость недвижимости Атчисон, Топика и Санта-Фе увеличена с 16 462 309 долларов до 20 726 718 долларов, что на 4 265 408 долларов, или более чем на 25 процентов.Популисты Канзаса подорвали репутацию своего государства на восточных денежных рынках и, похоже, полны решимости охотиться на восточных инвесторов в железные дороги, пока остается хоть немного крови. [30]

Железнодорожники обсуждали тему, что в Канзасе сложно получить прибыль. Они протестовали против низкого операционного дохода и высоких налогов в штате, где население было слишком малочисленным, чтобы поддерживать железнодорожную систему должным образом. [31]

Когда в январе 1897 г. народники взяли под свой контроль правительство штата и законодательный орган, Э.П. Рипли, президент Санта-Фе, очевидно, обеспокоен возможностью принятия законодательства о реформе железных дорог. Поэтому он написал письмо в законодательный орган Канзаса с изложением ситуации и положения своей компании. Он начал:

Самый крупный налогоплательщик и самый крупный налогоплательщик в вашем штате взывает к справедливости — он больше ничего не хочет. Его интересы неразрывно связаны с интересами ваших избирателей, он может процветать только тогда, когда они процветают …

Продолжая, Рипли признал чрезмерное расширение как основную причину многих трений между грузоотправителем и железной дорогой, и обрисовал последствия для своей компании.Он писал дальше:

В более ранние и более благополучные времена A.T. & S.F., как и большинство своих сограждан в Канзасе, позволяла себе слишком сильно расширяться; он строил железные дороги, как горожане строили города — в надежде, что они смогут выжить. Это мнение оказалось ошибочным, и, как следствие, компания A. T. & S. F. имеет в своем распоряжении около 2500 миль дороги в Канзасе, большая часть из которых не покрывает расходы, а почти половина из них вносит небольшой или нулевой вклад в долг компании.

Э. П. Рипли (1845-1920), президент
Железная дорога Санта-Фе, 1896-1920 гг.

Президент Рипли также объяснил законодательному собранию, что его компания не выплачивает адекватных дивидендов по своим акциям, ставки в Канзасе были настолько низкими, насколько можно было ожидать, а небольшая численность населения и засушливая погода означали, что «… полностью треть Канзаса вносит свой вклад. практически не обращая внимания на поддержку своих железных дорог «. Он чувствовал, что обслуживание на Санта-Фе улучшилось, в то время как ставки за последние несколько лет снизились.Поэтому он попросил законодательный орган не создавать дополнительных трудностей для Санта-Фе и других железных дорог, действующих в Канзасе. [32]

Век железных дорог поддержал Рипли, сказав:

Если члены законодательного собрания Канзаса не ослеплены предубеждением к правосудию и интересам государства, которое они представляют, они будут воздерживаться от угрозы ограбления [sic] железных дорог после прочтения мемориала Атчисон Топека И железнодорожная компания Санта-Фе…. Невозможно представить себе, как любой здравомыслящий человек может проголосовать за сокращение доходов железных дорог, которые сейчас борются за существование в этом штате, перед лицом таких доказательств нерентабельности существующих ставок, которые приводятся в убедительном заявлении президента Рипли. призыв к простой справедливости. [33]

Несколько месяцев спустя железные дороги в Канзасе объединились в противодействии Совету железнодорожных комиссаров, когда в мае 1897 года правление предложило повсеместное снижение ставок. Президент Рипли лично ответил комиссарам Санта-Фе.Он написал, что сожалеет, что не может выполнить их желания, но снизить ставки в Канзасе невозможно. Он повторил тему о том, что ставки там не выше, чем в соседних штатах, но при этом население штата во многих областях было недостаточным для адекватного содержания железных дорог. Без дополнительных операционных доходов было абсолютно необходимо, чтобы Санта-Фе сохранил действующие ставки. [34]

Другие железные дороги Канзаса ответили аналогичным образом. Руководители дороги Рок-Айленда заявили, что они не могут снизить фрахтовый тариф и при этом выполнить налоговые обязательства.[35]

Официальные лица Миссури, Канзаса и Техаса утверждали, что предлагаемое сокращение «… окажется катастрофическим и сделает невозможным снабжение жителей штата адекватными и безопасными транспортными средствами железными дорогами». [36]

Следовательно, и эти железные дороги добровольно не подчинятся. Железные дороги в Канзасе получили поддержку от своих коллег за пределами штата. Выражая точку зрения железнодорожников, «Век железных дорог» переделал:

Предлагаемые сокращения настолько очевидно необоснованны, что маловероятно, что их можно будет применить…. Было общепризнано, что с прошлой осени Канзас предлагает сделать это очень неприятным для железных дорог. Законодательная власть в гневе перешагнула через цель, и похоже, что железнодорожная комиссия делает то же самое. В настоящее время в Канзасе нет возможности для снижения ставок по общей шкале; и такие предлагаемые сокращения являются просто иррациональной попыткой конфискации. [37]

Железные дороги стали особенно настороженно относиться к опасности, которую представляет губернатор Лиди, убежденный сторонник жесткого контроля над железными дорогами, вкупе с законодательной властью, в которой доминировали популисты.Сообщая о провале законопроекта о железной дороге 1897 года, «Век железных дорог» прокомментировал: «Законодательный процесс с популистской точки зрения — это просто машина для того, чтобы ужалить, травмировать, отравлять …». В то же время железные дороги признали потенциальная опасность, если губернатор Лиди созовет специальную законодательную сессию. В «Веке железных дорог» продолжалось: «Тем временем в Канзасе ходят разговоры о дополнительном заседании законодательного собрания, призванном принять новый железнодорожный законопроект, содержащий укусы, клыки и яд, достаточный для самых кровожадных.»[38].

После того, как губернатор Лиди объявил о проведении специальной сессии, «Век железных дорог» выразил решительную оппозицию. Но это было неизбежно, что законодательный орган снова соберется, прежде чем народники потеряют свое большинство. Век железных дорог выразил чувства железных дорог следующим образом: «В любом случае будем надеяться, что во время предстоящей сессии возобладает достаточная степень разума, чтобы позволить Канзасу избежать любых дальнейших ударов со стороны его безответственного законодательного органа». [39]

Как и следовало ожидать, железнодорожники радовались поражению губернатора Лиди и народников в ноябре 1898 года.«Век железных дорог» выразил уверенность в новой республиканской администрации губернатора Стэнли и отметил его вступительное слово и … проявление справедливости по отношению к железным дорогам и другим корпорациям, которое не было характерно для законодательных залов в течение многих лет … «Вступили железнодорожники из Канзаса. Новый век оптимистично настроен по поводу отказа от популистских попыток реформирования законодательной власти и прогнозирования сотрудничества между жителями Канзаса и железными дорогами, обслуживающими государство. [40]

VI. ЧИСТЫЙ ЭФФЕКТ

Конфликт между канзасскими популистами и железнодорожниками продолжался всерьез на протяжении 1890-х годов.Реформатор горько жаловался на то, что с ним обращаются со стороны железных дорог, и в ответ попытался ввести строгий контроль над железнодорожными операциями в штате. Железные дороги, в свою очередь, нарисовали картину финансового разорения от рук народничества. Железнодорожники продолжали сетовать на то, как трудно получить прибыль от железнодорожных линий в Канзасе. Несмотря на крики боли, большинство железнодорожных линий в Канзасе продолжали сообщать о доходах от своих пассажиров и операций на протяжении всей популистской эпохи.Имея это в виду, ежегодное сравнение дохода по всей железнодорожной линии с доходом, полученным в Канзасе, должно показать степень внутреннего влияния Канзаса на железные дороги. Атчисон, Топика и Санта-Фе, принадлежащий Канзасу, являются прекрасным примером. Как крупнейший железнодорожный оператор штата, AT&SF обычно поддерживала годовой доход в Канзасе более двух миллионов долларов. Из основных железных дорог штата Санта-Фе также имеет наибольший процент операций, расположенных в Канзасе. Как показано в Таблице 3, доход от операций в Канзасе составил почти половину общего дохода линии.

Из таблицы также следует, что прибыль AT&SF, полученная от ее линий в Канзасе, оставалась относительно стабильной в течение 1890-х годов — около 45 процентов от общей суммы. Мы можем связать спад в середине десятилетия с великой депрессией той эпохи, которая ударила по фермерам Канзаса сильнее, чем по стране в целом. Это, конечно, не удивительное обстоятельство, если принять во внимание то незначительное существование, которое в то время испытывали многие на Высоких равнинах.

ТАБЛИЦА 3: ОПЕРАЦИОННЫЙ ДОХОД *
ATCHISON, TOPEKA & SANTA FE RAILROAD
ВСЯ ЛИНИЯ, КАНЗАС, И
ПРОЦЕНТ В КАНЗАСЕ 1890-1898

Год
(Конец 30 июня
каждого года
Вся строка дохода (в тысячах долларов) Доход в Канзасе (в тысячах долларов) Процент в Канзасе
1890 8 095 90 296 4 222 90 296 52
1891 7 909 90 296 3,533 45
1892 9 407 90 296 4,107 44
1893 10 135 90 296 4 286 90 296 42
1894 6 183 90 296 2 780 90 296 45
1895 4 433 90 296 1815 41
1896 5 621 90 296 Не сообщается
1897 6 083 90 296 2,555 42
1898 8,310 3,958 48

ИСТОЧНИК: Годовой отчет железной дороги Атчисон, Топика и Санта-Фе Совету железнодорожных комиссаров, 1890-1898, «Собрание Совета железнодорожных комиссаров», архивы, Историческое общество Канзаса, Топика.

* Операционная прибыль определяется как общая прибыль от пассажирских и грузовых перевозок за вычетом расходов, связанных с этими операциями, но до налогов. Такой дополнительный доход, как доход по облигациям, исключается.

Хотя любое несчастье, которое популизм нанесло железным дорогам Канзаса в 1890-х годах, оставалось минимальным, руководители железных дорог никогда не упускали из виду потенциальную опасность популизма. В течение десятилетия железные дороги придерживались политики отказа от нового строительства в штате.Стремление народников ликвидировать железные дороги как частное предприятие, несомненно, повлияло на эту политику. Наконец, в 1899 году, когда популизм в Канзасе пришел в упадок, эпоха железных дорог сообщила о прокладке девяти миль новых путей. Редакция сочла это примечательным, поскольку строительство в Канзасе практически прекратилось при популизме. Они суммировали предыдущие 15 лет следующим образом:

Несомненно, что строительство железной дороги в Канзасе было чрезмерным в период бума 1886 и 1887 годов, но если бы не враждебное отношение популистов и репрессивное законодательство, штат продолжал бы развивать свои обширные сельскохозяйственные ресурсы и с либеральными лечение и полезное законодательство, большая часть нового пробега, вместо того, чтобы быть бременем для железнодорожных компаний, могла превратиться в оплату собственности.Поскольку с 1890 года в Канзасе заброшено больше дорог, чем построено за тот же период. [41]

Чтобы составить точную картину противостояния железных дорог, необходимо рассмотреть два противоположных факта. Во-первых, большая часть оппозиции, выраженной железными дорогами, состояла из того, что мы сегодня назвали бы «пропагандой». Сильно продвигаясь по железной дороге, он пытался завоевать расположение руководства железной дороги. Таким образом, логично рассматривать эти действия как тенденцию преувеличивать или преувеличивать истинное чувство железной дороги.И наоборот, несмотря на название «веселые девяностые», последнее десятилетие 19-го века в Канзасе было периодом неопределенности. Железнодорожные поступления упали из-за плохой урожайности на Равнинах и общенациональной депрессии. Таким образом, популистская угроза ударила по железным дорогам в то время, когда их экономическое положение было совсем не благоприятным. В этом свете следует рассматривать большую часть опасений, выражаемых железными дорогами, как подлинные.

Интересно, что в первом десятилетии 20-го века в Канзасе было введено беспрецедентное железнодорожное законодательство.Это произошло не от рук народников, которые к тому времени уже не были эффективной политической силой, а от республиканцев. Многие реформы, за которые раньше выступали народники, стали реальностью между 1900 и 1910 годами — законы о максимальных тарифах на перевозки и пассажиры, налоговый контроль, новые правила безопасности на железных дорогах и ограничения на бесплатные проездные. Все это привело к тому, что миссис Мэри Элизабет Лиз, великая леди канзасского популизма и заклятый враг железной дороги, заметила в 1914 году: «В эти более поздние годы я с удовлетворением видел, что моя работа в Канзасе в старые добрые популистские времена не зря…. Семя, посеянное нами в Канзасе, не упало на бесплодную землю »[42]

.

Хотя их прямые атаки на железные дороги потерпели неудачу в 1890-х годах, народники косвенно способствовали установлению большей части контроля над железными дорогами, за которые они выступали. Как в законодательном органе, так и во время предвыборной кампании по всему штату популисты рассказывали историю злоупотреблений на железных дорогах, коррупции и дискриминации. Следовательно, когда десять лет спустя наступило более благоприятное время для железнодорожной реформы, Канзас поддержал меры контроля, которые ранее считались радикальными.Результатом были законы о максимальных грузовых перевозках и другие постановления, которые в конечном итоге наложили больше ограничений на железные дороги, чем когда-либо ранее, и дали бывшим народникам ощущение, что их усилия увенчались успехом.

