Квинт гораций флакк биография краткая: Краткая биография Горация

Содержание

Краткая биография Горация

Гораций Флакк Квинт (65-8 гг. до н.э), древнеримский поэт.

Родился на юге Италии в семье вольноотпущенника.

В 20 лет отправился в Афины, чтобы завершить свое образование.

В 22 года получил чин военного трибуна.

После убийства Цезаря стал на сторону республиканцев. В битве при Филиппа (42 ?. до н. э.), окончившейся неудачно для Республики, Гораций бежал с поля сражения. После объявления амнистии купил должность квесторского писца. Стихи Горация привлекли взимание Вергилия и Вария Руфа. Они представили молодого поэта ближайшему сподвижнику Августа Меценату, и в 38 г. до н. э. тот принял Горация в круг свои друзей.

В 33 г. до н. э. Гораций получил от Мецената небольшую усадьбу в Сабинских горах, благодаря которой ему больше не надо было печься о хлебе насущном.

Обратившись к поэзии в пору разочарования после поражения при Филиппа, Гораций избрал в качестве образца двух остроумных и язвительных авторов: у грека Арилоа (ок.

675 — ок. 635 гг. до н. э.) он позаимствовал ямб, у италийца Луцилия (ок. 180—102 гг до н.э.) — сатиру. Первая книга сатир Горация (сам он называл их беседы), состоявшая из десяти стихотворений, написанны гекзаметром вышла ок. 35 г до н.э.

После победы Августа, ок. 30 г до н. э., Гораций собрал еще 8 сатир во второй книге, присоединив к ней 17 коротких ямбических произведений, названных эподы.

После этого в творчестве Горация произошел решительный поворот. Он отыскал размеры, соответствующие своему ныне позитивному умонастроению, в эолийской лирической (т.е. предназначавшейся для исполнения под аккомпанемент) поэзии начала V в. до н. э., у Алкея и Сафо, у них же он черпал и вдоновение.

С 30 по 13 гг. до н. э. Гораций создал четыре книги лирических стихов. Первая книга содержит философские размышления в духе эпикурейства и отчасти стоицизма. Вторая посвящена вопросам поэзии. Особое место занимает письмо к Пизонам об искусстве поэзии, названное еще в древности «Наукой поэзии».

В следующие шесть лет Гораций перестал сочинять лирические (в античном смысле слова) стихотворения. Император Август поручает Горацию сочинение гимна в честь великих Столетних игр. Это принесло поэту широкую известность, и он опять вернулся к лирике.

В 8 г. до н. э. Меценат умер, а Гораций пережил его лишь на два месяца. Его похоронили на Эсквилине рядом с Меценатом.

Творчество Горация, замечательного мастера стиха, создателя поэзии ума, блистательной и гармоничной, — одна из вершин римской литературы, которую он обогатил новыми для нее размерами греческой лирики.

«Наука поэзии» послужила основой для «Поэтического искусства» Н. Буало (1674 г.).

В России ода Горация «Памятник» была переведена М.В. Ломоносовым; ее переложили Г.Р. Державин, А.С Пушкин, В.Я. Брюсов. Стиотворение Пушкина «Кто из богов мне возвратил…» — вольный перевод 7-й оды из 2-й книги од Горация

Близкая тема:
    Всех ждёт одна ночь

    Всех [нас] ждёт одна ночь — Omnes una manet nox [омнэс уна манэт нокс ] Из оды Горация, написанной от лица пошбшего моряка, который говорит о том, что смерти не избежали ни Тантал, сотрапезник богов,Читать дальше…

Связанные записи:

Популярно:

Комментарии:

Квинт Гораций Флакк: биография и творчество поэта — Другие авторы

Квинт Гораций Флакк (65-8 гг. до н. э.) — древнеримский поэт, живший и творивший в бурный век завоевателя Юлия Цезаря, возвысившего Рим, и императора Августа Октавиана, приёмного сына Цезаря и первого императора Рима.

Биография Горация

Молодость Горация, сына вольноотпущенника (бывшего раба), совпала с победой Цезаря в гражданской войне. После убийства Цезаря Гораций примкнул к главарям заговора — Бруту и Кассию, которые вскоре потерпели поражение в войне против преемника Цезаря; затем Гораций был амнистирован и вернулся в Рим. На этом его короткое активное участие в политической жизни было закончено, и он избирает другое поприще, ставшее главным в его жизни, — литературную деятельность.

Уже первые литературные опыты Горация привлекают внимание знатоков поэзии: его приближают к себе известные поэты. Вергилий представляет Горация Меценату — покровителю людей искусства и близкому другу Августа Октавиана. Это знакомство позволило Горацию получить расположение императора, который со временем даже предложил ему занять место своего личного секретаря. Гораций от предложения отказался, следуя избранному в жизни принципу золотой середины (aurea mediocratus), провозглашённому им в одной из своих од. Это выражение стало крылатым. Гораций также не злоупотреблял своей близостью к Меценату, благодаря покровительству которого он всю жизнь мог заниматься только литературой.

Известность и значимость Горация как поэта были настолько велики, что император Август Октавиан именно ему поручил написать юбилейный гимн на торжественное открытие столетия игр, которые должны были знаменовать окончание войн и начало эпохи процветания Рима (17 г. до н. э.). Исполнение гимна хором из двадцати семи юношей и двадцати семи девушек на белоснежных ступенях храма Аполлона, воспевавших «семихолмный град» — Рим, стало центральным эпизодом торжественной церемонии. Поручение Августа означало признание Горация первым поэтом в Риме.

Умер Квинт Гораций Флакк внезапно, от скоротечной болезни, в самом расцвете своей поэтической славы.

Творчество Горация

Гораций оказался гораздо удачливее своего старшего современника Катулла: его поэтическое наследие дошло до нас полностью, что во многом объясняется широким признанием его поэзии и её поддержкой властью. Произведения Горация и их фрагменты неизменно включались в антологии римской литературы, программы школ и академий, поэтому они легко переходили из века в век. Однако не только благодаря высокому положению Гораций-поэт остался в веках. Этому способствовали высокое мастерство его поэзии, изящество стиха, широчайший метрический диапазон, богатство тем, великолепное развитие традиций греческой лирики Архилоха, Алкея, Сапфо в латинской поэзии.

Наследие Горация состоит из стихотворений, воспитывающих у римлянина мудрое отношение к власти и другим людям; сатир и бесед, в которых поэт учит находить гармонию между своей личностью и обществом и призывает вернуться к добрым нравам прежней жизни; посланий, содержащих поучения и описание науки создания поэзии. Среди многих произведений выделяется «Юбилейный гимн», созданный в год наивысшего подъёма Рима (17 г. до н. э.):

Пусть, о Солнце, ты, что даёшь и прячешь

День, — иным и тем же рождаясь, — пусть же

Ты нигде не узришь ничего славнее

Города Рима.

Перевод Н.С. Гинцбурга

Особое место в творчестве Горация занимают лирические оды, поэтические произведения, написанные высоким стилем для утверждения римской идеологии и прославляющие ценности жизни и достоинства людей, значение их деяний. Наиболее известным в России лирическим произведением Горация стала ода XXX («Памятник»), послужившая образцом для подражания русским поэтам М.В. Ломоносову, Г.Р. Державину и А.С. Пушкину.

Ода Горация XXX («Памятник») стала основой для возникновения нового жанра в мировой литературе — жанра лирического стихотворения, в котором поэт утверждает значение поэзии в мире и подводит итог своего личного творчества. Основные тезисы оды Горация таковы: поэт создал памятник своему творчеству, который крепче металла и неподвластен ни течению времени, ни разрушительному воздействию стихий. Во фразе «нет, не весь я умру» поэт утверждает не своё бессмертие как человека, а бессмертие поэзии, представляющей в человеке «лучшую часть его». Его поэзия не исчезнет, пока сохранится древний обряд его страны и распространится по всем её пределам.

Поэзия перетекает из одного времени в другое, как перелился «эолийский напев в песнь италийскую». Гораций гордится своим вкладом в сохранение поэзии и благодарит за это благосклонную к нему Мельпомену — музу трагедии.

Гораций назвал свою оду «К Мельпомене», название «Памятник» она получила в переводах и подражаниях. Очевидно, что, обращаясь к музе высокой поэзии — трагедии, он хотел подчеркнуть огромную роль и заслугу поэта, который претворил свою жизнь в поэтический подвиг. Именно поэтому в литературе возникла традиция обращаться к этому произведению. Переводчики и учёные-филологи старались придерживаться текста Горация, так, например, Ломоносов, будучи учёным и поэтом, перевёл оду близко к источнику. Напротив, Державин и Пушкин, выдающиеся русские поэты классического периода, создали близкие по духу оде Горация свои «Памятники», вложив в них актуальные для своего времени содержание и идеи. Однако главные мысли Горация о вечности и величии поэзии, её значении для своего народа, подвиге поэта остаются неизменными.

Источник: Москвин Г.В. Литература: 9 класс: в 2 ч. Ч. 1 / Г.В. Москвин, Н.Н. Пуряева, Е.Л. Ерохина. — М.: Вентана-Граф, 2016

краткая биография. Квинт Гораций Флакк — древнеримский поэт

Гораций – второй великий римский поэт после Вергилия, который ставил перед собой задачу создать образцовую литературу. Он считал, что поэзия является «гимнастикой языка». Гораций не любил лирику Катулла и стремился писать произведения, которые были бы похожи на высокосодержательные и моралистичные поэмы Вергилия.

У читателя вызывает интерес не только творчество великого римского поэта, но и его историческая эпоха, биография. Гораций Квинт сделал огромные заслуги для мировой литературы, хотя являлся выходцем из простой семьи. В своих стихах он формулировал собственную мудрость и дал целый ряд рекомендаций нравственно-этического плана, в основе которых лежала философия золотой середины.

Гораций: биография и жизненный путь

Великий римский поэт родился в 65 году до н. э. в Венузии. Его творчество приходится на первое десятилетие правления Октавиана Августа, который занял место Цезаря. Он родился в семье вольноотпущенника, который позаботился об образовании сына и после смерти оставил ему небольшое имение.

Жизнь поэта была напрямую связана с деятельностью Мецената. Когда в Риме был убит Цезарь, Квинт Гораций Флакк примкнул к сторонникам Брута. Именно Меценат помог ему утвердиться в жизни: подарил имение и ввел в круг Августа.

Гораций умер от внезапной болезни в 8 веке до н. э. Похоронен рядом со своим добродетелем Меценатом на окраине Эсквилина.

Особенности творчества

Квинт Гораций Флакк был многогранным поэтом, который создал образцы поэзии в разных лирических жанрах – одах и гимнах. Оба произведения по форме и настроению достаточно торжественны. Однако его оды, выпущенные в четырех книгах, не направлены на восхваление чьих-либо заслуг, а отражают жизненную мудрость поэта и его философию. Гораций дает в них советы, обращаясь к тому, кому посвящены оды.

Все творчество великого римского поэта можно разделить на несколько циклов по жанрам:

1. Эподы (стихотворения-двухстишия ямбического характера).

2. Сатиры (произведения обличительного характера). Написаны гекзаметром.

3. Оды (лирические стихотворения, посвященные какому-либо событию).

Гораций, биография которого представлена тремя периодами творчества, всю жизнь придерживался философии золотой середины, построенной на мудрости, рассудительности, красоте, добродетели и гармонии.

Жанр послания

Квинт Гораций Флакк, стихи которого по большей части посвящались отдельным лицам, весьма преуспел в этом литературном жанре. Он написал 23 послания, последнее из которых – «К пизонам» — стало вторым трудом по литературоведению после «Науки поэзии» Аристотеля, что свидетельствует о его значимости в контексте мировой литературы. Главное в эстетике Горация – разумность, соответствие природе, чтобы стиль и подобранные слова полностью соответствовали поднимаемой теме. Его поэзия сложна для понимания. Иоганн Вольфганг Гете когда-то писал, что образы в посланиях похожи на «маятник». Композиция лирических стихов сложна тем, что Гораций умело мог переходить от одного образа к другому, используя в тексте разные стихотворные размеры. Его стихи наполнены различными собственными именами, географическими названиями, а также он уделяет внимание деталям.

Тематические группы од Горация

Стихотворения-размышления являются воплощением мудрости. Квинт Гораций Флакк, творчество которого главным образом представлено четырьмя книгами од, пишет в данной тематической группе о кратковременности жизни и быстроте текущего времени. Для него стремление к почестям и богатству бессмысленны. В одах звучит тема любви, застолья, но в отличие от стихотворений Катулла, их тон счастливый и утешительный. Можно насчитать 7 женских имен, к которым Гораций пишет стихотворения-размышления. В одной из своих од (№30 «К Мельпомене») он поднимает проблему бессмертия поэта и входит в традицию, начиная еще с египетской поэзии, что бессмертие человека достигается в результате его труда, создания литературных произведений. Свою бесконечность Гораций видит в стихах.

Анализ оды № 30

Это произведение получило условное название «Памятник». Стихотворение настолько понравилось классикам русской литературы, что идею о бессмертии творчества поэта заимствовали Гаврила Державин («Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный»), Александр Пушкин («Я памятник себе воздвиг нерукотворный»), Валерий Брюсов («Мой памятник стоит, из строф созвучных сложен»). Двое последних в качестве эпиграфа заимствовали строфы на латыни, которые произносил когда-то Гораций. Биография поэта, как известно, была далеко не завидной: с детства он не знал роскоши и собственными силами пытался остаться в памяти людей на долгие века.

Ода №30 называется «К Мельпомене» и завершает третью книгу од; Мельпомена в мифологии является музой трагедии. В произведении Гораций рассуждает о своих достижениях и в конце обращается с призывом увенчать себя лавровым венцом. На сегодняшний день наиболее успешными переводами оды №30 считаются стихотворения Ломоносова и Востокова.

Сатиры Горация

Перу великого римского поэта принадлежат несколько сборников сатир. Из этого стоит умозаключить, что он прославился не только как мастер од. Сатиры Горация напоминают философские рассуждения над смыслом жизни, именно в них он выражает философию золотой середины. Основным объектом высмеивания становятся ложные пути счастья, погони за мнимыми благами. Квинт Гораций Флакк, стихи которого носят сатирический характер, иронизирует над гуляками и пьяницами. Одна из его жизненных рекомендаций гласит, что не стоит становиться рабом вина и для утоления печали злоупотреблять этим напитком. Несмотря на то что объектом высмеивания в сатирах становятся человеческие страсти и пороки, в них он пишет и о личном: в сатире № 6, например, он рассказывает историю своей жизни. Гораций, имея низкое происхождение, живет, довольствуясь малым и не знает роскоши.

Мастер стихотворных размеров

Гораций иногда не скрывает в своих стихах свое происхождение и не стыдится, что является сыном отпущенного на волю раба. По подсчету литературоведа Михаила Гаспарова, поэт использовал в своей поэзии 12 видов древнегреческих строф, его гениальность заключается в мастерском знании и владении стихотворным искусством. В первой книге своих од он дал «парад» этих размеров, представил сапфическую, алкееву и другие строфы. Кроме од Гораций, годы жизни которого были весьма продуктивными, работал с эподами, которые очень схожи по форме с припевками. В них выражается политическое содержание и, как в ямбах, высмеиваются недостатки народа и людей (ярчайший пример – «К римскому народу»).

Рекомендации Горация с пояснениями

«Будь доволен тем, что в руках имеешь». Поэт подразумевал простую жизненную истину, которая гласит, что нужно жить и радоваться сегодняшним днем и не осуждать создателя за то, что не всякий человек знатен и богат. Все блага следует получать честным способом и довольствоваться малым.

«Пользы в деньгах нет, если ты их копишь, но не тратишь». Как много случаев знает история, когда человек всю жизнь стремился заработать капитал, отказывая себе во многом, а, заработав его, скоропостижно скончался. Гораций считает такую философию неправильной: нужно равномерно тратить заработанные деньги и жить полноценно, без ограничений.

«Печали жизни разгоняй вином, но знай меру». Гедонизм как направление в эстетике пропагандирует идею о наслаждении как о высшей цели человеческой жизни. Гораций разделял эту точку зрения наполовину: винопитие, безусловно, может утолить печали, но не стоит им злоупотреблять.

«Влюбляйся, но не страдай от любви». Гораций, биография которого пестрит семью женскими именами, вывел истину, благодаря которой мужчина может жить в ладу со своим сердцем. Он не отрицает любви, но выступает против страсти и страданий.

История римской литературы в именах

Самым известным римским комедиографом считается Тит Макций Плавт. Он написал около пятидесяти комедий, но до нас дошло всего 19. В общей сложности ему принадлежит свыше 20 тысяч стихотворных строк.

Тит Лукреций Кар и Гай Валерий Катулл являются ярчайшими представителями римской литературы периода республики. Первый является автором труда «О природе вещей», а второй прославился своими любовными стихотворениями.

Публий Вергилий Марон пробовал себя во многих литературных жанрах. Этот древнеримский поэт является автором героической поэмы «Энеида»

Публий Овидия Назона называют младшим современником Горация. Он является автором поэмы «Наука любви», написанной в ироническом духе, а также сборником песен «Аморэс».

Федр является выдающимся поэтом-баснописцем, который первый начал писать басни в стихотворной форме. Он прославился собственными произведениями и переводами Эзопа.

Изначально термин «проза» использовался римлянами для обозначения неритмизованной речи. Первые произведения в нестихотворной форме появились значительно позднее. Известным прозаиком принято считать Апулея – автора авантюрного романа «Золотой Осел», за ним по значимости стоит Петроний Арбитр, который написал «Сатирикон».

Гораций, Квинт Флакк, подробная биография

(65—8 гг. до н.э.) древнеримский поэт

Выдающийся поэт эпохи императора Августа Квинт Гораций Флакк был младшим современником Вергилия. Он родился в Венузии, на юге Италии. Отец его был вольноотпущенником и владел небольшим имением. Он дал своему сыну хорошее образование. Сначала Гораций учился в Риме, в школе, где изучал Гомера и древних римских поэтов, а потом уехал в Афины. Там он занимался греческой поэзией и философией.

Интерес к вопросам этики, свойственный современникам Горация, усилился у римлян еще со времен Цицерона. Философия понималась ими как наука о нравах. Однако и в этих вопросах Гораций не придерживался строго определенной философской школы. Для него характерно пестрое, непоследовательное сочетание взглядов и требований разнообразных философских систем.

Воспитанный в духе верности республике, в 42 году Гораций сражался в Греции в войске Брута, последнего защитника республики. Разгром Брута будущий поэт принял как трагедию, он с трудом вернулся в Италию и, «наученный бедностью дерзкой», начал писать стихи. Это сблизило его с Вергилием и Варием, а те, в свою очередь, представили его Меценату. С этих пор дружба с Меценатом стала постоянной опорой для будущего поэта.

Имя Горация — одно из самых популярных среди имен писателей древности. Даже те, кто никогда не читал ни одной его строчки, обычно знакомы с ним. Гораций был частым гостем в русской классической поэзии. Недаром Пушкин в одном из первых своих стихотворений перечисляет его среди своих любимых поэтов: «Питомцы юных Граций, с Державиным потом чувствительный Гораций является вдвоем…», а в одном из последних стихотворений ставит его слова эпиграфом к собственным строкам на знаменитую гора-циевскую тему: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…».

Но если читатель, плененный тем образом «питомца юных Граций», какой рисуется в русской поэзии, возьмет в руки стихи самого Горация в русских переводах, его ждет неожиданность, а может быть, и разочарование. Неровные строчки, без рифм, с трудно уловимым переменчивым ритмом состоят из длинных фраз, которые перекидываются из строчки в строчку, начинаются второстепенными словами и лишь затем, медленно и с трудом, добираются до подлежащего и сказуемого. Странная расстановка слов, естественный порядок которых, словно нарочно, сбит и перемешан. Великое множество имен и названий, звучных, но малопонятных и, главное, совсем, по-видимому, не идущих к теме. Странный ход мысли, при котором сплошь и рядом к концу стихотворения поэт словно забывает то, что было вначале, и говорит совсем о другом. А когда сквозь все эти препятствия читателю удается уловить главную идею того или другого стихотворения, то идея эта оказывается разо-чаровывающе банальной: «Наслаждайся жизнью и не гадай о будущем», «Душевный покой дороже богатства» и т.д. Вот в каком виде раскрывается поэзия Горация перед неопытным читателем.

Если после этого удивленный читатель, стараясь понять, почему же Гораций пользуется славой великого поэта, попытается заглянуть в толстые книги по истории древнеримской литературы, то и здесь он вряд ли найдет ответ на свои сомнения.

И все-таки Гораций был гениальным поэтом, и лучшие писатели Европы не ошибались, прославляя его в течение двух тысяч лет как величайшего лирика. Однако «гениальный» не значит «простой и легкий для всех». Его гениальность — в безошибочном, совершенном мастерстве, с котоства». Личность главного героя романа — Обломова — вызывает у читателя симпатию. Он ничего не делает, просто лежит, но рядом с ним все становятся лучше и добрее. Автор считал, что «только любящий и живой человек создает около себя светлый круг, целую сферу счастья, не только тем, что посещает больницы, основывает школы, а тем, что к чему ни прикоснется своей человеческой, симпатичной, доброй натурой, то везде делается тепло, честно, хорошо и чисто».

Продолжая изучать психологию русского дворянства, Гончаров создает новое произведение, свой третий роман — «Обрыв» (1869). «Этот роман — была моя жизнь, я вложил в него часть самого себя, близких мне лиц, родину, Волгу, родные места, всю, можно сказать, свою и близкую мне жизнь. Пересказывая этот роман Тургеневу, я заметил, что, окончив «Обломова» и этот роман, т.е. Райского — я кончу все, что мне на роду написано, и больше ничего писать не буду».

Но демократическая критика высказала резкое недовольство романом. В героях произведения критика не увидела истинного движения жизни, а лишь «колеблющиеся шаги» людей, идущих наугад, тех, чьи действия «без начала и без конца». Поэтому замысел четвертого романа Гончарова остался неосуществленным.

Но он не перестал заниматься литературной деятельностью. В этот период писатель публикует критические работы: статью «Мильон терзаний» (1872) — классическую работу о комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума», «Заметки о личности Белинского», театральные и публицистические заметки, статью «Гамлет», очерк «Литературный вечер», газетные фельетоны. Завершает литературную деятельность Гончарова 70-х годов критическая работа о своем творчестве «Лучше поздно, чем никогда».

Последние годы жизни он был близок с А.Ф.Кони, который оставил ценные воспоминания о писателе. Несмотря на болезнь, Гончаров пишет очерки-воспоминания о детстве, о родине, об учебе в университете. Эти произведения рассказывают о природном даре и культуре писателя. Но самое искреннее и задушевное признание он высказал в письме к Софье Александровне Никитенко, своему большому другу: «Скажу Вам наконец вот что, чего никому не говорил: с той самой минуты, когда я начал писать для печати… у меня был один артистический идеал: это изображение честной, доброй, симпатичной натуры, в высшей степени идеалиста, всю жизнь борющегося, ищущего правды, встречающего ложь на каждом шагу, обманывающегося и впадающего в апатию и бессилие от сознания слабости своей и чужой, то есть вообще человеческой натуры…»

Изображению этой человеческой натуры Гончаров посвятил свою жизнь.

Гораций — биография, личная жизнь, фото

Квинт Гораций Флакк, чаще просто Гораций (65 – 8 до н.э.) – древнеримский поэт «золотого века» римской литературы. Его творчество приходится на эпоху гражданских войн конца республики и первые десятилетия нового режима Октавиана Августа.

В биографии Горация есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вами краткая биография Квинта Горация Флакка.

Биография Горация

Гораций появился на свет 8 декабря 65 года до н. э. в итальянском городе Веноза. Его отец часть своей жизни провел в рабстве, обладая при этом разными талантами, которые помогли ему обрести свободу и поправить материальное положение.

Детство и юность

Желая дать сыну хорошее образование, отец оставил свое имение и переехал в Рим, где Гораций начал обучаться разным наукам и в совершенстве овладел греческим.  Сам поэт очень тепло отзывался о своем родителе, который старался обеспечить его всем необходимым.

Очевидно, что после смерти отца 19-летний Гораций продолжил учебу в Афинах. Там он смог войти в интеллектуальную элиту и ознакомиться с греческой философией и литературой. Интересен факт, что вместе с ним учился сын Цицерона.

Предполагаемый портрет Горация с барельефа

После убийства Юлия Цезаря в Афины приехал Брут, искавший сторонников республиканского строя. Здесь он посещал лекции в платоновской Академии и пропагандировал свои идеи студентам.

Гораций наряду с другими молодыми людьми был призван на службу в звании военного трибунала, что было очень почетно для него в виду того, что он являлся сыном вольноотпущенника. Фактически, он стал офицером легиона.

После поражения войск Брута в 42 года до н. э. Гораций вместе с другими воинами покинул позиции подразделения.

Тогда же он изменил свои политические воззрения и принял амнистию, предложенную приверженцам Брута императором Октавианом.

Поскольку имение отца Горация в Везунии было конфисковано государством, он оказался в очень тяжелом материальном положении. В результате, он решил заняться поэзией, которая могла поправить его финансовое и социальное положение. Вскоре он занял пост писца в квестуре при казначействе и принялся за написание стихотворений.

Поэзия

Первый поэтический сборник Горация назывался «Ямбы», написанный на латыни. В последующие годы биографии он стал автором «Сатир», написанных в форме свободного диалога.

Гораций побуждал читателя рассуждать о природе человека и проблемах в обществе, оставляя за ним право на заключение выводов. Свои мысли он подкреплял шутками и примерами, которые были понятны обычным людям.

Поэт обходил стороной политические вопросы, все чаще затрагивая философские темы. После издания первых сборников в 39-38 гг. до н. э. Гораций попал в высшее римское общество, где оказаться ему помог Вергилий.

Оказавшись при дворе императора писатель проявлял осмотрительность и уравновешенность во взглядах, стараясь ничем не выделяться от других. Его покровителем стал Гай Цильний Меценат, который являлся одним из приближенных Октавиана.

Гораций пристально следил за реформами Августа, однако при этом не опускался до уровня «придворного льстеца». Если верить Светонию, то император предлагал поэту стать его секретарем, но получил от того вежливый отказ.

Не смотря на сулившие Горацию выгоды, он не хотел данной должности. В частности, он опасался того, что став личным секретарем правителя, он утратит свою независимость, которой очень дорожил. К тому моменту биографии он и так имел достаточно средств для жизни и высокое положение в обществе.

Сам Гораций акцентировал внимание на том, что его отношения с Меценатом основаны только на взаимном уважении и дружбе. То есть он подчеркивал, что не находится во власти Мецената, а лишь является его другом. Важно отметить, что он никогда не злоупотреблял дружбой с покровителем.

По мнению биографов, Гораций не стремился к роскоши и славе, предпочитая этому спокойную жизнь в деревне. Тем не менее, благодаря наличию влиятельных покровителей, он часто получал дорогие подарки и стал владельцем известной усадьбы в Сабинских горах.

Согласно ряду источников, Квинт Гораций Флакк находился с Меценатом в одной из морских кампаний Октавиана, а также в битве у мыса Акций. Со временем он издал свои знаменитые «Песни» («Оды»), написанные в лирическом стиле. Они касались самых разных тем, включая этику, патриотизм, любовь, справедливость и т.д.

В одах Гораций неоднократно превозносил Августа, поскольку в некоторых моментах был солидарен с его политическим курсом, а также понимал, что его беззаботная жизнь во многом зависит от здоровья и настроения императора.

Хотя «Песни» Горация были весьма прохладно приняты его современниками, они пережили их автора на многие столетия и стали вдохновением для русских поэтов. Любопытно, что их переводом занимались такие личности, как Михаил Ломоносов, Гавриил Державин и Афанасий Фет.

В начале 20-х годов до н. э. Гораций начал терять интерес к одическому жанру. Он представил свою новую книгу «Посланий», состоящую из 3-х писем и посвященную друзьям.

Благодаря тому, что произведения Горация пользовались большой популярностью как в древности, так и в новое время, до наших дней дошли все его труды. Мало кому известен тот факт, что после изобретения книгопечатания ни один античный автор не издавался столько раз, сколько Гораций.

Личная жизнь

За годы личной биографии Гораций никогда не состоял в браке, а также не оставил после себя потомства. Современники так описывали его портрет: «низкий ростом, пузатый, лысый».

Тем не менее, мужчина часто предавался плотским утехам с разными девушками. Его музами были фракийка Хлоя и Барина, отличавшаяся привлекательностью и коварством, которую он назвал своей последней любовью.

Биографы утверждают, что в его спальне было много зеркал и эротических изображений, чтобы поэт мог везде наблюдать за обнаженными фигурами.

Смерть

Гораций умер 27 ноября 8 года до н. э. в возрасте 56 лет. Причиной его смерти стала неизвестная болезнь, которая застигла его внезапно. Все свое имущество он передал Октавиану, который настоял на том, чтобы отныне во всех учебных заведениях преподавалось творчество поэта.

Фото Горация

Гораций, Вергилий и Вариус в доме МеценатаГораций читающий Сатиры

Если вам понравилась краткая биография Горация – поделитесь ею в соцсетях. Если же вам нравятся биографии великих людей или интересные истории из их жизни, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

М.

Ломоносов «Я знак бессмертия себе воздвигнул…» полный анализ

Гораций – второй великий римский поэт после Вергилия, который ставил перед собой задачу создать образцовую литературу. Он считал, что поэзия является «гимнастикой языка». Гораций не любил лирику Катулла и стремился писать произведения, которые были бы похожи на высокосодержательные и моралистичные поэмы Вергилия.

У читателя вызывает интерес не только творчество великого римского поэта, но и его историческая эпоха, биография. Гораций Квинт сделал огромные заслуги для мировой литературы, хотя являлся выходцем из простой семьи. В своих стихах он формулировал собственную мудрость и дал целый ряд рекомендаций нравственно-этического плана, в основе которых лежала философия золотой середины.

Гораций: биография и жизненный путь

Великий римский поэт родился в 65 году до н. э. в Венузии. Его творчество приходится на первое десятилетие правления Октавиана Августа, который занял место Цезаря. Он родился в семье вольноотпущенника, который позаботился об образовании сына и после смерти оставил ему небольшое имение.

Жизнь поэта была напрямую связана с деятельностью Мецената. Когда в Риме был убит Цезарь, Квинт Гораций Флакк примкнул к сторонникам Брута. Именно Меценат помог ему утвердиться в жизни: подарил имение и ввел в круг Августа.

Гораций умер от внезапной болезни в 8 веке до н. э. Похоронен рядом со своим добродетелем Меценатом на окраине Эсквилина.

Исторические условия создания оды


Смотреть галерею

С нашей стороны было бы легкомысленно не напомнить об исторической обстановке, в которой стихотворение писалось. На востоке Европы к 40-м годам XVIII века в результате реформ Петра Великого была построена мощная, централизованная Российская империя, активный участник общеевропейского политического процесса. Проведение государственных реформ обеспечило преодоление технического, а также экономического отставания от ведущих европейских государств: Голландии, Швеции, Германии, Франции. Российское дворянство, правящий класс, было образованно и приобщено к европейской культуре. Вослед за государственным строительством, системные преобразования коснулись и сфер искусства и, в частности, литературы.

Петру I действительно удалось всколыхнуть и мобилизовать на созидание огромную страну, что тезисно упоминает в оде «Памятник» Ломоносов. Стихотворение это доносит до нас предельно уважительную характеристику императора–реформатора как «царствовавшего в народе». Возможно, поэтому он и вошел в историю как Петр Великий? Не упоминая фактически первого российского императора, Михаил Васильевич очерчивает его образ, сравнивая с римским императором Давнусом.

Особенности творчества

Квинт Гораций Флакк был многогранным поэтом, который создал образцы поэзии в разных лирических жанрах – одах и гимнах. Оба произведения по форме и настроению достаточно торжественны. Однако его оды, выпущенные в четырех книгах, не направлены на восхваление чьих-либо заслуг, а отражают жизненную мудрость поэта и его философию. Гораций дает в них советы, обращаясь к тому, кому посвящены оды.

Все творчество великого римского поэта можно разделить на несколько циклов по жанрам:

1. Эподы (стихотворения-двустишия ямбического характера).

2. Сатиры (произведения обличительного характера). Написаны гекзаметром.

3. Оды (лирические стихотворения, посвященные какому-либо событию).

Гораций, биография которого представлена тремя периодами творчества, всю жизнь придерживался философии золотой середины, построенной на мудрости, рассудительности, красоте, добродетели и гармонии.

Стихотворение «Я знак бессмертия себе воздвигнул…» – анализ по плану

Вариант 1

Михаил Васильевич Ломоносов отличился в разных областях наук и искусств, его недаром называют русским Леонардо да Винчи. Стихотворение «Я знак бессмертия себе воздвигнул» — перевод чужого произведения, ставший авторским под пером ученого и поэта.

Стихотворение написано в 1747 году. Его автору 36 лет, он профессор химии Академии наук и художеств, женат. В этот же год он создает оду, приветствующую восшествие на трон императрицы Елизаветы Петровны. Произведение является переводом из римского поэта Горация.

Сразу вспоминается как «Памятник» Г. Державина, так и «Памятник» А. Пушкина. М. Ломоносов первым заложил эту традицию в отечественной поэзии.

По жанру — ода, по размеру — ямб, без деления на строфы. Лирический герой — и Гораций, и сам М. Ломоносов. Он видит бессмертие в делах на пользу людям и стране. Для таких людей он считает заслуженной славу в веках. Надо заметить, что Гораций величает свою литературную славу, тогда как русский поэт имеет в виду и свои научные, педагогические, просветительские успехи. Невольной насмешкой выглядит строка: пока великий Рим владеет светом. Что ж, к XVIII веку это давно не так, но поэт действительно не забыт, он пережил древнюю империю.

Впрочем, оду следует рассматривать и как вполне самостоятельное произведение М. Ломоносова, поскольку он ее переосмыслил на свой лад. Некоторые строки опустил, некоторые подчеркнул: мне беззнатный род препятством не был. Лексика возвышенная. Рифм нет, но в некоторых строках слова словно сопрягаются: бессмертия-меди. Четкий ритм держит каркас стихотворения.

Авфид — река, Давнус — царь той местности, откуда был Гораций родом. Лира, муза, лавр — привычные атрибуты поэтов. Алцей — древний поэт, аквилон — северный ветер, Дельфы — город, где лавровым венком увенчивали деятелей культуры, полководцев, правителей, спортсменов. Обоих авторов роднит тот факт, что они были реформаторами стихосложения, из низкого сословия. Сравнение: превыше пирамид и крепче меди. Эпитеты: бурный Аквилон, быстрыми струями, праведной заслугой. Метафора: отечество мое молчать не будет (то есть, всегда будут люди, с благодарностью вспоминающие предшественников).

Создав «Я знак бессмертия себе воздвигнул», Гораций обрел на русской земле XVIII века талантливого переводчика — М. Ломоносова. Поэт распространил смысл оды не только на себя, но и на весь даровитый народ России.

Жанр послания

Квинт Гораций Флакк, стихи которого по большей части посвящались отдельным лицам, весьма преуспел в этом литературном жанре. Он написал 23 послания, последнее из которых – «К пизонам» — стало вторым трудом по литературоведению после «Науки поэзии» Аристотеля, что свидетельствует о его значимости в контексте мировой литературы. Главное в эстетике Горация – разумность, соответствие природе, чтобы стиль и подобранные слова полностью соответствовали поднимаемой теме. Его поэзия сложна для понимания. Иоганн Вольфганг Гете когда-то писал, что образы в посланиях похожи на «маятник». Композиция лирических стихов сложна тем, что Гораций умело мог переходить от одного образа к другому, используя в тексте разные стихотворные размеры. Его стихи наполнены различными собственными именами, географическими названиями, а также он уделяет внимание деталям.

В чем сходна личность Ломоносова и Горация?


Смотреть галерею

Как следует из воспоминаний Ломоносова, работая над стихотворением «Памятник», он, как поэт, вникая в содержание горацианской оды, прочувствовал некую родственность души с Горацием. Подобно древнеримскому поэту, Михаил Васильевич начал свой жизненный путь с низших социальных слоев общества. В творчестве обоих поэтов ощущается гражданственность самой высокой пробы. Оба они по своему характеру были трудоголиками, а их опыт в стихосложении — полезен для других поэтов .

Вчитываясь в строки ломоносовского «Памятника», где формально речь идет от лица римского поэта, действительно испытываешь ощущение дежавю с Россией XVIII века, ее поэзией.

Тематические группы од Горация

Стихотворения-размышления являются воплощением мудрости. Квинт Гораций Флакк, творчество которого главным образом представлено четырьмя книгами од, пишет в данной тематической группе о кратковременности жизни и быстроте текущего времени. Для него стремление к почестям и богатству бессмысленны. В одах звучит тема любви, застолья, но в отличие от стихотворений Катулла, их тон счастливый и утешительный. Можно насчитать 7 женских имен, к которым Гораций пишет стихотворения-размышления. В одной из своих од (№30 «К Мельпомене») он поднимает проблему бессмертия поэта и входит в традицию, начиная еще с египетской поэзии, что бессмертие человека достигается в результате его труда, создания литературных произведений. Свою бесконечность Гораций видит в стихах.

Принципиальные отличия ломоносовского «Памятника» и горацианской оды «К Мельпомене»

Михаил Васильевич, бережно сохранив от первоисточника значение жизнестроительного и эстетического манифеста, в то же время отошел от его анакреонтики, т.е лиризма, воспевающего радости жизни. Двусложным ямбом, практически не рифмуя строк, намеренно употребляя слова – анахронизмы, Ломоносов добивается четкости, торжественности, чеканности изложения мысли. Ода отличается устойчивой строфикой, а также устойчивым метром, которые определяют так называеый «одический канон». Она звучит действительно торжественно.

Анализ оды № 30

Это произведение получило условное название «Памятник». Стихотворение настолько понравилось классикам русской литературы, что идею о бессмертии творчества поэта заимствовали Гаврила Державин («Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный»), Александр Пушкин («Я памятник себе воздвиг нерукотворный»), Валерий Брюсов («Мой памятник стоит, из строф созвучных сложен»). Двое последних в качестве эпиграфа заимствовали строфы на латыни, которые произносил когда-то Гораций. Биография поэта, как известно, была далеко не завидной: с детства он не знал роскоши и собственными силами пытался остаться в памяти людей на долгие века.

Ода №30 называется «К Мельпомене» и завершает третью книгу од; Мельпомена в мифологии является музой трагедии. В произведении Гораций рассуждает о своих достижениях и в конце обращается с призывом увенчать себя лавровым венцом. На сегодняшний день наиболее успешными переводами оды №30 считаются стихотворения Ломоносова и Востокова.

Творческий талант

Смотреть галерею

О своем вкладе в становление русской национальной поэзии пишет Ломоносов. «Памятник»…. Анализ этого стихотворения раскрывает нам лишь часть его могучего таланта. Впрочем, он не просто имеет безусловный литературно-художественный дар. Ломоносов по-научному последователен в разработке рекомендаций по эффективному структурированию поэтического слога в русском языке, его учебник риторики послужил дверью в мир поэзии для многих поэтов. .

«Памятник» Ломоносова – стих особенный. Он – торжественный и возвышенный, как бы стоит особняком, являясь, по сути, гимном высокой Поэзии. Миссия его – публично подвести итог многолетнего поэтического труда.

Тема стихотворения «Памятник» Ломоносова – констатация государственной роли российской поэзии, а также — определение своих заслуг в стихосложении. Михаил Васильевич стал проводником развития классицизма в русской литературе, утверждения в ней принципов патриотизма, ценности личности человека. Гражданственность – именно это кредо литературы, которое утверждает Ломоносов («Памятник»). Стихотворение, анализ которого выявляет харизму, силу зрелого поэтического таланта его автора, является ярким явлением в русской поэзии.

Сатиры Горация

Перу великого римского поэта принадлежат несколько сборников сатир. Из этого стоит умозаключить, что он прославился не только как мастер од. Сатиры Горация напоминают философские рассуждения над смыслом жизни, именно в них он выражает философию золотой середины. Основным объектом высмеивания становятся ложные пути счастья, погони за мнимыми благами. Квинт Гораций Флакк, стихи которого носят сатирический характер, иронизирует над гуляками и пьяницами. Одна из его жизненных рекомендаций гласит, что не стоит становиться рабом вина и для утоления печали злоупотреблять этим напитком. Несмотря на то что объектом высмеивания в сатирах становятся человеческие страсти и пороки, в них он пишет и о личном: в сатире № 6, например, он рассказывает историю своей жизни. Гораций, имея низкое происхождение, живет, довольствуясь малым и не знает роскоши.

Поэт бессмертен в своем Отечестве

Вот такой вот действительно «вечный знак» — совершенную систему стихосложения даровал всем поэтам — своим наследникам Ломоносов. Ведь великий русский язык находится вне времени. Именно подчеркивая это, поэт — ученый обращается к общеизвестному символу вечности — пирамидам. Произведение Ломоносова «Памятник» утверждает, что судьба поэта – гражданина, связанного бесчисленными узами с Родиной, также неразрывно с ней связана. Он, словно легендарный Антей, черпает силы от родимой земли. Высокое творчество не может не опираться на государственность и должно служить ей, считает Михаил Васильевич.

Мастер стихотворных размеров

Гораций иногда не скрывает в своих стихах свое происхождение и не стыдится, что является сыном отпущенного на волю раба. По подсчету литературоведа Михаила Гаспарова, поэт использовал в своей поэзии 12 видов древнегреческих строф, его гениальность заключается в мастерском знании и владении стихотворным искусством. В первой книге своих од он дал «парад» этих размеров, представил сапфическую, алкееву и другие строфы. Кроме од Гораций, годы жизни которого были весьма продуктивными, работал с эподами, которые очень схожи по форме с припевками. В них выражается политическое содержание и, как в ямбах, высмеиваются недостатки народа и людей (ярчайший пример – «К римскому народу»).

Личная жизнь

Гораций любил одиночество, у него не было ни жены, ни детей. Он окружал себя жрицами любви – гетерами. Мужчина посвятил много стихотворений капризам своих возлюбленных, предпочитавших молодых красавцев поэту. Современники считали, что это неудивительно, они так описывали его портрет: «невысокий ростом, пузатый, лысый».


Портрет Горация

Его музами были фракийка Хлоя, «искусная в пении и игре на цитаре», обворожительная Барина, отличавшаяся красотой и коварством, изменница Неэра и Филлида, которую поэт назвал последней любовью.

Плотским утехам Гораций предавался в сабинском поместье. По словам биографов, стены его спальни были оклеены зеркалами и непристойными фотографиями, чтобы поэт мог везде видеть эротику, занимавшую не последнее место в его личной жизни. Для официальных встреч и приема высокопоставленных гостей литератор приобрел 2-е поместье в богатом районе Рима.

Рекомендации Горация с пояснениями

«Будь доволен тем, что в руках имеешь». Поэт подразумевал простую жизненную истину, которая гласит, что нужно жить и радоваться сегодняшним днем и не осуждать создателя за то, что не всякий человек знатен и богат. Все блага следует получать честным способом и довольствоваться малым.

«Пользы в деньгах нет, если ты их копишь, но не тратишь». Как много случаев знает история, когда человек всю жизнь стремился заработать капитал, отказывая себе во многом, а, заработав его, скоропостижно скончался. Гораций считает такую философию неправильной: нужно равномерно тратить заработанные деньги и жить полноценно, без ограничений.

«Печали жизни разгоняй вином, но знай меру». Гедонизм как направление в эстетике пропагандирует идею о наслаждении как о высшей цели человеческой жизни. Гораций разделял эту точку зрения наполовину: винопитие, безусловно, может утолить печали, но не стоит им злоупотреблять.

«Влюбляйся, но не страдай от любви». Гораций, биография которого пестрит семью женскими именами, вывел истину, благодаря которой мужчина может жить в ладу со своим сердцем. Он не отрицает любви, но выступает против страсти и страданий.

Труд Ломоносова продолжен поэтами

Он, как и Гораций, без лишней скромности и объективно соизмеряет свой вклад в литературу с последующим, т. е. будущим литературным процессом. Он понимает — его труд будет востребован всегда, его достижения определили магистральные направления развития поэзии, которые неминуемо будут продолжать последователи. Поэтому Ломоносов, вослед за великим римлянином, вторит «Не вовсе я умру…» Он, следуя Горацию, связывает свою славу со славой государства. В стихотворении Ломоносов употребляет слово «Рим», хотя проницательный читатель под этим зрит «Россия».

Вывод


Смотреть галерею

Анализ стиха «Памятник» Ломоносова относит нас к тем временам, когда русская классическая поэзия находилась на стадии формирования. Она еще не была украшена плеядой гениальных поэтов XIX века: Н.А. Некрасова, М.Ю.Лермонтова, Ф.И.Тютчева, А.С.Пушкина. Еще не прозвучали в ней их проникновенные слова, призывающие людей к добру, справедливости, человечности…

Однако не стоит забывать, что русская золотая плеяда поэтов получила именно от Ломоносова бесценный дар – стройную теорию риторики и разработанные поэтом-ученым правила стихосложения. Пушкинский четырехстопный ямб был изобретен в творческой лаборатории Михаила Васильевича.

Неоспоримую бесценность вклада Ломоносова в русскую поэзию как раз и показывает нам его стихотворение «Памятник».

Квинт Гораций Флакк — Римская сатира читать онлайн бесплатно

РИМСКАЯ САТИРА

Гораций

Сатиры

КНИГА ПЕРВАЯ

САТИРА ПЕРВАЯ

{1}Что за причина тому, Меценат, что какую бы долю

Нам ни послала судьба и какую б ни выбрали сами,

Редкий доволен, и всякий завидует доле другого?

«Счастлив купец!» — говорит отягчаемый летами воин,

Чувствуя, как у него все тело усталое ноет.

Если же буря бросает корабль, мореходец взывает:

«Лучше быть воином: что им! лишь кинутся в битву с врагами,

Час не пройдет — иль скорая смерть, или радость победы!»

Опытный в праве законник, услыша чем свет, что стучится

10 В двери к нему доверитель, — хвалит удел земледельца!

Житель же сельский, для тяжбы оставить село принужденный,

Вызванный в город, считает одних горожан за счастливцев!

Этих примеров так много, что их перечесть не успел бы

Далее и Фабий-болтун! Итак, чтоб тебе не наскучить,

Слушай, к чему я веду. Пусть бы кто из богов вдруг сказал им

«Вот я! исполню сейчас все, чего вы желали! Ты, воин,

Будешь купцом; ты, ученый делец, земледельцем! Ступайте,

Роли свои променяв, ты туда, ты сюда! Что ж вы стали?»

Нет, не хотят! А ведь счастье желанное он им дозволил!

20 После же этого как не надуть и Юпитеру губы!

Как же во гневе ему не сказать, что вперед он не будет

Столь благосклонен? Но полно! я шутку оставлю; не с тем я

Начал, чтоб мне, как забавнику, только смешить! — Не мешает

Правду сказать и шутя, как приветливый школьный учитель

Лакомства детям дает, чтобы азбуке лучше учились;

Но — мы в сторону шутку; поищем чего поважнее.

Тот, кто ворочает землю тяжелой сохою, и этот

Лживый шинкарь, и солдат, и моряк, проплывающий смело

Бездны сердитых морей, — все труды без роптания сносят

30 С тем, чтоб, запас накопив, под старость пожить на покое.

«Так, — для примера они говорят, — муравей работящий,

Даром что мал, а что сможет, ухватит и к куче прибавит.

Думает тоже о будущем он и нужду предвидит».

Да! но лишь год, наступающий вновь, Водолей опечалит,

Он из норы ни на шаг, наслаждаясь разумно запасом,

Собранным прежде; а ты? А тебя ведь ни знойное лето,

Ни зима, ни огонь, ни моря, ни железо не могут

От твоих барышей оторвать: никаких нет препятствий!

Только и в мыслях одно, чтобы не был другой кто богаче!

40 Что же в том пользы тебе, что украдкой от всех зарываешь

В землю ты кучи сребра или злата тяжелые груды? ..

«Стоит почать, — говоришь ты, — дойдешь до последнего асса[1]».

Ну, а ежели их не почать, что за польза от кучи?

Пусть у тебя на гумне хоть сто тысяч мешков намолотят;

Твой желудок не больше вместит моего: ведь если б

Ты, меж рабами, сеть с хлебами нес на плечах — ты, однако,

Больше другого, который не нес, ничего не получишь!

Что же за нужда тому, кто живет в пределах природы,

Сто ли вспахал десятин он, иль тысячу? — «Так! да приятней

50 Брать из кучи большой!» — Поверь, все равно, что из малой,

Лишь бы я мог и из малой взять столько же, сколько мне нужно!

Что ж ты огромные житницы хвалишь свои? Чем их хуже

Хлебные наши мешки?. . Ну, так если б тебе довелася

Нужда в кувшине воды иль в стакане одном, ты сказал бы:

«Лучше в большой я реке зачерпну, чем в источнике этом!»

Вот от того и бывает с людьми ненасытными, если

Лишних богатств захотят, что Ауфид разъяренный волною

С берегом вместе и их оторвет и потопит в пучине!

Кто же доволен лишь тем немногим, что нужно, ни в тине

60 Мутной воды не черпнет, ни жизни в волнах не погубит!

Многие люди, однакож, влекомые жадностью ложной,

Скажут: «Богатство не лишнее; нас по богатству ведь ценят!»

С этими что толковать! Пусть их алчность презренная мучит!

Так, говорят, афинянин один, и скупой и богатый,

Речи людские привык презирать, говоря о гражданах:

«Пусть их освищут меня, говорит, но зато я в ладоши

Хлопаю дома себе, как хочу, на сундук свой любуясь!»

Тантал сидел же по горло в воде; а вода утекала

Дальше и дальше от уст!.. Но чему ты смеешься?.. Лишь имя

70 Стоит тебе изменить, — не твоя ли история это?. .

Спишь на мешках ты своих, наваленных всюду, несчастный,

Их осужденный беречь как святыню; любуешься ими,

Точно картиной какой! А знаешь ли деньгам ты цену?

Знаешь ли, деньги на что? Чтоб купить овощей, или хлеба,

Или бутылку вина, без чего обойтись невозможно.

Или приятно тебе, полумертвому в страхе, беречь их

Денно и нощно, боясь и воров, и пожара, и даже

Собственных в доме рабов, чтоб они, обокрав, не бежали!

Нет! Я желал бы, чтоб благ таковых у меня было меньше!

80 Если когда лихорадки озноб ты почувствуешь в теле

Или другою болезнью ты будешь к постели прикован,

Кто за тобою-то станет ходить и готовить лекарства? . .

Кто — врача умолять, чтобы спас от болезни и снова

Детям, родным возвратил? Ни супруга, ни сын не желают;

Ну, а соседи твои и знакомые, слуги, служанки —

Все ненавидят тебя! Ты дивишься? Чему же? Ты деньги

В мире всему предпочел, попечений любви ты не стоишь!

Если ты хочешь родных, без труда твоего и заботы

Данных природой тебе, и друзей удержать за собою,

90 Тщетно, несчастный, теряешь свой труд: как осла не приучишь

Быть послушным узде и скакать по Марсову полю!

Полно копить! Ты довольно богат; не страшна уже бедность!

Время тебе отдохнуть от забот; что желал, ты имеешь!

Вспомни Умидия горький пример; то недлинная повесть.

Так он богат был, что деньги считал уже хлебною мерой;

Так он был скуп, что с рабами носил одинаково платье,

И — до последнего дня — разоренья и смерти голодной

Все он боялся! Но вот, отпущенная им же на волю,

Та, что храбрее всех Тиндарид[2], не задумавшись, разом

100 В руки топор ухватив, пополам богача разрубила!

«Что ж ты советуешь мне? Неужели, чтоб жил я, как Невий

Или какой Номентан?» — Ошибаешься! Что за сравненье

Крайностей, вовсе не сходных ни в чем! Запрещая быть скрягой.

Читать дальше

Гораций | римский поэт | Британника

Жизнь

Гораций, вероятно, происходил из племени сабеллианских горцев, живших в центральном нагорье Италии. Его отец когда-то был рабом, но получил свободу до рождения Горация и стал помощником аукциониста. Он также владел небольшим имением и мог позволить себе отвезти сына в Рим и лично обеспечить получение им наилучшего доступного образования в школе известного савеллианца по имени Орбилий (веривший, по словам Горация, в телесные наказания). Примерно в 46 г. до н. э. Гораций отправился в Афины, посещая лекции в Академии. После убийства Юлия Цезаря в марте 44 года до н. племянник, которого Цезарь в своем завещании назначил своим личным наследником. Гораций присоединился к армии Брута и получил tribunus militum, исключительную честь для сына вольноотпущенника.

Викторина Британника

Литературные фавориты: правда или вымысел?

Любите литературу? Эта викторина выясняет правду о любимых писателях и историях, старых и новых.

В ноябре 42 г. в двух битвах при Филиппах против Антония и Октавиана Гораций и его товарищи-трибуны (в необычном отсутствии более старшего офицера) командовали одним из легионов Брута и Кассия.После их полного поражения и смерти он бежал обратно в Италию, контролируемую Октавианом, но ферма его отца в Венузии была конфискована, чтобы дать землю ветеранам. Гораций, однако, отправился в Рим, получив либо до, либо после всеобщей амнистии 39 г. до н. э. второстепенную, но весьма важную должность одного из 36 клерков казначейства ( scribae quaestorii ). В начале 38 г. до н. э. его представили Гаю Меценату, литератору из Этрурии в центральной Италии, который был одним из главных политических советников Октавиана.Теперь он зачислил Горация в круг писателей, с которыми был дружен. Вскоре, через Мецената, Гораций также попал в поле зрения Октавиана.

В эти годы Гораций работал над Книгой I сатир, 10 поэм, написанных гекзаметром и опубликованных в 35 г. до н.э. Сатиры отражают приверженность Горация попыткам Октавиана справиться с современными проблемами восстановления традиционной морали, защиты мелких землевладельцев от крупных имений ( latifundia ), борьбы с долгами и ростовщичеством и поощрения novi homines («новых людей»). занять свое место рядом с традиционной республиканской аристократией. Сатиры часто превозносят нового человека, который является создателем своего собственного состояния и не обязан им благородному происхождению. Гораций развивает свое видение с помощью принципов, взятых из эллинистической философии: metriotes (справедливая середина) и autarkeia (самодостаточность мудреца). Идеал справедливости позволяет Горацию, философски эпикурейцу, примирить традиционную мораль с гедонизмом. Самодостаточность лежит в основе его стремления к спокойной жизни, далекой от политических страстей и безудержного честолюбия.

В 30-х годах до н.э. его 17 Epodes также находились в стадии реализации. Насмешки здесь почти жестокие, метр традиционно используется для личных нападок и насмешек, хотя Гораций атакует социальные злоупотребления, а не отдельных лиц. Тон отражает его тревожное настроение после Филипп. Гораций использовал свою приверженность идеалам александрийской поэзии, чтобы приблизиться к опыту Катулла и других поэтов поздней республики. Их политические стихи, однако, остались в области оскорблений и скандалов, в то время как Гораций в Epodes 7, 9 и 16 показывает, что он чувствителен к тону политической жизни того времени, к неопределенности будущего перед финалом. встреча между Октавианом и Марком Антонием и усталость народа Италии перед лицом продолжающегося насилия.При этом он приблизился к идеалам архаической греческой лирики, в которой поэт был также бардом общества, и можно было ожидать, что стихи поэта будут иметь политический эффект. В своих эротических Epodes Гораций начал ассимилировать темы архаической лирики в эллинистическую атмосферу, процесс, который найдет более зрелое воплощение в Odes .

В середине 30-х годов он получил от Мецената в дар или в аренду уютный дом и ферму в Сабинских холмах (с большой долей вероятности идентифицируемые как близ Личенцы, в 22 милях [35 км] к северо-востоку от Рима), что давало ему большое удовольствие на протяжении всей жизни.После того, как Октавиан победил Антония и Клеопатру при Акциуме у северо-запада Греции (31 г. до н. э.), Гораций опубликовал свои « Эподов » и вторую книгу из восьми « Сатир » в 30–29 г. до н. э. В первых сатирах Гораций ограничился нападками на относительно незначительные фигуры (например, бизнесменов, куртизанок и светских зануд). Второй Satires еще менее агрессивен, настаивая на том, что сатира — это защитное оружие, защищающее поэта от нападок злонамеренных.Автобиографический аспект становится менее важным; вместо этого собеседник становится хранителем истины, которая часто сильно отличается от истины других говорящих. Поэт делегирует другим работу критика. Обвинения не всегда кажутся согласующимися с обычной точкой зрения Горация, и иногда трудно сказать, когда Гораций иронизирует, а когда предается действительно серьезным размышлениям.

В то время как победитель Акции, прозванный Августом в 27 г. до н. .Гораций в « одах, » представил себя наследником более ранних греческих лирических поэтов, но проявил чуткое, экономное владение словом. Он воспевает любовь, вино, природу (почти романтически), друзей, умеренность; короче говоря, его любимые темы.

Оды описывают личный опыт поэта и знакомят читателя с его повседневным миром; они изображают обычаи утонченного и утонченного римского общества, столь же цивилизованного, как и великие эллинистические греческие города.Неповторимое очарование лирической поэзии Горация возникает в сочетании размера и стиля далекого прошлого — мира архаических греческих лириков — с описанием личного опыта и важных моментов римской жизни. Он создает промежуточное пространство между реальным миром и миром своего воображения, населенным фавнами, нимфами и другими божествами.

Некоторые из од посвящены Меценату или Августу: хотя он восхваляет древнеримские добродетели, которые последний пытался восстановить, он остается своим собственным хозяином и никогда не ограничивает оду одной темой или настроением.Когда он сочинял од , Гораций был прочно связан с Меценатом и его окружением, и политические стихи Горация, кажется, выражают идеологические обязательства принципата, правительства Августа. Он осуждает порочную мораль, восхваляет честность итальянского народа и показывает правителя, несущего на своих плечах бремя власти. Другие темы Августа, которые появляются в лирических стихах Горация, включают идею универсального характера и вечности римского политического владычества и утверждение преемственности республиканской традиции с принципом Августа.На каком-то этапе Август предложил Горацию пост своего личного секретаря, но поэт отказался, сославшись на плохое здоровье. Тем не менее, Август не возмутился его отказом, и их отношения действительно стали ближе.

Последняя ода первых трех книг говорит о том, что Гораций не собирался писать больше таких стихов. Прохладный прием од после их публикации в 23 г. до н.э. и его осознание взросления, возможно, побудили Горация написать свои посланий .Книга I могла быть опубликована в 20 г. до н. э., а Книга II, вероятно, появилась в 14 г. до н. э. Эти две книги очень разные по тематике и содержанию. Несмотря на то, что они похожи на Сатир по стилю и содержанию, Посланий лишены агрессивности более ранних стихов и их осведомленности о великом городе Риме. Это литературные письма, адресованные дальним корреспондентам, и они более рефлексивны и дидактичны, чем более ранние работы. Книга I возвращается к темам, уже развитым в Сатирах , в то время как другие концентрируются на литературных темах.В них Гораций отказался от всех сатирических элементов в пользу разумной, слегка иронической позиции, хотя трюизмы, восхваляющие умеренность, никогда не утомляют его руки. Третья книга, Посланий к Писосу, , была также известна, по крайней мере впоследствии, как Ars Poetica.

Первое послание Книги II, адресованное Августу, обсуждает роль литературы в современном римском обществе и рассказывает об изменении вкусов. Вторая, адресованная поэту и оратору Юлию Флору, прощается с поэзией, описывает один день из жизни римского писателя и рассуждает о трудностях достижения истинной мудрости.Гораций в этих произведениях стал менее радостным и менее поэтичным. Поэты ссорятся, и Рим больше не является источником вдохновения. Ему пора отказаться от поэзии в пользу философии.

Третья книга, теперь называемая Ars Poetica , задумана как письмо членам семьи Писо. На самом деле это не систематическая история литературной критики или изложение теоретических принципов. Это скорее серия идей о том, как писать стихи, выбирать жанры и сочетать гениальность с мастерством.Для Горация хорошо писать означает сочетать природную предрасположенность с длительной учебой и твердым знанием литературных жанров.

«Послание к Флору» из Книги II могло быть написано в 19 г. до н. э., Ars Poetica — примерно в 19 или 18 г. до н. э., а последнее послание Книги I — в 17–15 г. до н. э. Это последнее имя посвящено Августу, от которого сохранилось письмо к Горацию, в котором император жалуется на то, что до сих пор не получил такого посвящения.

К этому времени Гораций был фактически в положении поэта-лауреата, и в 17 г. до н.э. он сочинил светский гимн ( Carmen saeculare ) для древних церемоний, называемых Светскими играми, которые Август возродил, чтобы обеспечить торжественную религиозную санкцию. за режим и, в частности, за его моральные реформы предыдущего года.Гимн был написан лирическим размером, Гораций возобновил свои сочинения в этой форме; Затем он завершил четвертую книгу из 15 од, в основном более серьезного (и политического) характера, чем их предшественники. Последнее из этих стихотворений относится к 13 г. до н.э. В 8 г. до н. э. умер Меценат, который в последние годы меньше участвовал в советах Августа. Одной из его последних просьб к императору было: «Помни Горация так, как ты помнишь меня». Однако месяц или два спустя умер сам Гораций, назвав Августа своим наследником.Похоронен на Эсквилинском холме рядом с могилой Мецената.

В конце своей жизни Гораций имел обыкновение проводить весну и другие короткие периоды в Риме, где у него, по-видимому, был дом. Иногда он зимовал у южного моря и большую часть лета и осени проводил на своей сабинской ферме, а иногда в Тибуре (Тиволи) или Пренесте (Палестрина), оба немного восточнее Рима. Краткая «Жизнь Горация», суть которой, по-видимому, восходит к Светонию, биографу II в. н.э., цитирует шутливое письмо, полученное им от Августа, из которого следует, что поэт был невысок и толст.Сам он подтверждает свой невысокий рост и, описывая себя в возрасте около 44 лет, утверждает, что раньше времени поседел, любил солнечный свет, раздражителен, но быстро успокаивался.

Биография Горация: Квинт Гораций Флакк, 65 лет

Биография Горация: Квинт Гораций Флакк, 65–8 гг. до н. э.

Квинт Гораций Флакк, известный по-английски как Гораций, родился в Венеции, недалеко от границы с Апулией, в 65 г. до н.э. Его отец, бывший раб, освободившийся до рождения сына, отправил его в школу в Риме.В молодости Гораций отправился в Афины и изучал философию в известных школах. Когда разразилась Гражданская война, он поступил на службу в армию Брута, служил в Филиппах и вскоре вернулся в Рим. Лишенный своего имущества в результате проскрипций, он начал жизнь заново в возрасте двадцати четырех лет в качестве служащего в государственной конторе. Вскоре после этого он привлек внимание Мецената и вскоре познакомился с Варием и Вергилием, отныне посвятив себя литературным занятиям. Его первая работа, первая книга Сатиры , была опубликована в 35 г.C. Примерно через год Меценат подарил ему знаменитую Сабинскую ферму, и Гораций был волен до конца своей жизни делать все, что ему заблагорассудится. Перед смертью он был известен: император Август поручил ему написать четвертую книгу од . Он умер за восемь лет до Рождества Христова.

Послание к Писосу , или Искусство поэзии , было отнесено различными авторитетами к периоду между 24 и 7 г. до н.э. Профессор Неттлшип (в своих лекциях и очерках ) считает, что это было написано между 24 и 20 годами до н.C. Его интерес и ценность значительно возрастают ввиду того факта, что он, по словам профессора Сейнтсбери,

«единственный полный образец литературной критики, который у нас есть от любого римлянина».

Примечательно, что большая часть его сюжета связана с драмой. Хотя было ясно доказано, что Гораций опирался на несуществующий трактат Неоптолема из Пария, александрийского критика неизвестной даты, важен тот факт, что Гораций использовал и сформировал идеи своего предшественника. Искусство Поэзии в целом несколько произвольное руководство; чисто формальной стороне письма придается наибольшее значение; драматург должен строго придерживаться пяти действий, хора и сына; нельзя пренебрегать пропорциями, здравым смыслом, приличиями. О практической ценности работы до эпохи Возрождения узнать невозможно; о его влиянии с того времени можно только сказать, что оно было столь же широко распространено, как и влияние Аристотеля. Учение Горация о « удовольствии и выгоде» должно было повторяться бесчисленное количество раз, и оно до сих пор является критерием критики.Заявление мистера Спингарна о том, что

«критическая деятельность почти во всех странах Западной Европы, по-видимому, была вызвана переводом Ars Poetica Горация на местные языки»

— еще одно доказательство популярности произведения.

Гораций — Энциклопедия всемирной истории

Квинт Гораций Флакк (65-8 г. до н.э.), более известный большинству современных читателей как Гораций, был одним из самых любимых поэтов Рима и, наряду со своим коллегой-поэтом Вергилием, членом императора Августа. внутренний круг императорского дворца.Несмотря на свою раннюю преданность одному из убийц Юлия Цезаря в первые мрачные дни гражданской войны, Гораций в конце концов стал близким другом императора и поддержал его попытки моральной реформы, веря, что это принесло новую жизнь страдающей империи, новую золотую возраст.

Ранняя жизнь

Гораций родился 8 декабря 65 г. до н. э. в городе Венезия в Апулии, области на юго-востоке Италии, граничащей с Адриатическим морем. Римский историк Светоний описал его во взрослом возрасте как невысокого и толстого.Его отец был вольноотпущенником и мелким землевладельцем в Венузии, работая неполный рабочий день в качестве участника публичных аукционов или соактера; историки расходятся во мнениях относительно того, был ли он когда-либо рабом. Светоний добавил, что его отец мог быть «торговцем соленой провизией». Очевидно, отец Горация был достаточно способен отправить молодого поэта в Рим и Афины (где он изучал литературу и философию) для завершения образования.

Вергилий, Гораций и изгнанный поэт Овидий создали классический стиль, который многие считали сравнимым со стилем древних греков.

Когда Гораций был в Афинах, он присоединился к армии убийцы Цезаря Марка Юния Брута в качестве трибуна милита или военачальника (должность, обычно занимаемая членом всаднического сословия) против наследника явный Октавиан (будущий Август). Силы ассасина в конце концов проиграли в битве при Филиппах в 42 г. до н.э., и это поражение оставило у впечатлительного Горация и многих других горький вкус к войне. К сожалению, его поддержка Брута стоила ему имущества его семьи.

Несмотря на то, что он поддержал убийцу Цезаря, Гораций вернулся в Рим, где ему посчастливилось получить должность в правительстве в качестве писца квестора, бухгалтера или кассира, работающего под началом квестора в имперском казначействе. Некоторые задаются вопросом, действительно ли он занимал позицию, противостоящую Августу в Филиппах, тем не менее Светоний утверждал, что он был помилован, и купил эту должность. Именно в это время Гораций написал свою первую серию стихов, благодаря чему он познакомился как с Вергилием, автором Энеиды , так и с поэтом Вариусом Руфом, автором Де Морте, поэмы, предназначенной для утешать людей и не бояться смерти.Руф был преданным последователем философа Эпикура и его школы «Сад». Горация привлекала эпикурейская философия и ее принцип, согласно которому удовольствие было единственным благом. По словам историка М. Бирда, и Вергилий, и Гораций представляли собой «запоминающиеся и красноречивые образы» нового «золотого века» Рима. По словам историка Н. Роджерса, Вергилий, Гораций и изгнанный поэт Овидий создали классический стиль, который многие считали сравнимым со стилем древних греков.

протеже Мецената

К счастью для Горация, Вергилий и Руф познакомили его с человеком, который оказал огромное влияние на его жизнь, Гаем Меценатом.Меценат был богатым римлянином и меценатом, собравшим вокруг себя кружок молодых поэтов. Он был не только писателем, но и личным другом и советником Августа, и через него Гораций познакомился с императором. Молодой поэт вскоре стал фаворитом Мецената, в конце концов подарив ему поместье на Сабинских холмах недалеко от Рима в Тиволи. Это было место, где Гораций, став финансово обеспеченным, в конце концов построил виллу.

В соответствии с эпикурейской философией стихи Горация демонстрировали радость жизни и любовь к природе.Опубликованные около 30 г. до н.э., когда ему было около 35 лет, Epodes или Iambi представляли собой 17 элегических стихотворений, многие из которых были написаны до того, как он встретил Мецената. В стихах упоминается победа Октавиана в битве при Акциуме и его поражение как Марка Антония, так и египетской царицы Клеопатры. Стихи говорят не только о политике, но и о любви и восхищении сельским образом жизни. Н. Роджерс цитировал его слова: «Счастлив тот, кто вдали от дел снова пашет земли своих предков» (385).

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку по электронной почте!

Оды, Поэма 14

Тубантия (CC BY-SA)

За Epodes вскоре последовали две книги Satires , также называемые Sermones или «Беседы». Помимо критики свирепствовавшего в Риме порока, он писал о путешествии, которое он совершил с Меценатом в Брундизий, и о переселении ветеранов гражданской войны. Некоторые рассматривают стихи как автобиографические, содержащие стихи как дань уважения Меценату и отцу Горация.

Поэзия и философия

Следующей работой Горация, хотя и плохо принятой, были три книги и 88 стихотворений Од . Эти лирические стихи прославляли Рим эпохи Августа. После их публикации император поощрял поэта написать четвертую книгу из 15 стихотворений. Гораций сказал, что стихи были гимнами богам и созданы по образцу великих греческих авторов, среди которых Алкей, Сапфо и Пиндар. Гораций всегда глубоко уважал греков и восхищался ими и считал, что Рим должен признать греческое превосходство во всех интеллектуальных и культурных областях.В этих стихах он снова восхваляет Августа за его победу при Акциуме и за то, что он принес мир встревоженным людям, восстановив утраченные обычаи и мораль прошлого города.

Однако были и те, кто считал Горация романтической стороной. Несмотря на то, что он всю жизнь был холостяком, он, казалось, уважал обязательства. Это видно в Поэме 13 в Од Книга 1 :

Трижды и более блаженны те
, что соединены неразрывной связью;
никакие жалкие ссоры никогда не разлучат
нашу любовь до последних дней жизни.

(Браньон, 29)

Хотя ранее в своих сатирах он писал: «У любви есть два зла: война и мир» (Браньон, 109).

В своих следующих двух книгах, Посланий , Гораций на мгновение отвернулся от поэзии и обратился к философским размышлениям, написав о правильном образе жизни. Первая книга, опубликованная около 21 г. до н.э., представляла собой серию писем, написанных разным людям, в которых рассказывалось об обстоятельствах его собственной жизни и давался совет.Во второй книге, Ars Poetica , Гораций писал об искусстве написания стихов. О своих собственных трудностях в написании стихов он писал: «Изо всех сил пытаясь быть кратким, я становлюсь неясным» ( Ars Poetica , строка 25). Он также написал два письма, одно к Августу и одно к своему товарищу римскому поэту Публию Аннию. Флора.

Более поздние годы

За эти годы император и Гораций очень сблизились; император называл Горация своим «маленьким чаровником». В 17 г. до н. э. Август попросил его написать светский гимн, посвященный 800-летию основания Рима.Август также попросил его присоединиться к его сотрудникам, чтобы помочь составить переписку, но поэт отказался. По этой просьбе Светоний писал, что из-за слабого здоровья и большой нагрузки император обратился к Меценату с просьбой разрешить Горацию приехать во дворец, чтобы «помочь ему писать письма». 27 ноября 8 г. до н. э. Гораций умер, через два месяца после своего давнего друга Мецената, и был похоронен рядом с его могилой. Несмотря на закон, принятый императором против холостяцкой жизни, Гораций так и не женился, и поэтому, согласно Светонию, Август был назван наследником его состояния.

Перед публикацией эта статья прошла проверку на точность, надежность и соответствие академическим стандартам.

Гораций Биография — Биография Горация

Квинт Гораций Флакк, известный в англоязычном мире как Гораций, был ведущим римским лириком времен Августа. Ритор Квинтиллиан считал свои «Оды» едва ли не единственной латинской лирикой, которую стоит читать, оправдывая свою оценку словами: «Он иногда может быть возвышенным, но в то же время полон обаяния и изящества, разносторонен в своих образах и удачно смел в своем выборе». слов.

Гораций также создал элегантные гекзаметровые стихи (Проповеди и Послания) и непристойную ямбическую поэзию (Эподы). Гекзаметры представляют собой игривые и в то же время серьезные произведения, что побудило древнего сатирика Персия прокомментировать: «Когда его друг смеется, Гораций лукаво прикладывает палец на каждую его ошибку; однажды впустив его, он играет на струнах сердца». Однако некоторые из его ямбических стихов могут показаться современной публике чрезмерно отталкивающими.Офицер республиканской армии, которая была разгромлена в битве при Филиппах в 42 г. до н.э., он подружился с Меценатом, правой рукой Октавиана в гражданских делах, и стал чем-то вроде представителя нового режима. Для некоторых комментаторов его связь с режимом была хрупким балансом, в котором он сохранял значительную степень независимости (он был «мастером изящного шага в сторону»), но для других он был, по выражению Джона Драйдена, «хорошо воспитанным человеком». придворный раб».

Его поэзия стала «общей валютой цивилизации», и он до сих пор сохраняет преданных последователей, несмотря на некоторую стигматизацию после Первой мировой войны (возможно, из-за народного недоверия к старомодному патриотизму и имперской славе, с которыми он справедливо отождествлялся). или несправедливо)] Горацианские исследования стали настолько разнообразными и интенсивными в последние годы, что, вероятно, ни один ученый уже не может управлять всем спектром аргументов и вопросов.

Жизнь

Большая часть того, что мы знаем о Горации, исходит из самораскрытия в его стихах, дополненных краткой биографией, вероятно, написанной Светонием (Вита Горати). Его считают первым в мире автобиографом. Недавние ученые склонны не одобрять биографические интерпретации произведений автора (критический анализ выявляет только маску или личность автора), но Гораций не только вызывает наш интерес, но также упоминает события, которые можно проверить, и, таким образом, можно сделать некоторые выводы о личности за стихами.

Мальчик

Родился 8 декабря 65 г. до н.э. на эллинизированном юго-востоке Италии. Его родной город Венузия лежал на торговом пути в пограничном регионе между Апулией и Луканией (Базиликатой). В этом районе говорили на разных диалектах, и, возможно, это обогатило его чувство языка. Он мог быть знаком с греческими словами еще в детстве, а позже высмеивал жаргон смешанного греческого и осканского языков, на котором говорят в соседнем Канузии (Сатиры 1.10.30). Литературная латынь, должно быть, звучала для него как полуиностранный язык, слышимый только в школе.Одним из произведений, которое он, вероятно, изучал в школе, была «Одиссия» Ливия Андроника, которую учителя, подобные «Орбилию», упомянутому в одном из его стихотворений, втискивали в итальянских мальчиков угрозами и порками (Послания 2. 1.69 и далее). Еще больше утомляли школу многочисленные его соученики, сыновья-переростки мясистых центурионов (Сатиры 1.6.71 и далее). Ветераны армии могли быть расселены там за счет местных семей, изгнанных Римом в наказание за их участие в Социальной войне (91–88 до н.э.).Такая спонсируемая государством миграция, должно быть, добавила этому региону еще больше языкового разнообразия.

Согласно местной традиции, о которой сообщил Гораций (Сатиры 2.1.34), колония римлян или латинян была основана в Венерии после изгнания самнитов в начале третьего века. В этом случае Гораций мог чувствовать себя римлянином, хотя есть также указания, что он считал себя самнитом или Савеллом (Послания 1.16.49). Итальянцы в наши дни и в древности всегда были преданы своим родным городам, даже после успеха в большом мире, и Гораций не был исключением.Образы обстановки его детства и отсылки к ней встречаются в его стихах.

Отец Горация, вероятно, был венерианцем, взятым в плен римлянами во время Социальной войны, или, возможно, он был потомком сабинянина, захваченного в Самнитских войнах. В любом случае, он был рабом по крайней мере часть своей жизни. Однако он, очевидно, был человеком сильных способностей и сумел обрести свободу и улучшить свое социальное положение. Таким образом, Гораций утверждал, что он свободный сын преуспевающего «коактера». Термин «соактор» мог обозначать различные роли, такие как сборщик налогов, но его использование Горацием («Сатиры 1.6.86) было объяснено схолией как указание на «coactor argentareus», т. е. аукциониста с некоторыми функциями банкира, расплачивающегося с продавцом из собственных средств, а затем взыскивающего сумму с процентами с покупателя.

Отец потратил небольшое состояние на образование своего сына, в конце концов сопровождая его в Рим, чтобы наблюдать за его обучением и нравственным развитием. Позже поэт воздал ему должное в стихотворении ( Сатиры 1.6 ), которое один современный ученый считает лучшим памятником своему отцу, написанным любым сыном.Стихотворение включает в себя этот отрывок:

Если мой характер испорчен несколькими незначительными недостатками, но в остальном он порядочный и нравственный, если вы можете указать только на несколько разрозненных пятен на безупречной в остальном поверхности, если никто не может обвинить меня в жадности или похотливостью, или распутством, если я живу добродетельной жизнью, свободной от осквернения (простите на мгновение мое самовосхваление), и если я являюсь хорошим другом для своих друзей, мой отец заслуживает всей похвалы. .. Как и теперь, он заслуживает от меня безмерной благодарности и похвалы.Я никогда не мог бы стыдиться такого отца, и я не чувствую необходимости, как многие люди, извиняться за то, что я сын вольноотпущенника. Сатиры 1.6.65–92

Он никогда не упоминал о своей матери в своих стихах и, возможно, мало знал о ней. Возможно, она тоже была рабыней.

Молодой человек

Гораций покинул Рим, возможно, после смерти своего отца, и продолжил свое формальное образование в Афинах, Оксбридже или Гарварде древнего мира, куда он прибыл в девятнадцатилетнем возрасте, поступив в Академию.В основанной Платоном Академии теперь преобладали эпикурейцы и стоики, чьи теории и практика произвели глубокое впечатление на молодого человека с Венеры. Тем временем он общался и бездельничал с элитой римской молодежи, такой как Марк, праздный сын Цицерона, и Помпей, которому он позже адресовал стихотворение (Оды 2.7). Вероятно, именно в Афинах он глубоко познакомился с древней традицией греческой лирической поэзии, в то время в значительной степени прерогативой грамматиков и ученых (доступ к таким материалам был легче в Афинах, чем в Риме, где публичные библиотеки еще не существовали). будет построен Азинием Поллионом и Августом).

Неприятности Рима вскоре настигнут его в Афинах. Именно сюда обратился Марк Юний Брут после убийства Юлия Цезаря в поисках поддержки для республиканского дела, лишенного идей, поскольку столь хваленый идеал свободы на самом деле не имел отношения к конфликту, который, по сути, был борьбой между элитами. Однако у афинян была традиция почитать тираноубийц как прообразы своих героев Гармодия и Аристогитона, рядом со статуями которых Брут и его коллега Кассий народным указом должны были быть увековечены в бронзе.Брута устраивали пышные приемы по всему городу, и он всегда посещал академические лекции, все время набирая сторонников среди впечатлительных молодых людей, которые там учились, в том числе и Горация. Образованный молодой римлянин мог начать военную службу в высоких чинах, а Гораций был назначен tribunus militum (одним из шести старших офицеров типичного легиона), должность, обычно предназначенная для мужчин сенаторского или всаднического ранга и, по-видимому, вызывавшая зависть среди его сторонников. родовитые сообщники (Сатиры 1.6.48). Он, несомненно, изучил основы военной жизни во время похода, особенно в дебрях северной Греции, чьи суровые пейзажи стали фоном для некоторых из его более поздних стихов. Именно там в 42 г. до н.э. Октавиан (позже Август) и его сподвижник Марк Антоний разгромили республиканские силы в битве при Филиппах. Гораций позже записал это как день смущения для себя, когда он бежал без своего щита (Оды 2.7.10), но следует сделать поправку на его самоуничижительный юмор и его самоотождествление с традицией поэтов, которые давным-давно бросили свои щиты в бою, особенно его герои Алкей и Архилох (последний сделал это в части Фракии недалеко от Филипп и принимал активное участие в греческой колонизации Тасоса, где по совпадению республиканская армия в конце концов сдалась).

Октавиан предложил досрочную амнистию своим противникам, и сдувшийся бывший военный трибун быстро ее принял. Однако по возвращении в Италию он столкнулся с еще одной потерей: имение его отца в Венузии было одним из многих по всей Италии, конфискованных для поселения ветеранов (примерно в то же время Вергилий потерял свое имение на севере). Позже Гораций утверждал, что он был доведен до нищеты, и это побудило его попробовать свои силы в поэзии (Послания 2.2.51–2), но денег, которые можно было бы получить непосредственно от стихосложения, не было.В лучшем случае он предлагал перспективы на будущее через контакты с другими поэтами и их покровителями из числа богатых. Тем временем он каким-то образом получил синекуру писца квестория, должность государственной службы в эрариуме или казначействе, достаточно прибыльную, чтобы ее могли купить даже члены Ордо Эквестрии, и не очень требовательную по своей рабочей нагрузке, поскольку задачи можно было делегировать писцам или постоянные служащие. Примерно в это же время он начал писать свои «Сатиры и эподы».

Как поэт

Эподы принадлежат к ямбическому жанру «поэзии порицания», практикуемой Архилохом, и кажется, что Гораций написал их, как своего литературного героя, чтобы пристыдить своих сограждан и заставить их правильно понимать их социальные обязанности.Социальные узы в Риме разлагались после разрушения Карфагена немногим более ста лет назад, под заманчивой перспективой огромного богатства, добытого грабежом и коррупцией, и проблемы с Октавианом, Марком Антонием и сообщниками еще не закончились. как Секст Помпей, все борются за большую долю добычи. Один современный ученый насчитал дюжину гражданских войн за сто лет до 31 г. до н.э., включая восстание Спартака за восемь лет до рождения Горация.Как наследники эллинистической культуры, Гораций и его собратья-римляне не были подготовлены интеллектуально для коллективных ответов на их самые насущные проблемы:

» В сущности, все проблемы, которые всколыхнуло время, носили социальный характер, который эллинистический мыслители были плохо подготовлены для борьбы. Некоторые из них порицали угнетение бедных богатыми, но они не давали практических указаний, хотя, возможно, надеялись увидеть, как это делают правители, действующие из лучших побуждений. стремление к личной удовлетворенности, достигаемое самообладанием и сдержанностью, без особого внимания к судьбе распадающегося сообщества. — В. Г. Кирнан

Сатира была жанром, уникальным для латинской литературы, и Гораций привнес в нее стиль и мировоззрение, подходящие для решения социальных и этических проблем, стоящих перед Римом. Между тем поэт начал заинтересовывать сторонников Октавиана, постепенный процесс, описанный им в Сатирах 1.6. Путь ему открыл его друг, поэт Вергилий, получивший допуск в привилегированный круг Мецената, помощника Октавиана, после успеха его Эклогов.Вскоре последовало представление, и после небольшого перерыва был принят и Гораций. Он описал этот процесс как благородный, основанный на заслугах и взаимном уважении, который в конечном итоге привел к настоящей дружбе, и есть основания полагать, что его отношения были искренне дружескими не только с Меценатом, но впоследствии и с Августом. С другой стороны, один ученый без сочувствия описал поэта как «проницательного и перспективного молодого человека, нацеленного на главный шанс». Были преимущества с обеих сторон: Гораций получил поощрение и материальную поддержку, политики завладели потенциальным диссидентом.Его республиканские симпатии и его роль в Филиппах, возможно, вызвали у него угрызения совести по поводу своего нового статуса. Однако большинство римлян считали гражданские войны результатом contentio dignitatis или соперничества между передовыми семьями города, и он, похоже, тоже принял принципат как последнюю надежду Рима на столь необходимый мир.

В 37 г. до н.э. Гораций сопровождал Мецената в путешествии в Брундизий, описанном в одной из его поэм (Сатиры 1.5) как череда забавных происшествий и очаровательных встреч с другими друзьями, такими как Вергилий.На самом деле путешествие было политическим по своей мотивации: Меценат находился на пути к переговорам по Тарентскому договору с Антонием, факт, Гораций искусно скрывает от читателя (в первой книге сатир политические вопросы в значительной степени избегаются). Гораций, вероятно, также был с Меценатом в одной из военно-морских экспедиций Октавиана против пирата Секста Помпея, которая закончилась катастрофическим штормом у Палинура в 36 г. до н.э., о чем Гораций кратко упоминает в терминах почти утопления (Оды 3.4.28). В его стихах также есть некоторые указания на то, что он был с Меценатом в битве при Акциуме в 31 г. до н.э., где Октавиан положил конец надеждам Антония (Эподы 1 и 9).К тому времени Гораций уже получил от Мецената знаменитый подарок в виде его сабинской фермы, вероятно, вскоре после публикации первой книги сатир. Подарок, который включал в себя доход от пяти арендаторов, возможно, положил конец его карьере в Казначействе или, по крайней мере, позволил ему уделять этому меньше времени и энергии. Это сигнализировало о его отождествлении с режимом Октавиана, однако во второй книге сатир, которая вскоре последовала, он продолжил аполитичную позицию первой книги. К этому времени он достиг статуса eques Romanus (Сатиры 2.7.53), возможно, в результате его работы в Казначействе.

И Рыцарь

Оды 1–3 стали следующим направлением его художественного творчества. Он адаптировал их формы и темы из греческой лирики седьмого и шестого веков. Фрагментарность греческого мира позволила его литературным героям свободно выражать себя, и, возможно, его полууединение из казначейства в Риме в собственное поместье на Сабинских холмах также в какой-то степени уполномочило его. Таким образом, даже когда его тексты касались общественных дел, они подчеркивали важность частной жизни.

Тем не менее его работа в период 30–27 гг. до н.э. стала показывать его близость к режиму и его чувствительность к его развивающейся идеологии. В «Одах» 1.2, например, он восхваляет Октавиана гиперболами, которые перекликаются с эллинистической придворной поэзией. Имя Август, которое Октавиан принял в 27 января до н. э., впервые засвидетельствовано в Одах 3.3 и 3.5. В период 27–24 до н.э. политические аллюзии в Одах концентрировались на внешних войнах в Британии (1,35), Аравии (1,29), Испании (3,8) и Парфии (2,2). Он приветствовал Августа по возвращении из-за границы в 24 г. до н. э. как любимого правителя, чья недавняя болезнь поставила под угрозу его собственное счастье (3.14).

Однако общественный прием Одес 1–3 разочаровал его. Он объяснил отсутствие успеха завистью имперских придворных и своей изоляцией от литературных клик (Послания 1.19.35–44). Возможно, именно разочарование заставило его отказаться от жанра в пользу стихотворных писем. Свою первую книгу Посланий он адресовал множеству друзей и знакомых в учтивом стиле, отражающем его новый социальный статус рыцаря. Во вступительном стихотворении он выразил более глубокий интерес к нравственной философии, чем к поэзии (Послания 1.1.10), но, хотя сборник демонстрирует склонность к стоической теории, в нем не обнаруживается устойчивого размышления об этике. Меценат по-прежнему был доминирующим доверенным лицом, но теперь Гораций начал отстаивать свою независимость, учтиво отказываясь от постоянных приглашений посетить его (Послания 1.7). В последней поэме первой книги Посланий он показал себя сорокачетырехлетним в консульство Лоллия и Лепида, т. е. 21 г. до н. легко умилостивляется» (Послания 1.20.24–5).

Согласно Светонию, вторая книга Посланий была написана Августом, который хотел, чтобы стихотворное послание было адресовано ему самому. На самом деле Август был плодовитым писателем и однажды попросил Горация стать его личным секретарем. Гораций отказался от роли секретаря, но выполнил просьбу императора о стихотворном письме. Однако письмо Августу, возможно, пришло медленно и было опубликовано, возможно, уже в 11 г. до н.э. Оно праздновало, среди прочего, военные победы его пасынков, Друза и Тиберия, в 15 г. до н.э., однако оно и следующее письмо (Послания 2.2) были в значительной степени посвящены теории литературы и критике. Литературная тема была исследована еще дальше в Ars Poetica, опубликованном отдельно, но написанном в форме послания и иногда называемого Посланиями 2.3 (возможно, последнее стихотворение, которое он когда-либо написал). Ему также было поручено написать оды, посвященные победам Друза. и Тиберий (Оды 4.4 и 4.14) и один для пения в храме Аполлона для Светских игр, давно заброшенного праздника, который Август возродил в соответствии со своей политикой воссоздания древних обычаев (Carmen Saeculare).

Светоний также является источником сплетен о сексуальных действиях Горация в конце его жизни, связанных с зеркалами. Поэт умер в возрасте 56 лет, вскоре после своего друга Мецената, возле могилы которого он был похоронен. Оба мужчины завещали свое имущество Августу, честь, которую император ожидал от своих друзей.

Исторический контекст

Латинская поэзия была продуктом эллинистического периода и поэтому сознательно была литературным артефактом.Произведения Горация были написаны греческими размерами, начиная от гекзаметров сатир и посланий и ямбов эпидов, которые было относительно легко адаптировать к латыни, до более сложных размеров, используемых в одах, таких как алкаики и сапфики, которые были иногда плохо подходит для латинской структуры и синтаксиса. На протяжении всей своей карьеры он включал литературную теорию и критику в свои стихи и считал себя сторонником развития нового и утонченного стиля, находящегося под влиянием каллимахианской эстетики краткости, элегантности и полировки.

» Как только Гораций, взволнованный собственным гением и воодушевленный примером Вергилия, Вариуса и, может быть, некоторых других поэтов того же поколения, решил прославиться как поэт, будучи по темпераменту борцом, он хотел бороться со всякими предрассудками, дилетантской неряшливостью, мещанством, реакционными тенденциями, словом, бороться за тот новый и благородный тип поэзии, который он и его друзья стремились создать». — Эдуард Френкель

В современной теории литературы часто проводится различие между непосредственным личным опытом (Urerlebnis) и опосредованной формой опыта, полученной из культурных норм, таких как литература, философия и изобразительное искусство (Bildungserlebnis).Однако это различие не имеет большого значения для Горация, поскольку его поэзия представляет собой полную смесь личных и литературных переживаний, таких как «Сатиры 1.5», в которых реалистически подробно рассказывается о реальном путешествии, которое Гораций совершил с Вергилием и некоторыми другими друзьями-литераторами, и которое тесно смоделировано. Сатира Луцилия, его предшественника. В отличие от большей части эллинистической литературы, его поэзия не была написана в первую очередь для небольшой группы поклонников и коллег-поэтов, и при этом она не опиралась на заумные аллюзии для многих своих эффектов.Он был элитарным по своим литературным стандартам, но был написан для широкого круга читателей, как общедоступный вид искусства. Подобного рода амбивалентность характеризует и его литературную личность, поскольку его представление о себе как о части небольшого сообщества философски мыслящих людей, ищущих истинного душевного спокойствия и избегающих таких пороков, как жадность, вполне соответствовало честолюбивым планам Августа по реформированию общественной морали, развращенной по жадности. Его призыв к умеренности был частью великого послания нации.

Его общая практика заключалась в том, чтобы следовать примерам поэтов, признанных классиками в разных жанрах, таких как Архилох в « Эподах» , Луцилий в сатирах и Алкей в одах , позже расширив свой кругозор ради разнообразия и потому, что его модели в конечном итоге не подходили. к реалиям, с которыми он сталкивается в своей жизни. Архилох был аристократическим греком, чья ямбическая поэзия имела социальную функцию, которая была сразу понятна публике в седьмом веке, но стала простой выдумкой или литературным мотивом, когда была перенесена в Рим, а Луцилий был сыном сенатора, который мог безнаказанно бичевать своих сверстников. , тогда как Гораций был простым сыном вольноотпущенника, которому приходилось действовать осторожно.Его мастерство как мастера слов очевидно даже в его самых ранних попытках в каком-либо конкретном жанре, но его обращение с каждым жанром со временем улучшалось, поскольку он адаптировал его к своим собственным потребностям. Так, например, общепризнано, что его вторая книга сатир, где человеческая глупость идентифицируется через диалог между персонажами, превосходит первую, где человеческая глупость указывается в монологах поэта (хотя первая книга также включает некоторые его самые популярные стихи).

Луцилий, его модель в сатире, был агрессивным римским поэтом и значительным голосом в римском самосознании, вызывая симпатию у своих соотечественников своей резкой откровенностью и явной политикой, указывающей на libertas.Его стиль включал «метрический вандализм» и рыхлость структуры. Вместо этого Гораций принял косвенный и ироничный стиль сатиры, высмеивая стандартных персонажей и анонимные цели. Его libertas была частной свободой философского мировоззрения, а не политической или социальной привилегией. Его размер в «Сатирах» относительно непринужденный (по сравнению с его более поздним использованием жестких лирических размеров в «Одах»), но формальный и строго контролируемый по сравнению с грубым и готовым Луцилием, над которым он издевался за его небрежные стандарты (Сатиры 1.10.56–61)

Гораций гордо заявил, что ввел в латынь дух и ямбический размер Архилоха, но (в отличие от Архилоха) никого не преследуя (Послания 1.19.23–5). Это не было праздным хвастовством. Его Эподы были созданы по образцу стихов греческого поэта в их размере и в некоторых формальных аспектах жанра ямба, как «поэзия вины», но он избегал нацеливаться на настоящих козлов отпущения. В то время как Архилох представлял себя серьезным и энергичным противником правонарушителей, Гораций стремился к комическим эффектам и принял образ слабого и неэффективного критика своего времени (что символизируется, например, его капитуляцией перед ведьмой Канидией в последнем эпизоде) . Он также утверждал, что был первым, кто ввел в латынь лирические методы Алкея (Послания 1.19.32–3), и он фактически был первым латинским поэтом, который последовательно использовал алкейские размеры и темы: любовь, политика и симпозиум. Он также подражал многим другим греческим лирикам, и многие ученые считают, что он использовал технику «девиза», начиная каждую оду с некоторой ссылки на греческий оригинал, а затем отклоняясь от него.

Прием

Прием работ Горация менялся от одной эпохи к другой.В стихотворном послании к Августу (Послание 2.1) в 12 г. до н.э. он выступал за присвоение статуса классиков современным поэтам, включая Вергилия и, по-видимому, его самого. В заключительном стихотворении своей третьей книги од он утверждал, что создал себе памятник более прочный, чем бронза («Exegi Monumentum aere perennius», Carmina 3.30.1). Для одного современного ученого его личные качества более заметны, чем монументальность его достижений:

«…когда мы слышим его имя, мы на самом деле не думаем о памятнике. Мы думаем скорее о голосе, который меняется по тону и резонансу, но всегда узнаваем и который своей несентиментальной человечностью вызывает особую смесь симпатии и уважения. — Найл Радд

Тем не менее, для таких людей, как Уилфред Оуэн, переживших Первую мировую войну, его поэзия символизировала дискредитированные ценности:
Друг мой, вы бы не стали рассказывать с таким воодушевлением
Детям, жаждущим какой-то отчаянной славы,
Старая ложь: Dulce et decorum est
Pro patria mori.

Тот же самый девиз, Dulce et decorum est pro patria mori, был сочувственно отозван в лирике ранних христианских поэтов, таких как Пруденций, адаптированный к этосу мученичества.

Оценка работы Горация заметно различалась в течение его жизни. Оды 1–3 не были хорошо приняты, когда они впервые были «опубликованы» в Риме, однако позже Август заказал церемониальную оду для Столетних игр в 17 г. до н.э. и поощрял публикацию од 4, после чего репутация Горация как главного лирика Рима была обеспечена. Его оды должны были стать лучшими из всех его стихов в древние времена, приобретя статус классики, препятствовавший подражанию: ни один другой поэт не создал сопоставимого свода лирики в последующие четыре столетия (хотя это, возможно, было больше связано с социальными проблемами). причины, в частности тот паразитизм, в который погружалась Италия).В семнадцатом и восемнадцатом веках сочинение од стало очень модным в Англии, и большое количество честолюбивых поэтов подражали ему как на английском, так и на латыни.

Эти предварительные комментарии касаются небольшой части событий в восприятии работы Горация. В следующих разделах рассказывается о других событиях от эпохи к эпохе.

Античность

Влияние Горация можно проследить в произведениях его младших современников, Овидия и Проперция.Первый соперничал с ним в создании совершенно естественного стиля выражения в гекзаметровом стихе, а второй дерзко подражал ему в своей третьей книге элегий. Его послания послужили им образцом для их собственных стихотворных писем, а также для поэзии Овидия в изгнании. Его влияние также, по иронии судьбы, имело негативную силу. Как упоминалось выше, блеск его од, возможно, препятствовал подражанию. Более того, публикация од 1–3, возможно, создала моду на лирику Пиндара из-за того, что Гораций в значительной степени игнорировал эту форму (см. Пиндар # Влияние и наследие).Его критика неотшлифованного стиля своего предшественника в сатире Луцилия, возможно, возродила к нему общественный интерес. Для Персия, а затем и для Ювенала и Гораций, и Луцилий предложили подходящие модели — таким образом, Персий описал свои собственные сатиры как лишенные люцилийской резкости и более мягкого прикосновения Горация. На едкую сатиру Ювенала в основном повлиял Луцилий, но Гораций к тому времени был школьным классиком, и отголоски его творчества могли быть идентифицированы Ювеналом окольным путем как «темы, достойные лампы Венерины».Жанр ямба, кажется, почти исчез после публикации «Эподов» Горация. «Ибис» Овидия был редкой попыткой создания формы, вдохновленной главным образом Каллимахом, и в «Марциале» есть некоторые ямбические элементы, но они больше обязаны Катуллу, чем Горацию.

Статий отдал дань уважения Горацию, сочинив одно стихотворение в сапфическом и одно в алкейском метре (стиховые формы, чаще всего связанные с одами), которые он включил в свой сборник случайных стихов Silvae. Древние ученые писали комментарии к лирическим размерам од.Цезий Басс был одним из таких теоретиков метрики, а также сам был поэтом. С помощью процесса, называемого derivatio , он варьировал установленные размеры путем добавления или опускания слогов — метод, который Сенека Младший позаимствовал, адаптируя горацианские размеры к сцене.

Стихи Горация оставались школьными учебниками до поздней античности. Работы, приписываемые Гелениусу Акрону и Помпонию Порфириону, являются лишь остатками гораздо большей части горацианских исследований. Порфирион расположил стихи в нехронологическом порядке, начиная с од, отражая их общую популярность и / или привлекательность для ученых (оды обычно сохраняли это привилегированное положение в традиции средневековых рукописей и, следовательно, также и в современных изданиях). Горация часто вызывали поэты четвертого века, такие как Авзоний и Клавдиан. Приближаясь к пятому веку, Пруденций представил себя в роли христианина Горация, адаптировав горатовские метры и придав горатовским мотивам христианский тон. Святой Иероним, однако, смоделировал бескомпромиссный ответ на языческую литературу, заметив: «Какая гармония может быть между Христом и дьяволом? Какое отношение Гораций имеет к Псалтири?» К началу 6 века Гораций и Пруденций были частью классического наследия, которое изо всех сил пыталось выжить в беспорядке времени.Боэций, последний крупный автор классической латинской литературы, все еще мог черпать вдохновение у Горация, иногда опосредованного сенеканской трагедией. Можно утверждать, что влияние Горация вышло за рамки поэзии, чтобы возвеличить основные темы и ценности, такие как самодостаточность, внутреннее довольство и мужество.

Средневековье и Возрождение

Копирование классических текстов практически прекратилось в период между серединой шестого века и средневековьем. Работа Горация сохранилась, вероятно, только в двух или трех книгах, импортированных в Северную Европу из Италии, которые являются предками шести дошедших до нас рукописей, датируемых девятым веком.Две из шести рукописей имеют французское происхождение, одна была создана в Эльзасе, а остальные три демонстрируют ирландское влияние, вероятно, написанные в континентальных монастырях (например, в Ломбардии). Ко второй половине девятого века прямое знание поэзии Горация не было чем-то необычным. Его влияние на Каролингское Возрождение можно найти в стихах Хейрика Осерского и в некоторых рукописях, отмеченных neumes, возможно, предназначенных для помощи в запоминании и обсуждении его лирических размеров. Ода 4.11 даже дополнен мелодией гимна Иоанну Крестителю Ut queant laxis, состоящего из сафических строф. Гимн стал основой системы сольфеджио — ассоциация с западной музыкой, вполне уместная для лирика, хотя язык гимна скорее прудентский, чем горацианский.

Немецкий ученый Людвиг Траубе однажды назвал десятый и одиннадцатый века веком Горация (aetas Horatiana) и поместил его между aetas Vergiliana восьмого и девятого веков и aetas Ovidiana двенадцатого и тринадцатого веков, различие, которое должно отражать доминирующее влияние классической латыни того времени. Это было чрезмерно схематизировано: Гораций оказал значительное влияние и в девятом веке, и, похоже, Траубе сосредоточился на сатирах Горация. Средневековые ученые тоже слишком схематизировали: они связывали разные жанры Горация с разными возрастами человека. Ученый двенадцатого века сформулировал эту теорию так: «… Гораций написал четыре различных вида поэм в связи с четырьмя веками: Оды для мальчиков, Поэтика для юношей, Сатиры для зрелых мужчин, Послания для старых и полных. люди.Считалось даже, что Гораций составил свои сочинения в том порядке, в котором они были помещены древними учеными. Несмотря на свою наивность, схематизм заключался в оценке сочинений Горация как сборника, «Поэтики», «Сатиры» и «Посланий», казалось бы, находящих Данте называл его Orazio satiro, эпитет, возможно, отражающий особый статус, которого сатиры и послания достигли в позднем Средневековье, и он пожаловал ему привилегированное положение в первом круге ада, с Гомер, Овидий и Лукан.

Одним из показателей популярности Горация является большое количество цитат из всех его произведений, встречающихся почти во всех жанрах средневековой литературы, а также количество подражателей, сочиняющих в древнем количественном латинском метре. Самым плодовитым подражателем его од был баварский монах Метелл из Тегернзее, который около 1170 года составил большой сборник стихов, посвященных святому Квирину, покровителю аббатства Тегернзее. с имитацией других метров, используемых Пруденцием и Боэцием, что указывает на то, что разнообразие, впервые смоделированное Горацием, считалось фундаментальным аспектом жанра.Однако содержание его стихов сводилось к простому благочестию. Среди наиболее успешных подражателей гекзаметрам Горация был еще один германский автор, называвший себя Секстом Амарцием, около 1100 г., составивший четыре книги, первые две из которых иллюстрировали пороки, а вторая пара главным образом добродетели, созданные по образцу сатир и посланий Горация и демонстрирующие некоторые стилистические особенности. различия между двумя жанрами.

Петрарка — ключевая фигура в переходе от подражаний Горацию в количественных латинских размерах к подражаниям в акцентных размерах.Его стихотворные письма на латыни были созданы по образцу посланий, и он написал письмо Горацию в форме оды. Однако он также заимствовал у Горация свои итальянские сонеты. Один современный ученый предположил, что авторы, которые имитировали Горация в метрах на основе акцентных ритмов (включая ударную латынь и местные языки), могли считать свою работу естественным продолжением метрического разнообразия Горация. Во Франции Гораций и Пиндар были источником вдохновения для группы народных авторов под названием Плеяды, включая, например, Пьера де Ронсара и Иоахима дю Белле.Монтень постоянно и изобретательно использовал цитаты Горация. Народные языки доминировали в Испании и Португалии в шестнадцатом веке, где влияние Горация заметно в произведениях таких авторов, как Гарсиласо де ла Вега, Хуан Боскан Са де Миранда, Антонио Феррейра и Фрай Луис де Леон, последний, например, писал оды на горатовскую тему beatus ille (счастливый человек). Шестнадцатый век в Западной Европе также был веком переводов (за исключением Германии, где Горация не переводили до следующего столетия).Первым английским переводчиком был Томас Дрант, который поместил переводы Иеремии и Горация рядом в «Лекарственной моралле» 1566 года, в том же году, когда шотландец Джордж Бьюкенен перефразировал Псалмы в контексте Горация. Бен Джонсон поставил Горация на сцену в 1601 году в «Поэтастере» вместе с другими классическими латинскими авторами, предоставив им все их собственные стихи, чтобы они говорили в переводе. Партия Горация демонстрирует независимый дух, моральную серьезность и критическую проницательность, которые многие читатели ищут в его стихах.

Эпоха Просвещения

В семнадцатом и восемнадцатом веках, или в эпоху Просвещения, неоклассическая культура была широко распространена, и английская литература середины этого периода была названа августовской. Не всегда легко отделить влияние Горация в те века (смешение влияний показано, например, в псевдониме одного поэта, Гораций Ювенал). Однако меру его влияния можно найти в разнообразии людей, интересующихся его творчеством. , как среди читателей, так и среди авторов.

Практически ежегодно выходили новые издания его произведений. В 1612 г. вышло три новых издания (два в Лейдене, одно во Франкфурте) и еще раз в 1699 г. (Утрехт, Барселона, Кембридж). Было много дешевых изданий, также были выпущены прекрасные издания, в том числе одно, весь текст которого был выгравирован Джоном Пайном на медной пластине. Поэту Джеймсу Томсону принадлежало пять изданий произведений Горация, а у врача Джеймса Дугласа было пятьсот книг с названиями, связанными с Горацием. Горация часто хвалили в периодических изданиях, таких как The Spectator, как признак здравого смысла, умеренности и мужественности, направленный на морализаторство.Его стихи представляли собой набор девизов, таких как simplex munditiis, splendide mendax, sapere aude, nunc est bibendum, carpe diem (последний, возможно, единственный, который все еще широко используется сегодня), цитируемых даже в таких прозаических произведениях, как A Эдмунда Куинси. трактат о конопляном хозяйстве (1765 г.). Вымышленный герой Том Джонс читал свои стихи с чувством. Его произведения также использовались для оправдания банальных тем, таких как патриотическое послушание, как в английских строках Джеймса Парри из коллекции Оксфордского университета в 1736 году.

Какая дружелюбная Муза научит моих Лей
Имитировать римский огонь?
Справедливо восхвалять Цезаря
Требует смелой горацианской лиры.

Лирика в горатовском стиле становилась все более типичной для сборников стихов Оксфорда и Кембриджа того периода, большинство из них на латыни, но некоторые, как и предыдущая ода, на английском языке. Lycidas Джона Мильтона впервые появился в таком сборнике. В нем мало отголосков Горация, но связь Мильтона с Горацием сохранилась на всю жизнь. Он составил спорную версию Оды 1.5, а «Потерянный рай» включает отсылки к «римским» одам Горация 3.1–6 (Книга 7, например, начинается с отголосков од 3.4). Тем не менее, лирика Горация могла вдохновить как распутников, так и моралистов, а неолатинский язык иногда служил своего рода дискретной завесой для рискованного человека. Так, например, Бенджамин Лавлинг написал каталог проституток Друри-Лейн и Ковент-Гарден в сапфических строфах и восхваление умирающей дамы «непристойной памяти». Некоторые латинские подражания Горацию были политически подрывными, например, брачная ода Энтони Олсопа, которая включала призыв к делу якобитов.С другой стороны, Эндрю Марвел черпал вдохновение в «Одах» Горация 1.37, чтобы сочинить свой английский шедевр «Горацийская ода о возвращении Кромвеля из Ирландии», в котором тонко нюансированные размышления о казни Карла I перекликаются с неоднозначной реакцией Горация на смерть Клеопатры (ода Марвела была запрещен, несмотря на его тонкость, и начал широко публиковаться только в 1776 г.). Сэмюэл Джонсон с особым удовольствием читал «Оды». Александр Поуп написал прямые « Подражания Горацию» (опубликованные вместе с оригинальной латынью), а также повторил его в « Очерках» и «Похищении замка» .В своем переводе «Илиады» он даже проявил себя как «полностью горацианский Гомер». Гораций обращался также к поэтам-женщинам, таким как Анна Сьюард (оригинальные сонеты на различные темы и оды, перефразированные из Горация, 1799 г.) и Элизабет Толлет, которая сочинила латинскую оду в сапфическом размере, чтобы отпраздновать возвращение своего брата из-за границы, с чаем и кофе. заменено вином симпотических настроек Горация:

Quos procax nobis numeros, jocosque
Musa dictaret? mihi dum tibique
Сдержанный baccis Arabes, vel herbis
Pocula Seres
Какие стихи и шутки может продиктовать смелая
Муза? а для нас с тобой
Арабы приправляют наши чашки фасолью
Или китайцы листьями.

«Ars Poetica» Горация уступает только «Поэтике» Аристотеля по своему влиянию на литературную теорию и критику. Мильтон рекомендовал обе работы в своем трактате об образовании. Однако « Сатиры и послания» Горация также оказали огромное влияние, повлияв на теоретиков и критиков, таких как Джон Драйден . Были серьезные споры о ценности различных лирических форм для современных поэтов, представленных, с одной стороны, четырехстрочными строфами, знакомыми по Сапфическим и Алкейским одам Горация, а с другой — свободно структурированными пиндариками, связанными с одами. из Пиндара.Переводы иногда вовлекали ученых в дилеммы цензуры. Таким образом, Кристофер Смарт полностью исключил оды 4. 10 и перенумеровал оставшиеся оды. Он также удалил концовку Одес 4.1. Томас Крич напечатал Эподы 8 и 12 на оригинальной латыни, но не включил их английские переводы. Филип Фрэнсис пропустил и английский, и латинский языки для тех же двух эпизодов, пробел в нумерации был единственным признаком того, что что-то не так. Французские издания Горация пользовались влиянием в Англии, и их тоже регулярно ругали.

У большинства европейских народов были свои «Горации»: так, например, Фридриха фон Хагедорна называли немецким Горацием, а Мацея Казимежа Сарбевского — польским Горацием (последнему во многом подражали английские поэты, такие как Генри Воан и Авраам Коули). Папа Урбан VIII много писал горатовскими метрами, в том числе оду подагре.

19 век и далее

Система сольфеджио (До, Ре, Ми), которая является темой песни детей фон Траппов, является лишь небольшим образцом всепроникающего влияния Горация на западную культуру, даже среди людей, которые, возможно, никогда не слышали имени Квинта Горация Флакка.

Гораций играл центральную роль в образовании англоязычной элиты вплоть до 1960-х годов. Педантичный акцент на формальных аспектах изучения языка в ущерб литературному признанию, возможно, сделал его непопулярным в некоторых кругах, но это также подтвердило его влияние — напряженность в его восприятии, которая лежит в основе знаменитых строк Байрона из «Чайльд-Гарольда» (Песнь IV, 77). )

Тогда прощай, Гораций, которого я так ненавидел
Не за твои недостатки, а за мои; это проклятие
Понимать, не чувствовать твой лирический поток,
Понимать, но никогда не любить свой стих.

Зрелая поэзия Уильяма Вордсворта, включая предисловие к «Лирическим балладам», раскрывает влияние Горация в его отказе от ложного орнамента, и он однажды выразил «желание / встретить тень Горация …». Джон Китс повторил начало « Эподов 14» Горация в первых строках « Оды соловью» .

Римский поэт был представлен в девятнадцатом веке как почетный английский джентльмен. Уильям Тэкери выпустил версию «Оды 1.38», в которой сомнительный «мальчик» Горация стал «Люси», а Джерард Мэнли Хопкинс невинно перевел мальчика как «ребенок».Гораций был переведен сэром Теодором Мартином (биографом принца Альберта), но без некоторых неджентльменских стихов, таких как эротические Оды 1.25 и Эподы 8 и 12. Лорд Литтон подготовил популярный перевод, и Уильям Гладстон также написал переводы в последние дни своего пребывания на посту премьер-министра. .

«Рубайат Омара Хайяма» Эдварда Фитцджеральда, хотя формально происходит от персидского ruba’i, тем не менее демонстрирует сильное горацианское влияние, поскольку, как заметил один современный ученый, «… четверостишия неизбежно напоминают строфы «Од». , как и повествователь от первого лица самого уставшего от мира, стареющего эпикурейца Омара, смешивая сочувственное увещевание и carpe diem с великолепным морализаторством и нигилизмом memento mori.Мэтью Арнольд посоветовал другу в стихах не беспокоиться о политике, отголоске од 2. 11, однако позже стал критиком неадекватности Горация по отношению к греческим поэтам как образцам для подражания викторианских добродетелей, заметив: «Если бы человеческая жизнь была полной без веры , без энтузиазма, без энергии, Гораций … был бы идеальным интерпретатором человеческой жизни ». Кристина Россетти сочинила сонет, изображающий женщину, неуклонно желающую своей смерти, опираясь на изображение Горация «Гликеры» в Одах 1.19.5–6. и Клеопатра в одах 1.37. А. Э. Хаусман считал Оды 4.7 в двустишиях Архилоха самой красивой поэмой древности, и все же он в целом разделял склонность Горация к четверостишиям, легко приспосабливаясь к своему собственному элегическому и меланхолическому настрою. Самое известное стихотворение Эрнеста Доусона получило свое название и имя своей героини от строки Од 4.1, Non sum qualis eram bonae sub regno Cynarae, а также мотив ностальгии по прежнему пламени. Киплинг написал известную пародию на оды, высмеивая их стилистические особенности и особенно необычный синтаксис, но он также использовал римский патриотизм Горация в качестве ориентира для британского империализма, как в рассказе «Регул» из школьного сборника «Сталки и Ко». , который он основал на Одес 3.5. Знаменитое стихотворение Уилфреда Оуэна, процитированное выше, включает текст Горация, чтобы подвергнуть сомнению патриотизм, игнорируя при этом правила латинского сканирования. Однако в военный период было немного других отголосков Горация, возможно, потому, что война на самом деле не является основной темой творчества Горация.

И У. Х. Оден, и Луи Макнейс начали свою карьеру как преподаватели классики, и оба откликнулись на влияние Горация как поэты. Оден, например, представил хрупкий мир 1930-х годов в терминах, повторяющих «Оды 2».11.1–4, где Гораций советует другу не позволять заботам о пограничных войнах мешать текущим удовольствиям.

И, нежный, не желай знать
Где Польша натягивает свой восточный лук,
Какое насилие совершается;
Не спрашивайте, какой сомнительный поступок позволяет
Наша свобода в этом английском доме,
Наши пикники на солнце.

Американский поэт Роберт Фрост повторил сатиры Горация в разговорной и сентенционной идиоме некоторых из его более длинных стихотворений, таких как «Урок на сегодня» (1941), а также в его мягкой защите жизни на ферме, как в Hyla Брук (1916), напоминающий фон Бандузии Горация в Оде 3. 13. Теперь, в начале третьего тысячелетия, поэты все еще впитывают и реконфигурируют влияние Горация, иногда в переводе (например, англо-американское издание од 36 поэтов 2002 г.), а иногда в качестве вдохновения для своих произведений. собственное произведение (например, сборник од новозеландского поэта 2003 г.).

Эподы Горация в современную эпоху практически игнорировались, за исключением тех, которые связаны с политическими ассоциациями, имеющими историческое значение. Непристойность некоторых стихотворений оттолкнула даже ученых, однако в последнее время лучшее понимание природы ямбической поэзии привело к переоценке всего сборника.Переоценка Epodes также появляется в творческих адаптациях недавних поэтов (например, сборник стихов 2004 года, который переносит древний контекст в промышленный город 1950-х годов)

Квинт Гораций Флакк (Гораций) | Encyclopedia.com

Источники

8 декабря 65-27 ноября 8 до н. э.

Солдат, администратор, поэт

Финансовая независимость. Гораций, как его называют по-английски, родился 8 декабря 65 г.н.э. в Венеции на юго-востоке Италии как сын вольноотпущенника. Тем не менее его, как и многих дворян, отправили в Грецию для завершения образования. Там он присоединился к убийце Цезаря Марку Бруту и ​​последовал за ним в Малую Азию. В качестве военного трибуна он сражался на стороне проигравших (республиканских) в Филиппах. Он вернулся в Рим, где получил административную должность. Он познакомился с Вергилием и Варием, которые познакомили его с Меценатом. Гораций стал протеже и другом Мецената на всю жизнь. В 32 г. до н. э. Меценат подарил ему ферму в стране сабинян, что сделало поэта финансово независимым.Меценат также представил его Августу, который предложил ему должность своего секретаря, но Гораций отказался. Вскоре после битвы при Акциуме в 31 г. до н. э. он опубликовал свои Epodes , в которые вошли некоторые из его самых ранних работ. Первая книга Сатир фактически была издана раньше, в 35 г. до н. э., вторая книга – в 30 г. За этим произведением последовали первые три книги Од , которые были изданы как художественная единица в 23 г. до н.э. Так как это произведение не имело успеха, Гораций вернулся к поэзии гекзаметра со своим стихом Послания .Первая из них появилась в 20 г. до н. э.; вторая книга, в том числе так называемая Ars Poetica , появилась, может быть, только в 10 году. Ему было поручено написать гимн для празднования Августом нового века, за которым он последовал четвертой книгой Од . Он умер 27 ноября 8 г. до н. э., всего через несколько месяцев после своего друга Мецената.

Дэвид Армстронг, Гораций (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1989).

С. Дж. Харрисон, Посвящение Горацию: двухтысячелетнее празднование (Оксфорд: Clarendon Press / Нью-Йорк: Oxford University Press, 1995).

Дэвид Х. Портер, Поэтическое путешествие Горация (Принстон: издательство Принстонского университета, 1987).

Мэтью С. Сантирокко, Единство и дизайн в одах Горация (Чапел-Хилл и Лондон: University of North Carolina Press, 1986).

Гораций — биография. Квинт Гораций Флаккус

Гораций — второй великий римский поэт после Вергилия, поставивший перед собой задачу создать образцовую литературу. Он считал, что поэзия — это «гимнастика языка».Гораций не любил лирику Катулла и стремился писать произведения, которые напоминали бы содержательные и моралистические поэмы Вергилия.

Читателя интересует не только творчество великого римского поэта, но и его историческая эпоха, биография. Гораций Квинт внес большой вклад в мировую литературу, хотя и происходил из простой семьи. В своих стихах он сформулировал собственную мудрость и дал целый ряд рекомендаций нравственно-этического плана, основанных на философии золотой середины.

Гораций: биография и жизненный путь

Великий римский поэт родился в 65 г. до н.э. е. в городе Венузия. Его творчество приходится на первое десятилетие правления Октавиана Августа, занявшего место Цезаря. Он родился в семье вольноотпущенника, который позаботился о воспитании сына и после его смерти оставил ему небольшое поместье.

Жизнь поэта была непосредственно связана с деятельностью мецената. Когда Цезарь был убит в Риме, Квинт Гораций Флакк присоединился к сторонникам Брута.Именно Меценат помог ему утвердиться в жизни: подарил поместье и ввел в круг Августа.

Гораций умер от внезапной болезни в 8 веке до н.э. е. Он был похоронен рядом с его добродетелью Меценатом на окраине Эсквилина.

Особенности творчества

Квинт Гораций Флаккус был разносторонним поэтом, создававшим образцы поэзии в разных лирических жанрах — оды и гимны. Обе работы весьма торжественны по форме и настроению. Однако его ода, изданная в четырех книгах, не направлена ​​на восхваление чужих заслуг, а отражает жизненную мудрость поэта и его философию.Гораций дает им совет, обращаясь к тому, кому посвящена ода.

Все творчество великого римского поэта можно разделить на несколько циклов по жанрам:

1. Эпос (стихи-двухфактуры ямбического характера).

2. Сатира (произведения обличительного характера). Написано гекзаметром.

3. Ода (лирические стихи, посвященные какому-либо событию).

Гораций, биография которого представлена ​​тремя периодами творчества, всю жизнь придерживался философии золотой середины, построенной на мудрости, благоразумии, красоте, добродетели и гармонии.

Жанр сообщения

Квинт Гораций Флакк, стихи которого большей частью были посвящены отдельным лицам, очень преуспел в этом литературном жанре. Он написал 23 письма, последнее из которых — «К Пизонам» — стало вторым литературным произведением после «Науки о поэзии» Аристотеля, что свидетельствует о его важности в контексте мировой литературы. Главное в эстетике Горация – продуманность, соответствие природе, чтобы стиль и избранные слова полностью соответствовали поднимаемой теме.Его поэзию трудно понять. Иоганн Вольфганг Гёте когда-то писал, что образы в буквах подобны «маятнику». Композиция лирических стихов усложняется тем, что Гораций умел умело переходить от одного образа к другому, используя в тексте разный размер стиха. Его стихи наполнены различными именами собственными, географическими названиями, и он уделяет внимание деталям.

Тематические группы Горация

Стихи-размышления — воплощение мудрости. Квинт Гораций Флакк, творчество которого в основном представлено четырьмя книгами од, пишет в этой тематической группе о скоротечности жизни и скорости текущего времени.Для него погоня за почестями и богатством бессмысленна. В одах звучит тема любви, пира, но в отличие от стихов Катулла тон их радостный и утешительный. Можно насчитать 7 женских имен, которым Гораций пишет стихи-размышления. В одной из своих од (№ 30 «К Мельпомене») он поднимает проблему бессмертия поэта и вступает в традицию, начинающуюся с египетской поэзии, о том, что бессмертие человека достигается в результате его труда, творчества литературных произведений. Свою бесконечность Гораций видит в стихах.

Анализ од №30

Эта работа получила условное название «Памятник». Стихотворение было настолько популярно у классиков русской литературы, что Гаврила Державин заимствовал идею бессмертия творчества поэта, Александра Пушкина («Я воздвиг себе памятник нерукотворный»), Валерия Брюсова («Мой памятник стоит, от строфы согласные трудные»). Последние два заимствовали строфы на латыни в качестве эпиграфа на латыни, что однажды сказал Гораций. Биография поэта, как известно, была далеко не завидной: он с детства не знал роскоши и старался остаться в памяти людей на века самостоятельно.

Ода № 30 называется «К Мельпомене» и завершает третью книгу од; Мельпомена в мифологии — муза трагедии. В произведении Гораций рассуждает о своих достижениях и в конце обращается с призывом увенчать себя лавровым венком. На сегодняшний день наиболее удачными переводами од № 30 являются стихи Ломоносова и Востокова.

Сатира Гораций

Перу, великий римский поэт,несколько сборников сатиров. Отсюда следует вывод, что он прославился не только как мастер од.Сатиры Горация напоминают философские рассуждения о смысле жизни, именно в них он выражает философию золотой середины. Основным объектом насмешек являются ложные пути к счастью, погоня за мнимыми благами. Квинт Гораций Флакк, стихи которого носят сатирический характер, саркастически над гуляками и пьяницами. Одна из его жизненно важных рекомендаций гласит, что не стоит становиться рабом вина и злоупотреблять этим напитком для утоления печали. Несмотря на то, что объектом насмешек в сатире являются человеческие страсти и пороки, в них он пишет о личном: в сатире № 1.6, например, он рассказывает историю своей жизни. Гораций, имея невысокое происхождение, живет, довольствуясь малым и не зная роскоши.

Мастер размеров стихов

Иногда Гораций иногда не скрывает своего и не стыдится быть сыном раба, выпущенного на свободу. По подсчету литературоведа Михаила Гаспарова, поэт использовал в своей поэзии 12 видов древнегреческих строф, его гениальность заключается в мастерском знании и владении поэтическим искусством. В первой книге своих од он дал «парад» этих размеров, представил сафические, альковные и другие строфы.Кроме Горация, годы жизни которого были очень продуктивны, он работал с эпосами, очень близкими по форме к песням. Они выражают политическое содержание и, как и в ямбах, высмеивают недостатки народа и народа (ярчайший пример — «Римскому народу»).

Рекомендации Гораций с пояснениями

«Довольствуйтесь тем, что имеете в руках». Поэт подразумевал простую жизненную правду, говорящую о том, что надо жить и радоваться сегодняшнему дню и не осуждать творца, ибо не всякий человек знатен и богат.Все товары следует получать честным путем и довольствоваться малым.

«Нет толку в деньгах, если их копить, а не тратить». Сколько раз человек знает историю, когда человек всю жизнь пытался заработать деньги, во многом себе отказывая, и, имея заработал, внезапно умер. Гораций считает такую ​​философию неправильной: нужно тратить деньги равномерно и жить полноценно, без ограничений.

«Разбавь жизнь вином, но знай меру.Гедонизм как направление в эстетике пропагандирует представление об удовольствии как высшей цели человеческой жизни. Гораций наполовину разделял эту точку зрения: питье вина, безусловно, может утолить горе, но им не следует злоупотреблять. любить, но не страдать от любви». Гораций, биография которого пестрит семью женскими именами, вывел истину, благодаря которой мужчина может жить в согласии со своим сердцем. Он не отрицает любви, но противостоит страсти и страдания

История римской литературы в именах

Самый известный римский комик — Тит Макций Плавт.Он написал около пятидесяти комедий, но до нас дошли только 19. Всего ему принадлежит более 20 тысяч стихотворных строк.

Тит Лукреций Кар и Гай Валерий Катулл — ярчайшие представители римской литературы республики. Первый является автором труда «О природе вещей», а второй известен своими любовными стихами.

Публий Вергилий Марон пробовал себя во многих литературных жанрах. Этот древнеримский поэт является автором героической поэмы «Энеида»

Публия Овидия Назона называют младшим современником Горация.Он автор стихотворения «Наука о любви», написанного в ироническом духе, а также сборника песен «Amores».

Федр — выдающийся поэт-баснописец, впервые начавший писать басни в стихотворной форме. Он прославился собственными произведениями и переводами Эзопа.

Первоначально термин «проза» использовался римлянами для обозначения неритмичной речи. Первые работы появились в нежизнеспособном виде гораздо позже. Известным прозаиком считается Апулей – автор приключенческого романа «Золотой осел», за ним стоит Петроний Арбитр, написавший «Сатирикон».

О Горации: римском лирике (0065 — 0008)

Квинт Гораций Флакк (8 декабря 65 г. до н.э. — 27 ноября 8 г. до н.э.), известный в англоязычном мире как Гораций (), был ведущим римским лириком во времена Августа (также известного как Октавиан). Ритор Квинтилиан считал свои « од » едва ли не единственной латинской лирикой, которую стоит прочитать: «Иногда он может быть возвышенным, но в то же время полон обаяния и изящества, разносторонен в своих образах и удачно смел в выборе слов.»

Гораций также создавал изящные гекзаметровые стихи ( Сатиры и Послания ) и едкие ямбические стихи ( Эподы ). Гекзаметры представляют собой забавные, но серьезные произведения с дружелюбным тоном, что побудило древнего сатирика Персия прокомментировать: «Когда его друг смеется, Гораций хитро указывает пальцем на каждую его ошибку; однажды впустив, он играет на струнах сердца».

Его карьера совпала с важным превращением Рима из республики в империю. Офицер республиканской армии, потерпевший поражение в битве при Филиппах в 42 г. до н.э., он подружился с Меценатом, правой рукой Октавиана в гражданских делах, и стал представителем нового режима.Для некоторых комментаторов его связь с режимом была хрупким балансом, в котором он сохранял значительную степень независимости (он был «мастером изящного шага в сторону»), но для других он был, по выражению Джона Драйдена, «хорошо воспитанным человеком». придворный раб».

Жизнь

Горация можно считать первым в мире автобиографом. В своих произведениях он рассказывает нам о себе, о своем характере, своем развитии и образе жизни гораздо больше, чем любой другой великий поэт древности. Часть биографического материала, содержащегося в его сочинении, можно дополнить краткой, но ценной «Жизнью Горация» Светония (в его «Житиях поэтов» ).

Детство

Он родился 8 декабря 65 г. до н.э. в Самнитах на юге Италии. Его родной город Венузия лежал на торговом пути в пограничном регионе между Апулией и Луканией (Базиликатой). В этом районе говорили на различных италийских диалектах, и это, возможно, обогатило его чувство языка. Он мог быть знаком с греческими словами еще в детстве, а позже подшучивал над жаргоном смешанного греческого и осканского языков, на котором говорили в соседнем Канузиуме. Одним из произведений, которое он, вероятно, изучал в школе, была « Одиссия » Ливия Андроника, которую преподавали такие учителя, как «Орбилий», упомянутый в одном из его стихотворений.Ветераны армии могли быть расселены там за счет местных семей, изгнанных Римом в наказание за их участие в Социальной войне (91–88 до н.э.). Такая спонсируемая государством миграция, должно быть, добавила этому региону еще больше языкового разнообразия. Согласно местной традиции, о которой сообщил Гораций, колония римлян или латинян была основана в Венерии после изгнания самнитов в начале третьего века. В этом случае юный Гораций мог бы чувствовать себя римлянином, хотя есть также указания, что он считал себя самнитом или Савеллом по происхождению.Итальянцы в наши дни и в древности всегда были преданы своим родным городам, даже после успеха в большом мире, и Гораций не был исключением. Образы обстановки его детства и отсылки к ней встречаются в его стихах.

Отец Горация, вероятно, был венуцианцем, взятым в плен римлянами во время Социальной войны, или, возможно, он был потомком сабинянина, захваченного в Самнитских войнах. В любом случае, он был рабом по крайней мере часть своей жизни. Однако он, очевидно, был человеком сильных способностей и сумел обрести свободу и улучшить свое социальное положение.Таким образом, Гораций утверждал, что он свободный сын преуспевающего «коактера». Термин «соактор» мог обозначать различные роли, например, сборщика налогов, но его использование Горацием было объяснено схолией как ссылка на «аргентарейского соактора», то есть аукциониста с некоторыми функциями банкира, платящего продавцу из его денег. собственными средствами с последующим взысканием суммы с процентов с покупателя.

Отец потратил небольшое состояние на образование своего сына, в конце концов сопровождая его в Рим, чтобы наблюдать за его обучением и нравственным развитием.Позже поэт воздал ему должное в стихотворении, которое один современный ученый считает лучшим памятником своему отцу, написанным сыном. В стихотворении есть такой отрывок:

Если мой характер испорчен несколькими незначительными недостатками, но в остальном он порядочный и нравственный, если вы можете указать лишь на несколько разрозненных пятен на во всем остальном безупречной поверхности, если никто не может обвинить меня в жадности, или в похотливости, или в распутство, если я живу добродетельной жизнью, свободной от осквернения (простите на мгновение мое самовосхваление), и если я являюсь хорошим другом для своих друзей, мой отец заслуживает всей похвалы… Как и теперь, он заслуживает от меня безмерной благодарности и похвалы. Я никогда не мог бы стыдиться такого отца, и я не чувствую необходимости, как многие люди, извиняться за то, что я сын вольноотпущенника. Сатиры 1.6.65–92

Он никогда не упоминал о своей матери в своих стихах и, возможно, мало что знал о ней. Возможно, она тоже была рабыней.

Взросление

Гораций покинул Рим, возможно, после смерти отца, и продолжил свое формальное образование в Афинах, большом центре обучения в древнем мире, куда он прибыл в девятнадцатилетнем возрасте, поступив в Академию.В основанной Платоном Академии теперь преобладали эпикурейцы и стоики, чьи теории и практика произвели глубокое впечатление на молодого человека с Венеры. Тем временем он общался и бездельничал с элитой римской молодежи, такой как Марк, праздный сын Цицерона, и Помпей, которому он позже адресовал стихотворение. Вероятно, именно в Афинах он глубоко познакомился с древней традицией греческой лирической поэзии, в то время в значительной степени прерогативой грамматиков и ученых (доступ к таким материалам был легче в Афинах, чем в Риме, где публичные библиотеки еще не существовали). будет построен Азинием Поллионом и Августом).

Проблемы Рима после убийства Юлия Цезаря вскоре настигли его. Марк Юний Брут приехал в Афины в поисках поддержки республиканского дела. Брута устраивали торжественные приемы по всему городу, и он всегда посещал академические лекции, все время набирая сторонников среди обучающихся там молодых людей, включая Горация. Образованный молодой римлянин мог начать военную службу в высоких чинах, а Гораций был назначен tribunus militum (одним из шести старших офицеров типичного легиона), должность, обычно предназначенная для мужчин сенаторского или всаднического ранга и, по-видимому, вызывавшая зависть среди его сторонников. родовитые единомышленники.Во время похода он изучил основы военной жизни, особенно в дебрях северной Греции, чьи суровые пейзажи стали фоном для некоторых из его более поздних стихов. Именно там в 42 г. до н.э. Октавиан (позже Август) и его сподвижник Марк Антоний разгромили республиканские силы в битве при Филиппах. Гораций позже записал это как день смущения для себя, когда он бежал без своего щита, но следует сделать поправку на его самоуничижительный юмор. Более того, этот инцидент позволил ему отождествить себя с некоторыми известными поэтами, давно отказавшимися от своих щитов в бою, в частности с его героями Алкеем и Архилохом.Сравнение с последним поэтом является сверхъестественным: Архилох потерял свой щит в части Фракии близ Филипп, и он был глубоко вовлечен в греческую колонизацию Тасоса, где в конце концов сдались стойкие товарищи Горация.

Октавиан предложил досрочную амнистию своим противникам, и Гораций быстро ее принял. По возвращении в Италию он столкнулся с еще одной потерей: поместье его отца в Венузии было одним из многих по всей Италии, конфискованных для поселения ветеранов (примерно в то же время Вергилий потерял свое поместье на севере).Позже Гораций утверждал, что он был доведен до нищеты, и это побудило его попробовать свои силы в поэзии. На самом деле денег от стихосложения не было. В лучшем случае он предлагал перспективы на будущее через контакты с другими поэтами и их покровителями из числа богатых. Тем временем он получил синекуру scriba quaestorius , должность государственной службы в aerarium или Казначействе, достаточно прибыльную, чтобы ее могли купить даже члены ordo equester , и не очень требовательную по своей рабочей нагрузке, поскольку задачи могут быть делегированы писцам или постоянным клеркам.Примерно в это же время он начал писать свои « Сатиры » и « Эподы ».

Поэт
Гораций читает перед Меценатом, Федор Бронников

Эподы относятся к ямбической поэзии. Ямбическая поэзия отличается оскорбительной и нецензурной лексикой; иногда его называют виноватой поэзией . Поэзия вины или Поэзия стыда , это поэзия, написанная для того, чтобы обвинять и стыдить сограждан в смысле их социальных обязательств. Гораций смоделировал эти стихи на поэзии Архилоха.Социальные связи в Риме пришли в упадок после разрушения Карфагена немногим более ста лет назад из-за огромного богатства, которое можно было получить за счет грабежа и коррупции. Эти социальные беды усугублялись соперничеством между Юлием Цезарем, Марком Антонием и союзниками, такими как Секст Помпей, которые боролись за большую долю добычи. Один современный ученый насчитал дюжину гражданских войн за сто лет до 31 г. до н.э., включая восстание Спартака за восемь лет до рождения Горация.Как наследники эллинистической культуры, Гораций и его собратья-римляне не были хорошо подготовлены к решению этих проблем:

В сущности, все проблемы, которые всколыхнуло время, носили социальный характер, с которыми эллинистические мыслители не могли справиться. Некоторые из них осуждали притеснение бедных богатыми, но не давали никаких практических указаний, хотя, возможно, надеялись увидеть, как это делают правители, действующие из лучших побуждений. Философия дрейфовала к погружению в себя, поиску личной удовлетворенности, которую можно было бы достичь с помощью самоконтроля и сдержанности, не слишком заботясь о судьбе распадающегося сообщества.

Эллинистический фон Горация очевиден в его сатирах, хотя этот жанр был уникален для латинской литературы. Он привнес в нее стиль и мировоззрение, подходящие для социальных и этических проблем, с которыми столкнулся Рим, но он изменил ее роль с общественной, общественной деятельности на частную медитацию. Между тем, он начал интересовать сторонников Октавиана, постепенный процесс, описанный им в одной из его сатир. Путь открыл ему его друг, поэт Вергилий, получивший доступ в привилегированный круг Мецената, помощника Октавиана, после успеха его Эклогов .Вскоре последовало представление, и после небольшого перерыва был принят и Гораций. Он описал этот процесс как благородный, основанный на заслугах и взаимном уважении, который в конечном итоге привел к настоящей дружбе, и есть основания полагать, что его отношения были искренне дружескими не только с Меценатом, но впоследствии и с Августом. С другой стороны, один ученый без сочувствия описал поэта как «проницательного и перспективного молодого человека, нацеленного на главный шанс». Были преимущества с обеих сторон: Гораций получил поощрение и материальную поддержку, политики завладели потенциальным диссидентом.Его республиканские симпатии и его роль в Филиппах, возможно, вызвали у него угрызения совести по поводу своего нового статуса. Однако большинство римлян считали гражданские войны результатом contentio dignitatis или соперничества между передовыми семьями города, и он, похоже, тоже принял принципат как последнюю надежду Рима на столь необходимый мир.

В 37 г. до н.э. Гораций сопровождал Мецената в путешествии в Брундизий, описанном в одной из его поэм как череда забавных происшествий и очаровательных встреч с другими друзьями, такими как Вергилий.На самом деле путешествие было политическим по своей мотивации: Меценат находился на пути к переговорам по Тарентскому договору с Антонием, факт, Гораций искусно скрывает от читателя (в первой книге сатир политические вопросы в значительной степени избегаются). Гораций, вероятно, также был с Меценатом в одной из военно-морских экспедиций Октавиана против пирата Секста Помпея, которая закончилась катастрофическим штормом у Палинура в 36 г. до н.э., о чем Гораций кратко упоминает в терминах почти утопления. В его стихах также есть некоторые указания на то, что он был с Меценатом в битве при Акциуме в 31 г. до н.э., где Октавиан победил своего великого соперника Антония.К тому времени Гораций уже получил от Мецената знаменитый подарок в виде его сабинской фермы, вероятно, вскоре после публикации первой книги « сатир» . Подарок, который включал в себя доход от пяти арендаторов, возможно, положил конец его карьере в Казначействе или, по крайней мере, позволил ему уделять этому меньше времени и энергии. Это сигнализировало о его отождествлении с режимом Октавиана, но во второй книге « сатир », которая вскоре последовала, он продолжил аполитичную позицию первой книги.К этому времени он получил статус eques Romanus , возможно, в результате своей работы в Казначействе.

Рыцарь

Оды 1–3 стали следующим направлением его художественного творчества. Он адаптировал их формы и темы из греческой лирики седьмого и шестого веков до нашей эры. Фрагментарность греческого мира позволила его литературным героям свободно выражать себя, и его полууход из казначейства в Риме в собственное поместье на Сабинских холмах, возможно, также в некоторой степени придал ему силы, даже когда его лирика касалась общественных дел. они усилили важность частной жизни.Тем не менее его работа в период 30–27 гг. До н.э. начала показывать его близость к режиму и его чувствительность к его развивающейся идеологии. Например, в Odes 1.2 он восхваляет Октавиана гиперболами, которые перекликаются с эллинистической придворной поэзией. Имя Август , которое Октавиан принял в 27 января до н.э., впервые засвидетельствовано в Одес 3.3 и 3.5. В период 27—24 до н.29) Испания (3,8) и Парфия (2,2). Он приветствовал Августа по его возвращении в Рим в 24 г. до н.э. как любимого правителя, от хорошего здоровья которого зависело его собственное счастье (3.14).

Общественный прием Одес 1–3, однако, его разочаровал. Он объяснил отсутствие успеха завистью имперских придворных и своей изоляцией от литературных клик. Возможно, именно разочарование заставило его отказаться от жанра в пользу стихотворных писем. Свою первую книгу «Послания » он адресовал множеству друзей и знакомых в учтивом стиле, отражающем его новый социальный статус рыцаря.Во вступительном стихотворении он заявил о более глубоком интересе к моральной философии, чем к поэзии, но, хотя сборник демонстрирует склонность к стоической теории, он не обнаруживает устойчивых размышлений об этике. Меценат по-прежнему был доминирующим доверенным лицом, но теперь Гораций начал отстаивать свою независимость, учтиво отклоняя постоянные приглашения посетить своего покровителя. В заключительной поэме первой книги Посланий он показал, что ему сорок четыре года, когда он был консульством Лоллия и Лепида I.е. 21 г. до н.э., и «небольшого роста, любящий солнце, преждевременно седой, вспыльчивый, но легко умиротворяющий».

Согласно Светонию, вторая книга Посланий была написана Августом, который хотел, чтобы стихотворное послание было адресовано ему самому. На самом деле Август был плодовитым писателем и однажды попросил Горация стать его личным секретарем. Гораций отказался от роли секретаря, но выполнил просьбу императора о стихотворном письме. Письмо Августу, возможно, пришло медленно и было опубликовано, возможно, уже в 11 г. до н.э.В нем, среди прочего, отмечались военные победы его пасынков, Друза и Тиберия, в 15 г. до н.э., однако оно и последующее письмо были в основном посвящены литературной теории и критике. Литературная тема была исследована еще дальше в Ars Poetica , опубликованном отдельно, но написанном в форме послания и иногда называемом Epistles 2.3 (возможно, последнее стихотворение, которое он когда-либо написал). Ему также было поручено написать оды, посвященные победам Друза и Тиберия, а также одну для пения в храме Аполлона для Светских игр, давно заброшенного праздника, который Август возродил в соответствии со своей политикой воссоздания древних обычаев ( Carmen Saeculare). ).

Светоний записал некоторые сплетни о сексуальной активности Горация в конце жизни, утверждая, что стены его спальни были покрыты непристойными картинами и зеркалами, так что он видел эротику, куда бы он ни посмотрел. Поэт умер в возрасте 56 лет, вскоре после своего друга Мецената, возле могилы которого он был похоронен. Оба мужчины завещали свое имущество Августу, честь, которую император ожидал от своих друзей.

Работы

Датировка произведений Горация точно неизвестна, и ученые часто спорят о том, в каком именно порядке они были впервые «опубликованы».Имеются убедительные аргументы в пользу следующей хронологии:

  • Сатиры 1 (ок. 35–34 до н.э.)
  • Сатиры 2 (ок. 30 г. до н.э.)
  • Эподы (30 г. до н.э.)
  • Оды 1–3 (ок. 23 г. до н.э.)
  • Послания 1 (ок. 21 г. до н.э.)
  • Кармен Секуляре (17 г. до н.э.)
  • Послания 2 (ок. 11 г. до н.э.)
  • Одес 4 (ок. 11 г. до н.э.)
  • Ars Poetica (ок.10–8 г. до н.э.)

Исторический контекст

Гораций сочинил в традиционных размерах, заимствованных из архаической Греции, используя гекзаметры в своих Сатирах и Посланиях и ямбах в своих Эподах , все из которых было относительно легко адаптировать к латинским формам. Его Odes содержали более сложные меры, включая alcaics и sapphics, которые иногда плохо подходили для латинской структуры и синтаксиса. Несмотря на эти традиционные размеры, он представил себя сторонником развития нового и утонченного стиля.В частности, на него повлияла эллинистическая эстетика краткости, элегантности и блеска, смоделированная в работах Каллимаха.

Как только Гораций, взволнованный собственным гением и ободренный примером Вергилия, Вариуса и, быть может, некоторых других поэтов того же поколения, решил прославиться как поэт, будучи по темпераменту борцом, он захотел бороться со всякого рода предрассудками, дилетантским разгильдяйством, мещанством, реакционными тенденциями, словом, бороться за тот новый и благородный тип поэзии, который он и его друзья стремились создать.

В современной теории литературы часто проводится различие между непосредственным личным опытом ( Urerlebnis ) и опытом, опосредованным культурными векторами, такими как литература, философия и изобразительное искусство ( Bildungserlebnis ). Однако это различие не имеет большого значения для Горация, поскольку его личный и литературный опыт тесно связаны друг с другом. Сатиры 1.5, например, подробно рассказывает о реальном путешествии Горация с Вергилием и некоторыми другими его друзьями-литераторами, которое соответствует сатире Луцилия, его предшественника.Однако, в отличие от большей части литературы, вдохновленной эллинистическим направлением, его поэзия не была написана для небольшой группы поклонников и коллег-поэтов, и при этом она не полагается на заумные аллюзии для многих своих эффектов. Хотя по своим литературным стандартам он был элитарным, он был написан для широкой аудитории как публичный вид искусства. Амбивалентность также характеризует его литературную личность, поскольку его представление о себе как о части небольшого сообщества философски мыслящих людей, ищущих истинного душевного спокойствия и избегающих таких пороков, как жадность, было хорошо приспособлено к планам Августа по реформированию общественной морали, испорченной жадностью — его личный призыв к умеренности был частью великого послания императора нации.

Гораций обычно следовал примерам поэтов, признанных классиками в разных жанрах, таких как Архилох в Эподах , Луцилий в Сатирах и Алкей в Одах , позже расширив свой кругозор ради разнообразия и потому, что его модели на самом деле не соответствовали реалиям, с которыми он столкнулся. Архилох и Алкей были греками-аристократами, чья поэзия имела социальную и религиозную функцию, которая была сразу понятна их аудитории, но которая стала простой выдумкой или литературным мотивом, когда была перенесена в Рим.Тем не менее, хитрость Odes также является неотъемлемой частью их успеха, поскольку теперь они могут вмещать широкий спектр эмоциональных эффектов, а смесь греческих и римских элементов добавляет ощущение отстраненности и универсальности. Гораций гордо утверждал, что вводит в латынь дух и ямбическую поэзию Архилоха, но (в отличие от Архилоха) никого не преследуя ( Послания 1.19.23–5). Это не было праздным хвастовством. Его Epodes были созданы по образцу стихов греческого поэта как «поэзия вины», но он избегал нацеливаться на настоящих козлов отпущения.В то время как Архилох представлял себя серьезным и энергичным противником правонарушителей, Гораций стремился к комическим эффектам и принял образ слабого и неэффективного критика своего времени (что символизируется, например, его капитуляцией перед ведьмой Канидией в последнем эпизоде) . Он также утверждал, что был первым, кто ввел в латынь лирические методы Алкея ( Послания 1.19.32–3 ), и он фактически был первым латинским поэтом, который последовательно использовал алкейские размеры и темы: любовь, политика и симпозиум. .Он подражал и другим греческим лирикам, используя технику «девиза», начиная каждую оду с некоторой ссылки на греческий оригинал, а затем отклоняясь от него.

Поэт-сатирик Луцилий был сыном сенатора, который мог безнаказанно бичевать своих сверстников. Гораций был простым сыном вольноотпущенника, которому приходилось действовать осторожно. Луцилий был суровым патриотом и значительным голосом в римском самосознании, вызывая любовь своих соотечественников своей резкой откровенностью и явной политикой. Его работы выражали подлинную свободу или libertas.Его стиль включал «метрический вандализм» и рыхлость структуры. Вместо этого Гораций принял косвенный и ироничный стиль сатиры, высмеивая стандартных персонажей и анонимные цели. Его libertas была частной свободой философского мировоззрения, а не политической или социальной привилегией. Его Сатиры относительно просты в использовании размера (по сравнению с жесткими лирическими размерами Од ), но формальны и строго контролируются по сравнению со стихами Луцилия, над которым Гораций высмеивал его небрежные стандарты ( Сатиры 1.10.56–61)

Послания можно считать одним из самых новаторских произведений Горация. Ничего подобного не было ни в греческой, ни в римской литературе. Иногда стихи имели некоторое сходство с письмами, в том числе элегическая поэма от Солона до Мимнерма и некоторые лирические поэмы от Пиндара до Гиерона Сиракузского. Луцилий сочинил сатиру в форме письма, а некоторые эпистолярные поэмы сочинили Катулл и Проперций. Но никто до Горация никогда не составлял целого сборника стихотворных писем, не говоря уже о письмах, посвященных философским проблемам.Утонченный и гибкий стиль, который он разработал в своем Satires , был адаптирован к более серьезным потребностям этого нового жанра. Такая изысканность стиля не была чем-то необычным для Горация. Его мастерство как мастера слова проявляется даже в его самых ранних попытках сочинить тот или иной вид поэзии, но его обращение с каждым жанром со временем улучшалось, поскольку он адаптировал его к своим собственным потребностям. Так, например, общепризнано, что его вторая книга « Сатиры », где человеческая глупость раскрывается через диалог между персонажами, превосходит первую, где он излагает свою этику в монологах.Тем не менее, в первую книгу вошли некоторые из его самых популярных стихов.

темы

Гораций разработал ряд взаимосвязанных тем на протяжении всей своей поэтической карьеры, включая политику, любовь, философию и этику, его собственную социальную роль, а также саму поэзию. Его Эподы и Сатиры представляют собой формы «порицающей поэзии», и обе имеют естественное сходство с морализаторством и обличительными высказываниями цинизма. Это часто принимает форму аллюзий на творчество и философию Биона Борисфенского, но это не только литературная игра, но и философское выравнивание.К тому времени, когда он написал свои Посланий , он был критиком цинизма, а также всей непрактичной и «высокой» философии в целом. Сатиры также включают в себя сильный элемент эпикуреизма с частыми намеками на эпикурейского поэта Лукреция. Так, например, эпикурейское чувство carpe diem вдохновило Горация на неоднократные каламбуры над своим именем ( Гораций ~ хора ) в Сатирах 2.6. Сатиры также содержат некоторые стоические, перипатетические и платонические ( Диалоги ) элементы.Короче говоря, Сатиры представляют собой смесь философских программ, изложенных в произвольном порядке — стиль аргументации, типичный для жанра. Odes отображают широкий спектр тем. Со временем он становится более уверенным в своем политическом голосе. Хотя его часто считают чрезмерно интеллектуальным любовником, он изобретателен в изображении страсти. «Оды» сплетают вместе различные философские направления, с аллюзиями и утверждениями доктрины, присутствующими примерно в трети од книг 1–3, начиная от легкомысленных (1.22, 3.28) до торжественного (2.10, 3.2, 3.3). Эпикуреизм является доминирующим влиянием, характеризующим примерно в два раза больше этих од, чем стоицизм. Группа од сочетает эти два влияния в напряженных отношениях, например, Оды 1.7, восхваляющие стоическую мужественность и преданность общественному долгу, а также пропагандирующие личные удовольствия среди друзей. В целом поддерживая эпикурейский образ жизни, поэт-лирик так же эклектичен, как и поэт-сатирик, и в Одесах 2.10 даже предлагает аристотелевскую золотую середину как средство от политических проблем Рима.Многие стихи Горация также содержат много размышлений о жанре, лирической традиции и функции поэзии. Оды 4, предположительно написанные по просьбе императора, поднимают темы первых трех книг «Од» на новый уровень. Эта книга демонстрирует большую поэтическую уверенность после публичного исполнения его «Carmen saeculare» или «Гимна века» на публичном фестивале, организованном Августом. В нем Гораций с большей уверенностью обращается непосредственно к императору Августу и провозглашает свою способность даровать поэтическое бессмертие тем, кого он восхваляет.Это наименее философский сборник его стихов, если не считать двенадцатой оды, обращенной к умершему Вергилию, как к живому. В этой оде эпический поэт и лирический поэт соотносятся со стоицизмом и эпикуреизмом соответственно в настроении горько-сладкого пафоса. Первое стихотворение Посланий задает философский тон всему остальному сборнику: «Итак, теперь я отложил в сторону оба стиха и все те другие игры: Что истинно и что прилично, это моя забота, это мой вопрос, это все мое беспокойство.«Его поэтический отказ от поэзии в пользу философии призван быть двусмысленным. Двусмысленность является отличительной чертой Посланий . как эпикурейец, он исходит из того, что философские предпочтения, как и политический и социальный выбор, являются делом личного вкуса, поэтому он изображает взлеты и падения философской жизни более реалистично, чем это делает большинство философов.

Приемная

Гораций, изображенный Джакомо Ди Кирико

Восприятие работ Горация менялось от одной эпохи к другой и заметно менялось даже при его жизни. Оды 1–3 не были хорошо приняты, когда впервые были «опубликованы» в Риме, однако позже Август заказал церемониальную оду для Столетних игр в 17 г. до н. — уверял лирик. Его оды должны были стать лучшими из всех его стихов в древние времена, приобретя статус классики, препятствовавший подражанию: ни один другой поэт не создал сопоставимого свода лирики в последующие четыре столетия (хотя это также можно было бы отнести к социальным причинам, особенно тот паразитизм, в который погружалась Италия).В семнадцатом и восемнадцатом веках сочинение од стало очень модным в Англии, и большое количество честолюбивых поэтов подражали Горацию как на английском, так и на латыни.

В стихотворном послании к Августу (Послание 2.1) в 12 г. до н.э. Гораций выступал за присвоение статуса классиков современным поэтам, включая Вергилия и, по-видимому, себя самого. В заключительном стихотворении своей третьей книги од он утверждал, что создал себе памятник более прочный, чем бронза («Exegi Monumentum aere perennius», Carmina 3.30.1). Однако для одного современного ученого личные качества Горация более примечательны, чем монументальность его достижений:

…когда мы слышим его имя, мы не думаем о памятнике. Мы думаем скорее о голосе, который меняется по тону и резонансу, но всегда узнаваем и который своей несентиментальной человечностью вызывает особую смесь симпатии и уважения.

Тем не менее, для таких людей, как Уилфред Оуэн, переживших Первую мировую войну, его поэзия представляла дискредитированные ценности:

Друг мой, ты бы не стал рассказывать с таким жаром
Детям, жаждущим какой-то отчаянной славы,
Старая ложь: Dulce et decorum est
Pro patria mori.

Тот же самый девиз, Dulce et decorum est pro patria mori , был адаптирован к идеалу мученичества в лирике раннехристианских поэтов, таких как Пруденций.

Эти предварительные комментарии касаются небольшой части событий в восприятии работы Горация. В следующих разделах рассказывается о других событиях от эпохи к эпохе.

Древность

Влияние Горация можно наблюдать в работах его ближайших современников, Овидия и Проперция.Овидий последовал его примеру, создав совершенно естественный стиль выражения в гекзаметровом стихе, а Проперций дерзко подражал ему в своей третьей книге элегий. Его Посланий послужили им обоим образцом для их собственных стихотворных писем, а также сформировали поэзию Овидия в изгнании.

Его влияние имело извращенный аспект. Как упоминалось ранее, великолепие его Одес могло отбить охоту к подражанию. И наоборот, они, возможно, создали моду на лирику архаичного греческого поэта Пиндара из-за того, что Гораций пренебрегал этим стилем лирики (см. Пиндар # Влияние и наследие).Жанр ямба, похоже, почти исчез после публикации « Эподов » Горация. Ibis Овидия был редкой попыткой создания формы, но он был вдохновлен в основном Каллимахом, и в Марциале есть некоторые элементы ямба, но основное влияние на него оказал Катулл. Возрождение интереса к сатирам Луцилия могло быть вызвано критикой Горация его неотшлифованного стиля. И Гораций, и Луцилий считались Персиусом хорошими образцами для подражания, который критиковал свои собственные сатиры как лишенные как резкости Луциллия, так и более мягкого прикосновения Горация.На едкую сатиру Ювенала в основном повлиял Луцилий, но Гораций к тому времени стал школьным классиком, и Ювенал мог обращаться к нему уважительно и косвенно как « Венеринская лампа ».

Статий отдал дань уважения Горацию, сочинив одно стихотворение в сапфическом и одно в алкейском метре (стиховые формы, чаще всего связанные с одами ), которые он включил в свой сборник случайных стихов Silvae . Древние ученые написали комментарии к лирическим размерам од , в том числе ученый поэт Цезий Басс.С помощью процесса, называемого derivatio , он варьировал установленные метры путем добавления или опускания слогов — техника, заимствованная Сенекой Младшим при адаптации горацианских метров к сцене.

Стихи Горация оставались школьными учебниками до поздней античности. Работы, приписываемые Гелениусу Акрону и Помпонию Порфириону, являются остатками гораздо большей части горацианских исследований. Порфирио расположил стихи в нехронологическом порядке, начиная с од , из-за их общей популярности и привлекательности для ученых ( од должны были сохранить это привилегированное положение в средневековой рукописной традиции и, следовательно, в современных изданиях также) .Горация часто вызывали поэты четвертого века, такие как Авзоний и Клавдиан. Пруденций представил себя христианским Горацием, адаптировав горатовские метры к своей поэзии и придав горатовским мотивам христианский тон. С другой стороны, святой Иероним смоделировал бескомпромиссный ответ языческому Горацию, заметив: « Какая гармония может быть между Христом и Дьяволом? Какое отношение Гораций имеет к Псалтири? » К началу шестого века Гораций и Пруденций оба были частью классического наследия, которое изо всех сил пыталось выжить в беспорядке времени.Боэций, последний крупный автор классической латинской литературы, все еще мог черпать вдохновение у Горация, иногда опосредованного сенеканской трагедией. Можно утверждать, что влияние Горация вышло за рамки поэзии, чтобы возвеличить основные темы и ценности раннехристианской эпохи, такие как самодостаточность, внутреннее довольство и мужество.

Средневековье и Возрождение

Классические тексты почти перестали копироваться в период между серединой шестого века и возрождением эпохи Каролингов. Работа Горация, вероятно, сохранилась всего в двух или трех книгах, привезенных в Северную Европу из Италии.Они стали предками шести дошедших до нас рукописей, датируемых девятым веком. Две из этих шести рукописей имеют французское происхождение, одна была создана в Эльзасе, а остальные три демонстрируют ирландское влияние, но, вероятно, были написаны в континентальных монастырях (например, в Ломбардии). Ко второй половине девятого века грамотные люди нередко имели непосредственный опыт поэзии Горация. Его влияние на Каролингское Возрождение можно найти в стихах Эйрика Осерского и в некоторых рукописях, отмеченных неймами, таинственными обозначениями, которые, возможно, помогали запоминать и обсуждать его лирические размеры. Ода 4.11 озвучена мелодией гимна Иоанну Крестителю, Ut queant laxis , составленного из сапфических строф. Этот гимн позже стал основой системы сольфеджио ( Do, re, mi … ) — ассоциации с западной музыкой, вполне подходящей для лирика, такого как Гораций, хотя язык гимна в основном прудентский. Лайонс утверждает, что рассматриваемая мелодия была связана с Одой Горация задолго до того, как Гвидо д’Ареццо приспособил к ней Ut queant laxis. Однако мелодия вряд ли сохранилась с классических времен, хотя Овидий свидетельствует об использовании Горацием лиры во время исполнения своих од.

Немецкий ученый Людвиг Траубе однажды назвал десятое и одиннадцатое века веком Горация ( aetas Horatiana ) и поместил его между aetas Vergiliana восьмого и девятого веков и aetas Ovidiana двенадцатого и тринадцатого веков, различие, которое, как предполагалось, отражало доминирующие классические латинские влияния тех времен. Такое различие чрезмерно схематизировано, поскольку Гораций оказал существенное влияние и в девятом веке.Траубе слишком много внимания уделял « сатирам » Горация. Почти все работы Горация нашли признание в период Средневековья. На самом деле средневековые ученые также были виновны в чрезмерном схематизме, связывая разные жанры Горация с разными возрастами человека. Ученый двенадцатого века сформулировал эту теорию: «… Гораций написал четыре разных типа стихов в связи с четырьмя возрастами: Оды для мальчиков, Ars Poetica для юношей, Сатиры для зрелых мужчин. , Посланий для старых и полных людей.Считалось даже, что Гораций составил свои сочинения в том порядке, в котором они были помещены древними учеными. Несмотря на свою наивность, схематизм предполагал оценку сочинений Горация как сборника, Ars Poetica , Сатир и Послания , по-видимому, пользуются популярностью, а также Оды . Позднее средневековье, однако, придавало особое значение Сатирам и Посланиям , которые считались зрелыми произведениями Горация.Данте называл Горация Orazio satiro и присвоил ему привилегированное положение в первом круге ада вместе с Гомером, Овидием и Луканом.

Популярность Горация проявляется в большом количестве цитат из всех его произведений, встречающихся почти в каждом жанре средневековой литературы, а также в количестве поэтов, подражающих ему в количественном латинском метре. Самым плодовитым подражателем его од был баварский монах Метелл из Тегернзее, который около 1170 года посвятил свою работу святому Квирину, покровителю монастыря Тегернзее.Он подражал всем лирическим размерам Горация, а затем подражал им другим размерам, используемым Пруденцием и Боэцием, указывая на то, что разнообразие, впервые смоделированное Горацием, считалось фундаментальным аспектом лирического жанра. Однако содержание его стихов сводилось к простому благочестию. Среди наиболее успешных подражателей Сатир и Посланий был еще один германский автор, называвший себя Секстом Амарцием, около 1100 г., написавший четыре книги, первые две иллюстрирующие пороки, вторая пара главным образом добродетели.

Петрарка — ключевая фигура в подражании Горацию в акцентных размерах. Его стихотворные письма на латыни были созданы по образцу Посланий , и он написал письмо Горацию в форме оды. Однако он также заимствовал у Горация свои итальянские сонеты. Один современный ученый предположил, что авторы, которые подражали Горацию в акцентных ритмах (включая ударную латынь и местные языки), могли считать свою работу естественным продолжением метрического разнообразия Горация.Во Франции Гораций и Пиндар были поэтическими моделями для группы народных авторов под названием Плеяды, включая, например, Пьера де Ронсара и Иоахима дю Белле. Монтень постоянно и изобретательно использовал цитаты Горация. Народные языки доминировали в Испании и Португалии в шестнадцатом веке, где влияние Горация заметно в произведениях таких авторов, как Гарсиласо де ла Вега, Хуан Боскан Са де Миранда, Антонио Феррейра и Фрай Луис де Леон, последний, например, писал оды на горатовскую тему beatus ille ( счастливый человек ).Шестнадцатый век в Западной Европе также был веком переводов (за исключением Германии, где Горация не переводили вплоть до семнадцатого века). Первым английским переводчиком был Томас Дрант, который поместил переводы Иеремии и Горация рядом в Medicinable Morall , 1566. Это был также год, когда шотландец Джордж Бьюкенен перефразировал Псалмы в горацианской обстановке. Бен Джонсон поставил Горация на сцену в 1601 году в Poetaster вместе с другими классическими латинскими авторами, предоставив им все их собственные стихи говорить в переводе.Партия Горация демонстрирует независимый дух, моральную серьезность и критическую проницательность, которые многие читатели ищут в его стихах.

Эпоха Просвещения

В семнадцатом и восемнадцатом веках, или в эпоху Просвещения, преобладала неоклассическая культура. Английская литература середины этого периода была названа августовской. Не всегда легко различить влияние Горация в те века (смешение влияний показано, например, в псевдониме одного поэта Гораций Ювенал ).Однако меру его влияния можно найти в разнообразии людей, интересующихся его произведениями, как среди читателей, так и среди авторов.

Практически ежегодно выходили новые издания его произведений. Было три новых издания в 1612 г. (два в Лейдене, одно во Франкфурте) и еще раз в 1699 г. (Утрехт, Барселона, Кембридж). Было много дешевых изданий, также были выпущены прекрасные издания, в том числе одно, весь текст которого был выгравирован Джоном Пайном на медной пластине. Поэту Джеймсу Томсону принадлежало пять изданий произведений Горация, а у врача Джеймса Дугласа было пятьсот книг с названиями, связанными с Горацием.Горация часто хвалили в периодических изданиях, таких как The Spectator, как признак здравого смысла, умеренности и мужественности, направленный на морализаторство. Его стихи предлагали множество девизов, таких как simplex munditiis (изящество в простоте), splendide mendax (благородная ложь), sapere aude , nunc est bibendum ,

1 carpe1 diem (последнее, возможно, является единственный, который все еще широко используется сегодня), цитируемый даже в таких прозаических работах, как « » Эдмунда Куинси «Трактат о конопляном хозяйстве » (1765 г.).Вымышленный герой Том Джонс с чувством читал свои стихи. Его работы также использовались для оправдания банальных тем, таких как патриотическое послушание, как, например, в английских строках Джеймса Парри из коллекции Оксфордского университета в 1736 году:

Какая дружелюбная Муза научит моих Лейс
Уподобляться римскому огню?
Справедливо восхвалять Цезаря
Требует смелой горацианской лиры.

Лирика в горатовском стиле становилась все более типичной для сборников стихов Оксфорда и Кембриджа того периода, большинство из них на латыни, но некоторые, как и предыдущая ода, на английском языке.Lycidas Джона Мильтона впервые появился в таком сборнике. В нем мало отголосков Горация, но связь Мильтона с Горацием сохранилась на всю жизнь. Он составил неоднозначную версию Одес 1.5, а «Потерянный рай» включает отсылки к «римским» Горация Оды 3.1–6 (Книга 7, например, начинается с отголосков Од 3.4). Тем не менее, лирика Горация могла вдохновить как распутников, так и моралистов, а неолатинский язык иногда служил своего рода дискретной завесой для рискованного человека.Так, например, Бенджамин Лавлинг написал каталог проституток Друри-Лейн и Ковент-Гарден в сапфических строфах и восхваление умирающей дамы «непристойной памяти». Некоторые латинские подражания Горацию были политически подрывными, например, брачная ода Энтони Олсопа, которая включала призыв к делу якобитов. С другой стороны, Эндрю Марвелл черпал вдохновение из « од 1.37» Горация, чтобы написать свой английский шедевр «Горацийская ода о возвращении Кромвеля из Ирландии», в котором тонко нюансированные размышления о казни Карла I перекликаются с неоднозначной реакцией Горация на смерть Клеопатры (Марвелл ода была запрещена, несмотря на ее тонкость, и стала широко публиковаться лишь в 1776 г.).Сэмюэл Джонсон с особым удовольствием читал Оды . Александр Поуп написал прямые Подражания Горация (опубликованные вместе с оригинальной латынью), а также повторил его в Эссе и Похищении замка. Он даже проявил себя как «полностью горацианский Гомер» в своем переводе Илиады . Гораций обращался также к женщинам-поэтам, таким как Анна Сьюард ( Оригинальные сонеты на различные темы и оды, перефразированные из Горация , 1799) и Элизабет Толлет, которая сочинила латинскую оду в сапфическом размере, чтобы отпраздновать возвращение своего брата из-за границы, с чаем. и кофе заменил вино в симпотических установках Горация:

Quos procax nobis numeros, jocosque
Musa dictaret? mihi dum tibique
Temperent baccis Arabes, vel herbis
Pocula Seres

Какие стихи и шутки может продиктовать смелая
Муза? а для нас с тобой
Арабы приправляют наши чашки фасолью
Или китайцы листьями.

Ars Poetica Горация уступает только Poetica Аристотеля по своему влиянию на литературную теорию и критику. Мильтон рекомендовал обе работы в своем трактате «Образование ». Однако « Сатиры » и « Послания » Горация также оказали огромное влияние, оказав влияние на теоретиков и критиков, таких как Джон Драйден . Были серьезные споры о ценности различных лирических форм для современных поэтов, представленных, с одной стороны, четырехстрочными строфами, знакомыми по «Сапфическим и алкаическим одам » Горация, а с другой — свободно структурированными пиндарическими формами, связанными с оды Пиндара.Переводы иногда вовлекали ученых в дилеммы цензуры. Таким образом, Кристофер Смарт полностью исключил од 4.10 и перенумеровал оставшиеся оды. Так же удалил концовку Одес 4.1. Томас Крич напечатал Epodes 8 и 12 на оригинальной латыни, но не включил их английские переводы. Филип Фрэнсис пропустил и английский, и латинский языки для тех же двух эпизодов, пробел в нумерации был единственным признаком того, что что-то не так. Французские издания Горация пользовались влиянием в Англии, и их тоже регулярно ругали.

У большинства европейских народов были свои собственные «Горации»: так, например, Фридриха фон Хагедорна звали Немца Горация и Мацея Казимежа Сарбевского Польского Горация (последнему во многом подражали английские поэты, такие как Генри Воан и Авраам Коули ). Папа Урбан VIII много писал горатовскими метрами, в том числе оду подагре.

19 век на

Гораций играл центральную роль в образовании англоязычной элиты вплоть до 1960-х годов.Педантичный акцент на формальных аспектах изучения языка в ущерб литературному признанию, возможно, сделал его непопулярным в некоторых кругах, но это также подтвердило его влияние — напряженность в его восприятии, которая лежит в основе знаменитых строк Байрона из « Чайлд-Гарольд » (Песнь IV). , 77):

Тогда прощай, Гораций, которого я так ненавидел
Не за твои недостатки, а за мои; это проклятие
Понимать, не чувствовать твой лирический поток,
Понимать, но никогда не любить свой стих.

Зрелая поэзия Уильяма Вордсворта, включая предисловие к Лирическим балладам , раскрывает влияние Горация в его отказе от ложного орнамента, и однажды он выразил «желание / встретить тень Горация …». Джон Китс повторил начало Эпод Горация 14 во вступительных строках Оды Соловью .

Римский поэт был представлен в девятнадцатом веке как почетный английский джентльмен. Уильям Теккерей выпустил версию Odes 1.38, в котором «мальчик» Горация стал «Люси», а Джерард Мэнли Хопкинс невинно перевел мальчика как «ребенок». Гораций был переведен сэром Теодором Мартином (биографом принца Альберта), но без некоторых неджентльменских стихов, таких как эротические Odes 1.25 и Epodes 8 и 12. Эдвард Бульвер-Литтон произвел популярный перевод, а Уильям Гладстон также написал переводы во время последние дни его пребывания на посту премьер-министра.

Эдвард Фитцджеральд Рубаи Омара Хайяма , хотя формально происходит от персидского ruba’i , тем не менее демонстрирует сильное горацианское влияние, поскольку, как заметил один современный ученый, « …четверостишия неизбежно напоминают строфы «Од», как и повествователь от первого лица самого уставшего от мира, стареющего эпикурейца Омара, смешивая сочувственное увещевание и «carpe diem» с великолепным морализаторством и «memento mori» нигилизмом. » Мэтью Арнольд посоветовал другу в стихах не беспокоиться о политике, эхо Од 2.11, однако позже стал критиком неадекватности Горация по отношению к греческим поэтам как образцам для подражания викторианских добродетелей, заметив: « Если человеческая жизнь были полны без веры, без энтузиазма, без энергии, Гораций…будет идеальным интерпретатором человеческой жизни. «Кристина Россетти сочинила сонет, изображающий женщину, неуклонно желающую собственной смерти, опираясь на изображение Горация «Гликеры» в Odes 1.19.5–6 и Клеопатры в Odes 1.37. А. Е. Хаусман рассмотрел Odes 4.7, в Архилохийские двустишия, самая красивая поэма древности, и все же он в целом разделял склонность Горация к четверостишиям, легко приспосабливаясь к его собственному элегическому и меланхолическому настрою.Самая известная поэма Эрнеста Доусона получила свое название и имя своей героини из строки од. 4.1, Non sum qualis eram bonae sub regno Cynarae , а также его мотив ностальгии по прежнему пламени. Киплинг написал известную пародию на Оды , высмеивая их стилистические особенности и особенно необычный синтаксис, но он также использовал римский патриотизм Горация как центр британского империализма, как в рассказе Регулус в школьном сборнике Stalky & Co. , на базе которого он Одес 3.5. Знаменитое стихотворение Уилфреда Оуэна, процитированное выше, включает текст Горация, чтобы подвергнуть сомнению патриотизм, игнорируя при этом правила латинского сканирования.Однако в военный период было немного других отголосков Горация, возможно, потому, что война на самом деле не является основной темой творчества Горация.

И У. Х. Оден, и Луи Макнейс начали свою карьеру как преподаватели классики, и оба откликнулись на влияние Горация как поэты. Оден, например, упомянул хрупкий мир 1930-х годов в терминах, повторяющих Одес 2.11.1–4, где Гораций советует другу не позволять заботам о пограничных войнах мешать текущим удовольствиям.

И, милый, не желай знать
Где Польша натягивает свой восточный лук,
     Какое насилие совершается;
Не спрашивайте, какой сомнительный поступок позволяет
Наша свобода в этом английском доме,
     Наши пикники на солнце.

Американский поэт Роберт Фрост повторил « сатиры » Горация в разговорной и сентенционной идиоме некоторых из его более длинных стихотворений, таких как «Урок на сегодня » (1941), а также в его нежной защите жизни на ферме, как в Hyla Brook (1916), напоминая fons Bandusiae Горация в Ode 3.13. Сейчас, в начале третьего тысячелетия, поэты все еще впитывают и реконфигурируют влияние Горация, иногда в переводе (например, англо-американское издание од , написанное тридцатью шестью поэтами в 2002 г.), а иногда как источник вдохновения для своих произведений. собственное произведение (например, сборник од новозеландского поэта 2003 г.).

Эподы Горация в значительной степени игнорировались в современную эпоху, за исключением тех, которые связаны с политическими ассоциациями исторического значения. Непристойность некоторых стихотворений оттолкнула даже ученых, однако в последнее время лучшее понимание природы ямбической поэзии привело к переоценке всего сборника . Переоценка Epodes также появляется в творческих адаптациях недавних поэтов (например, сборник стихов 2004 года, который переносит древний контекст в промышленный город 1950-х годов).

Переводы

  • Джон Драйден успешно адаптировал три из Од (и одну Эподу) в стихи для читателей своего возраста. Сэмюэл Джонсон предпочитал версии Филипа Фрэнсиса. Другие предпочитают нерифмованные переводы.
  • В 1964 году Джеймс Мичи опубликовал перевод од , многие из которых были полностью рифмованы, включая дюжину стихотворений в оригинальных сапфических и алкейских размерах.
  • Более поздние стихотворные переводы од включают переводы Дэвида Уэста (свободный стих) и Колина Сиденхэма (рифмованные). Бальм, Морис, Мурвуд, Джеймс (1996). Оксфордский курс латыни, часть первая . Издательство Оксфордского университета. ISBN 9780195212037.
  • .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.