Написать башар асад: 20 лет правления Башара Асада: путь от символа надежды до диктатора | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Содержание

20 лет правления Башара Асада: путь от символа надежды до диктатора | События в мире — оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Одного пункта пропуска через границу вполне достаточно. Отныне гуманитарная помощь в те немногие районы Сирии, которые контролируются противниками режима Башара Асада, будет поступать только через КПП близ населенного пункта Баб эль-Хава, расположенного на турецко-сирийской границе. Три других пропускных пункта окончательно закроются. Этого добились Россия и Китай, выступившие 8 июля против проекта резолюции Совета Безопасности ООН, в котором предлагалось продлить на год действие как минимум еще одного КПП.

КПП на турецко-сирийской границе близ селения Баб аль-Хав останется единственной возможностью для доставки гуманитарной помощи ООН

Две страны, обладающие правом вето в Совбезе ООН, утверждают, что ооновская программа помощи нарушает суверенитет Сирии, поскольку правительство Дамаска не одобрило ее официально. Во многих западных СМИ пишут, что Москва хочет постепенно прекратить поставки гуманитарной помощи в районы Сирии, не находящиеся под правительственным контролем.

Однако, по данным ООН, только на северо-западе страны от нее зависят 2,8 млн человек.

Водрузить ботинок на голову своему народу

Самоутверждение с помощью безжалостного давления на жителей своей страны: эта стратегия характерна для стиля правления человека, интересы которого Россия и Китай представляют в высшем органе ООН. С момента принесения присяги 20 лет назад, 17 июля 2000 года, президент Сирии Башар Асад управляет страной методами устрашения и террора. «Нет другого способа править нашим обществом, кроме как водрузив свой ботинок на голову народу», — цитирует высказывание молодого Башара Асада в 1995 году журналист Сэм Дагер, который в течение многих лет писал репортажи из Дамаска для американской газеты Wall Street Journal.

Отец Башара, Хафиз аль-Асад, готовил младшего сына себе в преемники после гибели в автокатастрофе старшего сына Базиля

В 1995 году старший брат Башара, Базиль, погиб в автокатастрофе, и с тех пор Башара готовили в преемники отцу, Хафизу аль-Асаду, который железной рукой правил страной с 1970 года.

Как пишет Дагер в книге о семье Асадов, опубликованной в 2019 году, с этого момента началось внутреннее преображение 30-летнего Башара, которому вначале пришлось выйти из тени своего всемогущего отца.

Модернизация полицейского государства

Поначалу Башар Асад казался многим совершенно другим типом правителя, нежели отец: менее напористым, более сдержанным. В середине 1990-х годов он жил в Лондоне, где после изучения медицины стал офтальмологом. Врач, получивший образование на Западе, как преемник ближневосточного диктатора: этот обнадеживающий имидж пригодился ему в первый период пребывания на посту главы государства. В течение недолгого времени в Сирии царила «Дамасская весна», когда интеллигенция могла сравнительно открыто говорить о демократии и участии гражданского общества в ее становлении. Многие возлагали на Башара большие надежды.

Это было ошибкой, уверена Кристин Хельберг (Kristin Helberg), автор нескольких книг о современной Сирии, на протяжении многих лет пишущая о событиях в Дамаске. «Образ символа надежды — недоразумение», — считает она. Многие сирийцы, да и западные политики, почему-то были уверены, что любой, кто интересуется компьютерами и интернетом и получил образование в Англии, будет демократическим реформатором.

Башар Асад, живший и учившийся в Лондоне и женившийся на британке сирийского происхождения, для многих был символом надежды

«Башар никогда не был реформатором, — говорит Хельберг в беседе с DW. — Хотя сам считал себя модернизатором. Но он был не готов ни отказаться от власти, ни коренным образом изменить систему правления своего отца». Он был и остается плоть от плоти лидером  полицейского государства, 50 лет находившегося под властью тоталитарного режима и эксплуатируемого бессовестным правящим кланом, — даже если при этом он не выглядит грозным диктатором, указывает журналистка.

«Ищи предателей и не испытывай жалости»

Башар Асад знал не только открытый всему миру Лондон. Он так же хорошо понимал механизм правления диктаторского режима в своей стране — как и риски, которые могут угрожать правящей семье. В его юности арестовали шофера, работавшего на семейство Асадов. Говорили, что шофер планировал убийство юного Башара. «Из этого инцидента дети Асада извлекли урок: враг может скрываться где угодно. И ему нельзя давать никаких шансов», — рассуждает биограф Асада Сэм Дагер. «Предателей нужно искать повсюду. Ты должен выдергивать их отовсюду, где бы ты их ни нашел, — учил Хафиз аль-Асад сына. — И не испытывай никакой жалости!»

Орудия пыток, использовавшиеся при допросах узников подземной тюрьмы в городе Дума

Сам Асад-старший последовательно следовал этому принципу с начала 1970-х годов. Он превратил Сирию в государство полицейского надзора и пыток. Журналист Мустафа Халифа, давно живущий во Франции, за критику сирийского режима много лет просидел в печально известной тюрьме Тадмур недалеко от Пальмиры. В романе «Домик улитки» он описывает систематические пытки заключенных: от повседневных избиений до случаев, когда тюремщики заставляли заключенных пить воду из канализационной трубы, «смесь слюны, соплей, мочи и других нечистот».

Основой правления Асада стал страх

Пытки характерны для отношений режима с критиками и оппонентами. «Весь народ Сирии испытывает страх, — говорит Халифа в интервью DW. — Все знают о существовании этих тюрем, о пытках и убийствах. Всем известно, что в стране действует закон сильнейшего, но люди не хотят рисковать своей жизнью. Таковы методы режима».

Манаф Тлас (справа) до побега в Турцию был доверенным лицом Башара Асада

Вскоре Башар Асад перенял этот стиль правления. Модернизация — да, политические реформы — нет: именно этими идеями он руководствуется. «Эти люди сошли с ума, они живут в мире иллюзий», — так после вступления в должность в 2000 году прокомментировал он в разговоре со своим доверенным лицом, позднее бежавшим в Турцию генералом Манафом Тласом, призывы сирийцев к развитию демократии в период «Дамасской весны». «Дай им палец — и они захотят отнять всю руку», — сказал он другому приближенному.

Чтобы подавить подобные устремления, сегодня Асаду больше, чем когда-либо, необходим изощренный и разветвленный аппарат безопасности, говорит Кристин Хельберг. «Для Асада он играет жизненно важную роль. Его отец создал целую сеть секретных служб, которые конкурируют друг с другом, тем самым сдерживая друг друга. Ни у одного шефа разведки нет достаточно сил, чтобы организовать государственный переворот против Асада», — объясняет журналистка.

Асад проиграл свою независимость

Тем не менее, на десятом году войны Башар Асад уже вряд ли станет хозяином Сирии — даже несмотря на то, что большая часть страны вновь формально находится под его контролем. Он жестоко подавил восстание 2011 года, и вспыхнувшая в результате война унесла более 500 тыс. жизней, за многие из которых он несет личную ответственность.

Сирии дорого обходится российская военная помощь

Обсуждение в Совете Безопасности ООН вопроса о поставках в Сирию гуманитарной помощи показывает, насколько Асад зависит прежде всего от помощи Москвы. Российская военная поддержка дорого обходится Сирии, так же, как и помощь Ирана, второго покровителя сирийского режима. В Сирии велико военное, политическое и экономическое присутствие России и Ирана. И дальнейшее развитие страны тоже будет определяться представлениями Москвы и Тегерана о правильном выборе. Так что в политическом смысле Асад проиграл независимость своей страны.

Но обратного пути для президента нет, говорит журналистка Кристин Хельберг. Любая реальная реформа поставит его систему на грань краха. «Поэтому его режиму остается лишь одно — как и прежде угнетать, пытать, тонуть в коррупции и любой ценой с помощью лжи и пропаганды выдавать борьбу за сохранение власти за войну с террором».

Смотрите также:

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Первая остановка

    По данным ООН, более 200 000 человек были вынуждены покинуть свои дома на севере Сирии из-за военной операции Турции, начавшейся 9 октября. Эти люди бегут вглубь страны или же пытаются пересечь границу с Ираком, но удается это не всем. Телль-Тамер — населенный пункт, где сейчас много беженцев из города Рас- эль-Айна.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    В городе одни мужчины

    Во многих населенных пунктах в приграничной полосе на севере Сирии остались одни мужчины. Женщины и дети бежали от военных действий. Часть из них направилась в город Эль-Хасака, центр одноименной провинции. «Но условия в Хасаке становятся все хуже, потому что туда постоянно прибывают новые беженцы. Поэтому мы решили остаться здесь, в Дерике», — рассказывает DW Суна, мать троих детей.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    «Мы все потеряли»

    Большинство тех, кто вынужден был бежать в результате военной операции Турции в Сирии, — курды. Этот мужчина рассказывает, что в его родном городе Рас-эль-Айне остались в основном арабы. Он поддерживает связь по телефону со своими бывшими соседями. «Вчера они рассказали, что исламисты разрушили наш дом. Мы все потеряли», — говорит DW этот мужчина.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Беженцы в Телль-Тамере

    Военные действия проходили всего в нескольких километрах от Телль-Тамера. Поэтому многие международные гуманитарные организации покинули его. Но город наполнен беженцами из Рас-эль-Айна и соседних деревень. Они предоставлены сами себе. Оказать им помощь пытаются лишь немногие оставшиеся здесь местные НПО.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Помощь местных НПО

    Помимо Телль-Тамера, в других близлежащих деревнях также проживают сотни внутренне перемещенных лиц. «Они селятся в пустых домах, многие из них — слишком близко к местам, уже взятым под контроль турецкой армией, или тем районам, где еще находятся боевики «Исламского государства», — рассказал DW координатор одной из местных НПО Хасан Башир.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Беженцам не хватает продовольствия

    Этот арабский мужчина из Рас-эль-Айна ждет своей очереди, чтобы получить продукты, которые раздают беженцам местные НПО. У мужчины большая семья — четыре жены и много детей. Гуманитарная помощь же состоит только из одного пайка на семью.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Школы стали приютом для беженцев

    Все школы в городах вдоль сирийской границы были закрыты с начала военной операции Турции. В зданиях школ сейчас живут беженцы. Как в этой школе в Телль-Тамере. Тот, кто могли уехать, направились в такие города, как Эль-Хасака, которые находятся южнее. Остальные остаются здесь и приспосабливаются к тяжелым условиям жизни.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Без воды и света

    50 курдских семей из Рас-эль-Айна сейчас живут в этой заброшенной школе в Телль-Тамере без воды и электричества. Поскольку здесь очень плохие санитарные условия, местные доктора опасаются вспышки холеры и других заболеваний. «Если так будет продолжаться, мы столкнемся с серьезным гуманитарным кризисом», — говорит один из них в интервью DW.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Ситуация в больницах

    Многих раненых в ходе военных действий доставили в больницу в Телль-Тамере. Но здесь лежат и те, кто страдает от тяжелых заболеваний. Двое больных рассказали DW, что должны были пройти химиотерапию в Дамаске до начала военной операции в Турции, но не успели выбраться из города. Нынешняя ситуация не позволяет им туда добраться.

  • Курды на севере Сирии: между страхом и отчаянием

    Жизнь среди руин

    В этом районе на окраине Телль-Тамера почти никто не живет. Местные жители бежали отсюда после прихода боевиков ИГ. Раньше здесь находилась христианская церковь, которую взорвали исламисты. Сейчас среди руин вынуждены жить несколько семей беженцев из Рас-эль-Айна.

    Автор: Наталья Позднякова


аль-Асад Башар — фото, цитаты, биография

Башар Хафез аль-Асад родился 11 сентября 1965 г. в г. Дамаске в семье командующего сирийскими ВВС и ПВО, бригадного генерала Х. аль — Асада ( позже президента Сирии) и его супруги Анисе Махлуф, принадлежащих к мусульманскому религиозному меньшинству алавитов.

Президент Сирии с 17 июля 2000 г.

Верховный главнокомандующий ВС Сирии и секретарь сирийского регионального отделения партии Баас с 24 июня 2000 г.

3 июня 2014 г переизбрался президентом на 3й срок с официальным результатом 88.7% голосов.

Выборы проходили в условиях гражданской войны, в связи с чем результаты не были признаны государствами, поддерживающими оппозицию.

 

Б. аль-Асад родился 11 сентября 1965 г в г Дамаске в семье командующего сирийскими ВВС и ПВО, бригадного генерала Х. аль — Асада и его супруги Анисе Махлуф, принадлежащих к мусульманскому религиозному меньшинству алавитов.

Его отец происходил из арабского алавитского племени кальбийа , а мать из другого алавитского племени — хаддадин.

Когда ему ещё не было 5 лет, его отец занял пост президента Сирии и возглавил правящую партию Баас.

Начальное и среднее образование Б. аль — Асад получил в элитном арабо-французском лицее «Хуррия» в г Дамаске.

В 1982 году он завершил обучение в лицее и получил степень бакалавра, а в 1988 г с красным дипломом окончил медицинский факультет Дамасского университета по специальности «врач-офтальмолог», после чего работал в военном госпитале Тишрин в пригороде г Дамаска.

В 1992 г он уехал на стажировку в Великобританию — в офтальмологический центр Western Eye Hospital при больнице Святой Марии, расположенной в районе Паддингтон в г Лондоне.

За рубежом аль — Асад взял себе псевдоним, чтобы никто не знал, что он сын сирийского президента.

Он участвовал в международных научных симпозиумах и предпочитал проводить время в кругу сирийских интеллектуалов. Увлекался информатикой.

Первоначально своим преемником на посту главы государства Х. аль — Асад видел своего старшего сына Басиля, но тот погиб в 1994 г в автокатастрофе.

После гибели брата он возвратился в Сирию, поступил в военную академию в г Хомс и в 1995 г в звании капитана уже командовал танковым батальоном, затем возглавлял Республиканскую гвардию.

В январе 1999 года ему было присвоено звание полковника.

 

Х, аль — Асад скончался 10 июня 2000 г от сердечной недостаточности.

На следующий день после смерти сирийского лидера исполняющий обязанности президента Сирии первый вице-президент Хаддам присвоил Б. аль — Асаду звание генерал-лейтенанта и назначил его верховным главнокомандующим армии.

Сирийский парламент изменил конституцию, снизив минимальный возраст кандидата в президенты с 40 до 34 лет специально для избрания на эту должность Б. аль — Асада.

20 июня на съезде правящей партии Баас Б. аль — Асад был избран генеральным секретарём и выдвинут единственным кандидатом в президенты, а спустя неделю его кандидатура была одобрена парламентом.

10 июля в стране прошёл референдум по вопросу об избрании главы государства, по результатам которого Б. аль — Асад был избран президентом Сирии, набрав 97,29 % голосов.

27 мая 2007 г в Сирии прошёл очередной референдум по переизбранию Б. аль — Асада главой государства. В избирательный бюллетень был включён только один вопрос: «Доверяете ли вы управление страной Б. аль — Асаду до 2014 года?». По результатам референдума Б. аль — Асад был переизбран на второй срок, набрав 97,62 % голосов.

6 марта 2014 г во время Крымского кризиса аль — Асад направил В. Путину телеграмму, в которой подтвердил «поддержку Сирией рационального миролюбивого курса президента Путина на восстановление стабильности в странах мира и борьбу с экстремизмом и терроризмом».

В Генеральной Ассамблее ООН Сирия проголосовала против резолюции о признании крымского рефендума незаконным, войдя в число 10 стран, поддержавших Россию.

Башар Хафез аль-Асад: фото, биография, досье

Место рождения. Образование. Родился в Дамаске (Сирия) в семье командующего сирийскими ВВС и ПВО бригадного генерала Хафеза Асада, который в 1970 г. стал главой государства. В 1982 г. Башар Асад окончил арабо-французский лицей Хуррия в Дамаске, в 1988 г. — медицинский факультет Дамасского университета по специальности врач-офтальмолог. По окончании университета проходил специализацию в качестве врача-офтальмолога в военном госпитале Тишрин в Дамаске. В 1992-1994 гг. продолжил свое образование в офтальмологическом центре Western Eye Hospital в Лондоне.

Башар Асад, помимо арабского, владеет также английским и французским языками.

Карьера. В 1994 г. Башар Асад возвратился в Сирию, где поступил в военную академию в Хомсе и в звании капитана был назначен командиром танкового батальона. В 1996 г. получил звание майора.

В 1997 г., после окончания с отличием штабных курсов и проведения военной научно-исследовательской работы, он получил звание подполковника и был назначен командиром Республиканской гвардии. В 1999 г. Асаду было присвоено очередное воинское звание полковника.

Параллельно с военной службой он являлся советником отца, возглавлял бюро по рассмотрению жалоб и обращений граждан и кампанию по борьбе с коррупцией.

В 1999 г. Башар Асад отправился в свое первое дипломатическое турне по арабским странам, потом совершил поездку во Францию и стал принимать зарубежные делегации вместо отца.

После смерти отца Хафеза Асада 11 июня 2000 г. Башару Асаду было присвоено звание генерал-лейтенанта, он занял пост верховного главнокомандующего сирийской армией.

20 июня 2000 г. на съезде правящей партии Баас Башар Асад был избран ее генеральным секретарем и выдвинут единственным кандидатом в президенты, его кандидатура была одобрена парламентом.

10 июля 2000 г. на референдуме по избранию главы государства Башар Асад набрал 97,3% голосов. 17 июля 2000 г. он вступил в должность президента.

В мае 2007 г. Башар Асад стал президентом Сирии во второй раз, завоевав на прошедшем общенациональном референдуме 97,62% голосов.

17 июля 2007 г. Асад официально вступил в должность президента на второй семилетний срок.

С марта 2011 г. в Сирии продолжается вооруженный конфликт, унесший, по данным ООН, жизни свыше 150 тыс человек. Правительственным войскам противостоят отряды боевиков, принадлежащих к разным вооруженным формированиям, в которых в том числе действуют иностранные наемники.

На состоявшихся 3 июня 2014 г. выборах в президенты Сирии, в которых впервые баллотировались несколько кандидатов, Башар Асад победил, набрав 88,7% голосов избирателей.

В марте 2014 во время начала российской оккупации Крыма поддержал действия Владимира Путина. В Генеральной Ассамблее ООН Сирия проголосовала за признание так называемого «крымского референдума», войдя в число стран, которые поддержали Россию.

26 мая 2021 года Башар Асад переизбрался на четвертый семилетний срок на выборах президента страны, которые не признает демократический мир.

Регалии. Маршал.Орден князя Ярослава Мудрого I степени (2002 г., Украина). Орден Святого Григория Просветителя (2009 г., Армения). Орден Освободителя I степени с репликой шпаги Боливара (2010 г., Венесуэла). Большой национальный орден Исламской Республики Иран (2010 г. ).

