Кто совершил хождение за три моря: «Какие хождения за три моря совершил русский путешественник Афанасий Никитин?» – Яндекс.Кью

Содержание

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин?

Читайте также

АФАНАСИЙ НИКИТИН — ТАЙНЫЙ АГЕНТ КНЯЗЯ ТВЕРСКОГО?

АФАНАСИЙ НИКИТИН — ТАЙНЫЙ АГЕНТ КНЯЗЯ ТВЕРСКОГО? (По материалам Д. Дёмина)5 ноября 1472 г. на берегу Чёрного моря, в городе Кафа — теперь мы зовём его Феодосией — появляется загадочный странник. Прибыл он издалека, называет себя — купец Ходжа Юсуф Хоросани, а по-русски

«Хождение за три моря»

«Хождение за три моря» 5 ноября 1472 года на берегу Чёрного моря, в городе Кафа — ныне Феодосия — появился загадочный странник. Прибыл он издалека, называл себя — купец Ходжа Юсуф Хоросани, но по-русски говорил чисто, да и сам — вылитый русский, только смуглый от загара.

Афанасий Никитин

Афанасий Никитин Афанасий Никитин, тверской купец, снарядил в 1466 году два судна с товаром, взятым в долг, и отправился вниз по Волге, примкнув к послам ширванского шаха (страны в Западном Прикаспии), которые возвращались от московского великого князя Ивана III.В устье Волги

Никитин Афанасий

Никитин Афанасий (? - 1474/75) Русский путешественник, тверской купец. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466-1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки "Хожение за три моря" - ценный литературно-исторический памятник. Отмечен

РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ ИНДИИ (Афанасий Никитин)

РУССКОЕ ОТКРЫТИЕ ИНДИИ (Афанасий Никитин) Путешествия в Монголию Карпини и Рубрука открыли для европейцев (но далеко не для всех) только северную часть Центральной Азии.Дело в том, что русские князья со своей челядью и свитой периодически посещали великого хана, потому

Афанасий Никитин (? – 1474/75)

Афанасий Никитин (? – 1474/75) Русский путешественник, тверской купец. Совершил путешествие в Персию, Индию (1466–1474). На обратном пути посетил африканский берег (Сомали), Маскат, Турцию. Путевые записки «Хожение за три моря» – ценный литературно-исторический памятник. Отмечен

Кто первым совершил «хождение за три моря»?

Кто первым совершил «хождение за три моря»? В 1466 году посольство персидского шаха Ширвана возвращалось из Москвы в Баку. С ним отправилась небольшая группа московских купцов, в которую вошел и Афанасий Никитин. Он был родом из Твери, которая тогда была большим торговым

Кто первым совершил «Хождение за три моря»?

Кто первым совершил «Хождение за три моря»? В 1466 году посольство персидского шаха Ширвана возвращалось из Москвы в Баку. С ним отправилась небольшая группа московских купцов, в которую входил и Афанасий Никитин. Он был родом из Твери, которая тогда была большим торговым

Никитин Афанасий

Никитин Афанасий Никитин (Афанасий) – тверской купец, описавший свои странствования по Персии и Индии в любопытном дневнике, известном под загл. «Написание Офонаса тферитина купца, что был в Индеи четыри года, a xoдил, сказывают, с Васильем Папиным». Это «написание» внесено

На какие книги не стоит тратить свое время?

На какие книги не стоит тратить свое время? ЛЮДМИЛА УЛИЦКАЯписательницаПо секрету скажу – на очень толстые. В наше время все сжимается, времени мало, мне кажется, что надо быть поэкономнее.Так что моих толстых книг тоже можете

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин?

За какие «три моря» совершил свое «хождение» тверской купец Афанасий Никитин? В 1466–1472 годах тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в Персию и Индию, которое отразил в своем произведении «Хождение за три моря». В этой первой в средневековой Европе книге,

Кто первым совершил «Хождение за три моря»?

Кто первым совершил «Хождение за три моря»?

В 1466 году посольство персидского шаха Ширвана возвращалось из Москвы в Баку. С ним отправилась небольшая группа московских купцов, в которую входил и Афанасий Никитин. Он был родом из Твери, которая тогда была большим торговым центром, расположенным на Волге. Незадолго до отъезда Никитин потерпел убытки в торговле. Однако путешествие в далекую, неведомую страну так манило его, что он занял денег и, накупив товаров, отправился в путь. В те времена традиционный маршрут из России на Восток проходил через Нижний Новгород в Астрахань. Однако низовья Волги были небезопасны для путешественников. Никитину и его спутникам не повезло: на них напали астраханские татары. Однако купцам вскоре удалось выбраться из плена и добраться до Астрахани, а затем до Дербента. В этом торговом городе на Каспийском море купцы вновь попали в плен, на этот раз к персам.

Афанасий Никитин прожил в Дербенте год, потому что ему нужно было выручить своих товарищей. За это время он сумел не только собрать необходимые на выкуп деньги, но и выучить персидский язык. Но продолжить свой путь отважный путешественник смог лишь через два года. Весной 1469 года Никитин покинул Дербент. Вместе с торговым караваном он прошел вдоль берега Каспийского моря, перевалил через Эльбурсский хребет и дошел до Ормуза (город-порт, расположенный в Ормузском проливе, соединяющем Персидский залив с Индийским океаном). Отсюда Афанасий собирался отплыть в Индию с попутным судном.

Никитин узнал от знакомых купцов, что в Индии очень ценятся персидские лошади. Он купил породистого арабского скакуна и на попутном корабле отправился в Индию. Впервые в истории русский вступил на индийскую землю в порту Чаул, находившемся неподалеку от современного Бомбея. Однако, вопреки ожиданиям, он не сумел продать жеребца. Вместе они и отправились вглубь страны. На протяжении всего пути Никитин вел подробные записи о жизни и быте индусов, о своих впечатлениях, о событиях, свидетелем которых ему довелось быть, людях, встречавшихся ему в его странствиях.

Благодаря этим записям стало известно, что персидский купец Ходжа Мухаммед из города Хорасана помог Никитину добраться до Бидара – одного из крупнейших индийских городов. В Бидаре он продал своего арабского скакуна за большие деньги и смог провести там несколько месяцев.

Афанасий Никитин оказался свидетелем поразивших его торжественных выездов правителя, о которых и рассказывал в своем дневнике. Он познакомился с султаном Бидара и в качестве гостя жил в его дворце.

Из Бидара Никитин направился в Парват – один из главнейших культовых центров индуизма. До него здесь не бывал ни один европеец. Никитин стал первым, кто увидел пышные индуистские обряды. Так, переезжая из города в город, Никитин провел в Индии почти три года. Он на тридцать лет опередил португальского мореплавателя Васко да Гаму, дав правдивое и подробное описание жизни этой страны и ее народа. Наконец, стосковавшись по родине, Никитин собрался в обратный путь. Он направился в приморский город Дабул, где сел на корабль, отплывавший в Персию. Однако на обратном пути Никитину не повезло. Его судно попало в сильную бурю и вместо Персии оказалось у берегов Африки. После короткой остановки на полуострове Сомали Никитин смог добраться до арабского порта Маскат, откуда на попутном судне отбыл в уже знакомый Ормуз, оттуда через Тебриз он намеревался отплыть в Трапезунд (Турция), расположенный на берегу Черного моря.

Афанасий Никитин прожил в течение целого месяца в Тебризе, дожидаясь попутного ветра. Лишь в конце 1472 года он добрался до Кафы Генуэзской, как тогда называлась Феодосия. Здесь Никитин встретил московских купцов, с которыми и решил отправиться на родину. Но пришлось ждать до весны – благоприятного для путешествия времени. В Кафе Генуэзской он и составил свое сочинение, получившее название «Хождение за три моря». Наконец весной 1473 года Никитин пустился в обратный путь, мечтая поскорее добраться до Твери. Однако ему не суждено было увидеть родной город: близ Смоленска он заболел и умер и был похоронен в одном из близлежащих монастырей. Его записки впоследствии были переданы великому князю.

Записки Никитина «Хождение за три моря» являются уникальным памятником литературы. В отличие от большинства «хождений», известных в то время, они написаны для себя, а не для постороннего читателя. Их автор был свободен от обязательств перед читателями, поэтому он не скупился на собственные оценки и суждения, красочные описания. Живой и непосредственный рассказ о жизни «бесерменов» в далекой стране по ярко выраженной авторской позиции может сравниться только с другим литературным памятником, написанным два века спустя, – «Житием» протопопа Аввакума.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Хождение за три моря Алейшо Белова

Всемирно известный бразильский путешественник Алейшо Белов совершил путешествие по России. Он проехал по Транссибирской магистрали до Тихого океана и таким образом осуществил свою давнюю мечту — показал историческую родину своему сыну. Мы поговорили с 77-летним путешественником о его впечатлениях от маршрута и планах на будущее.

Алейшо, расскажите о своих впечатлениях от поездки в Россию. Оправдались ли Ваши ожидания?

— Поездка была замечательной! Мы пересекли всю страну от Санкт-Петербурга до Владивостока и ещё пять дней провели на Камчатке. Было много интересных встреч, общение с близкими по духу путешественниками, настоящее погружение в реальную жизнь народа, что особенно важно для моего сына: Алексея привлекает знакомство с местными жителями, с укладом их быта и нравами. В России он получил такой уникальный опыт в поездах, причём не фирменных, которыми мы тоже, конечно, воспользовались, а в обычных пассажирских, где не было туристов. 

Очень неожиданным и трогательным для нас был тот тёплый приём, который нам оказали. В Москве мы были покорены гостеприимством компаний Вадима Мамонтова (RussiaDiscovery) и Виталия Езопова (Мастертел и Музей истории телефона), а во Владивостоке нас с размахом и широкой русской душой принимала дружная команда приморских дайверов. Благодаря коллегам мы посмотрели конечный пункт нашей транссиберианы не только с земли, но и с воды, из бухты Золотой Рог и пролива Босфор Восточный. Пользуясь случаем, хочу послать всем нашим друзьям в России привет и ещё раз выразить искреннюю благодарность за радушный приём. 

— Было ли что-то, что Вас особенно впечатлило во время путешествия по России?

— Роскошь и блеск имперского наследия Санкт-Петербурга, достоинство и порядок Москвы, российские просторы, величие озера Байкал, природа Камчатки… Перечислять можно долго! Мне очень хотелось побывать в тайге, однако её мы видели только на расстоянии. Осталась некоторая неудовлетворенность, но и она исчезла после Камчатки. Благодаря нашему другу Александру Герасимовскому и его сыновьям, мы пересекли полуостров по такому бездорожью, каким я никогда в своей жизни ещё не проезжал. А когда в наш палаточный лагерь поутру заявились медведи, план по острым ощущениям был даже перевыполнен.  

В Петропавловске-Камчатском мы побывали в Институте вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, где познакомились с директором Центра по предупреждению цунами Данилой Чебровым. На нашу удачу в момент посещения Центра случилось слабое землетрясение, так что мы увидели ещё и работу специалистов по локализации его очага и оценке вероятности возникновения цунами.

 

— Встретили ли Вы кого-то из ваших прежних русских знакомых?

— Ещё перед нашей поездкой в Россию мы узнали о том, что в июле из Омска будет стартовать кругосветное плавание яхты "Сибирь", посвящённое 200-летию открытия Антарктиды русскими мореплавателями, и воспользовались возможностью, чтобы встретиться в Омске с руководителем экспедиции капитаном Сергеем Щербаковым. Встреча была короткой и происходила на перроне Омского вокзала во время стоянки поезда, но мы очень хорошо пообщались, обменялись книгами о наших плаваниях, и я пригласил Щербакова с "Сибирью" зайти к нам в Салвадор, хотя изначально они планировали стоянку в Ресифи.

— В декабре 2019 экипаж "Сибири" тоже воспользовался Вашим предложением. Расскажите об этом.

— Да, их прибытие планировалось в середине ноября вместе с яхтой "Ксанаду" из Санкт-Петербурга, однако из-за технических проблем на первом этапе кругосветки омичи выбились из графика. В итоге "Ксанаду" с капитаном Максимом Озерным и ещё одна парусная яхта "Югра" из Нефтеюганска с капитаном Виктором Тюрихиным, также совершавшие плавание в Антарктику, пришли раньше. С экипажами этих яхт я встречался в марине Салвадора и поделился своим опытом хождения в Антарктику.

Что касается "Сибири", то она пришла в Салвадор 5 декабря, и поскольку ей требовался ремонт, то мы на верфи моего предприятия BELOV ENGENHARIA подняли яхту на сушу и обеспечили их всем необходимым для ремонта, который продолжался около двух недель. После рождественского корпоратива, на котором мои омские друзья были почётными гостями, мы проводили их в дальнейшее плавание к Антарктиде с остановкой в Рио.

— Да, к нам в Рио "Сибирь" пришла 26 декабря, и удалось организовать её стоянку в лучшем яхт-клубе города в районе Урка, что было очень удобно для всех желающих, а таковых было много, посетить яхту и пообщаться с экипажем. Нами была также организована для путешественников экскурсия к символу Рио — монументу Христа и встреча с соотечественниками в стенах Русской православной церкви Св. Зинаиды. После сибиряки пошли дальше на юг к берегам Антарктиды. А позже — поучаствовали в парусной экспедиции в честь 75-летия Великой Победы. 

— Мне было приятно им помочь. Тем более, что у меня для этого всё есть: наша компания не только строит портовые объекты и производит подводные работы, но и имеет судостроительную верфь. За последний год на ней было спущено на воду два специальных судна для обслуживания нефтяных платформ. На этой же верфи 15 лет назад началось строительство учебного парусника "Фратернидаде" ("Братство"), на котором я с учениками совершил два последних кругосветных путешествия и плавал в Антарктику и на Аляску. 

Так что, помочь русским морякам было для меня удовольствием. Вообще, за последний год в моей жизни произошло столько событий, связанных с Россией — не могу также не упомянуть, что я был приглашён в качестве специального гостя на проведение 27 октября Географического диктанта 2019 года в Рио-де-Жанейро, — что я подумал о переводе на русский язык если не всех, то хотя бы части моих книг. Мы начали с двух травелогов, посвящённых моим последним кругосветкам: "Четвёртое кругосветное путешествие на борту учебного парусника "Фратернидаде" и "Аляска, далеко за линией горизонта". Если какое-либо издательство в России заинтересуется их публикацией, я готов предоставить для этого права. Но даже если этого не случится, переводы этих книг, а со временем, возможно, и всех остальных, появятся на сайте, который в ближайшее время мы планируем сделать.

— Нет ли в планах книги о путешествии по России?

— Я, как всегда, в ходе поездки делал дневниковые записи, но пока не приступил к их обработке. Сейчас меня захватила другая цель.  Дело в том, что, разбирая свой архив для отбора экспонатов в строящийся Музей Алейшо Белова, я случайно обнаружил восемь старых дневников, которые вёл в молодости, обучаясь навигации и хождению под парусом у опытных мореплавателей. И сейчас я пишу новую книгу. Она будет называться "Мои путешествия с другими капитанами". Дать оценку мыслям и мечтам, которыми я тогда жил, с высоты прожитых лет — очень интересно! Эта работа так меня захватила, что я уже написал более 70 тысяч слов. Если бы не пандемия, не знаю, вышла бы такая книга. Но теперь, вынужденно находясь дома, я работаю много и думаю, что скоро её закончу. 

— Вы упомянули о своём музее, расскажите о нём подробнее.

— Музей Алейшо Белова — это проект, которым я более всего увлечён. Он, и связанный с ним Фонд Алейшо Белова, который будет осуществлять руководство музеем, — это третий этап моей жизни мореплавателя. На первом этапе, совершая одиночные кругосветки на яхте "Трейс Мариас", я учился; на втором, построив парусник "Фратернидаде", сам учил молодёжь; а теперь третий этап — это музей и фонд. 

Мне 77 лет, в этом возрасте начинаешь думать о смерти. И вот с высоты прожитых лет я стал размышлять о том, что станет с коллекцией предметов, которые я привозил из путешествий. Страх потерять всё, что было мною собрано и сохранено, мотивировал на создание музея.

— Как технически осуществлялся проект?

— Вообще идею проекта подал мой друг, архитектор Лоуренсо Мюллер. Он решил превратить парусник "Трейс Мариас", на котором я сделал три одиночных кругосветки, в монумент, установив его на какой-нибудь городской площади. 

Он носился с этой идеей, пытался решить вопрос с государственными структурами, но у него ничего не получилось, да и меня такое решение не устраивало. Мы знаем много примеров, когда памятникам, поставленным при одном губернаторе, не уделяется достаточно внимания при его преемнике. Так что моя лодка со временем только разрушалась бы и превратилась в писсуар, как это происходит, к сожалению, со многими памятниками в Бразилии. А поскольку эта идея уже стучала молотком в моей голове, то я подумал, что пришло время поделиться моим наследством с другими людьми, и решил сделать частный музей. В прошлом году, ещё до моего путешествия в Россию, я купил в историческом центре Салвадора особняк для музея площадью около 300 кв. метров, построенный во второй половине 19 века, и ещё один особняк поменьше, для фонда. 

Поскольку центр Салвадора включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО, то потребовалось немало времени для решений бюрократических, но сейчас работы по реконструкции здания под музей идут полным ходом. В начале июня был перевезён и установлен внутри здания главный экспонат — парусная яхта "Трейс Мариас". Для проведения этой сложной операции пришлось разобрать часть крыши. 

Сейчас в музее идут строительно-отделочные работы и монтаж систем обеспечения, которые планируется завершить до октября, после чего начнётся оформление экспозиции. Работы очень много и, к сожалению, из-за пандемии я посещаю стройку не чаще одного раза в неделю.

— Что ещё посетители встретят в Музее Алейшо Белова?

— Кроме яхты, экспонатами музея станут навигационное оборудование и морские карты, которые я использовал в своих плаваниях, картины, предметы прикладного искусства, раковины и другие предметы, которые я привозил из своих путешествий, различные архивные документы и важнейшие книги моей библиотеки. Музей будет интересен как для просто любопытствующих, так и для тех, кому потребуется специальная информация о мореплавании и путешествиях. В музее можно будет проводить творческие встречи, лекции и семинары. А после знакомства с экспозицией, посетители смогут выпить чашечку кофе или бокал пива в кафетерии при музее. Заранее хочу пригласить всех наших соотечественников, которые в будущем захотят приехать в Бразилию, зайти в Музей Алейшо Белова в Салвадоре, там они будут самыми желанными гостями. 

— Алейшо, большое спасибо за эту беседу. В завершение не могу не спросить, нет ли у Вас планов новых путешествий?

— Сейчас моя главная забота — запуск музея. Хочу оставить всё моё наследство доступным и организованным. Когда это будет сделано и, если позволит здоровье, кто знает, может море позовёт меня снова.

Беседовал Артур Григорян

Рио-де-Жанейро

Афанасий Никитин «Хождение за три моря» – краткое содержание

«Хождение за три моря Афанасия Никитина» (см. его полный текст) – описание русским человеком XV века своего путешествия в далёкую Индию.

Афанасий Никитин был тверским купцом. В 1466 году он присоединился к посольству великого князя Ивана III, ехавшему в азербайджанскую Шемаху. Никитин отправился в Шемаху с торговыми целями, однако по дороге он был ограблен татарами, которые отняли у него все, даже Библию, с которой, как человек очень религиозный, он никогда не расставался. Тогда он решил попытать счастье и ехать дальше торговать: ему не хотелось с пустыми руками возвращаться домой. Так он и совершил свое путешествие «за три моря» (Каспийское, Черное и Индийское), и попал сухим путем в Индию раньше известного мореплавателя Васко да Гама.

 

За три моря. Путешествие Афанасия Никитина. Мультфильм для детей

 

Афанасий Никитин был одним из первых европейцев, которого увидели индусы: – «аз хожу куда, ино за мною людей много, дивятся белому человеку», пишет он.

В городе Чунере, по дороге в Индию, Афанасий Никитин был арестован местным ханом, который, узнав, что он не магометанин, отнял у него его коня и грозился казнить его, если он не примет мусульманской веры. Никитин был тверд в своей вере. Он говорит, что Господь смиловался над ним, не допустил погибнуть и совершил чудо: Афанасий был помилован и выпущен в самый день Преображения Господня; коня ему вернули.

Трудно было оставаться христианином в «бесерменской» земле, но Никитин был глубоко верующим человеком. Не имея никаких священных книг, он по солнцу рассчитывал дни года, праздники, соблюдал посты; Великим постом разрешал себе есть только хлеб и пить воду два раза в день. Он провел в Индии больше пяти лет. «Уже прошли четыре Великих дня (4 Пасхи) в Бесерменской земле, – пишет он, – а христианства я не оставил».

Подробно рассказывает Афанасий о религии индусов. «Всех вер, – говорит он, – в Индии 84». Вероятно, он принял за разные «веры» – касты, которых в Индии много и которые живут очень обособленно друг от друга; – «вера с верой ни ест, ни пьет, ни женятся между собою». Наивно говорит он, что «все веруют в Адама, а зовут его Бут (Будда)».

В городе Первота видел он капище Будды «с пол-Твери» величиной. Описывая идола Будды, Никитин говорит: «Бут вырезан из камня, вельми велик, да хвост у него через него, да руку правую поднял высоко, да простер, аки Устьян (Юстиниан), царь Цареградский, а в левой руце у него копие», – «а виденье (лицо) обезьянино». – «А перед Бутом стоит вол вельми велик, а вырезан из камени из черного, а весь позолочен, а целуют его в копыто, а сыплют на него цветы, и на Бута сыплют цветы».

Карта маршрута путешествия Афанасия Никитина

 

Наблюдая молитву индусов, Никитин заметил, что они молятся всегда на восток и кланяются, как наши монахи, касаясь руками земли: «они се кланяют по-чернешски, обе руки дотычут до земли». Никитин описывает похоронный обряд в Индии: тела умерших сжигают, а пепел сыплют в воду.

Поразила его природа Индии, но в рассказах его есть некоторые фантастические сведения: так, например, говорит он о птице Гугук, у которой, если кто-нибудь хочет ее убить, изо рта выходит огонь; если же Гугук сядет на крышу дома, то в этом доме будет покойник.

Никитин видел змей длиной в две сажени. Он описывает, как индусы употребляют на войне слонов. Поразили его обезьяны – «мамоны». Он уверяет, что у них есть свой «обезьянский князь», у которого своя «рать» – «кто их (обезьян) занимает, они ся жалуют князю своему, и он посылает на того свою рать; и они пришедши на град и дворы разваляют и людей побьют. А рати их сказывают вельми много, и язык их есть свой».

Афанасий Никитин пробыл больше пяти лет в Индии, но никакого состояния себе не составил. «Меня залгали псы бесермены, а сказывали много всего нашего товара, ано нет ничего на нашу землю, все товар белый на Бесерменскую землю, перец да краска, – той дешево; ино возят морем, и они пошлины не дают, а нам пошлины великие».

В конце концов его взяла тоска по родине, и он решил ехать обратно. В сочинении Никитина чувствуется глубокая любовь к России. «Да сохранит Бог землю Русскую», говорит он в одном месте: «Боже, сохрани! В сем мире нет подобной ей земли. Да устроится Русская земля! О, Боже, Боже!» Слово «Боже» он повторяет пять раз, на арабском, персидском, татарском и два раза на русском языках.

Афанасий Никитин не доехал до своей Твери: он умер по дороге (в 1472 году) в Смоленске. Его записки были доставлены купцами в Москву.

Никитин был несомненно выдающейся личностью; это – глубоко верующий, умный, наблюдательный и предприимчивый человек, горячо любящий свою родину. Сочинение его, во-первых, очень интересно, во-вторых, – замечательно тем, что он рассказывает об Индии на четверть века раньше Васко да Гама, который совершил свое морское путешествие в Индию в 1498-м году. Имя Васко да Гамы известно всей Европе, но мало кто там знает нашего Афанасия Никитина и его интересное «Хождение».

 

травелоги русских путешественников — T&P

Марко Поло, Христофор Колумб, Фрэнсис Дрейк — эти имена всплывают в памяти, когда мы думаем о великих путешественниках. Гораздо меньше известно о приключениях русских первопроходцев — и оставленных ими интереснейших заметках о своих странствиях. Русские всесторонне описали Индию, наладили связи с Китаем, успели повоевать с индейцами-тлинкитами и даже объехать земли СССР по периметру. «Теории и практики» рассказывают о странных судьбах забытых мировой историей странниках.

Афанасий Никитин

Русский суфий в Индии

Афанасий Никитин в 1466 году, за век до эпохи великих географических открытий, совершил удивительное и весьма необычное путешествие, известное теперь как «Хождение за три моря». Попав в Индию из России кратчайшим путем, Никитин не забывал фиксировать свои впечатления о загадочной стране, представлявшейся современникам фантастическим, полным золота и причудливых чудовищ краем. Русский купец попадал в не самые приятные ситуации: выплыв по Волге в Каспийское море, один из его кораблей потонул в страшной буре, а другой был захвачен и разграблен. Никитин добрался до Дербента, затем до Персии и поплыл в Индию. Пробыв там три года, он не переставал удивляться. Люди на улицах Индии ходили голыми, в том числе женщины и «князья», которых отличали от прочих только несколько кусков ткани на голове и бедрах.

«…тут Индийская страна, и простые люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей у них много. Из простого народа мужчины и женщины все нагие да все черные. А простые женщины ходят — голова не покрыта, а груди голы, а мальчики и девочки нагие ходят до семи лет, срам не прикрыт»

Афанасий Никитин был удивлен тому, как в Индии встречают купцов на постоялых дворах: служанки не только стелили постель и варили обед, но и спали с гостями. Он также упоминает о «временном браке», по которому женщине не нужно было платить за «тесную связь».

Средневековые легенды об обилии золота полностью себя оправдали: Никитин описывает дворец султана, окруженный стенами с семью воротами, с сотней сторожей и сотней писцов, каждый камень во дворе был покрыт золотом; ночью же дворец сторожила тысяча всадников с факелами. Султан выезжает на прогулку с тремя сотнями одетых в булатные доспехи слонов с кабинками-городками на спинах, в каждой из них сидит по шесть человек с пушками, стрелами и знаменами. К бивням слонов привязаны мечи, к хоботам — железные гири. В свите султана находятся десятки тысяч пехотинцев и всадников, а также кони, верблюды, наложницы, танцоры, обезьяны и так далее.

Самым странным фактом во время путешествия Никитина стало его вероятное принятие ислама. Несмотря на то что Никитин пишет, что ему все же посчастливилось избежать участи насильно стать мусульманином (и многие авторитетные ученые, в том числе Д.С. Лихачев, верят ему), у некоторых современных ученых возникают вопросы к древнему тексту. В 1960 году под эгидой дружбы СССР с Индией выходит оригинальный текст, в котором можно встретить не только пассажи на других языках, записанные кириллицей, но и молитвенные формулы: «Олло акьберь. А илягаиля илелло. Олло перводигерь. Ахамду лилло, шукур Худо афатад. Бисмилнаги рахмам ррагим. Хуво могу лези, ля лясаильля гуя алимуль гяиби ва шагадити. Хуя рахману рагиму, хубо могу лязи. Ляиляга иль ляхуя. Альмелику, алакудосу, асалому, альмумину, альмугамину, альазизу, алчебару, альмутаканъбиру, алхалику, альбариюу, альмусавирю, алькафару, алькалъхару, альвазаху, альрязаку, альфатагу, альалиму, алькабизу, альбасуту, альхафизу, алльрравию, алмавизу, алмузилю, альсемилю, албасирю, альакаму, альадюлю, алятуфу».

  • Никитин покидает Тверь

  • Приезд в Индию

  • Индийский дворянин принимает Никитина

Очевидно, что если Никитин и не стал мусульманином, то он в значительной мере поддался культурному влиянию ислама, раз в конце своего «Хождения» перечисляет имена Аллаха. В переводе Смирнова эта мусульманская вставка совершенно не считывается («Нет Бога, кроме Господа. Он царь, святость, мир, хранитель…»). По одной из версий, Никитин использовал так много тюркских, персидских и арабских слов для того, чтобы зашифровать от посторонних глаз некоторые свои приключения. По другой — он скрывал за иностранными словами свою тайну, то есть принятие ислама, от бывших единоверцев. Г.Д. Ленхофф и Дж. Б. Мартин, а также русский историк П.В. Алексеев убеждены, что Никитин перешел в ислам и принял новое имя, стал соблюдать все формальные обряды, что и отражено в его «Хождении». Однако мы можем только гадать, была ли эта конвертация формальной, или же Афанасий Никитин молился Аллаху искренне. С точки зрения Я.С. Лурье, он всего лишь хотел скрыть свои мусульманские молитвы и странные для православных сведения за непонятными в России словами. Несмотря на то что Никитина сложно назвать православным в классическом виде, он не мог стать мусульманином, так как это предполагает совершение обрезания, а с ним он не вернулся бы на родину, считает Лурье.

Так или иначе, «исламский код» присутствует в «Хождении за три моря», и филолог П.В. Алексеев сделал попытку обнаружить в воспоминаниях Никитина «функционирование скрытой мусульманской структуры, значимой для раскрытия идейного содержания всего произведения». Алексеев подчеркивает, что еще в Средневековье строки, описывающие исламские молитвы и реалии, удалялись из отдельных изводов «Хождения». Скрытую в «Хождении» структуру Алексеев видит в перечислении имен бога, важных в мусульманской теологии. Афанасий Никитин, судя по анализу лексики, был знаком с мистической традицией суфизма, а в нем другие религии не воспринимались как ложные: они были необходимыми для познания мира и видения истинной реальности. Версию о Никитине-суфии могут подтвердить именование Бога на четырех языках и попытка выстроить в конце повести список 99 имен творца (присутствуют 33), типичный для коранической традиции. Отношение Никитина к исламу не исчерпывается определением «мусульманин» или «не мусульманин»: оно намного сложнее и того и другого.

Миссия Петлина

Знакомство с китайской грамотой

О Китае в средневековой России знали мало. Тогда полагали, что Китай находится где-то в районе истоков реки Обь. Но прошло Смутное время, и началось освоение Сибири и знакомство с удаленными от центра государствами. Князь И.С. Куракин отправлял из Тобольска своих людей к калмыкам, где они познакомились с китайцами, которые зазывали их к себе. Вскоре этим заинтересовалась Москва, и через монгольских послов Куракин смог узнать о пути в Китай — не морском, как предполагали ранее, но сухопутном. Собирая экспедицию, князь решает отправить туда толмача Ивашку Петлина.

Китайский император Чжу Ицзюнь

В 1618 году двенадцать храбрецов вышли из Томска с целью нахождения и фиксации на картах новых дорог в Китай и сбора информации об этой таинственной стране. Монгольский Алтын-хан выдал группе двух проводников — буддийских монахов, лам, владеющих монгольским языком и осведомленных о правилах дипломатии в Китае. Экспедиция прошла через пустыню Гоби, наблюдала Великую Китайскую стену и через почти четыре месяца пути достигла Пекина. Китайский двор принял Петлина и его экспедицию как вассалов, дающих дань Пекину от русского правительства. Несмотря на то что это было первое посольство из Русского государства в Китай, церемониал дипломатии не позволял Петлину встретиться с императором, так как у экспедиции попросту не было даров для него: «А у нас в Китайском государстве чин таков: без поминок перед царя нашево Тайбуна не ходят». Петлин пообещал, что за ним придут послы с богатыми дарами, и добился получения специальной грамоты от китайского «царя». Императорский двор поведал путешественникам, что не искал контактов с русскими, так как в стране довольно товаров, и рассказал о войне Минской династии с маньчжурами. «Стена ведена кирпишная, и мы сочли по рубежной стене башен со 100, а всего башням, сказывают, числа нет. И мы у китайских людей расспрашивали: для чево та стена ведена, а башни на стене стоят часто? И китайские люди нам сказали: та де стена ведена потому, что де 2 земли — земля де Китайская, а другая де земля Мугальская, ино де промежу земель рубеж».

«А Китайское государство стоит на край губы морские… А под Китай де приходят суды великие парусами, а [на] них де люди торговые, а на судне де человек по 200 и по 300, а платье де они носят з бухарской стати. А ходу де от Золотого царя до Китая конем месяц, а рек де больших нет, а место де ровное, гор нет»

Дав Петлину грамоту, разрешающую России торговать с Китаем, прислужники императора предложили контактировать дипломатам посредством переписки. Экспедиция повернула в сторону дома и долгих восемь месяцев шла зимними дорогами в Томск. Петлин был с большим интересом принят в России и по итогам путешествия написал знаменитую «Роспись Китайского государства и монгольских земель, составленная томским казаком И. Петлиным», впоследствии активно переводимую на другие европейские языки. Однако грамоту, которую путникам вручили в китайском императорском дворе, расшифровать никто не смог — отсюда существующая до сих пор идиома «китайская грамота». Путешествие продолжилось: из Тобольска Петлин с казаками поехал в Москву, чтобы расшифровать документ. Вскоре началась война с Турцией и Речью Посполитой, и контакты с Китаем, равно как и перевод грамоты от императора, отложили до лучших времен. Китайскую грамоту смогли прочесть лишь спустя 56 лет, узнав об упущенных выгодах.

Герасим Степанович Лебедев

Масон, основатель бенгальской драматургии и первый индолог

Герасим Лебедев, родившийся в 1749 году в Ярославле, совершил второе великое путешествие в Индию: он стал первым русским индологом, автором грамматик языков Индии, а также создал там первый европейский театр, где аборигены играли известные пьесы, переведенные им на бенгальский и адаптированные к индийским реалиям.

Лебедева нельзя назвать удачливым путешественником: он был мечтателем, который мало заботился и реальности, и именно потому, не зная языков и обычаев Индии, музыкант из России отправился в Индию по наитию. Думая, как и многие ученые люди того времени, что Индия — «первенствующая часть света, из коей разселился род человеческий по лицу земнаго круга», Герасим Лебедев отправился учить «шамскритский» язык, странно похожий на любимые им европейские языки. Теория индоевропейских культур тогда была только в проекте, и «буреборственный путешественник в пользу отечества», как он сам себя называл, решил путешествовать по загадочной стране больше из необъяснимого влечения к ней, нежели из торговых или прочих экономических соображений. Сам цесаревич Павел одобрил его поездку в Индию, которую он позиционировал именно как направленное на изучение культуры путешествие. Некоторые исследователи считают, что его внезапное решение уехать в Индию связано с масонами А.Б. Куракиным и С.И. Плещеевым — сам Лебедев, предположительно, также был масоном. Его духовные братья посоветовали ему узнать подробнее о восточных мудрецах и перенести индийский гнозис на российскую почву.

Страница рукописи «Арифметические восточных индийцев таблицы»

В Мадрасе Лебедев заключил контракт с мэром этого города, англичанином, на «музыкальныя увеселения» и оставил всех зрителей довольными своим искусством (ранее сам Гайдн хорошо отзывался о его игре). Однако Лебедев желал вырваться за пределы региона и стать известным во всей Индии. Через два года он уехал в Калькутту, где понравился местным властям, и основал свой театр. Пытаясь создать спектакли на национальном языке, Лебедев искал учителя, но никому не хотелось обучать иноземца. Наконец он сдружился с местным, который обучил его санскриту, бенгальскому и хиндустанскому наречию. На основе этих знаний Лебедев поставил пьесу, чрезвычайно успешную, и его театр стал набирать обороты. Однако не всем нравились его достижения: иностранец, поощряющий национальное самосознание молодой колонии, был прямой угрозой имперским интересам Британии. Доверчивого Лебедева обманули, предложив ему выгодный контракт. Затем декорации стали намеренно портить, служащих подменять на подставных, и сам театр едва не был сожжен. Лебедева даже посадили на один день в тюрьму. Ему пришлось выйти из дела и вернуться в Россию. Чтобы добраться от Кейптауна до Лондона, Лебедев отыграл пять концертов — он был нищ и подавлен.

Афиша на бенгальском языке о первом спектакле Герасима Лебедева с его рукописными пометками

Впрочем, на родине нашлось применение его талантам: в 1804 году он открыл первую в Европе типографию, где печатал книги бенгальским шрифтом. Однако из-за дороговизны печати и большой загруженности на работе он так и не реализовал свой проект на полную мощность. Путешественник выпустил множество книг по грамматике и культуре Индии, находя философию индуизма даже в традиционной арифметике. Он сравнивал индуизм и православие, говоря о том, что христианские ценности скрыты в индийской философии. Несколько наивные выводы о культуре и иногда поверхностное знание языков, являющиеся следствием профессиональной неподготовленности этого даровитого музыканта, можно простить Лебедеву, учитывая, что он был первопроходцем и, более того, не рассматривал Индию с позиции европоцентризма, как почти все его современники. Лебедеву тотально не везло в путешествии: притеснения со стороны англичан, судебные процессы, интриги и арест сыграли свое дело; в России мало кто был заинтересован в его исследованиях, а степень академика востоковедения получить он не мог попросту потому, что не было никого, кто мог бы проверить его знания. Проект книгопечатания бенгальским шрифтом тоже не удался. Возможно, именно поэтому сейчас о нем мало вспоминают.

Александр Баранов

Колонизация Америки и война с индейцами

Русский предприниматель Александр Баранов торговал по всей России, но в 1780 году, переехав в Иркутск, он заинтересовался освоением территорий Аляски и северо-востока Азии. Спустя десять лет ему предложили возглавить «Российско-американскую компанию», и таким образом он стал первым главным правителем Русской Америки. В 1812 году Баранов основал крепость Росс, до сих пор стоящую на берегах Калифорнии, на испанских территориях. Первоначальные хозяева тех земель, индейцы кашайа и помо, дали русским разрешение на ту землю за несколько пар штанов и мотыг. Индейцам платили деньги за наемный труд, хотя бывало, что и заставляли работать. Так или иначе, войн между индейцами и русскими не возникало, а провинившихся аборигенов ссылали в Аляску. Вождей индейских племен награждали подарками и даже медалями, вследствие чего, как сообщает протокол, они были «очень довольны занятием сего места рускими, что они живут теперь в безопасности от других индейцев». Индейцы жили в колонии мирно вместе с русскими колонистами и алеутами. Однако спустя 30 лет крепость продадут: она долгое время была убыточной.

Александр Баранов продолжил исследование северных земель. Он женился на дочке индейского (или алеутского) вождя и основал новый форт, будущий город Ново-Архангельск, столицу Русской Америки, с разрешения воинственных тлинкитов, индейцев-охотников. Но отношения русских с тлинкитами не были такими же дружелюбными, как в Калифорнии. Еще в 1792 году Баранов чуть не погиб в схватке с ними, и его люди вынуждены были уступить индейцам остров Хинчинбрук. Одетые в плетеный доспех, шлемы из звериных черепов и лосиные плащи, тлинкиты успешно противостояли более развитым колонистам. Помня об этом, Баранов был осторожен с этим племенем, что, однако, не спасло его от нападения. Восстание индейцев началось с атаки Михайловской крепости на острове Ситка: они убили 15 находившихся там колонистов, а затем перебили или пленили почти всех, кто шел в нее. В итоге погибло 24 русских и 200 алеутов — почти такое же количество людей проживало в крепости Росс периода расцвета. Чтобы остановить тлинкитов, Баранов прислал к островам военные корабли.

Битва при Ситке

Через два года Баранов решил отбить Ситку у аборигенов. Отряд в 150 колонистов на четырех кораблях и почти тысяча алеутов на байдарках встретили на острове крепость из дерева с сотней оборонявших ее индейцев. Несмотря на обстрел из пушек, штурм крепости не удался, а Баранова сильно ранили. Тлинкиты вынуждены были бежать, и на месте крепости основали Ново-Архангельск. Уже через год индейцы сожгли другое поселение — Новороссийск (Якутат), убив находившихся там колонистов, войдя к ним в доверие. В результате погибло более 300 человек, и индейцы решили напасть на другой городок. Их планы расстроила внутренняя вражда, но, тем не менее, они продолжили борьбу с колонистами, убивая ценных пушных зверей и тайно расправляясь с русскими поодиночке. Символическое перемирие будет заключено между индейцами и Россией лишь спустя 200 лет — в 2004 году.

Глеб Травин

На велосипеде вокруг СССР

Забытый путешественник Глеб Травин с детства любил охоту и жизнь на лоне природы. Его увлекала идея путешествия на велосипеде, и, познакомившись в 1923 году с голландским велосипедистом, колесившим по Европе, Травин задумал свое приключение, ограниченное рамками страны, из которой он не мог выехать. Под эгидой пропаганды здорового образа жизни Травин получил от государства отличный американский велосипед и фотоаппарат Kodak.

Выезжая в 1928 году из Владивостока, путешественник почти не взял с собой теплых вещей, а вместо шапки отрастил длинные волосы, сберегая место и облегчая вес груза. Травин ехал через Хабаровск к Байкалу, от Новосибирска к Туркменистану, по десять часов в день, добывая себе нехитрое пропитание прямо на стоянках и часто засыпая просто под открытым небом. Проплыв на пароме по Каспию, Травин достиг европейской части СССР, однако затем он столкнулся с морозами на севере. Его «железный олень» вмерзал в лед, он забирался в туши животных, чтобы согреться, убивал медведей ради пропитания, а когда он отморозил ноги, ему пришлось отрезать себе большие пальцы, чтобы избежать гангрены: путь от Мурманска до Таймыра и острова Врангеля был тяжелым и смертельно опасным. Добравшись до самой крайней точки северо-востока, мыса Дежнева, он попросил у правительства разрешения продолжить свое начинание на других континентах, но ему было отказано. По разным оценкам он преодолел от 20 до 85 тысяч километров (более вероятной все же кажется первая цифра) вдоль границ СССР — на велосипеде, кораблях, паромах (всего по морю — около 6 тысяч километров) и собачьей упряжке.

§11 Хождение за три моря

Тестовые задания.

1. По роду деятельности Афанасий Никитин был

а) стрельцом

б) дьяком

в) купцом

г) землепашцем

2. Первоначальной целью путешествия Афанасия Никитина было

а) Ширванское царство

б) Персия

в) Индия

г) Греция

3. Индия расположена от Твери в направлении на

а) юг

б) юго-восток

в) юго-запад

г) северо-запад

4. Какие товары особенно привлекли внимание Афанасия Никитина в Ширванском царстве?

а) пряности

б) меха

в) жемчуг

г)драгоценности

5. Путешествие Афанасия Никитина продолжалось

а) 2 года

б) 3 года

в) 6 лет

г) 7 лет

6. Выберите географические объекты в том порядке, в котором их видел Афанасий Никитин во время своего путешествия. Поставьте соответствующие им буквы в таблицу.

а) Каспийское море

б) Волга

в) Аравийское море

г) Чёрное море

д) Персия


Тематический практикум.

Прочитайте текст и ответьте на вопрос.

Неизвестно, знал ли что-нибудь Афанасий об Индии в то время, ког­да покидал Тверь, но, наверное, знал. Человек он был грамотный, в его руки могли попадать книги, в которых были кое-какие сведения о даль­них странах. Об Индии там могло быть рассказано, что это сказочная страна, в которой нет воров и разбойников. Что, кроме обычных людей, там живут люди о трёх ногах да ещё и пёсьими головами. Из животных назывались сказочные птица-феникс, которая в момент смерти сгора­ла и из собственного пепла возрождалась вновь; саламандра, которая могла зажечь даже камни, но при этом сама в огне не горела; единорог, чья кровь излечивала от любых болезней и даже давала бессмертие; китаврас, похожий на не менее сказочного кентавра, только с крылья­ми. Ещё в Индии жили слон и слоница, а вот ядовитых змей не было вовсе, они просто умирали от святости этой сказочной страны.

Вот примерно такими «научными» знаниями мог обладать Афана­сий. Пока он путешествовал по Персии, его знания должны были обо­гатиться. Персидские купцы рассказывали Афанасию про удивитель­ные товары, которые можно найти в Индии, и как эти товары дёшевы. От тех же купцов он узнал, какой товар можно дёшево купить в Персии и дорого продать в Индии. Причём не просто дорого, а очень дорого.

В жарком индийском климате лошадей разводить получалось пло­хо, точнее, совсем не получалось. А они были очень нужны, потому что главной силой армий в те времена была конница. Лошадей приходи­лось привозить из других стран.

Что из того, что Афанасий Никитин знал или узнал об Индии, было
истинным знанием, а что сказками?

Об Индии в то время было известно крайне мало в Европе. Афанасий Никитин вёл свой рукописный  тревел — блог дневник «Хождение за три моря», где довольно полно описывал не только свои впечатления, но и интересные наблюдения об Индии и других странах: о быте и ведение хозяйства, об архитектуре городов, государственном устройстве, местных жителях, их традициях и обычаях. Безусловно, рукописный труд Афанасия Никитина «Хождение за три моря» — это географический, исторический и литературный памятник. Надо учесть, что заметки Афанасия об Индии — были одни из первых заметок очевидца об этой далекой и загадочной стране.Мне было интересны впечатления и заметки Афонасия Никитина относительно Индии, по которой он путешествовал пешком около 3 лет, посетив такие города, как Бидар, Джункар, Чаул, Дабхол и множество других деревень. Позвольте поделиться некоторыми выдержками из книги и с вами.После своего 2-х летнего путешествия по Персии, 9 апреля 1469 года А. Никитин поплыл в Индию через Аравийское море. Высадился в городе Чауле, что находится южнее Бомбея (Мумбая). Отсюда и начались его почти трехлетние странствия по стране.


Картографический практикум.

Проследите по карте маршрут путешествия Афанасия Никитина и назовите географические объекты, через которые он проходил.

1 - Волга

2 - Каспийское море

3 - Аравийское море

4 - Индия

5 - о.Сомали

6 - Аравия

7 - Черные море

8 - р.Днепр


Валентин Распутин впервые в жизни совершил хождение за три рукотворных моря — Российская газета

Автор "Прощания с Матерой" и десятков других замечательных повестей и рассказов, давно ставших классикой русской литературы, осуществил наконец давнюю мечту - пройти Ангарой от Байкала до Кодинска.

Простившись с любимой своей рекой, писатель в буквальном смысле попал с корабля на бал: в Красноярском педагогическом университете имени Виктора Астафьева его торжественно облекли в мантию почетного профессора. Но и теперь Валентин Григорьевич и верные его спутники - ректор педуниверситета Николай Дроздов, литературный критик Валентин Курбатов, издатель Геннадий Сапронов - вновь и вновь возвращаются к дням и ночам, пережитым на Иркутском, Братском, Усть-Илимском водохранилищах. И на островах, в селениях, которые совсем скоро станут дном будущего Богучанского моря.

- Вереницу прощаний нынешнего лета - с подлежащими затоплению Кежмой, Балтурино, Временным, Недокурой, Кеулем, Едармой - принято почему-то именовать праздниками, хотя правильнее было бы назвать тризной, - грустно замечает в разговоре с корреспондентом "РГ" Распутин. - Но мне интересно было смотреть, как московские кинодокументалисты, прошедшие с нами весь путь, - хорошие, порядочные ребята - всплескивали руками, когда слушали, снимали удивительный говор, песни ангарских старушек, уходящих вместе с ними. Жить-то деревне осталось в лучшем случае год, половины уж нет, половина еще держится, а эти бабушки, не нарушая ничего, наоборот, прибавляют, прибавляют, будто остаются здесь навсегда... Ангара ведь от истока до Кодинска - уже не Ангара. В моей родной Аталанке ни рыбу, ни воду давно не берем. Десятки лет назад жителям обещали бесплатное электричество от ГЭС, но и ныне, разумеется, за деньги, да и то на 5-6 часов его дает дизель. То же и в Подволочном. Три века этому имени, 40 лет назад перевели село выше. И до сих пор в клубе даже баяна нет. Да и в других местах, где лес в округе повырубили, больно смотреть на склоненные избушки, в которые никто не заходит. Получается, пересадили людей на новую почву и бросили: живите как придется. Боюсь, повторится все и на Богучанском море. Его еще нет, однако и площадки под переселение, и сроки, многократно менявшиеся, все еще нельзя назвать окончательными. Вода, в свое время немного поднятая, за годы, пока строительство не велось, вовсю зацвела. Мы на катере сколько раз запутывались в этих зарослях, сдавали назад, тыкались вперед, снова сдавали...

У доктора исторических наук, профессора Дроздова с этими краями свои тревоги связаны:

- Через месяц ровно 40 лет, как мы вместе со специалистами РАН и семи сибирских университетов ведем в зоне затопления раскопки. Более 100 археологических памятников открыли. Древнейшей стоянке в Усть-Кове 35 тысяч лет! На Аплинском пороге - наскальные рисунки. У шеверы Гороховой - шаманские захоронения. В Коде, у самого створа ГЭС, - комплекс стоянок. Остров Сергушкин - сплошной памятник. Четыре раза проводили здесь международные симпозиумы, собиравшие коллег из Штатов, Канады, Германии, Японии, Китая, Южной Кореи. И за все это время от положенных по закону гидростроительных отчислений получали лишь крохи. Работали на свои. В прошлом году кое-что нам подбросили, но не в мае, как договаривались, а в сентябре. Пришлось 500 студентам и ученым со всей Сибири авралить до самых морозов. А ведь речь - о нашей общей истории, о корнях наших!

Показательная деталь: все двенадцать суток, пока длилось путешествие творческой группы, опережающей волной катила по реке предупредительная чиновничья молва: "Распутин едет против ГЭС агитировать!"

- Суета, - склоняет голову писатель. - Я вовсе не против прогресса, но не должен он служить только интересам частного капитала, тем более превращаться во что-то всемогущее, стоящее выше человека, государства, выше всего.

...В будущем году Распутин со своей командой намерены пройти дальше - от Кодинска до устья. И опять будут встречаться с ангарцами, несмотря ни на что все еще поющими свои песни.

Screen: Adventure Story: «Путешествие за три моря» в Cameo

БОЛЬШОЕ много времени и усилий, очевидно, ушло на «Путешествие за три моря», цветную совместную работу российских и индийских кинематографистов, которая открылась в субботу. в Театре Камея. Эта презентация Artkino с англоязычными названиями, с актерским составом и местностью примерно поровну разделенными между двумя странами, чрезвычайно захватывает своими фотографиями, декорациями, костюмами и атмосферой. Это также бывает тяжеловесно, ошибочно исполняется, медленно и даже сбивает с толку из-за постоянных воспоминаний и того, что кажется прерывистым редактированием.Это приключенческое зрелище пятнадцатого века, полное старомодных мелодрам и гарантированно никого не оскорбляющее, в особенности две вовлеченные страны. Сценарий (еще одна совместная работа) основан на якобы истинной одиссее молодого россиянина, который проехал весь путь в Индию еще до Васко да Гамы, ему понравилось то, что он увидел, и он распространил радостную весть у себя дома. Фильм о доброй воле, в котором отважный молодой герой борется с пиратами, ворами и почти умирает от голода в своем двухлетнем путешествии в пальмовый рай, где он ненадолго ухаживает за прекрасной индийской девушкой.Режиссер Василий Пронин и К.А. Аббас (для «Мосфильма» и «Naya Sansar International»), фильм разворачивает потрясающее, часто впечатляющее полотно, в котором ни одна из стран не уступает друг другу - по крайней мере, в живописи. Главные роли исполняют исполнители - красавец Олег Стриженов и очаровательная миндалевидная девушка по имени Наргис. Оба они умеют действовать. К сожалению, первая (российская) половина неуклюже несется, как слон, а г-н Стриженов беспокойно уходит из дома и встречает различные опасности лицом к лицу.Эта часть забита бородатым бредом и разглагольствованием (не его) и какой-то ужасной актерской игрой. Между тем, проскользнувшие мимо открываются поразительные панорамы Поволжья, различных пустынь и морских портов, но картина получается более убедительной и расслабленной, когда герой прибывает в пункт назначения и навещает крестьянскую семью Наргиз во время сезона дождей. Фоны этой приятной, довольно идиллической интерлюдии красиво окрашены, а настроение радостное и безмятежное. И, как мы говорим, Наргис, которая ведет хор в одной восхитительной родной песне, - кукла.Почему герой запрыгивает на коня и устремляется домой, нас загадывает. В любом случае последнее слово за русскими, а не за индейцами.

«ПУТЕШЕСТВИЕ ЗА ТРЕХ МОРЕЙ» по сценарию Марии Смирновой и К. А. Аббаса; режиссеры Василий Пронин и г-н Аббас; Совместное производство фильмов «Мосфильм» и «Ная Сансар Интернэшнл», презентация «Арткино». В Театре Камея, Восьмой авеню и Сорок четвертой улице. Продолжительность спектакля 97 минут. Афанаси Никитин. . . . . Олег СтриженовЧампа. . . . . Наргис Сакарам. .. . . Б. Сахни Махмуд Гаван. . . . . Притхвирадж Капур Лакшми. . . . . Padmini

Путешествие Мин | Азия для преподавателей

The Ming Voyages

Введение

С 1405 по 1433 год китайский императорский евнух Чжэн Хэ возглавлял семь океанские экспедиции императора династии Мин, не имеющие себе равных в мировой истории. Эти миссии поражали не только своей дальностью, но и своей размер: во время первых Чжэн Хэ проделал весь путь из Китая в Юго-Восточную Азию, а затем в Индию, вплоть до крупных торговых сайты на юго-западном побережье Индии.В своем четвертом путешествии он отправился в Персидский залив. Но в трех последних плаваниях Чжэн пошел еще дальше, вплоть до восточного побережья Африки. Это было достаточно впечатляюще, но китайские купцы путешествовали так далеко раньше. Что было еще больше Впечатляющим в этих путешествиях было то, что они были совершены сотнями огромных кораблей и десятков тысяч моряков и других пассажиров. Более шестидесяти из трехсот семнадцати кораблей, отправившихся в первый рейс, были огромные «Корабли сокровищ», парусники более 400 сотен футов в длину, 160 футов в ширину, несколько этажей, девять мачт и двенадцать паруса и роскошные каюты с балконами.Подобные эти корабли никогда раньше не видели в мире, и он не будет Вплоть до Первой мировой войны такая армада будет собрана снова. В рассказ о том, как собирались эти флотилии, куда они отправились, и то, что с ними случилось, - одна из величайших саг - и загадок - в мировая история.

| вернуться наверх |

В Император и его амбиции

Династия Мин (1368-1644) была китайской династией с китайской императорской семьей, в отличие от из предшествовавшей династии (династия Монголов, или Юань, Чингисхана и Хубилай-хана) или тот последовавшие за ним (маньчжурская династия, или династия Цин).Чтобы продемонстрировать Мин власти, первые императоры инициировали кампании, чтобы окончательно победить любая внутренняя или внешняя угроза. Третий император династии Мин, Чжу Ди или Император Юнлэ был особенно агрессивным и личным. вел крупные походы против монгольских племен на север и запад. Он также хотел, чтобы люди в других странах знали о мощи Китая, и воспринимать ее как сильную страну, которую он считал в более ранних китайских династиях, таких как Хань и Сун; он таким образом возродили традиционную систему дани.В традиционном притоке договоренности, страны на границах Китая согласились признать Китай как их начальник и его император как повелитель «всего под Небесами». Эти страны регулярно дарили дань в обмен на определенные льготы, такие как военные посты и торговые договоры. В этой системе все выиграли, и мир и торговля были гарантированы. Потому что Юнлэ Император понимал, что главными угрозами Китаю в этот период были с севера, особенно монголов, он спас многих из тех военные экскурсии для себя.Он послал своих самых доверенных генералов бороться с маньчжурским народом на севере, корейцами и Японцы на востоке и вьетнамцы на юге. Для океана экспедиции на юг и запад, однако, он решил, что это время Китай должен использовать свои чрезвычайно передовые технологии и все богатства, которые могло предложить государство. Щедрые экспедиции должны быть верхом, чтобы сокрушить чужие народы и убедить их вне всяких сомнений о силе династии Мин.Для этой специальной цели он выбрал один из его самых доверенных генералов, человек, которого он знал с тех пор, как молодой, Чжэн Хэ.

| вернуться наверх |

В Доверенный адмирал Чжэн Хэ

Чжэн Хэ родился Ма Хэ в мусульманской семье на крайнем юго-западе, в сегодняшняя провинция Юньнань. В десять лет его схватили солдаты посланный туда первым императором династии Мин, намереваясь подчинить себе юг.Он был отправлен в столицу для обучения военному делу. Вырастая до быть крепким, импозантным мужчиной, выше шести футов ростом с грудью современников сказал, что его рост составлял более пяти футов, он также был чрезвычайно талантлив и разумный. Он получил литературную и военную подготовку, а затем с легкостью продвигаясь по военной лестнице, находя важных союзников в суд в процессе. Когда императору нужен был надежный посол знаком с исламом и путями юга, чтобы возглавить его великолепную армаду в «Западные океаны» он, естественно, выбрал талантливый двор евнух Ма Хэ, которого он переименовал в Чжэн.

| вернуться наверх |

Подготовка Флот

Китай распространял свое влияние на море в течение 300 лет. Удовлетворить растущий спрос Китая на специальные специи, лекарственные травы и сырье, Китайские купцы сотрудничали с мусульманскими и индийскими торговцами для развития богатая торговая сеть, выходящая за пределы островов Юго-Восточной Азии в окраины Индийского океана.В порты восточного Китая пришли женьшень, лак, селадон, золото и серебро, кони и быки из Корея и Япония. В порты южного Китая поступали лиственные породы и другие изделия из дерева, слоновая кость, рог носорога, блестящие перья зимородка, имбирь, сера и олово из Вьетнама и Сиама в континентальной Юго-Восточной Азии; гвоздики, мускатного ореха, ткани батика, жемчуга, древесных смол и перьев птиц из Суматра, Ява и Молуккские острова на островах в юго-восточной Азии.Пассаты через Индийский океан привозили корабли с кардамоном, корицей, имбирем, куркума и особенно перец из Каликута на юго-западном побережье Индии, драгоценные камни с Цейлона (Шри-Ланка), а также шерсть, ковры, и больше драгоценных камней из портов до Ормуза на Персидском побережье. Залив и Аден на берегу Красного моря. Сельскохозяйственная продукция с севера и востока Африка также добралась до Китая, хотя о те регионы.

К началу династии Мин Китай достиг пика военно-морского непревзойденные в мире технологии. При использовании многих технологий Китайские изобретения, китайские судостроители также объединили технологии, которые они заимствованы и адаптированы у мореплавателей Южно-Китайского и Индийского морей. Океан. На протяжении веков Китай был выдающейся морской державой в регион, с достижениями в области навигации, военно-морской архитектуры и двигательных установок.С девятого века китайцы забрали свои магнитные компасы. на борту судов для навигации (за два века до Европы). Помимо компасов, китайцы умели ориентироваться по звездам при ясном небе, используя печатные руководства с карты звездного неба и пеленги компаса, которые были доступны с тринадцатого века. век. Карты звездного неба составлялись по крайней мере с одиннадцатого века, отражая озабоченность Китая небесными событиями (не имеющей аналогов до Возрождение в Европе).

Важное достижение в судостроении, используемое со второго века в В Китае была конструкция двойных корпусов, разделенных на отдельные водонепроницаемые. отсеки. Это спасало корабли от потопления в случае тарана, но также давало возможность способ перевозки воды для пассажиров и животных, а также цистерны для сохранения свежести улова. Решающим фактором в навигации был еще один китаец. изобретение первого века, руль управления кормовым штырем, прикрепленный к за пределами задней части корабля, которые можно поднимать и опускать в зависимости от глубина воды, и используется для навигации близко к берегу, в многолюдных гавани и узкие каналы.Оба эти изобретения были обычным явлением в Китай за 1000 лет до их появления в Европе.

китайских кораблей также были известны своими достижениями в конструкции парусов и такелаж. Минуя ряд гребцов, третий и четвертый веков китайцы строили трех- и четырехмачтовые корабли (1000 г. лет до Европы) ветроэффективной конструкции. В одиннадцатом и двенадцатом веками они добавили буксируемые, а затем латинские паруса от арабов, чтобы помочь плыть против господствующих ветров.

К восьмому веку корабли длиной 200 футов, способные перевозить 500 человек. строились в Китае (размер кораблей Колумба восемь веков позже!) При династии Сун (960-1279) эти прочные и стабильные корабли с личными каютами для путешественников и пресной водой для питья и купание было любимым кораблем арабских и персидских торговцев в Индийский океан. Монгольская династия Юань (1279-1368) поощряла торговлю. деятельность и морская торговля, поэтому последующая династия Мин унаследовала большие верфи, много квалифицированных рабочих верфей и хорошо настроенные военно-морские технологии предшествовавшей династии.

Потому что император Юнлэ хотел произвести впечатление на мир силой Мин. и продемонстрировать ресурсы и важность Китая, он приказал строить даже большие корабли, чем было необходимо для путешествий. Таким образом, слово вышли, чтобы построить специальные «Корабли сокровищ», корабли над 400 футов в длину, 160 футов в ширину, с девятью мачтами, двенадцатью парусами и четырьмя палубы, достаточно большие, чтобы вместить 2500 тонн груза каждая, и вооруженные десятки небольших пушек.Эти корабли должны были сопровождать сотни небольших кораблей, некоторые заполнены только водой, другие несут войска или лошади или пушки, третьи с подарками шелка и парчи, фарфора, лакокрасочные изделия, чай и изделия из металла, которые не оставят равнодушными лидеров дальних стран. цивилизации.

| вернуться наверх |

В Семь рейсов

Первая экспедиция этой могучей армады (1405-07 гг.) Состояла из 317 кораблей, в том числе около шестидесяти огромных кораблей с сокровищами, и почти 28000 человек.Помимо тысяч моряков, строителей и ремонтников в поездку, были солдаты, дипломаты, медицинский персонал, астрономы и ученые-иностранцы, особенно Ислам. Флот остановился в Чампе (центральный Вьетнам) и Сиаме (сегодня Таиланд), а затем на остров Ява, до точек вдоль пролива Малакка, а затем проследовала к своему главному пункту назначения - Коччи и королевство Каликут на юго-западном побережье Индии.По возвращении Чжэн Хэ подавил восстание пиратов на Суматре, приведя вождя пиратов, иностранный китаец вернулся в Нанкин для наказания.

Вторая экспедиция (1407-1409) привела 68 кораблей ко двору Каликута. присутствовать на инаугурации нового короля. Чжэн Хэ организовал эту экспедицию но лично не руководил им.

Чжэн Хэ командовал третьим рейсом (1409-1411) на 48 больших кораблях. и 30 000 солдат, посетивших многие из тех же мест, что и во время первого рейса. но также путешествие в Малакку на Малайский полуостров и Цейлон (Шри Ланка).Когда там вспыхнули бои между его войсками и войсками маленькое королевство, Чжэн подавил сражение, захватил короля и принес его обратно в Китай, где он был освобожден императором и вернулся домой должным образом впечатлен.

Четвертое плавание (1413-15 гг.) Расширило масштабы экспедиций даже на дальше. На этот раз, помимо посещения многих из тех же мест, Чжэн Он реквизировал свои 63 корабля и более 28000 человек в Ормуз на Персидском побережье. Залив.Главный летописец путешествий, 25-летний мусульманин переводчик Ма Хуань присоединился к Чжэн Хэ в этой поездке. По дороге Чжэн Хэ остановился на Суматре, чтобы сражаться на стороне свергнутого султана, принеся узурпатор вернулся в Нанкин для казни.

Пятый рейс (1417-1419) был в основном обратным на семнадцать лет. главы государств из Южной Азии. Они отправились в Китай после Визиты Чжэн Хэ на их родину, чтобы отдать дань уважения в суде Мин.В этой поездке Чжэн Хэ рискнул еще дальше, сначала в Аден в устье Красного моря, а затем на восточное побережье Африка, останавливаясь в городах-государствах Могадишо и Брава (в настоящее время Сомали) и Малинди (в настоящее время Кения). Его часто встречали с враждебность, но это было легко подавить. Многие послы из стран посетил вернулся в Китай с ним.

Шестая экспедиция (1421-1422) из ​​41 корабля отправилась ко многим ранее посетил суды Юго-Восточной Азии и Индии и остановился в Персидском заливе, Красное море и побережье Африки, в основном для того, чтобы вернуться девятнадцать послов на родине.Чжэн Хэ вернулся в Китай после меньше чем через год, отправив свой флот, чтобы преследовать несколько отдельных маршрутов, с некоторыми судами, идущими, возможно, так далеко на юг, как Софала в современный Мозамбик.

Седьмое и последнее путешествие (1431-33) было отправлено императором Юнлэ. преемник, его внук император Сюандэ. В этой экспедиции было больше более ста больших кораблей и более 27000 человек, и он посетил все важные порты в Южно-Китайском море и Индийском океане, а также Аден и Ормуз.Одно вспомогательное путешествие по Красному морю в Джидду, всего в нескольких сотнях миль от священных городов Мекка и Медина. Это был на обратном пути в 1433 году, когда Чжэн Хэ умер и был похоронен в море, хотя его официальная могила все еще стоит в Нанкине, Китай. Почти забыт в Китае до недавнего времени он был увековечен среди китайских общин за границей, особенно в Юго-Восточной Азии, где он и по сей день прославляется и почитается как бог.

| вернуться наверх |

В Судьбоносное решение

Придворные фракции долгое время критиковали экстравагантность императора Юнлэ. способами. Он не только послал семь миссий огромных кораблей сокровищ. над западными морями он приказал заграничные миссии на северо-восток и на восток, несколько раз отправлял послов через пустыни и луга к горы Тибета и Непала и далее в Бенгалию и Сиам, и было много раз подняли армии против разрозненных, но все еще проблемных монгольских племена на север.Он втянул Китай в проигрышную битву с Аннамом. (Северный Вьетнам) в течение десятилетий (в последнее время из-за непомерных требований за бревна для постройки дворца). Помимо этих иностранных подвигов, он еще больше истощил казну, перенеся столицу из Нанкина в Пекин и с великолепием на суше, не уступающим морскому, заказав строительство великолепного Запретного города. В этом проекте участвовали более миллиона рабочих.Для дальнейшего укрепления севера своей империи, он поручил своей администрации выполнить огромную задачу по возрождению и расширению Гранд-канал. Это дало возможность перевозить зерно и другие продукты питания. из богатых южных провинций в северную столицу на баржах, вернее чем на кораблях вдоль побережья.

Еще больше лишений вызвали стихийные бедствия и жестокий голод в Шаньтуне. и Хунань, эпидемии в Фуцзяне, а также удары молнии, уничтожившие часть недавно построенного Запретного города.В 1448 году наводнение Желтая река оставила без крова миллионы и тысячи акров земли. В результате этих бедствий в сочетании с коррупцией и неплатежами налогов богатой элитой, налоговая база Китая сократилась почти вдвое. ход века.

Кроме того, случайная фрагментация монгольской угрозы Северные границы Китая длились недолго. К 1449 году несколько племен объединились. и их набеги и контратаки должны были преследовать династию Мин в течение следующие два столетия до его падения, что заставило военных обратить внимание на сосредоточьтесь на севере.Но ситуация на юге была не такой уж большой. лучше. Без постоянного дипломатического внимания пираты и контрабандисты снова были активны в Южно-Китайском море.

Двор Мин был разделен на множество фракций, наиболее резко на проэкспансионистские голоса во главе с могущественными фракциями евнухов, которые отвечал за политику, поддерживающую путешествия Чжэн Хо, и более традиционные консервативные советники конфуцианского суда, которые выступали за бережливость.Когда суду было предложено еще одно морское путешествие в 1477 г., вице-президент военного министерства конфисковал всю провинцию Чжэн. Он хранит записи в архивах, осуждая их как «лживые преувеличения. причудливых вещей, далеких от свидетельства глаз людей и уши ". Он утверждал, что" экспедиции Сан Бао [что означает "Три Драгоценности, как звали Чжэн Хэ] в Западный океан потратили впустую десятки мириады денег и зерна и тем более люди, которые встретили свою смерть можно насчитать мириады.Хотя он вернулся с прекрасным драгоценным вещи, какая польза от этого для государства? »

Путешествие, связанное с политикой евнухов и расточительной политикой, закончилось. К концу века корабли не могли строиться более чем с двумя мачтами, и в 1525 году правительство приказало уничтожить все океаны. корабли. Величайший военно-морской флот в истории, который когда-то насчитывал 3500 кораблей ( ВМС США сегодня их всего 324), пропало.

| вернуться наверх |

Обсуждение Вопросы

  1. Опишите многочисленные проекты императора Юнлэ по провозглашению Мин мощность.Как вы думаете, почему путешествия на запад были самыми великий?
  2. Почему императора Юнлэ называют одним из самых активных императоров Мин, как в военном, так и в политическом отношении?
  3. Почему сравнивается роль Средиземного моря для Европы в Индийский океан для Азии?
  4. Почему двор Мин так сильно полагался на имперских евнухов, таких как Чжэн? Он проводить свою политику, а не в отношении традиционных конфуцианских чиновников?
  5. Сравните морскую мощь Китая в пятнадцатом веке с европейским в это время.Что было основой военно-морской мощи Китая?
  6. Как вы думаете, почему заморские рейсы были остановлены? Не менее важно, Как вы думаете, почему попытка императора Юнлэ восстановить традиционная система притоков была оставлена? Какие были последствия этих решений?

| вернуться наверх |

Аудитория Деятельность

  • Разделите класс на семь групп.Пусть каждая группа исследует один путешествий Чжэн Хэ, подробное описание маршрута, обмен данью и торговля, и реакция китайцев на посещенные регионы.
  • Представьте, что вы житель или руководитель одного из посещенных сайтов. пользователя Zheng He. Делайте записи в дневнике или письма императору Юнлэ быть отправленным с Чжэн Хэ о ваших впечатлениях от китайцев и проблемы и возможности более тесного контакта с ними.
  • Составьте карту торговых путей и маршрутов дани Минского Китая с помощью ключ, который указывает все продукты, которые были обменены на его границах: северо-восток, север, северо-запад, запад, юг, юго-восток и восток.
  • Обсуждение ролей в суде Мин. Выберите студента, которого хотите быть китайским императором. Разделите остальной класс на сторонников экспансии советники и антиэкспансионистские защитники. Напишите мемориалы императору подробное описание вашей позиции, а затем ролевые игры в суде.Ты мог бы провести несколько таких дискуссий в разные периоды в Мин истории, например, один в начале правления Юнлэ, другой после того, как был построен Запретный город, третий после монгольской угрозы был обновлен.
  • Тщательно сделайте модель или схему одного из Кораблей с сокровищами. масштабируя важные черты китайского искусства пятнадцатого века военно-морская техника.
  • Китайцы были не единственным народом, совершавшим морские путешествия в пятнадцатый век.Изучите мусульманское, малайско-полинезийское, западное и Восточноафриканская и южноамериканская экспансия до 1450 года. Затем поместите Иберийское расширение этого периода в этом контексте.
  • Перейти на сайт Великий китайский мореплаватель Чжэн Хэ [Cheng Ho]. Используйте студенческое чтение и изображение иберийца шестнадцатого века. корабль, наложенный на один из кораблей с сокровищами Чжэн Хэ (вверху страницу) для сравнения китайских кораблей с сокровищами пятнадцатого века с судами, использовавшимися в португальских и испанских морских путешествиях.

Благодарность: Доктор Сью Гроневальд, специалист в истории Китая был автором этого блока.

| вернуться наверх |

HMS Challenger: Путешествие, положившее начало океанографии

Путешествие корабля включало остановки в разных портах от островов Зеленого Мыса и Мельбурна до Гонконга и Иокогамы. Однако чаще всего его горизонты представляли собой не более чем гладкую, солоноватую голубизну: безупречную бесконечность, которую нужно было зарегистрировать и зафиксировать.Путешествие было невероятно долгим, но к тому времени, когда «Челленджер», наконец, вернулся в Великобританию, весенним майским днем ​​1876 года он нес груз научных достижений, которые даже сегодня продолжают формировать наше понимание морей.

Но для академических кругов это был не просто большой скачок. В долгосрочной перспективе это было также путешествие, посвященное океанам и подчеркивающее достоинства терпеливых морских путешествий. В своей книге «Бесконечные необычайно интересные новинки: путешествие HMS Challenger и рождение современной океанографии» автор Дуг МакДугалл включает труды одного из младших лейтенантов корабля Джорджа Кэмпбелла.Они приводят пример того, почему, возможно, фигурант «Челленджера», который много путешествовал по миру, теперь вечно брошенный в Саутгемптоне, все еще так пристально смотрит вперед:

«В ночь на 14-е море было великолепно фосфоресцирующим, до такой степени не имеющей себе равных. наш опыт. За кормой корабля светилась широкая полоса голубого, изумрудно-зеленого света, мириады желтых искр, которые мерцали и сверкали на фоне сверкающего облака внизу ... Впереди корабля, там, где старые обрывистые носы «Челленджера» бороздили и бороздили море , там было достаточно света, чтобы с легкостью прочитать даже самый мелкий шрифт.Как будто Млечный Путь, увиденный в телескоп, миллионами рассыпанный, как сверкающая пыль, упал в океан, и мы плыли по нему ».

Присоединяйтесь к более чем трем миллионам поклонников BBC Travel, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter и Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «The Essential List». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Семестр в море | Многострановое исследование за рубежом

За один семестр с семестром в море
Вы отправитесь в 10+ пунктов назначения

Вернитесь домой с глобальной перспективой.

Ваш самый ценный семестр колледжа

  • Легко вписывается в 4 года обучения в колледже
    Доступные курсы продолжительностью в один семестр переводятся практически на любую специальность
  • До 15 кредитов от лучшего университета
    Аккредитован в Государственном университете Колорадо
  • Глобальная программа с высоким рейтингом
    Постоянно входит в число лучших программ обучения за рубежом в мире.
  • Факультет мирового уровня
    Национально известный, отмеченный наградами факультет
  • Мировой опыт
    Для вашего резюме или аспирантуры

Невольничьих судов и Средний проход - Энциклопедия Вирджиния

История вопроса

Между 1500 и 1866 годами европейцы перевезли в Америку почти 12 человек.5 миллионов порабощенных африканцев, около 1,8 миллиона из которых умерли в Среднем проходе, их тела были брошены в Атлантический океан. Из тех, кто выжил, 128000, или около 1 процента, приехали в регион Чесапикского залива и были вынуждены работать на табачных полях. Атлантическая торговля рабами началась в небольшом масштабе с португальцев, которые использовали африканских рабочих в качестве домашней прислуги в Лиссабоне, затем на сахарных плантациях на островах Мадейра и Сан-Томе, у побережья Африки и, наконец, в Бразилии. В 1575 году португальцы колонизировали Анголу в Западной и Центральной Африке в момент, когда засуха вызвала серию войн, в результате которых появились тысячи беженцев и пленников, которые, в свою очередь, были проданы африканскими торговцами европейцам.В течение следующего столетия португальцы (и в меньшей степени голландцы) доминировали в работорговле, а французы и англичане получали рабов в основном путем кражи их с португальских кораблей.

В 1672 году Королевская африканская компания получила монопольную хартию на поставки пленников на английские карибские острова Барбадос и Ямайка. Перед оснащением собственных кораблей компания наняла суда по ставке от 5 до 6 фунтов стерлингов за раба, доставленного живым в Америку. Капитаны этих кораблей сначала отплыли в Африку, где они продавали товары - ткани, металлы, декоративные предметы и оружие - для порабощенных африканцев, которых забирали либо непосредственно у африканских торговцев, либо из прибрежных фортов, построенных компанией для хранения уже купленных товаров. рабы.Этот человеческий груз, который обычно насчитывал несколько сотен человек на судно, был затем доставлен в Америку по Среднему проходу, где погибло около 15 процентов. Несколько судов прибыли прямо в Вирджинию, в то время как большинство продавали свои лучшие грузы в крупных портах Ямайки или Южной Каролины, доставляя непроданных «оставшихся» рабов на Чесапик. В 1698 году Королевская африканская компания потеряла свою монополию, и вскоре ее затмили частные британские и американские купцы. Те, кто базировался в Бристоле и Лондоне, доминировали в торговле Вирджинии до 1730-х годов, когда лондонские купцы были вытеснены другими торговцами из Ливерпуля.Почти две трети работорговли в Атлантике приходилось на период между 1698 годом и отменой рабства в Великобритании в 1807–1808 годах. (Около четверти всех рабов африканского происхождения прибыли в Америку после отмены британских и американских торговых операций.) который вышел из Ливерпуля и доставил рабов на Сент-Китс в 1761 году на 566-тонный Parr , еще один ливерпульский корабль, ходивший в 1790-х годах.Суда, сопоставимые по размеру с Hesketh , были предназначены для перевозки всего шести пассажиров для удовольствия; Переоборудованный в работорговец, Hesketh перевозил команду плюс тридцать африканцев. Напротив, Parr перевозил команду из 100 человек и груз из 700 рабов. Большинство кораблей, получивших прозвище «Гвинея» в честь Гвинейского залива на западном побережье Африки, имели средний размер, и их тоннаж со временем увеличивался по мере роста самой атлантической торговли. Американские торговцы предпочитали корабли несколько меньшего размера, чем их британские коллеги: двухмачтовые шлюпы (от 25 до 75 тонн) и шхуны (от 30 до 150 тонн) требовали меньшего количества экипажей и более короткого пребывания на африканском побережье, где тропические болезни были постоянной угрозой для экипажа и людей. груз одинаково.

Вначале купцы приспособили обычные торговые суда для работорговли. Позже они построили корабли по специальным спецификациям, которые включали иллюминаторы для лучшего потока воздуха на нижние палубы и корпуса с медными оболочками для борьбы с гнилью древесины и просачивающимися червями, обнаруживаемыми в тропических водах. Иногда корабли модернизировали, чтобы увеличить пространство между палубами, хотя у типичного 140-тонного гвинемца могло быть всего четыре с половиной фута между полом и потолком нижней палубы. Низкий клиренс помешал бы многим африканцам встать.Нижняя палуба обычно была разделена на отдельные отсеки для мужчин и женщин, при этом мужчины были скованы парами. Большинство женщин были оставлены на привязи, но заперты внизу, в то время как дети управляли кораблем. Африканские мужчины и женщины использовали детей как средство общения друг с другом и, в некоторых случаях, для планирования восстания.

Деревянная решетка отделяла мужские помещения от главной палубы и была спроектирована вместе с иллюминаторами для облегчения потока воздуха через нижнюю палубу.Тем не менее, один наблюдатель описал область под палубой как «самую нечистую и удушающую», в то время как анонимный автор книги «Ливерпуль и рабство: историческое описание ливерпульско-африканской работорговли» подлинным «Дикки Сэмом» (1884) цитировал трейдер, который «заявил, что после десяти минут пребывания в трюме его рубашка была такой мокрой, как если бы она была в ведре с водой». «Зловоние было настолько сильным и отвратительным, - настаивал писатель, - что некоторые порабощенные африканцы, как известно, оказывались крепкими и здоровыми ночью; и были мертвы утром.

Капитан и его офицеры пользовались личным пространством в каюте, обычно ниже приподнятого квартердека на корме кораблей, в то время как обычные матросы спали на главной палубе, иногда под прикрытием брезента или в баркасе. Также на главной палубе, построенной специально для невольничьего корабля, была деревянная баррикада десяти футов высотой, которая делила пополам палубу у главной мачты и выходила примерно на два фута за борт корабля. Африканцы проводили на главной палубе около восьми часов в день, и так называемое баррикадо отделяло африканских мужчин от женщин.В случае восстания экипаж отступал на сторону женщин и использовал баррикадо в качестве оборонительного укрепления. Капитан Уильям Снелгрейв в г. В новом отчете о некоторых частях Гвинеи и работорговле (1734 г.) описывается, как группа африканских мужчин «пыталась форсировать баррикадо на четверть-палубе, не касаясь мушкетов и половин». Пики, которые белые люди преподносили своим грудям через дыры для петель ». Невольничьи корабли были хорошо вооружены на случай восстания или нападения пиратов.По словам офицера 140-тонного Diligent , отплывшего из Франции в 1731 году, на корабле было «восемь четырехфунтовых пушек, пятьдесят пять мушкетов, восемнадцать пистолетов, двадцать мечей и два вертолета, все в отличном состоянии. условие."

Пока корабли находились у берегов Африки - накопление грузов могло занять от нескольких недель до нескольких месяцев - команда построила «дом»: бамбуковое ограждение на главной палубе, предназначенное для защиты африканцев перед тем, как покинуть берег. Моряк Джеймс Филд Стэнфилд в статье «Наблюдения за гвинейским рейсом (1788)» назвал строительство дома «разрушительным» и «фатальным», потому что сбор бамбука заставлял членов экипажа «погружаться по пояс в грязь». и слизь; приставал к змеям, червям и ядовитым рептилиям; [и] мучимые мускитами и тысячами нападающих насекомых », все время подвергаясь поркам и другим истязаниям со стороны« их неумолимых офицеров.

Когда команда была готова начать Средний переход, они сняли дом и повесили сети по бокам корабля. Это было разработано, чтобы поймать любого, кто пытается сбежать, прыгнув за борт. (Хотя многие порабощенные африканцы покончили жизнь самоубийством, так поступили и некоторые члены экипажа, которых также мучили болезни, некачественная еда и офицерские кнуты.) В теплых водах акулы часто следовали за кораблями, питаясь отбросами. . «Когда мертвых рабов выбрасывают за борт, - писал голландский торговец Уильям Босман в книге« Новое и точное описание побережья Гвинеи (1705) », - я иногда не без ужаса видел мрачную хищность этих животных. ; четверо или пятеро вместе стреляют на дно под Корабль, чтобы разорвать мертвый Корпус на куски, при каждом укусе отрывается Рука, Нога или Голова; и прежде чем вы сможете сказать, двадцать иногда так хорошо делили Тело между собой, что не осталось ни малейшей Частицы.”

Опасности Среднего прохода для его экипажа часто тем больше, чем ближе корабль находился к Африке. Хотя и европейцы, и африканцы страдали дизентерией, основной причиной смерти, моряки на корабле также были восприимчивы к болезням, распространенным на африканском побережье, таким как малярия и желтая лихорадка. Вдобавок корь, оспа, грипп, цинга, обезвоживание и депрессия сказывались на пленниках под палубами по мере продвижения путешествия. Попытки побега и восстания также представляли особую опасность в начале путешествия, когда порабощенные африканцы цеплялись за некоторую надежду вернуться на материк.

Капитаны и экипажи

Обязанности капитана были разнообразными. Как сотрудник продавца или компании в Европе или Америке, он нанимал команду и руководил ею; оснастили корабль; продал свой груз для людей на побережье Африки; навязали суровую дисциплину как членам экипажа, так и африканцам на Среднем проходе; работал над предотвращением мятежей, восстаний и болезней; помогал другим капитанам в случае необходимости; и продавал рабов в Америке по самой выгодной цене. Однако, по словам историка Маркуса Редикера, «сутью всего предприятия» была дисциплина.Поддержание порядка было критически важным для удержания отчаявшейся команды в подчинении, и рутинное насилие, применявшееся капитаном и его офицерами, просочилось в ряды, как отмечал автор Liverpool и Slavery : «Капитан издевается над людьми, люди мучают рабов, сердца рабов разрываются от отчаяния ».

Восстание или мятеж могли распространяться подобно вирусу, и многие капитаны пытались подавить сопротивление, терроризируя обвиняемых (членов экипажа или африканцев) на глазах у своих собратьев.Чаще всего это было связано либо с девятихвостым хлыстом (хлыстом из девяти узлов, прикрепленным к рукоятке), либо целыми хлыстами, либо, исключительно для африканцев, винтами с накатанной головкой. Тем не менее, слишком много насилия, применяемого регулярно, может спровоцировать мятеж, восстание или самоубийство, и задача капитана как-то найти правильный баланс. Торговцы часто писали, что их капитаны должны воздерживаться от плохого обращения с африканскими грузами, но лишь немногие привлекали своих сотрудников к ответственности. Еще меньше было капитанов, которые, как Джон Ньютон, пережили гуманное - в его случае религиозное - пробуждение и пытались хорошо обращаться со своими рабами.Более распространенным был капитан, описанный Джеймсом Филдом Стэнфилдом: когда его корабль приближался к Африке, Стэнфилд писал: «Жестокость демонов, кажется, укрепляет его место жительства внутри него».

Члены экипажа часто становились непосредственными жертвами жестокости. Моряки, которых часто принуждали к работе на борту судна из-за долгов или столкновений с законом, выполняли изнурительную и часто жестокую работу невольничьего корабля, которая включала строительство «дома» и баррикадо, приготовление и раздачу еды, мытье палуб и часто покрытый фекалиями трюм, где держали рабов, и охрану пленных африканцев.Они также были жертвами своих офицерских кнутов и страдали от тех же болезней, что опустошали африканцев, так что уровень смертности среди моряков, согласно одному опросу, проведенному между 1784 и 1790 годами, достиг более 21 процента. Фактически, по словам Редикера, «половина всех европейцев, которые путешествовали в Западную Африку в восемнадцатом веке, большинство из них были моряками, умерли в течение года».

Экипажам все же удавалось причинить больше, чем их доля страданий, африканцам. Типичное насилие может включать наказание рабов за какое-либо нарушение, реальное или предполагаемое, в то время как крайний пример произошел на борту невольничьего корабля Zong в 1781 году.В течение нескольких дней экипаж по настоянию капитана сковал и выбросил за борт 122 живых африканца. Еще десять покончили жизнь самоубийством и шестьдесят скончались от болезни, в результате чего человеческий груз на корабле сократился с 470 до 278. Это было сделано, очевидно, потому, что капитан опасался вспышки болезни, а владельцы его судна несли ответственность за все смертельные случаи, связанные с болезнями; страховая компания корабля, однако, покроет неестественную смерть - предположительно в результате наказания, восстания или, в данном случае, брошенного живым в море.

Пленные африканцы

Мужчины и женщины, подвергшиеся жестокости Среднего прохода, прибыли со всех концов западного побережья Африки - от Сенегамбии на севере и западе до так называемого Невольничьего побережья современного Бенина и западного побережья. Нигерия в Западную и Центральную Африку. Во всех этих регионах они все больше прибывали из более отдаленных районов, поскольку торговля росла и превратила людей континента из фермеров в рейдеров, торговцев и беженцев. Как правило, это были военнопленные, мелкие преступники или простые люди, похищенные африканскими торговцами.(Европейские державы часто поощряли или вели войну только для того, чтобы производить пленников.) Их религии были разными - многие африканцы, особенно в Анголе, познакомились с христианством через португальских миссионеров. Их языки также различались, но, особенно среди африканцев одного и того же региона, часто были взаимно понятными. Хотя капитаны беспокоились о том, чтобы сковать вместе людей с одинаковым происхождением, чтобы они не знали, как разговаривать друг с другом и замышлять восстание, они также боялись сковать вместе людей, которые не могли разговаривать друг с другом, чтобы их неспособность общаться в их общих бедствиях не приводила к ссорам. и травмы.

Кандалы для ног на двоих натирали, вызывая боль и затрудняя любое движение, особенно когда одной из сторон требовалось использовать «необходимое ведро». Некоторые капитаны использовали как наручники, так и кандалы для ног, другие - только те или иные. Некоторые капитаны даже отказывались сдерживать определенные этнические группы, которые, как оказалось, со временем вряд ли поднимут восстание. После шестнадцати часов в трюме всех африканцев загоняли на главную палубу примерно на восемь часов каждый день, если позволяла погода. Там их дважды кормили и заставляли в качестве упражнения «танцевать», а иногда и петь, хотя почти любое движение было болезненным для тех, кто был в кандалах и кандалах.

Африканцы на невольничьих кораблях жили в ужасе. Многие из них были разлучены со своими друзьями, семьями и общинами, когда сначала были схвачены, а затем снова разлучены на борту корабля. Они были жертвами зачастую ужасных наказаний и сексуальной эксплуатации, и многие полагали, что белые люди планировали убить и съесть их. (Их неправильное представление о европейском каннибализме на самом деле поощрялось некоторыми африканскими элитами, которые манипулировали своим народом, опасаясь порабощения.) Однако африканцы сопротивлялись.Некоторые покончили жизнь самоубийством, прыгнув за борт, другие отказались от еды. Последние питались с помощью speculum oris , инструмента в форме ножниц, который с помощью винта с накатанной головкой заставлял челюсти открываться. Офицеры часто относились к участникам голодовки с особой жестокостью, потому что такие акты сопротивления имели тенденцию к распространению.

Рабы тем не менее восстали. Они тщательно планировали свои действия, используя различные средства общения, даже обнаруживая при этом столько же препятствий на пути к эффективной координации.Риск обнаружения был настолько велик, что группы заговорщиков часто сохранялись небольшими в надежде, что другие спонтанно присоединятся к ним, когда придет время. Физическое разделение затрудняет общение между мужчинами и женщинами, а напряженность между этническими группами, иногда вызванная не чем иным, как языковыми барьерами, также вызывает проблемы. И подозрения вспыхнули под огромным давлением корабля. В ходе восстания многие африканские мужчины воспользовались своим прошлым опытом службы в армии, а в некоторых случаях и европейским огнестрельным оружием.Иногда рабам удавалось пережить вооружение, выстроенное против них, и взять под свой контроль корабль, как они это сделали на борту Clare в 1729 году. В других случаях восстание приводило к гибели почти всех на борту - пленников и членов экипажа - таких как то, что произошло на «корабле-призраке», обнаруженном в Атлантике в 1785 году. Хотя несколько сотен восстаний известны из отчетов о невольничьих кораблях, восстания обычно терпели неудачу и приводили к большим потерям африканских жизней и ужасным наказаниям.

Африканцев, выживших и прибывших в Вирджинию, очистили, смазали пальмовым маслом, чтобы улучшить их внешний вид, и подготовили к продаже, которая происходила либо на борту корабля (в так называемой «схватке»), либо на рынке на берегу. Здесь те, кто связывался на протяжении всего Среднего прохода - через террор, болезни и сопротивление - снова были разделены. Их хранители на корабле знали только номера, но теперь им дали английские имена. И, как утверждал историк Маркус Редикер, если они садились на корабль как Игбо, Фанте или Ндонго, они оставляли его порабощенным и черным.

Путешествие Кука в Южные моря (Музей естественной истории, Лондон)

Лондонский музей естественной истории передал в цифровую библиотеку Artstor около 1600 изображений ботанических и зоологических иллюстраций, связанных с экспедициями капитана Кука в южную часть Тихого океана. При поддержке Фонда Эндрю У. Меллона музей оцифровал акварели и рисунки и сделал их доступными для стипендий и обучения в Artstor.

Джеймс Кук (1728–1779) был капитаном британского королевского флота, руководивший тремя грандиозными исследовательскими экспедициями, нанесением на карту малоизученного Тихого океана и дважды облетевшим земной шар.Экспедиции Кука внесли значительный вклад в современные географические, океанографические и астрономические знания. Не менее важен научный вклад, сделанный естествоиспытателями и художниками, сопровождавшими Кука, которые представлены иллюстрациями по естествознанию, которые теперь доступны в Artstor.

Первое путешествие Кука (1768 - 1771)

  • Основная цель первой экспедиции Кука состояла в том, чтобы улучшить океаническую навигацию, составив карту прохождения Венеры с Таити.Когда Кук отправился на корабле HMS Endeavour из гавани Плимута в августе 1768 года, к нему присоединились натуралист Джозеф Бэнкс (1743–1820) и его гражданское окружение. Когда Endeavour следовал своим западным маршрутом вокруг земного шара, Бэнкс и Дэниел Соландер (1733 - 1782), ботаник и ученик Карла Линнеа, собрали образцы животных и растений, которые были проиллюстрированы Сиднеем Паркинсоном (ок. 1745 - 1771) , резидент. В апреле 1770 года модель Endeavour достигла восточного побережья Австралии; первоначальное место посадки было названо Ботанический залив (современный Сидней) из-за обилия новых открытий растений.Действительно, в ходе экспедиции Бэнкс и Соландер собрали и задокументировали более 1000 видов животных и 3600 видов растений, примерно 1400 из которых ранее были неизвестны науке. Первое путешествие Кука представлено в Artstor примерно 960 изображениями иллюстраций, как тех, которые были выполнены Паркинсоном во время экспедиции, так и акварелями, позже созданными по его первоначальным эскизам художниками, работавшими у Бэнкса (Фредерик Полидор Ноддер, Джон Фредерик Миллер и Джон Кливли II. ).

Второе путешествие Кука (1772–1775)

  • Во время своего первого путешествия к Тихому океану Кук доказал, что Новая Зеландия не является частью terra australis incognita , мифического континента, ошибочно введенного Аристотелем в качестве противовеса суше в Северном полушарии. Чтобы подтвердить местоположение этого «южного континента», Королевское общество поручило Куку совершить кругосветное плавание на высокой южной широте. Во втором путешествии Кук командовал HMS Resolution , а Тобиас Фурно (1735–1781) руководил кораблем-компаньоном HMS Adventure .В июле 1772 года Кук отправился в плавание с новой командой ученых и художников. Ученого Иоганна Рейнхольда Форстера (1729 - 1798) сопровождал его сын Иоганн Георг Адам Форстер (1754 - 1794), иллюстратор, а также другой художник, Уильям Ходжес (1744 - 1797). В январе 1773 года модели Resolution и Adventure стали первыми европейскими судами, пересекшими Южный полярный круг. К сожалению, они не достигли берега на антарктическом континенте всего на 75 миль, и два корабля разделял туман.Резолюция под командованием Кука продолжила исследование и нанесение на карту южной части Тихого океана (Таити, Дружественные острова, остров Пасхи, остров Норфолк, Новая Каледония и Вануату), прежде чем вернуться в Англию и, наконец, изложить миф о terra australis. отдыхать. Второе путешествие Кука представлено в Artstor примерно 570 рисунками и акварелями Иоганна Георга Адама Форстера с образцами растений и животных, собранными в Южных морях его отцом Иоганном Рейнхольдом Форстером.

Третье путешествие Кука (1776 - 1779)

  • По возвращении из второго плавания Кук получил звание капитана. Он согласился отправиться в третье и последнее путешествие, целью которого было найти Северо-Западный проход, гипотетический торговый путь, соединяющий Атлантический и Тихий океаны. Кук снова стал капитаном Resolution , а Чарльз Клерк (1741–1779) командовал вторым кораблем, HMS Discovery . Хотя в экспедиции не было официального натуралиста, в ней участвовали два художника: Джон Уэббер (1751 - 1793) и Уильям Уэйд Эллис (ок.1756 - 1785). Уэббер, официальный художник, специализирующийся на пейзажах и этнографических иллюстрациях; Эллис, ассистент хирурга на модели Discovery , также работал иллюстратором естествознания. На пути к североамериканскому побережью Кук впервые столкнулся с Гавайскими островами, которые он назвал Сандвичевыми островами в честь графа Сэндвича, первого лорда Адмиралтейства, прежде чем отправиться на север, чтобы нанести на карту побережье Тихоокеанского Северо-Запада и Аляски. Кук пересек Северный Ледовитый океан и отметил морозные условия, которые сохраняются даже в летние месяцы, что затрудняет любой потенциальный торговый путь.К сожалению, по возвращении на Гавайские острова для ремонта Кук был убит 14 февраля 1779 года, не успев завершить экспедицию. Злополучное третье путешествие Кука представлено в Artstor примерно 100 рисунками Эллиса, на которых изображены животные и растения, собранные на протяжении всего путешествия.

Музей естественной истории был основан в 1881 году, хотя истоки его основных коллекций восходят к 18 веку. После своей смерти сэр Ганс Слоан (1660–1753) завещал народу свою обширную коллекцию природных образцов и других диковинок, составив основу Британского музея.С годами, когда Британский музей приобрел дополнительные коллекции, возникла необходимость построить отдельный музей для отображения коллекций естествознания в их собственном пространстве, в результате чего появился Музей естественной истории. Сегодня в музее хранится необыкновенная коллекция из миллионов образцов растений и животных, в том числе собранных Джозефом Бэнксом во время первой экспедиции Кука на борту Endeavour , а также иллюстрации естествознания, связанные со всеми тремя рейсами Кука.

Морской дрон Mayflower AI готовится к первому трансатлантическому путешествию | Новости науки и технологий

Еще одно судно под названием Mayflower должно пересечь Атлантический океан на этой неделе, но на нем не будет ни английских паломников, ни других людей.

Когда автономное судно Mayflower покидает свой порт приписки в Плимуте, Англия, чтобы попытаться совершить первое в мире полностью автономное трансатлантическое плавание, на его борту будут находиться высококвалифицированный «капитан» и «штурман», сведущие в правилах предотвращения столкновений в море. оба контролируются искусственным интеллектом (ИИ).

Судовой искусственный интеллект капитана был разработан компанией Marine AI и управляется экспертной системой, основанной на технологиях IBM, включая программное обеспечение для автоматизации, широко используемое в финансовом секторе. Когда-нибудь эта технология сможет помочь судам с экипажем ориентироваться в сложных ситуациях и облегчить недорогое исследование океанов, которые покрывают 70 процентов поверхности Земли.

Во время своего примерно трехнедельного путешествия морской дрон Mayflower проплывет через острова Силли и над местом затерянного Титаника, чтобы приземлиться в Плимуте, штат Массачусетс, как это сделали колонисты первого Mayflower более 400 лет назад.

Это новое изящное судно, однако, будет нести эксперименты, а не люди, и в нем больше места для экспериментов, потому что в нем не было спальных помещений, камбуза или ванной комнаты.

До 700 кг экспериментов можно разместить в модульных отсеках, вдохновленных конструкцией отсека полезной нагрузки космического челнока.

«Прямо сейчас он заполнен до краев», - сказал Бретт Фанеф, управляющий директор компании MSubs, которая построила Mayflower для некоммерческой организации Promare и ее партнера IBM, участникам майской конференции Xponential, организованной Ассоциацией беспилотных автомобилей. Системс Интернэшнл (AUVSI).

Наука на борту

Есть множество других компаний, частных лиц и университетов, которые предоставили экспериментальные технологии и оборудование для сбора данных, сказал Фанеф.

В результате Mayflower сможет изучать уровень моря, измерять высоту волн и собирать пробы воды для тестирования через регулярные промежутки времени на протяжении всего рейса.

Хотя Mayflower не будет совершать никаких дополнительных поездок в этом путешествии, системы искусственного интеллекта (ИИ) корабля позволяют ему изменять курс самостоятельно, если, например, научный эксперимент обнаружит что-то, что заслуживает дальнейшего изучения [Фото: Том Барнс для IBM / ProMare]

Mayflower также будет выполнять отбор проб загрязняющих веществ и документировать химический состав воды.На борту будет голографический микроскоп для сканирования проб воды на предмет микропластика - кусочков пластика толщиной 5 мм или меньше, которые вредны для жизни океана.

Чтобы определить химический состав воды, один из экспериментов будет буквально «пробовать» воду с помощью теста, изначально предназначенного для обнаружения поддельного вина и виски.

«Вы можете окунуть« язык »в жидкость, и он даст вам точный химический профиль жидкости, на которую вы смотрите», - сказал Al Jazeera Ленни Бромберг, программный директор IBM по автоматизации, аналитике и управлению принятием решений.

Mayflower также будет использовать гидрофоны для прослушивания китов.

IBM, работая с Фондом исследований Юпитера и Плимутским университетом, создала модели различных типов китов и других китообразных, обитающих в Северной Атлантике. С помощью этих моделей, сказал Фанеф, «мы сможем определять виды и количество животных», а также их местонахождение и общую среду обитания.

Эксперименты за рулем

Хотя «Мэйфлауэр» в этом путешествии не совершит никаких дополнительных рейсов, системы искусственного интеллекта корабля позволяют ему менять курс самостоятельно, если, например, научный эксперимент обнаружит что-то, что заслуживает дальнейшего изучения.

Дон Скотт, который является одним из ведущих инженеров проекта Mayflower, сказал, что капитан ИИ будет иметь возможность управлять операциями по мере необходимости, «что является действительно ключевым отличием, которое отличает эту платформу от других типов платформ».

«Научные эксперименты - это не только пассажиры Mayflower», - сказал Аль-Джазире Скотт, технический директор компании Marine AI.

Чтобы добраться до этой точки, IBM использовала свою технологию визуального контроля и изображения того, что Mayflower может обнаружить в океане, для обучения капитана искусственного интеллекта, Энди Стэнфорд-Кларк, технический директор IBM в Великобритании и Ирландии, сообщил Xponential аудитории. .

Если есть что-то, что нужно отладить, или, не дай бог, авария, мы можем сказать: «Почему вы приняли такое решение?» И это точно объяснит, почему было принято это решение.

Энди Стэнфорд-Кларк, технический директор IBM в Великобритании и Ирландии

Используя цифровую симуляцию - своего рода двойника океана - исследователи бросали изображения перед виртуальными камерами ИИ-капитана, чтобы научить его, что делать в различных ситуациях.

«Это действительно наша тренировочная площадка, чтобы дать нам уверенность, что капитан ИИ поступит правильно, когда натолкнется на то, чего раньше не видел», - сказал Стэнфорд-Кларк во время конференции.

ИИ-капитан Mayflower теперь может получать информацию с камеры корабля и его радара, службы погоды IBM, а также прибрежных карт и телеметрии, передаваемой с судов через их автоматические системы идентификации.

Капитан ИИ помещает эти параметры, а также другие факторы, такие как мощность батареи судна, скорость и направление ветра, «в большой оптимизатор», - пояснил Стэнфорд-Кларк.

Затем система генерирует ответ, сказал он, и, учитывая ограничения, решает: «Что вы можете сделать в следующий раз? Куда идти, с какой скоростью и в каком направлении? »

Принятие передовых решений

Но процесс принятия решений в системе ИИ может быть неясным, а морские путешествия - это регулируемая деятельность, где понимание того, как принимается решение, имеет важное значение, поэтому команда пошла еще дальше.

Он добавил IBM Operational Decision Manager (ODM) - основанную на правилах экспертную систему с обширной историей в финансовой индустрии, которая, по словам Стэнфорд-Кларк, «очень, очень хорошо разбирается в правилах».

Команда передала ODM правила из Конвенции о Международных правилах предотвращения столкновений судов в море (COLREGS), чтобы он знал правила на море.

Научные эксперименты - это не только пассажиры Mayflower.

Дон Скотт, технический директор морской пехоты

А поскольку ODM - это система, основанная на правилах, «она полностью объяснима», - сказал Стэнфорд-Кларк, и способна обеспечить «контрольный след того, что она решила».

«Если есть что-то, что нужно отладить, или, не дай бог, авария, мы можем сказать:« Почему вы приняли это решение? »И это точно объяснит, почему было принято это решение», - сказал он.

Именно эта технология заинтриговала Ларри Майера, профессора и директора Центра картографирования прибрежных районов и океанов Университета Нью-Гэмпшира и одного из руководителей программы проекта «Морское дно 2030».

«Это большой и трудный вопрос», - сказал Майер телеканалу «Аль-Джазира». «Я думаю, нам всем будет очень, очень интересно посмотреть, насколько хорошо это работает, и я очень надеюсь, что это действительно хорошо.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *