Микеланджело неистовый: Читать «Дневник Микеланджело Неистового» — Кристофанелли Роландо — Страница 1

Читать «Дневник Микеланджело Неистового» — Кристофанелли Роландо — Страница 1

Кристофанелли Роландо

Дневник Микеланджело Неистового

Роландо Кристофанелли

Дневник Микеланджело Неистового

Предисловие Ренато Гуттузо

Перевод текста и стихов Махова А. Б.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

ПЕРЕЧЕНЬ РАБОТ МИКЕЛАНДЖЕЛО

Роландо Кристофанелли (род. в 1916 г. в Ливорно) — итальянский писатель и публицист, литературный критик и искусствовед. Начал печататься с 1959 года. Автор повестей «Кристина», «Звезда» и др. Знаток искусства эпохи Возрождения. Среди произведений, посвященных этому периоду, — работы о Микеланджело и Рафаэле.

Настоящая книга — не беллетризованная биография. Это оригинальное художественное повествование о Микеланджело, человеке и художнике. Оно развертывается в форме дневника, который ведет герой, то есть сам Микеланджело. Используя обширный документальный материал, в том числе заметки, счета, письма художника, а также многочисленные факты, накопленные его биографами — от Вазари и Кондиви, свидетелей жизни и творчества Микеланджело, до современных исследователей его творчества, — автор не стремится мистифицировать читателя, не пытается выдать написанное за «подлинный» дневник художника. Для него это лишь прием, дающий возможность «изнутри» показать прекрасную и трагическую судьбу художника, реальную обстановку, окружавшую его, характерные черты его личности.

Для более полного воссоздания образа великого мастера Возрождения в русский перевод книги в хронологическом соответствии тексту включены поэтические произведения Микеланджело, многие из которых публикуются впервые.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Свой путь художника Микеланджело начал тринадцатилетним мальчиком, поступив в 1488 году учеником в мастерскую Доменико Гирландайо: молва о нем как лучшем мастере, у которого многому можно научиться, распространялась далеко за пределами Флоренции. Вазари в жизнеописании Микеланджело рассказывает, что Гирландайо был «потрясен», увидев работы мальчика. Однажды Микеланджело взял на себя смелость подправить копию рисунка учителя, выделив и изменив в нем некоторые контуры. Этот и другие подобные случаи настолько поражали Гирландайо, что его брала «оторопь» при встрече с «новым дарованием». Вазари отрицает, будто старый мастер питал зависть к своему ученику. Но как бы то ни было, уже год спустя Микеланджело покинул его мастерскую и поступил в школу ваяния, созданную под покровительством Лоренцо Медичи в садах Сан-Марко. В этой школе, руководимой Бертольдо, одним из учеников Донателло, юный Микеланджело, должно быть, сразу обратил на себя внимание, поскольку уже вскоре был вхож в культурные круги Флоренции, обласкан как приемный сын Лоренцо Великолепным и принят на равных такими выдающимися деятелями того времени, как Полициано, Пико делла Мирандола, Марсилио Фичино.

Итак, Микеланджело избрал скульптуру, хотя его представления о рисунке сделают его в равной степени мастером и в этом виде искусства. На самом деле о Микеланджело — художнике и скульпторе можно говорить раздельно лишь в силу практических соображений: такое раздельное рассмотрение позволяет составить специфическое мнение как об одной, так и другой стороне его поразительной по размаху творческой деятельности.

Работе над росписью плафона Сикстинской капеллы Микеланджело посвятил себя целиком, забыв на время о своем страстном желании быть прежде всего скульптором, а не живописцем. При ватиканском дворе его считали «несведущим» в живописи, поскольку ему еще никогда не приходилось пробовать себя во фресковых росписях. И более чем вероятно, что именно на это рассчитывали его недруги, желавшие поставить его перед лицом труднейшего испытания, которое могло бы окончиться провалом и опорочить мастера в глазах папы Юлия II.

Позднее, в одном из писем 1552 года, Микеланджело писал: «Все неурядицы, возникшие между папой Юлием и мной, были вызваны завистью со стороны Браманте и Рафаэля из Урбино: они хотели уничтожить меня, и по этой причине работа над усыпальницей была приостановлена при жизни папы; Рафаэль-то хорошо понимал, скольким он обязан мне в искусстве».

Свертывание колоссальной работы по созданию этой «горы изваяний», какой должна была стать гробница папы Юлия II, нанесло, по словам самого Микеланджело, «убыток более чем в тысячу дукатов». Он влез в долги, оплачивая несметное количество отборного мрамора, глыбы которого продолжали прибывать из Каррары в римский порт Рипа-Гранде, и ими был забит весь двор его мастерской при Ватикане.

За что бы ни брался Микеланджело — в архитектуре, живописи или скульптуре, — любое творение было для него непосредственным выражением его личности, его «я», отражением его «концепции». Чтобы понять это, достаточно хотя бы вспомнить, как, приступая к работе над росписью плафона в Сикстинской капелле, он, вне себя от гнева, приказал разрушить леса, воздвигнутые по распоряжению Браманте, и заменил их другими, собственной конструкции. А когда флорентийские друзья прислали ему на помощь в Рим двух «специалистов по фрескам», он поспешил отделаться от них как от лишней обузы.

Эти факты свидетельствуют об особом отношении Микеланджело к процессу творческого выражения. Для него этот процесс не зависит от технических средств, которые при всей их важности не являются определяющими. Микеланджело был уверен, что через пару недель освоит технику фресковой живописи и научится определять, насколько при просыхании фресок «снижается» светосила красок, наложенных на сырую штукатурку, и т. д.

Одержимость технической стороной творчества, скорее, свойственна Леонардо да Винчи, для которого наука и искусство в равной степени были орудиями познания действительности; причем науку он ставил в основу искусства. (Однако все его творчество опровергло эту установку, и именно поэзия одержала верх, в то время как увлеченность наукой и техническими вопросами нередко подводила его.)

Леонардо призывает «учиться, дабы подражать». А вот, например, для Джотто, как позднее для Мазаччо и того же Микеланджело, период ученичества настолько скоротечен, что почти не существует: они доподлинно знают то, что изображают, проявляя глубочайшую компетентность.

Чувствуется, что Микеланджело очень рано познал многообразие природных форм, которые ему надлежало воплотить в искусстве. В живописных работах, выполненных им во Флоренции в 1501-1505 годах, он сумел добиться поразительных результатов. В 1504 году он написал свой картон «Битва при Кашина» (в том же году Леонардо работал над картоном «Битва при Ангьяри»). Обе работы были выполнены по заказу Флорентийской республики и предназначались для зала Большого совета во дворце Синьории.

Следует отметить, что художнику было поручено изображение ратного подвига. Микеланджело выбирает и трактует тему по-своему, рисуя «купающихся флорентийцев, застигнутых врасплох Пизанскими солдатами». Как, впрочем, и Леонардо, он отказывается от парадности и прославления республики, останавливаясь на сюжете, который позволяет ему изобразить то. что наиболее отвечает его гению: движение переплетающихся тел, игру мускулов и жесты. Вечная жизнь Вселенной выражена здесь в динамике обнаженных человеческих тел.

Такой взгляд на творчество художника и его роль в жизни общества наиболее характерен для эпохи Возрождения и связан с тем «новым», что она несла с собой. Подобные настроения проявились еще более ярко в период наивысшего расцвета Возрождения, когда художники считали своим первейшим долгом служение интересам общества и во имя этой цели стремились полнее раскрыть свои возможности, добиваясь максимального самовыражения.

Микеланджело решительно отвергал романтическое и неоромантическое толкование своих произведений. По свидетельству его современника Франсиско де Ольянда, он, в частности, говорил: «Настоящая живопись, будучи сама по себе божественно возвышенна, никогда не породит ни одной слезы… Ведь ничто так не возвышает души мудрецов… как муки совершенства».

Роландо Кристофанелли — Дневник Микеланджело Неистового читать онлайн

12 3 4 5 6 7 …126

Кристофанелли Роландо

Дневник Микеланджело Неистового

Роландо Кристофанелли

Дневник Микеланджело Неистового

Предисловие Ренато Гуттузо

Перевод текста и стихов Махова А. Б.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

ПЕРЕЧЕНЬ РАБОТ МИКЕЛАНДЖЕЛО

Роландо Кристофанелли (род. в 1916 г. в Ливорно) — итальянский писатель и публицист, литературный критик и искусствовед. Начал печататься с 1959 года. Автор повестей «Кристина», «Звезда» и др. Знаток искусства эпохи Возрождения. Среди произведений, посвященных этому периоду, — работы о Микеланджело и Рафаэле.

Настоящая книга — не беллетризованная биография. Это оригинальное художественное повествование о Микеланджело, человеке и художнике. Оно развертывается в форме дневника, который ведет герой, то есть сам Микеланджело. Используя обширный документальный материал, в том числе заметки, счета, письма художника, а также многочисленные факты, накопленные его биографами — от Вазари и Кондиви, свидетелей жизни и творчества Микеланджело, до современных исследователей его творчества, — автор не стремится мистифицировать читателя, не пытается выдать написанное за «подлинный» дневник художника. Для него это лишь прием, дающий возможность «изнутри» показать прекрасную и трагическую судьбу художника, реальную обстановку, окружавшую его, характерные черты его личности.

Для более полного воссоздания образа великого мастера Возрождения в русский перевод книги в хронологическом соответствии тексту включены поэтические произведения Микеланджело, многие из которых публикуются впервые.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Свой путь художника Микеланджело начал тринадцатилетним мальчиком, поступив в 1488 году учеником в мастерскую Доменико Гирландайо: молва о нем как лучшем мастере, у которого многому можно научиться, распространялась далеко за пределами Флоренции. Вазари в жизнеописании Микеланджело рассказывает, что Гирландайо был «потрясен», увидев работы мальчика. Однажды Микеланджело взял на себя смелость подправить копию рисунка учителя, выделив и изменив в нем некоторые контуры. Этот и другие подобные случаи настолько поражали Гирландайо, что его брала «оторопь» при встрече с «новым дарованием». Вазари отрицает, будто старый мастер питал зависть к своему ученику. Но как бы то ни было, уже год спустя Микеланджело покинул его мастерскую и поступил в школу ваяния, созданную под покровительством Лоренцо Медичи в садах Сан-Марко. В этой школе, руководимой Бертольдо, одним из учеников Донателло, юный Микеланджело, должно быть, сразу обратил на себя внимание, поскольку уже вскоре был вхож в культурные круги Флоренции, обласкан как приемный сын Лоренцо Великолепным и принят на равных такими выдающимися деятелями того времени, как Полициано, Пико делла Мирандола, Марсилио Фичино.

Итак, Микеланджело избрал скульптуру, хотя его представления о рисунке сделают его в равной степени мастером и в этом виде искусства. На самом деле о Микеланджело — художнике и скульпторе можно говорить раздельно лишь в силу практических соображений: такое раздельное рассмотрение позволяет составить специфическое мнение как об одной, так и другой стороне его поразительной по размаху творческой деятельности.

Работе над росписью плафона Сикстинской капеллы Микеланджело посвятил себя целиком, забыв на время о своем страстном желании быть прежде всего скульптором, а не живописцем. При ватиканском дворе его считали «несведущим» в живописи, поскольку ему еще никогда не приходилось пробовать себя во фресковых росписях. И более чем вероятно, что именно на это рассчитывали его недруги, желавшие поставить его перед лицом труднейшего испытания, которое могло бы окончиться провалом и опорочить мастера в глазах папы Юлия II.

Позднее, в одном из писем 1552 года, Микеланджело писал: «Все неурядицы, возникшие между папой Юлием и мной, были вызваны завистью со стороны Браманте и Рафаэля из Урбино: они хотели уничтожить меня, и по этой причине работа над усыпальницей была приостановлена при жизни папы; Рафаэль-то хорошо понимал, скольким он обязан мне в искусстве».

Свертывание колоссальной работы по созданию этой «горы изваяний», какой должна была стать гробница папы Юлия II, нанесло, по словам самого Микеланджело, «убыток более чем в тысячу дукатов». Он влез в долги, оплачивая несметное количество отборного мрамора, глыбы которого продолжали прибывать из Каррары в римский порт Рипа-Гранде, и ими был забит весь двор его мастерской при Ватикане.

За что бы ни брался Микеланджело — в архитектуре, живописи или скульптуре, — любое творение было для него непосредственным выражением его личности, его «я», отражением его «концепции». Чтобы понять это, достаточно хотя бы вспомнить, как, приступая к работе над росписью плафона в Сикстинской капелле, он, вне себя от гнева, приказал разрушить леса, воздвигнутые по распоряжению Браманте, и заменил их другими, собственной конструкции. А когда флорентийские друзья прислали ему на помощь в Рим двух «специалистов по фрескам», он поспешил отделаться от них как от лишней обузы.

Эти факты свидетельствуют об особом отношении Микеланджело к процессу творческого выражения. Для него этот процесс не зависит от технических средств, которые при всей их важности не являются определяющими. Микеланджело был уверен, что через пару недель освоит технику фресковой живописи и научится определять, насколько при просыхании фресок «снижается» светосила красок, наложенных на сырую штукатурку, и т. д.

Одержимость технической стороной творчества, скорее, свойственна Леонардо да Винчи, для которого наука и искусство в равной степени были орудиями познания действительности; причем науку он ставил в основу искусства. (Однако все его творчество опровергло эту установку, и именно поэзия одержала верх, в то время как увлеченность наукой и техническими вопросами нередко подводила его.)

Леонардо призывает «учиться, дабы подражать». А вот, например, для Джотто, как позднее для Мазаччо и того же Микеланджело, период ученичества настолько скоротечен, что почти не существует: они доподлинно знают то, что изображают, проявляя глубочайшую компетентность.

Чувствуется, что Микеланджело очень рано познал многообразие природных форм, которые ему надлежало воплотить в искусстве. В живописных работах, выполненных им во Флоренции в 1501-1505 годах, он сумел добиться поразительных результатов. В 1504 году он написал свой картон «Битва при Кашина» (в том же году Леонардо работал над картоном «Битва при Ангьяри»). Обе работы были выполнены по заказу Флорентийской республики и предназначались для зала Большого совета во дворце Синьории.

Читать дальше

12 3 4 5 6 7 .. .126

Сикстинская капелла Микеланджело | Hazel Stainer

Сикстинская капелла в Ватикане является одной из самых посещаемых капелл в мире благодаря впечатляющим фрескам художника эпохи Возрождения Микеланджело Буонарроти (1474-1564). В 1505 году папа Юлий II (1443-1513) попросил Микеланджело расписать потолок высотой 68 футов, что было сложной задачей. Первоначально Микеланджело отказался. Он хотел прослыть скульптором, а не художником, но в конце концов согласился на эту работу в 1508 году. В течение четырех лет Микеланджело стоял на высоких платформах, расписывая потолок над головой библейскими сценами и персонажами. После завершения Микеланджело с радостью вернулся к своим скульптурам, вернувшись в капеллу только для того, чтобы написать фреску над алтарем в 1536 году.0003

В течение ограниченного времени жители Лондона смогут увидеть картины Микеланджело крупным планом в натуральную величину. Те, кто побывал в Сикстинской капелле, знают, что детально изучить потолок невозможно из-за высоты здания. Эта уникальная выставка опускает копии картин на уровень земли, где посетители могут оценить их уникальные черты и величие. Расположенный на пушечном заводе недалеко от Тоттенхэм-Хейл в Лондоне, безопасный для COVID опыт дает невиданную ранее перспективу вечных шедевров Микеланджело.

Центральная часть потолка состоит из девяти картин, изображающих сцены из Книги Бытия. Хотя они расположены не в хронологическом порядке, картины сгруппированы по трем темам: Сотворение, Падение и Судьба человечества. На выставке картины расположены в том порядке, в котором они появляются при входе в часовню, а это означает, что Книга Бытия читается задом наперёд. Некоторые историки предполагают, что Микеланджело решил нарисовать их именно в таком порядке, чтобы символизировать возвращение к состоянию благодати, когда люди подходят к алтарю.

Первые три потолочные панели, ближайшие ко входу в часовню (и выставку), рассказывают историю Ноя, с шестой по девятую главы Книги Бытия. Ной был 10-м и последним патриархом Библии до Великого потопа. Бог хотел вернуть Землю в «состояние водного хаоса до сотворения, а затем переделать ее, обратив творение вспять». Все, кроме Ноя и его семьи, были коррумпированы и жестоки, поэтому Бог поручил Ною построить ковчег, чтобы спасти себя и по паре каждого животного от надвигающегося потопа.

Ближайшая к двери сцена изображает Ноя после потопа. Согласно Бытие 9, Ной опьянел от вина, произведенного из только что выращенных лоз. В результате он потерял сознание и обнажил свою наготу. Двое его сыновей, Сим и Иафет, осторожно прикрыли отца плащом, чтобы защитить его скромность. Вместо этого Хам, третий сын, издевался над своим отцом. Когда Ной узнал об этом, он проклял Хама, сказав, что потомки Хама будут вечно служить потомкам Сима и Иафета. Некоторые христианские богословы интерпретируют насмешки Хама над Ноем как проекцию насмешек над Иисусом в Новом Завете.

На второй панели, посвященной Ною, изображен Великий потоп, крупнейшее наказание, которое Бог наложил на человека. Поручив Ною построить ковчег, Бог послал 40 дней дождя, чтобы затопить землю, уничтожив при этом все живое. Картина Микеланджело иллюстрирует начало потопа. На заднем плане уплывает Ноев ковчег, а в одном из люков сидит одинокий белый голубь. Позже Ной послал голубя искать землю, и он вернулся с оливковой ветвью. С тех пор голубь символизирует мир и надежду. Пока Ной и его семья уплывают, люди на переднем плане отчаянно тщетно ищут убежище, поскольку уровень наводнения повышается.

Третья сцена идет в хронологическом порядке после потопа, но до опьянения Ноя. Когда Ной и его семья в конце концов нашли землю, первое, что сделал Ной, это построил жертвенник и принес в жертву Господу некоторых животных. Увидев это, Бог сказал: «Не буду больше проклинать землю из-за людей, хотя всякое побуждение человеческого сердца с детства зло. И никогда больше я не уничтожу всех живых существ, как я это сделал». Христианские богословы предполагают, что все три панели предсказывают события Нового Завета — насмешки над Христом (опьянение Ноя), крещение (Великий потоп) и смерть Христа на кресте (жертва Ноя).

Вторая группа картин рассказывает историю Адама и Евы, от их сотворения до изгнания из Эдемского сада. При приближении к середине часовни от входа первая панель является последней хронологически и объединяет две сцены: грехопадение человека и изгнание из рая. С левой стороны Ева протягивает руку, чтобы взять плод знания у змея. Когда Бог сотворил первых мужчину и женщину, Он сказал им, что они могут есть плоды любых деревьев, кроме дерева познания добра и зла. Принимая плод от змеи, изображенной как Лилит, Ева идет против воли Бога. Согласно Книге Бытия 3, Ева дала несколько плодов Адаму, но в изображении Микеланджело Адам протянул руку, чтобы взять плод с дерева. Большинство западных христианских художников используют яблоню как символ запретного плода, но Микеланджело вместо этого выбрал смоковницу.

Справа архангел Михаил изгоняет Адама и Еву из Эдема. Его меч представляет собой пылающий меч, который помешал паре вернуться в сад. Михаил не упоминается в повествовании Бытия, но Микеланджело включил ангела, чтобы подчеркнуть, что мужчина и женщина были изгнаны из присутствия Бога. Адам и Ева были вынуждены постоять за себя и в конце концов погибли в пустыне.

В центре потолка часовни находится панно с изображением творения Евы. Из-за своего положения композиция меньше остальных сцен из Бытия. Вдохновленный картинами других итальянских художников, Микеланджело изобразил Адама в глубоком сне, в то время как Ева встает и тянется к своему Богу и создателю, которого Микеланджело представляет как пожилого человека. Согласно Бытию 2:21-22, «Бог навел человека на глубокий сон; и пока он спал, он взял одно из ребер человека, а затем закрыл это место плотью. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку».

Третья сцена в истории Адама и Евы, пожалуй, самая известная картина Сикстинской капеллы и истории искусства. И снова Бог изображен в виде пожилого человека, который протягивает руку, чтобы прикоснуться к Адаму, чтобы передать искру жизни. Бога окружают двенадцать фигур, о личности которых часто спорят. Женщина под левой рукой Бога обычно считается Евой из-за ее сходства с Евой на других картинах Микеланджело и ее взгляда на Адама.

Христианские богословы проанализировали Сотворение Адама  глубоко. Как скульптор Микеланджело был знаком с анатомией человека. При обсуждении картины в медицинском журнале кто-то указал, что пропорции туловища Адама были немного изменены, чтобы охватить дополнительное ребро — ребро, которое Бог позже использовал для создания Евы. Другие предполагают, что красный плащ, окружающий Бога, представляет собой человеческое чрево, а двенадцать фигур — будущую человеческую расу. Другая медицинская гипотеза касается формы головы Бога по сравнению с более гладким лбом Адама. Форма головы, которую Микеланджело придал Богу, более анатомически точна для размещения головного мозга. Это означает, что у Адама, который еще не вкусил от дерева познания, не было полностью сформированного мозга.

Последние три сцены перед алтарем взяты из первой главы Бытия, во время которой Бог сотворил мир за шесть дней. На первой картине Микеланджело изображает Бога, прорывающегося сквозь фон, чтобы обозначить отделение воды от неба — второй день творения. Движение тела Бога и его протянутых рук предполагают Его стихийные силы и силу.

Следующая сцена иллюстрирует третий и четвертый дни творения. Слева Бог смотрит в сторону от зрителя, указывая рукой на какие-то зеленые растения. На третий день Бог сотворил сушу и повелел: «Да произрастит земля зелень: траву семенную и деревья на земле, приносящие плод, в котором семя, по роду их». Справа простертые руки Бога указывают на солнце и луну, которых Он поместил на небе на четвертый день, «чтобы отделить день от ночи и чтобы они служили знаками для обозначения священных времен, дней и лет». То, как Микеланджело рисует одежду и волосы Бога, предполагает, что Бог движется со скоростью по небу.

Несмотря на то, что это последняя сцена на потолке, последняя картина изображает первый этап повествования о сотворении мира. «Бог сказал: «Да будет свет», и стал свет. Бог увидел, что свет хорош, и отделил свет от тьмы. Бог назвал свет днем, а тьму назвал ночью». Микеланджело изображает Бога снизу среди кружащихся черных и белых облаков, чтобы продемонстрировать разделение ночи и дня. Некоторые богословы сравнивают это изображение со Страшным судом, где свет представляет избранных Богом людей, а темные — осужденных.

Помимо девяти сцен из Книги Бытия, потолок Сикстинской капеллы содержит подвески (треугольные секции) с фигурами из Библии и мифологии. Двенадцать из них относятся к категории пророческих фигур, двенадцать человек, предсказавших пришествие Мессии. Семь — мужчины-пророки из Библии, а остальные пять — женщины-пророчицы или сивиллы из классической мифологии.

Над алтарем сидит Иона, упрямый пророк, которого, как известно, проглотила большая рыба. Некоторые исследователи Библии считают, что Книга Ионы является вымыслом, но независимо от того, является ли это историей или нет, Иона считается прообразом Христа. Между распятием Иисуса и его воскресением Он провел во гробе три дня. Столько же времени провел Иона во чреве рыбы. Микеланджело включает изображение большой рыбы рядом с сидящей фигурой Ионы, хотя она не выглядит достаточно большой, чтобы проглотить человека целиком.

Пророк Иеремия сидит слева от алтаря, склонив голову в мучительном раздумье. Известный как «плачущий пророк», Иеремия был призван Богом возвестить о грядущем разрушении Иерусалима. Согласно еврейской традиции, Иеремия написал Книгу Иеремии, Книги Царств и Книгу Плача. Последний представляет собой сборник его жалоб на разрушение Иерусалима в 586 г. до н.э. Микеланджело улавливает эмоциональную боль Иеремии и отражает те же эмоции в двух фигурах, стоящих позади пророка. Предполагается, что Иеремия — это автопортрет Микеланджело, оплакивающего свою судьбу художника, хотя он предпочел бы заработать репутацию скульптора.

Микеланджело изображает пророка Иезекииля в виде пожилого человека. Подобно Иеремии, Иезекииль пророчествовал о разрушении Иерусалима, но он также говорил о восстановлении земли Израиля. Фигура Иезекииля поворачивается на своем месте, чтобы посмотреть на меньшую фигуру, которая указывает вверх, то ли на Бога, то ли на картину падения человека. Историки искусства предполагают, что открытая ладонь Иезекииля демонстрирует его изумление и готовность получить послание от Бога.

Джоэл также представлен как пожилой мужчина. Пророк только один раз упоминается по имени в еврейской Библии, во введении к Книге Иоиля. Никто точно не знает, когда жил Джоэл и свидетелем каких событий он был. В своих трудах Иоиль призывал людей покаяться в своих грехах и обещал им безопасность в «великий и страшный день Господень». Микеланджело нарисовал Джоэла с нахмуренными бровями, когда он концентрируется на своих мудрых словах. Некоторые считают, что Микеланджело создал лицо пророка по образцу итальянского архитектора Донато Браманте (1445-1514), который помог Микеланджело спроектировать базилику Святого Петра в Ватикане.

Над входом в часовню сидит пророк Захария, который провозглашает: «Вот, Царь ваш грядет к вам… Низкий и сидящий на осле…» (Захария 9:9). Это пророчествовал вход Иисуса в город Иерусалим, который ежегодно отмечается в Вербное воскресенье. Его положение над дверью символизирует вход, в который входит Папа во время процессии Вербного воскресенья. Традиционно Захарию изображают молодым человеком, но Микеланджело решил изобразить его в преклонном возрасте. Это помогает подчеркнуть глубокие пророческие способности Захарии.

Исайя изображен молодым человеком, которого только что отвлекли от чтения две маленькие фигурки. На каждой картине с изображением пророков изображены две фигуры, которые могут представлять носителей Божьего послания. Исаия предсказал смерть грядущего Мессии. Многие из его пророчеств повторяются в Новом Завете, особенно о смерти и воскресении «Страдающего Раба». «Но Он был пронзен за наши преступления, Он был сокрушен за наши беззакония; наказание, которое принесло нам мир, было на нем, и его ранами мы исцелились». (Исаия 53:5)

Еще моложе внешне Даниил, который много лет работал писцом у царя Навуходоносора (642-562 до н.э.). Открытая книга на коленях Даниила может указывать на его карьеру или на его способность толковать сны. Микеланджело использовал свитки и книги, чтобы подчеркнуть интеллект пророков, но Даниил — единственный, кто, кажется, пишет, как бы записывая свои толкования и пророчества для будущих поколений. В отличие от Ионы, чья знаменитая встреча с гигантской рыбой задокументирована на картине, здесь нет упоминания о опыте Даниила в львином рве, куда он был брошен после того, как не подчинился правилу, запрещавшему молитву.

Микеланджело включил пять сивилл из классической мифологии, чтобы подчеркнуть, что Мессия пришел как для евреев, так и для язычников (неевреев). Персидская Сивилла, также известная как Вавилонская, Еврейская или Египетская Сивилла, возможно, была автором Сивиллинского Оракула , хотя некоторые ученые считают, что Персидской Сивиллой был не один человек. Микеланджело сослался на эту теорию, изобразив Сивиллу с книгой в руках. Sibylline Oracles  содержит информацию о языческой мифологии и событиях Ветхого Завета, включая Эдемский сад, Ноя и Вавилонскую башню. Фрагменты, сохранившиеся с 7 века нашей эры, также содержат сведения о Римской империи и раннехристианских писаниях.

Эритрейская Сивилла родом из современной Турции, где она пророчествовала о приходе Мессии через акростих, который гласил: «Иисус Христос, Божий Сын, Спаситель, Крест» на греческом языке. Сивилла предсказала и другие события в жизни Иисуса, а св. Августин (354–430), епископ Гиппона, сослался на ее пророчества в своей книге 9.0041 Город Божий . Микеланджело признал мудрость Сивиллы, изобразив ее читающей книгу. Он также изобразил божественное просветление, включив маленькую фигурку, зажигающую масляную лампу над ее головой.

Дельфийская Сивилла поднимает голову от свитка с немного встревоженным выражением лица, как будто она только что предвидела неприятное событие в будущем. Дельфийская Сивилла предшествовала Троянской войне (11 век до н. э.) и сделала несколько пророчеств о событиях, описанных в классической мифологии. Она также предвидела, что Мессия будет осмеян терновым венцом.

Микеланджело изобразил Кумскую Сивиллу в виде пожилой дамы. Она руководила греческой колонией, расположенной недалеко от Неаполя, Италия. По словам поэта Овидия, она прожила не менее 1000 лет. Овидий утверждал, что бог Аполлон предложил ей долголетие в обмен на ее девственность. Она согласилась и, взяв горсть песка, попросила прожить столько лет, сколько песчинок она держала. К сожалению, вечная молодость не была частью сделки. За свою долгую жизнь Кумская Сивилла предсказала приход Мессии.

Ливийская Сивилла, возможно, не упоминала Христа напрямую, когда председательствовала в оазисе Сива в Ливийской пустыне, но Церковь интерпретировала многие из ее пророчеств как связанные с Мессией. Например, она предсказала «наступление дня, когда откроется то, что сокрыто». Древние греки утверждали, что ливийская сивилла, иногда известная как Фемоноя, была дочерью греческого бога Зевса, а Ламия — дочерью Посейдона, бога моря. Согласно Плутарху (46-119 гг. н.э.), она также сказала Александру Македонскому (356-323 гг. до н.э.), что он был божественной личностью и законным фараоном Египта.

В каждом углу потолка Сикстинской капеллы находится треугольный подвес с изображением библейских историй, связанных со спасением Израиля. Это четыре примера более жестокого спасения народа Израиля от врагов и греховных путей. Один из них иллюстрировал историю Медного Змея , рассказанную в Числах 21:4–9. Моисей спас израильтян из Египта, но это был долгий путь в Землю Обетованную. Они начали жаловаться и восставать против Бога, говоря: «Зачем Ты вывел нас из Египта на смерть в пустыне? Хлеба нет! Воды нет! И мы ненавидим эту жалкую пищу!» В качестве наказания Бог послал ядовитых змей, чтобы они напали и убили многих израильтян. Микеланджело изобразил яростную битву израильтян со змеями. На заднем плане он включил изображение бронзового змея на шесте. Чтобы спасти израильтян, Бог поручил Моисею: «Сделай змею и посади ее на шест; любой, кто укушен, может посмотреть на него и остаться в живых». Это зрелище, хотя и жестокое, научило израильтян доверять Моисею и Господу и повиноваться им.

Другая подвеска иллюстрирует три сцены из Книги Эстер. Вместо того, чтобы рассказывать историю в хронологическом порядке слева направо, Микеланджело поместил финальную сцену в середину треугольника. Эсфирь была женой персидского царя, который не знал, что она еврейского происхождения. Главный визирь царя, Аман Агагиец, ненавидел евреев и предложил резню, чтобы избавить Персию от всех людей еврейского происхождения. Аман особенно ненавидел двоюродного брата Есфири, Мардохея, который отказался поклониться визирю. В результате Аман убедил царя повесить Мардохея. Эта часть повествования проиллюстрирована в правой части картины. Мардохей умолял Эстер вмешаться, поговорив с царем, что она и делает с левой стороны. Понимая, что план Амана также приведет к смерти Есфири, царь вместо этого повесил Амана, как показано в центре подвески. Таким образом, народ Израиля был спасен от смерти.

Картина Микеланджело Давид и Голиаф иллюстрирует только одну сцену: смерть Голиафа. Давид, маловероятный герой, победил гигантского воина филистимской армии из рогатки, что положило конец войне между израильтянами и филистимлянами. Согласно Книге Самуила, глава 17, после того, как Давид нокаутировал Голиафа, он «схватил меч филистимлянина и вынул его из ножен. После того, как он убил его, он отрубил ему голову мечом». Интерпретация Микеланджело немного отличается: Голиаф пытается вскочить на ноги, а Давид методично выполняет свою задачу во имя Господа. Давид кажется намного сильнее, чем маленький мальчик-пастушок, о котором написано в Библии, и больше похож на могущественного царя, которым он позже стал.

Четвертая история взята из апокрифической Книги Юдифи, не вошедшей в большинство Библий. Юдифь была еврейкой, жившей в Вифлее около 600 г. до н.э. В то время на город напала армия царя Навуходоносора во главе с ассирийским полководцем Олоферном. Чтобы защитить свой город и живших там израильтян, Юдифь обманом проникла во вражеский лагерь, где соблазнила и напоила Олоферна. Пока он лежал в пьяном угаре, Джудит отрезала ему голову. На картине Микеланджело изображены Юдифь и ее служанка, выносящие отрубленную голову из палатки, где на кровати остается распростертым безголовое тело Олоферна. Потеряв своего предводителя, войско рассеялось, и израильтяне были спасены.

В промежутках между изображениями пророков и треугольников находятся промежутки с изображением восьми пророков и треугольников. Все вместе они известны как Предки Христа. Хотя Микеланджело назвал каждого из них именем из генеалогии Христа, упомянутой в Евангелиях от Матфея и Луки, неясно, какая фигура в каждом произведении искусства является названным человеком. Некоторые предполагают, что предком является ребенок, потому что сцены напоминают картины с изображением Святого Семейства Марии, Иосифа и Иисуса. Женщина или мать в каждой перевязи более заметны, чем мужчина или отец, что также отражает порядок важности в Святом Семействе, по крайней мере, в католической вере.

Принято считать, что оба родителя Иисуса произошли от царя Давида, чьим отцом был Иессей, также известный как Ишай. Джесси — один из восьми предков, которых Микеланджело решил изобразить. Иессей был потомком Сима, одного из трех сыновей Ноя. Другой предок — Аса, третий царь Иудеи и пятый царь дома Давида, правивший между 913 и 873 годами до нашей эры. Микеланджело также изобразил отца Асы, Ровоама, внука царя Давида. Ровоам стал царем после смерти своего отца, царя Соломона. Он правил между 932 и 915 г. до н.э., во время которых королевство было разделено на северные и южные племена.

Иосия стал царем Иудеи в 640 г. до н.э. в возрасте восьми лет после убийства своего отца Амона. Иосия был убит в 609 г. до н.э. во время битвы с египтянами. Согласно 2 Паралипоменон 35:25, пророк Иеремия оплакивал Иосию, хотя в Книге Плача нет упоминания о царе. Есть и другие связи между предками Иисуса и пророками, такими как Езекия, также известный как Езекия, который часто советовался с пророком Исайей. Во время правления Езекии в качестве царя Иудеи между 752 и 687 г. до н.э. он стал свидетелем разрушения северного Израильского царства ассирийцами (722 г. до н.э.) и осады Иерусалима Сеннахиримом, царем новоассирийцев (701 г. до н.э.). .

Иеремия заявил, что ни один потомок «Конии» не сядет на трон Иудеи. Ученые предполагают, что пророк имел в виду царя Иехонию, который был взят в плен в Вавилоне. Его внук Зоровавель был одним из первых евреев, вернувшихся из этого изгнания и начавших восстанавливать Храм в Иерусалиме. Микеланджело, возможно, решил изобразить Зоровавеля, потому что Сикстинская капелла имела сходство с Храмом по размеру и размерам. Двумя другими предками, которых выбрал Микеланджело, были Озия и Салмон. Озия был десятым царем Иудеи, который часто обращался за советом к пророку Захарии. Салмон, с другой стороны, был прапрадедом Давида. Он был отцом Вооза и потенциально мужем Раав, которая, как известно, помогла израильтянам захватить город Иерихон.

Спустя двадцать пять лет после завершения потолка Сикстинской капеллы неохотный Микеланджело вернулся, чтобы расписать стену алтаря. Он начал рисовать в 1536 году, когда Микеланджело было за шестьдесят. Несмотря на свой возраст, Микеланджело потратил пять лет на то, чтобы нарисовать 390 отдельных фигур, изображающих Страшный суд и Второе пришествие Христа. Согласно Книге Откровения в Новом Завете, Христос явится и будет судить живых и мертвых. «Избранные» люди попадут на небеса, чтобы жить вечно с Богом, а грешники будут отправлены в адское пламя.

В центре фрески Христос, чьи раны от распятия все еще видны. Его лицо обращено к проклятым, которым суждено попасть в ад. Его мать, Дева Мария, стоит справа от него лицом, обращенным к Спасителю. Вокруг Христа стоят некоторые из Его учеников, такие как Петр, у которого есть ключи от Царства Небесного. Напротив Петра изображен Иоанн Креститель, которого можно узнать по накидке из шкуры животного.

Некоторых учеников можно узнать по их атрибутам или смерти. Святой Фома, например, держит угольник плотника, ссылаясь на свою профессию. Святой Варфоломей, с другой стороны, держит свою старую кожу, намекая на то, что с него содрали кожу заживо. Некоторые считают лицо на коже автопортретом Микеланджело.

Микеланджело изобразил группу ангелов на облаках. Семь трубят в трубы, как упоминается в Книге Откровения. Другие ангелы держат книги, в которые записывают имена Спасенных и Проклятых. Вместо того, чтобы изображать сатану, Микеланджело обратился к классической мифологии для своего изображения ада. Харон, перевозчик Аида, перевозит Проклятых через реку в Ад, где их принимает царь Минос, судья Подземного мира.

В нижнем левом углу воскресшие мертвецы поднимаются из своих могил и уплывают к ангелам и Небесам. Некоторые из Проклятых борются с дьяволами, которые тянут их в Ад, а другие парализованы ужасом.

После завершения работы католики разделились во мнениях относительно пригодности картины. Хотя Страшный суд часто появлялся в церквях, было необычно видеть его над алтарем. Другие обижались на наготу фигур и обвиняли Микеланджело в несоблюдении надлежащего приличия. Совет Ватикана быстро нанял художника-маньериста Даниэле да Вольтерра (1509–1566), чтобы тот нарисовал отдельные драпировки на обнаженных гениталиях. Эти добавки были добавлены после того, как высохла первоначальная краска, поэтому пятнадцать из них можно было легко удалить во время реставрационных работ между 19 и 19 веками.90 и 1994. Сегодня фреска представляет собой сочетание задуманного Микеланджело дизайна и изменений Вольтерры.

Выставка Сикстинской капеллы не заменит настоящую вещь, но позволяет посетителям подробно рассмотреть каждую секцию потолка и узнать об истории и библейском значении каждой фигуры и сцены. В то время, когда из-за COVID-19 путешествия затруднены, выставка знакомит с Сикстинской капеллой тех, кто не может посетить Ватикан. Лондон — один из первых городов, где пройдет Сикстинская капелла Микеланджело: выставка  и лондонцы могут посетить ее только до 2 января 2022 года, прежде чем она отправится в другое место по всему миру. Города, которые в настоящее время находятся в списке ожидания, включают Мадрид, Париж, Лиссабон, Сидней, Сингапур, Нью-Йорк и Сан-Паулу. Забронируйте сейчас, чтобы избежать разочарования.

Билеты можно приобрести онлайн по цене от 11 фунтов стерлингов за взрослого и 8 фунтов стерлингов за ребенка . Хотя он открыт для детей, некоторые картины содержат изображения обнаженного тела, что может не подходить для маленьких посетителей.


Мои блоги доступны для прослушивания в виде подкастов на следующих платформах: Anchor, Breaker, Google Podcasts, Pocket Casts и Spotify. купи мне кофе» за 3 фунта стерлингов. Спасибо!

Нравится:

Нравится Загрузка…

Вирус Микеланджело посеет хаос сегодня | News

Боб Монтгомери, системный инженер компьютерного отдела Harvard Coop, на этой неделе был завален телефонными звонками о Микеланджело, но не от людей, жаждущих обсудить искусство эпохи Возрождения.

Вместо этого Монтгомери был занят, отвечая на вопросы обезумевших пользователей компьютеров о вирусе Микеланджело, разрушительной компьютерной программе, разработанной для атаки на персональные компьютеры IBM в годовщину дня рождения художника.

«Нам было весело.» Монтгомери сказал вчера. «Каждый третий звонок был о Микеланджело».

По словам Монтгомери, если вирус активируется, он сотрет информацию, хранящуюся на жестких дисках компьютеров.

Вирус прячется в памяти компьютера до тех пор, пока внутренние часы не покажут 6 марта, а затем поражает, как только компьютер включается в этот день, сказал Монтгомери.

Микеланджело вызвал столько истерии, сказал он, потому что «это драматический вирус, бомба замедленного действия.

Монтгомери сказал, что люди, вероятно, слишком остро реагируют на угрозу, которую представляет вирус.

«Половине всех людей, которые звонили, абсолютно не о чем беспокоиться», — сказал Монтгомери.

«Около трети были владельцами Macintosh. Микеланджело вообще не влияет на Mac», — добавил он.

Владельцы IBM могут предпринять различные шаги для защиты своих машин, сказал Монтгомери.

Advertisement

«Существует множество доступных антивирусных программ, некоторые из них бесплатные, которые защищают от Микеланджело. Люди могут просто не включать свои компьютеры 6 марта или переводить часы на день вперед», — сказал он.

Гарвардские компьютеры в Управлении информационных технологий не содержат вирусов, сказал Джим Феррато, сетевой консультант этого офиса.

«Мы просканировали все наши локальные сети и ничего не нашли», — сказал он.

Некоторые студенты Гарварда, несмотря на панику вокруг Микеланджело, похоже, не особенно обеспокоены.

«Я слышал об этом, но меня это не беспокоит», — сказал Роб С. Чанг, 95 год.

«Я просто надеюсь, что моя мама не поймает это на работе», — сказал Джейсон М. Ваандерс, 95 год.

Монтгомери сказал, что вирусные угрозы случаются каждый год, предупреждая пользователей компьютеров лишь о нескольких из сотен существующих вирусов.

Бомба в следующий раз

«Это и волнительно, и приятно видеть, что все расстроены из-за Но завтра, когда все закончится, вы забудете о них в следующий раз, когда появится бомба.»

Монтгомери сказал, что вирус Микеланджело — это обычно «хакеры», пытающиеся привлечь к себе внимание.

«Я не знаю, было ли это создано фанатом искусства или ниндзя-мутантом» Фанат Черепахи, но я предполагаю, что последнее, потому что он играет и не смотрит много PBS,» сказал Гомери

наши локальные сети, и мы ничего не нашли, — сказал он.0003

«Я слышал об этом, но меня это не беспокоит», — сказал Роб С. Чанг, 95 год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *