Миф о прометее текст: Читать онлайн «Легенды и мифы Древней Греции», Николай Кун – ЛитРес, страница 6

Содержание

Миф о Прометее — читать кратко онлайн (+ критика, анализ текста) » Народна Освіта

Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов2. Суровые скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом — никакой растительности, не видно ни единой травки, всё голо и мрачно. Всюду высятся тёмные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет у подножия скал, и высоко взлетают солёные брызги. Далеко за скалами виднеются снежные вершины Кавказских гор. Постепенно заволакивают даль грозные тучи, скрывая горные вершины. Безотрадная, суровая местность. Никогда ещё не ступала здесь нога человека.

Слуги громовержца, Сила и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг.

Печальный, низко склонив голову, идёт за ними бог Гефест со своим тяжёлым молотом. Ужасное дело предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея.

Глубокая скорбь за участь друга гнетёт Гефеста, но не смеет он ослушаться своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс неповиновение.

Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста приниматься за работу. Неохотно берётся он за свой громадный молот, только необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:

— Скорей, скорей бери оковы! Прикуй могучими ударами молота к скале Прометея. Напрасна твоя скорбь о нём: ведь ты скорбишь о враге Зевса.

Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикуёт Прометея так, чтобы ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь своё искусство — благодаря ему он должен приковать друга на вечные муки. Неумолимые служители Зевса всё время следят за его работой. (…)

Скала содрогается от тяжких ударов молота, и от края до края земли разносится грохот могучих ударов. Прикован наконец Прометей. Но это ещё не всё, нужно ещё прибить его к скале, пронзив ему грудь несокрушимым остриём.

Медлит Гефест.

1    Большая часть мифа изложена по трагедии древнегреческого драматурга Эсхила «Прометей прикованный».

2    Скифы — древние племена, жившие в VII в. до н. э. — III в. н. э. в Северном Причерноморье.

—    О, Прометей! — восклицает он. — Как скорблю я, видя твои муки!

—    Опять ты медлишь! — гневно говорит Гефесту Сила. — Ты всё скорбишь о враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!

Наконец всё окончено. Всё сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан, а грудь его пронзило остриё. Издеваясь над Прометеем, говорит ему Сила:

—    Ну вот, здесь ты можешь быть сколько хочешь надменным; будь горд по-прежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим, в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придётся тебе самому подумать о том, как освободиться из этих оков.

Прометей хранит гордое молчание. За всё время, пока приковывал его Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался у него, — ничем не выдал он своих страданий.

Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушёл и печальный Гефест. Один остался Прометей; слушать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только теперь тяжкий стон вырвался из пронзённой груди могучего титана, только теперь стал он сетовать на злую судьбу свою:

—    О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее солнце, обегающее весь круг земли, — всех вас зову я в свидетели! Смотрите, что терплю я! (…) Ведь я же знал всё, что будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления грозного рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне этих мук. О, горе, горе!

Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полёт лёгких тел всколыхнул воздух. С далёких берегов седого Океана, из прохладного грота, с лёгким дуновением ветерка примчались на колеснице к скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны Прометея. Слёзы заволокли прекрасные очи океанид, когда увидели они прикованного к скале могучего титана (…). Окружили скалу океаниды (…). Они боятся, что Зевс сделает ещё более тяжкими страдания титана. За что постигла его такая кара, океаниды не знают. Полные сострадания, просят они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.

Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как убедил он мать свою Фемиду и богиню земли Гею стать на сторону Зевса. Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил её с новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые

помогали ему, не дал громовержец власти в мире. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его. Ещё сильнее разгорелась ненависть Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили ещё в то время, когда правил Крон, и которых Зевс хотел погубить. Но Прометей пожалел не обладавших ещё разумом людей; он не хотел, чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не знали люди, и похитил для них божественный огонь, хотя и знал, какая кара постигнет его за это. (…)

С трепетом слушали океаниды рассказ Прометея. Но вот на быстрокрылой колеснице принёсся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же он знать, что бесплодно бороться с победителем ужасного Тифона. (…)

С болью в сердце покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой колеснице, а Прометей продолжил рассказ о том, что сделал он для людей, нарушив волю Зевса. В горе Мосхе, на Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счёту, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил добывать их в недрах земли и обрабатывать. Прометей смирил дикого быка и надел на него ярмо, чтобы могли пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку. Мудрый титан построил первый корабль, оснастил его и распустил на нём льняной парус, чтобы быстро нёс человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств, не умели лечить болезни, но Прометей открыл им силу лекарств. Он научил их всему, что облегчает горести жизни и делает её счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец. (…)

Кончил Прометей свой рассказ. С изумлением слушали его океаниды. Дивились они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмелившегося восстать против громовержца Зевса. (…)

Вдруг вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли (…). Гонимая громадным оводом, посланным Герой, вся в крови, покрытая пеной, несётся в неистовом, безумном беге обращённая в корову несчастная Ио. Истомлённая, обессиленная скитаниями, истерзанная жалом овода, остановилась Ио перед прикованным Прометеем. Громко стеная, рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:

— О, Прометей! Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?

—    О, верь мне, Ио! — ответил Прометей.

— Лучше не знать тебе этого, чем знать. Много ещё стран пройдёшь ты, много встретишь ужасов на своём пути. (…)

Громко воскликнула Ио:

—    О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне ещё злой рок! Сердце трепещет в груди моей от ужаса! Вновь овладевает мной безумие, снова вонзилось огненное жало в моё истерзанное тело, опять лишаюсь я дара речи! О, горе, горе!

Безумно вращая глазами, в бешеном беге понеслась прочь от скалы Ио. Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием нёсся за ней овод, и, как огнём, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках пыли из глаз Прометея и океанид. Всё тише и тише доносились до скалы вопли Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби. (…)

(…) Вдруг задрожала земля, всё кругом сотряслось; раздались оглушительные раскаты грома, и сверкнула нестерпимым светом молния. Забушевал неистово чёрный вихрь. Словно громады гор, поднялись на море пенистые валы. Заколебалась скала. Среди рёва бури, среди грома и грохота землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:

—    О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы вызвать ужас в моём сердце! Смотрите, как несправедливо карает меня Зевс!

Рухнула со страшным грохотом скала с прикованным к ней Прометеем в неизмеримую бездну, в вековечный мрак1.

Прошли века, и поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; ещё тяжелее стали они. Опять лежит он, распростёртый на высокой скале, пригвождённый к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его измождённое тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея (…).

Каждый день громадный орёл прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает её острыми когтями. Орёл рвёт своим клювом печень титана. Потоками льётся кровь, чёрными сгустками застывает она у подножия скал, разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает воздух. Каж- Прометей и Атлант, дое утро прилетает орёл и принимается за свою

кровавую трапезу. За ночь заживают раны и вновь вырастает печень, чтобы днём дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданиями.

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу (…). Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать её, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея, родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.

(В изложении Н. Купа)

1 Этим заканчивается трагедия Эсхила.

Гея — богиня земли, мать Зевса.

Ио влюблённая в Зевса девушка, которую гот, опасаясь ревности Геры, превратил в корову. Гера наслала па неё овода, который больно

жалил Ио, и девушке пришлось странствовать по Греции, Азии и Египту.

Океан — титан, сын Урана и Геи, божество, омывающее землю, отец океанид. Известен своим миролюбием и добротой.

Тартар — в греческой мифологии жилище ночи, пространство, находящееся в самой глубине космоса, ниже царства Аида.

Тифон — чудовищный сын Геи и Тартара, дикое существо с сотней драконьих голов, у которого вместо ног — извивающиеся кольца змей.

Фемида — богиня правосудия, дочь Урана и Геи. Она счала символом правосудия, поэтому всех, кто надевает судейские мантии и вершит суд, называют служителями Фемиды.

Образ титана Прометея, как вы уже знаете, был создан в Древней Греции нес’колько тысячелетий назад. Создатели мифов и разные авторы изображали его самоотверженным, мудрым, любящим людей, благородным, смелым, находчивым, непреклонным перед властью бога-вседержителя Зевса, стойким в испытаниях и т. и. Эти качества привлекали к Прометею внимание писателей разных стран. Вы ещё будете изучать произведения о нём в старших классах, например, в девятом классе стихотворение английского поэта Джорджа Байрона.

Украинские поэты Тарас Шевченко, Иван Франко, Леся Украинка также писали о Прометее. Максим Рыльский создал стихотворение о его торжестве: освобождённого от оков героя больше не будет терзать прилетающий орёл. Символом образа титана для поэта является огонь:

Прометею, Прометею!

Чорний коршак не прилине:

Одігнав його навіки Твій незгашений огонь.

(«Прометей», 1932 г.)

Вопросы и задания

1.    Каковы в древнегреческой мифологии роль и функции каждого персонажа мифа?

2.    Зачем в миф о Прометее введены образы океанид и несчастной Ио? Как изменилось бы наше восприятие Прометея, если бы этих персонажей не было? Что общего в образах Прометея и Ио? Чем они отличаются?

3.    Почему в античной литературе было два разных толкования мифа о Прометее? Какое из этих толкований больше известно и закрепилось в мировой культуре? Как вы думаете, по какой причине? Назовите имена древнегреческих авторов произведений о Прометее.

4.    Найдите в тексте описание гнева Зевса-громовержца. Какой приём использован в мифе для этого описания?

5.    Для чего на Прометея наслан орёл? Как называется литературный приём, с помощью которого это подчёркивается?

6.    Как описан в мифе о Прометее Кавказ? Подтвердите ваши рассуждения цитатой из текста мифа. Какие чувства навевает читателю такое описание?

7.    Как вы думаете, почему слуг Зевса зовут Власть и Сила? Что символизируют их имена? Найдите в тексте характеристику этих персонажей.

8.    Как вы думаете, почему Гефест, будучи другом Прометея, всё-таки приковывает его к скале? Мог ли он поступить иначе?

9.    Выберите правильный вариант ответа.

Прометей в мифологии — это А сын Зевса Б отец Зевса В двоюродный брат Зевса

Чудовищного Тифона в древнегреческой мифологии победил

А Зевс Б Уран В Прометей

10. Установите соответствие на основе мифа о Прометее.

1    Зевс    А    бог кузнечного дела

2    Фемида    Б    вершит расправу над Прометеем

3    Гефест    В    сочувствует Прометею

4    Океан    Г    скитается

5    Ио    Д    является матерью Прометея

Герой древнегреческой мифологии Геракл (что в переводе с греческого означает «прославленный герой») был одним из сыновей Зевса. Коварная жена Зсвса, богиня Гера, сыграла с ним злую шутку: он должен был находиться на службе у царя Эврисфея много лет и совершить

12 подвигов, чтобы освободиться и стать бессмертным. Подвиги посвящены упорядочиванию хаоса и победам над чудовищами, которые являются воплощением древних тёмных сил. Геракл смиренно нёс свою повинность и выполнял все задания. Трусливый царь Эврисфей очень боялся Геракла и надеялся, что герой не возвратится с очередного задания. Но Геракл всегда побеждал и приходил рассказать об этом Эврис-фею. Гневу царя не было предела, поэтому каждое новое его задание было ещё опаснее предыдущего, а каждый новый подвиг Геракла приносил ему всё большую славу и делал его имя живой легендой.

Когда Геракл получил освобождение от службы у царя, он всё равно продолжал совершать великие подвиги. Во время совершения своего 12-го подвига Геракл освободил титана Прометея. Сюжет освобождения Прометея относится к циклу мифологических сказаний о Прометее, поэтому включён не во все переводы и пересказы мифов о Геракле.

12 подвигов Геракла

 

1.    Немейский лев.

2.    Лсрпейская гидра.

3.    Стимфалийские п тицы.

4.    Керинейская лань.

5.    Эриманфский кабан и битва с кентаврами.

6.    Скотный двор царя Авгия, или Авгиевы конюшни.

7.    Критский бык.

8.    Кони Диомеда.

9.    Пояс Ипполиты.

10.    Коровы Гериона.

11.    Цербер (Кербер).

12.    Яблоки Гесперид.

 

ПРОМЕТЕЙ — МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ — МИФ И ЛИТЕРАТУРА — Зарубежная литература 6 класс Надия Пивнюк — Образование 2006 — учебник

МИФ И ЛИТЕРАТУРА

 

МИФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

 

ПРОМЕТЕЙ

 

С давних-давних времен, когда над всем миром властвовал еще не Зевс*, а его отец Кронос*, люди, только-только расселились по земле, были слабы, бессильны, пугливые. Они не умели ни думать, ни понимать того, что видели вокруг. Со страхом смотрели они на грозовые облака и на палящее солнце, бескрайнее море и на высоченные горы. И казалось людям, что то могучие божественные существа.

От всего, что их пугало, люди быстро прятались в свои глубокие подземные норы, словно кроты. Не было тогда у людей ни светлых жилищ, ни очагов семейных, они ели только траву и сырое корни, а мяса и не пробовали, потому что не знали охоты.

Впоследствии власть над всем миром Зевс одержал, который сверг отца в Тартар — в самое глубокое дно земли и моря, что лежит далеко внизу под царством мертвых, мрачным Аидом*. Из своей небесной лучезарной возвышенности Зевс и не смотрел на нуждающихся людей, а те едва прозябали среди непостижимой, враждебной природы. Сколько их гибло от болезней и голода, в борьбе с жестокой стихией! Так бы зачах и погиб навеки род смертных людей, если бы не стал им на защиту и помощь самый благородный среди бессмертных — титан* Прометей.

Матерью его была большая Фемида*, богиня справедливости и правосудия. А отец — Іапет — принадлежал к роду могущественных титанов, что их одолел Зевс и навеки сбросил в Тартар. Такой участи подвергся и Іапет, но остались его сыновья — Атлант, Менетій, Прометей и Епіметей. Двух первых Зевс тоже наказал за смелую попытку соревноваться с ним: в Менетія попал огненной молнией, и тот упал прямо в Тартар, а огромном Атланту надумал другую казнь — держать на себе небесный свод.

С тех пор стоит Атлант, огромный, словно гора, и, словно гора, нерушимый. Все очень, мускулистое тело его напружилося и окаменело, он согнулся под страшным бременем, и должен так вечно стоять.

Наименьший Іапетів сын, простодушный Епіметей, не был опасен Зевсу. А умный и мужественный Прометей сам стал на сторону Зевса. Он, как никто, понимал, что дикие, своевольные титаны не могут справедливо править миром,- для этого, кроме силы, нужен еще светлый ум. И Прометей сам помог мудрому Зевсу стать к власти. Казалось, все шло к тому, что Прометей будет в ближайшее Зевса другом. И на пути стали мелкие, едва видные из Олимпа* существа — смертные люди.

Прометей имел благородное, большое сердце, он первый снисходит на людей, научил их строить светлые жилья, плавать на лодках, натягивать паруса, охотиться на лесного зверя приручать животных. Он первый запряг в ярмо дикого быка, первый укротил свободного коня, и те стали верными помощниками человека. Прометей научил смертных лечиться целебным зельем, находить путь по звездам и лету птиц, научил добывать из земли медь, золото, серебро и пользоваться щедрыми дарами природы.

А громовладний Зевс и дальше не обращал внимания на людей. Зато его сыновья и дочери — молодые боги, беззаботно жили на Олимпе,- заинтересовались теми мелкими существами, которые носились где-то далеко внизу, на земле. От нечего делать бессмертные даже взялись помогать людям, обучать ремесел и земледелия. Но за то потребовали от них большого почета и богатых даров.

Чтобы составить такое соглашение, как-то собрались обе стороны. От богов выступал Зевс, от людей — титан Прометей, хоть сам был бессмертен. Он опасался, что люди не смогут противостоять богам, и поспешил им на помощь.

Титан так болел за судьбу смертных, что прибег даже к хитрости. Когда привели жертвенного быка, он сам зарезал его и разделил тушу на две части. До большей кучи сложил сами кости, но прикрыл их хорошим, лоснящимся жиром, а меньшую, где было вкусное мясо, Прометей завернул в грязную бычью шкуру, еще и положил сверху отвратительные внутренности.

— Отец наш Зевс, выбери себе какую хочешь часть,- лукаво пригласил Прометей. — То, что ты выберешь, люди в дальнейшем будут отдавать бессмертным богам.

Зевс на троне. Мраморная скульптура И в.до н. д.

Голова Геры. Фрагмент мраморной статуи IV в. до н. д.

Как Прометей и надеялся, Зевс взял себе кучу, большую и лучшую на вид. С тех пор смертные стали есть мясо, а кости сжигали на почести бессмертным.

Разозлился Зевс, поняв, как обманул его Прометей ради тех смертных ничтожеств. Страшно загремел он с темнохмарного Олимпа и швырнул на землю огненные стрелы-молнии. А потом надумал людям казнь, чтобы досадить Прометея: он отказал смертным в том, что было им крайне необходимо,- в життєдайнім огне.

— Пусть едят мясо, но сырое! — яростно гремел Зевс.

Люди не варили еды, не светили в домах, не грелись у костров, и было то жизни без огня нищим животінням.

Пожалел людей своим большим сердцем титан Прометей и смело нарушил Зевсову запрет. Однажды он встретил Афину Палладу*, любу Зевсову дочь. Богиня мудрости была всегда благосклонна к титана, поэтому он и попросил ее открыть ему втайне двери черного хода, который вел к Зевса дворца,- ведь Прометею было уже не свободно появляться на Олимпе. Афина Паллада так и сделала, полагая, что Прометею интересно взглянуть на новое творение бога-творца Гефеста* — на людей из чистого золота, которые, словно живые, служили богам.

А Прометей, оказавшись в жилище Зевса, тотчас же взял с божественного очага небольшую искру, спрятал ее в пустой очеретині и принес людям на землю.

С тех пор засияли, заяскріли веселые костры на земле. Вокруг них люди собирались целыми семьями, жарили мясо, грелись, танцевали. Люди зажили теперь веселее, дружнее, и с того искренне радовался титан Прометей. Он научил их укрощать огонь, топить медь, ковать оружие, и люди стали сильнее, смелее, они уже не покорно склонялись перед своей судьбой. Благодаря Прометею они научились думать и тогда, пожалуй, впервые почувствовали себя людьми.

И черным, грозовым ураганом надвигался на отважного титана страшный гнев всевластного Зевса. Никто в мире еще не так вызывающе нарушал его запреты, никто не осмеливался восстать против него, отца всех бессмертных и смертных.

В безумном исступлении Зевс повелел закутки титана Прометея в кандалы и привязать на самом краю земли к отвесной скале, чтобы отступник висел там долгие века. Такое наказание надумал Зевс последнем из рода титанов, что осмелился состязаться с ним и защищать слабосильных, никчемных людей.

Осуществить эту кару Зевс поручил своему хромой сын Гефеста, непревзойденному художнику и ковалю. А в помощники ему дал двух своих верных слуг Силу и Власть, суровых, безжалостных, жестоких. Обидно было Гефесту повиноваться воли Зевса, потому что он искренне уважал Прометея, но ослушаться родного отца не мог.

 

Афина. Фрагмент росписи храма V в. до н. д.

Туда, где кончается пустынная страна диких скифов и величественно вздымающиеся к небу скалы Кавказа, Сила и Власть привели непокорного титана, а за ними хромал бог Гефест.

Он был хромой с детства, потому что некогда разгневался на него Зевс и, схватив малого за ногу, швырнул прочь с Олимпа. Долго летел Гефест, целый день, а вечером упал на скалистый остров Лемнос и с тех пор стал хромать.

С тех пор навеки поселился в его сердце страх перед Зевсом. Тот страх заставил его и теперь подчиниться могущественному отцу.

Тяжело вздыхает Гефест и поднимает огромный молот, чтобы пригвоздить Прометея к отвесной кручи…

Наконец титана приковано…

Но словом не отзывается гордый богоборець. Даже не смотрит, как уходят Сила и Власть, крепкие, негнущиеся, словно вытесанные из камня, а за ними хромает еще сильнее Гефест. Только когда они исчезли за горами и вокруг залегла мертвая тишина, Прометей застонал и громко крикнул:

— О божественный эфир!* О мать-земля и солнце ясное, всевидящий!

В бистрокрилі ветры и вы, волны неутомимого моря! Взгляните, как Зевс наказал меня за то, что я был благосклонен к смертным и принес им огонь. Я знал, что Зевс меня накажет. Страшные мои мучения, и я не зрікаюся своего поступка!

Замолчал Прометей, а вокруг зашелестело, зазвенело в воздухе, словно от легких взмахов птичьих крыльев. То прилетели на большой крылатой колеснице нежные сердобольные океаниды, что в своих далеких подводных пещерах услышали лязг Прометеєвих оков. ..

За океанидами спешил на крылатом коне сам старый Океан. Седой, величественный, он приблизился к Прометея и молвил:

— Іапетів сыну! Никого в мире я так не уважаю, как тебя. И я прилетел от края земли сюда, к ее другого края, чтобы ты послушал моего совета: умерь свое гордое сердце, уступи перед сильнее. Ведь ты сам хорошо знаешь: миром правит суровый самовластный бог. Не соревнуйся с ним! А я попробую выпросить у него для тебя быстрое освобождение.

— Не беспокойся мной, Океан,- сказал Прометей,- и не труди себя бесполеВНО — неумолимый-ибо Зевс. Берегись и ты Зевса, он лихопомний, жестокий, поэтому не вздумай просить за меня. Я сам снесу свою казнь…

Как-то до Кавказских гор заблудилась несчастная Ио, белая телка. Когда она была смертная девушка, аргоська царевна, такая красивая, что в нее влюбился сам Зевс. И вскоре узнала об этом ревнивая, завистливая Гера* превратила Ио в телку, еще и приставила пастухом к ней всевидящего Аргуса. Это чудовище имело глаз по всему телу столько, сколько звезд сияет на ночном небе. Те глаза никогда не закрывались все сразу, даже когда Аргус засыпал, поэтому он стерег бедную телку и днем и ночью. И за это заплатил жизнью: по приказу Зевса Гермес* отсек Аргусові голову.

 

Голова Гермеса. Фрагмент мраморной статуи IV в. до н. д.

Тогда разгневанная Гера наслала на Ио большого слепня, и тот нещадно жалил телку. Убегая от слепня, почти безумная от боли, Ио оказалась среди Кавказских гор и вот подошла к скале, где был прикован Прометей.

Хоть титан сам сильно страдал, и его взволновала судьба несчастной девушки, что стала жертвой жестоких богов. Он слышал о ней еще от своей матери, высшей Фемиды, и знал, что впереди у Ио еще много лишений и мук.

— О, как ты, бедная, стонешь! — сочувственно сказал Прометей.- Я ничем не могу тебе помочь, потому что сам я не свободен. Но знай: тебя, смертная, ждет

бессмертная слава, даже море на память о тебе люди назовут Ионическим. А Эпаф, твой сын от Зевса, предваряющее великий род, что даст могучих героев. Самый знаменитый среди них, твой далекий потомок Геракл, придет сюда и, наконец, избавит меня. Знай и то, что всемогущий бог, через которого мы оба страдаем, вскоре может потерять свою власть.

— Зевс потеряет власть? Разве это возможно?

— Возможно, и он сам торопит то время.

— А как это произойдет?

— Не могу сказать.

— А когда? — допытывалась Ио.

Но Прометей не мог раскрыть ей большой тайны, которую знал только он один. Когда, добывая для смертных руду в длинной, глубокой пещере, Прометей так устал, что просто лег судьбы отдохнуть и крепко заснул. Проснулся он глубокой ночью, везде было темно и тихо. Вдруг его удивили какие-то едва слышные звуки. Он прислушался и услышал тоненькие старческие голоса, что просквозило пели длинную тихомовну песню о будущем людей и богов. То пели Мойры*, богини неумолимой Судьбы.

Якоб Йордане. Прикованный Прометей

Вот тогда Прометей и узнал, что Зевса ждет гибель, ибо он захочет вступить в брак с богиней Фетидой, самой красивой дочерью морского бога Нерея. А сыну Фетиды суждено было стать сильнее отца, кто бы он был — смертный герой, а бессмертный бог. Поэтому Зевса ждет та же судьба, которой из-за него претерпел когда-то его родной отец Кронос, и сбудется тогда отцовское зловещее проклятие.

Прометей не мог рассказать это Ио, он только заверил несчастную, что Зевса власть не вечна, но бедная телка уже ничего не слышала. Снова налетел на нее овода, яростно ужалил, и она, словно сумасшедшая, побежала куда глаза глядят. Еще долго издали доносились ее мучительные дойки и терзали титановое сердце.

— Пусть Зевс беззаботно живет на Олимпе! — гневно воскликнул Прометей.- Пусть радуется своими громами и сиплв на землю огненные молнии. Но наступит день, когда сбудется проклятие его отца Кроноса!

Эти смелые слова услышал из своей возвышенности Зевс Громовержец. Вон как! Наказан Прометей не только не покорился, а даже угрожает ему, всевышнему властителю! Смущенный Зевс послал к титана разбитного Гермеса узнать, на какую тайну намекает наглец и что ждет Зевса в будущем.

Гермес обул свои сандалии с маленькими золотыми крильцятами и вскоре оказался возле кавказской скалы.

— Слушай меня, Прометей,- властно сказал Гермес.- Отец всех бессмертных и смертных хочет узнать, что означают твои слова.

— Какая высокомерная речь у этого прислужника богов! — воскликнул Прометей.- Пусть Зевс не надеется сделать из меня такого прислужника. Я не променяю свои страшные муки на позорное рабство.

— Я не раб, а бог и вестник богов.

— Я ненавижу всех богов. А ты, Гермес, имеешь разум, словно у мальчишки, когда думаешь что-то от меня узнать. И Зевс не узнает, пока не освободит меня от оков.

— А ты не боишься, что Зевс розгнівиться еще сильнее?

— Пусть сходит с ума, пусть гремит из гнева и сжигает скалы жгучим огнем или засыпает ледяным снегом — все равно он не вырвет из моих уст ни одного слова.

Неожиданно раздался оглушительный гром, задвигалась земля…

Все подвластные ему стихии Зевс бросил на прикованного Прометея, но тот и не думал повиноваться. Тогда Громовержец звергнув скалу вместе с непобедимым титаном в черную бездну.

И Прометей был бессмертный. Пролетели тысячелетия, и тогда Зевс снова поднял из бездны титана, надеясь узнать свою судьбу.

Григорий Михайлов. Прометей

Илья Репин. Прометей

Но непокоренный Прометей молчал, и отец всех бессмертных и смертных придумал ему еще более тяжкую кару: снова висел Прометей, прикованный к кавказской скале, невыносимо жгло его солнце и секли дожди, трепали сильные ветры, и каждый день прилетал туда огромный Ты орел, острыми когтями разрывал титана грудь и клевал ему печень. За ночь кровавая рана загоювалася, но на следующий день снова прилетал орел и снова яростно кромсал могучее Прометеєве тело.

Эти страшные мучения длились тысячелетия, но ничто не могло одолеть титана. Сам Громовержец уже хотел помириться с ним, потому что и до сих пор не знал той тайны о себе. С Зевса воли пошла к своему сыну богиня Фемида. Горько плача, просила она Прометея помириться с Зевсом, и материнское горе, страшнее за все мучения, умилило несхитного титана — он раскрыл свою тайну.

Услышав вещие слова, спохватился Зевс, потому что действительно собирался взять морскую богиню Фетиду себе за жену. Теперь он велел как можно быстрее отдать Фетиду за смертного, чтобы ее сын не стал угрозой ни ему, ни другим бессмертным богам.

Вскоре Фетиду отдали за Пелея, славного аргонавту,- вместе с другими героями он ездил в Колхиду за золотым руном. На свадьбе Пелея и Фетиды сошлись все боги, и даже они не помнили такого пышного праздника. А сын Пелея и Фетиды — славный Ахиллес — действительно превзошел мужеством и силой своего отца и стал величайшим героем Троянской войны.

В благодарность за предостережение Зевс послал славного среди греческих героев, далекого потомка Ио — Геракла — освободить титана.

Вскоре Геракл был уже возле скалы, где висел прикованный титан и кровожадный орел когтями рвал ему тело. Поднял Геракл свой немалый лук и изо всех сил натянул тетиву. Звонко запела стрела, вонзилась в орла, и тот упал замертво наземь. Тогда Геракл взобрался на скалу и сильными руками разорвал Прометею путы. Титан наконец расправил могучее тело и відітхнув на всю грудь. Только одно желеВНОе кольцо осталось на руке Прометея, и в нем застрял камешек со скалы.

Прометей стал свободен, а смертные люди, ради которых он принял страшные муки, носят с тех пор в память о нем металлические кольца и перстни с драгоценными камнями. Так говорит легенда, но правда ли это, никто не знает. Однако знают все: в тех мужественных, свободолюбивых людей, отдающих свои силы и ум, всю жизнь на благо народу, пылает в сердцах искра неугасающей Прометеєвого огня.

А сам Прометей оживает снова и снова в лучших произведениях искусства. Так благодаря смертным людям стал бессмертным тираноборець-титан.

Перевод Екатерины Гловацької

Имя Прометей означает «тот, что предусматривает, провидец».

В греческой мифологии Прометей является культурным героем, потому что стоит у истоков культуры: учит людей рыбалки, земледелия, дарит то, без чего человек не смог бы стать человеком.

Словарик

Аид — властелин подземного царства мертвых, сын Кроноса и Реи, брат Зевса и Посейдона. В греческих мифах Аидом часто называют само царство мертвых. Афина Паллада — богиня мудрости, наук, мирного труда и победоносной войны; дочь Зевса, родившаяся из его головы.

Гера — богиня семейной жизни и брака; старшая дочь Кроноса и Реи; жена Зевса, мать Гефеста.

Гермес — бог торговли и ремесленничества, вестник богов, опекун путников, проводник душ умерших в подземное царство Аида; сын Зевса. Имел золотые крылатые сандалии и золотой жезл, которым мог усыпить и разбудить кого-то из людей.

Гефест — бог огня и кузнечного дела, сын Зевса и Геры. В спорах родителей всегда держал сторону матери, за что Зевс сбросил его с Олимпа. Гефест упал на скалистый остров Лемнос и с тех пор стал хромать. Единственный из богов, не чурался физического труда: ковал молнии для Зевса, строил дворцы на Олимпе и т.д.

Эфир — по представлениям древних греков — верхний лучезарный слой воздуха, где находятся боги.

Зевс (Кронион) — верховный бог, владыка мира, сын Кроноса и Геи. С Олимпа властвует над богами и людьми. Отец многочисленных богов и героев. Крон (Кронос) — титан, который отобрал власть у своего отца Урана. Впоследствии Кроноса сбросил младший сын Зевс и стал властелином мира.

Мойры — богини человеческой судьбы, дочери Зевса и Фемиды. Клото («прядильниця») прядет нить жизни, Лахесис («та, которая определяет судьбу») вытягивает жребий человека, Антропа («неотвратимая») пересекает нить жизни.

Олимп — мифическое жилище богов; гора в Фессалии, на севере Греции.

Титаны — божества старшего поколения, дети богини земли Геи и Урана, что олицетворяет небо. Восстали против отца и сбросили его. Когда к власти пришел Зевс, он победил титанов и бросил их в Тартар (бездна).

Фемида — богиня справедливости и правосудия, дочь Урана и Геи.

Вопросы и задания

1. Вспомните начало мифа о Прометее. Какой была жизнь людей в то время? Почему они всего боялись? Как относились боги к людям?

2. Кто такой Прометей? Какая судьба постигла его семью? Почему Прометей стал на сторону Зевса в борьбе с титанами?

3. Что сделал Прометей для людей? К каким хитростям он удался во время заключения соглашения между богами и людьми? Как Зевс отомстил людям?

4. С какой целью Прометей тайно проник в Зевса дворца? Кто помог ему в этом?

5. Как изменилась жизнь людей после того, как Прометей подарил им огонь?

6. Какое наказание придумал Зевс для Прометея? Кто выполнял приказ верховного бога? Объясните поведение Гефеста, используя цитаты из мифа.

7. Кто сочувствовал , Прометей? Что из мифа вы узнали об Ио?

8. Какую тайну и почему не захотел рассказать Зевсу Прометей? Как бог наказал его за неповиновение?

9. Кто освободил прикованного Прометея? Переведите заключительную часть мифа.

10. Рассмотрите иллюстрации к мифу. Расскажите про богов, изображенных на них. Как изобразили художники Прометея на своих картинах? Или одинаковое в них видение этого образа?

1. Прочитайте подсказку, поданную в конце мифа. Что предусматривал Прометей?

Почему он взялся помогать людям?

2. Почему угрозы и пытки не одолели могучего титана?

3. В чем заключается величие подвига Прометея?

4. Объясните, как вы понимаете слова из мифа: «Так благодаря смертным людям стал бессмертным тираноборець-титан».

Сравните, которым в отношении человека предстает Зевс, а каким — Прометей.

1. Составьте простой план мифа о Прометее. Кратко перескажите по ним сочинение.

2. Подготовьте выразительное чтение той части мифа, которая вам больше всего понравилась.

3. Используя миф, напишите краткую характеристику Прометея вроде тех, которые дает словарик.

1. Используя иллюстрации к мифу, подготовьте устный рассказ на тему «Каким я представляю Прометея».

2. Нарисуйте иллюстрацию к мифу «Прометей».

3. Подготовьте экспонаты до итогового урока на тему «Образ Прометея в литературе».

Заметка к мифу о Прометее у Лафарга


Поль Лафарг

Лафарг осмысляет миф, и приходит к выводу о том, что очевидно напрашивающееся толкование мифа – Прометей передал людям огонь – не удовлетворительно, потому что в соответствии с греческой мифологией эллины владели огнём до рождения Зевса. То есть нужно искать другое объяснение мифу.

Лафарг описывает культ огня – один из древнейших культов, и его место в жизни греков: хранительницу очага богиню Гестию, которой доставалась первая часть жертвы (перед Зевсом). Лафарг пишет, что греки помещали общий очаг город (жертвенник Гестии) в пританее, который стал потом местом общественного суда, приёма послов, власти.
«Когда род перестает жить общиной и распадается на отдельные семьи, —каждая семья строит себе дом и зажигает очаг головней, взятой из очага общего дома. Этот огонь свято поддерживается; когда он переставал гореть — это означало, что и вся семья погибла, — «угасший очаг» и «угасший род» были у греков синонимами.»

«Священный огонь пританея был источником власти. Притан — это синоним начальника, магистра, царя»
Лафарг пишет, что Прометей похитил не просто огонь (простой добываемый трением огонь уже был известен), а похитил священный олимпийский огонь — “«Семья олимпийцев, как и города и семейства людей, имела свой очаг, который был «источником огня». Пиндар называет Зевса «пританом грома и молнии», а Эсхил называет его «пританом блаженных» («Прометей», 173). Огонь, похищенный Прометеем из «источника огня» (там же, 109—110), не является обыкновенным огнем, который известен смертным, но частью того священного огня, который Зевс отказался передать «смертным» («Теогония», 564) и без которого нельзя было зажигать семейного очага.

«Прометей не олицетворяет изобретения огня. Но эпизоды из его мифа, сообщенные Гесиодом и Эсхилом, являются воспоминанием о борьбе, раздиравшей племена доисторической Эллады в эпоху смены матриархальной семьи патриархальной; они являются также воспоминанием о событиях, разбивших патриархальную семью и подготовивших возникновение буржуазной семьи, состоящей из одного хозяйства, семьи, существующей и поныне.»

Лафарг описывает научные взгляды на развитие семьи, на переход от матриархальной к патриархальной семье, и пишет, что это нашло отражение в греческой мифологии: «Грубый захват власти на Олимпе со стороны Зевса, который становится «отцом богов и людей», как говорит Гесиод, или просто «отцом», как говорят «Илиада» и Эсхил, — есть повторение на небе того, что уже совершилось на земле, когда отец заменил мать в господстве над семьей».

«Небо отражает земные события, как луна отражает солнечный свет, ибо человек создает и может создавать свои религии не иначе, как одаряя божества своим воображением, своими нравами, своими страстями и своими мыслями. Он переносит в царство богов все сколько-нибудь замечательные события своей жизни. На небе человек снова разыгрывает драмы и комедии, происходящие на земле. Мифы сложились в те времена, когда устная передача преданий была единственным способом сохранить память о событиях. Мифы являются, так сказать, сокровищницами, хранящими воспоминания о прошлом, которое в противном случае было бы навсегда предано забвению. Миф о Прометее богат сведениями о расцвете и распаде патриархата
у эллинов.»

Лафарг показывает в мифе о Прометее следы матриархальной семьи (например, Прометей у Эсхила называет себя «сыном древней богини», он обращается не к Зевсу, или Урану, или Кроносу, а к Гайе, «матери всего» и т.п. – это признаки матриархальной семьи) и патриархальной. Зевс, пишет Лафарг, «революционизировал» Олимп, заменив матриархальный порядок на патриархальный. Прометей изменил защитникам матриархата (титанам) и помог сторонниками патриархата (Зевсу). А позже – начал составлять против Зевса заговоры, пишет Лафарг, чем снова привлёк к себе сторонников матриархата – это отражено в мифе. И следы конфликта матриархальной и патриархальной семьи Лафарг указывает далеко не только в одном мифе о Прометее – он пронизывает греческую мифологию, в том числе и мифы, связанные с Прометеем.

«Эсхил, исходя из требований трагедии, соединил заговор и похищение огня, как будто оба эти события происходили в одно и то же время, и приковывает Прометея к кавказской скале за оба преступления. Но Гесиод, передающий просто легенду, разъединяет эти два эпизода. Они действительно принадлежат к двум различным эпохам патриархата: один — к его началу, другой — к его упадку; за заговор Зевс наказывает Прометея и его брата Атланта тем, что одного приковывает к скале, а другого осуждает держать на своих плечах небесный свод; за похищение же огня Зевс карает смертных, т. е. людей».

Далее Лафарг описывает как в греческой мифологии относились к душе (у людей Золотого, Серебряного и Бронзового веков), как в период патриархальной семьи душа осталась только у главы семейства, и делает вывод — что Прометей, похищая священный огонь, по существу возвращал людям душу и возможность создания собственной семьи. То есть вторая часть мифа о Прометее отражала распад патриархальной семьи и замену её на буржуазную.

«Эти смертные люди не могли освободиться из-под власти отца семейства, потому что не могли зажечь нового семейного очага. Зевс отказался передать им священный огонь. Прометей, доставив им головню, похищенную из «источника-огня», дал им право стать отцами»

«В эпоху, когда создавалась вторая часть мифа о Прометее, только отцы семейств могли обладать душой; а дли того, чтобы иметь право зажечь семейный очаг, необходимо было, согласно религиозной идеологии, обладать головней священного огня, взятой из источника огня. Прометей, доставляя смертным головню из очага Олимпа, «источник огня», этим самым подарил им душу, утерянную ими с те пор, как они стали жить под строем патриархальной семьи».

Миф о Прометее и сам Прометей оказываются весьма сложными. 

ПРОМЕТЕЙ. Легенды и мифы древней Греции (ил.)

ПРОМЕТЕЙ

Миф о том, как Прометей был прикован по повелению Зевса к скале, изложен по трагедии Эсхила «Прикованный Прометей». [86]

Пустынная, дикая местность на самом краю земли, в стране скифов. Суровые скалы уходят за облака своими остроконечными вершинами. Кругом — никакой растительности, не видно ни единой травки, все голо и мрачно. Всюду высятся темные громады камней, оторвавшихся от скал. Море шумит и грохочет, ударяясь своими валами о подножие скал, и высоко взлетают соленые брызги. Морской пеной покрыты прибрежные камни. Далеко за скалами виднеются снежные вершины кавказских гор, подернутые легкой дымкой. Постепенно заволакивают даль грозные тучи, скрывая горные вершины. Все выше и выше поднимаются по небу тучи и закрывают солнце. Еще мрачнее становится все кругом. Безотрадная, суровая местность. Никогда еще не ступала здесь нога человека. Сюда-то, на край земли, привели слуги Зевса скованного титана Прометея, чтобы приковать его несокрушимыми цепями к вершине скалы. Неодолимые слуги громовержца, Сила и Власть, ведут Прометея. Громадные тела их словно высечены из гранита. Не знают сердца их жалости, в их глазах никогда не светится сострадание, их лица суровы, как скалы, которые стоят вокруг. Печальный, низко склонив голову, идет за ними бог Гефест со своим тяжелым молотом. Ужасное дело предстоит ему. Он должен своими руками приковать друга своего Прометея. Глубокая скорбь за участь друга гнетет Гефеста, но не смеет он ослушаться своего отца, громовержца Зевса. Он знает, как неумолимо карает Зевс неповиновение.

Сила и Власть возвели Прометея на вершину скалы и торопят Гефеста приниматься за работу. Их жестокие речи заставляют Гефеста еще сильнее страдать за друга. Неохотно берется он за свой громадный молот, только необходимость заставляет его повиноваться. Но торопит его Сила:

— Скорей, скорей бери оковы! Прикуй Прометея могучими ударами молота к скале. Напрасна твоя скорбь о нем, ведь ты скорбишь о враге Зевса.

Сила грозит гневом Зевса Гефесту, если он не прикует Прометея так, чтобы ничто не могло освободить его. Гефест приковывает к скале несокрушимыми цепями руки и ноги Прометея. Как ненавидит он теперь свое искусство — благодаря ему он должен приковать друга на долгие муки. Неумолимые служители Зевса все время следят за его работой.

— Сильней бей молотом! Крепче стягивай оковы! Не смей их ослаблять! Хитер Прометей, искусно умеет он находить выход и из неодолимых препятствий, — говорит Сила. — Крепче прикуй его, пусть здесь узнает он, каково обманывать Зевса.

— О, как подходят жестокие слова ко всему твоему суровому облику! — восклицает Гефест, принимаясь за работу.

Скала содрогается от тяжких ударов молота, и от края до края земли разносится грохот могучих ударов. Прикован, наконец, Прометей. Но это еще не все, нужно еще прибить его к скале, пронзив ему грудь стальным, несокрушимым острием. Медлит Гефест.

— О, Прометей! — восклицает он. — Как скорблю я, видя твои муки!

— Опять ты медлишь! — гневно говорит Гефесту Сила. — Ты все скорбишь о враге Зевса! Смотри, как бы не пришлось тебе скорбеть о самом себе!

Наконец все окончено. Все сделано так, как повелел Зевс. Прикован титан, а грудь его пронзило стальное острие. Издеваясь над Прометеем, говорит ему Сила:

— Ну вот, здесь ты можешь быть сколько хочешь надменным; будь горд по-прежнему! Давай теперь смертным дары богов, похищенные тобой! Посмотрим, в силах ли будут помочь тебе твои смертные. Придется тебе самому подумать о том, как освободиться из этих оков.

Но Прометей хранит гордое молчание. За все время, пока приковывал его Гефест к скале, он не проронил ни единого слова, даже тихий стон не вырвался у него, — ничем не выдал он своих страданий.

Ушли слуги Зевса, Сила и Власть, а с ними ушел и печальный Гефест. Один остался Прометей; слышать его могли теперь лишь море да мрачные тучи. Только теперь тяжкий стон вырвался из пронзенной груди могучего титана, только теперь стал он сетовать на злую судьбу свою.

Громко воскликнул Прометей. Невыразимым страданием и скорбью звучали его сетования:

— О, божественный эфир и вы, быстронесущиеся ветры, о, источники рек и несмолкающий рокот морских волн, о, земля, всеобщая праматерь, о, всевидящее солнце, обегающее весь круг земли, — всех вас зову я в свидетели! Смотрите, что терплю я! Вы видите, какой позор должен нести я неисчислимые годы! О, горе, горе! Стонать я буду от мук и теперь, и много, много веков! Как найти мне конец моим страданиям? Но что же говорю я! Ведь я же знал все, что будет. Муки эти не постигли меня нежданно. Я знал, что неизбежны веления грозною рока. Я должен нести эти муки! За что же? За то, что я дал великие дары смертным, за это я должен страдать так невыносимо, и не избежать мне этих мук. О, горе, горе!

Но вот послышался тихий шум как бы от взмахов крыльев, словно полет легких тел всколыхнул воздух. С далеких берегов седого Океана, из прохладного грота, с легким дуновением ветерка принеслись на колеснице к скале океаниды. Они слыхали удары молота Гефеста, донеслись до них и стоны Прометея. Слезы заволокли, как пеленой, прекрасные очи океанид, когда увидели они прикованного к скале могучего титана. Родным был он океанидам. Отец его, Япет, был братом отца их, Океана, а жена Прометея, Гесиона, была их сестрой. Окружили скалу океаниды. Глубока их скорбь о Прометее. Но слова его, которыми клянет он Зевса и всех богов-олимпийцев, пугают их. Они боятся, чтобы Зевс не сделал еще более тяжкими страдания титана. За что постигла его такая кара, этого не знают океаниды. Полные сострадания, просят они Прометея поведать им, за что покарал его Зевс, чем прогневал его титан.

Прометей рассказывает им, как помог он Зевсу в борьбе с титанами, как убедил он мать свою Фемиду и великую богиню земли Гею стать на сторону Зевса. Зевс победил титанов и сверг их, по совету Прометея, в недра ужасного Тартара. Завладел Зевс властью над миром и разделил ее с новыми богами-олимпийцами, а тем титанам, которые помогали ему, не дал громовержец власти в мире. Зевс ненавидит титанов, боится их грозной силы. Не доверял Зевс и Прометею и ненавидел его. Еще сильнее разгорелась ненависть Зевса, когда Прометей стал защищать несчастных смертных людей, которые жили еще в то время, когда правил Крон, и которых Зевс хотел погубить. Но Прометей пожалел не обладавших еще разумом людей; он не хотел, чтобы сошли они несчастными в мрачное царство Аида. Он вдохнул им надежду, которой не знали люди, и похитил для них божественный огонь, хотя и знал, какая кара постигнет его за это. Страх ужасной казни не удержал гордого, могучего титана от желания помочь людям. Не удержали его и предостережения его вещей матери, великой Фемиды.

С трепетом слушали океаниды рассказ Прометея. Но вот на быстрокрылой колеснице принесся к скале сам вещий старец Океан. Океан пытается уговорить Прометея покориться власти Зевса: ведь должен же он знать, что бесплодно бороться с победителем ужасного Тифона. Океан жалеет Прометея, он сам страдает, видя те муки, которые терпит Прометей. Вещий старец готов спешить на светлый Олимп, чтобы молить Зевса помиловать титана, хотя бы даже мольбами за него он навлек на самого себя гнев громовержца. Он верит, что мудрое слово защиты часто смягчает гнев. Но напрасны все мольбы Океана, гордо отвечает ему Прометей:

— Нет, старайся спасти самого себя. Боюсь я, чтобы сострадание не принесло вреда тебе. До дна исчерпаю я все зло, которое послала мне судьба. Ты же, Океан, страшись вызвать гнев Зевса мольбою за меня.

— О, вижу я, — грустно отвечает Океан Прометею, — что этими словами заставляешь ты меня вернуться назад, не достигнув ничего. Верь же мне, о, Прометей, что привела меня сюда лишь забота о твоей судьбе и любовь к тебе!

— Нет! Уходи! Скорей, скорей спеши отсюда! Оставь меня! — восклицает Прометей.

С болью в сердце покинул Океан Прометея. Он умчался на своей крылатой колеснице, а Прометей продолжает рассказ свой океанидам о том, что сделал он для людей, как он облагодетельствовал их, нарушив волю Зевса. В горе Мосхе, на Лемносе, из горна своего друга Гефеста похитил Прометей огонь для людей. Он научил людей искусствам, дал им знания, научил их счету, чтению и письму. Он познакомил их с металлами, научил, как в недрах земли добывать их и обрабатывать. Прометей смирил для смертных дикого быка и надел на него ярмо, чтобы могли пользоваться люди силой быков, обрабатывая свои поля. Прометей впряг коня в колесницу и сделал его послушным человеку. Мудрый титан построил первый корабль, оснастил его и распустил на нем льняной парус, чтобы быстро нес человека корабль по безбрежному морю. Раньше люди не знали лекарств, не умели лечить болезни, беззащитны были против них люди, но Прометей открыл им силу лекарств, чтобы смирили они болезни. Он научил их всему тому, что облегчает горести жизни и делает ее счастливее и радостнее. Этим и прогневал он Зевса, за это и покарал его громовержец.

Но не вечно будет страдать Прометей. Он знает, что злой рок постигнет и могучего громовержца. Не избегнет он своей судьбы! Прометей знает, что царство Зевса не вечно: будет он свергнут с высокого царственного Олимпа. Знает вещий титан и великую тайну, как избежать Зевсу злой судьбы, но не откроет он этой тайны Зевсу. Никакая сила, никакие угрозы, никакие муки не исторгнут ее из уст гордого Прометея.

Кончил Прометей свою повесть. С изумлением слушали его океаниды. Дивились они великой мудрости и несокрушимой силе духа могучего титана, осмелившегося восстать против громовержца Зевса. Опять овладел ими ужас, когда услыхали они, какой судьбой грозит Зевсу Прометей. Они знали, что если эти угрозы достигнут Олимпа, то ни перед чем не остановится громовержец, лишь бы узнать роковую тайну. Полными слез глазами смотрят на Прометея океаниды, потрясенные мыслью о неизбежности велений сурового рока. Глубокое молчание воцарилось на скале; его прерывал лишь неумолкающий шум моря.

Вдруг вдали раздался чуть слышный, едва уловимый стон скорби и боли. Вот опять донесся он до скалы. Все ближе, громче этот стон. Гонимая громадным оводом, посланным Герой, вся в крови, покрытая пеной, несется в неистовом, безумном беге обращенная в корову несчастная Ио, дочь речного бога Инаха, первого царя Арголиды. Истомленная, обессиленная скитаниями, истерзанная жалом овода, остановилась Ио перед прикованным Прометеем. Громко стеная, рассказывает она, что пришлось вынести ей, и молит вещего титана:

— О, Прометей! Здесь, на этом пределе моих скитаний, открой мне, молю тебя, когда же кончатся мои муки, когда же, наконец, найду я покой?

— О, верь мне, Ио! — ответил Прометей. — Лучше не знать тебе этого, чем знать. Много еще стран пройдешь ты, много встретишь ужасов на своем пути. Твой тяжкий путь лежит через страну скифов, через высокий снежный Кавказ, через страну амазонок к проливу Босфору, так назовут его в честь тебя, когда ты переплывешь его. Долго будешь ты затем блуждать по Азии. Ты пройдешь мимо страны, где живут несущие смерть горгоны; на их головах извиваются, шипя, змеи, вместо волос. Остерегайся их! Остерегайся грифов[87] и однооких аримаспов; и их ты встретишь на свом пути. Наконец, достигнешь ты Библинских гор, с них низвергает свои благодатные воды Нил. Вот там-то, в стране, которую орошает Нил, у его устья найдешь ты, наконец, покой. Там вернет тебе Зевс твой прежний прекрасный образ, и родится у тебя сын Эпаф. Он будет властвовать над всем Египтом и будет родоначальником славного поколения героев. Из этого рода произойдет и тот смертный, который освободит меня из оков. Вот что, Ио, поведала мне о судьбе твоей мать моя, вещая Фемида.

Громко воскликнула Ио:

— О, горе, горе! О, сколько страданий сулит мне еще злой рок! Сердце трепещет в груди моей от ужаса! Вновь овладевает мной безумие, снова вонзилось огненное жало в мое истерзанное тело, опять лишаюсь я дара речи! О, горе, горе!

Безумно вращая глазами, в бешеном беге понеслась прочь от скалы Ио. Словно подхваченная вихрем, мчалась она вдаль. С громким жужжанием несся за ней овод, и, как огнем, жгло его жало несчастную Ио. Скрылась она в облаках пыли из глаз Прометея и океанид. Все тише, тише доносились до скалы вопли Ио, и замерли они, наконец, вдали, подобно тихому стону скорби.

Молчали Прометей и океаниды, скорбя о несчастной Ио, но вот воскликнул гневно Прометей:

— Как ни мучь ты меня, громовержец Зевс, но все же настанет день, когда и тебя повергнут в ничтожество. Лишишься ты царства и свергнут будешь во мрак. Исполнятся тогда проклятия отца твоего Крона! Никто из богов не знает, как предотвратить от тебя эту злую судьбу! Лишь я знаю это! Вот сидишь ты теперь, могучий, на светлом Олимпе и мечешь громы и молнии, но они тебе не помогут, они бессильны против неизбежного рока. О, повергнутый во прах, узнаешь, ты, какая разница между властью и рабством!

Страх затуманил очи океанид, и ужас согнал краску с их прекрасных ланит. Наконец, простирая к Прометею свои руки, белые, как морская пена, воскликнули они:

— Безумный! Как не страшишься ты грозить так царю богов и людей, Зевсу? О, Прометей, еще более тяжкие муки пошлет он тебе! Подумай о судьбе своей, пожалей себя!

— На все готов я!

— Но ведь склоняется же мудрый пред неумолимым роком!

— О, молите, просите вы пощады! Ползите на коленях к грозному владыке! А мне — что мне громовержец Зевс? Чего бояться мне его? Не суждена мне смерть! Пусть делает, что хочет, Зевс. Недолго ему властвовать над богами!

Едва промолвил эти слова Прометей, как по воздуху быстро, словно падающая звезда, пронесся посланник богов Гермес и, грозный, предстал перед Прометеем. Его послал Зевс потребовать, чтобы титан открыл тайну: кто свергнет Зевса и как избегнуть веления судьбы? Гермес грозит ужасной карой Прометею за неповиновение. Но могучий титан непреклонен, с насмешкой отвечает он Гермесу:

— Мальчишкой был бы ты, и детским был бы ум твой, если бы ты надеялся узнать хоть что-нибудь. Знай, что я не променяю своих скорбей на рабское служение Зевсу. Мне лучше быть здесь прикованным к скале, чем стать верным слугой тирана Зевса. Нет такой казни, таких мук, которыми мог бы Зевс устрашить меня и вырвать из уст моих хоть единое слово. Нет, не узнает он, как спастись ему от судьбы, никогда не узнает тиран Зевс, кто отнимет у него власть!

— Так слушай же, Прометей, что будет с тобой, если ты откажешься исполнить волю Зевса, — отвечает титану Гермес. — Ударом своей молнии он низвергнет эту скалу с тобою вместе в мрачную бездну. Там, в каменной темнице, много, много веков лишенный света солнца, будешь терзаться ты в глубоком мраке. Пройдут века, и снова подымет тебя Зевс на свет из бездны, но не на радость подымет он тебя. Каждый день будет прилетать орел, которого пошлет Зевс, и острыми когтями и клювом будет он терзать твою печень; вновь и вновь будет вырастать она, и все ужасней будут твои страдания. Так будешь ты висеть на скале до той поры, пока другой не согласится добровольно сойти вместо тебя в мрачное царство Аида. Подумай, Прометей, не лучше ль покориться Зевсу! Ведь ты же знаешь, что Зевс никогда не грозит напрасно!

Непреклонным остался гордый титан. Разве могло что-нибудь устрашить его сердце? Вдруг задрожала земля, все кругом потряслось; раздались оглушительные раскаты грома, и сверкнула нестерпимым светом молния. Забушевал неистово черный вихрь. Словно громады гор, поднялись на море пенистые валы. Заколебалась скала. Среди рева бури, среди грома и грохота землетрясения раздался ужасный вопль Прометея:

— О, какой удар направил против меня Зевс, чтобы вызвать ужас в моем сердце! О, высокочтимая мать Фемида, о, эфир, струящий всем свет! Смотрите, как несправедливо карает меня Зевс!

Рухнула со страшным грохотом скала с прикованным к ней Прометеем в неизмеримую бездну, в вековечный мрак. [88]

Протекли века, и снова поднял Зевс на свет из тьмы Прометея. Но страдания его не кончились; еще тяжелее стали они. Опять лежит он, распростертый, на высокой скале, пригвожденный к ней, опутанный оковами. Жгут его тело палящие лучи солнца, проносятся над ним бури, его изможденное тело хлещут дожди и град, зимой же хлопьями падает снег на Прометея, и леденящий холод сковывает его члены. И этих мук мало! Каждый день громадный орел прилетает, шумя могучими крыльями, на скалу. Он садится на грудь Прометея и терзает ее острыми, как сталь, когтями. Орел рвет своим клювом печень титана. Потоками льется кровь и обагряет скалу; черными сгустками застывает кровь у подножья скалы; она разлагается на солнце и невыносимым смрадом заражает кругом воздух. Каждое утро прилетает орел и принимается за свою кровавую трапезу. За ночь заживают раны, и вновь вырастает печень, чтобы днем дать новую пищу орлу. Годы, века длятся эти муки. Истомился могучий титан Прометей, но не сломлен его гордый дух страданиями.

Титаны давно примирились с Зевсом и покорились ему. Они признали его власть, и Зевс освободил их из мрачного Тартара. Теперь они, громадные, могучие, пришли на край земли к скале, где лежал скованный Прометей. Они окружили его скалу и убеждают Прометея покориться Зевсу. Пришла и мать Прометея, Фемида, и молит сына смирить свой гордый дух и не противиться Зевсу. Она молит сына сжалиться над ней — ведь так невыносимо страдает она, видя муки сына. Сам Зевс забыл уже свой прежний гнев. Теперь держава его сильна, ничто не может поколебать ее, ничто не страшно ему. Да и правит он уже не как тиран, он охраняет государства, хранит законы. Он покровительствует людям и правде среди них. Только одно беспокоит еще громовержца — это та тайна, которую знает один Прометей. Зевс готов, если Прометей откроет ему роковую тайну, помиловать могучего титана. Уже близко время, когда кончатся муки Прометея. Уже родился и возмужал великий герой, которому суждено судьбой освободить от оков титана. Непреклонный Прометей по-прежнему хранит тайну, изнывая от мук, но и его начинают покидать силы.

Геракл убивает стрелой из лука орла, терзающего грудь Прометея. Налево от Геракла — богиня Афина и бог Гермес, направо от орла — богиня Деметра и бог Посейдон.

(Древнейшая живопись на вазе.)

Наконец, и великий герой, которому суждено освободить Прометея, во время своих странствований приходит сюда, на край земли. Герой этот — Геракл, сильнейший из людей, могучий, как бог. С ужасом смотрит он на мученья Прометея, и сострадание овладевает им. Титан рассказывает Гераклу о злой судьбе своей и пророчествует ему, какие еще великие подвиги предстоит ему совершить. Полный внимания, слушает титана Геракл. Но еще не весь ужас страданий Прометея видел Геракл. Вдали слышится шум могучих крыльев — это летит орел на свой кровавый пир. Он кружится высоко в небе над Прометеем, готовый спуститься к нему на грудь. Геракл не дал ему терзать Прометея. Он схватил свой лук, вынул из колчана смертоносную стрелу, призвал стреловержца Аполлона, чтобы верней направил он полет стрелы, и пустил ее. Громко зазвенела тетива лука, взвилась стрела, и пронзенный орел упал в бурное море у самого подножья скалы. Миг освобождения настал. Принесся с высокого Олимпа быстрый Гермес. С ласковой речью обратился он к могучему Прометею и обещал ему немедленное освобождение, если откроет он тайну, как избежать Зевсу злой судьбы. Согласился, наконец, могучий Прометей открыть Зевсу тайну и сказал:

— Пусть не вступает громовержец в брак с морской богиней Фетидой, так как богини судьбы, вещие мойры, вынули такой жребий Фетиде: кто бы ни был ее мужем, от него родится у нее сын, который будет могущественней отца. Пусть боги отдадут Фетиду в жены герою Пелею, и будет сын Фетиды и Пелея величайшим из смертных героев Греции.

Прометей открыл великую тайну. Геракл разбил своей тяжкой палицей его оковы и вырвал из груди его несокрушимое стальное острие, которым пригвожден был титан к скале. Встал титан, теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось его предсказание, что смертный освободит его. Громкими, радостными кликами приветствовали титаны освобождение Прометея.

С тех пор носит Прометей на руке железное кольцо, в которое вставлен камень от той скалы, где терпел он столько веков невыразимые муки.

Вместо же Прометея в подземное царство душ умерших согласился сойти мудрый кентавр Хирон. Этим избавился он от страданий, которые причиняла ему неисцелимая рана, нанесенная ему нечаянно Гераклом.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Практическая — миф о Прометее — Культурология — СПБПУ

Рис. 1. Прометей приносит огонь людям. (С античной лампы)

ПРОМЕТЕЙ

Миф о Прометее относится к разряду героических мифов, т.е. рассказывающих о судьбе

героя, важнейших событиях в его жизни, начиная от самого рождения, включаю

всевозможные испытания, подвиги, и кончая смертью. Прометей входит в группу

мифических персонажей, которая называется культурные герои. Они создают орудия труда,

учат охотится, обрабатывать почву, знакомят с ремеслами, искусствами, устанавливают

правила поведения, ритуалы, праздники, а также принимают участие в общем

мироустройстве, вплоть до влияния на смену времен года. Миф о Прометее относится к

наиболее архаичным мифам, где культурные герои похищают для людей готовые блага

культуры, охраняемые богами.

Титан Яфет олицетворяет собой в мифологии прародителя всего человеческого рода. Быть

может, в нем следует признать Иапета, сына Ноя, прародителя целой человеческой расы. Этот

Титан не имеет никакой определенной миссии или роли в древней мифологии. Греки

почитали его как древнейшего представителя титанов; он — современник Сатурна, и у него

от Азии, дочери Океана, несколько детей, в том числе Прометей, Эпиметей, Атлант и другие.

Прометей, или «провидящий», олицетворяет собой мыслящую силу человеческого разума,

хитрость и ум, и хотя Яфет считается предком человечества, но, по древним сказаниям, люди

обязаны Прометею своим внешним видом, отличающим их от животных. «Прометей,—

говорит Овидий,— размочив землю водой, вылепил из нее человека, по образу богов, и тогда

как у всех зверей голова вечно клонится к земле, человек может свободно поднимать свою

голову к небесному своду и смотреть на звезды». Древнее искусство изображало очень часто

этот миф; чаще всего встречается он на разных камнях и барельефах. На одной камее

Прометей изображен в виде скульптора, собирающего человеческий скелет (рис. 3). На

другой он собирает в одно целое человеческие члены, которые он изваял каждый отдельно.

На всех античных изображениях Прометей является ремесленником, формирующим только

материальную оболочку человека, а не богом, одухотворяющим его. Эта роль, по мифологии,

принадлежит Минерве, богине мудрости. На многих памятниках искусства ясно выражены

роли, выпавшие на долю каждого из них в сотворении человечества. Прекрасно

сохранившийся барельеф изображает Прометея, сидящего на скале, под сенью дерева; перед

ним стоит на столе маленький человек, скорее дитя, которого он только что вылепил, но еще

не совсем закончил; трое детей, совершенно готовых, стоят подле Минервы, она сажает на

голову одного из них бабочку, символ души у древних. Таким образом, Прометей является

творцом не одного человека, а ремесленником, изготовляющим их в большом количестве. Он

Сказание о Прометее

Сказание о Прометее

[

вернуться к содержанию сайта]

ПРОМЕТЕЙ

(по книге Немировский А.И. «Мифы Древней Эллады. – М.: Просвещение, 1992)

О, искра огня Прометея,
К Олимпу из мрака прорыв,
Но, ею бездумно владея,
Мы вызвали атомный взрыв.

Не горький ли опыт Икара,
Нарушивший Зевса закон,
Навлёк олимпийскую кару,
Прорвав над Землёю озон?

Мы знаем, что мир наш беспечен
И наши не вечны тела,
Но слава подставившим печень
Под когти кривые орла.

    Тогда ещё люди не знали огня. Они бродили стадами по лесам и долам, собирая случайную пищу или нападая на диких животных. Если охота была удачной, они разрывали зверя на части и съедали мясо сырым. С наступлением темноты они валились на землю, зарываясь с головой в листву. Убежищами им служили пещеры, во мраке которых они жили вместе с летучими мышами и откуда убегали без оглядки, если пещеру облюбовал какой-нибудь опасный хищник.

    Миром правили боги, жившие на многовершинном Олимпе, сильные и красивые, всеведущие и всемогущие. Всего у них было в достатке. Сытые и весёлые, они считали, что все блага должны принадлежать им одним. И не было у Олимпийцев соперников, кроме более древних властителей — титанов, порождённых Землёй и Небом. Посланцем мира между богами и ещё не поверженными тогда титанами был юный Прометей, сын вольнолюбивого титана Япета. Прометей был наделён чутким сердцем и храброй душой. Не раз по дороге на Олимп он встречал людей, дрожащих от холода, страдающих от болезней и невежества. И хотя люди никому не жаловались, Прометей их пожалел и не побоялся облегчить им жизнь вопреки воле богов.

    Как вестник мира Прометей поднимался на Олимп с жезлом в руке. Боги к этому привыкли, не заметив, что однажды Прометей пришёл к ним с похожим на жезл полым тростником. Незаметно положил Прометей в тростник тлеющий уголёк из очага богов. Спустившись на землю, он вынул его и раздул своим могучим дыханием. Оставив огонь у людского становища, Прометей удалился.

    Увидели люди огонь и, подумав, взяли его к себе. Они кормили его сухими ветками, защищали от сильных порывов ветра. Они делились друг с другом его теплом. Вооружённый огнём человек изгнал из пещер хищников, научился жарить на углях мясо, обжигать горшки, варить пищу, плавить руду и изобрёл многое другое, необходимое для жизни.

    Взглянул однажды отец богов Зевс на землю и удивился. Люди больше не бродили стадами, а жили семьями в хижинах и домах. Они определяли время по небесным светилам, овладели искусствами, и если бы не смерть, против которой они были бессильны, их можно было принять за богов. И стал Кронид в ярости громыхать и швырять куда попало свои огненные стрелы молний; когда же опустел его колчан, он вызвал к себе послушных слуг Силу и Власть, приказал им отвести Прометея в холодную землю скифов и приковать его там к скале. Вместе с ними он отрядил бога-кователя Гефеста с огромным молотом и толстыми железными цепями.

    Был долог и медлен скорбный путь. В страхе перед идущими скрывались люди, звери и птицы. Смолкали цикады, сгорали травы, переставали звенеть по камням ручьи. Наконец показались осыпи камней и уродливые, словно застывшие в судороге голые скалы. С ледяных вершин Кавказа повеяло вечным холодом.

    — Остановитесь, — сказал Гефест своим спутникам. Но от одного взгляда на непреклонные лица Силы и Власти он осёкся, поняв, что жестокая воля Зевса для них закон.

    — Здесь, — молвила Власть, указывая на плоскую скалу. — Вот вечное место его мук. Приступай к делу, Гефест!

    Гефест медлил, с содроганием глядя на свой молот, который по воле Зевса должен стать орудием казни.

    — Поторапливайся! — приказала Сила

. И помни, что бывает с ослушниками.

    Тяжко вздохнув, Гефест повалил Прометея на скалу и прикрепил последние звенья цепей к скале острыми клиньями.

    Отведя взгляд, чтобы не видеть пылающих, как угли, глаз Прометея, Гефест остановил его на ладони титана. “Нет, это не рука вора, похитившего огонь, — подумал он. — Рука мастерового, и обречена она на тысячелетия бездействия! Какого бы прекрасного помощника обрёл я в кузнице, не приди ему в голову отдать огонь людишкам”.

    — Возьми! — послышался резкий голос Власти, и Гефест ощутил холодное прикосновение металла. — Возьми и пробей ему этим грудь.

    Гефест закрыл глаза и не глядя вбил острие в грудь Прометея. Дрогнул Прометей, но ни один стон не вырвался из его уст. И только когда удалились мучители, он закричал — и так громко, что его мог услышать на противоположном краю земли его брат Атлант, поддерживающий на плечах небесный свод.

    — Я не жалею, что дал людям огонь. А Зевс пусть знает, что власть его не вечна. Будет он свергнут с Олимпа, и ведомо лишь мне одному, как мог бы он избегнуть падения, но не вырвать ему из моих уст этой тайны!

    Донеслись эти гордые слова на многовершинный Олимп. И послал встревоженный Зевс к Прометею быстролётного вестника богов Гермеса, угрожая небывалыми карами, если не захочет он раскрыть своей тайны. Но не испугали титана угрозы, неколебим он в гордом презрении к владыке богов и его покорному прислужнику.

    Снова стал Зевс в ярости громыхать и метать молнии. Но лишь смеялся в ответ Прометей. И обрушилась по воле Зевса скала с титаном на долгие столетия в вечную тьму, а когда был возвращён Прометей на землю, ждали его новые муки. Отправил громовержец на Кавказ своего орла, приказав, чтобы хищник раздирал когтями тело титана и клевал его печень. За ночь страшная рана затягивалась и печень отрастала. На заре же над Кавказом вновь слышался плеск гигантских крыльев, заслонявших солнце. Орёл опускался на грудь Прометея, и его муки возобновлялись.

    Веками длились страдания Прометея. Но столь же долгой была людская благодарность. Гончары и люди других огненных профессий почитали Прометея как бога. Поэты всех времён и поколений прославляли в своих творениях Прометея как борца с несправедливостью и освободителя человечества.

Дата установки: 09. 02.2008
[

вернуться к содержанию сайта]


Древнегреческие сказки — История Прометея (Джеймс Болдуин)

История Прометея

I. Как людям был дан огонь

В те старые, старые времена жили-были два брата, не похожие другие люди, но и не такие, как те Могучие, которые жили на горе верхняя. Они были сыновьями одного из тех титанов, что сражались против Юпитер и был отправлен в цепях в сильную темницу Нижнего Мир.

Старшего из этих братьев звали Прометей, или Предусмотрительный; потому что он всегда думал о будущем и готовился к что может случиться завтра, или на следующей неделе, или в следующем году, или это может быть в сто лет вперед.Младшего звали Эпиметей, или Запоздалая мысль; потому что он всегда был так занят мыслями о вчерашнем дне или последнем год или сто лет назад, что его совершенно не заботит то, что может свершится через некоторое время.

По какой-то причине Юпитер не отправил этих братьев в тюрьму с остальные титаны.

Прометею не хотелось жить среди облаков на вершине горы. Он был слишком занят для этого. Пока Могучий Народ проводил время в безделье, пил нектар и ел амброзию, он был занят планами за то, что сделали мир мудрее и лучше, чем когда-либо прежде.

Он вышел среди людей, чтобы жить с ними и помогать им; для его сердца был полон печали, когда он обнаружил, что они больше не были счастливы, как они были в золотые дни, когда царствовал Сатурн. Ах, как очень бедные и несчастные они были! Он нашел их живущими в пещерах и в норах земли, дрожащей от холода, потому что не было огня, умирающей голодной смерти, преследуемые дикими зверями и друг другом — самые жалкий из всех живых существ.

«Если бы у них был огонь, — сказал себе Прометей, — они могли бы меньше всего греются и готовят себе еду; И через некоторое время они могли научиться делать инструменты и строить себе дома.Без огня они хуже, чем звери».

Тогда он смело пошел к Юпитеру и умолял его дать огонь людям, что так что они могли бы немного утешиться в течение долгих, унылых месяцев зима.

— Я и искры не дам, — сказал Юпитер. «Нет, правда! Почему, если бы мужчины огонь, они могли бы стать сильными и мудрыми, как мы, и через некоторое время они изгонят нас из нашего королевства. Пусть дрожат от холода, и пусть живут как звери. Лучше всего им быть бедными и невежественны, чтобы мы, Могущественные, могли процветать и быть счастливыми.

Прометей ничего не ответил; но он поставил свое сердце на помощь человечеству, и он не сдавался. Он отвернулся и оставил Юпитера и его могучую компания навсегда.

Проходя по берегу моря, он нашел тростник, или, как некоторые скажем, высокий стебель укропа, растущий; и когда он разорвал его, он увидел, что его полость в центре заполнена сухой, мягкой сердцевиной, которая медленно горят и долго горят. Он взял длинный стебель в руки, и направился с ним к жилищу солнца в далеком Восток.

«Человечество будет иметь огонь, несмотря на тирана, который сидит на горе топ, — сказал он.

Он достиг места солнца ранним утром так же, как светящийся золотой шар поднимался из земли и начинал свой ежедневный путешествие по небу. Он прикоснулся концом длинной трости к пламя, и сухая сердцевина загорелась и медленно горела. Затем он повернулся и поспешил обратно в свою землю, неся с собой драгоценное искра спрятана в полой центральной части растения.

Он вызвал некоторых дрожащих людей из их пещер и развел костер. для них, и показал им, как им согреться и как построить другие костры от углей. Вскоре в каждом грубый дом в земле, и мужчины и женщины собрались вокруг него и были теплы и счастлив, и благодарен Прометею за чудесный подарок, который он принес им от солнца.

Вскоре они научились готовить себе еду и есть так, как люди, а не как звери.Они сразу начали оставлять свои дикие и дикие привычки; и вместо того, чтобы прятаться в темных местах мир, они вышли на открытый воздух и яркий солнечный свет, и были радовались, потому что жизнь была дана им.

После этого Прометей мало-помалу научил их тысяче вещей. Он показал им, как строить дома из дерева и камня и как приручать овец и крупного рогатого скота и сделать их полезными, и как пахать, и сеять, и жать, и как защитить себя от бури зимы и зверей леса.Затем он показал им, как копать землю для меди и железо, и как расплавить руду, и как придать ей форму и изготавливать из него инструменты и оружие, в которых они нуждались в мире и война; и когда он увидел, каким счастливым становится мир, он закричал:

«Наступит новый Золотой Век, намного ярче и лучше, чем старый!»

II. Как среди людей появились болезни и заботы

Все могло бы пойти и в самом деле очень счастливо, и Золотой Век мог бы действительно пришли снова, если бы не Юпитер.Но однажды, когда он случайно посмотрел вниз на землю, он увидел горящие огни, и люди, живущие в домах, и стада, пасущиеся на холмах, и зерно, поспевающее на полях, и это его очень рассердило.

«Кто все это сделал?» он спросил.

И кто-то ответил: «Прометей!»

«Что! этот молодой Титан! он плакал. «Ну, я его как-нибудь накажу это заставит его пожалеть, что я не запер его в тюрьме с его родственники. А что касается этих тщедушных людей, то пусть они не стреляют.я буду сделать их в десять раз более несчастными, чем они были до того, как получили его».

Конечно, с Прометеем было бы достаточно легко иметь дело в любое время, поэтому Юпитер не торопился с этим. Он решился на прежде всего огорчить человечество; и он придумал план сделать это в очень странный, окольный путь.

В первую очередь он приказал своему кузнецу Вулкану, кузница которого находилась в кратер горящей горы, взять кусок глины, который он дал его и придать ему форму женщины.Вулкан сделал, как ему было велено; и когда он закончил образ, он отнес его к Юпитеру, который сидел среди облаков со всем Могучим Народом вокруг него. Это было ничего, кроме простого безжизненного тела, но великий кузнец дал ему форма более совершенная, чем у любой статуи, которая когда-либо была сделана.

«Давай!» — сказал Юпитер. — Давайте все сделаем какой-нибудь хороший подарок этому женщина;» и он начал с того, что дал ей жизнь.

Затем в свою очередь пришли остальные, каждый с подарком для чудесного существо.Один дал ей красоту; и еще приятный голос; и другой хорошие манеры; и другое доброе сердце; и еще один навык во многих искусствах; и, наконец, кто-то дал ей любопытство. Тогда они назвали ее Пандорой, что означает всеодаренная, потому что она получила дары от них все.

Пандора была так прекрасна и так чудесно одарена, что никто не мог помочь любить ее. Когда Могучий Народ какое-то время восхищался ею, они отдавали ее Меркурию, легконогому; и он повел ее вниз по склону горы туда, где жили и трудились Прометей и его брат на благо человечества.Он встретил Эпиметея первым и сказал ему:

«Эпиметей, вот красивая женщина, которую Юпитер послал к тебе в будь твоей женой».

Прометей часто предупреждал своего брата остерегаться любого подарка, который Юпитер мог послать, ибо знал, что могущественный тиран не может быть доверенный; но когда Эпиметей увидел Пандору, какой она была прекрасной и мудрой, он забыл все предупреждения и забрал ее домой, чтобы жить с ним и быть его жена.

Пандора была очень счастлива в своем новом доме; и даже Прометей, когда увидел ее, был доволен ее красотой.Она привезла с собой золотой ларец, который Юпитер подарил ей на прощание и о котором он сказал она держала много драгоценных вещей; но мудрая Афина, царица воздуха, предупредил ее никогда, никогда не открывать его и не смотреть на вещи внутри.

«Должно быть, это драгоценности», — сказала она себе; а потом она подумала о том, как они добавили бы ей красоты, если бы только она могла их носить. «Почему Юпитер дай мне их, если я никогда не воспользуюсь ими и даже не посмотрю на них?» спросила она.

Чем больше она думала о золотой шкатулке, тем больше ей было любопытно. посмотреть, что в нем было; и каждый день она снимала его с полки и нащупал крышку и попытался заглянуть внутрь, не открывая ее.

«Какое мне дело до того, что сказала мне Афина?» — сказала она наконец. «Она не красива, и драгоценности были бы ей ни к чему. Я думаю, что я буду посмотрите на них, во всяком случае. Афина никогда не узнает. Никто другой не будет когда-нибудь узнаешь».

Она приоткрыла крышку совсем немного, чтобы заглянуть внутрь. Все сразу там раздался жужжащий, шелестящий звук, и, прежде чем она успела снова его выключить, вылетели десять тысяч странных существ с мертвенно-подобными лицами и изможденными и ужасные формы, каких никто во всем мире никогда не видел.Они порхал немного по комнате, а потом улетел искать жилища везде, где были дома людей. Это были болезни и заботы; ибо до того времени у человечества не было ни болезней, ни не чувствовал беспокойства ума и не беспокоился о том, что может принести завтрашний день. вперед.

Эти твари влетели в каждый дом, и никто их не видел, укрылся в груди мужчин, женщин и детей и положил конец ко всей их радости; и с того дня они порхают и ползучая, невидимая и неслыханная, по всей земле, принося боль и горе и смерть в каждый дом.

Если бы Пандора так быстро не закрыла крышку, все бы пошло прахом. намного хуже. Но она закрыла его как раз вовремя, чтобы сохранить последнее зло существа от выхода. Звали это существо Предчувствие, и хотя он почти наполовину вылез из гроба, Пандора толкнула его назад и закрыл крышку так плотно, что он никогда не сможет выбраться. Если бы у него было выйдя в мир, люди с детства знали бы, что беды будут приходить к ним каждый день их жизни, и они никогда бы не было ни радости, ни надежды, пока они были живы.

И таким образом Юпитер стремился сделать человечество более несчастны, чем были до того, как Прометей подружился с ними.

III. Как был наказан друг мужчин

Следующее, что сделал Юпитер, — наказал Прометея за кражу огонь от солнца. Он повелел двум своим слугам, которых звали Сила и Сила, чтобы схватить дерзкого Титана и поднять его на вершину. вершина Кавказских гор. Затем он послал кузнеца Вулкана в свяжи его железными цепями и привяжи к скалам, чтобы он мог не шевелить ни рукой, ни ногой.

Вулкан не любил этого делать, ибо был другом Прометея, и но он не посмел ослушаться. Итак, великий друг людей, имевший дал им огонь и поднял их из их нищеты и показал им как жить, был прикован к вершине горы; и там он повис, с вокруг него постоянно свистят бури, и безжалостный град бьют ему в лицо, и свирепые орлы визжат ему в ушах и рвут его тело своими жестокими когтями. И все же он переносил все свои страдания без стон, и никогда бы он не стал молить о пощаде или сказать, что сожалеет о что он сделал.

Год за годом, век за веком висел там Прометей. Сейчас и потом старый Гелиос, водитель солнечной машины, смотрел на него сверху вниз и улыбка; время от времени стаи птиц приносили ему сообщения из далекие земли; однажды пришли океанические нимфы и пели чудесные песни в его слух; и часто люди смотрели на него сочувствующими глазами, и возопил против тирана, поместившего его туда.

Потом, когда-то там проходила белая корова, — странно красивая корова, с большими грустными глазами и лицом, которое казалось почти человеческим.Она остановилась и посмотрела на холодную серую вершину и гигантское тело, которое был там прикован. Увидел ее Прометей и сказал ей ласково:

— Я знаю, кто ты, — сказал он. «Ты — Ио, которая когда-то была прекрасной и счастливой дева в далеком Аргосе; и теперь из-за тирана Юпитера и его ревнивая королева, ты обречена скитаться из страны в страну в этом нечеловеческая форма. Но не теряйте надежды. Идите на юг, а затем Запад; и через много дней ты придешь к великой реке Нил.Там ты снова станешь девицей, но еще прекраснее и прекраснее. чем до; и ты будешь женой царя той земли, и родит сына, из которого произойдёт герой, разорви мои цепи и освободи меня. Что до меня, то я терплю день которую даже Юпитер не может ни ускорить, ни отсрочить. Прощание!»

Бедняжка Ио хотела бы заговорить, но не смогла. Ее печальные глаза смотрели еще раз на страдающего героя на вершине, а потом повернулась и началось ее долгое и утомительное путешествие в страну Нила.

Прошли века, и наконец пришел великий герой по имени Геракл. земли Кавказа. Несмотря на грозные удары Юпитера и опасаясь снежных бурь и мокрого снега, он поднялся на крутую горную вершину; он убил свирепых орлов, которые так долго терзали беспомощных заключенный на этих скалистых высотах; и могучим ударом сломал оковы Прометея и освободили великого старого героя.

— Я знал, что ты придешь, — сказал Прометей. «Десять поколений назад я говорил о тебе с Ио, которая впоследствии стала королевой страны Нил.

«Ио, — сказал Геракл, — была матерью расы, от которой я подскочил».

Продолжить…

Как Эсхил и Тони Харрисон адаптируют миф о Прометее, чтобы привлечь внимание современной аудитории? |

Миф о Прометее продемонстрировал замечательную способность вдохновлять культурные произведения на протяжении двух с половиной тысячелетий. Одним из самых известных изображений мифа о Прометее является изображение Эсхила в «Прикованный Прометей », первой и единственной сохранившейся части его трилогии на эту тему.Переплетение литературы, контекстуальной истории и цивилизации исключительно искусно и широко приветствуется. Поэтому интересно сравнить адаптацию мифа V века с современной и изучить, как в каждой из них реализуется совершенно разный культурный и исторический контекст писателя двадцатого века.

90–102 При определении мифа для целей данного эссе стоит помнить о Ролане Барте, который расширяет традиционное определение мифа и предполагает, что наше восприятие мифа сильно окрашено тем, как он нам представляется: мировые поставки мифу — это историческая реальность, определяемая… тем, как люди создали или использовали его». 1 Учитывая это расширение, еще более важно связать каждую интерпретацию мифа с обстоятельствами его составления. Можно утверждать, что подавляющее большинство различий между соответствующими произведениями являются результатом контекстуальных обстоятельств. Включение современных отсылок расширяет способность аудитории относиться к пьесе, что является решающим фактором успеха каждой работы. Поэтому при оценке эффективности каждого текста жизненно важно, чтобы каждая адаптация мифа о Прометее была связана с историческим и социальным контекстом драматурга.

Недавняя социальная и политическая история Афин, в которой Эсхил написал и поставил свою пьесу, оказала большое влияние как на драматурга, так и на его аудиторию. В пятом веке до нашей эры зародилась афинская демократия. Это не был гладкий процесс: как пишет Саймон Голдхилл, создание афинской демократии было «совершенно непохоже на создание ее богини-покровительницы Афины: вместо того, чтобы появиться во всеоружии, демократия развивалась медленно и со значительными спорами, ожесточением и кровопролитием.’ 2  Создание такой революционной системы управления началось с правовых реформ, проведенных архонтом (правителем) по имени Солон в 594 г. до н.э. Однако с его отъездом из Афин сразу после проведения реформ управление городом регрессировало до различных репрессивных тираний. Следующим крупным изменением стало перераспределение афинского населения на 10 новых племен, чтобы большее количество людей могло участвовать в политическом управлении. Однако не здесь сформировалась полноценная афинская демократия, поскольку существовало еще два разделенных класса богатства.Однако эта концепция была жива, и афиняне сражались, чтобы защитить ее вместе со всей материковой частью Греции во время греко-персидских войн (490–479 гг. до н. э.). Эти события по-прежнему будут очень яркими для зрителей, наблюдающих за выступлением Эсхила. К 5 веку до н.э., который современные ученые называют «золотым веком греческой драмы», театр был в центре афинской культурной жизни и вносил большой вклад в гражданскую гордость, особенно в такие периоды политических и военных беспорядков. Зрителями театральных представлений на гражданском празднике Диониса были в основном взрослые граждане Афин; имея в виду здесь только афинян, поскольку только они были официальными гражданами Афин.Их способность голосовать в Ассамблее и ожидание от них участия во всех гражданских делах означало, что все они должны были быть хорошо осведомлены о политической обстановке и беспорядках того времени, когда ставилась пьеса. В это время, в частности, Афины славились своей ненавистью к тирании, которая развилась в их недавней истории. Битва греков против Ксеркса также выдвинула бы на первый план борьбу демократии против тирании, и эта тема ярко выражена в «Прикованный Прометей ».

Изображение Эсхилом тиранического характера Зевса и резкий контраст, который он проводит между ним и демократическим прототипом Прометея, были бы очень заметны для его аудитории пятого века. Отсутствие Зевса на сцене как в физической форме, так и в голосе во многом способствует его восприятию, которое развивается на протяжении всей пьесы. Он позволяет представлять персонифицированные атрибуты Зевса его слугами; Кратос (Мощь) и Биа (Сила). Они выполняют указания Зевса, подчеркивая для зрителей эти грани его натуры и авторитарного правления.

ὠ 0 ὠὠααν όεαν ό 90 ς: ὔὔὔὔννἔ ἔἔοιεε χρώμενος Διδασκάλῳ
Oikeanos: Не — по крайней мере, если вы позволите мне поставить вам

πρὸς κέντρα κῶλον ἐκτενεῖς, ὁρῶν ὅτι
Пинок против стрекала, ибо вы должны увидеть

τραχὺς μόναρχος οὐδ᾽ ὑπεύθυνος κρατεῖ
Что суровый монарх обладает бесконтрольной властью  3

Решение Эсхила подчеркнуть Мощь и Силу как такие устрашающие и жестокие аспекты личности и правления Зевса, а не менее угнетающие характеристики, крайне нетрадиционно. Однако это имеет решающее значение в его критике олигархического правления, контролируемого страхом, силой и наказанием, понятия, которые Зевс ясно представляет в «Прикованный Прометей» .

Таким образом, это изображение Зевса разительно отличается от традиционного уважаемого πατηρ Ζευς
, особенно учитывая другие произведения Эсхила, такие как Просители . Хотя Эсхила считали вполне благочестивым человеком, «Зевс [его] Прометей  не имеет искупительной черты» 4 .Считается, что сиквелы трилогии, которые с тех пор были утеряны, могли бы сбалансировать или исправить это изображение, но это все же не умаляет преднамеренного создания резко тиранического Зевса в Прикованный Прометей . Благодаря этому Зевс ассоциируется с афинским восприятием диктатора, наиболее подходящим примером которого для аудитории Эсхила был бы недавно отвергнутый Ксеркс. Резко ниспровергая традиционный характер Зевса, он ясно определяет характер Прометея как мятежной фигуры против высших сил тирании и авторитарных режимов всех видов. Учитывая недавнюю борьбу Афин против такого режима, это позволяет зрителям идентифицировать себя с Прометеем и предполагает, что он, по крайней мере, частично представляет афинских граждан. Это лестное сравнение: Прометей — титан (могущественная, внушающая благоговение фигура), который рискует получить божественное возмездие, чтобы помочь человечеству; а именно быть привязанным к скале, а его бессмертную печень ежедневно пожирает орел.

Προμηθε ύ ς:  <ὤμοι.> 
Прометей:  А-а-а!

Eρμ ς: ὤμοι; τόδε Ζεὺς τοὔπος οὐκ ἐπίσταται.
Гермес:  «Аааа!» — слово, которое Зевс не понимает  5

Здесь прослеживается явный контраст между мстительными и хладнокровными действиями тиранического Зевса и патетической агонией очеловеченного, ищущего свободы Прометея. Угнетение и жестокость, связанные с тиранией, Эсхил связывает с демократией, поощряя сочувствие зрителей к Прометею в его борьбе за справедливость. Эсхил делает страдания Прометея центром пьесы, поскольку он остается на сцене, привязанным к своей скале на всем протяжении.

Προμηθε ύ ς : ….. ἐσορᾷς μ᾽ ὡς ἔκδικα πάσχω.
Прометей:  Посмотрите на меня, как несправедливо я страдаю! 6

Интенсивные драматические страдания персонажа Прометея затем используются для добавления к персонажу второго символического слоя. Он начинает напоминать более общее представление о человечестве и концепции его несправедливых страданий.

Беспомощный в своей борьбе и находящийся под влиянием неприступной высшей силы, Прометей отражает широко распространенную веру греков как в человеческую ошибочность, так и в всеобъемлющую судьбу.Хотя Прометей — Титан, а не сам человек, Эсхил блестяще использует пафос своих страданий, чтобы вызвать сочувствие к персонажу среди своей аудитории, очеловечивая персонажа и позволяя поэту использовать его для более общего комментария о человеческом состоянии.

Другим чрезвычайно патетическим персонажем является Ио, впервые введенная в миф о Прометее Эсхилом. История ее соблазнения Зевсом и преследования Герой была широко известна среди греческой публики, и Эсхил использует ее, чтобы усилить темы угнетения и несправедливости.Привлекая внимание к наказанию Ио, которая «вынуждена упражняться, бегать слишком длинные дистанции, ненавидимая Герой» за «согревание сердца Зевса любовью» 7 , Эсхил может еще больше подчеркнуть масштабы наказания. несправедливость тиранического поведения Зевса. Затем Эсхил манипулирует историей так, что эти два несчастных персонажа связаны судьбой и разделяют отношения взаимопомощи. Прометей помогает страдающей Ио своим даром пророчества, а Геракл, потомок Ио многих поколений, становится освободителем Прометея.Используя этих двух персонажей для обозначения жалкой природы и уязвимости человеческого состояния по сравнению с состоянием Зевса, Эсхил также объединяет их в мощный символ стремящегося к свободе человечества. Предположение состоит в том, что спасение таких угнетенных фигур заключается в их сотрудничестве против немногих угнетателей, а также в том, что тиранам, таким как Зевс, есть чего опасаться объединенной оппозиции среди своих подданных.

90–102 В более раннем рассказе Гесиода о мифе о Прометее он объясняет, как Прометей крадет ранее божественный элемент огня и начинает наводить мосты между бессмертным и смертным мирами.В комментарии Хогана к тексту Эсхила он упоминает, что «кража божественного стирает границы [между божественным и человеческим порядками], передавая бессмертную силу смертным». 8  Способность, которую Прометей дает людям, чтобы освободиться от их примитивного состояния существования, дает им потенциал и силу для достижения лучших результатов; полномочия, аналогичные тем, которые были достигнуты афинским народом посредством демократии. В равной степени, однако, Эсхил быстро напоминает афинскому народу о страданиях, которые необходимо пережить, чтобы произвести революцию и произвести позитивные изменения:

Προμηθε ύ ς:  πρὸς τοῖσδε μέντοι πῦρ ἐγώ σφιν ὤπασα.
Прометей : Более того, я также даровал им огонь.

Χορ ό ς: καὶ νῦν φλογωπὸν πῦρ ἔχουσ᾽ ἐφήμεροι;
Ведущий хора : Значит, у короткоживущих существ теперь есть пылающий огонь?

Προμηθε ύ ς: ἀφ᾽ οὗ γε πολλὰς ἐκμαθήσονται τέχνας.
Прометей : Да, и от него они научатся многим навыкам.

χορ 9018 χορ ό ς: τοιοῖσδε Δή Σε ζὺὺὺὺ ἐπ ἰἰτιάάὺΣ ἐπ ἰἰτιάάάΣι—
Руководитель хора : Таким образом, основания на том, что Зевс ….

Προμηθε ύ ς: αἰκίζεταί τε κοὐδαμῇ χαλᾷ κακῶν.
Прометей : Нагло обращается со мной и никоим образом не ослабляет своих злоупотреблений. 9

Похищение огня Прометеем поставило под вопрос и бросило вызов пределам человеческого состояния по отношению к божественному. Этот допрос опять-таки связан с допросом правителей и их указов беспокойным субъектом.

Тогда можно приравнять огонь к силе в  Прикованный Прометей , угрожающий новоприобретенному положению Зевса, к власти народа – силе, которая подпитывает восстание и оппозицию его тираническому правлению:

κρ 9018 κ ά τςς : ὸὸὸ Σὸν Γὰρ ἄνθος, Παντχχχ πνθος, Παντέχνου Πυρὸὸ Σέλας,
Мощность: Для него было для вашей славы, огненного Blaze, основа

θνητοῖσι κλέψας ὤπασεν.
Из каждого ремесла, которое он украл и отдал смертным. 10

В конце лета 479 г. до н. э. большая часть культурной славы Афин была уничтожена (по иронии судьбы огнем) персидской оккупацией города, и все, что осталось, было городом руин. Зрители пятого века «Прометея» испытали на себе как лучшее, так и худшее, что огонь и его технология могли принести в их город. Таким образом, он использует огонь как символ топлива для размышлений, повод для размышлений о недавних персидских войнах и переходе от тиранического правления к демократическому правлению в Афинах.Будучи первым греческим государством, пережившим этот переход, Афины чрезвычайно гордились своей радикальной системой управления. Таким образом, трагедия Эсхила позволяет зрителям прославлять новое процветание и могущество Афин пятого века, а также прославлять их демократические идеалы.

Эсхил также использует огонь как символ интеллектуального просвещения. Афины недавно пережили интеллектуальную революцию, отчасти благодаря либеральным ценностям их демократии. Интеллектуальные и философские дисциплины приобрели все большее значение; попытки рационализировать взгляды на существование, развитие и назначение человека преподавались в городе естествоиспытателями, такими как Анаксимандр.Эта концепция интеллектуального пробуждения четко сформулирована Эсхилом:

Προμηθέ ύ ς:  …τἀν βροτοῖς δὲ πήματα
Прометей: of  Но послушай, скажи мне

ἀκούσαθ᾽, ὥς σφας νηπίους ὄντας τὸ πρὶν
Как я делал их, совсем младенцев раньше,

ἔννους ἔθηκα καὶ φρενῶν ἐπηβόλους.
Умный и обладающий умом 11

Использование слова νηπίους («младенцы» или «те, кто еще не может говорить») особенно красноречиво: теперь афинское население способно выражать себя с большей интеллектуальной зрелостью.Это также подпитывает гражданскую гордость, делая вывод, что Афины вышли за рамки инфантильного положения более традиционных государств. Таким образом, Эсхил, через образ Прометея, приносит человечеству буквальное и символическое просвещение огнем, точно так же, как демократия принесла Афинам такую ​​зрелость.

Точно так же, как миф о Прометее побудил афинских поэтов и философов более позитивно относиться к политической и интеллектуальной революции, изображение Эсхилом Прометея как политического мятежника сильно вдохновило более поздних художников и поэтов, таких как Тони Харрисон, использовать это как фон, на котором установить свой собственный праздник восстания и революции.Подобно грекам и романтикам до него, Харрисон переработал миф о Прометее в контексте своего времени и культуры.

Однако его аудитория никогда не была очень большой, и после его показа на британском канале 4 в 1998 году он, казалось, исчез из поля зрения публики. Прочитав сценарий фильма, я попытался найти показ фильма в архивах Британского института кино. Считается, что причина, по которой его фильм так мало смотрели, заключается в том, что «он делает эпические выводы из очень конкретного и противоречивого политического события, хотя и является знаковым конфликтом в британской послевоенной социально-экономической истории» 12 .Именно по этой причине его могут просматривать только те, кто проявляет особый интерес. Таким образом, использование им мифа также символизирует эти темы, поскольку он использует его в качестве фона и основы своей драмы. Что еще более важно, это то, что фигура Прометея выросла, чтобы представлять и обозначать то, что было так остро проработано в тексте Тони Харрисона, и именно это привлекает внимание как зрителей, так и читателей.

Как и следовало ожидать от фильма, декорации играют чрезвычайно важную роль в работе Харрисона. В первой сцене фильма можно увидеть градирни электростанции Феррибридж и шахтерский поселок Киркби. Этот район, недалеко от которого вырос Харрисон, особенно сильно пострадал от политических беспорядков 1970-х и 1980-х годов, когда сменявшие друг друга консервативные правительства под руководством Хита и Тэтчер вели политическую борьбу с Национальным союзом горняков. Эти споры привели к одним из самых жестоких и разрушительных забастовок в современной британской истории. Располагая начальную сцену фильма на таком символическом фоне, Харрисон сразу же привлекает внимание зрителей к темам технического прогресса и его возможных последствий.

Это использование декораций продолжается, поскольку фильм рассказывает о путешествии золотой статуи Прометея по Европе. Харрисон манипулирует этим путешествием, чтобы включить в него глубокие визуальные образы Восточной Европы: взрывы в Дрездене; Холокост; промышленно опустошенные ландшафты и угольные заводы Чехии, Польши, Словакии и Венгрии; и леса Румынии и Болгарии. Харрисон использует такие фоны, из которых Дрезден и Освенцим были самыми яркими, чтобы подчеркнуть необходимость размышлений о последствиях технического прогресса.Таким образом, технологические революции становятся его прометеевым огнем, принося в результате страдания. Однако его Прометей представлен в нескольких масштабах: человечество в целом, через ужасы войны, геноцида и экологического ущерба; местные сообщества, представленные горняками Киркби; и отдельные лица, такие как Мама и Старик. Как комментирует Догерти, это «сокрушительная критика того, как огненный дар Титана был использован в то печальное столетие пути, разделения и невыразимых разочарований для всех, кто надеялся на освобождение человечества». 13  Таким образом, в то время как Эсхил фокусируется на возможностях, которые дар огня открыл человечеству, Харрисон связывает механизацию и другие научные достижения с войной, болезнями, экологическим ущербом и личной трагедией. Харрисон делает это изменение акцента явным образом в своем сценарии:

.

Гермес : Но если бы Эсхил жил сегодня
Ему пришлось бы написать другую пьесу
Он изменил бы свои стихи, как только увидел
Сгоревшее пламя на Элефсине,
Трубы, льющие дым над
древнее место, которое он любил. 14

Гермес — ключевой персонаж в творчестве Харрисона. Поскольку Зевс снова отсутствует в действии, Гермес берет на себя роль описания своего персонажа публике. Таким образом, когда он описывает эти события как «одобренные Зевсом» и «поддерживаемые», негативный профиль, связанный с теми, кто находится у власти, передается аудитории. Это подкрепляется, когда Гермес далее говорит, что Зевс доволен тем, что дар Прометея так плохо обернулся для человечества, и что у него нет планов искоренить человеческую расу, поскольку она так искусно наказывает себя смогом, загрязнением и раком:

Гермес : «Итак, Армагеддон отложен
Пока Зевсу не станет скучно или человек не станет слишком смелым. ”  15

Помимо этой рефлексивной роли, сам Гермес олицетворяет средний класс, так ненавидимый Стариком и Мамой. Выраженный акцент среднего класса Майкла Фиста подчеркивает антагонистические отношения между его персонажем-Гермесом и рабочими, как и его надменный язык. Таким образом, высшие части классовой системы представлены через олимпийский пантеон: Зевс как отдаленный правящий класс; Гермес как посол Зевса и представитель среднего класса.В параллели с творчеством Эсхила ни один из персонажей не изображен положительно.

Вместо Прометея, представляющего человечество против богов, как в пьесе Эсхила, Тони Харрисон использует рабочих как символы простого человечества в борьбе с высшими силами. Более того, Старик становится прометеевским героем. Бывший шахтер из Йоркшира, в старости заболевший раком, он является символом страданий, вызванных промышленными и технологическими изменениями середины двадцатого века.Он отказывается подчиниться власти богов, рака или капиталистического правления, и его курение становится признаком осуществления и эксплуатации личных свобод против Гермеса, который в конечном итоге становится его капиталистическим хозяином. Их диалог в полуразрушенном и сгоревшем кинотеатре составляет костяк фильма и является средством, через которое зрителям сообщаются путешествия золотой статуи Прометея.

В дополнение к выдающимся героям Гермеса и Деда, в основном молчаливый персонаж Мам, матери маленького мальчика, также очень пронзителен и способствует иллюстрации человеческих страданий.Первоначально изгнанная из дома из-за домашних беспорядков, она проводит большую часть фильма, пытаясь вернуть мужа, украденного у нее представителем среднего класса Гермесом. Во время этих страданий ее параллели с Ио Эсхила становятся все более явными. В конце концов, как и Ио в греческом мифе, ее человеческий облик меняется на фризскую корову из-за воздействия химических веществ и углерода. К моменту ее поимки Кратосом и Бией ее дегенерация завершена, и она издает только звуки растерянного животного.Степень ее страданий достигает апогея на месте ее смерти на скотобойне. Эта сцена примечательна тем, что подчеркивает как бесчеловечное обращение с животными и разрушение окружающей среды, так и неизбежность капитализма, поскольку она снова входит в систему как продукт для продажи. Между фильмом «Ио» Эсхила и фильмом «Мам из Харрисона» очевиден интересный контраст. У Ио Эсхила есть человеческий голос, чтобы выражать свои мысли и чувства, но Мам не играет большой говорящей роли в фильме и ни разу не говорит стихами.Таким образом, она становится символом приглушенного рабочего класса, неспособного выразить себя каким-либо значимым образом, и в конечном итоге ее подавляет капиталистическое общество, в котором она живет.

Помимо своих комментариев о классовой войне и опасностях прогресса, Харрисон использует свой фильм, чтобы комментировать поэзию и ее силу. Частично это достигается благодаря его сознательному решению использовать в своем сценарии размеренную речь. По озвученному Гермесом мнению заметно, что он считает, что только Боги с более высокой степенью силы должны быть в состоянии использовать это устройство.Харрисон также использует Гермеса, чтобы сатирически комментировать способность поэзии, подобно прометеевскому огню, проверять и критиковать действия, которые подпитывают восстание и революцию низших классов.

Гермес : «Поэты научили человечество нарушать
Границы Зевс поставил вокруг речи
И огонь Прометей украл
Поэтическую душу человека сотворил». 16

Таким образом, Гермес Харрисона связывает поэзию с символическим выходом Прометея за эти границы.Эта аллюзия во многом самоотсылается: Харрисон использовал размеренную речь, которая у его аудитории ассоциировалась бы с высокой культурой, в своем комментарии к социальным проблемам Англии двадцатого века.

90–102 Таким образом, Эсхил и Харрисон представляют нам значительно отличающиеся адаптации мифа о Прометее. В новообретенной политической и интеллектуальной свободе Афин пятого века Эсхил связывает власть имущих с недавно свергнутым олигархическим правлением. Он также играет на воспоминаниях своей аудитории о недавних тиранах в своей демонизации Зевса, представленного через Мощь и Силу, две из его самых угнетающих характеристик.

Его Прометей, всего лишь один из субъектов угнетения Зевса, представляет собой глубоко патетический персонаж, символизирующий недавнюю борьбу афинского народа за установление своей радикальной системы управления. Он специально проводит параллель между мстительными и бессердечными действиями тиранического Зевса и жалкими агониями очеловеченного, ищущего свободы Прометея. В более широком смысле аудитория Эсхила увидела бы и здесь комментарий о тирании и демократии – тирании, связанной с угнетением и жестокостью; демократия, связанная с сопереживанием и борьбой за справедливость.

Прометеев огонь в Прикованный Прометей  установлен как механизм прогресса эволюции и изобретательности, но также неявно связан как с концепцией власти людей, так и с интеллектуальным просвещением. Тем временем Харрисон занимается социальными проблемами прогресса как в местном, так и в международном масштабе. От жалкой фигуры Старика, через шахтерское сообщество Киркби, непоправимо пострадавшее от краха британской горнодобывающей промышленности, и, наконец, через крупные международные события, Харрисон обращает внимание на многочисленные негативные последствия прогресса и технического прогресса. Его использование персонажа так же символично, как и у Эсхила, но его основные темы господства и подчинения прочно закреплены в контексте классового и промышленного прогресса двадцатого века в капиталистическом обществе. Его фильм является одновременно исследованием потенциала культуры для социального комментария и выражением его твердых взглядов на социальные проблемы конца двадцатого века. Таким образом, переработка мифа каждым автором в конечном итоге контролируется их соответствующими контекстами, которые сильно влияют на обращение к их соответствующей аудитории: Эсхил в оптимистичной гражданской гордости Афин пятого века и Харрисон в саморефлексивной критике Европы конца двадцатого века.

БИБЛИОГРАФИЯ

БАРРОУ, Робин. Афинская демократия. Гонконг, Томас Нельсон и сыновья, 1992 г.
БАРТ, Роланд  Мифологии , пер. Лейверс, Нью-Йорк; Полуденная пресса. 1972.
ДОГЕРТИ, Кэрол. Прометей, Оксон, Рутледедж, 2006
ГИББОН, Дженнифер. Афинское общество Гонконг, Thomas Nelson and Sons Ltd, 1993.
ГОЛДХИЛЛ, Саймон. Чтение греческой трагедии, Издательство Кембриджского университета, 1986
ХАРРИСОН, Тони. Prometheus , Лондон, Faber and Faber Limited, 1998.
ЗАЛ, Эдит. Прометей Тони Харрисона: Взгляд слева , Арион 12, 51-89, 2004
ХЕРИНГТОН, Джон. Эсхил , США, Йельский университет, 1986.
ХОГАН, Джеймс С. Комментарий к Полному собранию греческих трагедий : Эсхил, Чикаго, University of Chicago Press, 1984.
КЕЛЛЕХЕР, Джо. Тони Харрисон , Плимут, Northcote House Publishers Ltd., 1996.
ПОДЛЕЦКИ, А. Дж. Эсхил Прометей прикован, Великобритания, Энтони Роу, 2005.
СОММЕРШТЕЙН, Алан Х. Греческая драма и драматурги, Лондон, Рутледж, 2002.
ВЕЛЛАКОТ, Филипп. Прикованный Эсхил Прометей и другие пьесы , Лондон, Penguin Books Ltd, 1961

1972. Драматический строй в «Персах и Прометее» Эсхила С. Ирландия, 1973 г.), под редакцией Яна МакОслана и Питера Уолкотта, Нью-Йорк, Oxford University Press Inc, 1993 г.
Греческая трагедия, том II– (Теодицея Эсхила: справедливость и тирания в Орестее, Дэвид Коэн, 1986 г.), под редакцией Ян МакОслан и Питер Уолкотт, Нью-Йорк, Oxford University Press Inc, 1993.

. 1 Р. Барт. Мифологии , пер. Лейверс, Нью-Йорк; Полуденная пресса. 1972.

2 С.Голдхилл. Чтение греческой трагедии, Cambridge University Press, 1986

3А Дж.Подлецкий. Aeschylus Prometheus Bound, Great Britain, Antony Rowe, 2005, Line 324.
Все последующие переводы взяты из этого издания.

4 Фарнелл, Л.Р. «Парадокс Прометея Винктуса» — Журнал эллинистических исследований 53: 40-50, как упоминается в А. Дж. Подлецкого. Прикованный Эсхил Прометей, Великобритания, Энтони Роу, 2005 г.

8 Хоган, Дж. К. Комментарий к Полному собранию греческих трагедий : Эсхил, Чикаго, Издательство Чикагского университета, 1984. стр. 277-278

12 Прометей Э.холла Тони Харрисона: Взгляд слева , Арион 12, 51-89, 2004

13 К. Догерти. Прометей, Оксон, Рутледедж, 2006

14 Т. Харрисон. Prometheus , Лондон, Faber and Faber Limited, 1998. стр. 27.

15 Т. Харрисон. Prometheus , Лондон, Faber and Faber Limited, 1998, стр. 31.

16 Т. Харрисон. Prometheus , Лондон, Faber and Faber Limited, 1998, стр. 44

Прометей лорда Байрона (Джордж Гордон)

Титан! чьим бессмертным глазам

         Страдания смертные,

         Увиденные в их печальной реальности,

Не были чем-то, что боги презирают;

Какова была награда твоей жалости?

Безмолвное страдание и сильное;

Скала, стервятник и цепь,

Все, что гордые могут почувствовать от боли,

Агония, которую они не показывают,

Удушающее чувство горя,

 в своем одиночестве,

И тогда ревнует, что у неба

Не будет слушателя, и не вздохнет

         Пока его голос не будет беззвучным.

Титан! тебе дана борьба

         Между страданием и волей,

         Какие пытки там, где не могут убить;

и неумолимые небесные,

и глухой тирании судьбы,

,

Принцип правления ненависти,

, который для его удовольствия создать

То, что он может уничтожить,

REFUS d тебе даже благо умереть:

Жалкий дар Вечности

Был твоим — и ты перенес его хорошо.

Все, что громовержец вырвал у тебя

Было лишь угрозой, которая отбросила назад

На него муки твоей пытки;

Судьба, которую ты так хорошо предвидел,

Но не хотел бы успокоить его сказать;

И в твоем Молчании был его Приговор,

И в его Душе напрасное раскаяние,

И злой ужас так плохо скрыт,

Что в руке его молнии дрожали.

Твое богоподобное преступление состояло в том, чтобы быть добрым,

         Отвратить заповедями твоими меньше

         Сумму человеческих несчастий,

И укрепить Человека его собственным разумом;

Но сбившись с толку, как ты до

до сих пор в Твоего пациента энергии,

в выносливости, и Repulse

Thine Depenetle Dipenible,

Какая земля и неба не могли конвуть,

         Великий урок, который мы унаследовали:

Ты символ и знак

         Смертным их судьбы и силы;

Подобно тебе, Человек отчасти божественен,

         Беспокойный поток из чистого источника;

И Человек по частям может предвидеть

Свою похоронную судьбу;

Его несчастье и его сопротивление,

И его печальное существование без союзников:

Которому его Дух может противопоставить

Сам — и равный всем бедам,

 смысл,

Который даже в пытке может различить

         Свою собственную сосредоточенную награду,

Торжествующую там, где осмеливается бросить вызов,

И превращающую Смерть в Победу.

Прикованный Прометей: Бог защищает права человека

Мастерская Prometheus Bound в CalArts. Это массивное колесо высотой 23 фута представляет собой отдаленную горную вершину, к которой прикован Прометей.

Что происходит, когда человек противостоит тираническому правлению нового лидера? Какие наказания предусмотрены? Что достигается и что теряется актом неповиновения?

Пьеса «Прикованный Прометей» исследует эти вопросы, которые актуальны сегодня так же глубоко, как и тогда, когда Эсхил (или, возможно, один из его современников) написал ее в 400-х годах до н.C. В этом году спектакль представляет собой ежегодную театральную постановку под открытым небом в Театре Барбары и Лоуренса Флейшман на вилле Гетти, площадке под открытым небом, созданной по образцу древних театров Греции и Рима.

В этом году Музей Гетти сотрудничает с Центром нового перформанса CalArts, чтобы вдохнуть в этот древний текст яркую современную жизнь. Благодаря новому переводу известного поэта и эссеиста Джоэла Эйджи, постановка включает оригинальную музыку композитора Эллен Рид и знаменитого джазового мультиинструменталиста Винни Голиа, который также выступит на сцене вживую.

Но кем был Прометей и почему он был связан?

Прометей был одним из бессмертных титанов, которые в древнегреческой мифологии правили миром до того, как были свергнуты более известными олимпийскими богами. Во время борьбы за власть между ними Прометей попытался дать совет Титанам, но получил упрек — они считали, что могут победить только силой. Благодаря своему дару предвидения Прометей знал, что битву можно выиграть только с помощью «превосходной хитрости, а не силы», и решил дать свой совет тому, кто будет слушать, олимпийскому лидеру Зевсу.Олимпийцы выиграли войну, и Зевс получил верховную власть. Однако сила Зевса быстро ударила ему в голову, и он решил стереть с лица земли человеческий род в угоду выращиванию «еще одного по душе».

Мирьяна Джокович в мастерской Prometheus Bound в CalArts

С этого судьбоносного момента начинается пьеса. Мы видим Прометея, прикованного к пустынной вершине горы на краю мира на всю вечность. Его последний проступок? Сжалившись над страданиями человечества, украв огонь у богов и разделив его с людьми, вместе с дарами знания и осознания, букв и чисел, искусства и культуры — всего того, что придает смысл человеческому существованию.

Хотя Прометей, связанный , вероятно, является старейшей греческой пьесой, до сих пор известной нам, ее вневременные темы оказали влияние на писателей от Милтона до Мэри Шелли, которая дала своему роману Франкенштейн подзаголовок «Современный Прометей».

В этой постановке отдаленная вершина горы, к которой прикован Прометей, представлена ​​массивным стальным колесом высотой 23 фута. Напоминая астрономические часы, колесо символизирует отношение человека к космосу и бесконечному течению времени.На протяжении всей пьесы Прометей вращается вокруг колеса, взаимодействуя с разными персонажами и гневаясь на Зевса за его суровое наказание и игнорирование их утраченной дружбы. Этот выдающийся актерский подвиг совершил Рон Сифас Джонс, который совсем недавно выступал на сцене в Лондоне в роли шекспировского Ричарда III .

Ищите эти плакаты по всему городу этим летом. На фотографии Рон Сефас Джонс совершает выдающийся подвиг воплощения Прометея, будучи привязанным к вращающемуся колесу высотой 23 фута.

Билеты на спектакль поступили в продажу сегодня утром. В течение всего лета мы будем показывать вам закулисные заметки о том, как продвигается производство, в том числе об установке 5-тонного колеса на неделе 15 июля, а также рассказы актеров и творческой группы.

Mythology Series: Миф о Титане Прометее

Описание товара

Привлеките учащихся средних и старших классов к изучению английского языка с помощью древнегреческого мифа о Прометее.Или это история о боге, который прикован к скале, а орел выковыривает ему печень? Или это история о соперничестве двух богов? Или это история двух братьев, одного предусмотрительного, а другого запоздалого? Вам решать. В этом мифе есть нечто большее, чем просто предоставление огня человечеству.

  • Этот ресурс оптимизирован для дистанционного обучения. Продукт включает постоянную ссылку на Google Apps. Получите доступ и измените этот ресурс для использования учащимися в Google Classroom и других сайтах управления классом.

Используйте эту цифровую загрузку для трехдневного урока английского языка

Используя мои проверенные в классе ресурсы, ваши дети захотят обсудить плюсы и минусы технологий, представление богов в мировой литературе и многое другое. Поэтому я загрузил этот ресурс вопросами для обсуждения, которые заставят ваших учеников говорить и писать! Н.Б. — Текст мифа не включен в эту цифровую загрузку, но я даю несколько ссылок на историю в Интернете.

Common Core Standards: этот ресурс хорошо соответствует стандарту литературы для чтения: «Проанализируйте представление предмета или ключевой сцены в двух разных художественных средствах, включая то, что подчеркивается или отсутствует в каждой трактовке (например, «Музей изящных искусств» Одена). искусства» и «Пейзаж Брейгеля с падением Икара»).

Этот ресурс включает следующие функции:

  • 1 Трехдневный календарь уроков учителя
    • Получив одобрение учителя, следуйте моим советам о том, как преподавать историю о Прометее.Начните с иллюстраций, прочитайте текст, ответьте на вопросы, быстро напишите и поделитесь, а завершите урок письменным заданием.
  • 3 Связь искусства и литературы (с наглядными пособиями)
    • Сравните текст с потрясающими произведениями искусства из Нью-Йоркской публичной библиотеки и музеев Ватикана. Примечание — все изображения находятся в открытом доступе.
  • 1 Ключевые персонажи и места Рабочий лист
    • Сориентируйте учащихся, определяя ключевых персонажей и географическое положение истории.
  • 10 вопросов на понимание прочитанного
    • Либо используйте эти вопросы в качестве викторины после прочтения, самостоятельной работы, либо в ходе обсуждения или в небольшой группе.
  • 5 вопросов на критическое мышление
    • Используйте эти вопросы для обсуждения всем классом, но я также люблю оживлять ситуацию и вовлекать своих учеников, проводя обсуждение в стиле карусели.
  • 4 словарных карточки Frayer Model (с образцом для учащихся)
    • Модели Frayer – это способ заставить детей думать о словарном запасе визуально в квадрате из четырех частей: квадрат для значений, один для примеров, другой для не-примеров и эскиз.Удивительно видеть работу, которую они производят. Отличный способ украсить свой класс, чтобы продемонстрировать словарный запас ваших детей в понимании текста. Карточки содержат термины, географию и сложные слова (а также контекстуальные записи, подходящие к истории).
  • Половина листа 3-2-1 Выходной билет
    • Билеты на выход — это способ получить данные о том, как ваши ученики поняли урок прямо перед его окончанием. Соберите эти выходные билеты и быстро узнайте, какие идеи ваши ученики подхватили в отношении мифа о Прометее.
  • 1 Упражнение по написанию эссе (с визуальным стартером и подсказкой)
    • Завершите этот трехдневный урок письменным заданием на основе прогнозов.
  • 1 Список дополнительной литературы
    • Не игнорируйте этот список дополнительной литературы, если считаете, что это просто библиография. Поделитесь списком со своими учениками или попросите их выполнить проекты на основе доступных исследований. Назначьте учащимся различные источники и организуйте презентации, на которых можно будет глубже изучить этот популярный миф о происхождении.
  • Ключи ответов для всех документов, предназначенных для учащихся
    • Учителя всегда спрашивают ключи к ответам на мои продукты, поэтому я позаботился о том, чтобы дать вам много указаний о том, чего ожидать от учащихся в их письменных и устных ответах.
  • Бонус: Информационный текст по археологии. Узнайте о происхождении 1800-летнего медальона из древности.

Я создал этот ресурс для учащихся среднего и старшего звена. Он предназначен для раздела «Мифология английской словесности» —

.
  • Для любого юнита, связанного с мифом!
  • К характеристике мифов происхождения и мифов сотворения.
  • Используйте этот ресурс как отдельный урок или совместите его с более крупным разделом по мифам, Перси Джексон и похититель молний , Греческие мифы Роберта Грейвса,  или Мифология Эдит Гамильтон или Параллельные мифы .

Проблема с Прометеем: миф, отмена и радикализм

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2021.Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. дата: 16 января 2022 г.

Миф, отмена смертной казни и радикализм

Глава:
(стр. 209) 8 Проблема с Прометеем
Источник:
Ancient Slavery and Abolition
Автор(ы):

Эдит Холл

Издатель:
Oxford University Press
1093/acprof:oso/9780199574674.003.0008

Многозначность мифа придавала ему особую привлекательность для авторов и художников, стремившихся провести параллели между различными аренами борьбы за свободу и равноправие, особенно за всеобщее избирательное право. Тем не менее поиски мифических героев, которых можно было бы насильно вовлечь в дело аболиционистов, оказались тщетными: с этой целью были проведены эксперименты на нескольких древнегреческих фигурах — например, на Атласе, Полифеме и Телефе.После первых французских и английских переводов трагедии Эсхила « Прометей, связанный » в 1770-х годах именно закованный в цепи и замученный филантроп Прометей стал наиболее многообещающим прототипом рабов, которых аболиционисты надеялись освободить. Но непокорный, дерзкий и крикливый бунтарь из греческой пьесы нуждался в серьезной корректировке, чтобы сделать его приемлемым для господствующего общества.

Ключевые слова: миф, отмена, радикализм, Прометей, живопись, драма, поэзия, герой

Оксфордская стипендия онлайн требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.