Башар Асад избран действительным членом Петровской Академии Наук и искусств (ПАНИ) и отмечен памятной медалью ПАНИ им. Петра Великого.

Семья. Отец Хафез Асад — бывший президент Сирии. Башар Асад являлся третьим ребенком в семье. Кроме него, в семье были еще четыре мальчика: старший брат Басиль, младшие Махер, Маджид и Джамиль, а также старшая сестра Бушра. Муж сестры генерал-майор Асеф Шаукат в период правления Башара Асада являлся главой военной разведки, начальником штаба армии и заместителем министра обороны. Он погиб в 2012 г. в результате теракта в период гражданской войны в Сирии. Двоюродный брат по материнской линии Хафиз Махлуф занимал должность главы следственного аппарата Службы общей разведки Сирии и также погиб в том теракте.

Башар Асад женат на Асме аль-Ахрас. Его жена — специалист в области компьютерных технологий. У Башара Асада и Асмы есть два сына Хафез (2001 г.р.) и Карим (2004 г.р.), и дочь Зейни (2003 г.р.).

10.09.2021 г.

Полвека у руля страны.

Сможет ли Башар Асад снова победить на выборах? Александр Борисов

Страна и мир 04 июня 2021

Действующий президент Сирии находится у власти с 2000 года. Если учесть, что предыдущий глава страны, отец нынешнего, Хафез Асад бессменно возглавлял Сирию 29 лет, то получается, что эта семейная династия пребывает у руля страны 50 лет.

Сухие цифры местного избиркома, обнародованные в парламенте на следующий день после выборов, говорят о безоговорочной победе старого-нового главы государства. За Асада проголосовали 13,5 млн человек, что составляет 95% избирателей, пришедших к урнам. Это были вторые президентские выборы в Сирии с начала гражданской войны в стране. На прошлых выборах в 2014 году Асад получил 88,7% голосов. Его соперники (а в политической истории Сирии эти выборы были первыми альтернативными), кандидат от внутренней оппозиции Махмуд Мараи и бывший депутат от Социалистической партии Абдулла Саллум Абдулла, прогнозируемо конкуренции действующему президенту не составили. Первый получил 3,3%, а второй – 1,5%. Явка впечатляет – 78%.

Кстати, на этих выборах присутствовали наблюдатели из нескольких стран, в том числе российская делегация. По их мнению, выборы в стране прошли организованно, серьезных нарушений обнаружено не было. Теперь Башар Асад получил мандат на руководство страной еще на семь лет.

Как сообщила пресс-служба Кремля, президент РФ Владимир Путин поздравил 28 мая своего сирийского коллегу с переизбранием на новый срок. «Результаты голосования в полной мере подтвердили ваш высокий политический авторитет, доверие сограждан к проводимому под вашим руководством курсу на скорейшую стабилизацию ситуации в Сирии и укрепление ее государственных институтов», – говорится в поздравительной телеграмме.

А вот коллективный Запад посчитал выборы в стране «не свободными, не честными». Об этом заявил верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель. Более того, Евросоюз в очередной раз продлил санкции против режима Асада и сделал это сразу после объявления результатов президентских выборов. Правда, ничего нового в такой позиции нет. Еще в марте главы МИД стран Западной Европы и США обнародовали заявление, в котором выступили против проведения в Сирии президентских выборов в 2021 году. Заявление было распространено от имени госсекретаря США, а также руководителей внешнеполитических ведомств Великобритании, Франции, Германии и Италии.

Данную позицию раскритиковал российский МИД. «Расцениваем прозвучавшие из некоторых западных столиц заявления о нелегитимности состоявшихся выборов еще до их проведения как элемент грубого политического давления на Дамаск и очередную попытку вмешательства во внутренние дела Сирии с целью ее дестабилизации. Никто не вправе диктовать сирийцам, когда и при каких условиях они должны избирать главу своего государства», – подчеркнули во внешнеполитическом ведомстве РФ.

Следует отметить, что определенные основания для своих оценок президентских выборов в Сирии как у коллективного Запада, так и у России были. Естественно, они разные, если не сказать противоположные. Евросоюз, США, а также примкнувшая к ним Турция свое неприятие основывают на двух важных факторах. Во-первых, они считают, что выборы должны были проходить только после принятия новой конституции страны, что вытекает из принятой еще в 2015 году соответствующей резолюции Совета безопасности ООН. Из нее следует: сначала новая конституция, затем – выборы. Во-вторых, президентские выборы проходили не на всей территории страны, поскольку северо-восток контролируют курды, а северо-запад находится под влиянием Турции и поддерживаемых ею радикальных вооруженных группировок. Кроме того, несколько миллионов сирийцев являются беженцами в соседних странах и государствах Европы.

Россия же полагает, что принятие новой конституции в условиях про-

должающейся войны – дело, конечно, хорошее, но вряд ли реально осуществимое. Кстати, длящиеся почти семь лет безрезультатные попытки написать новую конституцию наглядно об этом свидетельствуют. У РФ здесь более реалистичная позиция: будет новая конституция – пройдут и новые выборы, но пока действует старая конституция страны, которую никто не отменял, выборы проходят в соответствии с ней.

Что касается тезиса Запада о том, что не все сирийцы могут принять участие в голосовании, то он тоже весьма спорный. Сегодня правительство Асада контролирует две трети территории Сирии, на которой, по официальным данным, голосовали почти 14 млн человек. Известно, что 6,5 млн сирийцев являются беженцами. Сколько людей, имеющих право голоса, проживает на неподконтрольных Асаду территориях, неизвестно, но население там невелико. То есть в любом случае в голосовании в Сирии приняло участие значительно больше половины ее электората.

Здесь можно напомнить о практике двойных стандартов, исповедуемых Западом. Об этом наглядно свидетельствует его оценка прошедших в прошлом году президентских выборов в Афганистане. Мало того, что их итоги были обнародованы спустя полгода (!) после проведения, так еще и легитимным главой государства коллективным Западом был признан ставленник США Ашрафа Гани, который в 35-миллионной стране получил около 900 тысяч голосов из примерно 2 млн избирателей, принявших участие в выборах.

Если же говорить о глубинных причинах неприятия Западом итогов президентских выборов в Сирии и поддержки со стороны России, то они кроются в разной оценке личности Асада. Вашингтон и Брюссель стремятся всеми силами подорвать его режим и будут искать любые поводы для критики и смещения с поста главы Сирии. Москва же, наоборот, сделав очень многое для того, чтобы сохранить нынешнюю сирийскую государственность и лично Башара Асада в качестве ее верховного представителя, продолжит это делать и дальше.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 100 (6938) от 04.06.2021 под заголовком «Полвека у руля страны».


Материалы рубрики

Президент Сирии Башар Асад: досье | Справка | Вопрос-Ответ

Во вторник, 26 мая, российские парламентарии и общественные деятели, которые находятся с гуманитарными целями в Сирии, встретятся с президентом республики Башаром Асадом.

О том, что известно о президенте Сирии Башаре Асаде, рассказывает АиФ.ru.

Президент Сирии Башар Асад Фото: Commons.wikimedia.org

Досье

Башар Хафез аль-Асад родился 11 сентября 1965 года в Дамаске в семье командующего сирийскими ВВС и ПВО, бригадного генерала Хафеза Асада и его супруги Анисе Махлуф. Когда Башару ещё не было пяти лет, его отец занял пост президента Сирии и чуть позже возглавил правящую партию «Баас».

Начальное и среднее образование Башар Асад получил в элитном арабо-французском лицее «Хуррия» в Дамаске. В 1982 году он закончил его и получил степень бакалавра.

В 1988 году с красным дипломом окончил медицинский факультет Дамасского университета по специальности «врач-офтальмолог», после чего работал в военном госпитале Тишрин в пригороде Дамаска. Башар Асад, помимо арабского, владеет также английским и французским языками.

В 1991 году (по другим данным — в 1992 году) он уехал на стажировку в Великобританию — в офтальмологический центр Western Eye Hospital при больнице Святой Марии, расположенной в районе Паддингтон в Лондоне. За рубежом Асад взял себе псевдоним, чтобы никто не знал, что он сын сирийского президента. Он участвовал в международных научных симпозиумах, в 1994 году поступил в ординатуру по специальности офтальмология и глазная хирургия. Помимо офтальмологии, Башар увлекался информатикой.

Первоначально своим преемником на посту главы государства Хафез Асад видел своего старшего сына Басиля, но тот погиб в 1994 году в автокатастрофе. После гибели брата Башар возвратился в Сирию. После этого он поступил в военную академию в сирийском городе Хомс и в 1995 году в звании капитана уже командовал танковым батальоном, затем возглавлял Республиканскую гвардию. В январе 1999 года ему было присвоено звание полковника.

Глава государства

Хафез Асад скончался 10 июня 2000 года от сердечной недостаточности. На следующий день после смерти сирийского лидера исполняющий обязанности президента первый вице-президент Хаддам присвоил Башару Асаду звание генерал-лейтенанта и назначил его верховным главнокомандующим армии. Для избрания на эту должность Башара Асада, парламент изменил конституцию, снизив минимальный возраст кандидата в президенты с 40 до 34 лет.

20 июня на съезде правящей партии «Баас» Башар Асад был избран генеральным секретарём и выдвинут единственным кандидатом в президенты, а спустя неделю его кандидатура была одобрена парламентом.

10 июля в стране прошёл референдум по вопросу об избрании главы государства, по результатам которого Башар Асад был избран президентом Сирии, набрав 97,29 % голосов.

27 мая 2007 года в Сирии прошёл очередной референдум по переизбранию Асада главой государства. В избирательный бюллетень был включён только один вопрос: «Доверяете ли вы управление страной Башару Асаду до 2014 года?». По результатам референдума Башар Асад был переизбран на второй срок, набрав 97,62 % голосов.

Внутренняя политика

По мнению экспертов, Башар Асад решился на либерализацию государственного строя страны. В первый год правления из тюрем была освобождена группа политических заключенных. В Сирии стала выходить первая независимая газета, заработали политические форумы, появились негосударственные университеты. В Дамаске были открыты частные банки и фондовый рынок.

Также Башар Асад вернул систему внутрипартийных выборов и предоставил избирателям право снимать партработников среднего звена.

В 2002 году была изменена статья устава Патриотического народного фронта (правящей парламентской межпартийной коалиции), определяющая монопольное право правящей партии «Баас» на ведение политической работы в обществе.

В декабре 2001 года Асад принял отставку правительства Мустафы Мира. Миру было поручено сформировать новый кабинет, в который вошли главным образом не офицеры, а гражданские служащие в возрасте до 50 лет. Это было первое за многие годы гражданское правительство в Сирии.

В сентябре 2003 года Асад вновь отправил в отставку правительство Мустафы Мира и поручил сформировать новый кабинет председателю парламента Мухаммеду Наджи Атари, стороннику либеральных реформ. С 2000 по 2004 годы президент Сирии в ходе кадровых перестановок поменял около 15 процентов высокопоставленных чиновников.

Внешняя политика

При Асаде главными противниками Сирии на внешнеполитическом фронте, как и прежде, оставались США и Израиль.

Отношение Вашингтона к Дамаску начало было меняться после событий 11 сентября 2001 года, в ходе объявленной Белым домом глобальной антитеррористической операции, но после начала войны в Ираке в 2003 году США вновь стали обвинять Сирию во вмешательстве в конфликт и поддержке ближневосточных террористических группировок. В мае 2004 года Джордж Буш наложил на Сирию экономические санкции.

В июне 2001 года Асад призвал генерального секретаря «Хизбаллы» Хасана Насраллу и иранского вице-президента Хасана Хабиби возобновить и усилить сопротивление Израилю.

В конце 2003 года Асад предложил возобновить мирные переговоры с Израилем, прерванные в 2000 году. Впрочем, переговоры так и не состоялись.

Отношения с Россией

В январе 2005 года Башар Асад посетил Москву. В ходе визита Россия списала 73 процента сирийского долга, оцениваемого в 13,4 миллиарда долларов (по оценкам экспертов, российская часть составляла более половины общего долга ближневосточной страны). В Сирию к тому времени вернулись российские нефтяные компании: «Стройтрансгаз» и «Татнефть» начали реализовывать серию проектов.

Сирийский оркестр не успел разучить гимн РФ

В 2010 году Дамаск с официальным визитом посетил президент РФ Дмитрий Медведев. В рамках запланированных мероприятий сирийский военный оркестр исполнил гимн России. Подготовка музыкантов оказалась не самой лучшей. Видеоролик с исполнением в Дамаске российского гимна стал хитом в рунете. Сирийский гимн, к слову, оркестр исполнил с тем же уровнем мастерства.

«Кедровая революция» в Ливане

В феврале 2005 года в Ливане произошло убийство бывшего премьер-министра страны Рафика Харири, которое спровоцировало волну народных демонстраций и отставку правительства (так называемая «кедровая революция»). Асада же обвинили в причастности к убийству Харири, поскольку между политиками были натянутые отношения, они часто критиковали друг друга.

В начале 2006 года в Сирии было возбуждено уголовное дело против уехавшего во Францию бывшего вице-президента страны Хаддама, который заявил 30 декабря 2005 года, что именно Асад отдал приказ убить Харири.

Гражданская война в Сирии

В конце января 2011 года в Сирии начались митинги с требованиями политических реформ. В марте они переросли в столкновения с полицией; сообщалось о более чем сотне убитых. Протесты продолжались, несмотря на то, что Асад отправил в отставку губернатора провинции Дараа, где в результате столкновений погибло, по разным данным, от 10 до 100 человек.

29 марта 2011 года Асад принял отставку правительства.

Несмотря на формирование нового кабинета министров, в апреле 2011 года протесты в Сирии продолжились. 21 апреля Асад подписал указ об отмене чрезвычайного положения в стране.

4 августа 2011 года Асад подписал декрет о введении многопартийности в стране, одобренный правительством Сирии в конце июля.

В конце сентября 2011 года Великобритания, Франция и Португалия при поддержке США внесли на голосование Совета безопасности ООН проект резолюции, предусматривавший введение санкций против Сирии. Несмотря на то, что авторы проекта резолюции смягчили ряд формулировок и не включили прямые призывы против Асада, в октябре 2011 года Россия и Китай наложили на него вето. Постпред России при ООН Виталий Чуркин объяснил вето тем, что в проекте резолюции отсутствовал пункт, исключающий вооруженное вторжение в Сирию.

12 ноября 2011 года было приостановлено членство Сирии в Лиге арабских государств (ЛАГ), вскоре против страны Лигой были введены экономические санкции.

15 февраля 2012 года Асад одобрил проект конституции, согласно которому страна отказывалась от ранее законодательно закрепленной ведущей роли партии «Баас».

26 февраля 2012 года в Сирии состоялся референдум по новому основному закону: согласно официальным результатам, документ поддержало более 89 процентов избирателей.

7 мая в Сирии состоялись внеочередные парламентские выборы, в которых впервые принимали участие несколько партий; в то же время ведущие оппозиционные силы эти выборы бойкотировали. По итогам выборов 73 процента депутатских мандатов (183 места в парламенте из 250) получили сторонники Асада.

Семейное положение

В декабре 2000 года Асад женился на экономисте и специалисте в области компьютерных технологий Асме Ахрас . Она родилась и выросла в Великобритании. Асад познакомился с ней во время своей стажировки в Лондоне. Чтобы стать первой леди Сирии, Асма оставила работу в лондонском филиале «Дойче Банка», но сохранила двойное гражданство и часто бывает в Лондоне с частными визитами. У Башара Асада и Асмы родились два сына и дочь.

Награды

Орден князя Ярослава Мудрого I степени (2002, Украина).

Орден Святого Григория Просветителя (2009, Армения).

Орден Освободителя I степени с репликой шпаги Боливара (2010, Венесуэла).

Большой национальный орден Исламской Республики Иран (2010).

Большой крест на цепи ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» с 11 марта 2010 года по 28 сентября 2012 года.

Башар Асад избран действительным членом Петровской Академии Наук и искусств (ПАНИ) и отмечен памятной медалью ПАНИ им. Петра Великого.

 

Башар Асад, далекий и близкий

На пресс-конференции в Париже премьер-министр Путин убеждал журналистов в том, что у Москвы нет ничего общего с Сирией и ее режимом. Публикация в The Financial Times позволяет взглянуть на этот вопрос под другим углом

Сирийские спецслужбы организуют народное ликование всякий раз, когда президент Асад и его жена появляются на публике. Фото: AP

Внешнему миру трудно судить о событиях в Сирии. Власти запрещают корреспондентам иностранных СМИ работать в этой стране. Статьи в западных изданиях рисуют сирийский режим в мрачных красках, статьи в российских СМИ, гораздо более редкие, отражают желание написать что-нибудь в пику американцам и европейцам. В условиях вакуума информации газета The Financial Times опубликовала заметки Рохита Шаха: он не журналист и не политик; с 2008 по 2011 гг работал в Дамаске в германском Управлении по международному сотрудничеству.

Повседневная жизнь в сирийской столице, о которой он пишет, и наблюдения за сирийским президентом Башаром Асадом временами заставляют вспомнить совсем не о сирийских реалиях. Как, например, в эпизоде, когда перед приездом сирийского президента в центр Дамаска спецслужбы зачищают все автомобили на прилегающих улицах. Ниже — выдержки из публикации в британской газете.


В первый раз я увидел президента Сирии Башара Асада в 2008 году в национальном оперном театре, названном в честь его семьи. Начало спектакля задерживалось, и когда кто-то в зале стал аплодировать, я решил, что зрители пытаются поторопить труппу. Аплодисменты стали усиливаться, и я увидел спускающегося из глубины зала Башара Асада с женой. Наконец они заняли места в первом ряду — публика приветствовала их стоя. Во время спектакля я смотрел на них: никакого заметного сопровождения охраны, президентская чета ведет себя, как обычные люди. Провожали их после спектакля тоже овациями.

Этот пример — часть прописного сюжета, в котором президент чувствует себя любимым своим народом, а народ может предаваться мечте о том, что он обычный человек, живущий обычной жизнью. За четыре года, которые я проработал в Сирии, этот сюжет повторялся постоянно. Однажды я обедал в местном ресторане, куда вдруг также вошел Асад — опять же под аплодисменты присутствовавших — вместе с королевой Испании, чтобы поужинать в неформальной обстановке в кругу рядовой публики.

Эта искаженная реальность возводилась в максимальную степень, когда президент посещал Старый город Дамаска, где я работал до отъезда из страны в конце апреля. Перед приездом президента муниципальные службы и органы безопасности приводили Старый город в порядок, убирали мусор и машины, чинили освещение и, что еще важнее, собирали на улицы сторонников власти, чтобы усилить впечатление, что в Сирии все хорошо.

К сожалению, хотя многие сирийцы поддерживали режим, обеспечивший стабильность и социальные субсидии, жить им приходилось в страхе перед мухабаратом, службой безопасности и подавления, преследовавшей несогласных. Мухабарат проникал во все сферы общественной жизни, следя за тем, чтобы торговцы в отдаленных городах вывешивали в своих магазинах постеры, прославляющие президента; вынуждая сирийцев доносить на своих соседей. Когда в январе в Египте и Тунисе вспыхнули революции, один мой сирийский друг, когда-то твердый сторонник режима, рассказал, как службы мухабарата, обеспокоенные угрозой революции в Сирии, платили школьникам, чтобы они доносили на своих одноклассников. За десятилетия жизни при такой системе многие сирийцы стали воспринимать аппарат безопасности как привычную составляющую status quo, не желая критиковать режим из страха перед угрозой ареста или нападения. Но когда они увидели, как жители Египта и Туниса, возмущенные бессовестными злоупотреблениями властей, смогли добиться того, о чем и подумать было невозможно, все больше и больше сирийцев забыли о страхе и стали требовать свержения режима. Среди них — еще один мой сирийский друг и коллега, 30-летний специалист из деревни неподалеку от города Дараа, стартовой площадки сирийской революции. Уже два месяца он сидит в тюрьме, куда был отправлен после ареста 22 апреля при попытке документально зафиксировать силовые меры государства против недовольных. До сегодняшнего дня государство не предъявило ему обвинений в преступлении, между тем он находится в нечеловеческих условиях и подвергается побоям, которым конца не предвидится.

Так почему сирийцы готовы так рисковать за свободы, в реализации которых нет большой уверенности? Мы с коллегой обсуждали это в середине апреля — я тогда спросил, почему он готов поехать в Дараа и участвовать в акциях протеста, несмотря на их насильственное подавление. Ответ был простой, но очень горький: нет никакого иного выхода, только протестовать. Он сказал, что сирийцам от Асада улучшений ожидать не приходится, не стоит рассчитывать и на то, что США, Европа или какие-то еще страны что-то для них сделают. Если сирийцы хотят изменить свою жизнь, они должны добиться этого сами.

Его объяснение произвело на меня впечатление, оно находит отклик и у все большего числа сирийцев. Когда экономика страны разрушена, а государство все агрессивнее применяет силовые меры против собственного народа, Асад теряет поддержку своей главной опоры в высшем и среднем классе общества. Революция продолжается, и все больше и больше жителей страны осознают, что сказка режима, которую они когда-то поддерживали, совсем не то, чего хотелось бы видеть в будущем.

Но Асад по-прежнему этого не понимает. В своем выступлении 20 июня он вновь спрятался за привычный фасад примирительных заявлений. Он обещал, что правительство рассмотрит вопрос о продлении общей амнистии, объявленной несколько недель назад. При этом многих сирийцев, участвовавших в мирных протестах, до сих пор не освободили, и с каждым днем власти задерживают новых протестующих. Многие годы сирийцы снисходительно относились к сценарию режима с театрами, обедами и публичными выступлениями, но сейчас позиция народа ясна: шоу закончилось и правительству пора уйти.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

«Генералы отняли машину — Башар Асад помог вернуть». Интервью с Анатолием Байдачным

Спецкор «Матч ТВ» встретился в Минске с 66-летним экс-тренером минского «Динамо», сборной Белоруссии, «Жемчужины», «Черноморца», «Ростова» и убедился в его крепкой памяти и бескопромиссном нраве.

Спецкор «Матч ТВ» встретился в Минске с 66-летним экс-тренером минского «Динамо», сборной Белоруссии, «Жемчужины», «Черноморца», «Ростова» и убедился в его крепкой памяти и бескопромиссном нраве.

Выглядит Байдачный прекрасно. Стал постарше, но и поспокойнее того человека, что воспламенял, случалось, матчи и пресс-конференции. 

Сидели долго, обсудили многое. Например:

  • заказную журналистику;
  • умение «резать мясо»;
  • подарок Кадырова;
  • гауптвахту и «Песняров»;
  • Тумиловича, Кокорина и Мамаева;
  • жест, оскорбивший Саудовскую Аравию;
  • деньги, исчезающие из клубов.

— Какое место занимает сейчас футбол в вашей жизни?

— Эстетическое. Стараюсь смотреть все матчи, где играет Месси, даже ночные, и получаю удовольствие. В моем понятии он совершенство. Криштиану? Великий игрок, бомбардир, лучший футболист мира. А Месси инопланетянин. Сложно сказать, чего он не умеет в футболе. Стандарты, удары с лета, передачи, обыгрыш трех-четырех — всё!

Лионель Месси / Фото: © Ricardo Moreira / Global Look Press

— В спорте, говорят, первой уходит скорость. Почему у 32-летнего Месси она на месте?

— Во-первых, его готовят хорошие тренеры. Во-вторых, что такое скорость? Сила отталкивания и частота движения ног. Скорость имеет физические характеристики, ее можно поддерживать на каком-то уровне. Для спринтера или боксера миллисекунды имеют намного большее значение. Главное же умение Месси — не просто бежать, а бежать с мячом, тут ему нет равных. И в быстроте мышления, разумеется, которая на поле вообще самое ценное качество.

— Большие мастера жалуются в конце карьеры: голова помнит, а ноги не успевают.

— Для этого надо подразвалиться до такого состояния, в котором Месси окажется еще не скоро. Основная его проблема сейчас — восстановление, физическое и психологическое. Огромное количество матчей за сезон, любое движение — в центре внимания всего мира, гигантский груз ответственности за стиль и результат. Поражаюсь, как он может столько лет выходить на поле и выдавать шедевры. Вспоминаю себя игроком: наступает момент, когда просто не хочется играть. А он держит космическую планку.

— Что смотрите, когда не играет Месси?

— Чемпионат России.

— А матчи белорусских «Ислочи» или «Городеи»?

— Редко, когда играют с БАТЭ в основном. Иногда прихожу на стадион в Минске или в Борисов приезжаю по приглашению друзей.

— Тренерство после 2012-го, когда закончили работать с «Ростовом», в вашей жизни присутствовало?

— Нет. Сделал операцию на сердце, несколько лет берег себя, все-таки профессия у нас стрессовая. Сейчас в порядке, пять дней в неделю даю себе физическую нагрузку часа на полтора, хожу пешком, но тренерством вряд ли стану заниматься. Не тот возраст.

— Вы могли бы быть интересны белорусскому футболу как консультант.

— Вот только меня не интересует белорусский футбол.

— Эдуард Малофеев открыл школу тренеров.

— Малофеев — отдельная тема.

Эдуард Малофеев / Фото: © РИА Новости/Владимир Родионов

— У вас журналистское образование. Что-то связывает нынче с этой профессией?

— Фактически я никогда не был журналистом. Получилось как? Учился в институте физкультуры в Малаховке. Когда перебрался из московского «Динамо» в минское, подружился с писателем Мишей Катюшенко и Пашей Якубовичем, двоюродным братом Леонида из «Поля чудес», он долго был главным редактором газеты «Советская Беларусь». Они хотели, чтобы я попробовал себя в этом деле. Тогда было модно идти в спортивные обозреватели. Маслаченко, Майоровы, ну, вы знаете. Подумал, почему нет? Это сегодня, пока играешь, можно обеспечить себя на всю жизнь, а раньше нет. Поступил на журфак БГУ. Но потом несчастный случай — столкновение с Дасаевым в матче против «Спартака». И все, в 27 лет закончил из-за травмы. Но я же недоиграл, не наелся! Пошел в тренеры, журналистика отодвинулась на второй план, если вообще не пропала из жизни.

— Читателем, знаю, вы всегда были неравнодушным.

— Скажу другое: понимал, насколько сложна и опасна эта профессия, поэтому никогда не отказывал в интервью ни одному журналисту. Даже если он был мне неприятен.

— Вы завели блог на sports.ru и ограничились девятью постами. Не пошло?

— Это было желание сына. Начал, потом отвлекся на другое дело. А сын уехал, живет под Барселоной.

— Он ведь тоже играл в футбол. В том числе у вас в минском «Динамо».

— До 25 лет. Потом сказал: «Пап, футболистом твоего уровня я не стану, лучше займусь другим делом». Получил хорошее образование в Принстонском университете, имеет степень MBA.

— И пиво, говорят, производит в Минске.

— Вы когда улетаете? Через три дня? Угощу. Не мой бизнес, но у нас свой завод.

Байдачный сдержал слово: привез пива разных сортов в количестве, несовместимом с одиночным употреблением или вывозом за пределы страны. То, что довелось попробовать, было вкусным.

Фото: © фейсбук Анатолия Байдачного

— Сын Сергея Гуренко тоже играл в его команде — минском «Динамо». Перспективный футболист?

— Нет. Перспективным его считает только Гуренко. Это естественно, отец всегда должен так считать. Но вообще держать сына в своей команде — дело неблагодарное.

— Из-за косых взглядов?

— Это же ребенок твой! Не всегда можешь адекватно его оценить. Если сын не отвечает требованиям, я, например, никогда не включу его в состав. К своему подходишь с более жесткими мерками, а излишняя строгость может травмировать.

— Приходилось фильтровать лексику, работая с командой, когда в ней был ваш сын?

— Не-не-не. Ему тоже доставалось изрядно. Дело есть дело, это профессия, эмоции! Некоторые говорили про меня — эмоциональный. А как можно быть не эмоциональным, если ты тренер?!

— Кто-то держит эмоции внутри.

— Но все равно переживают! Просто не подают виду, как Лобановский. Только это не значит, что он был неэмоциональным.

— Белорус Сергей Алейников, работая в «Торпедо-Металлурге», всегда выглядел так, словно вокруг и внутри него полный штиль.

— Юрка Белоус рассказывал: «Едем на игру, суперважный матч, можем вылететь элементарно, а Алейников спит в автобусе». Встречаются и такие нервные системы. Может, и хорошо: здоровей будет, дольше проживет.

Алейников Сергей / Фото: © Global Look Press

— Вас пытались привлечь к написанию книги о себе, учитывая диплом журналиста?

— Что меня только ни просили написать. И книгу, разумеется. Отказался. Сейчас каждый пишет книгу, даже личности, ничего собой не представляющие. Рассказывают об успехах, которых не было. Обо мне и так уже написали — сам не хочу. Не величайшая личность в истории, чтобы о себе сочинять. Сын и внуки говорят: в семье останется память. Читайте, что другими написано, отвечаю, будет вам память.

— Иногда книги пишут, чтобы продать. Пошла бы ваша в Белоруссии?

— Наверное. Но браться за книгу, чтобы заработать, это как-то… Скромней надо быть, нас так учили. Я родился в 1952-м, рос после войны, воспитание было соответствующим. В московском дворе с его понятиями и законами не забалуешь, выживать приходилось. Плюс родители твердили: «Живи по совести, чтобы перед людьми стыдно не было; не подстраивайся, не лебези, будь честным». Усвоил хорошо.

— Чтобы покончить с журналисткой — не вообще, а в этом интервью, — уточню момент. В ваших прошлых высказываниях не раз встречались слова «заказная статья». Верите, что есть заказная спортивная журналистика?

— Вы и сами прекрасно это знаете. Сколько она существует, журналистика, столько и заказная, футбольная в том числе. За последние годы не ручаюсь, отошел от российского футбола, а раньше регулярно сталкивался. В Советском Союзе вообще были придворные журналисты.

— В наши дни, думаю, проблема преувеличена. В заказе нет смысла — достаточно надавить. Против конкретных игроков и тренеров такое направлено крайне редко.

— Вам видней. Зато появился интернет, в котором огромное количество пены и совсем нет глубины мысли. Вырастают поколения людей, реагирующих на наносное: какая у кого машина, жена, кто где облажался… Селфи просто терпеть не могу, дико раздражают. Человечество начинает деградировать, меньше думать. Зачем, если все уже написано? Достаточно открыть и прочитать. Каждый болельщик теперь писака, состряпать публичную гадость — раз плюнуть. Интересно, чем это закончится в глобальном смысле. Предчувствия нехорошие.

— Знаете людей, которые давали прессе установку «замочить Байдачного»?

— Признавались некоторые: «Извини, но нам сказали так написать. Любим, уважаем, однако у нас война за теплое место, ничего не можем поделать». Когда работал в России, было такое.

Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— И болельщика в Ростове, спровоцировавшего вас на скандал, специально подослали? 

— Конечно! Все было срежиссировано.

— Кто мог за этим стоять?

— Скажу одну вещь, и все поймете. В клубах, где нет частного хозяина, всегда подковерная возня. Заказные статьи, провокаторы — в ход идет все, лишь бы добраться до бюджетных денег. Состряпай мерзость и получишь искомое. Менеджеры бьются за хлеб с икрой.

— Как вы, москвич, оказались в Обнинске в далеком прошлом?

— У нас не было квартиры в Москве, жили в бараке. Отца позвали работать в Обнинск, город только начинал расти. Перебрались в 1956-м, там уже была атомная станция и улица, построенная пленными немцами.

— А еще команда «Квант».

— Сначала «Труд», причем играли в нем интересные люди — инженеры-атомщики. Москвичи, образованные, некоторые с Яшиным жили в одном дворе. Побеждали в чемпионате области, обыгрывали Калугу на том же стадионе, что и сейчас стоит, только с деревянными скамейками. Народ на футбол ходил, команду безумно любили. Я тоже влюбился в это дело и оказался в секции Юрия Шуванова, прекрасного интеллигентного тренера. Был мне как второй отец, тонко чувствовал нас, пацанов. Братья Морозовы, Березнер, да все известные обнинские футболисты — шувановские воспитанники. Стадион бы назвали его именем, что ли? Но где там.

Фото: © СК «Квант» (Обнинск)

— Давно были в Обнинске?

— Ежегодно приезжаю.

— Хорошеет город?

— Наоборот. В советское время все было новенькое — сейчас все старенькое, включая стадион. Пляж на Протве, любимое место, и тот бурьяном зарос.

— Родители там похоронены?

— В Белоруссии. Когда переехал из Москвы в Минск, им тоже здесь квартиру дали.

— Говорят, вы начали тренерскую карьеру с того, что выгнали 16 человек.

— Было дело.

— Такое разве дозволялось в советское время?

— В футболе — да. Во времена СССР это был своеобразный островок капитализма. Дружишь ты с человеком, но вы конкурируете за одну позицию на поле. Кому-то придется уйти — закон джунглей.

— Но не шестнадцать же разом на выход?

— Когда закончил играть, во мне было 65 кило весу. Щуплый, замученный, сухой. Пришел в могилевский «Днепр» — и вижу румяных здоровяков в дубленках, довольных жизнью. Стою перед ними, игрок игроком, не знающий, как в свисток дуть. Конспектов набрал, методик Лобановского, Базилевича, — тренер, ё! Помощник Саша Васин говорит: «Анатолий, какая там тактика с теорией, надо из них сначала футболистов сделать». Начались тренировки, игры. Они пыхтели, терпели мою неопытность, а я —  их уровень и образ жизни. Никакие! Требовал то, что сам умел, но они не могли этого сделать в принципе. Зато всегда на расслабоне. Тяжело, словом, оказаться после высшей лиги во второй. Слишком резкий перепад во всем.

Нападающий футбольного клуба «Динамо» (Москва) Анатолий Байдачный / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

— Поехали как-то в Ригу, проиграли «Даугаве» 1:4. На обратном пути футболисты накупили шампанского и устроили в автобусе гулянку. Такое впечатление, что чемпионами стали. «Послушайте, — говорю, — пока вы слегка трезвые. Давайте-ка ко мне по одному с заявлениями об уходе». И выгнал кучу народа.

— Вырос после этого авторитет?

— За счет других свой авторитет никогда не поднимал. Искренне считал, что так нужно, потому что люди были ни на что не способны. Год, считай, мы потеряли зря. Они выходили на поле, получали какие-то деньги, их все устраивало. Повышение в классе не светило, вылететь тоже нужно было постараться — так и колупались. Но это не устраивало меня! Не совпали у нас амбиции с биоритмами.

Встречаю председателя спорткомитета: «Зачем вы их выгнали?» — «Потому что сил больше нет на это смотреть». — «А сами разве остаетесь?» — «А вы что, меня увольняете?» — «Нет, но я думал, вам надоело с такой командой работать». — «Не надоело. Буду делать новую». И поехал на Украину за футболистами.

— Что значит — на Украину? Не наобум же, не за грибами? Маршрут, наверное, составили.

— Конечно. Там всегда были хорошие футболисты, не знаю, куда сейчас пропали. Наметил для себя армейские команды: СКА (Львов), СКА (Киев), СКА (Одесса)… Там, где футболисты заканчивали службу в армии. После этого их можно было спокойно заявлять. В противном случае для перехода в Белоруссию требовалось специальное разрешение федерации футбола Украины с кучей всяких бумаг.

— Кто потом вырос в звезд из того набора?

— Саша Щербаков, например. Играл в киевском «Динамо» и одесском «Черноморце».

— Из тех 16 отчисленных кто-то взялся за ум?

— На самом деле их было человек 20. Одного вернул после годичного простоя и даже сделал капитаном команды. Володя Костюков. Потом долгие годы работал тренером в Могилеве. А еще один стал хорошим судьей. Конечно, с кем-то я ошибся. Молодой был, куда ж без ошибок?

Владимир Костюков / Фото: © УЕФА

— Как из Обнинска пробились в московское «Динамо»?

— Через юношескую сборную. А туда знаете, как попал? Долго не привлекался, уже и просили за меня — ни в какую. Наконец, включили в список вызванных на сочинские сборы. И для убедительности записали мне рост 195 сантиметров. Тренер Иван Иваныч Конов построил нас, человек восемьдесят, что-то объявил и в конце специально заострил внимание: «Где Байдачный?» — «Тут я». Окинул взглядом: «Так и думал. Опять липу прислали». Включил меня в последний по важности состав, который играл контрольный матч против первого. А я четыре забил. Меня тут же из последнего в первый перевели, да еще технику оценили: «Ты как Фирсов, только клюшки не хватает».

Потом несколько раз давали приз лучшего игрока на разных турнирах, пока не сыграли мы как-то против динамовского дубля. Уступили 3:4, но все три с позиции правого нападающего забил я. После этого Адамас Голодец и пригласил. Помню встречу с Бесковым, у которого первый вопрос всегда: «За кого болеешь?». Пудышев Бескова огорошил: «За «Спартак»». У того брови вверх. «А что я должен сказать, если правда за «Спартак» болею?»

— Вы не оплошали?

— Едва. Ответил: «За «Локомотив». — «Почему?» — «Отец железнодорожник». — «Ладно, я тренировал «Локомотив», поглядим». Взял в итоге обоих.

Анатолий Байдачный / Фото: © Евгений Дзичковский

— Из московского «Динамо» вас убрали с нехорошей формулировкой. Дело было только в нарушении режима или еще и в конфликте с Яшиным?

— Долгая история, там еще и квартирный обман был. Все слилось воедино.

— Исходя из того, что написано…

— Летели из Болгарии. Режим в самолете нарушили все. Ответил один, который не сдержался, — я.

— Легенде нагрубили?

— Не только. Жизни учили многие: «Как ты мог, бомбардир, предать товарищей!..» А тут еще Киев не догнали, чемпионами не стали. Слой за слоем накапливался, ну и я хорош. Промолчи, стерпи — ничего бы не было. Но сорвалось с языка, и началось: собрания, порицания.

— Это было в конце 74-го. Сезона вам не хватило до последнего динамовского чемпионства.

— Мог вернуться: из Москвы в Минск за мной несколько раз приезжали по поручению Севидова, который сменил в «Динамо» Качалина. Севидов говорил: «В Минск не иди. Лучше в ленинградское «Динамо»». — «Во вторую лигу? Что я там забыл!» — «Легче будет обратно выдернуть через три месяца». — «Я и из Минска вернусь». — «Не вернешься, помяни мое слово. Восемь лет там проработал, в Минске умеют удерживать». Как в воду глядел.

— Чем удерживали?

— Атмосферой, хорошим отношением. Дали квартиры в одном доме мне и родителям, причем в доме Совмина.

— При Машерове дело было?

— Конечно. Он ко мне здорово относился. Первый секретарь республиканского ЦК обожал футбол, ни одного матча не пропускал. Болельщик каких мало. У Машерова было две любви — «Динамо» (Минск) и «Песняры». С ними дружили всей командой. Бывало, и гуляли вместе, особенно с Сашей Демешко, барабанщиком.

— У Мулявина были на похоронах?

— Нет, за границей находился.

Музыкант, основатель и художественный руководитель белорусского вокально-инструментального ансамбля «Песняры» Владимир Мулявин. / Фото: © РИА Новости / Ю. Иванов

— После вашего ухода из «Динамо»…

— Не было никакого ухода, был перевод! Я же офицер, с погонами. Приказ — и вперед. И обратно так же, если потребовалось бы. В «Спартак» ходил, со Старостиным разговаривал, но кто бы меня туда отдал?! Поехал бы на север охранять лагеря, вот и весь «Спартак».

— Состоите в объединении отечественных тренеров?

— Я уже и не помню. Вроде платил одно время какие-то взносы.

— Вопрос к тому, что ваше поведение в «Динамо» подверглось осуждению части одноклубников, включая Михаила Гершковича.

— Поймите правильно, что такое команда? Есть прямые конкуренты за место на поле, разные группы, разные поколения. Многое зависит от того, как спросить и как подать. «Осуждаешь?» — «Наверное». — «Вносим в список».

— Гневное собрание было?

— А как же. Только меня на нем не было — сидел на гауптвахте. Дорого она мне обошлась.

— В переносном смысле?

— В прямом. По вечерам офицеры из штаба дивизии забирали и везли гулять на всю ночь. Утром доставляли.

— На ваши деньги?

— Не на их же. Потом откомандировали в часть. А про собрание рассказали, что Пудышев, Маховиков, Якубик были за меня. Или по крайней мере не против. Кожемякин тоже, царствие небесное. Как раз погиб в те дни, раздавило лифтом.

Центральный нападающий команды «Динамо» и сборной СССР Анатолий Кожемякин (в центре) во время матча со сборной Швеции. 1973 год. / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

— В части хорошо служилось?

— На Преображенке числился помощником начальника штаба по боевой подготовке. Понимал, что ненадолго. Пришел с длинными волосами, в фуражке, докладываю генералу: «Лейтенант Байдачный явился». — «Вообще-то являлись в царской армии, у нас прибывают».

— Есть сходство той вашей ситуации с Кокориным и Мамаевым?

— Не думаю, но считаю, что это абсурд. Драк в Москве каждый день по тысяче, хамов полно. А этих сделали козлами отпущения. Посадили, наказали, что ж вы их профессии лишаете? Я против такого поведения, но и против того, как с ними поступили.

— Что за кипрская деревня Деринья, в которой вы работали с местной командой?

— Пригород Фамагусты, хорошее место. Северный Кипр рядом, но курорт курортом. В 1991-м у нас помните, что творилось. А там дали дом, машину и зарплату полторы тысячи долларов. Плюс моря с солнцем сколько хочешь. Было чувство, что жизнь удалась, а я самый богатый человек в мире. В такой сказке безразлично, кого тренировать. Киприоты после работы могли прийти, могли нет — любители. Платили исправно, проработал год. Чемпионат неинтересный, но в бытовом плане полный порядок.

— Почему уехали?

— Сирийцы пригласили. Приехал замминистра спорта, провел переговоры. Вот там уровень футбола был заметно выше кипрского. Клубы неплохие, игроки умелые, стадионы по 40-50 тысяч полные, это не три калеки на кипрских матчах, где однажды судью из зрителей выбирали.

— Это как?

— В первом матче — судейский скандал. Арбитров то ли побили, то ли они обиделись, короче, на переигровку назначили добровольцев из зрителей. Нигде больше такого не видел. В Сирии другое дело. И страна красивая: снег, горы, леса, пустыни, море — все есть. Едва приехал, пришел на игру — на трибунах биток. С мячом, гляжу, хорошо работают, играть умеют.

— Условия предложили лучше, чем на Кипре?

— Да. Назначили ответственным за все сборные. На носу молодежный турнир — работаешь с молодежкой. Потом готовишь национальную команду, затем юношескую. Один тренер видит всю вертикаль. Но и спроса с него больше. Ездил по городам, смотрел футболистов, работы было много.

Анатолий Байдачный / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

— Для вас нынешние боевые сводки сирийских новостей — не пустой звук?

— Прекрасно все помню. Едешь из Дамаска в Алеппо или Латакию — останавливаешься перекусить в Хомсе, он как раз на развилке.

— Как вас встретили в стране, когда выиграли молодежный чемпионат Азии?

— Нереально. Отборочную группу играли в Саудовской Аравии, и с ними как раз случился драматический матч. Проигрываем 1:2, за три минуты до конца сравниваем. Серия пенальти. Саудовцы — хозяева, уровень футбола в стране высокий, судья из Кувейта свистит в одну сторону, на стадионе тысяч тридцать, пустых мест нет.   А бедная, но гордая Сирия смотрит телевизор в полуобмороке. Мы три первых забиваем — они тоже. Потом промахиваемся, но удар саудовца парирует наш вратарь. Снова не попадаем — вратарь ловит второй их удар! Затем наш, наконец, забивает, а вратарь ловит третий подряд! Аравийцы в шоке — в Сирии светопредставление.

На поле выскочила толпа, бегу поздравить ребят — навстречу бредет кувейтский судья. Не удержался, показал ему известный жест «пятьдесят процентов»: одна рука кулаком вверх, другая на локтевом сгибе. И меня показывают по ТВ крупным планом, представляете? Скандал в мусульманском мире! Руководство говорит: «Ты оскорбил всю Саудовскую Аравию, нас в аэропорту не выпустят!» Но выпустили. Прилетаем в Сирию — безумие, толпа, несколько миллионов человек стоят вдоль дороги. И приветствуют нас знаете как? Жестом «пятьдесят процентов»! Там же богатых саудовцев ненавидят.

Мне выписали огромный штраф, президент Сирии Хафез Асад сказал: «Я за него любой штраф заплачу». И началось. Я не мог выйти на улицу, сходить в магазин — все давали бесплатно. Неудобно, у людей бизнес, жизнь небогатая, но меня никто слушать не хотел.

— Потом было 10-е место на молодежном чемпионате мира — по дополнительным, думаю, показателям.

— Конечно. Сирийцы с горящими глазами ждали первого места. Объяснить им, что так мы не выступим, было невозможно. А тут еще в группе попались Бразилия с Зе Элиасом и Денилсоном, хозяева из Катара и Россия. Играем с бразильцами, горим после первого тайма 0:2. В перерыве объясняю: держим схему 4-5-1, продолжаем насыщать центр, ждем шанса для контратак, у нас быстрые фланги и форвард. Но вижу боковым зрением: руководители мои шушукаются, не нравится им такой футбол.

Выходим на второй тайм. Бразильцы хитрые, отошли назад, заманили мою командеху, которая по глупости еще и дважды в штангу попала. Тут уж соколов было не остановить, понеслись спасать Сирию. И завертелось. Три против одного, четыре против двух — так на наши ворота выходили бразильцы. Сирийцы это видят, плачут, но продолжают нестись вперед, удержать невозможно! Итог — 0:6. И это я еще, думаю, бразильский тренер своих притормозил. Посмотрел на меня — европеец, жалко стало.

— В себя смогли прийти?

— Следующая игра с Катаром. Не выиграть нельзя, иначе все, капут, кошмар, враги народа. У команды после 0:6 истерика, в стране траур. Но выиграли 1:0. И вижу с тревогой — перед решающим матчем с Россией просыпается сирийское самосознание. Тем более что нам достаточно ничьей. А у России в составе Липко, Радимов, Соломатин, Семак, Хохлов. Поупирались, но проиграли 0:2. Возвращаемся — шум и гам: «Как посмели, почему не чемпионы?»

Дмитрий Хохлов / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— Вы обоих Асадов знали?

— Обоих. Нынешний, Башар, тогда был министром безопасности. Ко мне приехали друзья, у них машину отобрали, «мерседес». Они хотели его в Дамаске продать и купить джип, чуть с носом не остались. Как раз Асад-сын помог.

— Отобрали — в смысле хулиганье?

— Если бы. Люди в форме. Остановили, поставили к стенке, сели и уехали. Пришлось вмешаться, попросить. Набрал министру спорта, он выше, за 45 минут страну перекрыли. Через два дня машину нашли в центре города.

— Видимо, это было еще до матча с бразильцами.

— Выяснилось, что какой-то генерал имел виды на этот «мерседес», сын главы сирийского КГБ тоже был замешан, а их с должностей поснимали, чуть ли не посадили. Нажил себе врагов со всей этой возней.

— Знакомый сириец рассказывал: мать била тапком по лицу, когда он, уже взрослый, приходил домой выпивши. Очень жесткое отношение к алкоголю. Вы были молодой, жизнелюбивый. Как решали вопрос?

— В Сирии работала целая диаспора русских тренеров. По метанию копья, конному спорту и так далее, человек восемь. Встречались, общались, позволяли себе немного. Куролесить не надо в городе, а так никаких проблем. Они за своими следили, а к иностранцам относились с пониманием. В остальном достаточно светская страна, это не Иран. Жена, допустим, не прятала лицо, не носила длинных одежд и прочего. Пробыли там три года, затем пригласили в Кувейт.

— Тоже государство свободных взглядов?

— Проамериканская страна. Можно встретить по-западному одетых женщин, в Кувейте бабы вообще хозяйки над мужиками. Шейх, который владел моим клубом, из семьи эмира, детей у него было около семидесяти. На них и жаловался: лопочут по-английски, едят гамбургеры, куда катится кувейтский мир? Одновременно со мной в стране работали Лобановский с Базилевичем, Морозовым и Веремеевым. Хорошо было! И общались, и вообще.

Тренер сборной СССР Валерий Лобановский / Фото: © РИА Новости / Игорь Костин

— Лобановский приехал из Кувейта сильно изменившимся. Жара повлияла?

— Он не водил машину, сидел в основном дома — сначала в Эмиратах, потом в Кувейте. А дома что? Движения мало, гости, еда. Погрузнел. И хотя занял в Азии третье место с Кувейтом, это был не его уровень. Работе отдавался целиком, большой профессионал, относились к нему тоже хорошо, но мастерство Лобановского намного выше кувейтской планки. Хотя у них не забалуешь. Тренеры были сплошь иностранцы, в некоторых клубах менялись трижды за сезон. Чуть что не так — расплатились, с деньгами проблем нет, и свободен. Я доработал до конца.

— Соскучились по «Черноморцам» и «Ростсельмашам»?

— Немного устал от арабской жизни, тянуло домой. К тому же минское «Динамо» позвало.

— Сирийца Аль-Кхалифу в «Жемчужину» вы сосватали?

— Сочинцы приезжали на товарищеские матчи, порекомендовал его, да. И Махлюфа с Буши «Крыльям» посоветовал.

— Карьера ганца Бабы Адаму пересекалась с вашей в Новороссийске, Ростове и Минске. Чем пленил этот футболист, сумевший даже чемпионом России стать в составе «Локо»?

— Нашли его в Эмиратах. Приехали на сборы с «Черноморцем», а у меня Попова уже забирал ЦСКА, требовался центральный нападающий. Посмотрел этого — нет скорости, большим желанием брать не горел. Но Гриша Есауленко купил, ладно. С ним еще и человеческие сложности возникли.

— Чудной?

— У меня играл Тчуйсе — совсем другой человек. Образованный, интеллигентный, душевный. А этот противоположность — хитрый, жадный. То не приедет, то уедет, не забивал долго, все отражалось на команде.

Гонсало Пинеда и Баба Адаму / Фото: © Ronald Martinez / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— При вас «Черноморец» почти одновременно продал Тчуйсе, Левицкого, Кузьмичева и Попова. Команда поплыла вниз. Куда делись деньги?

— Продали не только их, а еще троих-четверых. Если бы кого-то купили взамен, одно. Но сказали — бери из детской школы. Пришлось искать новичков в «Краснодаре-2000» у Саши Молдаванова. И вопрос у меня был тот же самый: «Где деньги?»

— Да. Где?

— У клуба был мэр-президент, его заместитель-общественник, они и мутили. Кто-то содержал «Черноморец», через других заводилось, через третьих выводилось, сложная система, я в финансы не лез. Но остались мы без игроков и денег, факт. Набрали молодых: «Какая разница Байдачному, кого тренировать?» Попали в Кубок УЕФА, решили, что и дальше так будет, а я не старик Хоттабыч. Жалко, команда была хорошая, а разломали запросто. Это ж не строить. Единственный клуб, в котором с этим делом было хорошо, — «Терек». Там все к себе подтаскивали, а не распродавали. Остальные решали личные проблемы.

— В «Тереке» тренеров к старейшинам водили.

— Не было при мне такого. Вспоминаю Грозный и Рамзана с теплотой. Машину подарил. Кстати, сирийцы тоже.

— Хорошую?

— Новую  — уже хорошо. У них машины дорого стоили, министр спорта на авто 81-го года выпуска ездил в 95-м. А тут Кувейт зовет, надо уйти по-быстрому. «Все подпишем, если оставишь машину». — «Да забирайте».

— Приходит Рамзан в раздевалку, дарит ключи. Что дальше? В ГИБДД, регистрировать?

— Клуб помог, выдал все бумаги. На том двухсотом «лэндкрузере» езжу до сих пор. Пробег 130 тысяч, отличная техника. И продать рука не поднимается, верите? Это же подарок, да еще нравится. Продать — вроде как предательство, не знаю. Хотя купить хотели многие. Пару раз в Испанию к сыну съездил на этой машине, решил, буду владеть до упора.

Рамзан Кадыров / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

— Вы один из немногих, побеждавший «Барселону» со счетом 5:0. Помните такое?

— А как же? Был предсезонный турнир в Каталонии: «Барса», «Динамо» (Москва), «Ференцварош» и «Шальке». Полный «Ноу Камп», сто тысяч. И мы обыграли хозяев 5:0.

— Это была настоящая «Барселона»?

— Как она может быть не настоящей? «Динамо» играло здорово, вот и все. Посмотрите, кстати, какие команды вылетели из розыгрыша Кубка Кубков-1971/72 по пути к финалу. Мы выбили сумасшедшую «Црвену Звезду», «Рейнджерс» — «Баварию», а «Барселона» на дальних подступах в двух матчах проиграла «Стяуа». Вот так.

— Ваша фраза: «Когда попал в «Динамо», был молодой, без семьи, со славой не совладал». Детализируете?

— Все и так понятно. Были деньги, друзья, молодость, заграничные поездки. И соблазны, понятно. Девушки внимание обращали. Только это имел в виду. Потом уяснил: бесполезно с этим бороться. Говоришь молодому: ты же талант, самородок, завтра «Золотой мяч» получишь, только не дури, работай. А она его на следующий день пальцем поманила, и пропал. Жизнь!

— Принято считать, что у вас сложный характер. А вы с одной женой всю жизнь.

— Кто сказал, что у меня сложный характер?! Придумали! Вы вообще видели приличного футболиста с простым характером?

— Хиддинк говорил: «Хороший нападающий должен быть негодяем».

— Вот и я про то же. Сложный характер! Что это вообще такое?

— Неуживчивость.

— Я 43 года в браке, какая неуживчивость!

Анатолий Байдачный / Фото: © РИА Новости / Владислав Самойлик

— Ваш тесть был первым секретарем могилевского обкома партии. Помог в карьере?

— В жизни. Когда стал тренировать, нужны были какие-то условия. Тесть помогал ребятам с армией, квартиры давал, тут его огромная заслуга. А как еще в футболе поможешь? Протекция не работает, либо умеешь, либо нет. С могилевским «Днепром» я вышел в первую союзную лигу. Квоты тех лет помните? Три путевки на двести команд. Легче было в космос полететь.

— Считалось, что все ваши команды убойно стартовали, но через год шли на спад. Почему?

— Потому что начинались распродажи, пропажа денег и прочие проблемы. Везде, повторяю, кроме «Терека». Что это такое, когда тебе по полгода не платят, как в Ростове? Ладно, ветераны, у тех НЗ, а молодым как жить? И как тренеру управлять? Смотрят на тебя голодными глазами и думают совсем не о футболе.

— Ростов — не ваш город?

— Почему? Принял команду беспросветно на последнем месте, закончили одиннадцатыми. Но разве купили кого-то после этого? Наоборот, продали Кириченко, а троих прямо по ходу чемпионата отправили в сборную Казахстана. Молодой был, сносил, сейчас бы не выдержал. Город непростой, народ сложный, но местечковость есть везде. Кроме Москвы, пожалуй, — у той свои проблемы. Москвичи, говорят, всегда в гостях.

— За что вы не любили Арсена Найденова?

— Я к нему хорошо относился. Познакомились в Сирии, потом он серьезно заболел, меня пригласили в «Жемчужину». Где тут моя вина? А он обиделся.

— Лично вам сказал?

— Лично не говорил, через других доходило. А что я такого про него сказал?

— Цитирую…

— Не надо это сейчас писать, потому что человек умер. Был бы жив, я бы те слова повторил, потому что грешки за Арсеном водились. И не только за ним — была целая группа тренеров, умеющих добывать деньги. Точнее, менеджеров.

Арсен Найденов / Фото: © википедия

— «Газета ваша должна выходить в Тель-Авиве…»

— Это «Спорт-Экспрессу» сказал. Позвали на встречу в редакцию, прихожу — знакомые лица. Ну и пошутил.

— Вы как-то сказали, что ноги вашей не будет в «Динамо» (Минск). Из-за бывшего президента Юрия Чижа?

— Да.

— Не устраивали футбольные моменты или манера общения?

— Все. Для меня эта личность не существует.

— Клуб недавно отошел государству. Думаете, лучше будет?

— Не знаю. Мое мнение — клубы должны быть в частных руках. Вопрос, в каких. Если в таких, как «Краснодар», я только за.

— Каррера — понятный вам персонаж?

— Мне понятны Романцев, Семин, Газзаев. Остальное зависит от условий. Сделайте нормальное финансирование, отмените лимит — будет серьезный футбол. А то выезжаем в еврокубки и сражаемся против сборных мира.

— Из кого тогда нашу сборную набирать?

— Англия же набирает из кого-то? И даже четвертое место заняла на чемпионате мира. А мы что сделали? Обыграли две арабские команды и отбились от Испании. Если бы сборная СССР так выступила в мое время, не поздоровилось бы. Мы немцам проиграли в финале чемпионата Европы в 1972 году, так встречать никто не пришел, ни одного журналиста в аэропорту не было.

— Что за конфликт у вас произошел с Гуренко в сборной Белоруссии?

— Когда принял команду, сказал: ребята, без обид, если кто-то не будет устраивать, давайте без всяких задушевных бесед, просто не вызову, отнеситесь с пониманием. На носу матч с Молдавией. Сидим два дня на сборах в Минске, потом увожу команду в Тирасполь, там хорошие условия. Гуренко недоволен: «Не смогу ребенка в школу водить». — «Ты разве за этим в сборную приехал?» В итоге молдаване из-под него два мяча забили, мы проиграли. А выиграли бы, могли выйти из группы.

Сергей Гуренко / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— Вернулись в Минск, звонит руководство: «Надо убирать Гуренко из сборной». — «Сам решу», — отвечаю. Оставляю, но на игру с Италией не включаю в состав. И слышу: «Не очень хорошо себя чувствую, не могу находиться в резерве». Бывает, не ставлю и в запас. На матч он все равно приехал, собрал болельщиков для общения. А чуть позже высказался в прессе: «Не согласен, чтобы Байдачный вытирал об меня ноги». Надо же! Да еще федерация подзуживает: «Ну что, защитил? Прикрыл? Получил?» Через время я ушел из сборной, Гуренко вернули. И что он сделал? Вышел на матч, через 15 минут со всеми попрощался и ушел с поля. Сейчас общаемся при встречах, но теплоты особой нет.

— Что думаете по поводу 4:0 и 1:8 между минским «Динамо» и «Зенитом» в прошлом году?

— Не верю в договорняк. Самоуспокоенность, раздолбайство, возможно, неуверенность на большом стадионе без зрителей. Договорняк душа отвергает. Обвиняли центрального защитника, но он совсем пацан, зачем ему это?! У тренера подозрения? Так уйди, что ж ты продолжаешь работать с командой, которую подозреваешь, и машешь кулаками после драки?! Не бывает тренеров, которые не понимали бы, что их игроки сдают матч, поверьте.

— У вас было?

— Конечно. И все различал невооруженным глазом.

— С бывшими подопечными связь поддерживаете?

— Костю Коваленко видел пару раз в Сочи. Корниленко закончил, благодарен мне за путевку в жизнь. Скольким я ее дал, если вспомнить!

— Тумилович сказал, что вы его дважды не отпустили в «Шахтер». За что?

— Кого вы слушаете? Были с «Ростсельмашем» на сборах в Эмиратах, обыграли донецкий «Шахтер». У них вратарь заболел, попросили на контрольный матч Тумиловича. Потом хотели взять в аренду, давали 200 тысяч долларов, а я отказал. Самому нужен, какая еще аренда? Он и знать не знал.

Геннадий Тумилович / Фото: © Steve Mitchell — EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages. ru

— Любопытна формулировка. «Байдачный обосновал решение так: «Не могу позволить, чтобы ты получал в десятки раз больше меня», — сказал Тумилович.

— Что тут скажешь? Плохое не хочется, а хороших слов нет.

— Но вратарь-то был приличный?

— Да какое там. Поддавал, автобусы угонял, здоровую ногу гипсовал, чтобы медосмотр не проходить после пьянки. Я его «зашил», так он вообще играть перестал. И человек по натуре подлый. Как можно было сказать, что тренер из зависти не отпустил игрока? Он там никому не нужен был, в этом «Шахтере».

— «Зашивали» принудительно?

— Сказал — «зашейся» или выгоню.

— Выдержал срок кодирования?

— Не знаю, я ушел и забыл про этого Тумиловича.

— И с ростовского стадиона во время игры вы с ним не уходили в сердцах?

— Больная у него память, ей-богу.

— Нашел в прессе символическую сборную, составленную вами какое-то время назад из тех, с кем сводила судьба. Давайте прочту, а вы внесете изменения, если потребуется. Яшин — Трошкин, Фоменко (Кузнецов), Хидиятуллин (Бессонов), Матвиенко (Маховиков) — Мунтян, Коньков, Заваров, Веремеев — Блохин, Онищенко (Кожемякин).

— Никого менять не стану. Большинство из киевского «Динамо», но это достойные футболисты.

Владимир Мунтян / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

— Согласны, что сборная Лобановского в 86-м была сильнее сборной Малофеева?

— Конечно. Можно предъявить претензии к футболистам в плане порядочности. Видно было: это они сделали так, чтобы в сборной перед чемпионатом мира поменялся тренер, сгоняв нулевую ничью в товарищеском матче с финнами. И Лобановский, кстати, уже был тогда на стадионе. Но с силой киевлян в середине 80-х спорить бессмысленно. Да и контакт команды с тренером — важная штука. Если до прихода Лобановского его не было, это нехорошая ситуация.

— Не способствующая искреннему футболу?

— Футбол не может быть искренним или нет, ему совсем не подходит этот эпитет.          

Читайте также:

Портрет Башара аль-Асада — президента Сирийской Арабской Республики

Эта систематическая двуличность присутствует на каждом этапе биографии Башара аль-Асада, но ее цель не всегда ясна. Саркози не ожидал резни в Дараа в начале 2011 года, так же как Ширак был удивлен убийством Рафика Харири. На самом деле все, кто был знаком с сирийскими секретными операциями, знали, что в случае внутреннего кризиса сведение счетов будет кровавым. Оказавшись спиной к стене, алавиты, ненавистное меньшинство (10% населения), при необходимости будут сражаться на ножах. Когда «арабская весна» добралась до Сирии, правительство тут же прибегло к самому крайнему применению силы, даже не дожидаясь реальных трудностей.

С первых стычек, т.е. детских граффити в Дараа в марте 2011 года, Дамаск направил войска и Мухабарат применил их зверские методы. Крайний рост насилия последовал очень быстро, отчасти благодаря правоохранительным органам страны. На некоторых исламисты уже давно попали в засаду.Вскоре режим размахивал «историей» об иностранном заговоре, возглавляемом совместно с «Братьями-мусульманами». Мы не будем здесь останавливаться на полемике, которая займет историков. Остановимся скорее на личной роли Башара Асада. Как современный авторитарный деспот попадает в массовую преступность? Как наследник националистической династии в ожесточенной гражданской войне передал ключи от суверенитета своей страны иностранным державам?

Одно можно сказать наверняка: Башар — продукт системы и культуры.Для большинства сирийцев массовые убийства 1982 года в Хаме (по меньшей мере 20 000 смертей без применения химического оружия), завершившиеся многолетним восстанием, возглавляемым в то время «Братьями-мусульманами», глубоко ранили политическую совесть страны. С одной стороны, арабское суннитское большинство (73% населения перед войной) пришло к выводу, что любое восстание бесполезно, что необходимо сдаться, а мечети являются окончательным убежищем, дающим минимум личной свободы. .Это время начала расцвета народного благочестия. С другой стороны, сторонники власти вывели из хамского эпизода мысль о том, что «эти люди, одухотворенные неизбывным чувством ненависти, готовятся к мести, которая обязательно когда-нибудь наступит» (показания режима высших должностных лиц, собранных автором в 2007-2008 гг. ).

В течение нескольких недель, предшествовавших «арабской весне», было слышно, как Асад говорил своим родственникам: «мой отец был прав, тысячи смертей в Хаме обеспечили три десятилетия стабильности» . Учитывая его ДНК, было почти неизбежно, что режим Асада ответит на протесты насилием, на восстание — террором, на окружение в осажденном Дамаске — что будет иметь место с 2012 года — бомбардировками городов, осаду кварталов повстанцев и взятие в заложники мирных жителей с целью изоляции вооруженной оппозиции. Удача Асада — он прав, веря в свою счастливую звезду — заключалась в том, что он нашел в Москве и Тегеране союзников, полных решимости предложить ему средства для реализации этой стратегии, когда было ясно, что на равных правах его собственные силы потеряли боевой.Еще одним шансом, настоящим подарком богов, стал приход к власти организации «Исламское государство» (ДАИШ) с лета 2014 года. Башар Асад будет в очень хороших отношениях с организацией, так как это позволит ему выиграть «битву нарративов» и отвлечет Запад в сторону борьбы, более понятной их общественному мнению, чем поддержка сирийской революции.

Были ли у Башара аль-Асада моменты сомнений или колебаний? Его пристрастие к двуличию затрудняет чтение подсказок, которые у нас есть… Во время посреднических усилий Лиги арабских государств в 2011 году у него состоялась продолжительная дискуссия с известным египетским юристом. Последний сказал ему, что выход из кризиса может произойти в результате конституционной реформы, которая позволит ему сохранить свою власть, но путем перекалибровки его прерогатив. Эта идея будет часто упоминаться позже. Асад одобрил, казался восторженным и попросил своего посетителя связаться с сирийскими конституционалистами для работы над текстами. Несколько дней спустя Али Мамлюк, координирующий разведывательные службы, дал понять сирийским юристам, что о сокращении или даже регулировании прерогатив президента не может быть и речи.

8 напоминаний о том, как ужасен президент Сирии Башар аль-Асад по отношению к своему народу кажется, забыли о жестоких деяниях сирийского президента Башара Асада.

Многие сирийцы расстроены тем, что президент США Барак Обама решил вмешаться, чтобы остановить жестокость Исламского государства, но воздержался от использования своей мощной военной силы, чтобы остановить жестокость сирийского правительства.Некоторые союзники США даже считают, что именно Асад является корнем проблемы. История гласит, что террор сирийского лидера дал место террору Исламского государства.

«Почему сейчас?» — сказал один сириец Майку Гиглио, корреспонденту Buzzfeed, который пишет репортажи из Турции, недалеко от сирийской границы. «Это из-за преступления по обезглавливанию двух американских журналистов? Или из-за того, что это действительно террористическая группировка, терроризирующая людей в Сирии? Если так, то режим совершил больше преступлений, чем ИГИЛ.С большой жестокостью. Люди умирают в тюрьмах тысячами. А как насчет этого?»

Было время — в 2011 году — когда сирийцы мирно призывали к простым демократическим реформам. Затем силы безопасности Асада решили, что они не будут этого делать, и жестоко расправились с гражданскими демонстрантами. В результате разразилась полномасштабная гражданская война, в страну проникли иностранные экстремисты, закрепился религиозный экстремизм, и начался настоящий ад.По данным Организации Объединенных Наций, с начала боевых действий погибло около 200 000 человек. Но что бы ни делал Асад — массовые убийства мирных жителей, пытки детей, убийство американской журналистки Мари Колвин — Соединенные Штаты воздерживались от вмешательства.

Ну наконец-то США бомбят Сирию. Но не потому, что Асад зашел слишком далеко или перешел какую-то «красную черту». Соединенные Штаты вмешиваются, чтобы остановить «Исламское государство» — решение, которое на самом деле совпадает с интересами Соединенных Штатов и Асада.

Вот некоторые из худших преступлений сирийского президента.

1) 191 000 убитых и подсчитывается

Сирийские мужчины эвакуируют пострадавшего после авиаудара сил режима в северном городе Алеппо 26 августа 2013 г. Госсекретарь США Джон Керри назвал предполагаемую атаку с применением химического оружия на прошлой неделе в Сирии «моральная непристойность», в комментариях от 26 августа 2013 г.

Главное, что вам нужно знать об Асаде, это то, что его режим несет ответственность за убийство огромного количества людей.

По данным ООН, по состоянию на апрель 2013 года в Сирии было убито не менее 191 000 человек. Более 8 800 детей в возрасте до 10 лет.

Имейте в виду, что это только «подтвержденные» цифры. И они основаны на почти 320 000 зарегистрированных убийств. Число погибших, вероятно, намного выше, чем даже это. Как заявил Верховный комиссар ООН по правам человека Вэйви Пиллэй: «К сожалению, это, вероятно, занижение реального общего числа людей, убитых в течение первых трех лет этого кровопролитного конфликта.

2) 11 000 сирийцев подвергнуты пыткам и казнены

Изображение представлено 15 апреля 2014 г. в Нью-Йорке. и казнили около 11 000 сирийцев с начала конфликта. Основываясь на фотографиях и документах, вывезенных контрабандой из Сирии перебежчиком из военной полиции Асада, юристы пришли к выводу, что режим занимается «систематическими убийствами» в «промышленных масштабах».

3) Дети попали в «архипелаг пыток»

13-летний Хоссам заявил, что подвергался пыткам со стороны сирийских сил безопасности. сеть пыток и задержаний, поддерживаемая сирийскими силами безопасности и агентами разведки.

«Уровень пыток несопоставим с любым другим конфликтом, над которым я работала», — сказала GlobalPost Анна Нейстат, заместитель директора по программам и чрезвычайным ситуациям в HRW. 2012.

Когда дело доходит до головорезов Асада, кажется, что никто не слишком молод, чтобы подвергаться пыткам. По данным HRW, каждый пятый задержанный — несовершеннолетний.

GlobalPost поговорил с некоторыми из детей, замученных и заключенных в тюрьму режимом. Их истории ужасны.

4) Атаки с использованием химического оружия

Студент университета Алеппо показывает сирийским гражданам, как надевать противогазы.

Когда дело доходит до режима Асада, нет недостатка в военных преступлениях, но одним из наиболее заметных нарушений было применение химического оружия. До того, как Соединенные Штаты начали бомбить Исламское государство, ближе всего они подошли к нанесению ударов по Сирии после 21 августа 2013 года, когда кто-то — существует международный консенсус в отношении того, что силы Асада были агрессорами, хотя режим продолжает это отрицать — сбросил оружие, заряженное зарин в Гуте, пригороде Дамаска, удерживаемом повстанцами.

В результате атаки погибло более 1400 сирийских мирных жителей, еще несколько сотен были отравлены. Это было первое крупномасштабное применение химического оружия с 1988 года, когда Саддам Хусейн применил его против курдов в конце ирано-иракской войны.

Барак Обама, как известно, предупредил, что Асад перейдет «красную черту», ​​если применит химическое оружие против собственного народа, но Соединенные Штаты не предприняли военных действий, и Обама, вероятно, хотел бы, чтобы он отказался от этого предупреждения.

5) Использование бочковых бомб в густонаселенных жилых районах

Бочковые бомбы подобны химическому оружию в том, что они не делают различия между гражданскими лицами и солдатами, и, можно утверждать, в этом их главная ценность: уничтожение огромного количества мирных жителей , разрушая целые городские кварталы и терроризируя все население. Эти бомбы представляют собой взрывоопасное, неуправляемое и неточное оружие, изготовленное из дешевых и доступных материалов, таких как бочки с маслом или водой, и начиненное взрывчаткой и металлоломом для максимального разрушения.

Армия Асада неоднократно применяла бочковые бомбы, и в густонаселенных городах, таких как Алеппо, результаты были разрушительными для жизни людей и городской инфраструктуры.

6) Резня в Хуле 

Военнослужащие сирийской армии держат портреты президента Башара аль-Асада (слева) и его покойного отца, бывшего президента Хафеза аль-Асада, когда они покидают южный протестный центр Даръа после военных действий. изоляция, во время которой десятки людей были убиты в результате того, что активисты назвали «неизбирательным» обстрелом города.

Масштабы убийств огромны. Однако полный ужас режима Асада часто проявляется в небольших масштабах. Возьмем бойню в городе Хула.

Там, согласно отчету ООН, сирийские правительственные силы и бойцы жестокой проправительственной милиции, известной как «Шабиха» («призраки» по-арабски), в мае 2012 года убили более 100 мирных жителей. дети. Поступали сообщения о том, что вооруженные боевики обстреливали дома из неизбирательного оружия и ходили от дома к дому, чтобы убить мужчин, женщин и детей внутри.

Резня побудила Совет ООН по правам человека принять резолюцию, осуждающую режим за преднамеренные нападения на мирных жителей.

Если вам хочется залезть в голову бойца Шабиха — не то чтобы вы действительно этого хотели — прочтите это интервью GlobalPost.

7) Преследование журналистов

Турецкий демонстрант в Анкаре держит фотографии на прошлой неделе покойного корреспондента Sunday Times Мари Колвин и французского фотожурналиста Реми Ошлика (слева) во время протеста журналистов против насилия в СМИ в Сирии.

Борьба США с Исламским государством всегда будет связана с видеозаписью обезглавливания американских журналистов Джеймса Фоули, работавшего на GlobalPost, и Стивена Сотлоффа.

Повстанческие группировки, такие как «Аль-Нусра» и «Исламское государство», сыграли большую роль в превращении Сирии в «самую опасную страну в мире для журналистов», по данным «Репортеров без границ» (RSF), но режим Асада также был крупным игроком . Силы Асада постоянно арестовывали, заключали в тюрьмы и убивали журналистов на протяжении всего конфликта.

Мари Колвин, американский репортер Sunday Times, была среди журналистов, убитых во время освещения войны. Она была убита вместе с известным французским фотографом Реми Охликом, когда режим взорвал дом, в котором она жила, в городе Хомс. Президент Франции Николя Саркози заявил тогда, что они были «убиты», поскольку дом служил известным пресс-центром.

8) 9 миллионов беженцев

2,5 миллиона сирийцев бежали в соседние страны Турцию, Ливан, Иорданию и Ирак.Еще 6,5 млн внутренне перемещенных лиц остаются в Сирии.

Всемирная продовольственная программа ООН сообщает, что почти 6 миллионов сирийцев теперь полагаются на ее программы продовольственной помощи, чтобы выжить.

Сирия все еще разрушена, но ее соседи восстанавливают связи

БЕЙРУТ, Ливан. недели были хорошими для президента Сирии Башара Асада.

Высокопоставленные чиновники из Ливана обратились к нему за помощью в связи с хроническими отключениями электроэнергии. Его министр экономики общался со своим коллегой из Объединенных Арабских Эмиратов на торговой выставке в Дубае. Соединенные Штаты, наложившие на него и его соратников жесткие санкции, поддержали план восстановления газопровода через его территорию. И он впервые за 10 лет поговорил по телефону с королем Иордании Абдаллой II, своим южным соседом.

Сирия все еще раздроблена — ее жители погрязли в нищете, миллионы беженцев в соседних государствах все еще боятся вернуться домой, а большие участки территории все еще находятся вне контроля государства.Но на Ближнем Востоке существует ощущение, что г-на аль-Асада, давно известного тем, что он отравлял своим народом газ и сбрасывал взрывающиеся бочки на свои города, возвращают с холода, отражая покорность своим выживанием.

Война перестала бушевать, думается, а мистер аль-Асад все еще на месте, так что, возможно, Сирии пора восстановить связь со своими соседями.

Спустя десять лет после того, как война в стране началась с восстания против господина Асада, многие сирийцы задаются вопросом, можно ли снова собрать страну, если есть хотя бы достаточно четкое представление о том, на чем Сирия должна строить государство.

«Чтобы снова создать государство, нам нужно знать активы и пассивы», — сказал Карим Сакка, издатель Raseef22, веб-сайта, на котором публикуются статьи со всего арабского мира. «Мы знаем только обязательства, которые заключаются в том, что мы живем в недемократической стране. Но нам нужно знать, какие ресурсы необходимы для построения нации».

Несмотря на очевидную победу в гражданской войне, г-н аль-Асад часто держит власть ненадежно даже в районах, которые он контролирует.

Из президентского дворца в столице Дамаске он не может доехать до северной границы своей страны с Турцией или большей части восточной границы с Ираком, не задев линию фронта противника.

Северо-запад Сирии управляется джихадистами, ранее связанными с «Аль-Каидой», которые тратят больше усилий, пытаясь открыть линию для западных стран, чем для г-на аль-Асада.

Понимание последствий гражданской войны в Сирии

После десятилетия войны многие сирийцы задаются вопросом, можно ли восстановить страну.

Вот пристальный взгляд:

Повстанцы, поддерживаемые Турцией, удерживают другую территорию вдоль границы, где турецкая валюта вытеснила резко обесценившийся сирийский фунт.

Северо-восток, где находится большая часть сирийской нефти и большая часть ее сельскохозяйственных угодий, управляется курдскими силами, поддерживаемыми Соединенными Штатами. Раунды переговоров о воссоединении территории с Дамаском провалились.

Г-н аль-Асад в значительной степени полагался на Россию и Иран, чтобы отбиваться от повстанцев, и теперь обе страны присматриваются к его экономике в поисках возможности окупить свои инвестиции.

Но экономика настолько слаба, что бизнесмены закрывают лавки.

Владелец компании по производству мороженого в Дамаске сказал в интервью, что через 50 лет он закрывает свой семейный бизнес и переезжает в Египет.Недавно налоговые органы, электроэнергетическая компания и отдел защиты прав потребителей пришли собирать взятки после того, как пригрозили закрыть его за фиктивные нарушения, если он откажется платить.

Другие семьи уже перенесли свой бизнес и созданные ими крайне необходимые рабочие места в Турцию, Ирак, Египет или страны Персидского залива, сказал он.

«Сирийское правительство не имеет денег и хочет получать зарплату своих служащих, солдат и ополченцев с торговцев и промышленников», — сказал мужчина на условиях анонимности, опасаясь возмездия.

Международные державы в значительной степени отказались от поиска мира с помощью дипломатии, и многие признают, что 10 лет войны, санкций и мирных переговоров не привели к уступкам со стороны г-на Асада.

Поскольку он до сих пор сопротивлялся компромиссу, он, вероятно, не начнет сейчас, сказал Карам Шаар, директор по исследованиям Центра операций и политики, исследовательского института на юге Турции.

«Западные политики не понимают того, о чем они просят Башара Асада», когда они говорят об интеграции оппозиции в его правительство, г-н— сказал Шаар.

Г-н Шаар вспомнил Адиба Шишакли, сирийского политика, который был президентом в 1950-х годах, прежде чем был изгнан и бежал в Бразилию, где десять лет спустя был убит человеком, осиротевшим в битве, за которой наблюдал г-н Шишакли.

Г-н аль-Асад убил намного больше людей, сказал г-н Шаар, поэтому он столкнулся с большим риском.

«Если Башар аль-Асад когда-нибудь покинет свой пост, он знает, что за ним пойдут тысячи людей», — сказал г-н Шаар.

Тем не менее, шаги соседей Сирии по сближению с г-ном аль-Асадом отражают эрозию чувства, что он должен быть подвергнут остракизму, когда в регионе так много других проблем.

Трубопровод, поддерживаемый Соединенными Штатами, предназначен для транспортировки египетского газа из Иордании через Сирию в Ливан, где экономический коллапс привел к обширным отключениям электроэнергии. Несмотря на санкции в отношении сирийского правительства, Соединенные Штаты поддерживают этот план, отчасти для того, чтобы конкурировать с усилиями боевой группировки «Хезболла» по доставке запрещенного топлива из Ирана.

Иордания, стремящаяся оживить свою больную экономику, вновь открыла границу с Сирией для торговли и недавно принимала сирийского министра обороны для переговоров по вопросам безопасности. Король Абдалла II, который призвал г-на Асада уйти в отставку в 2011 году, на прошлой неделе говорил с сирийским лидером, чтобы обсудить связи между «братскими странами и пути расширения сотрудничества между ними», согласно королевскому двору Иордании.

Богатые страны Персидского залива, такие как Саудовская Аравия и ОАЭ, некоторые из которых финансировали повстанцев в начале войны, отказались от оппозиции г-ну Дж.аль-Асад и изучил инвестиционные возможности. Но денег так и не последовало, во многом из-за американских санкций.

Администрация Байдена заняла менее агрессивный подход к г-ну аль-Асаду, чем бывший президент Дональд Дж. Трамп, но администрация Байдена по-прежнему отговаривает своих арабских партнеров от нормализации отношений.

В интервью высокопоставленный чиновник администрации Байдена сказал, что было ясно, что г-н аль-Асад выжил и что санкции не привели к уступкам, поэтому администрация предпочла сосредоточиться на других вопросах, включая борьбу с пандемией коронавируса, смягчение экономических трудностей. в регионе и ограничение иранского влияния.

Соединенные Штаты хотели бы, чтобы газовая сделка, детали которой все еще прорабатываются, не привела к санкциям и принесла г-ну аль-Асаду минимальную выгоду, сказал чиновник на условиях анонимности в соответствии с правительственными протоколами. Администрация также говорила своим друзьям, чтобы они не позволяли г-ну аль-Асаду сорваться с крючка.

«Мы активно сообщаем ОАЭ. и Саудовская Аравия: «Не стройте торговые центры. Не размораживайте активы Башара. Не давайте правительству Сирии доступ к каким-либо доходам для восстановления или реконструкции», — сказал чиновник.

Но это допускало гибкость в таких вопросах, как электроснабжение Ливана и некоторые виды помощи внутри Сирии, в надежде на проведение «гуманной и разумной политики», сказал чиновник.

Асмаа аль-Омар предоставил репортаж из Бейрута, Ливан, и сотрудника The New York Times из Дамаска, Сирия.

Выиграв войну в Сирии, аль-Асад погряз в экономических проблемах

Большинство сирийцев теперь посвящают свои дни поиску топлива для приготовления пищи и обогрева своих домов и стоянию в длинных очередях за питой по карточкам. Нехватка электроэнергии постоянна: в некоторых районах электричество подается всего на несколько часов в день, чего едва хватает людям, чтобы держать свои мобильные телефоны заряженными.

Понимание последствий гражданской войны в Сирии

После десятилетия войны многие сирийцы задаются вопросом, можно ли восстановить страну. Вот подробнее:

Отчаявшиеся женщины продают свои волосы, чтобы прокормить свои семьи.

«Мне пришлось продать свои волосы или свое тело», — сказала недавно мать троих детей в парикмахерской недалеко от Дамаска, говоря на условиях анонимности, как и другие, опрошенные для этой статьи, из-за боязни ареста.

Ее муж, плотник, был болен и, по ее словам, работал лишь время от времени, и ей нужно было печное топливо для дома и зимние пальто для детей.

На 55 долларов, которые она получила за свои волосы, которые пойдут на изготовление париков, она купила два галлона мазута, одежду для своих детей и жареного цыпленка, первый раз, который ее семья попробовала за три месяца.

После этого она два дня плакала от стыда.

Падение валюты означает, что теперь врачи зарабатывают менее 50 долларов в месяц.Глава синдиката врачей недавно сказал, что многие уезжают на работу за границу, в Судан и Сомали, среди редких стран, которые позволяют сирийцам легко въезжать, но ни одна из которых не имеет сильной экономики. Другие специалисты зарабатывают гораздо меньше.

«Больше всего на свете люди заботятся о еде и топливе», — сказал музыкант из Дамаска. «Все аномально дорого, и люди боятся открыть рот».

Причины многочисленны и пересекаются: обширные разрушения и перемещения в результате войны; широкомасштабные санкции Запада в отношении г.правительство Асада и его сторонники; банковский крах в соседнем Ливане, где богатые сирийцы хранили свои деньги; и блокировки для борьбы с коронавирусом.

Познать тирана: внутри трансформации Башара Асада из «реформатора» в убийцу

Историк с большим опытом работы в Сирии и с самим Асадом обсуждает путь диктатора с момента вступления в должность в 2000 году.

Президент Сирии Башар аль -Асад посещает конференцию 2008 года в Индии. (AP)

Как президент Сирии Башар аль-Асад, офтальмолог, занявший пост своего отца в 2000 году, утверждая, что стремится к подлинной политической реформе, стал руководить конфликтом, в результате которого, по некоторым оценкам, погибло более 20 000 его собственных людей ? Дэвид Леш, профессор истории Ближнего Востока в Тринити-университете, когда-то был относительно оптимистичен в отношении режима Асада.Он был не одинок: вплоть до того, как в прошлом году режим начал расправляться с протестующими, часть западных наблюдателей считала, что наследственный диктатор может повести Сирию в новом направлении.

Асад не оказался реформатором, как открыто признает Леш. Его встречи с Асадом и доступ к ведущим правительственным чиновникам предоставили историку уникальный взгляд на мотивы и процессы сирийского режима. Теперь Леш использует информацию, почерпнутую из его интервью с Асадом, чтобы объяснить его растущее использование насилия и погружение Сирии в гражданскую войну. Сирия: Падение Дома Асада , продукт этих усилий, сегодня появляется на книжных полках. Ниже приводится разговор с Лешем о его книге и о том, как он изменил свое мнение о Башаре аль-Асаде.

Вы знали Асада лучше, чем большинство других жителей Запада, которые могли бы написать о нем, и вы чувствуете, что с самого начала надежда сирийцев и жителей Запада на него была небезосновательной: казалось, он действительно хотел реформ. Где был переломный момент для Асада? В какой момент вы помните, что подумали, что что-то изменилось?

Он начал становиться более типичным авторитарным сирийским лидером, особенно после того, как пережил нападение на него и Сирию после убийства бывшего ливанского премьер-министра Рафика аль-Харири в феврале 2005 г.С. отозвал своего посла в Сирию]. Он принял менталитет бункера против остального мира, потому что действительно верил, что они хотят его достать. И большая часть остального мира была , чтобы заполучить его. Так что я думаю, что я видел это с этого момента.

Высокопоставленные сирийские чиновники «с готовностью верят, что Моника Левински была израильской кротом».

Помню, когда я увидел его в феврале 2006 года, я подумал, что он был гораздо более уверенным в силе, почти дерзким, особенно в том, что касается его взглядов на Соединенные Штаты — как будто США.С., тогдашняя администрация Буша, предприняла против него все возможное, но потерпела неудачу. А потом я снова увидел его в июле 2006 года во время конфликта между Израилем и «Хизбаллой», и тем более тогда он казался гораздо более уверенным и волевым во власти, сидящим на хвосте у «Хизбаллы». И я действительно видел это гораздо более личным образом в июне 2007 года во время референдума, который он выиграл — естественно, без участия кого-либо еще — что дало ему еще один семилетний президентский срок.

До этого момента он по большей части избегал культа личности.Он снял плакаты и фотографии, которые были у всех на зеркалах и окнах автомобилей и тому подобное во время правления его отца. Он действительно не хотел такого же культа личности: он вылеплял себя человеком из народа. Он и его жена выходили и встречались с людьми без телохранителей и тому подобного, и это стало своего рода городской легендой. Но в 2007 году, когда я был там, я увидел, что вся помпезность и торжественность, характерные для культа личности, вернулись в Сирию.Не обязательно все дело рук самого Асада. Но разница была в том, что он действительно впитывал это.

Как я пишу в книге, это был момент его Салли Филд, например, когда она получила свой второй Оскар. «Они действительно любят меня!» он сказал. И я предполагаю, что он был из-за некоторых из этого. У него был немалый водоносный горизонт поддержки в Сирии. Но я помню, как в тот самый момент подумал про себя, что это был другой человек, что он будет пожизненным президентом.

Это был тот, кто больше не был лидером поневоле.Он полностью принял власть и атрибуты своего положения. Он всегда был очень милым и во многих отношениях общительным, но я заметил в нем определенные изменения. Я предполагаю, что это случается со многими авторитарными лидерами, какими бы благими намерениями они ни руководствовались в начале. После всех подхалимов и сторонников вокруг него, которые восхваляют его и считают его пророком, это почти человеческая природа: начинаешь верить этой пропаганде.

Так что, когда в марте 2011 года он отдал приказ о преследовании, на фоне этой личной эволюции меня это не шокировало.

Вы также говорите о том, что, по вашему мнению, была большая разница между Асадом, Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи. В чем разница?

Ну, я никогда не встречался с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи, но я знаю людей, которые встречались со всеми тремя. И они со мной согласны: Башар был другим. Он казался относительно нормальным, тогда как при встрече с Саддамом или Каддафи почти сразу чувствуешь, что с ними что-то не так. Но с Башаром у вас никогда не было этого чувства.Это говорит мне о том, что высокомерие власти может повлиять на любого, независимо от того, насколько благими намерениями или относительно нормальным он был в начале.

Даже по сей день я не думаю, что он на уровне Саддама Хусейна — этакая врожденная жестокость. Я действительно верю, что Башар считает, что поступает правильно: спасает страну и своих сторонников.

Это подводит нас к вашему аргументу, что когда Башар и его сторонники обвиняют восстание в западном заговоре, это не цинично: они действительно в это верят, говорите вы.

Да: любой, кто провел время в Сирии с высокопоставленными чиновниками, может сказать вам, что они охотно верят в теорию заговора. Они охотно верят, что Моника Левински была израильской родинкой. Я слышал, как это говорили высокопоставленные люди, умные люди, получившие образование на Западе. С ними не поспоришь. Они убеждены. Это происходит не только в Сирии, но и во многих других регионах мира, которые десятилетиями жили в условиях империализма, где было много заговоров. Это своего рода паранойя, порожденная попытками переворота извне.

Моя первая книга была о попытке администрации Эйзенхауэра организовать переворот в 1957 году против сирийского режима, который считался слишком просоветским. Так что для них естественно считать, что эти вещи вдохновлены внешним миром. Затем они предпринимают действия, которые превращают это пророчество в самоисполняющееся. Прямо сейчас страны из-за пределов поддерживают повстанцев, что соответствует повествованию администрации в этом порочном круге, который сложился.

«Левая рука часто не знает, что делает правая.»

Я действительно думаю, что Башар вначале был шокирован уровнем беспорядков. Правительство относилось к этому довольно благодушно, если вы посмотрите на его интервью и некоторые статьи в дамасских журналах, рупорах режима. «Правительство поддержало протестующих в Тунисе и Египте. И Башар думал, что разделительная линия была антиизраильской/антиамериканской или произраильской/проамериканской, и он ошибался. Это была не разделительная линия. Это была социально-экономическая линия. бедствия и политические репрессии.Они не понимали этого до тех пор, пока не стало слишком поздно. Поскольку он думал, что он популярен в стране, я думаю, он был шокирован, и решил, что должны были быть вне заговора, потому что иначе люди не восстали бы.

И это то, что трудно понять с Запада. В Сирии совершенно иная концептуальная парадигма природы угрозы. У них совершенно другое мировоззрение. Я не говорю, что это правильно или точно, но вы должны понять это, чтобы понять действия режима.

Вы немного говорите о том, что ситуация в Сирии становится показателем международной напряженности из-за Ирана. Как и почему именно Сирия становится этим прокси, и кто сейчас так это видит?

Так сейчас видят Иран, его союзники, а также Запад. То же самое с Израилем. Сирия — очень стратегическое место, прямо на границах Израиля, Ливана и Ирака. Из-за его тесных отношений с Ираном было почти неизбежно, что это станет чем-то вроде опосредованного конфликта между Сирией и ее союзниками Ираном и «Хизбаллой» против Запада и его союзников в регионе, включая Саудовскую Аравию и Катар (которые берут на себя ведущую роль). в Лиге арабских государств, потому что они тоже видят, что если режим падет, это будет означать ослабление Ирана в самом сердце Ближнего Востока на границе с Израилем). Израиль благоразумно хранит молчание по поводу ситуации в Сирии.

Иран сильно пострадает от потери сирийского союзника, если на самом деле то, что придет к власти в Сирии, будет антитегеранским, что, кстати, не является гарантией. Иран, а также «Хизбалла» вступили в контакт с элементами оппозиции, чтобы немного подстраховаться. ХАМАС занял позицию против сирийского режима, который поддерживал его в течение очень долгого времени.

Итак, здесь много игроков в сложной игре.Тот факт, что Сирия занимает такое геостратегическое положение и играет такую ​​заметную роль на арабо-израильской арене, делает это гораздо большим, чем внутренняя гражданская война.

Является ли это частью того, что отличает диапазон возможностей для международных игроков в Сирии от того, что было в Ливии?

Абсолютно. Ливия была довольно автономным восстанием. Было очень мало опасений, что это распространится или вызовет проблемы в другом месте. Прокси-войны не было. Единственное в этом роде У. С. должен был беспокоиться о возможном сопротивлении России, но Россия воздержалась в резолюции Совета Безопасности ООН.

Сирия — это совсем другая история из-за ее геостратегической природы, потому что она традиционно была в авангарде антиизраильской коалиции в арабском мире и потому что у нее такие тесные отношения с Ираном и Россией.

Давайте немного поговорим о том, что теряет Запад, не вмешиваясь. Вы цитировали Роберта Фиска в Бейруте, говорящего о реакции администрации Обамы на «арабскую весну», «уничтожившую США».оставшийся кредит С. в этом регионе». Каковы риски отказа от поддержки повстанческих элементов во время «арабской весны»? что они имеют дело со страной за страной.К сожалению, с точки зрения тех, кто в регионе, считается, что США действуют исключительно в своих стратегических интересах, а не занимают твердую позицию в поддержку демократических элементов во всем регионе.США поддерживали египетских и тунисских повстанцев, но поддерживали правительство в Бахрейне, а также попытки Саудовской Аравии направить туда войска для подавления восстания. И тогда, конечно, мы колеблемся в отношении Сирии. И это правильно: Сирия — это не Ливия, и она представляет собой гораздо больший вызов в военном и во всех остальных отношениях. Но люди в самом районе, сражающиеся и умирающие на улицах, так не считают.

Я думаю, что может случиться то, что если режим падет и те, кто сражается и умирает в самой Сирии, захватят власть и смогут впоследствии создать какое-то национальное единство, они не обязательно будут за США. .С. или прозападный. Многие из сирийцев, борющихся с режимом, настроены так же антизападно и антиизраильски, как и сам режим.

Аль-Каида беспокоит здесь? В то время, когда книга вышла в печать, вы, по крайней мере, думали, что присутствие этой группы в Сирии, если оно вообще было, было весьма незначительным.

Думаю, так и осталось. Вы мало что слышали об этом, так как в начале весны был всплеск активности. Я думаю, во всяком случае, если и когда Асад падет, это произойдет после того, как элементы «Аль-Каиды» могут стать более влиятельными, а не прямо сейчас. Это в основном отечественное. Там элементов, , несколько человек из Ирака. По-видимому, есть некоторые ливийцы, которые вошли. Я не думаю, из всего, что я слышал, они являются очень влиятельным фактором, даже несмотря на то, что восстание в основном суннитское, и есть много консервативных суннитов, борющихся против режима: не кажется, что имеет религиозную окраску прямо сейчас. Он все больше кажется более сектантским , но не обязательно радикальным исламистом.

Недавний поток беглецов из режима Асада, почти все они были суннитами.Таким образом, это придает восстанию и конфликту более сектантский оттенок, чем раньше.

Вы упомянули то, что изначально дало Асаду большую власть: его заявление, что он стоит между Сирией и сектантским насилием.

Абсолютно: сирийский режим при Башаре и его отце последовательно выдвигал эту фаустовскую или гоббсовскую сделку: «Мы обеспечим стабильность в очень нестабильном районе в обмен на вашу поддержку и подчинение. И большинство сирийцев поверили в это, потому что все, что им нужно было сделать, это заглянуть через границы в Ливан и Ирак, чтобы увидеть, как сектантские страны могут взорваться и развалиться. Поэтому они были готовы дать Асадам, как отцу, так и сыну, много веревки с точки зрения государства безопасности для поддержания этой стабильности.Для Асада, алавитов [секта меньшинства шиитов], очевидно, в их интересах было иметь как можно более светское государство.

Вы также утверждаете что Асад действительно пытался провести более радикальные реформы, но столкнулся с внутренней оппозицией.Как вы думаете, он мог бы сделать больше? Или вы предполагаете, что он был в некотором роде жертвой сирийской системы, оставленной его отцом?

Я не хочу изображать его жертвой, потому что он президент и несет ответственность за все, что он сделал. Но я думаю, что он пытался провести реформу. Я думаю, что так называемая Дамасская весна, которая произошла сразу после его прихода к власти в июле 2000 года, когда была беспрецедентная политическая открытость и терпимое отношение к политическому инакомыслию, больше соответствовала тому, что он хотел сделать. Но, как я описываю в книге, я думаю, что начальники службы безопасности пришли к нему и сказали, по сути, «мы так не поступаем», и в течение 8-10 месяцев после этого было подавлено то, что я называю «Дамасской зимой». . Так что я думаю, что он понял из этого, что никакая серьезная политическая реформа не произойдет в ближайшее время.

Затем он сосредоточился на административной реформе, экономической и денежной реформе. Были некоторые важные достижения: образовательная реформа, в частности, с основанием частных университетов, и, конечно, он впервые разрешил частные банки в Сирии и сирийскую фондовую биржу.Теперь многие из них стремились обогатить высшие классы, уже связанные с режимом, что привело к еще более асимметричному распределению богатства в стране, что было проблемой. Но я думаю, что в этой области были некоторые важные реформы — только , только в этой области.

Он списал более кардинальную политическую реформу, а потом, я думаю, просто перестал о ней думать, тем более, что начал верить в пропаганду того, что благополучие страны является синонимом его собственного благополучия. Он начал верить, что Сирия может работать только при существующей системе. Думаю, я цитирую Питера Харлинга [из Международной кризисной группы] и согласен с ним в том, что сирийские режимы очень низкого мнения о людях в Сирии, что это больная страна, что она постоянно нуждается в уходе со стороны режима, который заботится об этом. И я думаю, что когда-то он согласился с тем, что любая серьезная политическая реформа в соответствии с демократической моделью или, более того, плюрализм, улетучилась в окно, пока не стало слишком поздно.

В своей книге вы пытаетесь контекстуализировать реакцию сирийского правительства на протест, написав: «Репрессии сирийского правительства — это судорожная реакция на внутреннюю угрозу. Это обычный бизнес. Это не то, что делает Асад. не контролировать силы безопасности, но именно так Сирия работала при Асадах. Они лезут в свой исторический карман и достают то, что работало на них в прошлом». Что именно это значит? Кто здесь ответственный?

Как только они пронюхали о размахе оппозиции, я думаю, что это была естественная судорожная реакция, с которой Асад просто согласился. И я видел это вблизи и лично в Сирии несколько раз. Как я сказал в книге, когда меня однажды допрашивали в аэропорту перед «арабской весной», я мягко сказал Асаду: «Господин президент, вы должны обуздать эти силы, или они вернутся, чтобы преследовать вас».

Он знает , что эти ребята — силы безопасности — возможно, обладают большей властью и свободой действий, чем должны, но, по его мнению, это неизбежное зло в опасном районе. Тем не менее, это высокомерие со стороны силовых структур стало причиной того, что в марте начались проблемы, когда они грубо обошлись со школьниками.[В марте 2011 года силы безопасности в городе Дараа пытали и убивали детей из семей, которые, как считалось, симпатизировали тогдашним мирным демонстрантам, возвращая их изуродованные тела в качестве предупреждения.] Именно так они это и делают. Нет мысли. Есть внутренние беспорядки? Вы штампуете это. На самом деле они не осознавали изменившихся обстоятельств «арабской весны». Они действовали по-старому, когда новые обстоятельства, вызванные «арабской весной», диктовали совершенно иную реакцию.

Насколько, по вашему мнению, Асад знал о повседневной деятельности этих сил безопасности, чем они занимались?

Я не думаю, что он в курсе их повседневной деятельности, конкретных вещей: он не знал, что меня останавливали в аэропорту, допрашивали, и что я был в их черном списке, и я был собирается увидеть его .Так что это, безусловно, явный признак того, что, как сказал мне гражданский сирийский правительственный чиновник, левая рука часто не знает, что делает правая. Башар терпел. Он знал, что это происходит. Я думаю, он мог бы обуздать это, если бы захотел, но в конце концов он не хотел этого делать, и это было частью того, что приведет к его гибели.

Так он знает, как плохо сейчас в Сирии?

Думаю, да. Я надеюсь, что это так. Думаю, он знает, насколько это плохо.Его интерпретация этого может быть разной. Он думает, что защищает государство и что в Сирии есть невольные элементы, которых используют пагубные внешние силы.

Сирийский Башар Асад возвращается на мировую арену, проиграв США и победив своих противников

Десять лет назад это казалось началом конца сирийского президента Башара Асада. Жестокое подавление мирных протестов его правительством в 2011 году породило повстанческое движение, поддерживаемое иностранными врагами — США.С. среди них. Зверства, в том числе применение химического оружия против мирных жителей, массовые убийства и пытки, нарастали в течение последовавшей за этим десятилетней гражданской войны. По оценкам, более 600 000 человек погибли и еще миллионы были перемещены, что делает гражданскую войну в Сирии одним из самых смертоносных и разрушительных конфликтов 21 века.

Одна за другой страны разорвали связи с Асадом и его правительством, включая США, которые ввели экономические санкции в 2011 году и навсегда закрыли свое посольство в 2012 году.Даже Лига арабских государств, влиятельная организация соседних стран региона, изгнала Асада осенью 2011 года в надежде приветствовать растущую вооруженную оппозицию его правлению — стратегия, которую она использовала в отношении диссидентов в Ливии, где находился давний лидер Муаммар Каддафи. были убиты поддерживаемыми НАТО повстанцами как раз в тот момент, когда иностранные правительства и Организация Объединенных Наций также готовились к действиям в Сирии.

Асад, короче говоря, стал международным изгоем.

Но сейчас наступили сумерки 2021 года, и сирийский президент не только выжил, но и, похоже, готов совершить потрясающее возвращение на мировую арену.Спустя десятилетие после того, как его действия помогли разжечь гражданскую войну, Асад твердо стоит на в значительной степени раздробленной стране, у которой мало других вариантов руководства. А с помощью давних союзников Ирана и России ему удалось отвоевать большую часть Сирии из рук повстанцев и джихадистов, пытавшихся его свергнуть.

Президент Сирии Башар аль-Асад Фотоиллюстрация Gluekit; Исходное фото Алексея Дружинина/ТАСС/Getty

Сейчас, признавая реальность, многие страны, которые 10 лет назад отключили его, начали приветствовать его обратно, несмотря на продолжающийся U.С. противодействие его правлению. Важные признаки: только в прошлом месяце Иордания вновь открыла свою границу с Сирией, и многие ожидают, что Лига арабских государств вскоре восстановит свое членство.

«Асад останется у власти», — заявил Newsweek бывший посол Роберт Форд, последний посланник США в Сирии. «Нельзя представить, что сейчас сирийская оппозиция силой оружия сможет заставить его уйти в отставку. Альтернативы нет.

Для Форда, который был свидетелем событий, приведших к гражданской войне, уклоняясь от разъяренной толпы в Дамаске осенью 2011 года и от бомб, связанных с «Аль-Каидой», которые сотрясли столицу следующей зимой, это трудный исход. «Сирия — страна, разрушенная экономически, она также разрушена в социальном плане, — говорит он. — Половина страны была перемещена [и] более четверти населения покинули страну». Ни для рядовых сирийцев внутри Сирии, ни для сирийских беженцев лучше не станет.Это просто трагедия.»

Поскольку смена руководства маловероятна, акцент теперь сместится на то, как другие страны справляются с Дамаском, говорит Мона Якубиан, бывший аналитик Госдепартамента, которая сегодня работает старшим советником по Сирии в Институте мира США. «Учитывая твердую поддержку России и Ирана, Асад, вероятно, сохранит свою власть, по крайней мере, в среднесрочной перспективе», — сказал Якубян Newsweek . «Многие страны региона пришли к пониманию этого, и мы начинаем видеть более заметные усилия, направленные на то, чтобы приспособиться к этой реальности.

По мере того, как сближение между Сирией и другими арабскими странами продвигается вперед, пока неясно, какую форму примут эти усилия и, что особенно важно, как отреагируют США — события, которые могут повлиять на баланс сил в регионе.

Из холода, обратно в лоно

Что движет странами, избегавшими Асада, двигаться в направлении нормализации отношений, учитывая, что условия, которые привели к его остракизму, коренным образом не изменились? региональная стабильность кажется сильнее опасений по поводу руководства Асада или сопутствующих им обвинений в массовых нарушениях прав человека.

«Поскольку регион борется с кризисом и хаосом, усугубляющимися экономическими проблемами, пандемией COVID и широкомасштабными гуманитарными страданиями, правительства в регионе больше заинтересованы в деэскалации конфликтов и решении этих постоянных и дестабилизирующих проблем», — говорит Якубян.

Россия была одной из немногих стран, поддержавших сирийское правительство в гражданской войне в стране. Здесь Асад и президент России Владимир Путин зажигают свечи в 2020 году. Алексей Дружинин/ТАСС/Getty

Среди приводимых ею примеров изменения настроений в регионе по отношению к Асаду можно назвать недавнее улучшение отношений между Сирией и Иорданией, важным фактором в отношениях США.С. партнер на Ближнем Востоке. Помимо открытия границы в сентябре, король Иордании Абдалла II символически принял звонок от Асада в начале этого месяца, что стало первым подобным общением между двумя лидерами за десятилетие. Также следует отметить недавнее решение администрации Байдена смягчить некоторые из более жестких санкций против Асада, предусмотренных Законом Цезаря, законом 2019 года, который запрещает иностранным компаниям заниматься коммерческой деятельностью в поддержку Дамаска. Изменения позволили поставлять египетский газ и иорданское топливо в испытывающий энергетический голод Ливан через Сирию.

Другие признаки ослабления напряженности в регионе: ОАЭ и Бахрейн уже вновь открыли свои посольства в Дамаске, а Интерпол в этом месяце повторно допустил Сирию в глобальный правоохранительный орган впервые после изгнания страны в 2012 году.

Мотивы возвращение Сирии в ряды различных арабских государств, разъяснялось в отчете ранее в этом году Дэвида Шенкера, который до января занимал должность помощника госсекретаря по ближневосточным делам, а сейчас является старшим научным сотрудником Вашингтонского института ближневосточной политики. .

«Похоже, что это объятие вызвано целым рядом местнических мотивов», — написал Шенкер в своем отчете, которым он поделился с Newsweek . «Для ОАЭ реинтеграция Асада и восстановление Сирии обещают прекращение развертывания Турции в Идлибе, где противник из Эмиратов разместил войска для предотвращения дополнительных потоков беженцев. торговля и восстановление сухопутных перевозок через Сирию по пути в Турцию и Европу.В связи с этим ограничения Вашингтонского Закона Цезаря продолжают раздражать Амман». Мухаммед Абдулла/Агентство Анадолу/Getty

Более крупные региональные проблемы также оказали влияние на такие страны, как Египет и Израиль, которые надеются ограничить влияние другой неарабской державы: Ирана. «В более широком смысле египетские официальные лица, по-видимому, поддерживают сомнительную идею о том, что возвращение Сирии в лигу постепенно подчеркнет ее «арабизм» и тем самым отдалит Дамаск от персидского Ирана», — говорится в отчете Шенкера.«Другие государства региона, вероятно, разделяют аналогичные взгляды; даже некоторые деятели национальной безопасности Израиля неправдоподобно считают, что Россия может ограничить иранское вторжение в послевоенную Сирию при Асаде».

Однако все эти события расходятся с официальной позицией США в отношении Асада и Сирии. Дипломатические связи между Вашингтоном и Дамаском по-прежнему разорваны, а их посольства закрыты, а пути к примирению неясны.

Тем не менее, по крайней мере неофициально, кажется, что происходят изменения. «Администрация Байдена заявила, что не будет нормализовать отношения с Асадом, но, похоже, больше не будет отговаривать арабских партнеров от этого», — сказал Шенкер Newsweek . «Санкции Закона Цезаря, если они будут применены, могут помешать арабским государствам возобновить «нормальные» отношения, включая торговлю, с Сирией Асада. Но все более высокопоставленные обязательства подрывают изоляцию режима Асада и то, что осталось от политики давления эпохи Трампа режима» для выполнения резолюции Совета Безопасности ООН от 2015 года, призывающей к прекращению огня и политическому урегулированию, чтобы положить конец продолжающейся гражданской войне в Сирии.

«До сих пор эта политика мешала режиму Асада добиться полной победы», — говорит Шенкер. «По мере того, как арабские государства стремятся воссоединиться с Асадом, поддерживать санкции становится все труднее».

Военный конвой США участвует в совместном патрулировании с турецкими войсками в сирийской деревне Аль-Хашиша на окраине города Тал Абьяд вдоль границы с турецкими войсками, 8 сентября 2019 года. Делил Сулейман/AFP/Getty

Тем временем Сирия продолжает сохранять дипломатическое присутствие в США.С. в форме постоянного представительства страны при ООН в Нью-Йорке. Алиа Али, третий секретарь миссии, сообщила Newsweek , что ее правительство надеется, что недавнее решение администрации Байдена разрешить поставки энергоносителей в Ливан «положительно отразится на сирийском народе и станет трамплином для Соединенных Штатов». Соединенным Штатам Америки отказаться от своей неправильной политики и подходов в регионе».

Али характеризует эти события как триумф Сирии и поражение США.С., заявив, что они «не состоялись бы без победы сирийского государства, неспособности американских администраций достичь своих целей и осознания большинством региональных и международных стран невозможности достижения каких-либо результатов в отношении политики или прокладывая стратегические пути в регионе, если не координировать свои действия с Дамаском».

Но присутствие несанкционированных иностранных войск на сирийской земле остается камнем преткновения в отношениях с Дамаском — около 900 американских военнослужащих остаются в стране, даже после ухода военных из Афганистана администрации Байдена и заявленной цели положить конец «вечным войнам». «Бутайна Шаабан, один из главных советников Асада, сообщила Newsweek , что «мы не можем говорить об окончательной сирийской победе, если вся сирийская земля не будет освобождена, поскольку у нас все еще есть части нашей страны, оккупированные американскими и турецкими силами».

Сирийская перспектива

Срок пребывания Шаабана в сирийском правительстве восходит ко временам отца Асада, Хафеза аль-Асада, который занял пост президента в 1971 году, положив начало полувековому династическому правлению, которое продолжается и по сей день.Отношения с Западом были наиболее натянутыми при Ассаде-старшем, традиционном приверженце баасистской идеологии, сочетающей социализм и арабский национализм. Его сын, Башар, был начинающим офтальмологом, обучавшимся в Соединенном Королевстве, когда смерть его старшего брата сделала его наследником. Первоначально он возвестил новую эру, более космополитическую на первый взгляд, когда он стал президентом после смерти своего отца в 2000 году. находится в верхнем ряду, вторая слева).Луай Бешара/AFP/Getty Однако

американо-сирийские отношения ухудшались в течение первого десятилетия 21-го века и в конечном итоге рухнули с началом гражданской войны в 2011 году. новые намерения, пока мы не увидим, как США выводят свои войска из Сирии».

Но она видит ценность в том, чтобы другие страны наводили мосты с Сирией, и утверждает, что многие страны пришли поддержать сирийское правительство на протяжении всего конфликта.Она считает, что эти действия согласуются с падением мощи и влияния США во всем мире.

«Недоверие и недоверие к политике США при различных администрациях за последние десятилетия, помимо постоянного нарушения им международного права и международных организаций, а также его попытки создать конфликты во многих странах, все это привело к ухудшение положения и роли США в мире», — говорит Шаабан. «Не только страны, имеющие разные точки зрения с США.С., но даже союзники США начали терять доверие к политике США. »

Она характеризует сирийский конфликт до сих пор как победу над Западом и то, что он пытался доказать миру. Война в Сирии доказала, что вся западная пропаганда об этой войне была беспочвенной», — говорит Шаабан. «Западные СМИ изображали то, что произошло в Сирии, как восстание против президента Сирии, а войну — как гражданскую войну. Проверка реальностью доказывает, что ни один президент не может оставаться у власти, если его народ настроен против него, тем более что терроризм поддерживался и финансировался столь многими странами мира.

Старший советник президента Сирии Бутайна Шаабан отвечает на вопросы журналистов о мирных переговорах по Сирии в ООН 29 января 2014 года в Женеве. Фабрис Коффрини/AFP/Getty

Послание Шабана находит отклик в Сирии за пределами правительственных залов, и его разветвления носят глобальный характер. Один сирийский наблюдатель, который лично пережил и внимательно следил за событиями войны, рассказал Newsweek , что объединение врагов США в Сирии означает, что такие страны, как Россия, Иран и Китай, могут попытаться заблокировать США. С. действия в других местах тоже.

«Посыл ясен, США можно победить или, по крайней мере, остановить, как сегодня в Сирии», — говорит наблюдатель, пожелавший остаться неназванным из-за сложной ситуации с безопасностью в стране. «Отныне враги США не допустят повторения того, что произошло в Ираке и Ливии. США не слабее ни в военном, ни в экономическом отношении, но их враги становятся сильнее, и их желание работать вместе растет».

Этот наблюдатель признает, что восстание против Асада было начато сирийцами, но говорит, что кампания по его спасению также имеет местные корни.«Можно выиграть войну с любым режимом в мире, но никогда нельзя выиграть войну с народом», — говорит обозреватель. «Именно сирийский народ восстал против Асада, но именно сирийский народ защищал его».

Экзистенциальные угрозы

Сирийцы по обе стороны гражданской войны не работали в одиночку. Подобно тому, как добровольцы из множества стран присоединились к восстанию против сирийского правительства в ходе конфликта, иностранные боевики также вмешались от его имени.

Среди тех, кто мобилизовался при поддержке Ирана для поддержки Асада в Сирии в 2013 году, было соседнее иракское движение «Хезболла аль-Нуджаба», часть самопровозглашенной, в основном шиитской мусульманской «Оси сопротивления», которая выступает против действий Вашингтона и его партнеров в область. Наср аль-Шаммари, заместитель генерального секретаря и пресс-секретарь группировки, подробно описывает кадры обезглавливания и потрошения, осуществленные «Аль-Каидой», которая вскоре будет переименована в военизированную группировку «Исламское государство» (ИГИЛ), и говорит, что решение о вмешательстве было укоренено в таких зверствах, которые сопровождались угрозами мусульманам-шиитам региона, составляющим меньшинство в Сирии.

«Можете себе представить, что будет, если эти террористические группировки возьмут контроль над Сирией. Не дай Бог!» Шаммари рассказывает Newsweek .

Большая часть мира в то время была сосредоточена на других ужасных картинах, таких как бочковые бомбы, падающие с правительственных самолетов на сирийские города, и сообщения о систематических пытках и убийствах тысяч врагов Асада в секретных тюрьмах по всей стране. Также продолжались обвинения сирийского правительства в военных преступлениях с использованием такого запрещенного оружия, включая использование нервно-паралитического газа для убийства 1400 жителей Гуты, пригорода Дамаска, в 2013 году.В целом конфликт сделал Сирию мировым лидером по количеству беженцев и лиц, ищущих убежища: более 6,6 миллиона человек покинули страну, и даже больше вынужденных переселенцев, согласно данным, предоставленным ООН. газ после предполагаемой химической атаки на Гуту, пригород Дамаска, 21 августа 2013 года. Новости Эрбина/NurPhoto/Getty

По мере того, как боевые действия усиливались, сирийские самолеты и российские союзники в воздухе обвинялись в бомбардировке больниц, школ и даже религиозных учреждений, гарантируя, что в этом нечестивом бою нет ничего святого.Растущие сообщения вызвали международные расследования от имени держав, которые все еще надеялись на свержение Асада.

Появилась возможность предъявить ультиматум нации, жаждущей победы, но все же уставшей от войны. После тихого финансирования повстанческого движения США наметили потенциальные планы по уничтожению Асада.

Президент Барак Обама, как известно, установил «красную черту» в отношении применения химического оружия, а это означает, что его применение превысит внутренний порог, который приведет к срабатыванию U.С. военный ответ. Он даже добивался от Конгресса одобрения вмешательства США. Однако президент отступил на фоне международной сделки по разоружению запасов химического оружия в Сирии.

Выживший в предполагаемой химической атаке правительства Асада в городе Хан-Шейхун района Идлиб проходит лечение в больнице в Идлибе, Сирия, 5 апреля 2017 г. Джем Дженко/Агентство Анадолу/Getty

Но сообщения о злоупотреблениях продолжались, равно как и о безжалостности ИГИЛ и других бескомпромиссных групп, которые одолели и поглотили ряды «умеренной» Свободной сирийской армии.Вашингтон начал понимать, что сирийская оппозиция обречена на самоуничтожение. Пентагон увидел нового главного героя в неутомимой курдской общине Сирии, которая всегда стремилась к большей автономии от ориентированного на арабов правления Асада, но теперь, как и другие меньшинства, столкнулась с угрозой геноцида со стороны джихадистов.

За пределами американского века

Шаммари считает, что есть две причины того, что он считает упадком мощи и влияния США. Первая, по его словам, внутренняя: «Соединенные Штаты сегодня уже не те, что были раньше, и главная причина — непримиримая американская политика, полностью игнорирующая волю народов, их культурное наследие и их социальную ткань, недоверие к народам региона, постоянный отказ от союзников и полное игнорирование интересов стран региона перед американскими интересами.

Кроме того, утверждает он, американские конкуренты стали более способными и адаптируемыми. «Вторая причина, — говорит он, — это растущие способности и сила конкурентов Америки в мире, таких как Россия, Китай и Иран, и доверие своих союзников к ним и позиции некоторых из упомянутых стран, которые поддерживают и лояльны к этим союзникам без каких-либо предположений или вмешательства в ценности народов или их социальную ткань».

И примерно в то же время, когда У.С. официально перешел на сторону возглавляемых курдами Сирийских демократических сил в октябре 2015 г. , небо над Сирией наполнил рев самолетов российских ВВС. «В некоторых взглядах Асад был диктатором, монстром, но он был союзником России», — сказал Newsweek Евгений Бужинский, генерал-лейтенант российской армии в отставке, ныне председатель исполнительного комитета Российского совета по международным делам. «Когда Россия вмешалась в 2015 году, Асад был на грани краха.Россия спасла его».

Осажденная Сирийская арабская армия, окруженная смертью и дезертирством, была вдохновлена ​​партнером из великой державы, который изменил ситуацию в небе и на поле боя. И Россия, которая работала с Китаем с 2011 года, чтобы обеспечить Асад не постигла та же участь, что и Каддафи, наложив вето на международные действия в Сирии, которые теперь тесно координируются с Тегераном и его союзниками, чтобы сохранить общего друга у власти. в небе, бомбит и наносит ракетные удары, а Иран одновременно действует на земле во взаимодействии с сирийскими вооруженными силами.

Дым поднимается после того, как военный самолет, принадлежащий Вооруженным силам России, бомбил жилой район в районе Дарат-Изза города Алеппо, Сирия, 4 октября 2016 года. Махмуд Фейсал/Агентство Анадолу/Getty

Бужинский подтверждает, что подход Москвы оказался своего рода «образцом» успешного вмешательства для России и ее партнеров. Эта убийственная хореография не только удержала силы Асада на плаву, но и, как признает глава отдела СМИ Сирийских демократических сил Фархад Шами, предотвратила дезертирство из сражающейся Сирийской арабской армии.

«Прямая поддержка со стороны России и Ирана имела решающее значение для выживания Асада у власти», — сказал Шами Newsweek . «Поддержка России принесла Асаду большую пользу в избавлении от его противников и ослаблении их контроля над регионами Сирии. И самое главное, это уменьшило шансы дезертировать для многих из тех, кто жаловался на него, будь то политики или солдаты, которые все еще теперь в учреждениях системы».

Сторонники Башара выражают свои чувства у посольства Сирии в Москве во время досрочного голосования на пост президента в этом году.Сергей Бобылев/ТАСС/Getty

Но Шами предупреждает, что Асад «не раз и навсегда пережил падение и столкнется со многими опасностями, если не достигнет достаточной степени открытости обществу и не изменит своего поведения и менталитета».

Проигрыш в войнах, выбор в битвах

США продолжают поддерживать Сирийские демократические силы, хотя и ограничиваются разгромом остатков ИГИЛ. По мере того, как Россия усиливала свое присутствие в Сирии, политическое крыло Сирийских демократических сил, Сирийский демократический совет, также открыло линию связи с Москвой в надежде на то, что СШАС. и Россия могли бы работать вместе, чтобы добиться соглашения между ними и Дамаском.

«Мы очень заинтересованы в прямых переговорах с Асадом, с сирийским правительством», — заявил сопредседатель Сирийского демократического совета Эльхам Ахмад на небольшом собрании журналистов в Вашингтоне в начале этого месяца. «Мы попросили наших партнеров сыграть положительную роль в поиске решения между нами и сирийским правительством».

Антиасадовская сирийская демонстрация в Уайтхолле, центральный Лондон. ООО «Ин Пикчерс»/Корбис/Гетти

Однако прогресс был медленным, и отсутствие результатов иногда приводило к некоторым сомнениям, даже среди сил, сотрудничающих с США.

«Время от времени, когда мы не видим никаких физических или каких-либо реальных изменений, мы пытаемся пересмотреть наши идеи», — говорит Ахмад, выражая надежду, что этот визит в столицу США может принести «что-то отличное» от предыдущего опыта. .

Что касается Форда, бывшего посла, он ушел из Государственного департамента в 2014 году, разочарованный тем, что он считал медленным и ошибочным подходом к войне в Сирии.Сегодня он часто обсуждает, что пошло не так для США, но в конечном счете он подчеркивает, что правительство в Вашингтоне никогда не занимало ведущее положение, чтобы управлять ходом конфликта в Сирии.

«Конечно, наш авторитет пострадал», — говорит Форд. «Но я думаю, что ваши читатели действительно должны понять, что американцы не контролировали ход событий в Сирии. Мы не тратили ресурсы, чтобы изменить ход событий там, и даже если бы мы значительно увеличили количество ресурсов , я не уверен, что мы вышли бы там, где мы хотели.

Он признает ограниченность участия США в Сирии, которая, по его словам, гораздо больше попадает в сферу влияния Тегерана и Москвы, чем в сферу влияния Вашингтона.

был примерно на Ближнем Востоке, и в некотором смысле мы оказались просто одним игроком среди многих, — говорит он. — А когда вы один игрок среди многих, один игрок не контролирует его, Иран не контролирует его Россия сама по себе ее не контролирует, даже сам Асад ее не контролирует, турки ее не контролируют.Это действительно сложная взаимосвязь».

И иногда, утверждает он, для США лучше вообще не вмешиваться, особенно в странах, где у соперников больше интереса, влияния и желания применить и то, и другое.

Говорит Форд , «Американцам действительно нужно тщательно выбирать свои сражения».

Мнение: дилемма с Асадом в Сирии | Мнение | DW

Не нужно хрустального шара, чтобы предсказать исход сирийских «президентских выборов»: когда все голоса будут подсчитаны, победителем не станет ни Абдулла Саллум Абдулла, ни Махмуд Ахмад Марей.Два малоизвестных противника Башара Асада — просто статисты без шансов в этом предвыборном фарсе.

Маттиас фон Хайн из DW

Одно можно сказать наверняка: старый президент станет новым. Также ясно, что эти выборы ничего не говорят о политических интересах сирийского народа. Тем более это говорит о балансе сил в стране. Возможно, это неприятный посыл этих выборов: даже если Сирия лежит в руинах после десятилетия войны, сотни тысяч убиты и миллионы находятся в бегах, Асад не только выжил.Он также остается у власти.

Никакой смены режима не предвидится

Крупные державы Россия и США ведут военные действия в Сирии, равно как и региональные державы Турция, Иран и Израиль. Режим в Дамаске контролирует только две трети страны. И все же режим Асада решил гражданскую войну в Сирии в свою пользу. Никакой смены режима не предвидится, равно как и никакого разделения власти путем переговоров. Пришло время признать эту реальность.

Для Сирии это страна в бедственном положении.Миллионы в бегах. Десятилетие войны сменилось катастрофическим экономическим кризисом. В гуманитарной помощи нуждаются одиннадцать миллионов сирийцев, в том числе почти пять миллионов детей. Большинство из них живут в районах, находящихся под контролем Дамаска. Взрыв любых государственных структур, которые все еще существуют, представляет собой вполне реальную угрозу.

Это не может оставить Германию и Европу равнодушными. В первую очередь из гуманитарных соображений. Но также и потому, что никто не может хотеть, чтобы Сирия оставалась источником конфликтов, терроризма и потоков беженцев.Таким образом, международное сообщество сталкивается с вопросом, на который нет простых ответов: как можно создать и поддерживать стабильность, не укрепляя режим, который является одновременно и причиной, и частью проблемы?

Помощь людям на земле

Ответ сложный. Настало время отойти от нереальной цели смены режима в Дамаске. При этом, однако, пути к нормализации отношений с Асадом быть не может. Преследование военных преступлений и преступлений против человечности в европейских судах должно продолжаться.Но Европа также должна искать способы внести свой вклад в восстановление экономики.

До сих пор европейцы занимались только гуманитарной помощью. Государства-члены ЕС являются здесь крупнейшими донорами. Но гуманитарный подход достигает своих пределов: он ограничивается неотложной помощью — внутренне перемещенных лиц и беженцев. Однако экономическому восстановлению и реконструкции в Сирии активно препятствуют санкции.

Сейчас нужна стратегия, направленная на оказание ощутимой помощи на местах без набивания карманов режима.Стратегия, которая исследует, на какие уступки Асад может быть готов пойти ниже порога политической трансформации, с соответствующей услугой за услугу. Дипломатия в лучшем смысле этого слова: Как искусство возможного, в интересах народа.

Эта статья была адаптирована с немецкого.

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    В поисках воспоминаний в руинах Ракки

    Женщина толкает коляску по разрушенному ландшафту Ракки на этой фотографии 2019 года.«Я был потрясен тем, что случилось с моим городом, в котором у меня есть воспоминания на каждой улице», — говорит фотограф Абуд Хамам. «Они уничтожили все, что связано с нашим прошлым и памятью, с нашей жизнью в городе, каждую деталь, которая связывала меня с ней. Это было так больно».

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Фотография нескончаемой скорби

    Братья обнимаются после потери матери в Идлибе в 2020 году. Фотограф Гейт Алсайед, которому было 17 лет, когда началась война, и который потерял брата в результате взрыва бомбы .«Каждый раз, когда мне приходилось освещать авиаудары, я возвращался в тот день, когда мой брат Амер был убит ракетами, разбомбившими наш город», — говорит Альсайед. «Одна и та же сцена продолжает повторяться», — добавляет он.

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Затерянные в разрушениях

    На этой фотографии 2020 года от Моханнада Заята женщина и ее ребенок укрываются в разрушенной школе Биниш. «Когда началась война в Сирии, я учился в старшей школе и никогда не думал, что стану журналистом и фотографом, — говорит Заят. «За последние годы я смог передать множество гуманитарных историй по всему миру, что дает мне мотивацию и силы для продолжения моей работы», — добавляет он.

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Драгоценные водные бассейны в воронках от бомб

    В 2013 году мальчик из Алеппо пьет воду из разрушенной трубы из воронки от бомбы. «Некоторые люди писали комментарии, критикуя нереальность изображения и говоря, что фотограф должен был дать ребенку чистую воду, а не эксплуатировать его образ», — говорит Музаффар Салман.«Я считаю, что любое изменение реальности начинается с того, что мы видим ее такой, какая она есть, а не такой, какой нам хотелось бы ее видеть», — добавляет он.

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Жители покидают город Гула

    Мужчина тянет своего ребенка в чемодане, когда семья бежит из города Гула в марте 2018 года. «Война не только изменила Сирию, но это также изменило наш способ видеть и то, как мы фотографируем, чтобы делиться с миром гуманитарными посланиями», — говорит фотограф Омар Санадики. «Мечтаю, чтобы однажды, даже через 50 лет, мои дочери Аслы и Зоя показывали миру мои картины».

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Чашка кофе в Думе

    Женщина и ее муж пьют кофе в своем доме в Думе, на окраине столицы Дамаска, 2017 год. один из самых особенных людей, которых я встречал», — говорит фотограф Самир Аль-Думи. «Она была тяжело ранена, и пока она выздоравливала, ее муж попал под авиаудар и потерял способность ходить…. Ее любовь к мужу была очевидна и превыше всего».

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Женщина оплакивает своего сына в районе Дараа

    «Во многих случаях я не могла сфотографировать то, что я увидел из-за объема боли и угнетения передо мной, — говорит Мохамад Абазид. плакать и целовать могилу.И я плакала вместе с ней и вытирала слезы, чтобы собраться и сделать фото». летняя Ая ждет, пока ее отец приготовит ужин в Дамаске, декабрь 2013 г. Она шла в школу, когда ее ранило из миномета. Туфля просто полетела, и моя нога полетела вместе с ней.У меня отказала нога».

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Импровизированный курс паркура

    В Кафр-Нуране, недалеко от Алеппо, паркурщики конструктивно используют разрушенные здания в сентябре 2020 года. в котором по-разному продолжалась жизнь в развалинах.

  • Сирийские фотографы документируют десятилетие войны

    Новый шанс под Идлибом?

    семьи, возвращающейся домой после соглашения о прекращении огня», — говорит фотограф Али Хадж Сулейман.«У меня были смешанные чувства печали и радости одновременно. Радость, потому что я видел, как люди возвращаются в свои дома, и они были счастливы, но в то же время я чувствовал грусть, потому что я сам не мог вернуться в свою деревню и домой.»

    Автор: Фридель Таубе, Горан Кутаноски


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.