Парменид поэма о природе – ( ) / .

Парменид "О природе"

Парменид
О природе.
Фр.1 Кони, несущие меня, куда только мысль достигает
Мчали, вступивши сщ мной на путь божества многовещий,
Что на крылах во Вселенной ведет познавшего мужа,
Этим путем я летел, по нему меня мудрые кони,

5. Мча колесницу, влекли, а Девы вожатыми были.
Ось, накалившись в ступицах, со скрежетом терлась о втулку,
(Ибо с обеих сторон ее подгоняли два круга,
Взверченных вихрем), как только Девы Дочери Солнца,
Ночи, покинув чертог, ускоряли бег колесницы

10. К свету, откинувши прочь руками с голов покрывала.
Там - Ворота путей Дня и Ночи, объемлемы прочно
Притолокой наверху и порогом каменным снизу.
Сами же - в горном эфире - закрыты громадами створов,
Гроздновозмездная Правда ключи стережет к ним двойные.

15. Стали Девы ее уговаривать ласковой речью
И убедили толково засов, щеколдой замкнутый,
Вмиг отпереть от ворот. И они тотчас распахнулись
И сотворили зиянье широкоразверстое створов,

В гнездах, один за другим повернув многомедные стержни,
Все на гвоздях и заклепках. И ее - туда, чрез ворота,
Прямо направили Девы упряжку по торной дороге.
И богиня меня приняла благосклонно, десницей.
Взявши десницу, рекла ко мне так и молвила слово:
"Юноша, спутник бессмертных возниц ! О ты,что на конях,
Вскачь несущих тебя, достигнув нашего дома,
Радуйся! Ибо тебя не злая Судьба проводила
Этой дорогой пойти - не хожено здесь человеком -
Но закон вместе с правдой. Теперь все должен узнать ты:
Как убедительной Истины непогрешимое сердце,
Так и мнения смертных, в которых нет верности точной.
Все ж таки ты узнаешь и их: как надо о мнимом
Правдоподобно вещать, обсуждая все без изъятия.

Фр.5 Мне безразлично, откуда начать, ибо снова туда же
Я вернусь
Путь Истины

Фр.2 Ныне скажу я, а ты восприми мое слово, услышав,
Что за пути изысканья единственно мыслить возмозжно.
Первый гласит, что "есть" и "не быть никак невозможно":
Это - путь убежденья (которое Истине спутник).

5. Путь второй - что - "не 0 1есть" и "не быть должно неизбежно":
Эта тропа, говорю я тебе, совершенно безвестна,
Ибо то, чего нет, нельзя ни познать (не удастся), Ни изъяснить...

Фр.3 ... Ибо мыслить - то же, что быть...

Фр.6 Можно лишь то говорить и мыслить, что есть: бытие ведь
Есть, а ничто не есть:прошу тебя это обдумать.
Прежде тебя от сего отвращаю пути изысканья,
А затем от того, где люди, лишенные знанья,
Бродят о двух головах. Беспомощность жалкая правит
В их груди заплутавшим умом, а они в изумленьи
Мечутся, глухи и слепв равно, невнятные толпы,
Коими "быть и не быть" одним признаются и тем же
И не тем же, но все идет на попятную тотчас.

Фр.7 Нет, никогда не вынудиь это: "не сущее - суще".
Но отврати свою мысль от сего пути изысканья,
Да не побудит тебя на него многоопытный навык
Оком бесцельным глазеть, и слушать ухом щумящим,

Фр1. И языком ощущать. Рассуди многоспорящий довод

Фр.8 Разумом, мной приведенный. Один только путь остается,

"Есть" гласящий; на нем - примет очень много различных,
Что нерожденным должно быть и негибнущим тоже,
Целым, единородным, безлорожным и совершенным.

5. И не "было" оно, и не "будет", раз ныне все сразу
"Есть", одно, сплошное.Не сыщешь ему ты рождения.
Как, откуда взросло ? Из не - сущего ? Так не позволю
Я ни сказать, ни помыслить: Немыслимо, невыразимо
Есть, что не есть. Да и что за нужда бы его побудила

10. Позже скорее, чем раньше, начав с ничего, появляться
Так что иль быть всегда, или не быть никогда ему должно.
Но и из сущего не разрешит Убеждения сила,
Кроме него самого, возникать ничему. Потому-то
Правда его не пустила рождаться, ослабив оковы,

15. Иль погибать, но держит крепко. Решение - вот в чем:
Есть или не есть ? Так вот, решено, как и необходимо,
Путь второй отмести, как немыслимый и безымянный.
(Ложен сей путь), а первый признать за сущий и верный.
Как может "быть потом" то, что есть, как могло бы "быть в прошлом" ?

20. "Было" - значит не есть, не есть, если "некогда будет".

Так угасло рожденье и без вести гибель пропала.
И неделимо оно, коль скоро всецело подобно:
Тут вот - не больше его ничуть, а там вот - не меньше,
что исключило бы сплошность, но все наполнено сущим.

25. Все непрерывно тем самым: сомкнулось сущее с сущим.
Но в границах великих оков оно неподвижно,
Безначально и непрекратимо: рожденье и гибель
Прочь отброшены - их отразил безошибочный довод.

30. И пребудет так постоянно: мощно Ананка
Держит в оковах границ, что в круг его запирают,
Ибо нельзя бытию незаконченным быть и не должно:
Нет нужды у него, а будь, вовсем бы нуждалось.
Тоже самое - мысль и то, о чем мысль возникает,

35. Ибо без бытия о котором ее изрекают,
Мысли тебе не найти. Ибо нет и не будет другого
Сверх бытия ничего: Судьба его приковала
Быть целокупным, недвижным. Поэтому именем будет
все, что приняли люди, за истину то полагая:

40. "Быть и не быть", "рождаться на свет и гибнуть бесследно",
"Перемещаться" и "цвет изменять ослепительно яркий".

Но, поскольку есть крайний предел, оно завершенно
Ото всюду, подобное глыбе прекруглого Шара,
От середины везде равносильное, ибо не больше,

45. Но и не меньше вот тут должно его быть, чем вон там вот.
Ибо нет ни не - сущего, кое ему помешало б
С равным смыкаться ни сущего, так чтобы тут его было
Больше, меньше - там, раз все оно неуязвимо.
Ибо отовсюду равно себе, однородно в границах.

50. Здесь достоверное слово и мысль мою завершаю
Я об Истине: мненья смертных отныне учи ты,
Лживому строю стихов моих нарядных внимая.
Смертные так порешили: 4назвать именами две формы,
Коих одну не должно - и в этом их заблужденье.

55. Супротив различили по виду и приняли знаки
Врозь меж собою: вот здесь - пламени огнь эфирный,
Легкий, тонкий весьма, себе тождественный всюду,
но не другому. А там - в себе и противоположно
Знанья лишенную Ночь - тяжелое, плотное тело.

60. Сей мирострой возвещаю тебе вполне вероятный,
Да не обскачет тебя какое воззрение смертеных

Фр.4 Виждь, однако, умом: От-сущее верно при-суще,
Ибо не отрубить от сущего сущее в смычке,
Ни распыляя его повсюду всяко по миру,
Ни собирая в одно...

Фр.9 Но коль скоро все вещи названы "Светом"и "Ночью",
Качество и их нареклись отдельно этим и тем вот,
Все наполнено вместе Светом и темною Ночью,
Поровну тем и другим, поскольку ничто ни причастно

5. Ни тому, ни другому.

Фр.10 Ты познаешь природу эфира и все, что в эфире,
Знаки, и чистой лампады дела лечезарного Солнца
Незримотрворимые, также отсюда они народилтсь.
И круглоокой Луны колобродные также узнаешь
Ты и дела, и природу, и Небо, что все обнимает,
Как и откудаоно народилось, как его приковала
Звезд границы стеречь Ананка...

Фр.11 ... как Земля и Солнце с Луною,
Общий для всех Эфир, Небесное Млеко, а также
Крайний Олимп и звезд горячая сила пустились
Вдруг рождаться на свет...

Фр.12 Те, кто поуже венцы, огнем беспримесным полны,
Те, что за ними - Ночью, но брызжет пламени доля,

А посреди них - богиня, которая всем управляет.
Всюду причина она проклятых родов и случки,

5. Самку самцу посылая на случку, равно и наротив:
Самке - самца.

Фр.13 Первым из всех богов она сотворила Эрота...

Фр.14 Свет ночезарный, чужой, вкруг Земли бродящий...

Фр.15 Вечно свой взор обращая к лучам лучезарного Солнца.

Фр.16 Смесь какова всякий раз многоблужных членов, такая
Людям и мысль призодит на ум: тождественна, право,
С тем, что она сознает, природа членов и в людях,
И во всех, и во всем, ибо мысль - это то, что в избытке.

Фр.17 Мальчиков справа, а девочек слева...

Фр.19 Так родились эти вещи согласно мненью и ныне
Суть, а потом, коль скоро однажды возникли, - и погибнут,
Люди же каждлй из них нарекли примиметное имя.

Парменид "О природе" (фрагменты из произведений ранних греческих философов 1) ч.1. Изд-во Наука, 1989

www.examen.ru

Парменид. "О природе" | CarlJung

Это произведение определило мейнстрим философской мысли. Впервые на повестку дня выносится вопрос о сущем, с натяжкой О природе Парменида можно назвать началом онтологии.
Но я бы хотел разобрать символическую часть этого произведения, она как мне, кажется, не менее важной, чем философская часть.

Поэма состоит из трех частей.
1)Введение. Прелюдия где описывается как стало возможно постижение этой истины, и кто ее рассказывает глав. герою. Введение дошло до нас почти полностью.
2)Путь истины. Богиня Дикэ рассказывает глав герою, как оно есть на самом деле. До нас дошла большая часть второй части, около 90%
3)Путь мнения. Богиня рассказывает о неправильном пути, пути мнения смертных, тому как представляют себе мир смертные. Остается загадкой, зачем Богине Дикэ и Пармениду рассказывать это. Бытует мнение, что высказанное является пародией на учения пифагорейцев и Гераклита. Но слишком легко свести все к простой пародии, да и рассказанное в этом отрывке является чем-то новым, отличным от учений Гераклита и Пифагора. Путь мнения дошел до нас в сильно урезанном варианте, что говорит о крайне невысокой популярности среди философов, около 30%.

Текст самого произведения

О ПРИРОДЕ

фр. 1
Кони, несущи меня, куда только мысль достигает
Мчали, вступивши со мной на путь божества многовещий,
Что на крылах по Вселенной ведет познавшего мужа.
Этим путем я летел, по нему меня мудрые кони,
(5) Мча колесницу, влекли, а Девы вожатыми были.
Ось, накалившись в ступицах, со скрежетом терлась о втулку,
(Ибо с обеих сторон ее подгоняли два круга
Взверченных вихрем), как только Девы Дочери Солнца,
Ночи покинув чертог, ускоряли бег колесницы
(10) К Свету, откинувши прочь руками с голов покрывала.
Там — Ворота путей Дня и Ночи, объемлемы прочно
Притолокой наверху и порогом каменным снизу,
Сами же — в горнем эфире — закрыты громадами створов,
Грозновозмездная Правда ключи стережет к ним двойные.
(15) Стали Девы ее уговаривать ласковой речью
И убедили толково засов, щеколдой замкнутый,
Вмиг отпереть от ворот. И они тотчас распахнулись
И сотворили зиянье широкоразверстое створов,
В гнездах один за другим повернув многомедные стержни,

(20) Все на гвоздях и заклепках. И се — туда, чрез ворота,
Прямо направили Девы упряжку по торной дороге.
И богиня меня приняла благосклонно; десницей
Взявши десницу, рекла ко мне так и молвила слово:
“Юноша, спутник бессмертных возниц! О ты, что на конях,
(25) Вскачь несущих тебя, достигнул нашего дома,
Радуйся! Ибо тебя не злая Судьба проводила
Этой дорогой пойти — не хожено здесь человеком —
Но Закон вместе с Правдой. Теперь все должен узнать ты:
Как убедительной Истины непогрешимое сердце,
(30) Так и мнения смертных, в которых нет верности точной.
Все ж таки ты узнаешь и их: как надо о мнимом
Правдоподобно вещать, обсуждая все без изъятья.

фр. 5
Мне безразлично, откуда начать, ибо снова туда же
Я вернусь.

[Путь Истины]

фр. 2
Ныне скажу я, а ты восприми мое слово, услышав,
Что за пути изысканья единственно мыслить возможно.
Первый гласит, что “есть” и “не быть никак невозможно”:
Это — путь Убежденья (которое Истине спутник).
(5) Путь второй — что “не есть” и “не быть должно неизбежно”:
Эта тропа, говорю я тебе, совершенно безвестна,
Держит в оковах границ, что вкруг его запирают,

Ибо нельзя бытию незаконченным быть и не должно:
Нет нужды у него, а будь, во всем бы нуждалось.
То же самое — мысль и то, о чем мысль возникает,
(35) Ибо без бытия, о котором ее изрекают,
Мысли тебе не найти. Ибо нет и не будет другого
Сверх бытия ничего: Судьба его приковала
Быть целокупным, недвижным. Поэтому именем будет
Все, что приняли люди, за истину то полагая:
(40) “Быть и не быть”, “рождаться на свет и гибнуть бесследно”,
“Перемещаться” и “цвет изменять ослепительно яркий”.
Но, поскольку есть крайний предел, оно завершенно
Отовсюду, подобное глыбе прекруглого Шара,
От середины везде равносильное, ибо не больше,
(45) Но и не меньше вот тут должно его быть, чем вон там вот.
Ибо нет ни не-сущего, кое ему помешало б
С равным смыкаться, ни сущего, так чтобы тут его было
Больше, меньше — там, раз все оно неуязвимо.
Ибо отвсюду равно себе, однородно в границах.
(50) Здесь достоверное слово и мысль мою завершаю
Я об Истине: мненья смертных отныне учи ты,
Лживому строю стихов моих нарядных внимая.

[Путь Мнения]

Смертные так порешили: назвать именами две формы,
Коих одну не должно — ив этом их заблужденье.
(55) Супротив различили по виду и приняли знаки
Врозь меж собою: вот здесь — пламени огнь эфирный,
Легкий, тонкий весьма, себе тождественный всюду,
Но не другому. А там — в себе и противоположно
Знанья лишенную Ночь — тяжелое, плотное тело.
(60) Сей мирострой возвещаю тебе вполне вероятный,
Да не обскачет тебя какое воззрение смертных.

фр. 4
Виждь, однако, умом: от-сущее верно при-суще,
Ибо не отрубить от сущего сущее в смычке,
Ни распыляя его повсюду всяко по миру,

Ни собирая в одно...

фр. 9
Но коль скоро все вещи названы “Светом” и “Ночью”,
Качества ж их нареклись отдельно этим и тем вот,
Все наполнено вместе Светом и темною Ночью,
Поровну тем и другим, поскольку ничто не причастно
(5) Ни тому, ни другому.

фр. 10
Ты познаешь природу эфира и все, что в эфире,

Знаки, и чистой лампады дела лучезарного Солнца
Незримотворные, также откуда они народились.
И круглоокой Луны колобродные также узнаешь
(5) Ты и дела, и природу, и Небо, что все обнимает,
Как и откуда оно родилось, как его приковала
Звезд границы стеречь Ананкэ...

фр. 11
...как Земля и Солнце с Луною,
Общий для всех Эфир, Небесное Млеко, а также
Крайний Олимп и звезд горячая сила пустились
Вдруг рождаться на свет...

фр. 12
Те, что поуже венцы, огнем беспримесным полны,
Те, что за ними — Ночью, но брызжет пламени доля,
А посреди них — богиня, которая всем управляет.
Всюду причина она проклятых родов и случки,
(5) Самку самцу посылая на случку, равно и напротив:
Самке — самца.

фр. 13
Первым из всех богов она сотворила Эрота...

фр. 14
Свет ночезарный, чужой, вкруг Земли бродящий...

фр. 15
Вечно свой взор обращая к лучам лучезарного Солнца.

фр. 16
Смесь какова всякий раз многоблудных членов, такая
Людям и мысль приходит на ум; тождественна, право,
С тем, что она сознает, природа членов и в людях,
И во всех, и во всем, ибо мысль — это то, что в избытке.

фр. 17
Мальчиков справа, а девочек слева...

фр. 19
Так родились эти вещи согласно мненью и ныне
Суть, а потом, коль скоро однажды возникли, — погибнут.
Люди же каждой из них нарекли приметное имя.

Комментарии.
Произведение называется О природе, но о природе ни сказанно ни слова!!! Все в порядке, просто понятие природа сейчас понимают извращенно. Сейчас природа это нечто неживое, нечто, что можно препарировать; для древнего грека природа была тождественна бытию, для древнего грека не было ничего вне природы.
Дикэ означает мера, Адикия преступление меры. Поэтому стоит рассматривать Дикэ не как правду(противостоящую неправде), а как некий порядок вещей, меру всех вещей.
С Логосом проблем выше крыши слишком много значений, но я надеюсь, что когда-нибудь домучаю Гераклита.
Космос также претерпел значительные изменения, др. греки называли космосом любое украшение

Я бы хотел сконцентрировать внимание на первой части, где повествуется о том куда и как добрался глав герой[вдруг удастся повторить ]. С греческой мифологией я почти не знаком, но мне кажется что в этом описании заложен какой-то смысл. Итак.
Некий юноша совершает путешествие к началу мира(ворота путей Ночи и Дня). Он совершает путешествие на колеснице, на чем-то искусственном техническом (техне), не пешком же он пришел к этим воротам. Интересно, почему он приезжает на колеснице, что это может символизировать. Кстати, колесница запряжена коне-мыслями, у Платона позже будет сравнивать человека с колесницей: два коня (супер-эго и Ид) и возничий(Эго). Но Платон будет много позже и нельзя об этом забывать.
Колесницу сопровождают Коры (Девы) Гелиады (Дочери Солнца), Покинувшие дом Ночи. Почему сопровождать глав героя взялись дочери солнца из дома ночи мне совсем не понятно. И почему они, а не глав герой и почему вообще нужно уговаривать если мы таки приехали, грозновозмездную(или многокарающую) Дикэ(Правду) тоже не совсем ясно. Если она Мера (Правда) всех вещей то зачем таится, а если она не хочет рассказывать, значит она вообще редко кому что говорит, т.е. вроде как получается, что Правда от нас сокрыта.
Затем открываются Ворота путей Дня и Ночи отворяются и глав героя проводят куда-то, проводят за кулисы мира, где ночь и день существуют неразделенно, возможно это место символизирует мастерскую мира. Интересно отметить, что за пределы мира может привести именно Правда (Мера), а не скажем другие божества.
Больше всего меня интересует, почему же Дикэ рассказывает оба пути, ведь один из них заведомо ложный, как же Правда может его тогда рассказывать?
Есть идеи, что все это может значить?

ps
С Гераклитом беда, сложно скомпилировать целостное понимание фрагментов. Но когда-нибудь я и его добью
pps
форум глючит!
Планирую создать несколько тем о космогониях различных древнегреческих философов. Сегодня была лекция об Эмпидокле- очень впечатляет.


carljung.ru

Парменид-о-природе

 

ВСТУПЛЕНИЕ 1 (1)    Те кобылицы, что носят меня, куда дух пожелает, Были со мной и меня увлекали на путь многовещий Той Богини, что всюду ведет приобщенного к знанью. Мчался я этим путем, искушенные лошади в беге Крепко держали ярмо, а девы казали дорогу. Ось, накаляясь в ступице, свистела, подобно свирели, Ибо стремили ее, вихревым вращаясь вращеньем, Два колеса с двух сторон, а дочери светлого Солнца, Бросивши за собой чертоги сумрачной Ночи,

10

К свету меня торопили, откинув с голов покрывала.    Там восстали Врата меж стезею ночной и дневною — Притолока в выси и порог из твердого камня, А между ними эфирный проем и огромные створы; Держит от них двойные ключи казнящая Правда, К ней-то ласкательно речь обратили сопутные девы И умолили искусной мольбой поспешить перед ними Сдвинуть с ворот железный засов. Зазияло безмерным Зевом разъятие створ, повернулись медные стержни В гнездах, один за другим, утвержденные справа и слева

20

Скрепами и острием; и меж них на широкий и торный Девы направили путь моих лошадей с колесницей.    И благосклонно Богиня меня приняла, и рукою Правую руку взяла, и вещала ко мне, и сказала: «Юноша, спутник бессмертных возниц, под чьею охраной Лошади эти тебя домчали до наших чертогов, Радуйся! ибо не злая судьбина тебе указала Странствовать этим путем, столь дальним от троп человечьих, А указали Правда и Суд. Познай же как должно И кругловидную Истину с сердцем незыбким, и вместе —

30

Мнения смертного люда, которым нет истинной веры; Нужно, однако, и то изучить, как мнимости эти, Все проникая насквозь, убедительны виделись людям. 2(2) Слово тебе изреку — склони же внимание слуха! — Слово о том, какие пути предлежат разысканью. Первый тебе указует: «Есть!» и «Не-быть — невозможно!» Это — путь Убежденья, оно же вслед Истине правит. Путь же второй указует: «Не есть!», «Не-быть — непременность!» Этот путь — так я говорю — уводит в незнанье, Ибо тебе ни уведать того, что не есть, невозможно, Ни об этом сказать. МИР ИСТИНЫ 3 (3) …мыслить и быть — не одно ли и то же? 4 (4) Взглянь на то, что не рядом, но что на уме неотрывно, — Ибо уму не рассечь сопричастности Бытного с Бытным. Ни рассеяв его целиком во всяком порядке, Ни воедино собрав. 5 (5) …одно мне и то же — Здесь начать или там: все равно ворочусь я обратно. 6 (6) Быть тому, чтоб сказать и помыслить Бытное. Ибо Есть лишь «Быть», а Ничто — не есть: раздумай об этом! Ибо я возбраняю тебе первый путь разыскания, Но возбраняю и тот, по которому бродят невежды, Люди о двух головах, в чьем сердце беспомощность правит Праздно бредущим умом. Глухие они и слепые Мечутся, ошеломясь, неспособное племя к сужденью, Те, кому быть и не быть, — одно и то же и вместе Не одно и то же: всему у них путь есть попятный. 7 (7) Ибо ничем нельзя убедить, что Не-бытное может Быть. Воздержи свою мысль от этой дороги исканий: Пусть тебя на нее не толкнет бывалая свычностъ, Чтобы лелеять невидящий глаз, полнозвонное ухо, Праздный язык. Будь лишь разум судьей многоспорному слову, Произреченному мной! 8 (8) На этом пути остается Только то, что Есть. На этом пути перед нами Много примет у него: оно нерожденно, несмертно, Цельно, единородно, недвижно, полнопредельно, Не было и не будет, но есть, но ныне, но вкупе, Слитно, едино. Какое ему ты приищешь начало? Как и откуда ему возрасти? Из Небытного Бытным Я не дозволю его ни сказать, ни подумать: ни сказа Нет, ни думы о том, что не есть. И какая потреба

10

Из ничего повелит ему стать — иль раньше, иль позже? Нет: или только быть, или только не быть ему должно. Точно так же из Бытного стать чему-то иному Мощь Убежденья не даст. Оттого-то в крепчайших оковах Держит Правда ее, ни в рожденье, ни в смерть не пуская. Стало быть, нам осталось одно измыслить решенье: Есть иль не Есть? Но нами уже решено неизбежно Бросить неистинный путь, недоступный ни думе, ни сказу, И на другой восступить путь, сущий и истинно сущий. Как же Бытному в будущем стать? Как в прошлом начаться?

20

То, что было, — не есть; не есть и то, что в грядущем. Вот и погасло Рожденье, и стала неслышима Гибель.    Далее, всё подобно себе, потому — неделимо: Нет нигде ничего ни больше, ни меньше, — слиянность Не нарушима ничем. Всё единым исполнено Бытным, Всё слиянно, что есть, Бытным к Бытному плотно приникнув.    Так в пределах великих оков существует недвижно То, чему нет ни конца, ни начала: и Смерть и Рожденье Изгнаны, их отвела достоверная Истины сила. Так, само в себе и само по себе пребывает

30

Бытное там, где оно неизменно лежит. Неизбежность Мощная держит его, сжав кругом, в оковах предела, Ибо тому, что Есть, невместна незавершенность. С ней бы оно нуждалось во всем, а оно есть безнуждно.    Мысль и цель этой мысли — одно: ведь ты не приищешь Мысли без Бытности той, которая в ней изречется. Ибо нет ничего и не будет на свете иного, Кроме Бытного, кроме того, что Мойра в оковах Держит недвижным и цельным. А все остальное — лишь имя, Все, что смертные в вере своей как истину ставят,

40

Все, что есть и не есть, рождается и погибает, Место меняет свое и меняет яркие краски.    Так как оно — последний предел, то оно завершенно Сразу со всех сторон, как тело круглого шара, Вкруг середины всегда равновесного, ибо не нужно Быть ему ни с какой стороны ни больше, ни меньше. Ибо Небытного нет, чтоб сдержать его в этом стремленье, Так же, как Бытного нет, чтобы сделалось больше иль меньше. Бытное там или здесь: оно везде нерушимо, Всюду равно себе, едино в суждением пределе. МИР МНЕНИЯ: СОСТАВ МИРОЗДАНИЯ

50

   Здесь пресекаю свое к тебе достоверное слово Думы об Истине. Ныне узнай же и мненья людские, Внемля обманчивый склад моей украшенной речи. Смертные в мыслях своих положили считать два обличья — В этом их заблужденье: одно из них вовсе не нужно. Каждое каждому рознь, и особый у каждого признак, По рассуждению их: там — эфирное тонкое пламя, Самый легкий огонь, сам себе повсеместно подобный И не подобный иному; ему же во всем супротивна Темная Ночь, тяжка и густа по телесному виду. Я расскажу тебе все, чем мнится такой распорядок, Чтобы из смертных никто не умел обогнать тебя думой. 9 (9) Если, однако же, все именуется Светом и Ночью, И по значению их — как те, так и эти предметы, — Стало быть, все полно и Светом и Ночью незрячей, Тот и та наравне, никто ни при чем не остался. 10 (10) Будешь знать естество эфира, все знаки в эфире, Будешь знать, как светоч чистейший блестящего солнца В небе незримость творит и откуда она возникает, Знать, в чем труд скитальческих троп кругловидной Селены, В чем ее естество; познаешь, откуда явилось Небо, объявшее всё, и как нудит его Неизбежность Звездный держать предел… 11 (11) …как земля, и солнце, и месяц, И соприсущий эфир, и небесное млеко, и оный Крайний Олимп, и ярые звезды в горячей их силе Ринулись, чтобы возникнуть. 12 (14) Свет заемный, скиталец ночной, обходящий всю землю… 13 (15) …и вечно вперяясь в сияние Солнца… МИР МНЕНИЯ: СОСТАВ ЧЕЛОВЕКА 14 (12) Более узкий круг огнем несмешанным полон; В тех, что далее, — Ночь, там доля пламени меньше; А в середине кругов — Богиня, которая правит Всем: от нее — начало слияний, мучительных родов, Это она посылает смеситься мужнее с женским, Женское с мужним. 15 (13) Первым среди богов измыслила бога Эрота. 16 (16) Ибо когда каково смешенье в изменчивых членах, Точно таков и ум предстает в человеке изменчив: Членов людских естество и то, что мыслит, — едино В каждом и во всех, ибо мысль — это то, чего больше. 17 (17) …справа мальчиков, девочек слева. 18 (18) Женщина с мужем когда мешает Венерино семя, То если разная кровь соблюдает в смешении меру, Сила ее, творя, порождает складное тело; Если же, семя смешав, в нем силы враждуют и спорят И не сливают себя воедино в смешанном теле, То народившийся пол двояким семенем страждет. 19 (19) Так, по мненьям людским, и рождается это, и длится Ныне, и будет взрастать, и встретит урочную гибель. Каждой из этих вещей люди дали отдельное имя.

studfiles.net

3.2. Парменид и его поэма о бытии

Парменид родился в Элее (сейчас Велиа), во второй половине VI в. и умер в середине V в. до н.э. В Элее он основал свою школу, которой было суждено оказать значительное влияние на греческую мысль. К философии приобщился не без помощи пифагорейца Аминия. Говорят о нем, что он был активным политиком, давшим законы своему городу. От его поэмы "О природе" дошли до нас пролог, почти вся первая часть и фрагменты второй. Лишь недавно стал известен бюст, его изображающий.

Парменид выступает, хотя и в рамках философии физиса, радикальным новатором, в определенном смысле, революционным мыслителем. Космология у него обретает глубокий концептуальный характер и трансформируется, хотя и частично, в онтологию (теорию бытия).

Парменид вкладывает свое учение в уста некой богини, которая его радушно принимает. Он изображает себя, влекомым ею в карете, запряженной рысаками, переступает порог суровой богини Справедливости, и в компании дочерей Солнца, Ночи и Дня, достигает заветной цели. Богиня, символизирующая Истину, торжественно провозглашает: "Необходимо, чтобы ты Единое изучил". К нему богиня указывает три пути: 1) путь абсолютной истины; 2) путь изменчивых мнений, ошибок и фальши; наконец, 3) путь мнений, достойных похвалы.

1) Наиважнейший принцип Парменида есть принцип истины ("незыблемое сердце истины, правильно округлой"): бытие есть и не может не быть; небытия нет и не может нигде и никак быть.

"Я тебе скажу и ты услышь мое слово

Какие есть пути, чтобы мыслью цель достигнуть:

Один, что бытие есть и что невозможно, чтоб не было его..."

"Это необходимо говорить и думать, что должно быть бытие:

есть лишь бытие, ничто его нет";

"Один лишь путь нам остается: есть бытие".

Бытие и небытие в контексте размышлений Парменида несут в себе интегральный и однозначный смысл; бытие есть чистая позитивность, небытие — чистая негативность, первое есть абсолютная противоположность второго.

Как Парменид обосновывает свой великий принцип? Аргументация очень проста: все, о чем говорится и думается, есть. Невозможно думать (значит, и говорить), иначе, как думая (значит, говоря) о чем-то, что есть. Думать ничто равнозначно не думать, а говорить о ничто, значит ни о чем не говорить. Именно поэтому ничто немыслимо и невыразимо. Стало быть, "думать" и "быть" соединяются, совпадая: "одно и то же думать и быть".

"Одно и то же думать и быть функцией того, что есть мышление, Ибо вне бытия, в рамках которого все выражено, Никогда не найдешь мышления: есть или будет, значит, Что нет ничего вне бытия..."

Интерпретаторы указывали на этот принцип Парменида как на формулировку принципа непротиворечия, согласно которому невозможно сосуществование во времени противоречащих друг другу суждений: если есть бытие, необходимо, чтобы не было небытия. Парменид вскрывает онтологический смысл этого принципа, впоследствии получившего гносеологический и лингвистический смысл, на основе чего конституируется западная логика в ее высших достижениях. Именно это недвусмыленное понимание принципа бытия и непротиворечивости очаровало Платона, который нашел нашего философа "восхитительным и грозным" с его железной логикой.

Бытие есть то, что не порождено и не уничтожимо. Ибо, если бы оно происходило, то из небытия, что абсурдно, ибо установлено, что небытия нет. В случае происхождения из бытия, это не менее абсурдно, ибо мы должны были бы признать, что оно уже есть. По тем же причинам нет небытия, поскольку двигаться к бытию значило бы, что бытие уже есть, и стало быть, останется.

Бытие не имеет прошедшего, ибо прошлое — то, чего уже нет, не имеет и будущего, ибо его еще нет, оно есть вечное настоящее без начала и без конца.

Бытие неизменно и неподвижно, ибо подвижность и изменчивость предполагают небытие, по отношению к которому бытие двигается или во что бытие трансформируется. Парменидово бытие во всем равно; немыслимо "более бытия" или "менее бытия", ибо это сразу означает вторжение небытия.

Парменид также не раз обозначает бытие как ограниченное в значении "законченного" и "совершенного". Абсолютное равенство и завершенность воплощались в идее сферы, которую уже пифагорейцы понимали как совершенную фигуру, как цельность.

Единственная истина, следовательно, состоит в том, что существует бытие ничем и никем непорожденное, неуничтожимое, неизменное, неподвижное, равное себе, сферообразное и единое. Все прочее суть пустые имена.

2) Путь правды есть путь разума (тропа дня), путь ошибок есть неизбежно данные чувств (тропа ночи). В самом деле, от чувств мы знаем о существовании рождения и смерти, становления и движения, именно их богиня советует Пармениду остерегаться:

"Этот путь поиска да удалит тебя от мысли,

Привычка рождается от многого человеческого опыта и вынудит тебя

Употреблять око, что не видит, ухо, что не слышит в грохоте,

И язык: но лишь мыслью суди и проверяй ошибки,

Ведь для того она тебе дана. Один лишь путь приемлем: бытие".

Здесь мы видим, что путь заблуждений объемлет все позиции, осмысляющие и применяющие небытие хотя бы как момент, ибо мы видели, что небытия нет, ибо оно немыслимо и неразрешимо.

3) Богиня также говорит о третьем пути, пути "приемлемых видимостей". Парменид, стало быть, склонен признать приличествующим некий тип рассуждения, который считается с феноменами и видимостями, не вступающими в противоречие с основным принципом. Речь идет о второй части поэмы (в основном, к сожалению, утраченной), где богиня рассуждает о "порядке являющегося мира".

Традиционно космологические теории базировались на динамике оппозиций, одно начало (позитивное) мыслилось как бытие, другое (негативное) мыслилось как небытие. Согласно же Пармениду, ошибка состояла в непонимании того, что сами оппозиции могут быть поняты лишь будучи включенными в высшее единство бытия: обе противоположности принадлежат бытию. Отсюда дедукция явлений из пары ночь-день, ни одна из которых не есть небытие. Фрагменты, дошедшие до нас, слишком убоги, чтобы реконструировать мир явлений. И все же ясно, что в мире, где элимировано небытие, нет места смерти, как форме небытия. Известно, что Парменид приписывал трупам чувствительность, например, восприимчивость к холоду, к молчанию и к элементам противоположным. Мрак ночи (холод), в который погружается труп, не есть небытие, т.е. ничто, но, каким-то образом, труп продолжает чувствовать, а, стало быть, и жить.

Как бы то ни было, очевидно, что эта попытка была направлена на преодоление апорий, ибо, признав свет и ночь формами бытия, мы утрачиваем возможность их дифференцировать. Парменидово бытие не признает ни количественных дифференциаций, ни качественных. Феномены, впечатанные в постоянство бытия, становились не только приравненными, но и неподвижными. Значит, великий принцип Парменида спасал бытие, но не феномены. А это станет еще более ясно из выводов его учеников.

studfiles.net

Парменид-о-природе

 

ВСТУПЛЕНИЕ 1 (1)    Те кобылицы, что носят меня, куда дух пожелает, Были со мной и меня увлекали на путь многовещий Той Богини, что всюду ведет приобщенного к знанью. Мчался я этим путем, искушенные лошади в беге Крепко держали ярмо, а девы казали дорогу. Ось, накаляясь в ступице, свистела, подобно свирели, Ибо стремили ее, вихревым вращаясь вращеньем, Два колеса с двух сторон, а дочери светлого Солнца, Бросивши за собой чертоги сумрачной Ночи,

10

К свету меня торопили, откинув с голов покрывала.    Там восстали Врата меж стезею ночной и дневною — Притолока в выси и порог из твердого камня, А между ними эфирный проем и огромные створы; Держит от них двойные ключи казнящая Правда, К ней-то ласкательно речь обратили сопутные девы И умолили искусной мольбой поспешить перед ними Сдвинуть с ворот железный засов. Зазияло безмерным Зевом разъятие створ, повернулись медные стержни В гнездах, один за другим, утвержденные справа и слева

20

Скрепами и острием; и меж них на широкий и торный Девы направили путь моих лошадей с колесницей.    И благосклонно Богиня меня приняла, и рукою Правую руку взяла, и вещала ко мне, и сказала: «Юноша, спутник бессмертных возниц, под чьею охраной Лошади эти тебя домчали до наших чертогов, Радуйся! ибо не злая судьбина тебе указала Странствовать этим путем, столь дальним от троп человечьих, А указали Правда и Суд. Познай же как должно И кругловидную Истину с сердцем незыбким, и вместе —

30

Мнения смертного люда, которым нет истинной веры; Нужно, однако, и то изучить, как мнимости эти, Все проникая насквозь, убедительны виделись людям. 2(2) Слово тебе изреку — склони же внимание слуха! — Слово о том, какие пути предлежат разысканью. Первый тебе указует: «Есть!» и «Не-быть — невозможно!» Это — путь Убежденья, оно же вслед Истине правит. Путь же второй указует: «Не есть!», «Не-быть — непременность!» Этот путь — так я говорю — уводит в незнанье, Ибо тебе ни уведать того, что не есть, невозможно, Ни об этом сказать. МИР ИСТИНЫ 3 (3) …мыслить и быть — не одно ли и то же? 4 (4) Взглянь на то, что не рядом, но что на уме неотрывно, — Ибо уму не рассечь сопричастности Бытного с Бытным. Ни рассеяв его целиком во всяком порядке, Ни воедино собрав. 5 (5) …одно мне и то же — Здесь начать или там: все равно ворочусь я обратно. 6 (6) Быть тому, чтоб сказать и помыслить Бытное. Ибо Есть лишь «Быть», а Ничто — не есть: раздумай об этом! Ибо я возбраняю тебе первый путь разыскания, Но возбраняю и тот, по которому бродят невежды, Люди о двух головах, в чьем сердце беспомощность правит Праздно бредущим умом. Глухие они и слепые Мечутся, ошеломясь, неспособное племя к сужденью, Те, кому быть и не быть, — одно и то же и вместе Не одно и то же: всему у них путь есть попятный. 7 (7) Ибо ничем нельзя убедить, что Не-бытное может Быть. Воздержи свою мысль от этой дороги исканий: Пусть тебя на нее не толкнет бывалая свычностъ, Чтобы лелеять невидящий глаз, полнозвонное ухо, Праздный язык. Будь лишь разум судьей многоспорному слову, Произреченному мной! 8 (8) На этом пути остается Только то, что Есть. На этом пути перед нами Много примет у него: оно нерожденно, несмертно, Цельно, единородно, недвижно, полнопредельно, Не было и не будет, но есть, но ныне, но вкупе, Слитно, едино. Какое ему ты приищешь начало? Как и откуда ему возрасти? Из Небытного Бытным Я не дозволю его ни сказать, ни подумать: ни сказа Нет, ни думы о том, что не есть. И какая потреба

10

Из ничего повелит ему стать — иль раньше, иль позже? Нет: или только быть, или только не быть ему должно. Точно так же из Бытного стать чему-то иному Мощь Убежденья не даст. Оттого-то в крепчайших оковах Держит Правда ее, ни в рожденье, ни в смерть не пуская. Стало быть, нам осталось одно измыслить решенье: Есть иль не Есть? Но нами уже решено неизбежно Бросить неистинный путь, недоступный ни думе, ни сказу, И на другой восступить путь, сущий и истинно сущий. Как же Бытному в будущем стать? Как в прошлом начаться?

20

То, что было, — не есть; не есть и то, что в грядущем. Вот и погасло Рожденье, и стала неслышима Гибель.    Далее, всё подобно себе, потому — неделимо: Нет нигде ничего ни больше, ни меньше, — слиянность Не нарушима ничем. Всё единым исполнено Бытным, Всё слиянно, что есть, Бытным к Бытному плотно приникнув.    Так в пределах великих оков существует недвижно То, чему нет ни конца, ни начала: и Смерть и Рожденье Изгнаны, их отвела достоверная Истины сила. Так, само в себе и само по себе пребывает

30

Бытное там, где оно неизменно лежит. Неизбежность Мощная держит его, сжав кругом, в оковах предела, Ибо тому, что Есть, невместна незавершенность. С ней бы оно нуждалось во всем, а оно есть безнуждно.    Мысль и цель этой мысли — одно: ведь ты не приищешь Мысли без Бытности той, которая в ней изречется. Ибо нет ничего и не будет на свете иного, Кроме Бытного, кроме того, что Мойра в оковах Держит недвижным и цельным. А все остальное — лишь имя, Все, что смертные в вере своей как истину ставят,

40

Все, что есть и не есть, рождается и погибает, Место меняет свое и меняет яркие краски.    Так как оно — последний предел, то оно завершенно Сразу со всех сторон, как тело круглого шара, Вкруг середины всегда равновесного, ибо не нужно Быть ему ни с какой стороны ни больше, ни меньше. Ибо Небытного нет, чтоб сдержать его в этом стремленье, Так же, как Бытного нет, чтобы сделалось больше иль меньше. Бытное там или здесь: оно везде нерушимо, Всюду равно себе, едино в суждением пределе. МИР МНЕНИЯ: СОСТАВ МИРОЗДАНИЯ

50

   Здесь пресекаю свое к тебе достоверное слово Думы об Истине. Ныне узнай же и мненья людские, Внемля обманчивый склад моей украшенной речи. Смертные в мыслях своих положили считать два обличья — В этом их заблужденье: одно из них вовсе не нужно. Каждое каждому рознь, и особый у каждого признак, По рассуждению их: там — эфирное тонкое пламя, Самый легкий огонь, сам себе повсеместно подобный И не подобный иному; ему же во всем супротивна Темная Ночь, тяжка и густа по телесному виду. Я расскажу тебе все, чем мнится такой распорядок, Чтобы из смертных никто не умел обогнать тебя думой. 9 (9) Если, однако же, все именуется Светом и Ночью, И по значению их — как те, так и эти предметы, — Стало быть, все полно и Светом и Ночью незрячей, Тот и та наравне, никто ни при чем не остался. 10 (10) Будешь знать естество эфира, все знаки в эфире, Будешь знать, как светоч чистейший блестящего солнца В небе незримость творит и откуда она возникает, Знать, в чем труд скитальческих троп кругловидной Селены, В чем ее естество; познаешь, откуда явилось Небо, объявшее всё, и как нудит его Неизбежность Звездный держать предел… 11 (11) …как земля, и солнце, и месяц, И соприсущий эфир, и небесное млеко, и оный Крайний Олимп, и ярые звезды в горячей их силе Ринулись, чтобы возникнуть. 12 (14) Свет заемный, скиталец ночной, обходящий всю землю… 13 (15) …и вечно вперяясь в сияние Солнца… МИР МНЕНИЯ: СОСТАВ ЧЕЛОВЕКА 14 (12) Более узкий круг огнем несмешанным полон; В тех, что далее, — Ночь, там доля пламени меньше; А в середине кругов — Богиня, которая правит Всем: от нее — начало слияний, мучительных родов, Это она посылает смеситься мужнее с женским, Женское с мужним. 15 (13) Первым среди богов измыслила бога Эрота. 16 (16) Ибо когда каково смешенье в изменчивых членах, Точно таков и ум предстает в человеке изменчив: Членов людских естество и то, что мыслит, — едино В каждом и во всех, ибо мысль — это то, чего больше. 17 (17) …справа мальчиков, девочек слева. 18 (18) Женщина с мужем когда мешает Венерино семя, То если разная кровь соблюдает в смешении меру, Сила ее, творя, порождает складное тело; Если же, семя смешав, в нем силы враждуют и спорят И не сливают себя воедино в смешанном теле, То народившийся пол двояким семенем страждет. 19 (19) Так, по мненьям людским, и рождается это, и длится Ныне, и будет взрастать, и встретит урочную гибель. Каждой из этих вещей люди дали отдельное имя.

studfiles.net

Текст 5. Парменид «о природе».

ПАРМЕНИД ЭЛЕЙСКИЙ (вторая половина 6 - начало 5 в. до н.э.) - основоположник элейской школы, одна из ключевых фигур в истории древнегреческой философии и европейской философской традиции вообще. В трактате «О природе» Парменид выразил главные принципы европейской онтологии. Трактат состоит из трех частей. В первой части Парменид указывает на источник обретенного им знания. Мысль его уносится в сферу умопостигаемого, где встречается с богиней Правдой, которая и открывает ему учение о путях познания: как «убедительной Истины непогрешимое сердце», так и «мнения смертных, в которых нет верности точной». Вторая часть поэмы посвящена пути Истины, третья – мнению смертных. Ниже публикуется вторая часть трактата Парменида по изданию: Фрагменты ранних греческих философов. Часть 1. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. М., 1989. С. 295-297. Нумерация строф дана составителем.

Вопросы и задания к тексту

1. Сколько путей познания («изыскания») выделяет Парменид? Назовите их и укажите по тексту существенные признаки.

2. Найдите основной тезис и главный аргумент в тексте.

3. Сформулируйте все аргументы «за» выбор пути истины.

4. Сформулируйте все аргументы «против» пути заблуждения.

5. Выпишите все признаки бытия, сгруппируйте их так, чтобы тождественные признаки были собраны в отдельные группы. Сколько получилось групп признаков?

6. Выпишите все принципы, которые не относятся к характеристике бытия.

7. Выдающийся немецкий мыслитель ХХ века Мартин Хайдеггер сказал: «Взрыв атомной бомбы впервые раздался в трактате Парменита «О природе». Поясните эту метафору Хайдеггера.

[Путь Истины]

(1) Ныне скажу я, а ты восприми мое слово, услышав, Что за пути изысканья единственно мыслить возможно. Первый гласит, что “есть” и “не быть никак невозможно”: Это — путь Убежденья (которое Истине спутник).

(5) Путь второй — что “не есть” и “не быть должно неизбежно”: Эта тропа, говорю я тебе, совершенно безвестна, Ибо то, чего нет, нельзя ни познать (не удастся),

Ни изъяснить…

Ибо мыслить – то же, что быть…

(10) Можно лишь то говорить и мыслить, что есть; бытие ведь

Есть, а ничто не есть: прошу тебя это обдумать.

Прежде тебя от сего отвращаю пути изысканья,

А затем от того, где люди, лишенные знанья,

Бродят о двух головах. Беспомощность жалкая правит

(15) В их груди заплутавшим умом, а они в изумленья

Мечутся, глухи и слепы равно, невнятные толпы,

Коими «быть» и «не быть» одним признаются и тем же

И не тем же, но все идет на попятную тотчас.

Нет, никогда не вынудить это: «не-сущее суще».

(20) Но отврати свою мысль от сего пути изысканья,

Да не побудит тебя на него многоопытный навык

Оком бесцельным глазеть, и слушать ухом шумящим,

И языком ощущать. Рассуди многоспорящий довод

Разумом, мной приведенный. Один только путь остается,

(25) «Есть» гласящий; на нем — примет очень много различных,

Что нерожденным должно оно быть и негибнущим также,

Целым, единородным, бездрожным и совершенным.

И не «было» оно, и не «будет», раз ныне все сразу

«Есть», одно, сплошное. Не сыщешь ему ты рожденья.

(30) Как, откуда взросло? Из не-сущего? Так не позволю

Я ни сказать, ни помыслить: немыслимо, невыразимо

Есть, что не есть. Да и что за нужда бы его побудила

Позже скорее, чем раньше, начав с ничего, появляться?

Так что иль быть всегда, иль не быть никогда ему должно.

(35) Но и из сущего не разрешит Убеждения сила,

Кроме него самого, возникать ничему. Потому-то

Правда его не пустила рождаться, ослабив оковы,

Иль погибать, но держит крепко. Решение — вот в чем:

Есть иль не есть? Так вот, решено, как и необходимо,

(40) Путь второй отмести как немыслимый и безымянный

(Ложен сей путь), а первый признать за сущий и верный.

Как может «быть потом» то, что есть, как могло бы «быть в прошлом»

«Было» — значит не есть, не есть, если «некогда будет».

Так угасло рожденье и без вести гибель пропала.

(45) И неделимо оно, коль скоро всецело подобно:

Тут вот — не больше его ничуть, а там вот — не меньше,

Что исключило бы сплошность, но все наполнено сущим.

Все непрерывно тем самым: сомкнулось сущее с сущим.

Но в границах великих оков оно неподвижно,

(50) Безначально и непрекратимо: рожденье и гибель

Прочь отброшены — их отразил безошибочный довод.

То же, на месте одном, покоясь в себе, пребывает

И пребудет так постоянно: мощно Ананкэ

Держит в оковах границ, что вкруг его запирают,

(55) Ибо нельзя бытию незаконченным быть и не должно: Нет нужды у него, а будь, во всем бы нуждалось. То же самое — мысль и то, о чем мысль возникает,

Ибо без бытия, о котором ее изрекают, Мысли тебе не найти. Ибо нет и не будет другого

(60) Сверх бытия ничего: Судьба его приковала Быть целокупным, недвижным. Поэтому именем будет Все, что приняли люди, за истину то полагая: “Быть и не быть”, “рождаться на свет и гибнуть бесследно”, “Перемещаться” и “цвет изменять ослепительно яркий”.

(65) Но, поскольку есть крайний предел, оно завершенно Отовсюду, подобное глыбе прекруглого Шара, От середины везде равносильное, ибо не больше, Но и не меньше вот тут должно его быть, чем вон там вот. Ибо нет ни не-сущего, кое ему помешало б

(70) С равным смыкаться, ни сущего, так чтобы тут его было Больше, меньше — там, раз все оно неуязвимо. Ибо отвсюду равно себе, однородно в границах. Здесь достоверное слово и мысль мою завершаю Я об Истине...

studfiles.net

Парменид. Поэма О природе. Предварительные замечания

Что есть бытие само по себе, есть ли что-либо помимо бытия, в чём состоит истина бытия или бытие истины, каковы признаки или свойства истинного бытия, что значит тождество мышления и бытия, чем мышление отличается от мнения, какова природа философского знания и познания — всё это важнейшие философские вопросы. Интерес к их решению никогда не угасает, но все они впервые были поставлены «пророком истины, сделанным из железа» (Фр. Ницше), «дивом глубокомыслия» (А. Галич), «твёрдокаменным рационалистом» (Скирбекк и Гуннар), «знающим мужем» (Парменид сам о себе), мыслителем VI - V веков до н.э. из Элеи Парменидом. Многие исследователи относят поэму Парменида «О природе» к разряду дидактических произведений, поскольку в ней не представлено какое-то застывшее, раз и навсегда устоявшееся учение, поэма учит тому, как нужно правильно мыслить, философствовать. По «учебнику» парменидовской философии учились Зенон Элейский, Платон, Аристотель, неоплатоники, М. Хайдеггер, В.В. Бибихин и многие другие философы. Если и можно философию досократиков назвать «начальной школой» философской мысли, то только в том смысле, на который указывал Мартин Хайдеггер в курсе лекций о Пармениде: Анаксимандр, Гераклит, Парменид стоят у самого Начала, рядом с Истиной, поэтому они ближе к Истине, чем мы, отдалившиеся от неё на два с половиной тысячелетия. Согласно В.В. Бибихину, единственная, необходимая цель философии (чтения философии) — это «воскрешение отцов», т. е. обращение внимания к началу, к «отцам». Можно конечно же по-своему, по-новому решать вопросы о бытии, об истине, о тождестве мышления и бытия, но всегда эти «решения» будут лишь замками из песка, философским сиротством, пока не будут поняты данные вопросы в их изначальном смысле.

Приступая к прочтению поэмы Парменида, я ставлю перед собой ряд целей. Первая, самая масштабная и труднодостижимая цель — провести некоторую ревизию толкований поэмы Парменида (ограничусь только отечественными комментариями и переводами), оставив пусть и несколько, но серьёзных, целостных интерпретаций. Вторая цель — попытка разобраться в тех противоречиях, тёмных местах, которые возникают при понимании поэмы. Достижение и этой цели кажется для меня делом маловероятным. Остаётся третья цель — получение важного опыта работы с философским текстом.

В качестве методологических установок полагаю для себя следующие три принципа. Первый — принцип историзма, который заключается в том, чтобы не приписывать изучаемому мыслителю идеи, возникшие и свойственные другим, более новым историческим эпохам. Например, платоновское учение о бытии, хотя и ссылается в своей аргументации на учение Парменида, принадлежит иной исторической эпохе и не может быть использовано для понимания парменидовской философии. Нужно также учитывать философские позиции тех авторов, благодаря которым поэма Парменида сохранилась до наших дней.

Второй методологический принцип я обозначаю как принцип филологической интерпретации, который состоит в выявлении внутренней формы слов, во вчитывании в текст, в вслушивании в язык философствования. Филологическая интерпретация хотя является необходимой, но не достаточна, поскольку в таком случае всё ограничивалось бы добротным переводом текста, рассматриваемого как исторического памятника или музейного экспоната.

Третий принцип — принцип исторической интерпретации должен показать жизнь, историческую драму тех философем, которые можно вычитать из поэмы Парменида, проследить их модификацию в культурно-историческом, социально-политическом, интеллектуальном аспектах. Удачнее всего историческая интерпретация понятия алетейя-истина показана М. Хайдеггером в курсе лекций «Парменид». Другой пример исторической интерпретации учения Платона об идеях можно найти у А.Ф. Лосева в «Очерках античного символизма и мифологии». Историческая интерпретация, на мой взгляд, есть высший уровень философской интуиции, который для меня пока ещё не достижим, поэтому оставляю принцип исторической интерпретации в стороне, ограничиваясь только собственным, субъективным пониманием философских положений поэмы.

Главным источником изучения поэмы Парменида «О природе» является сам греческий текст. Поскольку имеется множество разночтений и переводов поэмы, причём разногласия не ограничиваются только техническими моментами перевода, то для сравнения я взял несколько доступных для меня переводов. Во-первых, это классический немецкий перевод поэмы Германа Дильса и Вальтера Кранца (Diels H. Die Fragmente Der Vorsokratiker, Band 1, 1960), который примечателен тем, что там немецкий перевод идёт параллельно с греческим текстом поэмы. Во-вторых, перевод на английский язык Джона Барнета 1892 г. Вообще в зарубежной исследовательской традиции парменидоведения существует множество переводов и комментариев, которые постоянно обновляются. Проанализировать хотя бы важнейшие, самые серьёзные из них не представляется возможным, тем более что обзоры иностранных толкований поэмы хорошо представлены отечественными учёными (см. ниже). Важным источником в понимании философии Парменида является текст лекций о Пармениде, прочитанный Мартином Хайдеггером во Фрайбургском университете в зимнем семестре 1942-1943 года (Хайдеггер М. Парменид. - Спб.: «Владимир Даль», 2009). Хотя эти лекции посвящены в основном рассмотрению понятия «алетейя», но в них можно найти много интересного относительно прочтения (услышания) положений и терминов парменидовской поэмы. Оригинальный комментарий и целостный анализ поэмы Парменида дан учеником М. Хайдеггера Жаном Бофре (Бофре Ж. Диалог с Хайдеггером в 4-х книгах. Книга 1. - Спб.: «Владимир Даль», 2007).

Что касается отечественных переводов поэмы, то одним из первых является перевод Александра Осиповича Маковельского (Маковельский А. Досократики. Часть вторая (Элеатовский период). - Казань: Издание книжного магазина М.А. Голубева, 1915), где наряду с переводом даётся анализ толкований фрагментов поэмы различными учёными того времени. Более новый перевод поэмы представлен советским историком философии Михаилом Александровичем Дынником. Наиболее адекватным русским переводом в настоящее время большинством признаётся перевод (а точнее два перевода, включая поэтический) Андрея Валентиновича Лебедева (Фрагменты ранних греческих философов. Ч. I: От эпических космогоний до возникновения атомистики / Издание подготовил А.В. Лебедев. М.: Наука, 1989. - 576с.). Интересным, а в некоторых местах наиболее правильным, является поэтический перевод одного из ведущих специалистов по античной поэтике Михаила Леоновича Гаспарова (Гаспаров М.Л. Эллинские поэты VIII – III вв. до н.э. - М.: Ладомир, 1999).

Некоторые полезные замечания относительно Парменида можно найти у Алексея Фёдоровича Лосева (Лосев А.Ф. Словарь античной философии. - М.: Издательство «МИР ИДЕЙ», АО АКРОН, 1995). Оригинальное разрешение спорных моментов философии Парменида даёт Мераб Константинович Мамардашвили в своих лекциях по античной философии (Мамардашвили М.К. Лекции по античной философии. - М.: «Аграф», 1999). Обзор как отечественных, так и зарубежных исследований учения Парменида представлен в монографии Алексея Сергеевича Богомолова «Диалектический Логос: Становление античной диалектики» (Богомолов А.С. Диалектический Логос: Становление античной диалектики. - М.: Мысль, 1982). Геннадий Владимирович Драч в своём исследовании по рождению античной философии обнаруживает политические, правовые, культурные связи с учением Парменида, здесь также можно найти обзор толкований важнейших мест поэмы различными учёными (Драч Г.В. Рождение античной философии и начало антропологической проблематики. - М.: Гардарики, 2003). Я не касался исследований по вопросам был ли Парменид диалектиком или метафизиком, родоначальником идеализма или материализма, поскольку в таком случае нарушается принцип историзма.

philosophystorm.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о