ПРИМЕЧАНИЯ

Подполковник Дональд Э. Пресс — выпускник Военной академии США в Вест-Пойнте и имеет степень магистра истории Университета Миссури в Канзас-Сити. В настоящее время он работает в штабе армейского департамента Пентагона в Вашингтоне.Он также является доктором философии. кандидат исторических наук, Университет Джорджа Вашингтона, Вашингтон, округ Колумбия

1. Адвокат, Топика, 20 августа 1890 г., стр. 6.
2. Там же, 20 июня 1894 г., с. 9; Abilene Daily Reflector, 6 августа 1896 г., стр. 1.
3. Народная партия Канзаса, Государственная платформа, 1900, Брошюра популистской партии, т. 7, «Платформы», библиотека, Историческое общество Канзаса.
4. Межгосударственная торговая комиссия, Восьмой ежегодный отчет по статистике железных дорог в США (Вашингтон, Д.С., Правительственная типография, 1896 г.), стр. 141-142.
5. Там же, стр. 139–140.
6. Канзас, Совет комиссаров железных дорог, Восьмой годовой отчет Совета комиссаров железных дорог (Топика, издательство Канзаса, 1890 г.), стр. Iii-iv. Комиссия, входившая в состав исполнительной власти штата, существовала в соответствии с положениями первоначального закона о железных дорогах 1883 года. Он имел только консультативную функцию.
7. Интервью с Джоном МакЛеодом, библиотекарем Ассоциации американских железных дорог, Вашингтон, округ Колумбия.C., 8 августа 1973 года. Еще до времен популистов, эпоха железных дорог выражала позицию руководства железных дорог против правительства, профсоюзов и любых других организаций, которые пытались нанести вред железным дорогам.
8. От редакции, «Век железных дорог», Чикаго, 4 мая 1888 г., стр. 278.
Там же, 27 декабря 1890 г., стр. 907.
10. Там же.
11. Там же, 18 апреля 1891 г., с. 303.
12. House Journal: Proceedings of the House of the Представители штата Канзас (Topeka, Kansas Publishing House, 1891), стр.709-713.
13. Senate Journal: Proceedings of the Senate of the State Kansas (Topeka, Kansas Publishing House, 1891), стр. 806-811.
14. Канзас, House Journal (1893), стр. 623-624.
15. Там же. (1895), стр. 1242-1243.
16. Там же. (1897), стр. 33-35.
17. 0. Джин Клэнтон, Популизм Канзаса: идеи и люди (Лоуренс, Университетское издательство Канзаса, 1969), с. 202.
18. Kansas Senate Journal (1897), стр. 680.
19. Kansas House Journal (1897), стр.908-910.
20. Там же, стр. 1077-1082.
21. Клэнтон, Канзасское популизм, с. 204.
22. Topeka Daily Capital, 10 марта 1897 г., стр. 1; редакционная статья, там же, с. 4.
23. Kansas Senate Journal (1898), стр. 6-8.
24. Законы специальной сессии, 1898 г. (Топика, Государственная типография, 1899 г.), гл. 28. С. 76-91.
25. Там же, гл. 29, стр. 91.
26. Kansas House Journal (1899), стр. 23, 31-32.
27. Канзасский одиннадцатый двухгодичный отчет государственного секретаря (Топика, State Printer, 1898), стр.63.
28. Государство экс-рел., Годар против Джонсона, Kansas Reports, v. 61, p. 803.
29. Там же.
30. От редакции, «Век железных дорог», 3 ноября 1893 г., стр. 801.
31. Железнодорожный век, 11 декабря 1896 г., стр. 461.
32. Там же, 12 февраля 1897 г., стр. 119–121.
33. От редакции, там же, 12 февраля 1897 г., с. 117.
34. Э. П. Рипли Совету железнодорожных комиссаров, 5 июня 1897 г., копия подана в «Документы Лиди», железные дороги, 1897-1898 гг., Архив, Историческое общество Канзаса.
35. Железнодорожный век, 16 июля 1897 г., стр. 582.
36. Там же, 9 июля 1897 г., с. 558.
37. От редакции, там же, 16 июля 1897 г., с. 575.
38. Железнодорожный век, 12 марта 1897 г., стр. 204.
39. От редакции, там же. 23 декабря 1898 г., стр. 926.
40. Там же, 20 января 1899 г., с. 38–39.
41. Там же, 17 ноября 1899 г., с. 853–854.
42. Канзас-Сити (Миссури) Стар, 25 октября 1914 г., стр. 12C.

Действительно ли популизм — проблема демократии?

Чтобы загрузить этот документ в формате PDF, щелкните здесь.

Действительно ли популизм является проблемой для демократии?

Патрик Лиддиард

Abstract: Популизм обещает демократическое обновление, привнося в политическую систему новых участников и политику. Но хотя популистские партии у власти могут сделать политику более представительной, они могут подорвать подотчетность, когда их отсутствие способности или интереса к законодательной деятельности перекладывает принятие политических решений на других участников, не входящих в правящую партию. Популисты в правительстве также могут разрушить институциональные ограничения исполнительной власти, необходимые для прочной демократии, даже в ранее устойчивых развитых демократиях, а популистская мобилизация ускорила демократический распад в самых богатых демократиях, которые когда-либо вернулись к автократии: Турции, Венесуэле и Таиланде.Популисты с большей вероятностью добьются успеха на выборах в субрегионах, которые имеют более слабые связи между избирателями и партиями, чем другие субрегионы: Центральная и Восточная Европа, Юго-Восточная Азия, Анды, Центральная Америка и Южная Африка. Слабые формальные и неформальные ограничения исполнительной власти в большинстве этих стран поставили бы их под угрозу демократического развала при популистских правительствах.

Когда Уго Чавес впервые вступил в должность президента Венесуэлы в феврале 1999 года, он изменил свою присягу, объявив: «Я клянусь перед своим народом, что, несмотря на эту умирающую конституцию, я буду продвигать демократические преобразования, которые необходимы для того, чтобы у новой республики будет адекватная на то время Великая хартия вольностей.[I] Он бы добавил: «Конституция, а вместе с ней и злополучная политическая система, которую она породила 40 лет назад, должны умереть». В течение нескольких часов после вступления в должность он издаст указ о созыве нового учредительного собрания. [Ii] Пересмотр конституции был ключевой частью избирательной кампании Чавеса против «коррумпированных» традиционных партий, и он выполнил бы его обещание вновь вступить в должность. основал республику. [iii]

Популисты, подобные Чавесу, обещают возродить демократию, привнеся в политическую систему новых участников и политику.Но они также заявляют, что их избиратели представляют весь «народ», а не часть разнообразного электората, и — стремясь институционально закрепить свое временное политическое преимущество — они часто злоупотребляют властью правительства для подавления своих оппонентов. Как эта напряженность в популистском управлении — между углублением демократического обсуждения и подотчетностью за счет более представительного правительства при сохранении свобод, интеграции и честной игры на выборах, необходимых для демократии, — проявляется на практике?

Популистская мобилизация может повысить репрезентативность демократий, но подорвать управление. учреждения.С этой точки зрения, решения по слишком многим вопросам были переданы от законодательных органов к судебным органам или бюрократии, что исключило их из демократического обсуждения выборными должностными лицами и создало ощущение, что «альтернативы нет» для определенной политики. Ученые, такие как Эрнесто Лаклау и Шанталь Муфф, далее утверждают, что популисты могут играть важную роль в реполитизации политики, давая понять, что политика действительно создает победителей и проигравших, и эти решения о том, кто побеждает, а кто проигрывает, должны принимать избранные, а не неизбираемые. тела.[iv] Экономист Дэни Родрик утверждал, что, в частности, международные экономические соглашения и бюрократизация, которую они влекут за собой, слишком часто подрывают демократические дискуссии, ограничивая варианты политики будущих правительств. [v]

Ричард Кац и Питер Майр добавят, что мейнстрим партии слишком долго работали, чтобы предотвратить реальную политическую конкуренцию, создавая барьеры для входа новых партий с помощью законов о финансировании избирательных кампаний и СМИ, которые приносили пользу действующим игрокам. Эта «картелизация» политической конкуренции породила партии, которые часто неотличимы от политики, и подтвердила утверждения популистов о том, что основные партии не реагируют на общественные предпочтения.[vi] Эти аргументы предполагают, что, мобилизуя новых избирателей, популисты могут сделать демократию более представительной, улучшив демократическое обсуждение и подотчетность.

Однако немногие из этих ученых описали бы популизм как явное благо для демократии. Ян-Вернер Мюллер утверждает, что нелиберальные элементы популизма на самом деле представляют угрозу демократии. Популисты часто игнорируют права лиц, которые не считаются «народом» — обычно это этнические или сектантские меньшинства, — а также меры сдерживания государственной власти, которые, по их мнению, подавляют «волю народа».[Vii] В этой аргументации такие тенденции являются антидемократическими по своей природе, потому что они побуждают популистов подрывать ключевые качества, необходимые для демократии: гражданские свободы для всех граждан свободно организовываться и выражать свои политические предпочтения, а также независимые государственные институты, которые может гарантировать честную конкуренцию между правительством и оппозицией.

В том же ключе Ларри Даймонд утверждал, что популизм может, как минимум, угрожать либеральным демократиям — тем, которые поддерживают высшие демократические стандарты защиты гражданских свобод, — когда популисты отвергают понятие плюрализма и принимают культурное отчуждение.Даймонд предполагает, что впервые с начала всемирной «Третьей волны» демократизации в середине 1970-х годов существует риск того, что развитые либеральные демократии могут распасться, а нелиберальные популисты могут стать действующими лицами этого возврата к автократии. viii]

На практике популистские партии в 21 веке добились не большего успеха, чем основные партии, в улучшении демократического обсуждения. Популистские партии у власти повысили репрезентативность демократии, но подорвали подотчетность, когда их отсутствие интереса или способности к управлению переместило формирование политики к субъектам, не входящим в партию, а политические неудачи популистов при исполнении служебных обязанностей могут создать продолжающийся кризис подотчетности.Популисты у власти часто усиливали власть исполнительной власти над законодательной, поляризуя электорат на группы исключения и кооперируя или подавляя гражданское общество. А ослабление популистами ключевых сдержек исполнительной власти было обычным предвестником регресса к автократии, в том числе в самых богатых демократиях, которые когда-либо распадались.

Популизм, представительство и подотчетность

Популизм с его акцентом на представление «народа», а не «элиты», предлагает потенциал для более представительной демократии.Однако популистские партии часто сосредотачиваются на персоналистических лидерах за счет партийной институционализации. Это может означать, что, оказавшись у власти, отсутствие у популистских законодателей способности или интереса к выработке политики перекладывает формулировку политики на другие партии, бюрократию или даже враждебные иностранные державы, каждая из которых может подорвать демократическую подотчетность, скрывая лиц, ответственных за данную политику. . Если популисты в правительстве кажутся невосприимчивыми к общественному мнению — они сами пришли к власти именно из-за отсутствия отзывчивости основных партий — тогда страны могут быть подвержены эндемическому или «серийному популизму».Это особенно верно в случае краха партийной системы, когда, скажем, основная правоцентристская партия распалась, оставив идеологическое пространство для появления и заполнения правых популистов.

Популистские партии, находящиеся у власти, часто увеличивают представительность политики. Например, наиболее экономически уязвимые члены шведского общества чрезмерно представлены среди местных выборных должностных лиц правых популистских шведских демократов — 60 процентов советников по сравнению с 35-40 процентами населения.В отличие от этого, самые богатые чрезмерно представлены среди советников от основных партий, обычно 40 процентов советников против только 20 процентов населения; это справедливо даже в отношении левоцентристских социал-демократов и левой левой партии, которые представляют интересы рабочего класса и экономически уязвимы. [ix] Точно так же после краха партийной системы Перу в 1990-х годах и роста популизма. должностные лица все чаще происходят из более разнообразных культурных, расовых, региональных и социально-экономических слоев, чем предыдущий элитный политический класс преимущественно европейского происхождения.[x]

Однако этим популистским чиновникам часто не хватает черт, связанных со способностью к политике и хорошим управлением. Средний советник-демократ из Швеции с меньшей вероятностью, чем обычные советники, имеет опыт работы в политическом или государственном секторе или имеет высшее образование. Хотя от посторонних политиков, вероятно, следует ожидать недостатка опыта, у советников-демократов из Швеции также значительно меньше шансов иметь черты, связанные с надлежащим управлением или демократической стойкостью: мотивация к государственной службе, честность или смирение или доверие к другим, согласно исследованию. анализ их ответов на вопросы опроса Эрнесто Даль Бо, Фредерико Финан, Олле Фолке, Торстен Перссон и Йоханна Рикне.[xi] Анализируя данные по Латинской Америке, Скотт Мэйнваринг предполагает, что политикам-любителям, таким как популисты, не хватает навыков или интереса для создания своей партии или законодательного органа в качестве институтов, и эта частая краткосрочная ориентация заставляет их преследовать личную выгоду. [xii]

Эта неспособность к управлению может переложить ответственность за разработку политики на другие стороны. В своем исследовании правящей коалиции правящей популистской Партии свободы Австрии (FPÖ) 2000-2002 годов с правоцентристской Австрийской народной партией (ÖVP) Райнхард Хайниш обнаружил, что ÖVP смогла воспользоваться политической неопытностью FPÖ и отсутствие опыта для быстрого и стратегического назначения предпочтительных кандидатов на большинство должностей экспертного уровня в государственной службе и полугосударственных компаниях.Эксперты по политике, назначенные ÖVP, смогли протолкнуть свою политику через министерства, в том числе контролируемые FPÖ, даже несмотря на то, что расходы в основном ложились на основных сторонников FPÖ. Опросы общественного мнения показали, что FPÖ потеряла почти треть своей поддержки рабочего класса в течение своего первого периода в правительстве, поскольку возглавляемое FPÖ Министерство социальных дел выдвинуло пенсионные реформы, предложенные экспертами, ориентированными на ÖVP, которые ударили по кошелькам избирателей из рабочего класса, в том числе Закон облагал налогом пенсии по инвалидности в связи с несчастными случаями.[xiii]

Подобным образом рост популизма может расширить возможности профессиональных бюрократов из-за концептуального совпадения между сторонниками чистого популизма и чистой технократии, оба из которых отвергают идею политических партий как посредников для избирателей в плюралистическом обществе. Популисты считают, что только они представляют «волю народа» и что любой политический оппонент представляет не партию лояльной оппозиции с конкурирующими взглядами на коллективное благо, а членство в «коррумпированной элите».Сторонники чистой технократии утверждали бы, что «воля народа» возникает не из динамического процесса демократических переговоров между противостоящими политическими партиями, а из независимых бюрократических структур, которые могут беспристрастно определять, где есть единодушие в обществе. [Xiv] Курт Вейланд утверждает, что На практике неопопулистские политики, возникшие в Латинской Америке в конце 1980-х — начале 1990-х годов, придерживались политики, которая полностью отражала политику «неолиберальных» экономистов, которые придерживались менее политизированного и более технократического подхода к разработке экономической политики.В частности, реализация неопопулистами неолиберальной политики структурной перестройки ослабила массовые организации, такие как политические партии и профсоюзы, которые неолиберальные экономисты рассматривали как потенциально рентоискательские организации, подрывающие рыночную эффективность. [Xv]

Популистские политики могут быть особенно восприимчивы к иностранному влиянию. и принятие предпочтительной политики иностранных игроков. Нисходящая структура средней популистской партии, ориентированная на харизматических и личностных лидеров, а не на прочную и стойкую организацию, может сделать их особенно привлекательными в качестве мишеней для иностранного влияния.Москва, в частности, координировала обмен сообщениями с крайне правыми популистами Европы в обмен на материальную поддержку России, основанную на общей националистической идеологии, направленной на ослабление либеральных международных институтов, в том числе тех, которые ограничивают власть России.

В 2014 году правая популистка Франции Марин Ле Пен приказала высокопоставленным должностным лицам Национального фронта (НФ) искать иностранные займы для финансирования партии. После того, как член Европейского парламента от FN получил ссуду в размере 9,4 миллиона евро, FN и Москва скоординировали обмен сообщениями до такой степени, что Россия предоставила Ле Пену заявления по конфликту на Украине, согласно Альянсу за обеспечение демократии.[xvi] В 2017 году в Германии Маркус Фронмайер — глава молодежного крыла правой популистской Альтернативы Германии и представитель соруководителя партии — обратился за материальной поддержкой в ​​администрацию президента России и в ответ предложил продвинуть добро. отношения с Россией в ходе его предвыборной кампании в Бундестаг, согласно документам, полученным Der Spiegel. [xvii] Лидер австрийской правой популистской партии FPÖ накануне выборов 2017 года взвесил предложение незаконных пожертвований и другой поддержки кампании от предполагаемого представителя российского олигарха, для которого олигарх получит искусственно завышенные контракты, если FPÖ станет частью последующего правительства, согласно видеозаписи, полученной Süddeutsche Zeitung.[xviii] А недавние записи, опубликованные BuzzFeed News, запечатлели, как давний советник главы итальянской правой популистской партии Лега в октябре 2018 года вел переговоры с представителями российских властей о тайной схеме потенциального использования прибыли от продажи российской нефти для финансирования Лега; такая схема противоречила бы ограничениям Италии на финансирование избирательных кампаний за рубежом. Советник во время встречи заявил, что обе стороны «меняют… ситуацию в Европе» и что «новая Европа должна быть близка к России, потому что мы хотим иметь свой суверенитет.”[Xix]

Если популистские партии, находящиеся у власти, постоянно неспособны возобновить общественное доверие к правительству из-за своих собственных политических неудач, они могут создать повторяющиеся кризисы демократической подотчетности посредством серийного популизма. После краха партийной системы Перу в 1990-х годах в стране сменилось несколько президентов-популистов, каждый из которых собирал недолговечные персоналистские политические организации в качестве средств продвижения своих кандидатур. Он также испытал самую крайнюю волатильность на выборах в Латинской Америке, где в период между выборами в законодательные органы оборачивались почти 50% голосов партийных избирателей.В этой среде немногие политики приобрели опыт или способности, необходимые для разработки политики. Вместо этого, выработкой политики руководил относительно сплоченный класс бюрократов, существующий с 1990-х годов, с идеологической приверженностью политике, благоприятствующей рынку. Неспособность неопытных политиков провести реформы и их склонность к коррупции способствовали тому, что законодательный орган Перу стал наименее надежным законодательным органом в Латинской Америке; 60 процентов законодателей, трое из четырех последних президентов Перу и занявшие второе место на президентских выборах 2016 года столкнулись с обвинениями в коррупции различного уровня.[xx]

Италия: все более склонная к самоусиливающемуся серийному популизму

Италия, как и Перу, может стать объектом серийного популизма, подвержена сильным колебаниям в распределении голосов партий и снижению явки избирателей по мере того, как избиратели выражают свое недовольство существующей политической ситуацией. стороны. После окончания холодной войны нестабильность партийной системы в Италии более чем удвоилась: 22 процента электората меняли свой партийный голос в период между выборами, по сравнению с 9 процентами. Это увеличение было вызвано появлением новых партий, при этом количество голосов, поданных за новые партии, увеличилось на порядок, с менее чем одного процента до семи процентов электората в период между выборами.Самая высокая волатильность наблюдалась на выборах 1994 и 2013 годов, когда более трети электората перешли на сторону новых популистских партий, таких как правая Forza Italia (FI) Сильвио Берлускони и левое Движение пяти звезд Беппе Грилло.

Недавний всплеск электоральной волатильности на выборах в Италии свидетельствует о том, что страна не оправилась от краха партийной системы в результате расследования «Чистых рук» и коррупционного скандала в начале 1990-х годов, и что персоналистическая популистская мобилизация Берлускони стала повторяющейся чертой партийной системы. .Рекламная фирма, связанная с бизнес-конгломератом Берлускони, создала первоначальные 14 000 местных клубов FI за два месяца до выборов 1994 года, и этот нисходящий метод партийного строительства не видел никакой роли для членов партии в вне предвыборных лет. Когда FI впервые вошла в состав законодательного собрания Италии в 1994 году, более 90 процентов ее членов парламента (депутатов) были новыми законодателями, что вдвое меньше, чем у среднего члена парламента на этих выборах. [Xxi] Эти неопытные депутаты были гораздо более зависимыми. почтительно относился к лидеру своей партии и безуспешно пытался оградить его от обвинений в коррупции.[xxii]

Другие политические партии в Италии приняли аналогичный индивидуальный подход к проведению кампаний, сделав партии более средством проведения выборов отдельных лидеров, чем институты, преследующие четкие идеологические цели. Это включает левоцентристскую Демократическую партию (ДП), одну из немногих основных партий, переживших крах партийной системы Италии. Став руководителем ДП, Маттео Ренци стремился создать имидж знаменитости и использовать свою личную харизму, а не политику в качестве координационного центра партии; Он впервые заявил о своем намерении свергнуть руководство ДП, выступив в популярном телешоу о талантах Amici, и тем самым получил сходство с персонажем Фонзи из телесериала «Счастливые дни». [1] Крис Бикертон и Карло Инверницци Акчетти предполагают, что политические предложения Ренци в его заявке на лидерство отражали аполитичный и почти технократический уклон, поскольку каждое предложение уже поддерживалось Берлускони и сконцентрировало власть в руках [xxiii]

Левое популистское «Движение пяти звезд» Пепе Грилло, как новичок в партийной системе, может быть более чистым примером подхода лидера в стиле Берлускони к персонализации своей партии и отделению ее от идеологии .Несмотря на использование прямого членского участия через Интернет, Грилло в одностороннем порядке решил, какие решения партии ставить на голосование, и участие в первичных онлайн-выборах партий было на несколько порядков меньше, чем в первичных выборах для основных партий. Хотя основанная в 2009 году платформа партии поместила ее в крайнее левое положение в идеологическом спектре, Филиппо Тронкони обнаружил, что кампания 2013 года представила несколько новых тем, нацеленных на консервативных избирателей, включая отмену налогового агентства; возможно, как следствие, избиратели партии в 2013 году были равномерно распределены по идеологическому спектру.И за первые девять месяцев нахождения в законодательном органе законопроекты пятизвездочных депутатов были удивительно похожи по содержанию на законопроекты средней партии, без особого акцента на «пять звезд» движения: охрана водоснабжения, защита окружающей среды, продвижение общественный транспорт, способствующий технологической связности или содействующий устойчивому развитию. [xxiv]

Потенциально серийный популизм Италии, в котором правоцентристская партия Христианская демократия (ХД) распалась, когда партийная система рухнула в 1990-х годах, контрастирует с Австрии, где правые популисты не смогли получить премьерство, потому что давняя правоцентристская партия занимает часть их идеологического пространства.На выборах 1994 года в Италии бывшие избиратели округа Колумбия обычно переключились на правых популистов по регионам: FI на Сицилии, Lega Nord на севере и Национальный альянс (NA) вокруг Рима и в регионе юго-восточной Апулии; [xxv] три партии с тех пор искали отдельные идеологические ниши вдоль правого фланга, при этом FI двигалась к центру, когда-то занятому округом Колумбия, Lega придерживалась антииммигрантских и антиевропейских настроений, а NA проводил исторический ревизионизм фашистского прошлого Италии. [xxvi] В отличие от Берлускони. девять лет премьер-министром — самый долгий премьер-министр в послевоенной Италии — австрийский правый популист FPÖ никогда не занимал пост премьер-министра и правил только в коалиции с правоцентристским ÖVP.Политические ошибки FPÖ способствовали краху правительства и досрочным выборам в 2002 году — когда свободная от скандалов ÖVP получила голоса за счет FPÖ [xxvii] — и снова в 2019 году.

Популизм дает руководителям власть над законодательными собраниями, угрожая демократической стойкости

Помимо создания проблем демократического представительства и подотчетности, низкая склонность политиков-популистов к управлению может подорвать законодательную власть и, следовательно, ключевые характеристики демократии. Исследование 2006 года показало, что законодатели штата США с ограниченным сроком полномочий — и, следовательно, менее опытными — находились под гораздо большим влиянием губернатора, чем законодатели штата, у которых не было полномочий.[xxviii] Аналогичным образом, исследование Палаты депутатов Аргентины, проведенное в 2002 году, где процент переизбрания в период с 1983 по 1997 год составляло в среднем 20 процентов, показало, что низкий уровень компетентности законодателей Аргентины переместил принятие политических решений на пост президента. [xxix]

Законодательная институциональная власть является важным фактором. часть демократической прочности, потому что более сильные законодательные органы могут лучше сдерживать злоупотребления исполнительной властью, которые могут подорвать демократию. Одно межнациональное исследование законодательных полномочий — включая опыт законодателей — и проверки исполнительной власти показало, что наделенные полномочиями законодательные органы связаны с долговременной демократией.[xxx] Институциональные проверки, ограничивающие руководителей, обычно являются благом для демократии; отдельное академическое исследование показало, что руководители менее склонны к нарушениям прав человека в странах с более независимой судебной системой, [xxxi], а третье исследование показало, что ограничения исполнительной власти в целом были связаны с более прочной демократией. [xxxii]

Ослаблено. законодательный надзор может позволить исполнительной власти обуздать другие ограничения их власти, будь то другие государственные учреждения, такие как судебные органы и избирательные комиссии, или неформальные ограничения, такие как пресса и группы гражданского общества.При меньшем количестве формальных и неформальных ограничений своей власти руководители могут более серьезно злоупотреблять государственными учреждениями, чтобы преследовать своих оппонентов с целью репрессий, — процесс, который подрывает принципы свободы, включения и честной игры на выборах, необходимые для демократии. И это было усилено популистскими руководителями в подрыве демократических институтов, что привело к краху демократии в самых богатых странах, которые когда-либо вернулись к автократии.

Популизм стал причиной недавних демократических потрясений в ранее иммунизированных богатых странах

Распад демократии — возвращение к автократии в результате военного переворота, захвата власти или народного восстания — является исключительно редким явлением в самых богатых демократиях мира.Более богатые демократии, вероятно, более устойчивы, потому что большее процветание для всех членов общества снижает ценность контроля над государством и его источников покровительства, снижает ставки национальной политической конкуренции и препятствует подрыву демократических правил. [Xxxiii] Самые богатые демократии также имеют более активная пресса и гражданское общество, которые могут помочь предотвратить возвращение к автократии, заявив о злоупотреблениях властью до того, как они смогут существенно подорвать демократические институты.

Исследование, проведенное Адамом Пржеворски, Майклом Э. Альваресом, Хосе Антонио Шейбубом и Фернандо Лимонги в 2000 году, посвященное переходу к демократии и от нее с 1800 года, показало, что Аргентина в 1976 году была самой богатой страной, пережившей распад демократии. Его доход на душу населения за год до его развала составлял примерно 13 600 долларов, и ни одна современная демократия, которая превысила этот уровень дохода, никогда не вернулась к автократии. [Xxxiv] Однако этот вывод не подтвердился в 21 -м веке. Согласно данным Freedom House и Penn World Tables, [xxxv] четыре демократии с более высокими доходами на душу населения распались с 2000 года: Россия в 2004 году, Венесуэла в 2008 году, Таиланд в 2014 году и Турция в 2016 году.Как отметил Джейсон Браунли, в 2016 году Турция теперь отличается тем, что является самой богатой демократией из когда-либо существовавших; [xxxvi] ее доход за год до развала составлял 26 600 долларов, что почти вдвое превышало доход на душу населения в Аргентине 1975 года. [2]

Некоторые статистические данные могут дать нам представление о том, насколько необычным в историческом смысле является крах такой богатой демократии, как Турция 2016 года. Многие западноевропейские демократии были созданы и десятилетиями существовали при гораздо более низком уровне доходов; например, Швеция демократизировалась в 1918 году, но ее ВВП на душу населения превысил 26 600 долларов только в 1979 году.[xxxvii] В своем исследовании 2000 года, моделирование Пржеворски и его соавторов показало, что страны с национальным доходом не менее 26 600 долларов США практически не имеют шансов на распад в любом конкретном году. [xxxviii] Недавнее исследование Милана Сволика поставило шансы на успех. менее половины процента. [xxxix]

Что движет тенденцией распада во все более богатых демократиях? Во всех четырех случаях, кроме одного — Россия в 2004 году — популистская мобилизация была непосредственным предвестником срывов.И в Венесуэле, и в Турции демократия рухнула в результате самовольных переворотов избранных лидеров-популистов — подрыва ими ключевых аспектов демократической ответственности, сделавшей их страны автократическими. В Таиланде демократия рухнула, когда военные свергли популистское избранное правительство из-за политического тупика между бангкокскими элитами, которому угрожал политический подъем сторонников популистского правительства во внутренних районах.

Популистская мобилизация поляризует электорат на группы исключения

Популистская мобилизация способствовала демократическому распаду в классе ранее неуязвимых богатых демократий, потому что идеология популистов на практике подрывает ключевые источники демократической прочности: низкие ставки государственного контроля и сильное гражданское общество.Резкое разграничение со стороны популистов между «чистыми людьми» и «коррумпированной элитой» поляризует электорат на две группы исключения. В таких поляризованных электоратах ставки политической конкуренции выше, потому что она увеличивает вероятность того, что победитель на выборах, сомневаясь в добросовестности и терпении своего оппонента, будет стремиться получить постоянное преимущество посредством институциональных изменений. Делая каждые выборы потенциально делом по принципу «все или ничего», популистская мобилизация может привести к тому, что любой из участников, чье постоянное сотрудничество необходимо для поддержания демократии, — правительство, оппозиция или вооруженные силы, — отказаться от системы, которую они могут больше доверять для защиты. свои интересы в будущем.

Идеология популистов поляризует электорат, отрицает возможность плюралистического общества и превращает политическую конкуренцию в моральное, а не материальное дело. Отождествление популистами «чистых людей» и «коррумпированной элиты» резко разделяет электорат на две несовместимые группы, которые не могут пересекаться. Определяя только часть электората исключительно как «народ», популисты отрицают, что их оппоненты могут быть законной частью электората; если у власти находятся популисты, это же различие отрицает возможность лояльной оппозиции, ибо кто может выступить против «народа»? Это отрицание плюралистического общества, в котором разумные люди могут не соглашаться, превращает политику в моральное состязание, в котором популистские формулировки «воли народа» являются правильными и непогрешимыми, что значительно затрудняет устранение политических разногласий.[xl] Морализованное отношение может помешать людям оценивать издержки и выгоды политической политики из-за интуитивного и интенсивного характера такого отношения, а морализированное отношение побуждает людей выступать против компромисса, наказывать политиков, которые соглашаются с политическими соперниками, и отказываться от материального вознаграждения, а не компромисс. [xli]

Более высокая поляризация означает меньшее количество модерирующих блоков в обществе, что увеличивает риск политической нестабильности [xlii] и краха демократии. [xliii] Это особенно верно, если сильная партийность перевешивает соображения избирателей о демократии.Исследование Милана Сволика поляризации венесуэльских избирателей показало, что подавляющее большинство самых левых избирателей были готовы поддержать потенциально недемократического кандидата — того, кто пообещал занять место в Верховном суде и избирательной комиссии, — если кандидат также будет проводить кампанию против предпочитаемых им левых — крыло экономической политики. Избиратели-апартизанцы, которые безразлично относились к политике двух кандидатов, но выступали против потенциально недемократического кандидата и голосовали бы за более демократичного кандидата, даже если он или она придерживались экономической политики, которую апартизанцы считали менее идеальной, составляли лишь пять процентов электората.

Популисты, оказавшись у власти, часто наступают на гражданское общество — ключевой источник устойчивости в богатых демократиях. Популисты считают себя единственными представителями народа и поэтому стремятся отодвинуть на второй план потенциальных соперников, которые будут предъявлять аналогичные претензии на представительство. Ограничение гражданского общества или его зависимость от правительства сокращает количество субъектов, которые могут заявить о злоупотреблениях исполнительной властью, злоупотреблениях, которые обычно предшествуют демократическому распаду посредством самоубийств. И исследования показали, что неуважение к гражданским свободам в целом [xliv] и свободам объединений и собраний в частности [xlv] связано с последующим развалом демократии.

Популисты, соревнующиеся за власть, также могут подсказать наиболее распространенный исторически путь к краху демократии: военный переворот. Элиты, встревоженные выборами популистских правительств, могут разжечь беспорядки, чтобы подорвать общественное убеждение в компетентности популистских правительств, побуждая военных вмешаться, чтобы восстановить стабильность. Эти же самые элиты могут напрямую подтолкнуть вооруженных сил к захвату власти в попытке помешать популистам проводить свою политику; иногда они применяют обе стратегии одновременно.

Популистская мобилизация и демократический кризис в Турции, Венесуэле и Таиланде

Кандидаты-аутсайдеры в Турции, Венесуэле и Таиланде смогли мобилизовать ранее маргинализированные группы, оставленные экономическими изменениями, главным образом неформальный сектор. В Турции руководство Партии справедливости и развития (ПСР) представляло растущий и культурно консервативный средний класс, в основном из внутренних районов, и ее политика предлагала программы социальной помощи с проверкой нуждаемости бедным и неорганизованным слоям общества Турции.[xlvi] В Венесуэле Уго Чавес как бывший десантник и неудавшийся лидер государственного переворота, не связанный с какой-либо традиционной партией, обратился к растущему неформальному и безработному сектору, который никогда не пользовался покровительством основных партий. [xlvii] А в Таиланде бизнесмен и политик Таксин Чинаватра обнаружил неиспользованную группу неформальных и сельскохозяйственных рабочих, тесно связанных через модели миграции и денежных переводов, которые, возможно, составляют большинство рабочей силы. [xlviii]

Во всех трех странах неожиданные успехи на выборах аутсайдера кандидаты, каждый из которых потенциально слабо привержен демократическим принципам, вызвали негативную реакцию элиты по принципиальным причинам, а также из соображений сохранения своего привилегированного статуса.В преддверии избрания AKP на второй пост премьер-министра выдвижение партией открыто исламистского кандидата в президенты вызвало все более резкую оппозицию со стороны более светских устоявшихся партий, вооруженных сил и судебной власти; [xlix] на следующий год Конституционный суд закрыли ПСР как партию одним голосом. [1] В Венесуэле оппозиционная элита, встревоженная политикой перераспределения Чавеса и его односторонним подходом к пересмотру конституции во время его первого президентского срока, в 2002 году поддержала неудачный военный переворот и организовала два месячная всеобщая забастовка, нанесшая ущерб экономике.[li] В Таиланде бизнесмен и политик Таксин Чинаватра столкнулся с повышенным вниманием судебных органов и средств массовой информации в связи с возможной коррупцией и конфликтом интересов в преддверии выборов на его первую и вторую должности премьер-министра, включая официальные обвинения в коррупции во время предыдущего пребывания в должности. правительство. [lii]

В ответ на эти более высокие ставки, с возможностью потерять свой пост вне урны для голосования и потенциально оказаться в тюрьме, эти лидеры стали все более популистскими, мобилизуя сторонников против своих элитных оппонентов.Во время второго премьерства ПСР Реджеп Тайип Эрдоган в своей риторике все больше и больше называл сторонников его партии исламистов «добродетельными людьми» против нерелигиозных и этнических меньшинств Турции. [Liii] В Венесуэле усилия правительства Чавеса по возрождению экономики привели к он должен принять более прямые популистские меры, такие как совместные социальные программы через миссии на уровне сообществ. [liv] В Таиланде Таксин в своей первой заявке на переизбрание охватил все регионы страны, совершив поездку по сельской местности, чтобы услышать петиции сельских жителей о бюджете помощь и пообещали оказать поддержку программам на миллиарды долларов на месте в качестве существенного вознаграждения за голосование.[lv]

Эти популистские лидеры также ограничивали группы гражданского общества, которые могли им противостоять, часто утверждая, что лидеры сами по себе представляют «народ». В Турции независимые профсоюзы и женские группы, критикующие AKP, потеряли членов или политическое влияние по мере роста новых и слабо институционализированных партнеров, более тесно связанных с правящей партией и ее сетями патронажа. Эти связанные с AKP группы повторили популистский посыл партии о том, что они выше разделения и фракции, потому что они представляют «народ».[Lvi] В Венесуэле правительство Чавеса ввело законы, которые защищали государственные органы и учреждения от оскорбительной критики и позволяли правительству контролировать содержание радио- и телепрограмм; Каракас не смог продлить лицензию на деятельность популярного оппозиционного телеканала, заявив, что этот канал пытался дестабилизировать правительство. [Lvii] В Таиланде Таксин купил самую влиятельную газету страны — Nation; его компания Shin Corp подала в суд на трех редакторов Thai Post и реформатора СМИ за то, что они утверждали, что компания извлекала выгоду из его администрации; и его близкий союзник пытался скупить Matichon Press Group.[lviii]

В Турции и Венесуэле, где гражданское общество было менее способно следить за злоупотреблениями властью, президенты-популисты отменили институциональные ограничения своей власти; демократия рухнула, когда эти наделенные полномочиями президенты использовали свой контроль над государственными учреждениями для подавления оппозиции. В Турции АКП усилила власть исполнительной власти, подорвав независимость судебной системы, в том числе объединив высшие уголовные и административные суды со своими сторонниками.[lix] В 2016 году Эрдоган объявит чрезвычайное положение после неудавшейся попытки государственного переворота, а Анкара впоследствии начала политически мотивированное преследование курдских членов парламента от оппозиционной Народно-демократической партии. [lx] In Венесуэла, Чавес поставит перед своими сторонниками Верховный суд и избирательный комитет; Избирательный комитет в 2008 году дисквалифицирует сотни кандидатов от оппозиции на региональные должности по политически мотивированным причинам, а партия Чавеса будет злоупотреблять государственными ресурсами для проведения предвыборной кампании перед региональными выборами.[lxi]

В Таиланде продолжалась политическая поляризация, несмотря на то, что Таксин был вынужден фактически покинуть страну в результате военного переворота 2006 года. Хотя и Таксин, и его партия «Тай Рак Тай» (TRT) были запрещены, партии-преемники TRT, такие как Пеу Тай (PT), все же получили большинство на выборах 2007 и 2011 годов. Повторяющимся циклам протестов «желтой рубашки» бангкокской элиты против Таксина и других лидеров партии и предполагаемой коррупции противостояли демонстрации его сторонников в основном из сельских районов, «красных рубашек».В преддверии досрочных выборов 2014 года насилие между краснорубашечниками и желтыми рубашками обострилось до такой степени, что Конституционный суд отменил результаты выборов. На фоне продолжающихся демонстраций желтых рубашек против временного правительства ПТ, уличного насилия, осажденных правительственных учреждений и падающего фондового рынка военные объявили военное положение. [Lxii] Таким образом, в 2014 году Таиланд стал самой богатой демократией, когда-либо испытавшей успешный военный переворот. с ВВП на душу населения почти на 20 процентов выше, чем в Аргентине до военного переворота 1976 года.

Каковы риски появления популистов и краха демократии?

Появление популистских партий, конечно же, детерминированно не ведет к демократическим распадам. Изменение партийной системы и успех на выборах новых политических субъектов исторически отражали политических предпринимателей, мобилизующих новые округа, которые ранее не были представлены, и большинство популистских партий, которые все же получают контроль над правительством, будут править без развала демократии. Популистские партии также могут смягчить свою позицию, направленную против истеблишмента, находясь у власти, особенно если партийное руководство имеет предыдущий политический опыт.Например, левая популистская партия Греции SYRIZA, когда она пришла к власти, смягчила свою поляризующую риторику и смягчила свою политику, поскольку она столкнулась с внутренними и международными политическими и экономическими ограничениями. [Lxiii] Алексис Ципрас из SYRIZA пришел на пост премьер-министра со значительным опытом в работе крупных политических организаций, предварительно 20 лет занимая различные руководящие должности в левых политических партиях.

Но популистская мобилизация по своей природе представляет собой недостатки в представительстве, которые основные партии не смогли устранить, до такой степени, что значительная часть электората отвергла саму политическую систему.Появление новых политических партий в прошлом, таких как Лейбористская партия, заменившая Либеральную партию в Великобритании в начале 20-го, -го, -го века, произошло в период увеличения избирательных прав и участия избирателей, в отличие от новых популистских партий, возникающих в период упадка. явка избирателей и враждебное отношение к политическим партиям. Слабая институционализация популистских партий и их частая зависимость от лидеров-персоналистов делает их склонными к краху, независимо от того, пытаются они умереть или нет.После того как харизматичному Сильвио Берлускони запретили занимать государственные законодательные должности на шесть лет из-за обвинения в налоговом мошенничестве, итальянская Forza Italia потеряла долю голосов, несмотря на свое движение к центру, и получила только девять процентов голосов в майском европейском голосовании. парламентские выборы, несмотря на возвращение Берлускони в верхнюю часть списка. А заметная роль, которую популистская мобилизация сыграла в подрыве демократических сдержек и противовесов, и последующий крах ранее имевших иммунитет богатых демократий, предполагает, что популистская мобилизация значительно увеличивает риск демократического краха страны.

По аналогии: курение увеличивает риск рака легких, даже если у большинства курильщиков болезнь не развивается. Но заболевание раком легких оказывает такое сильное влияние на благополучие и смертность, что риск, с точки зрения вероятности, умноженной на стоимость, все еще высок, даже если вероятность составляет менее 50 процентов. Таким образом, признак любого фактора риска для события с низкой вероятностью требует внимания, если потенциальный результат является достаточно дорогостоящим. В этом случае крах демократии был бы дорогостоящим сам по себе, но также имел бы последствия; автократии, как правило, имеют меньшую преемственность экономической политики после смены правительства, чем демократии из-за более слабых ограничений автократии на отдельных лидеров, [lxv] и автократии, как правило, менее предсказуемы и склонны к сотрудничеству союзниками, чем демократии, потому что автократии, как правило, преследуют частные национальные, а не общественные международные блага .[lxvi]

Где могут добиться успеха популисты — а демократия потерпит неудачу — в будущем?

Где мы можем увидеть рост популистов в будущем и где они больше всего рискуют демократией? Краткий обзор глобальных регионов с наиболее демократическими странами, особенно с долгой историей массовых, а не элитных партий, может выявить страны, в которых популизм с наибольшей вероятностью будет иметь успех на выборах и где популистское правительство в наибольшей степени повысит риск крах демократии.Для этого потребуется изучить прошлые предвестники популистской мобилизации: сближение экономической политики, предполагаемое меньшим количеством средств социальной защиты; общественное недовольство основными партиями, о чем свидетельствует высокая нестабильность партийной системы; наличие недостаточно представленных округов, о чем свидетельствует появление новых заметных постматериалистических проблем или более низкий уровень регистрации избирателей; и чувство несправедливости, вызванное восприятием широко распространенной коррупции или статусной обеспокоенности, вызванной затяжными экономическими кризисами.Это также потребует изучения формальных ограничений исполнительной власти, таких как законодательная власть, и неформальных ограничений исполнительной власти, таких как меры, указывающие на сильное гражданское общество.

Европа

В Европе у популистов больше шансов добиться успеха на выборах в странах Центральной и Восточной Европы, чем в других субрегионах. В этом субрегионе наблюдается самая высокая электоральная волатильность в мире: страны, в которых в среднем более 45 процентов избирателей, переключаются между выборами при голосовании за партии.[lxvii] Центральная и Восточная Европа также является субрегионом, в котором наблюдается наибольшая конвергенция политики в сторону рыночной политики, с регулированием, которое, как правило, способствует большей автономии для владельцев капитала, о чем свидетельствует более высокое неравенство доходов в субрегионе и исторически более низкий уровень коллективного труда [lxviii] Девяносто шесть процентов населения Европы, достигшего избирательного возраста, зарегистрировано для участия в голосовании — включая практически все население Центральной и Восточной Европы, достигшее избирательного возраста [lxix], — предлагая левым популистам мобилизовать несколько политически маргинализированных сообществ.Однако экономический кризис и демографические тенденции в Центральной и Восточной Европе вызвали значительную обеспокоенность по поводу статуса среди избирателей, создав пул избирателей для мобилизации правых популистов.

Беспокойство о статусе жителей Центральной и Восточной Европы проистекает из глубоких и долговременных последствий Великой рецессии для субрегиона, особенно после эпохи, когда конвергенция политики в отношении благоприятной для рынка «неолиберальной» политики принесла некоторым огромное богатство. После финансового кризиса 2007-2008 годов в средней стране Центральной и Восточной Европы наблюдался спад, который был в пять раз глубже в расчете на душу населения, чем Великая депрессия в Соединенных Штатах, и восстановление, которое было намного медленнее, чем страны со средним и низким уровнем дохода.[lxx] За предыдущие 20 лет конкуренция за прямые иностранные инвестиции заставила страны субрегиона сходиться на неолиберальной экономической политике — даже на экспериментальной политике, такой как фиксированный налог, который не был рекомендован международными финансовыми учреждениями и не требовался для членства в ЕС. lxxi]. Хотя эта политика принесла огромное богатство примерно 40 процентам населения, масштабы последствий Великой рецессии заставили избирателей усомниться в конвергенции неолиберальной политики и вызвать их недовольство основными партиями правоцентристских и центристов. осталось, что реализовал их.[lxxii]

Демографические изменения также усилили тревогу за статус в Центральной и Восточной Европе. Массовая миграция в Западную Европу привела к сокращению населения во многих из этих стран — население одних только стран Балтии сократилось на 16–28 процентов в период с 1990 по 2018 год [lxxiii] — многие из них — молодые люди и видные агитаторы реформ при коммунизме. [lxxiv] Эти демографические изменения в более этнически однородных и консервативных в культурном отношении странах усилили опасения избирателей, что их этническая группа может вскоре прекратить свое существование, потенциально заменяясь новым населением мигрантов.[lxxv]

Именно в Центральной и Восточной Европе популисты занимали пост премьер-министра больше, чем в любой другой части Европы — Чехия, Венгрия, Польша и Словакия. [lxxvi] Страны Центральной и Восточной Европы, как и остальные Европы, имеют одни из самых сильных формальных ограничений исполнительной власти в мире, при этом в среднем по стране законодательные полномочия входят в 20% лучших в мире [lxxvii]. Однако средняя страна в Центральной и Восточной Европе намного беднее, чем в любом другом регионе в Европе — у большинства из них ВВП на душу населения ниже, чем в Турции на момент ее разбивки в 2016 году.[lxxviii] Вдобавок, в средней стране Центральной и Восточной Европы гражданское общество значительно слабее, чем десять лет назад, [lxxix] отчасти из-за подавления иностранного финансирования НПО по всему региону, [lxxx] предполагая меньшее количество неофициальных проверок исполнительная власть в субрегионе.

Внутри субрегиона Венгрия и Польша являются странами, подверженными наибольшему риску демократического развала при популистском управлении. Обе страны лишь немного богаче, чем Турция до ее демократического распада в 2016 году, и популистские правительства, находящиеся у власти в обеих странах, еще больше уменьшили неформальные и формальные ограничения исполнительной власти, усилив контроль со стороны правительства над группами гражданского общества и уменьшив независимость судебной системы.[lxxxi] Как и в случае с Турцией и Венесуэлой, крах демократии может произойти, если правительства злоупотребят государственными институтами для подавления своих политических оппонентов посредством политически мотивированных преследований оппозиционных политиков.

Хотя шансы популистов на успех на выборах и связанный с этим риск демократических распадов, вероятно, выше в Центральной и Восточной Европе, влияние популистского правительства в старых демократиях Западной Европы могло бы иметь потенциал повлиять на внешнюю политику в некоторых странах. основные государства в многосторонних организациях, таких как ЕС и НАТО.Во Франции крах левоцентристских социалистов и появление протестного движения «Желтый жилет» предполагает, что существует недостаточно представленный и маргинальный округ, который может быть восприимчив к мобилизации левых популистов. Такая мобилизация с большей вероятностью будет вдохновлена ​​новым политическим предпринимателем, ранее не связанным с политической партией — возможно, медийной личностью, подобной итальянскому Берлускони или Грилло, — учитывая, что большинство протестующих «Желтых жилетов» отвергали любую роль политических партий в их движении.[lxxxii]

В Италии мобилизация популистов привела к выборам коалиционного правительства между правой популистской «Легой» и левым популистским Движением пяти звезд. Пресса и судебная система Италии остаются надежными и потенциально сдерживают исполнительную власть; Фактически, Lega проголосовала вместе с оппозицией, чтобы заблокировать усилия законодателей Five Star по защите полугосударственного средства массовой информации. [Lxxxiii] Но терпимость Lega к формальному и неформальному контролю может ослабнуть, если судебные и прокурорские расследования будут расследовать коррупцию при предыдущем лидере Lega, обращение с мигрантами со стороны ее нынешнего лидера и министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини и потенциально незаконный вклад иностранной кампании в партию [lxxxiv] — создают серьезные риски для продолжения ее пребывания у власти.

Восточная Азия и Тихоокеанский регион

Как и Европа, Восточная Азия и Тихоокеанский регион является домом для некоторых из самых богатых демократий в мире, большинство из которых имеют хорошо организованные партийные системы. Популисты, скорее всего, добьются успеха в странах с наиболее нестабильной партийной системой, главным образом в Юго-Восточной Азии, где голосование за партии между выборами может достигать до 40 процентов электората, но также и в Южной Корее, где более трети электорат меняет свой партийный голос между выборами.[lxxxv] Страны Юго-Восточной Азии и Южная Корея также исторически плохо соблюдают коллективные трудовые права на практике, что свидетельствует о сближении политики с политикой, ориентированной на рынок. [lxxxvi] Во многих странах Юго-Восточной Азии от 10 до 15 процентов населения избирательного возраста не зарегистрирован для голосования, что предполагает мобилизацию значительного количества политически маргинализированных групп популистов. [lxxxvii]

Юго-Восточная Азия — это место, где популисты уже добились своих самых больших успехов на выборах, с избранием Родриго Дутерте на Филиппинах и Таксина в Таиланде .Хотя Дутерте пользовался поддержкой различных слоев общества, его самая сильная и самая ранняя поддержка пришла из высшего и среднего класса, в том числе мелкобуржуазных владельцев небольших магазинов и водителей такси, которые боялись потерять скромные достижения экономического блага Филиппин и упасть дальше. в социально-экономическом статусе. [lxxxviii] Кампания южного мэра, утверждающая, что коррумпированная элита Манилы баловалась наркоторговцами и наркоманами, вызвала отклик у городских избирателей среднего класса, а также у жителей Юга, где негативные последствия употребления наркотиков в их общинах оказали влияние ранее не участвовал в политическом разговоре.[lxxxix]

Другие страны региона — потенциальные районы роста популистов. Правый популист Индонезии Прабово Субианто занял второе место на двух последних президентских выборах, а его партия за 11 лет своей деятельности стала второй по величине в законодательном органе с почти четырнадцатью процентами мест. В Малайзии популисты могут извлечь выгоду из политического открытия, созданного поражением на выборах 2018 года Объединенной малайской национальной организации (ОМНО), которая занимала пост премьер-министра в течение 51 года.Усиление политической конкуренции может создать пространство для возникновения новых популистских партий или для ОМНО, чтобы принять более популистскую мантию, если его этнический малайский избирательный округ опасается потери статуса в новой политической среде.

По сравнению с Европой, в демократиях Юго-Восточной Азии меньше формальных и неформальных проверок исполнительной власти, что увеличивает риск того, что они вернутся к автократии при популистском правительстве. Законодательная власть средней демократии в Юго-Восточной Азии едва превышает глобальную медианную величину.Национальные доходы сопоставимы или — гораздо чаще — ниже, чем в Турции в преддверии краха демократии в 2016 году [xc], и многие правительства Юго-Восточной Азии враждебно настроены по отношению к организациям гражданского общества, которые правительства часто рассматривают как потенциальные политические угрозы. [Xci]

В Юго-Восточной Азии популистская мобилизация уже привела к развалу демократии в Таиланде, а избрание Дутерте президентом увеличивает риск распада демократии на Филиппинах. Дутерте уже ослабил надзорные полномочия законодательного органа; когда сенатор начал расследование увеличения числа внесудебных казней при Дутерте, его союзники в Сенате отстранили ее от должности главы следственного комитета, а члены Палаты представителей вместо этого начали расследование.Другие формальные судебные и неформальные проверки исполнительной власти со стороны гражданского общества уже ослабли при его предшественнике Бениньо «Нойной» Акино III; Акино сместил председателя Верховного суда по политическим причинам, и активисты гражданского общества, которые занимали значительную часть должностей в сфере социального обеспечения в его правительстве, были дискредитированы его неспособностью обеспечить экономический рост на широкой основе. [Xcii]

За пределами страны. В Юго-Восточной Азии плохо институционализированная партийная система Южной Кореи увеличивает шансы появления популистского аутсайдера для мобилизации избирателей в стране, где политические партии относятся к наименее надежным институтам и где уличные демонстрации являются предпочтительным средством политического выражения.В 2012 году политический аутсайдер в лице Ан Чеол Су, генерального директора известной компании-разработчика программного обеспечения AhnLab, вступил в президентскую гонку и считался серьезным соперником из-за своего высокого рейтинга популярности, прежде чем в конечном итоге отказался от участия [xciii]. Однако более строгие формальные и неформальные проверки исполнительной власти, чем в странах Юго-Восточной Азии, с наделенными полномочиями законодательными органами и активным гражданским обществом, предполагают, что их демократия будет гораздо более устойчивой в случае избрания популистского правительства.

Латинская Америка

Электоральная волатильность в странах Латинской Америки аналогична волатильности в странах Восточной Азии и Тихоокеанского региона: около 25 процентов электората переключаются между выборами в период между выборами. [Xciv] В регионе наблюдается значительное сближение экономической политики с одно из самых высоких уровней неравенства доходов и наихудшей коллективной защиты труда в мире. [xcv] В Латинской Америке популисты с большей вероятностью добьются успеха на выборах в странах Анд и Центральной Америки, чем в других субрегионах.Эти страны испытали самую высокую кумулятивную нестабильность партийной системы в регионе: от 59 до 100 процентов избирателей сменили партию голосов на выборах в законодательные органы между 1990 и 2015 годами. [Xcvi] За пределами Центральной Америки, практически все избиратели в Латинской Америке. страны были зарегистрированы, что говорит о том, что левых популистов может мобилизовать меньше маргинализированных групп. Недавние электоральные тенденции предполагают, что может начаться четвертая волна мобилизации в основном правых популистов, вызванная коррупцией, но также и постматериалистическими проблемами.

Левые популисты пришли к власти во многих странах Андского региона в рамках третьей волны популизма в Латинской Америке в 1990-х и 2000-х годах, когда политики-аутсайдеры мобилизовали ранее маргинализированные группы — в основном среди неформальных рабочих и коренных народов — в Боливии, Эквадоре, Перу. , и Венесуэла. В Центральной Америке с 2016 года резкое снижение восприятия контроля над коррупцией способствовало возникновению у избирателей чувства несправедливости, что ускорило успех правых популистов. После того, как Гватемала упала на один дециль в индексе контроля над коррупцией Всемирного банка во время президентского срока Отто Переса Молины в 2011–2015 годах [xcvii] избиратели избрали на пост президента кандидата-аутсайдера в лице бывшего комика и правого популиста Джимми Моралеса.После аналогичного падения представлений о контроле над коррупцией в Коста-Рике с низким уровнем коррупции, правый популист Фабрицио Альварадо Муньос выиграл большинство президентских голосов в 2018 году в первом туре, прежде чем проиграл во втором туре.

Конкурсная кампания Альварадо Муньоса подчеркивает возросшее значение постматериалистических ценностей для мобилизации правых популистов в регионе. Он выступил против однополых браков после того, как Межамериканский суд по правам человека постановил, что его государства-члены, включая Коста-Рику, должны признать равенство лиц одного пола в браке и правах собственности.[xcviii] Эта культурная, а не материальная привлекательность перекликалась с призывом правого популиста Бразилии Жаира Болсонару, который в ходе своей кампании утверждал, что левоцентристские политики стремились научить молодых людей быть гомосексуалистами. [xcix]

Страны латыни Америка, как правило, имеет сильное президентство с меньшим количеством формальных и неформальных ограничений со стороны исполнительной власти, чем в Европе, что делает их более восприимчивыми к демократическому распаду при популистском правительстве. Подавляющее большинство стран региона обладают законодательными полномочиями выше среднего уровня, но находятся ниже верхних 20 процентов в мире.[c] Практически в каждой стране ВВП на душу населения ниже, чем в Турции в преддверии демократического развала 2016 г. — и часто ниже, чем в Аргентине в преддверии краха 1976 г., — а права ассоциаций и организаций значительно снизились с 2005 г. [ci] Распад демократии при популистском правительстве. действительно произошло в Венесуэле в 2008 году [cii], и недавние выборы президента Болсонару в Бразилии и президента Андрес Мануэль Лопес Обрадор в Мексике увеличивают риск распада этих демократий.

Бразилия исторически имела независимую и настойчивую судебную систему, которая на сегодняшний день продемонстрировала свою способность сдерживать исполнительную власть, отменяя некоторые указы президента Болсонару.[ciii] Но попытки судебной власти ограничить расследования коррупции, наряду с доказательствами того, что судьи, наблюдающие за антикоррупционными расследованиями и согласованные с политиками или государственными обвинителями, [civ] могут ослабить судебную систему, подорвав общественное доверие к независимости судей и их свободе от политизации. Этот упадок неформальной власти может дать Болсонару возможность формально снизить независимость судебной системы, увеличивая риск развала демократии в Бразилии.

Администрация Лопеса Обрадора ослабила неформальные ограничения исполнительной власти, сократив государственное финансирование НПО.Это также ослабило формальные ограничения, сократив бюджет избирательной комиссии, и подорвало независимость судебной системы, взяв под контроль судебную оценку и предложив закон, чтобы укомплектовать Верховный суд его сторонниками. [Cv] Ослабленная судебная система и гражданское общество, осуществляющее наблюдение, будут менее способны справиться с этим. противодействовать злоупотреблениям со стороны Лопеса Обрадора, которые могут привести к развалу демократии, таким как любые попытки подавить политических оппонентов в преддверии промежуточных выборов в Палату депутатов 2021 года.

Африка к югу от Сахары

Страны Африки к югу от Сахары имеют немного более высокую волатильность на выборах, чем Латинская Америка, где около 28 процентов электората или мест в законодательных органах переключаются между партиями от выборов к выборам. [Cvi] И аналогично Латинской Америке. правительства многих стран Африки к югу от Сахары могут проводить ограниченный набор экономической политики из-за влияния международных финансовых институтов, а также их зависимости от иностранной помощи. [cvii] Южная Африка — субрегион с партийными системами, наиболее похожими на те, которые существуют в Западноевропейские или латиноамериканские страны, в которых впервые возник популизм, пережили определенную степень индустриализации, которая вызвала мобилизацию рабочего класса через профсоюзы и создание массовых партий.[cviii] Средняя африканская страна к югу от Сахары имеет более слабую законодательную власть и гораздо более низкий национальный доход, чем средняя латиноамериканская страна, а в странах Африки к югу от Сахары с 2005 года произошло значительное снижение ассоциативных и организационных прав; [cix] все это предполагают, что в регионе гораздо меньше формальных и неформальных ограничений со стороны исполнительной власти, которые могли бы предотвратить крах демократии при популистском правительстве.

Как и ожидалось, южная часть Африки стала свидетелем появления и успеха популистских политиков и партий.В Южной Африке левые популистские борцы за экономическую свободу (EFF) за шесть лет существования партии стали третьей по величине партией в законодательном органе с 11 процентами мест. Успех EFF на выборах был достигнут благодаря тому, что он проводил кампанию против сближения экономической политики как правящего Африканского национального конгресса, так и оппозиционного Демократического альянса [cx], а также поскольку партия сосредоточила внимание на чернокожих африканцах из рабочего класса как на «чистых людях» против белых капиталистов и элитное руководство АНК.[cxi]

Замбия — это южноафриканская страна с самой высокой нестабильностью партийной системы за последние 25 лет — более трети электората переходят между выборами партии между выборами в законодательные органы [cxii] — а в 2011 году избрали популиста Майкла Сата своим постом. Президент. Сата мобилизовала недостаточно представленный округ городской бедноты [cxiii] против неравенства и низких темпов роста, связанных с конвергенцией основных партий на технократическом подходе к разработке экономической политики — подход, который правящие и оппозиционные партии приняли под влиянием международных финансовых институтов.[cxiv] Сата скончался при исполнении служебных обязанностей в 2014 году, а во время кампании по переизбранию его преемника Эдгара Лунгу в 2016 году правительство преследовало оппозиционные СМИ и прекращало митинги оппозиции на фоне значительного насилия на выборах между соперничающими партиями, что, по данным Freedom House, привело к краху демократии. . [cxv]

Что делать?

Появление популизма отражает серьезные проблемы с представительством и подотчетностью в демократических странах по всему миру. Однако, несмотря на потенциальное повышение репрезентативности политики страны, популисты в правительстве увеличивают риск демократического распада даже в классе ранее неуязвимых богатых демократий.Что можно сделать для улучшения представительства и подотчетности, чтобы избиратели были вовлечены в партийную систему, и что можно сделать, когда значительная часть электората настолько отчуждена от политических партий, что избирает популистское правительство? В следующем и заключительном документе этой серии будут рассмотрены возможные варианты, в том числе усиление внутрипартийных обсуждений для увеличения числа ответственных политических партий и обязательное голосование для увеличения их спроса.

Автор является сотрудником правительства Соединенных Штатов, которое финансирует его стипендию в Центре Вильсона.Все высказанные факты, мнения или анализ принадлежат автору и не отражают официальные позиции или взгляды какого-либо правительственного агентства США или Центра Вильсона. Ничто в содержании не должно быть истолковано как утверждение или подразумевающее подтверждение подлинности информации правительством США или подтверждение взглядов автора. Этот материал был проанализирован с целью предотвращения разглашения секретной информации.

Приложение: Методология определения развала богатых демократий

Я попытался использовать те же методы, что и Пшеворски и Лимонги в их первоначальном исследовании 1997 года «Модернизация: теория и факты.«Сначала я определил год развала демократии в стране, исходя из года, когда она выпала из списка демократических демократий Freedom House. Подобно Пржеворскому и Лимонги, я использовал таблицы Penn World Tables (в данном случае версия 9.1) для определения исторических уровней дохода на душу населения в долларах с постоянным паритетом покупательной способности и исключил страны, которые получали не менее половины своих доходов от доходов от нефти.

По последней причине я пропустил случай краха демократии в Ливии в 2014 году; хотя данные Всемирного банка о доле в ВВП Ливии, получаемой от нефтяной ренты, относятся только к 2011 году, за последние пять лет эта доля составляла в среднем 50 процентов.Я также исключил распады в богатых демократиях с населением менее 500 000 человек, таких как Мальдивы в 2015 году, политическая динамика которых может сильно отличаться от политической динамики в средней стране.

Наконец, эти результаты относятся к разным источникам данных о демократических распадах с 1989 года: список избирательных демократий Freedom House, список избирательных демократий V-Dem и список демократических распадов Ларри Даймонда в его статье 2015 Journal of Democracy «Перед лицом к лицу». Демократическая рецессия.«Согласно каждому источнику, Россия, Таиланд, Турция и Венесуэла являются самыми богатыми демократиями, которые когда-либо распадались, на уровнях выше, чем в Аргентине до ее распада 1976 года; это верно даже тогда, когда источники расходятся во мнениях о году аварии.


[1] Сходство… в лучшем случае незначительное. https://www.corriere.it/politica/foto/05-2013/renzi/fonzie/renzi-posa-come-fonzie-chi_edb2d1a8-c21b-11e2-a4cd-35489c3421dc.shtml#3

[2] Все цифры приведены в долларах с постоянным паритетом покупательной способности (ППС) 2018 года.Дополнительную информацию о методологии см. В Приложении.


[i] Tribune News Services, «Президент приносит присягу, взрывает конституцию», Chicago Tribune, 3 февраля 1999 г. https://www.chicagotribune.com/news/ct-xpm-1999-02-03-90256-story .html

[ii] Клиффорд Краусс, «Новый президент Венесуэлы предлагает переписать конституцию», New York Times, 4 февраля 1999 г. https://www.nytimes.com/1999/02/04/world/new-president Венесуэла предлагает переписать конституцию.html

[iii] Кеннет М. Робертс, Изменение курса в Латинской Америке: партийные системы в неолиберальную эпоху, Cambridge University Press, стр.223-224

[iv] Кас Мудде, «Популизм в XXI веке: Нелиберальный демократический ответ недемократическому либерализму », лекция в Центре изучения демократии имени Андреа Митчелл, Университет Пенсильвании https://www.sas.upenn.edu/andrea-mitchell-center/cas-mudde-populism-twenty- первый век; Кас Мудде и Кристобаль Ровира Кальтвассер, «Изучение популизма в сравнительной перспективе: размышления о современной и будущей исследовательской повестке дня», Сравнительные политические исследования, Vol.51, No. 13, pp. 1667–1693, ноябрь 2018 г., pp. 1678–1679, 1682

[v] Дани Родрик, «Как отличить торговые соглашения, которые подрывают демократические принципы, от тех, которые этого не делают», Дэни Блог Родрика, 22 октября 2016 г. https://rodrik.typepad.com/dani_rodriks_weblog/2016/10/how-to-tell-apart-trade-agreements-that-undermine-democratic-principles-from-those-that-dont. html

[vi] Ричард С. Кац и Питер Мэр, «Тезис о партии картеля: новое заявление», «Перспективы политики», Vol.7, No. 4, pp.753-766, December 2009, p.759

[vii] Ян-Вернер Мюллер, «Люди должны извлекаться из людей: размышления о популизме», Constellations, Vol. 21, No. 4, декабрь 2014 г., стр. 485-489

[viii] Ларри Даймонд, «Когда популизм становится угрозой демократии?», Доклад для конференции Института международных исследований Фримена Спогли по глобальному популизму, Стэнфордский университет, 3-4 ноября 2017 г., стр. 1, 6

[ix] Эрнесто Даль Бо, Фредерико Финан, Олле Фольке, Торстен Перссон и Йоханна Рикне, «Экономические проигравшие и политические победители: радикальные правые Швеции», рабочий документ, август 2018 г. , стр.11-12

[x] Стивен Левицки, «Перу: институционализация политики без партий», стр. 352, в партийных системах в Латинской Америке: институционализация, распад и крах, Скотт Мэйнваринг, изд., Cambridge University Press, 2018

[xi] Эрнесто Даль Бо, Фредерико Финан, Олле Фолке, Торстен Перссон и Йоханна Рикне, «Экономические проигравшие и политические победители: радикальные правые Швеции», рабочий документ, август 2018 г., стр. 22-23

[xii ] Скотт Мэйнваринг, «Институционализация, предсказуемость и демократия», стр.85, в Партийных системах в Латинской Америке: институционализация, распад и крах, Скотт Мэйнваринг, изд., Cambridge University Press, 2018

[xiii] Рейнхард Хайниш, «Успех в оппозиции, провал в правительстве: объяснение эффективности правых» Крылатые популистские партии в государственных учреждениях », West European Politics, Vol. 26, No. 3, pp.91-130, July 2003, pp.114-116

[xiv] Кристофер Бикертон и Карло Инверницци Аккетти, «Популизм и технократия: противоположности или дополнения?», Critical Review of International Social and Politics Философия, т.20, pp.186-206, 2017 (предварительная версия авторов, pp.6-8, 16-21)

[xv] Курт Вейланд, «Неопопулизм и неолиберализм в Латинской Америке: неожиданное сходство», сравнительные исследования. Международное развитие, Vol. 31, № 3, стр. 3–31, осень 1996 г., стр. 9–15

[xvi] Альянс за обеспечение демократии, «Незаконное влияние — часть первая — тематическое исследование Первого чешско-российского банка», 28 декабря 2018 https://securingdemocracy.gmfus.org/first-czech-russian-bank-case-study/ ‘; Поль Сонн: «Российский банк предоставил партии Марин Ле Пен ссуду.Потом начали происходить странные вещи ». Washington Post, 27 декабря 2018 г. https://www.washingtonpost.com/world/national-security/a-russian-bank-gave-marine-le-pens-party-a-loan-then-weird-things-began- происходит / 2018/12/27 / 960c7906-d320-11e8-a275-81c671a50422_story.html

[xvii] Мелани Аманн, Стефан Хеффнер, Мартин Кноббе, Анн-Катрин Мюллер, Ян Пуль, Марсель Розенбах, Александр Сарович Вольф Видманн-Шмидт и Аника Целлер, «Документы связывают депутата АдГ с Москвой», Der Spiegel, 12 апреля 2019 г. https: // www.spiegel.de/international/germany/documents-link-afd-par Parliamentarian-to-moscow-a-1261509.html

[xviii] Лейла Аль-Серори, Оливер Дас Гупта, Питер Мюнч, Фредерик Обермайер и Бастиан Обермайер, «Кантри в ловушке », Süddeutsche Zeitung, 17 мая 2019 г. https://projekte.sueddeutsche.de/artikel/politik/caught-in-the-trap-e675751/

[xix] Альберто Нарделли,« Раскрытие: взрывная секретная запись Это показывает, как Россия пыталась направить миллионы к «европейскому Трампу» », BuzzFeed News, 10 июля 2019 г. https: // www.buzzfeednews.com/article/albertonardelli/salvini-russia-oil-deal-secret-recording

[xx] Скотт Мэйнваринг, «Институционализация партийной системы в современной Латинской Америке», стр.48, 54-57, и Стивен Левицкий, « Перу: институционализация политики без партий », стр. 326-355, в партийных системах в Латинской Америке: институционализация, распад и крах, Скотт Мэйнваринг, изд., Cambridge University Press, 2018; Линдси Майка и Андрес Ловон, «Как глубокая сеть коррупции одной компании уничтожила правительства по всей Латинской Америке», The Monkey Cage, Washington Post Blogs, 23 мая 2019 г. https: // www.washtonpost.com/politics/2019/05/23/how-one-companys-deep-web-corruption-took-down-governments-across-latin-america/

[xxi] Леонардо Морлино, «Кризис партий и перемен партийной системы в Италии », Рабочий документ Estudio 1996/77, март 1996, стр. 18, 20-22

[xxii] Майкл Э. Шин и Джон А. Агнью, Италия Берлускони: отображение современной итальянской политики, Temple University Press , 2008, pp.104-105

[xxiii] Крис Дж. Бикертон и Карло Инверницци Акчетти, «Демократия без партий? Италия после Берлускони », Ежеквартальный политический журнал, Vol.85, № 1, стр. 23–28, январь-март 2014 г.

[xxiv] Лука Пинто и Андреа Педраццани, «От« граждан »к членам парламента: избранные представители на парламентской арене», стр.118– 120; Филиппо Тронкони, «Заключение: организационные и идеологические корни успехов на выборах», стр. 218-223, в книге Беппе Грилло «Движение пяти звезд: организация, коммуникация и идеология», Филиппо Тронкони, изд., Ashgate Publishing, 2015

[ xxv] Майкл Э. Шин и Джон А. Агнью, «Италия Берлускони: отображение современной итальянской политики», Temple University Press, 2008, стр.78-87

[xxvi] Рейнхард Хайниш, «Успех в оппозиции, провал в правительстве: объяснение деятельности правых популистских партий в государственной службе», West European Politics, Vol. 26, No. 3, pp.91-130, July 2003, pp.119-120

[xxvii] Рейнхард Хайниш, «Успех в оппозиции, провал в правительстве: объяснение деятельности правых популистских партий на государственной службе» , Западноевропейская политика, Vol. 26, No. 3, pp.91-130, July 2003, pp.116-117

[xxviii] John M.Кэри, Ричард Г. Ниеми, Линда У. Пауэлл и Гэри Ф. Монкриф, «Влияние сроков полномочий на законодательные собрания штатов: новый обзор 50 штатов», Ежеквартальные исследования в области законодательства, том. 31, No. 1, February 2006, pp.123-128

[xxix] Марк П. Джонс, Себастьян Сайег, Пабло Т. Спиллер и Мариано Томмази, «Законодатели-любители, профессиональные политики: последствия партийно-ориентированных избирательных кампаний. Правила в федеральной системе », Американский журнал политических наук, Vol. 46, No. 3, pp. 656-669, July 2002, p.667

[xxx] М. Стивен Фиш, «Более сильные законодательные органы, более сильные демократии», Journal of Democracy, Vol. 17, No. 1, pp.5-20, январь 2006 г.

[xxxi] Линда Кэмп Кейт, К. Нил Тейт и Стивен С. По, «Является ли закон простым пергаментным барьером для нарушения прав человека?», Journal политики, Vol. 71, № 2, стр. 644-660, апрель 2009 г.

[xxxii] Джей Ульфельдер, «В поисках источников демократической консолидации», Science Applications International Corporation, 6 августа 2010 г., стр. 9-13 https: // ssrn .com / abstract = 1703364

[xxxiii] Адам Пржеворски, Майкл Э. Альварес, Хосе Антонио Чейбуб и Фернандо Лимонги, Демократия и развитие, Cambridge University Press, 2000, стр.101

[xxxiv] Адам Пржеворски, Майкл Э. Альварес, Хосе Антонио Чейбуб и Фернандо Лимонги, Демократия и развитие, Cambridge University Press, 2000, стр.92-106

[xxxv] Freedom House, Список электоральных демократий https://freedomhouse.org/content/freedom-world -данные и ресурсы; Feenstra, Роберт С., Роберт Инклаар и Марсель П. Тиммер (2015), «Следующее поколение таблицы Penn World», American Economic Review, 105 (10), 3150-3182, доступно для загрузки по адресу www.ggdc.net/pwt

[xxxvi ] Джейсон Браунли, «Почему авторитарное происхождение Турции встряхивает демократическую теорию», в «От мобилизации к контрреволюции», проект «Ближневосточные политические исследования» № 20, 26 июля 2016 г., стр.61-62

[xxxvii] Адам Пржеворски , Майкл Э. Альварес, Хосе Антонио Чейбуб и Фернандо Лимонги, Демократия и развитие, Cambridge University Press, 2000, стр.103-106; Роберт К. Финстра, Роберт Инклаар и Марсель П. Тиммер, «Следующее поколение таблицы Penn World», American Economic Review, Vol. 105, No. 10, pp.3150-3182, 2015 www.ggdc.net/pwt

[xxxviii] Адам Пржеворски, Майкл Э. Альварес, Хосе Антонио Чейбуб и Фернандо Лимонги, Демократия и развитие, Cambridge University Press, 2000 , pp.92-94

[xxxix] Милан Сволик, «Какие демократии сохранятся? Государственные перевороты, поглощение и динамика демократической консолидации », Британский журнал политической науки, Vol.45, No. 4, pp.715-738, October 2015, p.727

[xl] Ян-Вернер Мюллер, Что такое популизм?, University of Pennsylvania Press, 2016, pp.19-25

[xli] Тимоти Дж. Райан, «Никаких компромиссов: политические последствия морального отношения», Американский журнал политических наук, Vol. 61, No. 2, pp.409-123, April 2017, pp. 410-411, 414, 417, 418

[xlii] Джек А. Голдстоун, Роберт Х. Бейтс, Дэвид Л. Эпштейн, Тед Роберт Герр, Майкл Б. Лустик, Монти Г. Маршалл, Джей Ульфельдер и Марк Вудворд, «Глобальная модель для прогнозирования политической нестабильности», Американский журнал политических наук, Vol.54, № 1, стр.190-208, январь 2010, стр.197-198

[xliii] Джей Ульфельдер и Майкл Лустик, «Моделирование переходов к демократии и от нее», «Демократизация», том. 14, No. 3, pp.351-387, сентябрь 2007 г. (предварительная версия авторов, стр. 14)

[xliv] Джей Ульфельдер, «Прогнозирование демократических переходов и распадов», Science Applications International Corporation, 6 августа 2009 г. , стр. 26–27 https://ssrn.com/abstract=2071292

[xlv] Джей Ульфельдер, «В поисках источников демократической консолидации», Science Applications International Corporation, 6 августа 2010 г., стр.22–23 https://ssrn.com/abstract=1703364

[xlvi] Умут Бозкурт, «Неолиберализм с человеческим лицом: осмысление неолиберального популизма Партии справедливости и развития в Турции», Наука и общество, Vol. 77, № 3, стр. 372–396, июль 2013 г., стр. 391; Бильге Ябанчи, «Популизм как проблемное дитя демократии: непреходящая привлекательность ПСР и использование субъектов мезоуровня», Исследования Юго-Восточной Европы и Черного моря, Vol. 16, No. 4, pp.591-617, October 2016, p.600

[xlvii] Яна Морган, «Ухудшение и поляризация партийной политики в Венесуэле», с.304, в Партийные системы в Латинской Америке: институционализация, распад и крах, Скотт Мэйнваринг, Эд, Cambridge University Press, 2018

[xlviii] Пасук Фонгпайчит и Крис Бейкер, «Популизм Таксина», Журнал современной Азии, том. 38, No. 1, pp.62-83, February 2008, pp.71-72

[xlix] Орчун Сельчук, «Сильные президенты и слабые институты: популизм в Турции, Венесуэле и Эквадоре», Исследования Юго-Восточной Европы и Черного моря , Vol. 16, No. 4, pp. 571-589, октябрь 2016 г., p.576

[l] Роберт Тейт, «Правящая партия Турции избегает закрытия за антисекуляризм», The Guardian, 30 июля 2008 г. https://www.theguardian.com/world/2008/jul/30/turkey.nato1

[li] Стивен Левицки и Дэниел Зиблатт, Как умирают демократии, Crown Publishing, 2018, стр. 216

[lii] Пасук Фонгпайчит и Крис Бейкер, «Популизм Таксина», Журнал современной Азии, том. 38, No. 1, pp.62-83, February 2008, pp. 65-67

[liii] Пол Льюис, Келейн Барр, Шон Кларк, Антонио Воче, Кэт Леветт и Пабло Гутьеррес, «Разоблачены: взлет и рост популистской риторики », The Guardian, 6 марта 2019 г. https: // www.theguardian.com/world/ng-interactive/2019/mar/06/revealed-the-rise-and-rise-of-populist-rhetoric; Бильге Ябанчи, «Популизм как проблемное дитя демократии: непреходящая привлекательность ПСР и использование субъектов мезоуровня», Исследования Юго-Восточной Европы и Черного моря, Vol. 16, No. 4, pp.591-617, October 2016, p.599

[liv] Маргарита Лопес Майя, «Венесуэла: Уго Чавес и левые популисты», стр.225, в «Возрождение латиноамериканских левых» , Стивен Левитски и Кеннет М. Робертс, редакторы, Johns Hopkins University Press, 2011

[lv] Пасук Фонгпайчит и Крис Бейкер, «Популизм Таксина», Journal of Contemporary Asia, Vol.38, No. 1, pp.62-83, February 2008, pp. 65-67

[lvi] Бильге Ябанчи, «Популизм как проблемное дитя демократии: непреходящая привлекательность ПСР и использование субъектов мезоуровня» , Исследования Юго-Восточной Европы и Черного моря, Vol. 16, No. 4, pp.591-617, October 2016, pp.600-604

[lvii] Freedom House, Freedom in the World 2007: Венесуэла https://freedomhouse.org/report/freedom-world/2007 / venezuela

[lviii] Freedom House, Свобода в мире 2006: Таиланд https: // Freedom House.орг / отчет / свобода-мир / 2006 / таиланд; Пасук Фонгпайчит и Крис Бейкер, «Популизм Таксина», Journal of Contemporary Asia, Vol. 38, No. 1, pp.62-83, February 2008, p.77

[lix] Эргун Озбудун, «Судебная система Турции и движение к конкурентному авторитаризму», The International Spectator, Vol. 50, No. 2, pp.42-55, June 2015, pp.51-52

[lx] Freedom House, Freedom in the World 2017: Turkey https://freedomhouse.org/report/freedom-world/2017 / turkey

[lxi] Freedom House, Свобода в мире 2009: Венесуэла https: // Freedomhouse.org / report / freedom-world / 2009 / venezuela

[lxii] Китти Прасирцук, «Таиланд в 2014 году: еще один переворот, другой переворот?», Азиатский обзор, Vol. 55, No. 1, pp.200-206, январь / февраль 2015, pp.201-202

[lxiii] Пэрис Асланидис и Кристобаль Ровира Кальтвассер, «Работа с популистами в правительстве: коалиция СИРИЗА-АНЕЛЬ в Греции», Демократизация, Vol. 23, No. 6, pp. 1077-1091, март 2016 г.

[lxiv] BBC, «Сенат Италии высылает бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони», 27 ноября 2013 г. https: // www.bbc.com/news/world-europe-25128115; Politico Europe, «Италия — выборы в Европейский парламент 2019», 2 июля 2019 г. https://www.politico.eu/2019-european-elections/italy/

[lxv] Бенджамин Ф. Джонс и Бенджамин А. Олкен, «Do Лидеры имеют значение? Национальное лидерство и рост после Второй мировой войны », The Quarterly Journal of Economics, Vol. 120, No. 3, pp. 835-864, August 2005

[lxvi] Benjamin A.T. Грэм, Кристофер Дж. Фарисс и Эрик Гарцке: «Эй, Китай, вот почему демократии побеждают автократии в борьбе.(Так что прочь от Южно-Китайского моря.) », Monkey Cage, блоги Washington Post, 15 декабря 2015 г. https://www.washingtonpost.com/news/monkey-cage/wp/2015/12/15/hey-china- вот-почему-демократии-бьют-автократии-в-борьбе-так-отступают-от-южного-китайского-моря /? utm_term = .ec10a7623a51

[lxvii] Элеонора Нефф Пауэлл и Джошуа А. Такер , «Пересмотр электоральной волатильности в посткоммунистических странах: новые данные, новые результаты и новые подходы», Британский журнал политических наук, Vol. 44, No. 1, pp. 123-147, январь 2014 г., p.9

[lxviii] Дэвид Нилсон и Томас Х. Стаббс, «Государства конкуренции в неолиберальную эпоху: к теории регулирования третьего поколения», Competition & Change, Vol. 20, No. 2, pp. 122–144, pp. 130–137; дополнительные данные об индексе Джини (доход) из Индикаторов развития Всемирного банка https://data.worldbank.org/ и о коллективных трудовых правах Мосли из Лейны Мосли Dataverse https://doi.org/10.7910/DVN/WVZC90

[ lxix] Регистрационные данные избирателей из International IDEA https: // www.idea.int/

[lxx] Митчелл Оренштейн, «Можем ли мы винить неолиберальные евро реформы в посткоммунистических кризисах?», Школа перспективных международных исследований Джонса Хопкинса, Россия Евразийский форум, 6 февраля 2019 г. http://www.sais-jhu. edu / календарь-события / события / можем-мы-виноваты-неолиберальные-евро-реформы-посткоммунистические-кризисы-россия-евразия; Хилари Аппель и Митчелл А. Оренштейн, От триумфа к кризису: неолиберальная экономическая реформа в посткоммунистических странах, Cambridge University Press, 2018, стр.144-145

[lxxi] Хилари Аппель, «Как неолиберальные реформы теряют свою партизанскую идентичность: единый налог. Распространение в Восточной Европе и постсоветской Евразии », Vol.70, No. 7, pp.1121-1142, September 2018, pp.1135-1139

[lxxii] Митчелл Оренштейн, «Можем ли мы винить неолиберальные евро реформы в посткоммунистических кризисах?», Школа перспективных международных исследований Джонса Хопкинса, Россия Евразийский форум, 6 февраля 2019 г. http://www.sais-jhu.edu/events-calendar/events/can-we-blame-neoliberal-euro-reforms-post-communist-crises-russia-eurasia; Хилари Аппель и Митчелл А. Оренштейн, От триумфа к кризису: неолиберальная экономическая реформа в посткоммунистических странах, Cambridge University Press, 2018, стр.150-153

[lxxiii] Данные о совокупном населении из Индикаторов развития Всемирного банка https://data.worldbank.org/

[lxxiv] Иван Крастев и Стивен Холмс, «Подражание и его недовольство», Journal of Democracy, Vol. 39, No. 3, pp.117-128, July 2018, pp.123-124

[lxxv] Иван Крастев, «Распад порядка после 1989 года», Journal of Democracy, Vol. 27, № 4, стр. 5–15, октябрь 2016 г., стр. 9–10

[lxxvi] Джон Хенли, «Как популизм стал электоральной силой в Европе», The Guardian, 20 ноября 2018 г. https: // www.theguardian.com/world/ng-interactive/2018/nov/20/how-populism-emerged-as-electoral-force-in-europe

[lxxvii] М. Стивен Фиш и Мэтью Крениг, Справочник национальных законодательных органов: Глобальный обзор, Cambridge University Press, 2009, стр. 756-757

[lxxviii] Финстра, Роберт К., Роберт Инклаар и Марсель П. Тиммер (2015), «Следующее поколение таблицы Penn World» Обзор американской экономики , 105 (10), 3150-3182, доступно для загрузки на www.ggdc.net/pwt

[lxxix] Нейт Шенккан, «Страны в переходном периоде 2018: Противостояние нелиберализму», Freedom House, 11 апреля 2018 г., стр.3 https://freedomhouse.org/report/nations-transit/nations-transit-2018

[lxxx] Майкл Абрамовиц и Нейт Шенккан, «Как нелиберальные лидеры атакуют гражданское общество», Министерство иностранных дел, 6 апреля 2018 г. https: // www.foreignaffairs.com/articles/central-europe/2018-04-06/how-illiberal-leaders-attack-civil-society

[lxxxi] Нейт Шенккан, «Страны в переходном периоде 2018: противостояние нелиберализму», Freedom House, 11 апреля 2018 г. https://freedomhouse.org/report/nations-transit/nations-transit-2018

[lxxxii] «Qui sont les Gilets Jaunes? Une enquête pionnière d’un collectif de chercheurs », www.laurent-mucchielli.org, 11 декабря 2018 г. http://laurent-mucchielli.org/index.php?post/2018/12/11/Qui-sont-les-Gilets-jaunes-Une-enquete-pionniere

[lxxxiii ] Джулия Вебстер, «Радиостанция в Италии оказалась на передовой популистской атаки на прессу», Time, 5 июля 2019 г. https://time.com/5620949/radio-radicale-italy-five-star-movement /

[lxxxiv] Лоренцо Тондо, «Итальянская лига может сменить название, чтобы избежать счета за мошенничество в размере 49 миллионов евро», The Guardian, 6 сентября 2018 г. https: //www.theguardian.com / world / 2018 / sep / 06 / italys-league-may-change-name-to-avoid-49m-bill; Джудит Мишке, «Итальянский суд подает иск против Сальвини по поводу мигрантов», «Политико-Европа», 24 января 2019 г. https://www.politico.eu/article/italian-court-seeks-legal-action-against-salvini-over-migrants /; Альберто Нарделли, «Итальянская прокуратура расследует предполагаемую сделку по тайной перекачке российских нефтяных денег в пользу ультраправого заместителя премьер-министра Италии», BuzzFeed News, 11 июля 2019 г. https: //www.buzzfeednews.com / article / albertonardelli / italy-russia-research -hibited-deal

[lxxxv] Аллен Хикен и Эрик Мартинес Кухонта, «Переосмысление институционализации партийной системы в Юго-Восточной Азии и за ее пределами», стр. 243, в Справочнике Рутледж по демократизации Юго-Восточной Азии , Уильям Кейс, ред., Routledge, 2015

[lxxxvi] Дэвид Нейлсон и Томас Х. Стаббс, «Конкуренция в государствах в неолиберальную эпоху: к теории регулирования третьего поколения», Competition & Change, Vol. 20, No. 2, pp.122-144, pp.130-137; дополнительные данные об индексе Джини (доход) из Индикаторов развития Всемирного банка https://data.worldbank.org/ и о коллективных трудовых правах Мосли из Лейны Мосли Dataverse https://doi.org/10.7910/DVN/WVZC90

[ lxxxvii] Регистрационные данные избирателей из International IDEA https://www.idea.int/

[lxxxviii] Хулио К. Тиханки и Марк Р. Томпсон, «Выбор сильного человека», Journal of Democracy, Vol. 27, No. 4, pp.125-134, October 2016, pp. 126-127; Николь Курато, «Заигрывание с авторитарными фантазиями? Родриго Дутерте и новые условия филиппинского популизма », Journal of Contemporary Asia, Vol.47, No. 1, pp.142-153, 2017, p.150

[lxxxix] Марк Р. Томпсон, «Окровавленная демократия: Дутерте и смерть либерального реформизма на Филиппинах», Журнал текущих дел Юго-Восточной Азии, Vol. 35, № 3, с. 39–68, 2016, с. 51, 56; Николь Курато, «Политика беспокойства, Политика надежды: уголовный популизм и приход Дутерте к власти», Журнал текущих дел Юго-Восточной Азии, Vol. 35, No. 3, pp.91-109, 2016, pp.98-100

[xc] Feenstra, Robert C., Robert Inklaar and Marcel P.Тиммер (2015), «Следующее поколение таблицы Penn World», American Economic Review, 105 (10), 3150-3182, доступно для загрузки по адресу www.ggdc.net/pwt

[xci] Джефф Кингстон, «Гражданское общество по всей Азии цветет, но хрупок », Japan Times, 29 апреля 2017 г. https://www.japantimes.co.jp/opinion/2017/04/29/commentary/civil-society-across-asia-flowering-fragile/

[xcii] Марк Р. Томпсон, «Окровавленная демократия: Дутерте и смерть либерального реформизма на Филиппинах», Журнал текущих дел Юго-Восточной Азии, Vol.35, No. 3, pp. 39-68, 2016 pp.49, 54, 57-58

[xciii] Сунхёк Ким, «« Спорная демократия »в Южной Корее« Активное гражданское общество и неэффективные политические партии », Тайвань Журнал демократии, Vol. 8, № 2, стр. 51-61, декабрь 2012 г.

[xciv] Скотт Мэйнваринг, «Институционализация партийной системы в современной Латинской Америке», стр. 38, в «Партийные системы в Латинской Америке: институционализация, распад и крах», Скотт Мэйнваринг, редактор, Cambridge University Press, 2018; Скотт Мэйнваринг, Карлос Гервасони и Аннабелла Эспанья-Нахера, «Вне- и внутрисистемная электоральная нестабильность», Party Politics, Vol.23, No. 6, pp.623-635, 2017, p.626

[xcv] Дэвид Нилсон и Томас Х. Стаббс, «Конкуренция в государствах в неолиберальную эпоху: к теории регулирования третьего поколения», Competition & Change, Vol. 20, No. 2, pp. 122–144, pp. 130–137; дополнительные данные по индексу Джини (доход) из Индикаторов развития Всемирного банка https://data.worldbank.org/ и о коллективных трудовых правах Мосли из Лейны Мосли Дэйтверс https://doi.org/10.7910/DVN/WVZC90

[ xcvi] Скотт Мэйнваринг, «Институционализация партийной системы в современной Латинской Америке», стр.51-52, в Скотт Мэйнваринг, ред., Партийные системы в Латинской Америке: институционализация, распад и крах, Cambridge University Press, 2018

[xcvii] Показатели мирового развития www.govindicators.org

[xcviii] Джон Хенли, «Коста-Рика: Карлос Альварадо побеждает на выборах президента в борьбе за права геев», The Guardian, 2 апреля 2018 г. https://www.theguardian.com/world/2018/apr/02/costa-rica-quesada-wins-presidency- in-voice-fought-on-gay-rights

[xcix] Кэтрин Осборн, «Христианская коалиция Болсонару остается неустойчивой», Foreign Policy, 1 января 2019 г. https: // foreignpolicy.com / 2019/01/01 / bolsonaros-christian-коалиция-остается-ненадежным-brazil-brasil-президент /

[c] М. Стивен Фиш и Мэтью Крениг, Справочник национальных законодательных органов: глобальный обзор, Cambridge University Press , 2009, pp.756-757

[ci] Feenstra, Роберт К., Роберт Инклаар и Марсель П. Тиммер (2015), «Следующее поколение таблицы Penn World», American Economic Review, 105 (10), 3150 -3182, доступно для загрузки на www.ggdc.net/pwt; Freedom House, «Свобода в мире — 2019: демократия отступает», стр.7 https://freedomhouse.org/report/freedom-world/freedom-world-2019

[cii] Freedom House, Список электоральных демократий https://freedomhouse.org/content/freedom-world-data-and- ресурсы

[ciii] Райан С. Берг, «Судя по Болсонару», Внешняя политика, 7 декабря 2018 г. https://foreignpolicy.com/2018/12/07/judging-bolsonaro/; Саманта Пирсон и Джеффри Т. Льюис, «Высокий суд проверяет планы лидера Бразилии», Wall Street Journal, 24 июня 2018 г.

[civ] Летисия Касадо и Мануэла Андреони, «Судебная система Бразилии, некогда символ борьбы с коррупцией, теперь подвергается критике », New York Times, 27 апреля 2019 г. https: // www.nytimes.com/2019/04/27/world/americas/brazils-judiciary.html; Терренс Маккой: «Он« судья-герой », курировавший масштабное расследование коррупции в автомойках в Бразилии. Теперь он столкнулся со своим собственным скандалом ». Washington Post, 17 июня 2019 г. https://www.washingtonpost.com/world/the_americas/alleged-leaks-threaten-legacy-of-brazils-hero-judge-who-oversaw-vast-corruption-probe/2019/06/ 17 / 9a8d7346-8eae-11e9-b08e-cfd89bd36d4e_story.html

[cv] Шеннон К. О’Нил, «Лопес Обрадор разрушает демократию в Мексике», мнение Bloomberg, 11 марта 2019 г. https: // www.bloomberg.com/opinion/articles/2019-03-11/lopez-obrador-is-dismantling-democracy-in-mexico; Дениз Дрессер, «Новый президент Мексики переворачивает время в отношении демократии», Министерство иностранных дел, 13 мая 2019 г. https://www.foreignaffairs.com/articles/mexico/2019-05-13/mexicos-new-president-turns-back -clock-Democracy

[cvi] Кейт Вегхорст и Майкл Бернхард, «От бесформенности к структуре? Институционализация конкурентных партийных систем в Африке », Сравнительные политические исследования, Vol. 47, вып.2, с. 1707-1737, октябрь 2014 г., с. 1719; Скотт Мэйнваринг, Карлос Гервасони и Аннабелла Эспанья-Нахера, «Вне- и внутрисистемная электоральная нестабильность», Party Politics, Vol. 23, No. 6, pp.623-635, 2017, p.626

[cvii] Кэрри Мэннинг, «Оценка африканских партийных систем после Третьей волны», Party Politics, Vol. 11, No. 6, pp.707-727, 2005, pp. 715-716

[cviii] Кеннет М. Робертс, Изменение курса в Латинской Америке: партийные системы в неолиберальную эру, Cambridge University Press, 2014, p.7

[cix] М. Стивен Фиш и Мэтью Крениг, Справочник национальных законодательных органов: глобальный обзор, Cambridge University Press, 2009, стр.756-757; Feenstra, Роберт К., Роберт Инклаар и Марсель П. Тиммер (2015), «Новое поколение Penn World Table» American Economic Review, 105 (10), 3150-3182, доступно для загрузки на www.ggdc.net/ pwt; Freedom House, «Свобода в мире 2019: демократия в отступлении», стр. 7 https://freedomhouse.org/report/freedom-world/freedom-world-2019

[cx] Билл Коркоран, «Борцы за экономическую свободу на рост в Южной Африке », Irish Times, 1 мая 2014 г. https: // www.irishtimes.com/news/world/africa/economic-freedom-fighters-on-rise-in-south-africa-1.1779028

[cxi] Ситембиле Мбете, «Борцы за экономическую свободу: поворот Южной Африки к популизму?», журнал африканских выборов, Vol. 14, No. 1, June 2015, p.41

[cxii] Расчеты автора с использованием данных Института выборов за устойчивую демократию в Африке https://www.eisa.org.za/ и архива выборов Адама Карра http: / /psephos.adam-carr.net/

[cxiii] Ник Чизман, Роберт Форд и Нео Симутани, «Существует ли« популистская угроза »в Замбии?», стр.341, в Замбии: Построение процветания за счет богатства ресурсов, Кристофер Адам, Пол Коллиер и Майкл Гондве, редакторы, Oxford University Press, 2014

[cxiv] Аластер Фрейзер, «Пост-популизм в Замбии: рост, упадок и упадок Майкла Саты. наследие », International Science Review, Vol. 38, No. 4, pp.456-472, 2017 (предварительная версия автора, стр. 2)

[cxv] Freedom House, Freedom in the World 2017: Zambia https://freedomhouse.org/report/freedom -world / 2017 / zambia

Новостные СМИ в Западной Европе: популистские взгляды разделяют общественное мнение

Помимо открытого вопроса об основном источнике новостей, в ходе опроса респондентам был задан ряд вопросов (в том числе о доверии) о восьми конкретных СМИ в их стране, что позволило глубже понять, как люди относятся к их новостям. параметры.Восемь конкретных новостных агентств для каждой страны были определены таким образом, чтобы они были знакомы респондентам. Поэтому в некоторых случаях восемь запрашиваемых информационных агентств являются более конкретными публикациями или выпусками в рамках более широких новостных организаций, обсуждаемых в разделе основных источников новостей. Например, во Франции в ходе опроса задавался конкретный вопрос о новостном телевизионном канале France 2, который входит в большую группу каналов France Télévisions (France TV). Для каждой из восьми торговых точек респондентов сначала спросили, слышали ли они о ней, а если да, то их спросили, доверяют ли они ей или не доверяют ей.

Во всех странах, где проводился опрос, кроме одной, общественная новостная организация, включенная в число восьми новостных агентств, пользуется наивысшим уровнем доверия. Исключение составляет Испания, где, хотя большинство доверяет общественной телекомпании Televisión Española (TVE), все больше людей доверяют частной телекомпании Antena3.

Как и в случае с доверием к средствам массовой информации в целом, политические разногласия в отношении доверия к конкретным средствам массовой информации возникают более последовательно по популистским взглядам, чем по идеологическому спектру левых и правых.Во всех восьми странах люди, придерживающиеся популистских взглядов, обычно меньше доверяют конкретным новостным агентствам, чем те, кто не придерживается популистских взглядов. Однако в трех южных странах — Франции, Италии и Испании — лево-правая идеология играет такую ​​же или даже большую роль, как популизм, в уровнях доверия в определенных торговых точках.

Общественным вещателям обычно больше доверяют, чем другим каналам

Чтобы получить более глубокое представление о том, что люди в каждой стране думают о своих новостях, в ходе опроса был задан вопрос о доверии к восьми конкретным новостным агентствам.Респондентов сначала спросили, слышали ли они о каждом выпуске, а если да, то их спросили, доверяют ли они им или не доверяют. (См. Приложение A для получения дополнительной информации о том, как были выбраны восемь торговых точек.)

В семи странах наиболее авторитетным средством массовой информации являются общественные новостные организации, такие как Sveriges Television (SVT) в Швеции (доверие 90%) и Nederlandse Omroep Stichting (NOS) в Нидерландах (89%). Примерно две трети или более из этих семи стран говорят, что доверяют своим общественным новостным организациям.

Испания, однако, стоит особняком. В то время как большинство испанцев (57%) говорят, что доверяют общественной телекомпании Televisión Española (TVE), 64% говорят то же самое о Antena3, частной телевизионной станции, принадлежащей Atresmedia.

Частные телеканалы также получают высокие оценки, хотя и не такие высокие, как общественные новостные организации. В семи из восьми опрошенных стран по крайней мере половина населения заявляет, что доверяет этим каналам, от 81% в Швеции для TV4 до 55% для Sky в Великобритании.Только в Германии доверие к частным телеканалам относительно низкое; примерно четыре из десяти немцев говорят, что доверяют RTL (39%) и Sat1 (43%).

Популистские взгляды связаны с доверием к СМИ во всех странах; лево-правая политическая идеология важнее на юге, чем на севере

В восьми исследованных странах популистские настроения прочно связаны с доверием к конкретным источникам информации. По мнению большинства СМИ, о которых спрашивают в каждой стране, те, кто придерживается популистских взглядов, выражают более низкий уровень доверия, чем те, кто не придерживается популистских взглядов.Наибольшие различия наблюдаются в Испании, Германии, Великобритании и Нидерландах, где люди с популистскими взглядами примерно на 30 процентных пунктов реже, чем люди с непопулистскими взглядами, говорят, что доверяют TVE, Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), The Times, и de Volkskrant соответственно. Когда дело доходит до общественных новостных организаций, Испания выделяется тем, что имеет самый большой разрыв в доверии между популистами и непопулистами (подробные таблицы различий в доверии популистов см. В Приложении D).

Из 64 респондентов, спросивших о том, где популисты демонстрируют значительно более высокое доверие, чем непопулисты, являются только два — это Nya Tider в Швеции (которым еженедельно пользуются 4% шведов) и Mediaset News в Италии (которым еженедельно пользуются 56% итальянцев) .

В пяти исследованных северных странах популистские и непопулистские разделения доверия значительно на больше, чем , чем различия в доверии между идеологически левыми и правыми. Если посмотреть, например, на шведскую Svenska Dagbladet, то можно увидеть разрыв в 24 процентных пункта между теми, кто придерживается популистских взглядов, и теми, кто не придерживается их, но только в пять пунктов между идеологическими левыми и идеологическими правыми.

В южных странах, однако, доверие разделено по идеологическому спектру левых и правых — и эти различия столь же велики или даже больше, как и различия, основанные на популизме. Например, в Италии те, кто помещает себя слева по идеологической шкале от 0 до 6, на 21 процентный пункт меньше доверяют Il Giornale, чем люди справа. Но для этого же выхода нет значительного разделения на тех, кто придерживается и не придерживается популистских взглядов.

Технократия и популизм после коронавируса — Как коронавирус проверяет европейскую демократию — Carnegie Europe

Содержание

В последние десятилетия наблюдается резкое распространение технократических режимов управления.Полномочия, ранее принадлежавшие национальным парламентам, были переданы судам, центральным банкам и наднациональным учреждениям. Этот сдвиг отчасти был преднамеренным шагом национальных правительств по регулированию высокотехнологичных областей политики и поддержанию стабильности цен. Отчасти это было также следствием гиперглобализации и увеличения количества международных договоров и организаций за последние сорок лет.

То, что обычно называют популизмом, можно понимать как ответ на это распространение деполитизированных форм принятия решений.Расширение технократического управления привело к негативной реакции — как выразился голландский политолог Кас Мудде — «нелиберальному демократическому ответу на недемократический либерализм». Рост популизма, в свою очередь, ведет к дальнейшему расширению технократического управления, поскольку элиты стремятся оградить процесс принятия решений от политиков, которых считают безответственными или иррациональными. Короче говоря, между технократией и популизмом существует симбиотическая связь.

В Европе существует особенно острая версия этого симбиоза — не в последнюю очередь из-за ЕС, который, возможно, является последним экспериментом в области технократического управления.В некотором смысле деполитизация — это суть того, что делает ЕС. Этот симбиоз между технократами и популистами проявляется на линии разлома между проевропейцами и евроскептиками. В последние годы, как подсказывает часто используемая метафора волны, импульс, похоже, был на стороне популистов.

Однако коронавирус создал то, что можно назвать технократическим моментом. В этом кризисе очевидна потребность в компетентности и опыте руководителей — и в последние месяцы многие утверждали, что это дискредитирует популизм.Например, глава внешнеполитического ведомства ЕС Хосеп Боррелл написал в апреле, что пандемия «ставит во главу угла важность рационального подхода, опыта и знаний — принципов, которые популисты высмеивают или отвергают, поскольку они связывают все эти качества с элита.»

Большая часть внешнеполитического истеблишмента в Европе симпатизирует технократическому управлению. Многие эксперты по внешней политике теперь чувствуют себя оправданными и, похоже, надеются, что после популистского всплеска последних лет коронавирус приведет к своего рода технократическому всплеску.Натали Точчи, директор Итальянского института международных отношений и советник предшественницы Боррелла, Федерики Могерини, надеется, что нынешний кризис приведет к «возвращению доверия к опыту и более рациональному правительству».

Совершенно очевидно, что здесь есть место экспертам в разработке политики. Но даже в условиях нынешнего острого кризиса здравоохранения решения, основанные на науке, должны подвергаться демократическому оспариванию. В будущем вопросы о том, как поступить с государственным долгом, накопившимся в результате кризиса, будут даже более политическими, чем решения о введении и снятии ограничений.

Другими словами, проблемы технократии быстро вернутся в более острое русло. В частности, скорее всего, обострится вопрос о легитимности решений на уровне ЕС. Постановление Конституционного суда Германии от мая 2020 года по программе покупки облигаций Европейского центрального банка показывает, как экономическая политика проводится в значительной степени двумя учреждениями, над которыми избранные политики не имеют большого влияния. Это может вызвать новую волну популизма, даже большую, чем та, которую только что испытала Европа.

Политические потрясения, вызванные ростом популизма, заставили Европу признать и начать решать проблемы технократического управления. В частности, популизм показал, что необходим новый баланс между тем, что ирландский политолог Питер Мэр назвал «отзывчивым и ответственным правительством». Если после коронавируса Европа удвоит технократию, это будет означать отказ от уроков последних нескольких лет и углубление, а не разрешение кризиса либеральной демократии в Европе.

Ханс Кунднани — старший научный сотрудник Европейской программы в Chatham House.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.