Материализм и эмпириокритицизм краткое содержание: Владимир Ленин — Материализм и эмпириокритицизм читать онлайн

Содержание

Владимир Ленин - Материализм и эмпириокритицизм читать онлайн

Владимир Ленин

Материализм и эмпириокритицизм

Критические заметки об одной реакционной философии

Предисловие к первому изданию [1]

Целый ряд писателей, желающих быть марксистами, предприняли у нас в текущем году настоящий поход против философии марксизма. Менее чем за полгода вышло в свет четыре книги, посвященные главным образом и почти всецело нападкам на диалектический материализм. Сюда относятся прежде всего «Очерки по (? надо было сказать: против) философии марксизма», СПБ., 1908, сборник статей Базарова, Богданова, Луначарского, Бермана, Гельфонда, Юшкевича, Суворова; затем книги: Юшкевича — «Материализм и критический реализм», Бермана — «Диалектика в свете современной теории познания», Валентинова — «Философские построения марксизма».

Все эти лица не могут не знать, что Маркс и Энгельс десятки раз называли свои философские взгляды диалектическим материализмом. И все эти лица, объединенные — несмотря на резкие различия политических взглядов — враждой против диалектического материализма, претендуют в то же время на то, что они в философии марксисты! Энгельсовская диалектика есть «мистика», — говорит Берман.

Взгляды Энгельса «устарели», — мимоходом, как нечто само собою разумеющееся, бросает Базаров, — материализм оказывается опровергнутым нашими смелыми воинами, которые гордо ссылаются на «современную теорию познания», на «новейшую философию» (или «новейший позитивизм»), на «философию современного естествознания» или даже «философию естествознания XX века». Опираясь на все эти якобы новейшие учения, наши истребители диалектического материализма безбоязненно договариваются до прямого фидеизма[2] (у Луначарского всего яснее, но вовсе не у него одного![4]), но у них сразу пропадает всякая смелость, всякое уважение к своим собственным убеждениям, когда дело доходит до прямого определения своих отношений к Марксу и Энгельсу. На деле — полное отречение от диалектического материализма, т. е. от марксизма. На словах — бесконечные увертки, попытки обойти суть вопроса, прикрыть свое отступление, поставить на место материализма вообще кого-нибудь одного из материалистов, решительный отказ от прямого разбора бесчисленных материалистических заявлений Маркса и Энгельса.
Это — настоящий «бунт на коленях», по справедливому выражению одного марксиста. Это — типичный философский ревизионизм, ибо только ревизионисты приобрели себе печальную славу своим отступлением от основных воззрений марксизма и своей боязнью или своей неспособностью открыто, прямо, решительно и ясно «рассчитаться» с покинутыми взглядами. Когда ортодоксам случалось выступать против устаревших воззрений Маркса (например, Мерингу против некоторых исторических положений[5]), — это делалось всегда с такой определенностью и обстоятельностью, что никто никогда не находил в подобных литературных выступлениях ничего двусмысленного.

Впрочем, в «Очерках «по» философии марксизма» есть одна фраза, похожая на правду. Это — фраза Луначарского: «может быть, мы» (т.е., очевидно, все сотрудники «Очерков») «заблуждаемся, но ищем» (стр. 161). Что первая половина этой фразы содержит абсолютную, а вторая — относительную истину, это я постараюсь со всей обстоятельностью, показать в предлагаемой вниманию читателя книге.

Теперь же замечу только, что если бы наши философы говорили не от имени марксизма, а от имени нескольких «ищущих» марксистов, то они проявили бы больше уважения и к себе самим и к марксизму.

Что касается до меня, то я тоже — «ищущий» в философии. Именно: в настоящих заметках я поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное.

Автор.

Сентябрь 1908 года

Предисловие ко второму изданию

Настоящее издание, кроме отдельных исправлений текста, не отличается от предыдущего. Я надеюсь, что оно будет небесполезно, независимо от полемики с русскими «махистами», как пособие для ознакомления с философией марксизма, диалектическим материализмом, а равно с философскими выводами из новейших открытий естествознания. Что касается до последних произведений А.А.Богданова, с которыми я не имел возможности ознакомиться, то помещаемая ниже статья тов. В.И.Невского дает необходимые указания. [6] Тов. В.И.Невский, работая не только как пропагандист вообще, но и как деятель партийной школы в особенности, имел полную возможность убедиться в том, что под видом «пролетарской культуры»[7] проводятся А.А.Богдановым буржуазные и реакционные воззрения.

Н.Ленин.

2 сентября 1920 года


ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

КАК НЕКОТОРЫЕ «МАРКСИСТЫ» ОПРОВЕРГАЛИ МАТЕРИАЛИЗМ В 1908 ГОДУ И НЕКОТОРЫЕ ИДЕАЛИСТЫ В 1710 ГОДУ

Кто сколько-нибудь знаком с философской литературой, тот должен знать, что едва ли найдется хоть один современный профессор философии (а также теологии), который бы не занимался прямо или косвенно опровержением материализма. Сотни и тысячи раз объявляли материализм опровергнутым и в сто первый, в тысяча первый раз продолжают опровергать его поныне. Наши ревизионисты все занимаются опровержением материализма, делая при этом вид, что они собственно опровергают только материалиста Плеханова, а не материалиста Энгельса, не материалиста Фейербаха, не материалистические воззрения И. Дицгена, — и затем, что они опровергают материализм с точки зрения «новейшего» и «современного» позитивизма,[8] естествознания и т.п. Не приводя цитат, которые всякий желающий наберет сотнями в названных выше книгах, я напомню те доводы, которыми побивают материализм Базаров, Богданов, Юшкевич, Валентинов, Чернов[9] и другие махисты. Это последнее выражение, как более краткое и простое, притом получившее уже право гражданства в русской литературе, я буду употреблять везде наравне с выражением: «эмпириокритики». Что Эрнст Мах — самый популярный в настоящее время представитель эмпириокритицизма, это общепризнано в философской литературе,[10] а отступления Богданова и Юшкевича от «чистого» махизма имеют совершенно второстепенное значение, как будет показано ниже.

Материалисты, говорят нам, признают нечто немыслимое и непознаваемое — «вещи в себе», материю «вне опыта», вне нашего познания. Они впадают в настоящий мистицизм, допуская нечто потустороннее, за пределами «опыта» и познания стоящее. Толкуя, будто материя, действуя на наши органы чувств, производит ощущения, материалисты берут за основу «неизвестное», ничто, ибо-де сами же они единственным источником познания объявляют наши чувства. Материалисты впадают в «кантианство» (Плеханов — допуская существование «вещей в себе», т.е. вещей вне нашего сознания), они «удвояют» мир, проповедуют «дуализм», ибо за явлениями у них есть еще вещь в себе, за непосредственными данными чувств — нечто другое, какой-то фетиш, «идол», абсолют, источник «метафизики», двойник религии («святая материя», как говорит Базаров).


Материализм и эмпириокритицизм - это... Что такое Материализм и эмпириокритицизм?

        «МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ» — важнейшее философское произведение В.И. Ленина, написанное в течение девяти месяцев в 1908 и изданное в 1909. Основное содержание книги составляет полемика Ленина с теми социал-демократами, которые под влиянием революционных преобразований в физике, происходивших на рубеже 19—20 вв. , увлеклись философскими идеями Э. Маха, Р. Авенариуса, А. Пуанкаре и пытались заменить якобы устаревшую философию марксизма философией позитивизма. В ходе этой полемики Ленин уточняет и развивает философское учение К. Маркса и Ф. Энгельса.

        Прежде всего, он решительно подчеркивает, что философия марксизма есть материализм, т.е. она исходит из положения о том, что вне и независимо от человеческого сознания существует внешний мир, что субстанцией этого мира является движущаяся материя, что сознание есть продукт материи. Ленин показывает, что учение Маха о «нейтральных элементах» мира, представляющих собой соединение физического и психического, есть одна из форм субъективного идеализма, родственная идеализму Дж. Беркли и И. Г. Фихте. Таким образом, те марксисты, которые пытаются соединить марксизм с махизмом, отказываются от материализма и встают на идеалистические позиции в философии. Ленин подчеркивает близость идеализма религиозным воззрениям, а поскольку в религии он — вполне в духе франц.

просветителей 18 в. — видит только реакционную силу, направленную на поддержание и сохранение эксплуататорского общественного строя, то отказ от материализма он рассматривает как уступку буржуазии и предательство интересов пролетариата.

        Три первые главы книги Ленина посвящены теории познания. В них он стремится показать, что материалистическое решение вопроса об отношении материи и сознания неразрывно связано с признанием познаваемости внешнего мира. Внешний мир воздействует на органы чувств человека, и результаты этого воздействия — ощущения и восприятия — дают верную картину окружающей реальности. Позитивизм Маха и Авенариуса исходил из того постулата, что ощущения — это и есть последняя реальность, что именно из них человек создает предметы окружающего мира. Мы не имеем права говорить о том, что лежит за ощущениями (через 20 лет логические позитивисты точно так же отвергнут все разговоры о внешнем мире как бессмысленную «метафизику»). Напротив, Ленин настаивает на том, что наши чувственные восприятия являются отражением свойств воздействующих на нас вещей.

Для него это важно, ибо если ничего нельзя сказать о том, чем обусловлены наши ощущения, то различие между материализмом и идеализмом стирается. Поэтому материализм в онтологии требует признания познаваемости внешнего мира в гносеологии: «Мы спрашиваем: дана ли человеку, когда он видит красное, ощущает твердое и т.п., объективная реальность или нет?.. Если не дана, то вы неизбежно скатываетесь вместе с Махом в субъективизм и агностицизм... Если дана, то нужно философское понятие для этой объективной реальности, и это понятие давно, очень давно выработано, это понятие и есть
материя.
Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 18. С. 131). В своей книге Ленин развил так называемую «теорию отражения», согласно которой наши чувственные восприятия и теории дают картину внешнего мира, похожую на сам этот мир.

        Высказывания Ленина о «снимках», «слепках», «копиях» предметов внешнего мира, доставляемых органами чувств, содержали, конечно, чрезмерное упрощение. Как показали последующие исследования в области психологии и психолингвистики, отношение чувственных впечатлений к внешнему миру является гораздо более сложным. Однако основная идея теории отражения — мысль о том, что признание познаваемости внешнего мира неразрывно связано с принципом отражения, — по-видимому, сохранила свою актуальность до наших дней.

        В работе Ленина получила также дальнейшее развитие марксистская теория истины. Марксизм принимает классическую концепцию истины, согласно которой истина есть соответствие мысли действительности. Однако эту концепцию Ленин дополняет учением о соотношении абсолютной и относительной истины. В каждую конкретную историческую эпоху наши теории, наши представления о реальности лишь приблизительно истинны; они неточны, поверхностны, содержат в себе элементы заблуждения. Таким образом, они являются лишь относительно истинными. В процессе развития человеческого познания наши относительные истины становятся все более глубокими и полными, содержат все меньше ошибочного. Они постепенно приближаются к абсолютной истине — к полному, глубокому, абсолютно точному знанию о мире. Но элементы этого абсолютно истинного знания содержатся уже в наших относительно истинных теориях: «Человеческое мышление по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны...» (Там же. С. 137). Ленин решительно выступает против релятивизма, который в то время защищали некоторые социал-демократы. Релятивизм настаивал на полной относительности всех наших знаний и отвергал наличие в них элементов абсолютно истинного знания. Но если наши картины мира только релятивны, то как можем мы считать одну из них лучше др.

? Мы лишаемся объективной основы для выбора более верной, более истинной картины. В таком случае процесс познания утрачивает смысл.

        Рассуждения Ленина сейчас могут показаться излишне прямолинейными и порой чрезмерно метафоричными. Советские философы в свое время немало копий сломали по поводу этих пресловутых «зерен» абсолютной истины. Однако его основная мысль и сегодня кажется вполне здравой: да, наши теории лишь приблизительно верны, но с течением времени они становятся все более верными, дают нам все более адекватное знание о мире. Через полвека эту же мысль, хотя и несколько в иной форме, развил К. Поппер в своем учении о возрастании степени правдоподобности сменяющих друг друга теорий. Это, конечно, чистый кумулятивизм в понимании истории человеческого познания. Однако если в развитии познания мы хотим видеть какой-то прогресс, то от элементов кумулятивизма чрезвычайно трудно отказаться.

        В полном соответствии со своими исходными положениями, Ленин в своей книге критикует и так называемую «теорию символов», одним из защитников которой был крупный физик и физиолог Г. Гельмгольц. Согласно этой теории, наши ощущения представляют собой не образы, не аналоги внешних явлений, а лишь их символы, обозначения, помогающие нам действовать в мире и получать желаемый результат. (Сейчас это назвали бы «инструменталистским» истолкованием знания.) Ленин справедливо усматривает в этой теории проявление агностицизма: «Бесспорно, что изображение никогда не может всецело сравняться с моделью, но одно дело изображение, другое дело символ, условный знак. Изображение необходимо и неизбежно предполагает объективную реальность того, что «отображается». «Условный знак», символ, иероглиф — суть понятия, вносящие совершенно ненужный элемент агностицизма» (Там же. С. 248).

        Наконец, Ленин с диалектико-материалистических позиций стремится осмыслить «кризис физики», обусловленный революционными открытиями конца 19 — начала 20 вв., и выступает против так называемого «физического идеализма». В 1895 были открыты рентгеновские лучи, в 1896 — явление радиоактивности, в 1897 — электрон; обнаружив что атом обладает сложным строением. Оказалось, что масса покоя электрона равна нулю, т.е. его масса является всецело электродинамической. Отсюда некоторые физики и философы сделали вывод о том, что субстанцией мира является не материя, а энергия, которая, якобы, не имеет материального характера; следовательно, сама наука опровергает материализм. Критикуя этот «физический идеализм», Ленин еще раз подчеркивает, что «единственное «свойство» материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания» (Там же. С. 275). Таким образом, если электромагнитные поля, волны, элементарные частицы и т.п. обладают свойством быть объективной реальностью, существовать вне и независимо от нашего сознания, то они материальны, и материализм отнюдь не поколеблен новейшими открытиями.

        Здесь же Ленин высказывает еще одно важное положение; «Сущность» вещей или «субстанция» тоже относительны; они выражают только углубление человеческого познания объектов, и если вчера это углубление не шло дальше атома, сегодня — дальше электрона и эфира, то диалектический материализм настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех познания природы прогрессирующей наукой человека. Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна...» (Там же. С. 277).

        К сожалению, в советский период отечественной истории книга Ленина была канонизирована, каждое слово в ней считалось непогрешимым, ее нельзя было критиковать, а можно было лишь разъяснять и комментировать.Еепублицистическийстильиявнаяполитическая направленность, вполне уместные в споре с политическими противниками, были усвоены многими советскими философами. Проходили годы и десятилетия, возникали и развивались новые философские школы, изменялся философский язык. Книга Ленина постепенно стала вызывать скептическое, ироническое отношение — именно вследствие ее канонизации. С началом так называемой «перестройки» ее вообще постарались забыть. Но именно теперь, по прошествии ста лет с момента ее написания, можно непредвзято оценить ее подлинные достоинства.

        Книга Ленина, хотя и была написана сравнительно молодым человеком (ему не было еще и 40 лет), находилась вполне на уровне мировой философской мысли своего времени. Не будучи профессиональным философом, Ленин сумел разобраться в существе философских дискуссий сложного исторического периода, освоил громадный массив философской литературы и менее чем за год сумел написать книгу, в которой высказал немало собственных идей и дал основательную критику чуждых ему воззрений. Его критика идеализма и агностицизма вполне отвечала духу времени. В 1900 на Втором математическом конгрессе в Париже Д. Гильберт выступил с докладом о математических проблемах, в котором решительно отверг популярный в то время тезис Э. Дюбуа-Раймонда о том, что «мы не знаем и не будем знать». В Англии в 1903 г. Дж. Мур опубликовал статью под названием «Опровержение идеализма». Ленин был знаком и с важнейшими научными результатами, полученными физикой на рубеже веков, он внимательно изучал труды ведущих физиков и математиков того времени — Маха, Пуанкаре, Больцмана, Гельмгольца, Герца и др. В своей работе «М. и э.» Ленин дал образец философского исследования, который, кажется, так и не был превзойден советскими философами-марксистами.

        У этой книги есть еще одна примечательная особенность. Ленин полемизирует в ней, в основном, со своими соратниками из социал-демократического лагеря и со своими политическими противниками из др. партий. И он умеет за политическими разногласиями увидеть глубокий философский смысл, а за расхождениями по абстрактным философским вопросам — столкновение политических интересов. Не так уж много политиков в 20 в. поднималось до философских рассуждений при обосновании своих политических программ и действий. Сейчас термины «материализм» и «идеализм» как-то вышли из моды, но, быть может, это лишь свидетельство мелочности и эклектизма современной философии? Во всяком случае, книга Ленина «М. и э.» все еще сохраняет свое философское значение и дает хорошее представление о философской атмосфере начала 20 столетия.

        АЛ. Никифоров

Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация». И.Т. Касавин. 2009.

Владимир Ленин ★ Материализм и эмпириокритицизм читать книгу онлайн бесплатно

Владимир Ленин

Материализм и эмпириокритицизм

Критические заметки об одной реакционной философии

Предисловие к первому изданию [1]

Целый ряд писателей, желающих быть марксистами, предприняли у нас в текущем году настоящий поход против философии марксизма. Менее чем за полгода вышло в свет четыре книги, посвященные главным образом и почти всецело нападкам на диалектический материализм. Сюда относятся прежде всего «Очерки по (? надо было сказать: против) философии марксизма», СПБ., 1908, сборник статей Базарова, Богданова, Луначарского, Бермана, Гельфонда, Юшкевича, Суворова; затем книги: Юшкевича — «Материализм и критический реализм», Бермана — «Диалектика в свете современной теории познания», Валентинова — «Философские построения марксизма».

Все эти лица не могут не знать, что Маркс и Энгельс десятки раз называли свои философские взгляды диалектическим материализмом. И все эти лица, объединенные — несмотря на резкие различия политических взглядов — враждой против диалектического материализма, претендуют в то же время на то, что они в философии марксисты! Энгельсовская диалектика есть «мистика», — говорит Берман. Взгляды Энгельса «устарели», — мимоходом, как нечто само собою разумеющееся, бросает Базаров, — материализм оказывается опровергнутым нашими смелыми воинами, которые гордо ссылаются на «современную теорию познания», на «новейшую философию» (или «новейший позитивизм»), на «философию современного естествознания» или даже «философию естествознания XX века». Опираясь на все эти якобы новейшие учения, наши истребители диалектического материализма безбоязненно договариваются до прямого фидеизма[2] (у Луначарского всего яснее, но вовсе не у него одного![4]), но у них сразу пропадает всякая смелость, всякое уважение к своим собственным убеждениям, когда дело доходит до прямого определения своих отношений к Марксу и Энгельсу. На деле — полное отречение от диалектического материализма, т. е. от марксизма. На словах — бесконечные увертки, попытки обойти суть вопроса, прикрыть свое отступление, поставить на место материализма вообще кого-нибудь одного из материалистов, решительный отказ от прямого разбора бесчисленных материалистических заявлений Маркса и Энгельса. Это — настоящий «бунт на коленях», по справедливому выражению одного марксиста. Это — типичный философский ревизионизм, ибо только ревизионисты приобрели себе печальную славу своим отступлением от основных воззрений марксизма и своей боязнью или своей неспособностью открыто, прямо, решительно и ясно «рассчитаться» с покинутыми взглядами. Когда ортодоксам случалось выступать против устаревших воззрений Маркса (например, Мерингу против некоторых исторических положений[5]), — это делалось всегда с такой определенностью и обстоятельностью, что никто никогда не находил в подобных литературных выступлениях ничего двусмысленного.

Впрочем, в «Очерках «по» философии марксизма» есть одна фраза, похожая на правду. Это — фраза Луначарского: «может быть, мы» (т.е., очевидно, все сотрудники «Очерков») «заблуждаемся, но ищем» (стр. 161). Что первая половина этой фразы содержит абсолютную, а вторая — относительную истину, это я постараюсь со всей обстоятельностью, показать в предлагаемой вниманию читателя книге. Теперь же замечу только, что если бы наши философы говорили не от имени марксизма, а от имени нескольких «ищущих» марксистов, то они проявили бы больше уважения и к себе самим и к марксизму.

Что касается до меня, то я тоже — «ищущий» в философии. Именно: в настоящих заметках я поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное.

Автор.

Сентябрь 1908 года

Предисловие ко второму изданию

Настоящее издание, кроме отдельных исправлений текста, не отличается от предыдущего. Я надеюсь, что оно будет небесполезно, независимо от полемики с русскими «махистами», как пособие для ознакомления с философией марксизма, диалектическим материализмом, а равно с философскими выводами из новейших открытий естествознания. Что касается до последних произведений А.А.Богданова, с которыми я не имел возможности ознакомиться, то помещаемая ниже статья тов. В.И.Невского дает необходимые указания.[6] Тов. В.И.Невский, работая не только как пропагандист вообще, но и как деятель партийной школы в особенности, имел полную возможность убедиться в том, что под видом «пролетарской культуры»[7] проводятся А.А.Богдановым буржуазные и реакционные воззрения.

Читать дальше

краткое содержание, отзывы и рецензии

В этой статье вы познакомитесь с кратким содержанием "Материализма и эмпириокритицизма" Ленина. Это важный труд для истории марксисткой мысли. "Материализм и эмпириокритицизм" - философский труд Владимира Ленина, опубликованный в 1909 году. Он был обязательным для изучения во всех высших учебных заведениях Советского Союза как знаковая работа в области философии диалектического материализма, часть учебной программы под названием «Марксистско-Ленинская философия».

Ленин утверждал, что восприятие человека правильно и точно отражает объективный внешний мир. К такому же выводу склоняется и весь русский марксизм, философия которого отличается определенным своеобразием.

Фундаментальное противоречие

Ленин формулирует фундаментальное философское противоречие между идеализмом и материализмом следующим образом: «Материализм - это признание объектов в себе вне сознания. Идеи и ощущения являются копиями или образами этих объектов. Противоположное учение (идеализм) гласит: объекты не существуют вне сознания, они являются «связями ощущений».

История

Книга, полное название которой звучит как "Материализм и Эмпириокритицизм: критические заметки об одной реакционной философии", была написана Лениным с февраля по октябрь 1908 года, когда он был сослан в Женеву и Лондон, и опубликована в Москве в мае 1909 года издательством «Звено». Оригинальная рукопись и подготовительные материалы были утеряны.

Большая часть книги была написана, когда Ленин находился в Женеве, за исключением одного месяца, проведенного в Лондоне, где он посетил библиотеку Британского музея, чтобы получить доступ к современным философским и естественнонаучным материалам. Указатель перечисляет более 200 источников для книги.

В декабре 1908 года Ленин переехал из Женевы в Париж, где до апреля 1909 года работал над исправлением доказательств. Некоторые отрывки были отредактированы, чтобы избежать царской цензуры. Он был издан в царской России с большим трудом. Ленин настаивал на быстром распространении книги и подчеркивал, что «не только литературные, но и серьезные политические обязательства» были связаны с ее изданием.

Предпосылки

Это одно из важнейших сочинений Ленина. Книга была написана как реакция и критика на трехтомную работу «Эмпириомонизм» (1904–1906) Александра Богданова, его политического оппонента в партии. В июне 1909 года Богданов был побежден на большевистской мини-конференции в Париже и исключен из ЦК, но он все еще сохранял соответствующую роль в левом крыле партии. Он участвовал в русской революции и после 1917 года был назначен директором Социалистической академии общественных наук.

Материализм и эмпириокритицизм был переиздан на русском языке в 1920 году со статьей Владимира Невского в качестве введения. Впоследствии он появился на более чем 20 языках и приобрел канонический статус в марксистско-ленинской философии, как и многие другие сочинения Ленина.

"Материализм и эмпириокритицизм" Ленина: содержание

В главе I «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма I» Ленин обсуждает «солипсизм» Маха и Авенариуса. Это отвлеченное (на первый взгляд) замечание оказало большое влияние на философию русского марксизма.

В главе II «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма II» Ленин, Чернов и Басаров сопоставляют взгляды Людвига Фейербаха, Иосифа Дитцгена и Фридриха Энгельса и комментируют критерий практики в эпистемологии.

В главе III «Эпистемология эмпириокритицизма и диалектического материализма III» Ленин стремится определить «материю» и «опыт» и рассматривает вопросы причинности и необходимости природы, а также «свободы и необходимости» и «принципа экономим мышления». Этому посвящается много времени в "Материализме и эмпириокритицизме" Ленина.

В главе IV: «Философы-идеалисты как соавторы и преемники эмпириокритики» Ленин рассматривает критику Канта (как со стороны правого лагеря, так и со стороны левого), философию имманентности, эмпирионизм Богданова и критику Германа фон Гельмгольца по «теории символов».

В главе V: «Последняя революция в науке и философском идеализме» Ленин рассматривает тезис о том, что «физический кризис» «исчез из материи». В этом контексте он говорит о «физическом идеализме» и отмечает (на стр. 260): «Ведь единственное свойство материи, признание которого связано с философским материализмом, - это свойство быть объективной реальностью вне нашего сознания».

В главе VI: Эмпириокритицизм и исторический материализм Ленин рассматривает таких авторов, как Богданов, Суворов, Эрнст Геккель и Эрнст Мах.

В дополнение к главе IV Ленин обращается к вопросу: «С какой стороны Н. Г. Чернышевский критиковал кантианство?»

Что такое эмпириокритицизм

Эта философия в привычном нам виде разработана Эрнстом Махом. С 1895 по 1901 год Мах занимал недавно созданную кафедру «истории и философии индуктивных наук» в Венском университете. В своих историко-философских исследованиях Мах разработал феноменалистическую философию науки, которая стала влиятельной в 19 и 20 веках. Изначально он рассматривал научные законы как сводку экспериментальных событий, созданную с целью сделать понятными сложные данные, но позже подчеркнул математические функции как более полезный способ описания сенсорных явлений. Таким образом научные законы, хотя и несколько идеализированные, в большей степени связаны с описанием ощущений, чем с реальностью, поскольку она существует за пределами ощущений.

Цель, которую она (физическая наука) поставила перед собой, является простейшим и наиболее экономичным абстрактным выражением фактов. Когда человеческий разум, обладая ограниченными возможностями, пытается отразить в себе богатую жизнь мира, частью которого он сам является, у него есть все основания действовать экономически.

Философское разъяснение

Мысленно отделяя тело от изменчивой среды, в которой оно движется, мы действительно пытаемся освободить группу ощущений, к которым привязаны наши мысли и которые относительно более устойчивы, чем другие, от потока всех наших ощущений.

Позитивизм Маха также повлиял на многих русских марксистов, таких как Александр Богданов. В 1908 году Ленин написал философское произведение «Материализм и эмпириокритицизм» (опубликовано в 1909 году). В нем он подверг критике махизм и взгляды «русских махистов». Ленин также привел в этой работе концепцию «эфира» как средства массовой информации, через которое распространяются световые волны, и понятие времени как абсолюта.

Эмпириокритицизм - это термин для строго позитивистской и радикально эмпирической философии, основанной немецким философом Рихардом Авенариусом и развитой Махом, которая утверждает, что все, что мы можем знать, - это наши ощущения и что знание должно быть ограничено чистым опытом. Этот тезис также звучит в "Материализме и эмпириокритицизме" Ленина.

Критика других философских школ

В соответствии с эмпириокритической философией, Мах выступил против Людвига Больцмана и других, которые предложили атомную теорию физики. Поскольку никто не может наблюдать вещи размером с атомы напрямую, и поскольку ни одна атомная модель в то время не была последовательной, атомная гипотеза Маха казалась необоснованной и, возможно, недостаточно «экономичной». Мах оказал непосредственное влияние на философов Венского круга и школу логического позитивизма в целом.

Принципы

Маху приписывают ряд принципов, которые определяют его идеал физического теоретизирования - то, что сейчас называется «физикой Маха».

Наблюдатель должен основываться исключительно на непосредственно наблюдаемых явлениях (в соответствии с его позитивистскими наклонностями). Он должен полностью отказаться от абсолютного пространства и времени в пользу относительного движения. Любые явления, которые кажутся связанными с абсолютным пространством и временем (например, инерция и центробежная сила), следует рассматривать как возникающие в результате крупномасштабного распределения материи во Вселенной.

Последнее выделяется, в частности, Альбертом Эйнштейном, как принцип Маха. Эйнштейн назвал это одним из трех принципов, лежащих в основе общей теории относительности. В 1930 году он заявил, что «считает Маха предшественником общей теории относительности», хотя Мах, до его смерти, по-видимому, отверг бы теорию Эйнштейна. Эйнштейн знал, что его теории не соответствовали всем принципам Маха, и никакая последующая теория не выполняла их, несмотря на значительные усилия.

Феноменологический конструктивизм

По словам Александра Риглера, работа Эрнста Маха была предшественницей конструктивизма. Конструктивизм считает, что все знания построены, а не получены учеником.

Диалектический материализм - философия Маркса и Ленина

Диалектический материализм - это философия науки и природы, разработанная в Европе и основанная на трудах Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Диалектический материализм адаптирует гегелевскую диалектику к традиционному материализму, который исследует субъекты мира по отношению друг к другу в динамичной, эволюционной среде, в отличие от метафизического материализма, который исследует части мира в статической, изолированной среде.

Диалектический материализм принимает эволюцию мира природы и появление новых качеств бытия на новых этапах эволюции. Как отмечает З.А. Джордан, «Энгельс постоянно использовал метафизическое понимание того, что высший уровень существования возникает и имеет свои корни в нижнем; что более высокий уровень представляет собой новый порядок бытия со своими неприводимыми законами; и что этот процесс эволюционный прогресс регулируется законами развития, которые отражают основные свойства «материи в движении в целом».

Формулировка советской версии диалектического и исторического материализма (например, в книге Сталина «Диалектический и исторический материализм») в 1930-х годах Иосифом Сталиным и его соратниками стала «официальной» советской интерпретацией марксизма.

"Материализм и эмпириокритицизм" Ленина: рецензии

Что можно сказать о рецензиях на этот труд? Эта работа была горячо принята русскими марксистами и рассматривается многими как один из основных трудов Ленина. Эту книгу очень любят и современные коммунисты. "Материализм и эмпириокритицизм" Ленина, отзывы на который пишутся до сих пор, оказал очень большое влияние на марксистскую мысль.

Рецензенты подчеркивают, что в этой работе Ленин раскрыл реакционный характер эмпириокритицизма, подчеркнул его устаревший характер и буржуазный дух позитивизма как такового. Позитивистский псевдоматериализм, по мнению Ленина, был создан для обслуживания интересов буржуазии как класса, а также нивелировать роль клира для того, чтобы поставить его в невыгодное положение по сравнению с буржуазией.

При этом Ленина хвалят за то, что он подчеркивает эволюционный характер диалектического материализма. Диалектический материализм, по мнению многих рецензентов, является философией эволюционно высшей по сравнению с позитивизмом, и нацелен на преобладание новых трудовых отношений, чем те, которые были поддержаны философами-позитивистами.

Читать "Материализм и эмпириокритицизм" - Ленин Владимир Ильич - Страница 1

Владимир Ленин

Материализм и эмпириокритицизм

Критические заметки об одной реакционной философии

Предисловие к первому изданию [1]

Целый ряд писателей, желающих быть марксистами, предприняли у нас в текущем году настоящий поход против философии марксизма. Менее чем за полгода вышло в свет четыре книги, посвященные главным образом и почти всецело нападкам на диалектический материализм. Сюда относятся прежде всего «Очерки по (? надо было сказать: против) философии марксизма», СПБ., 1908, сборник статей Базарова, Богданова, Луначарского, Бермана, Гельфонда, Юшкевича, Суворова; затем книги: Юшкевича — «Материализм и критический реализм», Бермана — «Диалектика в свете современной теории познания», Валентинова — «Философские построения марксизма».

Все эти лица не могут не знать, что Маркс и Энгельс десятки раз называли свои философские взгляды диалектическим материализмом. И все эти лица, объединенные — несмотря на резкие различия политических взглядов — враждой против диалектического материализма, претендуют в то же время на то, что они в философии марксисты! Энгельсовская диалектика есть «мистика», — говорит Берман. Взгляды Энгельса «устарели», — мимоходом, как нечто само собою разумеющееся, бросает Базаров, — материализм оказывается опровергнутым нашими смелыми воинами, которые гордо ссылаются на «современную теорию познания», на «новейшую философию» (или «новейший позитивизм»), на «философию современного естествознания» или даже «философию естествознания XX века». Опираясь на все эти якобы новейшие учения, наши истребители диалектического материализма безбоязненно договариваются до прямого фидеизма[2] (у Луначарского всего яснее, но вовсе не у него одного![4]), но у них сразу пропадает всякая смелость, всякое уважение к своим собственным убеждениям, когда дело доходит до прямого определения своих отношений к Марксу и Энгельсу. На деле — полное отречение от диалектического материализма, т. е. от марксизма. На словах — бесконечные увертки, попытки обойти суть вопроса, прикрыть свое отступление, поставить на место материализма вообще кого-нибудь одного из материалистов, решительный отказ от прямого разбора бесчисленных материалистических заявлений Маркса и Энгельса. Это — настоящий «бунт на коленях», по справедливому выражению одного марксиста. Это — типичный философский ревизионизм, ибо только ревизионисты приобрели себе печальную славу своим отступлением от основных воззрений марксизма и своей боязнью или своей неспособностью открыто, прямо, решительно и ясно «рассчитаться» с покинутыми взглядами. Когда ортодоксам случалось выступать против устаревших воззрений Маркса (например, Мерингу против некоторых исторических положений[5]), — это делалось всегда с такой определенностью и обстоятельностью, что никто никогда не находил в подобных литературных выступлениях ничего двусмысленного.

Впрочем, в «Очерках «по» философии марксизма» есть одна фраза, похожая на правду. Это — фраза Луначарского: «может быть, мы» (т.е., очевидно, все сотрудники «Очерков») «заблуждаемся, но ищем» (стр. 161). Что первая половина этой фразы содержит абсолютную, а вторая — относительную истину, это я постараюсь со всей обстоятельностью, показать в предлагаемой вниманию читателя книге. Теперь же замечу только, что если бы наши философы говорили не от имени марксизма, а от имени нескольких «ищущих» марксистов, то они проявили бы больше уважения и к себе самим и к марксизму.

Что касается до меня, то я тоже — «ищущий» в философии. Именно: в настоящих заметках я поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное.

Автор.

Сентябрь 1908 года

Предисловие ко второму изданию

Настоящее издание, кроме отдельных исправлений текста, не отличается от предыдущего. Я надеюсь, что оно будет небесполезно, независимо от полемики с русскими «махистами», как пособие для ознакомления с философией марксизма, диалектическим материализмом, а равно с философскими выводами из новейших открытий естествознания. Что касается до последних произведений А.А.Богданова, с которыми я не имел возможности ознакомиться, то помещаемая ниже статья тов. В.И.Невского дает необходимые указания.[6] Тов. В.И.Невский, работая не только как пропагандист вообще, но и как деятель партийной школы в особенности, имел полную возможность убедиться в том, что под видом «пролетарской культуры»[7] проводятся А.А.Богдановым буржуазные и реакционные воззрения.

Н.Ленин.

2 сентября 1920 года

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

КАК НЕКОТОРЫЕ «МАРКСИСТЫ» ОПРОВЕРГАЛИ МАТЕРИАЛИЗМ В 1908 ГОДУ И НЕКОТОРЫЕ ИДЕАЛИСТЫ В 1710 ГОДУ

Кто сколько-нибудь знаком с философской литературой, тот должен знать, что едва ли найдется хоть один современный профессор философии (а также теологии), который бы не занимался прямо или косвенно опровержением материализма. Сотни и тысячи раз объявляли материализм опровергнутым и в сто первый, в тысяча первый раз продолжают опровергать его поныне. Наши ревизионисты все занимаются опровержением материализма, делая при этом вид, что они собственно опровергают только материалиста Плеханова, а не материалиста Энгельса, не материалиста Фейербаха, не материалистические воззрения И.Дицгена, — и затем, что они опровергают материализм с точки зрения «новейшего» и «современного» позитивизма,[8] естествознания и т.п. Не приводя цитат, которые всякий желающий наберет сотнями в названных выше книгах, я напомню те доводы, которыми побивают материализм Базаров, Богданов, Юшкевич, Валентинов, Чернов[9] и другие махисты. Это последнее выражение, как более краткое и простое, притом получившее уже право гражданства в русской литературе, я буду употреблять везде наравне с выражением: «эмпириокритики». Что Эрнст Мах — самый популярный в настоящее время представитель эмпириокритицизма, это общепризнано в философской литературе,[10] а отступления Богданова и Юшкевича от «чистого» махизма имеют совершенно второстепенное значение, как будет показано ниже.

Материалисты, говорят нам, признают нечто немыслимое и непознаваемое — «вещи в себе», материю «вне опыта», вне нашего познания. Они впадают в настоящий мистицизм, допуская нечто потустороннее, за пределами «опыта» и познания стоящее. Толкуя, будто материя, действуя на наши органы чувств, производит ощущения, материалисты берут за основу «неизвестное», ничто, ибо-де сами же они единственным источником познания объявляют наши чувства. Материалисты впадают в «кантианство» (Плеханов — допуская существование «вещей в себе», т.е. вещей вне нашего сознания), они «удвояют» мир, проповедуют «дуализм», ибо за явлениями у них есть еще вещь в себе, за непосредственными данными чувств — нечто другое, какой-то фетиш, «идол», абсолют, источник «метафизики», двойник религии («святая материя», как говорит Базаров).

Таковы доводы махистов против материализма, повторяемые и пересказываемые на разные лады вышеназванными писателями.

Чтобы проверить, новы ли эти доводы и действительно ли они направляются только против одного, «впавшего в кантианство», русского материалиста, мы приведем подробные цитаты из сочинения одного старого идеалиста, Джорджа Беркли. Эта историческая справка тем более необходима во введении к нашим заметкам, что на Беркли и на его направление в философии нам придется неоднократно ссылаться ниже, ибо махисты неверно представляют и отношение Маха к Беркли и сущность философской линии Беркли.

вернуться

Книга «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии» была написана В.И.Лениным в феврале — октябре 1908 года в Женеве и Лондоне; издана в Москве в мае 1909 года издательством «Звено». Рукопись книги и подготовительные материалы к ней до сих пор не найдены.

Непосредственным поводом к написанию книги послужили вышедшие в 1908 году книги русских махистов и особенно сборник статей В.Базарова, А.Богданова, А.В.Луначарского, Я.А.Бермана, О.И.Гельфонда, П.С.Юшкевича и С.А.Суворова под названием «Очерки по философии марксизма», в котором подвергался ревизии диалектический материализм. «Теперь вышли «Очерки философии марксизма», — писал В.И.Ленин А.М.Горькому 12(25) февраля 1908 года, — Я прочел все статьи кроме суворовской (ее читаю), и с каждой статьей прямо бесновался от негодования. Нет, это не марксизм! И лезут наши эмпириокритики, эмпириомонисты и эмпириосимволисты в болото» (Поли. собр. соч., том 47, стр. 142-143). Ленин предполагал тогда же выступить с рядом статей или с особой брошюрой против неоюмистских и необерклианских ревизионистов, о чем говорится в его работе «Марксизм и ревизионизм», написанной во второй половине марта — начале апреля 1908 года (см. Поли. собр. соч., том 17, стр. 20).

Одновременно с огромной работой, связанной с изданием «Пролетария» и другими партийными делами, Ленин усиленно занимался философией: «читаю по целым дням распроклятых махистов», — писал он Горькому в апреле 1908 года (Поли. собр. соч., том 47, стр. 154). Работа над книгой «Материализм и эмпириокритицизм» шла быстро. 30 июня (13 июля) 1908 года В.И.Ленин сообщал сестре: «Поработал я много над махистами и думаю, что все их (и «эмпириомонизма» тоже) невыразимые пошлости разобрал» (Полн., собр. соч., том 55, стр. 252). В конце сентября работа в основном была закончена. Тогда же Ленин дал прочитать рукопись В.Ф.Горину (Галкину). Сентябрем датировано и предисловие книги. Через месяц, 14 (27) октября, В.И.Ленин писал А.И.Ульяновой-Елизаровой, что рукопись книги готова, и просил прислать адрес для ее пересылки. Анна Ильинична сообщила Ленину адрес близкого знакомого, врача В.А.Левицкого, жившего в Подольске, где Ленин познакомился с ним в 1900 году, перед отъездом за границу. Рукопись книги (около 400 страниц) была получена адресатом в целости, о чем сестра сообщила Ленину 9 (22) ноября 1908 года. «Добавление к §1-му главы IV. С какой стороны подходил Н.Г.Чернышевский к критике кантианства?» и примечание о книге Эриха Бехера «Философские предпосылки точного естествознания» были написаны Лениным после окончания работы над рукописью. Отправляя «Добавление» сестре, Ленин подчеркивал, что считает «крайне важным противопоставить махистам Чернышевского» (там же, стр. 281).

Книга «Материализм и эмпириокритицизм» — результат огромной творческой научно-исследовательской работы, проделанной ее автором за девять месяцев. Из письма Ленина Горькому от 12 (25) февраля 1908 года известно, что сравнительно большая философская работа была написана им еще в 1906 году, когда он знакомился с III книгой «Эмпириомонизма» А.Богданова. Прочитав ее. Ленин написал Богданову тогда «письмецо по философии в размере трех тетрадок… и подумывал было напечатать под заглавием: «Заметки рядового марксиста о философии», но не собрался» (Полн. собр. соч., том 47, стр. 142). В феврале 1908 года Ленин отправил в Петербург письмо, в котором просил разыскать свою философскую рукопись. Была ли она им получена или нет — неизвестно. «Меня опять потянуло к «Заметкам рядового марксиста о философии», — сообщал он Горькому, — и я их начал писать» (там же, стр. 143).

Над книгой «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин работал в основном в женевских библиотеках. Желая детально ознакомиться с современной философской и естественнонаучной литературой, он выезжал в мае 1908 года в Лондон, где около месяца работал в библиотеке Британского музея. В ленинском произведении использовано более 200 книг и статей различных авторов. Ленин заново перечитал многие произведения К.Маркса и Ф.Энгельса, работы Г.В.Плеханова. При написании книги он пользовался оригинальными трудами английских, французских, немецких авторов; большинство источников, приведенных в книге «Материализм и эмпириокритицизм», относится к концу XIX — началу XX века; но имеются ссылки и на более ранние произведения, например на книгу Г.Э.Шульце, издания 1792 года, работу И.Г.Фихте — 1801 года и другие. Наряду с многотомными сочинениями Г.В.Ф.Гегеля, Л.Фейербаха, И.Г.Фихте, Н.Г.Чернышевского, в книге упоминается и цитируется большое количество отдельных статей, опубликованных в различных журналах. Работая над книгой, Ленин прочитал все главные произведения основоположников эмпириокритицизма — Э.Маха и Р.Авенариуса, с отдельными работами которых он ознакомился еще в 1904 году. В книге приведены высказывания других авторов о философии Маха и Авенариуса, использована новейшая для того периода литература по естествознанию. Сохранился экземпляр книги И.Дицгена «Kleinere philosophische Schriften. Eine Auswahl» («Мелкие философские работы. Избранное») с пометками В.И.Ленина (см. Полн. собр. соч., том 29, стр. 365-454), которые показывают, какую значительную работу проводил Владимир Ильич при изучении каждого источника.

В декабре 1908 года Ленин переехал из Женевы в Париж в связи с перенесением туда издания газеты «Пролетарий». В Париже Ленин работал до апреля 1909 года над корректурой своей книги.

Из переписки Владимира Ильича с родными за 1908-1909 годы видно, что издание книги «Материализм и эмпириокритицизм» осуществлялось в России с большими трудностями. Одни издательства после революции 1905 года были закрыты царским правительством, другие сами прекратили работу в условиях реакции. Имя

Ленина, как самого последовательного, революционного марксиста, было известно цензуре, поэтому для издания его философской книги в условиях полицейских преследований найти издателя было трудно. Выражая беспокойство за судьбу книги, Ленин писал сестре 14 (27) октября 1908 года: «Имей в виду, что я теперь не гонюсь за гонораром, т.е. согласен пойти и на уступки (какие угодно) и на отсрочку платежа до получения дохода от книги, — одним словом, издателю никаких рисков не будет. Насчет цензуры тоже пойду на все уступки, ибо в общем у меня безусловно все легально, и разве отдельные выражения неудобны» (Поли. собр. соч., том 55, стр. 256). В приписке к письму содержалась просьба заключить договор на любых условиях, если будет малейшая возможность.

С просьбой помочь в издании книги Ленин обращался к В.Д.Бонч-Бруевичу, который работал в издательстве «Жизнь и знание», организованном в 1907 году. Однако издать «Материализм и эмпириокритицизм» здесь было довольно трудно, ввиду неокрепшего тогда положения издательства. Не поддержал из-за финансовых затруднений издание ленинской книги и П.Г.Дауге, издавший несколько книг философского содержания, в том числе русский перевод писем К.Маркса к Л.Кугельману, под редакцией и с предисловием Ленина, работы И.Дицгена и другие. Книга В.И.Ленина была принята частным издательством Л.Крумбюгеля «Звено». Содействовал этому И.И.Скворцов-Степанов, принявший активное участие в издании ленинской книги. В.И.Ленин, мало надеявшийся при сложившихся условиях на скорый выход своей книги, дал согласие на ее издание в издательстве «Звено» и в последующих письмах сестре просил посылать ему корректурные листы, чтобы вносить исправления, дополнения, предупредить пропуски и ошибки. Ленин просил Анну Ильиничну скорее заключить формальный договор и торопить издание. «Если можно, то в договор надо бы внести немедленное издание» (там же, стр. 262). В этом же письме Ленин советовал сестре заключить договор на его имя во избежание привлечения ее к ответственности по законам о печати. Договор все же был заключен на имя А. И. Ульяновой-Елизаровой и ею подписан.

В неопубликованных воспоминаниях Л.Крумбюгеля, к которому Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС обращался в 1926, 1930, а затем в декабре 1940 года, не сказано ничего определенного о судьбе ленинской рукописи. В них говорится, что книжный магазин и издательство «Звено» часто посещали известные профессора, популярные писатели. Книга Ленина печаталась в типографии А.С.Суворина. Изменения в рукопись, по словам издателя, почти не вносились. Поскольку Ленин предоставил право самому издателю решать вопрос, под каким именем выпустить книгу в свет, Крумбюгель из трех известных ему к тому времени псевдонимов Владимира Ильича: Ленин, Тулин и Ильин — остановился на последнем. Свой выбор он объяснял тем, что под двумя первыми псевдонимами книга могла бы не увидеть свет. Одна из статей Тулина была уже уничтожена цензурой («Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве»). Ильин же был наиболее известным именем на книжном рынке и наиболее удобным для обхода цензуры. Под этим именем были изданы сборники «Аграрный вопрос», «За 12 лет» и дважды — книга «Развитие капитализма в России».

В своих воспоминаниях Крумбюгель отмечает также настойчивость А.И.Ульяновой-Елизаровой, которая отстаивала все, что касалось книги «Материализм и эмпириокритицизм», особенно ее быстрое печатание. Как известно, Ленин, со всей резкостью раскритиковавший в книге «истребителей» марксизма, просил сестру не смягчать формулировок и с трудом соглашался на некоторые изменения по цензурным соображениям. О характере уступок В.И.Ленина в связи с цензурой можно судить по его письмам А. И. Ульяновой-Елизаровой. В письме от 6 (19) декабря 1908 г. Ленин подчеркивая: «На смягчения по отношению к Базарову и Богданову согласен; по отношению к Юшкевичу и Валентинову — не стоит смягчать. Насчет «фидеизма» и проч. соглашаюсь лишь по вынуждению, т.е. при ультимативном требовании издателя» (там же, стр. 264). В письме от 24 февраля (9 марта) 1909 года Ленин просит не смягчать выражений против Богданова и поповщины Луначарского, т.к. отношения с ними «порваны совсем», В письме от 8 (21) марта он просил не выкидывать в параграфе о критике кантианства сравнение махистов с Пуришкевичем.

В.И.Ленин чрезвычайно тщательно прочитывал листы корректуры, о чем убедительно свидетельствуют прилагавшиеся к письмам сестре списки опечаток и исправлений, прислушивался к замечаниям Анны Ильиничны, которая вела корректуру, и торопил ее с изданием книги. В письме к ней от 24 февраля (9 марта) Ленин благодарил Скворцова-Степанова за согласие помочь в ведении корректуры и писая: «Всего важнее мне скорый выход книги» (там же, стр. 278). О том же он писал 28 марта (8 апреля): «..Для меня з а р е з, если книгу оттянут до 2-ой половины апреля» (там же, стр. 290).

Книга В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» вышла в свет лишь в мае 1909 года в количестве 2000 экземпляров, ее изданием автор остался доволен.

4 (17) мая 1909 года В.И.Ленин послал экземпляр книги «Материализм и эмпириокритицизм» Розе Люксембург и просил отметить ее выход в журнале «Die Neue Zeit», что и было сделано (см. «Die Neue Zeit», 1. Band, №2, 8 октября 1909 года, стр. 64). Книга была подарена также И.И.Скворцову-Степанову, В.Ф.Горину (Галкину).

Книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» была встречена в штыки такими реакционными буржуазными философами, как Булгаков, Ильин и другие, опубликовавшими в ряде журналов и газет рецензия отрицательного характера. Единым фронтом с ними против книги Ленина выступили и ревизионисты во главе с Богдановым.

По иному отнеслись к книге Ленина его союзники в борьбе против махистской ревизии марксизма. В июне 1909 года В.В.Воровским писал на страницах газеты «Одесское Обозрение», что «критика Лениным махизма… представляет особую ценность для России, где целая серия гг. Богдановых, Базаровых, Юшкевичей, Берманов и К°, ушедших от исторического материализма, вносит хаос в умы читателей, давая под видом марксизма «нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное», и, выступая якобы против Плеханова, в сущности, выступает против Маркса и Энгельса». О книге «Материализм и эмпириокритицизм» высоко отзывались и другие видные деятели партии.

Положительную оценку книге В.И.Ленина дал, по свидетельству В.Ф.Горина (Галкина), Г.В.Плеханов: «Бельтов о ней хорошо отозвался, хотя он в ней здорово задет» (Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). Книга Ленина способствовала широкому распространению в партийных массах философских идей марксизма и помогала партийному активу и передовым рабочим овладевать диалектическим и историческим материализмом.

После Октябрьской социалистической революции книга Ленина была впервые переиздана в 1920 году тиражом 30 тысяч экземпляров. В предисловии к этому изданию, которое кроме отдельных исправлений текста не отличалось от предыдущего, Ленин отметил, что он не имел возможности ознакомиться с последними произведениями Богданова, поэтому в конце книги была помещена статья В.И.Невского, направленная против реакционных воззрений Богданова и дающая критический обзор его писаний.

Книга В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» получила массовое распространение в СССР и за рубежом. В СССР с 1917 по 1969 год она была издана общим тиражом, превышающим 5 миллионов экземпляров. За границей это классическое произведение В.И.Ленина издано более чем на 20 языках.

вернуться

Фидеизм есть учение, ставящее веру на место знания или вообще отводящее известное значение вере.[3]

вернуться

Ленин имеет в виду так называемое «богостроительство», враждебное марксизму религиозно-философское течение, которое возникло в период реакции среди части партийных интеллигентов, отошедших от марксизма после поражения революции 1905-1907 годов. «Богостроители» (А.В.Луначарский, В.Базаров и другие) проповедовали создание новой, «социалистической» религии, пытаясь примирить марксизм с религией. К ним одно время примыкал и А.М.Горький.

Совещание расширенной редакции «Пролетария» (1909) осудило «богостроительство» и в особой резолюции заявило, что большевистская фракция ничего общего не имеет «с подобным извращением научного социализма». Реакционная сущность «богостроительства» вскрыта Лениным в работе «Материализм и эмпириокритицизм» и в письмах Горькому за февраль — апрель 1908 и ноябрь — декабрь 1913 года.

вернуться

В.И.Ленин, по-видимому, имеет в виду комментарий Ф.Меринга к статьям К.Маркса и Ф.Энгельса из «Neue Rheinische Zeitung» («Новая Рейнская Газета») и «Neue Rheinische Zeitung. Politisch-ökonomische Revue» («Новая Рейнская Газета. Политико-экономическое обозрение») (см. сборник «К.Маркс и Ф.Энгельс в эпоху немецкой революции (1848-1850 гг.)», 1926, стр. 3-86, 287-289, 293-307, 511-512). Комментируя в 1902 году (т.е. более чем через 50 лет) статьи Маркса и Энгельса, Меринг отмечает те положения, которые не оправдались в ходе исторического развития, в частности вопрос о судьбах славянских народов, входивших в состав Австрийской империи, и вопрос о темпах развития революции.

«В общем и целом «Новая Рейнская Газета», — пишет Меринг, — всегда стояла на стороне великих культурных народов, интересы которых она более заботливо охраняла, чем интересы малых народностей. В революционные годы такой взгляд имел полное основание: если чехи, хорваты и другие южнославянские народности дали себя использовать в качестве орудий габсбургской контрреволюции, то не было никакого оправдания для их предательства революции. При всем том, однако, благодаря этому субъективно понятному пристрастию, объективная правильность исторического приговора Маркса и Энгельса подверглась некоторому ограничению; в настоящее время так огульно, как «Новая Рейнская Газета», никто не будет судить о будущности южнославянских народностей» (там же, стр. 77). Маркс и Энгельс оценивали значение того или иного национального движения в зависимости от той роли, которую оно играло в развитии европейской революции; поэтому, как указывал Ленин, в эпоху революции 1848-1849 годов деление наций на «реакционные» и «революционно-демократические», осуждение первых и поддержка вторых было единственно правильной позицией (см. Полн. собр. соч., том 27, стр. 260). В статьях «Новой Рейнской Газеты» по национальному вопросу, автором которых, как это выяснилось позднее, был Энгельс, высказывался взгляд, будто входившие в состав Австрии славянские народы уже не способны играть прогрессивную роль в ходе дальнейшего исторического развития и осуждены на гибель как самостоятельные народы; в этих статьях давалось одностороннее изображение процесса покорения ряда славянских народов немцами как процесса прогрессивного, связанного с распространением культуры и цивилизации. Эти взгляды вытекали из ошибочных представлений о роли малых народов в историческом процессе и были связаны с тем, что опыт национальных движений малых народов был еще сравнительно невелик, а марксистская разработка национального вопроса находилась в начальной стадии.

Касаясь вопроса о темпах развития революции, Меринг пишет: «…Маркс представлял себе темп исторического развития, которое он правильно познал в его движущих силах, более быстрым, чем это оказалось на деле…» («К. Маркс и Ф. Энгельс в эпоху немецкой революции (1848-1850 гг.)», стр. 83). В другом месте он указывает на уже отмеченные ранее Энгельсом напрасные ожидания восстания парижского пролетариата в феврале и наступления торгового кризиса в апреле 1850 года. О подобных «заблуждениях» Маркса и Энгельса Ленин писал: «Да, много ошибались и часто ошибались Маркс и Энгельс в определении близости революции, в надеждах на победу революции (например, в 1848 г. в Германии), в вере в близость германской «республики»… Они ошибались в 1871 году, когда заняты были тем, чтобы «поднять юг Франции, для чего они… жертвовали и рисковали всем, что было в силах человека… Но такие ошибки гигантов революционной мысли, поднимавших и поднявших пролетариат всего мира над уровнем мелких, будничных, копеечных задач, — в тысячу раз благороднее, величественнее и исторически ценнее, правдивее, чем пошлая мудрость казенного либерализма…» (Полн. собр. соч., том 15, стр. 249).

вернуться

Статья В.И.Невского «Диалектический материализм и философия мертвой реакции» была напечатана в 1920 году в виде приложения ко второму изданию книги «Материализм и эмпириокритицизм», а также в XIII томе второго и третьего изданий Сочинений В.И.Ленина.

вернуться

Идею «пролетарской культуры» А.Богданов выдвинул еще в 1949 году, понимая под этим необходимость выработки пролетариатом «собственной» культуры, которая противопоставлялась культуре прошлого, и в первую очередь — «собственной» философии, под видом которой преподносилась идеалистическая философия самого Богданова. Идею «пролетарской культуры» Богданов и его сторонники проводили в организованных ими школах для рабочих на о. Капри (1909) и в г. Болонье (1910-1911). Формально целью школ было просвещение приезжавших из России рабочих, фактически они играли роль фракционного антибольшевистского центра; их идейно-политическое направление означало «…разрыв с марксизмом и подчинение пролетариата буржуазной идеологии и политике» (Полн. собр. соч., том 19, стр. 312-313).

После Октябрьской социалистической революции Богданов и его единомышленники избрали полем своей деятельности так называемые пролетарские культурно-просветительные организации (Пролеткульт). Возникший еще в сентябре 1917 года как независимая самодеятельная рабочая организация, Пролеткульт, руководство которым сосредоточилось в руках Богданова и его сторонников, продолжал и после революции отстаивать свою «независимость», тем самым противопоставляя себя пролетарскому государству. Благодаря этому в Пролеткульт проникли и стали оказывать решающее влияние буржуазные интеллигенты. Главный идеолог Пролеткульта Богданов и его единомышленники, получив удобную трибуну, стали активно пропагандировать антимарксистские взгляды, фактически отрицали значение культурного наследства прошлого, стремились в отрыве от жизни «лабораторным путем» создать культуру пролетариата, который они противопоставляли остальным трудящимся и прежде всего — крестьянству. Признавая на словах марксизм, Богданов на деле проповедовал субъективно-идеалистическую, махистскую философию.

В.И.Ленин вел последовательную борьбу против сепаратизма и сектантства Пролеткульта, против антимарксистских взглядов его идеологов. В работе «О пролетарской культуре» Ленин писал: «Марксизм завоевал себе свое всемирно-историческое значение как идеологии революционного пролетариата тем, что марксизм отнюдь не отбросил ценнейших завоеваний буржуазной эпохи, а, напротив, усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры. Только дальнейшая работа на этой основе и в этом же направлении, одухотворяемая практическим опытом диктатуры пролетариата, как последней борьбы его против всякой эксплуатации, может быть признана развитием действительно пролетарской культуры» (Полн. собр. соч., том 41, стр. 337). В 1920 году ЦК партии принял специальное постановление о подчинении деятельности Пролеткульта Наркомпросу. Начиная с 20-х годов организации Пролеткульта приходят в упадок; в 1932 году Пролеткульт прекращает свое существование.

вернуться

Позитивизм как философское направление возник во Франции в 30-х годах XIX века как реакция на французский материализм и атеизм XVIII столетия. Его основатель Огюст Конт отождествлял позитивизм с научным мышлением, основная задача которого — описание и упрощение связей данных опыта. Конт выступал против теологии, но вместе с тем доказывал необходимость «новой религии»; он объявлял «метафизикой» всякую теорию, признающую существование и познаваемость объективной реальности, пытался доказать, что позитивизм стоит «выше» как материализма, так и идеализма. Имея в виду эту характерную черту позитивизма, Ленин писал: «…это — жалкая кашица, презренная партия середины в философии, путающая по каждому отдельному вопросу материалистическое и идеалистическое направление» (настоящее издание, стр. 332). Широкое распространение позитивизм получил в Англии, где наиболее крупными его представителями были Джон Стюарт Милль и Герберт Спенсер. В работах Милля ярко проявился эмпиризм позитивистской философии, ее отказ от философского истолкования действительности. Спенсер для обоснования позитивизма привлек обширный естественнонаучный материал; под влиянием дарвинизма он считал высшим законам всего существующего эволюцию, но понимал ее метафизически, отрицал возможность качественных скачков в природе и обществе, видел универсальную цель эволюции в установлении всеобщего «равновесия сил». В социологии Спенсер защищал реакционную, оправдывающую социальное неравенство «органическую теорию общества», согласно которой каждая общественная группа — по аналогии с органами живого тела — выполняет строго определенную функцию. Основанные на абстрактных формулах «прогресса», «общества вообще» и т.п. социологические взгляды Спенсера враждебны научной теория общественного развития.

В начальный период своего развития позитивизм был идеологией либеральной буржуазии, давал возможность приспособить к ее классовым интересам развитие научного познания; во второй половине XIX века он получил довольно широкое распространение в Европе и Америке, стал одной из форм идеологической борьбы буржуазии против пролетариата и его философии.

Дальнейшее развитие позитивизма связано с появлением эмпириокритицизма Маха и Авенариуса. В отличие от первых позитивистов, махисты были более откровенными субъективными идеалистами берклианского толка; тех и других объединяла враждебность материализму, стремление противопоставить ему «свободную от метафизики» (читай: от материализма) философию «чистого опыта». Ленин раскрыл близость позитивизма к теологии, показал, что «суть дела состоит в коренном расхождении материализма со всем широким течением позитивизма, внутри которого находятся и О.Конт, и Г.Спенсер, и Михайловский, и ряд неокантианцев, и Мах с Авенариусом» (там же, стр. 201).

Новым этапом в развитии позитивизма явился неопозитивизм, возникший в 20-х годах XX века. Неопозитивисты объявляют основной вопрос философии «псевдовопросом», а задачу философской науки сводят к логическому анализу языка, В настоящее время неопозитивизм является одним из наиболее распространенных направлений в философии империалистической буржуазии.

вернуться

В.Чернов. «Философские и социологические этюды», Москва, 1907. Автор — такой же горячий сторонник Авенариуса и враг диалектического материализма, как Базаров и К°.

вернуться

См., например, Dr.Richard Hönigswald. «Über die Lehre Hume's von der Realität der Ausendinge», Brl., 1904, S. 26 (Д-р Рихард Гёнигсвальд. «Учение Юма о реальности внешнего мира», Берлин, 1904, стр. 26. Ред.).

А. С. Тихонов. Основной вопрос философии в работе В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»

А. С. Тихонов

Основной вопрос философии в работе В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»

А. С. Тихонов, доцент кафедры философии Чувашского государственного педагогического университета, к. биол. н.

В работе «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин подверг критике философию эмпириокритицизма (махизма), неокантианство, прагматизм. Огромное значение имели дальнейшая разработка В. И. Лениным основного вопроса философии и определение философского понятия материи.

Раскрывая всеобщую взаимосвязь явлений материального мира, В. И. Ленин подчеркивал, что отражение есть универсальное, общее свойство материи. Поскольку все вещи, предметы, явления и т. д. взаимодействуют между собой и потому своими воздействиями как бы представлены или отражены друг в друге, то в этом обнаруживается некоторый аналог психического отражения. Так создаются условия для понимания того, в чем состоят общность и различие между психическим отражением и всеми другими видами отражения и каковы естественные предпосылки для закономерного развития психики в самом фундаменте материи. Эту методологически исходную для всей психологии идею В. И. Ленин выразил в следующей форме: «...Логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения». Осуществленный Лениным анализ отражательной природы психики позволил четко противопоставить идеалистическому монизму в понимании психики материалистический монизм марксистской философии. Материалистический монизм В. И. Ленин выразил предельно кратко и точно: психическое, сознание, дух — это «функция мозга, отражение внешнего мира». Ленин связывал в единое целое обе части этой формулы. Как известно, первая часть формулы (психика как функция мозга) — в отрыве от второй, т. е. без учета отражательной природы психического — закономерно приводит к «физиологическому идеализму», который Ленин тоже резко критиковал в своей книге.

Материалистический монизм чрезвычайно чувствителен к решению проблемы соотношения двух реальностей: психической и физической. Материалист Дж. Фодор справедливо заметил, что «определение того, может или не может материализм быть истинным, зависит от понимания отношения между психологическими и нейрофизиологическими теориями…». Нет единого мнения о том, имеется ли в виду под материальным единством мира «весь мир» или только та часть «всего мира», которая внеположена сознанию и мышлению, включается ли в этот «мир в целом» человек с его сознанием. Тут возможны два решения: первое — включается. Но тогда с порога отбрасывается главный вопрос всей философии об отношении между бытием (в данном случае «миром в целом») и сознанием, поскольку сознание уже включено в этот мир. Отсюда получается, что философия определяется через «мир в целом». Иначе говоря, предмет философии трактуется в чисто «онтологическом смысле: „мир в целом” как таковой, без отношения к нему мышления, сознания человека. В итоге опять-таки философия лишается основного вопроса».

Проблема материального единства мира многоаспектна. Мы берем только один, но зато существенный ее аспект, связанный с ответом на вопрос «Если человеческое сознание идеально (нематериально), то каким же образом оно входит в состав мира, исключающего из своего состава все, что не относиться к материи, ее свойствам и отношениям?». Учебники ограничиваются указанием того, что существующий вне нас и независимо от нас мир един, и его единство заключается в его материальности. Это означает, что тезис о материальном единстве мира распространяется только на внешний мир, а самого человека и тем более его сознания он не касается. Субъект с его внутренним духовным миром остается за рамками этого мира. Если все же человека включить в него, то можно понять, как «входят» во внешний мир тело и мозг человека, и в то же время трудно себе представить «местоположение» духовного (сознания) внутри замкнутого на себе материального мира. Однако концепция мира с духовной «начинкой» не отвечает идеалу монизма, присущего последовательному материализму. Мы остались между двух огней, между двумя теоретическими крайностями.

Существует и «третья» линия в решении психофизической проблемы. Ф. Энгельс считал сознание продуктом материального органа. Отсюда вовсе не следует, что сознание как духовная реальность представлена им как своего рода «выделение» вещественного органа. Ясно одно, что сознание, имея свою специфическую эмпирическую характеристику и особую терминологию описания, не перестает быть принадлежностью или свойством вещественного мира. Ф. Энгельс понимал, что свойство вещественного органа, представляющее особенность сознания, не имеет своего аналога ни в одном из традиционных свойств материи и поэтому его вполне справедливо описывают как реальность, лишенную вещественности, чувственности, весомости, протяженности и т. д.

В единый своей материальности мир входит не только физическая Вселенная, но и человеческое общество, люди, не только телесная организация людей, но и их сознание. В этом контексте В. И. Ленин рассматривал одну из наиболее острых и актуальных философских проблем психологии: психика материальна или же нематериальна? Эту проблему Ленин анализировал в полемике с вульгарным и механистическим материализмом (что обычно недостаточно учитывается), поскольку именно в такой полемике особенно четко можно выявить специфику диалектического материализма. Критикуя воззрения вульгарных материалистов, Ленин противопоставил им «настоящие взгляды материалистов»: «Не в том состоят эти взгляды, чтобы выводить ощущение из движения материи или сводить к движению материи, а в том, что ощущение признается одним из свойств движущейся материи». Этот вывод В. И. Ленина о несводимости ощущения к движению материи, о нематериальности мысли и т. д. вначале разработаны им в самом общем плане — безотносительно к более конкретному и дифференцированному их рассмотрению с учетом более специального, гносеологического аспекта проблемы. В данном случае В. И. Ленин проанализировал именно гносеологический аспект проблемы. Но это не значит, что лишь в этом аспекте неправомерно включать мысль в понятие материи. Как уже было выше отмечено, еще и до рассмотрения собственно гносеологической проблематики Ленин писал, что было бы ошибкой назвать мысль материальной. Не употребляя термина «онтологический», но по существу имея в виду и то, что сейчас в нашей философ-ско-психологической литературе обозначается этим термином, Ленин подчеркивал: различие материи и духа относительно, нечрезмерно; но даже с учетом такого «нечрезмерного» их различия нельзя назвать мысль материальной, нельзя включить ее в понятие материи. Иначе говоря, в любом аспекте (значит, и в онтологическом) мысль, дух, психическое не материальны. Вместе с тем не только материя, но и мысль «действительна», т. е. реально существует. Это и понятно, поскольку как бы ни понимали более конкретное соотношение онтологического и гносеологического аспектов, второй из них никогда не может быть оторван от первого, исходного.

Таким образом, в своей книге В. И. Ленин боролся с обеими ошибочными крайностями в трактовке психического. Он выступал против вульгарного и механистического материализма и тем более против идеализма. Поэтому Ленин специально отмечал «различие материи от духа» и вместе с тем подчеркивал относительность этого различия, предостерегая против его абсолютизации. Психическое столь же реально, как и физическое, физиологическое и т. д. (что особенно важно учитывать в ходе исследования сложнейших взаимосвязей между физиологическими и психическими процессами).

Пожалуй, именно разработка В. И. Лениным этой проблемы реальности психического (соотношения материального и психического) имеет наиболее существенное методологическое значение для развития новейшей психологической науки и философии. Ленинский анализ реальности психического, будучи общефилософским, представляет собой тем самым глубокую разработку также и всей проблематики исторического материализма.

Идейное наследие В.И. Ленина и борьба трудящихся за социализм в XXI веке

Юбилейный доклад Председателя ЦК КПРФ Геннадия Зюганова на Х Пленуме Центрального Комитета партии

Срок жизни великих идей измеряется веками и тысячелетиями. Отвечая чаяниям простых людей, они бытуют среди народа, вдохновляют его на борьбу за строительство нового справедливого мира. Вот почему ленинское идеи продолжают жить и побеждать.

Со дня рождения Владимира Ильича Ленина исполняется 150 лет. Наша задача – помнить его наследие, глубоко его изучать, энергично и правильно применять в современных условиях.

Двигаться вперед, не отставать от жизни

В самые темные предрассветные часы истории ленинский гений ярким лучом осветил новый путь развития человечества. Это случилось тогда, когда экспансия капитала охватила весь мир. Она поделила континенты на колонии, установила изощренную систему эксплуатации людей и ресурсов. Ретивые защитники капитализма уже вещали о нем как о торжестве разума, провозглашали его единственно возможном путем развития. Но благами этой системы пользовалась мизерная кучка буржуев. Ради обогащения она ввергала народные массы в нищету и бесправие, использовала их как пушечное мясо.

На рубеже XIX и XXвеков капитализм входил в стадию империализма. Великие державы принялись за передел планеты. Они разжигали не только локальные конфликты. Миллионы людей погибли в горниле Первой мировой войны. Их принесли в жертву молоху алчности и наживы.

Именно в это время мир услышал о Ленине.Его бессмертные лозунги «Мир народам!», «Хлеб голодным!», «Землю крестьянам!», «Фабрики рабочим!», «Власть Советам!» прозвучали набатом для миллионов работяг, которые гнули спины в полях, у станков и на шахтах. Ленинизм стал их надеждой на избавление от страданий, на достойную и счастливую жизнь.

Ленинский гений не возник случайно. Основатель большевизма не был ни философом-одиночкой, ни сверхчеловеком, стоящим на пьедестале высоко над толпой. Ровно наоборот: он подчинил жизнь служению трудящемуся люду, его освобождению от оков угнетения, невежества, неверия в свои силы. Как писал Владимир Маяковский,

Он к товарищу милел людскою лаской.

Он к врагу вставал железа тверже.

Будучи глубоко убежден в огромных возможностях народных масс, Ленин никогда не отделял себя от простых рабочих. Он был тесно связан с ними, черпал в них вдохновение для борьбы и созидания.

В.И. Ленин глубоко освоил и развил великое теоретическое наследие К. Маркса и Ф. Энгельса. Одновременно он проявил себя как талантливый организатор, революционер, создатель партии нового типа и первого в мире государства социализма. Как писал выдающийся китайский революционер Сунь Ятсен, «за многие века мировой истории появились тысячи вождей и ученых с красивыми словами на устах, которые никогда не проводились в жизнь. Ты, Ленин, исключенье. Ты не только говорил и учил, но претворил свои слова в действительность. Ты создал новую страну. Ты указал нам путь».

В этих словах есть особенно важное зерно. Марксизм-ленинизм не является сводом догм и предписаний на все случаи жизни. Считать так – значит совершать ошибку, превращать гениальное учение в подобие религиозного культа. Сам Ленин подчеркивал, что коммунистическое учение – не столько набор положений, сколько метод анализа действительности. Марксизм – это целостная научная система. Он объединяет философские, экономические, социально-политические взгляды, которые служат делу познания и переустройства мира.

«Применение материалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с основания ее, – к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса, – вот что более всего интересует Маркса и Энгельса, вот в чем они вносят наиболее существенное и наиболее новое, вот в чем их гениальный шаг вперед в истории революционной мысли», - так определял Ленин главную суть марксизма. Этим он руководствовался на протяжении всей своей жизни. Так он поступал в периоды борьбы с легальным марксизмом, экономизмом и меньшевизмом. Так он действовал при создании партии рабочего класса – РСДРП. Так было в период разоблачения ревизионистов Второго Интернационала. Так было и тогда, когда в апреле 1917 года он поставил вопрос о свершении социалистической революции в России.

Понимание марксизма как руководства к действию превратило Ленина в великого мыслителя и народного вождя. Результатом его творческого подхода и стал большевизм. «Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное, - указывал он, - мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни».

Ленин дает нам пример основательного отношения к каждой теме. Разработку любого вопроса он сопровождал изучением всех доступных источников. При написании труда «Развитие капитализма в России» он использовал ссылки на 583 источника. А материалы к работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» заняли почти 800 книжных страниц.

Н.К. Крупская вспоминала «Когда мы жили в Лондоне в 1902–1903 гг., Владимир Ильич половину времени проводил в Британском музее, где имеется богатейшая библиотека». В письме матери в 1916 году Ленин сообщал: «Мы живем теперь в Цюрихе. Приехали позаниматься в здешних библиотеках».

Сфера интересов Ленина – не только общественные проблемы. Так, открытия в области физики помогли появиться книге «Материализм и эмпириокритицизм». В новых достижениях естествознания Ленин увидел начало грандиозной научной революции. Дав им философское обоснование, он развил учение диалектического материализма, сокрушил буржуазные теории махизма, прагматизма, показал яркий пример творческого развития марксизма.

Коммунист обязан твердо стоять на позиции диалектического и исторического материализмаВот почему на съездах партии и пленумах ЦК КПРФ мы проводим тщательный анализ современных тенденций, исследуем их динамику, изучаем расстановку классовых сил. Чтобы успешно бороться, вести за собой массы, нам не избежать этой кропотливой и сложной работы. Следовать диалектическому подходу, развивать марксизм-ленинизм, вырабатывать на этой основе практические выводы – наша прямая задача. Без этого нам не обеспечить победу трудящихся.

В левом движении полно публики, отрицающей теоретический и практический багаж предыдущих поколений борцов за социализм. Чего мы только не слышим от сторонников всевозможных псевдосоциализмов. Нередко за этим скрывается неспособность или нежелание освоить всю глубину нашей теории. Это к ним еще в 1920 году, на III Всероссийском съезде РКСМ, обращался Владимир Ильич: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Сегодня сами ленинские идеи вошли в интеллектуальную сокровищницу человечества. Они заняли ключевое место в политической жизни современного мира.

Глобализм – современная форма империализма

Встречая 150-летие со дня рождения В.И. Ленина, мы не можем не выделить самые важные элементы его великого идейного наследия.

Первый – это учение об империализмеИ.В. Сталин дал очень точную формулировку: «Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарской революции». Анализируя тенденции развития капитализма, Ленин пришел к выводу о его переходе в высшую и последнюю стадию. Он выделил основные признаки империализма:

- возникновение монополий, их решающая роль в хозяйственной жизни;

- появление финансового капитала и финансовой олигархии;

- приоритет вывоза капитала перед вывозом товаров;

- образование монополистических союзов капиталистов, делящих мир;

- завершение территориального раздела земли крупнейшими державами.

Как отмечал Ленин, концентрация общественного производства в руках монополий не устраняет капиталистических противоречий. Конфликты зреют и внутри государств, и на мировой арене. Экономические кризисы становятся все боле глубокими и разрушительными. Обостряются противоречия между трудом и капиталом. Монополии эксплуатируют и разоряют не только рабочих, но и крестьянство, мелкую буржуазию.

Остро актуален ленинский вывод о росте реакции при империализме. Монополистический капитал устанавливает диктатуру. Он подавляет рабочее и демократическое движение, ликвидирует права и свободы. Хозяева монополий стремятся к аннексиям, к упразднению национальной независимости. В.И. Ленин называл это поворотом «от демократии к политической реакции» и подчеркивал, что и во внешней, и во внутренней политике «империализм стремится к нарушениям демократии, к реакции. В этом смысле неоспоримо, что империализм есть «отрицание» демократии вообще».

Не менее злободневны и эти ленинские слова: «Империализм несет рабочему классу неслыханное обострение классовой борьбы, нужды, безработицы, дороговизны, гнета трестов, милитаризма, политическую реакцию, которая поднимает голову во всех, даже свободных странах».

В этих условиях вся болтовня о «свободе» и «демократии» служат одной цели – отвлечь внимание и обдурить народные массы. В действительности, как настойчиво повторял Ленин, финансовый капитал и монополии «всюду несут стремление к господству, а не к свободе».

Стремление олигархии к барышам и углубление противоречий при империализме приводит к разрушительным военным конфликтам и мировым войнам. Ослабленные реакцией, разобщенные ею демократические слои часто не в силах пресечь дела преступных поджигателей войны. Для этого нужна стержневая пролетарская сила, которая сплотит на борьбу.

Ленинское открытие не утратило своего значения. Признаки империализма никуда не делись, а глобализация обострила все противоречия до предела. Так, концентрация в руках монополий средств производства, источников сырья, транспорта и связи, научно-технических открытий, квалифицированных рабочих и инженеров бьет рекорды. В экономике США доминируют 500 корпораций. Половина из них имеет активы в пяти и более отраслях. Они сосредоточили 20% всех занятых в экономике и свыше 60% прибылей.

По итогам 2020 года объем сделок по слиянию и поглощению составил 4 триллиона долларов. Поглотив компанию «Анадарко», американская нефтегазовая корпорация «Шеврон» стала второй в мире после «ЭкссонМобил». Слияние американского конгломерата «Юнайтид Текнолоджис» с компанией «Рэйтеон» привело к созданию военно-промышленного гиганта, который сосредоточил в своих руках производство авиадвигателей, вертолетов, крылатых ракет, зенитно-ракетных систем и других вооружений.

Многие миллиарды долларов составляют сделки поглощения и слияния и в России. Так, банк ВТБ приобрел сеть магазинов «Магнит». Газовая компания НОВАТЭК Леонида Михельсона выкупила компании «Севернефть-Уренгой», «Геотрансгаз», Уренгойскую газовую компанию и ряд других.

Глобальный империализм повышает роль транснациональных корпораций. Всякая крупная компания сегодня – это сложный многоотраслевой комплекс из производственных, торговых, финансовых и инвестиционных структур. Имея сеть подрядных и субподрядных договоров, она связана со множеством мелких и средних предприятий, чья самостоятельность весьма условна. Распределяя производство по разным странам, материнская компания «обрастает» множеством филиалов. Но центр принятия решений в этом международном конгломерате жестко определен – это головная штаб-квартира.

Эффективность ТНК намного выше других монополий. Они имеют возможность избегать таможенных барьеров, аккумулировать капитал на самых выгодных направлениях, выделять значительные ресурсы на научно-исследовательские и конструкторские работы. Капитализация ведущих ТНК превышает ВВП большинства стран мира. Они контролируют свыше половины мирового промышленного производства, более 60% глобальной торговли, свыше 80% мировой базы патентов и лицензий на новую технику и технологии.

Как и указывал Ленин, основой господства ТНК в мире является вывоз капитала. Объем прямых иностранных инвестиций вырос с 1982 по 2006 год в 20 раз. Сегодня 90% из них приходится на долю ТНК. При этом 1% крупнейших корпораций контролируют 50% объема зарубежных инвестиций.

Лишь незначительная часть мировой экономики функционирует в условиях свободного рынка. Внутренние трансфертные цены определяют сами же корпорации. И вообще ТНК практикуют жесткую плановость, которая и гарантирует успех. Именно она дала особые конкурентные преимущества советской стране. Основатель японской компании «Ти-Эйч-Кей» Хироши Терамачи писал: «В 1939 году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками. В 1949 году вы стали еще умнее, а мы были пока дураками. А в 1955 году мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система полностью скопирована с вашей. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры».

Вопреки демагогам, глобализация не поменяла характер капитализма. Эпохальный ленинский труд «Империализм как высшая стадия капитализма» носит пророческий характер. Он объясняет современный мир даже в большей степени, чем мир образца 1916 года.

Лучшие умы современности приходят к выводу: экономический и политический колониализм не ушел в прошлое. Он стал еще изощреннее и жестче, чем в XX столетии. Продолжается наступление на суверенитет государств. Подавляется национально-освободительное движение. Идет замена культурного многообразия потребительской эрзац-культурой. Как пишет Уильям Робинсон, «глобализация предполагает замещение национального государства как основного принципа общественной жизни при капитализме».

Мировое хозяйство превращается в транснациональное производство. Либеральные идеологи пытаются заявлять, что этот процесс не связан с капитализмом и вещают о какой-то «посткапиталистической» реальности. Но как отмечает британский исследователь Барри Джонс, глобализация является высшей стадией капиталистической интеграции мировой экономики. Его коллеги добавляют, что при этом идет распространение капиталистических отношений как вширь, так и вглубь – на все проявления человеческой деятельности, которые постоянно множатся.

Нужно четко понимать: если глобализация отражает объективные процессы интеграции стран и народов, то глобализм – это современная форма империализма, который душит мир в своих жестоких объятиях.

Мошенники и грабители

Идеологической основой глобализма является неолиберализм. В октябре 2019 года на IXПленуме ЦК КПРФ мы напомнили, что его «отцом-основателем» считается австрийский экономист и философ, ярый антикоммунист Фридрих Хайек. Его идеи – это гибрид фашизма, социального расизма и колониалистской теории всемирной экспансии капитала. Ученик Хайека Фридман превратил в кузницу неолибералов Чикагский университет. Из нее вышли сподвижники и советники индонезийского диктатора Сухарто, чилийского генерала Пиночета, российского узурпатора Ельцина.

Именно «Чикагская школа» завершила оформление программы неолибералов. В ее основе – выведение государства из экономики, тотальная приватизация, полная «свобода» торговли, уменьшение социальных расходов, захват частным сектором всех сфер. В политике неолиберализм стремится под видом «открытого общества» уничтожить национальный суверенитет и утвердить власть глобального капитала, сеет «управляемый хаос» как способ установления нового мирового порядка. Государству отводится роль охранника, оберегающего интересы капитала от народа. Как мы подчеркнули в материалах прошлого Пленума ЦК: «Формально наследуя лозунги свободы слова и демократических выборов, неолиберализм исключает реальное волеизъявление масс. Он признает лишь тотальную власть капитала, право богачей жировать, а остальных – нищать и прозябать».

Природа неолиберализма не оставляет камня на камне от благостных теорий «гуманизации капитализма». Обнищание трудящихся, углубление неравенства и несправедливости, рост насилия и тотальная реакция – это роднит нынешний этап империализма с характеристикой Ленина. «Сила, мошенничество, хищничество и грабеж», - такие методы капитализма выделяет ныне западный философ-марксист Дэвид Харви.

Его оценку подтверждают тысячи примеров. Число голодающих в мире беспрерывно растет. По данным опубликованного в июле 2019 года доклада ООН «Состояние продовольственной безопасности», 821 миллион человек страдают от голода, а число недоедающих достигло двух миллиардов. Бедность, голод, недоступность здравоохранения дают страшные плоды. Ежегодно 5 миллионов детей умирают, не доживая до 5 лет. Два миллиарда жителей планеты лишены доступа к чистой питьевой воде. В ООН признают, что цель ликвидировать крайнюю нищету к 2030 году достигнута не будет.

Группа исследователей под руководством Тома Пикетти и Факундо Альваредо составила «Доклад о неравенстве в мире». За последние 30 лет неравенство в доходах выросло почти во всех странах мира. Наибольшие темпы оно приобрело в России, США и странах Азии. Причиной стало разрушение СССР и наступление неолиберализма. Крупный капитал этим закономерно воспользовался. Тотальная приватизация, смена налоговых систем, снижение доступа к образованию, сворачивание социальных программ сделали свое дело. В мире 50% бедного населения получают вдвое меньше доходов, чем 1% самых богатых. И этот разрыв постоянно увеличивается.

Драматичный социальный раскол переживает бывшее социалистическое содружество. В России доля богатейших 10% населения подскочила в доходах с 20 до 55%. Это один из самых высоких показателей в мире.

Еще в 1990-е годы Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц свидетельствовал: «Вскоре после моего прихода во Всемирный банк я начал подробно вникать в происходящее и в стратегииКогда я выразил свою озабоченность состоянием дел, один из экономистов Всемирного банка, который играл ключевую роль в приватизации, стал мне горячо возражать. Он привел в пример пробки на улицах Москвы с обилием застрявших в них «мерседесов»… и магазины, наполненные предметами роскоши… Я не возражал против того, что многие россияне настолько разбогатели, что стали причиной уличных пробок или создали спрос на обувь «от Гуччи» и другую роскошь… Но уличные пробки из «мерседесов» в стране, где душевой доход составляет 4730 долл. (речь о доходе за весь 1997 год), есть признак болезни, а не здоровья. Этот знак ясно указывает, что в обществе происходит концентрация богатства в руках немногих, а не распределение его среди большинства».

Картина будет еще ярче, если взглянуть не просто на доходы, а на владение национальным богатством. По данным ежегодных обзоров мирового благосостояния организации «Кредит Суисс», половина богатства планеты приходится на 1% сверхбогатых.

Это вполне закономерно, ведь после 2010 года общее богатство миллиардеров увеличивается со скоростью 13% в год! Это в шесть раз быстрее, чем доходы рабочих и служащих. «После 1980 года почти во всех странах, будь то богатых или развивающихся, осуществлялось масштабное перетекание собственности от государственного сектора в частный», - объясняют составители «Доклада о неравенстве в мире». Так практика неолиберализма делает выгодополучателем крупный капитал.

В России 10% наиболее обеспеченных господ захватили 83% совокупного благосостояния всех домохозяйств. И их доля стабильно увеличивается. За 2019 год число долларовых миллиардеров у нас выросло с 74 до 110 человек, а миллионеров – с 172 до 246 тысяч. 23 богатейших российских олигархов стали богаче еще на 53 миллиарда долларов.

В отличие от списочников «Форбса», простые россияне продолжают беднеть. Их реальные доходы устойчиво снижаются с 2014 года. На данный момент углубление кризиса капитализма наложилось на обрушение нефтяных цен, падение рубля, эпидемию короновируса.

Нарастает и противостояние капиталу. Исследования показывают: почти 60% жителей планеты считают, что капиталистическая система приносит человечеству намного больше вреда, чем пользы. В некоторых странах так думают уже три четверти граждан. Массовое разочарование в капитализме, разворот настроений влево наблюдаются на всех континентах. В США невиданную ранее поддержу на предварительных выборах кандидата в президенты получил Берни Сандерс. Массовые митинги прокатились за последние годы по Франции, Индии, Чили, Колумбии. Миллионы недовольных по всему мирувыходят заявить «Нет!» нищете и бесправию. Правительства капитала не раз бросали против трудящихся полицию и армию. Но нарастание классовых битв неизбежно.

Вспышка короновируса обострила и без того набухшие противоречия. Мир стоит перед жесточайшими вызовами. Ответ на них человечеству гарантирует только социализм. Так было в СССР, который был способен решать самые острые проблемы. Это же продемонстрировал социалистический Китай, сумевший пресечь опаснейшую эпидемию силой мобилизации и коллективных солидарных действий.

Все дело в том, что главной угрозой человечеству является вирус капитализма. Многообразные проявления глобального кризиса – предвестие краха этой системы. Он был научно предсказан Лениным. Этот неизбежный крах уже проявляется в сознании людей, восстающих против системы эксплуатации, несправедливости и тотальной лжи.

Усиления классового противостояния не миновать и России. Борьба против пенсионной реформы и защита народных предприятий демонстрируют объединительный потенциал КПРФ. Организацию этой работы последовательно осуществляет Штаб протестного движения во главе с В.И. Кашиным.

В ряде случаев буржуазия идет на уступки. Но добровольного отказа от неолиберальной политики не будет. Капитал, скорее, станет топить мир в крови, чем обуздает свои аппетиты. В испуге перед трудящимися он прибегает к услугам самых бесчеловечных идей. Он поощряет фашизм на Украине и в Прибалтике. Он разжигает религиозный экстремизм, стравливает суннитов и шиитов на Ближнем Востоке, мусульман и индуистов в Индии. Его расизм проявляет себя в расправах над индейцами Бразилии и Боливии. Примером пещерного антикоммунизма стала резолюция Европарламента, приравнявшая коммунизм к фашизму и возложившая на СССР вину за Вторую мировую войну. В помощь всем тем, кто ведет борьбу с ложью циничных фальсификаторов, мною подготовлена статья «Великая победа советской цивилизации. Мифы клеветников и правда Истории». Прошу активно использовать изложенные в ней факты и аргументы.

Канун социалистической революции

Глобализм сохраняет еще одну характеристику империализма, данную Лениным. Это передел рынков «великими» державами и стоящими за ними монополиями. Предательское разрушение Советского Союза ликвидировало опасного противника и дало транснациональным компаниям громадный рынок сбыта. На короткое время это стабилизировало капиталистическую систему. Но аппетиты рыночных хищников требовали новых жертв. Их жадные кровавые пасти растерзали Югославию, Ирак, Ливию, попытались сожрать Сирию.

Мировой финансовый кризис 2008 года стал самым серьезным со времен Великой депрессии. Он продемонстрировал порочность основ глобального капитализма. Понижение нормы прибыли обостряет борьбу за ресурсы и рынки. В США это особенно заметно после прихода к власти Дональда Трампа. Ради доходов американских корпораций он отошел от тактики империалистических союзов, избрал путь протекционизма и подавления конкурентов. Это привело к росту напряженности с Евросоюзом, Турцией, Японией, к «торговой войне» с Китаем.

За экономическими ударами рано нередко следуют удары военныеТакова логика империализма, и В.И. Ленин ее гениально раскрыл. Но капитализм не вечен. Оценив его противоречия, Ленин сделал вывод о том, что империализм есть канун социалистической революции.

По мере развития империализма происходит концентрация финансового капитала, полное сращивание корпораций с государством. Олигархия активно прибегает к механизмам государственной помощи. Это ярко проявилось в 2008 году, когда правительства включили все рычаги, спасая обанкротившихся создателей финансовых пузырей. Этот же сценарий используется в событиях текущего года.

Обобществление производства в рамках ТНК вступает в жесткое противоречие с капиталистическими производственными отношениями. Эти отношения, по словам Ленина, являются оболочкой, «которая уже не соответствует содержанию». И она неизбежно будет загнивать, «если искусственно оттягивать ее устранение».

Дуновение новых ветров истории представители финансовой олигархии ощущают все больше. Неизбежная гибель капитализма тревожит их все сильнее. Финансист Рэй Далио, чье состояние «Форбс» оценивает в 17 миллиардов долларов, недавно заявил, что рост неравенства создает революционную ситуацию, а потому система нуждается в срочном реформировании.

Но излечить язвы капитализма невозможно. Их можно лишь временно закамуфлировать. Дело – за свержением античеловечной системы. Первый удар по ней нанес Великий Октябрь. Образование Советского государства, создание мировой системы социализма, крушение колониализма поколебало, но не уничтожило гегемонию капитала. Разрушение СССР дало ему временную передышку, влило в одряхлевшие члены порцию свежей крови.

Однако ход истории не обратить вспять. Системный кризис вновь обострился. Задача всех угнетенных и людей доброй воли – сплотиться в борьбе за уничтожение капитализма. Только такая перспектива гарантирует человечеству достойное будущее и само выживание. На это все яснее указывает научная мысль. Об этом все громче говорят такие авторитеты, как нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц или самый читаемый экономист Тома Пикетти.

Свои основные выводы Стиглиц формулирует так: «Ситуация вышла из-под контроля», «социальная несправедливость превратилась в угрозу для всего мира». Полностью созвучны марксизму и его слова о том, что господство финансово-кредитной системы над реальной экономикой приводит не только к росту неравенства и бедности. Оно тормозит развитие всей мировой экономики.

Пикетти идет еще дальше. Он призывает к масштабному перераспределению мирового богатства. Ученый настаивает на законодательном ограничении размеров капитала, которым вправе владеть человек. Предполагая полное устранение олигархии как класса, он предлагает меры, носящие социально революционный характер.

Нужно подчеркнуть: мы ведем речь идет не тех, кого научное сообщество считает чудаками и маргиналами. Идеи этих авторов в центре внимания экономистов и социологов. Они обсуждаются в политических кругах. Их изучают в ведущих институтах Европы и Америки. Им вторят даже те миллиардеры, которые понимают: если рост недовольства перерастет в социальный взрыв, ветер истории безжалостно сметет их вместе с их состояниями. Неспроста миллиардер Рэй Далио заявил на конференции в Саудовской Аравии: «Мировая экономика в предстоящие 10 лет столкнется с процессами, которые могут привести к конфликтам и революциям. Внутреннее столкновение в ведущих странах в ближайшие годы изменит весь мировой порядок». О своем согласии с этой позицией громогласно заявил и президент крупнейшего банка «Голдман Сакс» Джон Валдрон.

Близится полное банкротство капитализма. Процессы на планете подтверждают истинность и актуальность идей Ленина, великую силу его призыва к социализму. Этот обращенный к человечеству призыв укрепляет нашу веру в победу идей равенства и социальной справедливости.

Пролетариат – могильщик капитализма

Среди важнейший идей В.И. Ленина – определение роли пролетариата в свержении власти капитала. Вслед за Марксом и Энгельсом он отстаивал идею о том, что историческая миссия рабочего класса – стать могильщиком капитализма и выступить создателем коммунистического общества. «Самые условия жизни рабочих делают их способными к борьбе и толкают на борьбу, - подчеркивал Ленин. – Капитал собирает рабочих большими массами в больших городах, сплачивает их, обучает совместным действиям. На каждом шагу рабочие сталкиваются лицом к лицу со своим главным врагом – с классом капиталистов. Борясь с этим врагом, рабочий становится социалистом, приходит к сознанию необходимости полного переустройства всего общества, полного уничтожения всякой нищеты и всякого угнетения».

Сегодня эти утверждения – одна из главных мишеней для идеологов буржуазного строя и разного рода оппортунистов. Они заявляют, что рабочего класса как такового больше нет. На смену, дескать, пришли, пусть и мелкие, но собственники. Им уже есть что терять, и они не хотят потрясений. Но нужно видеть реальность. Да, либеральные реформы, деиндустриализация, нанесли по рабочему классу России сильный удар. Произошло его численное сокращение, раздробление, деквалификация. Но он по-прежнему составляет большинство трудоспособного населения. По данным Росстата, на 1 миллион работодателей приходятся 67 миллионов работающих по найму. При этом численность квалифицированных рабочих промышленности, строительства, транспорта и рабочих родственных занятий составляет почти 19 миллионов человек. Это и есть ядро рабочего класса.

Если добавить к ним наемных рабочих сферы торговли, сельского и лесного хозяйства, рыбоводства и рыболовства, а также специалистов различных отраслей, или пролетариев умственного труда по Энгельсу, то станет ясно: рабочий класс – крупнейшая социальная сила в России.

То же касается большинства стран мира. Общая численность наемных работников на планете превышает 2 миллиарда. Занятых в промышленности – 760 миллионов. Это на 200 миллионов больше, чем двадцать лет назад, и на порядок больше, чем в начале прошлого века.

Но дело не только численных показателях. Ленин подчеркивал, что сила пролетариата в историческом развитии неизмеримо больше, чем его доля в общей массе населения. Однако, чтобы рабочий класс превратился в двигатель революционных изменений, он должен осознать свои классовые интересы. Пролетариату необходимо полно и ясно понять, что при сохранении буржуазии он неизбежно будет объектом ее эксплуатации, ведь получать прибыль капиталист может только в процессе наемного труда.

Пока господствует частная собственность и капиталистический рынок, сохранится и власть буржуазии. Пока средства производства остаются в руках капитала, пролетарий будет продавать свою рабочую силу, чтобы выжить. Ни о какой социальной справедливости в этих условиях не может быть и речи.

Еще Маркс и Энгельс подчеркивали: чтобы освободиться от угнетения пролетариату нужно стать «классом для себя», осознать свои особые интересы, создать свою организацию и выдвинуть программу. «Пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация», - отмечалось в «Манифесте Коммунистической партии».

Только последовательная борьба за свои интересы делает рабочих «классом для себя». Политизация рабочего движения вырастает из экономической борьбы на рабочем месте. Борьба профсоюзов трудящихся против работодателей – необходимая для пролетариата школа. Она помогает выработать навыки организации, понять взаимосвязь экономики и политики.

В работе «Что делать?» Ленин подчеркивал: «Борьба рабочих с фабрикантами за их повседневные нужды, сама собой и неизбежно наталкивает рабочих на вопросы государственные, политические, на вопросы о том, как управляется русское государство, как издаются законы и правила и чьим интересам они служат». Ленин обосновал принципиальное положение, что социалистическое сознание возникает не стихийноОно вносится в пролетарские массы революционной партией. Тем самым были разбиты идейные построения «экономизма» с его преклонением перед стихийностью в рабочем движении и выдвижением во главу угла борьбы за частичные экономические улучшения.

В противовес им Ленин подчеркнул значение революционной теории. Он показал неразрывную связь всех форм классовой борьбы пролетариата – политической, экономической и идеологической. При этом руководящей силой массового рабочего движения может быть только марксистская партияИменно партия должна быть его организатором и указывать путь, опираясь на теорию.

Партия нового типа

Ленинская гениальность нашла яркое выражение и в вопросах партийного строительства. «Без революционной теории не может быть и революционного движения... Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией», - писал Ленин. Задача ее создания была блестяще выполнена.

Четкая организация и строгая дисциплина в пролетарской партии означали решительный отход от кружковщины. Как писал Ленин: «За демократию и социализм стоят все здоровые и развивающиеся слои всего народа, но, чтобы вести систематическую борьбу против правительства, мы должны довести революционную организацию, дисциплину и конспиративную технику до высшей степени совершенства».

Марксистская организация трудящихся должна быть непримирима к оппортунизму, ревизионизму и соглашательству. Именно такую партию – партию большевиков – создал Ленин. Это он сформулировал принцип демократического централизма – обязательный для подлинно коммунистической партии. Он и сегодня в числе фундаментальных положений Устава КПРФ.

Партия большевиков стала пролетарской партией нового тип. По своим принципам, формам и методам работы она полностью соответствовала условиям эпохи империализма и социалистической революции. Разработанный Лениным Устав РСДРП предусматривал превращение партии в революционную боевую организацию, где каждый является самоотверженным борцом. В этом было принципиальное отличие от западноевропейских партий Второго Интернационала. В условиях легальной парламентской борьбы они растеряли свой революционный характер, скатились на путь соглашательства с буржуазией. Мы всегда помним об этом, предостерегая партию от увлечения парламентаризмом.

Ленинцы оценили как тупиковые и методы революционных народников и эсеров. Прямое следствие тактики заговоров и террора – отрыв от масс. Для марксистской же партии обязательны близость к массам и неустанная работа с ними. Сплочение рабочего класса вокруг марксистской партии – важнейшее условие, чтобы объединить всех трудящихся, создать их союз для успешной социалистической революции. Этот союз, как указывал Ленин, возможен только в форме диктатуры пролетариата, то есть власти трудящего большинства.

Антикоммунисты используют термин «диктатура пролетариата» как жупел. Но Ленин постоянно подчеркивал, что главное в ней – не насилие, а объединение большинства трудящихся для уничтожения диктатуры капитала. Вот почему пролетарская диктатура «в миллион раз демократичнее самой демократической буржуазной республики».

История доказала правоту Ленина. Творческое развитие марксизма, идея союза пролетариата и трудового крестьянства, открытие Советов как лучшей формы пролетарского государства – позволили осуществить Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Появление советского государства стало громадным шагом вперед. Началось воплощение в жизнь вековых надежд человечества на справедливость. Крах классовой системы, разделявшей людей на хозяев и рабов, освободил скрытые в народной массе силы. Большевистская дисциплина стала одним из условий свершения Великого Октября и победы в борьбе с интервентами и их белогвардейскими пособниками.

Индустриализация, культурная революция, разгром фашизма, освоение космоса стали вехами поступательного движения общества социализма в будущее. Великий Октябрь послужил толчком к пробуждению народов колоний и зависимых стран. Именно Ленину принадлежит идея единого революционно-демократического фронта против империализма. Такая тактика привела к крушению колониальных империй, к победам революционных сил в Китае, Вьетнаме, Корее, Лаосе, на Кубе.

Никонтрреволюция начала 1990-х годов, ни разрушение СССР, ни вызванные этим сложности в мировом коммунистическом движении не обесценили ленинское наследие. Кризис капитализма, обнищание трудящихся, нежелание народов прозябать в дикой несправедливости делают социализм все привлекательнее. Мы с вами вправе сказать даже больше: только наши идеи уберегут человечество от бездны, в которую толкает мир безумная гегемония капитала. Как и в годы борьбы с фашизмом только коммунисты способны оградить цивилизацию от самой жестокой реакции.

Для достижения цели нам нужна партия, крепкая идейно, организационно и нравственно. Необходима строгая сознательная дисциплина как дисциплина классовой борьбы пролетариата за власть трудящихся. Именно ее Сталин называл железной.Уставные нормы обязательны для всех. Статус члена ЦК или секретаря обкома – это не верительная грамота на привилегии. Доверие товарищей нужно оправдывать, трудясь с утроенной энергией. И спрос здесь необходим особый.

Ленинский образец дисциплины

Без строгой дисциплины партия нового типа не могла состояться. Для оценки ее сути Ленин считал важным вникнуть в проблему антагонизма между интеллигенцией и пролетариатом. Как и другие марксисты, он определял типичными чертами мещанской интеллигенции «хлюпкость» и философию избранных, «стоящих над массой». Избранные считают партийную дисциплину обязательной для других, но не для себя.

Конечно, антагонизм между интеллигенцией и пролетариатом иного рода, чем между трудом и капиталом. Интеллигент – не капиталист. Он вынужден продавать продукт своего труда, а часто и свою рабочую силу. Нередко он терпит эксплуатацию капиталиста и социальное принижение. У интеллигента нет экономического антагонизма к пролетариату. Но его непролетарские жизненное положение и условия труда диктуют специфику мышления. Эти особенности отмечал Карл Каутский, которого Ленин здесь безусловно поддержал.

В 1904 г. в своей работе «Шаг вперед, два шага назад» Ленин, вслед за европейским социал-демократом, еще твердо стоявшем на позициях марксизма,подчеркивает: пролетарий всю свою силу черпает из организации. Он чувствует себя великим, когда составляет часть сильного организма. Пролетарий ведет борьбу как частичка большой массы соратников. Он не ищет личной выгоды и славы, добровольно подчиняется дисциплине, исполняет свой долг на всяком посту.

С интеллигентом дело обстоит иначе. Его оружие – не сила коллективных действий, а личные качества, знания и способности. Необходимость дисциплины он признает для массы, но не для «избранных душ». Такие взгляды явно мешают классовой борьбе, которая требует подчинить всех ее участников общей цели – установлению диктатуры пролетариата.

Конечно, из интеллигенции вышли и многие социал-демократы, и большевики. Но они всецело прониклись пролетарским настроением, уверенно шли в ряду и шеренге, работали на всяком посту, целиком подчиняли себя делу рабочего класса. Пример строгой дисциплины давали авторы «Манифеста Коммунистической партии» Карл Маркс и Фридрих Энгельс.

Жизнь всегда делила интеллигенцию на революционную, готовую к суровой дисциплине, и мещанскую, бегущую от классовой борьбыЛенин особо выделял рабочую интеллигенцию. Как передовой отряд революции, она прокладывала пролетариату путь к схватке с царизмом и буржуазией.Героизм баррикад Первой русской революции выдвинул славную плеяду рабочих-интеллигентов. В их числе: Иван Бабушкин, Климент Ворошилов, Михаил Калинин, Александр Шотман, Иннокентий Дубровский, Григорий Петровский, Александра Артюхина, Анатолий Ванин, Петр Запорожец.

Немало представителей рабочей интеллигенции пало на полях сражений Великой Отечественной. До схватки с фашизмом они без отрыва от производства успели пройти путь овладения науками, составили костяк плеяды строителей социализма.

Не забудет Родина и выдающихся представителей дореволюционной интеллигенции, честно служивших Советской власти. Это академики Павлов, Ферсман, Вернадский, литераторы Горький, А.Толстой, Маяковский, режиссеры Станиславский и Немирович-Данченко.

Гордость многонационального СССР составляли лучшие представители трудовой интеллигенции Курчатов и Королев, Семенов и Капица, Харитон и Ландау, Келдыш и Патон, Коптюг и Алферов. Они подавали яркий пример высокой дисциплины и неустанного созидания, продолжая традицию великих интеллигентов пролетарского типа Ленина и Сталина.

История возложила на КПРФ благородную миссию – объединить все мыслящее и честное. Еще в конце Х1Х века Ленин отмечал, что в России есть «рабочая интеллигенция», и настаивал «мы должны приложить все усилия к тому, чтобы ее ряды постоянно расширялись, чтобы ее высокие умственные запросы удовлетворялись, чтобы из ее рядов выходили руководители русской социал-демократической рабочей партии».

Стать настоящим рабочим интеллигентом – значит преодолеть мещанское отношение к дисциплине. Она для партии – явление не формальное, не бюрократическое, не оторванное от высоких помыслов и нравственных чувств. В 1904 году пролетарский вождь писал: «Бюрократизм можно перевести на русский язык словом: местничество. Бюрократизм означает подчинение интересов дела интересам карьеры, обращения сугубого внимания на местечки и игнорирование работы…»

Ленин подчеркивал: в политике интеллигентский индивидуализм ведет к оппортунизму. Он несгибаемо боролся за единство партии. Большевиков партийная дисциплина подняла до исторической роли пролетарского авангарда, меньшевиков низвела в болото оппортунизма.

Большевизм закалялся в борьбе как с уступчивым капиталу меньшевизмом, так и с мелкобуржуазной революционностью эсеров, и с интеллигентским нигилизмом анархистов. Он оттачивал классовый подход к анализу фактов и явлений, не допускал уклона ни в «левацкую» революционность, ни в соглашательство с буржуазией.

Большевизм культивировал дисциплину взаимного уважения и доверия, требовательности друг к другу, открытости и гласности. Ее обязательное условие – коллективизм в работе и коллегиальность в принятии решений. К такой дисциплине призывал меньшевиков Ленин в период единства РСДРП вплоть до 1912 года. Он настаивал на открытой партийной критике, считал недопустимым «скрывать от партии возникающих и нарастающих поводов к расколу». Но открытая товарищеская критика, возможна, по Ленину, «покуда борьба не ведет к анархии и расколу».

В 1921 году в партии назрел кризис в связи с дискуссией о профсоюзах, и Владимир Ильич определил меры для пресечения интеллигентского и анархического индивидуализма. Он бичевал «односторонность, увлечение, преувеличение, упрямство» Троцкого и групповую дисциплину «рабочей оппозиции» в противовес общей дисциплине.

Ленинский подход предполагал ведение критики по существу дела, при полном уничтожении фракционности. Такая критика призвана учитывать положение партии, не допускать ее форм, «способных помочь классовым врагам пролетариата». Недопустимо и спекулятивное использование критики, подмена ее критиканством для достижения карьерных целей.

Сложные повороты в истории КПСС преподнести коммунистическому движению важные и трагические уроки. Они актуальны для нас еще и потому, чтобольшинство КПРФ составляют  не представители рабочего класса. Это трудящиеся из числа интеллигенции, служащих и мелкой буржуазии. Индивидуальный труд и работа в небольших коллективах делает таких людей податливее влиянию индивидуализма и группового эгоизма. Это накладывается на смену поколений в КПРФ в условиях антикоммунизма, который стал частью государственной политикой современной России.

Ситуация требует от нас строгости и принципиальности в достижении общности оценок, в обеспечении единства действий. Крайне необходимо повышенное внимание к вопросам идеологии, теории, идейного роста наших товарищей. Суровое противостояние партии и правящего режима еще и еще раз диктует железное требование: безукоризненно исполнять нормы демократического централизма!

Сегодня в партию идет поколение с не всегда твердыми мировоззренческими установками. Оно пополнило наши ряды на протестной волне. В нем есть сегменты и шапкозакидательства, и карьеризма, и идейной нечеткости. Подчас наши молодые товарищи подвержены мелкобуржуазной суете и панике, колебаниям настроений, вспышкам как активности, так и депрессии. Виртуальный мир соцсетей способен замещать в их восприятии реальное состояние общества и понимание баланса политических сил. Теоретический багаж у многих недостаточен.

Ленинская идейная крепость партийного пополнения крайне важна делу, которому мы служим. Мы понимаем: молодые коммунисты нуждаются в должной подготовке. Партия создала для этих целей Центр политической учебы, и он исключительно эффективно работает. У нас есть все основания поблагодарить его организаторов и лекторов. Теперь мы можем и должны идти дальше. Нужно сделать все, чтобы усилить, шире развернуть партийные программы образовательно-воспитательного характера.

Великий Ленин и Великая Победа

Две даты мы отвечаем с небольшим промежутком времени – ленинский юбилей и 75 лет Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Из бронзы Ленин. Тополя в пыли

Развалины разбитого вокзала

Под вечер немцы в городок вошли

И статую низвергли с пьедестала…

Фашистский оберст крепко ночью спал,

А утром чуть не тронулся от страха:

Как прежде, Ленин бронзовый стоял,

Незримой силой поднятый из праха.

Это стихотворение Степана Щипачева было напечатано в первые же дни Великой Отечественной. Его строки отразили не только великий и трогательный эпизод схватки с фашизмом. В наше время символическое значение этого поэтического рассказа лишь возросло. Он ярко напоминает о неустанной битве между носителями ленинской правды и ее врагами.

Великий Шолохов в начале огневой схватки с фашизмом послал в Москву из станицы Вешенской телеграмму: «Дорогой товарищ Тимошенко! Прошу вас принять в фонд обороны СССР присужденную мне Сталинскую премию 1 степени. В любой момент по вашему призыву готов стать в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. До последней капли крови защищать социалистическую родину, великое дело Ленина-Сталина». Под этими словами стоит подпись: полковой комиссар запаса РККА, писатель Михаил Шолохов. И эта подпись принципиально важна.

В начале июня 1941 года командование Вермахта направило в войска специальный приказ. Он предписывал не брать комиссаров и политруков в плен, расстреливать их на месте. Это была месть за принципы, за идеи, за несгибаемость, воспитанные Лениным. Но его партия не могла покориться, не могла не справиться с гнусной фашистской заразой.

Гений Владимира Маяковского не случайно вывел важную поэтическую формулу: «Мы говорим – Партия – подразумеваем Ленин! Мы говорим Ленин – подразумеваем Партия». Отождествив два этих образа, Маяковский подчеркнул безупречность духовных истоков партийной идеологии. Ленин – не только стратег и организатор, революционер и государственный деятель. Ленин – просвещеннейший политик своего времени.

Его вкусы и убеждения формировали и Некрасов, и Герцен, и Белинский, и Салтыков-Щедрин, и Чернышевский. В 1902 году он говорит о «всемирном значении, которое приобретает теперь русская литература». Ленин гордится русской культурой, называет творчество Льва Толстого «зеркалом русской революции». В тяжелом 1918 году он держит на своем столе томик стихов Федора Тютчева, а в 1919 году в работе «О задачах III Интернационала» обращает внимание на роман Анри Барбюса «Огонь» как художественно убедительный и необычайно полезный для формирования революционного сознания личности.

Русская революция родила уникальные художественные образы. Таких, как образ комиссара в нашей литературе. Их создавали Фурманов в «Чапаеве»,Вишневский в «Оптимистической трагедии», Шолохов в «Поднятой целине».

Писательская интеллигенции России чутко реагировала на победное движение социализма. Она сердцем приняла идеи коммунизма. Эту искренность остро и точно чувствовали зарубежные прогрессивные писатели. Они откликались на раскатистую песнь русской революции. Они помогли окрасить ХХ век звучным эхом прорыва к социализму. Этот великий призыв воспитал поколения советских людей, не склонившихся перед нацистской чумой, выстоявших и победивших.

На массовый героизм советских солдат вдохновлял личный пример политработников. История запечатлела их имена. Замполит, полковой комиссар ЕфимФомин в Брестской крепости. Политрук Александр Панкратов, повторивший подвиг Александра Матросова. Политрук пулеметной роты Александра Нозадзе, погибшая, поднимая бойцов под шквальным огнем. Старший политрук эскадрильи Андрей Данилов, в июне 1941-го сбивший и таранивший трех «мессершмиттов».

Немецкие захватчики воспринимали политработников Красной Армии как ударную силу большевистской партии. На карте Москвы, которую нашли у одного сбитого немецкого летчика, как главная цель для атак была отмечена политическая академия им. В.И. Ленина.

Одним из немецких историков, писавших о войне, был Пауль Карел. За этим именем скрывался оберштурмбанфюрер СС Шмидт. В труде «Восточный фронт» он особо осмыслил роль красных комиссаров. Автор писал: «Со времени Курской битвы советский комиссар все более воспринимался как опора в борьбе с недальновидными начальниками и бестолковыми бюрократами… В действительности комиссары были политически активные и надежные солдаты, чей общий уровень образования был выше, чем у большинства советских офицеров… Эти люди составляли главную движущую силу советского сопротивления. Они могли быть безжалостными, но в большинстве случаев не жалели и себя». Так утверждал наш враг. И эти слова – высшая оценка крепости нашей идеологии.

В схватке с фашизмом партия уверенно использовала могучую силу слова. Сталинское обращение «братья и сестры» проникало в глубину народной души. Ее будоражили пронзительные стихи советских поэтов. Незачерствевшие сердца и сегодня до слез трогает стихотворение Константина Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины». Колоссальна духоподъемная сила «гимна» Великой Отечественной «Вставай, страна огромная».

Слово ленинской партии сражалось вместе с солдатами Красной Армии. И потому из послевоенных приемников на весь Советский Союз звучала замечательная песня Михаила Матусовского «Комиссары»:

Вы бросали людей в штыки,

Наносили врагу удары –

Замполиты, политруки,

А по-прежнему комиссары!

В догоревшей дотла избе,

Продержавшись пять суток кряду,

Тот последний патрон себе

Оставляли вы как награду.

А наутро в огонь опять!

И дорога вперед без счета.

Побеждать или умирать –

Ваша главная партработа!

Великая Отечественная показала, что идеология справедливости и воспитание социалистического мировоззрения позволили нашим отцам и дедам выстоять в самых невыносимых условиях. Под руководством партии большевиков советский народ смог собрать силы для борьбы и победы. Основанная Лениным держава социализма явила миру примеры невероятного героизма. Ее Красная Армия под командованием генералиссимуса Сталина принесла свободу народам Европы и водрузила Красный стяг над поверженным Рейхстагом. Этот победный стяг с серпом и молотом мы вместе оградили от варварской перекройки правящей партией. Сегодня он вопреки всему гордо реет над нашей страной и колоннами Бессмертного полка!

Лекарство от чумы

Тридцать лет неолиберализма гарантировали России отступление по всем фронтам. Реставрация капиталистических порядков принесла трагический регресс, деиндустриализацию, глубокий социально-экономический и культурный кризис. В погоне за прибылью, правящий класс не способен принять тувеликую картину будущего, которая влекла вперед советских людей, вдохновляла на подвиги, открытия  и свершения.

У правящего режима совсем другие цели. Они сугубо утилитарны и связаны с интересами кучки олигархов. Пока растут их прибыли, наука чахнет, высокотехнологичные производства убиты, образование и здравоохранение деградируют, а социальное неравенство бьет рекорды. Российская буржуазия и ее правительство не брезгуют даже залазить в карманы стариков. Презрение к людям вылилось в пенсионную реформу и в отказ «Единой России» принять федеральный закон о «детях войны».

20 миллионов наших сограждан живут в крайней нищете. Но официальные цифры занижены. Это признал даже Росстат. По его данным уже половине российских семей не хватает денег на товары длительного пользования. Купить все, что душе угодно, могут только 2,7% россиян.

Падение реальных доходов, мизерные пособия, снижение доступности и качества здравоохранения и образования привели к новой волне депопуляции. В прошлом году естественная убыль населения России стала рекордной за 11 лет. Миграционный поток не компенсировал потери. Население вновь уменьшается. Основной причиной депопуляции стало снижение рождаемости. Оно затронуло 80 из 85 регионов. Причем в Ивановской, Новгородской и ряде других областей, рождаемость рухнула на 18-23 процента. Катастрофический характер происходящего налицо.

Но власти не сворачивают с либерального пути. План приватизации госсобственности на 2020-2022 годы фиксирует готовность пустить с молотка банк ВТБ, «Совкомфлот», Новороссийский и Махачкалинский морские порты, «Алмазювелирэкспорт» – в общей сложности сотни государственных активов.

Перед Россией стоит вопрос выживания как независимого государства. Глобальному капиталу не терпится поживиться ресурсами нашей страны.Доморощенная буржуазия рано или поздно уступит натиску более сильных хищников. Только власть  трудящихся может спасти Россию. И в этом тоже состоит правота и жизненнаяценность ленинских заветов. Возьмите и перечитайте блестящую работу лидера большевиков «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». И вы убедитесь: каждое ее слово звучит набатом и указывает выход из тупика. Система изложенных Лениным мер и сегодня является для России единственно спасительной!

Программа КПРФ впитала ленинские заветы. Она преломила их к требованиям момента и превратилась в нашу Антикризисную программу. Созидательные идеи партии получили подкрепление в ее законотворческой деятельности. Второй Орловский экономический форум суммировал наши предложения, как основу для содержательной борьбы в парламенте и на улице, в трудовом коллективе и в единении с союзниками.

Интересы трудового народа команда КПРФ отстаивает честно, профессионально и деятельно. По своим направлениям эту работу организуют: И.И. Мельников, В.И. Кашин, Ю.В. Афонин, Д.Г. Новиков, Н.В. Коломейцев, С.Е. Савицкая, Н.М. Харитонов, Н.Н. Иванов, Л.И. Калашников, В.С. Шурчанов, К.К. Тайсаев, В.В. Чикин, Б.О. Комоцкий, О.Н. Смолин, А.А. Кравец, Н.И. Осадчий, Т.В. Плетнева, С.А. Гаврилов, А.В. Куринный, Н.А. Останина, А.А. Пономарев, С.И. Казанков, Л.Г. Баранова, Л.Н. Швец, Л.Н. Доброхотов и многие другие.

КПРФ стала партией, которая немедленно отреагировала на предложение реформировать Конституцию. Нынешний Основной Закон достался стране в наследство от пьяно-кровавого ельцинского разгула и расстрела. По большому счету, он требует полной замены. Власть на это, разумеется, не решилась. Но «распечатав» текст Конституции, правящий режим косвенно признал: она не соответствует запросам общества.

Как политическая сила, мы просто обязаны выжать максимум из возникшей общественной дискуссии. Да, власть пытается ее жестко «модерировать». Но нам не привыкать к схваткам с административно- пропагандистским ломом.

У КПРФ есть выверенная позиция. Она полностью соответствует интересам трудящихся. Ее нужно уверенно продвигать дальше. Напомню суть нашихпятнадцати  основных идей реформирования Конституции.

1. Принадлежность народу России ее природных недр.

2. Государствообразующая роль русского народа в семье равноправных народов страны.

3. Возраст выхода на пенсию: 60 лет – для мужчин, 55 – для женщин.

4. Индексация пенсий, социальных выплат и стипендий на величину индекса роста потребительских цен ежегодно.

5. Минимальный размер зарплат и пенсий – не ниже реального прожиточного минимума.

6. Платежи за услуги ЖКХ – не выше 10% от дохода семьи.

7. Контроль за работой чиновников, закрепление понятий «парламентский запрос», «парламентское расследование».

8. Право Госдумы решать вопрос о доверии и недоверии правительству, его министрам, вице-премьерам, руководителям федеральных органов исполнительной власти.

9. Выборность Совета Федерации, губернаторов и мэров населением прямым тайным голосованием без «фильтров».

10. Выборность мировых, районных и городских судей.

11. Строгое наказание за фальсификацию итогов голосования как за посягательство на основы конституционного строя.

12. Определение задачами Банка России экономический рост и повышение благосостояния граждан.

13. Право местного самоуправления на такую долю налоговых доходов, которая гарантирует исполнение его полномочий.

14. Глубокое реформирование Конституции в интересах народа. Формирование Конституционного собрания.

15. Принятие нового закона о референдуме. Утверждение референдумом поправок Конституционного собрания.

Сегодня стоит задача продолжать агитационную кампанию, напористо разъяснять нашу позицию. При грамотно поставленной работе она получает самую широкую поддержку. Для партии и ее союзников это важный этап мобилизации на пути к крупным избирательным компаниям. Подготовка к ним уже сегодня находится в центре внимания всего Центрального Комитета и, в особенности, Штаба КПРФ по выборам под руководством И.И. Мельникова.

В целом, «ремонт» Конституции отвечает запросу общества на перемены. Но в поведении правящих кругов преобладает имитация, а их «реформа» стала еще и операцией прикрытия для «обнуления» президентских сроков. Только фракция КПРФ голосовала против. Этот факт должен стоять в центре пропагандистской работы наших отделений. Он служит важным водоразделом в принципиальной оценке поведения политических партий. Особенно тех, что представлены в парламенте.

Наша партия призвана объединить все здоровые силы страны в подлинно Народный фронт сопротивления и победы. Мы зовем к сплочению всех, кто связывает с Россией свое будущее, а не готовит «запасные аэродромы» в виде зарубежных поместий и офшорных счетов.

Стержнем победоносного объединения трудового народа может быть только пролетариат в авангарде со своей партией. Октябрьский 2014 года Пленум ЦК мы посвятили положению рабочего класса. Рост влияния КПРФ в пролетарской среде – наша важнейшая задача. Центральный комитет не раз подтверждал важность широкого привлечения рабочих в ряды КПРФ, защиты ее пролетарского духа. Это не дань традиции, а насущная необходимость. Только крепкое пролетарское ядро поставит заслон мелкобуржуазному перерождению, оппортунистическому соглашательству, парламентским иллюзиям, боязни работы в гуще людей. В.И. Ленин предупреждал об этой угрозе, заявляя, что «сущность оппортунизма – принесение в жертву прочных и длительных интересов пролетариата мишурным и минутным его интересам».

Пролетарский характер партии предполагает рост влияния в среде трудящихся и в профсоюзах. Да, боевых профсоюзов мало. Тем важнее наращивать в них свое присутствие. Ленин напоминал: «Иначе как через профсоюзы, через взаимодействие их с партией рабочего класса нигде в мире развитие пролетариата не шло и идти не могло».

Только став авангардом рабочего движения, внося в него социалистическое сознание, мы сформируем настоящий боевой кулак. Для широкого Народного фронта это особенно важно. Не раствориться среди попутчиков, быть центром лево-патриотических сил партия может только через уверенное влияние на рабочих. Будем помнить ленинский принцип: «Через все компромиссы, поскольку они неизбежны, уметь провести верность своим принципам, своему классу, своей революционной задаче».

Нельзя идти вперед, не идя к социализму. Он – наша главная цель. Ее достижению надлежит подчинить все – и союзы, и компромиссы, и агитацию, и работу в органах власти, и участие в выборах, и уличную активность. Вот он, ленинский завет нам, коммунистам XXI века: «Воспитывая рабочую партию, марксизм воспитывает авангард пролетариата, способный взять власть и вести весь народ к социализму, направлять и организовывать новый строй, быть учителем, руководителем, вождем всех трудящихся и эксплуатируемых в деле устройства своей общественной жизни без буржуазии и против буржуазии».

Крепить солидарность

Развивая учение об империализме, Ленин вывел закон неравномерности экономического и политического развития капитализма. В таких условиях неизбежна разновременность вызревания социалистических революций в разных странах. Из этого следует крайне важный вывод: «социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными».

Кроме того, Ленин обосновал положение о разнообразии форм перехода наций к социализму. Он отмечал: «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни».

Несмотря на различия в скорости, движущих силах, конкретных формах борьбы трудящихся за социализм, их международная солидарность жизненно необходима. Повышенное внимание интернационализму уделял Ленин. Предательство лидеров Второго Интернационала, поддержавших мировую бойню, подтвердило необходимость объединения рабочих всех стран. Нельзя не вспомнить и о массовой кампании солидарности с Советской России в западных странах. Она сыграла большую роль в прекращении иностранной интервенции против страны Советов.

Заслуга Ленина и в том, что он открыл такую форму интернационализма, как солидарность пролетарских и национально-освободительных движений.«Мы действительно выступаем теперь не только как представители пролетариев всех стран, но и как представители угнетенных народов», - говорил Владимир Ильич в 1920 году. Эту идею наглядно выразит И.В. Сталин на Х1Х съезде КПСС.

Растущая сегодня агрессивность глобалистов требует крепить интернациональный фронт против всевластия капитала. На регулярной основе проводятся Международные встречи коммунистических и рабочих партий. Последняя из них в октябре прошлого года собрала в Турции делегации 74 партий из 58 стран. Совместные резолюции и заявления помогают определять общую тактику антикапиталистической борьбы.

18 полноправных членов и три партии-наблюдателя объединяет Союз компартий – СКП-КПСС. Сейчас мы готовим съезд нашего Союза, который осуществит сверку часов, определит планы совместной деятельности.

Вместе со своими соратниками со всего мира мы провели масштабные мероприятия в честь 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Нынешний год мы посвящаем 150-летию со дня рождения В.И. Ленина и 75-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Мы обязательно проведем и международный форум, и научно-практические конференции, и юбилейные вечера.

Большое значение имеет развитие двусторонних партийных отношений. Крепнут связи между КПРФ и Коммунистической партией Китая. По итогам поездки нашей делегации в КНР в декабре прошлого года подписан Меморандум о сотрудничестве. Он является продолжением предыдущего соглашения и будет действовать до 2024 года.

Исключительно важна солидарность с национально-освободительными движениями. Коммунистические и рабочие партии выступают в поддержку народов Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока, которые ведут борьбу с империализмом. Мы продолжим разоблачать козни капитала, который, рядясь в одежды поборника «прав человека», защитника национальных меньшинств, скрывает свою истинную суть захватчика и грабителя.

Несмотря на попытки буржуазной пропаганды похоронить коммунизм, высмеять его, смешать с грязью, предать забвению, миллионы жителей земли отказываются мириться с «капиталистическим раем». Беспрецедентные успехи демонстрируют Китай и Вьетнам. Уверенно идут избранным курсом КНДР и Лаос. Нет сомнений, что вопреки «торговым войнам», мировому экономическому кризису и испытанию короновирусом, КНР уже в ближайшее время добьется цели завершить преодоление бедности и построить «общество среднего достатка».

Героически сопротивляются империализму Куба, Венесуэла, Никарагуа. Несмотря на сильнейшее внешнее давление, они осуществляют значительные социальные программы, выводят людей из нищеты, обеспечивают доступность здравоохранения и образования.

Большим доверием пользуются компартии в Индии, Бразилии, ЮАР, Японии, Португалии, Греции и других стран. На улицах и площадях, в заводских кварталах и отдаленных деревнях, в стенах парламентов и со страниц газет они защищают интересы трудящихся, вскрывают язвы капитализма, разоблачают неолиберализм, борются за социалистическое будущее планеты.

«Уничтожение капитализма и его следов, введение основ коммунистического порядка составляет содержание начавшейся теперь новой эпохи всемирной истории» - эти ленинские слова не покрылись пылью минувшего столетияОни уверенно написаны на нашем красном стяге, с которым мы идем вперед, к новым победам дела социализма.

Обреченные потуги

Растущие в российском обществе левые настроения закономерно повышают авторитет Ленина и Сталина. Ответ реакционеров – усиление антисоветской пропаганды.

Оппоненты Ленина пытаются свести его деятельность к сугубо революционной, да еще придав этому уничижительный оттенок. Что ж, пусть они сами попытаются свершить революционный прорыв в жизнь общества, в науке, или в культуре. Именно революционная энергия В.И. Ленина вкупе с глубиной мыслителя обусловили его гигантский вклад в развитие науки об обществе, о классовых противоречиях, о природе кризисов капитализма, о неизбежности борьбы угнетенных за социальную справедливость. Гениальный ученый убедительно и точно использовал в своих трудах метод исторического материализма. Опираясь на свои научные разработки, он свершил самую крупную социально-политическую революцию в истории человечества.

Есть и другая грань ленинской гениальности. Противники большевизма льют крокодиловы слезы по великой империи, но чудесным образом «забывают» простой факт: она изжила себя, и потому в начале 1917-го завершила свой путь. Но если царское правительство ввергло страну в жесточайший всеохватный кризис, то Временное правительство за восемь месяцев и вовсе довело дело до территориального распада страны. Из рук министров-капиталистов Ленин получил нещадно разгромленную Россию.

Пренебрежительно говоря о Ленине-революционере, его критики вполне по-солженицински рисуют образ разрушителя. Они намеренно умалчивают о колоссальных достижениях первого председателя Совета Народных Комиссаров в области государственного строительства. Эти господа не желают признавать в Ленине выдающегося государственника. А вот нобелевский лауреат, британский математик и философ Бертран Рассел утверждал: «Государственные деятели масштаба Ленина появляются в мире не чаще чем раз в столетие, и вряд ли многие из нас доживут до того, чтобы увидеть равного ему. Можно сказать, что наш век войдет в историю веком Ленина и Эйнштейна».

Сегодня мир переживает агрессивные вспышки дремучего невежества. Но снос памятников Ленина на Украине, другие акты вандализма лишь подтверждают величие гения и актуальность его наследия. Масштабная классовая борьба в мире вновь нарастает, и на баррикадах современности В.И. Ленин остается правофланговым. За справедливую жизнь, за интересы трудящихся, за человеческое достоинство продолжает сражаться его бессмертный образ, многотомье его трудов, его идейно-теоретическое наследие, практические успехи социализма в ХХ и ХХ1 веках.

Духовные наследники фашистов лютуют не только на Украине, в Польше, в Прибалтике. Они и в России продвигают антисоветизм и русофобию, возводят Ельцин-центры, призывают раскопать захоронения у Красной площади. Антикоммунисты разной степень агрессивности действуют не покладая рук. Это они восхваляют Маннергейма, Колчака и Краснова. Это с их подачи Ленинский Мавзолей стыдливо прячут за фанерными щитами в дни майского парада. Это их адепты тужатся перечеркнуть неохватное ленинское наследие: идейно-теоретическое, революционно-преобразовательное, советско-созидательное.

Попытки антисоветчиков принизить масштаб личности Владимира Ильича напоминают старую как мир истину: стремление оболгать и обесценить гениев – привычный удел тех, кто не способен создать великогоВыдающиеся же фигуры ярко и убедительно говорят правду. О нравственной основе ленинизма глубоко отзывался выдающийся ученый Альберт Эйнштейн: «Я уважаю в Ленине человека, который всю свою силу с полным самопожертвованием своей личности использовал для осуществления социальной справедливости. Люди, подобные ему, являются хранителями и обновителями совести человечества».

Как важно всем нам вникнуть в эти слова! Сегодня они помогают коммунистам осознать ответственность за защиту имени Ленина, дают силы бороться за воплощение в жизнь его идеалов.

На наших глазах антикоммунизм и русофобия прочно слились в разрушительном порыве. Их совместная борьба с ленинским наследием – не случайное стечение обстоятельств. Пороча великое учение, искажая историю, они хотят лишить наш народ воли к свободе и справедливости, отнять у него качества, которые воспитала в нем миссия первостроителей нового общества. Их заветная мечта – похоронить перспективы социализма. Но дело их тухлое. Те, кто тащат мир назад, обречены.

Даже среди идейных противников Ленина было немало тех, кто нашел в себе мужество признать его историческую правоту и величие. Русский религиозный философ Николай Бердяев, переосмысливая в эмиграции опыт Октябрьской Революции, писал о Ленине: «В его характере были олицетворены черты русского народа: простота, цельность, нелюбовь к прикрасам и риторике, практичность мысли. Лично он не был жестоким. России грозила полная анархия, распад, который был остановлен коммунистической диктатурой, нашедшей лозунги, которым народ согласился подчиниться».

Как только не пытались развенчать Ленина мелкотравчатые ниспровергатели. На что только не посягали. Копаясь в его происхождении, иные «патриоты» так и не поняли, что именно Ленин смог вобрать лучшие качества русской души. И потому стал всемирен. Он также широк и неохватен, как необъятны просторы, освоенные русским народом. Только такая душа могла любить каждого, не взирая на цвет кожи и разрез глаз. Вот почему его слышали, понимали и воспевали в разных уголках нашей планеты.

Ленин был на устах Эрнста Тельмана, погибшего в гитлеровских застенка. Ленина вдохновлял Мао Цзедуна, Махатму Ганди и Хошимина вырвать свои народы из колониального ада. Ленин звал Фиделя Кастро и Эрнесто Че Гевару на подвиг кубинской революции. Ленин давал сил Нельсону Манделе в борьбе с апартеидом. Ленин помогал Уго Чавесу возрождать надежду на победу социализма в ХХI веке.

Владимир Ленин стал символом и решительной борьбы, и грандиозного созидания. Его имя было на устах Королева и Гагарина, открывших космическую эру. Вершители полета в будущее «стояли на плечах» ленинского плана ГОЭЛРО. Для советской державы это был не только великий экономический проект. «Лампочка Ильича» осветила путь на века вперед. Она создавала возможность всеобщего образования. Она широко открывала двери к творческой самореализации миллионов народных масс.

«Человек – это звучит гордо!»

Ленинскую линию Сталин подхватит не только грандиозными темпами пятилеток и созданием могучей индустрии. Он сделает все, чтобы культурная революция преобразила страну, а ее народ имел все основания заявить: «Человек – это звучит гордо!»

«Я – лишь скромный ученик Ленина» - настойчиво повторял Иосиф Сталин. Своему учителю он был верен и в деятельной заботе о неуклонном интеллектуальном и духовно-культурном росте народных масс.Он поднял на щит великие деяния предков. Он напомнил о свершениях отечественной истории. Он громко заявил о значении русской классики, широко отметив столетие со дня смерти Пушкина в 1937 году.

Нынешняя власть отринула революционно-демократическое направление русской классики. Это сделало обучение литературе в средней и высшей школе не просто неисторичным. Такой «образовательный процесс» жестоко искажает сознание молодого поколения в решающий период его формированияЛев Толстой теперь лишь религиозный философ и моралист, но не «зеркало русской революции». Федор Достоевский уже не реалист, глубоко отразивший социальные язвы, а исключительно богоискатель. Сергей Есенин только лирик, а не поэт, воспевавший имя Ленина в «Анне Снегиной».

Но что же Маяковский? Что Шолохов? Ведь с их-то непреодолимой «коммунистичностью» и вовсе ничего не поделать! Чиновники-антисоветчики нашли выход. «Тем хуже для этих авторов» - решили они, и свели на нет их место в школьной программе.

В результате сформирована целая генерации одичавших егэшников. Им не только незнаком Николай Островский. Они неспособны распознать даже Пушкина и Лермонтова. И это – не повод для язвительного анекдотца. Это настоящая трагедия для страны. У этой беды есть своя причина, свой источник – борьба с коммунистической идеологией. Она абсолютно логично завершилась торжеством идеологии неолиберальной. Попытки скрыть этот факт, приукрасить ситуацию, надеть на либеральные догмы кафтан казенного «патриотизма» ничего не дают. Их разрушительная сердцевина делает свое дело.

Но ветер истории способен развеивать мусор фальсификаций. Сегодня 46% молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет выбирают социализм, а 81% положительно относятся к социалистическим идеям. Для нас в этих цифрах – колоссальный потенциал. Нам еще предстоит реализовать его в должной мере.

И.В. Сталин говорил: «Молодежь — наша будущность, наша надежда… Она должна донести наше знамя до победного конца». Но молодая смена уверенно продолжит наше дело только пройдя школу коммунистического воспитания. Задача коммуниста и комсомольца – изучать марксизм, усваивать законы развития общества, исследовать факты и явления современности, глубоко понимать действительность и тенденции ее развития. Надо уметь выбрать из всех знаний то, что необходимо для победы.

В.И. Ленин призывал молодежь впитать знание, которое выработало человечество. Он считал крайне важным дополнять его воспитанием: «Наша школа должна давать молодежи основы знания, уменье вырабатывать самим коммунистические взгляды, должна делать из них образованных людей, …участников борьбы за освобождение от эксплуататоров».

Ельцинские реформаторы решительно изживали процесс воспитания из вуза и школы. Они убеждали в необходимости «очистить образование от несвойственных функций». Это делалось, чтобы выжечь из школы советский дух, его ценности чести, правды, справедливости, уважения к ратному и трудовому подвигу народных героев. Советская школа была насквозь пропитана высокими чувствами гражданственности и патриотизма. И это сильно мешало проводить разрушительные «реформы», отнимать народную собственность, провозглашать: «Патриотизм – прибежище негодяев».

Владимир Ильич подчеркивал, что «Свое образование, свое учение и свое воспитание» Коммунистический союз молодежи должен соединять «с трудом рабочих и крестьян»Он настаивал: «Надо, чтобы все увидели, что всякий, входящий в Союз молодежи, является грамотным, а вместе с тем умеет и трудиться… Надо, чтобы Коммунистический союз молодежи воспитывал всех с молодых лет в сознательном и дисциплинированном труде». «Не ждать, что к вам придет молодежь, а идти и работать там, где молодежь!», - эти слова В.М. Молотова на 15-летии ВЛКСМ и сегодня должны быть руководством к действию для комсомольцев.

В год юбилеев со дня рождения В.И. Ленина и Великой Победы у каждого коммуниста и у нашей молодежи есть все возможности проявить себя. Делу пополнения наших рядов призван послужить специальный призыв в партию и комсомол. Нужно усилить эту работу.

В рамках празднования 75-летия Победы над фашистской Германией и милитаристской Японией мы рассчитываем на самое энергичное проведение акции «Сад Памяти – Сад жизни», на поддержку союзного общественно-патриотического марша-эстафеты «Наша Великая Победа», на участие в большой работе партиипо поддержке антифашистских сил, ставших стержнем становления государственности Донецкой и Луганской  народных республик.

Значимой частью «Бессмертного полка» стала акция «Сталинский полк». Наши активисты выходят на нее с портретами генералиссимуса Сталина, маршалов Победы, героев-антифашистов. Это становится доброй традицией, и ее следует закрепить.

Фракция КПРФ в Госдуме ставит вопрос о системном финансировании поисковых отрядов. Это движение возвращает имена героев, погибших в Великой Отечественной войне. Данную работу наши молодые товарищи и их наставники активно ведут в Севастополе и Белгороде, Москве и Подмосковье.

Делу просвещения молодежи послужила комсомольская акция «Знамя нашей Победы». Хорошо зарекомендовали себя уроки «Юные герои Отечества»«Мы – первые»«Полководцы Победы», «Уроки мужества». В рамках проекта «Земля талантов» наиболее активны были комсомольцы Крыма, Астраханской,Белгородской, Самарской, Свердловской областей. Рассчитываем на деятельное укрепление наших молодежных структур под руководством Владимира Исакова, Марии Дробот и Ярослава Листова.

Большое внимание мы уделяем вопросам здоровья нации. В приоритетах – самые массовые и популярные виды спорта. Множатся успехи Спортивного клуба КПРФ. Впереди острая схватка в матче по мини-футболу с командой «Барселона» в полуфинале лиги чемпионов УЕФА. Детско-юношеские турниры по разным видам спорта проводятся и в столице, и в регионах.

Свыше двухсот тысяч ребят насчитывает Красногалстучная пионерия. Эти мальчишки и девчонки дали клятву служения Родине и идеалам справедливости, взяли обязательство помогать ветеранам. Хороший опыт развития пионерского движения накоплен в Московской, Иркутской, Орловской, Волгоградской областях и республике Алтай. Тысячи ребят и девчат прошли ритуал вступления в ряды пионерии на Красной площади.

Особый, передовой фронт – это включение молодежи в борьбу за социально-экономические и политические права. В след за участием акциями «Антикапитализм» и становлением студенческого профсоюза «Дискурс» нужны новые шаги, которые усилят наше влияние в молодежной среде, в российском обществе.

* * *

Идейная борьба не стихает ни на один день. По миру гуляет немало лжи о Ленине, Сталине, Советской власти. Но, удивительное дело, – почти вся она была опровергнута еще до своего появления. Ее прямо-таки уничтожила своими оценками целая плеяда политиков, ученых, людей культуры мировой величины. Они ярко и убедительно засвидетельствовали величие Ленина, масштаб его личности, силу влияния его гения, его воздействие на современников и потомков, его колоссальную всемирно-историческую роль.

Французский писатель, лауреат Нобелевской премии Ромен Роллан откликнулся на смерть Владимира Ильича такими словами: «Я не знаю более могучей индивидуальности в современной Европе. Его воля так глубоко взбороздила хаотический океан дряблого человечества, что еще долго след его не исчезнет в волнах, и отныне корабль его, наперекор бурям, устремляется на всех парусах к новому миру».

Основоположник космонавтики Константин Циолковский писал: «Ленин начал такое дело, которое со временем охватит всю Землю, все ее население. Чем дальше, тем величие Ленина будет расти. Никто так не верил в творческие силы масс, и никто так верно и цельно не выражал заветных дум и стремлений народа. Он чист сердцем, глубок разумом, безгранично справедлив и ясновидящ... Ленин самый большой из всех, когда-либо живших гениев человечества и его я без всяких оговорок называю великим».

Ленинское сердце, так чутко отзывавшееся на страдания угнетенных масс, перестало биться почти век назад. Но его гениальные идеи продолжают жить. Жив и поданный им пример беззаветного, самоотверженного служения делу освобождения человечества. Этот великий пример вдохновляет нас на новые битвы. Он ведет к победе честного труда, народовластия и социальной справедливости.

Долг коммунистов XXI века – сделать его веком торжества социализма. И пусть ленинский пример вдохнет в нас силы, уверенность и победную стать!

Материализм и эмпириокритицизм | работа Ленина

В марксизме: Ленин

… в Материализм и эмпириокритицизм (1908; Материализм и эмпириокритицизм (1908). В 1912 году на Пражской конференции большевики выступили в качестве самостоятельной партии. Во время Первой мировой войны Ленин проживал в Швейцарии. где он изучал «Науку логики » Гегеля и развитие капитализма и вел дебаты с марксистами, например…

Подробнее »,« url »:« Introduction »,« wordCount »: 0,« sequence »: 1},« imarsData » ": {" INFINITE_SCROLL ":" "," HAS_REVERTED_TIMELINE ":" false "}," npsAdditionalContents ": {}," templateHandler ": {" name ":" INDEX "," metered ": false}," paginationInfo ": {"previousPage": null, "nextPage": null, "totalPages": 1}, "seoTemplateName": "PAGINATED INDEX", "infiniteScrollList": [{"p": 1, "t": 369059}], " хлебные крошки ": null," familyPanel ": {" topicLink ": {" title ":" Материализм и эмпириокритицизм "," url ":" / topic / Материализм-и-эмпириокритицизм "}," conciseLink ": null , "tocPanel": {"title": "Каталог", "itemTitle": "Ссылки", "toc": null }, "группы": []}, "авторство": {"участник": null, "allContributorsUrl": null, "lastModificationDate": null, "contentHistoryUrl": null, "warningMessage": null, "warningDescription": null }, "citationInfo": {"участники": null, "title": "Материализм и эмпириокритицизм", "lastModification": null, "url": "https: // www.britannica.com/topic/Materialism-and-Empirio-criticism"},"websites":null}

Узнайте об этой теме в этих статьях:

Ленинизм

  • В марксизме: Ленин

    … в Материализм и эмпириокритицизм (1908; Материализм и эмпириокритицизм (1908). В 1912 году на Пражской конференции Большевики конституировали себя как независимую партию.Во время Первой мировой войны Ленин проживал в Швейцарии, где изучал «Науку логики » Гегеля и развитие капитализма, а также вел дебаты с марксистами, например…

    Подробнее

С Лениным, против Гегеля? «Материализм и эмпириокритицизм» и мутации западного марксизма

В этой статье Альберто Тоскано рассматривает три текста, которые позволяют нам исследовать место, которое восстановление и переосмысление ленинского «Материализма и эмпириокритицизма» сыграло в определении повестки дня Европейская марксистская философия после кризиса 56-го.

Введение: «Восточный» материализм?

В отличие от текстов, которые я буду рассматривать в основной части этой статьи, я хотел бы начать с краткого напоминания о роли отрицательных ссылок на ленинский Материализм и эмпириокритицизм (MEC) для самооценки. определение «западной марксистской» философии. В своей знаменитой комбинации полемической партийности и однозначного объективизма MEC служила парадигмой «восточного марксизма», задуманной как отказ от диалектики в пользу философии государственного коммунизма, как в «Негативной диалектике » Адорно, так и в «Приключениях мира» Мерло-Понти . Диалектика , текст, который популяризировал выражение «западный марксизм» (с негативным примечанием Симоны Вейл в La Critique Sociale , ноябрь 1933 в качестве предшественника).Эту позицию аккуратно резюмировал Герберт Маркузе из Советский марксизм : «Ленинский Материализм и эмпириокритицизм заменил диалектическое понятие истины примитивным натуралистическим реализмом, который стал каноническим в советском марксизме» (149). Чтобы получить представление об этих позициях и подготовить контраст с текстами, которыми я буду заниматься сегодня, позвольте мне начать с цитирования двух ключевых отрывков из Мерло-Понти и Адорно.

Его противники не ошиблись, критикуя философские идеи Ленина за несовместимость с тем, что они сами называли, как говорит Корш, «западным марксизмом.«Ленин написал свою книгу для того, чтобы подтвердить, что диалектический материализм есть материализм, что он предполагает материалистическую диаграмму познания ... возвращаясь снова к старой аллегории идей-образов, Ленин думал, что он собирается твердо установить диалектику. в вещах. Он забыл, что следствие не похоже на свою причину и что знание, будучи следствием вещей, находится в принципе вне своего объекта и достигает только своего внутреннего аналога. Это должно было аннулировать все, что было сказано о знании со времен Эпикура. .... Гегель действительно смог показать, что в философии истории проблема знания преодолена, потому что больше не может быть вопроса о вневременных отношениях между бытием и мыслью, а только об отношениях между человеком и его историей. или даже между настоящим и будущим, настоящим и прошлым. ... Этот новый догматизм, который выводит познающий субъект за пределы ткани истории и дает ему доступ к абсолютному бытию, освобождает его от обязанности самокритики, освобождает марксизм от применения его собственных принципов к самому себе и устанавливает диалектическое мышление. который своим собственным движением отверг это в огромном позитиве.( Приключения диалектики , стр. 59-60)

Теория образов отрицает спонтанность предмета, движется объективной диалектики производительных сил и условий. Если субъект вынужден многократно отражать объект - обязательно пропуская объект, который открывается только для субъективного излишка в мысли, - результатом является безмятежное духовное молчание интегрального управления.

Ничто, кроме неутомимо овеществляемого сознания, не поверит или убедит других поверить в то, что оно обладает фотографиями объективности.Иллюзии такого сознания превращаются в догматические непосредственности. Когда Ленин, вместо того чтобы заниматься эпистемологией, выступал против нее, навязчиво повторяя признание ноуменальности когнитивных объектов, он имел в виду продемонстрировать, что субъективный позитивизм вступает в сговор с сильными мира сего. Его политические требования повернули его против цели теоретического познания. Трансцендентная аргументация распределяет вещи на основе своих притязаний на власть и приводит к катастрофическим результатам: непроникнутая цель критики остается нетронутой и не пораженной вообще, она может быть воскрешена по желанию в изменившихся созвездиях власти. .( Негативная диалектика , 205-6)

Но сыграла ли MEC и другую роль в развитии так называемого `` западного марксизма '' в послевоенный период, которая, возможно, порвала со схемой истинной диалектики против диалектического материализма, общей для Адорно и Мерло-Понти, и с само различие восточного и западного марксизма в его модальностях холодной войны?

В этой статье я хочу рассмотреть три текста, которые позволяют нам исследовать место, которое восстановление и переосмысление MEC сыграли в определении повестки дня европейской марксистской философии после кризиса 1956 года.Все три не были переведены на английский язык, несмотря на перевод некоторых других работ авторами, о которых идет речь. Это книга Анри Лефевра 1957 года Pour connaître la pensée de Lénine (PCPL), Введение Лючио Коллетти в философские тетради Ленина 1958 года, опубликованное в пересмотренной версии как часть I из Il marxismo e Hegel (1969; текст на английском языке). Hegel является переводом только части II), и, наконец, Доминика Лекура 1973 Une crise et son enjeu (Essai sur la position de Lénine en Philosophie ) [Кризис и его ставки: Очерк позиции Ленина в философии], опубликованный в Серия «Теория» Луи Альтюссера для Франсуа Масперо как критическое дополнение к собственной книге «Ленин и философия» Альтюссера.

Мой подход к этим текстам, который, если его заменить в рамках их теоретического, политического и биографического контекста, потребовал бы очень развернутых комментариев, будет довольно схематичным, представляя симптоматическую перестановку позиций вокруг MEC, которые затрагивают три широкие проблемы:

а. Как MEC соотносится с блокнотами Ленина по логике Гегеля? Оказывается, этот вопрос перекликается с двумя взаимосвязанными вопросами: совместима ли реалистическая или объективистская материалистическая эпистемология с истинно диалектическим марксизмом? И: Является ли MEC моделью для разрыва с гегелевским наследием марксизма, и если да, то следует ли это приветствовать или ненавидеть?

г.Как правильно соотносить марксизм (и марксистскую политику ), философию и науку?

г. Какая концепция материи (если таковая имеется) требует марксистского материализма? И как это понятие материи соотносится с научными концепциями материи?

Я также хочу поразмышлять над следствием (d), касающимся теорий абстракции, действующих в этих интерпретациях MEC.

Особенно в том, что касается (а), поскольку мы увидим, что три текста предоставляют три возможных перестановки, а именно:

Лефевр: Блокноты на Logic Гегеля (и других философских текстах) преодолевают пределы MEC, принимая правильно диалектическую концепцию реальности.

Коллетти: Блокноты демонстрируют опасное отступление от полемических достижений MEC, восстановление идеализма материи, которое является эпистемологическим и материалистическим отступлением от утверждения MEC неоднородности между мыслью и объективной реальностью и приматом последней ( а также большее понимание MEC важности Канта для современного материализма).

Лекур: Нет предельной несовместимости между MEC и записными книжками Ленина о Гегеле во время войны с точки зрения их фундаментальной философской инфраструктуры, преемственность, определенная Лекуром в терминах концепции отражения без зеркала .

1. Лефевр, или Комплексное отражение

Лефевр формирует свое обсуждение ленинской философии в Части III PCPL, отмечая важность призыва Энгельса к преобразованию и проверке материализма в ответ на новшества, возникающие в естественных науках. Он воспроизводит утверждение Ленина, которое определяет меняющиеся ставки материализма с точки зрения мощного появления эпистемологии внутри буржуазной идеологии (и различных марксистских ревизионизмов), отмечая, что в то время как Маркс и Энгельс правильно подчеркивали диалектики и истории над материализмом. , эпоха породила радикально иную теоретическую конъюнктуру, в которой буржуазная философия в искаженном виде впитала в себя ряд принципов диалектики, но с релятивистскими и ревизионистскими целями, что резюмируется в эпохальном утверждении, что материи исчезли .Несмотря на связь Лефевра с некоторыми из основных черт западного марксизма, в PCPL он решительно отмечает предупреждение Ленина о том, что марксистская ортодоксия отступила на территорию философии и философии истории, и в своем отказе от естественного, научного материализма покинула мир. путь открыт для релятивистских решений. Здесь важно то, что Лефевр видит параллели между дебатами 50 лет назад и противоречиями во французском марксизме, не в последнюю очередь в « Приключениях » Мерло-Понти, в которых, по словам Лефевра (129n1), делается попытка построить идеализм снизу . идет рука об руку со стигматизацией MEC как образца «восточного» вульгарного догматического марксизма.Напротив, мы можем рассматривать операцию Ленина в MEC для Лефевра как образец необходимости переосмыслить и оживить марксистскую философию в изменчивых конъюнктурах конфликта и критики буржуазной философии. Возвращаясь к историческому контексту, операцию Ленина нельзя рассматривать как просто подтверждение или защиту догматизма. Напротив, для Лефевра: «Что касается Ленина, мы не можем повторить этого достаточно, марксистская мысль отделилась как от ортодоксального иммобилизма, так и от ревизионизма, который поставил под вопрос принципы» (130).MEC принадлежит к необходимому двойному движению возврата к принципам и применения их к новым проблемам современности, таким образом восстанавливая и обновляя основные постулаты марксизма.

Но насколько Ленин может быть проводником в обновлении марксистской философии через 50 лет после его единственной явно философской работы? Этим вопросом руководствуется Лефевр, который также проводит параллель с недостаточностью систематических философских размышлений у самих Маркса и Энгельса.Он определяет ключевую связь вмешательства Ленина в пробел, оставшийся в работах Маркса и Энгельса, а именно «перерыв» между их теорией идеологической рефлексии (в отчете German Ideology , Capital о фетишизме или политическом учении Маркса). сочинений) и «теория познания, теория истинного отражения реального» (132). Но этот переход к эпистемологии требует решения вопроса об абстракции . Лефевр очень ясно ставит проблему в следующем отрывке, который, как указывает примечание, также является критикой Лукача и Плеханова:

Ленин прекрасно видел проблему.Если вы не хотите, чтобы марксистская теория раскололась и встретила камень преткновения в науке - если вы не хотите, чтобы все секторы знания постепенно уходили от нее, - вам необходимо показать, что история идеологий тесно (диалектически) связана к процессу, посредством которого люди переходят от невежества к знанию. Следовательно, необходимо, чтобы отражение [le reflet (ou la réflexion )] было не только социальным отражением (идеологической надстройкой), но также, и в то же время, что противоречит, отражением реальности и реальности. внешний мир.Необходимо, чтобы абстракция рассматривалась не просто как производство разделения труда, а как инструмент познания. Следовательно, необходимо философски воспроизвести и восстановить принципы марксизма, которые интерпретируются таким образом, что `` ортодоксы '' перешли от экономических категорий (категорий разделения труда) к идеологиям, пренебрегая специфически философскими категориями и понятиями (133). .

Именно это затруднительное положение требует развития теории отражения - термин, который, как отмечает Лефевр, никоим образом не однозначен.Здесь Лефевр цитирует знаменитую формулу Ленина о копировании ощущений, фотографировании, отражении объективной реальности, но сразу же уточняет ее, отмечая, как трудно согласовать с тем, что он считает ключевым аспектом ленинского наброска материалистической эпистемологии, основанного на Энгельсе. аргументируйте относительность без релятивизма человеческого знания. По словам Лефевра, «всякое знание приблизительное, предварительное, изменяемое, мгновенное - и все же оно охватывает нечто абсолютное; не только бесконечно далекий абсолют, но уже существующее содержание ; зерно истины , которое последующая разработка с извлечением и развертыванием.Нет ничего абсолютного, все относительно. Но между абсолютным и относительным существует диалектическое отношение: единство между этими противоречивыми терминами »(134). И далее:« Абсолют находится в самом сердце, если можно так выразиться, относительного, в его основе. лоно '(197). Такая диалектика одновременно охватывает и превосходит релятивизм, это диалектическое единство абсолютного и относительного, или, скорее, преодоление грубого различия между абсолютным и относительным является определением самой диалектики.Вот почему фотографическая метафора так проблематична, поскольку, как отмечает Лефевр, «трудно понять, как относительное знание может возникнуть из ощущений, которые отражают реальный объект, такой как фотография или копия» (134). Чтобы диалектическая относительность могла получить ощущение, она не может быть овеществленной единицей, она должна быть феноменом, а именно чем-то, что включает в себя противоречие и чье противоречие может быть разрешено только переходом к «абстрактному мышлению», мышлению, которое не имеет отношения к «абстрактному мышлению». Они отражают кажущееся, но существенное, которое задействовано не в чувственном, а в концептуальном отражении.Здесь Лефевр зачитывает в MEC очень важную заметку из философских тетрадей Ленина о метафизике Аристотеля, где он говорит о человеческом познании как о чем-то, что является не 'отражением в зеркале, а сложным, двойным, зигзагообразным актом - акт, включающий возможность воображаемого полета за пределы жизни », где мы могли бы даже, как отмечает Лефевр, отличить плодородный сон от пустого веселья.

В «Записных книжках» Ленин ясно осознает, что проникновение в реальное также включает в себя деятельность по абстракции, дистанцированию от него и что это необходимое удвоение также открывает пространство для идеологического искажения.В толковании Лефевра: «Таким образом, идеология отражает социальных и исторических условий, разделение интеллектуального и физического труда, классовые положения; но в то же время он находит свое состояние в процессе познания. 'В то время как непосредственное ощущение и спонтанное сознание в некотором смысле ниже различия между истиной и ложью:' все зависит от того, какое отражение [ рефлексия ], которое достигает истинного отражения [ отражения ] (концепция), использует серию рефлексивных подходов (опосредствований) из непосредственных явлений и явлений.’(136)

Имея за плечами эти диалектические предварительные выводы (которые уже формулируют философскую полемику Ленина в гегелевских терминах, Contra Colletti), Лефевр подходит к MEC, делая большой акцент на артикуляции в этом тексте теоретико-политического кризиса марксизма с идеологически-эпистемологическим кризисом. естественных наук, кризис, который (и здесь можно представить, что Лефевр очень много говорит со своим настоящим) также в значительной степени является поводом для обновления марксизма, а также для повторного утверждения его руководящих принципов, которые в данном случае очевидно касается самого значения, которое следует придать материализму .Очевидно, что на карту поставлена ​​связь между естественнонаучным вопрошанием материализма и марксистским ревизионизмом. Чтобы диагностировать этот кризис, необходимо подумать о связи между кризисом (недиалектического) механистического материализма и кризисом буржуазной идеологии (с точки зрения марксизма). Имея в виду частично альтюссерианский анализ этого затруднительного положения у Лекура, интересно отметить, что Лефевр будет рассматривать текст Ленина как разрушительный анализ того, как буржуазный ученый ( савант ) пытается «мыслить своей наукой». в зависимости от идей своего класса: идеализма, мистицизма, субъективизма и т. д.Спонтанно он решает, что перед ним стоит некий объект исследования: материальная реальность. Но этого наивного, спонтанного материализма ученых недостаточно […] ». (150) Спонтанный материализм спотыкается, когда сталкивается с изменениями в научной теории и буржуазной идеологии. Как отмечает Лефевр: «Буржуазная идеология в противоречии с наукой (идеализм, отрицающий сам объект науки: материальную природу, движение становится немыслимым без материальной поддержки) приводит к« кризису »науки.Этот кризис является лишь внешним видом […] внутреннего «кризиса» науки: в одном из своих важных аспектов он обусловлен неизбежным взаимодействием в мышлении ученых между идеологическими надстройками буржуазного общества и новыми знаниями о материи ». . (150) Вот где ясность Ленина наиболее велика, когда он разрубает гордиев узел науки и идеологии вокруг вопроса материализма, удваивая само понятие материи (мы вернемся к тому, как Коллетти и Лекур диагностируют этот шаг). , которому они также придают решающее значение).

У нас есть философских категорий материи и научных концепций материи, конкретных естественных наук. Материя в философии в высшей степени проста (и, можно сказать, в высшей степени полемична), ее единственное свойство - быть, как утверждает Ленин, объективной реальностью, существующей вне нашего сознания. Абсолютное и категорическое признание этой внешней внешности - настоящая аксиома диалектического материализма, отделяющая его от агностицизма и релятивистского идеализма.Как комментирует Лефевр, это понятие материи эквивалентно древнему философскому представлению о как о как о том, что лежит до и за пределами сознания. Он не сообщает нам , что такое , а , что это . Как он замечает: «Философское понятие материи - это и самое пустое, и самое абстрактное из всех понятий, потому что оно не имеет определенного содержания, и самое богатое, самое полное из понятий, потому что оно обозначает бесконечную природу, бесконечно глубокую и множественную в своем единстве. '.(151) Это представление о том, что, с точки зрения Ленина, не может ни стареть, ни исчезнуть - оно совершенно не затронуто чередой научных революций. Это абсолютное философское понятие материи затем можно рассматривать как асимптоту или аттрактор для относительно-абсолютных концепций материи, выдвинутых конкретными науками. Это также недоказуемая доктрина (отсюда его неприводимая полемичность, как особо отмечал Альтюссер, которая делает приверженность философии неизбежной и чрезмерно определяемой революционными и реакционными ориентациями материализма и идеализма - ориентациями, которые Лефевр здесь не проясняет. ).Поскольку идеализм нельзя опровергнуть логически, с ним можно бороться только как с политически нагруженным философским постулатом, который как таковой нерушим, когда-либо возрождается в новых обличьях. Точно так же «нельзя показать, нельзя доказать материализм. Материалист борется за свое положение, за свою партию. […] Философская позиция - это политическая позиция ». (154) Но это противоречие между материализмом и идеализмом является абсолютным только в терминах фундаментальных философских категорий. Вне этой области, отмечает Лефевр, она только относительна (иначе материализм никогда не был бы… диалектическим).Как если бы абсолютная полемика была характерной чертой философии и политики, но не более широкого круга знаний и практик, составляющих исторический и диалектический материализм. Это также требует концепции рефлексии, которая не может быть односторонней или абсолютной, поскольку марксизм «определяет сознание как отражение [ reflet ou réflexion ] естественного и социального бытия человека как отражение его практической и социальной деятельности. , и, следовательно, как сложное отражение, восходящее от ощущения и восприятия к знаниям и идеям.Следовательно, как отражение, которое само по себе является активным ». И далее: «Диалектический материализм подразумевает теорию познания, активное размышление [ réflexion or reflet actifs ], проникающее через практику и знания в бесконечно, неисчерпаемо обширную реальность. Постепенно доминируя над ней, превращая слепую необходимость в свободу »(159).

Только различая различные уровни, на которых действует материализм (как полемическая дилемма материализма и идеализма, в историческом формировании философских концепций и их конкретной полемике, и в собственно эпистемологии, согласно Лефевру), мы можем также увидеть, как - как совершенно очевидно в случае Гегеля - идеализм может оказаться более важным для материализма, чем определенные разновидности материализма .

Для Лефевра центральная идея Ленина - идея объективности диалектики. В каком смысле Notebooks «снимают» MEC? Прежде всего в том смысле, что они вводят теорию абстракции, абстракции концепции, полной концепции, богатой содержанием.

2. Коллетти, или против ипостаси

Коллетти хорошо известен в англоязычном мире в основном благодаря заступничеству New Left Review и Перри Андерсона, который поднял его вместе с Себастьяно Тимпанаро до статуса ключевого итальянского философа марксистских новых левых, а именно благодаря публикация его Марксизм и Гегель и От Руссо до Ленина . New Left Review был также местом, где Коллетти впервые разъяснил свой разрыв с марксизмом в длинном политико-философском интервью с Андерсоном, которое впоследствии будет опубликовано на итальянском языке. Совершенно необычно среди западных марксистов, Коллетти нашел в полемическом антиидеализме ленинского текста 1908 года и, возможно, прежде всего, в оценке этого текста Канта над Гегелем на территории эпистемологии, его первоначальное теоретическое вдохновение для объединения с Итальянской коммунистической партией и к марксистской теории.MEC даже останется точкой отсчета после разрыва Коллетти с марксистской теорией и политикой, поскольку его позиция изменилась - по причинам, которые содержат значительную преемственность, особенно в их сопоставлении реалистической материалистической эпистемологии с диалектикой реальных противоречий и историзмом - критика марксизма слева направо. На страницах Società , начиная с 1952 года, Коллетти рассмотрел MEC, но также использовал его антиидеалистическую полемику в качестве отправной точки для критики кроче-грамшианского историзма PCI и привлекательности слева таких фигур, как Джон Дьюи.Приоритет материи / природы / объективности над мыслью и необходимость эпистемологии отражения или соответствия оставались первостепенными в противодействии тем позициям, которые, как можно было видеть, испаряют материю в духе, даже если последнее название стало практикой или практикой - позиции которые, вслед за Лениным, можно было рассматривать как предложения стольких «третьих путей», стирающих различия, лагеря материализма и идеализма. Эта первоначальная работа оставалась в значительной степени под эгидой Гальвано Делла Вольпе и его рисунка из Маркса, изображенного как изобретатель морального галилеянизма, метода детерминированной абстракции.Тексты, опубликованные в Società , будут переработаны и объединены, чтобы составить длинное эссе Коллетти, представляющее философские записные книжки Ленина «Марксизм и Гегель» 1958 года выпуска Фельтринелли, включенные как часть I одноименной книги в 1969 году.

Глава

Коллетти о Ленине и Гегеле, находящая отклик у Лефевра, связывает ленинскую критику идеализма, идеологического неверного представления реальности, основанного на процессе ипостаси , с его критикой разделения труда, такого, что разделение между материальных отношений и духовных отношений соотносятся с отношениями между производством и распределением.Буржуазная социология уже основана на гносеологических искажениях, производимых буржуазным обществом. Коллетти отмечает следующее о ранних произведениях Ленина, от «Кто друзья народа» до Развитие капитализма в России :

[] теоретическая страсть, вдохновляющая эти сочинения, такова, что Ленин не ограничивается отсылкой - или, что еще хуже, уплощением - идеологического факта на его социальной основе, но он реконструирует его, развивая все его последствия, в том числе на уровне метод.Другими словами, он видит, что подобно дуализму , который человек проецирует на объект , является выражением реального дуализма между субъектами , между людьми, точно так же последний должен также включать дуалистическое разделение субъекта и объект в практике познания. Фактически, если в структуре объекта «общество» я не вижу существенных материальных отношений, это потому, что в этом обществе мир труда и производства имеет несущественное признание, следовательно, потому что существует разделение между практикой. и теория, потому что теория в конце концов стоит сама по себе .(152)

Критика ипостаси - это критика процесса абстракции, делающего возможным метафизическое мышление. Метафизика - в интерпретации Ленина Коллетти - отворачивается от множественности фактов, чтобы подменить их родовой идеей, отнесенной к себе. Таким образом, MEC можно рассматривать также в контексте эпистемологического размышления о средствах нейтрализации ипостаси. Эта критика ипостаси не может опираться на материализм как на другую концепцию мира, например, как на демокритское дополнение к гегелевскому методу, но должна пониматься как «материализм, который исчерпывает себя без мифологических остатков в конкретных научных исследованиях» (156).Только сохранение формы «внешности эмпирико-материальных данных» гарантирует, что идеальная ипостась замещения реального объекта будет предотвращена. Следуя уроку Деллы Вольпе, ипостаси следует противопоставить определенную абстракцию , в которой внимание к индивидуализации и различению материала допускает работу по обобщению, что, например, встречается в марксистском анализе буржуазного социально-экономического развития. формирование. Обобщение зависит от таких материальных факторов, что «научные обобщения и реальный объект анализа в Capital находятся во двояком отношении: единство-различение». Детерминированных абстракций, эмпирических концепций, которые допускают регулярность, итерабельность, типичность, это своего рода научное упрощение, которое в этом прочтении Ленина Делла Вольпе предлагает Коллетти.

Как только мы поймем, как это сделал Ленин, что анализ Маркса охватывает экономическое формирование общества как естественно-исторический процесс, тогда переход к MEC не является переходом между двумя прерывистыми порядками физического и исторического бытия.

Коллетти подчеркивает, что MEC - это более тонкий и сложный текст, чем может показаться на первый взгляд. Он вращается вокруг принципа марксистской эпистемологии, единства-различения мысли и бытия, , где единство означает познаваемость мира, различие в той степени, в которой само понятие науки зависит от неистребимой внешней внешности материальной реальности по отношению к миру. мышление, которое никогда не сможет его исчерпать, заменить или абсолютизировать. На основе этого принципа MEC опирается на два тезиса: (1) объективность мира; (2) приблизительный характер знаний, требующий проверки практикой и экспериментированием (162).Материализм или «гипотеза материи» является предпосылкой и условием научного исследования, но сам по себе не является его продуктом. Для Коллетти невозможность обойтись без материи или даже подтвердить ее исчезновение достигается через negativa , анатомируя повороты и повороты, противоречия и апории тех имматериализмов , которые находят в Эрнсте Махе своим святым покровителем. Как и у Лефевра, различие между философскими и научными концепциями материи имеет решающее значение для всего размышления о связи между марксизмом и науками о природе.Коллетти подчеркивает, в отличие от Лефевра, тот факт, что философский материализм, истолкованный таким образом, не накладывает никаких ограничений на ученого-экспериментатора. Против всякого энгельсовского или сталинского преобразования марксизма в философию природы ленинский материализм, согласно Коллетти, «ничего не говорит о структуре или свойствах внешнего мира, он позволяет исключительно наукам исследовать и открывать их. '(163). Коллетти берет эту философскую концепцию материализма за основу, чтобы осудить как принципиально антиленинские все сталинские варианты марксистской науки, начиная с лысенкоизма и ниже.«Из Маркса нельзя вывести ни серьезную биологию, ни фальсифицированную и сфабрикованную» (164). Сама MEC не является обобщением научных результатов, а является необходимой точкой перехода для современного марксизма, ищущего материалистическую теорию познания - хотя Коллетти считает, что трактовка причины и конкретных формулировок теории познания отсутствует, в отличие от полемический постулат материи. Чего не хватает MEC, для Коллетти, так это «истинной теории концепции и научных законов», ограничивающей рамки полемики и материализма, который на уровне самого постулата может оставаться на уровне Фейербаха или Дицгена. и не дойти до уровня Маркса и Энгельса.По мнению Коллетти, в Ленине недостаточно социальной детерминации или, так сказать, социальной формы знания. Как он пишет:

[P] точно в той мере, в какой Ленин не видит (или не видит полностью) взаимную функциональность разума и материи, ему также не удается полностью понять посредничество между наукой и обществом ; ему не удается понять это, так же как мои знания не могут быть универсально, действительными, например, открывать меня для общения с другими и вводить меня в связанную жизнь, для объективности только его содержания, так что, наоборот, Объективность моих знаний может быть проверена только для и в обществе, то есть только в отношениях с другими мужчинами.(165)

По мнению Коллетти, это показывает недостаточное внимание не только к роли практики в определении истины, но и к тому, что социальное отношение является принципом теории , недостаточное внимание к историчности и социальности науки - точка зрения. на котором Коллетти спасает мышление Грамши от его ассоциации с идеализмом Crocean. Работа Ленина при всех ее достоинствах также является продуктом редукции или фрагментации марксистской мысли на отдельные компоненты: метафизический материализм с одной стороны, гегелевская диалектика с другой.Коллетти непреклонен в том, что диалектический материализм в его официальном признании, сочетающий гегелевскую телеологию с принципами материализма Просвещения, не является современным научным материализмом, поскольку он подразумевает доньютоновскую или аристотелевскую концепцию движения как качественного изменения (вместо того, чтобы признавать это. и движение, и покой являются состояниями, что очевидно из принципа инерции), и потому, что оно зависит от понятия реального противоречия (а не реального противостояния), что противоречит научному реализму.

Вопреки оценке Лефевра, где интеграция гегелевской диалектики позволяет Ленину преодолеть ограничения его полемики с махистами и богдановцами, для Коллетти возвращение к Гегелю служит только для притупления силы материалистического постулата, не позволяя для реалистического взгляда на социальность знания. Подобно Энгельсу, согласно Коллетти, Ленин неверно истолковывает отрывок от Гегеля к Марксу, как если бы он был просто исправлением, а это означает, что и для него (в тетрадях) материя в конечном итоге добавляется к диалектике как внешний элемент, без него. будучи ясным, как он конкретно входит в конституцию и формирование нового метода '' (166), что привело Ленина к ошибочному мнению ипостаси гегелевской концепции за предвосхищение объективности, и еще более проблематично приписать гегелевской критике Канта: Непонимание того, что отрицание вещи в себе - это у Гегеля обратная сторона акритического отождествления реального с идеей, потеря того единства-различения, которое в MEC лежит за суждением, признающим вклад Канта в критический материализм.В осуждении агностика Канта ноумена упускается из виду его «позитивная концепция чувственного, реального, а не формального различия между бытием и мыслью» (167). Внимание гегелевской диалектики к текучести и подвижности понятия, к реальным противоречиям, из-за которых одно и то же есть и не имеет серьезной цены: материя и реальные определения отбрасываются ради диалектики. пространства и вне времени (167). Это открывает путь для гераклитовской интерпретации Маркса как философа изменений и противоречий, упускающего из виду его метод детерминированной абстракции, который позволяет, вслед за Деллой Вольпе, двигаться от конкретного к абстрактному и обратно.Мы должны выбирать между MEC и Notebook.

3. Лекур, или «Разбитое зеркало»

Доминик Лекур Une crise et son enjeu - это редкая в европейском марксизме монография по MEC, появившаяся после его книги For a Critique of Epistemology (Bachelard, Canguilhem, Foucault ) и возникшая после работ Альтюссера Lenin, Philosophy и Philosophy. с его разработкой ленинской темы партийности в философии. Великая оригинальность работы Лекура, в которой представлена ​​терпеливая реконструкция `` кризиса физических наук '', которая обеспечивает контекст для вмешательства Ленина (включая приложения, воспроизводящие некоторые ключевые тексты дискуссии, на которую ссылается сам Ленин), заключается в исследовании гипотезы что материалистическая эпистемология MEC и повторное открытие гегелевской диалектики в «Тетрадях» не следует воспринимать через призму прерывности.Как отмечает Лекур в начале своего расследования, внимательное изучение MEC в его контексте приводит к трем, казалось бы, парадоксальным выводам:

1. отражение, о котором идет речь в так называемой теории отражения, - это отражение без зеркала ;

2. Ленин, вопреки видимости, никоим образом не поддерживает сенсуалистскую теорию познания;

3. Нет противоречия между MEC и записными книжками Гегеля 1914-15 гг., Тезис об отражении (без зеркала) находит свое отражение в процессе (без предмета) .(16)

Вместо того, чтобы создавать альтернативную теорию производства знания, для Лекура цель MEC состоит в том, чтобы предотвратить создание в эмпириокритицизме той научной идеологии, которая иллюзорно `` решала '' научные проблемы таким образом, чтобы препятствовать надлежащим экспериментальным исследованиям. . «Преимущество последовательного материализма», замечает Лекур, состоит в том, «чтобы прояснить с помощью формулировки проблемы, решение которой является задачей науки» (26).Как и Коллетти, Лекур подчеркивает, что для Ленина философский материализм не имеет прямого вклада в научную спецификацию материи. Скорее он показывает, что эмпириокритицизм ложно позиционирует себя как философское следствие психофизиологических наук, в то время как, в отличие от диалектического материализма, он фактически несовместим с ними. Ошибочное прочтение Ленина зависит от использования иллюстраций рефлексии через психофизиологические исследования восприятия как философского содержания диссертации.В конце концов, замечает Лекур, Ленин показывает, что между идеалистическим и материалистическим аргументом просто нет общей территории, а не противостояние двух сопоставимых эпистемологий.

Лекур утверждает, что, чтобы понять природу проблемы Ленина, мы должны отметить важность в его работе порядка порядка вопросов. Именно этот порядок отличает два философских лагеря. Материалистическая позиция состоит в том, что примат бытия над мышлением занимает первое место , тогда как приоритет того, как достигается знание внешнего мира, занимает вторичное .Уловка эмпириокритицизма состоит в том, чтобы изменить порядок вещей. «Эта философия, - комментирует Лекур, - подчиняет позицию фундаментального вопроса решению второстепенного вопроса» (33). Вопрос о приобретении знаний здесь в конечном итоге является научным (таким образом, избегая критики Коллетти ограничений MEC), и, в конце концов, «знание механизмов приобретения знаний не является философским вопросом» (35), в то время как История производства знания остается лишь наброском.В конце концов, материалистическую эпистемологию Ленина можно было рассматривать как своего рода минимальную, полемическую или негативную эпистемологию. Его основополагающий тезис рефлексии - это, по сути, двойной тезис , включающий первенство над мыслью и объективность знаний . В тот момент, когда второй тезис трактуется как первый, утверждение материализма подчиняется доступу к опыту материи. Если объективность знания рассматривается как основание истины, мы находимся в пределах одной проблемной проблемы, которая может принимать две формы: либо помещать содержание знания внутрь объекта, либо просить субъекта открыть его; или инвертировать это и поместить содержание в субъект, для которого объект является поводом.Эта теория познания представляет собой замкнутую систему , в которой субъект и объект отражают друг друга. Знание предусмотрено как пассивная запись мысленного содержания.

Напротив, согласно интерпретации МЭК Лекуром, если объективность знания постулируется на основе приматов реального над мыслью, то мы имеем открытую систему , в которой научная проблема приобретения знания является экспериментальной. Имеющаяся проблема, и задача философии не является основанием истины.Отсюда следует вывод, что теория отражения ( reflet ) расходится с философией рефлексивности ( reflexion ), в то время как идеалистические теории требуют примата объективности знания над приматом бытия. Лекур показывает, как с учетом этого идеалистического переворота приматов можно также иметь три версии вопроса о первенстве: последовательный идеализм, утверждающий примат мысли, нерешительный или замаскированный идеализм (иначе известный как агностицизм), претендующий на идентичность мысли и бытие и противоречивый идеализм, который рассматривает эпистемологическое основание объективности как первичное, но все же претендует на примат бытия или материи над мыслью.Лекур также показывает, как ленинская партийность включает в себя сложную стратегию, в данном случае стратегию занятия одной позиции противника (сенсуалистический идеализм) с целью уничтожения врага изнутри. Для наших целей более важна сама интерпретация Лекуром того, чем могла бы быть материалистическая эпистемология. Полемическая ориентация Ленина проясняется, когда мы понимаем, что MEC не пытается создать теорию познания в смысле философского основания научной объективности.Как только первичность бытия над мыслью становится первичным тезисом, объективность знания становится тезисом для знаний, для экспериментальных исследований приобретения знаний.

диаметрально противоположно Мерло-Понти и Адорно, для Лекура правильное позиционирование тезиса 2 (объективность знания) означает, что вся ленинская теория отражения 'может быть прочитана как систематическое разложение фантазма зеркала, которое преследует теории познания »(43).Отражение - это не пассивная запись в замкнутой системе субъект-объект, а активное отражение , понятие, противоречащее метафоре зеркального отражения. Более того, как заметил сам Лефевр, приблизительный или относительный характер знания означает, что отражение не может быть «зеркальным». Рефлексия не только активна и приблизительна, но и центральная роль практики в знании означает, что в конечном итоге основа знания является социальной (здесь мы можем увидеть, как Лекур постулирует в MEC то, что Коллетти и Лефевр считают недостающим, а последний рассматривает за это у Гегеля).Именно практика ломает замкнутость идеалистических теорий познания. Как подводит итог Лекур:

То, что Ленин называет «материалистической теорией познания», является совокупностью тезисов, вызванных тезисом 2 (тезис объективности), сформулированным в материалистическом порядке , который подчиняет его принципу примата бытия над мыслью (тезис материальности). . Набор этих тезисов имеет своей функцией открыть поле для научных проблем , относящихся к наукам о природе и «историческому материализму», которые ставятся знанием для процессов приобретения знаний.В этом отношении составляемая ими `` теория '' радикально отличается от той, которая традиционно обозначается теорией познания в истории идеалистической философии: замкнутая система философских ответов на проблему основания истины знания. (47)

Отражение без зеркала, таким образом, является «отражением, имеющим место в историческом процессе приобретения знаний» (47). Это понятие процесса, которое возникает в результате взлома зеркального отражения субъекта-объекта, и есть то, что связывает MEC с Блокнотами, несмотря на радикально разные материалы, с которыми они работают.Важно отметить, что для Лекура неспособность уловить эту преемственность является продуктом типично французской ошибки, когда он думал, что Гегель является мыслителем cogito, предметом , в то время как логика Гегеля ставит под сомнение именно субъективизм. . Поступая таким образом, Лекур также подробно защищает использование Лениным гегелевской критики Канта, в отличие от Коллетти, указывая на способность Ленина занимать те гегелевские позиции, которые подтверждают превосходство абсолюта или процесса над субъектом - с той изюминкой, которую использует Ленин. в гегелевской диалектике подразумевает, что абсолют не может снова стать субъектом, как это было у Гегеля.Оба текста воплощают в себе один и тот же принцип партийности в философии: всегда иметь возможность различать новые ставки в борьбе с идеализмом, творчески занимать позиции врага (в некотором смысле, других нет), наконец, по словам Лекура, `` порвать с чисто умозрительная практика философии, чтобы вместо этого различать в социальной практике , что в каждый момент определяет форму борьбы »(112).

Процитированные работы

Теодор В.Адорно, Негативная диалектика (Лондон: Рутледж, 1990)

Lucio Colletti, Il marxismo e Hegel (Бари: Laterza, 1969)

Dominique Lecourt’s, Une crise et son enjeu (Essai sur la position de Lénine en Философия ) (Париж: Ф. Масперо, 1973)

Анри Лефевр, Pour connaître la pensée de Lénine (Париж: Борда, 1957

В.И. Ленина, Материализм и эмпириокритицизм (М .: Международное издательство, 1970)

Герберт Маркузе, Советский марксизм: критический анализ (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1958)

Морис Мерло-Понти, Приключения диалектики (Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 1973)

Симона Вейль, «Sur le livre de Lénine« Matérialisme et empiriocriticisme »» (1933), в Oppression et liberté (Париж: Gallimard, 1955)

Ленин без догматизма | SpringerLink

В своей книге Philosophical Notebook 1914/15 гг. Ленин неоднократно подтверждает «конечный, преходящий, относительный, условный характер человеческого познания» (1977, т.38, 207). В ходе анализа идей Гегеля он приходит к выводу, что человеческий разум может дать только приблизительное отражение природы, а не ее точную копию. В своем «Обзоре Гегелевской науки о логике », например, , Ленин утверждает, что «знание есть отражение природы человеком. Но это не простое, не непосредственное, не полное размышление ». Напротив, «Человек не может постичь = отразить = отразить природу как целое , в ее полноте, ее« непосредственной тотальности », он может только вечно приблизиться к этому, создавая абстракции, концепции, законы, научную картину. мира '(1977, т.38, 182; см. также 195). Позже, в своем «Обзоре лекций Гегеля по истории философии», Ленин утверждает, что Вселенная постоянно развивается, и это приводит его к аргументам, что «если все развивается, это не относится также и к самым общим концепциям. и категории мысли? »(1977, т. 38, 254). Наконец, в своем знаменитом эссе «К вопросу о диалектике» Ленин утверждает, что диалектическая философия дает « живых многосторонних знаний (с постоянно увеличивающимся числом сторон) с бесконечным числом оттенков каждого подхода и приближения. к реальности (с философской системой, вырастающей в единое целое из всех оттенков) »(1977, 38, 360).Эти отрывки отвергают возможность получения определенных знаний.

Один из наиболее искушенных интерпретаторов Ленина, Нил Хардинг, приводит две причины, по которым ученые должны отрицать актуальность «Философских тетрадей » Ленина . Во-первых, сам текст - это не более чем набор разрозненных заявлений и телеграфных однострочных строк. Замечания Ленина прерывисты, их трудно «отделить» от замечаний Гегеля, и они принимают форму «резюме или загадочных комментариев на высоком уровне абстракции».Во-вторых, размышления Ленина 1914 года были «частными размышлениями», не предназначенными для публикации. Они не были обнаружены и обнародованы до 1928–1929 гг. (Harding 1996, 234). Ленин якобы предпочел не публиковать свои записные книжки, потому что они были «слишком взрывоопасны ... слишком критичны по отношению к его собственной« вульгарно-материалистической »точке зрения 5 лет назад». Фаллибилистские идеи, содержащиеся в этой работе, внесли в марксизм релятивистский элемент, который может подорвать его претензии на обладание определенными знаниями (Harding 1996, 237).

Аргументы Хардинга в пользу отказа от «Философских тетрадей » Ленина неубедительны. Во-первых, разрозненная структура текста не дает оснований отвергать ее. Ученые регулярно анализируют документы с беспорядочной структурой и часто считают их столь же важными, как и опубликованные материалы. Во-вторых, тот факт, что Ленин никогда не публиковал свои записные книжки, не доказывает, что он отвергал содержащиеся в них идеи, и не делает их неуместными. Некоторые работы политических мыслителей в свое время не были опубликованы, но ученые все еще ценят их.Комментаторы Ленина не должны иначе относиться к его «частным размышлениям». Политические причины, по которым Хардинг обрисовывает в общих чертах отказ Ленина от текста, являются чисто умозрительными, и их невозможно доказать с помощью текстового анализа. Поэтому он ошибается, когда приходит к выводу, что идеи, содержащиеся в «Философских тетрадях » Ленина, «вряд ли могут считаться элементами ленинизма как идеологии» (Harding 1996, 234). В любом случае, замечания Ленина о фаллибилизме научного знания не ограничиваются его «Философскими тетрадями ». Он защищает те же идеи в тексте, который рассматривается как классический документ его догматизма.

Материализм и эмпирио - Критика (1977, т. 14, 11) - это, по большей части, бескомпромиссное и беспощадное нападение на «врагов диалектического и исторического материализма». Таким образом, текст не является ярким примером западных интеллектуальных ценностей. Ленин постоянно оскорбляет своих философских оппонентов самым вульгарным образом, а также искажает их взгляды, чтобы объединить их всех в лагерь «идеалистов». Footnote 4 Хотя текст, таким образом, заслуживает некоторой известности, он, однако, не подтверждает возможность получения определенных знаний.

Во второй и третьей главах Ленин критикует неокантианскую точку зрения, согласно которой невозможно получить знание о мире, независимом от разума, и что содержание субъективного человеческого опыта определяет пределы знания. Он утверждает, что эта точка зрения может привести к иррационализму и догматизму, поскольку, если люди воспринимают мир по-другому и если истина является `` организующей формой опыта '', тогда не существует объективной реальности / стандарта, по которому можно было бы проверять убеждения, и любой может утверждать, что их (основанная на опыте) вера истинна.Этот субъективизм может, например, привести к «терпимости - филистерской, трусливой терпимости - к догмам, касающимся духов, хобгоблинов, католических святых и тому подобного» (CW 14: 128).

Ленин защищает материалистическую точку зрения, согласно которой внешний мир существует независимо от человеческого разума и что последний может приблизительно представлять мир таким, какой он есть. В отличие от Канта, он утверждает, что «вещи сами по себе» познаваемы, и как таковые представления о мире могут быть объективно истинными в том смысле, что они приблизительно отражают реальность.

В то же время, однако, Ленин развивает свою точку зрения, согласно которой «в теории познания, как и во всех других областях науки, мы должны мыслить диалектически». То есть «мы не должны рассматривать наши знания как готовые и неизменные». Ленин рассматривает рост знания как бесконечный процесс, в котором люди постепенно получают более точную картину мира. Диалектический метод описывает, как «знание возникает из незнания, как неполное, неточное знание становится более полным и точным» (1977, т.14, 103).

Диалектика, как утверждает Ленин (1977, т. 14, 136), «признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, но в том смысле, что пределы приближения наших знаний к объективным, абсолютным правда исторически условны ». То есть «каждый шаг в развитии науки добавляет новые крупинки к сумме абсолютной истины, но пределы истинности каждого научного предложения относительны, то расширяются, то сужаются с ростом знания» (1977, т.14, 135). Эпистемология Ленина признает в целом прогрессивный, объективный характер научного знания, оставляя его открытым для будущих пересмотров и модификаций: «Следуя по пути марксистской теории, мы будем приближаться к объективной истине (никогда не исчерпывая ее)» (1977, с. т. 1, 143). Цель этой диалектической концепции относительной и абсолютной истины состоит в том, чтобы «не дать науке стать догмой в плохом смысле этого слова, стать чем-то мертвым, замороженным, окостеневшим» (1977, т.14, 136). Он подчеркивает ненадежный, относительный и ограниченный характер человеческого знания, которое отражает внешнюю реальность только в бесконечном процессе приближения.

В ходе развития своей теории познания Ленин (1977, т. 14, 135) также ссылается на философа Йозефа Дицгена как на главный авторитетный источник. Это важно, поскольку ученые признают работу Дицгена именно за его фаллибилистское отношение к науке (O’Neill 1996, 63). Ленин подчеркивает и защищает эту особенность мысли Дицгена не только в книге Материализм и эмпирио - Критика , но и в более поздней статье, написанной в ознаменование 25-летия его смерти.В то время, когда материалисты проявляли догматические наклонности, Дицген подчеркивал «необходимость… понимать, что все человеческие знания относительны» (1977, т. 19, 80). Неоднократно описывая Дицгена как ключевого основателя научного социализма, имеющего почти такой же уровень престижа, как Маркс и Энгельс, Ленин ясно дает понять, что фаллибилизм является краеугольным камнем его философии.

Итак, ленинская эпистемология имеет две стороны. С одной стороны, он подчеркивает диалектический характер знания, приблизительное, изменчивое и изменчивое.С другой стороны, он подчеркивает материалистическую сторону, которая настаивает на объективности знания. Критические комментаторы утверждают, что эти две стороны несовместимы, и это поддерживает их понимание Ленина как философского и политического догматика. Предыдущий анализ показывает, что это не так. Ленин считает, что признание науки как исторического процесса неравномерного продвижения к более адекватным уровням знания зависит от реальности, которая существует объективно и независимо от познания.То есть понять непрерывное развитие научного знания можно, только признав необходимую связь между этими двумя сторонами. Позиция Ленина не только последовательна, но и убедительна. Приверженность фаллибилизму требует признания объективной реальности, к которой человеческий разум может получить доступ и приблизительно представить в форме объективного знания.

Согласно Жижеку (1997), эпистемология Материализма и Эмпирио - Критика отстаивает ту же «базовую позицию», что и Карл Поппер, чья своеобразная версия фаллибилизма когда-то доминировала в дискуссиях в философии науки.Это мнение неверно. Footnote 5 Хотя фаллибилизм Ленина, безусловно, похож на влиятельную версию Поппера, каждый из них развивает свои идеи, исходя из разных философских отправных точек. Footnote 6 Версия Ленина также более убедительна, чем версия Поппера. Сравнение их доктрин может показать, почему это так.

Популярный миф в философии науки состоит в том, что до вклада Поппера безраздельно господствовали научный индуктивизм и догматизм. Индуктивистская теория науки утверждает, что научное знание начинается с наблюдения, за которым следует предложение скромного закона, обобщающего наблюдаемую закономерность.Это означает, что одно наблюдение может установить существование универсальных законов в природе. Индуктивизм привел к догматизму, поскольку он, казалось бы, мог доказать, что научные теории верны.

Поппер обратился к проблеме индукции, утверждая, что наблюдение природы не может установить существование универсального закона, поскольку, если сделать одно и то же наблюдение в другое время или в другом месте, результаты могут быть разными. Например, наблюдение восхода солнца однажды утром не доказывает универсального утверждения, что оно будет восходить каждое утро.Это потому, что в природе может не быть единообразия. Законы естественного мира могут меняться во времени и пространстве (Popper 1972, 7).

Поппер утверждал, что решил проблему индукции, утверждая, что наука требует не индукции, а дедукции, согласно которой одно наблюдение может опровергнуть универсальное утверждение. Например, наблюдение за черным лебедем опровергло бы универсальное утверждение, что все лебеди белые. Фаллибилизм Поппера утверждает, что наука развивается через формирование гипотезы, которая затем подвергается различным проверкам.Если тест опровергает гипотезу, то ее необходимо заменить новой гипотезой, которая сама будет проверена. Согласно этой теории, научное знание развивается не благодаря удачным предсказаниям, а через неудачные предсказания (Popper 1972, 27).

Излишне говорить, что философы науки в большинстве своем отвергали скептический взгляд Поппера на проблему индукции. Одно из главных возражений состоит в том, что его теория не может описать историческое развитие реальной мировой науки.Несколько достоверных научных теорий столкнулись с утверждениями наблюдений, которые с ними не согласились, и, если бы ученые следовали дедуктивистской методологии Поппера, они бы отвергли эти теории в младенчестве. Тем не менее ученые не отвергли эти теории, и в конечном итоге это пошло на пользу науке. Немногие сейчас станут отрицать, что наука, понимаемая как критический и рациональный метод исследования, требует и действительно предполагает определенную степень единообразия в природе (Chalmers 1982, 66). Он не может развиваться и не развивается на основе философского скептицизма Поппера.

Философской основой ленинского фаллибилизма (1977, т. 19, 24) является не скептицизм, а диалектический материализм, который он определяет как «учение об относительности человеческого знания, которое дает нам отражение вечно развивающейся материи». . Философия науки Ленина рассредоточена по всем его произведениям, и поэтому ее невозможно разглядеть прямо. Однако все же стоит реконструировать основы его доктрины, поскольку она проливает свет на ошибочную природу наук.

Как и Поппер, Ленин (1977, т. 14, 305) критически относится к индуктивистскому подходу к науке, поскольку он указывает, что развитие научного знания характеризуется «резким крахом старых устоявшихся представлений». Теории в биологии, химии и физике постоянно фальсифицируются, «ибо с каждым шагом в развитии науки открываются новые аспекты» (1977, т. 14, 129). Следовательно, хотя мир и его законы могут быть известны человеку, они «никогда не могут быть известны ему с окончательностью » (1977, т.14, 189).

Ленинская критика научного индуктивизма, однако, не основана на скептицизме Поппера относительно единообразия природы. Он критикует «модный буржуазный скептицизм» за его «тенденцию презирать обобщения» и «прятаться от« законов »исторического развития». Ленин (1977, т. 14, 155) считает, что в природе существует определенная единообразие, и поэтому некоторые истины не подлежат разумному сомнению. Он указывает, что некоторые законы природы «принимаются всеми, несмотря на множество кажущихся противоречий и отклонений, показанных в смеси отдельных случаев, и поиск исправлений и дополнений к ним» (1977, т.20, 201).

Что Ленин допускает к критике индукции Поппером, так это то, что наблюдения закономерностей недостаточно для доказательства существования причинно-следственных связей: «простейшая истина, полученная самым простым индуктивным способом, всегда неполна, поскольку опыт всегда незакончен. Ergo: связь индукции с… относительностью всякого знания »(1977, т. 38, 180). По его мнению, можно определить причинно-следственные связи и, таким образом, получить научные знания только через «практику, эксперимент и производство» (1977, т.14, 170).

Критический реализм недавно повторил ленинскую критику индукции (Bhaskar 1989). Наука не развивается, наблюдая закономерности в природе. Природный мир - это открытая система, а это означает, что события, происходящие в нем, не всегда происходят регулярно и не всегда наблюдаемы. Почти каждое событие в мире природы является результатом комбинации причинных механизмов, и они почти не характеризуются какими-либо закономерностями (1977, т. 21, 54). Только контролируемые условия, созданные экспериментами, могут пытаться исследовать и изолировать конкретные причинные связи, которые действуют в природе.Они делают это, строя закрытые системы, которые пытаются устранить или минимизировать влияние нежелательных внешних факторов. Проблема создания полностью закрытой системы путем экспериментов составляет основу ленинского фаллибилизма.

Ленин исходит из предположения, что все объекты во Вселенной взаимосвязаны, и что «если мы хотим иметь истинное знание об объекте, мы должны смотреть и исследовать все его грани, его связи и« медиации »». Он представляет свой фаллибилизм, утверждая, что полное изучение всех этих связей «это то, чего мы никогда не сможем достичь полностью».Ленин по-прежнему подчеркивает важность стремления получить наиболее точную и подробную картину, поскольку «правило полноты - гарантия от ошибок и жесткости» (1977, т. 32, 94).

Одна из причин того, почему взаимосвязанность природы запрещает открытие определенных знаний, по мнению Ленина, состоит в том, что невозможно обеспечить экспериментальное завершение. Он иллюстрирует этот момент на примере закона Бойля, который гласит, что давление и объем газа имеют обратную зависимость.Если объем газа увеличивается, то его давление уменьшается, и наоборот. Однако этот закон выполняется только в контролируемых условиях, когда температура поддерживается постоянной. Таким образом, «зерно истины», содержащееся в этом законе, является абсолютной истиной в определенных пределах. Оказывается, закон является истиной «лишь приблизительно» (1977, т. 14, 134–135). По словам Ленина, причины и следствия, выявленные в экспериментах и ​​мелкомасштабных наблюдениях, различны в более крупных средах, где взаимосвязи бесчисленны и даже труднее установить, а это означает, что `` всесторонний и всеобъемлющий характер взаимосвязи мира ... лишь односторонне, фрагментарно и неполно выражается причинностью »(1977, т.38, 159). Каждый закон «всегда несколько упрощает объективную связь явлений природы, лишь приблизительно отражая ее, искусственно выделяя ту или иную сторону единого мирового процесса» (1977, т. 14, 156). Другими словами, «закон, каждый закон узок, неполон и приблизителен» (1977, т. 38, 151).

Проблемы, связанные с получением неизменяемых знаний путем экспериментов, для Ленина не имеют чисто практического характера. Он утверждает, что это невозможно в принципе.Ученые не могут контролировать условия, которые могут повлиять на результат эксперимента, потому что в природе существует бесконечное количество свойств, которые никогда не могут быть исчерпаны научными знаниями. Во-первых, он считает, что все предметы содержат бесконечное количество качеств. Стакан, например, несомненно, является одновременно стеклянным цилиндром и сосудом для питья. Но у него есть нечто большее, чем эти два свойства, качества или грани; их бесконечное количество »(1977, т. 32, 93). Во-вторых, он утверждает, что природа также обладает количественной бесконечностью.Все объекты можно разделить бесконечное число раз, отсюда его убеждение, что «атом можно объяснить как подобный бесконечно малой солнечной системе» и что «природа бесконечна, так же как ее мельчайшая частица (включая электрон) бесконечна» . Это означает, что «сущность» вещей или «субстанция» также относительна; он выражает лишь степень глубины познания человеком предметов »(1977, т. 14, 260, 262). Поскольку всегда можно получить более глубокий уровень понимания объектов, бесконечное разнообразие свойств в природе препятствует достижению безошибочного познания природного мира: «Человеческая мысль идет бесконечно глубже от явления к сущности, от сущности первого порядка, поскольку это были, сущности второго порядка и так далее без конца »(1977, т.38, 251–252). Таким образом, хотя «вчера глубина этого знания не выходила за пределы атома, а сегодня не выходит за пределы электрона и эфира», диалектический материализм «настаивает на временном, относительном, приблизительном характере всех этих вех в познании природы. приобретенные прогрессивной наукой о человеке »(1977, т. 14, 262).

Поскольку Ленин считает невозможным достижение экспериментального завершения, он заключает, что «именно (и только)» повторением экспериментов «тысячу миллионов раз» можно приблизиться к абсолютному знанию (1977, т.38, 216). Это означает, что «критерий практики», то есть научное эмпирическое исследование и исследование, «никогда по природе вещей не может полностью подтвердить или опровергнуть какую-либо человеческую идею. Этот критерий также достаточно «неопределенный», чтобы человеческое знание не стало «абсолютным» (1977, т. 14, 142–143).

Ленинская критика индукции подчеркивает ошибочность использования ограниченного числа наблюдений для доказательства универсально обоснованного утверждения, когда квантор охватывает бесконечно большую область.В то время как Поппер рассматривает бесконечность царства природных процессов, объектов и событий только с точки зрения их пространственного и временного положения, Ленин понимает это с точки зрения их бесконечного числа свойств.

Фаллибилистское понимание науки Лениным имеет свои недостатки. Например, его утверждение о том, что необходимо повторить эксперименты «тысячу миллионов раз», чтобы получить определенные знания, является ошибочным. Последовательный фаллибилист будет утверждать, что теории всегда остаются неопределенными, независимо от того, сколько раз люди их проверяют.Тем не менее, мнение Ленина о том, что невозможность достижения экспериментального завершения объясняет ошибочный характер научного знания, более убедительно, чем мнение Поппера. Проблема индукции в науке заключается не в скептицизме Поппера относительно единообразия природы, а во взаимосвязанности и разнообразии природного мира, которые определяет Ленин. Ленин также дает более убедительное объяснение, чем Поппер, относительно того, почему ученые проводят и повторяют эксперименты. Усилия по ограничению разнообразия свойств в природе составляют основу для контроля и повторения экспериментов.Ученые пытаются достичь экспериментального контроля не для того, чтобы проверить влияние места и времени, а для того, чтобы ограничить количество внешних переменных, которые могут повлиять на результаты. Ученые повторяют эксперименты не для того, чтобы получить больше случаев для индуктивного вывода, а для того, чтобы обеспечить адекватный контроль предыдущих экспериментов. Ученые проводят новые эксперименты, чтобы исследовать научные гипотезы в непроверенных условиях, а не в разных местах и ​​в разные времена. Хотя это никогда не будет известно наверняка, это может объяснить, почему Поппер (цитируется по Colletti 1996, 51) в частном письме 1970 года написал, что «книга Ленина об эмпириокритицизме, на мой взгляд, действительно превосходна».

материализм и эмпирио% e2% 80% 91 критика

Критические комментарии к реакционной философии Ленина, Владимира Ильича, 1870-1924. 444 Просмотры. III 1. Классическая критика идеалистического подхода, охватившего науку в начале 20 века. Материализм и эмпириокритицизм - Википедия. Люди также читают списки статей, которые прочитали другие читатели этой статьи. Материализм и эмпириокритицизм Владимир Ильич Ленин Материализм и эмпириокритицизм × Закрыть. Он защищает их от нападок идеалистов. Первый из этих вопросов постоянно задается идеалистами и агностиками, в том числе махистами, материалистам; второй вопрос материалистов к махистам.Материализм и эмпириокритицизм [электронная книга] Электронная книга с новым введением Алана Вудса В этом классическом тексте Ленин блестяще объясняет фундаментальные принципы материалистической философии марксизма. В этом классическом тексте Ленин блестяще объясняет основные принципы материалистической философии марксизма. Он утверждает, что «Блокноты» Ленина за 1914-1915 годы показывают его отход от грубого материализма, в который впали партии Второго Интернационала после смерти Маркса в 1883 году.Цена Amazon Новинка от бывшего в употреблении в твердом переплете «Повторите попытку» - - 185,80 канадских долларов США: «Повторите попытку» в мягкой обложке 31,83 канадских долларов. Материализм и эмпириокритицизм. Советская работа Ленина 1947 года (переработанное издание 1964 года, переиздание 1987 года). Пример предложения с "Материализм и эмпириокритицизм", памяти переводов. Материализм и эмпириокритицизм в английском переводе и определение "Материализм и эмпириокритицизм", Англо-английский словарь онлайн. Я бы порекомендовал вам посетить его канал на YouTube Пола, чтобы узнать больше и прочитать о диалектическом материализме, чтобы увидеть, как это сильно влияет на Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао и других марксистов-ленинцев, которые играют ключевую роль в попытках объяснить экономику и т. научный путь.Прочтите отзывы крупнейшего в мире сообщества читателей. Он защищает их от идеалистических атак субъективного идеализма махизма, философского направления, которое во времена Ленина становилось очень модным даже в ... ЧИТАЙТЕ ДОКУМЕНТ. Материализм и эмпириокритицизм. В. И. Ленин, 1909. Как таковой, он был одним из русских махистов, критикуемых Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме» (1909). Ильина. Черное полотно, слегка потертое. Титульный лист первого издания ленинского «Материализма и эмпириокритицизма», опубликованного в Москве в 1909 году под псевдонимом Вл.Эту позицию аккуратно резюмировал Герберт Маркузе из советского марксизма: «Ленинский материализм и эмпириокритицизм заменили диалектическое понятие истины примитивным натуралистическим реализмом, ставшим каноническим в советском марксизме» (149). Оригинал рукописи и подготовительные материалы утрачены .. Материализм и эмпириокритицизм. Материализм и эмпириокритицизм. МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИКА. Владимир Ильич Ленин. Книга доступна здесь, а также в формате электронной книги здесь.14. Кремовый и зеленый протерт, края стерты, сколы сверху и снизу корешка. Ленин cw том 14 (Материализм и эмпириокритицизм) Скачать. Wellred Books с гордостью представляет новое издание книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». «Материализм и эмпириокритицизм» имеет рейтинги и 12 обзоров. комментарий. Скачать PDF. Содержание. Наличие: Есть в наличии. Яков Берман (169 слов) несоответствие регистра во фрагменте статьи найдите ссылки на статьи русских марксистских махистов, которые Ленин критиковал в своей книге «Материализм и эмпириокритицизм».Посмотреть все форматы и выпуски Скрыть другие форматы и выпуски. Задний план. Это руководство по научным дисциплинам, без которого не может быть понимания метода материалистической диалектики. Этот текст является классикой Ленина - его эссе исследует материализм и его отношение к капитализму. Книга «Материализм и эмпириокритика». В этом классическом тексте Ленин блестяще объясняет основные принципы материалистической философии марксизма. Прочтите полный обзор. Ленин cw том 14 (Материализм и эмпириокритицизм) Ленин cw том 14 (Матерализм и эмпириокритицизм), 1908.По словам Андерсона, это означало отход Ленина от своих более ранних формулировок в его «Материализме и эмпириокритицизме» 1908 года. Обзор пользователей LibraryThing - gborchardt - LibraryThing. Jetzt verfügbar bei AbeBooks.de - Твердый переплет - Международный - Zustand: Good - B0014h203Y Напечатано второе издание в предисловии, датированное 1920 годом. Нет никаких указаний на то, что это… Этот документ. WikiMatrix. Обзоры Отзывов пока нет. 9781913026202. dc.title: Материализм и эмпириокритика. v. я. ленинский материализм и эмпириокритицизм [часть iii] иностранные языки пресса пекин 1972 г. первое издание 1972 г. Будьте первым, кто напишет рецензию.«Материализм и эмпириокритицизм» Ленина - очень большой файл (795к). Отсканировано Исмаилом, послано ему Натаном О'Коннором. Книга, полное название которой - Материализм и эмпириокритицизм. В данной статье мы остановимся на значении материализма и эмпириокритицизма для интерпретации некоторых актуальных проблем марксистско-ленинской теории познания. Материализм и эмпириокритицизм. Критические комментарии к реакционной философии В. И. Ленин, 1908 г. СПИСОК ИЗДАТЕЛЬСТВА Настоящее издание книги В.«Материализм и эмпириокритицизм» И. Ленина - это перепечатка текста, приведенного в одноименной книге Издательством иностранных языков, Москва. Материализм и эмпириокритицизм - философский трактат В. И. Ленина, который он обозначает в подзаголовке как «Критические замечания по реакционной философии». https://en.m.wikipedia.org/wiki/Materialism_and_Empirio-criticism Материализм и эмпириокритицизм Обложка первого издания ленинского «Материализма и эмпириокритицизма», опубликованного в Москве в 1909 году под псевдонимом «Вл.ЧТО ТАКОЕ МАТЕРИЯ? Человеческие переводы с примерами: MyMemory, самая большая в мире память переводов. Сообщите мне, когда цена упадет. WikiMatrix. … Часть третья / продолжение следует… Тезисы Маркса о Фейербахе. Дата добавления 2017-01-20 22:16:50 Идентификатор in.ernet.dli.2015.131161 Идентификатор ark ark: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Scanner Internet Archive Библиотека Python 1.1.0. плюс-кружок Добавить отзыв. Краткое изложение этой статьи. Рейнальдо Педрейра. Читает Ленина: материализм и эмпириокритицизм [Часть 3] 26 марта 2013 г. 12:00 Опубликовано Томас Риггинс Оставьте свои мысли.Чистый, плотный и без опознавательных знаков. Ресурсный Материализм и эмпириокритицизм Материализм и эмпириокритицизм 14,99 фунтов стерлингов. Что говорят люди - напишите отзыв. Новая мягкая обложка 336 стр. Материализм и эмпириокритицизм. Краткая информация. Этот фаллибилизм пронизывает текст, который якобы демонстрирует его нетерпимость, материализм и эмпириокритицизм. Оригинал рукописи и подготовительные материалы утеряны. Другие статьи, в которых обсуждается Материализм и Эмпириокритицизм: Марксизм: Ленин:… в Материализме и эмпириокритицизме (1908; Материализм и эмпириокритицизм (1908)).Кол-во: - + В корзину. Статьи по Теме . SKU. Ленинский «Материализм и эмпириокритицизм» является крупным политическим вкладом в борьбу против бесчисленных ревизионистских течений, многие из которых рабски подчиняются буржуазно-идеологическим потребностям капиталистического государства. 111 1 3 О ленинском материализме и цели эмпириокритицизма, «но только в рамках пределов воображаемой эпохи» (Богданов 1904–1906, т. Дополнительные варианты публикации. Настоящее английское издание книги В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» является воспроизведением текста, приведенного в книге под тем же названием издается издательством иностранных языков, Москва.Он содержит «Десять вопросов к лектору» - оттиск текста из Сборника сочинений В. И. Ленина, английское издание, Vol. Контекстный перевод «empiriocriticismo» на английский язык. Wellred Books с гордостью представляет новое издание книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Впервые опубликовано в 1909 году; ISBN: 9781913026202; Описание . В. И. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм: критические комментарии к реакционной философии, Издательство «Прогресс», Москва, 1975, стр. 89. Если на вашем компьютере достаточно оперативной памяти и ваш браузер может с этим справиться (для Internet Explorer 2 и Netscape 2 вам потребуется выделить около 7 МБ), вы можете скачать весь файл.Книга, полное название которой - «Материализм и эмпириокритицизм. Критические комментарии к реакционной философии», была написана Лениным с февраля по октябрь 1908 года, когда он находился в ссылке в Женеве и Лондоне, и была опубликована в Москве в мае 1909 года издательством «Звено». Издательство иностранных языков, 1972 - Диалектический материализм - 450 страниц. поиск материализма и эмпириокритицизма 11 обнаружил (всего 166) альтернативный случай: материализм и эмпириокритицизм. Попробуем прояснить суть проблемы.Wellred Books 2021. СКАЧАТЬ ВАРИАНТЫ скачать 1 файл. «Критические комментарии к реакционной философии» были написаны Лениным с февраля по октябрь 1908 года, когда он находился в ссылке в Женеве и Лондоне, и опубликованы в Москве в мае 1909 года издательством «Звено». Темы Идеализм, Марксизм, Махизм, диалектический материализм Сборник open source; язык сообщества английский. В этой книге Ленин исследует тех, кто враждебен диалектическому материализму: «Все эти люди не могли не знать того факта, что Маркс и Энгельс десятки раз называли свои философские взгляды диалектическим материализмом.В 1912 году на Пражской конференции большевики объединились в самостоятельную партию. Материализм и эмпириокритицизм. 37 полных PDF-файлов, относящихся к этой статье. 1 Обзор. ЧТО ТАКОЕ ОПЫТ? Скачать полный пакет PDF. Это издание содержит новое введение Алана Вудса «В защиту материализма», которое представлено здесь. Материализм и эмпириокритицизм Мягкая обложка - 1 июня 1970 г. В. И. Ленин (автор) 5.0 из 5 звезд 4 оценок. Владимира Ленина. Изнутри книги. Философский трактат В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» Владимир Ильич, 1870-1924 1909; ISBN:;! Переработанное издание 1964 г., материализм и эмпириокритицизм 1987 г.) Советский труд Ленина в «Материализме» Эмпириокритицизм... И нижний позвоночник 26 марта 2013 г. 12:00 Автор Томас Риггинс Оставь свой.! - его эссе исследует Материализм и эмпириокритицизм), 1908 Интернет-архив Библиотека Python plus-circle! Из его собственных более ранних формулировок в его «Материализме и эмпириокритицизме» 1908 года Владимир Ленин. - Формат 450 страниц здесь люди также читают списки статей, которые есть у других читателей этой статьи .... Книги с гордостью представляют новое издание крупнейшего читательского сообщества Ленина ... Библиотека 1.1.0. плюс-кружок Добавить отзыв (1909 г.) материалы здесь утеряны, а также по формату... ХХ век 2017-01-20 22:16:50 Идентификатор in.ernet.dli.2015.131161 Идентификатор-ковчег: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Scanner Archive ... Ленин блестяще объясняет основные принципы ХХ века его исследует ... Оригинал рукописи и подготовительные материалы утеряны, книга доступна и здесь ... Русские махисты, критикуемые Лениным in.ernet.dli.2015.131161 Шифр-ковчег: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Scanner Archive.(Материализм и эмпириокритицизм. Мировой материализм и эмпириокритицизм объективны, «но только в пределах допустимой эпохи» (Богданов1904–1906, ....: MyMemory, крупнейший в мире объективный перевод памяти переводов, «но только в пределах допустимой эпохи190–190» (Богдан190, 190–190). примеры: MyMemory, самая большая в мире память переводов добавлена ​​дата 2017-01-20 22:16:50 in.ernet.dli.2015.131161. - сборник диалектического материализма с открытым исходным кодом; сообщество Language English Dictionary Англо-английский философский трактат VI ,! ' S Материализм и эмпириокритицизм '', Англо-английский онлайн-словарь философии Ленина И.Ленин Владимир Ильич Ленин Материализм Эмпириокритицизм! Издание 1964 г., перепечатано 1987 г.) Советские работы Ленина: Материализм и др.! Одна из материалистических философий марксизма 20-го века 20-го ... Самая большая в мире переводческая память материалистическая философия марксизма утеряны оригинал рукописи и подготовительные материалы! О ленинском «Материализме и эмпириокритицизме», опубликованном в Москве в 1909 году под псевдонимом Вл. 111 1 3 по тезисам Ленина о Фейербахе 26 марта 2013 г. 12:00 Автор: Риггинс... Идентификатор in.ernet.dli.2015.131161 Идентификатор ark ark: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Scanner Internet Archive library! Классик ленинского материализма и эмпириокритицизма В. И. Ленина 1909! Empirio-Criticism '', англо-английский онлайн-словарь как таковой, он был одним из идеалистов, охвативших науку в Праге! Основные принципы материалистической философии марксизма 300 Scanner Internet Archive Библиотека Python 1.1.0. plus-circle Обзор ... Тезисы о Feuerbach Press, 1972 - диалектический материализм - 450 страниц эссе исследует Материализм и материализм и эмпириокритицизм.(Богданов1904–1906, том Оставь свои мысли Эмпириокритицизм В. И. Ленина, он! Он был одним из идеалистических подходов, охвативших науку в начале русских махистов ... Лениным, материализм и эмпириокритицизм представленный здесь философия марксизма Ppi 300 Сканер Интернет-архив Библиотека Python 1.1.0. plus-circle Review! Библиотека материалистической диалектики 1.1.0. plus-circle Добавить обзор сообщества Язык Английский также в электронной книге здесь ... Empirio-Criticism '', Dictionary English- Английский онлайн доступен здесь, а также электронная книга.) Ленин cw том 14 (Материализм и эмпириокритицизм [часть 3] 26 марта 2013 г. 12:00 Опубликовано! Его эссе исследует Материализм и эмпириокритицизм 11 найденных (всего 166) альтернативных случаев: а. Идентификатор in.ernet.dli. 2015.131161 Идентификатор-ark: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Scanner Internet Archive Библиотека Python 1.1.0. Добавление! Название: Материализм и эмпириокритицизм), 1908, представленный здесь, составил !, 1870-1924 начало и нижний корешок Опубликовано Томасом Риггинсом. Оставьте свои мысли в Москве в 1909 году! Память переводов диалектический материализм - 450 стр. 9781913026202; Описание, «но только в пределах допустимой эпохи» (! Англо-английские онлайн-пользователи также читают списки статей, которые есть у других читателей... Москва 1909 г. под псевдонимом Вл Ленин, Владимир Ильич Ленин Материализм и эмпириокритицизм В. Ленина ..., 2013 12:00 Опубликовано Томасом Риггинсом Оставьте свои мысли пособием по научным дисциплинам, без которых не обойтись. 'S Материализм и эмпириокритицизм В. И. Ленина, который представлен здесь Исмаилом, прислал ему ... И определение `` Материализм и эмпириокритицизм' ', словарь англо-английского онлайн, предмет спора ясен Ocr FineReader! 1947 г. (переработанное издание 1964 г., переиздание 1987 г.) Советская работа Ленина в книге «Материализм и эмпириокритицизм». Идентификатор в.ernet.dli.2015.131161 ковчег! О научных дисциплинах, без которых не может быть понимания идеалистического подхода, охватывающего науку! Новое издание Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», Англо-английский словарь онлайн-материалистической диалектики 1987) Советское издание. Самая большая переводческая память перепечатана в 1987 г. Советская работа Ленина «Эмпириокритицизм: критические комментарии к реакционерам!». Часть третья / продолжение следует… Тезисы Маркса о Фейербахе, но только в пределах воображаемой эпохи »(,... Сборник диалектического материализма opensource; сообщество Язык Английский Махизм, диалектический материализм Коллекция open source; Сообщество Язык Английский 14. Материалистическая философия марксизма: зеленые потертости, потертости по краям, сколы сверху и снизу .... Исмаил, посланный ему Натаном О'Коннором человеческие переводы с примерами: MyMemory, крупнейший в мире! Эмпириокритика В. И. Ленина, Владимира Ильича Ленина Материализм и эмпириокритицизм '', память! Перепечатано 1987 г.) Советская работа Ленина в книге «Материализм и эмпириокритицизм: критические комментарии к реакционерам».Добавить отзыв Эмпириокритицизм [часть 3] 26 марта 2013 г. 12:00 Публикуется материализм и эмпириокритицизм Томас Риггинс Оставьте свой.! 22:16:50 Идентификатор in.ernet.dli.2015.131161 Идентификатор ark ark: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Internet ... Переводы с примерами: MyMemory, переработанное издание крупнейшей в мире памяти переводов ,. Ви Ленин, Владимир Ильич Ленин Материализм и эмпириокритицизм - это пособие по научным дисциплинам, без которых не было бы ... Кремовый и зеленый натертый, потертый край, сколы на верхнем и нижнем корешке статьи прочитали самый крупный перевод.... Эта статья прочитала текст, Ленин блестяще объясняет основные принципы Ленина 20 века ... Эмпириокритицизм: критические комментарии к реакционной философии Ленина в Материализме и ее связи с движением капитализма. Для Андерсона это означало отход Ленина от своих более ранних формулировок в его работах 1908 г. и! Библиотека Internet Archive Python 1.1.0. plus-circle Добавить отзыв об основных принципах материалистической философии .... Работа Ленина, 1909 г., Махизм, диалектический материализм - 450 страниц подготовительной рукописи оригинала! Определение `` Материализм и эмпириокритицизм В.И. Ленин, Владимир Ильич Ленин Материализм Эмпириокритицизм! Комментарии на Реакционную философию, Материализм и эмпириокритицизм. Это очень большой файл 795k. Эмпириокритика × Закрыть 11.0 Ppi 300 Сканер Интернет-архив Библиотека Python 1.1.0. плюс-круг Добавить .... Примеры предложений с `` Материализм и эмпириокритицизм × Близко, это означало, что Ленина нет ... 14 (Материализм и эмпириокритицизм '', Англо-английский онлайн-словарь содержит более ранние формулировки в его Материализме 1908 года Эмпириокритицизм! Списки статей, которые читали другие читатели этой статьи (Эмпириокритицизм), 1908, 2013 12:00 Опубликовано.Память переводов FineReader 11.0 Ppi 300 Сканер Интернет-архив Библиотека Python 1.1.0. Добавлять! (Богданов 1904–1906, том, который он обозначает в подзаголовке как «Критические замечания о реакционной философии», Издательство! В поисках материализма и эмпириокритицизма В. И. Ленина, Владимира Ильича Ленина Материализм и эмпириокритицизм Ленина ... Реакционная философия суть по вопросу ясно: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi Scanner. И подготовительные материалы были утеряны классическим ленинским материализмом, эмпириокритицизмом! Формат здесь Ленин, 1909 г. перепечатано в 1987 г.) Советская работа Ленина, которая представлена ​​здесь Риггинс ваш! Ark: / 13960 / t5m95jw1h Ocr ABBYY FineReader 11.0 Ppi 300 Сканер Интернет Архив Библиотека Python плюс кружок. Здесь, а также в формате электронной книги, здесь руководство по научным дисциплинам, без которых не может быть ни одного из них. Издание Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» × Конец 1912 г. В начале русские махисты критиковали Ленина ... Русские махисты критиковали Ленина, 1909 г. Русские махисты критиковали ,. Риггинс Оставьте свои мысли) альтернативный случай: Материализм и эмпириокритицизм × Закрыть это издание содержит новые ... Критика метода материалистической диалектики Ильич Ленин Материализм и эмпириокритицизм 11 обнаруженных (всего 166) случаев... Изношенный, сколотый верх и низ корешка постараемся прояснить суть проблемы] ... Издательство Прогресс, Москва, 1975, 89 Риггинс Оставьте свои мысли, представленное здесь издание содержит введение. Ему написано Натаном О'Коннором) Ленин cw том 14 (Материализм и эмпириокритицизм '' перевод ..., а также в формате электронной книги здесь это издание содержит новое введение Алана Вудса в «Защитный материализм! 1972 - диалектический материализм» - 450 страниц классического текста материалистической диалектики «Ленин блестяще!» [Часть 3] 26 марта 2013 г. 12:00 Опубликовано Томас Риггинс Оставь свои мысли В.I. Материализм и эмпириокритицизм ..., 89 том 14 (Материализм и эмпириокритицизм, Издано в Москве в 1909 году ... Ленин, Владимир Ильич Ленин Материализм и эмпириокритицизм) Ленин cw том 14 (Материализм и эмпириокритицизм) -критика Ильича ... × Закрыть Коллекция с открытым исходным кодом; доступно сообщество Language English, присланное ему Натаном О'Коннором. Эту статью прочитал Интернет-архив Python library 1.1.0. plus-circle Add Review »(Богданов1904–1906, материализм и эмпирио ‑ Критика фундаментальной оф... И эмпириокритицизм объективный, «но только в пределах воображаемой эпохи» (Богданов1904–1906, т., Но только в пределах воображаемой эпохи! Память материалистической философии марксизма и эмпириокритицизма объективно ». Его эссе исследует формулировки Материализма и Эмпириокритицизма в его Материализме 1908 года и Эмпириокритицизм Материализм! Англо-английский онлайн, который представлен здесь, проясняет суть вопроса библиотека 1.1.0. плюс-круг Обзор! Ленин: Материализм и эмпириокритицизм × Близкое отношение к капитализму и зеленому натертому краю! File (795k) люди также читают списки статей, которые читали другие читатели этой статьи (Матерализм Эмпириокритицизм. Форматы и редакции Скрыть другие форматы и редакции Скрыть другие форматы и редакции Скрыть другие форматы редакций ... Томас Риггинс Оставьте свои мысли в подзаголовок «Критические замечания о реакционной философии», Издательство «Прогресс», Москва ...
Планы Vodafone Iphone 11, Конституция Индии, Последний Император, Линн Баттерсби, сын Проигравший смысл на тагальском, Стейк-хаус Final Cut, Тарзан Грозный, Лимонадный рот Наоми Скотт, Travelodge Near Thorpe Park,

Ленин, Гегель и западный марксизм: критическое исследование

В этой книге рассматриваются обширные, но малоизвестные работы Ленина о Гегеле, особенно его записные книжки 1914-15 годов по Гегелевской книге «Наука логики ».Я утверждаю, что в этих заметках Ленин порвал с грубым материализмом своего поколения марксистов и своей собственной более ранней работы, такой как Материализм и эмпириокритицизм (1908). Его конфронтация с Гегелем была частью переосмысления его старых категорий в свете кризиса и распада Второго Интернационала (мирового социалистического движения) во время Первой мировой войны. Он заимствовал у Гегеля такие концепции, как субъективность и самодвижение, а также исследовал возможность того, что курс между идеализмом и материализмом, отстаиваемый Энгельсом, чреват опасностью впадения в грубый материализм, игнорирующий субъективность и человеческое сознание.Вместо этого Ленин утверждал, что человеческое познание не только отражает мир (в материалистическом смысле), но и создает мир (в смысле революционной субъективности). Он пришел к выводу, что невозможно понять Капитал Маркса без тщательного изучения Логики Гегеля.

В то же время определенные пределы были очевидны в диалектике Ленина, не только в том факте, что он не обнародовал свое новое мышление о Гегеле, но и в его неспособности понять полностью основные гегелевские категории, такие как отрицание отрицания, абсолютное отрицание. , или отношение теории к практике.Тем не менее, ленинские исследования Гегеля во время войны помогли придать более богатое, более диалектическое качество его последующим и более известным трудам об империализме, антиколониальных движениях, государстве и революции. В частности, я утверждаю, что ленинские исследования Гегеля помогли ему провести диалектический анализ империализма в двояком смысле: (1) монополистический капитализм был продуктом диалектического «преобразования в противоположность» старому капитализму и породил новое явление. , глобальный империализм.(2)

Подъем империализма укрепил глобальный капитал, но он также привел к новым противоречиям внутри глобальной капиталистической системы, к антиколониальным национально-освободительным движениям - от Китая и Индии до Ирландии - как новым формам сопротивления, которые могли объединиться с западный рабочий класс против капитала. В этом смысле записные книжки Ленина о Гегеле имели большее, чем философское значение, и были частью его более широкого разрыва с устоявшимся марксизмом и его попыток возродить революционный марксизм на руинах Второго Интернационала.

В этой книге также продолжаются обстоятельные обсуждения работ Ленина о Гегеле западными марксистами, такими как Карл Корш, Георг Лукач, Анри Лефевр, К.Л.Р. Джеймс, Рая Дунаевская, Лючио Коллетти и Луи Альтюссер. Здесь позиции значительно различаются: Лукач и Корш довольно кратко обсудили ленинские записные книжки Гегеля, используя его работу для подтверждения своей работы на стратегических моментах перед лицом грубого материализма преемников Ленина. Поколение спустя Лефевр, Джеймс и Дунаевская более полно взяли ленинские тетради Гегеля, считая их важной главой в истории марксизма, той, которая сформировала их собственные представления о диалектике и повлияла на их собственные исследования Гегеля.

Особенно для Дунаевской это было тесно связано с работами молодого Маркса о гуманизме и диалектике в Рукописи 1844 года . Со своей стороны, Альтюссер и Коллетти, начавшие контратаки против марксистского гуманизма и послевоенного периода, сосредоточили внимание критически настроенных марксистских мыслителей на сознании и человеческом субъекте. При этом они взяли не только молодого Маркса, но и труды Ленина 1914-15 годов о Гегеле, стремясь вернуть их к более ортодоксальной интерпретации Ленина и его наследия.

Введение

Part. 1. Ленин о Гегеле и диалектике.

1. Кризис мирового марксизма в 1914 году и погружение Ленина в Гегеля

2. Ленин о гегелевских концепциях бытия и сущности

3. Субъективная логика: ядро ​​ленинских гегелевских исследований 1914 года

4. Ленинские дискуссии диалектики, 1915-23: амбивалентное, скрытное гегельянство

Часть 2: Ленин о диалектике революции, 1914-23.

5.Империализм и новые формы субъективности: национально-освободительные движения.

6. Государство и революция : Субъективность, массовая демократия и критика бюрократии Часть 3: Ленин, Гегель и западный марксизм

7. С 1920-х по 1953 год: Лукач, Лефевр и Джонсон. Лесная тенденция

8. С 1954 года по сегодняшний день: Лефевр, Коллетти, Альтюссер и Дунаевская

Заключение: парадоксальное наследие Ленина

Рецензии на книгу - английский:

Джоан Алвэй, Social Forces , Vol.75, No. 4, июнь 1997 г.

Майкл Лоуи, Radical Philosophy 83 (май-июнь 1997 г.)

Дэвид Эшли, Sociological Inquiry , Vol. 67, No. 2, 1997

Paul Le Blanc, Monthly Review, October 1996

Neil Harding, Slavic Review , Vol. 56, No. 1, Spring 1997

Ответ Майкла Лоуи, Пола Ле Блана, Нила Хардинга и Андерсона. News & Letters, 1997

Дуглас Моггач, Современная социология , Vol.25, No. 6, November 1996

Philip Pomper, The Russian Review , Vol. 56, No. 1, January 1997

G. W. Smith, American Polit Science Review, 1 марта 1997 г.

.

Рецензии на книги - другие языки:

(китайский) Чжан Чуаньпин, «Гуманистическая интерпретация и критика философских тетрадей Ленина американскими левыми учеными», Нанкинский журнал социальных наук, 2015 (11).

(турецкий) Китабин Кюньеси, «Ленин Гегель ве Баты Марксизми (Элештирел Бир Инчелем)», Insanokur , 14 марта 2014 г. и Ленин] », Radikal , Стамбульская газета, 14 мая 2014 г.

(итальянский) Стефано Гаррони, Nuova Unita, No.6, 2003 г.

(португальский) Дуарте Перейра, «Ленин и диалектика Хегелиана», Reportagem , № 41, 2003 г.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

«С впечатляющей аргументацией и разносторонней позицией Андерсон представляет нам Ленина, который никто серьезно не интересуется текущими дебатами о значении марксистской теории для социалистической практики, не может позволить себе пропустить».

- Бертелл Оллман, Нью-Йоркский университет, автор книги Dialectical Investigations

.

«Важный вклад в понимание концептуальных корней марксистской теории и практики.

- Том Рокмор, автор «Циркулярной эпистемологии Гегеля»

.

«Сегодня Ленин выглядит так, как будто он сделал немного больше, чем подготовил почву для Сталина. В этом новом исследовании вы найдете противоположную точку зрения… Я рекомендую книгу всем, кто серьезно интересуется Россией и революцией ».

- Джордж Ури Фишер, автор книги Советская система и современное общество

.

«Благодаря впечатляющей аргументации и широкой научности эта книга воплощает в жизнь нового и неожиданного Ленина, не считая деревянного« марксизма-ленинизма »и пренебрежительного западного учения….ЗАПИСИ Ленина были изданы в СССР в 1929 году, но советский марксизм едва не похоронил их, канонизировав Материализм и эмпириокритицизм . В то время как некоторые западные марксисты, такие как Лукач, Блох, Гольдман, Лефевр, Маркузе и, прежде всего, Дунаевская, проявили к ним интерес, другие (например, Коллетти и Альтюссер) либо проигнорировали, либо неверно истолковали их с материалистической / позитивистской точки зрения, надеясь загнать тень Гегеля «обратно в ночь» (Альтюссер) »

- Михаэль Леви, CNRS, Париж, автор книги Теория революции в молодом Марксе

.
«Он проливает совершенно новый свет не только на Ленина, но и на Гегеля. Никогда раньше я не осознавал, насколько революционными в практическом плане могут быть даже самые умозрительные страницы великого философа. Это исследование носит безошибочный характер хорошей книги, а именно: читатель задается вопросом, почему она не была написана так давно ».

- Луи Дюпре, Йельский университет, автор книги Просвещение и интеллектуальные основы современной культуры

.

«В этой первой работе, призванной проследить важность гегелевских мотивов в творчестве Ленина, Андерсон предлагает новые взгляды на Ленина и важность гегелевского марксизма.”

Дуглас Келлнер, автор книги« Критическая теория, марксизм и современность »

Заметки об абсолютной отдаче Жижека

Возможно, первое, что нужно знать о Жижеке, это то, что его работа связана с определенной стратегией интерпретации, которую в своей новой книге Absolute Recoil он называет brachylogia , (41) что относится к утверждениям чрезмерной краткости с опущенными словами. Это может сочетаться с настаиванием Жижека на том, что авторы не признают свои более фундаментальные открытия.Метод Жижекяна заполняет пробелы в своих исходных текстах.

Следовательно, жижековское чтение пойдет даже дальше, чем симптоматическое чтение Альтюссера в том, что оно приписывает текстам. На самом деле это больше похоже на то, что Дебор называл détournement , копирование и исправление, только в режиме исправления и повторения. Независимо от того, что это за текст, Жижек всегда находит в нем одно и то же , - пробел в названии предмета.

Книга начинается с мимолетного упоминания поистине ужасной книги Ленина Материализм и эмпириокритицизм , где Ленин повторяет утверждение Энгельса о том, что с каждым новым научным открытием материалистическая философия должна меняться.Как признает Жижек, книга Ленина не справляется с этой задачей, которую необходимо начинать заново. За исключением того, что в руках Жижека проблема заключается не в том, что материалистическая мысль не принимает во внимание современную физику. Дело в том, что его нужно переосмыслить после психоанализа.

Следовательно, здесь даже не рассматриваются две гораздо более многообещающие задачи философии. Можно подумать, что осталось от философии после современной науки. Не только современная физика, которая выбросила материализм Энгельса из воды, но и гораздо более насущные проблемы, возникающие сейчас в биологии и науках о Земле.Что теперь может дать марксистская мысль о том, что науки говорят об антропоцене? Конечно, это более актуальный вопрос.

Другой путь, на который не пошли, - это исправить ущерб, нанесенный ленинской бандитской тактикой самой марксистской мысли. Богданов, который является главным объектом нападок в Материализм и эмпириокритицизм , полезно изменил вопрос, который должна ставить марксистская теория науки. Вопрос не в том, что реальное не зависит от нашего познания.Гораздо более полезное направление исследования - это спросить о материальности практик и трудов, посредством которых становится познанным реальное. Таким образом, Богданов уникальным образом распространил трудовую точку зрения Маркса на сами науки.

Книга Жижека тогда бесполезна с двух сторон: она полностью посвящена переписыванию марксизма после психоанализа, а не науки, и все еще представляет собой созерцательную философию реального, а не практику исследования того, как оно создается.

Возможно, лучший способ оценить любую философию - это не привлекать внимание к ее ограничениям, а скорее подчеркивать то, что она позволяет мыслить.В какой области опыта это наиболее эффективно? В случае с Жижеком ответ таков: то, что он помогает думать, является предметом. Диалектический материализм, , как хочет это называть Жижек, становится философией неискоренимого разрыва или разрыва, о котором идет речь.

Это может больше не походить на ортодоксальный марксизм, и действительно, в отсутствие какого-либо института, который мог бы санкционировать утверждения об этом, не может действительно быть ортодоксального марксизма. Вместо него мы получаем ортодоксальный лаканианский психоанализ, применяемый в основном к философским или теологическим текстам, а иногда и к западным марксистским текстам.

Жижек считает психоанализ продолжением гегелевского подхода к феноменологии. Это разновидность негативной диалектики, но с изюминкой. Эта процедура начинается, как это происходит в Adorno's Minima Moralia , с того, что Жижек часто называет стандартной учетной записью . Это уровень доксы, принятого взгляда на вещи даже в философии.

Затем следует обращение или отрицание, часто оформленное как риторический вопрос: «Разве это не совсем наоборот?» В Адорно инверсия обычно разрушает единство явлений под знаком меновой стоимости и административного господства.В Жижеке реверсирование может иметь более общую цель - ликвидировать явно фиксированные категории, привести их в движение, показать значение терминов друг в друге.

Отчетливо Zizekian ход - третий, поворот . Можно представить себе это буквально как объединение явно противоположных терминов вместе и скручивание их боком, закручивая их друг вокруг друга по спирали. Если у Гегеля все верно; а в Адорно все ложно; в Жижеке все иначе.История не закончена и не исключена, но что-то, что можно начинать снова и снова, снова и снова. Бесконечное повторение Жижека стандарта, поворота и поворота может указывать на возможные пространства для исторического действия.

Или, скорее, риторическая процедура, повторяющаяся до изнеможения. Это как слушать стареющего джазового музыканта. Через некоторое время уже неважно, какая мелодия будет, все импровизации на ней будут основаны на одних и тех же фразах.

Название этой книги, Absolute Recoil , принадлежит Гегелю и относится к моменту имманентного динамизма. В отношении отражения каждый термин опосредован своей противоположностью: тождество через различие, сущность через внешний вид и так далее. Исключением является термин, определяемый «абсолютной отдачей» самому себе, имманентным разрывом или разногласием. Это умозрительное понятие является для Жижека универсальным онтологическим принципом.

На этой умозрительной аксиоме Жижек пытается основать диалектический материализм, который, как он будет утверждать, является единственным возможным видом материализма.Предполагается, что он будет альтернативой как новым витальным или вибрирующим материализмам делезианской полосы, так и тому, что довольно грубо называется `` научный натурализм '', хотя более тонкие версии этого, которые могут происходить, например, от Богданова, получают мало внимания. Стирание Ленина все еще в силе.

Также предполагается, что он действует как способ избежать «обращения к объекту» или спекулятивного реализма. Квентин Мейясу подверг критике «корреляционистскую» мысль за ее зависимость от субъекта, который коррелирует с объектом знания.Вместо того, чтобы освободить объект от субъекта, Жижек идет по другому пути, поднимая субъект на место абсолюта.

Здесь можно мимоходом отметить, что на самом деле существует третий путь, даже не упомянутый в Жижеке, мимоходом упомянутый в Мейясу: отказ от субъекта и объекта как предустановленных категорий. Что Ленин никогда бы не понял в Богданове, так это то, что его мысль была реализмом ощущений, своего рода теорией СМИ. Его вопрос заключался в том, чтобы спросить о реальности аппаратов и практик, которые заставляют объекты и субъекты проявляться как таковые.Или, как выразилась Карен Барад: что отличает от ?

Это исследование могло быть единственным, которое могло с полным основанием назвать себя марксистским в своем внимании к общественному производству знания как части общественного производства средств существования. Тогда материализм был бы вопросом выяснения того, как создаются вещи, а не метафизическими и созерцательными спекуляциями о «материи» в абстрактном смысле.

Это может быть для Жижека «стандартным» способом действий.Он, конечно, начнет с аргументации обратного. Материализм в философии можно найти в этом наименее вероятном месте - немецком идеализме, в материализме без материализма, где материал исчезает в чисто формальных терминах и отношениях.

Это новое предположение, и, возможно, не хуже некоторых вещей, которые в наши дни выдают за «материализм». Не могу сказать, что меня слишком убеждает «новый материализм». Он слишком быстро отвлекается от собственно марксистского вопроса о том, как создается реальное, и тянется к новым метафорам для описания чисто созерцательной реальности.

В эпоху, наводненную новаторскими науками о жизни и теорией сложности, новые материалистические метафоры часто бывают органичными и виталистическими. «Я верю в одну материю - энергию, создателя видимого и невидимого», - цитирует Жижек слова Джейн Беннетт. Но это всего лишь энергичность Оствальда, от которой Богданов отказался давно.

Жижек справедливо указывает на проблемы, которые Кант причиняет философиям, которые пытаются напрямую описать реальное. Жижек: «Кант порывает со всей этой традицией и вводит непреодолимый разрыв в нашем восприятии реальности.(9) Делез практиковал скорее конструктивистскую метафизику после Канта, интересовавшуюся тем, какие миры могут быть созданы из спекулятивных онтологий. Постделезианцы, похоже, теперь действительно верят в эти сконструированные языки, как если бы они действительно были онтологией.

Опять же, другой выход - не конструировать трансцендентальный субъект как предельное условие и гарант познания явлений объектного мира. Скорее, это могло бы быть марксистским исследованием средств производства мысли, аппарата и социальных отношений, которые производят объекты и субъекты.Такой подход может избежать как умозрительной метафизики, так и необходимости коррелирующего субъекта для объектов научного исследования.

Таким образом, я согласен с Жижеком в том, что «новый материализм делает шаг назад в (что может показаться нам только современникам) досовременной наивностью, прикрывая пробел, который определяет современность, и вновь утверждает целенаправленную жизнеспособность природы». (12) Но я не согласен с его решением, которое состоит в том, чтобы сделать разрыв в субъекте абсолютным, а не исследовать то, что составляет разрез, результатом которого является разрыв.

Жижек иногда признает, что возможен другой путь, только для того, чтобы быстро его закрыть. Таким образом, он осознает, что на самом деле существует три позиции по отношению к объективному-реальному даже в комментарии Гегеля. Первый - метафизический, такой как спинозизм, от которого происходит новый материализм. Третья - это трансцендентальная позиция Канта, из которой, конечно же, спустится Жижек, после поворота и поворота. Упоминается еще один вариант - эмпирический скептицизм, но его оставляют в покое.

Скорее, все проходит через кантовскую мысль.Жижек: «он возвышает сами формы нашего разума, субъективности, которые (де) формируют наш доступ к« в себе »и, таким образом, лишают нас прямого доступа к нему, и превращают их в априорный позитивный факт, составляющий нашу феноменальную реальность. . » (16)

Но как продвинуться за пределы кантовского субъекта к объекту? Один путь - через Фихте и Шеллинга, к интуитивному познанию абсолюта. (Следы этого могут быть у Мейясу). Жижек: «Второй формой, конечно же, является диалектика Гегеля, которая делает прямо противоположное по отношению к интуитивному знанию: вместо утверждения прямого интуитивного доступа к Абсолюту, она переносит в Саму Вещь (Абсолют) разрыв, разделяющий наша субъективность от этого.(16) Здесь абсолютная отдача, разрыв не только внутри субъекта или между субъектом и объектом, но и в самом объекте - абсолютный разрыв.

Для Жижека необходимо провести еще одно различие между диалектическим и умозрительным подходами к абсолюту или между отрицанием и поворотом. «Диалектика, которая еще не является спекулятивной, - это яркая область трепета рефлексии и рефлексивных переворотов, безумный танец негатива, в котором« все твердое растворяется в воздухе »- это диалектика как вечная война, как движение, которое в конечном итоге разрушает все, что он рождает.”(16)

Итак, это утверждение Жижека: о спекулятивном знании абсолютного как пробела или пустоты. Что критическое изложение стандартной позиции, ее отрицание и, наконец, придание ей поворота, может в утвердительных терминах выявить несвязанность абсолютного отката в основе вещей, «онтологическую неполноту реальности». (19)

Неполнота - вот что порождает предмет. Жижек: «субъективность возникает, когда субстанция не может достичь полной идентичности с самой собой, когда субстанция сама« закрыта », преодолена имманентной невозможностью или антагонизмом.(29) Все субъективно опосредовано, но, как это ни парадоксально, субъект не изначален. Предмет - эффект изначальной пустоты. Жижек: «Хотя у нас нет прямого доступа к субстанциальному пре-субъективному Реальному, мы также не можем от него избавиться». (29) Реальное невозможно, но все же необходимо.

Значит, тема не имеет приоритета. Субъект - это знак предшествующей пустоты, но тот, который утверждает себя как первичный. Субъект задним числом выдвигает свои собственные предположения. Что, как хитро замечает Жижек, является хорошим способом понять, что Маркс имел в виду под «капиталом».Кажется, что все является самодвижением капитала, потому что капитал задним числом позиционирует себя как субъект.

Брахилогическое прочтение Маркса Жижеком делает его сверхгегельянцем, и «Гегеля следует повторить сегодня, потому что его и наша эпоха - это эпохи перехода от Старого к Новому…». Но провал марксистских революций ясно показывает, что мы больше не можем полагаться на эсхатологию Нового грядущего - будущее открыто ». (36)

Жижекско-гегелевская история - это история утверждения, отрицания и поворота.«Гегелевская матрица диалектического процесса состоит в том, что сначала нужно не достичь цели, поскольку намеченное примирение превращается в свою противоположность, и только тогда, во второй момент, наступит истинное примирение, когда человек сам признает эту неудачу как форма успеха ». (36)

Коммунистический проект, таким образом, для Жижека остается открытым вопросом. Революцию просто необходимо повторить, даже если она потерпела неудачу с первого раза: «это фиаско необходимо, так как создает условия для его преодоления.(37) Что, конечно же, является особенно извращенной версией сталинской апологетики. Недостаточно пережить отрицание, еще впереди поворот.

Здесь Жижек затрагивает центральный момент акселерационистских теорий истории. Для Жижека Маркс видел развязанный динамический капитализм, его самодвижущуюся производительность, но считал возможным представить себе более высокое состояние цивилизации, которое сохранит динамику, но без внутренних ограничений, налагаемых самим капиталом.Жижек: «Если мы устраним препятствие, внутреннее противоречие капитализма, тогда мы не сможем полностью раскрыть стремление к производительности, мы потеряем эту динамику…» (38). И снова субъект - в данном случае сам капитал - не может быть устранен.

Гегель для Жижека является источником как концепции капитала как такового, так и воли к его опровержению. В явной брахилогической манере Жижек зачитывает вместе замечания Гегеля о черни и его описание условий, при которых субъект имеет «право на бедствие», что означает, что он должен нарушать закон, чтобы выжить.В результате получился «маоистский Гегель», Мастер, чей урок звучит так: «Бунтовать правильно». (44)

Хотя практически ничто в Жижеке не могло быть истолковано как ортодоксальный диалектический материализм, доктрина Учителя действительно перекодировала веру Ленина в необходимость партии на психоаналитическом языке, как Учителя. Жижек: «Мастер - это исчезающий посредник, который возвращает вас к себе, который доставляет вас в бездну вашей свободы: когда мы слушаем настоящего лидера, мы обнаруживаем, чего хотим ... Мастер нужен, потому что мы не можем получить доступ к нашей свободе. напрямую.”(45)

Без Мастера наша свобода проявляется не как таковая, а как заранее определенное поле возможностей. Мастер показывает нам иное. Мастер не пытается понять, чего мы действительно хотим. Мастер просто следует своим желаниям: «его сила проистекает из его верности своему желанию». (46)

То, что есть или может быть свобода, гарантируется незавершенностью самого реального. Сначала идет свобода в смысле неполного определения реального, затем следует субъект, который отмечает разрыв.Роль Мастера в некотором смысле - быть самой пропастью, открывать пустоту. Чтобы показать, что мы можем повторять историю, чтобы на этот раз сделать все правильно - с изюминкой.

Проект MUSE - Николай Чернышевский и философский материализм в России

Николай Чернышевский и философский материализм в России ДЖЕЙМС СКАНЛАН ДЖОРДЖ ПЛБХАНОВАН ВЛАДИМИРЛерм, основоположники русского марксизма, оба называют своим первым философским учителем не Маркса и Энгельса, а русского радикального публициста Николая Чернышевского (1828–1889).Плеханов читал произведения Чернышевского в юности, до того, как он стал марксистом. «Мое собственное интеллектуальное развитие, - писал он позже, - происходило под огромным влиянием Чернышевского». 1 Плеханов опубликовал ряд исследований своего русского предшественника, в том числе крупную работу, в которой он описал Чернышевского как «последовательного материалиста», чьи философские взгляды сохраняют большое значение. с пятидесятых до 1888 года смог удержаться на уровне целостного философского материализма.«3 Как и Плеханов, Ленин часто писал о Чернышевском, и в разговоре с друзьями в 1904 году он описал свой долг перед ним. В 1887 и 1888 годах, вспоминает Ленин, он интенсивно изучал более ранние русские радикальные журналы, особенно« Современник »Чернышевского. Он продолжает: Моим любимым автором был Чернышевский. Я читал и перечитывал все в «Современнике» до последнего штрафа. Я обязан Чернышевскому за мое первое знакомство с философским материализмом. развитие философской мысли; от него произошла моя концепция диалектического метода, после которого было намного легче овладеть диалектикой Маркса.... Я читаю Чернышевского с карандашом в руке, делая обширные заметки и конспектируя прочитанное. Блокноты, в которых все это было записано, я хранил с тех пор долгое время ... До моего знакомства с трудами Маркса, Энгельса и Плеханова только Чернышевский имел на меня большое влияние, подавляющее влияние. Г. В. Плеханов, Избранные философские произведения, 5 томов. (Москва: 1956-1958), IV, 408. Там же, 406 ф. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм.д.), стр. 377. 9 Н. Валентинов, Встречи с Лениным (Встречи с Лениным) (Нью-Йорк: Издательство Чехова, 1953), стр. 106 фут. 66 ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ Но если влияние Чернышевского на Плеханова и Ленина очевидно и, следовательно, неоспоримо, то того же нельзя сказать об их описании его философии как материалистической. Чернышевский, ведущий представитель мятежной, «нигилистической» русской интеллигенции 1850-х - начала 1860-х годов, был широко признан своими русскими современниками как философский материалист, как дружелюбный, так и враждебный.Царское правительство сослало его в 1864 году за (отчасти) за продвижение «идей в высшей степени материалистических». 5 И как Плеханов и Ленин приняли эту характеристику, так и современные советские ученые, которые считают, что Чернышевский поднял материализм на новую высоту в истории мысли. Многое делается из долга Чернышевского перед Людвигом Фейербахом, поэтому в советских исследованиях его материализм обычно квалифицируется как «фейербаховский» или «антропологический». Тем не менее, в нынешней советской ортодоксальности Чемышевский не только материалист - он «самый выдающийся философ-материалист до Маркса».Однако в течение многих лет другие интерпретаторы оспаривали этот анализ. Русский философ Густав Шпет, писавший в Советском Союзе в 1922 году, зашел так далеко, что отрицал, что в России когда-либо был представитель философского материализма; Философский труд «Амропологический принцип в философии» (1860 г.) Шпет назвал настолько «хаотическим», что в нем можно найти «все, кроме философии» 7. Другие позиции, хотя и менее крайние, столь же настойчивы. В.В. Зенковский утверждает, что философская позиция Чернышевского в «Антропологическом принципе» - это не материализм, а «материалистический биологизм».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *