Маркс в экономике: В чем Карл Маркс оказался прав — Экономика и бизнес

Содержание

В чем Карл Маркс оказался прав - Экономика и бизнес

200 лет назад родился самый известный и амбициозный критик капитализма, немецкий философ и экономист Карл Маркс. ТАСС побеседовал с научным руководителем Института экономики РАН Русланом Гринбергом, чтобы понять, какие идеи автора "Капитала" прошли проверку временем, а какие так и остались утопией.

Значение и актуальность Маркса

Маркс поставил вопрос о движении общества в "царство свободы", из-за чего его прогнозы часто называют утопическими. Но ведь он всегда обращался к анализу сущности явлений, пытался вникнуть в фундаментальные закономерности общественного развития. Ему было важно исследовать глубинные противоречия социальных процессов: рождения и смерти, прогресса и регресса общественных систем.

Его анализ общества XIX века — это лучшее исследование анатомии тогдашнего капитализма, который ужаснул Маркса. Будучи гуманистом, он смотрел на зверский, "манчестерский" капитализм и видел эксплуатацию — мужчин, женщин, детей. Он исследовал, почему это происходит, как связаны производительные силы с производственными отношениями, — Маркс считал, что они находятся в конфликте друг с другом.

Сегодня, когда новые технологии диктуют новые механизмы управления, между производительными силами и производственными отношениями по-прежнему возникают противоречия, которые ведут к всевозможным конфликтам и даже революциям.

В чем Маркс был прав. Предсказания, которые сбылись

Монополии. Капитализм, не ограниченный какими-либо процессами регулирования, объективно ведет к концентрации производства и монополиям. А монополизация — это раковая опухоль любой экономики, и Маркс это четко подметил.

Финансовые спекуляции, которые могут вызвать и усугублять кризисы в экономике. Маркс предупреждал, что, если дать волю финансовому сектору, он порабощает реальную экономику, что мы и видим сегодня. На место формулы "деньги — товар — деньги" приходит формула "деньги — деньги". Недаром возникла шутка "инвестиция — это неудавшаяся спекуляция".

• Глобализация.

Маркс жил во время, когда мир еще не был большой деревней. Но он уже тогда указывал, что мировой капитал станет править бал, а мировое хозяйство будет становиться все более однородным.

• Бюрократия, которая подминает государство. Мы видим сплошь и рядом, что общественные интересы искажаются, отодвигаются на второй план, если бюрократы не чувствуют над собой какого-то контроля.

• Роль науки. Маркс предвосхитил удивительную роль науки в развитии производства — ему принадлежат слова о превращении научного знания в "непосредственную производственную силу", что стало реальностью на рубеже XIX и XX веков.

Материальное неравенство и поляризация доходов. Маркс дает описание объективного процесса, когда концентрация богатства находится на одном полюсе и концентрация массовой нищеты — на другом. Некоторое улучшение этой ситуации произошло в XX веке. Социально-рыночные хозяйства и установка на благосостояние для всех привели к тому, что это неравенство было значительно ослаблено. В 1950-е и 1960-е годы уже можно было говорить про бесклассовое общество. В развитых странах Запада состоялась, в сущности, тихая социалистическая революция — врастание социализма в капитализм.

• Отчуждение труда, то есть оторванность человека от результатов его работы. Для Маркса как для поборника теории прогресса было важно, что царство свободы должно когда-то наступить. И надо сказать, что мы стремимся к этому: материальный мир в последнее время очень сильно продвинулся, человек стал богаче. Но, как писал Маркс, царство свободы наступит лишь тогда, когда будет преодолено "порабощающее человека разделение труда".

Сегодня из всех наемных рабочих лишь 15% довольны своей работой. Если вы начали работать шахтером, то велика вероятность, что вы так и проработаете шахтером всю оставшуюся жизнь, ведь вам надо зарабатывать деньги. Сегодня мы видим попытки это преодолеть — например, базовый безусловный доход, который в теории может позволить выйти из порочного круга. Все больше физического труда заменяется роботами и автоматизацией, с одной стороны, а с другой — растет производительность труда людей. И идея безусловного базового дохода открывает возможность пробовать себя в разных сферах жизни — находить те сферы, где, как писал Маркс, "труд становится первой жизненной потребностью". Может быть, это и есть что-то похожее на коммунизм.

В чем Маркс оказался неправ. Что не прошло проверку временем

Маркс верил, что clash (конфликт) пролетариата с буржуазией неизбежен. Но последующая победа социал-демократий, более ответственное поведение работодателей, мощные профсоюзы — все это сработало для смягчения ужасов капитализма, побудивших Маркса к его исследованиям.

Идеализация революций. Маркс был философом, который своей задачей видел изменить мир, а не просто его исследовать. История показала, что революции, как правило, заканчиваются плохо, их результаты никогда не соответствуют чаяниям людей.

Утопичность коммунизма и мировой революции. Для Маркса было очевидно, что перескакивать через фазы нельзя и построение коммунизма должно быть поэтапным процессом. Но и в России, и в Китае к власти пришли радикалы, которые восприняли его идеи в сильно извращенной форме. Ленин и Троцкий были уверены, что вскоре революцию подхватит остальной мир. Этого не произошло, а власть терять не хотелось, поэтому пришлось строить коммунизм в отдельно взятой стране. Этот эксперимент в значительной мере прошел с отрицательным знаком. Маркс удивился бы, если бы увидел сталинские репрессии под знаменем марксизма-ленинизма.

Записал Артур Громов

В чем виноват Карл Маркс

Мало кто знает, что классический учебник Пола Самуэльсона «Экономика», на тот момент одно из лучших изданий в мире, описывающих теорию рыночной экономики, в СССР впервые был издан в 1964 г. То есть еще 50 лет назад, в период расцвета планового производства, советские экономисты получили возможность ознакомиться с передовой на тот момент экономической наукой. Конечно, одна книга погоды не делает, но на самом деле в Советском Союзе иностранная экономическая литература печаталась довольно регулярно. В 1960–1970 гг. издавалась даже целая серия «Библиотечка иностранных книг для экономистов и статистиков». Добавим сюда прекрасную математическую школу и быстро набиравшую силу компьютеризацию в сочетании с обязательным характером сбора статистической информации.

Почему же все эти, казалось бы, очевидные преимущества не реализовались в потоках новой продукции, в росте потребления и благосостояния? Апологеты социализма и его противники сообща приводят множество причин, приведших советскую экономику к краху. Здесь и гонка вооружений, и «предательство» развращенной элиты, и безграмотные попытки реформ. Перечислять подобные причины и разбирать их достоинства и недостатки – труд неблагодарный и бессмысленный, поскольку большинство спорящих, скорее всего, будет полностью уверено в своей правоте. Еще Макс Планк отметил: «Великая научная идея редко внедряется путем постепенного убеждения и обращения своих противников. В действительности дело происходит так, что оппоненты постепенно вымирают, а растущее поколение с самого начала осваивается с новой идеей». Так что, не пытаясь искать аргументы в бесполезном споре, попробуем понять, чего не хватило советской экономике.

Безусловно, в своих лучших проявлениях Советский Союз если и не находился на лидирующих позициях в мире, то по крайней мере был близок к ним. При этом рядом с фантастическими достижениями на советских предприятиях легко можно было встретить технологии XIX века. Как объяснить этот феномен? Почему не происходила столь воспетая экономистами диффузия инноваций? Где пропадали множественные разработки советских ученых? Кто мешал внедрению новых технологий и заставлял десятками лет работать на допотопном оборудовании?

Несмотря на большое количество субъективных причин, возникавших в каждом конкретном случае, существовали ошибки системы в целом, ограничивавшие возможности развития и встававшие на пути многочисленных ростков эффективности. И главной системной ошибкой советской экономики явился марксизм. Впрочем, правильнее говорить здесь о марксизме в узком его понимании, в качестве всеобъемлющей экономической теории.

Не стоит сейчас в полном объеме пересказывать экономические воззрения Маркса, которые сами по себе были весьма любопытны и послужили толчком к развитию многих современных экономических течений. Для нас будут важны те отдельные положения марксизма, которые встали колом в советской экономике и вплоть до 1990-х гг. не давали ей развиваться.

И первым в ряду марксистских экономических заблуждений стоит, пожалуй, понятие постоянного капитала, которое, кроме Маркса, не использует больше никто. Стремясь обосновать трудовую теорию стоимости, Маркс вынужден был сконструировать термин «постоянный капитал», вложив в него затраты на приобретение оборудования, сырья и материалов, но без стоимости рабочей силы, затраты на которую он назвал «переменным капиталом». Придумав такую конструкцию, Маркс пришел к выводу, что производительность труда можно измерить через отношение переменного и постоянного капитала. Чем оно меньше – тем лучше. Рассмотрим простой пример. Рабочий на станке изготавливает болты. Чем меньше он тратит времени на изготовление одного болта, тем это будет эффективнее. Ну а в качестве измерителя произведенной продукции Маркс предложил понятие «совокупный общественный продукт».

Советские экономисты, воспринимая буквально фразу Ленина «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», поставили совокупный общественный продукт во главу угла советской экономики, понимая под ним общую стоимость произведенных товаров и услуг и включая туда, в полном соответствии с Марксом, затраты на сырье и материалы. И именно это включение в стоимость затрат на сырье и материалы и было их главной ошибкой.

Представим себе иерархию планов, выстроенных согласно марксистской доктрине. План любого завода представляет собой кусочек планируемого совокупного общественного продукта. И он, конечно, считается в двух формах – натуральной и стоимостной, причем стоимостная будет, естественно, предпочтительнее. Но что произойдет, если предприятие начнет снижать долю затрат? В системе, где затраты увеличивают стоимость конечной продукции, выполнение государственного плана становится все более и более сложным. И наоборот, увеличение затрат позволит без особого напряжения перевыполнить плановые показатели.

Безусловно, если государство будет непрерывно пытаться административными мерами снижать затраты, оно сможет что-то сделать. Можно, наконец, установить план в натуральных единицах. Но в этом случае предприятие просто начинает выпускать новую, немного измененную продукцию, которая будет уже дороже.

Вернемся к нашему примеру с болтами. Если установить план в деньгах, то можно делать болт чуть дороже, поменяв материал, скажем вместо стали – титан, увеличив затраты и, следовательно, цену. Это легче, чем выпустить больше болтов. Если же план стоит в штуках, можно разработать новые болты, которые дороже прежних, назвать их по-другому и снова перевыполнить план в деньгах.

Болты – условный кейс, но вот реальный пример. В 1980-е гг. дефицитная стиральная машина «Вятка-автомат» снабжалась чугунным утяжелителем, тогда как ее зарубежные аналоги использовали для этих целей более дешевый и технологичный бетон. Никаких сложностей для советских инженеров в замене чугуна бетоном, естественно, не было, впрочем, как и причин это делать.

Конечно, вновь создаваемые предприятия будут более эффективными, так что экономика в целом покажет рост производительности. Однако ни одно старое предприятие не сможет существенно улучшить свои экономические показатели. Разве что на бумаге. Реальное снижение затрат будет не выгодно ни руководству, ни рабочим.

Интересно, что в 1970-е гг., после присуждения единственной для СССР Нобелевской премии по экономике советскому математику Леониду Витальевичу Канторовичу «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов», советские руководители попытались внедрять оптимизационные методы на ряде предприятий, но быстро отказались от этого, поскольку оптимальные решения резко сокращали возможности выполнения плана, составленного в валовых показателях и привязанного к совокупному общественному продукту. А внедрять показатели, основанные на расчете прибыли, не меняя марксистскую систему плановой экономики, было невозможно.

Но это только первое затруднение, оставленное Марксом. Согласно тогдашним экономическим воззрениям Маркс считал, что совокупный общественный продукт создается только в сфере материального производства. А вот непроизводственная сфера, по мнению Маркса, совокупный общественный продукт не создает. А раз так, то и развивать ее незачем.

В полном соответствии с духом и буквой ортодоксального марксизма советские лидеры изо всех сил старались развивать сферу материального производства. Беда в том, что к непроизводственной сфере марксизм относил государственное управление, культуру, а также бытовое и медицинское обслуживание населения. Советский Союз, безусловно, развивал их в плановом порядке, но делал это исключительно по остаточному принципу. Ну а поскольку денег у государства вечно не хватало, развитие нематериальной сферы существенно отставало от потребностей населения.

При этом западная экономика выстраивала свои экономические приоритеты по другим канонам. Начнем с того, что основным экономическим показателем в мире являлся валовой национальный продукт (ВВП), свободный от недостатков, которыми обладал марксистский совокупный общественный продукт. Во-первых, ВВП не включал в себя промежуточное потребление, в котором были сосредоточены все затраты, а во-вторых, сфера услуг была в нем абсолютно равноправна с производственными отраслями.

Начиная с 1960-х гг. сфера услуг в мире росла опережающими темпами, подгоняя экономический рост. В современном постиндустриальном мире доля услуг составляет более 60% ВВП. Только вот советская экономика этой существенной добавки не получила. Наоборот, увидев ее отставание, руководство страны стало еще больше сокращать затраты на сферу услуг в пользу развития производства, вынуждая регионы идти на хитрости и даже откровенный подлог. В 1980-е гг. автору этих строк довелось увидеть в городах Коми АССР строительство крайне необходимых республике дворцов культуры, проходящих по официальным документам как «дома техники», поскольку на культуру в бюджете денег не было.

Советские инженеры и ученые изо всех сил пытались внедрять новые, более совершенные методы производства, но это наталкивалось на всю мощь социалистического планирования, а финансирование науки не обеспечивало ученых материальными стимулами. И если фундаментальную науку таким образом еще можно было развивать, то ученые-прикладники, чьи результаты должны были, по идее, приводить к росту экономической эффективности, не могли зарабатывать на внедрении новых технологий и получали крохи, которые скорее дестимулировали их, чем подвигали к новым открытиям.

Результат этого хорошо известен. Советская экономика не выдержала конкуренции с рыночными системами капиталистических стран. Виноват ли в этом Карл Маркс? Едва ли. Скорее виновато примитивное его толкование, превратившее устаревшую экономическую теорию в догмат реального экономического управления большой страной. Все остальное, включая невозможность планирования столь сложной системы, было уже следствиями. Увы, план невозможно примирить с прибылью и конкуренцией, а сама конкуренция означает экономическую свободу, несовместимую с социалистическими принципами. И очень хочется верить, что время социалистических экспериментов все-таки осталось для России в прошлом.

Автор – кандидат экономических наук

Институциональная экономика

 

Тема 4.Учение Карла Маркса (1818 - 1883) и рождение современной радикальной политической экономии

 

Основная работа: «Капитал» [«Das Kapital»] /в 3 томах/  (1867, 1885, 1894)

 

Заслуга немецкого философа и экономиста К. Маркса заключается в не только в разработке им оригинального учения (которое, впрочем, вписывается в стандарты экономической науки на II стадии ее развития), но и в том, что его работы стали точкой отсчета для современной радикальной политической экономии (XX века)[1][1] (рассмотрение которой, впрочем, выходит за рамки курса истории экономического анализа вводного и промежуточного уровней). Кроме того, его экономическая теория послужила в XX веке одной из составляющих общественной идеологии социалистических стран с плановым хозяйством, таким образом, внеся вклад в коренные изменения как экономической, так и общей истории человечества в данном столетии. На основании всего этого учение К. Маркса (несмотря на большое количество ошибок) заслуживает того, чтобы рассматривать его в рамках отдельной темы.

 

 

4.1.Особенности методологии экономического анализа К.Маркса

 

Экономический анализ К.Маркса основан на диалектической философии Г.Гегеля, что проявляется в следующих двух особенностях его методологии.

а) Согласно К.Марксу, общество - это саморазвивающаяся система, динамика которого определяется состоянием и развитием «способа производства». Способ производства - это сочетание имеющихся в настоящий момент количества и качества труда и средств производства («производительных сил») и «производственных отношений» (рабовладельца и раба, капиталиста и наемного рабочего, и т. д.). Существует три типа способов производства или  общественно-экономических формаций, последовательно сменяющих друг друга: докапиталистический строй (включающий  такие разновидности, как первобытное общество, восточный и античный типы рабовладельческого общества, феодализм), капиталистический строй и послекапиталистический строй. Смена одного общественного устройства другим всегда происходит насильственно и обуславливается нарастающими противоречиями, внутренне присущими каждому из этих устройств, кроме социализма. Например, «основным противоречием капитализма» (современного для К. Маркса способа производства) является противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения продуктов труда. По мнению К. Маркса, капитализм посредством «пролетарской революции» (революции «под руководством рабочего класса») должен был быть заменен на коммунистический строй, в котором основное противоречие капитализма (да и другие его «язвы» - безработица, нищета и проч. ) отсутствуют. Теория смены типов общественно-экономических формаций является вариацией на тему теории саморазвития абсолютной идеи Г.Гегеля. К. Маркс лишь «материализовал» диалектику Г. Гегеля, поставив в основу социальных явлений не «мировой дух» («идею»), а материалистически обусловленный способ производства.

б) К. Маркс вслед за Г. Гегелем полагал, что в основе явлений, которые наблюдаются повседневно, лежат особые «сущности», «субстанции». Не зная ничего о «субстанциях», мы не можем объяснить соответствующие явления, которые являются формой проявления этих «субстанций». Так, например, цена товара - «форма проявления» его ценности, т.е. «общественно-необходимых затрат абстрактного труда» (см. следующий раздел), и т.д. К. Маркс обвинял современную ему «политическую экономию» в «вульгаризации» анализа экономики, поскольку представители последней делали акцент, по мнению К. Маркса, лишь на изучении «поверхностных» аспектов экономической действительности, не проникая в их «сущность». Многими критиками К. Маркса отмечалось, что вряд ли «сущности» должны быть предметом серьезного экономического исследования, если они в реальности не наблюдаемы и при этом не влияют на мотивацию хозяйствующих субъектов.

в) Кроме того, следует также отметить, что К. Маркс последовательно придерживался принципа методологического коллективизма, а конкретнее, «исповедовал» «классовый подход»: отдельные хозяйствующие субъекты не имеют собственных целей и предпочтений; их действия определяются классовой принадлежностью. Эта методологическая характеристика позже станет одним из фундаментальных свойств радикальной политической экономии XX века.

г) Как и экономисты-классики, К. Маркса интересовали аспекты динамического взаимодействия между распределением дохода, накоплением капитала и техническим прогрессом. Он отмечал, что «... конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества»[2][2].  При этом К. Маркс делал большой акцент на связи указанных аспектов с социальными проблемами, прежде всего, с безработицей и обнищанием рабочего класса. Интерес к данной тематике также характерен для современной радикальной политической экономии.

 

 

4.2. Вклад К.Маркса в трудовую теорию ценности: концепция двойственного характера труда

 

К.Маркс дополнил трудовую теорию ценности А.Смита и Д.Рикардо своим учением о двойственном характере труда. Это учение можно четко изобразить на следующей схеме[3][3] (рис. 4.1).                                  

 

Ценность           Û             Товар      Û        Потребительная ценность

       ­                                                                                      ­

Абстрактный труд                                                       Конкретный труд

           ­                                                                                      ­

Общественный труд                                                          Частный труд

           ­                                                                                      ­

Общественное         ®      Товарное       ¬       Частная собственность

разделение труда           производство          на средства производства

 

Рис. 4.1. Концепция двойственного характера труда в теории ценности К. Маркса.

 

В теории ценности К. Маркса исходным пунктом анализа является товар, который определяется им как продукт труда, предназначенный для обмена (таким образом, понятие товара у К. Маркса является более узким, чем понятие [экономического] блага у маржиналистов, в частности, у К. Менгера и У.С. Джевонса, см. разделы 5.3.2 и 5.4.2). Необходимым условием для системы товарного производства, т.е. системы, основанной на обмене продуктов труда, является сочетание общественного разделения труда и частной собственности на средства производства. Эти два фактора в конечном счете обуславливают двойственный характер труда и двойственную природу товара, как это видно из схемы. При этом едва ли не основная предпосылка теории ценности К. Маркса состоит в несоизмеримости потребительных ценностей различных товаров (т. е. свойств товаров, удовлетворяющих те или иные потребности людей). Потребительная ценность - это только необходимое условие для того, чтобы данный продукт труда мог быть обменен на другой продукт труда, но она не отражает его ценности. Последняя определяется затратами абстрактного труда, т.е. расходованием «... человеческой рабочей силы в физиологическом смысле...»[4][4], вне зависимости от конкретного вида труда (т.е. труда маляра, скульптора или музыканта).  Таким образом, абстрактный труд нужно отличать от конкретного труда. К. Маркс считал, что ценность - это «воплощенный в товаре абстрактный труд», «сгусток лишенного различий человеческого труда»[5][5]. Однако общественная природа абстрактного труда проявляется только лишь косвенно-окольно через товарообмен. При отсутствии товарного производства отсутствует абстрактный труд (и, следовательно, двойственный характер труда), и продукты труда не имеют ценности, поскольку не производятся с целью обмена. Таким образом, К. Маркс полагал, что ценность (товара) - категория, присущая исключительно товарному производству. Определяется она, как уже было сказано, общественно-обусловленными затратами абстрактного труда, а измеряется в ценности другого товара, на который обменивается данный товар, или (при «капиталистическом товарном производстве») - в денежной цене данного же товара. Следует учесть, что денежная цена товара вовсе не обязательно должна быть равна его ценности. Цена - это только «превращенная форма» («форма проявления») ценности; ценность - это всего лишь «центр тяготения» цены, т.е. величина, к которой цена товара «стремится».

При этом тот факт, что труд может быть разным по интенсивности и качеству, с точки зрения К. Маркса, не опровергает его концепцию: ведь все виды «сложного» труда - согласно принципу редукции труда - можно свести с определенным коэффициентом к «простому среднему труду», и якобы это все время и происходит на рынке при установлении меновой ценности товаров.

Здесь можно отметить, что вряд ли обоснованно отстаивать идею соизмеримости затрат труда и одновременно говорить о несоизмеримости потребительных ценностей.

 

 

4.3. Вклад К. Маркса в трудовую теорию ценности: концепция прибавочной ценности

 

Почему цена товара больше, чем издержки на заработную плату рабочего, производящего этот товар, ведь ценность этого товара создается исключительно его трудом? Этот вопрос, на который не дал ответа Д,Рикардо, был разрешен К. Марксом посредством теории прибавочной ценности, которая является, наряду с учением о двойственном характере труда, оригинальным вкладом «основоположника научного социализма» в основную область исследования (проблема цены и ценности) классической политической экономии. Разницу между ценой товара и его (удельными) издержками присваивает капиталист, непосредственно организующий его производство через найм рабочей силы. Эта разница как раз и была названа К. Марксом прибавочной ценностью. К. Маркс полагал, что рабочее время делится на необходимое и прибавочное. В течение необходимого рабочего времени работник окупает «ценность рабочей силы», т.е. объем благ (в ценностном выражении), необходимых для обеспечения его нормальной трудовой деятельности. В течение прибавочного рабочего времени работник «работает на капиталиста». Капиталист пытается увеличить прибавочную ценность за счет увеличения абсолютной прибавочной ценности (т.е. путем абсолютного удлинения рабочего дня) и за счет увеличения относительной прибавочной ценности (т.е. путем увеличения производительности труда, которое позволяет произвести эквивалент «ценности рабочей силы» в течение меньшего промежутка времени). При этом повышается норма прибавочной ценности - ее отношение к затратам капиталиста на использование труда.  Реализация товара позволяет капиталисту трансформировать произведенную и накопленную прибавочную ценность в прибыль. Прибыль и прибавочная ценность - разные категории в теории К. Маркса! Прибыль (как и цена товара по отношению к его ценности) является «превращенной формой» прибавочной ценности. Аналогичным образом, цена рабочей силы или денежная заработная плата - не что иное, как «превращенная форма» ценности этой рабочей силы.

 

 

4.4. Теория цены производства.

 

В экономике, современной К. Марксу, цены на товары формировались таким образом, что уравнивали нормы прибыли на вложенный (основной) капитал в различных отраслях, а вовсе не тяготели к их «ценности», т.е. затратам труда. К. Маркс «объяснил» это при помощи «цены производства». По его мнению, лишь при «простом товарном производстве» цены товаров равны или «близки» их ценности. В развитом капиталистическом хозяйстве товары продаются по «цене производства», которая равна сумме издержек производства и «средней прибыли» (см. табл.4.1). «Средняя прибыль» - это категория развитого капитализма. При «простом товарном производстве» («неразвитом капитализме») связи между отраслями хозяйства слабы, т.е. существуют значительные трудности свободного перелива капиталов из одной отрасли в другую (плохая транспортная связь, недостаток информации и т.д.). Эти трудности отсутствуют при «развитом капитализме». В таком хозяйстве капитал устремляется туда, где прибыль выше. В результате этого происходит уравнение норм прибыли на капитал, и в каждой отрасли капиталист получает «среднюю прибыль» или «среднюю норму прибыли». «Цена производства» как раз и обеспечивает равенство «средних норм прибыли» по всем отраслям экономики. К. Маркс считал, что теория цены производства не противоречит его (трудовой) теории ценности. Цена производства - это «превращенная форма» ценности товара. Ведь в конечном счете сумма цен производства в данной отрасли всегда равна сумме ценностей товаров в ней (см. табл. 4.1). Кроме того, с изменением ценности цена производства изменяется прямо пропорционально.

 

Таблица 4.1.

Капиталы

Прибавочная ценность

Ценность

Норма прибыли до «перелива», %

Цена производства

Норма прибыли после «перелива», %

I. 80c + 20v

20m

120

20

130

30 (+10)

II. 70c + 30v

30m

130

30

130

30

III. 60c + 40v

40m

140

40

130

30 (-10)

 

Здесь следует обратить внимание на то, что у К. Маркса неявно допускается равенство норм прибавочной ценности во всех отраслях; это допущение сделано совершенно произвольно и никак им не обосновывается. Кроме того, если отбросить идеи о «явлениях» как «формах проявления» «сущностей», то получается, что теория цены производства и трудовая теория ценности - совсем разные теории. Причем равенство суммы цен производства и суммы ценностей не является аргументом, достаточным для обоснования тезиса о согласованности этих двух теорий.  Как писал резко критиковавший К. Маркса представитель австрийской школы О. фон Бем-Баверк по поводу последнего аргумента, «... это все равно, что на вопрос, на сколько минут или секунд победитель на скачках употребил меньше времени для того, чтобы прейти ристалище, чем его соперники, нам ответили бы: все соискатели награды, вместе взятые, употребили 25 минут 13 секунд»[6][6].

 

 

4.5. Теория экономического развития и технологической безработицы.

 

По мнению К. Маркса, капиталисты стремятся постоянно внедрять различные технологические новшества, т.е. осуществлять технический прогресс. При этом К. Маркс рассматривал лишь трудосберегающий прогресс (прогресс, приводящий к снижению затрат труда при неизменных затратах капитала и объеме выпуска) и, по-видимому, даже не предполагал возможность капиталосберегающего прогресса (т.е. прогресса, связанного со снижением затрат капитала при постоянстве затрат труда и объема выпуска). Трудосберегающий технический прогресс постепенно вытесняет рабочую силу из общественного производства и увеличивает число безработных, «резервную армию труда», что, в свою очередь, порождает «обнищание пролетариата». Это обнищание все усиливает и усиливает «антагонизм между трудом и капиталом» (т.е. упомянутое в разделе 4.1 «основное противоречие капитализма»). В то же время происходят процессы централизации капитала: он скапливается в руках все меньшего и меньшего количества капиталистов, разоряющих более слабых «собратьев» по классу.  Когда все эти противоречия достигают пика, «бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»[7][7]. Иными словами рабочий класс  совершает пролетарскую революцию, которая кладет конец существованию «антагонистического» способа производства - капитализма.

 

 

4.6. Макроэкономическая модель К. Маркса.

 

К. Маркс, наряду с Ф. Кенэ, может считаться одним из «предтечей макроэкономики». Он создал двухсекторную модель экономики, посредством которой проанализировал условия воспроизводства «совокупного общественного продукта» (аналога валового национального продукта) - СОП. При этом, в отличие от Ф. Кенэ, он проводил различие между «простым» и «расширенным» типами воспроизводства.

Измеренный в деньгах СОП определяется так:

 

Y = c + v + m, (4.1)

 

где с - «ценность потребленных средств производства» (т.е. материальные затраты), v - «ценность рабочей силы» (т.е. доходы труда), m - «прибавочная ценность» (т.е. доходы капитала). Помимо ценностной («стоимостной») структуры СОП, Маркс выделял также его «натурально-вещественную структуру». В его трактовке СОП подразделяется на средства производства (т.е. капитальные блага) и предметы потребления. Обе эти структуры представлены в табл. 4.2.

 

Таблица 4.2.

 

Натурально-вещественная         Стоимостная структура          

структура СОП                              СОП                                       Всего

 

c

v

m

 

Средства производства (I)

400

100

100

600

Предметы потребления (II)

200

 50

 50

300

Всего

600

150

150

900

 

На данном рисунке представлено «простое» воспроизводство СОП. Условие простого воспроизводства таково:

 

Iv + Im = IIc, (4.2)

 

т.е. сумма доходов труда и капитал в секторе, выпускающем средства производства, должна быть равна материальным затратам в секторе, выпускающем потребительские блага. Тогда совокупная ценность последних будет равна общей сумме «прибавочной ценности» и «ценности рабочей силы», т.е. сумме факториальных доходов, на которые эти блага покупаются.

 

Iv + Im + IIv + IIm = IIY (4.3)

 

(100 + 50 + 100 + 50 = 300)

 

В то же время, совокупная ценность произведенных капитальных благ будет соответствовать совокупной ценности их потребления, т.е. совокупным материальным затратам во всей экономике.

 

        Ic + IIc = IY (4.4)

 

(400+200 = 600)

 

Наконец, «расширенное» воспроизводство СОП состоит в том, что происходит «накопление капитала», т.е. прирост средств производства.

 

IY = Ic + Iv + Im > Ic + IIc (4.5),

 

или

 

Iv + Im > IIc. (4.6)

 

 

 

 

 

 

 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Старый новый Маркс – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Представление о том, что труды Карла Маркса изучены вдоль и поперек, в корне неверно. Огромный корпус его рукописей до сих пор полностью не обработан, а «Капитал» до последнего времени вообще издавался без финальной правки автора. В рамках XIX Апрельской конференции секция «Методология экономической науки» будет целиком посвящена творчеству немецкого классика. О том, как Маркс повлиял на российскую историю и что нового можно прочесть в его трудах, IQ.HSE рассказал ординарный профессор ВШЭ руководитель секции Владимир Автономов.


Владимир Автономов, 
доктор экономических наук, ординарный профессор НИУ ВШЭ

— Насколько идеи Маркса, которые он изложил в «Капитале», определяют векторы развития экономики сегодня?

Если говорить об экономике, как о науке, то в очень малой степени. Конечно, есть люди, которые считают себя марксистами, в России и в других странах, но нельзя сказать, что они имеют большое влияние. С другой стороны, Карл Маркс — это значительная фигура в истории экономических учений. В нашем курсе истории экономических учений ВШЭ Марксу мы уделяем достаточно внимания, которого он заслуживает. Надо понимать, что Маркс показал нам путь, по которому не пошла экономическая наука, и мы пытаемся понять, почему. Маркс дал нам видение, очень широкое и глубокое. Маркс объединяет экономику и с философией, и с социальными явлениями, и с историей, и с политикой. Такой широкий взгляд сейчас не в моде, с момента смерти Маркса экономическая наука сильно специализировались. Но идея, которую заложил Маркс, о синтезе наук, живет как идеал — это верный вектор, потому что понятно, что фрагментарный взгляд на человеческое общество не может охватить общую картину. С другой стороны, конечно, без специализированного взгляда трудно себе представить научный анализ.

— В этом году секция «Методология экономической науки» посвящена юбилею Маркса, какие темы вы бы выделили?

Будут две почетные лекции: первая, профессора Хайнца Дитера Курца, одного из самых знаменитых историков экономической мысли в мире. Он не марксист, но лекция будет посвящена основаниям, трудовой теории ценности Маркса. Звучит так: «Подробный анализ основ трудовой теории ценности К. Маркса. От Аристотеля до Пьеро Сраффа». Это ядро марксовой теоретической системы, и я думаю, что Куртц предоставит нам теоретический и исторический контекст теории, предвкушаю его доклад. И второй доклад Томаса Кучински, независимого исследователя, профессора из Берлина, который недавно опубликовал ни больше ни меньше как первый том «Капитала» Маркса на немецком языке. Новизна издания в том, что это оно было подготовлено на основе французского издания XIX века. Его Маркс лично посмотрел и сделал поправки. И эти поправки Кучински включил в текст первого тома «Капитала».

— А раньше мы что читали?

А раньше мы читали «Капитал» без поправок Маркса, авторизованный текст, но не в последней редакции автора. И вот на нашей секции Томас Кучински представит свою работу. Томас — вообще очень интересный человек, он выступает в театре и гастролирует по всей Европе со спектаклем, посвященным «Капиталу» Маркса, называется, студия Rimini Protokoll. И он со сцены рассказывал о том, как он изучал труд Карла Маркса.

— Что нам дают неизданные рукописи — какое-то новое понимание теории Маркса?

Маркс оставил после себя огромное количество письменного наследия, архивисты и историки до сих пор никак не могут справиться со всем объемом его рукописей. Это очень любопытно. Например, второй и третий том Капитала составил не Маркс, а Энгельс, как мы знаем, по рукописям Маркса. Поэтому можно соглашаться, как он его составил, а можно не соглашаться. Рукописи Маркса дают нам представлении о его творческой лаборатории, о том, как развивалась его мысль. Это очень интересно, потому что с идеями Маркса мы привыкли иметь дело в готовом виде и не знаем, как они вышли из его головы, как долго они формировалась, испытывали какие-то этапы своего развития, о которых можно судить по этим рукописям, иного способа нет.

— Но это уже своего рода философия экономики?

Да, и собственно говоря, про экономическую теорию Маркса нельзя говорить в отрыве от философских идей автора, они тут тоже будут представлены на нашей секции рядом докладов. Специальная секция посвящена Николаю Зиберу, первому распространителю, популяризатору Карла Маркса и Давида Рикардо в России. Николай Зибер первый в нашей стране исследовал рикардианскую и марксистскую теорию, сравнил эти две системы. Можно сказать, что Зибер ввел экономическую теорию Маркса в российское научное сообщество, это очень интересная фигура, о которой мы мало что знаем.

— Почему Маркса до сих пор преподают в университетах?

Ответ на этот вопрос сложный. Во-первых, потому, что в истории науки, экономической науки, общественной мысли это, конечно, этап, который обойти невозможно. Во-вторых, студентам он интересен. Мне кажется, что Маркс им ближе всего как революционер, как ниспровергатель старого. Та экономическая наука, которую они проходят сейчас, в большей мере рассчитана на то, что статус-кво принимается как данность, считается, что это оптимальная система. А Карл Маркс всё подвергал сомнению, это был его жизненный девиз, и такой девиз очень близок молодым.

— Расскажите о том, как возрастал и угасал интерес к учению Маркса.

Было несколько таких моментов. Во многом пик интереса к Марксу пришелся на 1968 год, когда молодежь Европы вышла на баррикады. И как ни странно, спад этого интереса был связан не с Марксом, а с Солженицыным. Когда распространился «Архипелаг ГУЛАГ», когда стало ясно, к чему привело воплощение в жизнь по разумению российских последователей учение Маркса, тогда угас и интерес к нему в целом. Это циклический процесс. Как только в глобальной экономике наступает какой-то кризис, а он периодически наступает и будет наступать, сразу обостряется интерес к Марксу, Шумпетеру, Кейнсу, Кондратьеву. Слышны речи типа — вот, люди же говорили, что капитализм до добра не доведет, и надо смотреть, куда он исторически развивается. Потом кризис сходит на нет, и интерес утихает. В Китае товарищ Си Цзиньпин объявил, что всем надо руководствоваться марксизмом. Его не устраивает, что говорят современные коммунисты, в том числе наши, он хочет проникнуть в глубокую сущность. У нас будет доклад про китайский взгляд, посмотрим, что у него получится.

— Можно ли с помощью марксистских теорий объяснить процессы, которые происходят сегодня?

Что осталось от Маркса в большей степени — предмет или метод? Этому вопросу и посвящен мой доклад. Мне кажется, что остались именно предмет, взгляд, видение, широкий взгляд Маркса. Он осветил очень много проблем, не охваченных другими. Например, проблема циклов. В 19 веке Маркс был одним из первых серьезных ученых-экономистов, которые занялись экономическими циклами. Другие были склонны считать, что нет никакой закономерности, объясняли повторяющиеся явления случайными причинами, Маркс же пытался всерьез в этом разобраться. Далее, проблема с неравенством, это сложная проблема, которая Марксом была введена в обиход. Этот комплексный взгляд на общество, на общественное развитие, это важно, интересно, трудно, но это то, о чем студентам надо рассказывать.

— А можно ли представить себе изучение самой экономики, без изучения Маркса?

Конечно, можно, весть мир особенно без Маркса ее и изучает. А вот историю экономических учений невозможно. Правда, сейчас экономисты не склонны изучать историю, довольно мало стран, где этот предмет находится в учебных планах. Я считаю, что это неправильно, потому что это сужает горизонт, сужает точку зрения человека. Хороший специалист должен выходить за рамки учебникового понимания экономики, за рамки того, что это и есть истина в последней инстанции. К этой точке зрения, которую преподают сейчас, был очень сложный и противоречивый путь, с революциями, с контрреволюциями, с огромным количеством ошибок. Хотя, нельзя говорить об ошибках в экономической науке, на мой взгляд, потому что как любая другая общественная наука, она оперирует абстракциями, а про абстракции нельзя сказать, что они неверны. Абстракция может быть бесполезна, может плохо подходить к конкретной проблеме, которую она призвана объяснить. Но говорить, какая теория верная, а какая неверная вообще, это неверная постановка вопроса, мне кажется. Поэтому, безусловно, теория Маркса заслуживает внимания, она во многом помогла нам, когда мы учились в СССР. Нас плохо учили экономической науке, честно говоря, но у нас был спецсеминар по Марксу, нам рассказывали, в чем разница между точками зрения Маркса и Энгельса, в чем Энгельс неправильно понял Маркса. Такой живой подход на примере очень сложного для понимания произведения. Это учит думать, учит научной мысли.

— А можно ли сказать, что Маркс определял направление экономической мысли в свое время?

После того, как его не стало, начал определять в некоторых странах, например, в России. Не случайно первый перевод Маркса вышел именно на русском, и взяли из него, конечно, революционный акцент, в философии не особенно разбирались, спрямили его и сделали свои политические выводы. Маркс этим и интересен, это сложная теория, из которой можно сделать простые выводы. В этом, может быть, и состоит его привлекательность. С одной стороны, явная сложность, явная научность, не просто идеологическая болтовня, а с другой стороны, вывод: бери винтовку и иди на баррикады, экспроприаторов экспроприируют, бьет последний час капиталистического производства. Этот вывод, кстати, в конце его «Капитала» был не подготовлен еще окончательно, Маркс понимал, что он не закончит при жизни весь свой проект, а надо что-то запустить в голову буржуазии, и он запустил первый том, сделал немного поспешный вывод. И это сильно способствовало популярности, что говорить.

— Такой экономический Че Гевара?

Опять не соглашусь. Он очень противоречивая личность. С одной стороны, логик, с другой стороны, человек крайне эмоциональный и страстный. Эта страстная логика производит удивительное впечатление. У Че Гевары такого не было. В современной науке Маркс пользуется большим уважением среди социологов, среди историков, но не столько среди экономистов. Хотя есть и радикальные экономисты.

Огромное уважение вызывает та Вавилонская башня, которую он попытался построить. Естественно, она не могла быть доведена до небес, но сама идея, сам замах, сама системность этого предприятия – это нечто уникальное в истории. А дальше надо все раскладывать по частям, восхитившись целым, надо перейти к частному взгляду. Как у Шумпетера: Маркс — экономист, Маркс — социолог, Макс — пророк, Маркс — учитель. И смотреть, где он что сделал, где что внес, где что получилось, где что не получилось. Шумпетер — хороший пример такого разбора Маркса. Наверное, свой доклад я посвящу анализу марксизма по Шумпетеру. Это 1942 год, больше 70 лет прошло, и до сих пор это живо, до сих пор это очень интересно читается. Диалектика видения и анализа. Сначала восхититься монументом, а потом приступить к его детальному рассмотрению.
IQ

6 апреля, 2018 г.


Подпишись на IQ.HSE

идеи разбиты, но не повержены

Почему американские газеты не забыли о 200-летней годовщине Карла Маркса? Чего не понимал Маркс в рыночной экономике? Почему не состоялось обнищание рабочего класса? Как выжили в 21-м веке разгромленные рыночной экономикой идеи революционера 19-го века? Почему глобализация и финансовый кризис 2008 года заставили вспомнить о Карле Марксе?

В передаче участвуют сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете Михаил Бернштам и профессор университета Восточной Каролины Ричард Эриксон.

200-летие Карла Маркса не было широко замечено и тем более отмечено американской прессой. Тем не менее, одной из немногих газет, уделивших внимание этой дате, оказалась New York Times. Она поместила статью под вполне юбилейным заголовком "С днем рождения, Карл Маркс! Вы были правы!". В чем заключается правота Маркса, не очень понятно, но Джейсон Бэйкер, автор статьи и книги о Марксе, профессор философии южнокорейского университета Кёнхи пишет, что привлекательность Маркса состоит не в его философских или экономических идеях, которые преподнесли миру катастрофический опыт построения так называемого бесклассового общества в разных странах, а в захватывающей критике существующей системы, критике, которую, по его мнению, при желании можно обратить на существующую социальную систему.

Диагноз изъянов капитализма, данный Марксом, выглядит на удивление уместным

Актуальность отдельных идей Маркса пытается объяснить британский журнал Economist, который призывает правителей мира перечитать Маркса, поскольку, как пишет журнал, "диагноз изъянов капитализма, данный Марксом, выглядит на удивление уместным". Журнал называет Маркса "Давосским пророком", то есть пророком "бюрократического капитализма", символизируемого Давосским форумом. Системы, все большая часть которой не является производительной; системы, плодящей наемных работников без постоянной работы; системы, которая благодаря глобализации дает простор деятельности монополиям. Марксовый пролетариат превращается в прекариат, предупреждает Economist.

Прибегают ли авторы этих статей к понятной в юбилейных статьях гиперболизации деяний своих героев или идеи Маркса действительно актуальны? Что из научного наследия Карла Маркса в области экономики прошло проверку временем? Что осталось от идей прибавочной стоимости, обнищания, классовых противоречий и необходимости их перемен насильственным путем, которые вдохновили немало революционеров и революций?

Профессор Бернштам, если отбросить превосходные степени, которыми обрамляли имя Карла Маркса его революционные последователи, можно сказать о том, что представляет собой его реальное научное наследие? Что от него осталось сегодня, скажем, в экономической науке?

В целом можно сказать, что все основные теоретические постулаты, которые выдвинул Маркс, они полностью опровергнуты эмпирической реальностью и фактами

– В социологии Маркс считается отцом-основателем наряду с Эмилем Дюркгеймом и Максом Вебером. А в экономической науке Маркса нет, никогда не было, – говорит Михаил Бернштам. – Приведу вам некоторые отзывы, чтобы было понятно. Уже в 1898 году ведущий экономист того времени Ойген Бем-Баверк нашел противоречия между третьим томом и первым томом "Капитала". В первом томе "Капитала" обосновывалась теория о прибавочной стоимости, абсолютного обнищания рабочего класса и революции, а в третьем томе "Капитала" говорилось в духе нормальной экономической теории о том, что собственник капитала и работники наемного труда получают свои доли произведенного продукта и поэтому никакой эксплуатации, никакой прибавочной стоимости нет и быть не может. Вот я вам приведу отзывы Джона Мейнарда Кейнса: "Мутный нонсенс". Кейнс писал так: "Мое отношение к книге "Капитал" примерно такое же, как мое отношение к Корану. Я знаю, что исторически это важная книга, я знаю, что многие люди считают, что это вообще камень на все века, что там имеется вдохновение, но когда я читаю это и смотрю на это, мне это кажется непонятным. Непонятно, почему такой эффект". "Для современной экономической науки ценность Маркса и "Капитала" ниль (то есть ничто)", – пишет Кейнс. Пол Самуэльсон в 1962 году в президентском обращении к Американской экономической ассоциации так сказал: "С точки зрения чисто экономической теории Карла Маркса можно рассматривать как мелкого пострикардианца". Это, кстати, очень точная формулировка, и дальше мы это увидим. Хикс говорил в 1974 году, он тоже нобелевский лауреат по экономике, как и Самуэльсон, что "Маркс был одним из величайших экономистов в истории экономической мысли, но именно с точки зрения истории экономической мысли, а для научной экономики никакой ценности он не имеет". Томас Соуэлл писал: "Вклад Маркса в экономическую науку равен нулю". Но при этом они отмечали, в том числе и Кейнс, и Самуэльсон, что отдельные проблески очень важных мыслей проскакивают в разных произведениях Маркса. И самое главное, на что я хочу обратить внимание, хотя это полностью противоречит самому учению Маркса, – это то, что Маркс, пожалуй, был одним из первых, если не первым, кто обратил внимание на значение технологического прогресса в экономическом росте. Маркс с его понятием, которое часто переводится довольно неуклюжим выражением "средства производства", потому что реально мы говорим на самом деле о производственных активах, говорил, что это развивается технологически и по мере этого растет производительность труда, по мере этого растет экономический рост. То есть это кажется элементарно, но еще десятилетие спустя после промышленной революции это не понималось толком. Маркс на это обратил внимание, но это противоречит самому учению Маркса, потому что понятно, что если технологический прогресс повышает производительность, то повышаются заработные платы, а если повышаются заработные платы, то никакого обнищания рабочего класса не происходит, никаких оснований для революции и свержения существующего строя нет. Маркс, пожалуй, был первым, кто обратил внимание на значение технологического прогресса. Но в целом можно сказать, что все основные теоретические постулаты, которые выдвинул Маркс, они полностью опровергнуты эмпирической реальностью и фактами. Потому что если бы была прибавочная стоимость, если бы была эксплуатация, если было бы абсолютное обнищание рабочего класса – это основные постулаты Маркса, то, соответственно, рабочие жили бы очень бедно, а уже при жизни Маркса они превращались в средний класс, сейчас они составляют основу среднего класса.

Профессор, освежите для тех, кто забыл институтские уроки политэкономии, и объясните тем, не изучал этого предмета, что такое прибавочная стоимость, открытая Марксом, которую присваивали эксплуататоры, что необходимо было исправить, как нам говорили в университете, революционным путем?

– Центральное понятие марксовской доктрины, которое оно ввел, оно непереводимо ни на какой язык, оно звучит так: mehrwerd. В оригинале это такое слово, которое не переводится ни на какой язык, даже собственный немецкий, на котором оно написано. Маркс это называл "прибавочная стоимость" – в реальности это то, что в нормальном бухгалтерском учете называется "прибылью". Поскольку Маркс не признавал в первом томе "Капитала", что экономическая ценность создается машинами, оборудованием, создается капиталом, он прибыль назвал прибавочной стоимостью и объявил, что это и есть эксплуатация. В первом томе "Капитала" имеется эта надуманная бухгалтерская ошибка – прибавочная стоимость, а дальше из этого вытекает, что происходит эксплуатация рабочего класса собственниками капитала, а из этого вытекает тот вывод, который он делал вопреки всей действительности, что происходит то, что он называл абсолютным обнищанием рабочего класса, чего не было. Из абсолютного обнищания рабочего класса вытекало то, что рабочий класс должен произвести революцию, потому что иначе он просто-напросто умрет с голоду. При этом сам Маркс, выступая перед аудиторией в Голландии, незадолго до смерти говорил о том, что вполне возможно, как бы примиряясь с действительностью, что прогресс приведет к тому, что в Америке, в Англии и в Голландии не понадобится пролетарская революция, потому что жизнь рабочих будет улучшаться в условиях экономического прогресса. То есть эти противоречия никогда не были разрешены. Но это действительно дало пищу для различных революционных движений, которые считали, что если всю прибыль выдавать как заработную плату, то из этого что-то получится. Но если прибыль переводится в заработную плату, что делать государству, когда оно оказывается собственником? Государству тоже необходимо инвестировать, и использовать для этого прибыль. В результате мы столкнулись с парадоксом: заработная плата как раз намного ниже в странах победившего марксизма, чем в странах, которые Маркс критиковал.

То есть, говоря коротко, революционеры подхватили неверную экономическую теорию?

В экономической науке Маркса не осталось

– Это большая бухгалтерская и арифметическая ошибка, которую сам Маркс фактически опроверг в третьем томе "Капитала". Он просто пытался создать некую схему, которая привела бы к революционным выводам. Но эта схема научно несостоятельна. Именно поэтому в экономической науке Маркса не осталось, хотя его вклад в изучение институций, в изучение государства и особенно, подчеркиваю, в значение технологического прогресса – этот вклад существует.

Хорошо, можно сказать, что Ленин, Сталин с их социалистическим экспериментом действовали именно по Марксу, пытались воплотить в жизнь ошибочные выкладки его теорий?

– В "Капитале" Маркса плановой экономики нет. Вообще в "Капитале" Маркса нет никакого описания будущего экономического строя. Но существуют другие работы, существует самая популярная, самая знаменитая работа Маркса и Энгельса "Коммунистический манифест". И в "Коммунистическом манифесте", если вы посмотрите на восьмой принцип, там как раз есть принцип, на чем построить новое общество. Восьмой принцип говорит: "Создание промышленных армий, особенно в сельском хозяйстве". То есть слова "колхозы" нет, слов "депортации", "раскулачивание" нет, слова "коллективизация" нет, но речь идет о том, что было создано сначала во время военного коммунизма в первые годы советской власти, а потом сталинская коллективизация, которая потом прошла еще в более жестоком виде в маоцзэдуновском Китае. Восьмой пункт говорит о том, что должен быть принудительный труд. И принудительный труд должен быть создан по армейскому образцу, это должна быть промышленная армия, особенно в сельском хозяйстве. В этом отношении Мао Цзэдун был прекрасным учеником Маркса, и Сталин был прекрасным учеником Маркса. Они создавали это на основе тех принципов, которые заложены в марксизме, но при этом, естественно, приноравливаясь к своему времени, они уже изобретали более конкретные и практические институты, такие как колхозы в Советском Союзе или так называемые народные коммуны в Китае.

– Перед юбилеем Маркса кое-где, и даже в New York Times, появились статьи о том, что эксплуатация большинства меньшинством превращается в проблему, дескать, появляются классовые противоречия, о которых много писал Маркс.

– Если мы проверяем эмпирически, верны ли доктрины марксизма и существует ли эксплуатация, существует ли прибавочная стоимость и существует ли абсолютное обнищание рабочего класса, то на наших глазах в последние месяцы произошел очень интересный эксперимент. В Соединенных Штатах в декабре 2017 года был принят новый налоговый закон, который снижает налоги на корпорации и на другие бизнесы. Если бы действительно происходило бы какое-то перераспределение капитала от рабочих к работодателям и собственникам предприятий, к акционерам, то в результате снижения налогов, естественно, увеличилась бы их доля в общем доходе. То есть снижение налогов пошло бы хозяевам предприятий и даже широкому кругу акционеров.

Они, грубо говоря, прикарманили бы его?

Президент Дональд Трамп в Овальном кабинете перед подписанием закона о сокращении налогов. 22 декабря 2017 года

– Да. А на самом деле что произошло, вот сейчас появились факты: немедленно уже с конца 2017 года, чтобы успеть к окончанию бюджетного года, немедленно крупнейшие компании подняли заработную плату, стали платить годовые бонусы, как в Советском Союзе называли 13-ю зарплату, стали увеличивать немедленно всевозможные социальные выплаты, то есть на здравоохранение, на обучение детей, на жилище и прочие. И самые разные компании, Apple – это компания высокотехнологическая, наиболее передовая, "Боинг" – это компания, которая производит самолеты, то есть традиционная машиностроительная компания, "Макдоналдс" – цепь закусочных, а дальше оказалось, что стали делать эти предприятия, только что появилась статистика по этому поводу, они немедленно стали увеличивать инвестиции. То есть вместо того чтобы выплатить дивиденды, распределить это дело в виде ренты собственникам, нет, они увеличивают инвестиции, что в свою очередь увеличит капиталоемкость производства и увеличит производительность труда и увеличит будущие заработные платы. В конкурентной рыночной экономике, где идет борьба работодателей за хорошо работающую квалифицированную рабочую силу, все время происходит увеличение заработной платы. Доля заработной платы в национальном доходе составляет примерно две трети, доля прибыли только одну треть, никакой прибавочной стоимости нет и не существует. Я в своих недавних работах собрал из Организации Объединенных Наций статистические данные ООН по всем развитым рыночным странам, получается, что так же, как в Америке, это было в XIX и в первой половине ХХ века, так и сейчас в начале 2000-х годов в Соединенных Штатах, в Великобритании, в Германии, в Испании, в Японии тоже доля фонда заработной платы составляет примерно две трети валового внутреннего продукта, и доля прибыли составляет одну треть. Вот эти две трети и одна треть – это как бы в конкурентной экономике довольно такие естественные распределения отдачи на труд и отдачи на капитал, никакого сокращения доли заработной платы не существует уже два века. Это как раз показывает, что понятие прибавочной стоимости и эксплуатации было просто эмпирической ошибкой, бухгалтерской ошибкой, расчетной ошибкой и ошибкой экономической теории.

То есть в так называемом эксплуататорском обществе две трети ВВП идут на зарплату. Почему-то уверен, что так называемая социалистическая экономика в этом смысле была гораздо более эксплуататорской? Известно, как с этим дело обстоит в России?

Прогрессивные, освободившиеся от колониального ига страны третьего мира как раз являются, в терминологии Маркса если говорить, более эксплуататорскими

– Да. Ирония истории заключается именно в том, что присвоение фонда заработной платы собственниками не существует в конкурентных рыночных экономиках, но оно всегда существовало именно в коммунистических экономиках, потому что только за счет занижения заработной платы государство, будучи собственником, могло инвестировать в индустриализацию. В России в 2000 году 48 процентов ВВП был фонд заработной платы, а все остальное то, что изымают эти нувориши, эти новые собственники. Прогрессивные, освободившиеся от колониального ига страны третьего мира как раз являются, в терминологии Маркса если говорить, более эксплуататорскими. Понятно, потому что нет конкурентных рынков, нет конкурентного спроса на рабочую силу.

– Я слышал лишь об одной крупной конференции, посвященной юбилею Маркса, и она пройдет в Китае. Китайцы, кстати, устанавливают за свой счет и памятник Марксу в его родном городе Трире. А существуют сейчас еще крупные видные марксисты?

Китайский подарок Германии - статуя Карла Маркса во время ее установки в Трире в апреле 2018 года

– В Китае много, наверное, говорят о марксизме. Но в Китае нет марксизма. В Китае как раз фонд заработной платы 64 процента валового внутреннего продукта, то есть почти две трети, и доля прибыли, соответственно, около одной трети валового внутреннего продукта. На Западе продолжают существовать, так же, как они существовали в XIX веке, всевозможные кружки, всевозможные секты, всевозможные отдельные какие-то группы, в которых марксизм остается популярным. Если говорить о Соединенных Штатах, то, пожалуй, как это ни парадоксально, наиболее влиятельным марксистом последнего десятилетия был недавний президент Обама. Его знаменитое высказывание: "Если у вас есть бизнес, вы его не создали, его создало общество". Это как раз марксистская философия, что предприниматели, акционеры, инвесторы не создают рыночные ценности, рыночная ценность должна принадлежать обществу и должна быть перераспределена. Это та философия, которая пронизывает его собственную книгу, написанную, когда президент Обама еще не был президентом: "Мечты моего отца" – это книга марксистская, – говорит Михаил Бернштам.

Профессор Эриксон, как вы считаете, почему идеи Маркса продолжают выживать, несмотря на катастрофы, которые вызвало их воплощение на гигантских просторах от России до Китая и Камбоджи?

Это просто призыв к бессмысленному разрушению, если выполнять идеи Маркса на практике

– Люди всегда мечтают о чем-то лучшем в жизни, – говорит Ричард Эриксон. – У него есть привлекательная идея равенства и всеобщего обилия. Мне кажется, что это, конечно, неосуществимая мечта, экономически необоснованная. Он действительно наблюдал ужасы, можно так выразиться, капиталистической системы, придумал что-то в большом плане. Мне кажется, что люди всегда питаются надеждами, они любят принимать желаемое за действительное. Есть великая доля самообмана в этом. Те, кто разочарованы в своем положении в обществе, всегда стараются найти какой-то красивый выход, и это будет через некую революцию. Мне кажется, что это просто призыв к бессмысленному разрушению, если выполнять идеи Маркса на практике.

Профессор Эриксон, из не столь, нужно сказать, многочисленных статей, посвященных юбилею Маркса, даже тех, где говорится о его правоте, очень трудно понять, в чем состоит актуальность его идей. Один из более ясных аргументов – дескать, финансовый кризис 2008 года показал нестабильность рыночной системы, растет расслоение общества, все меньшему проценту населения принадлежит большая доля общественного богатства. Словом, надвигается кризис капитализма, который предвещал Маркс. Как вам такой аргумент?

– Я не согласен, что это окончательный кризис этой системы. Конечно, всегда будут колебания, естественные колебания, которые происходят от неизвестности, от факторов, которые всегда существуют на фоне любой экономической деятельности. Система сама по себе балансируется потом. Конечно, многие страдают, никто этого не любит, но тем не менее, всегда будут те, которые выигрывает, те, кто проигрывает.

А скажем, всемирные выступления "Захвати Уолл-стрит" или популярность в массах политиков-популистов социалистической окраски, например Берни Сандерса, вам не кажутся значимыми?

Протесты в Нью-Йорке Occupy Wall Street в сентябре 2014 года

– По-моему, такие тенденции всегда были и всегда будут, такие процессы наблюдаются, начиная с III–IV века нашей эры, мы видим людей, которые стараются создать рай на земле, перераспределять все, что имеется. Любое из этих движений всегда приходит к концу, новое потом появляется. Мне кажется, что "Захвати Уолл-стрит" – это ничего нового, всегда были социалистические, более или менее радикальные движения в XVIII–XIX веках и в ХХ.

– Словом, можно сказать, что Маркс и его экономические, политические идеи остались в прошлом, как и идеи его многочисленных современников-революционеров?

– Я думаю, что так. Томас Пикетти – это французский экономист, он написал очень шумную работу под названием "Капитал" два года тому назад, по-моему. Я считаю, что это одна из важнейших экономических работ последних 100 или 200 лет. У него очень много данных, и это действительно достижение. В этой работе есть модель развития доли капитала в рыночной системе – это очень простая макроэкономическая модель. По этой модели, предложенной Пикетти, мы придем к такой крайней ситуации, когда почти всем богатством владеют единицы. Но при анализе есть некоторые очень серьезные проблемы с этой моделью. Была серия статей в экономическом журнале Journal of Political Economy, которая анализировала эту модель. Авторы нашли очень много, по крайней мере, пробелов, если не ошибок, в этой модели. Но на эти проблемы никто из политиков или социологов не смотрят, они просто хватаются за общую идею, дескать, будет кризис капитализма, что надо что-то сделать радикальное, чтобы перераспределить богатства в ближайшем будущем, а то будет крах системы. Мне кажется, это сильное сосредоточение капитала в руках очень узкого круга людей, так называемые 1 или 5 процентов, это не системо-угрожающее явление, а социально-политическое явление, с которым можно бороться демократическими способами, только не нарушая основы рыночной системы, которая создает все это богатство. Тоже интересно, что теперь в последние 20–30 лет источник этого богатства – это не физический капитал, а человеческий капитал. Если смотреть на 10 самых больших фирм на бирже в Америке, из этих 6–7 такие новые, как Apple, Гугл, Амазон, – вот такие фирмы, которые не имеют громадного количества капитала, а просто имеют очень умных людей. Это их человеческий капитал, который зарабатывает такие высокие доходы.

Хорошо, я сейчас встану на позицию Маркса и спрошу: вот эти умные люди с высоким человеческим, мозговым капиталом – им будет хорошо в обществе будущего, а что, собственно, делать остальным, у которых такого капитала нет и которые голосуют, как говорят критики Трампа, за президента Трампа?

А средний человек в Америке просто хочет, чтобы у него был достаток

– Те, которые очень взволнованы этим неравенством, на самом деле интеллигенты, которые левонастроенные, проживающие на побережьях Соединенных Штатов. А средний человек в Америке просто хочет, чтобы у него был достаток. Пусть другие имеют больше или меньше, но чтобы я получил то, что мне положено. Рыночные системы это в основном дают.

На надгробии Маркса выбит призыв из коммунистического манифеста "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!". А как бы выглядела ваша эпитафия Марксу?

– Он был очень чуткий обозреватель капитализма того времени, он старался создать схему, которая бы объяснила все, что он видит. На самом деле он создал не такую схему, а создал очень привлекательный политический призыв. Он утверждал, что капитализм создает такое богатство с таким крайним распределением владений богатствами, что система сама по себе превратится в социализм через революцию. По-моему, теперь это очень мало объясняет, почти ничего, только дает идеологическую почву для радикалов, которые хотят уничтожить общественный, политический и экономический строй, который теперь существует в нашей стране и вообще в рыночных странах.

Карл Маркс и марксистская политическая экономия

 

Рассмотрена научная программа и парадигма экономической теории К. Маркса. Выявлены принципиальные отличия его научной программы и других ведущих экономистов первой половины XIX в. Дано объяснение неоднозначного отношения советской научной школы политической экономии к концепции научных революций. Показано, что парадигма марксистской экономической теории существенно отличается от жесткого ядра классической политической экономии. Доказано, что марксизм имеет собственную оригинальную парадигму, объединяющую некоторые элементы классической политической экономии и исторической школы. При этом часть гипотез той и другой перемещаются из жесткого ядра в защитный слой и наоборот. Описано влияние исследовательской программы и некоторых базовых элементов экономической теории К. Маркса на труды ученых, работавших в рамках альтернативных школ и направлений. Показано, что марксизм оказал большое влияние на выбор предмета и постановку задач неоклассики, австрийской школы и различных направлений институционализма.

 

The paper considers a scientific program and paradigm of K. Marx’s economic theory; the basic difference between his scientific program and those presented by the leading economists of the first half of the XIX century; and diverse attitudes of the soviet scientific school of economics towards the concept of scientific revolutions. We show that the paradigm of Marxist economic theory significantly differs from the ‘hard core’ of classical economics and Marxism has its own and original paradigm which includes certain elements of classical economics and historical school and the part of hypotheses of both moves from the ‘hard core’ to ‘auxiliary hypotheses’ and vice versa at that. We also analyze how the 'research program' and certain basic elements of Marx’s economic theory impacts on the concepts of scientists who worked within the framework of alternative schools. We can conclude that Marxism greatly influenced the choice of the subject and statement of problems made by researchers of neoclassical economics, Austrian school, and institutionalism.

 

Маркс — XXI | Белых

1. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса (1928). М.; Л.: Госиздат.

2. Аттали Ж. (2013). Карл Маркс. М.: Молодая гвардия, 2013.

3. Базаров В. А. (1919). Пролетарская культура в действии // Мысль. № 8. С. 237—245.

4. Базаров В. А. (2014). Труд производительный и труд, образующий ценность // Базаров В. А. Избранные произведения. М.: Дело. Т. 1. C. 109—163.

5. Белых А. А. (2007). История российских экономико-математических исследований. Первые сто лет. М.: ЛКИ.

6. Бём-Баверк О. (1897). Теория Карла Маркса и ее критика. СПб.: тип. П. П. Сойкина.

7. Валентинов Н. (1991). Наследники Ленина. М.: Терра, 1991.

8. Дэй Р. (2013). Лев Троцкий и политика экономической изоляции. М.: Дело.

9. Изгоев А. С. (2017). Из истории российского невежества // Изгоев А. С. Рожденное в революционной смуте. М.: Дело. С. 117—147.

10. Карл Маркс и царская цензура (1933) // Красный архив. Т. 1 (56). С. 5—32.

11. Канторович Л. В. (2002). Мой путь в науке // Леонид Витальевич Канторович: человек и ученый. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 15—75

12. Канторович Л. В. (1960). Экономический расчет наилучшего использования ресурсов. М.: АН СССР.

13. Коллинз Р. (2015). Средний класс без работы // Есть ли будущее у капитализма? М.: Изд-во Института Гайдара. C. 61—112.

14. Конюшая Р. П. (1975). Карл Маркс и революционная Россия. М.: Политиздат.

15. Кэмпбелл Р. (1992). Маркс, Канторович, Новожилов: стоимость против реальности // Экономика и математические методы. № 5—6. С. 674—686.

16. Ленин В. И. (1969). Философские тетради // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 29.

17. Ленин В. И. (1969а). Государство и революция // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 33.

18. Ленин В. И. (1970а). Заметки публициста. О восхождении на высокие горы, о вреде уныния, о пользе торговли, об отношении к меньшевикам и т.п. // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 44

19. Ленин В. И. (1970b). Политический отчет Центрального комитета РКП(б) 27 марта 1922 года // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 45.

20. Ленин В. И. (1970c). Лучше меньше, да лучше // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 45

21. Ленин В. И. (1973). Три источника и три составные части марксизма // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 23

22. Ленин В. И. (1974). Заключительное слово по докладу об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г. ПСС // Ленин В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е. М.: Политиздат. Т. 36.

23. ИМЛ (1969). Литературное наследство К. Маркса и Ф. Энгельса / Ин-т марксизмаленинизма при ЦК КПСС. М.: Политиздат.

24. Маркс К. (1958). Речь на юбилее «The People’s Paper» // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 12.

25. Маркс. К. (1959). К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 13.

26. Маркс К. (1960). Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 23.

27. Маркс К. (1961a). Капитал. Т. 2 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 24.

28. Маркс К. (1961b). Письмо в редакцию «Отечественных записок» // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 19.

29. Маркс К. (1961c). Письмо Вере Засулич и черновые наброски письма // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 19. С. 116—121, 400—421.

30. Маркс К. (1961d). Замечания на книгу А. Вагнера «Учебник политической экономии» (2 издание). Том I (1879) // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 19. С. 369—399.

31. Маркс К. (1962a). Капитал. Т. 3 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 25. Ч. 2.

32. Маркс К. (1962b). Теории прибавочной стоимости. Ч. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 26. Ч. 1.

33. Маркс К. (1964a). Письмо Л. Кугельману. 12 октября 1868 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 32.

34. Маркс К. (1964b). Письмо Н. Ф. Даниельсону // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 32.

35. Маркс К. (1964c). Письмо Н. Ф. Даниельсону // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 34.

36. Маркс К. (1968). Экономические рукописи 1857—1859 гг. Ч. 1. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 46. Ч. 1.

37. Маркс К. (1969). Экономические рукописи 1857—1859 гг. Ч. 2 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 46. Ч.

38. Маркс К. (1973). Экономическая рукопись 1861—1863 годов // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 47

39. Маркс К., Энгельс Ф. (1961а). Митингу в Женеве, созванному в память 50-й годовщины польской революции 1830 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 19.

40. Маркс К., Энгельс Ф. (1961b). Предисловие к русскому изданию «Манифеста Коммунистической партии» // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 19.

41. Маркс К., Энгельс Ф. (2010). Переписка К. Маркса и Ф. Энгельса с русскими политическими деятелями. Изд. 2-е. М.: Либроком.

42. Мау В. (1990). Противоречия социалистической доктрины (Исторический очерк) // Известия АН СССР: Серия экономическая. № 3.

43. Гайдар Е., Мау В. (2004a). Марксизм: между научной теорией и «светской религией» (либеральная апология) // Вопросы экономики. № 5. С. 4—27.

44. Гайдар Е., Мау В. (2004b). Марксизм: между научной теорией и «светской религией» (либеральная апология) (окончание) // Вопросы экономики. № 6. С. 28—56.

45. Мау В. (2018). На исходе глобального кризиса: экономические задачи 2017—2019 гг. // Вопросы экономики. № 3. [Mau V.A. (2018). At the final stage of global crises: Economic tasks in 2017—2019. Voprosy Economiki, No 3. (In Russian).]

46. Негиши Т. (1995). История экономической теории. М.: Аспект-пресс.

47. Плеханов Г.В. (1924). Н. Г. Чернышевский // Плеханов Г. В. Собр. соч. в 6 т. М.: Госиздат. Т. 5.]

48. Преображенский Е. А. (1927). Хозяйственное равновесие в системе СССР // Вестник Коммунистической академии. Кн. XXII. С. 19—71.

49. Рогофф К. (2018). Проклятие наличности. М.: Изд-во Института Гайдара.

50. Рязанов Д. Б. (1918). Англо-русские отношения в оценке К. Маркса. Пг.: Изд. Петроградского совета р. и к. депутатов.

51. Рязанов Д. (1923). Новые данные о литературном наследстве К. Маркса и Ф. Энгельса // Вестник Социалистической академии. Кн. 6. С. 351—376.

52. Тихомиров В. М. (2002). О Леониде Витальевиче Канторовиче (1912—1986) // Леонид Витальевич Канторович: человек и ученый. Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 216—220.

53. Троцкий Л. Д. (1991). Преданная революция. М.: НИИ культуры. [Trotsky L. D. (1991). Revolution betrayed. Moscow: NII Kultury. (In Russian).]

54. Троцкий Л. Д. (1993). Коммунистический Интернационал после Ленина. М.: Спартаковец; Принтима.

55. Фельдман Г. А. (1928). К теории темпов народного дохода // Плановое хозяйство. № 11. С. 146—170; № 12. C. 151—178.

56. Шваб К. (2016). Четвертая промышленная революция. М.: Сбербанк

57. Шумпетер Й. (2001). История экономического анализа. Т. 2. СПб.: Экономическая школа.

58. Энгельс Ф. (1961). Императорские русские действительные тайные динамитные советники // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 21.

59. Энгельс Ф. (1965а). Письмо П. Лафаргу 27 августа 1890 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 37.

60. Энгельс Ф. (1965b). Письмо К. Шмидту // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 37.

61. Энгельс Ф. (1966). Письмо И. А. Гурвичу. 27 мая 1893 // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Политиздат. Т. 39.

62. Brewer A. (1995). A minor post-Ricardian? Marx as an economist. History of Political Economy, Vol. 27, No. 1, pp. 111—146.

63. Faccarello G., Gehrke C., Kurz H. D. (2016). Karl Heinrich Marx (1818—1883). In: G. Faccarello, H. D. Kurz (eds.). Handbook on the history of economic analysis. Cheltenham: Edward Elgar, Vol. 1.

64. Howard M. C., King J. E. (1989). A history of Marxian economics, Vol. I: 1883—1929. Houndsmills and London: Macmillan Education Ltd.

65. King J. E. (2016). Marxism(s). In: G. Faccarello, H. D. Kurz (eds.). Handbook on the history of economic analysis. Cheltenham: Edward Elgar, Vol. 2, рр. 234—251.

66. Minisymposium (1995). Locating Marx after the fall. History of political economy, Vol. 27, No. 1, pp. 109—206.

67. North D. C. (1981). Structure and change in economic history. New York and London: W.W. Norton & Company.

68. Steedman I. (ed.) (1995). Socialism and marginalism in economics, 1870—1930. London: Routledge.

69. Wood J. C. (ed.) (1987—1988). Karl Marx’s economics: Critical assessments. In 4 vols. London: Croom Helm.

Марксистское определение экономики

Что такое марксистская экономика?

Марксистская экономика - это школа экономической мысли, основанная на трудах экономиста и философа XIX века Карла Маркса.

Марксистская экономика, или марксистская экономика, фокусируется на роли труда в развитии экономики и критически относится к классическому подходу к заработной плате и производительности, разработанному Адамом Смитом. Маркс утверждал, что специализация рабочей силы в сочетании с ростом населения приводит к снижению заработной платы, добавляя, что стоимость товаров и услуг не точно отражает истинную стоимость труда.

Ключевые выводы

  • Марксистская экономика - это школа экономической мысли, основанная на трудах экономиста и философа XIX века Карла Маркса.
  • Маркс утверждал, что в капитализме есть два основных недостатка, которые приводят к эксплуатации: хаотический характер свободного рынка и избыточная рабочая сила.
  • Он утверждал, что специализация рабочей силы в сочетании с ростом населения приводит к снижению заработной платы, добавляя, что стоимость товаров и услуг не точно отражает истинную стоимость рабочей силы.
  • В конце концов, он предсказал, что капитализм приведет к тому, что все больше людей будут низведены до статуса рабочих, что приведет к революции и передаче производства государству.

Понимание марксистской экономики

Большая часть марксистской экономической теории почерпнута из основополагающего труда Карла Маркса «Das Kapital», его великого опуса, впервые опубликованного в 1867 году. В книге Маркс описал свою теорию капиталистической системы, ее динамизм и тенденции к самоуничтожению.

В «Das Kapital» во многом разъясняется концепция Маркса о «прибавочной стоимости» труда и ее последствиях для капитализма. Согласно Марксу, не давление трудовых ресурсов довело заработную плату до прожиточного минимума, а скорее существование большой армии безработных, в чем он винил капиталистов. Он утверждал, что в рамках капиталистической системы труд был простым товаром, за который можно было получить только прожиточный минимум.

Капиталисты, однако, могли заставить рабочих тратить на работу больше времени, чем необходимо для их пропитания, а затем присвоить излишек продукта или прибавочную стоимость, созданную рабочими.Другими словами, Маркс утверждал, что рабочие создают стоимость своим трудом, но не получают должной компенсации. По его словам, их упорный труд эксплуатируется правящими классами, которые получают прибыль не за счет продажи своей продукции по более высокой цене, а за счет оплаты сотрудникам меньше стоимости их труда.

Маркс утверждал, что капитализму присущи два основных недостатка, ведущие к эксплуатации: хаотический характер свободного рынка и избыточная рабочая сила.

Марксистская экономика vs.Классическая экономика

Марксистская экономика - это отказ от классического взгляда на экономику , разработанного такими экономистами, как Адам Смит. Смит и его коллеги считали, что свободный рынок, экономическая система, основанная на спросе и предложении с минимальным государственным контролем или без него, а также ответственность за максимизацию прибыли, автоматически приносит пользу обществу.

Маркс не соглашался, утверждая, что капитализм неизменно приносит пользу только избранным. Согласно этой экономической модели, он утверждал, что правящий класс становится богаче, извлекая ценность из дешевой рабочей силы, предоставляемой рабочим классом.

В отличие от классических подходов к экономической теории, Маркс выступал за вмешательство государства. По его словам, экономические решения не должны приниматься производителями и потребителями, а должны тщательно контролироваться государством, чтобы обеспечить всем выгоду.

Он предсказал, что капитализм в конечном итоге разрушит сам себя, поскольку все больше людей будут низведены до статуса рабочих, что приведет к революции и передаче производства государству.

Особые соображения

Марксистская экономика считается отдельной от марксизма, даже если эти две идеологии тесно связаны.Отличие заключается в том, что меньше внимания уделяется социальным и политическим вопросам. В более широком смысле, марксистские экономические принципы вступают в противоречие с достоинствами капиталистических поисков.

В первой половине двадцатого века, с большевистской революцией в России и распространением коммунизма по Восточной Европе, казалось, что марксистская мечта окончательно и прочно укоренилась.

Однако эта мечта рухнула еще до конца века. Народы Польши, Венгрии, Чехословакии, Восточной Германии, Румынии, Югославии, Болгарии, Албании и СССР отвергли марксистскую идеологию и вступили в замечательный переход к правам частной собственности и системе, основанной на рыночном обмене.

Карл Маркс Определение

Кем был Карл Маркс?

Карл Маркс (1818–1883) был философом, писателем, социальным теоретиком и экономистом. Он известен своими теориями о капитализме и коммунизме. Маркс совместно с Фридрихом Энгельсом опубликовал «Коммунистический манифест » в 1848 г .; позже он написал Das Kapital (первый том был опубликован в Берлине в 1867 году; второй и третий тома были опубликованы посмертно в 1885 и 1894 годах соответственно), в которых обсуждалась трудовая теория стоимости.

Вдохновение Маркса

Маркс был вдохновлен классическими политическими экономистами, такими как Адам Смит и Давид Рикардо, в то время как его собственная отрасль экономики, марксистская экономика, не пользуется одобрением среди современного мейнстрима. Тем не менее идеи Маркса оказали огромное влияние на общества, особенно в коммунистических проектах, таких как проекты в СССР, Китае и на Кубе. Среди современных мыслителей Маркс по-прежнему очень влиятелен в областях социологии, политической экономии и различных направлений неортодоксальной экономики.

Социально-экономические системы Маркса

Хотя многие приравнивают Карла Маркса к социализму, его работа по пониманию капитализма как социальной и экономической системы остается обоснованной критикой в ​​современную эпоху. В Das Kapital (или Capital на английском языке) Маркс утверждает, что общество состоит из двух основных классов: капиталисты - это владельцы предприятий, которые организуют процесс производства и владеют средствами производства, такими как фабрики, инструменты и сырье, и которые также имеют право на получение любой прибыли.Другой, гораздо более крупный класс состоит из рабочих (которых Маркс называл «пролетариатом»). Рабочие не владеют и не претендуют на средства производства, готовую продукцию, над которой они работают, или какую-либо прибыль, полученную от продажи этих продуктов. Скорее, труд работает только за денежную плату. Маркс утверждал, что из-за этой неравномерности капиталисты эксплуатируют рабочих.

Исторический материализм Маркса

Другая важная теория, разработанная Марксом, известна как исторический материализм.Эта теория утверждает, что общество в любой момент времени упорядочено по типу технологий, используемых в процессе производства. При индустриальном капитализме в обществе капиталисты организуют труд на фабриках или в офисах, где они работают за заработную плату. До капитализма Маркс предполагал, что феодализм существовал как особый набор социальных отношений между классами лордов и крестьян, связанных с преобладающими в то время средствами производства с ручным или животным приводом.

Использование Маркса в качестве основы

Работа Маркса заложила основы будущих коммунистических лидеров, таких как Владимир Ленин и Иосиф Сталин.Исходя из того, что капитализм содержит семена собственного разрушения, его идеи легли в основу марксизма и послужили теоретической базой для коммунизма. Почти все, что писал Маркс, рассматривалось через призму простого рабочего. От Маркса исходит идея, что капиталистическая прибыль возможна, потому что стоимость «украдена» у рабочих и передана работодателям. Без сомнения, он был одним из самых важных и революционных мыслителей своего времени.

Его ранние годы

Маркс родился 5 мая 1818 года в Трире, Пруссия (ныне Германия), в семье преуспевающего еврейского юриста, принявшего лютеранство еще до рождения Маркса.Маркс изучал право в Бонне и Берлине, а в Берлине познакомился с философией Г.В.Ф. Гегель. Он стал вовлечен в радикализм в молодом возрасте через младогегельянцев, группу студентов, критиковавших политические и религиозные учреждения того времени. Маркс получил докторскую степень в Йенском университете в 1841 году. Его радикальные убеждения помешали ему получить место преподавателя, поэтому вместо этого он устроился на работу журналистом, а позже стал редактором либеральной газеты Rheinische Zeitung в Кельне.

Личная жизнь

Прожив в Пруссии, Маркс некоторое время жил во Франции, и там он встретил своего давнего друга Фридриха Энгельса. Он был выслан из Франции, а затем некоторое время жил в Бельгии, а затем переехал в Лондон, где провел остаток своей жизни со своей женой. Маркс умер от бронхита и плеврита в Лондоне 14 марта 1883 года. Похоронен на Хайгейтском кладбище в Лондоне. Его первоначальная могила была невзрачной, но в 1954 году Коммунистическая партия Великобритании открыла большую надгробную плиту с бюстом Маркса и надписью «Рабочие всех земель, объединяйтесь», англизированной интерпретацией знаменитой фразы из «Манифеста коммунистов ». : "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"

Знаменитые произведения

«Манифест Коммунистической партии» обобщает теории Маркса и Энгельса о природе общества и политики и представляет собой попытку объяснить цели марксизма, а затем и социализма.При написании «Коммунистический манифест » Маркс и Энгельс объяснили, почему они считали капитализм неустойчивым и как капиталистическое общество, существовавшее на момент написания, в конечном итоге будет заменено социалистическим.

« Das Kapital » (полное название: «Капитал: критика политической экономии», ) - критика капитализма. Гораздо более академическая работа, она излагает теории Маркса о товарах, рынках труда, разделении труда и базовое понимание нормы прибыли для владельцев капитала.Точное происхождение термина «капитализм» в английском языке неясно, похоже, что Карл Маркс не был первым, кто использовал слово «капитализм» в английском языке, хотя он, безусловно, способствовал росту его использования. Английский словарь, английское слово было впервые использовано автором Уильямом Теккерея в 1854 году в его романе « The Newcomes », который имел в виду, что оно означает чувство беспокойства по поводу личного имущества и денег в целом. Хотя неясно, знали ли Теккерей или Маркс о работе друг друга, оба мужчины имели в виду, что это слово имеет уничижительный оттенок.

Современное влияние

В настоящее время у марксистских идей в чистом виде очень мало прямых приверженцев; действительно, очень немногие западные мыслители приняли марксизм после 1898 года, когда работа экономиста Ойгена фон Бём-Баверка «Карл Маркс и завершение его системы » была впервые переведена на английский язык. В своем осуждающем упреке Бём-Баверк показал, что Маркс не смог включить в свой анализ рынки капитала или субъективные ценности, что свело на нет большинство его более явных выводов.Тем не менее, есть некоторые уроки, которые даже современные экономические мыслители могут извлечь из Маркса.

Хотя он был самым резким критиком капиталистической системы, Маркс понимал, что она была намного более продуктивной, чем предыдущие или альтернативные экономические системы. В Das Kapital он писал о «капиталистическом производстве», которое объединяет «вместе различные процессы в социальное целое», включая разработку новых технологий. Он считал, что все страны должны стать капиталистическими и развивать этот производственный потенциал, а затем и рабочих. естественно восстали бы против коммунизма.Но, подобно Адаму Смиту и Давиду Рикардо до него, Маркс предсказал, что из-за неустанной погони капитализма за прибылью посредством конкуренции и технического прогресса с целью снижения издержек производства, норма прибыли в экономике всегда будет падать с течением времени.

Теория стоимости труда

Как и другие экономисты-классики, Карл Маркс верил в трудовую теорию стоимости для объяснения относительных различий в рыночных ценах. Эта теория утверждала, что стоимость произведенного экономического блага может быть объективно измерена средним количеством рабочих часов, необходимых для его производства.Другими словами, если на изготовление стола уходит в два раза больше времени, чем на стул, то этот стол следует считать вдвое более ценным.

Маркс понимал теорию труда лучше, чем его предшественники (даже Адам Смит) и современники, и бросил разрушительный интеллектуальный вызов экономистам невмешательства в Das Kapital : Если товары и услуги имеют тенденцию продаваться по их истинной объективной стоимости труда, как измерено в рабочее время, как капиталисты получают прибыль? Это должно означать, заключил Маркс, что капиталисты недоплачивают или перегружают рабочих и тем самым эксплуатируют их, чтобы снизить издержки производства.Взаимодействие с другими людьми

Хотя ответ Маркса в конечном итоге оказался неверным, и позже экономисты приняли субъективную теорию стоимости, его простого утверждения было достаточно, чтобы показать слабость логики и допущений трудовой теории; Маркс непреднамеренно способствовал революции в экономическом мышлении.

От экономических изменений к социальной трансформации

Доктор Джеймс Брэдфорд «Брэд» Делонг, профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли, писал в 2011 году, что «основной вклад» Маркса в экономическую науку на самом деле заключен в 10-абзаном отрезке «Манифест коммунистов », в котором он описывает, как экономические рост вызывает сдвиги среди социальных классов, часто ведущие к борьбе за политическую власть.

Это лежит в основе часто недооцениваемого аспекта экономики: эмоций и политической активности вовлеченных субъектов. Следствие этого аргумента было позже сделано французским экономистом Томасом Пикетти, который предположил, что, хотя с экономической точки зрения в неравенстве доходов нет ничего плохого, оно может нанести удар по капитализму среди людей. Таким образом, существует моральное и антропологическое рассмотрение любой экономической системы. Идея о том, что социальная структура и трансформации от одного порядка к другому могут быть результатом технологических изменений в том, как производятся вещи в экономике, известна как исторический материализм.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем ценных бумаг
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
    • Симулятор

      • Завести аккаунт
      • Присоединяйтесь к игре
    • Мой симулятор

      • Моя игра
      • Создать игру
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Свяжитесь с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем ценных бумаг
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
    • Симулятор

      • Завести аккаунт
      • Присоединяйтесь к игре
    • Мой симулятор

      • Моя игра
      • Создать игру
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Свяжитесь с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Страница не найдена

  • Образование
    • Общий

      • Словарь
      • Экономика
      • Корпоративные финансы
      • Рот ИРА
      • Акции
      • Паевые инвестиционные фонды
      • ETFs
      • 401 (к)
    • Инвестирование / Торговля

      • Основы инвестирования
      • Фундаментальный анализ
      • Управление портфелем ценных бумаг
      • Основы трейдинга
      • Технический анализ
      • Управление рисками
  • Рынки
    • Новости

      • Новости компании
      • Новости рынков
      • Торговые новости
      • Политические новости
      • Тенденции
    • Популярные акции

      • Яблоко (AAPL)
      • Тесла (TSLA)
      • Amazon (AMZN)
      • AMD (AMD)
      • Facebook (FB)
      • Netflix (NFLX)
  • Симулятор
    • Симулятор

      • Завести аккаунт
      • Присоединяйтесь к игре
    • Мой симулятор

      • Моя игра
      • Создать игру
  • Твои деньги
    • Личные финансы

      • Управление благосостоянием
      • Бюджетирование / экономия
      • Банковское дело
      • Кредитные карты
      • Домовладение
      • Пенсионное планирование
      • Налоги
      • Страхование
    • Обзоры и рейтинги

      • Лучшие онлайн-брокеры
      • Лучшие сберегательные счета
      • Лучшие домашние гарантии
      • Лучшие кредитные карты
      • Лучшие личные займы
      • Лучшие студенческие ссуды
      • Лучшее страхование жизни
      • Лучшее автострахование
  • Советники
    • Ваша практика

      • Управление практикой
      • Продолжая образование
      • Карьера финансового консультанта
      • Инвестопедия 100
    • Управление благосостоянием

      • Портфолио Строительство
      • Финансовое планирование
  • Академия
    • Популярные курсы

      • Инвестирование для начинающих
      • Станьте дневным трейдером
      • Торговля для начинающих
      • Технический анализ
    • Курсы по темам

      • Все курсы
      • Курсы трейдинга
      • Курсы инвестирования
      • Финансовые профессиональные курсы

Представлять на рассмотрение

Извините, страница, которую вы ищете, недоступна.Вы можете найти то, что ищете, используя наше меню или параметры поиска.

дом
  • О нас
  • Условия эксплуатации
  • Словарь
  • Редакционная политика
  • Рекламировать
  • Новости
  • Политика конфиденциальности
  • Свяжитесь с нами
  • Карьера
  • Уведомление о конфиденциальности Калифорнии
  • #
  • А
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • грамм
  • ЧАС
  • я
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • О
  • п
  • Q
  • р
  • S
  • Т
  • U
  • V
  • W
  • Икс
  • Y
  • Z
Investopedia является частью издательской семьи Dotdash.

Марксистская экономика - Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

Марксистская экономика основана на экономических теориях философа Карла Маркса. Теории Маркса объясняют «законы движения» производства и обмена при капитализме. Эта теория использовалась в качестве аргумента против общепринятых в то время экономических теорий среднего класса. Маркс хотел, чтобы рабочий класс (пролетариат) мог использовать это средство для свержения капитализма и замены его социализмом, а затем коммунизмом.Социализм был бы шагом к исчезновению государства, а коммунизм, согласно Марксу, был бы обществом, в котором товары и услуги распределялись бы «каждому согласно его потребностям, от каждого согласно его способностям».

Марксисты использовали трудовую теорию стоимости, согласно которой стоимость товара определяется трудом, необходимым для его производства. Более конкретно, Маркс определил стоимость товара как общественно необходимое рабочее время, необходимое для его производства, среднее (взятое по всему обществу) время, необходимое для производства данного товара при средних условиях производства.Из этого следует, что [рабочий класс] несет ответственность за производство всей [стоимости] (богатства), потребляемой всеми членами общества.

Маркс рассматривал класс капиталистов (буржуазию), тех, кто контролирует средства производства, как пиявку и ненужную; они не нужны для производства товаров, которые общество должно потреблять, чтобы удовлетворять потребности человека и воспроизводить себя. Скорее, Маркс видел, что класс капиталистов получает богатство за счет эксплуатации рабочего класса.Маркс утверждал, что заработная плата при капитализме определяется не стоимостью, созданной рабочими в течение определенного периода времени, а стоимостью их рабочей силы (способности работать). Он утверждал, что стоимость рабочей силы определяется стоимостью товаров и услуг (еда, одежда, жилье, уход за детьми, образование и т. Д.), Необходимых для содержания и воспроизводства рабочих. Итак, капиталисты не платят рабочим за созданную ими стоимость: они извлекают из рабочего класса прибавочную стоимость, разницу между стоимостью, созданной рабочим, и стоимостью его рабочей силы (их заработной платой).Другими словами, прибавочная стоимость - это неоплачиваемый труд, выполняемый рабочим классом для класса капиталистов, который Маркс называл эксплуатацией.

Маркс утверждал, что, поскольку класс капиталистов обогащается за счет эксплуатации рабочего класса, экономические интересы двух классов противоположны и поэтому несовместимы. Он рассматривал лишение капиталистов владения капиталистами и захват контроля над средствами производства рабочим классом как исторически прогрессивные в том смысле, что это приведет к концу классового общества, устранит противоречия, присущие капитализму (результат антагонизма два основных класса, буржуазия и пролетариат), и качественно увеличивают масштабы человеческого развития во многих областях.

Марксизм - Эконлиб

Спустя более века после своей смерти Карл Маркс остается одной из самых противоречивых фигур в западном мире. Его безжалостная критика капитализма и соответствующее обещание неизбежного гармоничного социалистического будущего вдохновили революцию глобального масштаба. Казалось, что с большевистской революцией в России и распространением коммунизма по Восточной Европе марксистская мечта прочно укоренилась в первой половине двадцатого века.

Эта мечта рухнула еще до конца века. Народы Польши, Венгрии, Чехословакии, Восточной Германии, Румынии, Югославии, Болгарии, Албании и СССР отвергли марксистскую идеологию и вступили в замечательный переход к правам частной собственности и системе рыночного обмена, который все еще происходит. Какие аспекты марксизма создали такую ​​мощную революционную силу? И чем объясняется его окончательная кончина? Ответы кроются в некоторых общих характеристиках марксизма - его экономике, социальной теории и общем видении.

Теория стоимости труда

Трудовая теория стоимости является одним из основных столпов традиционной марксистской экономики, о чем свидетельствует шедевр Маркса « Капитал » (1867 г.). Основная идея теории проста: стоимость товара может быть объективно измерена средним количеством рабочих часов, необходимых для производства этого товара.

Если, например, на изготовление пары обуви уходит в два раза больше времени, чем, например, пары брюк, то обувь в два раза дороже, чем брюки.В конечном итоге конкурентоспособная цена обуви будет вдвое выше, чем цена брюк, , независимо от стоимости физических вложений.

Хотя трудовая теория стоимости явно ложна, она преобладала среди экономистов-классиков до середины XIX века. Адам Смит, например, заигрывал с трудовой теорией стоимости в своей классической защите капитализма, Богатство народов (1776), а Давид Рикардо позже систематизировал ее в своем тексте Принципы политической экономии (1817). изучается поколениями экономистов-рыночников.

Итак, трудовая теория стоимости не была уникальной особенностью марксизма. Однако Маркс действительно пытался повернуть теорию против поборников капитализма, продвигая теорию в направлении, которому не решались следовать большинство классических экономистов. Маркс утверждал, что теория может объяснить стоимость всех товаров, включая товар, который рабочие продают капиталистам за заработную плату. Маркс называл этот товар «рабочей силой».

Рабочая сила - это способность работника производить товары и услуги.Маркс, используя принципы классической экономики, объяснил, что стоимость рабочей силы должна зависеть от количества рабочих часов, которые в среднем затрачиваются обществом на то, чтобы накормить, одеть и укрыть рабочего, чтобы он или она имел трудоспособность. Другими словами, размер заработной платы работников за длительный стаж будет зависеть от количества рабочих часов, необходимых для того, чтобы произвести человека, пригодного для работы. Предположим, что для того, чтобы накормить, одеть и защитить рабочего, необходимо пять часов труда каждый день, чтобы он был готов к работе на следующее утро.Если один час работы равнялся одному доллару, правильная заработная плата составляла бы пять долларов в день.

Затем Маркс задал явно разрушительный вопрос: если все товары и услуги в капиталистическом обществе, как правило, продаются по ценам (и заработной плате), которые отражают их истинную стоимость (измеряемую часами труда), как может случиться так, что капиталисты получают прибыль - даже если только в краткосрочной перспективе? Как капиталистам удается выжать разницу между общим доходом и общими затратами?

Маркс ответил, что капиталисты должны пользоваться привилегированным и влиятельным положением владельцев средств производства и, следовательно, иметь возможность безжалостно эксплуатировать рабочих.Хотя капиталист платит рабочим правильную заработную плату, каким-то образом - здесь Маркс был ужасно расплывчатым - капиталист заставляет рабочих работать больше часов, чем необходимо для создания рабочей силы рабочего. Если капиталист платит каждому рабочему по пять долларов в день, он может потребовать от рабочих работать, скажем, двенадцать часов в день - нередкий рабочий день во времена Маркса. Следовательно, если один час труда равен одному доллару, рабочие производят продукции на двенадцать долларов для капиталиста, но получают только пять. Итог: капиталисты извлекают «прибавочную стоимость» у рабочих и получают денежную прибыль.

Хотя Маркс попытался использовать трудовую теорию стоимости против капитализма, расширив ее до пределов, он непреднамеренно продемонстрировал слабость логики теории и лежащих в ее основе допущений. Маркс был прав, когда утверждал, что классические экономисты не смогли адекватно объяснить капиталистические прибыли. Но и Маркс потерпел неудачу. К концу девятнадцатого века экономисты отвергли трудовую теорию стоимости. Традиционные экономисты теперь считают, что капиталисты не получают прибыли, эксплуатируя рабочих (см. Прибыль).Вместо этого, по их мнению, предпринимательские капиталисты получают прибыль, отказываясь от текущего потребления, рискуя и организуя производство.

Отчуждение

Однако в марксизме есть нечто большее, чем трудовая теория стоимости и критика Маркса стремления к прибыли. Маркс объединил экономику и философию, чтобы построить великую теорию истории человечества и социальных изменений. Его концепция отчуждения, например, впервые сформулированная в его Экономических и философских рукописях 1844 года, играет ключевую роль в его критике капитализма.

Маркс считал, что люди по своей природе являются свободными творческими существами, способными полностью изменить мир. Но он заметил, что современный, технологически развитый мир явно находится вне нашего полного контроля. Маркс, например, осуждал свободный рынок как «анархический» или неуправляемый. Он утверждал, что способ координации рыночной экономики - посредством спонтанной покупки и продажи частной собственности, продиктованной законами спроса и предложения, - блокирует нашу способность контролировать наши индивидуальные и коллективные судьбы.

Маркс осуждал капитализм как систему, отчуждающую массы. Он рассуждал следующим образом: хотя рабочие производят товары для рынка, рыночные силы, а не рабочие, контролируют вещи. Люди должны работать на капиталистов, которые полностью контролируют средства производства и сохраняют власть на рабочем месте. По его словам, работа становится унизительной, однообразной и подходящей для машин, а не для свободных творческих людей. В конце концов, люди сами становятся объектами - роботоподобными механизмами, утратившими связь с человеческой природой, принимающими решения на основе холодных соображений о прибылях и убытках, мало заботясь о человеческих достоинствах и потребностях.Маркс пришел к выводу, что капитализм блокирует нашу способность создавать собственное гуманное общество.

Представление Маркса об отчуждении основывается на решающем, но шатком предположении. Он предполагает, что люди могут успешно отменить развитое рыночное общество и заменить его демократическим обществом с всеобъемлющим планированием. Маркс утверждал, что мы отчуждены не только потому, что многие из нас трудятся на утомительной, возможно, даже унизительной работе, или потому, что, конкурируя на рынке, мы склонны ставить прибыльность выше человеческих потребностей.Дело не в том, чтобы трудиться против счастья. Он утверждал, что мы отчуждены, потому что мы еще не создали полностью спланированное и контролируемое общество, общество без конкуренции, прибылей и убытков, денег, частной собственности и т. Д. - общество, которое, как предсказывал Маркс, неизбежно должно появиться. по мере того, как мир продвигается по истории.

Вот самая большая проблема с теорией отчуждения Маркса: даже с учетом последних достижений компьютерных технологий мы не можем создать всесторонне спланированную систему, которая положит конец дефициту и неопределенности.Но чтобы марксисты говорили об отчуждении при капитализме, они должны предположить, что успешно спланированный мир возможен. То есть Маркс считал, что при капитализме мы «отчуждены» или «отделены» от нашего потенциала творческого планирования и управления нашей коллективной судьбой. Но если всеобъемлющее социалистическое планирование не работает на практике - если это действительно невозможно, как мы узнали от Мизеса и Хайека, - то мы не можем быть «отчужденными» в том, что касается использования этого термина Марксом. Нас невозможно «отделить» от нашего «потенциала» для комплексного планирования экономики, если комплексное планирование невозможно.

Научный социализм

Убежденный антиутопист, Маркс утверждал, что его критика капитализма основана на последних достижениях науки. Он назвал свою теорию «научным социализмом», чтобы четко отличать свой подход от подходов других социалистов (например, Анри де Сен-Симона и Шарля Фурье), которые, казалось, были более довольны мечтой о каком-то будущем идеальном обществе, не понимая, как существующее общество на самом деле работает. (см. социализм).

Научный социализм Маркса объединил его экономику и философию, включая его теорию ценности и концепцию отчуждения, чтобы продемонстрировать, что на протяжении всей истории человечества между «имущими» и «неимущими» развивалась глубокая борьба.В частности, Маркс утверждал, что капитализм разразился войной между двумя классами: буржуазией (класс капиталистов, владеющих средствами производства) и пролетариатом (рабочий класс, который находится во власти капиталистов). Маркс утверждал, что он открыл законы истории, законы, раскрывающие противоречия капитализма и необходимость классовой борьбы.

Маркс предсказал, что конкуренция между капиталистами станет настолько ожесточенной, что в конечном итоге большинство капиталистов обанкротятся, и лишь горстка монополистов будет контролировать почти все производство.Для Маркса это было одним из противоречий капитализма: конкуренция вместо того, чтобы создавать более качественные продукты по более низким ценам для потребителей, в конечном итоге создает монополию, которая эксплуатирует как рабочих, так и потребителей. Что происходит с бывшими капиталистами? Они попадают в ряды пролетариата, создавая большее предложение рабочей силы, снижая заработную плату и то, что Маркс называл растущей резервной армией безработных. Кроме того, думал Маркс, анархическая, незапланированная природа сложной рыночной экономики подвержена экономическим кризисам, поскольку спрос и предложение становятся несоответствующими, вызывая огромные колебания деловой активности и, в конечном итоге, серьезные экономические депрессии.

Маркс утверждал, что чем более развитой становится капиталистическая экономика, тем сильнее эти противоречия и конфликты. Чем больше капитализм создает богатство, тем больше он сеет семян собственного разрушения. В конце концов, пролетариат осознает, что он обладает коллективной властью свергнуть нескольких оставшихся капиталистов, а вместе с ними и всю систему.

Вся капиталистическая система с ее частной собственностью, деньгами, рыночным обменом, расчетом прибылей и убытков, рынками труда и т. Д. Должна быть упразднена, думал Маркс, и заменена полностью плановой, самоуправляемой экономической системой, которая приносит полный и окончательный конец эксплуатации и отчуждению.Социалистическая революция, утверждал Маркс, неизбежна.

Оценка

Маркс несомненно был глубоким мыслителем, завоевавшим легионы сторонников по всему миру. Но его предсказания не выдержали проверки временем. Хотя капиталистические рынки изменились за последние 150 лет, конкуренция не превратилась в монополию. Реальная заработная плата выросла, а норма прибыли не снизилась. Не сформировалась и резервная армия безработных. У нас действительно есть схватки с деловым циклом, но все больше и больше экономистов полагают, что значительные рецессии и депрессии могут быть скорее непреднамеренным результатом государственного вмешательства (посредством денежно-кредитной политики, проводимой центральными банками и государственной политикой в ​​области налогообложения и расходов), чем неотъемлемой чертой рынков как таковых.

Социалистические революции, конечно, произошли по всему миру, но никогда не там, где предсказывала теория Маркса, а именно в наиболее передовых капиталистических странах. Напротив, социализм был навязан бедным странам так называемого третьего мира. И эти революции невольно обрекли массы на системную бедность и политическую диктатуру. На практике социализм абсолютно не смог создать неотчужденное, самоуправляемое и полностью планируемое общество. Он не смог освободить массы и вместо этого сокрушил их этатизмом, господством и ужасающим злоупотреблением государственной властью.

Страны, которые предоставили права частной собственности и полномасштабный рыночный обмен, в отличие от тех «демократических социалистических республик» двадцатого века, имели стран, достигших замечательных уровней долгосрочного экономического роста. Страны свободного рынка выводят массы из бедности и создают необходимые институциональные условия для всеобщей политической свободы.

Маркс просто не понял. И его последователи тоже. Теория ценностей Маркса, его философия человеческой природы и его заявления о том, что они открыли законы истории, сочетаются друг с другом, чтобы предложить сложное и грандиозное видение нового мирового порядка.Если первые три четверти двадцатого века послужили полигоном для проверки этого видения, то конец века демонстрирует его поистине утопический характер и предельную неработоспособность.

Вслед за крахом коммунизма традиционный марксизм, который многие ведущие экономисты неустанно критиковали на протяжении десятилетий, в настоящее время подвергается серьезному сомнению со стороны все большего числа разочарованных радикалов и бывших марксистов. Сегодня наблюдается яркий постмарксизм, связанный, например, с усилиями тех, кто активно работает в научном журнале Rethinking Marxism, .Вместо того, чтобы пытаться решать эзотерические загадки трудовой теории стоимости или предлагать новые теоретические модели плановой экономики, многие из наиболее проницательных постмарксистов сегодня ценят маргинальный анализ, а также проблемы знания и стимулов коллективных действий. В этой новой литературе Фридрих Хайек, кажется, получает более положительный прием, чем сам Маркс. Трудно предсказать, что именно выйдет из этих событий, но вряд ли это будет похоже на марксизм прошлого.


Об авторе

Дэвид Л.Причитко - профессор экономики Университета Северного Мичигана.


Дополнительная литература

Бёттке, Питер Дж. Политическая экономия советского социализма: годы становления, 1918–1928. Бостон: Клувер, 1990.

Böhm-Bawerk, Eugen von. Карл Маркс и конец его системы. 1896. Переиздание. Клифтон, Нью-Джерси: Огастес М. Келли, 1975.

Бурчак, Теодор. Социализм по Хайеку. Анн-Арбор: Мичиганский университет Press, 2006.

Эллиот, Джон Э., изд. Маркс и Энгельс по экономике, политике и обществу: основные материалы для чтения с редакционными комментариями. Санта-Моника, Калифорния: Goodyear, 1981.

Хайек, Фридрих А. Роковое самомнение: ошибки социализма. Под редакцией У. У. Бартли III. Чикаго: University of Chicago Press, 1988.

Колаковски, Лешек. Основные течения марксизма. 3 т. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1985.

.

Причитко Давид Л. Рынки, планирование и демократия: очерки после краха коммунизма. Нортгемптон, Массачусетс: Эдвард Элгар, 2002.

Причитко, Дэвид Л. Марксизм и рабочее самоуправление: существенное напряжение. Westport, Conn .: Greenwood Press, 1991.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *