На пути к первой мировой войне: Путь к Первой мировой | История | DW

Содержание

Путь к Первой мировой | История | DW

Кронпринц не провел в Сараево и часа…

Именно в тот день, в воскресенье 28 июня 1914 года, 20-летний гимназист Гаврило Принцип совершает в Сараево покушение на эрцгерцога, наследника престола Австро-Венгрии Франца-Фердинанда и его супругу. Оба погибают. Европа реагирует на это преступление по-разному…

Стефан Цвейг сидел в тот день в парке и читал книгу…

Стефан Цвейг

Австрийский писатель Стефан Цвейг находился в тот день в городке Баден близ Вены. Он сидел на скамейке в парке, читал книгу и попутно наслаждался звуками музыки, доносившимися из расположенного неподалеку санатория. Там шел концерт.

О том, как он узнал об убийстве Франца-Фердинанда, Стефан Цвейг написал в своих «Воспоминаниях европейца» — своеобразном реквиеме по цивилизации, которую он так любил.

Прямо в середине такта мелодия неожиданно оборвалась, рассказывает писатель. До баденского курорта долетела новость о том, что произошло в Боснии. Люди передавали ее из уст в уста, но лица их при этом особой горечи не выражали: наследник австро-венгерского трона любовью в стране не пользовался. Ну, а к вечеру на улицах Бадена все было и вовсе как обычно: прогуливающиеся дамы и господа, смех, веселая музыка…

Генрих Класс: «Это мировая война…»

Глава Пангерманской ассоциации, писатель Генрих Класс узнал об убийстве Франца-Фердинанда по телефону. Воспоминания о 28 июня 1914 года он изложил в своей книге «Против течения». Когда раздался телефонный звонок и, сняв трубку, он услышал новость, у него «перехватило дыхание». «Это мировая война», — произнес после короткой паузы Класс.

Почему убили Франца-Фердинанда

В окопах Первой мировой

По какой же причине отправился в Сараево Франц-Фердинанд? Во-первых, он присутствовал на военных маневрах, которые проводились в Боснии. А 28 июня он направился в Сараево отмечать День святого Витта — и совершил тем самым опрометчивый шаг. Дело в том, что большинство сербов восприняли его визит как явную провокацию — в 1389 году, именно в День святого Витта, произошла битва сербских воинов с турецкими завоевателями. Сербы потерпели поражение, и началась турецкая оккупация Балкан. Она продолжалась пять столетий.

Франца-Фердинанда неоднократно предостерегали от поездки в Сараево именно в этот исторический день. Тайная полиция Австро-Венгрии получала многочисленные предупреждения о том, что наследнику престола и его жене грозит опасность. Но политические амбиции Франца-Фердинанда все-таки перевесили…

Убийцу вдохновляли русские нигилисты

Гаврило Принцип был членом националистического движения «Молодая Босния». Эта организация состояла из сербских, хорватских и боснийских гимназистов, студентов и литераторов — в ней состоял и ставший впоследствии нобелевским лауреатом югославский поэт и прозаик Иво Андрич. «Молодая Босния» была связана с сербской националистической организацией «Черная рука», которая и подготовила теракт, совершенный Принципом и двумя его сторонниками.

Гаврило и его единомышленники зачитывались произведениями русских писателей. Их кумирами были Федор Достоевский, Максим Горький, Михаил Бакунин. Боснийцев чрезвычайно вдохновляли кровавые теракты, совершенные русскими нигилистами, а также русская революция 1905 года.

Через месяц после покушения

Покушение на Франца-Фердинанда было совершено в 10:50 утра. Кронпринц не провел в Сараево и часа. Месяц спустя, 28 июля 1914 года, Австро-Венгрия объявляет Сербии войну. Германия обещает Австро-Венгрии поддержку. На защиту сербов встает Россия. Австро-Венгрия объявляет всеобщую мобилизацию и сосредоточивает войска на границе с Россией. В России объявлена мобилизация в армию. Германия требует от России прекратить призыв в армию. Франция, Австро-Венгрия и Германия проводят мобилизацию. Великобритания требует от Германии соблюдать нейтралитет Бельгии. Германия объявляет войну России. Начинается Первая мировая война…

Автор: Миодраг Шорич
Редактор: Вадим Шаталин

Мир на пути к Первой мировой войне

Чтобы понять причины большой войны – регионального или мирового масштаба, необходимо проанализировать предпосылки начала и исход предыдущей войны. Многие предпосылки и причины Первой мировой войны лежат в последствиях наполеоновских войн.
После поражения Наполеона Франция утратила позиции лидера в Европе. Потерпев ряд сильных поражений от французов, была сильно ослаблена Австрийская империя Габсбургов. Окончательно выбыли из состава группы великих держав – Испания, Португалия, Нидерланды (Голландия). К примеру, в 1812—1826 гг. добились независимости большинство испанских колоний в Латинской Америке. Нидерланды были оккупированы Францией в 1810 году, и в период наполеоновской оккупации Дом Оранских подписал соглашение с Лондоном, по которому Англии передавался «временный контроль» над всеми голландскими колониями. В реальности это означало закат нидерландской колониальной империи. Гайана, Капская колония (Южная Африка), Цейлон в итоге больше не вернулись под власть Нидерландов.

Перестали быть «мировыми банкирами» итальянцы. В итоге в выигрыше оказалась Британия, которая выбила из группы лидеров ряд европейских конкурентов и сильно ослабила других. Лондон стал лидером в области морского военного флота, в экономике, финансовой сфере, мировой торговле.

В раздробленной Германии французская оккупация вызвала мощный всплеск национального самосознания. Различные ветви германцев – баварцы, пруссаки, саксонцы, гессенцы, вестфальцы и пр. — почувствовали перед лицом оккупантов себя единым народом. Это стало предпосылкой к объединению Германии.

Победа над Наполеоном усилила позиции Российской империи в Европе, она подтвердила статус самой сильной континентальной державы. Александр I попробовал сыграть роль главного европейского арбитра. С этого времени вплоть до Крымской войны Россию стали обзывать «европейским жандармом».

Инструментом, с помощью которого планировали поддерживать мир в Европе, стал Священный союз государей, созданный в 1815 году. В него вошли самые сильные державы Европы – Россия, Пруссия и Австрия. Это была первая попытка создать коллективный орган управления, который должен был поддерживать мир, стабильность и правопорядок. Считалось, что Священный союз в своей деятельности будет придерживаться принципов нерушимости границ, легитимизма монархий и сможет мирным путём решить возникающие конфликты.

Но в итоге единства не получилось, Лондон не собирался уступать лидерство в Европе России. На Венском конгрессе был заключён тайный союз Англии, Франции, Австрии, направленный против Российской империи. Коллективно проблемы решать не вышло, коалиционный принцип возобладал над коллективными интересами.

Германский вопрос

Недовольной итогами победы над Наполеоном осталась Пруссия. Надо отметить, что в тот период за преобладание в раздробленной Германии боролись два мощных государства – Пруссия и Австрия. Вена не хотела потерять свою гегемонию в Германии и, используя принцип «легитимизма», вступалась за мелких немецких князей, которые не хотели попасть под власть прусского короля. Поэтому Пруссия хоть и внесла значительный вклад в победу над Наполеоном, но не получила заметных дивидендов от этого. Стремление немцев к объединению не было реализовано. Был создан чисто формальный Германский союз, высшим органом которого был Франкфуртский сейм из представителей 38 германских государств, где у Австрии была лидирующая роль.

В группе недовольных итогами этой войны были не только пруссаки, но и итальянцы, на полуострове после французской оккупации вновь были восстановлены позиции Вены. Пострадали и поляки – мечты о «Великой Польше», которую они мечтали восстановить при помощи Франции за счёт Российской империи, провалились. Варшавское герцогство стало частью России, хотя и со значительной автономией – своим сеймом и даже армией. Так возникли германский, итальянский и польский вопросы.

Недовольной была и

Франция, хотя её и несильно «наказали». Российский император Александр I настоял на том, чтобы Франция осталась в границах до начала наполеоновской экспансии. Но французы по-прежнему грезили великой империей и лидерством в Европе. Они в своей политике сделали ставку на «принцип национальностей» — право каждой нации на самоопределение. Он был направлен против многонациональных империй – Австрийской и Российской.

Лондон продолжал свою политику в русле принципа «разделяй и властвуй», используя всюду недовольные группы населения в интересах Британии. Эту политику ещё можно назвать «экспортом революций». Англия поддерживала борьбу латиноамериканских народно-освободительных движений и одновременно революции в Испании и Португалии. В итоге новые государства в Латинской Америке и ослабленные старые европейские державы попадали под политическое и финансово-экономическое влияние британцев. Лондон стал преобладать в Османской империи, помогая туркам играть против России.

Именно в тот период англо-саксы и турки активизировали своё внимание к Кавказу. В этот регион через турецкие порты пошло оружие, деньги. Северокавказские горцы стали чаще делать набеги на грузинские и русские поселения, казачьи станицы. Петербург ответил усилением военной деятельности на Кавказе, началась полоса затяжной и кровопролитной Кавказской войны.

Восточный вопрос

В 1821 году началось восстание против османов в Греции. Православные греки видели в Петербурге покровителя и защитника, это беспокоило Лондон и Вену. Они стали настаивать на принципе легитимности, настаивая на «политическом решении». Пока шли переговоры, турки топили восстание в крови. Греки были разочарованы в России, от которой не получили поддержки. Тут британцы сменили тактику – они поддержали греческое национально-освободительное движение, привлекли и французов.

Ситуация изменилась только при решительном Николае I, он настоял на праве объединенной англо-франко-русской эскадры применить силу в случае неповиновения турков (эскадра должна была предотвратить переброску карательных сил турков в Грецию). В итоге в блистательном Наваринском сражении был уничтожен объединенный турецко-египетский флот, а главную роль в сражении сыграла русская эскадра под командованием Логина Петровича Гейдена. Русские корабли приняли главный удар вражеского флота, уничтожили весь центр и правый фланг неприятельского флота. В этом бою корабль «Азов» под командованием Михаила Петровича Лазарева уничтожил 5 вражеских кораблей, включая флагманский корабль под флагом Тагир-паши и флагманский корабль Мухаррем-бея.

После этого турки развязали против России войну (1828-1829 гг.). Но после блестящих побед Паскевича на Кавказе — в 1828 году взяты Карс, Ахалкалаки, Ахалцих, Ацхур, Ардаган, Поти и Баязет, в 1829 году – Эрзерум, и Дибича, который победоносно прошёл Болгарию и оказался на подступах к Стамбулу, турки были вынуждены просить мира. Адрианопольский мир закрепил за Россией часть восточного черноморского побережья (включая Анапу, Суджук-кале, Сухум) и дельту Дуная; Стамбул признал российское верховенство над Грузией и частью Армении; Молдавия, Валахия, Греция получили автономию. В 1830 году Стамбул был вынужден признать полную независимость Греции.

В это время французы пошли на завоевание Алжира, поддержав сепаратизм египетского хедива против Стамбула. Николай I воспользовался этим и помог туркам против Египта, султан в ответ пошел на заключение выгодного Петербургу Ункиар-Искелессого договора (1833). Фактически это был оборонительный союз Османской и Российской империй. Из-за интриг англичан через 8 лет его не возобновили. В 1841 году подписана Лондонская конвенция, заменившая союз двух держав на коллективное покровительство над Турцией пятью государствами (Россией, Англией, Францией, Австрией и Пруссией), статус проливов стал нейтральным – Босфор и Дарданеллы закрывались для прохода военных кораблей всех стран, в том числе и России.


Наваринское сражение 1827 года.

Восстания 1830 года

В 1830 году началось восстание в Польше, одновременно восстали бельгийцы, которые ориентировались на Францию и хотели выйти из состава Нидерландов. Французская общественность требует ввести войска в Бельгию и Италию, поддержать поляков. Но Париж, который увяз в завоевании Алжира, не смог развязать новую войну в Европе.

Восстание поляков подавили, их автономия была сильно урезана. Бельгия переориентировалась на Лондон и получила независимость. Её нейтральный статус был гарантирован 20 декабря 1930г. на Лондонской конференции великих держав.

Пруссия в этот период смогла создать Таможенный союз, который объединил в единое экономическое пространство первоначально 8 государств. Решения в нём принимались только единогласно, и когда Вена, спохватившись, попыталась войти в него, Берлин блокировал её принятие.

Революции 1848 года

Накопившиеся в Европе проблемы, которые умело подогревали британцы, выплеснулись в революциях 1848 года, которые проходили под лозунгом «свободы наций». Было подавлено восстание в Париже, расстреляли 11 тыс. человек, а власть во Франции в итоге получил Луи-Бонапарт, который затем провозгласил себя Наполеоном III.

Заволновалась Италия, Пьемонт, подталкиваемый англичанами, начал войну с Австрией. В самой Австрии восстали венгры, хорваты, чехи. В Германии революционеры создали во Франкфурте парламент и требовали объединения всех германских земель против Франции. Они претендовали не только на французские провинции Эльзас и Лотарингия, но и на датские Шлезвиг и Гольштейн, на российскую Прибалтику и Польшу. Одновременно провозгласили войну против «реакционной» России «одной из необходимых мер нашей эпохи».

Прусский король Фридрих Вильгельм IV, пользуясь неразберихой, начал войну с Данией, одновременно помогая германским князьям подавить революционные массы. Он отказался от имперской короны, которую предложил Франкфуртский парламент, сообщив, что не желает «короны из сточной канавы».

Порядок в Европе помогла восстановить Россия. По просьбе австрийского императора Петербург направил войска в Венгрию, повстанцы были разгромлены. Вена смогла сосредоточиться на Италии и восстановить там существующее до революции положение. Пруссию Николай I вынудил прекратить войну с Данией. Затем помирил Австрию и Пруссию, в Германском союзе был восстановлен статус-кво. После этого совместными усилиями были ликвидированы последние очаги революции. Россия спасла Европу от хаоса и полномасштабной войны, выиграла бы в которой только Англия.

Крымская война

Естественно, Лондон не мог смириться с таким положением дел. Против России стали опять натравливать Османскую империю и Францию. Англия и Франция заключили тайный союз с Турцией.

В Турции были спровоцированы восстания в Боснии и Черногории. Визирь Решид-паша начал реформы «танзимата» — создание местного самоуправления, вводилось «равенство перед законом», в реальности это касалось только мусульман. Против восставших двинули карательные войска. Петербург стал заступаться за христиан. В России знали о плачевном положении турецких вооруженных сил, поэтому не считали, что война реальна, планировали обойтись дипломатией и демонстрацией силы. А Стамбул, зная о поддержке французов и англичан, наглел, усиливал помощь Шамилю, отвергал компромисс. В итоге Турция объявила войну России.

Понятно, что турки сами бы не смогли выдержать войну с Россией – это показала блестящая победа русской эскадры Павла Степановича Нахимова в Синопском сражении. Единым фронтом против Российской империи выступили Англия, Франция и Пьемонт. Де-факто их поддержала и Австрия, заняв позицию враждебного нейтралитета, надеясь после разгрома России усилить позиции на Балканах. Австрийские войска в 1854 году заняли Молдавию и Валахию (они были под покровительством России), была проведена концентрация сил в Галиции. Петербург был вынужден держать против Австрии значительные силы, которые не смогли принять участие в боях на Крымском фронте. Пруссия была в союзе с Веной. Они отказались поддержать Париж и Лондон в войне с Россией. Но были готовы вступить в войну, если Петербург не выведет войска из Дунайских княжеств или начнёт наступление на Балканах. «Отблагодарила» Россию и Дания, открыв балтийские проливы для прохода англо-французского флота.

К такой войне Петербург не был готов – это была практически мировая война Запада против России. Бои шли от Кавказа, Крыма, Подунавья на юге, Балтики и Белого моря на севере до Тихого океана. Но и западники просчитались – битва за Севастополь вылилась в позиционное сражение, которое перемололо все их ресурсы и желание воевать. Военной победы достичь им не удалось, даже Севастополь целиком захватить не смогли.

На Балтике, Белом море, Камчатке их нападения успешно отбили, на Кавказском фронте русская армия турков побеждала – взяли Баязет и крепость Карс. Поэтому первоначальные планы Парижа и Лондона (в них входило отторжение от России Финляндии, Польши, Северного Кавказа, создание зависимой от Стамбула «Черкессии» во главе с Шамилем) провалились. Париж, потеряв до 100 тыс. человек убитыми, понял, что для «морального удовлетворения» это слишком большая цена, а воевать за интересы англичан и турков глупо. Наполеон III стал склоняться к миру с Россией.

Только по причине полной дипломатической изоляции Россия пошла на мир. Потери были значительные, но всё же не такие серьёзные, как рассчитывал Лондон. Петербург не удалось «выбить в Азию», лишив выхода в Балтику и Чёрное море.

Ответ России

Россия не дала Австрии закрепиться на Балканах, родилась автономная Румыния. Когда французы и Пьемонт начали войну против Австрии, чтобы выбить её из Италии, Петербург ответил адекватно поведению австрийцев в Крымской войне – русские войска были сосредоточены в Малой России, на российско-австрийской границе. Вена была вынуждена держать у границ с Россией мощную армию. Кроме того, Петербург не дал привлечь к войне германские княжества, заявив, что «итальянская война не угрожает Германскому союзу». Австрия была разгромлена, сохранив только Венецию и то ненадолго.

В 1863 году началось новое восстание в Польше, поддержанное из-за рубежа – в австрийской Галиции мятежники имели базы, в Париже в открытую шла вербовка добровольцев. Лондон, Париж и Вена вновь попробовали говорить с Россией тоном ультиматумов. Было предъявлено требование создать польское правительство, назначать на территории Польши на государственные должности только поляков и т. д. В Париже стали составлять планы новой коалиции, предлагая восстановить Речь Посполитую в «полном объеме», Турции отдать Северный Кавказ. Но тут не удалось создать целостный дипломатический фронт – Бисмарк обещал России помочь в подавлении восстания поляков, это отвечало интересам самого Берлина – часть польской территории входила в состав Пруссии. Канцлер Александр Михайлович Горчаков посоветовал Англии и Франции не лезть во внутренние дела России. А затем вообще сообщил, что главная причина восстания – симпатии Парижа и Лондона к бунтовщикам, и посоветовал Западу рекомендовать своим подопечным безоговорочную сдачу. И Вене, Лондону и Парижу ничего не осталось, как уступить.

«Наказали» и Данию, когда объединенные прусские, австрийские силы и федеральные войска Германского союза в 1864 году отбили у неё «немецкие» провинции Шлезвиг и Гольштейн, Петербург за датчан не вступился.


Светлейший князь, канцлер, глава МИД Российской империи Александр Михайлович Горчаков.

Объединение Германии

Бисмарк понимал, что для объединения Германии нужны две победы – над Австрией и Францией, т. к. они препятствовали этому процессу. Он заключил союз с Италией, которая претендовала на Венецию. Предлог войны был найден быстро – ссора за захваченные у Дании земли. Вену, когда она начала мобилизацию, обвинили в «подготовке агрессии». Австро-прусско-итальянская война 1866 года была недолгой, австрийцы были разгромлены очень быстро.

Создан Северо-Германский союз, в него вошли Пруссия и ещё 21 немецкое государство. Вена была полностью отстранена от германских дел. К Пруссии были присоединены: Шлезвиг и Гольштейн, Ганновер, Гессен-Кастель, Нассау, а также вольный город Франкфурт-на-Майне. Будущая Германская империя становилась мононациональной, с полным преобладанием немцев, но без австрийцев. Австрию сотрясли национальные движения, в итоге была образована дуалистическая монархия Австро-Венгрия. Италия получила Венецию.


Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен — князь, политик, государственный деятель, первый канцлер Германской империи (второго рейха), прозванный «железным канцлером».

Государства, вошедшие в Северо-Германский союз, сохраняли «автономию», но при этом были лишены армий, права внешней политики, положения о гражданстве, федеральных налогов, банков, железных дорог, почты, телеграфов, таможни, торговли, уголовного, торгового, договорного права и т. д. Создана единая законодательная власть на основе рейхстага и бундесрата. Местным элитам пришлось подчиниться.

Начать войну с Францией не составило большого труда – Париж сам рвался в бой. Французское общество охватил реваншизм – хотели отомстить Пруссии за поражение Наполеона. Депутатов парламента, которые хотели занять более конструктивную позицию, называли «предателями» и «пруссаками». В итоге Франция напоролась на страшное поражение в франко-прусской войне 1870-1871 годов. Австрию нейтрализовала позиция России. Лондон был вынужден воздержаться от участия после того, как Бисмарк опубликовал в газете «Таймс» французский проект оккупации Бельгии.

Россия, воспользовавшись событиями, при поддержке Берлина, аннулировала Парижский трактат. Франция утратила Эльзас и Лотарингию и была вынуждена платить 5-миллиардную контрибуцию. В январе 1871 года было провозглашено создание Германской империи.


Провозглашение Германской империи в Версале. Бисмарк (в белом в центре картины) хотел объединить враждующие немецкие княжества, чтобы достигнуть создания консервативного, доминируемого Пруссией немецкого государства. Он воплотил это в трёх военных победах: Второй войне за Шлезвиг против Дании в 1864 г., австро-прусско-итальянской войне против Австрии в 1866 г. и франко-прусской войне против Франции в 1870—1871 гг.

Путь к Первой мировой войне: история прокладки Багдадской железной дороги

С 1870-х годов молодая Германская империя переживала экономический бум, превосходя по темпам роста другие крупные страны. Промышленность и финансовый сектор требовали расширения рынков сбыта и обеспечения торговых путей, что означало активизацию колониальной политики. Один из векторов своих усилий рейх направил на Османскую империю, обладавшую обширными территориями, но экономически и в военном отношении отсталую, за что ее прозвали «больным человеком Европы». Проигранная в 1878 году война с Россией и неспособность обслуживать колоссальный государственный долг поставили страну во главе с султаном Абдул-Хамидом II в полузависимое положение от великих держав. Вместе с тем последние хотя и имели долю на рынке Турции, ориентировались в колониальной политике главным образом на иные регионы: Англия и Франция активно действовали в Африке, Россия — в Средней Азии и Северном Китае.

Немецкий план вызвал интерес Порты — он позволял связать наиболее развитые северные районы с удаленным югом и обеспечить возможность быстрой переброски войск к границам

В этих условиях Германская империя начала активную деятельность по проникновению в Турцию. В 1888 году Дойче Банк, один из главных драйверов германской экономической экспансии, создал Общество Анатолийской железной дороги, получившее концессию на строительство железных дорог в Анатолии (историческое название азиатской части Турции). Так немецкому капиталу удалось войти на рынок, с середины XIX века занятый компаниями под французским и английским контролем. В 1892 году Анатолийское общество построило железную дорогу из Стамбула в Анкару, которая рассматривалась руководством Дойче Банка как первый возможный участок рельсового пути на Багдад. Тогда же банк приобрел контрольный пакет акций линии Вена — Константинополь, включив ее тем самым в будущий проект.

Cтанция Багдадской железной дороги в Турции. 1908 год ( Getty Images ) Первая мировая война. Доставка грузов Антанты в Месопотамию: сначала поезд, далее на мулах ( Getty Images )

Инвесторы, дипломаты и крейсер

Тем временем глава Дойче Банка Георг Сименс, родственник основателя электротехнического концерна, начал прощупывать почву для строительства магистрали через Багдад до Кувейта — глубоководного порта в Персидском заливе. Предстояло решить две основные задачи: получить концессию от османского правительства и найти финансирование. Немецкий план вызвал интерес Порты — он позволял связать наиболее развитые северные районы с удаленным югом и обеспечить возможность быстрой переброски войск к границам. Что до других держав, информация о проекте дала ход дипломатической игре, в которой переплелись военные, политические и экономические интересы. Первый ее раунд касался вопроса о маршруте. Сименс предложил султану два основных варианта. Южный включал построенный участок Стамбул — Анкара. На этом настаивала турецкая сторона, поскольку так была бы создана инфраструктура для переброски войск к границе с Россией в Закавказье. По той же причине маршрут поддержала Англия, ведь это позволило бы чужими руками создать источник давления на Российскую империю на южных рубежах и получить козырь в «большой игре», разворачивавшейся между Россией и Великобританией в Средней Азии и Афганистане. Британия на уровне официальных заявлений благоволила проекту. В последние годы XIX века она старалась не обострять отношений с Германией, так как не хотела дипломатических войн в регионе на два фронта, а ее отношения с Францией как раз ухудшились из-за притязаний последней в Северной Африке. Кроме того, англичанам требовалась по крайней мере молчаливая поддержка Берлина в начавшейся Англо-бурской войне. Однако в Лондоне имелось серьезное лобби, видевшее в предприятии угрозу господству в Индии и получению доходов от Суэцкого канала. К тому же в регионе Персидского залива была найдена нефть — фактор, приобретавший в международных делах все большее значение. Британские представители воспользовались удаленностью Кувейта, а также распрей между местными шейхами и обеспечили фактический протекторат над этой провинцией Османской империи. Успеху предприятия способствовал вошедший в городской порт крейсер Ее Величества. Таким образом Абдул-Хамиду ясно дали понять, что предоставление концессии на постройку линии до Кувейта на этом этапе будет рассматриваться как угроза британским интересам. Султану и немцам не оставалось ничего иного, как отложить решение вопроса о финальном пункте магистрали и вернуться к нему после начала реализации проекта. Северный маршрут предполагал строительство вдоль побережья Мраморного и Средиземного морей до территории Сирии и далее поворот на восток к долине Тигра и Евфрата. На нем настаивала германская сторона. Во-первых, он был дешевле. Во-вторых, Берлину не хотелось портить отношения с Россией, чтобы не толкнуть ее к союзу с Францией.

Реклама на Forbes

Как в России в Первую мировую войну появился мощный ВПК

Российская дипломатия, ведя закулисные переговоры с заинтересованными государствами, начала активно давить на Порту, чтобы отодвинуть трассу от южных границ. В итоге победа Петербурга была закреплена в форме письменного заявления турецкого министра иностранных дел от 31 марта 1900 года, содержавшего обязательство не предоставлять железнодорожных концессий в причерноморских и восточных провинциях никому, кроме российских предпринимателей. Так единственным вариантом остался северный маршрут магистрали. Что касается финансирования, важным аспектом были так называемые километрические гарантии — фиксированные суммы, предоставляемые турецким правительством в случае, если реальный доход не достигал установленного размера. Данная система уже применялась при строительстве других железнодорожных линий. Сименсу предстояло выторговать такие гарантии, которые сделали бы предприятие привлекательным для вложений. За дипломатическое продавливание необходимых решений взялся посол рейха в Константинополе Адольф Маршал фон Биберштейн — акула международных отношений, недавно занимавший должность статс-секретаря по иностранным делам. Биберштейн придумывает следующий ход: осенью 1898 года организует визит кайзера Вильгельма II в Османскую империю под официальным предлогом посещения святых мест. Приведя султана в восторг промусульманскими речами, Вильгельм затронул вопрос о Багдадской дороге. Это ускорило переговоры с Портой, проводимые Сименсом и Биберштейном, и в ноябре 1899 года была подписана предварительная концессия. По ее условиям Анатолийское общество обязалось в течение восьми лет построить линию до Багдада и Басры длиной 1600 км.

Реванш истории: почему распад СССР сравним с Первой мировой войной

Дорога должна была стать собственностью Анатолийского общества, но у правительства оставалось право ее выкупа. Сименс начал искать финансирование, подключая немецкую дипломатию и курсируя между европейскими столицами. Их позиция менялась в зависимости от колебаний внешнеполитического курса и столкновения интересов предпринимательских групп. В частности, вложиться в проект предлагалось России, однако это было отвергнуто Петербургом. Магистраль рассматривалась как конкурент Трансперсидской железной дороге, которую русские предприниматели планировали строить от Баку через Персию до какого-либо порта в Персидском заливе (проект не реализован из-за решения вкладывать средства в Транссиб), а кроме того, эти инвестиции создавали угрозу российским заимствованиям на Парижской бирже. В марте 1903 года, еще до окончательного решения вопроса об акционерах, при участии Анатолийского общества было учреждено Имперское общество Багдадской железной дороги, сразу получившее окончательную концессию.

Были выпущены государственные 4%-ные облигации с тем расчетом, чтобы доход по ним составлял в год 11 000 франков на километр магистрали

Такая скорость стоила, помимо титанических усилий немецкой дипломатии, крупного займа Дойче Банка Порте и 10 млн франков бакшиша ее чиновникам. Зато были получены беспрецедентно большие гарантии: 15 500 франков на километр. Средства правительство должно было предоставлять одновременно с принятием решения о строительстве каждого очередного участка. Для этого выпускались государственные 4%-ные облигации с тем расчетом, чтобы доход по ним составлял в год 11 000 франков на километр магистрали. Кроме того, ежегодный транш в размере 4500 франков перечислялся после введения участка в эксплуатацию. Причем если доход предприятия превышал эту сумму, разница поступала в турецкую казну, пока доход не достигал 10 000 франков. После превышения этого порога прибыль распределялась между правительством и Багдадским обществом в пропорции 60% и 40% соответственно. После подписания соглашения Сименс рассчитывал на английские вложения. Свое участие в проекте видели группа Ротшильда и банк «Бэринг». Однако против выступили владельцы пароходных компаний. Началась война спичей, парламентских запросов и газетных передовиц, она была выиграна противниками Сименса. Парламент принял решение отказать в поддержке проекта. Результатом стало усиление англо-германских противоречий. К тому же Англия и Франция уже преодолели разногласия по поводу Африки, а все усиливающиеся притязания Германии на колонизацию Турции вызывали настороженное внимание как этих стран, так и России. Вскоре вслед за отказом от участия Великобритании в Багдадском обществе последовал визит короля Эдуарда VII в Париж и создание антигерманского союза — Антанты. В декабре 1903 года под нажимом Англии, России и внутреннего антигерманского лобби Французская Республика отклонила предложение об участии и запретила котировку акций на Парижской бирже. В результате немцы оказались основными инвесторами и управляющими проектом.

Карта 1913 года, на которую нанесен предполагаемый маршрут Багдадской дороги. Впоследствии он был изменен

Строительство

Работы начались в ноябре 1903 года. Менее чем за год был завершен первый участок дороги длиной 200 км от Коньи до Булгурлу. Из-за легкости строительства на данном отрезке Багдадское общество сэкономило около миллиона франков. Однако затем работы были приостановлены в ожидании дальнейшего финансирования. Для этого надо было разместить новые займы — дело невозможное без согласования с державами увеличения османских таможенных пошлин как источника их покрытия. Но это было затруднительно из-за возникшей в регионе политической турбулентности по поводу вмешательства Германии в дела Марокко. Только после разрядки ситуации в 1907 году султан дал согласие на постройку еще 850 км трассы. В 1908 году, несмотря на Младотурецкую революцию и свержение Абдул-Хамида, строительные работы начались одновременно на нескольких участках в Анатолии и Сирии. В июле 1912-го строители приступили к прокладке встречного пути от Багдада. Для доставки стройматериалов Дойче Банк приобрел железнодорожную ветку от средиземноморского порта Мерсина и, воспользовавшись временным потеплением германо-британских отношений, создал совместное с англичанами пароходство на Тигре и Евфрате. Тем не менее трения между Антантой и Германией усиливались, государства все очевиднее готовились к войне. Понимая это, германские инженеры прокладывали участки вдоль берега моря на удалении не менее 15 км, чтобы сделать линию недосягаемой для орудий английского и французского флотов.

Подготовка к строительству тоннеля для Багдадской дороги в горах. 1915 год ( Getty Images )

Война

К началу Первой мировой войны было недостроено 670 км дороги, включая самую сложную часть — тоннели через Таврский хребет. В ноябре 1914 года Османская империя вступила в войну на стороне Германии, что дало повод англичанам высадиться в Кувейте и занять Басру. Путь к Персидскому заливу для Багдадской магистрали оказался закрыт. Дорога обретала первостепенное стратегическое значение, но все более теряла признаки коммерческого предприятия. Уже к лету 1914 года возникли проблемы с финансированием в связи с непривлекательностью для рынка очередного выпуска оттоманских займов. Против компании начала работать формула километрических гарантий: из-за снижения доли коммерческих перевозок в пользу военных и необходимости выполнять бесконечные требования чиновников о бесплатном проезде прибыль по действующим участкам не превышала заветного порога в 10 000 франков, а значит, основной доход уходил в казну. Причитавшихся же по гарантиям 4500 франков не хватало на покрытие эксплуатационных расходов. Более того, с началом войны правительство временно приостановило банковские платежи и Багдадское общество столкнулось с волнениями строителей, не получивших зарплату, притом что многие рабочие были призваны в армию. Сотрудники Багдадского общества начали затяжные переговоры с германскими правительством, министерством иностранных дел и генеральным штабом с целью найти схемы финансирования работ.

Самая долгая война: какие уроки России стоит извлечь из Первой мировой

Рейх согласился компенсировать незапланированные расходы при условии, что будет незамедлительно проложен путь через Таврский и Аманский хребты по временной схеме: с узкой колеей и облегченными мостами — война требовала срочной переброски войск в Египет и Палестину. Горы были наводнены строительной техникой, из Германии прибыли военные железнодорожники, и эту задачу удалось решить. Однако в остальном Берлин хотел соблюдения османами обязательств по финансированию, а турецкое правительство, ссылаясь на экстраординарные обстоятельства, пыталось переложить траты на Германию. Чтобы избежать банкротства Багдадского общества, его руководство и посол в Константинополе убедили рейх в необходимости выделить из казны субсидию в размере 96,5 млн марок. Это дало компании возможность ликвидировать долги, но не решило проблему с растущими расходами. Тем не менее 9 октября 1918 года, за три недели до Мудросского перемирия, которое означало выход Турции из войны и потерю Германией своих инвестиций в стране, была открыта полноценная линия через Тавр, что позволило поездам без остановки двинуться между Алеппо и Константинополем. По горькой иронии одними из первых пассажиров на этом участке стали немецкие сотрудники Багдадского общества, покидавшие стройку перед наступающими войсками Антанты.

Прокладка путей к востоку от Алеппо ( Granger / ТАСС ) Сооружение моста через Евфрат ( Getty Images )

Дорога, которая не нужна

После войны южные провинции Османской империи, по которым проходил маршрут Багдадской дороги, были разделены на территории, подконтрольные Англии и Франции. В 1924 году общества Анатолийской и Багдадской железных дорог были национализированы турецким правительством Ататюрка. В 1936-м недавно образованные Сирия и Ирак начали достройку последнего участка Багдадской дороги, и 17 июля 1940-го беспересадочный поезд «Таврский экспресс» отправился из Стамбула в Багдад. Однако из-за непростых отношений между Турцией, Сирией и Ираком перевозки по этому маршруту так и не получили значения, о котором мечтали авторы проекта. С началом Иракской войны в 2003-м движение «Таврского экспресса» по первоначальному маршруту прекратилось. Сегодня можно проехать на внутреннем турецком поезде с тем же названием, увидеть старые здания в немецком стиле, построенные для Багдадской дороги. Сирия использовала инфраструктуру магистрали для сообщения с Турцией на участке между Алеппо и границей до начала гражданской войны, фактически прекратившей движение поездов в стране. Однако именно в Алеппо, важнейшем железнодорожном узле, находится главный офис железных дорог. В Ираке пути Багдадской дороги продолжали использоваться от Басры до Мосула, пока в 2014 году последний не был захвачен ИГИЛ. После освобождения города движение по разрушенной инфраструктуре стало невозможным. Последним напоминанием о былом маршруте остается поезд, курсирующий по сей день между Багдадом и Басрой.

Турецкий город Конья. Отсюда в 1903 году пошел первый участок Багдадской магистрали

10 музеев одной битвы по всему миру

10 фото

Выставка «История Первой мировой войны (1914—1918) в открытках»

Ме­сто про­ве­де­ния: Москва, ул. Воздвиженка, 3/5, чи­таль­ный зал от­де­ла изо­из­да­ний РГБ
Вре­мя про­ве­де­ния: 8 июля — 27 сентября 2014 года
Фотогалерея на Flickr

От­дел изо­из­да­ний РГБ к сто­ле­тию со дня на­ча­ла Пер­вой ми­ро­вой вой­ны под­го­то­вил вы­став­ку от­кры­ток. Кар­точ­ки от­ра­жа­ют по­ли­ти­че­скую и бы­то­вую сто­ро­ны во­ен­но­го кон­флик­та: по фо­то­гра­фи­че­ским и ри­со­ван­ным изоб­ра­же­ни­ям мож­но по­лу­чить све­де­ния о стра­нах — участ­ни­цах вой­ны, по­зна­ко­мить­ся с тек­стом ма­ни­фе­ста рус­ско­го ца­ря, по­чув­ство­вать на­стро­е­ния рус­ско­го об­ще­ства, по­лу­чить пред­став­ле­ние о раз­ви­тии ис­кус­ства гра­фи­ки и фо­то­гра­фии в на­ча­ле ХХ ве­ка. Вы­став­ка от­кры­та до 27 сентября.

20 июля 1914 года в от­вет на объ­яв­ле­ние Гер­ма­ни­ей вой­ны Рос­сии был под­пи­сан вы­со­чай­ший ма­ни­фест о вступ­ле­нии Рос­сии в вой­ну. Ни­ко­лай II объ­явил его с бал­ко­на Зим­не­го двор­ца пе­ред ты­ся­ча­ми лю­дей, со­брав­ши­ми­ся на Двор­цо­вой пло­ща­ди в Санкт-Петербурге. В ма­ни­фе­сте вы­ра­жа­лось по­же­ла­ние, что­бы «в этот год страш­но­го ис­пы­та­ния внут­рен­ние спо­ры бы­ли за­бы­ты, что­бы со­юз ца­ря и на­ро­да укреп­лял­ся». Текст ма­ни­фе­ста, сним­ки июль­ских ма­ни­фе­ста­ций и мо­би­ли­за­ции, де­мон­стри­ру­ю­щие пат­ри­о­ти­че­ский подъ­ем, по­яви­лись на стра­ни­цах га­зет и на от­крыт­ках.

Од­ни­ми из них бы­ли и фо­то­гра­фии из­вест­но­го пе­тер­бург­ско­го фо­то­гра­фа на­ча­ла ХХ ве­ка Кар­ла Бул­лы, ко­то­рые мож­но уви­деть на ны­неш­ней вы­став­ке в РГБ. Вско­ре к фо­то­гра­фи­че­ским от­крыт­кам до­ба­ви­лись ри­со­ван­ные изоб­ра­же­ния, ав­то­ра­ми ко­то­рых ста­ли луч­шие ху­дож­ни­ки то­го вре­ме­ни. Мож­но ска­зать, что от­крыт­ки со­про­вож­да­ли во­ен­ный кон­фликт на всем его про­тя­же­нии.

В на­ча­ле вой­ны в нее вклю­чи­лись восемь го­су­дарств Ев­ро­пы: Гер­ма­ния и Ав­ст­ро-Вен­грия про­тив Ве­ли­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Рос­сии, Бель­гии, Сер­бии и Чер­но­го­рии. К кон­цу вой­ны в нее уже бы­ло во­вле­че­но боль­шин­ство стран ми­ра: четыре го­су­дар­ства участ­во­ва­ли на сто­ро­не ав­ст­ро-гер­ман­ско­го бло­ка и 34 на сто­ро­не Ан­тан­ты.

Ил­лю­стри­ро­ван­ные от­крыт­ки и дру­гие ви­зу­аль­ные ма­те­ри­а­лы, осо­бен­но в пер­вый год вой­ны, на­гляд­но зна­ко­ми­ли со стра­на­ми-участ­ни­ка­ми, пред­став­ляя лич­но­сти ца­рей и пра­ви­те­лей, кар­ты Ев­ро­пы, на­ци­о­наль­ные фла­ги и гим­ны, ви­ды об­мун­ди­ро­ва­ния сол­дат. На от­крыт­ках мож­но уви­деть ин­те­рес­ную изо­ста­ти­сти­ку: чис­лен­ность на­се­ле­ния и ар­мий, объ­е­мы хлеб­ных за­па­сов. На­при­мер, на од­ной из кар­то­чек на вы­став­ке по­ка­за­но ко­ли­че­ство ло­ша­дей во­ю­ю­щих дер­жав: боль­ше все­го со сто­ро­ны Рос­сии (33 млн го­лов).

В на­ча­ле вой­ны ху­до­же­ствен­ную ин­тел­ли­ген­цию за­хлест­ну­ла вол­на пат­ри­о­тиз­ма. В мо­мент во­ен­ной угро­зы вне­сти свою леп­ту в по­мощь ра­не­но­му, убе­дить сра­жа­ю­щих­ся в ис­то­ри­че­ской не­из­беж­но­сти про­ис­хо­дя­ще­го, все­лить уве­рен­ность в по­бе­де — все эти за­да­чи ве­ли­ко­леп­но ре­ша­лись ху­до­же­ствен­ны­ми сред­ства­ми пла­ка­та.

Идея «рус­ско­го на­ци­о­наль­но­го» ста­ла в пла­ка­те осо­бен­но ак­ту­аль­ной и вдох­но­ви­ла мно­гих из­вест­ных жи­во­пис­цев и гра­фи­ков. В их чис­ле Аб­рам Ар­хи­пов, бра­тья Вас­не­цо­вы, Сер­гей Ви­но­гра­дов, Кон­стан­тин Ко­ро­вин, Лео­нид Па­стер­нак, Иг­на­тий Ни­вин­ский и дру­гие. Мно­гие из них ра­бо­та­ли без­воз­мезд­но. Од­ним из пер­вых был со­здан пла­кат «На по­мощь жерт­вам вой­ны» Лео­ни­да Па­стер­на­ка, вы­звав­ший да­же лич­ную ре­ак­цию ца­ря. Этот пла­кат в ви­де от­крыт­ки мож­но уви­деть и на вы­став­ке в РГБ — изоб­ра­же­ния то­гда ти­ра­жи­ро­ва­лись од­но­вре­мен­но для пла­ка­тов и от­кры­ток.

Не­ма­ло от­кры­ток бы­ло по­свя­ще­но и ра­бо­те бла­го­тво­ри­тель­ных ор­га­ни­за­ций, чис­ло ко­то­рых в го­ды вой­ны зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лось. На­ря­ду с су­ще­ство­вав­ши­ми Рос­сий­ским Крас­ным Кре­стом и Рос­сий­ским об­ще­ством Зе­ле­но­го Кре­ста, воз­ник­ло мно­го но­вых, ре­шав­ших ло­каль­ные за­да­чи. На­при­мер, Ко­ми­тет по ока­за­нию по­мо­щи се­мьям лиц, при­зван­ных на вой­ну, Ко­ми­тет «Кни­га — сол­да­ту», Мос­ков­ский ко­ми­тет по снаб­же­нию та­ба­ком во­и­нов пе­ре­до­вых по­зи­ций.

Бла­го­тво­ри­тель­ность ста­ла за­да­чей не толь­ко земств, спе­ци­аль­ных ко­ми­те­тов, об­щин, но и част­ных лиц. Труд­но пе­ре­оце­нить и вклад ко­ми­те­тов, дей­ство­вав­ших под по­кро­ви­тель­ством чле­нов Им­пе­ра­тор­ско­го до­ма, сре­ди ко­то­рых бы­ли Им­пе­ра­три­ца Алек­сандра Фе­до­ров­на и до­че­ри ца­ря. Так, на од­ной из фо­то­гра­фи­че­ских кар­то­чек за­пе­чат­лен ви­зит Им­пе­ра­три­цы и Ве­ли­ких кня­жон Оль­ги и Та­тья­ны в Цар­ско­сель­ский двор­цо­вый ла­за­рет.

На­ря­ду с ре­а­ли­сти­че­ски­ми и са­ти­ри­че­ски­ми сю­же­та­ми в от­крыт­ках осо­бую на­груз­ку нес­ли ал­ле­го­ри­че­ские и сим­во­ли­че­ские изоб­ра­же­ния. Осо­бым со­дер­жа­ни­ем на­пол­ни­лась и вся го­су­дар­ствен­ная сим­во­ли­ка — дву­гла­вый орел, трех­цвет­ный флаг, зна­ки им­пе­ра­тор­ской вла­сти. Их с по­чте­ни­ем и лю­бо­вью изоб­ра­жа­ли на от­крыт­ках.

Кро­ме то­го, вой­на все­гда вос­при­ни­ма­лась на­род­ным со­зна­ни­ем как ми­сти­че­ское яв­ле­ние — не про­сто сра­же­ние двух враж­ду­ю­щих го­су­дарств, но борь­ба на­чал Добра и Зла. Ис­хо­дя из та­кой трак­тов­ки, не­ред­ко воз­ни­кал об­раз вра­га — же­сто­ко­го из­вер­га, уни­что­жа­ю­ще­го на сво­ем пу­ти все жи­вое. На борь­бу с ним не­ред­ко вдох­нов­ля­ли об­ра­зы рус­ских бо­га­ты­рей и свя­тых во­и­нов — Дмит­рия Дон­ско­го, Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца, ри­со­ван­ные изоб­ра­же­ния ко­то­рых мно­жи­лись на по­пу­ляр­ных от­крыт­ках.

В сю­же­тах от­кры­ток Пер­вой ми­ро­вой вой­ны зна­чи­тель­ное ме­сто от­ве­де­но пра­во­слав­ной ве­ре. В усло­ви­ях же­сто­ких стра­да­ний и раз­лу­ки мил­ли­о­нов се­мей ве­ра в Бо­га укреп­ля­ла дух, по­мо­га­ла до­стой­но пе­ре­жить вой­ну. Про­во­жая на фронт род­ных, же­ны и ма­те­ри да­ва­ли во­и­нам об­раз­ки свя­тых, бла­го­слов­ля­ли, го­ря­чо мо­ли­лись о со­хра­не­нии их жиз­ней. Все это слу­жи­ло мо­ти­ва­ми для от­кры­ток. «Гос­подь не оста­вит дом доб­ро­го во­и­на», — со­об­ща­ет од­на из кар­то­чек, изоб­ра­жа­ю­щая гор­ни­цу с мо­ля­щей­ся сол­дат­ской ма­те­рью и вхо­дя­ще­го в ок­но ан­ге­ла.

 

Выс­шие си­лы по­мо­га­ли как род­ным во­и­нов, так и им са­мим на по­ле бит­вы. Так, на обо­ро­те дру­гой от­крыт­ки из фон­дов РГБ мож­но най­ти то­му под­твер­жде­ние. Здесь при­во­дит­ся со­об­ще­ние из «Бир­же­вых ве­до­мо­стей» от 25 сен­тяб­ря 1914 го­да: «По­сле на­ше­го от­ступ­ле­ния наш офи­цер с це­лым по­лу­эс­кад­ро­ном ви­дел ви­де­ние. Они толь­ко что рас­по­ло­жи­лись на би­ву­а­ке. Бы­ло 11 ча­сов ве­че­ра. То­гда при­бе­га­ет ря­до­вой с удив­лен­ным ли­цом и го­во­рит: «Ва­ше вы­со­ко­бла­го­ро­дие, иди­те». По­ру­чик Р. по­шел и вдруг ви­дит на не­бе Бо­жию Ма­терь с Иису­сом Хри­стом на од­ной ру­ке, а дру­гой ру­кой ука­зы­ва­ю­щей на за­пад. Все ниж­ние чи­ны сто­ят на ко­ле­нях и мо­лят­ся не­бес­ной По­кро­ви­тель­ни­це. По­том это ви­де­ние из­ме­ни­лось в боль­шой крест и ис­чез­ло. По­сле это­го разыг­ра­лось боль­шое сра­же­ние на за­па­де под Ав­гу­сто­вым, озна­ме­но­вав­ше­е­ся боль­шой по­бе­дой».

«экономика» Германии после Первой мировой войны — Финансы на vc.ru

7157 просмотров

Статья о том, каким образом Первая мировая война сказалась на Германии, неэффективные действия правительства которой привели эту страну и её население к гиперинфляции и государственным ценам в квадриллионах немецких марок. На фото — деньги, необходимые для покупки одной буханки хлеба в Германии в октябре 1923 года.

Прочитав статью вы поймёте, что шутка про «чернила в денежном принтере» совсем не шутка.

Вступление

Представьте себе мировую экономику как армаду кораблей, проходящих через узкий и опасный пролив, ведущий к морю процветания. Навигация по каналу коварна – ваш корабль может рухнуть с водопада дефляции или сгорит в адском пламени инфляции. Мировой флот скован цепями торговли и инвестиций, поэтому, если одно судно опасно отклоняется от курса, оно тянет за собой другие.

Печатайте слишком мало денег, и мы спадаем с водопада, как Великая депрессия 1930-х годов. Печатаем слишком много, и мы горим, как Германия в Веймарской республике в 1920-х годах. Не справляемся с пассатом, и мы тонем, как Япония в 90-ые.

Краткое содержание статьи:

1) Германия вступила в Первую мировую войну из-за сложной сети союзов, которая втянула её в конфликт с Австро-Венгрией, объявившей войну Сербии в 1914 году.

2) Миллионы людей погибли, огромная государственная инфраструктура была разрушена. Немецкое государство нагружало себя долгами, чтобы заплатить за войну, после которой расходы также продолжали расти, готовя страну к денежной катастрофе.

3) Поскольку вариантов финансирования не было, государство разрешило Имперскому банку печатать данные о государственном дефиците, чтобы они могли найти деньги, необходимые для выплаты репарационных выплат и поддержания работы государственных служб.

4) Инфляция начала стремительно расти в 1921 году, и возникли разрушительные «замкнутые инфляционные петли». Немецкие банки начали сбрасывать марки на бирже и капитал начал покидать страну. Общественное доверие к марке ухудшилось и скорость обращения денег начала увеличиваться. Инфляция достигла тысяч процентов.

5) Разъяренные тем, что им платят все более бесполезными бумажными марками, французы в начале 1923 года оккупировали немецкую долину реки Рур. Это было последней каплей, поскольку Рур был центром промышленности. Товаров стало еще меньше, а цены взлетели.

6) В середине 1923 года марка, уже находящаяся в состоянии гиперинфляции, стала параболической. Нехватка продуктов питания стала обычным явлением, за ней последовали бунты и политические беспорядки.

7) Ситуация была стабилизирована в конце ноября 1923 года с денежной перезагрузкой. Была введена новая валюта, поддерживаемая землей, и скорость денежного обращения + инфляция, наконец, начали падать, цены стабилизировались.

Первая Мировая Война

28 июня 1914 года австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд и его жена Софи были убиты боснийским сербским националистом по имени Гаврило Принцеп. Убийство положило начало быстрой цепочке событий, поскольку Австро-Венгрия немедленно обвинила сербское правительство в нападении, а сложная сеть союзов и договоров втянула практически всю Европу в бойню.

Поскольку Россия поддерживала Сербию, Австрия попросила гарантий, что Германия выступит на ее стороне против России и её союзников, включая Францию и, возможно, Великобританию.

28 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии и хрупкий мир между великими державами Европы рухнул, положив начало разрушительному конфликту, ныне известному как Первая мировая война.

Война закончилась поздней осенью 1918 года, после того как страны-участницы Центральных держав одно за другим подписали соглашения о перемирии.

Германия была последней, подписавшей перемирие 11 ноября 1918 года. В результате этих соглашений Австро-Венгрия была разделена на несколько более мелких стран.

Согласно Версальскому договору, Германия была строго наказана значительными экономическими репарациями, территориальными потерями и строгими ограничениями ее прав на военное развитие

Первая мировая война была одним из величайших водоразделов геополитической истории 20-го века.

Она привела к падению четырех великих имперских династий (Германии, России, Австро-Венгрии и Турции) + послужила началу большевистской революции в России и, дестабилизируя европейское общество, государства и экономики, в том числе, заложив основу для Второй мировой войны.

Гиперинфляция

Эта дестабилизация была особенно заметна в Германии, поскольку вскоре после окончания войны она была ввергнута в экономический и социальный беспорядок

Как и в случае с другими войнами, правительства приостановили действие золотого стандарта во время Первой мировой войны, чтобы увеличить денежную массу и оплатить войну. Поэтому, как и во все послевоенные эпохи, многие страны столкнулись с гораздо более высокими темпами инфляции в конце Первой мировой войны.

У германского правительства был простой план для финансирования войны – не за счет налогов, а за счет займов и печатного станка

Инфляция в Германии 1914–1923 годов имела незаметное начало, постепенно увеличиваясь до одного-двух процентов.

В первый день войны Германский Рейхсбанк, как и другие центральные банки воюющих держав, приостановил погашение своих банкнот, чтобы предотвратить утечку своих золотых резервов. (Подобно тому, что Никсон сделал в США несколько десятилетий спустя, 15 августа 1971 года).

Кроме того, Рейхсбанк предложил помощь центральному правительству в финансировании военных действий.

Поскольку налоги всегда непопулярны, правительство Германии предпочло занять необходимые суммы денег, чем существенно повысить свои налоги. В этом ему с готовностью помогал Рейхсбанк, который дисконтировал (читай: покупал) большинство казначейских обязательств.

Таким образом, растущая процентная доля государственного долга попала в хранилища центрального банка, а эквивалентное количество денег печатного станка – в наличные средства населения.

Короче говоря, центральный банк монетизировал (напрямую печатал) растущий государственный долг, который тратился в реальную экономику

К концу войны цены выросли примерно на 140% по сравнению с ценами на момент начала войны.

Немецкая марка торговалась в пределах нормального диапазона 20 марок за фунт на ранних этапах войны. Она закончилась в декабре 1918 года на уровне 43 марки за фунт.

США вернулись к золотому стандарту в 1919 году, а другие европейские страны и Япония восстановили золотой паритет пару лет спустя. Учитывая ограниченное предложение золота в начале 1920-х годов, европейские страны и Япония приняли решение о частичном золотом стандарте, при котором резервы частично состояли из золота и частично из валют других стран. Этот стандарт известен как Золотой стандарт.

Однако Германия оказалась в гораздо более тяжелом положении

Разоренная конфликтом, она увидела крах ее кадров, разрушение ее сырьевой производственной индустрии и переворот ее старого политического истеблишмента.

В январе 1919 года, через два месяца после прекращения боевых действий в Первой мировой войне, в Версале, бывшем поместье французской монархии под Парижем, была созвана конференция для выработки условий мирного договора об официальном прекращении конфликта.

Хотя присутствовали представители почти 30 стран, условия мира по существу были написаны лидерами Соединенного Королевства, Франции и Соединенных Штатов, которые вместе с Италией сформировали «большую четверку», которая доминировала в процессе.

Побежденные страны — Германия и ее союзники — Австро-Венгрия, Османская империя (ныне Турция) и Болгария — даже не были приглашены к участию.

  • В конце концов союзники согласились, что они накажут Германию в попытке настолько ослабить эту нацию, чтобы это не представляло угрозы в будущем.
  • Все встречные предложения, внесенные Центральными державами 29-го числа, были отклонены. Германия отказалась подписывать соглашение.
  • 17 июня союзники дали Германии пять дней на то, чтобы решить или возобновить войну.
  • У представителей Германии не было другого выбора, кроме как принять условия и, таким образом, согласились на « диктат ».

Условия были суровыми по любым стандартам

Условия договора требовали от нового правительства Германии сдачи примерно 10 процентов своей довоенной территории в Европе и всех своих заморских владений. Германия лишилась огромного количества земли, потеряв 68 000 км² территории, включая Эльзас и Лотарингию, которые были аннексированы в 1870 году, и 8 миллионов жителей. Часть западной Пруссии отошла к Польше, которая получила выход к морю через знаменитый «Польский коридор».

Кроме того, Германия потеряла большую часть своей рудной и сельскохозяйственной продукции. Её колонии были конфискованы, а военная мощь страны была подорвана.

Согласно условиям статьи 231 Договора, немцы приняли на себя полную ответственность за войну и обязательство выплатить репарации союзникам в размере, который будет определен Комиссией по репарациям.

Последнее положение оказалось бы самым катастрофическим для Германии.

Сумма репараций горячо оспаривалась всеми сторонами — она началась с выплаты 5 миллиардов долларов в 1919 году, затем 9 миллиардов долларов, а затем, когда продолжался учет военных расходов, увеличилась до 33 миллиардов долларов в 1921 году ( долг на тот момент без поправки на инфляцию)).

Победители решили переложить все расходы, включая лечение раненых французских солдат, потерянных бельгийских лошадей, пенсии для британских железнодорожников и многое другое, на плечи немецкого государства.

Долг такого размера по сути не подлежит выплате

Джон Мейнард Кейнс

Известный британский экономист

Сразу после войны правительство Германии также начало большие расходы на здравоохранение, образование и социальное обеспечение

Требования к казначейству были чрезвычайно высокими из-за расходов на демобилизацию; задолженность по перемирию, ремонт разрушенной инфраструктуры и колоссальный упадок национализированных отраслей промышленности. Всё это привело к огромному бюджетному дефициту, который продолжал расти.

Курс марки к фунту стал барометром международного доверия к Германии и уровню её национального отчаяния.

До войны он составлял 20 марок за фунт стерлингов. На в конце войны, в декабре 1918 года, она составляла 43 марки за фунт. Версальский мирный договор был принят в июне 1919 г., и за фунт можно было купить 60 марок. Но когда снова наступил декабрь, курс стал 185 марок за фунт. Уже сейчас среднегодовая девальвация примерно на 20 процентов в год стал напоминать стабильность.

Инфляция военного времени, составлявшая примерно 20% в год, была в значительной степени скрыта от общественности.

Под прикрытием военной тайны правительство смогло скрыть цифры инфляции, закрыть фондовые биржи и запретить публикацию курсов валют.

Частый дефицит и скачки цен приписывались нормированию военного времени, и поэтому многие граждане думали, что по окончании войны и политическом соглашении в Версале высокие темпы инфляции начнут нормализоваться, а цены упадут.

Чего они не понимали, так это того, что казначейство к этому времени было полностью погружено в долги и военные обязательства — они уже давно решили восполнить огромный дефицит исключительно за счет силы печатного станка, решив увеличить денежную массу, а не проводить дефолт. по платежам.

Фунт стерлингов теперь торговался на уровне 240 германских марок. Стоимость жизни с начала войны выросла почти в 12 раз (по сравнению с 3 раза в США, 4 раза в Великобритании и 7 раз во Франции).

Еда для семьи из четырех человек, которая стоила 60 марок в неделю в апреле 1919 года, стоила уже 198 марок к сентябрю 1920 года и 230 марок к ноябрю 1920 года.

Стоимость некоторых продуктов, таких как сало, ветчина, чай и яйца, выросла в 30-40 раз от довоенной цены. Цены продолжали расти по всем направлениям.

На протяжении всего периода инфляции наиболее популярное объяснение обесценивания денежной массы возлагало вину на неблагоприятный платежный баланс, который, в свою очередь, возлагался на выплату репарации и другие обременения, налагаемые Версальским договором.

Для большинства немецких политиков государственный дефицит и бумажная инфляция были не причинами, а следствием внешнего обесценивания марки.

Широкая популярность этого объяснения, возлагавшего на победивших союзников полную ответственность за немецкую катастрофу, имела зловещие последствия для будущего, поскольку давала Гитлеру козлов отпущения, на которых он мог направить немецкую ярость.

По мере роста инфляционных ожиданий потребителей они уходили и покупали больше товаров, отказываясь оставлять свои деньги на банковских счетах, где они ежегодно теряли половину своей стоимости.

Этот приток покупок привел к росту цен, что подтвердило собственные подозрения потребителей в отношении инфляции, остановить которую было практически невозможно.

Другая проблема, которая была быстро осознана, заключалась в быстром увеличении скорости обращения денег

Скорость обращения денег — это мера скорости обмена денег в экономике, измеряемая тем, сколько раз в год обменивают среднюю банкноту.

Давайте рассмотрим это. Если в экономике общая денежная масса составляет 1000 долларов, но эти деньги передаются между руками только один раз в год, они могут делать покупать товары и услуги только ОДИН РАЗ в течение года.

Если те же самые доллары переходят из рук в руки (т.е. совершают сделки) 365 раз в течение года, они могут предлагать те же самые товары 365 раз в течение года, тем самым увеличивая общие цены.

Низкая скорость обращения денег означает, что люди экономят свои деньги, а не тратят их, и, таким образом, цены на активы и потребительские цены остаются низкими — имеется меньше денег, чтобы поднять их цену.

Скорость обращения денег — это производная второго порядка помимо инфляции, она также представляет собой еще один цикл замкнутой цепочке инфляции.

Скорость обычно увеличивается во время инфляции и уменьшается во время дефляции, тем самым усугубляя движение в любом направлении (делая инфляцию или дефляцию более серьезной).

Данных за этот период времени крайне мало, поэтому было трудно найти хорошие источники, которые могли бы надежно оценить скорость — один достойный источник от доктора экономических наук, который был обнаружен, показал, что скорость обращения денег начиналась с 8 в 1920 году, но быстро увеличилась до 10 в 1921 году, затем 100, затем взлетел до 10,000 на заключительных этапах краха в 1923 году.

Такой высокий показатель означает, что средняя разовая бумажная марка переходила из рук в руки 27 раз в день!

Большинство немцев не обращали внимания на лежавшие перед ними руины.

Фрау Эзенменгер, вдова из Австрии, которая подробно задокументировала гиперинфляцию, вышла и потратила свои сбережения на покупку государственных облигаций в конце войны.

Когда она вернулась через год, они уже потеряли 75% своей стоимости.

Она ворвалась в банковский зал, расспрашивая своего банкира о своих вложениях за год до этого — она зафиксировала это в своем дневнике:

… В большом банковском зале велось много дел… Вокруг шли оживленные дискуссии о штампах валюты, выпуске новых банкнот, покупке иностранных денег и так далее. Фрау пошла к служащему банка, который сказал:

– «Ну, разве я не был прав? Если бы вы купили швейцарские франки год назад, когда я предлагал, вы бы сейчас не потеряли три четверти своего состояния».

– «Вы не думаете, что валюта не восстановится?»

– «Восстанавится! Ха-ха!»

– «У меня государственные ценные бумаги. Разве нет ничего безопаснее этого?»

– «Моя дорогая, где находится государство, которое гарантировало вам эти ценные бумаги? Оно мертво».

Несколько лет спустя она даже не купила бы на них и буханки хлеба.

Гиперинфляция начинается

По мере того как 1921 год продолжался, финансовая ситуация продолжала ухудшаться.

Немецкое правительство столкнулось с безвыходной ситуацией: они могли либо повысить налоги, чтобы более чем удвоить их текущие ставки (которые и так были высокими из-за повышения налогов, санкционированных во время войны), что наверняка вызовет политическую революцию в Германии и потенциальный дефолт; или они могли бы продолжать печатать свои дефициты и надеяться, что союзники не захватят немецкие активы или что рост стоимости жизни вызовет нехватку продовольствия и беспорядки.

Они продолжали идти по пути печатания денег, не подозревая, что они все стремительнее загоняют свою страну в пропасть.

В марте 1921 года Франция оккупировала немецкие порты из-за растущего недовольства союзников неплатежеспособностью немцев. Были захвачены рейнские порты Дуйсбург, Рурорт и Дюссельдорф, что еще больше ограничило возможности предприятий-экспортеров продавать свою продукцию, что привело к падению их акций на биржах.

В следующем месяце был нанесен еще один сокрушительный удар, когда Комиссия завершила определение размера репараций Германии за войну. Адам Фергюсон продолжает:

27 апреля 1921 г. Комиссия по репарациям установила общий объем Германии ответственность в размере 132 миллиардам золотых марок, что эквивалентно 6 миллиардам фунтов стерлингов

По мере того как политическая ситуация становилась все более нестабильной, крупные банки и богатые немцы начали продавать свои марки на иностранной валюте.

В начале переговоров это началось как небольшая струйка, поскольку наиболее образованные немцы считали, что чиновники казначейства исправят корабль, уравновесят государственный бюджет и смогут вытащить Германию из трясины.

Но по мере того, как в течение 1920 и 1921 годов ситуация ухудшалась, банкиры, спекулянты, торговцы и богатые промышленники начали сбрасывать марки на биржах, что еще больше снизило стоимость марки и, таким образом, увеличило импортные цены на иностранные товары для немцев.

К июлю 1921 года немецкие торговые банки начали приказывать торговцам валютой продавать все запасы бумажных марок по любой цене, которая была предложена.

Вскоре к ним присоединилась широкая публика

Любой, у кого имелся избыток богатства в марках, отправлял их на биржи для продажи и конвертации в более стабильные валюты, что еще больше усиливало сброс марок на бирже и снижало ее стоимость на валютных рынках. Капитал начал массово покидать страну.

Между тем инфляция продолжала расти. По мере того как Казначейство продолжало тратить, оно обнаружило, что цены, которые оно платило за товары и услуги (зарплата рабочих, продукты питания, нефть, уголь, сталь и т. Д.), Продолжали расти, что, в свою очередь, увеличивало количество денег, которое само казначейство было необходимо потратить. просто чтобы правительство работало.

Этот возросший спрос на новую валюту упал на Рейхсбанк, который с готовностью напечатал ее и передал в Казначейство, представляя ДРУГОЙ разрушительный цикл обратной связи, который приведет к экспоненциальному увеличению денежной массы.

20 сентября 1921 г. г-н Джозеф Аддисон, советник Британской Посольство в Берлине сообщило Министерству иностранных дел:

Ежедневное создание свежих бумажных денег, необходимых правительству для выполнения своих обязательств как дома, так и за рубежом (услуги и товары, которые он «обязан как предоставить, так и доставить») неизбежно снижает покупательную стоимость марки и приводит к новым требованиям, которые, в свою очередь, вызывают дальнейший спад, и так до бесконечности.

Кроме того, как видно выше, налоговая система не успевала за ними. Банкиры и богатые промышленники уже перевели большую часть своего богатства за границу или в иностранную валюту, а средний класс, зажатый разрушительной силой инфляции, не терпел никакого увеличения налогов.

Как и в большинстве промышленно развитых стран, правительство ежегодно собирало большую часть налогов, но с учетом того, что к зиме 1921 года инфляция превысила 100%, ежегодные налоги были в основном спорным вопросом.

Если бы правительство предъявило физическому лицу обязательство по уплате налога в размере 100 марок и он заплатил бы его годом позже, это стоило бы только примерно 16 марок или около того, и чем дольше он откладывал его, тем меньше ему пришлось бы заплатить.

Другие источники государственных доходов, такие как железнодорожные тарифы, патентные сборы, налоги на уголь и импортные пошлины, были зафиксированы на низком довоенном уровне.

Большая и сложная немецкая бюрократия чрезвычайно затрудняла изменение этих сборов, и даже когда они могли регулировать эти сборы, они никогда не могли поднимать их достаточно быстро или достаточно часто, чтобы не отставать от инфляции.

Когда правительство больше всего нуждалось в налогах, население начало массовую программу уклонения от уплаты налогов, как из-за гнева по поводу нынешней некомпетентности правительства Веймара, так и из-за быстро растущей инфляции.

Таким образом, у правительства не было никакого выхода, кроме как продолжать увеличивать объем своих запросов на печатные банкноты из Рейхсбанка, поскольку все другие источники финансирования (налогообложение и заимствования) постепенно прекращались.

Европейские банкиры трезво пришли к выводу, что Германия не может продолжать выплачивать свои платежи Антанте и рано или поздно ей придется объявить себя банкротом.

Состояние марки на иностранных биржах продолжало ухудшаться. В середине августа она несколько стабилизировалась на отметке 310 за фунт, но к середине сентября ускорилась до более чем 400 фунтов и продолжала снижаться.

К октябрю 1921 года состояние бюджета было мрачным. Что касается бумажных марок, сумма обычных расходов правительства плюс репарационные выплаты союзникам составила более 191 миллиарда марок. Доходы из предыдущего бюджета и новые предложения по налогообложению в июле составят всего 152 миллиарда марок.

В ноябре начался сумашедший ажиотаж

Видя неуклонное снижение марки, толпы людей устремились в магазины, чтобы выкупить товары.

Денежные счета в банках опустели, поскольку цены на бумажные марки начали стремительно расти. Полки магазинов опустели, и быстро развились черные рынки продуктов питания и промышленных товаров.

Советник посольства Великобритании Аддисон наблюдал за этой сценой:

Многие магазины заявляют, что все товары распроданы. Остальные закрываются от одного до четырех часов дня, и большинство из них отказываются продавать больше, чем по одному однотипному товару в одни руки. Большинство розничных покупателей покупают из-за опасений дальнейшего роста цены и истощения запасов.

В том же месяце по всей стране начались массовые забастовки

В Берлине, например, Аддисон сообщил, что ему пришлось работать в своем офисе в полумраке из-за забастовки муниципальных электриков.

Эта забастовка была прервана только обещанием повсеместного повышения заработной платы, что повлекло за собой дополнительные расходы в размере 400 миллионов, что еще больше оттеснило государственный бюджет.

Он прокомментировал:

«Невозможность рабочего класса получить даже очевидные предметы первой необходимости, кроме как по завышенным ценам, в сочетании с суровой наступлением зимы может привести к серьезным неприятностям».

В конце ноября марка, уже испытывавшая серьезные проблемы, упала до более чем 1,300 марок за фунт. В Берлине начались продовольственные бунты.

Поскольку нехватка товаров первой необходимости становилась все более частой, люди выстраивались в очереди за несколько часов до открытия магазинов.

Те, у кого были средства, копили десятки фунтов еды, откладывая большую часть ее для своих семей и продавая лишнее на черных рынках за непомерную прибыль, поскольку цены на черном рынке часто были на 30% выше, чем в магазине.

К гневу осажденных немцев, иностранцы всех мастей начали вливаться и скупать все с полок

Французские граждане хлынули тысячами, так как даже обычный рабочий теперь мог позволить себе покупать товары в элитных бутиках благодаря выгодному обменному курсу.

Европейцы со всего мира ели и ужинали в самых эксклюзивных ресторанах, скупая все лучшие закуски и пирожные. Рабочие могли только беспомощно наблюдать из окон, как граждане стран-победительниц теперь бросаются наедаться дешевыми немецкими товарами.

Цены на продукты продолжали расти, а воровство в магазинах стало обычным явлением.

К концу марта цены выросли еще на 50% по сравнению с декабрем предыдущего года

Азартные игры на биржах стали безудержными. Поскольку марка продолжала ежедневно терять в цене, открытие фондовых бирж стало национальным развлечением, и сотни тысяч немцев, от посыльных до водителей такси, сбрасывали любые лишние средства на биржи в надежде не отставать от быстрой инфляции.

Фаворитами были фирмы тяжелой промышленности, черной металлургии, угля или чугуна, а также производители сельскохозяйственной продукции или одежды — все, что имело отношение к реальным товарам.

Клиринговые палаты опаздывали на несколько дней в расчетах по сделкам, поскольку объемы взлетали до невиданных ранее уровней.

К июлю 1922 года г-н Сидс, генеральный консул в Мюнхене, написал, что еженедельные расходы его водителей только на еду выросли более чем на 550% по сравнению с прошлым годом.

Более редкие товары, такие как масло и мармелад, нельзя было купить менее чем в 8 раз дороже, чем в предыдущем году, и их можно было найти только на черных рынках, которые были запрещены Конгрессом.

Иностранцы, которые скупали целые магазины с товарами, теперь нацелились на немецкую недвижимость

Цены на землю в марках росли, но даже они не могли угнаться за быстро растущим обменным курсом — это означало, что в иностранной валюте цены на дома фактически падали.

Состоятельные французские, итальянские, британские и японские бизнесмены начали скупать участки недвижимости буквально за гроши.

Богатые воспользовались быстрым крахом, взяв огромные ссуды на покупку активов, поскольку реальная стоимость долга резко упала из-за безудержной инфляции.

Хьюго Стиннес, промышленник и мультимиллионер, стал печально известным по всей стране, построив производственную империю, на долю которой приходилась шестая часть всего промышленного производства страны.

Лорд Д’Абернон, британский советник посла в Берлине, написал в своей записи от 10 июля 1922 года:

«Все небо пасмурно и мрачно. Падение отметки продолжается — сегодня она составляет 2,430 марок за фунт, что примерно вдвое меньше, чем месяц назад. Цены растут и скоро вырастут вдвое по сравнению с уровнем 1 июня, зарплаты должны быть скорректированы. «

За четыре недели июля индекс оптовых цен вырос с 9 000 до 14 000, что означает очередной ежемесячный рост более чем на 50%. Frankfurter Zeitung зафиксировала, что оптовая цена товаров с довоенного времени выросла в 139 раз; кожи и текстиля в 219 раз. Яйцо, которое раньше стоило 4 пфеннига, теперь стоит 7,20 марки, что в 180 раз больше.

Таким образом, годовая зарплата банковского служащего позволит его семье выжить только около месяца.

В конце июля 1922 года репарационная комиссия решила уйти на летние каникулы, откладывая любое урегулирование биржевых потрясений до середины августа

Чрезмерный рост стоимости жизни оказывает все большее давление на работодателей.

1 августа правительственным чиновникам было предоставлено повышение заработной платы на 38%, а рабочим дополнительно 12 марок в час — дополнительная нагрузка на государственный бюджет в размере 125 миллиардов марок.

Планов по достижению этой цели не было, за исключением увеличения железнодорожных тарифов на 50% и очередного повышения почтовых тарифов, которые обеспечивали лишь небольшую часть необходимого дохода.

Сказать, что инфляция опустошила средний класс, было бы преуменьшением.

Министерство образования Германии выступило с заявлением в начале 1922 года, заявив, что они обнаружили, что средний школьник на два года отстает в развитии, как физически, так и интеллектуально, из-за нехватки хлеба и молока, а также из-за того, что детей забирают из школы, чтобы работать, чтобы обеспечить свои семьи.

В богатых кварталах были замечены матери из низшего сословия, ищущие в мусорных баках выброшенную еду в надежде найти своим детям что-нибудь поесть.

Однако судьба пожилых была намного хуже. Их фиксированные пенсии и сбережения в государственных облигациях были раздуты до такой степени, что некоторые не могли позволить себе даже ни одного яблока. Без зарплаты они не могли справиться с стремительно растущим прожиточным минимумом. Многие начали голодать и попрошайничать на улицах.

Между тем политики продолжали отрицать, что печатный станок был причиной их бед.

Доктор Ратенау, министр реконструкции, начал утверждать, что рост стоимости марки должен немедленно обеспокоить население, поскольку любое усиление марки по отношению к другим валютам, вероятно, вызовет рост банкротств во всех основных отраслях промышленности, поскольку долги станут сравнительно большими. дорого платить. Канцлер повторил эту записку:

Канцлер не признает никакой связи между печатанием денег и их обесцениванием.

«Vossische Zeitung» от 16 августа заявила, что мнение о том, что настоящая причина обесценивания заключается в потоке бумаги, не соответствует действительности.

Неудивительно, что с падением реальной заработной платы взяточничество и коррупция стали широко распространяться. Сотрудники патентных ведомств требовали крупных денежных взяток, иногда в размере 1000 марок и более, за регистрацию патентов, а правительственные чиновники всех типов начали добавлять непомерные сборы, которые они собирали лично, вместо того, чтобы отправлять их в государственную казну.

Единственными людьми, живущими с любым комфортом, были те, кто жил за счет сельской местности: фермеры, владельцы ранчо

Любые земельные долги, которые они были должны, испарялись на их глазах — ипотека на 7 лет была выплачена за 399/400 только за счет инфляции.

Конец августа 1922 года ознаменовал еще одну ужасную веху, когда отметка упала до отметки 9,000 марок за фунт, что более чем в 3 раза превышает уровень всего за два месяца до этого.

Те, кто владел землей, домами, промышленными товарами, драгоценными металлами и сырьем, были единственными, чье богатство осталось нетронутым. Для всех остальных падение марки к этому времени уничтожило практически все их богатство.

9 сентября 1922 года финансовые власти объявили, что за предыдущие десять дней было напечатано и распространено 23 миллиарда марок, что составляет 10% от общего тиража бумаги в стране.

Газеты писали: « Ежедневный объем производства федерального печатного станка увеличился до 2,6 миллиарда бумажных марок. В течение этого месяца он будет увеличен до 4 миллиардов бумажных марок в день, и есть надежда, что при достижении этой цифры дефицит денег будет окончательно преодолен»

Индекс потребительских цен Германии

В октябре 1922 года ситуация продолжала ухудшаться. Марка, казалось, перешла в состояние свободного падения, упав с 9000 до 13,000 марок за фунт за считанные недели.

Сентябрьский литр молока за 26 марок превратился в октябрьский литр за 50 марок. Масло по 50 марок за фунт в апреле можно было купить только по 480. Цена одного яйца также выросла вдвое, до 14 марок. В конце октября цена снова упала до уровня более 18,000 марок за фунт.

Разрыв между ростом стоимости жизни и ростом заработной платы стал очень заметным.

В то время как первая увеличилась примерно в 1500 раз, заработная плата горняка — самого высокооплачиваемого рабочего в Германии — выросла лишь в 200 раз.

Социальные и политические волнения продолжались. Ненависть ко всем иностранцам, но особенно к евреям, стала широко распространенной, поскольку популярное объяснение состояло в том, что союзники и евреи сотрудничали, чтобы манипулировать обменами и снижать цену. Газеты, подстрекаемые правительственными чиновниками, стремящимися отогнать общественный гнев от себя, пропагандировали и поддерживали эти теории.

На третьей неделе ноября произошли серьезные столкновения между полицией и толпами разгневанных рабочих по всей Германии после того, как они потребовали повышения заработной платы на 100% и пригрозили забастовкой.

В Дрездене произошла ожесточенная общественная вспышка, связанная со снижением уровня стоимости жизни, когда продовольственные магазины были разграблены, ущерб оценивается в 100 миллионов марок.

Затем последовала шумная демонстрация ксенофобии перед отелями, в которых размещались иностранцы, чье присутствие в стране обычно считалось причиной роста цен. Продовольственные бунты последовали в Брауншвейге и Берлине.

В декабрьских отчетах сообщалось, что молоко, которое стоило ему 78 марок за литр в первую неделю ноября, стоило ему 202 марки через месяц. Масло подорожало с 800 до 2000 марок за фунт, сахар с 90 до 220, яйца с 22 до 30. Мясо любого вида было практически недоступно, а колбаса резко подорожала до 1400 марок за фунт.

1923 — Год Тачки

Впереди был еще больший денежный хаос. Французские, бельгийские и итальянские члены репарационной комиссии при несогласии Великобритании приняли решение 9 января 1923 года, что Германия добровольно нарушила свои поставки угля и древесины в соответствии с мирным договором.

11 января французские и бельгийские войска пересекли границу и захватили Рур «в целях обеспечения поставок», начав формальную оккупацию долины. Премьер-министр Франции предупредил, что в случае необходимости будут применены санкции и «принудительные меры».

Рурская долина представляла собой динамично развивающееся индустриальное сердце Германии, и на ее долю приходилась подавляющая часть ее производственных мощностей.

Население, многие из которых были ветеранами войны, с неизменным патриотизмом к отечеству, начали массовую кампанию пассивного сопротивления под названием «Руркампф». Почти никто не работал; почти ничего не запускалось. Добыча угля была остановлена. Население — 2 миллиона рабочих, 6 миллионов душ — пришлось содержать за счет остальной части страны.

Немецкую экономику теперь призвали субсидировать бессрочную забастовку и отказали в использовании важнейших отечественных продуктов и сырья — угля, чугуна и стали, а также лишили ее существенных доходов от экспорта Рейн-Рур.

Казначейство было лишено всех обычных налоговых поступлений от огромной части национальной промышленности, а также налога на уголь и железнодорожных тарифов. Все железнодорожные линии в пределах и за пределами Рура были остановлены, поскольку рабочие отказались их эксплуатировать, а в некоторых случаях взорвали пути.

Значение потери Рура невозможно недооценить. Поскольку ее предприятия больше не производят, а миллионы не имеют работы, беженцы из Рура хлынули в остальную часть Германии.

Курс: 35,000 марок за фунтов стерлингов на Рождество 1922 года.

На следующий день отметка упала до 48,000 марок за фунтов стерлингов.

Дефицит товаров стал еще более серьезным, так как тысячи ферм и фабрик в Рурской области остались без присмотра. Производство меньшего количества товаров означало, что цены должны были вырасти еще больше, чтобы компенсировать дефицит.

Хемингуэй, приехавший из Франции, в марте 1923 года записал для газеты Toronto Daily Star, что шампанское стоит 38,000 марок за бутылку, а обед — 3,500 марок.

В марте, апреле и мае 1923 года доходы правительства составляли менее трети его расходов. Состояние бюджета продолжало ухудшаться.

В Имперском банке, печатавшем триллионы марок в день, начали заканчиваться чернила

Поэтому официальные лица решили печатать маркировку только на одной стороне банкноты, чтобы сэкономить чернила. Затем они приказали сократить выпуск периодических изданий и газет, чтобы их чернила и бумага могли быть использованы для печатных станков.

С 1 по 31 мая цена упала с 220,000 до 320,000 марок за фунт.

1 июня было отмечено выпуском первой банкноты в пять миллионов марок.

Мелкие преступления отчаяния процветали

Воровство, конечно, было обычным делом со времен войны, но теперь оно стало происходить в более крупных коммерческих масштабах. Металлические бляшки на национальных памятниках сняты. Свинец в одночасье начал исчезать с крыш. Бензин слили из цистерн всех легковых автомобилей.

Бартер уже был обычной формой обмена, но теперь такие товары, как латунь и топливо, становились валютой обычных покупок и платежей. Кресло в кинотеатре стоило кусок угля. Рубашки были оценены в картофеле. «Средневековье вернулось», — заметил один немец.

Ходили рассказы покупателей, которые обнаружили, что воры украли их корзины и чемоданы, в которых они несли свои деньги, оставив сам деньги лежать на земле.

Рабочие, которые всего несколько лет назад получали зарплату ежемесячно, теперь требовали ежедневную оплату — и они привозили тачки, чтобы забрать свои деньги.

В письме в министерство иностранных дел от 29 июня Аддисон зафиксировал тираж увеличение с 25 по 26 июня на 959 156 010 000 марок и с 26 июня и 27 из 1 523 534 460 000: за один день увеличение более чем на 500000000000 марок.

«Мы далеки от скромного ежедневного прироста в 160 миллиардов недели назад», — написал он.

Цены на все резко выросли

Объявление обменных курсов по радио стало обычным явлением в магазинах, поскольку владельцы магазинов хотели получать информацию каждую минуту. Например, покупатели, пришедшие за сыром, обнаружили, что цена выросла с 6000 до 8000 марок за фунт к тому моменту, когда они покинули магазин.

Торговцы не знали, как устанавливать цены, и часто просто закрывали магазин.

В кафе начали взимать первоначальные взносы за кофе, так как цена вырастала вдвое за час, и владельцы хотели быть уверены, что клиенты смогут заплатить.

Возникшая отвратительная правда заключалась в том, что по мере роста цен возрастал и сам спрос на деньги. При почти всех ценах на продукты питания выше 10,000 марок за фунт, стране требовались миллиарды марок в день новых банкнот, чтобы удовлетворить эти цены.

Они застряли в порочном круге, который, казалось, еще больше загонял их в пучину денежного разрушения.

В последние дни июня 1923 года марка упала с 600,000 до 800,000 за фунт, поскольку Рейхсбанк, отчаянно нуждавшийся в иностранной валюте, печатал марки оптом и продавал их, чтобы покупать другие валюты на бирже.

Уже через месяц марка будет торговаться на уровне 5,000,000 за 1 фунт

Компании начали платить рабочим обувью, кожей или чем-нибудь еще, что они могли достать. Многие предприятия начали вообще отказываться от знаков, если у них не было готовых средств немедленно от них избавиться.

Рейхсбанк, у которого кончилась бумага, потребовал сдать все формы бумаги для использования в печатных машинах.

Повышение заработной платы стало повседневным явлением. Те фирмы и города, которые не выполнили требования, столкнулись с массовыми беспорядками и грабежами своих предприятий.

Спрос на деньги продолжал экспоненциально расти: одна компания в Кобленце сообщила, что в понедельник ей потребовалось 300 миллиардов марок наличными, чтобы предотвратить бунты со стороны профсоюзных рабочих.

Рейхсбанк в начале августа пообещал печатать на местном уровне триллион марок в день — в 2500 раз больше, чем печаталось ежедневно 8 месяцев назад.

Правительство снова потребовало повышения цен на железнодорожные билеты на 400% и повышения налогов на прибыль и налоги на 140,000%. Через несколько дней было предложено увеличение на 600,000%. Даже если бы налоги работали, это не уменьшило бы дисбаланс бюджета вдвое.

Сегодня мы ежедневно выпускаем 20 триллионов марок новых денег. На следующей неделе банк увеличит эту сумму до 46 триллионов в день. Общая денежная масса в настоящее время составляет 63 триллиона долларов — таким образом, мы сможем выпустить через несколько дней 66% от общего предшествующего обращения. До его выступления марка торговалась на уровне 12,5 миллиона марок за фунтов стерлингов, в течение 48 часов она упала до 22 миллионов марок за 1 фунтов стерлингов.

Д-р Хавенштейн

президент Рейхсбанка

Состояние людей было отчаянным. Фермеры, видя денежный хаос, развязанный Имперским банком, отказывали городам в своих продуктах и мясе.

Пекари копили хлеб, потому что с каждым днем цены на него росли еще больше.

Это создало извращенный сценарий, когда фермы были заполнены едой, а сараи ломились от продуктов — но совсем нечего было есть в городах, где начался массовый голод.

Разграбление продуктовых рынков стало обычным явлением, поэтому они закрылись. Десятки тысяч начали умирать от голода. В Германии царил голод, как записал британский бизнесмен:

Меня тошнило от увиденного. Я увидел трех умирающих женщин. Они были на последних стадиях голодания.

Популярность нацистской партии, о которой многие до 1922 года не знали, резко возросла.

Правительство, жаждущее всего, что все еще имеет ценность, приказало солдатам совершать набеги на кафе в Берлине, вынуждая клиентов под дулами оружия сдавать всю иностранную валюту.

Солдаты собрали всего несколько тысяч долларов денег, но учения продемонстрировали не только тщетность политики, но и отчаяние развитой индустриальной страны, которая не смогла найти покупателей на иностранном рынке для своих марок.

Британский советник посла Аддисон записал 9 сентября 1923 года, что отметка упала с 300 миллионов марок за фунт до 500 миллионов только за последние 24 часа.

В отчаянии все, включая министров и канцлера, копили все, что могли, и отказывались платить налоги. Единственным препятствием на пути к раздаче еды было отсутствие валюты для оплаты.

К концу сентября Рейхсбанк печатал 3,2 квадриллиона марок в неделю

поразительную сумму, на которую было куплено всего лишь 5,2 миллиона фунтов стерлингов. Подсчитать цены стало практически невозможно, так как трудно было представить себе головокружительные цифры.

Деньги, необходимые для покупки одной буханки хлеба, октябрь 1923 г.

Контроль правительства над политической, не говоря уже о финансовой ситуации, был близок к критической точке.

26 сентября министр иностранных дел Штреземан приостановил действие Веймарской конституции, объявил чрезвычайное положение и передал исполнительные полномочия министру обороны г-ну Гесслеру.

Передача была формальностью. Фактически с тех пор в течение пяти месяцев генерал фон Сект, главнокомандующий рейхсвером (Веймарской армией), был высшей исполнительной властью в стране. На улицах разносились слухи о военном перевороте.

15 октября курс марки по отношению к фунту стерлингов превысил 18 миллиардов.

Шесть дней спустя он составил 80 миллиардов. На конец месяца общая денежная масса M1 (векселей в обращении) составила 2 496 822 909 038 000 000, или 2,49 квинтиллионов марок.

31 октября марка торговалась на уровне 310 миллиардов за один фунтов стерлингов.

В начале ноября новый человек, доктор Шахт, был назначен комиссаром по денежным вопросам. Состояние государственного бюджета было ужасающим. За предыдущие 10 дней федеральные расходы превысили доходы в 1000 раз.

Финансовые отчеты включают на каждой странице напоминание о том, что все цифры даны в квадриллионах.

Индекс стоимости жизни, взятый в 1914 году за 1, вырос с 15 миллионов в сентябре до 3,6 миллиарда в октябре и достиг 218 миллиардов 12 ноября 1923 года.

Д-р Шахт приказал немедленно остановить печатный станок 15 ноября.

Хавенштейн, президент Рейхсбанка, был в ярости. Шахт записал, что все невыпущенные бумажные марки, находившиеся тогда в руках Рейхсбанка, могли заполнить 300 десятитонных железнодорожных вагонов.

Знак, уже находящийся в свободном падении, имел слишком большой нисходящий импульс и, таким образом, продолжил свое параболическое снижение.

12 триллионов марок за 1 фунт стерлингов 15 ноября

затем 18 триллионов за 1 фунт стерлингов всего 5 дней спустя.

Шахт объявил о создании новой валюты — рентной марки, которая должна была обеспечиваться землей.

Таким образом, векселя Rentenbank были гарантированы в равных суммах ипотекой на земельную собственность и облигации на немецкую промышленность, торговлю, коммерцию, банковское дело и транспорт.

К 30 ноября в обращение поступило 500 миллионов рентных марок. Это, наконец, сработало — поскольку выпуск банкнот был фиксированным, и они были обеспечены таким дефицитным товаром, как земля, люди, измученные хаосом предыдущих месяцев, с готовностью перешли на рентную марку.

Цены стабилизировались, обменные курсы нормализовались, и продукты питания начали возвращаться на городские рынки. Новые деньги были приняты, несмотря на то, что это была неконвертируемая бумажная валюта.

Обменный курс бумажной марки к старым золотым маркам составлял от 1 000 000 000 000 до 1 триллиона старых марок за каждую золотую марку. Предыдущий курс обмена до войны был 4: 1.

Общий объем обращения старых бумажных марок (денежная масса M1) на конец ноября составил 400 квинтиллионов.

К декабрю полностью исчезла нехватка продовольствия, и политическая ситуация несколько стабилизировалась. Веймарская республика просуществовала бы еще десять лет, до 1933 года, когда нацистская партия во главе с Гитлером захватила правительство и навсегда приостановила действие конституции.

Эпилог

Мы подробно рассмотрели быстрый крах торговой марки и падение Германии в пучину гиперинфляции.

Следующие публикации будут сосредоточены на Соединенных Штатах в наши дни и дилемме, с которой сталкивается ФРС — как справиться с непреодолимым уровнем долга, который сейчас пронизывает всю американскую экономику и федеральное правительство и их конечной дилемме – уничтожить ли казначейство (подняв ставки) или уничтожить доллар (напечатав его до небытия).

Продолжая эту серию, я хочу, чтобы вы поразмышляли о факторах, имевших место в Веймарской Германии в 1919 году до коллапса и сравнили их с современными США.

Конечно, Веймар не является идеальным аналогом США, мы на 100 лет более продвинуты в технологическом плане, более социально-прогрессивный и не находящийся под угрозой военного вторжения. При этом есть важные сходства.

  • Огромный, невыплачиваемый государственный долг.
  • Быстро увеличивающийся дефицит федерального бюджета.
  • Уклонение от уплаты налогов, особенно богатыми.
  • Недавно проиграли дорогостоящую войну.
  • Экспоненциально растущая денежная масса.
  • Инфляционные замкнутые петли.
  • Рост инфляции.
  • Растущая политическая поляризация.
  • Социальное и моральное разложение высших классов.
  • Увеличение имущественного неравенства.
  • Усиление ксенофобии.
  • Конец долгового цикла + массовые банкротства компаний.
  • Политические беспорядки, бунты против истеблишмента.
  • Спекуляция богатых промышленников с целью скупки огромных массивов недвижимости.
  • Банки, использующие лазейки для вывода капитала из страны.
  • Значительная потеря промышленного производства (в Германии из-за войны/оккупации, а в США из-за Китая).
  • Нехватка товаров.
  • Испарение средних классов.
  • Быстро растущие цены на дома и активы.
  • Азартные игры на биржах.
  • Безудержная коррупция и жадность в государственных учреждениях.
  • Центральные банки покупают огромные суммы государственного долга.
  • Постоянное отрицание политиками усиливающейся инфляции.

Мемориальная книга

В данном проекте, основой для которого послужили фонды Государственного архива Республики Марий Эл, отражены сведения об участниках Первой мировой войны – уроженцах Царевококшайского уезда. Предупреждая вопрос о территориальных рамках, отметим, что решение ограничиться именно Царевококшайским уездом продиктовано рядом факторов. Во-первых, имеется уже достаточно большой объем материала, готовый для предоставления заинтересованной общественности. Во-вторых, стройностью и логичностью данного критерия. В-третьих же, авторы надеются на то, что подобным проектом будут охвачены и иные территории Республики Марий Эл. Мы старались максимально подробно отразить в ней ту информацию, которую удалось найти в архиве. В идеальном варианте представлена следующая информация: фамилия, имя, отчество, год рождения, воинская часть, место рождения (населенный пункт, волость), конкретные факты о прохождении службы (ранения, пленения, когда, где и др.), а также сведения о наградах. К сожалению, тот или иной информативный фрагмент прохождения службы по одному бойцу раскидан по целому ряду фондов, десяткам дел. Этой причиной объясняется различия в полноте информации по той или иной персоне.

Авторы хотели бы извиниться перед теми, кто, зная об участии своего предка, не обнаружит его на страницах нашего труда – не все фонды еще выявлены, не все архивные материалы, потенциально содержащие информацию, просмотрены. Отзывы и дополнения можно присылать на электронный адрес [email protected] Мы будем благодарны Вам за отзывы и дополнительные сведения. Надеемся, что это только начало большого пути по возвращению в народную историческую память имен бойцов участников Первой мировой войны и их ратных подвигов.

Полное или частичное воспроизведение и использование материалов в коммерческих целях возможно лишь с разрешения обладателя авторских прав.

Журнал Международная жизнь — Архив 8 номера 2014 года Первая мировая война: кто воевал за Россию

«Международная жизнь»: Мир отмечает скорбную дату — 100 лет со дня начала Первой мировой войны. В августе 1914 года все народы, населяющие нашу страну, пошли воевать. Для всех русских, грузин, чувашей или украинцев Россия была единственной родиной. Что из себя представляло Российское многонациональное государство накануне Первой мировой войны?

Юрий Булатов: Российская империя, будучи унитарной в своей основе, представляла собой полиэтничное государство, в состав которого входило более 150 народов и народностей. Однако в официальных документах того периода графа «национальность» отсутствовала. Принадлежность к тому или иному этносу определялась по вероисповеданию, языку и культуре. Например, согласно переписи, проведенной в Российской империи в 1897 году, православные составляли 71% населения, католики — 9%, мусульмане — 9%, иудеи — 5%.Таким образом, отличительной чертой Российского государства являлась его поликонфессиональность: в России были представлены все мировые религии и ведущие конфессии. Наряду с православием российские самодержцы считали необходимым обеспечить официальный статус и другим мировым религиям на территории России. В 1741 году императрица Елизавета Петровна торжественно провозгласила буддизм официальной религией, а в 1783 году, в связи с присоединением Крыма к России, ислам также получил в российском обществе официальный статус, утвержденный Екатериной II.

В состав Российской империи входил ряд вассальных государств: Бухарский эмират, Хивинское ханство и Великое княжество Финляндское. Накануне Первой мировой войны в состав России добровольно вошел Урянхайский край (Тыва).

«Международная жизнь»: Какова была структура государственной власти в России с точки зрения национальных отношений?

Ю.Булатов: По своей форме государственная власть в России была наднациональна, ибо она основывалась на династическом и сословном принципах, а не на этническом самосознании русских. Следует особо отметить, что в официальной идеологии царизма отсутствовал какой-либо этнический компонент. Вспомним в этой связи знаменитую триаду «Православие, самодержавие и народность», которую провозгласил в 1833 году, то есть в годы правления Николая I, министр народного просвещения граф С.С.Уваров. С точки зрения национальной политики необходимо указать также на особенности формирования социальной иерархии самодержавной России: метрополия была полиэтнична, но при этом имела только один общенациональный центр — великорусский.

«Международная жизнь»: Каковы причины тяготения народов России к имперскому центру?

Ю.Булатов: Национальная политика царизма всегда отличалась прагматизмом и терпимостью по отношению к нерусским народам. Приоритетными для самодержавия являлись цели политические. Религиозная и языковая ассимиляция, а также административно-территориальная интеграция вплоть до начала ХХ века не входили в число его первостепенных задач. Этим в значительной степени объясняется и такой факт, что в истории Российской империи XVIII-XIX веков отсутствовали какие-либо правовые документы с требованием выхода из состава России народов Сибири, Поволжья, Казахстана, Средней Азии, Закавказья и т. д. Тем самым народы демонстрировали свое согласие с условиями жизни в России. Выгода от вхождения в состав единого многонационального государства для народов России была очевидна и обусловливалась следующими факторами:

— гарантия безопасности жизни и имущества со стороны имперской власти;

— наличие условий для резкого скачка в социально-экономическом развитии;

— приобщение к достижениям мировой культуры и цивилизации.

Вместе с тем следует отметить, что включение в состав России все новых и новых народов, находившихся на более низкой ступени социально-экономического и культурного развития, способствовало консервации архаичных процессов в российском обществе, тормозило развитие России по пути модернизации и прогресса.

Тем не менее этнопатернализм, то есть покровительство и опека старшего над младшим, на протяжении всей истории Российского государства представлял собой базовую характеристику внутриполитического курса царизма. Кстати, здесь мы можем в определенной степени говорить о преемственности этого державного курса и после победы Октябрьской революции в 1917 году. Подтверждением тому являлись, например, теоретические установки советских времен: русский этнос — старший брат народов СССР, русский народ — народ просветитель и покровитель и т. д.

В большевистском исполнении этнопатернализм представлял собой вектор развития, нацеленный в первую очередь на ликвидацию национального гнета и выравнивание уровня жизни народов СССР. Этот «односторонний маршрут» от центра к периферии в конечном итоге оказался явно недостаточным. Советский вариант этнопатернализма практикуется и в условиях сегодняшнего дня, правда именуется по другому — дотации федерального центра субъектам РФ. Однако следует помнить, что центральная власть сегодня призвана решать не только проблемы удовлетворения потребностей регионов, во главу угла поставлена задача дальнейшей консолидации многонационального народа России (российской нации).

«Международная жизнь»: В августе этого года исполняется 100 лет со дня начала Первой мировой войны. В данный момент растет число публикаций, посвященных этой дате, предпринимаются попытки по-новому осмыслить причины, характер и итоги войны. Какова ваша точка зрения на этот счет?

Ю.Булатов: Первая мировая война в оценках российских и зарубежных исследователей характеризуется прежде всего как война империалистическая, суть которой составляла борьба за очередной передел мира, захват и ограбление новых колоний и полуколоний, расширение сфер влияния, рынков сбыта и т. д. Исследования первопричин возникновения этой мировой бойни 1914-1918 годов, а также тщательный анализ межимпериалистических противоречий между государствами — участниками Первой мировой войны давно стали достоянием широкой общественности. Все это так. Однако необходимо новое измерение в оценке Первой мировой войны.

Подход в изучении этого глобального катаклизма начала ХХ века только с точки зрения блоковой политики Тройственного союза или Антанты в определенном смысле является поверхностным, ибо ставит на одну доску и равняет все мировые державы — участницы Первой мировой войны.

В исторической науке расхожее определение империи, похоже, позволяет свести на нет все различия между империями как на Востоке, так и на Западе: «Империя — это конгломерат народов, образующий политическую, экономическую и в зачатке культурную систему, где ведущая и объединяющая роль принадлежит одному или немногим народам, а остальные находятся в разной степени подчинения и зависимости, хотя и получают некоторые выгоды от своего вхождения в этот конгломерат». Этим определением начинается и, по сути дела, заканчивается сходство империй — участниц Первой мировой войны.

Хотелось бы отметить, что Российская империя представляла собой не только многонациональное государство, но и отдельную, самодостаточную цивилизацию. Сегодня в условиях глобализации международных отношений необходимо разрабатывать цивилизационный подход при анализе исторической канвы событий Первой мировой войны. И начать прежде всего следует с оценки Российского многонационального государства как империи особого типа.

«Международная жизнь»: Ваша оценка Российского многонационального государства как империи особого типа требует развернутого комментария.

Ю.Булатов: Комментарий в первую очередь сводится к тому, что ярлык колониальной державы в европейском понимании этого термина не отражает суть Российской империи. Это подтверждается следующим:

— русский этнос, будучи государствообразующим этносом, никогда не имел в царской России каких-либо этнических привилегий как де-юре, так и де-факто. Таким образом, положение русского этноса в России не идет ни в какое сравнение с безраздельным господством англичан, немцев и т. д. в своих колониях и полуколониях. Более того, русский этнос, составляя относительное большинство населения России, подвергался частичной социальной дискриминации по сравнению с некоторыми нерусскими народами (поляками, немцами, финнами). Русские отставали по уровню грамотности, по числу лиц, занятых в сфере умственного труда, по уровню благосостояния, продолжительности жизни и т. д. В экономическом и культурном плане великорусский центр уступал своей северо-западной периферии и незначительно превосходил южные и восточные окраины России;

— национальные окраины России не являлись источником обогащения метрополии. Специфика отношений «центр — периферия» определялась не традиционными колониальными связями, а отношениями политической зависимости и разной степени неравенства;

— не существовало границ, отделявших метрополию от национальных окраин, то есть сходные политические, экономические и социальные процессы происходили в жизни всех народов России;

— основное бремя расходов в сфере национального строительства несли центральные губернии России с моноэтническим составом населения — великорусским.

Таким образом, центр больше вкладывал сил и средств в развитие национальных окраин, нежели извлекал. Согласитесь, что вышеприведенная характеристика взаимоотношений «центр — периферия» на примере России разительно отличается от политики западных империй в Азии и Африке на рубеже XIX-ХХ веков.

Россия и западноевропейские империи по-разному управляли национальными районами. Перед Российской империей, объединившей социумы с различным уровнем социально-политического, экономического и культурного развития, встал вопрос: как управлять? По-европейски, то есть по схеме «метрополия — колония», или по-азиатски — слияние национальных окраин собственно с территорией империи. Был избран второй путь.

Обратите также внимание на то, что великорусский этнос по мере расширения ареала своего расселения никогда не поглощал другие народы. Все народы и народности, проживавшие на территории России, сумели сохранить свою национальную идентичность вплоть до сегодняшнего дня. В этой связи можно задать вопрос, например, нынешнему Президенту Франции Ф.Оланду: куда делись проживавшие на территории Франции бретонцы и провансальцы? Почему гасконцы остались лишь на страницах исторических романов Александра Дюма? Незавидной оказалась и судьба североамериканских индейцев, но это уже тема для отдельного разговора.

«Международная жизнь»: Приведите, пожалуйста, примеры, подтверждающие принципиально иные цивилизационные векторы развития России по сравнению с другими империями.

Ю.Булатов: За примерами, как говорится, далеко ходить не надо. На рубеже XIX-XX веков в исторической науке при оценке взаимоотношений западноевропейских империй со своими колониями появилась очень емкая характеристика этих процессов — «за капиталом следует флаг». В первую очередь речь шла об экономическом проникновении западных держав в перспективные с их точки зрения районы Азии и Африки, а затем и политическом закреплении за собой этих территорий в статусе колоний или полуколоний. Схема вхождения новых территорий в состав России была принципиально иной: сначала водружение флага, то есть закрепление данной территории в составе России, а потом уже экономическое освоение этих национальных районов.

Промышленный переворот в России в XIX веке также продемонстрировал принципиально иную схему развития капитализма в России. Если на Западе первоначально создавалась производственная инфраструктура (фабрики и заводы), а затем и транспортная сеть (железнодорожное строительство), то у нас эти процессы развивались в обратном направлении.

Сейчас чрезвычайно актуальна тема, связанная с первыми попытками формирования гражданского общества в России в период великих реформ Александра II. Однако и здесь векторы развития социально-политических процессов в России и на Западе также были прямо противоположны. Например, на Западе политические партии создавались по схеме «левые — правые — центр» справа налево, то есть первоначально речь шла о формировании партий правого толка, защищавших существовавшие политические режимы в Европе. В России же процесс создания политических партий развивался наоборот, то есть слева направо — первые политические партии, возникшие в Российской империи, представляли собой революционные организации левого толка. Примеры такого рода можно приводить бесконечно. Причины разных векторов в развитии вышеупомянутых процессов кроются в том, что Российская империя, в отличие от западноевропейских империй, формировалась не на буржуазной основе, а на базе феодальных отношений.

«Международная жизнь»: Каким образом народы России превратились в российский суперэтнос?

Ю.Булатов: Термин «российский суперэтнос» ввел в научный оборот Л.Н.Гумилев в своем учении об этногенезе — происхождении и развитии этносов. Он использовал термин «российский суперэтнос» как синоним цивилизации. По мнению этого выдающегося историка, российский суперэтнос складывался на протяжении нескольких столетий, приблизительно в период 1500-1800 годов. В этот отрезок времени многократно расширялся ареал проживания великорусского этноса от Прибалтики до Тихого океана. По мнению Л.Н.Гумилева, это завершило формирование российского суперэтноса, то есть отдельной и самодостаточной цивилизации. Великорусский этнос стал ее главным стержнем и ядром.

Следует также отметить, что этногенез великорусского этноса определил и отличительную черту российской цивилизации. Происхождение великорусского этноса было крепко-накрепко связано с православием, хотя общеизвестно, что другие народы и народности на территории России имели исключительно этнические, а не религиозные корни. Субстратами (компонентами) великорусского этноса, возникшего в XIV веке, являлись реликты древнерусского этноса, крещеные татары, крещеные литовцы и крещеные финно-угорские племена. Духовность великорусского этноса в конечном итоге была реализована в важнейшем принципе национальной политики царизма — веротерпимости. Хотелось бы особо подчеркнуть, что на территории России за всю ее историю никогда не было ни религиозных войн, ни резерваций, ни истребления тех или иных этносов, то есть коренные народы России в условиях самодержавия не представляли собой объект национальной вражды.

На рубеже XIX-XX веков царское самодержавие предприняло неудачную попытку выработать новую модель национальной политики, что привело к временному нарушению принципа веротерпимости. Например, были изданы указы о конфискации земельной собственности Армянской апостольской церкви, о репрессиях в отношении католической церкви в Привислинском крае и т. д. Вскоре этот курс был признан ошибочным, и все вернулось на круги своя. Более того, в период правления Николая II можно было говорить о либерализации принципа веротерпимости. Весной 1905 года был издан царский указ о свободе вероисповедания, который санкционировал свободный переход верующих в другую конфессию. Православному населению также предоставлялось право перехода в другую веру, что ранее было строжайше запрещено законом. Таким образом, в России был официально оформлен прозелитизм.

В становлении российского суперэтноса большую роль сыграл опыт, накопленный царской властью в налаживании связей с местными национальными элитами. Провозгласив своими принципами уважение местных традиций и обычаев, невмешательство во внутреннюю структуру жизни местных народов, а также сохранение в неприкосновенности их социальной иерархии, царизм создал тем самым условия для интеграции национальных элит в состав российского дворянства. Этот процесс шел полным ходом, и накануне Первой мировой войны удельный вес русских в российском дворянстве составлял менее 50%.

Следует также отметить, что национальность в самодержавной России никогда не была преградой для карьерного роста. Например, Патриарх Московский и всея Руси Никон, известный в миру как Никита Минов, был сыном мордовского крестьянина. Генералиссимус А.В.Суворов имел армянские корни и по материнской линии происходил из дворянского рода Мануковых (Манукян). Канцлер России А.А.Безбородко, украинец по национальности, в конце XVIII века во многом лично определял внешнеполитический курс России. Конечно, в рамках данного интервью не представляется возможным перечислить весь список великих сынов Отечества разных национальностей. Однако работа в этом направлении крайне необходима. Например, на базе Всероссийского конкурса «Имя России» можно было бы разработать целевую государственную программу по воспитанию молодого поколения в традициях многонационального государства.

Следует также отметить, что инородцы, то есть лица не христианского вероисповедания, на которых права и обязанности граждан России распространялись не в полном объеме, принимали активное участие во всех судьбоносных событиях российской истории. Здесь и крестьянские восстания С.Разина и Е.Пугачева, и Персидский поход Петра I на Востоке, и Северная война на Западе. Единство народов России в борьбе с внешним врагом с особой силой проявилось в ходе наполеоновского нашествия. В конечном итоге французские войска были разбиты и российская армия в марте 1814 года торжественно вступила в Париж. Французы были восхищены блестящей свитой императора Александра I и бравым видом его кавалергардов. Одновременно они испытали культурный шок, когда на улицах Парижа увидели национальные части российской армии: кавалерию бурятов в национальных одеждах на низкорослых лошадях, невиданных ранее в Европе; калмыков в полной боевой экипировке на верблюдах, продемонстрировавших безупречный походный строй, и т. д.

Все эти примеры подтверждали еще один важнейший принцип внутренней политики царизма: коренные народы России никогда не представляли собой объект национальной политики самодержавия, а являлись его субъектом — непосредственным участником и творцом истории Российского многонационального государства. Таким образом, самодержавие представляло собой надежную скрепу в развитии цивилизационных процессов в России, сыграло большую роль в деле становления и развития российского суперэтноса.

«Международная жизнь»: Как соотнести вашу оценку царизма — «творца российского суперэтноса» — с ростом выступлений трудящихся масс в национальных районах России в последние годы существования самодержавного строя?

Ю.Булатов: Да, действительно в рассматриваемый период в России повсеместно наблюдался рост социально-политической активности населения, в том числе и на национальных окраинах. Например, в Гурии (Западная Грузия) имели место аграрные волнения, на Левобережной Украине вспыхнуло крестьянское восстание, получившее название «вторая пугачевщина». В Баку, Ташкенте и других городах демонстрации неизбежно заканчивались столкновениями с полицией, а зачастую и с регулярными войсками, вызванными на подмогу. Все это так. Однако следует подчеркнуть одну особенность всех этих без исключения революционных выступлений как в центре, так и на местах — мобилизация участников протестных акций шла по социальному, а не по национальному признаку. Рабочие требовали улучшения условий труда и восьмичасовой рабочий день, крестьяне выступали за конфискацию помещичьей земли и проведение «справедливой» аграрной реформы и т. д. Никаких национальных требований и лозунгов на революционных знаменах начертано не было.

Необходимо отметить, что левые партии общероссийского и регионального масштабов в свои программы обязательно вносили главный, с их точки зрения, пункт — право наций на самоопределение. Это положение традиционно переписывалось из решений Лондонского конгресса II Социалистического интернационала (1896 г.) без каких-либо изменений. Однако в данном случае имел место разрыв между революционной теорией и революционной практикой. Широкие народные массы в годы монархического режима были равнодушны к национальному вопросу. Идея самоопределения так и не стала материальной силой и не была востребована вплоть до революционных событий 1917 года.

Большевики, в свою очередь, пытались модернизировать и конкретизировать лозунг о самоопределении народов. Накануне Первой мировой войны руководство РСДРП уже расширенно толковало этот лозунг — право наций на самоопределение вплоть до отделения. Однако это не помогло левым оппозиционерам раскрутить сепаратистские движения в национальных районах, чтобы дестабилизировать обстановку в стране. Более того, в ходе Первой мировой войны ни один из нерусских народов не потребовал выхода из состава России. Вплоть до февраля 1917 года местное население рассматривало центральную власть в качестве гаранта социальной и политической стабильности в условиях широкомасштабных военных действий.

«Международная жизнь»: Есть и еще один вопрос, связанный с национальной политикой царизма, который мы никак не можем обойти. В чем, по вашему мнению, заключалась несостоятельность политики царизма в еврейском вопросе накануне крушения самодержавия?

Ю.Булатов: Прежде чем перейти к рассмотрению темы «Россия и еврейский вопрос со знаком минус», объективности ради следовало бы сказать несколько слов и о заслугах царизма в решении еврейского вопроса. За несколько лет до Великой французской революции Российская империя стала первым в Европе государством, провозгласившим гражданское равноправие, то есть равенство евреев с другими гражданами России. В Жалованной грамоте городам (1785 г.), в частности, отмечалось, что все мещане, и, стало быть, евреи, получали право участвовать в местном сословном управлении и право занимать общественные должности. В 1804 году было обнародовано Положение о евреях, целью которого, по словам императора Александра I,являлось дать государству полезных граждан, а евреям — Отечество. В этом документе подтверждались гражданское равноправие и личные свободы еврейского населения, в том числе и свободный доступ к получению высшего и среднего образования в России. Однако между благими намерениями и их реализацией оказалась дистанция огромного размера. Перейдем теперь к ответу на ваш вопрос, в чем проявилась несостоятельность политики царизма в еврейском вопросе накануне крушения самодержавия.

Первое. Российский император Николай II, как духовный лидер православного мира, нес личную ответственность за то, что не предпринималось никаких кардинальных мер по снижению уровня духовного противостояния православных и иудеев. Евреи иудейского вероисповедания так и остались в России в статусе «врагов Христовых». Эту аттестацию евреям, данную в свое время императрицей Елизаветой Петровной, ни один из последующих российских монархов так никогда и не отменил. Иудаизм в России, по сути дела, был нелегитимен, ибо не имел официального статуса по сравнению с буддизмом и исламом. Таким образом, веротерпимость как основополагающий принцип национальной политики царизма не получила должного развития в еврейском вопросе.

Второе. Согласно учению Л.Н.Гумилева, евреи в мировом сообществе представляли собой блуждающий суперэтнос без территории, армии и государственного аппарата. Ошибка царизма заключалась в том, что евреи, крепко спаянные единством религии и происхождения, никогда не рассматривались в России даже в качестве этнической группы, не говоря уже о суперэтносе. Поиски решения еврейского вопроса царские власти ограничивали лишь социальной сферой, где евреи являлись исключительно объектом, а не субъектом общественных отношений.

Третье. Царизм недооценивал пагубности существования черты оседлости для еврейского населения после завершения промышленного переворота в России в последней четверти XIX века. С одной стороны, во времена Николая II черта оседлости во многом являлась фикцией, так как крупные еврейские диаспоры существовали не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и во всех губернских и промышленных городах России. Центр еврейской общественно-политической жизни к этому времени также переместился из Одессы в Санкт-Петербург. С другой стороны, до вступления России в Первую мировою войну черту оседлости никто официально не отменял. Эти районы со смешанным населением представляли собой очаг социальной напряженности и национальной розни, являлись источником постоянных протестных настроений, а также неисчерпаемым резервом пополнения кадров для оппозиционных и революционных партий и организаций всех мастей. Черта оседлости стала родиной еврейской социал-демократии (Бунд, г. Вильно, 1897 г.), сионизма (Поалей Цион, Украина, 1899 г.) и марксистского движения (РСДРП, г. Минск, 1898 г.).

Архаичная структура власти самодержавия и растущая финансовая и экономическая мощь еврейского капитала в России провоцировали напряженность в еврейском вопросе. Казалось бы, если есть вопрос, то должно быть и его решение. Но на поверку оказалось, что ни одна политическая сила, ни одна партия в России не были заинтересованы в решении еврейского вопроса в последние годы существования монархии. Например, в Государственной думе всех ее четырех созывов вплоть до февраля 1917 года еврейский вопрос так и не был поставлен на обсуждение.

Более того, существовало негласное правило, что все депутаты в Государственной думе, независимо от партийной принадлежности, объединялись в неформальные группы по национальному признаку. В те годы в Государственной думе существовали, например, следующие национальные объединения: Польское коло (клуб), Украинская и Белорусская громады, Мусульманская группа и т. д. Только еврейские депутаты, рассредоточившись по партийным фракциям, не создавали своего национального объединения в рамках российского парламента. Почему? Вывод напрашивается сам собой. Подобное национальное объединение никому не было нужно. Еврейский вопрос в Государственной думе и за ее стенами использовался всеми оппозиционерами и революционерами всего лишь как универсальное средство для поддержания высокой температуры в обществе, чтобы бороться с царским режимом. Планка требований в еврейском вопросе постоянно повышалась.

«Международная жизнь»: Каковы причины политизации еврейского вопроса накануне и в годы Первой мировой войны?

Ю.Булатов: Тройственный союз стремился на базе еврейского вопроса создать неприглядный образ России, с тем чтобы ослабить позиции царизма как внутри страны, так и на международной арене. Пропагандистская кампания по дискредитации политики царизма в еврейском вопросе представляла собой очень перспективный проект и, по замыслу его разработчиков, была обречена на успех. Это объяснялось следующим: во-первых, из 15 млн. мирового еврейского населения в России проживала почти половина от его общей численности; во-вторых, театр боевых действий в годы Первой мировой войны охватывал стык территорий трех империй (России, Германии и Австро-Венгрии), где проживало 75% мирового еврейства.

Следует отметить, что стратеги Тройственного союза также учитывали изменения в отношении царского правительства к сионистскому движению, которое в те годы быстро набирало силу при поддержке мирового еврейского капитала. Первоначально царизм всячески сочувствовал сионистскому движению и рассматривал сионизм как программу переселения российских евреев на землю обетованную. Самодержавные власти были даже готовы профинансировать этот проект, полагая, что меры такого рода позволят снизить социальную напряженность в российском обществе и ослабить революционное движение в стране. Общеизвестно, что 5% еврейского населения в России дали 50% революционеров — борцов с самодержавным строем.

Однако эти надежды царизма не оправдались. Сионистские партии, созданные в России, такие как Поалей Цион (Трудящиеся Сиона), Партия сионистов-социалистов, Социалистическая еврейская рабочая партия и другие, стали пропагандировать идею обособления евреев в России, то есть, по сути дела, речь шла об отчуждении евреев в российском обществе. Эти сионистские установки вошли в противоречие с политикой царского правительства, стремившегося обеспечить интеграцию и единство всех народов в составе многонационального государства. Столкновение сионистов с самодержавной властью было неизбежно, что предопределило обострение еврейского вопроса в России.

Заинтересованность в решении еврейского вопроса в России проявили и США, рассматривавшие его в качестве важного элемента для сдерживания экономического роста Российского государства. Напомню, что в те годы Россия по темпам промышленного роста обгоняла не только Англию, Германию, Францию, но и США. В декабре 1911 года Еврейский комитет США добился от американского Конгресса принятия резолюции об отмене Русско-американского договора 1832 года о торговле и навигации в связи с ущемлением прав евреев в России.

В годы Первой мировой войны царизм внес существенные коррективы в свою политику в еврейском вопросе. В 1915 году официально утратил свою юридическую силу Указ о черте оседлости образца 1791 года (!), была отменена процентная норма для поступления евреев в российские высшие и средние учебные заведения, проведена замена российских паспортов для евреев с одногодичных на бессрочные. Однако воротилы мирового бизнеса предпочли все это не заметить. В августе 1915 года западные банки при непосредственном участии США отказали России в кредитах на ведение войны под предлогом нерешенности еврейского вопроса в стране.

С тех пор в новейшей истории ХХ века прослеживается определенная закономерность. Как только Россия, а затем и Советский Союз совершали очередной прорыв на пути модернизации и прогресса, Запад сразу начинал раскручивать пропагандистскую кампанию, связанную с нарушением прав российских (советских) евреев. Так было в 30-х годах ХХ века, когда СССР превратился из аграрной в индустриально-аграрную державу. Повтор этого сценария с особой силой имел место после окончания Великой Отечественной войны, когда советский народ-победитель в кратчайшие сроки восстановил народное хозяйство, а затем и превзошел показатели довоенного уровня развития экономики. На рубеже 60-70-х годов ХХ века СССР стал мировой супердержавой, достигнув паритета с США в сфере вооружений. Именно на эти годы пришлась новая волна еврейской эмиграции из СССР. Случайно ли это? Эта тема ждет своих исследователей.

«Международная жизнь»: По вашему мнению, эта «закономерность» в политике США прослеживается и ныне?

Ю.Булатов: Судите сами. В настоящее время в российских средствах массовой информации достаточно часто упоминается о том, что Россия поднимается с колен. Обсуждаются планы на перспективу, которые должны обеспечить выход России на качественно иной уровень развития. Западная пресса на такого рода выступления российских политиков и публицистов реагирует мгновенно. Сразу же начинаются попытки заклеймить антисемитскую направленность как внутренней, так и внешней политики России. Как вы думаете, в чем нас сейчас пытаются обвинить? Ни много ни мало как в глобальном антисемитизме! В год вступления Б.Обамы в должность Президента США Государственный департамент опубликовал программный документ «Современный глобальный антисемитизм». Значительное место в этом аналитическом докладе отводится России. Как следует из текста, американские дипломаты с беспокойством отмечают рост антисемитизма в РФ и критикуют российские власти за недостаточные усилия в борьбе с этим злом. Каковы причины такого рода заявления? Вывод напрашивается один. В условиях глобализации прежний масштаб критики антисемитизма в России не устраивает нынешних
обитателей Белого дома, им требуется разработка новых страшилок.

«Международная жизнь»: Каким образом кайзеровская Германия и ее союзники пытались спровоцировать вражду между народами России в годы Первой мировой войны?

Ю.Булатов: Накануне и в годы Первой мировой войны в генеральных штабах государств Тройственного союза разрабатывались не только военные операции, но и готовились оперативные планы по дестабилизации внутриполитической обстановки в России. Противник в первую очередь делал ставку на население национальных окраин Российской империи, которое отличалось от великороссов по языку, культуре и вероисповеданию. Военные ведомства Германии, Австро-Венгрии и Турции не жалели денежных средств на организацию националистического подполья в пограничных районах и подготовку «идейных» лидеров, готовых развернуть антироссийскую пропаганду и агитацию среди населения национальных окраин. Именно в это время платным агентом немецкой разведки стал украинский историк Михаил Грушевский — один из кумиров нынешних киевских самостийников, впоследствии разоблаченный царским правительством и отправленный в ссылку.

В ходе Первой мировой войны кайзеровская Германия координировала деятельность своих союзников по созданию националистических центров антироссийской направленности. В Австро-Венгрии был создан Союз освобождения Украины, а в Турции сформирован Комитет по защите прав мусульманских тюрко-татарских народов России. Германская разведка для пущей убедительности стала финансировать создание подобных центров и в нейтральных странах. В Стокгольме (Швеция) была создана Лига нерусских народов России, в Берне (Швейцария) вплоть до свержения самодержавия в России, в феврале 1917 года, на регулярной основе издавался «Бюллетень народностей России».

Таким образом, готовилось мощное пропагандистское обеспечение для создания «пятой колонны» на территории России в ходе Первой мировой войны. Планировалось, что ядром «пятой колонны» должны стать национальные воинские части, набранные из числа представителей тех или иных народов, проживавших как на территории России, так и в сопредельных странах. Одним из первых в Германии был создан 27-й Прусский батальон из числа уроженцев Великого княжества Финляндского. Однако этот проект провалился, и «боевой путь» финских воинов в составе немецкой армии на Восточном фронте быстро закончился, так и не успев начаться. Пропагандистский эффект от этой затеи оказался нулевым, ибо число финских добровольцев в составе российской армии оказалось неизмеримо выше. Патриотический подъем финнов, готовых встать на защиту России, проявился с особой силой на первоначальном этапе Первой мировой войны во время поездки императора Николая II в Великое княжество Финляндское.

 Австро-Венгрия, в отличие от Германии, добилась определенного успеха в формировании национальных частей из числа украинских националистов. Под ружье австро-венгерский император сумел поставить 250 тыс. западных украинцев, проживавших на территории Австро-Венгрии, и прежде всего в Галиции. Однако Тройственный союз так и не отважился направить этот воинский контингент на Восточный фронт, ибо в составе 11-миллионной русской армии за Россию воевало почти 4 млн. украинцев.

Несмотря на то что лозунг самодержавной власти «За веру, царя и Отечество» был обращен в первую очередь к православному населению России, на защиту многонационального государства выступили представители многих народов России, проживавшие на ее территории. В составе регулярных и иррегулярных частей российской армии воевали армяне и осетины, татары и кабардинцы, эстонцы и латыши, ингуши и чеченцы и т. д. Например, только латышей в составе российской армии насчитывалось до 500 тыс. человек. Хотелось бы также отметить, что в ходе Первой мировой войны проявились лучшие черты характера российского суперэтноса: коллективизм и общинность, оборонительный национализм и стихийный интернационализм. Таким образом, активное участие народов России в Первой мировой войне представляло собой основу для дальнейшей консолидации российского суперэтноса в рамках единого многонационального государства. Однако революционные события 1917 года на некоторое время прервали этот процесс.

«Международная жизнь»: Какова, на ваш взгляд, должна быть в целом оценка национальной политики царизма накануне краха Российской империи?

Ю.Булатов: Национальная политика царизма в основном соответствовала уровню развития большинства народов, проживавших на территории России. «Тюрьма народов» не взорвалась ни в годы первой революции (1905-1907 гг.), ни в годы нового революционного подъема (1910-1914 гг.). Первая мировая война безусловно способствовала развитию кризисных явлений в российском обществе. Это глобальное военное противостояние усилило экономическую, политическую и социальную напряженность в России, но о национальной напряженности как таковой говорить не приходится. Хроника событий того периода в России как на фронте, так и в тылу является тому подтверждением. В этой связи следует сделать главный вывод — национальный вопрос не являлся первопричиной распада Российской империи.

«Международная жизнь»: Неужели в последующие годы опыт царского правительства по решению национальных проблем оказался невостребованным?

Ю.Булатов: Напротив, опыт царизма по укреплению многонационального государства был творчески использован большевиками. Например, наднациональная форма государственной власти была сохранена, только именоваться эта наднациональная власть стала иначе: рабоче-крестьянская или пролетарская.

Унитаризм, свойственный Российской империи, был закреплен в первой советской Конституции 1918 года, где разграничение компетенций между федеральными и местными органами РСФСР строилось на исключительной компетенции центральных органов и остаточной — местных органов.

Большевики также сочли целесообразным не разрушать, а модернизировать в своих интересах идеологему «православие, самодержавие, народность», прочно укрепившуюся в течение длительного периода в сознании большинства населения страны, прежде всего среди крестьянских масс. Чисто внешне эта идеологическая конструкция в большевистской трактовке была сохранена, однако прежняя «начинка» этой триады, конечно, была изъята. Вместо православия большевики провозглашали свободу, равенство и братство — лозунги, близкие по духу христианскому населению. Взамен самодержавия как формы государственной власти выдвигалась диктатура пролетариата, а народность, то есть коллективизм и общинность, была заменена идеей интернационализма в его расширительном толковании «Пролетарии всех стран и угнетенные народы всего мира, объединяйтесь!».

Концепция «Москва — III Рим», определявшая лидерство русского этноса в православном мире, была заменена концепцией «Москва — III Коммунистический интернационал», представлявшая собой уже иной масштаб лидерства России в мировом сообществе. Москва должна была превратиться в центр мирового коммунистического, рабочего и национально-освободительного движений. Таким образом, технология самодержавной (тоталитарной) власти была не только взята на вооружение В.И.Лениным и его соратниками, но и получила дальнейшее развитие в марксистской трактовке.

«Международная жизнь»: Используется ли сегодня опыт прошлого в сфере национальных отношений в практике национального строительства в России?

Ю.Булатов: В известной степени это так. Судите сами. В настоящее время вертикаль власти, построенная в современной России, также носит наднациональный характер и сохраняет в своей основе унитаристские черты.

Российский многонациональный народ, будучи единственным источником власти и носителем суверенитета в РФ, ныне формирует новую триаду в сфере национальных отношений. Ее основными элементами должны стать державность, патриотизм и традиционализм при опоре на исторический опыт России.

В условиях сегодняшнего дня Российская Федерация не только сохраняет, но и приумножает свои традиции лидерства в мировом сообществе. Подтверждением тому является недавний визит Президента РФ В.В.Путина в Латинскую Америку и подписание на уровне глав государств БРИКС большого пакета соглашений о сотрудничестве. Мировой авторитет России не подлежит сомнению, ибо без России как гаранта стабильности невозможно разрешить ни один кризис, будь он на Ближнем Востоке или Украине.

Первая мировая война: 15 наследий по-прежнему с нами | Первая мировая война

Ядовитый газ

Эксперимент начался 22 апреля 1915 года. Немецкие солдаты, окопавшиеся в бельгийском средневековом городе Ипр, атаковали 6000 стальных баллонов с газообразным хлором. Ветер нес смертоносный газ, который был в два с половиной раза тяжелее воздуха, к британским врагам по фронту, протянувшемуся примерно на четыре мили. Газ застал британских солдат врасплох, убив 3000 из них. В мгновение ока все стороны в войне начали свои собственные газовые атаки: они пронеслись над полями сражений, преодолели зоны отчуждения и ранили более миллиона человек, убив 70 000 человек.

Французские солдаты в противогазе ранней формы в окопах во время второй битвы при Ипре в 1915 году. Фотография: Archive / Getty Images

Одна из характеристик ядовитого газа, который был запрещен международным правом как химическое оружие в 1925 году. это его варварство. 10 июля 1917 года немецкие войска стреляли снарядами голубого креста (дифенилхлороарсин), ингредиенты которых в совокупности вызывали у жертв сильное чихание, проникая через их противогазы. Их должным образом называли «разрушителями масок».

Вторая характеристика — это неразборчивость, с которой убил газ.Точно определить это невозможно. Будь то солдаты, граждане или дети, всех убивали одинаково.
Ronen Steinke , Süddeutsche Zeitung

Панцирный шок и посттравматическое стрессовое расстройство

Психологические жертвы войны стары, как сама война. Об этом говорят Второзаконие, греки и Шекспир. Но только во время Первой мировой войны наука начала правильно понимать это и ставить диагнозы, известные нам сегодня.Даже во время войны некоторые медики все еще считали, что «контузный шок» или «военный невроз», как его называли, были результатом физического воздействия взрывающихся боеприпасов.

Но постепенно начала формироваться другая теория: что специфические симптомы, проявляемые огромным количеством солдат (80 000 только в британской армии), были вызваны эмоциональными, а не физическими стрессорами — в частности, почти самоубийственным характером передовой кампании. непосредственная близость к смерти, отвратительное зрелище, когда друг или враг встречает особенно ужасный конец.

Медсестры госпиталя сэра Уильяма используют экспериментальное медицинское оборудование для солдат, пострадавших от контузии. Фотография: Central Press / Getty Images

У травмированных солдат было много общих симптомов — от проблем с речью, подергивания, беспокойства и расстройства пищеварения до более серьезных нервных недомоганий. Врачи находили сбивающим с толку то, что эти симптомы часто не проявлялись, пока пациент не вернулся в безопасные пределы гражданской жизни, и почему они сохраняются еще долго после окончания войны.

Подавляющее большинство мужчин не оправились в достаточной степени, чтобы вернуться в армию или на фронт. Зигфрид Сассун сделал это, но не раньше, чем он написал стихотворение «Выжившие:

» «Несомненно, они скоро поправятся; шок и напряжение
стали причиной их заикания, бессвязного разговора.
Конечно, они очень хотят выйди снова », —
Эти мальчики со старыми, испуганными лицами, учатся ходить
Они скоро забудут свои преследуемые ночи, свои запуганные
Подчинение призракам умерших друзей, —
Их мечты, которые сочатся убийством; и они будут гордиться
Славной войной, сокрушившей их гордость…

Мужчины, вышедшие на битву, мрачные и радостные,
Дети с глазами, которые ненавидят вас, сломленные и безумные.»

Несмотря на внезапное озарение Первой мировой войны и бесчисленное количество пострадавших во Второй мировой войне, только в 1980 году и после войны во Вьетнаме это состояние было официально признано посттравматическим стрессовым расстройством.
Марк Райс-Оксли , Хранитель

Призыв

Знаменитый плакат «Твоя страна нуждается в тебе!» С изображением военного министра Великобритании лорда Китченера призвал более миллиона человек вступить в армию, чтобы поддержать оригинал. экспедиционный корпус переброшен во Францию ​​безнадежно неподготовленным и непригодным к европейской войне.В течение года после того, как Великобритания объявила войну Германии в августе 1914 года, несмотря на количество молодых энтузиастов, которые присоединились (часто со своими друзьями и соседями в так называемых батальонах «приятелей»), таким был уровень потерь, было ясно, что страна не могла продолжать борьбу, полагаясь исключительно на добровольцев.

Впервые в истории Великобритании в начале 1916 года правительство ввело призыв на военную службу. По словам профессора Оксфордского университета сэра Хью Страчана, в отличие от многих континентальных держав, включая Францию, Германию, Россию, Австрию и Венгрию, где принудительное призывание в различных формах существовало в течение многих лет, в Великобритании не существовало традиции, согласно которой гражданство влечет за собой военные обязательства. истории войны.Страчан подчеркнул в своей книге «Первая мировая война», что принцип всеобщей военной службы был введен в Британии без принятия всеобщего избирательного права для взрослых мужчин — Британия имела самые ограниченные права на то время среди всех европейских государств, за исключением Венгрии.

Фотография: Британская библиотека / Робана через Getty

Закон о военной службе Великобритании был принят парламентом в январе 1916 года. Он вводил призыв на военную службу всех одиноких мужчин в возрасте от 18 до 41 года. .Призыв был распространен на женатых мужчин в мае 1916 года, а в последние месяцы войны в 1918 году — на мужчин в возрасте до 51 года. Во время войны на военную службу было принято около 2,5 миллионов человек.

Протесты против призыва в армию включали демонстрацию 200 000 человек на Трафальгарской площади. Были созданы трибуналы для рассмотрения требований об освобождении от военной службы, в том числе от лиц, отказывающихся от военной службы по соображениям совести. Однако принцип отказа от военной службы по моральным соображениям получил широкое признание, и в большинстве случаев отказникам предоставлялась гражданская работа.

Основная задача трибуналов заключалась в обеспечении того, чтобы люди, не отправленные на поля сражений, были продуктивно трудоустроены дома. По мере того, как война продолжалась и воевать было направлено все больше людей, нехватка квалифицированных рабочих на оружейных заводах становилась все более острой. В конце 1917 года Рейхстаг Германии принял закон, обязывающий всех мужчин в возрасте от 17 до 60 лет работать на оружейных заводах.

Попытка в 1918 году принудить Ирландию к призыву на военную службу вызвала резкое сопротивление профсоюзов, националистов и римско-католической иерархии.Он был заброшен и служил только для увеличения поддержки независимой Ирландии (хотя более 200 000 ирландцев — католиков и протестантов — вызвались служить в британской армии).

Канада ввела призыв на «выборы цвета хаки» в 1917 году, когда президент США Вудро Вильсон также сделал это, утверждая, отмечает Страчан, «что это была самая демократическая форма призыва в армию».
Ричард Нортон-Тейлор , Хранитель

Военные технологии

Война, которая должна была положить конец всем войнам, на самом деле была началом всех современных конфликтов, источником «стальной бури» , как описал немецкий офицер Эрнст Юнгер в своих мемуарах о позиционной войне.

С началом Первой мировой войны техническая революция достигла поля сражений и навсегда изменила способ ведения войн. Технологии стали важным элементом военного искусства. Можно утверждать, что так было на протяжении всей истории (могла ли испанская колонизация Америки происходить без пороха? Мог ли Рим завоевать известный мир без превосходной организации своих вооруженных сил?). Однако технологии никогда не становились настолько важными и, прежде всего, такими разрушительными, хотя потребовалось много сражений и жертв, чтобы осознать это.

В эссе Адама Хохшильда о конфликте «Положить конец всем войнам» он описывает, как эти новинки появились на полях сражений; подводные лодки и бомбардировки гражданских лиц с воздуха, бронированные танки (которые весили 28 тонн и продвигались со скоростью две мили в час), атаки токсичным газом … Но, помимо этого, самым важным нововведением были заборы из колючей проволоки, самые использовалось неповторимое и непритязательное оружие, которое сдерживало войну в окопах.

Американский солдат лежит мертвый, опутанный колючей проволокой на западном фронте.Фотография: Американский фондовый архив / Getty Images

Дуглас Хейг, командующий британскими войсками во Франции, который подвергался резкой критике, писал о завершении конфликта с глубокой ясностью: «Я считаю, что ценность лошади и возможности для лошади в будущее, вероятно, будет таким же великим, как и прежде. Самолеты и танки — только аксессуары для людей и лошади, и я уверен, что со временем вы найдете для лошади — воспитанной лошади — столько же применения, сколько и для лошади. вы когда-либо делали это в прошлом.«Как и во многих других случаях, он не мог ошибиться больше.
Гильермо Альтарес , Эль Паис

Пацифизм

Берта фон Зуттнер, которая в 1905 году стала первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии мира, однажды пошутила что гуманизация войны была похожа на регулирование температуры при кипячении кого-то в масле.

Однако, когда в Европе разразилась война, были шокированы не только пацифисты, но и многие бывшие энтузиасты войны (например, немецкий писатель). Курт Тухольский был сторонником «пьяного национализма» в первые дни войны.Теперь он разочарованно называл войну «всемирной уборной с кровью, колючей проволокой и песнями ненависти».)

Сознательные противники на демонстрации мира в Дартмуре, Девон, в 1917 году. По общему признанию, пацифисты имели большее влияние, чем раньше: около 70 000 членов принадлежали к пацифистским группам в Германии, что, кстати, было сравнительно меньше, чем 500 000 членов солдатских союзов.

Но прежде всего война разрушила часть их изначальной самоуверенности. .До 1914 года пацифисты мечтали о том, чтобы войны можно было запретить по контракту — как было показано, это была бессловесная вера. Теперь сторонники мира стремились к более реалистичной и скромной цели — разоружению, международному взаимопониманию, примирению и гуманизации войны путем отказа от определенных видов оружия.
Ronen Steinke , Süddeutsche Zeitung

Ближневосточное наследие

Первая мировая война и последовавшие за ней договоры изменили карту Ближнего Востока, создав новые государства и новые политические реалии на территории побежденной Османской империи империя.Соперничество между Великобританией и Францией, рост арабского национализма, сионистские амбиции в Палестине и появление современной Турции изменили облик региона. По иронии судьбы, линии, проведенные на песке военного времени, столетие спустя начинают размываться.

Соглашение Сайкса-Пико 1916 года тайно разделило бывшие османские земли на британскую и французскую зоны влияния. Система мандатов, созданная межвоенной Лигой Наций, обещала только возможное самоуправление, а не немедленную независимость, ради которой Шариф Хусейн из Мекки поднял восстание в пустыне против турок — с помощью полковника Т. Е. Лоуренса («Аравийский»).И, в другом противоречивом обещании, Декларация Бальфура 1917 года поддержала Великобританию в создании «национального дома» для евреев на святой земле, заложив основы для возникновения Израиля и самого неразрешимого современного конфликта в мире. С тех пор историки спорят об этой запутанной дипломатии и ее роковых последствиях.

Этнические, сектантские и племенные различия мало волновали составителей карт колониальной эпохи. Ирак был образован путем слияния трех османских провинций, в которых доминировали соответственно шииты, сунниты и курды.Он также был отрезан от Кувейта — проблемы возникли позже. Его королем был хашимит с Аравийского полуострова, который был изгнан из Сирии, как и король соседней Иордании, созданный росчерком пера Уинстона Черчилля после пьяного обеда в Каире в 1921 году. Ливан отделился от «Великой Сирии». как дом для христиан, поддержка которых усилит французское влияние.
Больше всех проиграли в послевоенной лотерее на Ближнем Востоке курды. В настоящее время эти люди без гражданства пользуются высокой степенью региональной автономии — а также относительным миром — в федеральном Ираке, в то время как их соотечественники в Сирии контролируют районы, недоступные для сил Башара Асада.

Сама идея арабского национализма находится под угрозой со стороны сектантских экстремистов, которые обращаются к исламу, чтобы создать новый халифат (отмененный недавно светскими турками в 1922 году). Среди врагов Асада — ведущая группа джихадистов, связанная с «Аль-Каидой». Его арабское название — «Исламское государство Ирака и аш-Шама (Сирия и Ливан)» — преднамеренное стирание границ после Первой мировой войны.
Ян Блэк , Хранитель

Пропагандистский фильм

В разговоре с философом Александром Богдановым в 1907 году Ленин говорил о кино как о «одном из важнейших средств воспитания масс».Первая мировая война должна была убедительно доказать его правоту.

В начале войны зрители и правительства были относительно новичками в идее кино. Но только в США с 1915 по 1918 год было снято 2500 фильмов. Многие, такие как Zepped, содержали неоспоримый пропагандистский уклон. Другие были произведены с более тонким эффектом, например «Битва на Сомме» — британская попытка апеллировать к общественному мнению США и вовлечь Америку в войну. В Италии «Maciste alpino» Луиджи Романо Боргнетто и Луиджи Магги (1916) подчеркивает ценности битвы, подталкивая аудиторию к отождествлению с главным героем.

Но не все это было провоенным. В «Цивилизации» (1916) Томас Харпер Инс произнес аллегорический призыв к миру. «Обвинение» Абеля Ганса с некоторыми сценами, снятыми на реальных полях сражений, несомненно, пацифистское.

Но жемчужиной того периода, датированного 1918 годом, является фильм Чарли Чаплина «Плечи», который иллюстрирует, на полпути между трагедией и фарсом, ужасы фронтовой жизни.
Фульвия Капрара , Ла Стампа

Рабочие мира

Для европейского социалистического и рабочего движения, а также зарождающегося профсоюзного движения начало Первой мировой войны стало ужасным потрясением.Несмотря на хорошую организацию в странах, включая Германию, Великобританию и Францию, руководство социалистических и социал-демократических партий не сумело мобилизоваться против войны летом 1914 года.

Партии и первые профсоюзы (за исключением Италии, которая поддержала ее нейтралитет до мая 1915 г.) были задействованы в военных действиях и производстве. Долгое время рабочие в крупных отраслях промышленности, в частности квалифицированные рабочие, имеющие решающее значение для производства оборудования и вооружения, необходимого для поддержки чудовищной материальной битвы на фронте, не только освобождались от призыва в армию, но также получали благоприятную пищу и пищу. условия заработной платы в обмен на запрет забастовки.

Первый военный завод боеприпасов в Вулверхэмптоне. Фотография: Popperfoto / Getty Images

Но поскольку война уничтожила жизни и ресурсы, условия жизни и труда заводских рабочих постепенно ухудшались. Социалистические меньшинства начали агитировать за мирное урегулирование конфликта; Год российской революции 1917 года перевернул политический расчет с ног на голову, возродив радикальные политические партии и профсоюзы во всех воюющих странах. Одна из немногих вещей, которые остались стоять в конце войны в 1918 году, — это агрессивное, организованное и решительное европейское профсоюзное движение, которое вот-вот вступит в период своего расцвета.
Роберто Джованнини , Ла Стампа

Плановая экономика

До того, как Советский Союз навязал плановую экономику половине Европы, немцы это открыли. Первый закон, ограничивающий экономическую свободу, был принят 3 августа 1914 года.

Немецкое государство взяло под свой контроль сбережения граждан, внешнюю торговлю, а также производство и продажу продуктов питания. Он также установил максимальные цены на различные товары и ввел «сырьевые ассоциации», которые контролировали распределение дефицитного сырья в соответствии с потребностями военной экономики.

В ноябре 1916 года был создан институт планирования и осуществлена ​​полная мобилизация ресурсов и рабочей силы. Промышленность была организована в 170 «военных ассоциаций» на основе прежних промышленных палат. Программа остановила то, что вылилось в спад производства в армии, хотя потребление и сельское хозяйство продолжали падать.

Цены на основные продукты выросли во время войны в восемь раз, и миллионы немцев были вынуждены умирать с голоду — дневной рацион составлял 700-900 калорий.В то время другие считали военную мобилизацию немцев огромным достижением.

Это произвело огромное впечатление на большевиков, которые тогда ждали, чтобы захватить власть в России. Когда Ленин взял власть в свои руки в 1918 году, он ввел «военный коммунизм» — экономику, основанную на национализации и грабеже активов.

Это дало большевикам контроль над экономической жизнью и ресурсы, необходимые для победы в гражданской войне, но также принесло с собой падение уровня жизни, повсеместную бедность и разрушение производственных мощностей.

Ленин ввел «военный коммунизм» в российскую экономику в 1918 году после большевистской революции и выхода России из войны. Фотография: AFP / Getty Images

В начале 1920-х годов коммунисты в России провозгласили НЭП — «новую экономическую политику» — идя на компромисс с рынком, оставив ему большую часть производства потребительских товаров. Плановая экономика пришлась по вкусу как политикам, так и журналистам с различными политическими взглядами.

В период между двумя великими войнами, когда люди были потрясены гиперинфляцией и Великим кризисом, капитализм обычно рассматривался как нечто, что означало хаос и неэффективное распределение творческой энергии.

И левые, и правые радикалы считали, что капитализм создает богатство среди немногих и бедность среди масс, и что плановая экономика помогает выровнять доходы и ведет к большей солидарности в обществе.

После Великого кризиса эксперименты с различными формами плановой экономики проводились не только в Германии или Советском Союзе, но и во многих европейских странах, включая Польшу.
Adam Leszczyński , Gazeta Wyborcza

Государства

1918 год радикально изменил карту Центральной и Восточной Европы.На месте трех могущественных империй — Германии, России и Австро-Венгрии появилось несколько новых государств (или воссозданных спустя столетие).

Новые страны были бедными, конфликтовали друг с другом и старательно разделялись границами и таможенными пошлинами. Это была эпоха торжествующего национализма. Такие страны, как Украина, потерпели неудачу из-за того, что не смогли успешно бороться за собственное государство, потому что их соперники оказались сильнее.

В сентябре 1918 года Австро-Венгерская империя попыталась вступить в контакт с западными державами с просьбой о прекращении огня.США, к тому времени самая могущественная страна в мире и не затронутая войной, ответили, что их позиция была изложена президентом Вудро Вильсоном в январе того же года в его предложении «Четырнадцать пунктов».

Помимо своих постулатов о прозрачных международных соглашениях, неограниченном доступе к морям и снятии торговых барьеров, Вильсон говорил о новых границах в Европе на основе этнической принадлежности, а также упомянул возрождение Польши. Как позже выяснилось на Версальской конференции 1919 года, его постулат о «границах, основанных на этнической принадлежности» оказался не только утопическим, но и предвестником многих конфликтов.

В Центральной Европе народы часто жили бок о бок друг с другом и претендовали на владение одними и теми же территориями. Каждая резолюция, принимаемая крупными державами, вызывала дипломатические протесты и, нередко, вооруженные конфликты.

Самой большой из новых стран была Польша, которая исчезла с карты мира на 123 года после раздела в 1795 году. Ее территория была возвращена благодаря вооруженным конфликтам с немцами, украинцами, Литвой, Чехословакией и великой битвой с Россией.В 1923 году, когда ее границы были окончательно урегулированы, у Польши были относительно хорошие отношения только с двумя соседями — крошечной Латвией на севере и далекой Румынией на юге. Это скоро окажется фатальным.

И все же война также породила Лигу Наций — первую в мире попытку создания международной миротворческой организации. Его успехи и существование были недолгими, и потребовалась еще одна мировая война, чтобы родилась вторая итерация, Организация Объединенных Наций.
Adam Leszczyński , Gazeta Wyborcza

«Изломанные лица»

Современная хирургия родилась во время Первой мировой войны, когда гражданские и военные госпитали выступали в качестве театров экспериментального медицинского вмешательства.Позиционная война означала, что голова и лицо были особенно уязвимы для вражеского огня. Бесчисленное количество ветеранов пережили войну, но заплатили цену, оставив ее искалеченной, искалеченной и обезображенной. Это были так называемые «разбитые лица», названные в честь выражения, придуманного во Франции полковником Ивом Пико, президентом Союза благословений лица и тета, основанного в 1921 году.

Мужчина, прошедший реконструктивную реконструкцию лица операция после ранения в Первой мировой войне. Фотография: Boyer / Roger Viollet / Getty Images

К концу Первой мировой войны их было около 6.5 миллионов инвалидов войны во Франции. Хирурги из воюющих стран столкнулись с огромным потоком этих «сломанных лиц», и им было поручено придать им снова человеческие черты, чтобы облегчить их реинтеграцию в гражданскую жизнь. Недостающие плоть и кости прикрывали трансплантатом — нововведением, появившимся благодаря использованию кожи с других частей тела.
Пол Бенкимун , Le Monde

Банки крови

Открытие в 1914 году возможности предотвращения свертывания крови при смешивании с цитратом натрия, а также преимущества охлаждения стали огромным прорывом, проложившим путь для создания банков крови.

Медсестры, оказывающие помощь раненым солдатам во Франции, 1915 г. Фотография: Бранжер / Роджер Виолле / Getty Images

Во второй половине войны медики импровизировали, чтобы использовать консервированную кровь на станциях разгрузки раненых, хотя первоначальные показатели выживаемости были невысокими. Найти доноров не составило труда, а вот группы крови — нет. Тем не менее, внезапный прогресс привел к тому, что в 1922 году в Лондоне была создана служба доноров крови.
Марк Райс-Оксли , Хранитель

Упадок аристократии

Эти сыновья британских высших классов достаточно удачливы, чтобы пережить Первая мировая война вернулась, чтобы обнаружить страну, находящуюся в постоянном движении, и их место в ней больше не гарантировалось автоматически.

Их уменьшившаяся численность — до конца 1917 года высшие классы несли в боях пропорционально большие потери, чем любой другой класс — гарантировала, что восстановление довоенного статус-кво было физически невозможно.

«Послевоенных учеников уже не было; они лежали на полях Фландрии», — говорит Джоанна Бурк, профессор истории в Биркбек-колледже в Лондоне.

«Это имело разрушительные последствия: сын премьер-министра был убит, несколько сыновей членов кабинета министров были убиты, а это означало, что сразу после войны те ученики, от которых ожидалось, что в естественном порядке вещей станут лидерами, особенно в политике и бизнесе — уже не было.»

Но не только резко сократилось число мужчин из высших классов; также уменьшилось число тех, кто желал служить им и их семьям, как они это делали на протяжении сотен лет.

Многие из женщин, которых военные усилия вынудили отказаться от домашней прислуги и превратить их в фабрики, которые не желали отказываться от своей новой независимости.

«Вы получаете делегитимизацию всей структуры, которая поддерживает жизнь высшего среднего класса», — говорит Бурк.

«В прошлом классом слуг в домах высшего среднего класса были те люди, чья семейная традиция заключалась в том, чтобы работать там. Когда кто-то уходил, повар рекомендовал свою племянницу — а этого больше не было, поэтому в условия труда, необходимого для поддержания такого образа жизни «.

Первая мировая война оказала разрушительное воздействие на высшие классы Великобритании, что означало, что восстановление довоенного статус-кво было физически невозможно после перемирия. Фотография: Джонатан Хордл / Rex

Упадок высших классов ускорился принятием Закона о народном представительстве в июне 1917 года, который дал право голоса еще 5 миллионам мужчин и почти 9 миллионам женщин.

Расширение франшизы в сочетании с взрывом профсоюзного движения предоставило рабочим классам большее социальное представительство, а вместе с тем и свободу бросить вызов власти партий истеблишмента и подвергнуть сомнению мудрость тех, кто послал так много солдат в свои ряды. летальные исходы.

Но, возможно, величайший предвестник упадка высших классов возник из грязи и крови западного фронта, поскольку институт, которому поручено защищать традиционный британский образ жизни, стал невольным фактором его разрушения.

Введение призыва в 1916 году превратило профессиональную армию в гражданскую и наполнило ее ряды мужчинами из среднего класса, чьи матери и отцы занимали влиятельные места в обществе и использовали эти должности, чтобы требовать, чтобы жертвы их детей не были напрасными. Это также привело к появлению новых офицеров из скромных семей, которые, как и многие тысячи женщин-британок дома, не были готовы отказаться от возможности социального продвижения, которую им принесла война.

Как говорит Бурк: «Эти люди вернулись — некоторые из них с медалями — и они не собирались снова быть лавочниками».
Сэм Джонс , Хранитель

Христианская демократия

Катастрофические высоты, спровоцированные первой мировой войной, заставили французских политиков и интеллектуалов протестовать «никогда больше».

Марк Сангнье, основатель движения Силлон в конце 19 века, был одной из фигур, вышедших из этого сплоченного призыва.Эта нить социального христианства превозносила примирение церкви и республики во имя третьего пути между капитализмом и социализмом.

Marc Sangnier. Фотография: Harlingue / Roger Viollet / Getty Images

Как и его современник Жан Жорес, Санжье стал заклятым врагом католических монархистов во главе с Шарлем Моррасом. Сангнье во время войны служил окопным инженером. В 1916 году совместный премьер-министр и министр иностранных дел Аристид Бриан сделал Сангье крайне неудачным эмиссаром мира между Папой и Францией.Сангнье покинул войну в качестве полководца и был награжден орденом Почетного легиона и французским Croix de Guerre.

С 1919 по 1924 год Санжье был государственным деятелем. Его коллеги саркастически отзывались о его усилиях по восстановлению Европы посредством международного сотрудничества с такими странами, как Россия и Германия. Только левые и крайне левые аплодировали этому любопытному христианину за радикальный пацифизм, провидцу, избранному умеренными правыми, но которого консерваторы классифицировали как «большевистского христианина».Его идея заключалась в том, чтобы организовать «мир молодежи» через международную демократию. Это привело к международным конгрессам; Грандиозный финал в Бьервилле в августе 1926 года собрал более 5000 участников из 33 стран, хотя большинство из них были немцами.

Когда Санжье умер в 1950 году, идеи, которые он защищал, продолжались в христианских демократах, которые находились у власти во Франции, Германии и Италии.
Мишель Лефевр , Le Monde

Эмансипация женщин

Историки до сих пор спорят, освободила ли война женщин.Без сомнения, во время войны женщины выполняли множество преимущественно мужских ролей. Без сомнения, женщины добились важнейших политических прав в некоторых странах (например, в Великобритании). Без сомнения, некоторые из модных тенденций, например, стиль «garçonne» («маленький мальчик»), вызвали эмансипацию традиционных женских кодексов. Однако на самом деле женская занятость была на подъеме уже до 1914 года, и по окончании войны многие женщины вернулись на свои старые рабочие места.

Женщина, недавно получившая избирательное право, голосует в декабре 1918 года.Фотография: Агентство актуальной прессы / Getty Images

Феминизация работы ограничена и зависит от того, в каком секторе она находится. Она растет в бизнесе, в свободных профессиях или в банках. Фактически, женщинам отказано во многих правах (во Франции женщины получили право голоса только в 1944 году. В Германии они могли голосовать с 1919 года, в Великобритании с 30 лет в 1918 году и с 21 года). , как и мужчины, в 1928 году). Часто формы освобождения от традиционных ролей были ограничительными в социальном и количественном отношении.Недавние работы предполагают, что этот период был переходной фазой, дразнилкой грядущих эволюций.
Николас Оффенштадт , Le Monde

В эту статью были внесены поправки 16 января 2014 года. Более ранняя версия относилась к нитрату натрия, где имелся в виду цитрат натрия.

Первая мировая война и модернизм

В апреле 1940 года, когда началась Вторая мировая война, британская писательница Вирджиния Вульф прочитала лекцию в Рабочей образовательной ассоциации в Брайтоне.Излагая свои взгляды на литературу группе потенциальных писателей, она выделила войну, которая произошла более 20 лет назад, как решающий момент для писателей ее поколения. «Затем, внезапно, как пропасть на гладкой дороге, началась [Великая] война», — написала она в эссе, которое позже должно было быть опубликовано как Падающая башня .

Великая война с 1914 по 1918 год была решающим моментом в европейской и мировой истории.Но это также оказало глубокое влияние на культурную и литературную чувствительность поколения.

Сама война породила новую волну литературных произведений. Поэты, такие как Зигфрид Сассун, Уилфред Оуэн и Айвор Герни, создали новую форму поэзии, пытаясь выразить ужасы окопной войны. Описания «чудовищного гнева орудий» и «пронзительного безумного хора ревущих снарядов», как Оуэн описал войну в своем стихотворении «Гимн для обреченной молодежи», «» передали реалии войны домашней аудитории.Литература стала основным средством выражения и распространения опыта современной войны.

Но Первая мировая война повлияла на литературу и по-другому. Эволюция «модернизма» — культурного и литературного движения, возникшего в начале 20 века — была тесно связана с потрясениями и опытом Первой мировой войны.

Идея определения литературного периода, ретроспективного наложения набора общих характеристик на разрозненную группу писателей или текстов, является заведомо рискованным.

Но писатели того периода остро осознавали, что они были частью сплоченного модернистского движения. Поэты, такие как Эзра Паунд и Т.С. Элиот, и такие писатели, как Джеймс Джойс, Д.Х. Лоуренс и Вирджиния Вульф, глубоко стеснялись того, чего они пытались достичь.

Модернизм был попыткой найти новые способы уловить опыт и идентичность, способы, которые сделали бы приоритет индивидуума и внутреннего разума и раздвинули границы языка и формы до их пределов.Основное внимание уделялось экспериментированию и новизне, а также отказу от фиксированной точки зрения, движимому беспокойством по отношению к традиционным структурам реализма XIX века.

В то время как признаки новой культурной формы были очевидны с первого десятилетия века, особенно в работах итальянских футуристов и ранних экспериментальных работах таких писателей, как Джойс, Вульф и Элиот, к 1920-м годам модернизм достиг своего зенита, с публикация ключевых работ, таких как « Ulysses » (1922 г.) Элиота «Пустошь » (1922 г.) и Вульфа «К маяку » (1928 г.).

Этот модернистский поворот отразился и на других видах искусства. В музыке пробные эксперименты были очевидны в творчестве композиторов рубежа веков, таких как Дебюсси, который в таких произведениях, как импрессионистический Prélude à l’après midi d’un faune , растянул традиционная тональная система.

К началу ХХ века это уступило место полномасштабному атонализму и отказу от традиционных ритмических рамок, которые можно было увидеть в таких произведениях, как «« Весна священная »Стравинского, исполненная накануне Рождества Христова. первая мировая война.

В изобразительном искусстве отход от традиционных стилей реализма, очевидный у великих французских художников-импрессионистов конца XIX века, проложил путь к абстрактным экспериментам Кандинского, Матисса и Пикассо, которые по-новому исследовали понятия формы и репрезентации. в начале 20 века.

Питанием к этим художественным экспериментам стала опустошительная война.Как показывают такие работы, как « Великая война » Винсента Шерри и «Язык модернизма », лингвистическая и репрезентативная изобретательность модернизма коренится в опыте войны, поскольку писатели пытались сформировать новый взгляд на разочарование и опустошение общества. Великая война.

Хаос и опустошение Первой мировой войны, повлекшей за собой массовую гибель людей в беспрецедентных масштабах, заставили писателей и художников изо всех сил пытаться найти новые формы репрезентаций, новые способы выражения опыта, разрушившего континент.

«Пустошь» Элиота

В апреле 1914 года, всего за три месяца до начала войны, в Англию приехал молодой американский поэт из Гарварда. Т. С. Элиот уже проявил себя как значимое поэтическое присутствие, его идентифицировал американский поэт Эзра Паунд, который должен был оставаться его близким соратником и другом.В 1915 году было опубликовано его первое значимое стихотворение «Песнь любви» Альфреда Пруфрока «», но репутация Элиота упрочила именно « Пустошь », опубликованная в 1922 году.

Считается самой влиятельной поэмой 20-го века, поэма из 432 строк является произведением, пронизанным тенью Первой мировой войны. Название стихотворения — едва завуалированный намек на разруху войны; сама поэма — метафора опустошенного пейзажа послевоенной Европы.

В его знаменитой вступительной строке, иронически переписавшей вступительное изображение пролога Чосера к Кентерберийские рассказы , содержится представление о том, что должно произойти в этой грустной, заброшенной работе.

Апрель — самый жестокий месяц, разведение
Сирень из мертвой земли, смешивание
Память и желание, перемешивание
Тусклые корни весенним дождем.

Отсюда поэт ведет читателя через сложный, фрагментированный литературный ландшафт, поскольку стихотворение пытается показать зеркало послевоенной жизни.

Вступительная строфа помещает стихотворение в послевоенный мир, поскольку оно описывает смутный образ лета в Германии, упоминание «эрцгерцога» сразу вызывает воспоминания об эрцгерцоге Франце Фердинанде, убийство которого положило начало Первой мировой войне. .

Косые ссылки на поверхность войны по всему стихотворению.

Unreal City,
Под коричневым туманом зимнего рассвета,
Толпа хлынула через Лондонский мост, так что много,
Я не думал, что смерть отменила так много.

Ужасный образ толп, текущих по мосту, когда «каждый смотрел прямо перед его ногами», вызывает стирание личности в механизированном послевоенном мире, а также безликие толпы окопов.

Ссылки на классическую литературу сочетаются с проблеском современной жизни Лондона, поскольку поэт представляет собой отвратительный, пустой образ современного Лондона, образ вечного упадка и сексуального удовлетворения. «Этот труп, который вы посадили в прошлом году в своем саду / Он начал прорастать? Будет ли оно цвести в этом году? » — спрашивает неизвестный голос, разносящийся по тексту и выходящий из него.

Пустошь — архетипичный модернистский текст.Поэма богата аллюзиями — произведение построено вокруг литературных фрагментов — «груды разбитых образов», как описано в первом стихе.

Использование литературных традиций и текстов в качестве источника для экспериментов — это типично модернистский троп — техника, наиболее полно выраженная в книге Джойса Ulysses , опубликованной в том же году, в которой используется гомеровская одиссея Odyssey для создания модернистского персонажа Леопольда. Цвести.

Сам Элиот позже хвалил Джойс за использование мифа в «Улисс года». «Это просто способ контролировать, упорядочивать, придавать форму и значение огромной панораме тщетности и анархии, которая является современной историей», — написал он в эссе 1923 года.

Стилистически, The Waste Land был революционным для своего времени, отвергая стандарты формы и рифмы в пользу неровных линий, обрезанных строф и обрывков цитат.Разрозненная форма отражает хаос и разочарование послевоенной жизни, которые пытается вызвать стихотворение.

Отсутствие единого поэтического голоса и смешение высоких и низких стилей во всем произведении подчеркивает отсутствие единого телеологического присутствия в произведении, что, возможно, сигнализирует об отсутствии единого богоподобного присутствия в послевоенное время. пострелигиозный мир, раздираемый Великой войной.

Вульф, война и модернизм

Если Элиот озвучивал новый революционный стиль в поэзии, прозаики экспериментировали с новыми способами написания художественной литературы.

Первая мировая война сильно повлияла на ведущих деятелей литературного модернизма. Одной из таких фигур была британская писательница Вирджиния Вульф.

Вульф родилась в литературном мире позднего викторианского периода, принадлежавшем к верхнему среднему классу, и призрак реализма 19-го века был присутствием, с которым она боролась на протяжении всей своей жизни как писательница и как женщина, пытаясь создать феминистский и модернистский голос.Будучи страстным читателем и почитателем некоторых великих писателей XIX века, таких как Диккенс и Толстой, она, тем не менее, находила реалистический стиль ограничивающим и неадекватным.

Ее эссе 1919 года « Современная фантастика» разъясняет, чего она и многие ее современники пытались достичь.

В своей попытке «поймать жизнь» ее литературные предшественники были слишком привязаны к форме и замыслу, утверждала Вульф.

Она считала, что люди не воспринимают жизнь так, как ее представляют писатели-реалисты, через всеведущего рассказчика, наблюдающего за внешними деталями. Вместо этого «разум, подверженный обычному образу жизни, получает на своей поверхности мириады впечатлений. . . Они приходят со всех сторон, непрекращающийся поток бесчисленных атомов, составляющих в своей сумме то, что мы рискнем назвать самой жизнью ».

Романисты, писал Вульф, должны «записывать атомы, попадающие в сознание, в том порядке, в котором они появляются.. . однако несвязный и бессвязный ». В связи с этим она хвалит Джеймса Джойса за попытку «приблизиться к жизни», сосредоточив внимание на внутреннем разуме и вычеркнув всеобъемлющего, всеведущего рассказчика из своих произведений.

В таких романах, как Миссис Дэллоуэй (1925) и К маяку (1927) Вульф исследовала эту новую технику, поскольку она использовала технику потока сознания для представления современности.

Оба романа неразрывно связаны с войной.

Миссис Дэллоуэй рассказывает об одном дне из жизни Клариссы Дэллоуэй, жены британского депутата, когда она готовилась к вечеринке в тот вечер в своем лондонском доме.

Септимус Смит, контуженный британский солдат, на протяжении всего романа является двойником Клариссы Дэллоуэй, персонажа, которого она никогда не встречает, несмотря на то, что оба живут в одном городе в один и тот же день.Согласно собственным записям Вулф, она хотела представить «мир, видимый разумными и безумными бок о бок», но по мере развития романа становится ясно, как в послевоенном Лондоне как мирные жители, так и ветераны неизгладимо отмечены войной.

Поскольку потери Биг-Бена, символа британской гегемонии, разносятся по городу, соединяя жителей в летний день, напоминания о войне повсюду. «Война окончена, — заявляет двусмысленный рассказчик, прежде чем добавить — в отрывке, наполненном иронией, — за исключением кого-то вроде миссис Фоксфорд в посольстве прошлой ночью.. . или леди Бексборо, открывшая базар, говорили они, с телеграммой в руке убил ее любимец Джон; но все было кончено; слава богу — кончено. Был июнь. Король и королева были во дворце. И повсюду, хотя было еще так рано, было слышно избиение, шевеление скачущих пони, постукивание крикетных бит.

Ощущение, что существующие социальные нормы жизни британского высшего класса не могут подавить ужасы недавней войны, всплывает в финальной сцене, когда сообщения о машине скорой помощи с Септимусом Смитом вторгаются в группу миссис Дэллоуэй.Точно так же, благодаря постоянному использованию потока сознания, роман предполагает, что знакомые временные меры времени и истории, символизируемые звоном Биг-Бена, недостаточны. Новая форма представления, новый акцент на внутренних часах разума необходимы, чтобы инкапсулировать современный опыт.

Великая война также является центральной темой To the Lighthouse . Написанный через три года после Mrs Dalloway , роман разделен на три части.Первый, The Window , представляет собой элегическое изображение викторианской семьи, отдыхающей на берегу моря, основанное на детских каникулах Вульфа в Сент-Айвсе в Корнуолле.

Вторая, Time Passes , экспериментальная интерлюдия, описывающая заброшенность и разрушение старого деревенского загородного дома силами природы, а третья, The Lighthouse , возвращение на сцену первой части, но сцена, которая была радикально изменена после смерти матриарха миссис Рамзи.

Когда ссылки на первую мировую войну начинают появляться во втором и третьем разделе, быстро становится очевидным, что Time Passes — это метафора войны. Смерть сына миссис Рамзи, Эндрю, заключена в скобки, печальная ирония едва скрыта: «[Разорвался снаряд. Во Франции взорвали двадцать или тридцать молодых людей, в том числе Эндрю Рамзи, чья смерть, к счастью, была мгновенной.] »

Война, в To the Lighthouse , это то, что происходит за кулисами, едва ли зарегистрированное событие, которое, тем не менее, имеет огромное влияние на действие.

К маяку также исследует культурные и социальные изменения, вызванные Первой мировой войной. Он не только бросает тень на героев романа, но и ведет к новой эпохе социальных и культурных перемен. Приравнивая Великую войну к ветрам перемен, разрушающим и разрушающим великий викторианский дом семьи Рамзи, раздел Time Passes предполагает, что первая мировая война разрушила социальные нравы Англии XIX века.

Для Вульфа, Элиота и других влияние войны было многогранным. Как водораздел в мировой истории, он был значительным не только с точки зрения огромных человеческих жертв и их последствий для международной дипломатии, но и с точки зрения воздействия на общество.

Распад классовых структур и освобождение женщин в обществе — британские женщины получили право голоса в 1919 году отчасти благодаря их вкладу в военные действия, когда их мужья и братья были в отъезде, — были прямым результатом Великой войны. .

Точно так же война ознаменовала начало распада Эпохи Империи, когда британские колонии начали движение к независимости.

Отражение этого скачка в современность было частью задачи модернизма. Влияние войны ощущалось во всех слоях общества. Примирение с его наследием было одной из главных забот модернистского письма, поскольку писатели и художники отреагировали на событие, которое стало определяющим моментом для их поколения.

1914-1918-онлайн. Международная энциклопедия Первой мировой войны. Введение

Глобальная война ↑

Общественное мнение о Первой мировой войне по-прежнему формируется благодаря Западному фронту, представлениям о бесконечных окопах, позиционной войне и промышленных битвах на истощение при Сомме и Вердене. В академической истории также преобладает точка зрения на войну в Центральной и Западной Европе.Война в основном выглядит как своего рода гражданская война в Европе между Германией, Францией и Великобританией. В значительной степени было забыто, по крайней мере среди широкой общественности, что Восточная и Южная Европа пострадали от войны больше, чем Центральная и Западная Европа. В то время как многие страны Запада, такие как Испания, Швейцария, Нидерланды, Дания, Швеция и Норвегия, смогли сохранить нейтралитет, вся Восточная и Южная Европа были охвачены боевыми действиями. Еще менее известно, что потери на восточном и южном фронтах и ​​на Ближнем Востоке были выше, чем на Западе, где велась жестокая война на истощение.Соответственно, примерно одна треть сербских и румынских солдат погибла в войне, что более чем в два раза больше, чем в немецкой или французской армиях. Контраст становится еще яснее, если принять во внимание жертвы среди гражданского населения в Восточной Европе и Малой Азии. Только Ближний Восток понес треть потерь среди гражданского населения в Первой мировой войне.

Тот факт, что восточноевропейское и ближневосточное измерение мировой войны почти не учитывалось в коллективном сознании и, по крайней мере до недавнего времени, даже в исследованиях, может быть приписан не в последнюю очередь фиксации Советского Союза на основополагающем мифе о мире. Русская революция.Это фактически затмило память о Великой войне, хотя Советский Союз фактически вышел из конфликта. В таких странах, как Польша и Чехословакия, граждане вспоминали образование национального государства, которое произошло по завершении войны и последовавших за ней конфликтов, а не саму войну. В этом отношении Турция не была исключением. Здесь Первая мировая война не стала центральной точкой отсчета в коллективной памяти, а скорее возникла в результате войны за независимость, которая велась в первую очередь против Греции и завершилась основанием республики.

Однако Первая мировая война затронула не только всю Европу, но и стала глобальным конфликтом. Термин «мировая война» время от времени использовался уже до 1914 года, хотя он конкретно обозначал войну между крупными европейскими державами. Вскоре после начала Первую мировую войну назвали «мировой войной» в этом евроцентрическом смысле. Речь шла в первую очередь не о «глобальной войне», а о «войне всемирно-исторического значения». Поэтому часто просто говорили о «Великой войне», название, которое сохраняется и по сей день во многих странах.Историки переняли термин «Первая мировая война» у современников в его совершенно неоднозначном и европоцентрическом значении. В то же время, помимо вступления США в конфликт, его глобальное измерение в значительной степени игнорировалось. Только в последние годы исторические исследования обратились к мировым аспектам войны.

В эпоху все более быстрой глобализации глобальный характер Первой мировой войны заслуживает особого внимания. Война стала поворотным моментом не только для Европы, но и для многих стран за пределами континента.Война неожиданно привела их в контакт с глобализированным миром, а также с благословениями и проклятиями современности. Это изменило их самосознание и их отношения с империями, одновременно придав им решающий импульс к деколонизации, которая оставалась эффективной еще долгое время после 1918 года. Ни одно событие в предыдущей мировой истории не изменило жизни стольких людей на всех континентах. Война велась не только между европейскими державами за пределами Европы, например, в Африке или в Мировом океане, как и многие конфликты до нее.В боевые действия теперь также напрямую вовлечены суверенные неевропейские государства в больших масштабах, прежде всего Япония, Османская империя и Соединенные Штаты, а также многие другие страны.

Активные усилия обеих сторон по вербовке союзников способствовали распространению войны. Чтобы побудить другие народы вступить в войну, необходимо было пойти на уступки в отношении их территориальных интересов. В результате все больше и больше региональных конфликтов, не имевших ничего общего с центральным событием, подливали масла в огонь.Эту динамику можно наблюдать на примере Румынии, Болгарии, Италии, Португалии, а также Японии, Османской империи и Китая. Все они пытались использовать первичный европейский конфликт, чтобы защитить себя от соседей, которых они считали превосходящими, и вернуть утраченный суверенитет, как в случае с Османской империей и Китаем, или претендовать на дополнительные территории, как в случае Японии, которая стала доминирующей державой в России. Восточная Азия во время Первой мировой войны. Австралия и Южная Африка также пытались использовать войну в своих целях и разжигали военные действия своим субимпериализмом.Когда США, наконец, вступили в войну, едва ли какое-либо государство могло позволить себе оставаться в стороне, тем более, что было очевидно, что карта мира будет перерисована за столом переговоров победителей. Такую динамику демонстрируют, например, латиноамериканские и другие государства, которые теперь последовали примеру Соединенных Штатов, вступив в войну.

Война также превратилась в глобальный конфликт из-за того, что Франция и Великобритания мобилизовали ресурсы своих колониальных империй не только в экономическом, но и в военном отношении.Одна только Британская империя составляла четверть населения мира. Франция набрала 550 000 человек из своих колоний, 440 000 из которых были размещены в Европе. Территории Британской империи предоставили в общей сложности 1,2 миллиона солдат, из которых 900 000 служили в Европе. Помимо этого, англичане и французы также широко использовали рабочих из своих колоний и Китая в Европе.

Первая мировая война также была глобальной экономической войной. Центральные державы были в значительной степени отрезаны от мировых рынков военно-морской блокадой союзников.В результате им пришлось особенно радикально перестроить свою экономику. Война подводных лодок также вынудила державы Антанты сосредоточить свои внутренние ресурсы в критических секторах и регулировать импорт. Ключ к их успеху, однако, заключался не в увеличении нормирования ограниченных природных ресурсов, а в их массовом вмешательстве на международных рынках под руководством государства и закупке сырья, продовольствия и товаров любого вида в огромных масштабах. Как следствие, британское министерство боеприпасов превратилось в крупнейший торговый концерн в мире.Затем контроль союзников над глобальными рынками был усилен вступлением США в войну. Его эффективность была гарантирована, потому что за пределами Антанты почти не было других рынков, на которых производители сырья могли бы продавать свои товары.

Только по этой причине Первая мировая война также оказала глубокое влияние на нейтральные страны и регионы мира, такие как Восточная Азия и Латинская Америка, где боевых действий было мало или совсем не было. Более того, война была глобальным медиа-событием, за которым внимательно наблюдали и следили за пределами Европы, как показывают недавние исследования Японии и Латинской Америки.Обе стороны также участвовали в глобальной пропагандистской битве, пытаясь повлиять на симпатии мировой общественности и повлиять на них. И здесь державы Антанты добились большего успеха по разным причинам.

Тотальная война? ↑

Границы также были размыты во время Первой мировой войны, потому что гражданские лица подвергались жертвам в такой степени, которая ранее была невообразима. И морская блокада союзников, и война немецких подводных лодок были нацелены на то, чтобы поставить мертвой хваткой всю экономику врага, производство вооружений и снабжение продовольствием.Поэтому можно говорить о тенденции к «тотальной войне». Действительно, во время Первой мировой войны гражданские лица с самого начала становились прямой мишенью насилия, как, например, во время немецкого вторжения в Бельгию и Францию ​​летом 1914 года, когда были казнены 6500 человек, или во время первой воздушной атаки. бомбардировки. На всех оккупированных территориях и в России принудительному труду подвергались мирные жители и военнопленные. Режим младотурок использовал войну как возможность совершить беспрецедентный геноцид против христианского армянского населения.

Война была постоянным процессом обучения для всех участников. Это был новый вид массовой промышленной войны, в которой старые аксиомы больше не действовали. Война больше не могла управляться отдельными участниками, поскольку она, по сути, приобрела динамику, импульс и разносторонние преобразования которой не поддаются пониманию. Точно так же невозможно говорить о естественном процессе, поскольку решения, в конце концов, принимались людьми. В конечном итоге верховное командование союзников и, в частности, маршал Фердинанд Фош (1851-1929) преуспели в ведении коалиционной войны, объединяющей все аспекты военных операций и логистики.Далее можно говорить о «тотализации», потому что конфликт затронул более или менее все сферы существования. К концу войны все было не так, как было раньше. Страны-победительницы Европы оказались ослабленными в результате конфликта; Европа потеряла свое доминирующее положение в мире, в то время как Соединенные Штаты и Япония получили большие выгоды от войны с экономической точки зрения и по своему геостратегическому положению. Хотя с исторической точки зрения голодающее население обычно не в состоянии вызвать революцию, неспособность авторитарных режимов обеспечить рациональное распределение поставок во многом повлияла на утрату легитимности старого порядка к концу войны и революции, развернувшиеся в России, Германии и Австро-Венгрии.Конечно, Британия и Франция смогли расширить свои империи после войны за счет раздела немецких колоний и Османской империи, но идея права народа на самоопределение теперь витала в воздухе. Освободительные движения поднялись в колониях, от Египта до Индии, и многочисленные государства были образованы непосредственно в результате мировой войны. В 1922 году большая часть Ирландии обрела независимость. Колонии белых поселенцев Британской империи потребовали полной автономии и в конечном итоге получили ее.Австралийцы, новозеландцы и канадцы впервые признали себя нациями в мировой войне. По сей день австралийцы и новозеландцы празднуют день Анзак 25 апреля, чтобы почтить память павших в Галлиполи. Польша, Чехословакия, Финляндия, Эстония, Латвия и Литва получили независимость, и возникло государство с преобладанием сербов, которое вскоре стало известно как Югославия.

Мировая война не только ускорила процесс строительства нации, но и способствовала радикализации идеологий.Падение царского режима в России и приход к власти самых радикальных противников войны, большевиков, поэтому трудно представить без войны. Большевики стали образцом коммунистических движений, которые вскоре распространились повсюду. Однако крайний национализм также распространился и стал более радикальным во многих странах из-за войны. Например, защитники фашизма вскоре пришли к власти после войны в Италии. Хотя эти тенденции, безусловно, существовали и до войны, конфликт, тем не менее, решительно ускорил и укрепил эти процессы.

Одним из последствий войны было разрушение целых ландшафтов. Хотя Германия очень мало пострадала в этом отношении, по всей Западной и Восточной Европе были разрушены миллионы домов, предприятий, церквей и произведений искусства. Обширные сельскохозяйственные угодья были загрязнены или слишком опасны для использования в течение десятилетий. Голод продолжал оставаться проблемой даже спустя годы после войны, особенно в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. Восточная Африка была настолько опустошена войной, что голод привел к гибели 1 миллиона человек.Однако разрушения, нанесенные войной, были не только физического или материального характера. В 1915 году Зигмунд Фрейд (1856-1939) уже заметил, что война «уничтожила так много ценного в общем достоянии человечества, смутила так много самых ясных умов». [1] Действительно, война также привела к мобилизации интеллигенции с обеих сторон. В конце культурной войны были не только сожженные библиотеки, но и длительная непримиримость между вражескими народами.

Долгая война ↑

Расширение точки зрения за пределы Центральной и Западной Европы позволяет увидеть традиционную периодизацию войны в перспективе. Первая мировая война была войной не только глобальной, но и особенно длительной. Во многих отношениях война началась еще до 1914 года, прежде всего на Балканах и в периферийных колониях, таких как Ливия. Он также продлился намного дольше, чем до 1918 года, хотя не только по той известной причине, что Версальский договор по существу создал условия для Второй мировой войны из-за его неспособности создать стабильный международный порядок и был частично ответственен за подъем фашизма и Национал-социализм.Даже без более широкого определения 1918 год не означал окончания боевых действий, поскольку последовали многочисленные дополнительные войны и вооруженные конфликты, которые были непосредственно связаны с войной и в некоторой степени продолжались до начала 1920-х годов. Список этих жестоких конфликтов длинный. Он простирается от Гражданской войны в России, которая унесла больше жизней в регионе, чем Первая мировая война, до многих конфликтов после 1918 года в Центрально-Восточной Европе и до греко-турецкой войны, которая не закончилась до подписания Договора. Лозанны в 1923 году.

Также часто ожесточенно обсуждались воспоминания о войне. Например, история Веймарской республики была отмечена острыми спорами о том, как помнить мировую войну. Несмотря на то, что подавляющее большинство населения и ветераны войны были против идеи когда-либо снова участвовать в войне, возникли явные разногласия по поводу увековечения памяти о войне. Не было национальной коллективной памяти, только борьба за суверенитет интерпретации. Военные и министерство иностранных дел особенно умело маскировали поражения и подчеркивали победы.Хорошо финансируемая кампания министерства иностранных дел и многочисленные ученые против так называемой оговорки о виновности в войне и репараций продемонстрировали отказ значительной части немецкого общества признать поражение. Избрание победившего в войне главнокомандующего на Востоке Пауля фон Гинденбурга (1847-1934) президентом Рейха в 1925 году стало важным поворотным моментом в этом отношении.

Поскольку основная структура немецкой армии оставалась нетронутой, она могла свободно распространять опасные исторические мифы и участвовать в психологической подготовке новой войны.Опыт мировой войны, а также жестокое насилие, совершенное против внутренних врагов корпусом Freikorps и армейскими частями в Веймарской республике, способствовали проявлению нескольких элементов будущей нацистской войны: массовые убийства и уничтожение врага и его культура; безжалостная эксплуатация человеческих и природных ресурсов оккупированных земель без моральных или гуманитарных ограничений; и абсолютное превосходство военных над всеми гражданскими властями. Другими словами, он заложил основу для ожиданий и требований будущей «тотальной войны».»

Однако это не является общим аргументом в пользу хорошо известного тезиса Джорджа Моссе (1918–1999) о жестокости. Безусловно, без войны Бенито Муссолини (1883-1945) и его немецкий поклонник никогда бы не пришли к власти. Конфликт позволил Муссолини и Адольфу Гитлеру (1889-1945) заново стать солдатами на передовой и харизматическими лидерами, которые привнесли ценности войны в общество и политическую культуру. Тем не менее, даже в 1939 году большинство итальянцев и немцев все еще были против идеи новой войны и, как жаловались службы безопасности СС, хотели сохранить мир.

С приходом к власти национал-социализма, ориентацией на «тотальное государство» в Италии и радикализацией правления Иосифа Сталина (1878–1953) из мировой войны возникли три «мобилизующих диктатуры». С этого момента они начали постоянное перевооружение и рассматривали войну как средство консолидации власти. Вряд ли это могло быть больше по сравнению с демократиями, которые основывались на социальном консенсусе у себя дома и стремились — за исключением колониальной сферы — разрешать конфликты как можно более мирным путем.

Энциклопедия: разные перспективы ↑

Это лишь некоторые из центральных историографических перспектив, определяющих ориентацию энциклопедии. Энциклопедия призвана изобразить Первую мировую войну во всем ее спектре с транснациональной точки зрения как общеевропейский и глобальный конфликт, который распространился после 1918 года. Этот транснациональный подход также включает в себя сравнение участвующих стран и регионов. учитывая их разнообразные запутанности и взаимозависимости.С глобальной точки зрения, которая не ограничивается военными событиями, вряд ли существует такая вещь, как фактический нейтралитет, только различные виды участия в войне. Таким образом, энциклопедия также намеренно включает нейтральные страны и регионы, которые сильно пострадали от войны — будь то с точки зрения их политического или экономического развития, средств массовой информации или менталитета.

Хотя эти точки зрения не новы для ученых, они еще не стали частью общих знаний широкой общественности.Энциклопедия призвана обобщить новейшие знания международных экспертов и сделать ее доступной для широкой аудитории в более полной мере, чем это было до сих пор. Таким образом, он стремится внести свой вклад в постнациональное и глобальное понимание Первой мировой войны, которое включает культуру памяти. Благодаря своему сравнительному глобальному дизайну энциклопедия также будет стремиться выявить пробелы в знаниях и тем самым стимулировать дальнейшие исследования.

Эти перспективы и цели по-разному отражены в структуре статей энциклопедии.

Энциклопедия не только представляет текущее состояние исследований, но также запрашивает и публикует новые результаты исследований. Пользователи сайта могут найти самую свежую информацию по центральным темам и наиболее важным событиям как во время, так и после Первой мировой войны. Кроме того, они также могут открыть для себя совершенно новые исследования в энциклопедии, особенно потому, что 1914-1918-online также учитывает недавние направления исследований, такие как история эмоций, и содержит статьи на такие темы, как «субъективность» и «эмоции». в войне».

Таким образом, энциклопедия предлагает глобальные, транснациональные, сравнительные, но также национальные и — прежде всего на уровне энциклопедических статей — местные и индивидуальные точки зрения. Он изображает многослойную историю Первой мировой войны, которая беспрецедентным образом объединила индивидуальные, местные, региональные, национальные и транснациональные истории. Пользователи могут выбирать изображения различной глубины, сложности и уровня абстракции — от транснациональных сводных статей до энциклопедических статей.

Энциклопедия не заканчивается 1918 годом. Она отдает должное ранее упомянутой расширенной периодизации и методично исследует конфликты, последовавшие непосредственно за войной, а также другие ее последствия и памятные даты. Соответственно, есть статьи о гражданской войне в России, войнах за независимость в Литве, Латвии и Эстонии, а также о польско-советской войне 1920-1921 годов, а также подробный тематический обзор на тему «Послевоенная политика социального обеспечения. «, в котором со сравнительной точки зрения рассматривается значение войны для развития государства всеобщего благосостояния.Кроме того, энциклопедия содержит статьи по таким разнообразным темам, как Колониальные империи после войны / деколонизации, Испанский грипп, Ассоциации ветеранов, Парижская мирная конференция и ее последствия, Историография с 1918 года по сегодняшний день и, наконец, что не менее важно, столетие 1914-2014 годов. .

Структура содержания ↑

В энциклопедии представлены четыре различных типа статей:

  1. Обзорные статьи (региональные) предлагают обзор региона или страны
  2. Обзорные статьи (тематические) предлагают транснациональный и сравнительный обзор темы
  3. Региональные тематические статьи рассматривают конкретную тему для региона или страны
  4. Энциклопедические статьи содержат краткие энциклопедические статьи, например.грамм. о событиях, людях и организациях
  5. Таким образом,

1914-1918-online — это не только энциклопедия в узком смысле слова, но и исчерпывающий справочник.

Обзорные статьи (региональные) ↑

Энциклопедия разделена на следующие одиннадцать регионов мира: Африка, Австралазия, Центральная Европа, Восточная Азия, Восточная Европа, Латинская Америка, Северная Америка, Ближний Восток, Южная и Юго-Восточная Азия, Юго-Восточная Европа и Западная Европа . Это разделение четко указывает на глобальный характер или параметры проекта и показывает, что регионы, которые до сих пор были недостаточно представлены в исследовании, имеют равное положение.

Эти регионы, в свою очередь, подразделяются на отдельные страны, каждая из которых имеет свою собственную региональную обзорную статью или, соответственно, свою собственную энциклопедическую статью. В этих статьях представлен обзор развития отдельных стран во время Первой мировой войны, при этом также тщательно исследуются предыстория и последствия конфликта. Здесь рассматриваются не только политические и военные события, но и социальные, экономические и культурные тенденции. Также учитываются нейтральные страны, такие как Швеция или Испания, и государства, которые впервые были созданы во время или после Первой мировой войны, такие как Польша или Чехословакия.

Обзорные статьи (тематические) ↑

Кроме того, энциклопедия разделена на шесть тематических разделов: Pre-war , Power , Violence , Media , Home Front и Post-war . Этот раздел ориентирован на основные направления исследований Первой мировой войны. В этих разделах есть тематические обзорные статьи, такие как школы и университеты в разделе Тыловой фронт, или Гражданская война в России в разделе Послевоенное время .Другие примеры этих транснациональных и сравнительных статей тематических обзоров включают военнопленных, революций, труда, транспорта и логистики или колониальных империй после войны / деколонизации. Наряду со сравнительными, транснациональными обзорными статьями, многие из этих тем также включают региональные статьи, которые напрямую связаны со статьями обзора, например, о лейбористах во время войны в Германии, Франции, России, Индии или Китае. Таким образом, читатели энциклопедии могут напрямую перейти от изменений в трудовой политике в Германии к изменениям во Франции или ознакомиться с итоговой статьей, основанной на региональных статьях и обсуждающей изменения в трудовой политике во время Первой мировой войны на основе сравнительного анализа. перспектива.

Региональные тематические статьи ↑

The Региональные тематические статьи , однако, включают не только сравнительные статьи, подобные упомянутым выше, но также статьи по темам, характерным для определенных стран и регионов. Например, в разделе Великобритания и Ирландия есть статья о пасхальном восстании, в которой говорится о восстании Ирландии 1916 года против Великобритании в стремлении к независимости. Точно так же раздел Indochina включает статью о религиозных миссионерах и колониальном государстве 1914-1918 гг.В разделе Africa статьи о послевоенной колониальной администрации рассматриваются изменения в колониальном управлении территориями, которые «сменили владельцев» в результате войны.

Энциклопедические статьи ↑

Более длинные статьи дополняются энциклопедическими статьями , собственно энциклопедическими статьями. Они делятся на шесть категорий: лица; Организации; События; Объекты; Пространства; Концепции, практика и политика. Примеры таких записей: U.С. Расовые беспорядки, Битва при Костючновке, Русско-японская война, Движение Первого марта (Корея), Стрелки Сич, Комиссия по оказанию помощи Бельгии, Индостану и Эдит Кавелл. Последний является записью в категории Person . Здесь региональная тематическая статья «Литература» (Франция) связана с энциклопедической статьей «Анри Барбюсс» о французском писателе, написавшем знаменитый антивоенный роман «Ле Фё». В результате таксономии, которая связывает содержание энциклопедии, писатели из других стран связаны с леммой «Анри Барбюсс», e.грамм. Роберт Музиль или Эрих Мария Ремарк.

Глобальный проект ↑

Работа над энциклопедией находится под контролем проектной группы в Берлине. Содержание проекта согласовывается в Институте истории Свободного университета Берлина. Техническую сторону проекта курирует Центр цифровых систем Свободного университета Берлина. Дополнительную поддержку также оказывает Баварская государственная библиотека в Мюнхене. Библиотека отвечает за постоянное архивирование, а также каталогизирует отдельные статьи энциклопедии, которые можно найти и найти во всемирном каталоге библиотечной сети.

Редакционная коллегия отвечает за содержание энциклопедии. Совет состоит из тринадцати членов Редакционно-консультативного совета, который поддерживает редакторов в качестве консультантов, семи главных редакторов и семидесяти редакторов секций. Семь главных редакторов, которые работают в Европе, США и Южной Африке, являются основными редакторами энциклопедии. Они устанавливают руководящие принципы энциклопедии и принимают все стратегические решения. Они также выступают в качестве рецензентов в двухэтапном процессе рецензирования, который должна пройти каждая статья энциклопедии.

Редакторы секций, известные и высококвалифицированные специалисты, ведут региональные и тематические разделы энциклопедии. Они разрабатывают концепции статей своего раздела и рекомендуют авторов. Кроме того, редакторы секции несут ответственность за проведение первых экспертных оценок статей своего раздела.

Всего редколлегия состоит из девяноста экспертов из двадцати стран мира. В то время как США (17), Германия (15) и Великобритания (13) преобладают, также сильно представлены эксперты из России (6), Франции (5), Ирландии (5), Австрии (5) и Италии (4). .Остальные редакторы приехали из Австралии (1), Китая (1), Японии (2), Канады (2), Ливана (1), Люксембурга (1), Нидерландов (1), Польши (2), Португалии (2). , Швейцария (2), Сербия (1), Южная Африка (1), Бельгия (1), Ливан (1) и Турция (1).

Кроме того, процесс обзора поддерживают более семидесяти внешних рефери. На втором этапе оценки статьи оцениваются совместно с главными редакторами в рамках анонимного рецензирования. Этот двухэтапный процесс оценки, который требуется для всех материалов энциклопедии, обеспечивает высокое академическое качество содержания сайта.

Более 900 авторов со всего мира пишут для энциклопедии. В энциклопедию вносят вклад авторы из Тринидада и Тобаго, Индонезии и Нигерии, а также авторы из Германии, Великобритании и Франции. Иногда статьи пишут авторские коллективы из разных стран. Например, в одной статье на тему «Поминовение памяти и культ павших» дается сравнительный анализ Польши, стран Балтии и Финляндии. Статья написана совместно немецким, польским и финским авторами.

Кроме того, проект поддерживают более двадцати партнерских организаций из десяти стран. К ним относятся такие учреждения, как Имперский военный музей в Лондоне, Koloniales Bildarchiv во Франкфурте-на-Майне и Bibliothek für Zeitgeschichte в Штутгарте. Они предоставляют документальный материал, в основном источники изображений, для энциклопедии из своих собственных коллекций. Среди этих партнеров также проект European Film Gateway 1914 , финансируемый Европейским Союзом.Он оцифровывает материалы о Первой мировой войне, которые напрямую связаны с содержанием энциклопедии.

Немецкие исторические институты в Москве, Варшаве, Лондоне, Париже и Риме помогают редакторам энциклопедии и финансируют переводы на английский язык. Более того, некоторые из этих институтов организуют конференции для региональных секций. Секции Восточно-Центральная Европа и Российская Империя курируются в Немецких исторических институтах в Варшаве и Москве.Здесь директора институтов выполняют функции редакторов секций. Эти институты также предоставляют гранты авторам. Кроме того, они поручили своим сотрудникам писать статьи для энциклопедии или контролировать разделы в качестве рецензентов. Новые исследования, эксклюзивные для энциклопедии, ожидаются прежде всего из Польши, где исследования Первой мировой войны отставали на многие годы.

К

1914-1918-online также обращались по поводу ряда текущих исследовательских проектов по Первой мировой войне, которые предлагали руководить разделами энциклопедии, в том числе несколькими, которые изначально не были задействованы в проекте.Одним из примеров является проект Die Schweiz im Ersten Weltkrieg , выполняемый в университетах Цюриха, Женевы, Берна и Люцерна, в рамках которого будет разработан раздел Швейцария . Другие примеры включают историков из Лиссабонского университета, которые курируют раздел Portugal , или коллег из Университета Киото, которые курируют раздел Japan . Такое сотрудничество делает энциклопедию особенно новаторской, потому что она привлекает внимание к странам, которым до сих пор не уделялось должного внимания в исследованиях Первой мировой войны.

Еще одним партнером по проекту является CENDARI (Совместная европейская инфраструктура цифровых архивов), проект, спонсируемый Европейским Союзом. Он объединяет архив о Первой мировой войне и его электронные ресурсы за пределами национальных границ и, таким образом, создает инфраструктуру цифровых исследований по Первой мировой войне. Статьи за 1914-1918 гг. В Интернете подключены к этой инфраструктуре, что позволяет целенаправленно связывать архивные материалы по актуальным темам.

1914-1918-online, соответственно, является крупнейшим и наиболее глобальным проектом и сетью в области исследований Первой мировой войны. В настоящее время в него входят более 1000 экспертов со всего мира, которые связаны с проектом в качестве редакторов, авторов, рецензентов и институциональных партнеров.

Мировая публикация ↑

В заключение несколько слов о преимуществах публикации такой энциклопедии в Интернете. Прежде всего, стоит отметить, что 1914-1918-online будет доступен всем пользователям бесплатно.Кроме того, весь контент публикуется на английском языке. Это позволит энциклопедии максимально повысить уровень осведомленности и ее влияние за пределы круга экспертов и быть доступным для студентов, преподавателей и заинтересованной общественности во всем мире.

Дополнительным преимуществом цифровой публикации является то, что статьи могут публиковаться по мере их появления и обновляться в любое время. Также всегда можно получить доступ к различным версиям статьи. Более того, онлайн-публикация позволяет медиально обогащать отдельные статьи изображениями, аудио- и видеоматериалами и другими оцифрованными источниками, а также ссылками на каталоги библиотек и внешний веб-контент.Таким образом, они интегрируются в «пространство знаний» Интернета.

Кроме того, онлайн-публикации позволяют новаторски ориентироваться в объемных коллекциях текстов. Статьи доступны для поиска и связаны друг с другом различными способами. В результате пользователи могут просматривать обширную текстовую коллекцию ассоциативно и, в частности, получать доступ к желаемой информации. Они также могут составить образец статей, связанных с конкретными интересами, например, по теме, ключевым словам, странам или регионам.Это значительно упрощает пользователям распознавание взаимосвязей и взаимосвязей, а также позволяет проводить сравнения. Таким образом, транснациональная и глобальная направленность энциклопедии также фундаментально поддерживается и подтверждается ее технической структурой, а также формой и средствами ее публикации.


Уте Даниэль, Технический университет Брауншвейга

Питер Гатрелл, Манчестерский университет

Оливер Янц, Свободный университет Берлина

Хизер Джонс, Лондонская школа экономики и политических наук

Дженнифер Кин, Университет Чепмена

Алан Крамер, Тринити-колледж Дублина

Билл Нассон, Стелленбошский университет

Переводчик: Кристофер Рид

ФИЛЬМА; Как Первая мировая война навсегда изменила кино

Подготовка к этому триумфу началась в 1917 году, когда немецкое верховное командование инициировало консолидацию киноиндустрии, чтобы кино можно было «поставить на работу с наивысшим приоритетом».Результатом стала UFA, компания, которая мало что сделала для военных действий (несмотря на такие постановки, как «Анна делает артиллерийские снаряды»), но после войны превратилась в самую большую и технически продвинутую студию в мире.

Комедии, романсы, фантазии, исторические зрелища и камерные драмы хлынули из УФА в 20-е годы. Но по большей части Первая мировая война оставалась без внимания до 1927 года, когда студия попала в руки Альфреда Гугенберга, промышленника, издателя и одного из первых сторонников Гитлера.Неожиданно УФА показало двухсерийный фильм Лео Ласко «Мировая война», который сочли подходящим для показа военизированной организации.

Поэтому неудивительно, что великий немецкий фильм о Первой мировой войне, «Вестфронт 1918» Г. В. Пабста, был снят не для УФА, а для небольшой независимой компании Nero-Film. История жизней и смертей четырех типичных немецких солдат «Вестфронт 1918» вышла в 1930 году, в том же году, когда Universal выпустила книгу Льюиса Майлстоуна «Все тихо на западном фронте». конкурент.Пабст сделал гораздо более сложный фильм — настолько сложный, что самые ужасные эпизоды теперь отсутствуют на всех отпечатках.

На Восточном фронте влияние войны на кинематограф было решающим, поскольку не могло быть ни советского фильма без Советского Союза, ни Советского Союза без войны. Эта взаимосвязь отчетливо видна в фильме «Конец Санкт-Петербурга» (1927), снятом к 10-летию большевистской революции, в котором Всеволод Пудовкин заставляет сцены Великой войны мелькать на экране, как взрывы из лука. огнемет.

Переживание дезориентации, которое является ключом к теории г-на Вирилио, — ощущение солдата, что он терпит резкие изменения ландшафта, как видно со странных и меняющихся точек зрения — находит ошеломляющее формальное выражение здесь и в работах других великих новаторов. советского кино. Это визуальное насилие призвано стимулировать не только глаза, но и ум. Чтобы предложить причины войны — тему, которую обычно избегали кинематографисты в других странах, — Пудовкин противопоставляет обреченную атаку своих солдат по нейтральной полосе с неистовым натиском биржевых торговцев на внутреннем фронте, которые продвигаются к войне. прибыль.

Великим победителем Первой мировой войны в кино, как и во всем остальном, были, конечно же, Соединенные Штаты. Америка оказалась в одиночестве среди противоборствующих сторон, сохранив в неприкосновенности свое общество и экономику. Одним из непосредственных последствий стало господство Голливуда на экранах по всему миру. Он захватил рынки, с которых ушла Франция; он нанял (или предоставил убежище) лучшие таланты, которые развил UFA. Когда сегодня вы слышите, как руководители студий заявляют, что Голливуд преуспевает, просто давая людям то, что они хотят, возможно, вам захочется вспомнить эти имена: Ипр, Верден, Пасшендель.

Девять способов реагирования художников на Первую мировую войну — Список

Кате Кольвиц Родители (Военное портфолио, номер 3)

1921-22

Частная коллекция

1.В честь отсутствующего солдата

Поль Жув
Могила сербского солдата в Кенали 1917 1917
Tombe d’un soldat serbe à Kenali 1917
Musée de l’Armée (Париж, Франция)

Более десяти миллионов человек погибли в результате Первой мировой войны. Помня о том, что нельзя забывать о большой потере этих солдат, многие художники решили сосредоточиться на их отсутствии.Это было что-то общее для британских, французских и немецких произведений искусства. На картине «» Могила сербского солдата в Кенали, 1917 г. «» Поля Жуве изображена могила солдата на месте сражения. Его шлем покоится на надгробии. Этот неношеный шлем, а не могила, является центром живописи Жува. Шлем стал мотивом многих произведений искусства как символ утраты. Он олицетворял патриотизм и самопожертвование солдата.

Другие художники решили лично исследовать отсутствие любимого человека.Картина Кейт Кольвиц « Родители » представляет собой гравюру на дереве, на которой изображены двое скорбящих родителей. Коллвиц потеряла сына Питера. Он умер во время службы во Фландрии в октябре 1914 года. Вместо портрета сына она изображает горе, которое она и ее муж чувствовали в его отсутствие. В отличие от военной пропаганды оба этих художника изображали потерю как бесполезную.

2. Создание непреходящих памятников

Ernst Barlach
The Floating One 1927, литье 1987
Der Schwebende

Антуан Бурдель
Франция 1923
Ла Франс

Мемориалы, которые мы продолжаем посещать сегодня, были созданы для того, чтобы напоминать будущим поколениям о войне и быть местом для скорби и скорби.В 1919 году в парижских праздниках Победы и параде в честь Дня мира в Лондоне центральным элементом их памяти был кенотаф или пустая гробница. Первый официальный мемориал Германии появился только в берлинской Neue Wache в 1931 году, но до этого скульпторы создали памятники, отражающие войну.

После трех месяцев службы Эрнст Барлах вернулся домой с войны пацифистом. В результате его работы становились все более популярными. Его Der Schwebende , заказанный для Гюстровского собора в 1927 году, представлял собой бронзовую скульптуру парящего ангела.Это был памятник павшим. Горизонтальная пассивная стойка прямо контрастирует с активной агрессией солдата. В 1937 году он был переплавлен нацистами за антивоенный вид. Они хотели прославить тех, кто пожертвовал собой ради своей страны. Сегодня скульптура Барлаха была переделана и выставлена ​​по всему миру.

Антуан Бурдель « France », впервые созданный в 1922 году, изображает олицетворение Франции в виде греческой богини мудрости и войны Афины Паллады, взирающей на Америку.Он переосмысливает, когда Америка вступила в войну в 1917 году, чтобы помочь своим союзникам. Бурдель назвал это своим величайшим шедевром. С тех пор скульптура несколько раз переделывалась для демонстрации, самые известные из которых — в Бостоне и Париже. Подобные мемориалы часто становились общедоступными и доступными для всех памятниками. Они продолжают выполнять свою задачу — напоминать нам о трагедиях войны.

3. Отказ от рационального

Макс Эрнст
Celebes 1921 г.
Тейт
© ADAGP, Париж и DACS, Лондон, 2021 г.

Не в силах постичь суровые реалии войны, художники начали искать более нетрадиционные способы самовыражения.Основатели сюрреалистического движения Андре Бретон и Луи Арагон были студентами-медиками в военном госпитале в Париже в 1917 году. Они были свидетелями ужасов войны и того, как она повредила тела ее жертв. Хотя такие художники, как Генри Тонкс, пытались задокументировать раны, полученные солдатами, сюрреалисты чувствовали, что эти статьи не могут полностью осознать ужас этого опыта.

Немец Макс Эрнст был ключевым художником сюрреалистического движения.Его Celebes представляет собой фрагментированное тело и резервуар, похожий на слона. Эрнст исследует искаженную послевоенную психику, пострадавшую от контузий и травм. Предлагаемое значение состоит в том, что индивидуум, особенно женщина, беспомощен перед мощью машины. Сбитые с толку и дезориентированные художники начали создавать произведения искусства, которые ставили больше вопросов, чем ответов.

Точно так же движение дада, начавшееся в Цюрихе, было прямой реакцией на войну. Это ниспровергало традиционные идеи и высмеивало военную риторику.Работы Курта Швиттерса черпают идеи как из дадаизма, так и из сюрреализма и представляют фрагментированное видение послевоенного общества. Его картина «Пространственный рост — картина с двумя маленькими собачками» «» представляет собой коллаж из мусора и печатных однодневок из Германии в 1920 году. Он дополнил картину семнадцатью годами позже, создав различные слои. Его коллажная форма создает беспорядок и беспорядок, связанный с борющейся и обанкротившейся Веймарской Германией, в которой работал Швиттерс.

Все сломалось…. новые вещи нужно было создавать из фрагментов … новые формы искусства из остатков прежней культуры.

Курт Швиттерс

4. Возвращение к традиции

Напротив, некоторые художники в прошлом находили безопасность и стабильность. Они искали успокоения в неоромантических и пасторальных пейзажах, которые до этого доминировали над авангардными художественными ценностями сюрреализма и дадаизма. Художники, такие как Пабло Пикассо и Жорж Брак, стали участниками движения, известного как «Возвращение к порядку».Они отвергли фрагментацию реальности, которая была обычна в их стиле до войны. Многие из их послевоенных произведений искусства демонстрируют попытку передать ощущение спокойствия.

Британские художники, такие как Уинифред Найтс, стремились к подобному через возрождение религиозных образов. Ее модель The Deluge принесла рыцарям трехлетнюю стипендию в Британской школе в Риме. Являясь переосмыслением Ноева ковчега, он иллюстрирует современное общество через библейские образы. Толпа пытается спастись от наводнения, а ковчег улетает вдаль.Она приравнивает библейское разрушение к разрушению войны. Обратившись к религии, Рыцари нашли традиционный способ выразить чувства послевоенного общества. Хотя ее живопись гораздо более современна и стилизована. Его темная текстура вместо пышной зелени, возможно, возникла под влиянием разрушенного войной мира, в котором она рисовала. Возврата к традициям хотелось, но в большинстве случаев это было трудно реализовать.

5.Переосмысление нового мирового порядка

Джордж Гросс
Gray Day 1921
Grauer Tag
Nationalgalerie Berlin
© DACS, 2018

Через десятилетие после войны художники начали представлять мир, в котором война стала катализатором перемен. Будущее было экспериментальным и смелым, символом надежды и возрождения после разрушительной войны.В центре внимания оказались недавно получившие права группы, такие как женщины и рабочий класс. Социальная критика произвела революцию в восприятии этих групп. В 1920-х годах акцент сместился с элиты. Работа Джорджа Гроса Gray Day иллюстрирует, как богатые наживаются на войне. Напротив, инвалид и забытый ветеран остался бедным и отделенным от общества. Его картина буквально разделяет две группы кирпичной стеной. Однако зритель должен решить, возводится эта наполовину стена или ее обрушивают.

В городских центрах трендом стали джаз и танцевальная культура. Уильяма Робертса «Джаз-клуб » демонстрирует раскрепощенную группу, одетую в новую, менее консервативную моду того времени. Угловатые формы придают телам новую силу. Цвета, состоящие из ярких красных и приглушенных зеленых, демонстрируют новый вид социального пространства, простое и практичное, а не богато украшенное. Мир изменился, поглотив последствия войны, в то время как он восстановился.

Уильям Робертс
Джаз-клуб (Танцевальная вечеринка) 1923
Городская художественная галерея Лидса

6.Расширение возможностей женщины

Многие женщины были призваны на работу во время войны. Художница Хильда Карлайн служила в Сухопутной женской армии. Она работала на ферме в Саффолке, где полюбила сельскую местность. После войны она обучалась в Художественной школе Слейда под руководством Генри Тонкса. В то время как пейзаж был основным направлением ее картин, ее портреты отражали новое общество, в котором женщины были независимыми и могли поддерживать работу. Автопортрет — это пример того, как Карлайн представляла новую работающую женщину. Ее взгляд тверд и устремлен на зрителя. Написанный в 1923 году, он показывает, какие успехи были достигнуты за пять лет после окончания войны и предоставления права голоса женщинам. Контекст произведения искусства позиционирует войну как катализатор, который помог снять некоторые ограничения с женщин.

7. Возвращение к ландшафту

Tacita Dean
Erinnerung aus dem Weltkrieg 2001 г.
Тейт
© Тацита Дин, любезно предоставлено галереей Frith Street, Лондон и галереей Мэриан Гудман, Нью-Йорк / Париж

По мере того, как среда искусства изменялась и становилась все более обширной, художники пересматривали войну, чтобы по-новому осмыслить ее наследие.Фотография показывала непреходящие последствия войны и представляла собой гораздо более реалистичное и направленное изображение, чем живопись. «» Дона Маккаллина «Поля сражений на Сомме, Франция» — это фотография 2000 года в суровом монохромном стиле. Он показывает современный пейзаж и предлагает зрителю представить себе битву, когда-то происходившую на этой редкой равнине. Черно-белый цвет отфильтровывает любой цвет и предлагает более темный, более мрачный смысл, чем, возможно, зеленые поля для невооруженного глаза.

Точно так же Erinnerung aus dem Weltkrieg , сделанная Тацитой Дин, — это фотография 2001 года, целью которой является сохранение исторического значения Первой мировой войны.На фотографии изображена сельская местность Германии, разоренная бомбардировками во время войны. Название примерно переводится как «воспоминания о мировой войне». Опять же, это черно-белая фотография, свидетельствующая о прошлом, но здесь Дин выгравировал слова на фотографии. Часть текста поясняет, что изображение показывает «мертвое место» на «французско-немецкой границе», где «не осталось ни души». Как и Маккаллин, Дин использует фотографию, чтобы отреагировать на войну и задуматься о ее значении в контексте двадцать первого века.

8. Воспроизведение звука войны

Художница Сьюзан Филипсз отошла от визуального и отреагировала на войну звуком. Ее поврежденных войной музыкальных инструментов были выставлены в галерее Тейт Британия в ознаменование войны. В пьесе представлены четырнадцать записей британских и немецких духовых и духовых инструментов, поврежденных в ходе конфликтов за последние 200 лет. Музыка основана на The Last Post , мелодии, используемой для информирования солдат о том, что можно безопасно вернуться на их базу.Зрители сегодня узнают, что это играли на церемониях Памяти. В произведениях Филипса мелодия искажена и фрагментирована из-за поврежденных инструментов. Это почти неузнаваемо. Поврежденная мелодия представляет раненых и напоминает нам об их жертве.

9. Выражение отсутствующих голосов

Опираясь на труд своей Империи, Британия надеялась на африканские и индийские колонии, чтобы поддержать военные действия.Одна из трагедий заключалась в том, что эти солдаты и их рассказы были заглушены их колонизаторами. Джеральд Прайс был британским художником и литографом во время войны. Его « индейцев» и «Моторбусы» около Поперингхе — одно из немногих произведений искусства, демонстрирующих участие Индии в военных действиях. Более известный, Мемориал Нев-Шапель существует во Франции, чтобы почтить память 4 742 индийских солдат, которым не дали могилы. Оба, однако, были созданы с западной точки зрения. Они не дают голоса солдатам из Империи.

Сегодня новое поколение художников этого происхождения отвечает на войну, рассказывая забытые истории о тех, кто воевал. Уильям Кентридж создал модель The Head and the Load , чтобы рассказать об опыте африканских носильщиков, которые служили в британских, французских и немецких войсках во время Первой мировой войны. Пьеса будет исполнена в галерее Тейт Модерн, чтобы отметить вклад этих африканских мужчин и женщин. Это происходит после открытия Африканского и Карибского военного мемориала в Брикстоне, Лондон, в память о павших из этих стран.Есть надежда, что к столетию окончания войны эти истории будут рассказаны и что о потерях этих мужчин и женщин вспомнят.

© Стелла Оливье

Последствия: Искусство после Первой мировой войны находится в галерее Тейт Британия, 5 июня 23 сентября 2018 г.

Забронировать сейчас

Какое влияние на музыку оказала Первая мировая война?

Как и во всех других сферах жизни, Первая мировая война нанесла ужасный урон классической музыке, многие композиторы и исполнители погибли в боях или остались безвозвратно ранены.Некоторые музыкальные произведения были написаны специально для этого дела, в то время как другие были результатом отчаяния из-за всей трагедии.

Однако в конечном итоге Первая мировая война изменила сам ход истории музыки и породила несколько невероятных произведений, которые иначе, возможно, не существовали бы. Вот основные воздействия, которые Первая мировая война оказала на музыку.

Созданы новые изделия для войны

Многие композиторы были вдохновлены использовать свои перья для этого дела.Хотя он относился к войне неоднозначно, Эдвард Элгар написал свой Carillon для голоса и оркестр в поддержку бельгийского сопротивления в декабре 1914 года, и вскоре за ним последовал Polonia , написанный для концерта Польского фонда помощи жертвам. в Королевском зале в Лондоне.

Макс Регер также в целом не был склонен разделять энтузиазм многих своих коллег по поводу патриотической бухты, но он приветствовал начало войны своим 15-минутным произведением Eine Vaterländische Overtüre (Патриотическая увертюра ). , посвятил его немецкой армии.

Другие композиторы, в том числе Руджеро Леонкавалло , Валентин Валентинов и Морис Равель — все сплотились своей музыкой, последний завершил свое патриотическое фортепианное трио как раз вовремя, чтобы отправиться на войну.

Какие композиторы погибли во время Первой мировой войны?

Британский композитор Джордж Баттерворт был застрелен на Сомме в 1916 году и оставил после себя лишь небольшую горстку произведений, которые давали дразнящий проблеск того, что могло бы быть.Еще одним талантливым композитором, оставившим лишь небольшое количество произведений, был немец Руди Стефан, убитый российским снайпером в Тарнополе на Украине.

Шотландский композитор Сесил Коулз все еще писал музыку, когда служил на Западном фронте, и перед тем как быть убитым, он отправил рукописи своих сочинений, таких как оркестровая сюита Behind the Lines , своему другу Густаву Холсту .

Другими композиторами, потерянными в результате конфликта, были венгр Аладар Радо, бельгиец Андре Деваэр, британские композиторы Уильям Денис Браун и Эрнест Фаррар, Вилли Б. Мэнсон и Фредерик Келли, оба погибшие на Сомме, и французский композитор Фернан Хальфен.

Музыка написана в ответ на трагедию войны

Ужасающая человеческая трагедия Первой мировой войны оставила неизгладимый след в поколении британских композиторов. Некоторые погибли на поле боя, а на тех, кто выжил, глубоко повлияло то, что они видели, или потеря друзей, коллег и семьи.

Какими бы ни были стилистические различия, такие произведения, как Концерт для виолончели Элгара, Вогана Уильямса Пастораль Симфония , Холста Планеты , ранний фортепианный квартет Блисса (сочиненный во время битвы на Сомме), Гурни. War Elegy и Bridge ‘s Oration все несут на себе шрамы человеческих конфликтов.

Технологии изменили все

Новые технологии, особенно автомобили, телеграф и появление звукозаписи, оказали огромное влияние на музыку. В самой войне были задействованы новые технологии, такие как танки и подводные лодки, и, прежде всего, огромные артиллерийские орудия, используемые обеими сторонами.

Новое поле битвы стало своего рода модернистской симфонией , ярко описанной Сесилом Барбером в Musical Times , который провел время на Западном фронте.«Ясно выделяются различные тембры», — писал он. «Меланхолический проход огромных снарядов, свист и хлопок меньших, длинные свистящие шаги газовых снарядов… и непрерывный поток снайперского огня, molto staccato , в колоссальном контрапункте». чудовищная перкуссия «Марса» Холста из альбома The Planets , написанного между 1914 и 1916 годами.

И везде можно найти маршевые ритмы, странно или угрожающе искаженные, в таких пьесах, как первая из трех пьес Стравинского для струнного квартета и третья из трех оркестровых пьес Албана Берг Три оркестровых пьес .

Как Первая мировая война способствовала развитию джаза

Это одно из пророческих совпадений в истории 20-го века: первые джазовых записей были выпущены в Нью-Йорке в марте 1917 года, всего за месяц до того, как США вступили в Первую мировую войну. Хотя было бы глупо утверждать, что хриплое создание «Livery Stable Blues» и «Original Dixieland One-Step» Original Dixieland Jazz Band было сопоставимо с тем, что тысячи американских солдат бросились в бой в Европе, оба события сигнализировали о всплеске энергии Нового Света. в культуру Старого Света, волну современности, которая трансформирует все на своем пути.

Фактически, Европа уже ощутила вкус новых удовольствий американской музыки с довоенной модой на рэгтайм: ее запоминающаяся синкопия понравилась танцорам бальных танцев и им подобных Дебюсси, и Стравинский, которые писали рэгтайм-композиции. Но джаз был другим, более интуитивным и напыщенным, намекая на похотливое происхождение самого слова.

Нормальный респектабельный звук духовых инструментов приобрел новый характер — острый и опьяняющий, когда его играли оркестры, сопровождающие черные полки армии США, такие как «Адские бойцы» и «Семьдесят черных дьяволов».

Изменила ли Первая мировая роль женщин в музыке?

Несмотря на все свои ужасы, Первая мировая война дала женщинам беспрецедентную возможность доказать, что они могут делать то, что тогда считалось мужской работой — важным катализатором для некоторых женщин, получивших право голоса в 1918 году.

Однако для классической музыки это не было переломным моментом. В 1912 году, вспоминает альтистка и композитор Ребекка Кларк, «считалось очень и очень странным иметь женщин в симфоническом оркестре.«Так было и после войны. Записи Халле показывают, что в 1916 году туда были приняты восемь женщин, но к 1920 году оркестр снова превратился в мужской оркестр до 1941 года.

В столице LSO продолжало играть до 1917 года, когда концерты были приостановлены до конца войны. Тридцать ее членов находились на действительной службе, но кроме двух арфисток, другие женщины не работали.

Кларк была нанята Генри Вудом в 1912 году в качестве одной из шести женщин, которые присоединились к его оркестру Квинс-Холл — возможно, впервые женщины были наняты профессиональным оркестром — но только много лет спустя эта модель … Состав оркестров действительно стал меняться.

Композиторы оставили после себя бесценные письма

Как и их литературные коллеги, ряд композиторов, участвовавших в Первой мировой войне, часто и подробно писали о своем опыте.

Джордж Баттерворт написал домой длинные письма, в которых записал скуку, которая была главной особенностью жизни в покое за окопами: «Здесь нечего делать — некуда идти, самая ужасно унылая страна, какую только можно представить, и сколько угодно дождя». . Что характерно, он никогда не упоминал в своих письмах награды, которые он получал за храбрость, и не упоминал музыку; это было так, как если бы он полностью отложил эту главу своей жизни в сторону в пользу своей новой военной идентичности.

Самым плодовитым из композиторов-корреспондентов был Айвор Герни, писавший практически каждый день во время войны, своему коллеге-композитору Герберту Хауэллсу («Дорогой Хоулер», он начал бы) и другим друзьям из Королевского колледжа. Его письма — смелая смесь юмора и глубокой привязанности к другим солдатам.

Как Первая мировая война посеяла семена движения за гражданские права | В Смитсоновском институте

Моряки читают, пишут и отдыхают в Красном Кресте Туалет в Новом Орлеане.Около 400000 афроамериканцев служили в Первой мировой войне. Национальный архив 165-WW-127A-016

В начале апреля 1917 года, когда президент Вудро Вильсон выступил на совместной сессии Конгресса, стремясь вступить в Соединенные Штаты в Первую мировую войну, он призвал «сделать мир безопасным для демократии». А. Филип Рэндольф, соучредитель афроамериканского журнала The Messenger , позже возразил на его страницах: «Мы бы предпочли сделать Грузию безопасной для негров.”

Дискуссия о демократии и о том, кому она служит в США, была центральной для чернокожих во время Великой войны. Ожидалось, что афроамериканцы будут выезжать за границу воевать, даже несмотря на то, что им отказывали в доступе к демократии, обращались с ними как с гражданами второго сорта и подвергались постоянной агрессии и насилию дома.

Рэндольф расходился с другими лидерами, такими как W.E.B. Дюбуа, который рассматривал войну как возможность для афроамериканцев продемонстрировать свой патриотизм и ожидал, что по возвращении домой к ним будут относиться лучше.В журнале NAACP The Crisis Дюбуа призвал афроамериканцев «забыть о наших особых обидах и сплотиться плечом к плечу с нашими собственными белыми согражданами и союзными странами, которые борются за демократию».

Это напряжение обрамляет новую выставку Национального музея афроамериканской истории и культуры «Мы возвращаемся в бой: Первая мировая война и формирование современной идентичности чернокожих». Основное внимание уделяется как солдатам, так и гражданским лицам, обширное шоу исследует опыт и жертвы афроамериканцев во время войны, а также то, как их борьба за гражданские права усилилась после нее.«Первая мировая война изменила мир», — говорит приглашенный куратор Креваски Солтер, организовавший шоу, — «но она также изменила жизнь афроамериканцев».

В разногласии с другими лидерами того времени А. Филип Рэндольф был против афроамериканцев, участвовавших в Первой мировой войне. Библиотека Конгресса, Отдел эстампов и фотографий, A. Philip Randolph Papers

Более четырех миллионов американцев служили в Первой мировой войне, и почти 400 000 из них были афроамериканцами.Большинство чернокожих солдат были прикомандированы к подразделениям и батальонам Службы снабжения (SOS), где они отвечали за извлечение и перезахоронение мертвых американских солдат, строительство дорог и железных дорог и работу в доках, среди других сложных задач. Неблагодарная работа этих войск была необходима для операции и конечного успеха американских экспедиционных войск.

«Хотя достижения SOS были впечатляющими — и важными, — американские вооруженные силы оставались гораздо менее эффективными и действенными, чем если бы они позволили большему количеству чернокожих солдат служить им в бою», — пишет Солтер в сопроводительной книге к выставке с тем же названием.«Достижения тех афроамериканских солдат, которые действительно видели битву, совершенно ясно подтверждают это». Члены 369-го пехотного полка, которые провели в передовых окопах больше дней, чем другие американские подразделения, получили похвалы за свою храбрость.

Несмотря на то, что афроамериканцы боролись за одно и то же дело, они столкнулись с расизмом и дискриминацией со стороны белых офицеров и солдат. Жестокость и неуважение оставили свой след на военнослужащих, таких как лейтенант Чарльз Гамильтон Хьюстон, один из девяти черных светил, выставленных на выставке, чей револьвер, дневник и часы демонстрируются.

Мы возвращаемся в бой: Первая мировая война и формирование современной идентичности черных

We Return Fighting напоминает читателям не только о центральной роли афроамериканских солдат в войне, которая впервые сделала их страну мировой державой. Это также показывает, каким образом конфликт сформировал идентичность афроамериканцев и подпитывает их давние усилия по требованию полных гражданских прав и закреплению своего места в культурном и политическом ландшафте страны.

Купить

После войны Хьюстон решил сделать так, чтобы будущие поколения чернокожих солдат не пострадали так же. Он учился на юридическом факультете Гарвардского университета, а позже стал деканом юридического факультета Университета Говарда, где преподавал и формировал следующее поколение чернокожих юристов, в том числе Тергуда Маршалла. А в 1934 году, пишет Солтер, Хьюстон «взяла на себя главу штаба армии США генерала Дугласа Макартура из-за системного расизма в вооруженных силах и отсутствия офицерских должностей в регулярной армии для афроамериканцев.”

Окончание войны в ноябре 1918 года ознаменовало собой момент истины для надежды Дюбуа на то, что афроамериканцы будут приветствоваться и к лучшему обращению в Соединенных Штатах. В дневнике выставки рассказывается о том, как одна молодая женщина была взволнована тем, что посетила парад чернокожих солдат, но реальность началась. Дюбуа окажется неправ: равные права не были распространены на афроамериканцев, и насилие против афроамериканцев, которое предшествовало войне, продолжалось. и ухудшилось после его окончания. Насилие толпы в более чем 36 городах по всей стране, продолжавшееся с апреля по ноябрь 1919 года, принесло прозвище «Красное лето» за кровь, пролитую целевыми афроамериканцами, включая 12 ветеранов, погибших в результате линчевания в этот период.Подобно возмездию, которое последовало за Реконструкцией, послевоенная эпоха была определена негативной реакцией и возрождением Ку-клукс-клана.

У Айка Симса из Атланты, штат Джорджия, служили одиннадцать сыновей. в Первой мировой войне. Национальный архив 165-WW-127-91

В 1919 году Дюбуа, одновременно наказанный и воодушевленный тем, что он стал свидетелем во время и после войны, понял, что впереди его ждет упорная борьба. «Мы поем: наша страна, несмотря на то, что все ее лучшие души делали и мечтали, — все же постыдная страна», — писал он в книге « Кризис ».«Дорогу демократии! Мы спасли его во Франции, и, клянусь Великим Иеговой, мы спасем его в Соединенных Штатах Америки, или знаем причину ».

Годы, последовавшие за окончанием войны, были отмечены негативной реакцией белых и сопротивлением черных. На выставке демонстрируется культовый образ сопротивления: баннер NAACP с надписью «Вчера линчевали человека». С 1920 по 1938 год он висел возле нью-йоркского офиса организации, чтобы объявлять о каждом линчевании. Хотя их общее количество неизвестно, по крайней мере, 3400 африканцев-американцев были линчеваны в столетие после окончания Гражданской войны.

Эта эпоха также дала начало новой идентичности — идентичности «нового негра», о которой упоминается и написано в книге Рэндольфа «Посланник », в отличие от «старой толпы негров», такой как Букер Т. Вашингтон и Дюбуа. Солтер говорит: «Новые негры были социальным, культурным, экономическим, политическим и интеллектуальным возрождением афроамериканцев, которые отправились сражаться за страну и теперь не желали переезжать в ту же Америку, которую покинули».

Соединенные Штаты участвовали в Первой мировой войне только 18 месяцев.Этот короткий период времени и его омрачение Второй мировой войной означает, что Первая мировая война является чем-то вроде «малоизученной и забытой войны», — говорит Солтер. Но его влияние на мир и на афроамериканцев нельзя недооценивать. По его словам, здесь были посеяны семена движения за гражданские права.

Завершает выставку изображение и видео с марша 1963 года на Вашингтон. На стороне Мартина Лютера Кинга-младшего стоит один из соорганизаторов марша — А. Филипп Рэндольф, который более 45 лет назад понимал, что демократия за границей не может происходить за счет демократии внутри страны.

В настоящее время для поддержки усилий по сдерживанию распространения COVID-19 все Смитсоновские музеи в Вашингтоне, округ Колумбия, и в Нью-Йорке, а также Национальный зоопарк временно закрыты. Проверяйте объявления на наличие обновлений. Фильм «Мы возвращаемся в бой: Первая мировая война и формирование современной идентичности черных» должен был оставаться в Национальном музее афроамериканской истории и культуры до 14 июня 2020 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *