Лескова портрет: Портреты Н.С.Лескова

Содержание

Портреты Н.С.Лескова

Главная

Портреты
Николая Семёновича Лескова
   
 

В 1857–1859 гг. – коммерческая служба в английской компании «Шкотт и Вилькенс» и «странствования по России». «Это самое лучшее время моей жизни, когда я много видел», – вспоминал впоследствии Н.С.Лесков.

Н.С.Лесков. Фото, 1860 г.

Источник: Лесков А. Жизнь Николая Лескова. По его личным, семейным и несемейным записям и памятям. – М.: Гослитиздат, 1954. — стр. 256-257.


 


15 декабря Лесков сообщал своему родственнику Н.

П.Крохину: «Репин начал писать мой портрет», но тут же добавлял: «Мне жаль времени, и я виновник замедления, что работа художника не идет. Все занят и все некогда».
Удалось сделать два карандашных наброска.


Портрет писателя Н.С.Лескова работы И.Е.Репина, 1889 г.

Источник: Чуковский К. Современники. (Жизнь замечательных людей) – М.: Молодая гвардия, 1967 г.– С. 590.

Н.С.Лесков. Библиографический указатель (Статьи в журнале «Литература в школе»)


 

В 1890-х годах Лесков в своём творчестве стал резко публицистичен: его рассказы и повести теперь носили остро сатирический характер.
На сатирическую литературу и свои сатирические рассказы 1890-х годов Лесков смотрел как на неподкупное обвинение социальной неправды, обмана, лжи и насилия. «Мои последние произведения о русском обществе весьма жестоки.

«Загон», «Зимний день», «Дама и фефела»… Эти вещи не нравятся публике за цинизм и прямоту. Да я и не хочу нравиться публике.» (А. Фаресов. Против течений, стр. 382)

Н.С.Лесков. Фото, 1892 г.
Автограф: «Портрет очень сильно на меня похожий. Снят у Бем, в Мереккюле, 17 июля 1892 г.»

Источник: Лесков А. Жизнь Николая Лескова. По его личным, семейным и несемейным записям и памятям. – М.: Гослитиздат, 1954.


 

 

За год до смерти писателя художник Валентин Серов написал портрет Лескова. Репродукция картины висит в лесковском музее, а оригинал находится в Третьяковской галерее в Москве.

Из черной рамы смотрит мне в глаза
Глазами жадными лицо Лескова,
Как затаенная гроза,
В изображенье умного Серова.
Вл. Нелединский (Вл. Гиппиус). Томление духа. Вольные сонеты. Пг., 1916)

Портрет писателя Н.С.Лескова работы В.А.Серова, 1894. Государственная Третьяковская галерея


   
 

Портреты Н.С.Лескова

Биография Н.С.Лескова

Н.С.Лесков в Петербурге

Н.С.Лесков на о. Коневец

Портреты писателя

Лесков Н.С. Сказ «Левша»

Библиография литературы о Н.С.Лескове

Н.С.Лесков. Фото 1860 г.

 

Н.С.Лесков.
Фото В. Лапре. СПб. 1864 г.

 

Н.С.Лесков.
Фото 1885-86 гг.

 

 

 

Портреты Н. С. Лескова

 
 

Портрет писателя Н.С.Лескова работы В.А.Серова, 1894

     За год до смерти писателя художник Валентин Серов написал портрет Лескова. Репродукция картины висит в лесковском музее, а оригинал находится в Третьяковской галерее в Москве.

     Сын писателя, Андрей Николаевич Лесков, пишет: «В дни работы художника в писательском кабинете позирующий Лесков весело делился первыми впечатлениями: «Я возвышаюсь до чрезвычайности! Был у меня Третьяков и просил меня, чтобы я дал списать с себя портрет, для чего из Москвы прибыл и художник Валентин Александрович Серов, сын знаменитого композитора Александра Николаевича Серова. Сделаны два сеанса, и портрет, кажется, будет превосходный». (Письмо к М. О. Меньшикову от 10 марта 1894 г. – Пушкинский дом.)
     Перечитывая эти строки, всегда жалеешь, что портретов Лескова, написанных равной по мастерству кистью, но лучших лет писателя не существует. Утешает, что и на этом проникновенно запечатлевшем больного и обреченного уже Лескова портрете художник непревзойденно верно передал его полный жизни и мысли пронзающий взгляд.     
    Невольно вспоминается строфа поэта Владимира Гиппиуса (Вл.Нелединского) :

      Из черной рамы смотрит мне в глаза
      Глазами жадными лицо Лескова,
      Как затаенная гроза,
      В изображенье умного Серова. (Вл. Нелединский. Томление духа. Вольные сонеты. Пг.,1916)

    Полное восхищение самим портретом сохранил Лесков, и когда тот был закончен и выставлен. Однако совершенно иное впечатление было вынесено писателем от того, как он «обрамлен». И надо сказать – рама удивляла.
   Дома Лесков спрашивал потом о ней всех побывавших на выставке, хмурился и, отходя к окну, умолкал… И не мудрено: буро-темная, почти черная, вся какая-то тягостная, – что в ней могло нравиться, от гостомельских лет суеверному и мнительному, Лескову? Тем более, уже неизлечимо больному. ..
   Вероятно, художественным требованиям и законам соотношения тонов и красок она и отвечала; незнакомых с ними – подавляла.

   Измученное долголетними страданиями лицо смотрело из нее как… из каймы некролога. Радовавший год назад своею задачливостью портрет негаданно и тяжело смутил… » (В настоящее время портрет висит в новой, более обычной раме)

Из книги: А. Н. Лесков. Жизнь Николая Лескова. Том 2. –М.: Художественная литература, 1984

Николай Лесков: на ножах с Россией

В таких произведения как «Некрещеный поп» или «Полунощники» Лесков зло, насмешливо и прозорливо описал ту гнилость церковного официоза, сановную набожность, которая действительно не смогла в час смуты встать на защиту даже своего института и рухнула в бездну почти на сто лет. Лесков первым увидел внешнюю веру и выцветшие краски византийского обряда как особую форму безбожия.

«Оно не христианство», писал Лесков о православии.

Либеральная пресса была готова поддержать этот крен Лескова, но мешала его густая народность и упования автора на истину в слиянии раскола с собором.

Этой «неправильной», неправедной церкви Лесков противопоставил мир ангельских паломников, жизнь вдали, поиск Христа на лесной дороге, под раскидистой елью. Здесь вершиной творчества писателя стал роман «Соборяне» (1872), сборник «Праведники» и повести «Запечатленный ангел» (1872) и «Очарованный странник» (1873).

Постепенно, расставаясь с духом публициста, Лесков превратился в писателя-иконописца. Он создал поэтичный иконостас святых угодников, тишайших праведников и богоугодных молчальников.… Но спрашивается, а была ли эта тихая церковь без крыши и звона в тогдашней России? Не греза ли перед нами, и Лесков всего лишь апостол этих очарованных далей?

Во всяком случае, чистота, духовная высота, тишина и идеализм этих страниц безупречны.

Оставшись чужим для всех, Лесков, расплевавшись, в конце концов, с тем же Катковым, предпринял последнее дело своей жизни, а именно издание полного собрания собственных сочинений.

Набралось целых 12 томов, первые четыре тома вышли в срок, а вот с пятым, где были собраны его вероучительные повести, начались проблемы. Цензура! Тут с Лесковым и случился роковой инфаркт, который вскоре привел к уходу из жизни, — 23 февраля 1895 Николай Семенович Лесков скончался.

Подводя черту, нельзя не сказать о том, что Лесков был создателем особого выразительного языка, оригинального народного «сказа», или стеба, говоря современным сленгом, на котором, например, написал свой легендарный шедевр «Левша», о тульском косом умельце, каковой сумел подковать аглицкую блоху. В этой пространной прибаутке наш читатель всегда черпал энергию исторического оптимизма и, посмеявшись, печально думал: а все-таки, не так уж все плохо…

Наследие Лескова стало подлинной головоломкой для России.

В 1902 – 1903 издатель А. Маркс выпустил в свет 36-томное собрание сочинений Лескова, и все же многое из публицистики туда не вошло.

Большевики не издавали Лескова почти полвека и только в 58-ом издали 11-томник писателя, куда не включили его антинигилистические тексты.

В годы перестройки список опубликованных книг был увеличен – нашли своего читателя, например, романы «Соборяне» и даже одиозный дебют романиста «Некуда».

И только в 1996 году – сто лет спустя после смерти Лескова – московское издательство «Терра» решилось на подвиг издания всего наследия великого русского писателя, чей талант сегодня окончательно признан классическим.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Образ Левши в сказе Лескова – сочинение по теме рассказа для 6 класса

Характеристика сказа, как нового литературного жанра

Кратко характеризуя историко-культурную ситуацию в России конца XIX века, можно сказать в общем, что литературный процесс данного периода претерпевает изменения. Предпринимавшие рейды «в народ» писатели, публицисты, историки и краеведы выявили и утвердили главной для всего общества проблему русского национального характера. Эта проблема стала тесно связанной с деятельностью разночинцев, просвещавших народ, постепенно рассеивающих веру неграмотных крестьян в доброго «батюшку-царя».

Данной теме большое внимание уделял Н. С. Лесков. Для выражения проблемы русского народа образ Левши в рассказе Лескова «Левша» принципиально важен.

Литературная судьба Лескова такова, что он без четко структурированного мировоззрения, не изучая подробно современную ему историческую ситуацию, привнес в литературу стихийный демократизм и веру в силу духа русского народа.

60-70-х гг. XIX века в русской литературе ознаменованы изменениями не только в идейно-содержательном плане прозаических произведений писателей, но и намечается перестройка жанровой системы эпоса – резкий эстетический крен к публицистичности и «фактографичности».

Так возникает беллетристика, опирающаяся на реальные жизненные связи, как бы не опосредованные художественным вымыслом и интуицией. Возрождается так называемый жанр «сказа». Название очень похоже на название фольклорного жанра «сказка», но эти два понятия обозначают далеко не одно и то же.

Сказ – это малый прозаический жанр, напоминающий сказку только стилем изложения событий, но несет в себе сильную реалистическую нагрузку.

Сказы Лескова выполняют двойственную функцию: либо свидетельствуют о подлинности описываемых событий, либо служат приемами литературной игры и мистификации.

Левша – типичный «сказовый» герой

Типичным сказовым героем у Лескова принято считать Левшу, героя его одноименного рассказа. Образ Левши в рассказе знаменует собой сопряжение с темой русского трудового, притом талантливого человека, так называемого «мастера на все руки». Это характерологические признаки такого героя в конкретном литературном произведении.

Герой Лескова напоминает древнерусского юродивого – человека без племени, без звания, но абсолютно исключительного в своем роде, что его необходимо показать царю.

Образ Левши из рассказа «Левша» представлен как образ любого русского юродивого: «косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны»; «в опорочках, одна штанина в сапоге, другая мотается, а озямчик старенький, крючочки не застегаются, порастеряны, а шиворот разорван». Кроме того, в общении с высшим лицом государства – императором – левша не проявляет никакой манерности, почтительности и говорит так, как говорят в его родном городе Тула – на равных. Такие люди только верят в бога и Святую правду. Вся эта русская умильная непосредственность не может справиться с государственной бюрократической машиной: талант зарывается в землю, человеческая жизнь не ценится.

Значение сказа «Левша» для развития литературоведения

Вслед за Лесковым к проблеме одаренного русского человека обращались и другие писатели. Жанр сказ понравился критикам за его лаконичность, возможность передавать насущные проблемы России в малой повествовательной форме.

Так, образ Левши в сказе – это собирательный образ трудолюбивого, честного, бескорыстного человека, иллюстрирующего всю национальную «русскость».

Идея возвеличить подобного героя для Лескова и его последователей входила в область фантастики, так как далеко не все жители огромной, притом многонациональной страны, были именно такими.

При всем этом образ Левши – это новый тип литературного героя, через которого и Лесков, и его современники трансформируют силу народного духа. В его силе они видят спасение России.

Приведенный подробный анализ образа главного героя сказа пригодится ученикам 6 классов при подготовке сочинения на тему «Образ Левши в рассказе Лескова «Левша»»

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

  • Татьяна Каленчук

    10/12

  • Юля Каримова

    11/12

  • Тимур Нарбаев

    12/12

  • Роман Смирнов

    10/12

  • Даниил Борисов

    8/12

  • Daniel Taimetov

    11/12

  • Костян Яшков

    9/12

  • Лариса Григорьева

    10/12

  • Ирина Алексеева

    12/12

  • Jononova Oisha

    9/12

6 великих русских левшей | Централизованная библиотечная система Сормовского района

Отношение к левшам всегда было особенным: их переучивали, считали то гениями, то изгоями; их особенность считали и диагнозом, и даром природы. Левши же – работали и творили.

 

 

 

 

 

 

 

 Иллюстрция к сказу Н.С. Лескова «Левша».  Авторы работы — Кукрыниксы

 

 

 

 

 


Николай Лесков
Портрет Н. Лескова. Художник В. Серов

 

Автор рассказа о Левше, искусном мастеровом из народа, Николай Лесков сам был левшой! Кстати, его знаменитое произведение многим пришлось не по вкусу, избалованные столичные читатели возмущались:» Где это он такого мужика видел?»
Писатель свою позицию объяснял тем, что «изучал народ не по разговорам с петербургскими извозчиками», а «вырос в народе» и что «не пристало ни поднимать народ на ходули, ни класть его себе под ноги».

 

Владимир Даль
Портрет В. Даля. Художник В. Перов

 

Писатель, этнограф, создатель “Словаря живого великорусского языка” Владимир Даль был левшой. Заглянем в словарь Даля и найдем слово «левша»:
«Левша ж. — люкша, пакила, пакуша, пакля, пакша, пальга, шуйца, шуя, левая рука.»
И производные от него:
«Левить — сбиваться налево и направляться влево.
Левшить — быть левшою, употреблять иногда левую руку замест правой.
Проходи левешком (пск. и твер.) — проходи левой стороной, левым боком.»

 

Лев Толстой
Портрет Л.Толстого. Художник И. Крамской

 

Автор «Войны и мира», одного из самых читаемых и экранизируемых произведений, Лев Толстой одинаково хорошо мог писать обеими руками. Да так, что и отличить — когда какой он писал — было совершенно невозможно. Может быть, в этом стоит искать ответ на вопрос: почему Толстой мог так долго работать? Ведь когда уставала правая рука, он запросто перекладывал перо в левую.

 

Сергей Рахманинов
Портрет С. Рахманинова. Художник К.Сомов

 

Первую симфонию Рахманинова сегодня исполняют на лучших площадках мира под управлением самых именитых дирижеров, и везде ее принимают с невероятным успехом. Но мало кто знает судьбу этого произведения! Много лет назад на премьере в Москве симфония потерпела громкий провал, и 22-летний Рахманинов впал в настоящую депрессию… Он уничтожил партитуры и долгое время вообще не сочинял музыку! Симфония была воссоздана уже после его кончины по оркестровым голосам. Не так давно влиятельный журнал «BBC Music Magazine» назвал «Композитором № 1 ХХ века» русского музыканта Сергея Рахманинова.

 

Василий Кандинский
Автопортрет В. Кандинского

 

Русский живописец, график и теоретик изобразительного искусства, основоположник абстракционизма и преподаватель Баухауса — Василий Кандинский. Юрист по образованию, решивший посвятить свою жизнь искусству. Доподлинно известно, что на занятия живописью его вдохновили русский художественный фольклор и картины Клода Моне.

Деталь: Творчество Кандинского истинное подтверждение того, что левши и правши — люди с совершенно разным типов сознания и мировосприятия.

Иван Павлов
Портрет И. Павлова. Художник М. Нестеров

 

Первый россиянин, получивший Нобелевскую премию, великий ученый Иван Павлов был левшой, но упорно разрабатывал правую руку. В результате таких упражнений он даже научился делать ею операции — без последствий для пациентов .

 

По материалам сайта «Кириллица»

источник

Среднее:

Ваша оценка: Нет

Образ и характеристика левши в одноименной повести Николая Лескова

Меню статьи:

Образ Левши в произведении Лескова довольно интересен и необычен. Таких как он людей как он очень мало, а в наше время так и подавно. Плывёт по течению, практически ничего не меняет, судьба складывается трагически, а он всё равно наслаждается жизнью.

Левша – талантливый тульский оружейник

Когда Николай Павлович, русский император, велел усовершенствовать блоху, привезённую из Англии предыдущим императором Александром Павловичем, Левша выполнял самую тяжелую работу.

Он выковал самую маленькую деталь, которую даже человеческим глазом не разглядеть. Из трёх мастеров, проводивших операцию с целью усовершенствования блохи, он был самым усидчивым, находчивым, и талантливым.

Скромный, неприметный и некрасивый

Несмотря на все работы Левши, многие его недооценивали. Обычно это происходило из-за внешности.

Он был неприметен, некрасив лицом, косой, да ещё и левша. Практически никто не догадывался, какой огромный потенциал скрыт в этом на вид самом обычном крестьянине.

Но, как я уже говорил, таких людей, как наш герой не часто встретишь.

Дорогие читатели! Предлагаем вашему вниманию историю создания повести “Левша”, которую написал Н. Лесков.

На его месте многие наверняка потребовали бы денежной компенсации за моральный ущерб, или же личной мастерской, или ещё какого-нибудь вознаграждения за огромную качественную проделанную работу.

Но Левша был не таким. Он спокойно плыл по течению. Никуда не лез. Возможно, даже недооценивал себя. Он не требовал вообще ничего, хотя и жил не так уж и роскошно.

Даже на лапках блохи он не стал расписываться, а просто сделал работу в два раза сложнее, чем остальные мастера, ковавшие блоху вместе с ним. Так никто из увидевших творение совместной деятельности русских и английских мастеров не узнали, что работали над произведением искусства не два мастера, а три. И имя третьего так и осталось неизвестным миру.

Особенный патриотизм Левши

Несмотря на все трудности, которые пережил Левша, он никогда не предавал свою родину. Сколько бы его ни недооценивали, он всегда оставался верным свое любимой стране. Когда он поехал в Англию, можно предположить что ему там очень понравилось. Ему предлагали остаться, обещая все жизненно необходимые и комфортабельные условия.

Он знал, что там его работу оценят по достоинству. Но Левша вспомнил, что ближе, чем родная земля, для него нет практически нечего, и уже всё равно, какие там будут люди. Главное – что дома. Пришлось отказаться. Для некоторых это может оказаться обычным делом, но для Левши это был огромный выбор.

Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться с образом старушки в рассказе Николая Лескова “Старый гений”

Только представьте: родина, где вы никому не нужны, и тут вас приглашают в другую, более прогрессивную страну, где вас оценят по достоинству…

Левша погибает

По приезду в Россию случается ужасное. Наш герой сильно заболевает. Дат так сильно, что приходится ложиться в больницу. Его имя уже забыли. Что он делал, тоже уже забыли. Да кто он вообще такой уже все забыли. Левшу положили в больницу для бедняков. А пока несли на носилках, уронили, и парень разбил голову. Так в больнице он и умер. Никто из тех, кто его видел, никто из тех, кто его окружал, или нёс в носилках не подозревал, что у них на глазах умирает велики мастер-оружейник с которым не может сравниться практически никто. Но он всё равно радуется тому, что у него есть. Вот так трагически и заканчивается жизнь Левши.

Отзывы о Левше

На мой взгляд, Левша довольно интересный персонаж с необычным характером. В нём есть много положительных качеств. Например, доброта, скромность, любовь к труду, патриотизм. Но всё же он недооценивает собственные возможности, а по-моему, это не сильно хорошо. Но всё же людям нашего мира можно у него многому научиться. Например, не предавать Родину, или быть добрым ко всем и не хвастаться. В некоторых вещах он прав, а в некоторых – нет. И это нормально. Каждому человеку, живущему на этой земле свойственно ошибаться, и это нормально. Каждый может допустить ошибку в повести о своей жизни. Даже если это герой книги.

4.7 / 5 ( 386 голосов )

Писатель «непостыдной совести» — Парламентская газета

В нашей стране многие знают, насколько богата лите­ратурными талантами Орловская земля. Недаром же Николай Семенович Лесков писал, что «Орел вспо­ил на своих мелких водах столько русских литераторов, сколько не поставил их на пользу Родины никакой другой русский город».

Однако для Орла весьма характерна отнюдь не радую­щая жанровая уличная сценка: приезжий расспрашивает дорогу к одному из литературных музеев; в ответ обыва­тели только пожимают плечами, и вряд ли кто-то испы­тывает чувство неловкости перед растерявшимся гостем города. Увы, занятые повседневной суетой или меркантиль­ными заботами многие давно отвыкли стыдиться своего невежества.

Между тем, провинциальный Орел широко известен во всем цивилизованном мире исключительно благодаря творческому наследию наших прославленных писателей-земляков — Тургенева, Лескова, Бунина. Не­даром же на зимней Олимпиаде в Сочи Орловская область была представлена, прежде всего, как литературная столица России. Факел паралимпийского огня в Орле был зажжен от символиче­ского писательского пера…

«Думаю и верю, что «весь я не умру», — писал Лесков за год до смерти. — Но какая-то духовная постать уйдет из тела и будет продолжать вечную жизнь».

Память о писателе береж­но сохраняется в уютных за­лах Дома-музея Н.С. Лескова на его родине. Усилиями работни­ков музея создана уникальная экспозиция и своеобразная «лесковская» творческая атмосфера, благодаря которой мы никогда не почувствуем себя запер­тыми в душном хранилище старинных раритетов, по­крытых пылью времен.

Но как ни печально, а в свой юбилейный год уникальный Дом-музей Н.С. Лескова внешне представляет собой плачевное зрелище: полиняла и облупилась краска на деревянной обшивке окон и стен, растрескался фунда­мент, протекает крыша, подвергая опасности бесценные экспонаты, территория вокруг не благоустроена. Лишь только своими скромными силами разбили музейщицы цветочную клумбочку, чтобы хоть как-то задекорировать окружающее Дом-музей запустение.

Лесков переведен на все языки мира, его читают и при­лежно изучают даже японцы. Однако же многие студенты, чей университетский корпус расположен рядом с лесковским памятником-ансамблем, который уже более 30 лет восхищает орловцев и гостей города, не могут назвать ли­тературных героев этой композиции. Лишь у немногих на поверхность сознания «выпрыгивает» стальная блоха с под­ковавшим ее безымянным тульским мастером.

А есть ведь заслуживающий внимания зарубежный опыт бережного отношения к национальным дарованиям. Например, в столице Ирландии, где в начале прошлого века создал свой роман «Улисс» Джеймс Джойс, ежегодно собираются его поклонники из всех уголков страны и из-за рубежа, чтобы пройти по следам героя, которого Джойс поселил в Дублине. Специальными указателями, знаками, стрелками, памятниками в ирландской столице отмечен каждый шаг городского странствия героя единственно­го знаменитого романа Джойса. Благодарные читатели «Улисса» задерживаются в каждой точке маршрута литературного героя.

Подобное в России вообще и в провинциальном Орле в частности даже трудно во­образить. Хотя тот же Ле­сков — классик мирового масштаба — расселил многочисленных персо­нажей своих творений на орловской земле, так что при желании и мы могли бы путешество­вать по улицам города как по страницам лесковских книг. Но, видимо, настолько безмерно щедра наша земля на таланты первой величины, что вошло в привычку и не ценить, и не заме­чать «пророков в своем Отечестве».

…Музей Николая Семеновича Лескова был открыт 40 лет назад в дворянском особняке, построенном в 1870-е годы на участке, который сам Николай Семенович обозначил доста­точно точно в своей «орловской» повести «Несмертельный Голован» (1880). Героя, которого «… прозвали несмертель­ным вследствие сильного убеждения, что Голован — чело­век особенный, человек, который не боится смерти», Лесков «поселил» рядом с домом своего отца: «Мы были с Голова­ном соседи. Наш дом в Орле был на Третьей Дворянской улице (ныне ул. Октябрьская — Прим. авт.) и стоял третий по счету от берегового обрыва над рекою Орликом. Место здесь довольно красивое. Тогда, до пожаров, это был край настоящего города…». В той же повести Лесков подтвердил сложившуюся среди горожан молву о том, что этот уголок связан с действием известного романа И.С. Тургенева «Дво­рянское гнездо», поэтому высокий берег Орлика в память о писателях-земляках Тургеневе и Лескове жители Орла на­зывают «Дворянским гнездом» и «Бережком несмертельного Голована».

Дом был высокий, деревянный, на каменном фундамен­те, за домом располагались службы, огород, цветник, «пло­довитый сад». К несчастью, до наших дней он не уцелел — сгорел в 1850 году. Но сменившее его здание уцелело, несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны Орел был основательно разрушен. 5 марта 1945 года — в 50-ю годовщину со дня смерти писателя — на стене дома по­явилась мемориальная доска. И почти тридцать лет спустя именно этот дом стал Домом-музеем Н. С. Лескова.

Многие его экспонаты воистину уникальны. В шести за­лах собраны подлинные документы, портреты, картины, книги, прижизненные издания лесковских произведений, записные книжки, личные вещи, мебель Николая Семенови­ча Лескова. Сын писателя Андрей Николаевич, написавший книгу «Жизнь Николая Лескова по его личным, семейным и несемейным записям и памятям», оставил в дар музею собственный богатейший архив…

Уже на склоне лет, в 1893 году, осмысляя итоги своей литературной работы, писатель подчеркнул, что он «с ран­них лет жизни имел влечение к вопросам веры». Семейные устои, прежде всего, явились источником религиозного вос­питания и духовно-нравственного формирования Лескова.

Отсчет собственного «родословия» писатель повел именно со священнических корней, и говорил об этом не без гордости в «Автобиографической заметке»: «Род наш собственно происходит из духовенства, и тут за ним есть своего рода почетная линия. Мой дед, священник Дими­трий Лесков, и его отец, дед и прадед — все были священ­никами в селе Лесках, которое находится в Карачевском или Трубчевском уезде Орловской губернии. От этого села «Лески» и вышла наша родовая фамилия — Лесковы». О своем отце писатель говорит как о «человеке очень хо­рошо богословски образованном и истинно религиозном». Его независимый и сложный характер явлен уже в том, что, закончив курс наук в семинарии, Семен Лесков по­желал идти своим собственным путем, как впоследствии и его сын — «против течений», — несмотря на давление се­мейной традиции. «Отец мой, — вспоминал Николай Ле­сков, — был непреклонен в своих намерениях и ни за что не хотел надеть рясы».

Отказ от церковной карьеры не помешал Лескову-стар­шему оставить сыну письмо, которое можно назвать сво­его рода духовным завещанием, написанным без всякой претензии на «самодраматизацию», с единственным жела­нием передать сыну свой жизненный опыт и идеалы. Стро­ки этого письма-завета вылились из глубины отцовского сердца:

«Любезный мой сын и друг! Николай Семенович! — пи­сал Лескову отец. — В дополнение завещания моего… я рассудил. побеседовать с тобою как с таким существом, которое в настоящие минуты более прочих занимало мои помышления. Итак, выслушай меня и, что скажу, исполни:

1-е. Ни для чего в свете не изменяй вере отцов твоих.

2-е. Уважай от всей души твою мать до ее гроба.

3-е. Люби вообще всех твоих ближних, никем не прене­брегай, не издевайся.

4-е. Ни к чему исключительно не будь пристрастен; ибо всякое пристрастие доводит до ослепления, в особенности ж к вину и к картам. Нет в мире зол заманчивей и пагубней их. Я просил бы, чтобы ты вовсе их не касался.

5-е. Вообще советую тебе избирать знакомых и друзей, равных тебе по званию и состоянию, с хорошим только воспитанием.

6-е. По службе будь ревностен, но не до безрассудства, всегда сохраняя здоровье, чтобы к старости не быть кале­кою.

7-е. Более всего будь честным человеком, не превозно­сись в благоприятных и не упадай в противных обстоятель­ствах.

8-е. Между 25 и 35 годами твоего возраста советую тебе искать для себя подруги, в выборе которой наблюди осто­рожность, ибо от нее зависит все твое благополучие. Ни ранее, ни позднее сих лет я не желал бы тебе вступать в супружеские связи.

9-е. Уважай деньги как средство, в нынешнем особенно веке открывающее пути к счастию; но для приобретения их не употребляй мер унизительных, бесславных.

10-е. Будь признателен ко всем твоим благотворителям. Черта сия сколько похвальна, столько же и полезна.

11-е. Уважай девушек, дабы и сестра твоя не подверглась иногда какому ни есть нареканию.

12-е. Кстати, о сестре, она тебя моложе… пятью годами. Когда будешь в возрасте, замени ей отца, будь ей руководи­телем и заступником. Нет жалчее существа, как в сиротстве девица, заметь это и поддержи последнюю мою о ней к тебе просьбу, ты утешишь тем меня даже за могилою.

13-е. Преимущественно хотелось бы мне, чтобы ты шел путем гражданской службы, военная по тягости своей и по слабости твоего сложения скорее может тебя погубить.

Я хотел бы излить в тебя всю мою душу, но довольно».

Писатель хранил «отцовские заветы» и воспроизвел один из них почти дословно уже на склоне лет — в конце 1880-х — начале 1890-х годов — в задуманном им «рассказе кстати» «Короткая расправа». Некоторыми чертами характера отца — независимостью, честностью и неподкупностью, «глупым бессребреничеством» — писатель наделил своих героев-пра­ведников.

К сожалению, мы не знаем, как внешне выглядел Семен Дмитриевич — его портретное изображение не сохранилось. А вот портреты матери и бабушки Лескова по материнской линии в экспозиции представлены.

Мать писателя Мария Петровна (в девичестве — Алферьева) происходила из старинного дворянского рода и, как вспоминал о ней Лесков, была религиозна «чисто церков­ным образом — она читала дома акафисты и каждое первое число служила молебны и наблюдала, какие это имеет по­следствия в обстоятельствах жизни». Пример «очень бого­боязненной и набожной матери» подкреплялся православ­ным благочестием бабушки Александры (Акилины) Васи­льевны, питавшей… «неодолимую страсть к путешествиям по… пустыням. Она на память знала не только историю каждого из этих уединенных монастырей, но знала все мо­настырские легенды, историю икон, чудотворения, какие там сказывали, знала монастырские средства, ризницу и все прочее. Это был ветхий, но живой указатель к святыням нашего края». Свои детские поездки по святым местам и монастырям вместе с бабушкой писатель поэтически вос­произвел в своей первой большой повести «Овцебык» (1862).

В «Автобиографической заметке» Лесков вспоминал, что его отец «имел какое-то неприятное столкновение с губер­натором… остался без места как «человек крутой»… Семья Лесковых вынуждена была перебраться из губернского го­рода в уездное захолустье.

В 1839 году отец будущего писателя стал владельцем Панина хутора в Кромском уезде Орловской губернии на берегу речки Гостомли в четырех верстах от Курского по­чтового тракта. На гравюре I половины XIX века видим ма­ленький домик под соломенной крышей, водяную мельни­цу, сад, огород, два крестьянских двора и около 40 десятин земли — вот все помещичье хозяйство четы Лесковых, у которых было семеро детей, Николай среди них — старший. «Восторг мой не знал пределов, — вспоминал он, — когда ро­дители мои купили небольшое именьице в Кромском уезде. Тем же летом мы переехали из большого городского дома в очень уютный, но маленький деревенский дом с балконом, под соломенною крышею».

Впечатления от тесной жизни вместе с народом в про­винциальной глубинке в дальнейшем стали источником ху­дожественного творчества Лескова, который, по справедли­вым словам М. Горького, «пронзил всю Русь»: «Я не изучал народ по разговорам с петербургскими извозчиками, — с чувством особенной национальной гордости признавался Лесков, — а я вырос в народе, на гостомельском выгоне, с казанком в руке, я спал с ним на росистой траве ночного…». В музее экспонируются страницы записных книжек Леско­ва с записью метких народных речений: «Язык, которым написаны многие страницы моих работ, сочинен не мною, а подслушан у мужика, у полуинтеллигента, у краснобаев, у юродивых и святош… Ведь я собирал его много лет по сло­вечкам, по пословицам и отдельным выражениям, схвачен­ным на лету в толпе, на барках, в рекрутских присутствиях и монастырях.».

Маленький Николай Лесков, по его воспоминаниям, «с ребятами… ловил пискарей и гольцов, которых было вели­кое множество в нашей узенькой, но чистой речке Гостомле». На этой речке под горкой до сих пор бьет родник с чистой прозрачной водой. Живительную воду этого источ­ника пил писатель в детстве.

В отдельном зале воссоздан интерьер рабочего кабинета Лескова. Здесь собраны личные вещи писателя из его пе­тербургской квартиры, где на улице Фурштадской в доме номер 50 он прожил свои последние восемь лет. В основу создания экспозиции зала была положена фотография цен­тральной стены кабинета, сделанная в день смерти писате­ля 5 марта 1895 года.

Кабинет Лескова сам по себе был похож на музей, «убран всевозможными редкостями», потому как Лескову, по словам его сына, «было решительно невозможно рабо­тать в комнате с голыми стенами». Обстановка лесковского кабинета поражала гостей, многие находили, что кабинет передает характер своего хозяина. Вот первые впечатления молодой в те годы писательницы Л.И. Веселитской: «Я во­шла в комнату, которая сразу показалась мне похожей на Лескова — пестрая, яркая, своеобразная. И казалось мне, что стены ее говорят: «Пожито, попито, поработано, почи­тано, пописано. Пора и отдохнуть». И часы всякого вида и размера мирно поддакивали: «Да, пора, пора, пора…». А птица в клетке задорно и резко кричала: «Повоюем еще, черт возьми…».

Как известно, интересы и пристрастия Лескова бы­ли чрезвычайно многообразны. В их числе — увлечение иконописью. В пестроте «экспонатов» кабинета глаз по­сетителя всегда выделял иконы. У Лескова были редкие поморские складни, старинные иконы строгановского и заонежского письма. С годами писатель приобрел репута­цию одного из лучших знатоков русской иконы. И в соб­ственных творениях Лесков открывал читателям красоту русской иконописи.

Судьба лесковского иконописного собрания неизвестна. Сохранился рисунок с иконостасной коллекции Лескова, и мы знаем, как выглядела божничка писателя, все иконы на рисунке различимы, узнаваемы. В орловском музее хранят­ся три иконы — икона Спасителя, переданная К.И. Дюниной; «Богоматерь с Младенцем» и «Спас во звездах» с дарствен­ной надписью Лескова. Писатель подарил «Спаса во звез­дах» своему сыну на Рождество, на святках 1891 года.

Многие вещи семейства Лесковых были подарены ор­ловскому музею правнучкой писателя Татьяной Юрьевной Лесковой, которая вот уже долгие годы живет в Бразилии, в Рио-де-Жанейро. В прошлом известная балерина (ее имя есть во всех латиноамериканских справочниках по балет­ному искусству), а ныне владелица частной балетной шко­лы в Рио, она несколько раз посещала Дом-музей своего великого прадеда. Вот такие «пируэты» преподносит чело­веческая судьба, соединяя русский провинциальный Орел и бразильский мегаполис общей памятью о классике русской словесности.

Преждевременную кончину писателя ускорил в чем-то… живописный портрет, созданный Валентином Серовым (в Орле выставлена копия, оригинал хранится в Третьяковской галерее). На первой неделе великого поста 13 февраля 1895 года, в Чистый понедельник, Лесков посетил выставку картин художников-передвижников, открывшуюся в залах Академии художеств. Здесь он увидел впервые работу уже прославленного живописца. Однако на вернисаже портрет смутил писателя, произвел на него тяжелое впечатление: изображение было помещено в черную раму, которая по­казалась Лескову почти траурной. Чтобы развеять мрачные мысли и предчувствия, морозным днем он отправился на прогулку в Таврический сад — в любимую свою «Тавриду», с удовольствием вдыхал полной грудью свежий воздух и простудил легкие: «непростительная неосторожность», — как заметил впоследствии доктор.

21 февраля (5 марта) 1895 года в 1 час 20 минут сын Ан­дрей нашел Лескова бездыханным. Писатель скончался так, как ему и желалось, во сне: без страданий и без слез. Лицо его, по воспоминаниям современников, приняло самое луч­шее выражение, какое у него было при жизни — выражение вдумчивого покоя и примирения…

«Незримые почитатели» Лескова наверняка есть сегодня во всем мире. О них-то писатель сказал однажды: «Одна из прелестей литературной жизни — чувствовать вблизи себя, вдали, вокруг себя невидимую толпу неизвестных людей, верных вашему делу». …В одной из своих статей о Тургене­ве Лесков с болью признавал горькую библейскую истину о судьбе пророка в своем Отечестве: «в России писатель с мировым именем должен разделить долю пророка, которо­му нет чести в Отечестве своем».

Горькие эти слова в полной мере относятся и к самому автору. И все потому, что «писатель непостыдной совести» плыл «против течений», не желая «с притворным смирением нести мишурные шнуры чьего бы то ни было направленского штандарта». Лесков — один из христианнейших русских авторов — не раз заявлял о своей безусловно честной и независимой позиции: «Я верую так, как говорю, и этой верою жив я и крепок во всех утеснениях. Из этого я не уступлю никому и ничего — и лгать не стану, и дурное назову дурным кому угодно».

Алла Новикова-Строганова,

доктор филологических наук, профессор

г. Орел

Маверик русских мастеров

Название книги:
Очарованный странник и другие истории

ISBN-13:
978-0099577355

Автор:
Николай Лесков

Издатель:
Винтажная классика

Ориентировочная цена:
фунтов стерлингов25. 00

«Вот Божье изобилие», — заметил английский поэт Джон Драйден в «Кентерберийских рассказах» . Аналогичный комментарий можно было бы применить к творчеству русского писателя XIX века Николая Лескова (1831–1895), имевшего много общего с Джеффри Чосером. Оба писателя много путешествовали, и оба были искренними наблюдателями, разделявшими интерес к простым людям. Самое главное, они были оригинальны, и что бы там ни было, Чосер был явным литературным первооткрывателем, жившим в период позднего Средневековья, Лесков, которого так часто называют любимым писателем Антона Чехова — и он, безусловно, повлиял на молодого Чехова — и которого Михаил Булгаков часто восхвалял как мастера, отличается по стилю и подходу от всех крупных русских писателей XIX века.

Для этого есть несколько причин, и, вероятно, самая важная из них заключается в том, что он обращался почти исключительно к древней России, состоящей из традиционных мифов, басен и квазирелигиозной мистики и суеверий. Он вдохновенно использовал персонажей, возвращающихся из мертвых, чтобы продвигать повествование. Работа охватывает оба мира. Горький видел в нем «писателя, наиболее глубоко укоренившегося в народе» и совершенно «нетронутого никакими посторонними влияниями».Однако было одно иностранное влияние, на которое обратил внимание сам Лесков, — влияние Лоуренса Стерна « Тристрам Шенди ».

Младший современник Достоевского и Толстого, Лесков гораздо менее известен и, казалось, всегда то входил в моду, то выходил из нее. Это может быть связано с его склонностью к ненадежным рассказчикам и его общинным подходом. Его рассказы таковы: рассказчик начинает рассказывать историю, а по пути его подталкивают слушатели, которым не терпится узнать, что будет дальше.К этому добавляется богатство его родного языка, игра слов и игр, а также преднамеренное использование полуграмотной речи.

Лесков знал, что его невозможно перевести, и он остается проблемой для любого переводчика, потому что он решил писать так, как говорят люди, независимо от того, на каком языке они говорят. Вот почему его работы такие захватывающие: непристойные, забавные, человечные и шокирующие. Что еще может желать читатель? Вся жизнь — ну, по крайней мере, вся обычная русская жизнь — здесь.Читать 17 фантастических рассказов в этом великолепном томе — значит свободно бродить, очарованный наилучшим образом, наслаждаясь искусством рассказчика.

«Сказочник» — самое подходящее слово для Лескова. Он не столько изобретает, сколько рассказывает. Его рассказы вдохновлены вещами, которые он видел и слышал, проведя два года напряженных путешествий по старой России в молодости. Он был естественной губкой, глядевшей на стебельки, ничего не пропускавшей и улавливавшей сущностную двойственность жизни и искусства.Структура и форма его не интересовали; его импульсом было удержать аудиторию.

Роль рассказчика стала гораздо более ненадежной, чем можно было бы подумать, из-за того, что вымысел стал более психологически плотным. Политика и полемика, как правило, затмевают более личную историю, поскольку романисты начинают шире смотреть на общество и помещать в него человека, а не просто рассматривать его как фон для персонажа.

Неудивительно, что читатель, вдохновленный великим немецким критиком Вальтером Беньямином, объяснил: «Каким бы знакомым нам ни было его имя, рассказчик в своей живой непосредственности никоим образом не является силой настоящего. Он уже стал чем-то далеким от нас и чем-то, что становится еще более далеким.Представить такого, как Лесков, рассказчиком, значит не приблизить его к нам, а, скорее, отдалиться от него».


Тревожное наблюдение
Сделав тревожное наблюдение, что история уязвима: «Разве не было заметно в конце войны, что люди возвращались с поля боя замолкшими – не богаче, а беднее передаваемым опытом. То, что 10 лет спустя вылилось в поток военных книг, было чем угодно, но только не опытом, передающимся из уст в уста.

Бенджамин называет этот опыт источником, из которого черпают все рассказчики. Лесков был религиозен, но ненавидел церковную бюрократию так же, как возмущался политическим гнетом. Когда его путешествие резко оборвалось — он работал на своего дядю, который больше не мог позволить себе нанять его, — Лесков переехал в Санкт-Петербург и стал плодовитым журналистом. Его никогда не считали реакционером, он был очень откровенным — как и его персонажи, не более чем одноименный рассказчик Очарованный странник , грешник, обреченный на смерть без облегчения смерти.

Эта заглавная пьеса доминирует в этой проницательно выбранной подборке из-за ее продолжительности новеллы и незабываемого повествовательного голоса великана, который, по ошибке убив пожилого монаха, когда он был мальчиком, пережил плутовской кошмар жизни.

Лучше всего читать за один присест, он предлагает потрясающее знакомство не только с творчеством Лескова, но и с родившей его Россией.Вся энергия, голод и хаос, созданные огромным подбрюшьем крестьянского населения, все еще существующего в тяготах крепостного права, гноятся через повествование.

В другом месте, в «Леди Макбет Мценского уезда» (1865), более известной по опере Шостаковича, премьера которой состоялась в 1935 году, Лесков обнаружил дерзко-сочувственное отношение к Катерине, молодой, бездетной жене, которая, скучая со своим неотесанным старшим мужем, берет дерзкого крепостного в любовники.Пара вступает в сговор не только для того, чтобы убить ее свекра и, по его возвращении, ее мужа, но и для убийства мальчика, который является единственным наследником. К тому времени она беременна ребенком от любовника.

Влюбленные арестованы, и по пути на корабле в лагерь для военнопленных Сергей, любовник, восстает против нее и связывается с другими женщинами-заключенными. Она, обезумев от ревности и любви, сталкивает в море одну из своих соперниц. «Катерина Львовна приподнялась почти по пояс, бросилась на Сонетку [свою соперницу], как сильная щука на мягкоперую плотву, и больше ни одна из них не появлялась.


Ошеломляющая работа
Ошеломляющая работа, особенно учитывая то, как Лесков хитро манипулирует нашими симпатиями. Это первая история в подборке, и она открывает довольно много. Также в набор входит «Запечатанный ангел» , а также комический шедевр «Левша ». Самый ценный комментарий, который любой рецензент может дать по этому сборнику чудес, даже с учетом некоторых современных идиом, — это указание запереться в нем.

Одна из многих прекрасных историй — потому что красота, какой бы невероятной она ни казалась, учитывая земной голос, доведенный до совершенства Лесковым, проступает повсюду, такова его человечность — Белый орел . В этой сказке рассказчик, отягощенный своим физическим уродством, обольщает своей добротой и очень человеческой потребностью в одобрении. Он делает замечание, верное по отношению к видению Лескова вообще и к переводу в частности: «Как ни старался рассказчик держаться высшей сферы бестелесного мира, нельзя было не заметить, что гость из-за могилы приходит земле по цвету, как луч света, проходящий через витражное стекло.

Каждый серьезный учитель литературы советует читать русских писателей XIX века, а потом перечитывать их. Лесков-индивидуалист, как бы он ни отличался от Тургенева, Достоевского и Толстого, с более явным родством с Гоголем, тоже заслуживает быть включенным в эту бессмертную литературную элиту.

Эйлин Баттерсби — литературный корреспондент

Скандальная «Леди Макбет» Николая Лескова — Читает русофил

— «Мм — да, а ты думал, что она просто женщина», — удивленно сказал мужичок. Фото предоставлено: рекламный кадр Флоренс Пью в роли Кэтрин в фильме «Леди Макбет » (2016), источник с http://florence-pugh.net
.

В 2016 году режиссер Уильям Олдройд выпустил полнометражный фильм « Леди Макбет » с Флоренс Пью в главной роли в роли интриганки. Однако это была не экранизация трагедии Шекспира, а экранизация рассказа Николая Лескова, название которого обычно переводится как Леди Макбет Мценского уезда (1865) . Фильм Олдройда наполнен устрашающе скудными декорациями и приглушенными цветовыми схемами, и его особая гениальность заключается в том, как сценарий Элис Берч превращает историю Лескова в тревожное размышление о различных формах динамики власти: гендерной, экономической, расовой, социальной. К концу фильма Олдройду удалось создать настолько темный и напряженный портрет, что становится почти невозможно провести различие между ролями жертвы и преследователя: Кэтрин Пью, бессильная в одних контекстах и ​​слишком сильная в других, больше не просто одно или другое, но гораздо более ужасающее сочетание того и другого.

Пересматривая повесть Лескова, предлагаемый им портрет своей героини несколько отличается от адаптации Олдройда, но не менее интригует.

Сюжет: Отчаянная домохозяйка, русское издание XIX века

Неравный брак (1880 г.), Фирс Журавлев. Источник фото: WikiCommons

Катерина Львовна Измайлова — нелюбимая трофейная жена Зиновия Борисыча, преуспевающего купца, вдвое старше ее и глубоко возмущенного кажущейся неспособностью жены произвести на свет наследника семейного состояния.Пять лет семейного положения не принесли Катерине радости: она живет под пятой и мужа, и престарелого тестя Бориса Тимофеича, а большую часть времени проводит, праздно бродя по полупустым комнатам, запершись. в доме, который предлагает очень мало развлечений. Лесков описывает некогда дерзкую натуру Катерины как увядшую от «скуки купеческого дома, от которого, говорят, можно было бы даже повеситься с удовольствием».

Распорядок дня Катерины значительно оживляется, когда муж по делам уходит из дома на значительное время, и у нее появляется прекрасная возможность закрутить роман с одним из клерков своего мужа, Сергеем. Сергей красив и страстен, и предостережения кухарки Катерине о том, что Сергей — простой бабник, вполне предсказуемо остаются без внимания. Именно это всепоглощающее желание Сергея приведет Катерину к совершению череды убийств, движимой все более отчаянной миссией освободиться от правовых и социальных ограничений, препятствующих постоянному союзу двух влюбленных.

Лесков изображает отношения Катерины и Сергея в беспощадно несентиментальных выражениях, и что наиболее интересно в его изображении, так это разные мотивы, которые он приписывает каждому из влюбленных.В фильме Олдройда отношения между двумя влюбленными в разгаре способны на странную, но кажущуюся искренней нежность; в оригинальном рассказе Лескова Катерина заблуждается с самого начала. Катерина, изголодавшаяся по возбуждению и привязанности в своем несчастливом браке, движима непреодолимым желанием как сексуального удовлетворения с крепким молодым клерком, так и почти безнадежно наивной верой в существование настоящей любви между ними. У Сергея другие идеи. Там, где Катерина видит большой роман, Сергей видит сначала возможность немного беззаботного веселья, а затем — гораздо более опьяняющую — проблеск надежды на социальное продвижение.В то время как первое убийство Катерины, совершенное против ее свекра после того, как он обнаружил роман, совершается в одиночку и полностью по ее собственной инициативе, ее следующее убийство — ее мужа — совершается с помощью Сергея и вдохновлено его неоднократными действиями. сокрушается перед ней о своем низком социальном положении:

Должен сказать, что мое ничтожнейшее положение заставило меня задуматься. . . Если бы я был, так сказать, вам равным, дворянином или купцом, я бы никогда в жизни не расстался с вами, Катерина Львовна.А а так, подумай сам, что я за человек рядом с тобой?

Именно подразумеваемая Сергеем угроза расставания из-за их разного социального статуса («Может ли быть между нами постоянная любовь?») приводит Катерину к решению действовать против супруга: «[она] была теперь готова, ради Сергея, идти через огонь, через воду, в темницу, на крест».

Беда, конечно, в том, что убийство порождает убийство, и не успела Катерина избавиться от неудобного мужа, как племянник, еще совсем ребенок, явился со своей теткой-опекунницей, чтобы потребовать долю семейного состояния.Катерина, теперь беременная собственным ребенком, кажется, смирилась с необходимостью делить добычу, пока Сергей не подстрекает его к тому, что он никогда не будет счастлив, увидев, что у нее меньше всего состояния, вскоре не подписывает смертный приговор несчастному маленькому Феде. также. Однако третье убийство погубило пару. Проходящие горожане через окно становятся свидетелями преступления, а Сергей не выдерживает и сознается в убийстве не только Феди, но и Зиновия Борисыча, вовлекая в процесс Катерину.И Катерину, и Сергея отправляют на каторжные работы в Сибирь, и по пути Сергей, теперь скучающий и без гроша в кармане, вскоре предает Катерину с двумя другими осужденными. Когда Сергей обманом заставляет Катерину отдать ему свою последнюю пару чулок только для того, чтобы затем сразу же подарить их своей новой возлюбленной, Катерина топит и свою соперницу, и себя в последнем, импульсивном акте мести: «[она] бросилась на Сонетку. как сильная щука на мягкоперую плотву, и ни одна из них больше не появлялась».

Дилемма: жертва или лиса?

Леди Макбет Джордж Каттермоул (1800-1868). Источник фото: Wikicommons. И шекспировская леди Макбет, и Катерина (по крайней мере, изначально) представлены как загадочно бездетные, и даже когда Катерина в конце концов рожает любовного ребенка Сергея, Лесков дает понять читателю, что у нее нет настоящих материнских чувств и она совершенно счастлива отказаться от нее. своего сына перед отъездом в Сибирь.В то время как леди Макбет убеждает своего мужа убить короля ради достижения высшей степени власти, реальные амбиции Катерины, по-видимому, в основном ограничиваются осуществлением власти над собственной жизнью и телом: как показывает кризис с Федей и наследство, она не особенно материалистична или стремится к высокому социальному положению, и, кажется, больше всего она желает сексуальной автономии. Лесков ясно подчеркивает пренебрежение Катериной со стороны мужа («никто не обращал ни малейшего внимания на эту ее скуку») и возможное жестокое обращение с ней со стороны Сергея, указывая на способы, которыми русская женщину часто несправедливо маргинализировали. Подразумевается, что Катерина имеет тенденцию реагировать и реагировать на против , подавляя навязанные ей социальные нравы, вместо того, чтобы преднамеренно идти в наступление из слепых амбиций, как это делает шекспировская леди Макбет.

И все же Катерина не совсем жертва, ибо ее поведение часто отличается таким тщеславным и эгоистичным своеволием, что ее положение выглядит мрачно-комичным. Кроме признания ее невыносимо скучной жизни с мужем, Лесков не пытается вызвать сочувствие читателя.Во всяком случае, он изображает Катерину как довольно неубедительную героиню. Она не особенно умна, равнодушна к обучению и не очень хорошо разбирается в мотивах или чувствах других. Ее планы почти никогда не являются планами, поскольку она склонна действовать в пылу момента и самым рискованным и бездумным образом. Предмет ее страсти настолько ничтожен, что мы ни разу не обманулись относительно природы дела, и поэтому Лесков предлагает нам посмеяться над ее любовью, вместо того чтобы быть тронутой ею. Она упряма до саморазрушения: ее стремление удержать Сергея означает, что, хотя она и хочет действовать свободно перед лицом общественного гнета, она постоянно не действует в собственных интересах, восставая против скучного и властного мужа. только ради другого человека, который так же ужасен по-своему. Другими словами, она абсолютно не икона протофеминизма. И в этом секрет причудливой привлекательности этой истории.

Сила в слабости

Николай Лесков (1888/1889) по эскизу Ильи Репина.Источник фото: Wikicommons

. Просматривая интервью с Олдройдом и Пью, я не удивился, услышав, что и режиссер, и актриса выражают своего рода восхищение своей версией Кэтрин, которая совершает ужасные преступления и в то же время умудряется вызывать интерес и даже сочувствие у публики. Иногда трудно относиться так же к оригинальному творению Лескова. Исполнение Пью придает Кэтрин больше выдержки и больше хитрости, чем у литературной Катерины, — и финал фильма радикально отличается от лесковского рассказа. Я считаю, что и экранизация, и исходный материал по-своему превосходны, но между ними есть одна связь, которая, в конечном счете, является наиболее неотразимой в обоих.

В современной феминистской критике, как в литературе, так и в обзорах фильмов, очень много странной фиксации на том, насколько «сильным» является женский персонаж, с общим основополагающим предположением, что чем больше сила и самоопределение женского персонажа демонстрирует, тем более феминистским (и, следовательно, приемлемым) является такое изображение женщины.Конечно, у таких комментаторов сила обычно не определяется как синоним хорошего или благородного поведения, и даже ужасное поведение может интерпретироваться как освежающее, если кажется, что оно исходит из места силы, даже в большей степени, если кажется, что оно исходит из силы. реакция на врожденную несправедливость (например, на искаженную гендерную динамику). В конечном счете, однако, я бы предположил, что реальный интерес к женскому персонажу, подобному лесковской Катерине, заключается в том, что она не является ни полностью бессильной, ни могущественной, ни сильной, ни слабой, а является порочным созданием, которое позволяет читателю разделить ее отвращение к ее первоначальный ограниченный образ жизни, а также смеется над растущей глупостью ее поведения в попытках выпутаться из него.

В конце концов, Катерина, как и экранная Кэтрин Пью, не феминистка и не антифеминистка — она просто человек, комок импульсов и противоречий. Во многом именно эта двусмысленность в представлении Лескова о ней добавляет красок истории и пробуждает интерес к ее дилемме. Мы по-прежнему развлекаемся этой историей не потому, что нам так или иначе делают сильное заявление о ее женственности, а потому, что она человек, слишком человек. Своевольный, недальновидный, доверчивый и шокирующе кровожадный человек – и тем более занимательный, даже через полтора века после того, как Лесков впервые раскрыл миру ее преступления.

Узнать больше:

  • Лесков Николай. Очарованный странник и другие рассказы. Перевод Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2013. В печатном виде, его легко найти в мягкой обложке.
  • Леди Макбет (фильм, 2016). Режиссер Уильям Олдройд, сценарий Элис Берч, в главных ролях Флоренс Пью, Космо Джарвис и Кристофер Фэйрбэнк. В настоящее время доступно на DVD и Blu-ray. Ссылка на IMDB: https://www.imdb.com/title/tt4291600/

Русофил Читает любит независимых книготорговцев! Пожалуйста, подумайте о том, чтобы передать свой бизнес независимому книжному магазину при покупке следующего отличного книги, будь то новая или подержанная, — помогите сохранить разнообразие и активность сообщества книготорговцев.

 

Понравилась эта статья? Подпишитесь на список адресов электронной почты в нижней части страницы, чтобы получать последние сообщения прямо на ваш почтовый ящик!

© Брэнди Харрисон/Russophile Reads 2019

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Портрет автора Николая Лескова (1831-1895) работы Лелакова, Анатолия (деятельность Конец XIX в.)/ ГЦЛМ, Москва/ 1872/ Россия/ Холст, масло/ Русская живопись XIX в./ Портретное фото 4266-23135 : Superstock

Superstock предлагает миллионы фото, видео и стоковых ресурсов для творческих людей по всему миру. Это изображение Портрет автора Николая Лескова (1831-1895) работы Лелакова, Анатолия (деятельность Конец XIX в.)/ ГЦЛМ, Москва/ 1872/ Россия/ Холст, масло/ Русская живопись XIX в./ Портрет А. Буркатовского / Fine Art Images доступен для лицензирования сегодня.

Детали

Номер изображения: 4266-23135
Управляемые права
Авторы и права: А. Буркатовский / Fine Art Images
Детали: 3936 х 4724 пикселей | 13.12″ х 15,75″ | 55,78 МБ | 300 точек на дюйм


ПРОСТОЕ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ RM

$250

Издательское/образовательное использование

400 долларов

Прямой маркетинг – внутреннее использование

$1600

Продлить эту лицензию

Чтобы получить индивидуальные тарифные планы со скидкой, без водяных знаков или наборы изображений для отдельных лиц или корпораций, нажмите кнопку
НУЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ ниже.


В поисках акций по подписке посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?


Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Отдел продаж и исследований SuperStock
Электронная почта: [email protected]ком
Телефон: 1-866-236-0087
Великобритания/ЕС: +44(0) 20 7036 1800


Проект MUSE — Styling Russia: Мультикультурность в прозе Николая Лескова. Slavica Bergensia, 7 автора Кнут Андреас Гримстад (обзор)

РЕЗУЛЬТАТЫ 535, не говоря уже об обильных и часто причудливых иллюстрациях. Безусловно, это самое странное шоу с великолепно упрощенными, неестественными модными моментами высокой драмы, которое, вероятно, порадует всех читателей, которые, возможно, в детстве корпели над старыми копиями «Айвенго» или «Лорна Дум».Лондон Ричард Фриборн Гримстад, Кнут Андреас. Styling Russia: Мультикультура в прозе Николая Лескова. Slavica Bergensia, 7. Факультет иностранных языков Бергенского университета, Берген, 2007. 256 стр. Примечания. Библиография. Показатель. 150 норвежских крон: 27,00 долларов: 14:00: 19:00. Патриотизм – тема, полная двусмысленности. Толстой понимал эту концепцию как относящуюся исключительно к милитаризму и считал ее несовместимой с христианством. Лермонтов заявил, что разум не может понять его любви к родине; он писал о степях, лесах, ночных деревнях, урожае и празднествах в деревенских кабаках, и все это плавало в тонком спиртовом тумане.Ахматова, казалось, тесно отождествляла свою любовь к России с любовью к языку. Патриотизм сегодня снова стал предметом озабоченности в России. Социологические исследования свидетельствуют о заметном ослаблении связей населения в целом с родной землей. Военные утверждают, что обнаружили, что молодые люди больше не захотят сражаться за свою страну; корыстные интересы требуют восстановления военного обучения в школах. Воспитание патриотизма всегда было явной целью русского образования, начиная с эпохи Ивана Грозного.В течение очень долгого времени это была настойчивая тема в российском обществе и культуре. Может ли исследование Лескова пролить свет на этот вопрос? Кнут Андреас Гримстад цитирует известные взгляды Лескова на «самый типичный русский из писателей», «самый русский из русских писателей», «родную силу», «насквозь русский», идущий «из самого сердца России». , и тому подобное. В то же время Гримстад предупреждает нас, что лесковская картина России чрезвычайно сложна; он отвергает или, по крайней мере, очень осторожно принимает эти мнения, характеризуя Лескова как пламенного патриота.В одном месте он ссылается на «так называемую [sic]русскость» Лескова (с. 13). Ясно, что русскость Лескова заслуживает пристального внимания, чтобы привести нас к более близкому пониманию его искусства. Гримстад делает это, «сочетая ключевые концепции современной теории литературы и семиотики, а также антропологии и теории культуры» (стр. 7). Однако традиционалистскому читателю Лескова не следует отчаиваться, поскольку все сводится к тому, что Гримстад подвергает интенсивному анализу текст пяти произведений Лескова: «Собонане», «Очарованный странник», «Изображенный ангел», «На край света» и «Детские годы». почти до излишества, добиваясь высокого качества обсуждения.Покойный американский исследователь Лескова Уильям Эдгертон заметил в отношении сочинений Лескова, как вымышленных, так и документальных, что точка зрения автора или рассказчика (реальная или подразумеваемая) была двусмысленной. Гримстад раз за разом выявляет, что поверхностное, по-видимому, сразу очевидное сообщение текста не является настоящим сообщением. То, что Лесков использовал как художественную литературу, так и свои публицистические произведения для выражения точки зрения, не вызывает сомнения; это особенно верно в отношении его взгляда на религию. Что называют самым православным рассказом Лескова «Запечатанный ангел»? можно даже сказать? ниспровергатель Православия. CathedralFolk поднимает похожие вопросы. Предполагаемый автор научно-популярных работ, таких как «Раскол в высшем обществе» и «Евреи в России» (не обсуждаемых Гримстадом в этой книге), является убежденным православным; настоящий автор льстит консервативным читателям, делая вид, что разделяет их предубеждения, а затем искусно пытается манипулировать ими, чтобы отвлечь их от антипротестантизма и антисемитизма.Именно русское православие является доминирующим предметом анализа Гримстада. Важнейшим для религиозной, а также национальной темы он считает поликультурный аспект этих произведений. Они изобилуют поляками, немцами, украинцами, англичанами и другими, которые освещают русское и православное через контраст, и показано жизненно важное значение отношений русских персонажей с этими людьми. Возникает двоякое впечатление: Россия как она есть и Россия такой, какой Лесков хотел бы ее видеть. Это, я так понимаю, автор имеет в виду под несколько странным течением «стилизовать» Россию: изображая ее, воссоздавая ее по своему образу, делая ее слегка отличающейся от того, что она…

Переслать «Единому разуму» Николая Лескова


Без трех праведников не может устоять ни один город.

Один русский писатель умирал раньше меня за сорок восьмой раз. Он все еще жив, как и продолжал жить после своего сорок семь предыдущих смертей, наблюдаемых другими людьми и в других обстоятельства.

Он лежал передо мной, один, распластавшись на бескрайнем диване и готовился продиктовать мне свою последнюю волю, но вместо этого начал ругаться.

Я могу беззастенчиво рассказать, как это было и какие последствия это привело к.

Писателю грозила смерть по вине театрально-литературной комиссии, которая как раз убивала его пьесу с непоколебимая рука. Ни в одной аптеке не было лекарства от мучительных болей причинение вреда здоровью автора.

«Моя душа ранена, и мои кишки все перевернуты внутри меня», — сказал страдалец, глядя в потолок гостиничного номера, а затем, его взгляд на меня, он вдруг крикнул:

«Что же ты молчишь, как будто твой рот набит дьяволом знает что? У вас, петербуржцев, у всех на душе какая-то гадость: вы никогда не говорите ничего, чтобы утешить мужчину; он мог бы с тем же успехом отказаться от призрак прямо перед вашими глазами.

Я впервые присутствовал при смерти этого необыкновенного человека и, не понимая его смертной тоски, сказал:

«Как я могу утешить вас? Я могу только сказать, что все будут крайне жаль, если театрально-литературный комитет срежет вашу драгоценную жизнь короче со своим суровым решением, но. . ».

— Нет плохого начала, — перебил писатель. «Пожалуйста, держи говорить, и, может быть, я засну».

— Как хочешь, — ответил я. «Итак, ты уверен, что сейчас умирающий?»

«Я уверен? Говорю тебе, я почти ушел!

— Великолепно, — сказал я, — но хорошо ли вы подумали о том, это горе стоит того, чтобы из-за него ты умер?

«Конечно, оно того стоит; стоит тысячу рублей». — застонал умирающий.

«Правильно. К сожалению, — ответил я, — пьеса едва ли принести вам более тысячи рублей, а значит . . ».

Но умирающий не дал мне договорить; он быстро поднял сам на диване и кричал:

«Какой подлый способ рассуждать! Пожалуйста, дайте мне тысячу рублей а потом можешь рассуждать сколько хочешь.

«Почему я должен расплачиваться за чужой грех? Я сказал.

— А почему я должен быть проигравшим?

«Потому что, зная, как обстоят дела в наших театрах, вы описали всякие титулованные особы в своей пьесе и представляли их каждую хуже и банальнее другого.

«Ах, вот вам и утешение! По-вашему, надо не описывай ничего, кроме хороших людей, а описываю то, что вижу, брат, и все, что я см. грязь.

— Значит, у тебя что-то не так со зрением.

«Может быть, и так, — ответил умирающий, уже совсем разозлившись, — но что мне делать, если я не вижу ничего, кроме мерзости, в своей душе и в вашей? И тогда Господь Бог мне теперь поможет отвернуться от тебя к стене и уснуть со спокойной совестью, и я завтра буду жить, презирая всю свою наивную землю и ваши утешения.

И молитва страдальца была услышана: он «после этого» отлично выспался, и на следующий день я повез его на станцию; но потом, вследствие его слов, меня самого охватила грызущая тревога.

«Неужели, — думал я, — что в моем, или в его, или в каком другом Русской души там неужели ничего не видно, кроме хлама? Может быть, все добро и доброта, когда-либо замеченные художественным взором других писателей, просто чепуха и бред? Это не просто грустно, это страшно.Если, по народному поверью ни один город не устоит без трех праведников, как может вся земля стоять без ничего, кроме мусора, который живет в моей душе а твое, дорогой читатель?

Это было для меня ужасно и невыносимо, и я отправился на поиски праведников, поклявшись, что не успокоюсь, пока не найду хотя бы этого небольшое количество трех праведников, без которых «ни один город не может устоять». Но куда бы я ни обращался, кого бы ни спрашивал, все отвечали мне одинаково, что они никогда не видели праведников, потому что все люди грешны, кроме одного или другому из них приходилось время от времени встречаться с хорошими людьми. Я начал делать заметки. Ли праведные они или неправедные, подумал я, надо все это собрать и тогда попытаться увидеть, «что в нем возвышается над уровнем простой морали» и является поэтому «святой для Господа».

Это некоторые из моих заметок. . .

Николай Лесков (1831 — 1895), русский писатель

Задний план

Он родился в Орловской губернии, Россия, в 1831 году. Все предки Лескова по отцовской линии были священнослужителями села Леска Орловской губернии, отсюда и фамилия Лесков.

Карьера

Его называли самым русским из писателей; но его интеллектуальное формирование во многом было обязано нерусским влияниям — в частности, украинской культуре, с которой он познакомился в течение восьми лет, проживая молодым человеком в Киеве, и английской культуре, которую он усвоил за годы тесного общения со своим дядей. по браку Александр Скотт.

В Петербурге, где он жил с 1861 года до самой смерти, он культивировал в русской литературе роль провинциала и аутсайдера и постоянно шел против основных течений петербургской литературной моды. Литературная продукция Лескова настолько разнообразна, что трудно выделить хотя бы полдюжины произведений, которые могли бы удовлетворительно иллюстрировать ее размах. Его пожизненный интерес к религии проиллюстрирован в « Соборяне» (1872 г .; народ собора ), « Запечатленный ангелангел» (1873 г .; «Запечатанный ангел») и « На краю света» (1875 г .; «На краю земли»).Левша (1881; «Стальная блоха») — самый известный пример его комического, буйного, почти непереводимого языка. Напротив, «Леди Макбет Мценского уезда» представляет собой суровый рассказ о незаконной страсти и убийстве, не похожий ни на что другое, когда-либо написанное Лесковым. «Очарованный странник» (1873; «Очарованный странник») — русский плутовской роман, в котором главный герой, однако, сам не плут, а жертва плутов. Несмертельный Головань (1880; «Бессмертный Головань») представляет одного из длинных лесковских лесковских комических героев на красочном фоне русской провинциальной жизни.«Полунощники» (1891; «Полуночники») — защита толстовства, в которой резюмируются все основные черты гениальности Лескова: его сказочная манера, в которой он использует персонажа как рассказчика, его словесная виртуозность и юмор, его умение добиваться своего. значит мимо российской цензуры. Его последний шедевр, «Заячи ремиз» (1894; «Мартовский заяц»), представляет собой пророческую атаку на политическую охоту на ведьм.

Религия

Лесковское христианство, как и толстовское, было антиклерикальным, внеконфессиональным и чисто этическим.

Политика

Лесков не верил в возможность аграрной революции в России и не желал ее, видя в просвещении и просвещении, часто религиозного характера, факторы общественного оздоровления,

просмотров

Глубокий анализ России через ее язык был для него главной задачей.

Личность

Цитаты других о человеке

  • Горький видел в Лескове настоящего художника, место которого «наряду с такими мастерами, как Л. Толстой, Гоголь, Тургенев и Гончаров, заслуженно».

Соединения

6 апреля 1853 г. Лесков женился на Ольге Васильевне Смирновой (1831–1909), дочери зажиточного киевского торговца. Брак Лескова был несчастлив; его жена страдала серьезными психологическими проблемами, и в 1878 году ее пришлось доставить в психиатрическую больницу Святого Николая в Санкт-Петербурге. В 1865 году гражданской женой Лескова стала Екатерина Бубнова (урожденная Савицкая), с которой он впервые познакомился в июле 1864 года.

Отец:
Семен Дмитриевич Лесков (1789–1848)

уважаемый следователь по уголовным делам

Мать:
Мария Петровна Лескова (урожденная Алферьева, 1813–1886)

дочь обедневшего московского дворянина

Супруга:
Ольга Васильевна Смирнова
ребенок:
Вера Бубнова-Лескова (усыновлена)
ребенок:
Андрей
ребенок:
Варя Долина (она же Варя Кук, удочеренная)
ребенок:
Вера Лескова
ребенок:
Дмитрий

родился 23 декабря 1854 г. , но умер в 1855 г.

гражданская жена:
Екатерина Бубнова (урожденная Савицкая)
Партнер:
Екатерина Бубнова (урожденная Савицкая)

Илья Лесков | Кафедра офтальмологии Факультет

История и опыт

Илья Лесков, доктор медицинских наук, стажер, специалист по витреоретинальным заболеваниям и хирургия.Окончил комбинированную программу MD-PhD в Гарвардской медицинской школе. и Массачусетский технологический институт, после чего он закончил офтальмологию. ординатура в Массачусетской глазной и ушной больнице (Бостон, Массачусетс) и стажировка в витреоретинальной хирургии в Северо-Западном университете (Чикаго, Иллинойс). С 2018 года доктор Лесков работал на факультете SUNY Downstate, а также обучал резидентов и стипендиатов в качестве директора службы сетчатки в больнице округа Кингс.

Доктор Лесков специализируется на медикаментозном и хирургическом лечении таких заболеваний, как диабет ретинопатия, возрастная макулодистрофия, окклюзия сосудов сетчатки, витреоретинальная инфекции и увеит, макулярные отверстия, разрывы и отслойки сетчатки. Он также проявляет особый интерес к лечению осложнений после операции по удалению катаракты и смещения интраокулярные линзы.Он свободно говорит на русском и французском языках и принимает пациентов в SUNY. Преподаватели Нижнего штата практикуют в районах Мидвуд и Бруклин-Хайтс.

Научные интересы

Д-р Лесков является автором многочисленных рецензируемых публикаций и глав в области онкологии, биохимии сетчатки и патофизиологии, а также новые хирургические техники. Его исследовательские интересы включают патофизиологию диабета. ретинопатия и серповидно-клеточная ретинопатия, новые хирургические методы и их результаты, инновационная визуализация в диагностике сетчатки, а также социально-экономические детерминанты приверженности к лечению витреоретинальных заболеваний.

Образование
  • Бакалавриат (BA): Swarthmore College (Swarthmore, PA)
  • Медицинская школа (MD): Гарвардская медицинская школа (Бостон, Массачусетс)
  • Высшая школа (PhD): Массачусетский технологический институт (Кембридж, Массачусетс)
  • Резидентура (офтальмология): Massachusetts Eye and Ear Infirmary (Бостон, Массачусетс)
  • Стипендия (витреоретинальные заболевания и хирургия): Северо-Западный университет (Чикаго, ИЛ)
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.