Краткое содержание сатирикон: «Сатирикон» за 10 минут. Краткое содержание романа Петрония

Содержание

«Сатирикон» за 10 минут. Краткое содержание романа Петрония

Текст первого известного в мировой литературе авантюрного (или плутовского) романа сохранился лишь фрагментарно: отрывки 15-й, 16-й и предположительно 14-й главы. Нет начала, нет и конца, а всего, по-видимому, было 20 глав…

Главный герой (от его имени ведётся повествование) — поднаторевший в риторике неуравновешенный юноша Энколпий, явно неглупый, но, увы, небезупречный человек. Он скрывается, спасаясь от кары за ограбление, убийство и, самое главное, за сексуальное святотатство, навлёкшее на него гнев Приапа — очень своеобразного древнегреческого бога плодородия. (Ко времени действия романа культ этого бога пышно расцвёл в Риме. В изображениях Приапа обязательны фаллические мотивы: сохранилось много его скульптур)

Продолжение после рекламы:

Энколпий с подобными ему друзьями-параситами Аскилтом, Гитоном и Агамемноном прибыли в одну из эллинских колоний в Кампании (область древней Италии). В гостях у богатого римского всадника Ликурга они все «переплелись парочками». При этом тут в чести не только нормальная (с нашей точки зрения), но и чисто мужская любовь. Затем Энколпий и Аскилт (ещё недавно бывшие «братцами») периодически меняют свои симпатии и любовные ситуации. Аскилт увлекается милым мальчиком Гитоном, а Энколпий приударяет за красоткой Трифэной…

Вскоре действие романа переносится в поместье судовладельца Лиха. И — новые любовные переплетения, в коих принимает участие и хорошенькая Дорида — жена Лиха, В итоге Энколпию и Гитону приходится срочно удирать из поместья.

По дороге лихой ритор-любовник забирается на корабль, севший на мель, и умудряется там стащить дорогую мантию со статуи Исиды и деньги рулевого. Затем возвращается в поместье к Ликургу.

…Вакханалия поклонниц Приапа — дикие «шалости» Приаповых блудниц… После многих приключений Энколпий, Гитон, Аскилт и Агамемнон попадают на пир в дом Трималхиона — разбогатевшего вольноотпущенника, дремучего неуча, мнящего себя весьма образованным. Он энергично рвётся в «высший свет».

Брифли существует благодаря рекламе:

Беседы на пиру. Рассказы о гладиаторах. Хозяин важно сообщает гостям: «Теперь у меня — две библиотеки. Одна — греческая, вторая — латинская». Но тут же обнаруживается, что в его голове самым чудовищным образом перепутались известные герои и сюжеты эллинских мифов и гомеровского эпоса. Самоуверенная заносчивость малограмотного хозяина безгранична. Он милостиво обращается к гостям и в то же время, сам вчерашний раб, неоправданно жесток со слугами. Впрочем, Трималхион отходчив…

На громадном серебряном блюде слуги вносят целого кабана, из которого внезапно вылетают дрозды. Их тут же перехватывают птицеловы и раздают гостям. Ещё более грандиозная свинья начинена жареными колбасами. Тут же оказалось блюдо с пирожными: «Посреди него находился Приап из теста, держащий, по обычаю, корзину с яблоками, виноградом и другими плодами. Жадно накинулись мы на плоды, но уже новая забава усилила веселье. Ибо из всех пирожных при малейшем нажиме забили фонтаны шафрана…»

Затем три мальчика вносят изображения трёх Ларов (боги-хранители дома и семьи). Трималхион сообщает: их зовут Добытчик, Счастливчик и Наживщик. Чтобы развлечь присутствующих, Никерот, друг Трималхиона, рассказывает историю про солдата-оборотня, а сам Трималхион — про ведьму, похитившую из гроба мёртвого мальчика и заменившую тело фофаном (соломенным чучелом).

Продолжение после рекламы:

Тем временем начинается вторая трапеза: дрозды, начинённые орехами с изюмом. Затем подаётся огромный жирный гусь, окружённый всевозможной рыбой и птицей. Но оказалось, что искуснейший повар (по имени Дедал!) все это сотворил из… свинины.

«Затем началось такое, что просто стыдно рассказывать: по какому-то неслыханному обычаю, кудрявые мальчики принесли духи в серебряных флаконах и натёрли ими ноги возлежащих, предварительно опутав голени, от колена до самой пятки, цветочными гирляндами».

Повару в награду за его искусство разрешалось на некоторое время возлечь за столом вместе с гостями. При этом слуги, подавая очередные блюда, обязательно что-то напевали, независимо от наличия голоса и слуха. Танцоры, акробаты и фокусники тоже почти непрерывно развлекали гостей.

Растроганный Трималхион решил огласить… своё завещание, подробное описание будущего пышного надгробия и надпись на нем (собственного сочинения, естественно) с детальнейшим перечислением своих званий и заслуг. Ещё более этим умилившись, он не может удержаться и от произнесения соответствующей речи: «Друзья! И рабы — люди: одним с нами молоком вскормлены. И не виноваты они, что участь их горька. Однако, по моей милости, скоро они напьются вольной воды, Я их всех в завещании своём на свободу отпускаю Все это я сейчас объявляю затем, чтобы челядь меня теперь любила так же, как будет любить, когда я умру».

Брифли существует благодаря рекламе:

Приключения Энколпия продолжаются. Однажды он забредает в пинакотеку (художественную галерею), где любуется картинами прославленных эллинских живописцев Апеллеса, Зевксида и других. Тут же он знакомится со старым поэтом Эвмолпом и не расстаётся с ним уже до самого конца повествования (верней, до известного нам конца).

Эвмолп почти непрерывно говорит стихами, за что неоднократно бывал побиваем камнями. Хотя стихи его вовсе не были плохими. А иногда — очень хорошими. Прозаическая канва «Сатирикона» нередко прерывается стихотворными вставками («Поэма о гражданской войне» и др.). Петроний был не только весьма наблюдательным и талантливым прозаиком и поэтом, но и прекрасным подражателем-пародистом: он виртуозно имитировал литературную манеру современников и знаменитых предшественников.

…Эвмолп и Энколпий беседуют об искусстве. Людям образованным есть о чем поговорить. Тем временем красавец Гитон возвращается от Аскилта с повинной к своему прежнему «братцу» Энколпию. Измену свою он объясняет страхом перед Аскилтом: «Ибо он обладал оружием такой величины, что сам человек казался лишь придатком к этому сооружению». Новый поворот судьбы: все трое оказываются на корабле Лиха. Но не всех их тут встречают одинаково радушно. Однако старый поэт восстанавливает мир. После чего развлекает своих спутников «Рассказом о безутешной вдове».

Некая матрона из Эфеса отличалась великой скромностью и супружеской верностью. И когда умер ее муж, она последовала за ним в погребальное подземелье и намеревалась там уморить себя голодом. Вдова не поддаётся на уговоры родных и друзей. Лишь верная служанка скрашивает в склепе ее одиночество и так же упорно голодает, Миновали пятые сутки траурных самоистязаний…

«…В это время правитель той области приказал неподалёку от подземелья, в котором вдова плакала над свежим трупом, распять нескольких разбойников. А чтобы кто-нибудь не стянул разбойничьих тел, желая предать их погребению, возле крестов поставили на стражу одного солдата, С наступлением ночи он заметил, что среди надгробных памятников откуда-то льётся довольно яркий свет, услышал стоны несчастной вдовы и по любопытству, свойственному всему роду человеческому, захотел узнать, кто это и что там делается. Он немедленно спустился в склеп и, увидев там женщину замечательной красоты, точно перед чудом каким, точно встретившись лицом к лицу с тенями загробного мира, некоторое время стоял в смущении. Затем, когда увидел наконец лежащее перед ним мёртвое тело, когда рассмотрел ее слезы и исцарапанное ногтями лицо, он, конечно, понял, что это — только женщина, которая после смерти мужа не может от горя найти себе покоя. Тогда он принёс в склеп свой скромный обед и принялся убеждать плачущую красавицу, чтобы она перестала понапрасну убиваться и не терзала груди своей бесполезными рыданиями».

Через некоторое время к уговорам солдата присоединяется и верная служанка. Оба убеждают вдову, что торопиться на тот свет ей пока рано. Далеко не сразу, но печальная эфесская красавица все же начинает поддаваться их увещеваниям. Сперва, изнурённая долгим постом, она соблазняется пищей и питьём. А ещё через некоторое время солдату удаётся завоевать и сердце прекрасной вдовы.

«Они провели во взаимных объятиях не только эту ночь, в которую справили свою свадьбу, но то же самое было и на следующий, и даже на третий день. А двери в подземелье на случай, если бы к могиле пришёл кто-нибудь из родственников и знакомых, разумеется, заперли, чтобы казалось, будто эта целомудреннейшая из жён умерла над телом своего мужа».

Тем временем близкие одного из распятых, воспользовавшись отсутствием охраны, сняли с креста и погребли его тело. А когда влюблённый страж обнаружил это и, трепеща от страха перед грядущим наказанием, поведал о пропаже вдове, та решила: «Я предпочитаю повесить мёртвого, чем погубить живого». Согласно этому, она дала совет вытащить мужа из гроба и пригвоздить его к пустому кресту. Солдат немедленно воспользовался блестящей мыслью рассудительной женщины. А на следующий день все прохожие недоумевали, каким образом мёртвый взобрался на крест.

На море поднимается буря. В пучине гибнет Лих. Остальные продолжают носиться по волнам. Причём Эвмолп и в этой критической ситуации не прекращает своих поэтических декламации. Но в конце концов несчастные спасаются и проводят беспокойную ночь в рыбацкой хижине.

А вскоре все они попадают в Кротону — один из старейших греческих городов-колоний на южном побережье Апеннинского полуострова. Это, кстати, единственная географическая точка, конкретно обозначенная в доступном нам тексте романа.

Чтобы жить безбедно и беззаботно (так уж они привыкли) и в новом городе, друзья по приключениям решают: Эвмолп выдаст себя за очень зажиточного человека, раздумывающего, кому бы завещать все свои несметные богатства. Сказано — сделано. Это даёт возможность неунывающим приятелям спокойно жить, пользуясь у горожан не только радушным приёмом, но и неограниченным кредитом. Ибо многие кротонцы рассчитывали на долю в завещании Эвмолпа и наперебой старались завоевать его благосклонность.

И снова следует серия любовных не столько приключений, сколько злоключений Энколпия. Все его неприятности связаны с уже упомянутым гневом Приапа.

Но кротонцы наконец прозрели, и нет предела их справедливому гневу. Горожане энергично готовят расправу над хитрецами. Энколпию с Гитоном удаётся бежать из города, бросив там Эвмолпа.

Жители Кротоны поступают со старым поэтом по их древнему обычаю. Когда в городе свирепствовала какая-нибудь болезнь, одного из соотечественников граждане в течение года содержали и кормили наилучшим образом за счёт общины. А затем приносили в жертву: этого «козла отпущения» сбрасывали с высокой скалы. Именно так кротонцы и поступили с Эвмолпом.

Краткое содержание петроний сатирикон за 2 минуты пересказ сюжета — КИЦ г.Севастополь

Автором большого повествовательного произведения, дошедшего до нас под названием «Сатирикон» или, точнее, «Книга сатир» («Satiricon libri») обычно считают Петрония Арбитра, обрисованного историком Тацитом в рассказе о правлении императора Нерона.

К сожалению, это произведение дошло до нас лишь в отрывках из 15-й и 16-й книг, а всего их, видимо, было 20. Попытки путём литературного анализа восстановить сюжетную линию всего «Сатирикона», как это сделал, например, в XVII в.

французский офицер Нодо, окончились неудачей, и все формы такого сочинительства наука решительно отвергает.

Главными героями «Сатирикона» Петрония являются бродяги, юноши Энколпий, Аскилт и мальчик-подросток Гитон. Потом к этой компании присоединяется бывший ритор-учитель, старик Эвмолп. Все они развратники, воры, люди, попавшие на дно римского общества.

Двое из них, Энколпий и Эвмолп, довольно знающие люди, они разбираются в литературе, искусстве, Эвмолп пишет стихи. Бродяги скитаются по Италии, живут подачками богатых людей, к которым их для развлечения приглашают то на обеды, то на ужины. Герои при случае не прочь что-либо украсть.

Во время своих скитаний они, кроме Аскилта, попадают в город Кротон, где Эвмолп выдает себя за богача из Африки и распускает слух, что оставит свое наследство тому из кротонцев, кто будет за ним лучше ухаживать.

Таких охотников нашлось немало, матери даже отдают своих дочек в любовницы Эвмолпу в надежде получить богатство старика после его смерти.

Герой «Сатирикона» Энколпий. Рисунок Н. Линдсея

В довершение всего Эвмолп объявляет претендентам на его наследство, что они должны после его смерти разрубить труп и съесть его.

На этом рукопись обрывается.

«Сатирикон» Петрония написан прозой, переплетающейся со стихами. Такой вид литературного творчества носит название «менипповой сатуры», по имени греческого философа-киника и поэта

Мениппа, который впервые оформил этот жанр и продолжателем которого был римский писатель-филолог Варрон.

«Сатирикон» представляет собой сатирико-бытовой приключенческий роман. В нем автор с большим мастерством показал различные социальные группы. Его герои бродяги скитаются по всей Италии, и Петроний бросает их и в среду богачей-вольноотпущенников, и в роскошные виллы римской аристократии, и в таверны городков, и в притоны разврата.

Автор «Сатирикона» пессимистически смотрит на жизнь, и это настроение он передает своим героям, которые не видят цели жизни. Они часто говорят, что кругом царит произвол, что всюду – власть золота.

  • Так, Энотея говорит (гл. 137):
  • Тех, кто с деньгами, всегда подгоняет ветер попутный, Даже Фортуной они правят по воле своей.
  • Стоит им захотеть, – и в супруги возьмут хоть Данаю,

Даже Акрисий-отец дочку доверит таким, Пусть богач слагает стихи, выступает с речами, Пусть он тяжбы ведет – будет Катона славней. Пусть, как законов знаток, свое выносит решенье – Будет он выше, чем встарь Сервий иль сам Лабеон. Что толковать? Пожелай чего хочешь: с деньгой да со взяткой

Все ты получишь. В мошне нынче Юпитер сидит… (Б. Ярхо.)

  1. Когда Энколпий и Аскилт увидели потерянную ими тунику в руках поселянина, то один предлагает обратиться за помощью к суду, а другой ему живо возражает (гл. 14):
  2. Что нам поможет закон, если правят в суде только деньги, Если бедняк никого не одолеет вовек? Да и те мудрецы, кто котомку киников носят,
  3. Тоже за деньги порой истине учат своей.

Петроний выразил через героев «Сатирикона» религиозный скептицизм, который был характерен для римского общества первых веков н. э. В романе Петрония даже служительница храма бога Приапа Квартилла говорит: «Наша округа полным-полна богов-покровителей, так что бога здесь легче встретить, чем человека» (гл. 17).

Энколпий, убивший священного гуся, услышав упреки жрицы в связи с этим «преступлением», бросает ей два золотых и говорит: «На них вы можете купить и богов и гусей».

Вольноотпущенник Ганимед в разгаре изображённого Петронием пира сетует на упадок религии в обществе. Он говорит, что «Юпитера никто теперь в грош не ставит» и что «у богов ватные ноги из-за нашего неверия».

О падении нравов в обществе говорит в «Сатириконе» учитель Эвмолп, сам порядочный развратник. Он упрекает свое поколение: «Мы же, погрязшие в вине и разврате, не можем даже завещанного предками искусства изучить, нападая на старину, мы учимся и учим только пороку».

Герои Петрония не верят ни во что, у них нет уважения ни к себе, ни к людям, у них нет цели жизни. Они считают, что жить надо только ради чувственных удовольствий, жить под девизом «лови день» (carpe diem).

Персонажи «Сатирикона» опираются на Эпикура, но понимают его философию в примитивном, упрощенном аспекте. Они считают его глашатаем любовных наслаждений (гл. 132):

Правды отец, Эпикур, и сам повелел нам, премудрый,Вечно любить, говоря: цель этой жизни – любовь…

Жизненное credo основных героев «Сатирикона» Петрония лучше всего выражает ритор-бродяга Эвмолп: «Я лично всегда и везде так живу, что стараюсь использовать всякий день, точно это последний день моей жизни».

Даже богач вольноотпущенник Тримальхион, держа перед собой серебряный скелет, восклицает (гл. 34):

Горе нам, беднякам! О, сколь человечишко жалок! Станем мы все таковы, едва только Орк нас похитит!

Будем же жить хорошо, други, покуда живем.

И далее добавляет (гл. 72): «Итак, если мы знаем, что обречены на смерть, почему же нам сейчас не пожить в свое удовольствие?»

Анализ «Сатирикона» показывает, что Петроний ценит красоту и часто отмечает это или путем эпитетов («очень красивая женщина Трифена», «хорошенькая Дорида», «Гитон, милый мальчик удивительной красоты»), или же в виде пространных описаний красивой наружности, например при изображении красавицы Киркеи.

Эстетическое отношение к жизни Петроний передает и своим героям, хотя иногда это как-то и не вяжется со всем обликом того или иного персонажа. Так, бродяга Энколпий брезгливо относится в «Сатириконе» ко всем проявлениям безвкусицы, ко всему неизящному по своей форме и, наоборот, отмечает красоту тех или иных предметов.

Насмеявшись про себя над нелепым нарядом вольноотпущенника Тримальхиона, навешавшего на себя много драгоценностей, он тут же на пиру отмечает красоту его игральных костей и изящество мимической сценки, изображающей безумного Аякса. Энколпию претит появление в триклинии рабов, ему тошно, что «от раба-повара несло подливкой и приправами».

Он замечает грубость затеи Тримальхиона – нестройное пение рабов, разносящих кушанья. От его внимания не ускользнули ни гнусавые голоса рабов, ни их ошибки в произношении.

Героиня «Сатирикона» Фортуната. Рисунок Н. Линдсея

В «Сатириконе» Петроний доносит до читателей и свои взгляды на литературу. Он смеется над поэтами-архаистами, которые ориентируются на классический героический эпос, используют мифологические сюжеты и создают произведения, далекие от жизни. Именно таким представлен в романе бездарный поэт-ритор Эвмолп.

Он читает свои поэмы «Разрушение Илиона» и «О гражданской войне». Первая из этих поэм является высокопарной риторической декламацией на тему о сожжении греками Трои, бездарным перепевом второй книги «Энеиды» Вергилия.

Видимо, посредством этой поэмы Петроний осмеял и стихоплетство императора Нерона, который писал поэмы с мифологическими сюжетами, в том числе и поэму о сожжении Трои.

В поэме Эвмолпа «О гражданской войне» Петроний смеется над поэтами, пытающимися сюжеты из современной жизни развернуть в стиле героического эпоса с привлечением мифологии. От лица Эвмолпа Петроний изображает здесь борьбу Цезаря с Помпеем.

Причиной этой борьбы в «Сатириконе» называется гнев Плутона на римлян, которые в своих рудниках дорылись чуть не до самого подземного царства. Чтобы сокрушить силу римлян, Плутон посылает Цезаря против Помпея.

Боги, как это полагается по традиции героического эпоса, разделились на два лагеря: Венера, Минерва и Марс помогают Цезарю, а Диана, Аполлон и Меркурий – Помпею.

Богиня раздора, Дискордия, разжигает ненависть борющихся. «Кровь на устах запеклась, и плачут подбитые очи; зубы торчат изо рта, покрытые ржавчиной грубой, яд течет с языка, извиваются змеи вокруг пасти», – словом, дается традиционный мифологический образ, олицетворяющий зло и раздор.

Этот же сюжет о гражданской войне, о борьбе Цезаря с Помпеем развернул Лукан, современник Петрония, в своей поэме «Фарсалия». Осмеивая поэму Эвмолпа «О гражданской войне», Петроний осмеивает архаистические тенденции современных ему поэтов. Недаром он показывает, что Эвмолпа, декламирующего свои стихи на мифологические темы, слушатели забрасывают камнями.

Петроний дает в «Сатириконе» пародию на греческий роман. Ведь греческие романы были далеки от жизни. В них обычно изображались необычной красоты любовники, целомудренные люди, их разлука, поиски друг друга, приключения, преследования со стороны какого-либо божества или просто удары судьбы, бои между соперниками и, наконец, встреча любовников.

Все эти моменты есть в «Сатириконе» Петрония, но они поданы в пародийном стиле. Любовники тут – развратники, одного из них преследует бог Приап, но этот бог – покровитель разврата.

Если в греческих романах бои между соперниками изображаются со всей серьезностью, с уважением к борющимся, то в романе Петрония сцены такого боя поданы в комическом плане.

Вот как хозяин таверны и его челядь «сражаются» с Энколпием и Эвмолпом:

«Он метнул в голову Эвмолпа глиняный горшок, а сам со всех ног бросился из комнаты… Эвмолп… схватил деревянный подсвечник и помчался вслед за ним… Между тем поварята и всякая челядь насели на изгнанника: один норовил ткнуть его в глаза вертелом с горячими потрохами, другой, схватив кухонную рогатку, стал в боевую позицию…» (гл. 95).

Анализ общественных тенденций романа «Сатирикон» показывает, что в нём изображены люди разных социальных групп: аристократы, дельцы-вольноотпущенники, бродяги, рабы, но так как мы не имеем всего романа, то нет и цельного представления об этих героях.

Лишь один образ романа изображен Петронием во весь рост – это образ вольноотпущенника Тримальхиона. Это не основной герой «Сатирикона». Тримальхион один из тех, с которыми случайно приходится встречаться главным героям Аскилу и Энколпию.

Бродяги в общественной бане повстречались с Тримальхионом, и он пригласил их к себе на ужин. Тримальхион – яркий, жизненный образ. В лице его Петроний показал, как умные, энергичные рабы из низов поднимаются до вершины социальной лестницы.

Сам Тримальхион рассказывает на пиру своим гостям, как он с детства угождал хозяину и хозяйке, стал доверенным лицом у хозяина и к его рукам «кое-что прилипало», потом он был отпущен на свободу, стал торговать, разбогател, рискнул на весь свой капитал купить товаров и отправить его на кораблях на Восток, но буря разбила корабли. Тримальхион все же не падал духом: он продал драгоценности своей жены и снова с неутомимой энергией пустился во всякие торговые операции и через несколько лет стал всесильным богачом.

Петроний противопоставляет в «Сатириконе» энергию, ум, смелость этого вольноотпущенника дряблости, лени и апатии аристократии, которая ни на что не способна. Но Петроний в то же время и зло смеется над этим выскочкой, который кичится своим богатством. Он смеется над его невежеством, над его грубым вкусом.

Петроний показывает, как Тримальхион встремится на пиру поразить своих гостей богатством обстановки, обилием необычайных кушаний, как он хвастается тем, что у него две библиотеки, одна на греческом языке, другая – на латинском, хвастается знанием греческой литературы и в доказательство своей осведомленности в этой области передает эпизоды из мифа о Троянской войне, нелепо перепутав их:

«Жили-были два брата – Диомед и Ганимед с сестрой Еленой, Агамемнон похитил ее, Диане подсунул лань. Так говорит нам Гомер о войне троянцев с парентийцами. Агамемнон, изволите ли видеть, победил и дочку свою Ифигению выдал за Ахилла; от этого Аякс помешался» (гл. 59).

Смеется Петроний в «Сатириконе» и над глупым тщеславием Тримальхиона, которому хочется пролезть в знать. Он велит себя хоть на памятнике (если уж нельзя этого сделать при жизни) изобразить в сенаторской тоге, претексте, с золотыми кольцами на руках (вольноотпущенники имели право носить лишь позолоченные кольца).

Петроний делает образ Тримальхиона в «Сатириконе» гротескным, шаржированным. Он смеется над невежеством, тщеславием выскочки-вольноотпущенника, но отмечает и его положительные стороны: ум, энергию, остроумие. Петроний показывает даже сочувствие Тримальхиона к судьбе других людей.

Так, на пиру сначала Тримальхион старается поразить гостей своим богатством, пустить пыль в глаза, но, захмелев, он приглашает в триклиний своих рабов, угощает и говорит: «И рабы – люди, одним молоком с нами вскормлены, и не виноваты они, что участь их горькая.

Однако, по моей милости, скоро все напьются вольной воды».

Богатство, слепое подчинение всех окружающих сделали Тримальхиона самодуром, и ему, в сущности не злому человеку, ничего не стоит послать раба на казнь только за то, что он не поклонился ему при встрече. Ему, в душе уважающему свою жену, ничего не стоит на пиру бросить в нее серебряную вазу и разбить лицо.

Петроний передает речь и самого Тримальхиона, и его гостей, тоже вольноотпущенников. Все они говорят в «Сатириконе» сочным народным языком. В их речах много предложных конструкций, тогда как в латинском литературном языке обычно употреблялись беспредложные.

Тримальхион и его гости не признают существительного среднего рода, но, как и в латинском просторечии, делают их существительными мужского рода. Они любят употреблять уменьшительные существительные и прилагательные, что тоже характерно для народной латыни.

Вольноотпущенники в «Сатириконе» пересыпают свои речи пословицами, поговорками: «Видишь сучок в глазу другого, бревна не замечаешь у себя»; «Раз – так, раз – этак, – сказал мужик, потеряв пеструю свинью»; «Кто не может по ослу, бьет по седлу»; «Далеко бежит, кто от своих бежит» и т. д. У них меткие определения, часто выраженные в виде отрицательных сравнений: «Не женщина, а бревно», «Не человек, а мечта!», «Перец, а не человек» и т. д.

В последующие века продолжателями данного в «Сатириконе» жанра сатирико-бытового приключенческого романа были и Боккаччо с его «Декамероном», и Филдинг с «Томом Джонсом», и Лесаж с «Жиль Блазом», и многие авторы так называемого плутовского романа.

Образ Петрония заинтересовал Пушкина, и наш великий поэт обрисовал его в «Повести из римской жизни», к сожалению лишь начатой. Сохранился отрывок из нее – «Цезарь путешествовал».

Майков изобразил Петрония в своем произведении «Три смерти», где показал, как по-разному, но почти в одно время кончили свою жизнь три поэта-современника: стоик-философ Сенека, его племянник, поэт Лукан, и эпикуреец-эстет Петроний.

Польский писатель Генрик Сенкевич обрисовал автора «Сатирикона» в романе «Камо грядеши», но он дал его несколько идеализированный образ, подчеркнув его гуманное отношение к рабам и введя в сюжет романа любовь Петрония к рабыне-христианке.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2605-petronij-satirikon-analiz

“Сатирикон” Петрония в кратком содержании

Текст первого известного в мировой литературе авантюрного романа сохранился лишь фрагментарно: отрывки 15-й, 16-й и предположительно 14-й главы. Нет начала, нет и конца, а всего, по-видимому, было 20 глав…

Главный герой – поднаторевший в риторике неуравновешенный юноша Энколпий, явно неглупый, но, увы, небезупречный человек. Он скрывается, спасаясь от кары за ограбление, убийство и, самое главное, за сексуальное святотатство, навлекшее на него гнев Приапа – очень своеобразного древнегреческого бога плодородия.

Энколпий с подобными ему друзьями-параситами Аскилтом, Гитоном и Агамемноном прибыли в одну из эллинских колоний в Кампании. В гостях у богатого римского всадника Ликурга они все “переплелись парочками”. При этом тут в чести не только нормальная, но и чисто мужская любовь. Затем Энколпий и Аскилт периодически меняют свои симпатии и любовные ситуации.

Аскилт увлекается милым мальчиком Гитоном, а Энколпий приударяет за красоткой Трифэной…

Вскоре действие романа переносится в поместье судовладельца Лиха. И – новые любовные переплетения, в коих принимает участие и хорошенькая Дорида – жена Лиха, В итоге Энколпию и Гитону приходится срочно удирать из поместья.

По дороге лихой ритор-любовник забирается на корабль, севший на мель, и умудряется там стащить дорогую мантию со статуи Исиды и деньги рулевого. Затем возвращается в поместье к Ликургу.

…Вакханалия поклонниц Приапа – дикие “шалости” Приаповых блудниц… После многих приключений Энколпий, Гитон, Аскилт и Агамемнон попадают на пир в дом Трималхиона – разбогатевшего вольноотпущенника, дремучего неуча, мнящего себя весьма образованным. Он энергично рвется в “высший свет”.

Беседы на пиру. Рассказы о гладиаторах. Хозяин важно сообщает гостям: “Теперь у меня – две библиотеки.

Одна – греческая, вторая – латинская”. Но тут же обнаруживается, что в его голове самым чудовищным образом перепутались известные герои и сюжеты эллинских мифов и гомеровского эпоса. Самоуверенная заносчивость малограмотного хозяина безгранична.

Он милостиво обращается к гостям и в то же время, сам вчерашний раб, неоправданно жесток со слугами. Впрочем, Трималхион отходчив…

На громадном серебряном блюде слуги вносят целого кабана, из которого внезапно вылетают дрозды. Их тут же перехватывают птицеловы и раздают гостям. Еще более грандиозная свинья начинена жареными колбасами. Тут же оказалось блюдо с пирожными: “Посреди него находился Приап из теста, держащий, по обычаю, корзину с яблоками, виноградом и другими плодами.

Жадно накинулись мы на плоды, но уже новая забава усилила веселье. Ибо из всех пирожных при малейшем нажиме забили фонтаны шафрана…”

Затем три мальчика вносят изображения трех Ларов. Трималхион сообщает: их зовут Добытчик, Счастливчик и Наживщик. Чтобы развлечь присутствующих, Никерот, друг Трималхиона, рассказывает историю про солдата-оборотня, а сам Трималхион – про ведьму, похитившую из гроба мертвого мальчика и заменившую тело фофаном.

Тем временем начинается вторая трапеза: дрозды, начиненные орехами с изюмом. Затем подается огромный жирный гусь, окруженный всевозможной рыбой и птицей. Но оказалось, что искуснейший повар все это сотворил из… свинины.

“Затем началось такое, что просто стыдно рассказывать: по какому-то неслыханному обычаю, кудрявые мальчики принесли духи в серебряных флаконах и натерли ими ноги возлежащих, предварительно опутав голени, от колена до самой пятки, цветочными гирляндами”.

Повару в награду за его искусство разрешалось на некоторое время возлечь за столом вместе с гостями. При этом слуги, подавая очередные блюда, обязательно что-то напевали, независимо от наличия голоса и слуха. Танцоры, акробаты и фокусники тоже почти непрерывно развлекали гостей.

Растроганный Трималхион решил огласить… свое завещание, подробное описание будущего пышного надгробия и надпись на нем с детальнейшим перечислением своих званий и заслуг. Еще более этим умилившись, он не может удержаться и от произнесения соответствующей речи: “Друзья! И рабы – люди: одним с нами молоком вскормлены.

И не виноваты они, что участь их горька. Однако, по моей милости, скоро они напьются вольной воды, Я их всех в завещании своем на свободу отпускаю Все это я сейчас объявляю затем, чтобы челядь меня теперь любила так же, как будет любить, когда я умру”.

Приключения Энколпия продолжаются. Однажды он забредает в пинакотеку, где любуется картинами прославленных эллинских живописцев Апеллеса, Зевксида и других. Тут же он знакомится со старым поэтом Эвмолпом и не расстается с ним уже до самого конца повествования.

Эвмолп почти непрерывно говорит стихами, за что неоднократно бывал побиваем камнями. Хотя стихи его вовсе не были плохими. А иногда – очень хорошими. Прозаическая канва “Сатирикона” нередко прерывается стихотворными вставками.

Петроний был не только весьма наблюдательным и талантливым прозаиком и поэтом, но и прекрасным подражателем-пародистом: он виртуозно имитировал литературную манеру современников и знаменитых предшественников.

…Эвмолп и Энколпий беседуют об искусстве. Людям образованным есть о чем поговорить. Тем временем красавец Гитон возвращается от Аскилта с повинной к своему прежнему “братцу” Энколпию. Измену свою он объясняет страхом перед Аскилтом: “Ибо он обладал оружием такой величины, что сам человек казался лишь придатком к этому сооружению”.

Новый поворот судьбы: все трое оказываются на корабле Лиха. Но не всех их тут встречают одинаково радушно. Однако старый поэт восстанавливает мир.

После чего развлекает своих спутников “Рассказом о безутешной вдове”.

Некая матрона из Эфеса отличалась великой скромностью и супружеской верностью. И когда умер ее муж, она последовала за ним в погребальное подземелье и намеревалась там уморить себя голодом. Вдова не поддается на уговоры родных и друзей.

Лишь верная служанка скрашивает в склепе ее одиночество и так же упорно голодает, Миновали пятые сутки траурных самоистязаний…

“…В это время правитель той области приказал неподалеку от подземелья, в котором вдова плакала над свежим трупом, распять нескольких разбойников.

А чтобы кто-нибудь не стянул разбойничьих тел, желая предать их погребению, возле крестов поставили на стражу одного солдата, С наступлением ночи он заметил, что среди надгробных памятников откуда-то льется довольно яркий свет, услышал стоны несчастной вдовы и по любопытству, свойственному всему роду человеческому, захотел узнать, кто это и что там делается. Он немедленно спустился в склеп и, увидев там женщину замечательной красоты, точно перед чудом каким, точно встретившись лицом к лицу с тенями загробного мира, некоторое время стоял в смущении. Затем, когда увидел наконец лежащее перед ним мертвое тело, когда рассмотрел ее слезы и исцарапанное ногтями лицо, он, конечно, понял, что это – только женщина, которая после смерти мужа не может от горя найти себе покоя.

Тогда он принес в склеп свой скромный обед и принялся убеждать плачущую красавицу, чтобы она перестала понапрасну убиваться и не терзала груди своей бесполезными рыданиями”.

Через некоторое время к уговорам солдата присоединяется и верная служанка. Оба убеждают вдову, что торопиться на тот свет ей пока рано. Далеко не сразу, но печальная эфесская красавица все же начинает поддаваться их увещеваниям.

Сперва, изнуренная долгим постом, она соблазняется пищей и питьем. А еще через некоторое время солдату удается завоевать и сердце прекрасной вдовы.

“Они провели во взаимных объятиях не только эту ночь, в которую справили свою свадьбу, но то же самое было и на следующий, и даже на третий день. А двери в подземелье на случай, если бы к могиле пришел кто-нибудь из родственников и знакомых, разумеется, заперли, чтобы казалось, будто эта целомудреннейшая из жен умерла над телом своего мужа”.

Тем временем близкие одного из распятых, воспользовавшись отсутствием охраны, сняли с креста и погребли его тело. А когда влюбленный страж обнаружил это и, трепеща от страха перед грядущим наказанием, поведал о пропаже вдове, та решила: “Я предпочитаю повесить мертвого, чем погубить живого”. Согласно этому, она дала совет вытащить мужа из гроба и пригвоздить его к пустому кресту.

Солдат немедленно воспользовался блестящей мыслью рассудительной женщины. А на следующий день все прохожие недоумевали, каким образом мертвый взобрался на крест.

На море поднимается буря. В пучине гибнет Лих. Остальные продолжают носиться по волнам.

Причем Эвмолп и в этой критической ситуации не прекращает своих поэтических декламации. Но в конце концов несчастные спасаются и проводят беспокойную ночь в рыбацкой хижине.

А вскоре все они попадают в Кротону – один из старейших греческих городов-колоний на южном побережье Апеннинского полуострова. Это, кстати, единственная географическая точка, конкретно обозначенная в доступном нам тексте романа.

Чтобы жить безбедно и беззаботно и в новом городе, друзья по приключениям решают: Эвмолп выдаст себя за очень зажиточного человека, раздумывающего, кому бы завещать все свои несметные богатства. Сказано – сделано. Это дает возможность неунывающим приятелям спокойно жить, пользуясь у горожан не только радушным приемом, но и неограниченным кредитом.

Ибо многие кротонцы рассчитывали на долю в завещании Эвмолпа и наперебой старались завоевать его благосклонность.

И снова следует серия любовных не столько приключений, сколько злоключений Энколпия. Все его неприятности связаны с уже упомянутым гневом Приапа.

Но кротонцы наконец прозрели, и нет предела их справедливому гневу. Горожане энергично готовят расправу над хитрецами. Энколпию с Гитоном удается бежать из города, бросив там Эвмолпа.

Жители Кротоны поступают со старым поэтом по их древнему обычаю. Когда в городе свирепствовала какая-нибудь болезнь, одного из соотечественников граждане в течение года содержали и кормили наилучшим образом за счет общины. А затем приносили в жертву: этого “козла отпущения” сбрасывали с высокой скалы.

Именно так кротонцы и поступили с Эвмолпом.

Источник: https://goldsoch.info/satirikon-petroniya-v-kratkom-soderzhanii/

Краткое содержание Сатирикон

Петроний Сатирикон Текст первого известного в мировой литературе авантюрного (или плутовского) романа сохранился лишь фрагментарно: отрывки 15-й, 16-й и предположительно 14-й главы. Нет начала, нет и конца, А всего, по-видимому, было 20 глав…

Главный герой (от его имени ведется повествование) — поднаторевший в риторике неуравновешенный юноша Энколпий, явно неглупый, но, увы, небезупречный человек. Он скрывается, спасаясь от кары за ограбление, убийство и, самое главное, за сексуальное святотатство, навлекшее на него гнев Приапа —

очень своеобразного древнегреческого бога плодородия. (Ко времени действия романа культ этого бога пышно расцвел в Риме. В изображениях Приапа обязательны фаллические мотивы: сохранилось много его скульптурою)

Энколпий с подобными ему друзьями-параситами Аскилтом, Гитоном и Агамемноном прибыли в одну из эллинских колоний в Кампании (область древней Италии). В гостях у богатого римского всадника Ликурга они все «переплелись парочками». При этом тут в чести не только нормальная (с нашей точки зрения), но и чисто мужская любовь. Затем Энколлий и Аскилт (еще недавно бывшие «братцами») периодически

меняют свои симпатии и любовные ситуации. Аскилт увлекается милым мальчиком Гитоном, а Энколпий приударяет за красоткой Трифэной… Вскоре действие романа переносится в поместье судовладельца Лиха. И — новые любовные переплетения, в коих принимает участие и хорошенькая Дорида — жена Лиха, В итоге Энколпию и Гитону приходится срочно удирать из поместья. По дороге лихой ритор-любовник забирается на корабль, севший на мель, и умудряется там стащить дорогую мантию со статуи Исиды и деньги рулевого. Затем возвращается в поместье к Ликургу. …Вакханалия поклонниц Приапа — дикие «шалости» Приаповых блудниц… После многих приключений Энколпий, Гитон, Аскилт и Агамемнон попадают на пир в дом Трималхиона — разбогатевшего вольноотпущенника, дремучего неуча, мнящего себя весьма образованным. Он энергично рвется в «высший свет». Беседы на пиру. Рассказы о гладиаторах. Хозяин важно сообщает гостям: «Теперь у меня — две библиотеки. Одна — греческая, вторая — латинская». Но тут же обнаруживается, что в его голове самым чудовищным образом перепутались известные герои и сюжеты эллинских мифов и гомеровского эпоса. Самоуверенная заносчивость малограмотного хозяина безгранична. Он милостиво обращается к гостям и в то же время, сам вчерашний раб, неоправданно жесток со слугами. Впрочем, Трималхион отходчив… На громадном серебряном блюде слуги вносят целого кабана, из которого внезапно вылетают дрозды. Их тут же перехватывают птицеловы и раздают гостям. Еще более грандиозная свинья начинена жареными колбасами. Тут же оказалось блюдо с пирожными: «Посреди него находился Приап из теста, держащий, по обычаю, корзину с яблоками, виноградом и другими плодами. Жадно накинулись мы на плоды, но уже новая забава усилила веселье. Ибо из всех пирожных при малейшем нажиме забили фонтаны шафрана…» Затем три мальчика вносят изображения трех Ларов (боги-хранители дома и семьи). Трималхион сообщает: их зовут Добытчик, Счастливчик и Наживщик. Чтобы развлечь присутствующих, Никерот, друг Трималхиона, рассказывает историю про солдата-оборотня, а сам Трималхион — про ведьму, похитившую из гроба мертвого мальчика и заменившую тело фофаном (соломенным чучелом). Тем временем начинается вторая трапеза: дрозды, начиненные орехами с изюмом. Затем подается огромный жирный гусь, окруженный всевозможной рыбой и птицей. Но оказалось, что искуснейший повар (по имени Дедал!) все это сотворил из… свинины. «Затем началось такое, что просто стыдно рассказывать: по какому-то неслыханному обычаю, кудрявые мальчики принесли духи в серебряных флаконах и натерли ими ноги возлежащих, предварительно опутав голени, от колена до самой пятки, цветочными гирляндами». Повару в награду за его искусство разрешалось на некоторое время возлечь за столом вместе с гостями. При этом слуги, подавая очередные блюда, обязательно что-то напевали, независимо от наличия голоса и слуха. Танцоры, акробаты и фокусники тоже почти непрерывно развлекали гостей. Растроганный Трималхион решил огласить… свое завещание, подробное описание будущего пышного надгробия и надпись на нем (собственного сочинения, естественно) с детальнейшим перечислением своих званий и заслуг. Еще более этим умилившись, он не может удержаться и от произнесения соответствующей речи: «Друзья! И рабы — люди: одним с нами молоком вскормлены. И не виноваты они, что участь их горька. Однако, по моей милости, скоро они напьются вольной воды, Я их всех в завещании своем на свободу отпускаю Все это я сейчас объявляю затем, чтобы челядь меня теперь любила так же, как будет любить, когда я умру». Приключения Энколпия продолжаются. Однажды он забредает в пинакотеку (художественную галерею), где любуется картинами прославленных эллинских живописцев Апеллеса, Зевксида и других. Тут же он знакомится со старым поэтом Эвмолпом и не расстается с ним уже до самого конца повествования (верней, до известного нам конца). Эвмолп почти непрерывно говорит стихами, за что неоднократно бывал побиваем камнями. Хотя стихи его вовсе не были плохими. А иногда — очень хорошими. Прозаическая канва «Сатирикона» нередко прерывается стихотворными вставками («Поэма о гражданской войне» и др.). Петроний был не только весьма наблюдательным и талантливым прозаиком и поэтом, но и прекрасным подражателем-пародистом: он виртуозно имитировал литературную манеру современников и знаменитых предшественников. …Эвмолп и Энколпий беседуют об искусстве. Людям образованным есть о чем поговорить. Тем временем красавец Гитон возвращается от Аскилта с повинной к своему прежнему «братцу» Энколпию. Измену свою он объясняет страхом перед Аскилтом: «Ибо он обладал оружием такой величины, что сам человек казался лишь придатком к этому сооружению». Новый поворот судьбы: все трое оказываются на корабле Лиха. Но не всех их тут встречают одинаково радушно. Однако старый поэт восстанавливает мир. После чего развлекает своих спутников «Рассказом о безутешной вдове». Некая матрона из Эфеса отличалась великой скромностью и супружеской верностью. И когда умер ее муж, она последовала за ним в погребальное подземелье и намеревалась там уморить себя голодом. Вдова не поддается на уговоры родных и друзей. Лишь верная служанка скрашивает в склепе ее одиночество и так же упорно голодает, Миновали пятые сутки траурных самоистязаний… «…В это время правитель той области приказал неподалеку от подземелья, в котором вдова плакала над свежим трупом, распять нескольких разбойников. А чтобы кто-нибудь не стянул разбойничьих тел, желая предать их погребению, возле крестов поставили на стражу одного солдата, С наступлением ночи он заметил, что среди надгробных памятников откуда-то льется довольно яркий свет, услышал стоны несчастной вдовы и по любопытству, свойственному всему роду человеческому, захотел узнать, кто это и что там делается. Он немедленно спустился в склеп и, увидев там женщину замечательной красоты, точно перед чудом каким, точно встретившись лицом к лицу с тенями загробного мира, некоторое время стоял в смущении. Затем, когда увидел наконец лежащее перед ним мертвое тело, когда рассмотрел ее слезы и исцарапанное ногтями лицо, он, конечно, понял, что это — только женщина, которая после смерти мужа не может от горя найти себе покоя. Тогда он принес в склеп свой скромный обед и принялся убеждать плачущую красавицу, чтобы она перестала понапрасну убиваться и не терзала груди своей бесполезными рыданиями». Через некоторое время к уговорам солдата присоединяется и верная служанка. Оба убеждают вдову, что торопиться на тот свет ей пока рано. Далеко не сразу, но печальная эфесская красавица все же начинает поддаваться их увещеваниям. Сперва, изнуренная долгим постом, она соблазняется пищей и питьем. А еще через некоторое время солдату удается завоевать и сердце прекрасной вдовы. «Они провели во взаимных объятиях не только эту ночь, в которую справили свою свадьбу, но то же самое было и на следующий, и даже на третий день. А двери в подземелье на случай, если бы к могиле пришел кто-нибудь из родственников и знакомых, разумеется, заперли, чтобы казалось, будто эта целомудреннейшая из жен умерла над телом своего мужа». Тем временем близкие одного из распятых, воспользовавшись отсутствием охраны, сняли с креста и погребли его тело. А когда влюбленный страж обнаружил это и, трепеща от страха перед грядущим наказанием, поведал о пропаже вдове, та решила: «Я предпочитаю повесить мертвого, чем погубить живого». Согласно этому, она дала совет вытащить мужа из гроба и пригвоздить его к пустому кресту. Солдат немедленно воспользовался блестящей мыслью рассудительной женщины. А на следующий день все прохожие недоумевали, каким образом мертвый взобрался на крест». На море поднимается буря. В пучине гибнет Лих. Остальные продолжают носиться по волнам. Причем Эвмолп и в этой критической ситуации не прекращает своих поэтических декламации. Но в конце концов несчастные спасаются и проводят беспокойную ночь в рыбацкой хижине. А вскоре все они попадают в Кротону — один из старейших греческих городов-колоний на южном побережье Апеннинского полуострова. Это, кстати, единственная географическая точка, конкретно обозначенная в доступном нам тексте романа. Чтобы жить безбедно и беззаботно (так уж они привыкли) и в новом городе, друзья по приключениям решают: Эвмолп выдаст себя за очень зажиточного человека, раздумывающего, кому бы завещать все свои несметные богатства. Сказано — сделано. Это дает возможность неунывающим приятелям спокойно жить, пользуясь у горожан не только радушным приемом, но и неограниченным кредитом. Ибо многие кротонцы рассчитывали на долю в завещании Эвмолпа и наперебой старались завоевать его благосклонность. И снова следует серия любовных не столько приключений, сколь- Ко злоключений Энколпия. Все его неприятности связаны с уже упомянутым гневом Приапа. Но кротонцы наконец прозрели, и нет предела их справедливому гневу. Горожане энергично готовят расправу над хитрецами. Энколпию с Гитоном удается бежать из города, бросив там Эвмолпа. Жители Кротоны поступают со старым поэтом по их древнему обычаю. Когда в городе свирепствовала какая-нибудь болезнь, одною из соотечественников граждане в течение года содержали и кормили наилучшим образом за счет общины. А затем приносили в жертву:

Этого «козла отпущения» сбрасывали с высокой скалы. Именно так кротонцы и поступили с Эвмолпом.

(No Ratings Yet) Краткое содержание Сатирикон

Источник: https://home-task.com/kratkoe-soderzhanie-satirikon/

Роман «Сатирикон» Петрония: анализ произведения

Из эпохи Нерона до нас дошел в отрывках роман «Сатирикон», или «Сатира». Его автором принято считать некоего Петрония, приближенного императора Нерона, повторившего трагическую участь Сенеки.

Согласно свидетельству Тацита, это был любимец императора, аристократ, «знаток роскоши», участник и изобретатель императорских увеселений. Приговор по обвинению в заговоре он принял стоически спокойно.

В своем завещании Петроний будто бы, описывая безобразные оргии, перечислил всех распутников.

Догадки и споры о времени создания «Сатирикона» и авторстве не вышли за пределы предположений и до наших дней: период между 58 и 65 гг. н. э.

«Сатирикон» сохранился лишь во фрагментах более обширного сочинения. По форме — это пародия на традиционный греческий роман с любовными приключениями, с кораблекрушениями и мнимыми смертями и т. п.

Авантюрно-сатирическая фабула построена на скитаниях по южной Италии, приключениях, ссорах и примирениях юношей без определенных занятий, гонимых слепым случаем по свету в поисках, где можно поживиться за чужой счет. Главный персонаж, ведущий рассказ, — бродяга Энколпий.

Он избежал правосудия, обманом спас себе жизнь, совершил предательство, убил человека и осквернил храм. Его товарищ по бродячей жизни — Асколт, человек, достойный ссылки. Третий спутник — коварный испорченный мальчишка Гитон, предмет раздора двух друзей.

Петроний чередует прозу со стихами, прибегает к анекдоту и новелле, превращая повествование в комический роман нравов, избегает моральной дидактики или порицания изображаемого.

Его бесстрастие и незаинтересованность — это скепсис, отсутствие веры во что-либо светлое, «мрачный», скрытый за комической ситуацией, взгляд на действительность, где все продается и покупается, ибо «в мошне нынче Юпитер сидит».

Эпикурейская направленность: «вечно любить, говоря: цель этой жизни — любовь» звучит иронически, так как изображенная вульгарность наслаждения отрицает чувство возвышенной любви.

Самая яркая сатирическая картина в романе Петрония «Сатирикон» — пир Трималхиона, разбогатевшего вольноотпущенника, чье имя означает «трижды противный».

Невежда в роли мецената, покровителя изящных искусств, Трималхион задает пир своим приятелям, обтрепанным бродягам — Энколпию с его компанией, незаметно вписавшимся в общество раздутых бурдюков и мыльных пузырей.

Плотоядные действа и беседы в книге Петрония «Сатирикон» пародируют пир мудрецов «паствы Сократа», изображенный у Платона, а по сути демонстрируют разнузданность вседозволенного порока. Балаган жизни подчеркивается пестротой вставных эпизодов — фантастических, иронических, бытовых.

Наибольшая популярность досталась вставной поистине «ренессансной» новелле об эфесской вдове, которая вначале решила заживо похоронить себя вместе с мужем, а затем изменила его памяти, предавшись новой любви.

Обличительный пафос «Сатирикона» направлен на пороки действительности, где «приговор судей — товар, и может купить его каждый». Не случайно итальянский кинорежиссер Ф. Феллини в фильме «Сатирикон» обратился к мотивам античного источника, чтобы подчеркнуть порочность и упадок современной буржуазной цивилизации.

Источник: Горбунов А.М. Панорама веков: Зарубежная художественная проза от возникновения до XX века — М.: Кн. палата, 1991

Источник: https://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/roman_satirikon_petronija_analiz_proizvedenija/62-1-0-2674

краткое содержание романа Петрония (сюжет произведения)

Авантюрный роман середины первого века новой эры сохранился частично, осталось 2-3 неполных главы из 20. Поэтому пересказ ведется только на основе этих глав. Нужно понять, что ни начало, ни конец этого произведения не известны.

Энколпий бежит от преследования, он прогневал бога Приапа, почитание которого связано с сексуальными мотивами. Следует описание пира у всадника Ликурга в Кампании, герой с друзьями вступают в разнообразные половые контакты, в том числе и с мужчинами. Потом герои пируют у Лиха, судовладельца, с супругой которого Доридой они тоже развлекаются и поэтому Энколпию и его другу Гитону нужно бежать.

Герой владеет искусством риторики, его умение и авантюризм проявляются, когда он по дороге забирается на севший на мель корабль. Похищает мантию Исиды, деньги рулевого. Возвращается к Ликургу.

После этого компания друзей в числе героя, Аскилта, Гитона, Агамемнона, оказываются на пиру Трималхиона, который является невеждой, рвущимся в высший свет. Автор описывает его поведение, высмеивает его глупость и надменность. Описание излишеств и перфомансов на пиру.

Трималхион рассказывает собственное завещание, описывает надгробье с множеством титулов. Он обещает после смерти отпустить своих слуг и рабов. При этом, сейчас он к ним относится грубо, но пир растрогал его.

Энколпий оказывается в художественной галерее, знакомится с поэтом по имени Эмволл, с которым продолжает путешествия. Поэт говорит стихами, за это его периодически побивают камнями. Помимо этого собственно прозаическое повествование произведения часто прерывается стихотворными вставками, которые делает автор, к примеру, «Поэмой о гражданской войне».

Беседы между героем и поэтом об искусстве. К герою возвращается Гитон, который ушел от него (между мужчинами любовные связи) к Аскилту. Гитон говорит, что изменил от страха перед Асклитом, после пересказывает рассказ о безутешной вдове, которая оплакивала супруга, но потом прельстилась на нового мужчину и продолжила с ним жить, но до этого хотела уморить себя голодом.

Герои путешествуют на корабле, попадают в шторм, Лих гибнет, остальные в колонии Кротона. Эвмолп выдает себя в городе за богача, который думает кому бы завещать наследство. Так он с друзьями получает неограниченный кредит и любовь горожан.

Любовные приключения, прозрение горожан. Энколпий и Гитон бегут из города, Эвмолп остается, горожане сбрасывают его со скалы.

Также читают:

Рассказ Петроний — Сатирикон (читательский дневник)

Популярные сегодня пересказы

  • Похититель трупов — краткое содержание романа Стивенсона

    Вечерами в гостинице собиралась компания любителей выпить. Участником хмельных посиделок был старый бездельник Феттс. Все звали его доктором за то, что он умел вправлять вывихи. Однако о своем прошлом Феттс никому не рассказывал.

  • Смирительная рубашка — краткое содержание романа Лондона (Межзвёздный скиталец)

    Здесь представлено краткое содержание творения писателя Джека Лондона. Дэррел Стэндинг – это профессор агрономии, который работает в Калифорнийском университете.

  • Зверь — краткое содержание рассказа Лескова

    Случай, который Лесков описывает в рассказе «Зверь», он наблюдал сам, будучи 5-летним мальчиком. Стояла суровая студеная зима. На Рождество Христово маленького Лескова отправили к тетке

  • Шергин

    В моей действительно великой стране никогда не забудут, то множество талантливых людей, которые не пожалели сил и времени, и внесли в нее частичку себя, каждый конечно же свое

Роман «Сатирикон»: краткое содержание и анализ

Роман «Сатирикон» — одно из самых известных произведений древнеримского писателя Петрония. Принято считать, что это самый древний роман, сохранившийся до наших дней. В настоящее время не удалось установить точное время его написания. Вероятнее всего, это было в первом веке нашей эры, еще в эпоху правления императора Нерона. По традиции тех лет, Петроний украсил свой роман поэтическими вставками. В них он старался воспроизвести манеру и стиль классических поэтов: Вергилия, Горация, Овидия и других.

История создания

Роман «Сатирикон» до наших дней сохранился не полностью. Даже неясно, сколько всего в нем было книг. Сохранились же только некоторые фрагменты из них. При этом до нас они дошли в рукописях, часто вместе с отрывками из произведений других авторов.

Впервые роман Петрония был издан в Милане. Это произошло в конце XV века. В 1575 году в Лейдене был опубликован более полный вариант. Самую полную рукопись выпустили в Трогире в 1650 году. Ее название звучало так: «Фрагменты сатир Петрония Арбитра из книг 15-й и 16-й», сегодня больше известное как роман «Сатирикон». Рукописи сохранились только частично.

В 1693 году французский писатель Франсуа Нодо дополнил роман «Сатирикон» собственными вставками и опубликовал его уже в Париже. Он утверждал, что это подлинный текст, который был обнаружен им за несколько лет до этого в Белграде. Правда, подделку очень скоро обнаружили. Она содержала много нелепостей и противоречий. Однако вставки, сделанные Нодо, до сих пор сохраняются в некоторых переизданиях «Сатирикона». Роман, как отмечают некоторые исследователи, от этого только выигрывает. Потому что они позволяют связать в единое целое сохранившиеся главы и фрагменты.

Жанр «Сатирикона»

С тем, что «Сатирикон» — это действительно роман, многие специалисты спорят до сих пор. По сути, этот вопрос остается открытым и дискуссионным. Во многом из-за того, что применение этого термина к античному произведению может быть только условным. Строгой системы жанров в то время попросту не существовало.

По факту, это смесь прозаического и стихотворного текста, которая характерна для популярной в то время менипповой сатиры. Так назывался особый жанр античной литературы, который заключал в себе симбиоз философских рассуждений и пародийной сатиры.

В тексте органично сочетались между собой поэзия и проза, отсюда и само его название «сатура». В дословном переводе с древнеримского это означало «фруктовое ассорти», некую смесь. Это немного помогает определить, чем же является роман «Сатирикон». Жанр этого произведения — авантюрно-сатирический роман, являющийся яркой пародией греческого любовного романа.

«Сатирикон» в России

В России роман «Сатирикон» впервые увидел свет в 1882 году. Перевод сделал художественный критик Владимир Чуйко. В нем были опущены многие стихи, а также вырезаны некоторые места, считавшиеся в то время неприличными для печати.

В начале 20-х годов перевод для издательства «Всемирная литература» сделал Владимир Амфитеатров-Кадашев. Его отец выступил редактором, а после его эмиграции за редактуру взялся филолог Борис Ярхо. Он основательно принялся за эту работу: тщательно переработал прозаические вставки и заново перевел стихотворные отрывки.

Книга увидела свет в издательстве «Мировая литература» в 1924 году. Примечательно, что в ней присутствовали вставки Нодо. Этот перевод печатается до сих пор. Правда, иногда вставки Нодо из него удаляются.

В 1989 году прозаический текст еще раз перевел классический филолог Александр Гаврилов. Журналист и писатель Петр Вайль отмечал, что это блестящий текст для отечественного литературного обихода. Он существует на грани пристойности, но удерживается на ней, благодаря петрониевскому мастерству и его литературной смелости.

Самый последний перевод древнеримского романа Петрония «Сатирикон» вышел в 2016 году. Литературовед Георгий Север заново перевел все стихотворные отрывки. При этом новое издание содержит текст не только на русском, но и на латинском языке. К нему идут подробные приложения и комментарии.

Отзывы о романе

Всегда двояко оценивался исследователями роман «Сатирикон». Отзывы о книге были весьма противоречивыми.

Очередная порция мнений русских читателей о произведении древнеримской литературы появилась в 1913 году, когда новый перевод сделал Николай Поярков. Во времена Серебряного века это произведение оценивали неоднозначно. Например, искусствовед и издатель Павел Муратов отмечал, что «Сатирикон» содержит множество непристойностей и грубых слов, но все же производит незабываемо сильное впечатление природной грации и свежести от внимательного чтения. Нравы, которые там изображены, нельзя назвать испорченными только потому, что в них меньше лицемерия, чем в современной общественной морали.

До сих пор многим нравится роман «Сатирикон». Отзывы, которые оставляют о нем читатели, позволяют судить, насколько меняются представления в обществе о дозволенности и ханжестве.

Персонажи романа

Роман «Сатирикон», персонажи которого хорошо известны всем знатокам античной литературы, позволяет получить представление о классических представителях древнеримского общества того времени.

В центре повествования Энколпий. Именно от его лица ведется рассказ. Сам он признается, что избежал правосудия, сумев спасти свою жизнь на арене. Виновен же он был в том, что убил своего хозяина.

Среди главных героев романа «Сатирикон», краткое содержание которого приведено в этой статье, также присутствует его товарищ Аскилт. Это молодой юноша, который, несмотря на возраст, уже успел погрязнуть в сладострастии и лжи. На протяжении большой части романа их сопровождает 16-летний Гитон, который становится для них одновременно предметом страсти и раздора.

В одном из заключительных частей к ним присоединяется нищий и бездарный поэт по имени Эвмолп.

Важную роль играют и второстепенные персонажи в романе «Сатирикон». В книге задействованы ритор Агамемнон, властная жрица Квартилла, отличающаяся необузданным характером. Ее служанка Паннихис, по сути, еще девочка, а также разбогатевший вольноотпущенник по имени Трималхион.

Влияние Ювенала

Анализируя это произведение, можно заметить сильное влияние, которое оказывалось на роман «Сатирикон». Ювенал сыграл в этом одну из ключевых ролей. Это римский поэт, написавший гекзаметром знаменитые «Сатиры». Сегодня они распределены по пяти книгам.

Во многом его имя стало нарицательным для обозначения самого жанра сатиры. В нем обязательно предполагается гневное обличение человеческих пороков, а также высмеивание автором нравов, которые ему кажутся неуместными.

Романом «Сатирикон» или произведениями Ювенала в свое время зачитывались многие поклонники такой литературы. В них встречается много похожих сцен и эпизодов. Очевидно, что один из авторов учился у другого и подмечал самые удачные находки. На роман «Сатирикон» Ювенал оказал существенное влияние.

Краткое содержание романа

«Сатирикон», по праву, считается одним из первых плутовских и авантюрных романов. Предположительно, в нем было 20 глав. Но на данный момент не сохранились ни его начало, ни конец, а только несколько глав в середине произведения.

Повествования ведется от лица главного героя. Это опытный ритор, который весьма поднаторел в своем мастерстве. Его зовут Энклопий. При этом он считается крайне неуравновешенным юношей. Он неглупый, но небезупречный с точки зрения этики и морали человек.

Жизнь свою он проводит в бегах, пытаясь скрыться от справедливого наказания, которое ждет его за убийство и ограбление, совершенное им. Также ему в вину вменяют сексуальное святотатство. Гнев на него навлек древнегреческий бог плодородия Приап. В то время, когда писался древнеримский роман «Сатирикон», культ этого бога пышно расцвел в Римской республике. В его изображениях часто использовались фаллические символы. Об этом можно с уверенностью говорить, так как до нашего времени сохранилось множество скульптур.

Энколпий путешествует вместе со своими друзьями. Вместе они приезжают в одну из эллинских колоний, которая располагается в Кампании. Это область в древней Италии. Роман «Сатирикон», краткое содержание которого позволяет составить полноценное впечатление о творчестве Петрония, подробно описывает их странствия.

В самом начале романа, по крайней мере, дошедших до нас отрывков, они гостят у римского всадника по имени Ликург. Там они переплетаются парочками, как пишет Петроний. Здесь между ними начинают завязываться любовные отношения, в том числе и на гомосексуальной почве. Энколпий и его товарищ Аскилт время от времени изменяют своим симпатиям и различным любовным ситуациям.

Аскилт увлекается юным мальчиком Гитоном, а Энколпий начинает ухаживать за прелестной Трифэной. Ведь девушки его тоже привлекают.

В следующих эпизодах действие романа перемещается в поместье богатого и влиятельного судовладельца по имени Лиха. «Сатирикон» — роман Петрония, в котором между героями возникают новые любовные переплетения. В них на этот раз принимает участие симпатичная жена судовладельца — Дорида. Когда Лиха об этом узнает, Гитону и Энколпию приходится срочно уезжать из поместья.

В пути ритор садится на корабль, который вскоре оказывается на мели. Но Энколпий не отчаивается. Он похищает дорогую мантию, которая была на статуе Исиды, а также крадет деньги у рулевого. После этого снова приезжает в поместье Ликурга.

Вакханалии в романе

Описанию вакханалий в «Сатириконе» уделено немаловажное значение. Главные герои регулярно оказываются в ситуациях, когда их окружают поклонники древнегреческого бога Приапа. Например, в одной из глав они приезжают в дом Трималхиона, в котором проходит пир. Хозяин поместья — разбогатевший и прославившийся вольноотпущенник. При этом сам он является человеком малообразованным, но энергично пытается прорваться в высший свет.

На пиру герои рассуждают о гладиаторах, затем разговор заходит о библиотеке владельца поместья. Тот хвастает, что у него их целых две. Одна — латинская, вторая — греческая. Оказывается, что вся его образованность не стоит выеденного яйца. В действительности он путает героев и сюжеты эллинских мифов и эпоса Гомера. Поэтому становится очевидным, что обо всем этом он знает только понаслышке.

Его жуткий нрав проявляется во всем. С гостями он мил и приятен, а слуг не считает за людей, хоть и сам еще буквально вчера был рабом.

Кульминацией пира становится кабан, которого готовят целиком и вносят в зал на серебряном блюде. Следующее удивительное блюдо — свинья, начиненная жареными колбасками. Вскоре приносят и пирожные, начиненные шафраном.

В конце вечера три мальчика вносят в зал изображения трех богов — хранителей семьи и домашнего очага. Трималхион рассказывает, что их зовут Счастливчик, Добытчик и Наживщик. Чтобы развлечь гостей, Никерот начинает рассказывать гостям историю про воина-оборотня, а сам Трималхион пугает присутствующих рассказами про ведьму, которая похитила из гроба тело мертвого мальчика, а вместо него положила соломенное чучело.

Трапеза продолжается несколько дней. На второй день приносят дроздов, начиненных изюмом. А затем большого жирного гуся. Все восхищаются мастерством местного повара и начинают петь ему хвалебные песни.

Завещание Трималхиона

Во время пира Трималхион настолько расчувствовался, что решил огласить для всех собравшихся свое завещание. В нем он много внимания уделяет описанию пышного надгробия, которое он желает получить, а также сам сочиняет хвалебную надпись, которая на нем будет высечена. В этом тексте подробнейшим образом перечисляются все его заслуги и регалии.

От переполняющих его чувств он растрогался еще больше и решил произнести речь. Ее приводит в своем романе Петроний. Он отмечает, что считает и рабов за людей, потому что они, как и остальные люди, вскормлены материнским молоком. Но он верит, что настанет время, когда и они смогут вдоволь насладиться свободой. В своем завещании он обещает, что отпустит всех на свободу после своей смерти. Заявив об этом, он искренне надеется, что челядь теперь будет любить его еще больше, чем прежде.

Между тем Энколпий с друзьями отправляется в дальнейшие странствия. Они приезжают в роскошную художественную галерею. В романе ее называют пинакотекой, такое обозначение было принято в Древнем Риме. Там они любуются полотнами эллинских художников. А также знакомятся со старым поэтом Эвмолпом, с которым уже не расстаются до самого конца повествования.

Эвмолп практически все время говорит исключительно стихами. За это его нередко бьют камнями. Причем не всегда справедливо, потому что тексты его бывают весьма неплохими.

Роман «Сатирикон», анализ которого позволяет наглядно представить, какими были отношения в древнеримском обществе, демонстрирует самые различные человеческие слабости и пороки. Он часто их высмеивает. Например, тщеславия, безвкусие, графоманство и другие.

Графоманом, по сути, является Эвмолп. Именно его стихи, в основном, прерывают прозаическую канву этого романа. К тому же старик часто рассуждает с Энколпием об искусстве. Не все спутники участвуют в их спорах, остальным не хватает образования.

Тем временем Гитон возвращается к Энколпию, объясняя свою измену ошибкой и страхом.

Рассказ о безутешной вдове

Помимо событий, которые непосредственно происходят с героями романа, в повествовании много лирических отступлений, историй, которые персонажи рассказывают друг другу.

Например, старый поэт знакомит их с рассказом о безутешной вдове. В центре его повествования матрона из Эфеса, которая прославилась на всю округу своей супружеской верностью и скромностью. А после смерти мужа решила, что земная жизнь ей неинтересна, и последовала за ним в подземное царство. Она рассчитывала в скором времени заморить себя голодом. Родные и друзья отговаривали ее, но она осталась непреклонной.

Вместе с ней в склеп отправляется ее верная служанка. Она стремится скрасить часы одиночества и страха своей хозяйки. Так прошло пять суток.

Между тем правитель тех земель приказал поблизости от того места, где вдова оплакивала покойного, распять нескольких злостных разбойников. Опасаясь, что их родные и близкие могут снять тела с креста и похоронить, правитель выставил возле них охрану. Правда, небольшую — всего одного солдата.

Ночью одинокий страж обратил внимание, что среди надгробных памятников на кладбище виден свет и слышны женские стоны. Любопытство взяло верх над страхом, и он решил проверить, что же там происходит.

Спустившись в склеп, солдат обнаружил женщину неземной красоты, а когда увидел лежащее перед ней мертвое тело, сразу понял, что к чему. Сжалившись над ней, он принес в склеп скромный обед, чтобы поддержать ее силы. И принялся уговаривать перестать страдать и вернуться к обычной жизни.

К словам солдата присоединяется и ее служанка. Они всеми способами ее убеждают, что женщине еще рано отправляться на тот свет. Сначала эфеская красавица неприступна, но постепенно начинает поддаваться на их уговоры. Сначала соблазняется едой и напитками, которые пришлись как раз кстати после долгого и изнурительного поста, а затем и сдается на милость солдату, который смог завоевать ее сердце, казавшееся неприступным.

Старый поэт подробно описывает, что в объятиях они провели не одну ночь, а вскоре и сыграли свадьбу. При этом предусмотрительно заперли двери в подземелье. На тот случай, если на кладбище придет кто-то из родных. Они должны были решить, что вдова умерла рядом со своим мужем от горя и истощения.

Но не все так гладко в этой истории. Пока солдат завоевывал сердце вдовы, близкие одного из разбойников воспользовались отсутствием охраны, сняли тело с креста и похоронили его. Когда влюбленный страж обнаружил пропажу, ему пришлось во всем признаться вдове. За такой просчет ему, конечно, полагалось серьезное наказание. Женщина сама подсказала ему решения, сказав, что предпочитает повесить мертвого, чем дать на растерзание живого. Солдат немедленно воспользовался этим предложением и рассудительностью его новой возлюбленной. Тогда они извлекают из гроба тело ее мужа и приколачивают к кресту на место разбойника.

Так заканчивается эта история. Но продолжаются странствия героев. Они отправляются в плавание. Во время шторма гибнет Лих. Удивительно, что Эвмолп даже в самый сильный ветер и бурю не оставляет своих поэтических декламаций, он постоянно читает стихи. Благо в конце концов несчастные спасаются. Им удается высадиться на берег и остановиться на ночь в рыбацкой хижине.

Следующий пункт их назначения — Кротона. Пожалуй, старейший из существовавших на тот момент городов Древней Греции, ставших колонией на южном побережье Апеннинского полуострова. Примечательно, что это единственная реальная географическая точка, которая конкретно упоминается и описывается в тексте романа.

Друзья уже привыкли жить богато и беззаботно. Поэтому в новом городе они решают выдать Эвмолпа за состоятельного и зажиточного человека, который раздумывает, кому бы оставить свои несметные сокровища. Эта уловка делает их желанными гостями в любом доме, везде им обеспечен безграничный кредит и радушный прием. Ведь многие жители этого города рассчитывают, что Эвмолп перед своей скорой смертью обязательно вспомнит о них.

Не забывает автор описывать и новые любовные похождения героев. Правда, в конце концов кротонцы прозревают и разгадывают незамысловатый обман путешественников. Над хитрецами они готовят расправу. Однако Энколпию с Гитоном вовремя удается бежать, а вот Эвмолп остается на растерзание толпы.

Кротонцы поступают с ним по старому обычаю. Когда кого-то из соотечественников нужно было принести в жертву, его кормили и поили в течение года лучшими напитками и яствами за счет казны. А затем сбрасывали со скалы, как козла отпущения. Такая участь настигла и Эвмолпа.

краткое содержание романа Петрония // Брифли

Роман «Сатирикон» — одно из самых известных произведений древнеримского писателя Петрония. Принято считать, что это самый древний роман, сохранившийся до наших дней. В настоящее время не удалось установить точное время его написания. Вероятнее всего, это было в первом веке нашей эры, еще в эпоху правления императора Нерона. По традиции тех лет, Петроний украсил свой роман поэтическими вставками. В них он старался воспроизвести манеру и стиль классических поэтов: Вергилия, Горация, Овидия и других.

История создания

Роман «Сатирикон» до наших дней сохранился не полностью. Даже неясно, сколько всего в нем было книг. Сохранились же только некоторые фрагменты из них. При этом до нас они дошли в рукописях, часто вместе с отрывками из произведений других авторов.

Впервые роман Петрония был издан в Милане. Это произошло в конце XV века. В 1575 году в Лейдене был опубликован более полный вариант. Самую полную рукопись выпустили в Трогире в 1650 году. Ее название звучало так: «Фрагменты сатир Петрония Арбитра из книг 15-й и 16-й», сегодня больше известное как роман «Сатирикон». Рукописи сохранились только частично.

В 1693 году французский писатель Франсуа Нодо дополнил роман «Сатирикон» собственными вставками и опубликовал его уже в Париже. Он утверждал, что это подлинный текст, который был обнаружен им за несколько лет до этого в Белграде. Правда, подделку очень скоро обнаружили. Она содержала много нелепостей и противоречий. Однако вставки, сделанные Нодо, до сих пор сохраняются в некоторых переизданиях «Сатирикона». Роман, как отмечают некоторые исследователи, от этого только выигрывает. Потому что они позволяют связать в единое целое сохранившиеся главы и фрагменты.

Стиль английского юмора

Некоторые авторы восприняли стиль английского юмора, и первой среди них была Тэффи, чьи стилистические приемы и обороты являют собой образцы чисто английской манеры. Таков, например, «капитан, который озирался вокруг круглыми глазами с видом человека, только что вынутого из воды» («Взамен политики»). Сюжеты Тэффи воспроизводят прием английского юмора, который достигает комического эффекта, вводя абсурд в обыденные ситуации — например, сюжет о мелком чиновнике, который выиграл в лотерею лошадь и попал в безвыходное положение, так как она быстро довела его до полного разорения («Даровой конь»). Кроме того, «Сатирикон» нередко публиковал иностранных юмористов, в частности Марка Твена.

Жанр «Сатирикона»

С тем, что «Сатирикон» — это действительно роман, многие специалисты спорят до сих пор. По сути, этот вопрос остается открытым и дискуссионным. Во многом из-за того, что применение этого термина к античному произведению может быть только условным. Строгой системы жанров в то время попросту не существовало.

По факту, это смесь прозаического и стихотворного текста, которая характерна для популярной в то время менипповой сатиры. Так назывался особый жанр античной литературы, который заключал в себе симбиоз философских рассуждений и пародийной сатиры.

В тексте органично сочетались между собой поэзия и проза, отсюда и само его название «сатура». В дословном переводе с древнеримского это означало «фруктовое ассорти», некую смесь. Это немного помогает определить, чем же является роман «Сатирикон». Жанр этого произведения — авантюрно-сатирический роман, являющийся яркой пародией греческого любовного романа.

Псевдодетская поэзия

И наконец, авторы «Сатирикона» охотно использовали форму псевдодетской поэзии. Так, «Детская песенка» (1913) Чуж-Чуженина, написанная по поводу новых ограничений прессы, изображала цензоров в виде послушных детей:

Как у Вани-Ванюшки Завелися нянюшки, Нянюшки — печальницы, Строгие начальницы…

Но этот литературный прием, созданный сначала как сатирический, постепенно вырастает в особый жанр, в стиль, который утрачивает свою первоначальную ориентацию. Впоследствии многие из поэтов «Сатирикона» пишут уже специально для детей и оказывают влияние на будущих авторов этого жанра (наиболее известен из них Самуил Маршак). Часто они подражают английским детским стихам и песенкам, как, например, Вяткин, написавший стихотворение про питона «Пятый».

«Сатирикон» в России

В России роман «Сатирикон» впервые увидел свет в 1882 году. Перевод сделал художественный критик Владимир Чуйко. В нем были опущены многие стихи, а также вырезаны некоторые места, считавшиеся в то время неприличными для печати.

В начале 20-х годов перевод для издательства «Всемирная литература» сделал Владимир Амфитеатров-Кадашев. Его отец выступил редактором, а после его эмиграции за редактуру взялся филолог Борис Ярхо. Он основательно принялся за эту работу: тщательно переработал прозаические вставки и заново перевел стихотворные отрывки.

Книга увидела свет в издательстве «Мировая литература» в 1924 году. Примечательно, что в ней присутствовали вставки Нодо. Этот перевод печатается до сих пор. Правда, иногда вставки Нодо из него удаляются.

В 1989 году прозаический текст еще раз перевел классический филолог Александр Гаврилов. Журналист и писатель Петр Вайль отмечал, что это блестящий текст для отечественного литературного обихода. Он существует на грани пристойности, но удерживается на ней, благодаря петрониевскому мастерству и его литературной смелости.

Самый последний перевод древнеримского романа Петрония «Сатирикон» вышел в 2020 году. Литературовед Георгий Север заново перевел все стихотворные отрывки. При этом новое издание содержит текст не только на русском, но и на латинском языке. К нему идут подробные приложения и комментарии.

Отзывы о романе

Всегда двояко оценивался исследователями роман «Сатирикон». Отзывы о книге были весьма противоречивыми.

Очередная порция мнений русских читателей о произведении древнеримской литературы появилась в 1913 году, когда новый перевод сделал Николай Поярков. Во времена Серебряного века это произведение оценивали неоднозначно. Например, искусствовед и издатель Павел Муратов о содержит множество непристойностей и грубых слов, но все же производит незабываемо сильное впечатление природной грации и свежести от внимательного чтения. Нравы, которые там изображены, нельзя назвать испорченными только потому, что в них меньше лицемерия, чем в современной общественной морали.

До сих пор многим нравится роман «Сатирикон». Отзывы, которые оставляют о нем читатели, позволяют судить, насколько меняются представления в обществе о дозволенности и ханжестве.

О ком писал «Сатирикон»

На самом деле единственный общественный слой, которым заполнены страницы «Сатирикона», — это именно мелкая буржуазия, то мещанство, присутствие которого ощущается среди как читателей, так и авторов журнала. Стихотворение Красного, датированное 1908 годом, демонстрирует, может быть не совсем осознанно для самого автора, что старые русские мифы утрачивают свою силу. Стихотворение построено на контрасте между темами ведущихся в обществе разговоров (свобода, родина, возмущение, жертвенность) и их материальной основой — рестораном, вечеринкой и т.п. (№ 10, 1908):

О, что может быть прелестней, Чем хожденья в мир исканий, Где лишь жертвой славен путь… Но гораздо интересней Прочитать о том в романе И за кофеем вздохнуть…

Может быть, намерением поэта было стремление высмеять мягкотелость среднего интеллигента, но производимый стихотворением эффект — совсем иной, ибо полярность этих идей уж слишком смешна.

Персонажи романа

Роман «Сатирикон», персонажи которого хорошо известны всем знатокам античной литературы, позволяет получить представление о классических представителях древнеримского общества того времени.

В центре повествования Энколпий. Именно от его лица ведется рассказ. Сам он признается, что избежал правосудия, сумев спасти свою жизнь на арене. Виновен же он был в том, что убил своего хозяина.

Среди главных героев романа «Сатирикон», краткое содержание которого приведено в этой статье, также присутствует его товарищ Аскилт. Это молодой юноша, который, несмотря на возраст, уже успел погрязнуть в сладострастии и лжи. На протяжении большой части романа их сопровождает 16-летний Гитон, который становится для них одновременно предметом страсти и раздора.

В одном из заключительных частей к ним присоединяется нищий и бездарный поэт по имени Эвмолп.

Важную роль играют и второстепенные персонажи в романе «Сатирикон». В книге задействованы ритор Агамемнон, властная жрица Квартилла, отличающаяся необузданным характером. Ее служанка Паннихис, по сути, еще девочка, а также разбогатевший вольноотпущенник по имени Трималхион.

Влияние Ювенала

Анализируя это произведение, можно заметить сильное влияние, которое оказывалось на роман «Сатирикон». Ювенал сыграл в этом одну из ключевых ролей. Это римский поэт, написавший гекзаметром знаменитые «Сатиры». Сегодня они распределены по пяти книгам.

Во многом его имя стало нарицательным для обозначения самого жанра сатиры. В нем обязательно предполагается гневное обличение человеческих пороков, а также высмеивание автором нравов, которые ему кажутся неуместными.

Романом «Сатирикон» или произведениями Ювенала в свое время зачитывались многие поклонники такой литературы. В них встречается много похожих сцен и эпизодов. Очевидно, что один из авторов учился у другого и подмечал самые удачные находки. На роман «Сатирикон» Ювенал оказал существенное влияние.

Основные авторы

Группа «Сатирикона» оформилась к 1908 году; первый номер журнала вышел 3 апреля. На страницах нового еженедельного журнала стали появляться юмористические рисунки и карикатуры, подписанные Радаковым (1879—1942), Ре-ми (псевдоним Ремизова-Васильева), Бенуа, Добужинским. Рисунки эти часто сопровождались небольшими стихотворениями; кроме того, журнал уделял много места сатирической поэзии. Среди постоянных сотрудников «Сатирикона» следует назвать Петра Потемкина (1886 — 1926), Василия Князева (1877 — 1937 или 1938), акмеиста Сергея Городецкого (1884 — 1967), Владимира Воинова (1878 — 1938), Евгения Венского (псевдоним Евгения Пяткина, 1885 — 1943), Красного (псевдоним Константина Антипова, 1883 — 1919), Самуила Маршака (1887 — 1964), Аркадия Бухова (1889 — 1946), Владимира Лихачева (1849 — 1910), Дмитрия Цензора (1877 — 1947), Николая Шебуева (1874 — 1937).

Саша Черный, несомненно, самый одаренный из авторов группы, покинул журнал в 1911 году, успев опубликовать там множество произведений.

Из прозаиков группы нужно назвать, кроме Аверченко, Тэффи (псевдоним Надежды Лохвицкой, в замужестве Бучинской, 1872 — 1952), Осипа Дымова (псевдоним Осипа Перельмана)…

Краткое содержание романа

«Сатирикон», по праву, считается одним из первых плутовских и авантюрных романов. Предположительно, в нем было 20 глав. Но на данный момент не сохранились ни его начало, ни конец, а только несколько глав в середине произведения.

Повествования ведется от лица главного героя. Это опытный ритор, который весьма поднаторел в своем мастерстве. Его зовут Энклопий. При этом он считается крайне неуравновешенным юношей. Он неглупый, но небезупречный с точки зрения этики и морали человек.

Жизнь свою он проводит в бегах, пытаясь скрыться от справедливого наказания, которое ждет его за убийство и ограбление, совершенное им. Также ему в вину вменяют сексуальное святотатство. Гнев на него навлек древнегреческий бог плодородия Приап. В то время, когда писался древнеримский роман «Сатирикон», культ этого бога пышно расцвел в Римской республике. В его изображениях часто использовались фаллические символы. Об этом можно с уверенностью говорить, так как до нашего времени сохранилось множество скульптур.

Энколпий путешествует вместе со своими друзьями. Вместе они приезжают в одну из эллинских колоний, которая располагается в Кампании. Это область в древней Италии. Роман «Сатирикон», краткое содержание которого позволяет составить полноценное впечатление о творчестве Петрония, подробно описывает их странствия.

В самом начале романа, по крайней мере, дошедших до нас отрывков, они гостят у римского всадника по имени Ликург. Там они переплетаются парочками, как пишет Петроний. Здесь между ними начинают завязываться любовные отношения, в том числе и на гомосексуальной почве. Энколпий и его товарищ Аскилт время от времени изменяют своим симпатиям и различным любовным ситуациям.

Аскилт увлекается юным мальчиком Гитоном, а Энколпий начинает ухаживать за прелестной Трифэной. Ведь девушки его тоже привлекают.

В следующих эпизодах действие романа перемещается в поместье богатого и влиятельного судовладельца по имени Лиха. «Сатирикон» — роман Петрония, в котором между героями возникают новые любовные переплетения. В них на этот раз принимает участие симпатичная жена судовладельца — Дорида. Когда Лиха об этом узнает, Гитону и Энколпию приходится срочно уезжать из поместья.

В пути ритор садится на корабль, который вскоре оказывается на мели. Но Энколпий не отчаивается. Он похищает дорогую мантию, которая была на статуе Исиды, а также крадет деньги у рулевого. После этого снова приезжает в поместье Ликурга.

Содержание и направленность журнала

Журнал «Сатирикон» был весьма разнообразен по содержанию и направленности: он отражал вкусы публики и определенные литературные тенденции своего времени. Публика хотела, чтобы он был сатирическим. Откликаясь на это пожелание, журнал возродил и стал укреплять старую традицию русской литературы. Он провозгласил своим учителем Салтыкова-Щедрина, что доказывает специально посвященный его памяти номер («Новый Сатирикон», № 17), вышедший к 25-й годовщине со дня смерти писателя в 1914 году. Об этом упоминает Бухов в своем стихотворении «Вспомните!», помещенном в номере: …Много вас… Подбирает капли едкой желчи, Оброненной умным стариком.

Однако после революции 1905 года эта традиция приобрела в мире прессы совсем особый характер. В период 1905—1906 годов стало издаваться множество сатирических изданий: «Молот», «Пулемет», «Жупел», «Маски», «Овод», «Зарница», «Красный смех» и др., в которых появляются, чередуя друг друга, карикатуры и стихи, часто подписанные прославленными именами из «Мира искусства» или из символистской школы. Сатира обычно была чрезвычайно резкой и жесткой, исключающей всякий юмор, в большинстве случаев окрашенной в трагические тона: это было время, когда образы смерти, крови, убийства заполнили и живопись, и литературу.

Группа «Сатирикона», отвечая вкусам времени (близким Леониду Андрееву), подхватила эту традицию и внесла в нее свой вклад. Много раз журнал помещал в весьма мрачных тонах намеки на репрессии по отношению к оппозиции, например под видом описаний казней способом сажания на кол в Персии.

Таким образом, с одной стороны, «Сатирикон» развивает темы, которые a priori исключают смех. В его произведениях звучит отчаяние, как политическое, так и нравственное, которое порой действительно становится общим местом. Некоторые стихотворения откровенно впадают в революционный пафос. Особенно к нему склонен Князев.

«Сейчас, — пишет Аверченко, — вся Великая Русь корчится во сне, погруженная в смертельную скуку». Эта фраза была рассчитана на комический эффект: скука и пошлость считались постыдными, и принято было постоянно напоминать, что им противостоят идеалы, энтузиазм, благородные душевные порывы; но эта почти обязательная рекомендация уже давно стала больше риторической формулой, чем реальным источником вдохновения.

Вакханалии в романе

Описанию вакханалий в «Сатириконе» уделено немаловажное значение. Главные герои регулярно оказываются в ситуациях, когда их окружают поклонники древнегреческого бога Приапа. Например, в одной из глав они приезжают в дом Трималхиона, в котором проходит пир. Хозяин поместья — разбогатевший и прославившийся вольноотпущенник. При этом сам он является человеком малообразованным, но энергично пытается прорваться в высший свет.

На пиру герои рассуждают о гладиаторах, затем разговор заходит о библиотеке владельца поместья. Тот хвастает, что у него их целых две. Одна — латинская, вторая — греческая. Оказывается, что вся его образованность не стоит выеденного яйца. В действительности он путает героев и сюжеты эллинских мифов и эпоса Гомера. Поэтому становится очевидным, что обо всем этом он знает только понаслышке.

Его жуткий нрав проявляется во всем. С гостями он мил и приятен, а слуг не считает за людей, хоть и сам еще буквально вчера был рабом.

Кульминацией пира становится кабан, которого готовят целиком и вносят в зал на серебряном блюде. Следующее удивительное блюдо — свинья, начиненная жареными колбасками. Вскоре приносят и пирожные, начиненные шафраном.

В конце вечера три мальчика вносят в зал изображения трех богов — хранителей семьи и домашнего очага. Трималхион рассказывает, что их зовут Счастливчик, Добытчик и Наживщик. Чтобы развлечь гостей, Никерот начинает рассказывать гостям историю про воина-оборотня, а сам Трималхион пугает присутствующих рассказами про ведьму, которая похитила из гроба тело мертвого мальчика, а вместо него положила соломенное чучело.

Трапеза продолжается несколько дней. На второй день приносят дроздов, начиненных изюмом. А затем большого жирного гуся. Все восхищаются мастерством местного повара и начинают петь ему хвалебные песни.

Завещание Трималхиона

Во время пира Трималхион настолько расчувствовался, что решил огласить для всех собравшихся свое завещание. В нем он много внимания уделяет описанию пышного надгробия, которое он желает получить, а также сам сочиняет хвалебную надпись, которая на нем будет высечена. В этом тексте подробнейшим образом перечисляются все его заслуги и регалии.

От переполняющих его чувств он растрогался еще больше и решил произнести речь. Ее приводит в своем романе Петроний. Он отмечает, что считает и рабов за людей, потому что они, как и остальные люди, вскормлены материнским молоком. Но он верит, что настанет время, когда и они смогут вдоволь насладиться свободой. В своем завещании он обещает, что отпустит всех на свободу после своей смерти. Заявив об этом, он искренне надеется, что челядь теперь будет любить его еще больше, чем прежде.

Между тем Энколпий с друзьями отправляется в дальнейшие странствия. Они приезжают в роскошную художественную галерею. В романе ее называют пинакотекой, такое обозначение было принято в Древнем Риме. Там они любуются полотнами эллинских художников. А также знакомятся со старым поэтом Эвмолпом, с которым уже не расстаются до самого конца повествования.

Эвмолп практически все время говорит исключительно стихами. За это его нередко бьют камнями. Причем не всегда справедливо, потому что тексты его бывают весьма неплохими.

Роман «Сатирикон», анализ которого позволяет наглядно представить, какими были отношения в древнеримском обществе, демонстрирует самые различные человеческие слабости и пороки. Он часто их высмеивает. Например, тщеславия, безвкусие, графоманство и другие.

Графоманом, по сути, является Эвмолп. Именно его стихи, в основном, прерывают прозаическую канву этого романа. К тому же старик часто рассуждает с Энколпием об искусстве. Не все спутники участвуют в их спорах, остальным не хватает образования.

Тем временем Гитон возвращается к Энколпию, объясняя свою измену ошибкой и страхом.

Пародия в журнале

Продукция журнала была богата и старыми и новыми приемами. Первое место среди них занимала пародия — жанр, сатирический сам по себе. Авторы «Сатирикона» не пренебрегали возможностью высмеять новые литературные течения, такие, как символизм, футуризм (например, стихотворение Бухова «Легенда о страшной книге» (1913) представляет стихи футуристов как самую страшную пытку для читателя, какую можно вообразить). Эгофутуризм (Игорь Северянин) стал излюбленной мишенью для пародирования. Охотно использовался архаический стиль, с помощью которого создавался наиболее яркий эффект гротеска (например, ода Шебуева об университетах, выдержанная в стиле русского XV111 века, № 37, 1913).

Часто пародия соседствовала с серьезным тоном так скрыто, что современники ее даже не всегда замечали. Так, например, Горянский дал своему сборнику «Мои дураки» подзаголовок «Лирические сатиры». У Саши Черного этот прием используется почти повсеместно, и одно из писем к Кранихфельду доказывает, что поэт пользовался им совершенно сознательно. Он пишет: «В одном и том же стихотворении соединяются юмор, сатира и лирика…» Некоторые стихотворения Бухова могли бы быть приняты за написанные кем-нибудь из символистов («Поэтам»).

Особенно блистал в этом лукавом жанре Потемкин. Он был связан с символистской средой, часто посещал кабаре «Бродячая собака», ставил некоторые из своих пьес в театре миниатюр «Кривое зеркало». В его сборнике «Смешная любовь» (1908) есть и темы, характерные для русских романтиков и символистов, — маски, куклы, и не ясно, следует ли здесь искать смешное в серьезном или серьезное в смешном. Позже, а именно в своем сборнике стихов «Герань» (1912), поэт отойдет от этого жанра и придет к чисто комическому, более искреннему и более простому.

Петроний Сатирикон краткое содержание

  • Краткие содержания
  • Разные авторы
  • Петроний — Сатирикон

Автором данного произведения является Арбитра Петроний. Из всего произведения до сегодняшнего дня сохранились только 15 томов. В общем автором было написано 20 томов. Главными персонажами книги являются молодые юноши и бродяги Аскилт и Энколпий. Также вместе с ними описываются проделки подростка Гитона. Они все занимаются воровством и разбоем. А Энколпий разыскивается властями за воровство, убийство и сексуальное святотатство. Он корит себя за гнев древнегреческого бога Приала.

Однажды Энколпий с друзьями приезжает в эллианскую колонию, которая находится в Кампании. Его приглашают в гости богатого всадника Ликурга. В поместье Ликурга товарищи поддаются бесстыдным и безнравственным утехам. По приходу Дориды товарищи уходят из поместья и отправляются в дом судовладельца. В доме судовладельца у него завязываются отношения с супругой хозяина. После имения судовладельца Энколпий с друзьями попадают на судно, где он украл бесценную мантию со статуи Исиды и деньги рулевого матроса. Они поспешно сбегают с судна и отправляются в дом к Ликургу. По счастливой удаче мошенники попали на светский прием к богатому бывшему рабу Трималхиону. Прием прошел с интересом, питьем и представлениям. Хозяин похвастался гостям своей обширной библиотекой. Слуги развлекали и ублажали гостей, также обмывали их ноги душистыми духами.

Во время своих приключений Энколпий познакомился с талантливым писателем Эвмолпом. Писатель делится своими знаниями и навыком с юношей. Энколпий много беседует об искусстве и жизни со своим новым другом. Наступает новый поворот судьбы и Энколпий вместе с Аскилтом и Эвмолпом оказываются на корабле у Лихи. На судне друзей встречают не дружелюбно. Однако выход из трудной ситуации находит хитроумный поэт. Судно попадает под шторм. В результате Лиха умирает. Остальные спасаются и находят старую хижину рыбаков. Через некоторое время друзья уходят из хижины и отправляются в город Кротон. В городе Энколпий хочет продать себя за богатого человека. Этот человек на тот момент искал преемника, чтобы завещать свое наследство. В Кротоне друзья жили на широкую ногу и пользовались всеми возможностями и брали бесконечные кредиты.

Вскоре жители города узнают про мошенничество Энколпия и его товарищей и хотят расправиться с ними. Все начали бежать, кроме старого поэта. Юноши убежали, а поэта поймали жители города и преподнесли его как жертву богам. Так и продолжались странствия молодых людей.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Популярные сегодня пересказы

  • Соня — краткое содержание рассказа Толстой
    Рассказ «Соня» принадлежит авторству современной русской писательницы Татьяны Толстой. Это достаточно печальный по своей концовке, да и сути, рассказ. Краткое содержание данного произведения представлено в этой статье.
  • Пятнадцатилетний капитан — краткое содержание романа Жюля Верна
    Действие происходит на шхуне под названием Пилигрим. Судно направляется в город Сан-Франциско. На нем находится большое количество пассажиров и экипаж. Управлением корабля занимается командир Гуль
  • Зов Ктулху — краткое содержание рассказа Лавкрафта
    Произведение, которое носит название «Зов Ктулху», написано писателем Говардом Лавкрафтом. Краткое содержание данного творения представлено в этой статье.
  • Сказка бочки — краткое содержание произведения Свифта
    Автор считает, что для того, чтобы стать хорошим оратором, необходимо возвыситься над толпой. Речи произносить лучше всего с лестницы, кафедры или сцены уличного театра. Далее писатель

Краткое содержание Сатирикон

Петроний Сатирикон Текст первого известного в мировой литературе авантюрного (или плутовского) романа сохранился лишь фрагментарно: отрывки 15-й, 16-й и предположительно 14-й главы. Нет начала, нет и конца, А всего, по-видимому, было 20 глав… Главный герой (от его имени ведется повествование) — поднаторевший в риторике неуравновешенный юноша Энколпий, явно неглупый, но, увы, небезупречный человек. Он скрывается, спасаясь от кары за ограбление, убийство и, самое главное, за сексуальное святотатство, навлекшее на него гнев Приапа —
очень своеобразного древнегреческого бога плодородия. (Ко времени действия романа культ этого бога пышно расцвел в Риме. В изображениях Приапа обязательны фаллические мотивы: сохранилось много его скульптурою) Энколпий с подобными ему друзьями-параситами Аскилтом, Гитоном и Агамемноном прибыли в одну из эллинских колоний в Кампании (область древней Италии). В гостях у богатого римского всадника Ликурга они все «переплелись парочками». При этом тут в чести не только нормальная (с нашей точки зрения), но и чисто мужская любовь. Затем Энколлий и Аскилт (еще недавно бывшие «братцами») периодически меняют свои симпатии и любовные ситуации. Аскилт увлекается милым мальчиком Гитоном, а Энколпий приударяет за красоткой Трифэной… Вскоре действие романа переносится в поместье судовладельца Лиха. И — новые любовные переплетения, в коих принимает участие и хорошенькая Дорида — жена Лиха, В итоге Энколпию и Гитону приходится срочно удирать из поместья. По дороге лихой ритор-любовник забирается на корабль, севший на мель, и умудряется там стащить дорогую мантию со статуи Исиды и деньги рулевого. Затем возвращается в поместье к Ликургу. …Вакханалия поклонниц Приапа — дикие «шалости» Приаповых блудниц… После многих приключений Энколпий, Гитон, Аскилт и Агамемнон попадают на пир в дом Трималхиона — разбогатевшего вольноотпущенника, дремучего неуча, мнящего себя весьма образованным. Он энергично рвется в «высший свет». Беседы на пиру. Рассказы о гладиаторах. Хозяин важно сообщает гостям: «Теперь у меня — две библиотеки. Одна — греческая, вторая — латинская». Но тут же обнаруживается, что в его голове самым чудовищным образом перепутались известные герои и сюжеты эллинских мифов и гомеровского эпоса. Самоуверенная заносчивость малограмотного хозяина безгранична. Он милостиво обращается к гостям и в то же время, сам вчерашний раб, неоправданно жесток со слугами. Впрочем, Трималхион отходчив… На громадном серебряном блюде слуги вносят целого кабана, из которого внезапно вылетают дрозды. Их тут же перехватывают птицеловы и раздают гостям. Еще более грандиозная свинья начинена жареными колбасами. Тут же оказалось блюдо с пирожными: «Посреди него находился Приап из теста, держащий, по обычаю, корзину с яблоками, виноградом и другими плодами. Жадно накинулись мы на плоды, но уже новая забава усилила веселье. Ибо из всех пирожных при малейшем нажиме забили фонтаны шафрана…» Затем три мальчика вносят изображения трех Ларов (боги-хранители дома и семьи). Трималхион сообщает: их зовут Добытчик, Счастливчик и Наживщик. Чтобы развлечь присутствующих, Никерот, друг Трималхиона, рассказывает историю про солдата-оборотня, а сам Трималхион — про ведьму, похитившую из гроба мертвого мальчика и заменившую тело фофаном (соломенным чучелом). Тем временем начинается вторая трапеза: дрозды, начиненные орехами с изюмом. Затем подается огромный жирный гусь, окруженный всевозможной рыбой и птицей. Но оказалось, что искуснейший повар (по имени Дедал!) все это сотворил из… свинины. «Затем началось такое, что просто стыдно рассказывать: по какому-то неслыханному обычаю, кудрявые мальчики принесли духи в серебряных флаконах и натерли ими ноги возлежащих, предварительно опутав голени, от колена до самой пятки, цветочными гирляндами». Повару в награду за его искусство разрешалось на некоторое время возлечь за столом вместе с гостями. При этом слуги, подавая очередные блюда, обязательно что-то напевали, независимо от наличия голоса и слуха. Танцоры, акробаты и фокусники тоже почти непрерывно развлекали гостей. Растроганный Трималхион решил огласить… свое завещание, подробное описание будущего пышного надгробия и надпись на нем (собственного сочинения, естественно) с детальнейшим перечислением своих званий и заслуг. Еще более этим умилившись, он не может удержаться и от произнесения соответствующей речи: «Друзья! И рабы — люди: одним с нами молоком вскормлены. И не виноваты они, что участь их горька. Однако, по моей милости, скоро они напьются вольной воды, Я их всех в завещании своем на свободу отпускаю Все это я сейчас объявляю затем, чтобы челядь меня теперь любила так же, как будет любить, когда я умру». Приключения Энколпия продолжаются. Однажды он забредает в пинакотеку (художественную галерею), где любуется картинами прославленных эллинских живописцев Апеллеса, Зевксида и других. Тут же он знакомится со старым поэтом Эвмолпом и не расстается с ним уже до самого конца повествования (верней, до известного нам конца). Эвмолп почти непрерывно говорит стихами, за что неоднократно бывал побиваем камнями. Хотя стихи его вовсе не были плохими. А иногда — очень хорошими. Прозаическая канва «Сатирикона» нередко прерывается стихотворными вставками («Поэма о гражданской войне» и др.). Петроний был не только весьма наблюдательным и талантливым прозаиком и поэтом, но и прекрасным подражателем-пародистом: он виртуозно имитировал литературную манеру современников и знаменитых предшественников. …Эвмолп и Энколпий беседуют об искусстве. Людям образованным есть о чем поговорить. Тем временем красавец Гитон возвращается от Аскилта с повинной к своему прежнему «братцу» Энколпию. Измену свою он объясняет страхом перед Аскилтом: «Ибо он обладал оружием такой величины, что сам человек казался лишь придатком к этому сооружению». Новый поворот судьбы: все трое оказываются на корабле Лиха. Но не всех их тут встречают одинаково радушно. Однако старый поэт восстанавливает мир. После чего развлекает своих спутников «Рассказом о безутешной вдове». Некая матрона из Эфеса отличалась великой скромностью и супружеской верностью. И когда умер ее муж, она последовала за ним в погребальное подземелье и намеревалась там уморить себя голодом. Вдова не поддается на уговоры родных и друзей. Лишь верная служанка скрашивает в склепе ее одиночество и так же упорно голодает, Миновали пятые сутки траурных самоистязаний… «…В это время правитель той области приказал неподалеку от подземелья, в котором вдова плакала над свежим трупом, распять нескольких разбойников. А чтобы кто-нибудь не стянул разбойничьих тел, желая предать их погребению, возле крестов поставили на стражу одного солдата, С наступлением ночи он заметил, что среди надгробных памятников откуда-то льется довольно яркий свет, услышал стоны несчастной вдовы и по любопытству, свойственному всему роду человеческому, захотел узнать, кто это и что там делается. Он немедленно спустился в склеп и, увидев там женщину замечательной красоты, точно перед чудом каким, точно встретившись лицом к лицу с тенями загробного мира, некоторое время стоял в смущении. Затем, когда увидел наконец лежащее перед ним мертвое тело, когда рассмотрел ее слезы и исцарапанное ногтями лицо, он, конечно, понял, что это — только женщина, которая после смерти мужа не может от горя найти себе покоя. Тогда он принес в склеп свой скромный обед и принялся убеждать плачущую красавицу, чтобы она перестала понапрасну убиваться и не терзала груди своей бесполезными рыданиями». Через некоторое время к уговорам солдата присоединяется и верная служанка. Оба убеждают вдову, что торопиться на тот свет ей пока рано. Далеко не сразу, но печальная эфесская красавица все же начинает поддаваться их увещеваниям. Сперва, изнуренная долгим постом, она соблазняется пищей и питьем. А еще через некоторое время солдату удается завоевать и сердце прекрасной вдовы. «Они провели во взаимных объятиях не только эту ночь, в которую справили свою свадьбу, но то же самое было и на следующий, и даже на третий день. А двери в подземелье на случай, если бы к могиле пришел кто-нибудь из родственников и знакомых, разумеется, заперли, чтобы казалось, будто эта целомудреннейшая из жен умерла над телом своего мужа». Тем временем близкие одного из распятых, воспользовавшись отсутствием охраны, сняли с креста и погребли его тело. А когда влюбленный страж обнаружил это и, трепеща от страха перед грядущим наказанием, поведал о пропаже вдове, та решила: «Я предпочитаю повесить мертвого, чем погубить живого». Согласно этому, она дала совет вытащить мужа из гроба и пригвоздить его к пустому кресту. Солдат немедленно воспользовался блестящей мыслью рассудительной женщины. А на следующий день все прохожие недоумевали, каким образом мертвый взобрался на крест». На море поднимается буря. В пучине гибнет Лих. Остальные продолжают носиться по волнам. Причем Эвмолп и в этой критической ситуации не прекращает своих поэтических декламации. Но в конце концов несчастные спасаются и проводят беспокойную ночь в рыбацкой хижине. А вскоре все они попадают в Кротону — один из старейших греческих городов-колоний на южном побережье Апеннинского полуострова. Это, кстати, единственная географическая точка, конкретно обозначенная в доступном нам тексте романа. Чтобы жить безбедно и беззаботно (так уж они привыкли) и в новом городе, друзья по приключениям решают: Эвмолп выдаст себя за очень зажиточного человека, раздумывающего, кому бы завещать все свои несметные богатства. Сказано — сделано. Это дает возможность неунывающим приятелям спокойно жить, пользуясь у горожан не только радушным приемом, но и неограниченным кредитом. Ибо многие кротонцы рассчитывали на долю в завещании Эвмолпа и наперебой старались завоевать его благосклонность. И снова следует серия любовных не столько приключений, сколь- Ко злоключений Энколпия. Все его неприятности связаны с уже упомянутым гневом Приапа. Но кротонцы наконец прозрели, и нет предела их справедливому гневу. Горожане энергично готовят расправу над хитрецами. Энколпию с Гитоном удается бежать из города, бросив там Эвмолпа. Жители Кротоны поступают со старым поэтом по их древнему обычаю. Когда в городе свирепствовала какая-нибудь болезнь, одною из соотечественников граждане в течение года содержали и кормили наилучшим образом за счет общины. А затем приносили в жертву: Этого «козла отпущения» сбрасывали с высокой скалы. Именно так кротонцы и поступили с Эвмолпом.

«Новый Сатирикон»

В 1913 году в журнале произошел кризис, большая часть состава его авторов ушла от Корнфельда и основала «Новый Сатирикон», первый номер которого вышел из печати 6 июня. Старый журнал еще продолжал выходить: там остались Князев, Валентин Горянский (псевдоним Валентина Иванова, 1888 — 1944) и еще несколько писателей, но в 1914 году, после выхода 16-го номера, журнал прекратил свое существование. «Новый Сатирикон» некоторое время процветал и привлек к себе ряд молодых писателей, среди которых были Алексей Будищев (1867 — 1916), Георгий Вяткин (1885 — 1941), Чуж-Чуженин (псевдоним Николая Фалеева, 1873—30-е гг.) и Маяковский, который опубликовал в нем поэмы 1915—1916 годов и свои «гимны».

Гай Петроний (Арбитр) — Сатирикон

1 …

Гай Петроний Арбитр

САТИРИКОН

Перевод с латинского Б. Ярхо.

1. …Но разве не тем же безумием одержимы декламаторы, вопящие: «Эти раны я получил, сражаясь за свободу отечества, ради вас я потерял этот глаз. Дайте мне вожатого, да отведет он меня к чадам моим, ибо не держат изувеченные стопы[1] тела моего».

Впрочем, все это еще было бы терпимо, если бы открывало стремящимся путь к красноречию. Но пока от всей этой высокопарности, этих велеречиво-пустых сентенций одна польза: стоит попасть на форум, кажется, будто ты попал в другую часть света[2]. Потому, я думаю, и выходят дети из школ дураки дураками, что ничего жизненного, обычного они там не видят и не слышат, а только и узнаю́т что про пиратов[3], торчащих с цепями на морском берегу, про тиранов, подписывающих указы с повелением детям обезглавливать собственных отцов, да про дев, приносимых в жертву по три сразу, а то и больше, по слову оракула, во избавление от чумы, да еще учатся говорить сладко да гладко, так что все слова и дела похожи на шарики, посыпанные маком и кунжутом.

2. Разве можно на такой пище добиться тонкого вкуса? Да не больше, чем благоухать, живя на кухне. О риторы, не во гнев вам будь сказано, вы-то и погубили красноречие! Из-за вашего звонкого пустословия сделалось оно общим посмешищем, по вашей вине бессильным и дряхлым стало тело речи. Юноши не упражнялись в «декламациях» в те времена, когда Софокл и Еврипид находили слова, какие были необходимы. Начетчик, не видавший солнца, еще не губил дарований во дни, когда даже Пиндар и девять лириков не дерзали писать гомеровым стихом. Да что говорить о поэтах! Ведь ни Платон, ни Демосфен[4], конечно, не предавались такого рода упражнениям. Истинно возвышенное и, так сказать, целомудренное красноречие прекрасно своей природной красотой, а не вычурностью и напыщенностью. Лишь недавно это надутое, пустое многоречие прокралось в Афины из Азии и, словно вредоносная звезда, наслало заразу, овладевшую умами молодежи, стремящейся к возвышенному, и вот, когда подточены были законы красноречия, оно замерло в застое и онемело. Кто из потомков достиг славы Фукидида или Гиперида[5]? Даже стихи более не блещут здоровым румянцем: все они точно вскормлены одной и той же пищей; ни одно не доживает до седых волос. Живописи суждена та же участь, после того как наглость египтян донельзя упростила это высокое искусство.

3. Агамемнон не мог потерпеть, чтобы я дольше разглагольствовал под портиком, чем он потел в школе.

— Юноша, — сказал он, — речь твоя не считается со вкусами толпы и полна здравого смысла, что теперь особенно редко встречается. Поэтому я не скрою от тебя тайн нашего искусства. Менее всего виноваты в этом деле учителя, которым поневоле приходится бесноваться среди бесноватых[6]. Ибо, начни учителя преподавать не то, что нравится мальчишкам, — «они остались бы в школах одни», как сказал Цицерон. В этом случае они поступают совершенно как льстецы-притворщики, желающие попасть на обед к богачу: только о том и заботятся, как бы сказать что-нибудь такое, что, по их мнению, приятно слушателям, ибо без силков лести им никогда не добиться своего. Вот так и учитель красноречия: если, подобно рыбаку, он не взденет на крючок ту приманку, на которую рыбешка наверняка клюнет, то и останется сидеть на скале без надежды на улов.

4. Что же следует из этого? Порицания достойны родители, не желающие воспитывать своих детей в строгих правилах. Во-первых, они и тут, как во всем прочем, свои надежды посвящают честолюбию. Во-вторых, торопясь скорее достичь желаемого, гонят недоучек на форум, и красноречие, которое, по их собственному признанию, стоит выше всего на свете, отдается в руки молокососов. Вот, если бы они допустили, чтобы учение шло постепенно, чтобы учащиеся юноши орошали душу лишь серьезным чтением и воспитывались по правилам мудрости, чтобы они безжалостно стирали все лишние слова, чтобы они внимательно прислушивались к речам тех, кому захотят подражать, и убеждались в том, что прельщающее их вовсе не великолепно, — тогда возвышенное красноречие обрело бы вновь достойное его величье. Теперь же мальчишки дурачатся в школах, а над юношами смеются на форуме, и хуже всего то, что кто смолоду плохо обучен, тот до старости в этом не сознается. Но дабы ты не возомнил, будто я не одобряю непритязательных импровизаций, вроде Луцилевых[7], я и сам то, что думаю, скажу стихами.

5.

Науки строгой кто желает плод видеть, Пускай к высоким мыслям обратит ум свой, Суровым воздержаньем закалит нравы: Тщеславно пусть не ищет он палат гордых, К пирам обжор не льнет, как блюдолиз жалкий, Не заливает пусть вином свой ум острый, Пусть пред подмостками он не сидит днями, С венком в кудрях, рукоплеща игре мимов.

Если же мил ему град Тритонии[8] оруженосной, Или по сердцу пришлось поселение лакедемонян[9], Или постройка Сирен[10] — пусть отдаст он поэзии юность, Чтобы с веселой душой вкушать от струи меонийской[11], После, бразды повернув, перекинется к пастве Сократа, Будет свободно бряцать Демосфеновым мощным оружьем.

Далее — римлян толпа пусть обступит его и, изгнавши Греческий звук из речей, их дух незаметно изменит. Форум покинув, порой пусть заполнит страницу стихами, Чтобы Фортуну воспеть и полет ее окрыленный. Пой о пирах и о войнах сложи суровую песню, В слоге возвышенном так с Цицероном бесстрашным сравнишься. Вот чем тебе надлежит напоить свою грудь, чтоб широким Вольным потоком речей излить пиэрийскую душу[12].

6. Я так заслушался этих слов, что не заметил исчезновения Аскилта. Пока я шагал по саду, все еще взволнованный сказанным, портик наполнился огромной толпой молодежи, возвращавшейся, как мне кажется, с импровизированной речи какого-то неизвестного, отвечавшего на «свазорию»[13] Агамемнона. Пока эти молодые люди, осуждая строй речи, насмехались над ее содержанием, я потихоньку ушел, желая разыскать Аскилта. Но, к несчастью, я ни дороги точно не знал, ни местоположения нашей гостиницы не помнил. В какую бы сторону я ни направлялся — все приходил на прежнее место. Наконец, утомленный беготней и весь обливаясь потом, я обратился к какой-то старушонке, торговавшей овощами.

1 …

Приемы сказки и народного творчества в «Сатириконе»

Другой излюбленный прием «Сатирикона» — сказка. Здесь его авторы охотно следовали за Козьмой Прутковым, в котором они признавали своего предшественника. В 1913 году его памяти был посвящен специальный номер (№ 3). Один из сотрудников «Сатирикона», Борис Владимирович Жикович, подписывался именем Иван Козьмич Прутков, как сын вымышленного писателя. Тем не менее его сказки, как правило, сатирические, в них нет абсурда, как у Козьмы Пруткова. Так, басня «Мозги и ночь» (1914) высмеивает спиритизм, хотя и написана в стиле Пруткова.

«Сатирикон» охотно использовал и источники народного творчества: ярмарочный комизм, четверостишия в стиле частушек, которые Потемкин и Князев собирали по деревням. Если у Князева частушки служат «опрощению» поэзии, то у Потемкина, особенно в «Герани», с помощью народного стиля вводятся очень живые комические мотивы в описаниях жизни петербургского простонародья («Жених»).

Не пил он сивухи, Но пил понемножку, Медную в ухе Носил он сережку.

Здесь комическое достигается введением в стихи языка и повадок простого народа: писаря, ремесленника, рабочего, мелкого торговца и т.п. Такая поэзия, типично городская и комично-добродушная, предвосхищает жанры, которые разовьются в 20-е годы.

Игра слов

Однако юмор «Сатирикона» не был только заимствованным. Лучшие его авторы сумели продолжить русское комическое чисто словесное направление, основанное не только на каламбуре, но и на смысловом столкновении слов, на шутке, происходящей от звуковой игры слов, идущей еще от Гоголя.

У Тэффи игра слов часто доводится до абсурда, она вызывает смех, так как вводит целую семью слов, звучащую как бессмыслица. Так, например, мальчик, придя из школы, спрашивает взрослых: «Почему говорят «гимн-Азия», а не говорят «гимн-Африка»?» («Взамен политики»). Куликов подхватывает игру слов Козьмы Пруткова на звучании «вилла» и «вилы», чтобы сделать на этом материале стихотворение с «социальным» звучанием: мечта богача — «вилла» противопоставляется мечте крестьянина о новых вилах («Две думы», 1908). Но здесь социальное содержание блекнет рядом с комической нелепостью каламбура. Группа «Сатирикона», таким образом, в своем творчестве стоит как бы на двух сваях, на двух традициях — сатирической и юмористической, которые в то время не слишком резко разделялись, так как нередко юмор принимался за сатиру. Такое смешение мешало авторам журнала, по крайней мере большинству из них, достичь вершин юмора (в метафизическом смысле), сатира же в свою очередь утрачивала живость, деградировала, впадала в дидактику и теряла значительность.

Тем не менее «Сатирикон» оставался законным наследником Козьмы Пруткова и подготовил почву для расцвета юмористической литературы, наступившего позже, в 20-е годы.

Использованы материалы книги: История русской литературы: ХХ век: Серебряный век / Под ред. Ж. Нива, И. Сермана и др. – М.: Изд. группа «Прогресс» – «Литера», 1995

Петроний «Сатирикон» – анализ — Русская историческая библиотека

Автором большого повествовательного произведения, дошедшего до нас под названием «Сатирикон» или, точнее, «Книга сатир» («Satiricon libri») обычно считают Петрония Арбитра, обрисованного историком Тацитом в рассказе о правлении императора Нерона. К сожалению, это произведение дошло до нас лишь в отрывках из 15-й и 16-й книг, а всего их, видимо, было 20. Попытки путём литературного анализа восстановить сюжетную линию всего «Сатирикона», как это сделал, например, в XVII в. французский офицер Нодо, окончились неудачей, и все формы такого сочинительства наука решительно отвергает.

Главными героями «Сатирикона» Петрония являются бродяги, юноши Энколпий, Аскилт и мальчик-подросток Гитон. Потом к этой компании присоединяется бывший ритор-учитель, старик Эвмолп. Все они развратники, воры, люди, попавшие на дно римского общества. Двое из них, Энколпий и Эвмолп, довольно знающие люди, они разбираются в литературе, искусстве, Эвмолп пишет стихи. Бродяги скитаются по Италии, живут подачками богатых людей, к которым их для развлечения приглашают то на обеды, то на ужины. Герои при случае не прочь что-либо украсть. Во время своих скитаний они, кроме Аскилта, попадают в город Кротон, где Эвмолп выдает себя за богача из Африки и распускает слух, что оставит свое наследство тому из кротонцев, кто будет за ним лучше ухаживать. Таких охотников нашлось немало, матери даже отдают своих дочек в любовницы Эвмолпу в надежде получить богатство старика после его смерти.

Герой «Сатирикона» Энколпий. Рисунок Н. Линдсея

 

В довершение всего Эвмолп объявляет претендентам на его наследство, что они должны после его смерти разрубить труп и съесть его.

На этом рукопись обрывается.

«Сатирикон» Петрония написан прозой, переплетающейся со стихами. Такой вид литературного творчества носит название «менипповой сатуры», по имени греческого философа-киника и поэта Мениппа, который впервые оформил этот жанр и продолжателем которого был римский писатель-филолог Варрон.

«Сатирикон» представляет собой сатирико-бытовой приключенческий роман. В нем автор с большим мастерством показал различные социальные группы. Его герои бродяги скитаются по всей Италии, и Петроний бросает их и в среду богачей-вольноотпущенников, и в роскошные виллы римской аристократии, и в таверны городков, и в притоны разврата.

Автор «Сатирикона» пессимистически смотрит на жизнь, и это настроение он передает своим героям, которые не видят цели жизни. Они часто говорят, что кругом царит произвол, что всюду – власть золота.

Так, Энотея говорит (гл. 137):

 

Тех, кто с деньгами, всегда подгоняет ветер попутный,
Даже Фортуной они правят по воле своей.
Стоит им захотеть, – и в супруги возьмут хоть Данаю,
Даже Акрисий-отец дочку доверит таким,
Пусть богач слагает стихи, выступает с речами,
Пусть он тяжбы ведет – будет Катона славней.
Пусть, как законов знаток, свое выносит решенье –
Будет он выше, чем встарь Сервий иль сам Лабеон.
Что толковать? Пожелай чего хочешь: с деньгой да со взяткой
Все ты получишь. В мошне нынче Юпитер сидит… (Б. Ярхо.)

 

Когда Энколпий и Аскилт увидели потерянную ими тунику в руках поселянина, то один предлагает обратиться за помощью к суду, а другой ему живо возражает (гл. 14):

 

Что нам поможет закон, если правят в суде только деньги,
Если бедняк никого не одолеет вовек?
Да и те мудрецы, кто котомку киников носят,
Тоже за деньги порой истине учат своей.

 

Петроний выразил через героев «Сатирикона» религиозный скептицизм, который был характерен для римского общества первых веков н. э. В романе Петрония даже служительница храма бога Приапа Квартилла говорит: «Наша округа полным-полна богов-покровителей, так что бога здесь легче встретить, чем человека» (гл. 17).

Энколпий, убивший священного гуся, услышав упреки жрицы в связи с этим «преступлением», бросает ей два золотых и говорит: «На них вы можете купить и богов и гусей».

Вольноотпущенник Ганимед в разгаре изображённого Петронием пира сетует на упадок религии в обществе. Он говорит, что «Юпитера никто теперь в грош не ставит» и что «у богов ватные ноги из-за нашего неверия».

О падении нравов в обществе говорит в «Сатириконе» учитель Эвмолп, сам порядочный развратник. Он упрекает свое поколение: «Мы же, погрязшие в вине и разврате, не можем даже завещанного предками искусства изучить, нападая на старину, мы учимся и учим только пороку».

Герои Петрония не верят ни во что, у них нет уважения ни к себе, ни к людям, у них нет цели жизни. Они считают, что жить надо только ради чувственных удовольствий, жить под девизом «лови день» (carpe diem).

Персонажи «Сатирикона» опираются на Эпикура, но понимают его философию в примитивном, упрощенном аспекте. Они считают его глашатаем любовных наслаждений (гл. 132):

 

Правды отец, Эпикур, и сам повелел нам, премудрый,
Вечно любить, говоря: цель этой жизни – любовь…

 

Жизненное credo основных героев «Сатирикона» Петрония лучше всего выражает ритор-бродяга Эвмолп: «Я лично всегда и везде так живу, что стараюсь использовать всякий день, точно это последний день моей жизни».

Даже богач вольноотпущенник Тримальхион, держа перед собой серебряный скелет, восклицает (гл. 34):

 

Горе нам, беднякам! О, сколь человечишко жалок!
Станем мы все таковы, едва только Орк нас похитит!
Будем же жить хорошо, други, покуда живем.

 

И далее добавляет (гл. 72): «Итак, если мы знаем, что обречены на смерть, почему же нам сейчас не пожить в свое удовольствие?»

Анализ «Сатирикона» показывает, что Петроний ценит красоту и часто отмечает это или путем эпитетов («очень красивая женщина Трифена», «хорошенькая Дорида», «Гитон, милый мальчик удивительной красоты»), или же в виде пространных описаний красивой наружности, например при изображении красавицы Киркеи. Эстетическое отношение к жизни Петроний передает и своим героям, хотя иногда это как-то и не вяжется со всем обликом того или иного персонажа. Так, бродяга Энколпий брезгливо относится в «Сатириконе» ко всем проявлениям безвкусицы, ко всему неизящному по своей форме и, наоборот, отмечает красоту тех или иных предметов. Насмеявшись про себя над нелепым нарядом вольноотпущенника Тримальхиона, навешавшего на себя много драгоценностей, он тут же на пиру отмечает красоту его игральных костей и изящество мимической сценки, изображающей безумного Аякса. Энколпию претит появление в триклинии рабов, ему тошно, что «от раба-повара несло подливкой и приправами». Он замечает грубость затеи Тримальхиона – нестройное пение рабов, разносящих кушанья. От его внимания не ускользнули ни гнусавые голоса рабов, ни их ошибки в произношении.

Героиня «Сатирикона» Фортуната. Рисунок Н. Линдсея

 

В «Сатириконе» Петроний доносит до читателей и свои взгляды на литературу. Он смеется над поэтами-архаистами, которые ориентируются на классический героический эпос, используют мифологические сюжеты и создают произведения, далекие от жизни. Именно таким представлен в романе бездарный поэт-ритор Эвмолп. Он читает свои поэмы «Разрушение Илиона» и «О гражданской войне». Первая из этих поэм является высокопарной риторической декламацией на тему о сожжении греками Трои, бездарным перепевом второй книги «Энеиды» Вергилия. Видимо, посредством этой поэмы Петроний осмеял и стихоплетство императора Нерона, который писал поэмы с мифологическими сюжетами, в том числе и поэму о сожжении Трои.

В поэме Эвмолпа «О гражданской войне» Петроний смеется над поэтами, пытающимися сюжеты из современной жизни развернуть в стиле героического эпоса с привлечением мифологии. От лица Эвмолпа Петроний изображает здесь борьбу Цезаря с Помпеем. Причиной этой борьбы в «Сатириконе» называется гнев Плутона на римлян, которые в своих рудниках дорылись чуть не до самого подземного царства. Чтобы сокрушить силу римлян, Плутон посылает Цезаря против Помпея. Боги, как это полагается по традиции героического эпоса, разделились на два лагеря: Венера, Минерва и Марс помогают Цезарю, а Диана, Аполлон и Меркурий – Помпею.

Богиня раздора, Дискордия, разжигает ненависть борющихся. «Кровь на устах запеклась, и плачут подбитые очи; зубы торчат изо рта, покрытые ржавчиной грубой, яд течет с языка, извиваются змеи вокруг пасти», – словом, дается традиционный мифологический образ, олицетворяющий зло и раздор.

Этот же сюжет о гражданской войне, о борьбе Цезаря с Помпеем развернул Лукан, современник Петрония, в своей поэме «Фарсалия». Осмеивая поэму Эвмолпа «О гражданской войне», Петроний осмеивает архаистические тенденции современных ему поэтов. Недаром он показывает, что Эвмолпа, декламирующего свои стихи на мифологические темы, слушатели забрасывают камнями.

Петроний дает в «Сатириконе» пародию на греческий роман. Ведь греческие романы были далеки от жизни. В них обычно изображались необычной красоты любовники, целомудренные люди, их разлука, поиски друг друга, приключения, преследования со стороны какого-либо божества или просто удары судьбы, бои между соперниками и, наконец, встреча любовников.

Все эти моменты есть в «Сатириконе» Петрония, но они поданы в пародийном стиле. Любовники тут – развратники, одного из них преследует бог Приап, но этот бог – покровитель разврата. Если в греческих романах бои между соперниками изображаются со всей серьезностью, с уважением к борющимся, то в романе Петрония сцены такого боя поданы в комическом плане. Вот как хозяин таверны и его челядь «сражаются» с Энколпием и Эвмолпом:

 

«Он метнул в голову Эвмолпа глиняный горшок, а сам со всех ног бросился из комнаты… Эвмолп… схватил деревянный подсвечник и помчался вслед за ним… Между тем поварята и всякая челядь насели на изгнанника: один норовил ткнуть его в глаза вертелом с горячими потрохами, другой, схватив кухонную рогатку, стал в боевую позицию…» (гл. 95).

 

Анализ общественных тенденций романа «Сатирикон» показывает, что в нём изображены люди разных социальных групп: аристократы, дельцы-вольноотпущенники, бродяги, рабы, но так как мы не имеем всего романа, то нет и цельного представления об этих героях. Лишь один образ романа изображен Петронием во весь рост – это образ вольноотпущенника Тримальхиона. Это не основной герой «Сатирикона». Тримальхион один из тех, с которыми случайно приходится встречаться главным героям Аскилу и Энколпию. Бродяги в общественной бане повстречались с Тримальхионом, и он пригласил их к себе на ужин. Тримальхион – яркий, жизненный образ. В лице его Петроний показал, как умные, энергичные рабы из низов поднимаются до вершины социальной лестницы. Сам Тримальхион рассказывает на пиру своим гостям, как он с детства угождал хозяину и хозяйке, стал доверенным лицом у хозяина и к его рукам «кое-что прилипало», потом он был отпущен на свободу, стал торговать, разбогател, рискнул на весь свой капитал купить товаров и отправить его на кораблях на Восток, но буря разбила корабли. Тримальхион все же не падал духом: он продал драгоценности своей жены и снова с неутомимой энергией пустился во всякие торговые операции и через несколько лет стал всесильным богачом.

Петроний противопоставляет в «Сатириконе» энергию, ум, смелость этого вольноотпущенника дряблости, лени и апатии аристократии, которая ни на что не способна. Но Петроний в то же время и зло смеется над этим выскочкой, который кичится своим богатством. Он смеется над его невежеством, над его грубым вкусом.

Петроний показывает, как Тримальхион встремится на пиру поразить своих гостей богатством обстановки, обилием необычайных кушаний, как он хвастается тем, что у него две библиотеки, одна на греческом языке, другая – на латинском, хвастается знанием греческой литературы и в доказательство своей осведомленности в этой области передает эпизоды из мифа о Троянской войне, нелепо перепутав их:

 

«Жили-были два брата – Диомед и Ганимед с сестрой Еленой, Агамемнон похитил ее, Диане подсунул лань. Так говорит нам Гомер о войне троянцев с парентийцами. Агамемнон, изволите ли видеть, победил и дочку свою Ифигению выдал за Ахилла; от этого Аякс помешался» (гл. 59).

 

Смеется Петроний в «Сатириконе» и над глупым тщеславием Тримальхиона, которому хочется пролезть в знать. Он велит себя хоть на памятнике (если уж нельзя этого сделать при жизни) изобразить в сенаторской тоге, претексте, с золотыми кольцами на руках (вольноотпущенники имели право носить лишь позолоченные кольца).

Петроний делает образ Тримальхиона в «Сатириконе» гротескным, шаржированным. Он смеется над невежеством, тщеславием выскочки-вольноотпущенника, но отмечает и его положительные стороны: ум, энергию, остроумие. Петроний показывает даже сочувствие Тримальхиона к судьбе других людей. Так, на пиру сначала Тримальхион старается поразить гостей своим богатством, пустить пыль в глаза, но, захмелев, он приглашает в триклиний своих рабов, угощает и говорит: «И рабы – люди, одним молоком с нами вскормлены, и не виноваты они, что участь их горькая. Однако, по моей милости, скоро все напьются вольной воды».

Богатство, слепое подчинение всех окружающих сделали Тримальхиона самодуром, и ему, в сущности не злому человеку, ничего не стоит послать раба на казнь только за то, что он не поклонился ему при встрече. Ему, в душе уважающему свою жену, ничего не стоит на пиру бросить в нее серебряную вазу и разбить лицо.

Петроний передает речь и самого Тримальхиона, и его гостей, тоже вольноотпущенников. Все они говорят в «Сатириконе» сочным народным языком. В их речах много предложных конструкций, тогда как в латинском литературном языке обычно употреблялись беспредложные. Тримальхион и его гости не признают существительного среднего рода, но, как и в латинском просторечии, делают их существительными мужского рода. Они любят употреблять уменьшительные существительные и прилагательные, что тоже характерно для народной латыни.

Вольноотпущенники в «Сатириконе» пересыпают свои речи пословицами, поговорками: «Видишь сучок в глазу другого, бревна не замечаешь у себя»; «Раз – так, раз – этак, – сказал мужик, потеряв пеструю свинью»; «Кто не может по ослу, бьет по седлу»; «Далеко бежит, кто от своих бежит» и т. д. У них меткие определения, часто выраженные в виде отрицательных сравнений: «Не женщина, а бревно», «Не человек, а мечта!», «Перец, а не человек» и т. д.

В последующие века продолжателями данного в «Сатириконе» жанра сатирико-бытового приключенческого романа были и Боккаччо с его «Декамероном», и Филдинг с «Томом Джонсом», и Лесаж с «Жиль Блазом», и многие авторы так называемого плутовского романа.

Образ Петрония заинтересовал Пушкина, и наш великий поэт обрисовал его в «Повести из римской жизни», к сожалению лишь начатой. Сохранился отрывок из нее – «Цезарь путешествовал».

Майков изобразил Петрония в своем произведении «Три смерти», где показал, как по-разному, но почти в одно время кончили свою жизнь три поэта-современника: стоик-философ Сенека, его племянник, поэт Лукан, и эпикуреец-эстет Петроний.

Польский писатель Генрик Сенкевич обрисовал автора «Сатирикона» в романе «Камо грядеши», но он дал его несколько идеализированный образ, подчеркнув его гуманное отношение к рабам и введя в сюжет романа любовь Петрония к рабыне-христианке.

 

Satyricon | Encyclopedia.com

Петрониус

ЛИТЕРАТУРНЫЕ РАБОТЫ

Роман, действие которого происходит в южной Италии в середине первого века нашей эры; написано на латыни и опубликовано в 60-х гг.

События в истории во время появления романа

Роман в фокусе

Дополнительная информация

Сатирикон — единственная сохранившаяся работа автора, которого называют Петрониус Арбитр.Название (на латыни: Satyrica или Libri Satyricon) может относиться к satura , кулинарному термину для «смешанного блюда», которое породило сатиру , название литературной формы, посвященной разоблачению лицемеров и социально претенциозный. Используя насмешки, чтобы привлечь внимание к человеческому пороку и глупости, сатира была развита римлянами в жанр, типичные произведения которого содержали разнообразные сюжеты и иногда различные литературные формы (то есть представляли собой «смешанное блюдо»). Название Петрония может также относиться к сатиру, греческому мифологическому персонажу, которому свойственны сексуальные излишества и распутное поведение, явления, которые занимают видное место в романе.Как и в отношении значения названия, существует неопределенность в отношении продолжительности и общей сюжетной линии оригинального Satyricon . Сохранились только фрагменты оригинала, кропотливо упорядоченные поколениями ученых. Самая длинная и самая известная последовательность, которая осталась нетронутой, — это рассказ о причудливом званом обеде, устроенном сказочно богатым и экстравагантным бывшим рабом по имени Трималхио.

Есть некоторые споры по поводу личности автора, но многие полагают, что это тот же Петроний, которого описал историк II в. Н. Э. Тацит в его Анналах имперского Рима (также в Classical Literature and Its Times) .Этот Петроний был аристократом, государственным чиновником и человеком, близким к общественному кругу императора Нерона. Согласно Тациту, Петроний был авторитетом императора в отношении того, что было и не было модным в римском обществе. По совпадению или нет, Satyricon (особенно его самая известная часть, вышеупомянутый ужин Трималхиона) пронизан такой чувствительностью. В 65 г. н. Э. Неудачное покушение на Нерона (заговор Пизона) привело к гибели более 100 видных римских аристократов.Петроний, описанный Тацитом, был среди тех, кому было приказано покончить жизнь самоубийством, что он и совершил в 66 году. Созданный в политически напряженные годы, незадолго до этого самоубийства, Satyricon представляет собой сложную и мрачную историю об аморальных, оппортунистических персонажах, мчащихся сквозь призрачные уголки мира. обратная сторона итальянского общества середины I века.

Император Нерон и его двор

Императора Нерона, при правлении которого (54-68 гг. Н. Э.) Петроний написал Satyricon , первоначально звали Луций Домиций Агенобарб.Он был сыном Агриппины и Гнея Домиция Агенобарба (который, по некоторым данным, он был наследником знатной семьи, известной своей жестокостью и насилием, а также своими военными победами). Есть легенда, что Агриппина посоветовалась с астрологом о будущем своего сына; когда он сообщил ей, что мальчик станет императором, но также убьет свою мать, она ответила: «Пусть убьет [меня], пока он правит» (Тацит, Анналы , книга 14, глава 9). Когда ее муж умер, Агриппина застраховала состояние ее и ее сына, выйдя замуж за следующего императора, своего дядю Клавдия.Хотя у Клавдия уже был сын Британик, император усыновил Луция Домиция вторым сыном, а затем предпочел его Британику. Избранный пасынок взял новое имя, Клавдий Нерон, и стал известен просто как Нерон. В 54 году н. Э. Приемный отец Нерона был смертельно отравлен, вероятно, Агриппиной. Нерон стал императором, и вскоре после этого был отравлен его потенциальный соперник Британик. Несмотря на эти темные начала, правление Нерона в течение нескольких лет было хорошо встречено. Он был любим народом и мирно сосуществовал с Сенатом.Однако в начале 60-х годов по причинам, которые остаются несколько неясными, эта государственная гармония начала ухудшаться.

Нерон был горячим покровителем искусств, о чем свидетельствуют успехи писателей той эпохи. Неизвестно, в какой степени он поощрял Петрония написать Satyricon , если вообще поощрял его. Но в любом случае известно, что Петроний был одним из блестящих литературных талантов, процветавших при правлении Нерона. Три других крупных писателя той эпохи — Персий, Сенека Младший и Лукан (племянник Сенеки).Сенека, который был наставником и политическим советником Нерона, писал философские и поэтические произведения, которые Петроний пародировал в своем романе. Лукан написал эпическую поэму « Гражданская война », которую Петроний также пародировал (Satyrica , главы 119–124, стр. 118–128). Возможно, что литература процветала при Нероне отчасти как способ для честолюбивых аристократов привлечь внимание императора. В таком случае упоминания Петрония о произведениях Сенеки и Лукана могут быть частью конкурса на благосклонность суда.Поскольку к началу 60-х годов оба они потеряли популярность, пародии Петрония на их произведения, возможно, поразили их с особой силой.

Сам Нерон предавался публичным показам, и каждый император должен был справиться с этим. Он стал особенно известен своей деятельностью в театре и в амфитеатре. Превратив себя в спектакль, Нерон исполнял на сцене трагические роли и водил колесницы по амфитеатру. Его выходки понравились массам, но ужаснули аристократическую элиту Рима.То, что должно было быть хотя бы частично пиар-ходом, чтобы завоевать расположение простых граждан, было воспринято элитой как свидетельство бездонной способности декадентского императора к пороку. Неизвестно, были ли они скандализованы этой способностью или напуганы его популярностью у публики.

Непопулярность Нерона в Сенате, наконец, привела к заговору с целью лишить его жизни в 65 г. н. Э. Как уже отмечалось, заговор провалился, и император принял ответные меры, обвинив Петрония в предательстве или, возможно, в каком-то другом преступлении и вынудив его, среди прочего, покончить жизнь самоубийством.Два года спустя Рим, наконец, обратился против Нерона. Восстания в западных провинциях в 68 г. н. Э. Побудили Сенат отомстить как за тех, кто умер по приказу Нерона, так и в возмущении его пренебрежением к традиционным нравам при ведении своей должности. Сенат объявил Нерона врагом народа, и он скрылся, а затем покончил жизнь самоубийством. После правления Нерона наступил Год Четырех Императоров, период, который ознаменовал возвращение кровавой гражданской войны в римский мир, поскольку три потенциальных императора пытались править Римом, быстро переходя к власти, пока четвертый соперник, Веспасиан, не захватил и не захватил. успешно сохранил контроль.Смерть Нерона положила конец династии Юлиев-Клавдиев, начавшейся с Августа.

Из раба в вольноотпущенник в Риме Нерона

Главный из уцелевших эпизодов в Satyricon сосредоточен на бывшем рабе Трималхионе. Бывшие рабы были широко известны как «вольноотпущенники» или «вольноотпущенники» (в отличие от римских граждан, которые всегда были свободными и назывались «свободными мужчинами» или «свободными женщинами»). Насколько возможно было рабам обрести свободу? В Древнем Риме рабовладелец мог освободить раба, когда хозяин пожелал.Некоторые рабы купили свою свободу, заплатив владельцу цену, за которую они были куплены, хотя накопление достаточного количества денег было для большинства непозволительно. Часто рабовладелец-мужчина освобождал своих рабов, чтобы продемонстрировать свое богатство, власть или щедрость. Многие рабы были освобождены по воле своего хозяина (который таким образом владел ими до самой смерти). Согласно одному древнему источнику, после освобождения вольноотпущенник побрил голову по обычаю морских путешественников, переживших штормы, а затем, вернувшись домой, побрил голову и посвятил волосы богам.Подобно этим путешественникам, вольноотпущенники избежали «бури рабства». Вместе со свободой пришли законные права и привилегии — гражданство и право вступать в брак и производить законное потомство, детей, которые были «полностью» свободными гражданами. Сами «половинчатые» граждане вольноотпущенники не могли баллотироваться на государственные должности.

Несмотря на то, что информации для определения количества вольноотпущенников и вольноотпущенниц в Древнем Риме недостаточно, исторические данные свидетельствуют о том, что к этой эпохе их население сильно выросло.Прежний статус умершего отмечался на его надгробии. Обследование 1000 надгробий в Риме показало, что в три раза больше принадлежало вольноотпущенникам, чем свободнорожденным. Сообщается, что Публий Корнелий Сулла, генерал начала I века до н. Э., Освободил 10 000 рабов; пожарная команда в городе Риме, насчитывающая 7000 человек при ее создании в 6 г. н. э., полностью состояла из вольноотпущенников; в тот же период, при императоре Августе, был принят закон, запрещавший господину освобождать более 100 рабов по его завещанию — возможно, указывая на обеспокоенность тем, что слишком много вольноотпущенников пополняли население или слишком много наследников лишались их человеческих качеств. «имущество.”

Владельцы, освободившие своих рабов, не потеряли всех прав на свои услуги; на самом деле, бывшие хозяева нередко оставляли своих бывших рабов на работе. Поскольку свобода считалась проявлением доброты со стороны хозяина, вольноотпущенники были связаны со своим бывшим хозяином «обязательствами благодарности». По закону они обязаны были служить ему и его семье на протяжении всей его жизни. Тип услуги, которую вольноотпущенник был обязан предоставить своему бывшему хозяину, будет обсуждаться перед освобождением, а затем подтверждаться присягой.Бывший хозяин мог наказать «неблагодарного» вольноотпущенника, «слегка» выпороть или оштрафовав его, или даже лишив его свободы (редко применяемый вариант). Римский юрист Ульпиан писал, что судья «не должен терпеть вчерашнего раба, который сегодня свободен». Его считали… человеком образованной роскоши. Тем не менее, будучи проконсулом Вифинии, а затем консулом, он показал себя энергичным и деловитым.Затем, отступив от порока или имитируя порок, Нерон зачислил его в число немногих представителей своего истеблишмента в качестве арбитра элегантности, поскольку он считал, что ничто не может быть привлекательным или не обладать мягким чувством богатства, кроме того, что Петроний одобрял. его.

(Тацит, Анналы, , книга 16, глава 18)

, чтобы пожаловаться на то, что его хозяин оскорбительно говорил с ним, или легко ударил его, или критиковал его »(Йошель, стр. 34). Во время правления Нерона Сенат даже принял закон об отмене освобождения неблагодарных вольноотпущенников; возможно, понимая, что огромное количество вольноотпущенников на всех уровнях общества сделает такой закон одновременно непопулярным и разрушительным, Нерон вернул предложение в Сенат с рекомендацией (которую, конечно, нельзя было проигнорировать), что Сенат взамен решать проблему в индивидуальном порядке.

Императоры часто ставили своих вольноотпущенников на важные посты в империи. Бывшие рабы императора могли наблюдать за сбором налогов или надзирать за провинциальными губернаторами. Первый император Рима, Август, использовал своих бывших рабов для укомплектования своей администрацией, как и другие римские чиновники до него. Четвертый император Рима, Клавдий, приемный отец Нерона, пошел гораздо дальше, сделав бывшего раба Нарцисса своим личным секретарем, а затем предоставив вольноотпущеннику заметный голос в правительстве, к большому недовольству римской аристократии.После смерти Клавдия Нарцисс сохранил власть, и следующий император, Нерон, не мог отбросить эту власть, по крайней мере, не сразу. Нарцисс оставался могучей силой в течение нескольких лет, в то время как его брат Феликс был особенно жестоким правителем Палестины. Как показывают эти примеры, вольноотпущенники представляли собой разнородную группу:

Вольноотпущенники… не были классом, все они были беднее или богаче, чем вольнорожденные. Более того, вольноотпущенник обычного портного нужно отличать от вольноотпущенника императора, занимавшего высокий пост в имперской бюрократии.Отношения вольноотпущенников с покровителями тоже были разными: некоторые работали в своих магазинах; у других не было ни живого патрона, ни обязательств перед его наследником, ни они сами были наследниками своего господина.

(Йошель, стр. 34-35)

Обед и другие формы упадка

Сохранившиеся фрагменты Satyricon посвящены различным аспектам римской общественной жизни во времена Петрония. Пиршество было актуальной и традиционной темой. Согласно распространенному взгляду на римскую историю, все богатства, вытекающие из имперских завоеваний, подорвали суровую дисциплину и добродетель раннего Рима, взращивая жадность и вкус к упадку.Чем больше богатство, тем больше возможностей для эффектной демонстрации. Древний историк Ливий (59 г. до н. Э. — 17 г. н. Э.) Жалуется, что повар, наименее важный раб в раннем римском доме, был в свое время самым важным рабом. За большие деньги повара приготовили редкие экзотические блюда, которые не только соответствовали их вкусовым качествам, но и придавали им внешний вид. И больше, чем еда.

Элитный ресторан включал в себя широкий спектр развлечений, включая танцоров, фокусников, акробатов, поэтов, музыкантов и / или целые актерские труппы.Развлечения отражали богатство хозяина, его социальный статус и степень культурной изысканности, а также его оценку присутствующих гостей. Например, хозяин не станет предлагать пир в сопровождении фокусников и акробатов гостям, привыкшим к изысканной музыке и чтению стихов. Весь опыт организации ужина — приготовление и демонстрация еды и вина, развлечения и т. Д. — стал критически важным для соревнования за общественное одобрение. Элита (и потенциальная элита) обедала в духе соперничества.

При том низком статусе, который она придавала самим артистам, элита (какой бы неосознанно лицемерной она ни была) придерживалась двойных стандартов: доставлять удовольствие другим считалось бесчестным, но нанимать артистов было приемлемо. Эти «артисты» варьировались от уличных торговцев едой до поваров и особенно проституток, актеров и гладиаторов (людей, которые использовали свое тело, чтобы доставить удовольствие другим). Хотя общество считало, что пользоваться их услугами — это нормально, чрезмерная зависимость от них не одобрялась.Удовольствие от аппетита было областью, по поводу которой элита проявляла особую тревогу. Считалось, что мужчина, который был неумеренным за столом, легко мог быть и сексуально неумеренным. Считалось, что сырые аппетиты связаны друг с другом; потакать любому из них означало выдать изнеженное отсутствие самоконтроля, которое могло распространяться на них всех.

Императоры не остались без внимания. Если верить древним историческим свидетельствам, Нерон превысил все нормы удовольствия — в сексе, пиршествах и других занятиях.Враждебный уклон в древних источниках может быть отчасти ответственным за портрет чудовищных эксцессов Нерона. Но в любом случае в таких действиях необходимо было найти баланс, и как император Нерон не соблюдал его.

Социально приемлемое сексуальное поведение для мужчины может включать секс с женщиной вне брака, при условии, что она была рабыней или проституткой (чтобы не нарушать правила домашнего хозяйства мужчины, которому принадлежала свободная женщина, будь то жена или дочь. ). Мужчина мог заниматься сексом с другим мужчиной, при условии, что он был «активным» участником, тем, кто проникает в тело другой стороны и, таким образом, демонстрирует свою мужественность.Стать пассивной стороной или, что еще хуже, наслаждаться и постоянно искать ее, было позором, приспособлением мужского тела к женскому поведению. Поскольку еда — это пассивное удовольствие, чрезмерное увлечение пиршеством может означать интерес к другим пассивным удовольствиям.

Краткое содержание сюжета

Главные герои сериала Satyricon — трио молодых людей. Двумя, Энколпию и Аскилту, возможно, за двадцать; третьему, Гитону, около 16. Сначала он юный любовник Энколпия, но переключается на роман с их товарищем Аскилтосом.К этим троим в конце концов присоединяется престарелый похотливый самозваный поэт.

Satyricon открывается, когда рассказчик Энколпий выражает свое презрение к состоянию риторики. В его глазах он стал несвежим и глупым из-за нездоровой диеты с нереалистичными темами, предписанными учителями. Энколпий адресовал это мнение именно такому учителю риторики, который, к сожалению, соглашается с мрачной оценкой. Учитель винит родителей. Если учителя откажутся преподавать то, что родители ошибочно хотят, чтобы их дети учили, их школы будут пустыми.Подчеркнуть Этой истине он начинает стихотворение на тему упадка риторики, от ее славного греческого происхождения и римской вершины до нынешнего упадка. Энколпий уезжает, затем воссоединяется со своим возлюбленным-подростком Гитоном и Аскилтосом, его партнером по злоключениям. Так получилось, что Аскилт изображен на самом Гитоне. В следующем фрагменте трое с трудом избегают серии близких криков.

Появляется жрица бога Приапа (дух-хранитель овец и коз, известный своей похотью).Жрица, которую зовут Квартелла, в прошлом встречалась с Энколпиусом; он прервал некоторые священные обряды, проводимые в честь Приапа. Она отправляет рабыню, чтобы объявить о своем прибытии удивленным молодым людям, которые уверены, что она пришла не для того, чтобы обвинять и наказывать. Когда прибывает сама Квартилла, она обильно плачет и сообщает юношам, что после того, как Энколпий нарушил обряды, проводимые в честь Приапа, она заболела. Во сне ей было показано лекарство, а также инструкции, что она должна найти виновных и провести лечение в их компании.Далее она умоляет их хранить при себе секреты событий, свидетелями которых они стали в святилище Приапа. Они с готовностью заверяют ее в своем полном сотрудничестве, а также в своем благочестивом молчании. Куартилла поднимает настроение и сообщает им, что хорошо, что они согласились, потому что в противном случае толпа линчевателей появилась бы у их дверей, чтобы отомстить за ее бесчестие. Как это часто бывает, лекарство принимает форму хриплой беспощадной сексуальной оргии.

В следующем эпизоде ​​идет грандиозный званый обед, устроенный известным вольноотпущенником Трималкио, бизнесменом и гурманом.Были приглашены Энколпий, Аскилт и Гитон. Смешиваясь с другими гостями, Энколпий замечает бритоголового старика — знак вольноотпущенника. Человек, о котором идет речь, не кто иной, как их хозяин, Трималхио. Одетый в красную тунику, он, кажется, играет в ловушку с кружком длинноволосых мальчиков-рабов. Странный вариант улова. Он не предпринимает никаких усилий, чтобы забрать мячи, которые ему не удалось поймать. Вместо этого раб стоит с постоянным запасом новых наготове.Странен и метод ведения счета. Вместо подсчета успешных уловов и ответных бросков ведомый счетчик подсчитывает количество выпавших шаров.

Наш рассказчик проходит мимо фрески, украшенной сценами из жизни Трималхиона:

На ней изображен невольничий рынок с ценниками. Сам Трималхио был на снимке; у него длинные волосы, и в руке он сжимает жезл [бога] Меркурия. [Богиня] Минерва идет впереди, когда наш герой входит в Рим.Кропотливый художник тщательно изобразил весь ход своей карьеры с подписями: как он сначала научился вести книги, а затем стал распоряжаться деньгами. В последней сцене… Фортуна находится рядом с ним, неся ее растущий рог изобилия, а три Судьбы плетут золотые нити.

(Петроний, Satyrica , глава 29, стр. 25)

Фреска следует за Трималхионом от его продажи на невольничьем рынке до его въезда в Рим. На фото показано его восхождение по социальной лестнице, ведомое Меркурием (богом прибыли и торговли) и Минервой (богиней мудрости), к нынешнему пику его карьеры, которое находит его на стороне богини Фортуны, пока разворачиваются судьбы. наделы его благополучной жизни в золотой нити.По мере того, как наша тройка продолжается, Энколпий замечает, что на дверных косяках входа в столовую есть прутья и топоры, прикрепленные к бронзовому носу корабля (традиционный символ морской победы). На приспособлении есть надпись, в которой говорится о членстве Трималхиона в общественном религиозном ордене, открытом для вольноотпущенников: «Подарено К. Помпею Трималхио, священнику Коллегии Августа, Циннамом Наместником» (Satyrica , глава 30, стр. 26). Посохи и топоры — официальная эмблема государственной исполнительной власти; они символизируют силу телесного наказания и смертной казни (прутья означают избиение, топоры — казнь).Для священника Коллегии Августа не было запретом демонстрировать эти символы, но поскольку он обычно не обладал бы ни одной из этих способностей, это довольно мелодраматический жест. Эффектность этого приспособления до смешного преувеличивается грандиозным дополнением носа корабля, которое, вероятно, относится к удачному Трималхио, сделанному в сфере импорта-экспорта. Позже, во время обеда, раб выносит статуэтки домашних богов Трималхиона — Добычи, Удачи и Прибыли. В то время как для каждого дома уместно иметь своих собственных богов, которые наблюдают за ним, набор домашних божеств Трималхиона комично абсурден и, следовательно, полностью ему подходит.На застолье присутствует всякая расточительность. О входе Трималхиона в столовую и обо всех других мероприятиях пира, в том числе о прибытии каждого блюда, сообщает музыка. В ожидании (хотят они того или нет) гостей лечат педикюрами и под музыкальное сопровождение.

Трималхиона вносят в столовую на носилках. На пальцах он носит одно позолоченное кольцо, а другое — из чистого золота, украшенное железными шипами; золотые кольца были знаком наездников или бизнесмены (второй по богатству класс Рима после сенаторов).На шее у него заправлена ​​салфетка с пурпурной полосой, знаком отличия, обычно встречающейся на тоге сенатора. Трималхион — это масса противоречащих друг другу претензий на любые статусные символы в римском обществе.

Когда в комнату вносят вино 100-летней выдержки, Трималхио меланхолично замечает, что бутылка вина переживает человека. За этой мрачной нотой следует раб, который создает серебряный скелет с шарнирными соединениями, который он бросает на пол, пока гости смотрят, как его конечности падают в разном порядке.Как обычно, Трималхио подводит итог некоторым неудачным импровизированным стихом:

Увы! Бедные мы! Мы все складываем приседания; как только Аид зацепит крючки, вот и все; Так что живи, пока твоя очередь, потому что тогда ее нет.

(Satyrica , глава 34, стр. 31)

Энколпий поворачивается к одному из своих товарищей по столу и спрашивает, кем была очень заметная женщина, перемещавшаяся по столовой. Ее зовут Фортуната. Она жена Трималхиона и полностью доминирует над ним.Помимо вспыльчивости, она столь же бережлива, сколь и экстравагантна он, и знает гораздо лучше, чем ее муж, чем и сколько он владеет. Пока Энколпий слушает эту новость, Трималхион предлагает своим гостям личную интерпретацию только что принесенной еды, 12 отдельных блюд, расположенных в соответствии со знаками зодиака. Телец (бык) представлен жареным из крупа; Весы (весы), набором весов с сырным пирогом на одной стороне; и так далее. Далее Трималхио дает грубый и циничный отчет о различных психологических типах, рожденных под астрологическими знаками, их основных характеристиках и предпочитаемых профессиях: «У того, кто рожден под Овном, есть много стад, много шерсти, бесстыдная кружка, твердая голова и твердая голова. роговой ноггин.Под этим знаком рождаются многие ученые и прочие тупицы » (Satyrica , глава 39, стр. 34). Зрители бурно аплодируют импровизированному выступлению хозяина, как и всем его выступлениям.

Вскоре после этого Трималхио уходит в ванную, и все внимание переключается на разговор гостей-вольноотпущенников, его социальную среду. Язык приобретает более сельский, земной тон, поскольку вольноотпущенники сплетничают о том, кто получает прибыль, кто теряет деньги, а кто нечестен. Трималхио возвращается, объявляя всем, что в последнее время у него запор, но на данный момент смесь гранатовой цедры и соснового сока, сваренная в уксусе, сработала.Затем он призывает своих гостей пердеть прямо в столовой, потому что комфорт и хорошее здоровье важнее ограничительных социальных условностей. Если не изгнать из тела, предупреждает он своих гостей, пары газа попадут прямо в мозг и могут даже убить человека. Гости снова аплодируют, на этот раз отдавая должное его передовым идеям о здоровье в противовес общественным обычаям.

Далее Трималхион демонстрирует собравшимся свои познания в искусстве, рассказывая о происхождении коринфской бронзы. Он дико дезинформирует всех, говоря, что после разграбления Трои вождь Ганнибал (который не был греком в Трое ок.1200 г. до н. Э., Но враг Рима в Карфагене тысячу лет спустя) расплавил все различные металлы в городе, чтобы произвести уникальный бронзовый сплав, названный коринфским. Трималхион беспечно путает Карфаген, самого известного врага Рима, с Троей, местом самой известной войны в греко-римской литературе. Ошибка демонстрирует его незнание классической культуры и, как следствие, того класса, который он представляет. Трималхио с радостью придумывает все это по ходу дела, смешивая вещи вместе, как он смешивает сенаторские полосы и конные кольца на своем собственном теле.

После еще более причудливой еды, бедных стихов и разобранных неудач хозяин снова обращает свое внимание на временное существование человека, и его самого в частности. Он спрашивает знакомого вольноотпущенника, которого он нанял для строительства своей гробницы, как продвигается работа, перечисляя все виды деталей, которые он хочет включить в нее. Затем Трималхио декламирует свою эпитафию, расплакавшись при мысли об этом. Словно по команде его жена, вольноотпущенник, ответственный за его могилу, и все его рабы тоже расплакались.Энколпий, Аскилт и Гитон пытаются сбежать, но им мешают, и поэтому они должны наблюдать, как Трималхион устраивает свои собственные похороны, чтобы увидеть, как все будут оплакивать его, когда он умрет. Он приказывает звучать в трубы. Местная пожарная команда принимает звук трубы за сигнал тревоги и, вмешиваясь в происходящее, поливает все водой. В суматохе Энколпий и его товарищи используют свой шанс и сбегают.

В следующем эпизоде ​​Энколпий и его друзья попадают в группу лицемерного, безнравственного старого хакера, поэта по имени Эвмолп.От него мы слышим два развернутых стихотворения и несколько коротких стихов, а также сообщения о сексуально неприличных инцидентах, о которых поэт слышал или пережил. Среди них выделяется история «Вдовы Эфесской», рассказ, который, как утверждает Эвмолп, является правдой. Рассматриваемая вдова была необычайно добродетельная матрона, чей муж только что умер. Она была настолько предана своему делу, что заперлась в мавзолее, в котором было погребено тело ее мужа, намереваясь там умереть. Солдат поблизости, охранявший кресты, на которых были распяты несколько преступников, заметил, что гробница занята.В ходе расследования он обнаружил молодую вдову и ее горничную. Сначала он побуждает служанку воздерживаться от горя, а затем с ее помощью уговаривает вдову принять пищу и питье. В конце концов вдова смягчается и позволяет солдату навестить ее в гробнице. Принятие еды и питья сопровождается принятием секса с солдатом в гробнице, рядом с трупом ее мужа. Служанка говорит от имени солдата, цитируя вдове совет, который сестра Дидоны Анна дает Дидоне в книге Вергилия Энеида (также в Classical Literature and Its Times) — принять незнакомца Энея в свои объятия.Дидона, трагическая фигура, отказывается от клятвы преданности своему мертвому мужу только для того, чтобы ее бросила новая любовь. Не так для вдовы. Занимаясь сексом с вдовой в гробнице, солдат, конечно же, не может выполнять свои обязанности по охране тел распятых преступников. Родители одного из них ухватились за шанс снести его тело. Пропавший труп покажет проступок солдата, наказание за которое — смерть. Пока солдат готовится к этой судьбе, вдова призывает его не бросать свою жизнь напрасно.У нее есть план. Поскольку ее муж уже мертв, она предлагает повесить его на кресте вместо украденного трупа преступника. Солдат соглашается, избегает смерти, и на этом история заканчивается.

После множества поворотов, поворотов и близких к бедствиям четверка приближается к южно-итальянскому городу Кротон, где вынашивает план: Эвмолп будет изображать из себя богатого землевладельца из Африки, слабого здоровья и убитого горем преждевременной смертью. его сына. Заговорщики ожидают, что жадные местные жители осыпают богатого, но больного старика подарками, чтобы он включил их в свое завещание.Уловка оказывается слишком соблазнительной, чтобы местные охотники за наследием не сопротивлялись. Мошенников осыпают подарками и незаконными сексуальными услугами. Сюжет завершается на ужасной ноте. В завещании Эвмолпа, которое он зачитывает охотникам за наследием, говорится, что получение его денег по наследству зависит от поедания его мертвой плоти. Он объясняет, что каннибализм почитается во многих культурах и не должен вызывать у них сомнений. На этом этапе наша копия исходного текста резко обрывается.

Римские вдовы и «вдова Эфесская.»

История« Вдовы Эфесской »рассказывается как свидетельство женского непостоянства. Никакой справочной информации о вдове рассказа не дается. Эфес был преимущественно греческим городом в Малой Азии, который во времена Петрония был провинцией Римской империи. Но независимо от ее этнического и культурного происхождения римская аудитория писателя оценила бы характер вдовы по своим стандартам. Ее первоначальное желание остаться с мертвым мужем в его могиле, хотя и крайнее, является примером решения, которое с точки зрения римлян было полностью похвальным. univira («женщина с одним мужем») была стереотипом в римском обществе, которая из-за преданности памяти своего умершего мужа не стремилась к повторному браку после его смерти и была почитаема в аристократических кругах. В какой-то степени это могло быть связано с тем, что модель univira отнюдь не была нормой. Хотя это и не было полностью одобрено, разводы и повторные браки были обычным явлением среди римских высших слоев в середине I века н. Э.; Более того, ранее действовавшие при Августе законы требовали повторного брака после смерти супруга.Истинное жало в этой истории — не столько ужасное неуважение, которое вдова возносит к трупу своего мужа, сколько насмешка, которую она издевается над univira , начав как образец добродетели, а затем поступив так, что высмеивает само понятие такого рода жена. Когда Дидона, трагическая героиня «Энеиды » Вергилия, с которой Петроний непочтительно связывает вдову, отказывается от своей приверженности памяти своего первого мужа, она расплачивается за это тем, что не может найти счастья. Ее новый возлюбленный, герой Эней, бросает ее, и Дидона покидает ее.Когда она ненадолго появляется в Подземном мире, она идет со своим мужем; в смерти она возвращает себе прежнюю добродетель.

 Наконец она бросилась прочь от [Энея] и убежала, 
Его враг все еще, в темную рощу
Там, где он, чьей невестой она когда-то была, Сихей,
Соединился в ее печалях и ответил ей любовью.
Эней все еще смотрел ей вслед в слезах,
Потрясенный ее дурной судьбой и жалеющий ее.
(Вергилий, Энеида , книга 6, стр. 176)

Напротив, вдова Петрония просто отбрасывает свою добродетель вместе с памятью о своем муже и в конечном итоге полностью удовлетворяется.

Источники и литературный контекст

Сатирикон настолько непохож на любую другую сохранившуюся греческую или римскую литературу, что ученые часто думали, что он должен

СИМПОЗИУМ ПЛАТО

Написано вскоре после 385 г. до н.э. Платоном, учеником Сократа Судя по тому, что еще в древности считалось наиболее опытным толкователем сократовской мудрости, симпозиум Symposium представляет собой отчет о званом обеде, на котором присутствовал Сократ в 416 году до нашей эры.Поводом стало празднование недавней победы трагического драматурга Агафона в соревновании драматургов на празднике Диониса, бога вина и трагической поэзии. Решено, что каждый из пяти празднующих, включая комического драматурга Аристофана, произнесет речь о philia , что может быть переведено как «любовь», плотская или иная, но также означает дружбу. Примеры межличностной сексуальной любви в диалоге — между мужчинами. Важным для оценки симпозиума является понимание положительной социальной роли, которую, как предполагалось, играла сексуальная и эмоциональная связь между взрослым мужчиной и подростком.Взрослый получит эротическое удовлетворение, белый — молодежь получит наставника и союзника, а также положительный образец для подражания. Когда юноша достигнет полной зрелости, определяемой ростом его бороды, отношения как таковые прекратятся. Эротический philia уступил место philla дружбы. Сократ утверждал, что реальный объект любви человека — это то, что ею движет. Если любовь мотивирована эротическими заботами, как показывает речь Агафона, то по-настоящему любит именно эротику, а не тело или его владельца.В соответствии с этой идеей Сократ пропагандирует не сексуальную любовь тел молодых людей для собственного удовольствия, а любовь к идеям, которые сделают молодых людей красивыми душой.

быть продолжением или ответом на какой-то более ранний литературный жанр или направление, которое не сохранилось. В этом ключе утверждалось, что Петроний пародирует более ранних греческих романистов. Однако сохранившиеся образцы этого жанра, по-видимому, относятся к более позднему времени с Петронием, за одним возможным исключением, Chaereas и Callirhoe Харитона.И есть веские основания датировать его работу после работы Петрония.

Хотя литературная традиция, породившая «Сатирикон » Петрония, если таковая когда-либо существовала, остается открытым вопросом, можно с уверенностью сказать, что он опирается на хорошо известную литературу, вплетая юмористические ссылки как на греческую, так и на римскую литературу. во всем спектре жанров. «Ужин Трималхиона» опирается, в частности, на восьмое стихотворение из второй книги сатиры Горация «Ужин Насидиена» и диалог Платона на темы любви и красоты «Симпозиум ».Когда Трималхио извинился во время обеда, чтобы ответить на зов природы, каждый из пяти вольноотпущенников произносит речь, напоминая о пяти ораторах Платона на симпозиуме Symposium . В дополнение к весьма специфическим словесным отголоскам симпозиума , вольноотпущенники Петрония вспоминают и, конечно же, высмеивают позиции ораторов Платона: «У каждой группы есть свой ностальгический защитник религиозной традиции … у каждой есть свой циничный защитник морального безразличия … и у каждой есть педантичный поставщик псевдонаучной медицинской мудрости »(Bodel, p.40). Такое замысловатое использование литературных традиций — лишь часть всеобъемлющего репертуара романа. Петроний также использует литературную классику в более откровенно комическом ключе, заставляя своих персонажей сравнивать свои мелкие и неблагородные махинации с важными обстоятельствами и высокими событиями трагедии и эпоса. Когда, например, Энколпий пытается спрятать Гитона от своего бывшего товарища Аскилта, заставляя его цепляться за нижнюю часть своей кровати, он сравнивает ситуацию с эпизодом в «Одиссее » Гомера , в котором Одиссей ускользает от Циклопа, цепляясь за него. низ живота гигантской овцы чудовища (также в Classical Literature and Its Times) .Петроний, как и его преемник во втором веке Апулей, опирается на греческую «Милетскую сказку» (см. The Golden Ass, также в Classical Literature and Its Times) . Это было печально известное зловещее и очень популярное развлечение для чтения. Петроний наиболее широко использует эту форму в сказке «Вдова из Эфеса», рассказанной Энколпиусом, поэтом Петрония сомнительного достоинства. Зловещий характер этой сказки, кульминацией которой является секс между солдатом и вдовой в могиле ее мужа и замена тела мертвым мужем. распятого преступника, изыскан тонкой литературной чувствительностью, показанной в намёках на возвышенный эпос Энеида .Отличительной чертой стиля Петрония является то, что в тексте самая низкая грубость и грубость переплетаются с острейшей литературной изысканностью.

Публикация и влияние

Классическая древность едва ли признает Петрония Satyricon . Исключением из этого молчания является ученый четвертого века Макробиус, который отвергает роман как простое развлечение, лишенное образовательной ценности. Это почти полное молчание может означать, что роман не получил широкого распространения. Фактически, в то время как некоторые клерикалы позднего средневековья, похоже, имели доступ к такой же части текста, как и мы сегодня, работа Петрония не стала широко доступной для грамотного общества до появления серии опубликованных изданий, начиная с конец пятнадцатого века.

Самая ранняя сохранившаяся рукопись Satyricon датируется девятым веком нашей эры и состоит из коротких отрывков, в значительной степени свободных от непристойного материала. Со временем эти фрагменты пополнились материалом, найденным в других рукописях произведения. По-видимому, самая ранняя рукопись была подвергнута цензуре, чтобы сделать предмет Петрония столь же нравственно похвальным, как и его литературный стиль. Средневековые антологии, составленные для нравственного совершенствования своих читателей, включали ряд отрывков из книги Петрония Satyricon , которые затем были использованы для создания этой очищенной версии романа.В то время как первое печатное издание Satyricon , выпущенное в Милане в начале 1480-х годов, полностью основывалось на очищенном издании, подавленные фрагменты вновь всплыли с открытием другой рукописной традиции в 1500-х годах. Рукопись только эпизода Трималхиона была обнаружена в 1650 году и напечатана в 1664 году. Научное издание полного и не прошедшего цензуру сохранившегося текста романа было составлено и опубликовано в 1709 году.

Присутствие Петрония ощущалось в художественной литературе. двадцатый век.Книга американского писателя Ф. Скотта Фицджеральда « Великий Гэтсби » с ужином во многом является адаптацией эпизода «Трималхио» для эпохи джаза. (Фактически, Trimalchio было названием более ранней версии романа Фицджеральда.) Джеймс Джойс напрямую ссылается на эпизод из Satyricon («Вдова Эфеса») в своем романе Ulysses . «Вдова Эфесская» была также адаптирована для лондонской сцены в 1959 году британским драматургом Кристофером Фраем в знаменитой постановке под названием « Феникс слишком часто, ».Наконец, итальянский режиссер Федерико Феллини адаптировал Satyricon к фильму, хотя он использует его больше как отправную точку и вдохновение для своей сложной и увлекательной истории, чем самоцель. Напряженное и вызывающее зрелище, кинематографический фильм Феллини Satyricon на первый взгляд сильно отличается от романа в отношении сюжета; его верность можно найти, скорее, в калейдоскопическом воспроизведении сбивающего с толку, лабиринтного мира, по которому бродят персонажи Петрония.

— Шон Истон

Бодель, Джон. « Cena Trimalchionis». В Latin Fiction . Эд. Хайнц Хоффман. Лондон: Рутледж, 1999.

Кортни, Эдвард. Спутник Петрония . Oxford: Oxford University Press, 2001.

Халлетт, Джудит П. и Мэрилин Б. Скиннер, ред. Римская сексуальность . Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press, 1997.

Hopkins, Keith. Завоеватели и рабы: социологические исследования в римской истории .Vol. 1. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1978.

Джошел, Сандра Р. Работа, личность и правовой статус в Риме: исследование профессиональных надписей . Норман: Университет Оклахомы, 1992.

Петрониус. Сатирика . Пер. Р. Брахт Бранхам и Дэниел Кинни. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1997.

Plato. Симпозиум . Пер. Александр Нехамас и Пол Вудрафф. Индианаполис, штат Индиана: Hackett, 1989.

Rosati, Gianpiero.«Трималхион на сцене». В Оксфордские чтения в римском романе . Эд. С. Дж. Харрисон. Oxford: Oxford University Press, 1999.

Скаллард, Х. Х. От г. Гракхи до Нерона: История Рима с 133 г. до н.э. до 68 г. Лондон: Метуэн, 1959.

Салливан, Дж. П. Литература и политика в эпоху Нерона . Итака, Нью-Йорк: издательство Корнельского университета, 1985.

Tacitus. Летопись . Пер. А. Дж. Вудман. Индианаполис, штат Индиана: Hackett, 2004.

Вергилий. Энеида . Пер. Роберт Фицджеральд. Нью-Йорк: Винтаж, 1990.

Мировая литература и ее времена: профили выдающихся литературных произведений и исторические события, которые на них повлияли

Сатирикон Феллини (1969) — Краткое содержание сюжета

[Фильм основан на книге Сатирикон, приписываемой Петрония Арбитра и датируется временем правления Нерона (37-68 гг. Н.э.). Книга считается одним из первых, если не первым романом, который был написан, но сохранился лишь фрагментарно.Фильм имитирует это, будучи фрагментарным, оставляя промежутки между событиями и даже останавливаясь на середине предложения. Однако есть определенный сюжет. Перерывы в сюжете, изображающие недостающие части, даны ниже с двойным дефисом -]

Фильм начинается с главного героя Энколпио, студента, который в ярости на своего соседа по комнате Аскилто, сбежавшего со своим мальчиком-рабом Гитоне. . Энколпио выслеживает Аскилто до ванн, и во время драки Аскилто признается, что продал мальчика Вернаккио, который управляет театром.Энколпио идет в театр и бросает вызов Вернаккио во время спектакля и возвращает мальчика через вмешательство магистрата, присутствующего на спектакле.

Энколпио и Гитоне идут по улицам Рима, чтобы вернуться домой. Увидев, что магистрат последовал за ними и подзывает их, они ныряют в бордель и убегают через черный ход, а затем возвращаются в квартиру Энколпио. Аскилто тоже возвращается, и двое спорят и решают разделиться и разделить свое имущество.Гитоне, которому разрешено выбирать, с кем он пойдет, выбирает Аскилто. Только землетрясение спасает Энколпио от самоубийства.

Мы находим Энколпио в музее, любуясь его работами. Он сталкивается с обедневшим стариком, Эвмолпом, поэтом, который декламирует величие классики и оплакивает жалкое состояние современного искусства. Эвмолп берет Энколпиона под свое крыло и берет его на пир на виллу Тремалькио, богатого купца, которого Евмолп презирает за отсутствие культуры.На вилле гости купаются перед едой, и Тремалькио, видя Эвмолпа, хвалит его как коллегу-поэта.

Гости входят на виллу для трапезы. Во время трапезы поэт Эвмолп и хозяин Трималхион становятся все более пьяными и, в конце концов, спорят, когда Эвмолп обвиняет Трималхиона в плагиате. Трималхион приказывает своим рабам бросить Эвмолпа в печь, и на кухнях следует ожесточенная битва.

Трималхио заболевает и ведет своих гостей к гробнице, где он будет похоронен после своей смерти.Он велит всем разыграть его похороны. Во время инсценированных похорон рассказывается история: красивая, недавно овдовевшая женщина решает умереть голодом от мертвого тела своего покойного мужа в его могиле. Солдат, охраняющий тела недавно казненных заключенных, слышит ее плач и идет к ней. Пока они вместе, семья одного из казненных забирает его тело, и когда солдат понимает это, он считает самоубийство лучшим, чем наказание, которое он получит. Однако вдова предлагает повесить тело мужа вместо преступника, чтобы спасти жизнь солдата.

Возвращаясь домой после пира, Энколпио находит побитого, но все еще живого Эвмолпа. Он остается с ним, и они засыпают у озера.

Энколпио просыпается, и, к его шоку, все изменилось. Он попал в плен к Лихасу, искателю сокровищ, который собирает красивые вещи и людей и отвозит их к болезненному молодому Цезарю, живущему в изгнании на острове. Энколпио привязан к кораблю и видит, что Аскилто и Гитоне тоже были захвачены.

Во время путешествия взгляд Лихаса падает на Энколпио, и он женится на нем во время церемонии на палубе.Тем временем молодой Цезарь свергнут. Группа мародеров садится на корабль Лихаса и убивает его.

Война следует за приходом к власти нового Цезаря.

Мы видим мужчину и его жену, чье имущество должно быть конфисковано новым Цезарем, отправляя их детей в безопасное место. Он освобождает своих рабов и машет своим детям на прощание, говоря им, что скоро их увидит. Затем он совершает самоубийство, говоря жене, чтобы она не делала того же.

Позже Аскилто и Энколпио подкрадываются к уже заброшенному имению и видят трупы мужчины и его жены.Они входят в дом, исследуют его и обнаруживают плачущую рабыню. Увидев их, она поднимает настроение, и после погони по зданию и еды, трое проводят ночь вместе. Они просыпаются от звука гари. Выглянув, они видят, что самоубийцы были подожжены солдатами.

Аскилто и Энколпио путешествуют с караваном людей, собирающихся навестить ребенка-гермафродита в храме. Во время ночевки им говорят, что один из путешественников уходит, потому что его жена страдает нимфоманией, и он надеется, что бог вылечит ее.А пока он хорошо им заплатит, если они пойдут и удовлетворят жену.

Храм является центром паломничества больных, желающих вылечиться. На следующую ночь человек уговаривает Аскилто и Энколпио помочь ему украсть полубога. Они убивают его смотрителей и убегают, таща мальчика на телеге. Однако ребенок не справляется с палящим солнцем на улице и на следующую ночь умирает. Мужчина обвиняет Аскилто и Энколпио, и начинается драка, в которой мужчина убит.

Возможно, в результате кражи Энколпио был схвачен и брошен в лабиринт Минотавра. Если он победит Минотавра, его призом будет «любовь». Он терпит неудачу, но Минотавр очарован им и объявляет его новым другом, и отказывается убить его. В результате Энколпио может потребовать свой приз — сеанс страсти с прекрасной Ариадной — на виду у зрителей. Он подходит к ней, присоединяется к ней на кровати и обнаруживает, что «потерял свой меч». Ариадна с отвращением отталкивает его и убегает.

И есть Эвмолп, теперь богатый и выродившийся, совсем как Тремалькио, которого он когда-то так презирал. Он богатый торговец, и его корабль скоро снова отправится в плавание. Он поможет Энколпио восстановить свою силу и предлагает посетить Сад наслаждений.

В Саду наслаждений не удается вылечить Энколпио. Там хранитель рассказывает ему историю Энофеи, женщины, проклятой волшебником за то, что она дразнила его сексуально, и ее наказание было буквально огнем между ее бедер.

Аскилто и Энколпио отправляются навестить Энофею. По дороге перевозчик слышит, что у них есть золото в качестве оплаты. Энофея вылечивает Энколпио, но перевозчик смертельно ранит Аскилто в битве за золото.

Скорбя, Энколпио направляется в гавань, где будет плыть корабль Эвмолпа. Но Эвмолп умер. Он оставил завещание, которое освобождает его рабов и раздает свои богатства тем, кого он упоминает, только в том случае, если они съедят его тело. Некоторые соглашаются.Энколпио решает отправиться в плавание на корабле, чтобы получить больше приключений.

END

Сатирикон Петрония / Апоколоцинтоз персонажей Сенеки

Сатирикон Петрония / Апоколоцинтоз Сенеки Краткое изложение и руководство для изучения включает исчерпывающую информацию и анализ помочь вам понять книгу. Данное учебное пособие состоит из следующих разделов:

Этот подробный обзор литературы также содержит темы для обсуждения и бесплатный тест по Сатирикон Петрония / Апоколоцинтоз Сенеки Петрония.

Энколпий появляется в Сатириконе

Энколпий — молодой студент, который является одним из главных персонажей «Сатирикона». Он также является рассказчиком истории. История начинается в городе Путеолы, куда Энколпиус недавно приехал. Когда Энколпий просит женщину показать ему его новую квартиру, она вместо этого ведет его в бордель. Это создает основу для самого сердца «Сатирикона», который с этого момента сосредоточен вокруг сексуальных приключений Энколпия и его товарищей по сельской местности Средиземного моря.

Во введении описывается, насколько фрагментирована древняя сказка «Сатирикон» и что в ней отсутствуют разделы и части. Есть ссылки на криминальное прошлое Энколпия. Есть смутные намеки на его воровство и даже убийство человека. Детали этих инцидентов фрагментированы или отсутствуют, и их невозможно полностью понять. Однако то, что осталось от истории, сосредоточено на его любовных интересах. Будучи студентом Путеол, Энколпий влюблен в мальчика Гитона, которого в шестнадцать лет называют младшим Энколпиусом.Аскилт, еще один друг Энколпия, тоже любит Гитона. Дружба Энколпия и Аскилта значительно уступает соперничеству за любовь Гитона. Ситуация доходит до критической точки, когда Гитону приходится выбирать между ними двумя. Из-за страха Гитон выбирает Аскилта. Энколпий убит горем и в отчаянии покидает Путеолы. Затем он встречает старшего поэта по имени Эвмолп, который становится его наставником. Вскоре появляется Гитон, желающий воссоединиться с Энколпиусом. В погоне за ними Аскилт, Энколпий, Эвмолп и Гитон уплывают на корабле, который в конечном итоге терпит крушение во время шторма.

Трио выживает и оказывается в городе Кротон, где Энколпиус встречает Цирцею, самую красивую женщину, которую он когда-либо видел. Он клянется отдать Гитона ради нее. Однако, когда он и Цирцея пытаются заняться любовью, он оказывается импотентом. Цирцея вызывает верховную жрицу и ведьму, чтобы вылечить его. Они варят пиво и произносят заклинания, чтобы решить проблему Энколпия. В конце концов, Энколпий выздоровел, но приписывает его выздоровление богу Меркурию.

Эвмолп появляется в Satyricon

Главный герой, молодой студент Энколпий, встречает старшего Эвмолпа в художественном музее в приморском городе Пергам.Эвмолп — поэт и интеллект, и в конце концов Энколпий назвал его своим наставником. В персонаже, любящем поэзию и склонном к импровизированному чтению стихов, есть комический элемент. Однако его обычно бьют камнями, когда его чтение затягивается. При первой встрече с Энколпиусом Эвмолп начинает читать стихи, но его замыкает молодой студент, который жалуется, что ведет себя как поэт и интеллект — людям не нравятся поэты и умы.

Эвмолп старше, но, похоже, ведет такую ​​же половую жизнь, как и его молодые товарищи.Как и все остальные, Эвмолп любит Гитон и обещает поддержать его и написать посвященные ему стихи. Он и Энколпиус вступают в спор о его предложениях Гитону, о котором забывают, когда все они поспешно покидают город. Позже в городе Кротон Эвмолп изнасиловал как мальчика, так и девочку. В конце истории Эвмолп обращается к Энколпиусу, которого он просит терпеть его всего на один отвратительный час.

Эвмолп — хитрый человек, склонный к схемам обмана.Когда он убегает с Энколпиусом и Гитоном от разгневанного Аскилта, он крадется с ними на корабле, направляющемся в неизвестном направлении. Когда Эвмолп узнает, что владелец корабля, Лихас, ищет Энколпия и Гитона из-за их сексуальных отношений с его женой, Эвмолп создает план, чтобы обмануть Лихаса. Он побривает головы и брови юным ученикам и окрашивает их лбы клеймами рабов. Лихас видит сквозь глупую маскировку, но Эвмолп может помочь своим товарищам заключить мир с Лихасом.Позже в городе Кротон, чтобы завоевать их расположение, он лжет горожанам, говоря им, что это болезненный, богатый человек, только что похоронивший своего сына.

Аскилт появляется в Satyricon

Аскилт — молодой ученик и друг Энколпия. Он и Энколпиус оба влюблены в Гитона и имеют постоянный конфликт из-за него.

Гитон появляется в Satyricon

Гитон — молодой ученик и друг Энколпия. Он моложе других своих друзей и является объектом обожания обоих мужчин.

Трималхион появляется в Satyricon

Трималкио — богатый джентльмен из Путеол. Он устраивает обильный ужин с экзотическими блюдами и развлечениями, которые посещает Энколпиус и его друзья.

Прозелен появляется в Сатириконе

Прозеленус — ведьма, посланная Цирцеей для проверки мужественности Энколпия. Она подтверждает, что он мужественный, но позже разочаровывается, узнав, что он все еще импотент.

Цирцея появляется в The Satyricon

Цирцея — красивая женщина, в которую влюбляется Энколпий.Когда они пытаются заняться любовью, Энколпиус бессильна, что она воспринимает как личное оскорбление. Она посылает ведьму, чтобы попытаться вылечить его.

Приап появляется в Сатириконе

Приап — бог сексуальности и плодородия. Энколпий оскорбляет Приапа, вмешиваясь в мистическую церемонию. Энколпий страдает бессилием после совершения этого преступления.

Энофея появляется в Сатириконе

Энофея — верховная жрица, которая вместе с ведьмой Прозеленусом пытается вылечить Энколпия от импотенции.

Петроний появляется в Сатириконе

Тит Петроний является автором «Сатирикона» — по крайней мере, так считают. Некоторые ученые не уверены, что Петроний является автором.

Сенека появляется в Апоколоцинтозе

Сенека Младший является автором «Апоколоцинтоза», который представляет собой резкую критику Клавдия I. Сенека был сослан Клавдием в течение нескольких лет и, вероятно, имел личную причину для разоблачения мертвого императора.

Клавдий I появляется в Апоколоцинтозе

Клавдий I был героем политической сатиры «Апоколоцинтоз», написанной Сенекой-младшим.

Геракл появляется в Апоколоцинтозе

Геракл — бог, который убеждает других богов отказаться от просьбы Клавдия стать богом. Затем Клавдия отправляют в ад.

Юпитер появляется в Апоколоцинтозе

Клавдий приближается к Юпитеру на небесах. Юпитер не может сказать, что это за существо, которое выглядит огромным и с белыми волосами.

Янус появляется в Апоколоцинтозе

Янус выступает против превращения Клавдия в бога. Обычные люди не должны становиться богами, а тех, кто это делает, следует отдавать гладиаторам и бить дубинками на арене.

Диспитерапия появляется в Апоколоцинтозе

Диеспитер — бог, который поддерживает просьбу Клавдия стать богом. Он указывает, что Клавдий связан с Божественным Августом и Божественным Августом.

Меркурий появляется в Апоколоцинтозе

Бог Меркурий уносит Клавдия в ад, как только боги соглашаются, что он не должен становиться богом.

Satyricon Study Guide

Satyricon Study Guide Учебное пособие

Сатирикон


Изображение справа предоставлено Меценатом: Образы Древней Греции и «Рим» из «Дома трагического поэта» в Помпеях. Cave Canem означает «Осторожно! of the Dog «на латыни. Мы не знаем, была ли это просто популярная тема, или Петроний на самом деле видел тот же самый мозаичный пол и воссоздал его как устрашающую фреску на Трималхионе. стена.

О модели Satyricon

Один из самых ранних романов в мире, «Сатирикон » Петрония, представляет собой захватывающую картину. каким был древний Рим на самом деле как. Сатира была изобретением исключительно римлян — по сути, только литературная форма, полностью изобретенная римлянами, а не адаптированная из греческого оригиналы — и Петроний был особенно известен этим.Я думаю, тебе нужно иметь чувство юмора, если ваша работа должна была быть арбитром вкуса при дворе императора Нерона.

Я просил вас прочитать эту подборку, потому что она уникальна по-римски; нет ничего подобного это в греческой литературе. История очень слабо (акцент на «очень») основана на Гомеровской Odyssey , в котором герой переживает ряд приключений на суше и на море и является преследуемый богом. Однако в Satyricon года бог, преследующий несчастного Энколпия это Приап, который проклял его бессилием из-за того, что он сделал, чтобы нарушить тайну обряды похотливой жрицы по имени Квартилья в роще Приапа.К сожалению, текст очень фрагментарно, поэтому мы не знаем точно, что он сделал, но некоторые люди выдвинули теории. Как бы то ни было, Приап действительно не понравилось.

«Ужин с Трималхионом» — самый длинный из сохранившихся фрагментов оригинального произведения.

В банях

Имя Агамемнон означает «вождь людей», что могло бы быть более подходящим, если бы не Дело в том, что этот Агамемнон и его приятель Менелай — пара шарлатанов.Как пали сильные!

В сноске 7 говорится, что Трималхио утверждает, что два неуклюжих раба наливают возлияние (кстати, фалернское было самым дорогим вином, доступным в Древнем Риме, и никто не мог его пролить беспечно — или, что еще менее вероятно, отдать его своим рабам). Один изливает возлияние богу, никогда не человеку.

Трималхион разрушает роскошь закон, завернувшись в «толстый алый войлок» (1094). Алая одежда предназначалась для дворян и членов королевской семьи, а также пурпурный (цвет, который он использует на края салфеток за ужином) только для королевской семьи.

Подъезд Трималхиона

Точно так же, как людям не обливали возлияния, не ставили фресок с изображением собственной жизни. история на стенах. Интересен выбор Трималхионом божественных покровителей: Минерва — это стратег и интриган, а Меркьюри — защитник воров и бизнесменов. Так что по сути он показывает, что поднялся благодаря своим собственным талантам и хитрости — пункт, который он трудится снова и снова в последующем разговоре.

Разве не здорово, что он включает ценники в картину невольничьего рынка? Это напоминает Я вспомнил старую фразу о человеке, который всему знает цену и ничего не ценит.

Когда Энколпий спрашивает привратника о других картинах на стене, он отвечает, что они представляют собой « Илиаду и Одиссею , а также гладиаторское шоу, данное Лаенасом» (1095). Это случайное смешение эпических героев с современными гладиаторами может выглядеть как что-то вроде шока, если вы ожидаете, что Трималхио будет чтить древние истории. Однако помните, что мы уже не в классической Греции, а в грубом, торговом Риме времен Нерона. Гомер умер около восьми веков назад, и в любом случае он грек…мы знаем, как средний римлянин относился к грекам по тому, как Улисс и Синон изображены в Энеиде .

Образованные мальчики изучали Гомера в школе так же, как мы изучаем Шекспира в высшей школе. школы, но Трималхио не был образованным мальчиком и не образованным человеком. Он вольноотпущенник, человек, который начинал как раб и в конце концов продвинулся до точки, где он мог купи его свободу. Хотя он изучил бухгалтерский учет (1094), Гомер и другие классические работы литература, вероятно, не была частью его учебной программы, несмотря на то, что теперь у него есть «два библиотеки, одна греческая, одна латинская »(1101).

Столовая

Возможно, вы захотите взглянуть на это описание или эту реконструкцию древнеримская столовая, или triclinium , чтобы получить представление о том, что может быть в этом месте выглядит как. Из-за своей социальной функции триклиний часто был самым сложным и самая большая комната в общественной части римского дома. Трималхион, которому всегда приходится перебарщивать все, есть не менее четырех triclinia (1109)!

Здесь Трималхио нарушает еще два закона о роскоши: вышеупомянутая салфетка и золотые кольца. на его пальцах.Эти кольца не разрешалось носить лицам, не относящимся к конному классу. что значительно выше его прикосновения.

Одержимость Трималхиона смертью и серебряный скелет, вынесенный на стол, не так уж и странен, как может показаться. Этот озабоченность, кажется, была достаточно нормальной; изображение слева, еще один древний римлянин мозаика, некогда украшавшая чей-то пол.

Обеденный разговор

Разве не интересно слушать этих древних римлян, жаждущих «старых добрых времен»?

Абзац внизу страницы 1099, где описывается кандидат на должность, превосходящий его Конкурент в грандиозном гладиаторском шоу — это проблеск римской политики.Нравиться все в рассказе, эта часть, вероятно, преувеличена — но не до неузнаваемости. В Грандиозная политическая кампания зародилась и довела до совершенства в Древнем Риме.

Антиинтеллектуализм, как мы видим на странице 1100, был по крайней мере столь же распространен тогда, как и сейчас. Эхион, торговец тряпками, описав Агамемнона, как «с ума сойти от всего этого чтения», обещает послать сына на воспитание, «если Бог пощадит его». Это последнее замечание, как и скелет, является довольно резким напоминанием о высокой смертности в древнем мире.Особому риску подвергались дети; Римские родители имели обыкновение украшать свое потомство с браслетами или ожерельями, инкрустированными кусочками янтаря, чтобы защитить от вездесущего сглаза.

Интересно, должны ли мы верить другу вольноотпущеннику, который говорит, что его отец был королем (1102 г.). Это, конечно, возможно — римляне считали всех за пределами Империи варварами, и обложил налогом неграждан, и он утверждает, что продал себя в рабство в надежде стать гражданином когда-нибудь. Тем не менее, я не могу избавиться от ощущения, что это маловероятно.Ну, если он не говорит правда, кто будет проверять его историю?

На странице 1103 этот же вольноотпущенник описывает свою рабскую жизнь: «У меня в доме были люди. который так или иначе пытался сбить меня с толку, но все же — спасибо его духу-хранителю! — я держал мою голову над водой ». Почему его дух-хранитель , а не мой опекун дух? Поскольку бывший раб говорит об одном из Lares своего хозяина, опекуны людей в доме.Хозяин был главой семьи, и все внутри него, включая духов, принадлежало ему.

Тот же оратор упоминает Сатурналии, который был ежегодным праздником в день зимнего солнцестояния, который сочетал в себе элементы сегодняшнего Рождества и празднования Нового года (Сатурн, связанный с Кроносом, превратился в нашего «Старого Отца»). Время »- теперь вы знаете, что он делает с этим серпом!). Подарки в виде свечей и игрушек для детей. были даны, а дома были украшены зеленью. Эти элементы были включены в Рождественские праздники, когда император Константин впервые сделал христианство официальным религия Рима в 4 веке нашей эры.D. Именно в то время празднование Рождества Христова было назначено на 25 декабря, что, по словам Константина, календарь был датой солнцестояния. Для получения дополнительной информации щелкните здесь или выполните поиск в Интернете на ключевое слово «Сатурналии».

Фортуната

Характер Фортунаты — это признак того, насколько роль женщины в Древнем Риме отличалась от что из Древней Греции. Когда появляется друг Трималхиона Хабиннас, он почти спрашивает сразу, почему Фортунаты нет за столом.Уважаемые гречанки никогда не ели в ресторане . стол вместе с мужчинами.

Фортуната тоже нарушает законы о роскоши, поскольку римские женщины были строго ограничены в том, как им разрешалось носить много украшений по весу. Шесть с половиной фунтов не было в пределах ограничение по весу.

Заметьте также, что она была партнером Трималхиона в его бизнесе: когда он нуждался в деньги после того, как он потерял весь свой флот винных судов «, она продала все свое золото безделушки, вся ее одежда, и вложила десять тысяч золотых в руку [Трималхиона] »(1109).

Мы прошли долгий путь от Андромахи, которая смогла помочь своему мужу, только взобравшись на стены Трои и поиск слабых мест.

Об авторе

Для получения дополнительной информации о Petronius и всей линейке Satyricon щелкните здесь. Есть отличный введение о самом Петронии. Но будьте осторожны — человек, который это кодировал, сделал все как один страница, поэтому, даже если это всего лишь текст, для полной загрузки требуется вечность.И что бы ты ни делал, не печатайте его, если вы не указали на своем компьютере, что нужно печатать только определенное количество страниц. Не забывайте: Satyricon , хотя и фрагментарен, это старинный роман. Так что сеть «страница» — это длина небольшой книги.

Сатирикон Феллини 1969 Резюме Джуниора Нгуена — Haverford Classics

Сегодня, 27 февраля, я посетил показ «Сатирикон» Феллини (1969). Фильм был на итальянском языке, и, хотя я никогда не изучал итальянский, латынь смогла предоставить мне некоторый перевод показа с общими чертами между обоими языками (например.грамм. gracias = спасибо, curre! = беги!). Подводя итог фильма, следует, что главный герой — Энколпиус, персонаж, который влюблен в Гитона, и у них гомосексуальные отношения. Между их отношениями находится радостно высокомерный Аскилт.

История была трудна для понимания из-за внезапного перехода от одной группы персонажей к другой, но начало — это драка между Энколпиусом и Аскилтом, которые борются из-за любви Гитона. Окружающая среда казалась тюремной камерой и населением бедных рабов.В искусстве этого фильма мне бросилось в глаза то, насколько он казался адским, поскольку для кого-то без контекста фильм показался апокалиптическим и полным отчаяния. Энколпий забирает Гитона у Вернаккьо, актера в маске свиньи. Энколпий и Гитон спят вместе в постели и занимаются любовью, но появляется Аскилт и забирает половину вещей Энколпия. Аскилт также заставил Гитона выбирать между двумя мужчинами, а Гитон предпочел быть с Ациклтом, что разбило сердце Энколпия.

Появившийся рассказ — это история Трималхиона, богатого человека.Я думаю, что он разыграл свою собственную смерть, и его жена теряет его и плачет целыми днями, намереваясь уморить себя голодом. Охранник, который наблюдает за палачом, приходит на помощь вдове и предлагает ей новую любовь, но также не выполняет свою работу по обеспечению того, чтобы никто не взял висящий труп. Вдова и охранник целуются, и рассказ обрывается. Согласно моему исследованию, это история в рассказе, и я не совсем понимаю, почему это происходит.

Энколпий, Гитон и Аскилт попадают в плен к Лихасу, старику, который влюбляется в Энколпия и вынуждает вступить в брак.Аскилт насмехается над Энколпиусом и смеется над его браком, который является его общим характером. Цезарь умирает, и к власти приходит новый император, который заставляет старых рабовладельцев освобождать своих рабов. Энколпий и Аскилт сбегают с невольничьего корабля перевернутого Лихаса и переезжают в дом бывших рабовладельцев. И Энколпий, и Аскилт сбегают из этого дома и слышат о полубоге, обладающем магическими целительными способностями.

Эти двое крадут полубога, но полубог умирает от жажды в пустыне. Энколпию приходится драться с «минотавром», человеком в шлеме, который может одолеть Энколпия.Энколпий предлагает свои поэтические способности клану людей, чтобы пощадить его, затем он должен заняться любовью с женщиной, но не может этого сделать из-за эректильной дисфункции.

Энколпий вместе с Аскилтом отправляется на поиски, чтобы восстановить свое «могущество», и успешно это делает, но Аскилт умирает из-за драки с капитаном корабля. Энколпий отправляется на поиски новых земель.

Сатирикон Петрония

Древние язычники, как мы все знаем, любили большие члены и все, что их символизировало, например Приап, богатый бог плодородия.

И поэтому, много веков спустя, для настоящих христианских пекарей и семей, которые наслаждались своими замешанными на столе булочки с горячим крестом, могло бы стать шоком, если бы кто-нибудь сказал им, что они в основном откусывают красивую, теплую, твердую большую Дик.

Позвольте мне попытаться объяснить. Видите ли, со временем христиане умудрялись обольщать, уговаривать, бить, сжигать или использовать любые средства, необходимые для лишения язычества и обращения язычников, включая требование, чтобы они отказались от глупых старых богов, таких как Приап.В конце концов, действительно был только один Бог, и если какому-то богу и разрешили приписать статус большого члена, то это был Он. Но язычники, согласившись отказаться от других богов, по-прежнему любили оле Приапа и сопротивлялись тому, чтобы оставить его и его обещание припухлости. У них не было виагры или левитры, на которые можно было бы вернуться в тот же день. Приап был этим, детка; он был всем, что у них было, за исключением якобы магических афродизиакальных микстур из слюны и насекомых, намазанных старыми ведьмами на лоб, и эта мерзость вряд ли могла возбудить.Кроме того, христианский Бог казался ужасно агрессивным в отношении секса, даже несмотря на его смешанные послания о плодотворности и умножении. Им нравился их секс, эти язычники, и им нравился их бог секса. Нет причин раскачивать лодку или спускать паруса. И они любили печь длинные фаллические буханки хлеба в его честь. Решив использовать мед, а не жало, христиане пришли к компромиссу: фаллические хлеба в честь Приапа можно было хранить до тех пор, пока они были благословлены вырезанным на них христианским крестом.Так родилась булочка с горячим крестом, а также передача большой дубинки от Приапа Всевышнему Богу.

Я привожу все это отчасти для того, чтобы предоставить вам, все более требовательным знатокам обзоров Goodreads, увлекательный анекдот, но также чтобы отметить, как часто Приап упоминается в шедевре Петрония, The Satyricon . Вышеупомянутые факты о Приапе и его превращении в горячие булочки с крестом, что неудивительно, мало преподают — нет, я спокоен, никогда — в воскресной школе, равно как и Satyricon не часто преподают в средних школах.Я думаю, что если бы это были, скажем, « Илиада » и «Одиссея » или «Алая буква », постоянный интерес к литературе можно было бы привить в бездействующих и рассеянных молодых умах.

Было время, несколько поколений назад, когда модель Satyricon была чем-то вроде устройства для секретов. Если вы вообще могли его найти, то, вероятно, это был ограниченный выпуск, дорогая обложка в кожаном переплете, защелкивающаяся с обеих сторон ремнем и бронзовым замком и запертая внутри непроницаемого дубового шкафа в закрытых для посещения окрестностях респектабельного колодца. курение джентльмена.Даже в 1930 году, когда был опубликован перевод Аллинсона, он все еще считался «эротикой».

И действительно, эта 2000-летняя возня — очень грязная штука. Не совсем явный, как таковой , но наполненный восхитительными развратами, не подходящими для тонких чувств. Сказать, что это не политически корректно, было бы преуменьшением. У римлян были совсем другие представления о сексе; во многих отношениях они были намного свободнее. И поэтому к тому времени, когда этот опус закончится, мы увидели, как наши протагонисты из низшего сословия во многих состояниях разобщенности наслаждаются большой любовью мальчиков (вместе с случайными женщинами или девушками).В какой-то момент, когда Приапу не удается поднять увядший член нашего бойкого молодого антигероя Энколпия, старая ведьма пытается вылечить его бессилие с помощью кожаного фаллоимитатора с травяными шнурами, засунутого ему в задницу.

Он и старый компаньон-развратник, поэт, Эвмолп, не думают о том, чтобы пользоваться милостями детей Филомелы, которая сводит своих детей с ума всякий раз, когда думает, что покровители богаты (в случае Энколпия и Евмолпа это не так; они просто большие лжецы и воры, которые переходят с места на место, пытаясь уклониться от закона и вслед за разгневанными жертвами; то есть, когда они не ссорятся друг с другом, а их товарищи из ревнивых парней неистовствуют из-за милостей прекрасного 16-летнего Гитона).Персонажи дерутся, пердят и трахаются. А когда пердят, персонажи смеются. Мел Брукс, Бивис и Баттхед чувствовали бы себя как дома.

Так что да, это такая книга. Это Iliad и Odyssey незаконных и злобных. Модель Candide cock. Дон Кихот донга. Кентерберийские рассказы хвоста.

Это все в великих западных литературных традициях великого путешествия. Как и у Вольтера Candide , действие стремительно, движение вперед стремительно; судьбы меняются быстро, то вверх, то вниз; ситуации возмутительные, комичные, непристойные и хриплые.Горячие страсти, враждебность и временные союзы усиливаются и ослабевают при падении тоги, что часто бывает. К счастью, deus ex machina всегда присутствуют, когда требуется новая история или побег.

Он действует с почти наивным, широко распахнутым чувством юмора. Прочитав его, я задумался, как Феллини в 1969 году мог сделать такой мрачный фильм из этой свежей смеси. Думаю, итальянский мастер-постановщик как бы упустил суть.

Несколько глав посвящены описанию удивительного застолья из нескольких блюд, устроенного глупой эгоистичной буржуазией по имени Трималхио.Он должен считаться одним из чудес литературы и исторической проницательности. То, что люди обычно ели, и то, как подавались блюда и сопутствующие мелочи, чтобы произвести впечатление на гостей, меня по своей сути завораживает.

По пути также встречаются прекрасные размышления о смертности, искусстве и любви, а также пророческие предзнаменования о судьбе империи (не только Рима, но и более поздних, например США).

Книга, разумеется, эпизодическая, и я чувствовал, что, возможно, смогу прочитать ее задом наперед без особой разницы.Что у нас есть о Satyricon — это сохранившийся фрагмент, возможно, всего лишь 1/5 оригинальной книги. Но то, что у нас есть, является золотым, хотя, по общему признанию, он, вероятно, лучше всего работает на латыни, поскольку большинство из нас зависит от переводов разного качества. Как литературное чтение я даю ему три звезды; как бесценную летопись древности я ставлю ей пять. Я разделяю разницу …

Я думаю, что в книге может быть одна цитата, которая резюмирует его дух:

«Так намного лучше для человека тренировать свой член, чем его ум!»

——
Еще несколько фаворитов:

«Я не знал, был ли я больше зол на мальчика за то, что он отнял у меня мою любовницу, или на мою любовницу за то, что он развратил мальчика.«

» Вы никогда не видели такого несчастного человека; пропитанная кожа, вот что это за его инструмент! »
« Услышав это, Оенотея села между нами и, некоторое время покачав головой, «Я единственная женщина, — сказала она, — знает, как вылечить эту жалобу. Вы можете не подумать, что я делаю это наугад, я требую, чтобы молодой человек переспал со мной одну ночь и посмотрел, не сделаю ли я его жестким, как рог!

«Я все еще сожалел о судьбе незнакомца, как я предполагал им стать, когда волна подняла лицо, все еще совершенно неоформленное, к берегу, и я узнал черты лица Лихаса, моего бывшего врага, столь грозного и непримиримого врага, теперь беспомощного бросившего почти к моим ногам.Я не мог больше сдерживать свои слезы, но снова и снова ударял себя в грудь: «Где теперь твой гнев, — воскликнул я, — и все твои властные поступки? Вот ты лежишь, жертва рыб и монстров глубин; ты кто так недавно гордо хвастался своими деспотическими способностями, от вашего великого корабля не осталось ни единой доски. Ступайте, смертные; наполняйте свои сердца восторженными ожиданиями. долгие годы из богатства, которое вы приобрели обманным путем! .. Только вчера этот покойник здесь составил отчеты о своем состоянии и фактически зафиксировал в своем уме тот день, когда он должен вернуться на свой родной берег.Боги! как далеко он находится от точки, которую надеялся достичь. И не только море разочаровывает подобные надежды людей. Воина предают его руки; домовладелец, совершающий свои приношения на небеса, терпит крушение своих собственных пенатов. Одного выбрасывают из машины, и он испускает свой последний торопливый вздох; обжора умирает от переедания, скромный человек — от поста. Считайте это правильным, и везде кораблекрушения. Но тогда утопленник пропускает погребение, возражаете вы.Как будто это сделало хоть малейшую разницу в том, как пожирает бренное тело — огнем, водой или временем. Делайте что хотите, все это заканчивается одним и тем же результатом ».

« Многие жертвы, мои юные друзья, — начал он, — поэзия соблазнила! В тот момент, когда у человека появляется стих, который стоит на ногах, и он выражает нежную мысль подходящим языком, он думает, что он сразу поднялся на Геликон. Многие другие, после долгой практики судебных талантов, наконец отступают в безмятежное спокойствие сочинения стихов, как в благословенную гавань-убежище, вообразить стихотворение легче, чем аргумент, весь вышитый искрящимся тщеславием.Но это легкомыслие вызывает отвращение у более благородных вдохновителей; и никакой интеллект, который не затоплен могучей волной познания, не может ни зачать, ни родить достойного поэтического ребенка. «

» Не меньше в Марсовом поле Поднялась коррупция,
Где каждый голос был проституткой, чтобы получить;
Народ и Сенат были проданы.
Сам Эйн Эйдж был глух к голосу Добродетели,
И весь его суд к уплате грязных процентов,
Под чьими ногами лежало растоптанное Величество.
Ээн Катон был изгнан толпой,
Пока тот, кто побеждал, залился румянцем, стоял,
Стыдно вырвать силу из более достойных рук.
Ой! позор Риму и римскому имени!
‘Это был не один человек, которого они сослали,
Но также изгнали Добродетель, Славу и Свободу.
Так жалкий Рим купил ее собственное разрушение,
Себя купец, а сама посуду.
Кроме того, в долгах была вся Империя,
Жертва ненасытных пасти Ростовщичества;
Никто не мог назвать свой дом или себя своим собственным;
Но долги по долгам как тихая лихорадка спровоцировали,
До тех пор, пока члены не захватили жизненно важные органы ».

Обзор фильма Феллини« Сатирикон »(1970)

Фильм основан на книге, пересказывающей выродившиеся версии римских и греческих мифов.«Сатирикон» Петрония, написанный во времена Нерона, был утерян на века и найден во фрагментированной форме, которую Феллини использует для объяснения своего собственного фрагментированного фильма; и книга, и фильм заканчиваются на середине предложения. Петроний был сенсуалистом, который одновременно прославлял и высмеивал сексуальный упадок. То же самое и с Феллини, который отмечает, что, хотя возмездие за грех может быть смертью, это хорошая работа, если вы можете ее получить.

Фильм был снят через два года после «Лета любви» — он вышел примерно в то же время, что и документальный фильм «Вудсток» — и в нем сохранено постпилюльное, до СПИДа сексуальное безумие того времени, когда наказание -в течение короткого времени казалось, что возможен свободный секс (ключевое слово: казалось).Персонажи фильма Феллини могут быть сожжены заживо, разрезаны на ножки или раздавлены, но их не беспокоят вирусы, чувство вины или психологический коллапс. Действительно, как и большинство персонажей древних мифов, у них нет психологии; они действуют согласно своей природе, без самоанализа или возможности изменений. Они зашиты мифами, которые их содержат.

В фильме рассказывается о путешествиях и приключениях нескольких персонажей, особенно студентов Энколпио (Мартин Поттер) и Аскилто (Хирам Келлер), которые сражаются из-за милого мальчика-раба Гитоне (Макс Борн).Гитоне выигрывает Аскилто, который продает его отвратительному актеру Вернаккио (Фанфулла), в чьих выступлениях можно увидеть нанесение увечий заключенным. В соответствии с характером фильма, Гитоне не возражает против такого обращения и скорее наслаждается вниманием, но история продолжается, представляя серию господ и рабов в моменты гротескной драмы и зловещей фантазии. «Это все фантасмагория», — сказала Полин Кель, ненавидевшая фильм, и написала, «хотя время от времени можно запечатлеть лицо, сцену или эпизод, но большую часть времени у человека возникает ощущение, будто камера следит за идущими людьми. вдоль стен.»Ну, да и нет. Есть сцены, которые представляют собой законченные пьесы, например, когда патрицианская пара освобождает своих рабов, а затем совершает самоубийство, или когда последователи мертвого богача собираются на берегу моря, чтобы обсудить его последнюю просьбу о том, чтобы его тело было съедено. Эти моменты появляются из фрески, как они, должно быть, выскочили из Петрония, но Феллини не заботит начало, середина и конец, и он хочет, чтобы мы прошли через фильм, как через галерею, в которой художник пробует вариации на тему. все больше и больше будет его подходом в последующих фильмах; на фоне этого древнего Рима находится фрагментированный современный город в «Феллини Рома», который представляет собой серию эпизодов в поисках места назначения и лишен структуры его великого римского фильма », Сладкая жизнь »(1960).

«Сатирикон» работает? Зависит от. Конечно, визуальные эффекты богаты (изображение Келя на стене не отражает их шероховатость, сперму, тактильную плодовитость). Есть ли кто-нибудь, о ком мы заботимся, когда смотрим фильм? Мы разделяем радость во время пары сексуальных возней, и нас тронуты самоубийства патрициев, но — нет, мы не заботимся о них, потому что они, кажется, определяются не их личностями, а их мифическим программированием. Подобно фигурам в «Оде греческой урне» Китса, они навсегда застревают в акте демонстрации своей природы, без пролога или результата.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.