Краткое содержание по истории: Краткое содержание «История одного города»

Содержание

Краткое содержание: «История одного города»

Долгое время Михаил Салтыков-Щедрин хотел написать роман, изобличающий недостатки русского народа и правящей им власти. Начало «Истории одного города» положило появление фантастической вещи автора «Рассказ о губернаторе с фаршированной головой» (1867), ставшей потом основой для одной из глав романа. 

«История одного города» рассказывает о вымышленном городе Глупове. Она представляет собой летопись, которую по очереди ведут четверо местных летописцев. Своеобразная хроника охватывает период с 1731 по 1825 год. Проще всего пересказать кратко роман «История одного города», описав некоторые дела горожан и их градоначальников. Эти описания пригодятся, чтобы перед уроком литературы освежить в памяти прочитанный сюжет. 

Глуповцы – жители города Глупова. Их предки – головотяпы – славились крепостью своих голов. Им также принадлежала идея подпирать небо палками. Никто из князей в соседних землях не хотел над ними править из-за их безграничной глупости.

Один из них сказал бедолагам, что за свои дела им стоит называться не головотяпами, а глуповцами. 

По мнению жителей Глупова, им жизненно необходим «хозяин». На эту роль горожанам сгодится кто угодно. Они не хотят ни о чём думать и учиться на своих ошибках. В результате при любом правителе глуповцы только и делают, что страдают и гибнут от болезней и голода.

Брудастый – мэр Глупова с механизмом в голове. Он может говорить лишь одну фразу: «Не потерплю». Градоначальник только и успевал, что сочинять приказы и подписывать бумаги. Он наводил ужас на глуповцев своими попытками высечь всех подряд.

Бородавкин – глава Глупова, правивший дольше всех – почти 20 лет. Он поджигал много деревень и боролся с населением за недоимки (неуплаченные налоги). Бородавкин планировал построить академию, но в итоге у него получилась тюрьма.

Прыщ – ещё один градоначальник, бывший военный. За несколько лет его правления жители неожиданно разбогатели. Они сразу почуяли неладное и сильно возмутились. У Прыща оказалась фаршированная голова, которую потом съели.

Двоекуров – самый энергичный и работящий начальник Глупова. В годы его управления в городе стали варить пиво и мёд. При этом мэре глуповцы были обязаны есть горчицу и лавровый лист. Горожан регулярно наказывали розгами. Двоекуров прославился тем, что умер своей смертью.

Угрюм-Бурчеев – правитель города, обожавший войну. Он знаменит тем, что боролся с рекой. Этот градоначальник разнёс на кусочки старый город и отстроил новый. При нём жители соблюдали распорядок дня, ходили в форме и выполняли глупые приказы. Угрюм-Бурчеева не боялись, а считали просто глупцом.

Фердыщенко – градоначальник, запомнившийся глуповцам тем, что не вмешивался ни в какие дела и любил поесть. В последний год правления ленивый правитель неожиданно преобразился в требовательного и сверхдеятельного управленца. Это очень не понравилось горожанам, только начавшим наслаждаться свободой и покоем.

Фердыщенко умер от переедания.

Прочитав краткое содержание романа «История одного города», вы наверняка заметили, как много в повествовании вещей, совершенно невозможных в реальности. Но отбросьте фантастику, гротеск и юмор, и сразу поймёте: события романа вполне соответствуют российской действительности. И это очень грустно.

Все 16 глав «Истории одного города» выходили в журнале «Отечественные записки» в течение 1869 и 1870 годов. На Салтыкова-Щедрина посыпались обвинения: мол, он искажает историю России и оскорбляет её народ. На самом же деле жители Глупова и их градоначальники – лишь собирательные образы. Своей вымышленной историей писатель хотел призвать общество раскрыть глаза на истинный порядок вещей в российском государстве и начать бороться с его пороками. 

Также читайте краткое содержание «Мцыри» Михаила Лермонтова.

Краткое содержание I тома. Исследование истории. Том I [Возникновение, рост и распад цивилизаций]

Краткое содержание I тома

I. Введение

I. Единица исторического исследования

Умопостигаемыми единицами исторического исследования являются не нации или периоды, но «общества». Последовательное рассмотрение глав английской истории показывает, что она представляет собой не умопостигаемую «вещь в себе», но лишь часть более обширного целого. Это целое содержит в себе части (например, Англию, Францию, Нидерланды), которые подвергаются одним и тем же вызовам и стимулам, но отвечают на них по-разному. Для иллюстрации этого приводится пример из эллинской истории. «Целое», или «общество», к которому принадлежит Англия, идентифицируется как западно-христианский мир. Измеряется его пространственная протяженность в различные периоды, устанавливается его происхождение во времени. Оно оказывается старше (хотя и ненамного) выделившихся из него частей. Исследование его истоков открывает существование другого общества, ныне уже мертвого, а именно — греко-римского, или эллинского, общества, по отношению к которому наше является «аффилированным».

Также становится очевидным, что существует определенное число других живых обществ — православно-христианское, исламское, индусское и дальневосточное общества, а также несколько «окаменевших» реликтов пока еще не идентифицированных обществ, таких как евреи и парсы.

II. Сравнительное исследование цивилизаций

Цель этой главы — идентифицировать, описать и дать названия всем обществам (или, правильнее, цивилизациям, поскольку существуют также примитивные и «нецивилизованные» общества), которые возникли до сих пор. Первый метод поиска заключается в том, чтобы взять существующие цивилизации, уже нами идентифицированные, исследовать их происхождение и посмотреть, не можем ли мы найти ныне угасшие цивилизации, по отношению к которым живые являются аффилированными, как западно-христианский мир был аффилированным по отношению к эллинской цивилизации. Признаками этого отношения являются: (а) универсальное государство (например, Римская империя), само являющееся результатом «смутного времени», за которым следует (б) междуцарствие, когда возникает (в) Церковь и (г) V?lkerwanderung (переселение народов) варваров в героический век.

Церковь и V?lkerwanderung — плоды соответственно внутреннего и внешнего «пролетариата» умирающей цивилизации. Используя эти ключевые понятия, мы обнаруживаем, что православно-христианское общество, как и западно-христианское, является аффилированным по отношению к эллинскому.

Проследив историю исламского общества вплоть до его истоков, мы обнаружили, что оно является смесью двух первоначально раздельно существовавших обществ — иранского и арабского. Проследив, в свою очередь, историю этих обществ до их истоков, мы обнаружили отделенное от них тысячелетием «эллинского вторжения» угасшее общество, названное сирийским.

Мы обнаружили, что индусскому обществу предшествовало общество индское.

Дальневосточному обществу предшествовало общество древнекитайское.

Было обнаружено, что «ископаемые» общества — остатки того или иного угасшего общества из уже нами идентифицированных.

Перед эллинским обществом мы обнаружили минойское общество, однако заметили, что эллинское, в отличие от других аффилированных обществ, идентифицированных до этого времени, не переняло религию, открытую внутренним пролетариатом предшествующего ему общества.

Поэтому его следует рассматривать как общество аффилированное не в строгом смысле слова.

Мы обнаружили, что индскому обществу предшествовало шумерское общество.

В качестве ответвлений шумерского общества (вдобавок к индскому) мы обнаружили еще два общества — хеттское и вавилонское.

Египетское общество не имело ни предшественника, ни наследника.

В Новом Свете мы можем идентифицировать четыре общества: андское, юкатанское, мексиканское и майянское.

Таким образом, всего мы имеем девятнадцать представителей «цивилизаций». Если же мы разделим православно-христианское общество на православно-византийское (в Анатолии и на Балканах) и православно-русское, а дальневосточное — на китайское и японско-корейское, то у нас будет двадцать один представитель.

III. Сравнимость обществ

1. Цивилизации и примитивные общества

Цивилизации имеют, по меньшей мере, одну общую черту, а именно то, что все они принадлежат к классу, отличному от примитивных обществ.

Эти последние гораздо более многочисленны, но вместе с тем проявляют гораздо меньше индивидуальности.

2. Ложная концепция «единства цивилизации»

Исследуется и опровергается ошибочная идея о том, что существует только одна цивилизация, а именно наша собственная. Также исследуется и опровергается «диффузионистская» теория о том, что цивилизация происходит из Египта.

3. Доказательства в пользу сравнимости цивилизаций

Цивилизации, собственно говоря, весьма редкое явление в человеческой истории. Древнейшие из них появились не более 6 000 лет назад. Предлагается рассматривать их в качестве «одновременных с философской точки зрения» членов единого «вида». Полуправда о том, что «история не повторяется», отбрасывается, поскольку не представляет собой обоснованного возражения предлагаемому методу.

4. История, наука и вымысел

Это — «три различных метода видения и представления предметов нашей мысли, а среди них и явлений человеческой жизни». Исследуются различия между тремя этими техниками и обсуждаются возможности применения науки и художественного вымысла в представлении предмета истории.

* * * 

II. Возникновение цивилизаций

IV. Проблема и неверные пути ее решения

1. Формулировка проблемы

Из наших двадцати одного «цивилизованного» общества пятнадцать являются родственно-связанными с предшествующими цивилизациями, а шесть возникают прямо из примитивной жизни. Примитивные общества, существующие на сегодняшний день, статичны, однако понятно, что первоначально они должны были динамично развиваться. Социальная жизнь старше самого человеческого рода. Ее можно встретить уже среди насекомых и животных, и, должно быть, именно под эгидой примитивных обществ дочеловек достиг уровня человека — достижение гораздо более значительное, чем все достижения любой из цивилизаций. Проблема заключается в следующем: почему и каким образом был разбит этот примитивный «кристалл обычая»?

2. Раса

Фактором, который мы ищем, должно быть или некое особое свойство человеческих существ, давших начало цивилизациям, или некие особые черты окружающей среды того времени, или же взаимодействие двух этих факторов. Рассматривается и отвергается первая из этих точек зрения, а именно утверждающая, что в мире существует некая по своей природе высшая раса, например нордическая, которая «ответственна» за создание цивилизаций.

3. Окружающая среда

Рассматривается и отвергается точка зрения, согласно которой определенная окружающая среда, предоставляющая легкие и удобные условия жизни, дает нам ключ к объяснению происхождения цивилизаций.

V. Вызов-и-ответ

1. Мифологический ключ

Ошибочность двух уже рассмотренных и отвергнутых точек зрения заключается в том, что они применяют методы естественных наук, биологии и геологии, к проблеме, являющейся духовной. Обзор великих мифов, в которых хранится мудрость рода человеческого, подтверждает возможность того, что человек достиг уровня цивилизации не благодаря высшему биологическому дару или географическому окружению, но в результате ответа на вызов в ситуации особой сложности, которая побудила его предпринять беспрецедентную до того попытку.  

2. Миф применительно к проблеме

До появления цивилизации Афразийская степь (Сахара и Аравийская степь) представляла собой хорошо увлажненную саванну. Продолжительная постепенная засуха этой саванны бросила ее обитателям вызов, на который они отвечали различными способами. Некоторые остались на своей земле и изменили свои привычки, развив, таким образом, кочевнический образ жизни. Другие переместились на юг, следуя за отступающей саванной в сторону тропиков, и тем самым сохранили свой примитивный образ жизни, которым продолжают жить и сегодня. Другие проникли в болота и джунгли дельты Нила и, встретившись с новым вызовом, принялись за работу по ее осушению, развив египетскую цивилизацию.

Шумерская цивилизация возникла таким же образом и по тем же самым причинам в дельте рек Тигр и Евфрат.

Древнекитайская цивилизация возникла в долине реки Хуанхэ. Природа вызова, давшего ей начало, неизвестна, однако ясно, что условия здесь были, скорее, суровыми, чем легкими.

Майянская цивилизация возникла в результате вызова тропического леса, андская — в результате вызова лишенного растительности плоскогорья.

Минойская цивилизация возникла в результате вызова моря. Ее основателями были беженцы с подвергшихся засухе берегов Африки, переправившиеся по воде и осевшие на Крите и других островах Эгейского моря. Главное, что они пришли не с ближайших континентов — Азии и Европы.

В случае родственно-связанных цивилизаций вызов, послуживший причиной их появления, должен был первоначально исходить не от географических факторов, но от человеческого окружения, т. е. от «правящих меньшинств» обществ, для которых они являются дочерними. Правящее меньшинство, по определению, является правящим классом, который перестает быть ведущим и становится деспотическим. На этот вызов внутренний и внешний пролетариат слабеющей цивилизации отвечают, отделяясь от нее и, таким образом, закладывая основание новой цивилизации. 

VI. Достоинства неблагоприятных условий

Объяснение, данное в последней главе возникновению цивилизаций, основывается на гипотезе о том, что, скорее, тяжелые, а не легкие условия приведут к достижению этого уровня. Данная гипотеза подвергается теперь дальнейшей проверке при помощи примеров, заимствованных из тех местностей, где цивилизация некогда процветала, но впоследствии пришла в упадок, а земля возвратилась к своему первоначальному состоянию.

То, что некогда было местом действия майянской цивилизации, теперь снова стало тропическим лесом.

Индская цивилизация на Цейлоне процветала на безводной половине острова. Теперь эта половина совершенно бесплодна, хотя руины индской ирригационной системы остались в качестве доказательства того, что цивилизация некогда процветала и здесь.

Руины Петры и Пальмиры возвышаются среди небольших оазисов в Аравийской пустыне.

Остров Пасхи, одно из наиболее удаленных мест в Тихом океане, некогда, как доказывают его статуи, был центром полинезийской цивилизации.

Европейские колонисты, населявшие Новую Англию, некогда сыграли ведущую роль в истории Северной Америки. Теперь это одна из самых мрачных и бесплодных частей континента.

Латинские селения Римской Кампании, до недавнего времени представлявшие собой дикую малярийную местность, внесли огромный вклад в возвышение римской державы. Противоположностью этого является благоприятное положение и бедность свершениями Капуи. Приводятся также примеры из Геродота, «Одиссеи» и Книги Исхода.

Туземцы Ньясаленда, где жизнь легка, оставались примитивными дикарями вплоть до прихода захватчиков из далекой и суровой Европы. 

VII. Вызов окружающей среды

1. Стимул суровых стран

Приводятся пары стран, близких друг другу по природной среде. В каждом случае первой из двух оказывается более «суровая» страна, и она же показывает более блестящий результат, явившись создательницей той или иной формы цивилизации: долина реки Хуанхэ и долина реки Янцзы; Аттика и Беотия; Византии и Халкедон; Израиль, Финикия и Палестина; Бранденбурги Рейнская область; Шотландия и Англия; различные группы европейских колонистов в Северной Америке.

2. Стимул новой земли

Мы обнаружили, что «девственная почва» порождает более сильные ответы, чем та земля, которую уже обрабатывали и «удобряли» предшествующие «цивилизованные» жители. Так, если мы возьмем аффилированные цивилизации, то обнаружим, что наиболее выдающиеся из своих ранних достижений каждая из них породила в тех местах, которые находились за пределами области, занимаемой их «родительской» цивилизацией. Превосходство ответа, порождаемого вызовом новой земли, наиболее ясно подтверждается в том случае, когда новой земли приходится достигать морским путем. Устанавливаются причины этого факта, а также причины того явления, что эпос развивается на родине, а драма — в заморских поселениях.

3. Стимул ударов

Приводятся различные примеры из эллинской и западной истории для иллюстрации той точки зрения, согласно которой неожиданное сокрушительное поражение способно стимулировать побежденную сторону к приведению своих дел в порядок и подготовке победоносного ответа.

4. Стимул давлений

Различные примеры показывают, что народы, занимающие пограничные позиции и подвергающиеся постоянным нападениям, достигают более блестящего развития, чем их соседи, занимающие более защищенные позиции. Так, удел османов, поселившихся у границы с Восточной Римской империей, оказался лучше, чем удел караманов, проживавших к востоку от них. Австрия сделала более блестящую карьеру, чем Бавария, благодаря тому, что подвергалась продолжительному нападению оттоманских турок. С этой точки зрения рассматривается местоположение и судьба различных общин в Британии между падением Рима и нормандским завоеванием.

5. Стимул ущемления

Определенные классы и расы на протяжении веков страдают от различных форм ущемления со стороны других классов или рас, имеющих господство над ними. Ущемленные классы или расы обычно отвечают на этот вызов лишения определенных возможностей и привилегий, прикладывая исключительную энергию и проявляя исключительные способности в тех направлениях, которые остались для них открытыми, — точно так же, как слепой развивает исключительную слуховую чувствительность. Рабство является, возможно, самой тяжелой формой ущемления, но из полчищ рабов, вывезенных в Италию из Восточного Средиземноморья на протяжении двух последних столетий до нашей эры, возник класс «вольноотпущенников», который тревожным образом стал набирать силу. Из этого рабского мира также пришли новые религии внутреннего пролетариата, в том числе и христианство. Судьбы различных групп завоеванных христианских народов при османском правлении исследуются с той же самой точки зрения — в частности, случай фанариотов. Этот пример, а также пример евреев используется для доказательства того, что так называемые расовые характеристики в действительности вовсе не являются расовыми, но обусловлены историческим опытом данных общин. 

VIII. Золотая середина

1. Достаточно и слишком много

Можем ли мы сказать просто: чем суровее вызов, тем выше ответ? Или: существует такое явление, как чрезмерно суровый вызов, на который нельзя ответить? Несомненно, некоторые вызовы, наносившие поражение одной или нескольким группам, сталкивавшимся с ними, в конечном итоге провоцировали победоносный ответ. Например, вызов эллинистической экспансии оказался чрезмерно сильным для кельтов, но породил победоносный ответ со стороны их преемников тевтонов. «Эллинское вторжение» в сирийский мир вызвало ряд безуспешных сирийских ответов — зороастрийский, иудейский (маккавейский), несторианский и монофизитский — но лишь пятый ответ, исламский, оказался успешным.

2. Сравнение по трем элементам

Тем не менее может оказаться так, что вызовы будут слишком суровыми: то есть максимальный вызов не всегда породит оптимальный ответ. Викинги-эмигранты из Норвегии блестяще ответили на суровый вызов Исландии, но потерпели крах перед более суровым вызовом Гренландии. Массачусетс бросил европейским колонистам более суровый вызов, чем «Дикси», и породил лучший ответ, однако еще более суровый вызов, брошенный Лабрадором, оказался для них чрезмерным. Следуют другие примеры: в частности, стимул ударов может оказаться чрезмерным, особенно если он затягивается, как в случае воздействия Ганнибаловой войны на Италию. Китайцев стимулирует социальный вызов, с которым они сталкиваются при эмиграции в Малайю, но они терпят поражение при попытке ответить на более суровый социальный вызов в стране белокожих, например в Калифорнии. Наконец, дается обзор вызовов различных уровней суровости, бросаемых цивилизациям соседями-варварами.

3. Две недоразвившиеся цивилизации

Этот раздел является развитием аргумента, содержащегося в последнем примере предыдущего раздела. Две группы варваров на границах западно-христианского мира в первой главе его истории получили такой сильный стимул, что начали развивать собственные конкурирующие цивилизации, которые, однако, были пресечены в зародыше. Это дальнезападные кельтские христиане (в Ирландии и на острове Иона) и скандинавские викинги. Рассматриваются два этих случая и те последствия, которые произошли бы, если бы христианская цивилизация, распространявшаяся из Рима и Рейнской области, не поглотила и не присоединила к себе этих конкурентов.

4. Воздействие ислама на христианский мир

На западно-христианский мир это воздействие было всецело благотворным, и западная культура средневековья весьма многим обязана мусульманской Иберии. На византийское христианство воздействие было чрезмерным и привело к безуспешной попытке восстановления Римской империи при Льве Сириянине (Исавре). Также отмечается случай Абиссинии — христианской «окаменелости» в цитадели, окруженной мусульманским миром.

* * * 

III. Рост цивилизаций

IX. Задержанные цивилизации

1. Полинезийцы, эскимосы и кочевники

Может показаться, что раз цивилизация возникла, то ее рост — дело, само собой разумеющееся. Однако это не так, как свидетельствует история некоторых цивилизаций, достигших своего уровня, но впоследствии не сумевших вырасти. Уделом этих задержанных цивилизаций оказалось столкновение с вызовом, балансировавшим на грани между уровнем суровости, ведущим к успешному ответу, и более суровым уровнем, влекущим за собой поражение. Представлены три случая, в которых вызов подобного рода исходил от природного окружения. В каждом из случаев результатом являлся tour de force (рывок) со стороны отвечавших, который поглотил все их силы, так что на дальнейшее развитие ничего уже не осталось.

Полинезийцы предприняли tour de force межостровных путешествий по островам Тихого океана. Это в конце концов надломило их, и они снова впали в состояние примитивной жизни на своих нескольких, теперь уже изолированных, островах.

Эскимосы достигли необыкновенно искусного и специализированного годового цикла, приспособленного к жизни на берегах Арктики.

Кочевники дошли до аналогичного годового цикла в качестве пастухов полупустынной степи. Океан с его островами и пустыня с ее оазисами имеют много общих черт. Анализируется эволюция кочевничества в периоды наступления засухи. Отмечается, что охотники стали земледельцами до того, как сделать следующий шаг и стать кочевниками. Каин и Авель — это типы земледельца и кочевника. Нашествия кочевников на земли цивилизации всегда вызваны или усиливающейся засухой, «выталкивающей» кочевников из степи, или надломом цивилизации, создающей вакуум, «затягивающий» в себя кочевников в качестве участников V?lkerwanderung.

2. Османы

Вызовом, ответом на который явилась оттоманская система, было перемещение общины кочевников в окружение, где им пришлось управлять оседлыми общинами. Они решали эту проблему, обращаясь со своими подданными как с человеческим скотом и вводя человеческие эквиваленты кочевнических овчарок в форме рабской «гвардии» администраторов и солдат. Приводятся другие примеры аналогичных кочевнических империй, например, мамлюки; но османская система превосходила остальные по своей эффективности и продолжительности. Однако, подобно самому кочевничеству, и она явилась жертвой фатальной косности.

3. Спартанцы

Спартанским ответом на вызов перенаселенности эллинского мира был tour de force, который во многих отношениях напоминал османский, с той разницей, что в случае Спарты военной кастой являлись сами спартанские аристократы. Однако они были также и «рабами», порабощенными долгом, который на них накладывала необходимость постоянно держать в подчинении своих греческих собратьев.

4. Общие черты

Эскимосы и кочевники, османы и спартанцы имеют две общие черты: специализацию и кастовость. (В первой паре собаки, олени, лошади и скот занимают место человеческих рабских каст османов. ) Во всех этих обществах человеческие существа деградировали, превратившись в процессе специализации в лодочников, всадников или воинов, до недочеловеческого уровня в сравнении с разносторонними людьми — идеалом погребальной речи Перикла, которые одни способны достичь роста в цивилизации. Эти задержанные общества похожи на общества пчел или муравьев, которые остались неизменными со времени возникновения человеческой жизни на земле. Они напоминают также общества, изображенные в «утопиях». Следует обсуждение «утопий», где показано, что «утопии», как правило, — продукты цивилизаций, находящихся в упадке, и представляют собой попытки (в той мере, в какой являются практическими программами) задержать упадок, искусственно поддерживая общество на том его уровне, на котором оно находится в данный момент. 

X. Природа роста цивилизаций

1. Два ложных следа

Рост происходит в том случае, когда ответ на отдельный вызов не только успешен сам по себе, но и влечет за собой дальнейший вызов, на который вновь дается успешный ответ. Каким же образом мы можем определить наличие подобного роста? Не определяется ли он увеличением власти общества над внешним окружением? Подобное увеличение власти может быть двух видов: увеличение власти над человеческим окружением, обычно принимающее форму завоевания соседних народов, и увеличение власти над природным окружением, выражающееся в материально-технических усовершенствованиях. Затем приводятся примеры, чтобы показать, что ни одно из этих явлений — ни военно-политическая экспансия, ни усовершенствования в области техники — не являются удовлетворительным критерием подлинного роста. Военная экспансия обычно является результатом милитаризма, который уже сам по себе есть симптом упадка. Усовершенствования в технике — в сельском хозяйстве или промышленности — или показывают малое отношение к подлинному росту, или вообще никак с ним не связаны. Фактически, техника может совершенствоваться во времена, когда настоящая цивилизация находится в состоянии упадка, и наоборот.

2. Движение к самоопределению

Как обнаруживается, подлинный прогресс заключается в процессе, определяемом как «этерификация» — преодоление материальных обстоятельств, освобождающее энергию общества для ответов на вызовы, которые с этого времени становятся, скорее, внутренними, а не внешними, духовными, а не материальными. Природа этой «этерификации» иллюстрируется примерами из эллинской и современной западной истории. 

XI. Анализ роста

1. Общество и индивид

Бытуют два традиционных взгляда на отношение общество— индивид: один представляет общество просто как совокупность «атомов»-индивидов, другой же рассматривает общество как организм, а индивидов — как части этого организма, которые так же нельзя исключить, как и членов, или «клетки», общества, к которому они принадлежат. Показано, что оба эти взгляда неудовлетворительны, а истина состоит в том, что общество — это система отношений между индивидами. Люди не могут существовать сами по себе, без взаимодействия со своими собратьями, а общество является полем действия, общим для множества человеческих существ. Но «источником действия» являются индивиды. Всякий рост начинается с творческих индивидов или меньшинств, и перед ними стоит двойная задача: во-первых, достижение вдохновения или открытия в какой бы то ни было области, а во-вторых, обращение общества, к которому они принадлежат, к этому новому образу жизни. Теоретически это обращение может проходить двумя путями: или через массовое претерпевание подлинного опыта, уже преобразившего творческих индивидов, или же посредством подражания его внешним чертам — другими словами, через мимесис. На практике путь через мимесис является единственной альтернативой, открытой для всех людей, за исключением немногочисленного меньшинства. Мимесис — это «кратчайший путь», но это та дорога, по которой рядовые члены общества могут следовать за лидерами всей массой.

2. Уход-и-возврат: индивиды

Деятельность творческих индивидов может быть описана как двойное движение ухода-и-возврата: уход — с целью своего личного просвещения, возврат — с целью просвещения своих собратьев. Это иллюстрируется Платоновой притчей о пещере, аналогией с зерном из апостола Павла, примерами из Евангелия и др. Затем это движение показано на примере практических действий из жизни великих первопроходцев: апостола Павла, св. Бенедикта, св. Григория Великого, Будды, Мухаммеда, Макиавелли, Данте.

3. Уход-и-возврат: творческое меньшинство

Уход с последующим возвратом также характерен для «суб-обществ», являющихся составными частями «обществ» в собственном смысле слова. Периоду, когда подобные «суб-общества» вносят свой вклад в рост обществ, к которым принадлежат, предшествует период, когда они явно удалены из общей жизни своего общества: например, Афины во второй главе роста эллинского общества; Италия во второй главе роста западного общества и Англия в его третьей главе. Обсуждается возможность того, что Россия будет играть аналогичную роль в четвертой главе.

XII. Дифференциация в процессе роста

Рост, как он описан в предыдущей главе, очевидным образом предполагает дифференциацию между различными частями растущего общества. На каждой стадии какие-то из этих частей дадут оригинальный и успешный ответ; какие-то — преуспеют в том, что будут следовать руководству первых посредством мимесиса; каким-то не удастся ни достичь оригинального решения, ни мимесиса, и они погибнут. Существует также увеличивающаяся дифференциация между историями различных обществ, и очевидно, что различные общества имеют различные доминирующие характеристики: некоторые выделяясь в искусстве, некоторые — в религии, другие — в промышленной изобретательности. Однако не следует забывать о фундаментальном сходстве всех цивилизаций в целях. Каждое семя имеет свою судьбу, но все семена — одного рода, посеянного Сеятелем в надежде на единый урожай.

* * * 

IV. Надломы цивилизаций

XIII. Природа проблемы

Из двадцати шести установленных нами цивилизаций шестнадцать являются мертвыми, а девять из оставшихся десяти — фактически, все, за исключением западной, — как оказывается, уже находятся на стадии надлома. Природу надлома можно обобщить в трех пунктах: нехватка творческой энергии у творческого меньшинства, которое с этого времени становится просто «правящим» меньшинством; ответная потеря преданности и прекращение мимесиса со стороны большинства; последующая утрата социального единства в обществе в целом. Следующей нашей задачей будет раскрытие причин подобных надломов. 

XIV. Детерминистские решения

Некоторые философские школы утверждали, что надломы цивилизаций вызваны факторами, находящимися вне человеческого контроля.

1. Во время упадка эллинской цивилизации как языческие, так и христианские авторы полагали, что распад их общества вызван процессом «космического старения». Однако современные физики относят процесс космического старения к невероятно отдаленному будущему. Это означает, что данный процесс не может воздействовать ни на одну из цивилизаций прошлого или настоящего.

2. Шпенглер и другие утверждали, что общества — суть организмы, естественно переходящие от юности и зрелости к упадку, подобно другим живым существам. Но общество — это не организм.

3. Другие полагали, что существует процесс неизбежного вырождения, связанный с влиянием цивилизации на человеческую природу, и что после периода цивилизации раса может быть восстановлена лишь благодаря приливу варварской «свежей крови». Эта точка зрения рассматривается и отклоняется.

4. Остается циклическая теория истории в том виде, в каком она представлена в платоновском «Тимее», в IV эклоге Вергилия и в других местах. Эта теория, вероятно, восходит к халдейским открытиям, связанным с нашей солнечной системой, и более широкий взгляд современной астрономии лишает ее астрономического основания. Нет никаких доказательств в пользу этой теории, а против нее — масса. 

XV. Потеря господства над окружающей средой

Аргументация этой главы представляет собой аргументацию, обратную высказанной в т. I, где было показано, что увеличение контроля над природным окружением, выражающееся в технических усовершенствованиях, и увеличение контроля надчеловеческим окружением, выражающееся в географической экспансии или военных завоеваниях, не являются критериями или причинами роста. Здесь показано, что упадок в технической сфере и географическое сокращение территории, вызванное военной агрессией извне, не являются критериями или причинами надломов.

1. Природное окружение

Приводятся различные примеры, чтобы показать, что упадок в технических достижениях являлся результатом, а не причиной надлома. Запустение римских дорог и месопотамской ирригационной системы было результатом, а не причиной надломов тех цивилизаций, которые прежде поддерживали их. Приближение малярии, которое, как полагают, было причиной надломов цивилизаций, на самом деле, как показано, было результатом надломов.

2. Человеческое окружение

Исследуется и отклоняется тезис Гиббона о том, что «упадок и разрушение Римской империи» были вызваны «варварством и религией» (то есть христианством). Эти проявления внешнего и внутреннего пролетариатов эллинского общества явились последствиями того надлома эллинского общества, который уже произошел. Гиббон начинает свою историю далеко от ее подлинного начала. Он заблуждается, принимая век Антонинов за «золотой век», в то время как на самом деле это «бабье лето». Приводятся различные примеры успешной агрессии против цивилизаций. Показано, что в каждом из случаев успешная агрессия имела место после надлома.

3. Отрицательный приговор

Агрессия против общества, еще находящегося в процессе роста, обычно побуждает его к большему усилию. Даже когда общество уже находится в упадке, агрессия против него может побудить его к действию и заставить воспрянуть духом. (Редактор добавляет примечание о значении слова «надлом» как специфического термина, употребляемого в данном «Исследовании».) 

XVI. Неудача в самоопределении

1. Механичность мимесиса

Единственным способом, каким нетворческое большинство может последовать за своими творческими вождями, является мимесис, представляющий собой род «муштры», механического, внешнего подражания великим вдохновенным оригиналам. Этот неизбежный «путь наименьшего сопротивления» к прогрессу влечет за собой явные опасности. Вожди могут заразиться механичностью своих последователей, и результатом станет задержанная цивилизация. Или же они могут нетерпеливо поменять волшебную дуду убеждения на кнут принуждения. В этом случае творческое меньшинство становится «правящим» меньшинством, а «последователи» становятся сопротивляющимся и отчужденным «пролетариатом». Когда это случается, общество вступает на путь распада. Общество утрачивает способность самоопределения. Следующие параграфы показывают способы, как это может произойти.

2. Новое вино в старых мехах

В идеале всякая новая социальная сила, освобожденная творческим меньшинством, должна порождать новые институты, посредством которых она может действовать. Фактически же гораздо чаще она действует посредством старых институтов, задуманных в других целях. Однако старые институты часто оказываются непригодными и неподатливыми. За этим может последовать один из двух результатов: или распад институтов (революция), или их сохранение и последующее искажение новых сил, действующих посредством них («чудовищное извращение»). Революцию можно определить как запоздалый и, следовательно, несдержанный акт мимесиса; чудовищное извращение — как крах мимесиса. Если приспособление институтов к силам происходит гармонично, то рост продолжается. Если оно приводит к революции, рост становится опасным. Если оно приводит к чудовищному извращению, то можно поставить диагноз надлома. Затем следует ряд примеров воздействия новых сил на старые институты. Первую группу составляют примеры воздействия двух новых великих сил, действующих в современном западном обществе:

— воздействие индустриализма на рабство на примере южных штатов США;

— воздействие демократии и индустриализма на войну, то есть интенсификация приемов ведения войны со времен Французской революции;

— воздействие демократии и индустриализма на суверенные государства, что показано в гипертрофии национализма и провале фритредере кого движения;

— воздействие индустриализма на частную собственность, что иллюстрируется появлением капитализма и коммунизма;

— воздействие демократии на образование, что иллюстрируется появлением «желтой прессы» и фашистских диктатур;

воздействие итальянской политической системы на трансальпийские формы правления, что иллюстрируется (за исключением Англии) появлением деспотических монархий;

— воздействие солоновской революции на эллинские города-государства, что иллюстрируется явлениями тирании, стасиса и гегемонии;

— воздействие местничества на западно-христианскую Церковь, что иллюстрируется протестантской революцией, «божественным правом королей» и отступлением христианства на второй план перед патриотизмом;

— воздействие чувства единства на религию, что иллюстрируется появлением фанатизма и преследований;

— воздействие религии на касту, что показано на примере индусской цивилизации;

— воздействие цивилизации на разделение труда, проявляющееся в эзотеризме вождей (которые становятся ??????? и односторонности их последователей (которые становятся ????????. Последний дефект иллюстрируется на примерах ущемленных меньшинств, например евреев, и на примере перегибов современного атлетизма;

— воздействие цивилизации на мимесис, который более не направлен, как в примитивных обществах, на традиции племени, но на первопроходцев. Слишком часто первопроходцы, выбираемые в качестве предмета для подражания, являются не творческими вождями, а коммерческими эксплуататорами или политическими демагогами.

3. Кара Немезиды за творчество: идолизация эфемерной личности

История показывает, что группа, которая успешно отвечает на один вызов, редко успешно отвечает на следующий. Приведены различные примеры, которые показывают, что данное явление соответствует некоторым фундаментальным постулатам как греческой, так и еврейской мысли. Те, кто некогда добился успеха, при следующем случае, вероятно, будут «почивать на лаврах». Евреи, ответившие на вызовы Ветхого Завета, были побеждены вызовом Нового Завета. Афины времен Перикла выродились в Афины времен св. апостола Павла. В эпоху итальянского Рисорджименто центры, которые дали успешные ответы в эпоху Ренессанса, оказались неспособными, и инициатива была перехвачена Пьемонтом, который не принимал участия в предшествующих успехах Италии. Южной Каролине и Виргинии, ведущим штатам США в первой и второй четверти XIX столетия, не удалось оправиться после Гражданской войны, в отличие от прежде непримечательной Северной Каролины.

4. Кара Немезиды за творчество: идолизация эфемерного института

Идолизация города-государства на последних стадиях эллинской истории оказалась ловушкой, в которую попали греки, но не римляне. «Призрак» Римской империи явился причиной надлома православно-христианского общества. Примерами могут также служить затормаживающее воздействие идолизации королей, парламентов и правящих каст, будь то бюрократия или жречество.

5. Кара Немезиды за творчество: идолизация эфемерного технического средства

Примеры из биологической эволюции показывают, что совершенная «техника», или совершенная адаптация к окружающей среде, часто оказывается эволюционным «тупиком» и что менее специализированные и более «экспериментальные» организмы доказывают свою живучесть. Амфибии успешно контрастируют с рыбами, а крысообразные предки человека — со своими современниками, гигантскими рептилиями. В промышленной сфере успех отдельного общества на первых стадиях развития новой техники, например в случае изобретения лопастного парохода, заставляет это общество медленнее других усваивать более эффективный винт. Краткий обзор истории военного искусства от Давида и Голиафа до наших дней показывает, что в каждый период изобретатели и люди, пользующиеся их изобретениями, продолжают почивать на лаврах и позволяют сделать следующее изобретение своим врагам.

6. Самоубийственность милитаризма

Три предыдущих параграфа — это примеры «почивания на лаврах», которые представляют собой пассивный способ стать жертвой кары Немезиды за творчество. Теперь мы переходим к активной форме отклонения, суммированной в греческой формуле ?????, ?????, ??? (пресыщение, необузданность и умопомрачение). Милитаризм — несомненный тому пример. Причина, по которой ассирийцы погубили себя, заключалась не в том, что они, подобно победителям, рассмотренным нами в конце предыдущей главы, позволили своему оружию «заржаветь». С военной точки зрения, они были умело подготовлены и постоянно прогрессировали в этой области. Их гибель произошла из-за того, что их агрессивность истощила их (кроме того, что сделала их нетерпимыми по отношению к соседям). Ассирийцы представляют собой пример того, как военная приграничная провинция обращает оружие против внутренних областей своего же общества. Рассматриваются аналогичные примеры австразийских франков и Тимура. Приводятся также и другие примеры.

7. Опьянение победой: папский престол

Тема, аналогичная изложенной в предыдущем параграфе, иллюстрируется на заимствованном из невоенной сферы примере гильдебрандовского папства — института, который потерпел поражение после того, как вознес себя и христианство из пучин до высот. Он потерпел поражение, поскольку, опьянев от победы, соблазнился беззаконным использованием политического оружия в погоне за неумеренными целями. Спор об инвеституре рассматривается с этой точки зрения.

Герберт Уэллс — Краткая всемирная история читать онлайн

Краткая всемирная история

«Краткая всемирная история» написана так, чтобы у читателя не возникало затруднений и недоумений и чтобы он читан ее как роман. В ней дается обобщенный обзор нашего знания истории без каких-либо усложнений и проблемных вопросов, что необходимо как основа для изучения какого-то конкретного периода или истории какой-то страны. Она полезна и как подготовка для чтения моего гораздо более полного «Очерка истории»[1]. Но все-таки ее главная цель — помочь широкому читателю (не располагающему достаточным временем для изучения «Очерка») освежить и, возможно, в чем-то изменить свои поблекшие и отрывочные представления о великом пути, пройденном человечеством. «Краткая история» не является, да и не может быть сжатым пересказом «Очерка» и представляет собой вполне самостоятельный труд.

Г. Дж. Уэллс

I. ОБЕЗЬЯНЫ И ГОМИНИДЫ

Ученые разделяют класс Mammalia[2] на несколько отрядов. Главный из них — Primates[3], в который входят лемуры, обезьяны и человек. Первоначально эта классификация была основана на анатомическом сходстве и не учитывала мыслительные способности.

Историю приматов трудно соотнести с геологическими эпохами. По большей части они, подобно лемурам и обезьянам, живут в лесах или, как бабуины, в степных и гористых местах. Эти территории редко подвергались затоплению с последующими отложениями, к тому же приматы не очень многочисленный вид, и от них, в отличие от лошадей, верблюдов и др., сохранилось мало окаменелостей. Известно, однако, что около сорока миллионов лет назад, в кайнозойскую эру, появляются примитивные обезьяны и лемуроиды с менее развитым, по сравнению с их дальними потомками, мозгом.

Наконец подошел конец великого всемирного лета среднекайнозойского периода. Оно было продолжением двух других великих летних эпох — Угольных Болот и Века Рептилий. Земля снова вступала в ледниковую эпоху. Климат похолодал, потом потеплел, потом снова стало холоднее. В теплые периоды там, где теперь по Флит-стрит снуют журналисты, бродили увесистые гиппопотамы и подстерегали свою добычу жуткие саблезубые тигры. По пришел черед сумрачных веков. Произошел великий отбор и вымирание целых видов. Появились волосатый носорог, приспособленный к холодам, мамонт — огромный мохнатый родственник слонов, арктический овцебык и северный олень. Век за веком смертоносный арктический ледник полз к югу. В Англии он дошел до Темзы, в Америке — до Огайо. Случались и потепления на несколько тысяч лет, и жестокие похолодания.

Геологи называют эти зимы Первым, Вторым, Третьим и Четвертым ледниковыми периодами, а промежутки между ними — межледниковыми. Первый ледниковый период начался 600 тысяч лет назад. Четвертый достиг своего апогея за 50 тысяч лет до нашей эры. Первые человекоподобные существа появились на нашей планете среди снегов этой долгой всеобщей зимы[4].

К середине кайнозойской эры появились обезьяны с антропоморфными челюстями и нижними конечностями, но лишь с ледниковых периодов можно говорить о таких следах, которые можно назвать «почти человеческими». Однако это следы не костей, а приспособлений и орудий. В Европе среди отложений давностью от миллиона до полумиллиона лет находят кремни и другие камни с явными следами обработки, предназначенной, по всей видимости, для того, чтобы изготовить ударные, режущие и скребковые орудия, а также примитивные виды оружия. Эти предметы получили название «эолитов» (протокамней). В Европе нет ни костей, ни других останков изготовлявшего их существа, только сами предметы. Скорее всего, это была не человекообразная, но очень сообразительная обезьяна. На Яве в отложениях этого периода были найдены часть черепа, несколько зубов и костей обезьяночеловека с черепной коробкой значительно большей, чем у любой из ныне живущих человекообразных обезьян. По-видимому, это существо было прямоходящим. Его назвали Pithecanthropus erectus — ходячий обезьяночеловек. Для того чтобы представить, как выглядели эти создатели эолитов, в нашем распоряжении имеется всего-навсего горстка окаменелостей.

Только переходя к песчаным отложениям четверть-миллионной давности, мы находим другие останки гоминид. Вместе с ними появляется множество орудий, которые по мере приближения к нам становятся все более совершенными. Это уже не грубоотесанные эолиты, а хорошо сработанные орудия, изготовление которых требовало немалого мастерства. Они намного больше сходных предметов, вышедших позднее из рук настоящих людей. Из песчаного карьера под Гейдельбергом была извлечена антропоморфная челюстная кость, совершенно лишенная подбородка, значительно более тяжелая и узкая, чем у настоящего человека. Маловероятно, чтобы язык этого существа мог издавать членораздельные звуки. По размерам челюсти ученые предполагают, что ее обладателем было крупное человекоподобное существо с длинными конечностями и, возможно, с густым шерстяным покровом. Его назвали гейдельбергским человеком.

По-моему, эта челюсть — одна из самых мучительных загадок для человеческой любознательности. Когда смотришь на нее, как будто видишь через мутное стекло расплывшееся изображение кого-то, ковыляющего среди мрачного ландшафта и спасающегося от саблезубого тигра и волосатого носорога. Мы не успеваем рассмотреть это уродливое существо, как оно вдруг исчезает, хотя земля обильно усеяна вытесанными им для своих нужд орудиями.

Еще более завораживающая загадка — останки, найденные в Пилтдауне (Сассекс) в слоях, относящихся к периоду между ста и ста пятьюдесятью тысячами лет назад (некоторые ученые считают, что эта находка старше гейдельбергской челюсти). Это части гоминоидного черепа, значительно большего, чем у современных человекообразных обезьян, шимпанзеподобная челюсть, а также дубинообразная кость слона, тщательно выделанная и с просверленным отверстием, и бедренная кость оленя с насечками, наподобие счетной дощечки.

Что за животное могло высверливать дырки в костях?

Ученые назвали его эоантропос, проточеловек. Он стоит совершенно особняком — и от гейдельбергского существа, и от современных человекообразных обезьян. Нам не известны какие-либо другие подобные останки[5], однако отложения, начиная со стотысячелетней давности, все более богаты кремневыми и каменными орудиями. Это уже не грубо обтесанные «эолиты». Археологи различают среди них скребки, сверла, ножи, наконечники стрел, метательные снаряды, ручные топоры…

Читать дальше

Краткое содержание · А. Адан «Жизель» · Балет · Репертуар · Челябинский государственный академический театр оперы и балета им. М.И.Глинки

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Деревушка на юге Франции. В маленьком домике живет Жизель со старушкой-матерью. Появляется молодой граф Альберт и поспешно прячется в стоящую неподалеку хижину. Переодевшись в крестьянское платье, Альберт выходит из дома в сопровождении оруженосца. Он горячо любит Жизель и отвергает уговоры оруженосца не обольщать девушку. Альберт гневно приказывает ему удалиться и стучит в дверь домика Жизели. Подобно детям, резвятся Альберт с Жизелью. Их танец прерывается с появлением лесничего Ганса. Он тоже любит Жизель и предупреждает девушку о недобрых намерениях Альберта. Разгневанный Альберт прогоняет Ганса.

Появляются подруги Жизели, вместе с ней они кружатся в веселом танце. Беспокоящаяся за здоровье дочери мать Жизели прекращает танец. Она боится, что Жизель умрет так рано от танцев и превратится в виллису – злой дух, завлекающий прохожих ночью в свой губительный хоровод.

Раздаются звуки охоты. Альберт боится быть узнанным и убегает. Появляется лесничий, его терзает тайна незнакомца. Заслышав приближение охоты, Ганс проникает в окно избушки, где скрывается Альберт.

Появляется пышная охота во главе с Герцогом – отцом Альберта и невестой Альберта Батильдой. Жизель с матерью радушно встречают гостей. Батильда, увидев, как восхищена Жизель ее туалетом, интересуется, чем занимается девушка и влюблена ли она. Скромность и застенчивость Жизели вызывают симпатию Герцога и Батильды, последняя дарит девушке драгоценное ожерелье ко дню ее свадьбы. Герцог удаляется с Батильдой отдохнуть в домике Жизели и оставляет свой охотничий рог, чтобы в него потрубить в случае надобности. Все расходятся. Появляется встревоженный Ганс. Теперь он знает тайну незнакомца: в руках у него герцогская шпага! Так вот, кто обманывает бедную девушку! Ганс клянется отомстить Альберту.

Собирается молодежь. Жизель и Альберт включаются в общее веселье. Все радостно приветствуют молодую пару, отмечающую свою женитьбу.

Возмущенный обманом Альберта и доверчивой любовью к нему Жизели, Ганс прерывает веселье и разоблачает Альберта, показывая всем герцогскую шпагу. Жизель не верит Гансу, она умоляет Альберта сказать, что это ложь. Тогда Ганс трубит в рог, оставленный отцом Альберта.

Появляются встревоженный Герцог и Батильда в сопровождении придворных. Все узнают в переодетом Альберте своего молодого графа. Убедившись в обмане, Жизель понимает, что Батильда – невеста Альберта.

В отчаянии Жизель срывает с себя ожерелье и бросает его к ногам невесты. Сознание ее затуманивается. Обессиленная горем, она падает без чувств. Мать устремляется к дочери, но Жизель не узнает ее. Она сошла с ума. Мелькают сцены гадания, клятвы, нежный танец с Альбертом.

Вдруг, натолкнувшись на шпагу, она берет ее в руки и начинает бессознательно кружиться. Шпага, подобно железной змее, преследует ее и готова вонзиться в грудь несчастной девушки. Ганс вырывает шпагу, но поздно – Жизель мертва. 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Ночь. Кладбище. На могилу Жизели приходит лесничий Ганс. Он оплакивает утрату и свою вину.

Бьет полночь. Освещенная луной возникает повелительница виллис – Мирта. Она созывает своих подруг. По знаку Мирты из могилы поднимается застывшая фигура Жизели. Повелительный жест – и Жизель начинает вращаться в стремительном круговороте танца.

Входит Альберт в сопровождении оруженосца. Он пришел на могилу Жизели.

Вбегает растерянный Ганс, преследуемый виллисами. Виллисы кружат посмевшего здесь появиться Ганса в призрачном хороводе. Обессиленный, он падает на землю без чувств и умирает. Такая же участь ждет и Альберта, он молит Мирту о пощаде. На помощь любимому приходит Жизель. Разгневанная Мирта приказывает Жизели танцевать. Скорбно-лирический танец переходит в драматический дуэт.

Виллисы беспощадны, они окружают и Альберта, он мечется, падает, поднимается, и вновь танцует – он обречен. Неожиданно раздаются удары колокола, светает. Виллисы теряют свою силу и исчезают. Уходит и Жизель, которую тщетно молит Альберт остаться, оплакивающий исчезнувшую мечту.

Рождается новый светлый день.

Краткое содержание Загадочной истории Бенджамина Баттона Фицджеральда

Основным персонажем произведения является Бенджамин Баттон, родившийся не как все обычные люди младенцем, а в теле семидесятилетнего старца.

Родители Бенджамина стараются предпринять все меры, чтобы ребенок не отличался от других детей, приглашая в гости ребят с целью игры с Бенджамином. Однако сын не проявляет интерес к общению с другими малышами, а увлеченно изучает статьи Британской энциклопедии.

В пятилетнем возрасте Бенджамин принимается в детский сад, но посещает его недолго, поскольку быстро устает от детских развлечений и засыпает. В это время мальчик сближается с собственным дедом, поскольку находится в таком же биологическом состоянии.

С исполнением мальчику двенадцати лет родители начинают замечать изменения, происходящие с сыном, который перестает стареть и ощущает процессы омоложения. Однако отец продолжает настаивать на внешности обычного ребенка, принуждая сына закрашивать седину на голове и общаться с ровестниками.

Достигнув восемнадцатилетия, Бенджамин предпринимает попытку поступления в Йельский университет, но в день поступления у молодого человека отсутствует краска для волос, а преподавательский состав не считает нужным принимать в студенты седовласого пятидесятилетнего мужчину, которого принимают за сумасшедшего.

Бенджамин решает поступить добровольцем в армию, где совершает головокружительную блестящую карьеру, вернувшись домой орденосцем.

Баттон начинает работать в компании отца, женится и у него рождается сын Роско, которому впоследствии передает свой бизнес, поскольку решается на поступление в Гарвард, так как выглядит в этот период двадцатилетним юнцом. Обучение в университете становится самым счастливым временем для Бенджамина, так как переживает период юношества, наслаждаясь игрой в американский футбол, обучением наукам, в душе злорадствуя над Йельским университетом, отказавшимся принять его в студенты.

По окончании обучения в университете, возвратившись домой, Бенджамин обнаруживает отсутствие любимой жены, которая бросает его. Все свои силы Баттон направляет в сторону поддержки Роско, однако сын не проявляет к отцу родственных чувств, стесняясь его молодого вида, заставляя перед друзьями называть его дядей.

Постепенно период юношества проходит у Бенджамина и он начинает превращаться сначала в капризного подростка, а затем в маленького мальчика, который посещает детский сад совместно с собственным внуком, малышом, рожденным у Роско.

Со временем у Бенджамина пропадает память о собственной жизни, он не может вспомнить ни один эпизод своей судьбы и людей, с ней связанных. За исключением медицинской сестры, которая осуществляет уход за необычным человеком, являющейся его единственным другом и соратником.

В один из дней Баттон погружается в темную реальность и тихо умирает в колыбели.

Книга поднимает вечные темы, касающиеся жизни и смерти, поскольку рождение человека и его кончина являются неподвластными людскому разуму процессами, подтверждая скоротечность жизни, неумолимость времени и неизбежность смерти.

Произведение затрагивает исторические и философские моменты в отношении человеческого сознания, заставляя задуматься о бережном отношении к каждому жизненному моменту, разделяя второстепенное и важное, показывая на примере главного героя, живущего в отличном для обычных людей измерении, возможность существовать рядом с близкими и родными людьми, не взирая на капризы судьбы, которые ему были предопределены.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Загадочная история Бенджамина Баттона. Читательский дневник

Советуем почитать

краткое содержание и основные тезисы

Изменения, которые стали происходить в конце 80-х годов прошлого века, Фрэнсис Фукуяма назвал «чем-то фундаментальным», ведь они поставили перед наукой и политикой ряд неразрешимых проблем. Завершение холодной войны, привилегированное положение США в качестве единственной сверхдержавы спровоцировало изменение геополитической ситуации, и в результате возник вопрос о новом мировом порядке. Первым на него попытался ответить Фрэнсис Фукуяма в «Конце истории», краткое содержание которой мы сегодня и рассмотрим.

Что привлекло внимание?

«Конец истории» Фрэнсиса Фукуямы наделал немало шума. Интерес к этой работе был вызван рядом определенных обстоятельств. Во-первых, публика увидела ее в 1989 году. В это время Советский Союз еще существовал, и даже абстрактно невозможно было предположить, что он когда-то развалится. Но Фукуяма писал именно об этом. Если изучить даже краткое содержание «Конца истории» Фукуямы, можно уверенно сказать, что его статья являла собой некий террористический прогноз о ближайшем и отдаленном будущем. Здесь были зафиксированы принципы и особенности нового мирового порядка.

Во-вторых, в свете последних событий работа Фукуямы стала сенсационной и привлекла внимание общественности. По своей значимости работа Фукуямы сопоставима с трактатом С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций».

В-третьих, идеи Фукуямы объясняют ход, итоги и перспективы развития мировой истории. Здесь рассматривается развитие либерализма как единственной жизнеспособной идеологии, на базе которой возникает окончательная форма правления.

Биографические сведения

Есихиро Фрэнсис Фукуяма – американский политолог, экономист, философ и писатель японского происхождения. Он работал старшим научным сотрудником в Центре развития демократии и права в Стэндфорде. До этого он был профессором и руководил программой международного развития в Школе исследований Хопкинса. В 2012 году он стал ведущим научным сотрудником в Стэндфордском университете.

Свою известность как автор Фукуяма получил благодаря книге «Конец истории и последний человек». Она вышла в 1992 году. В этой работе писатель настаивал на том, что распространение либеральной демократии по всему миру станет свидетельством того, что человечество находится на завершающем этапе социокультурной эволюции, и она станет окончательной правительственной формой.

Прежде чем приступить к изучению краткого содержания «Конца истории» Фрэнсиса Фукуямы, стоит узнать об авторе и его работе несколько интересных фактов. Эту книгу перевели на 20 языков мира: она вызвала большой резонанс среди научного сообщества и в СМИ. После того как книга увидела мир, и выдвинутая в ней идея не раз была поставлена под сомнение, Фукуяма не отказался от своей концепции «конца истории». Некоторые его взгляды изменились значительно позже. На заре своей карьеры он ассоциировался с неоконсервативным движением, но в новом тысячелетии из-за определенных событий автор резко отстранился от этой идеи.

Первая часть

Перед тем как рассматривать краткое содержание «Конца истории» Фукуямы, стоит отметить, что книга состоит из пяти частей. В каждой из них рассматриваются отдельные идеи. В первой части Фукуяма исследует исторический пессимизм современности. Он считает, что такое положение дел является результатом мировых войн, геноцида и тоталитаризма, которые характерны для ХХ века.

Бедствия, что обрушились на человечество, подорвали веру не только в научный прогресс XXI века, но и во все представления о направленности и непрерывности истории. Фукуяма спрашивает себя о том, оправдан ли человеческий пессимизм. Он исследует кризис авторитаризма и уверенное проявление либеральной демократии. Фукуяма считал, что человечество движется к концу тысячелетия, и все существующие кризисы оставляют на мировой арене только либеральную демократию – учение о свободе личности и суверенитете государства. Все большее количество стран принимают либеральную демократию, а те, кто ее критикуют, не в состоянии предложить хоть какую-то альтернативу. Эта концепция превзошла всех политических противников и стала своеобразным гарантом кульминации истории человечества.

Главная идея «Конца истории» Ф. Фукуямы (краткое содержание дает это понять) состоит в том, что основной слабостью государств является неспособность к легитимности. Если не учитывать режим Сомосы в Никарагуа, в мире не было ни одного государства, где старый режим был бы полностью отстранен от деятельности вооруженным противостоянием или революцией. Режимы менялись благодаря добровольному решению основной части правителей старого режима передать бразды правления новому правительству. Добровольный отказ от власти обычно был спровоцирован кризисами, когда нужно было внедрять что-то новое во избежание анархии. На этом заканчивается первая часть краткого содержания «Конца истории» Фукуямы.

Вторая и третья части

Вторая и третья части книги – это самостоятельные очерки, которые дополняют друг друга. Они рассказывают об универсальной истории и событиях, свидетельствующих о логическом завершении человеческой эволюции, точкой в которой станет либеральная демократия.

Во второй части автор подчеркивает характер современных наук, сосредотачивая при этом внимание на императивах экономического развития. Даже из краткого содержания «Конца истории» Фукуямы можно сделать вывод о том, что общество, стремящееся к процветанию и защите своей независимости, должно ступить на путь инновационного развития и модернизации. Экономическое же развитие ведет к триумфу капитализма.

Фукуяма считал, что история стремится к свободе, но помимо этого жаждет признания. Люди постоянно стремятся к тому, чтобы общество признало их человеческое достоинство. Именно это стремление помогло им преодолеть животное начало, а также позволяло рисковать своими жизнями в охоте и сражениях. Хотя, с другой стороны, это стремление стало причиной разделения на рабов и рабовладельцев. Правда, эта форма правления так и не смогла удовлетворить стремление к признанию ни первых, ни вторых. Чтобы устранить противоречия, которые возникают в борьбе за признание, нужно создать государство, основанное на общем и обоюдном признании прав каждого его жителя. Именно таким видит конец истории и сильное государство Ф. Фукуяма.

Четвертая часть

В этом разделе автор сравнивает типичную жажду признания с платоновской «духовностью» и понятием «самолюбия» Руссо. Не упускает Фукуяма из виду и общечеловеческие понятия, такие как «самоуважение», «самооценка», «самоценность» и «достоинство». Привлекательность демократии связана в первую очередь с личной свободой человека и равенством. С развитием прогресса важность этого фактора все больше усиливается, ведь по мере того как люди становятся образованнее и богаче, они все больше требуют, чтобы признавали их достижения и социальный статус.

Здесь Фукуяма указывает на то, что даже в успешных авторитарных режимах прослеживается стремление к политической свободе. Жажда к признанию – это именно то потерянное звено, что соединяет либеральную экономику и политику.

Пятая часть

Последняя глава книги отвечает на вопрос о том, способна ли либеральная демократия полностью удовлетворить жажду человека к признанию и можно ли ее считать конечным пунктом человеческой истории. Фукуяма уверен, что либеральная демократия является лучшим решением человеческой проблемы, но все же она тоже имеет свои отрицательные стороны. В частности, ряд противоречий, которые могут разрушить эту систему. К примеру, натянутые отношения между свободой и равенством не обеспечивают равного признания меньшинств и несостоятельных людей. Метод либеральной демократии подрывает религиозные и прочие долиберальные взгляды, а общество, основанное на свободе и равенстве, неспособно обеспечить арену для борьбы за превосходство.

Фукуяма уверен, что это последнее противоречие является главенствующим среди всех остальных. Автор начинает использовать понятие «последнего человека», которое заимствует у Ницше. Этот «последний человек» давно перестал во что-то верить, признавать какие-то идеи и истины, все, что его интересует – собственный комфорт. Он больше не способен испытывать живой интерес или благоговение, он просто существует. В кратком содержании «Конец истории и последний человек» основное внимание уделяется либеральной демократии. Последний человек здесь рассматривается, скорее, как побочный продукт деятельности нового режима правления.

Также автор говорит, что рано или поздно основы либеральной демократии будут нарушены из-за того, что человек не сможет подавить свое стремление к борьбе. Человек начнет сражаться ради самого сражения, проще говоря, от скуки, ведь людям сложно представить себе жизнь в мире, где не нужно бороться. В итоге Фукуяма приходит к выводу: удовлетворить потребности человека может не только либеральная демократия, а те, чьи потребности остались неудовлетворенными, способны восстановить ход истории. На этом заканчивается краткое содержание «Конца истории и последнего человека» Фрэнсиса Фукуямы.

Сущность произведения

«Конец истории и последний человек» Фрэнсиса Фукуямы – это первая книга американского политолога и философа, вышедшая в 1992 году. Но прежде чем она появилась, в 1989 году мир увидел одноименное эссе. В книге автор продолжает основные его идеи.

  1. В обществе существует определенное сознание, которое благоприятствует либерализму. Сам либерализм можно считать универсальной идеологией, чьи положения абсолютны, и их невозможно изменить или улучшить.
  2. Под «концом истории» автор понимает распространение западной культуры и идеологии.
  3. Процесс внедрения в обществе западной культуры считается неоспоримой победой экономического либерализма.
  4. Победа экономического либерализма является предвестником политического либерализма.
  5. «Конец истории» – это триумф капитализма. Об этом писал еще Энтони Гидденс, который подметил, что завершение истории – это окончание любых альтернатив, при которых капитализм свергает социализм. И это изменение международных отношений.
  6. Это победа Запада, который Фукуяма рассматривает как единую целостную систему и не видит между странами существенных различий, даже в среде экономических интересов.
  7. «Конец истории» делит мир на две части. Одна принадлежит истории, другая – постистории. Они обладают разными качествами, характеристиками и особенностями.

В целом это и есть основные идеи «Конца истории и последнего человека» Фрэнсиса Фукуямы.

Сильное государство

Отдельно от «конца истории» Фрэнсис Фукуяма рассматривал такое понятие, как «сильное государство». С возрастанием политических и идеологических проблем, центральной из которых стал теракт 11 сентября 2001 года, Фукуяма радикально пересматривает свою политическую позицию и становится сторонником сильного государства. Со временем миру было представлено после «Конца истории» и «Сильное государство» Ф. Фукуямы. Кратко говоря, эта книга произвела неожиданный фурор среди читателей. Автор начал ее таким тезисом:

Построение сильного государства заключается в создании новых правительственных учреждений и укреплении существующих. В этой книге я показываю, что построение сильного государства – одна из наиболее важных проблем мирового сообщества, так как слабость и разрушение государств служат источником многих особенно серьезных мировых проблем…

В конце книги он предлагает не менее эпичное высказывание:

Только государства и одни государства способны объединить и целесообразно разместить силы обеспечения порядка. Эти силы необходимы, чтобы обеспечить правление закона внутри страны и сохранить международный порядок. Те, кто выступает за «сумерки государственности» – являются ли они поборниками свободного рынка или преданы идее многосторонних переговоров – должны объяснить, что именно заменит силу суверенных национальных государств в современном мире… На самом деле, эту пропасть заполнило разношерстное собрание международных организаций, преступных синдикатов, террористических групп и так далее, которые могут обладать в определенной степени властью и легитимностью, но редко и тем и другим сразу. За неимением ясного ответа нам остается только вернуться к суверенному национальному государству и снова попытаться понять, как сделать его сильным и успешным.

Перемена взглядов

Если раньше автор выступал за либерализм, то в 2004 году он пишет, что либеральные идеологии, которые пропагандируют минимизацию и ограничения государственных функций, не соответствуют современным реалиям. Он считает порочной идею о том, что приватные рынки и негосударственные институты должны исполнять некоторые государственные функции. Фукуяма утверждает, что слабые и невежественные правительства могут стать источниками серьезных проблем в развивающихся странах.

В начале 90-х годов прошлого века Фрэнсис Фукуяма полагал, что либеральные ценности имеют универсальный характер, но с приходом нового тысячелетия у него появились сомнения на этот счет. Он даже был солидарен с идеями Сэмюэля Хантингтона, который говорил, что либеральные ценности родились из-за специфических условий развития стран Запада.

«Слабыми» государствами Фукуяма считает те страны, в которых нарушаются права человека, процветает коррупция, неразвиты институты традиционного общества. В такой стране нет компетентных руководителей и постоянно происходят социальные потрясения. Это часто приводит к вооруженным конфликтам и массовым миграционным процессам. Слабые государства часто поддерживают международный терроризм.

Уровни сильного государства

Взгляды Фрэнсиса Фукуямы начались с либеральной демократии, но жизнь показала, что этого недостаточно. Человечество не готово мирно сосуществовать друг с другом, и если в одних государствах стало возможным придушить животные порывы к борьбе, то в других они становятся превалирующими. И Фукуяма начинает говорить о сильном государстве, которое не будет аналогом тоталитарной или авторитарной державы.

Эта пресловутая сила рассматривается на двух уровнях:

  • все граждане обеспечены социальной безопасностью, политической стабильностью и экономическим процветанием:
  • страна является конкурентоспособной на международной арене, способна противостоять многочисленным вызовам глобализации.

Напоследок можно сказать, что и первая, и вторая книги дают возможность понять основания раскола Запада, причины противостояний и финансового кризиса в разных странах мира.

«Скучная история»: краткое содержание повести

Николай Степанович не философ и не богослов, всю жизнь судьбы костного мозга интересовали его больше, чем конечная цель мироздания, его душа не хочет знать вопросов о загробных потемках. Но то, чем радовала его жизнь — покой и счастье в семье, любимая работа, уверенность в себе, — ушло безвозвратно. Новые мысли, каких он раньше не знал, отравляют его последние дни. Ему кажется, что жизнь его обманула, его славное имя, блестящее прошлое не облегчают сегодняшней боли.

Обычные посетители старого профессора. Коллега по факультету, нерадивый студент, выпрашивающий тему диссертант — все кажутся Николаю Степановичу смешными, недалекими, ограниченными, каждый дает повод для раздражения или издевки. Но вот еще один, желанный посетитель: знакомые шаги, шорох платья, милый голос…

Катя, дочь покойного товарища-окулиста, выросла в семье Николая Степановича. Еше к пятнадцати годам ею овладела страстная любовь к театру. Мечтая о славе и служении искусству, доверчивая и увлекающаяся, она ушла в провинциальные актрисы, но года через два разочаровалась в театральном деле, в товарищах по сцене, утратила веру в свой талант, пережила несчастную любовь, покушалась на самоубийство, похоронила своего ребенка. Николай Степанович, любивший Катю как дочь, пытался помочь ей советом, писал ей длинные, но бесполезные письма. Теперь, после пережитого крушения, Катя живет на остатки отцовского наследства. Интерес к жизни она утратила, лежит у себя дома на кушетке и читает книги, да раз в день навещает Николая Степановича. Его жену и Лизу она не любит, те платят ей взаимностью.

Обычный семейный обед тоже не несет Николаю Степановичу ничего, кроме раздражения. Присутствуют жена, Лиза, две-три ее подруги по консерватории и Александр Адольфович Гнеккер — личность, внушающая профессору острую антипатию. Поклонник Лизы и претендент на ее руку, он бывает в доме ежедневно, но никто не знает, какого он происхождения и на какие средства живет. Продает где-то чьи-то рояли, знаком со знаменитостями, судит о музыке с большим авторитетом — приживал при искусстве, делает для себя вывод Николай Степанович.
Он с тоской вспоминает прежние, простые и веселые семейные обеды, угрюмо думает о том, что уже давно внутренняя жизнь жены и Лизы ускользнула от его наблюдения. Они давно не те, какими он знал и любил их прежде. Отчего произошла перемена — он не знает.

После обеда жена, как обычно, упрашивает его съездить в Харьков, откуда родом Гнеккер, навести там справки о его родителях и состоянии.

От чувства одиночества, от страха перед бессонницей Николай Степанович выходит из дома. Куда идти? Ответ давно ему ясен: к Кате.
Только у Кати ему тепло и уютно, только ей можно пожаловаться на свое состояние. Прежде, говорит он ей, у него было чувство короля, он мог быть снисходительным, прощал всех направо и налево. Но теперь в его голове день и ночь бродят злые мысли, приличные только рабам. Он стал не в меру строг, требователен, раздражителен. Вся его прошлая жизнь представляется ему красивой, талантливо сделанной композицией, остается только не испортить финала, встретить смерть бодро и со спокойной душой. «Но я порчу финал…»

У Кати бывает еще один гость, филолог Михаил Федорович. Он, очевидно, влюблен в нее и не решается ей в этом признаться. Он развлекает анекдотами из университетской жизни, и его злословие также раздражает Николая Степановича. Разговоры об измельчании нового поколения, об отсутствии идеалов у молодежи он прерывает резкими возражениями. Но про себя он чувствует, что злые, «аракчеевские» мысли владеют и его существом. И к собеседникам, которых он сравнил со злыми жабами, его тянет снова каждый вечер.
Наступает лето, профессор с семьей живет на даче.

Ночью по-прежнему бессонница, но днем вместо работы — чтение французских книжек. Николай Степанович знает, что такое творчество и главное его условие: чувство личной свободы. Его суждения о литературе, театре, науке метки и точны. Но мысли о близкой смерти, теперь уже через три или четыре месяца, его не оставляют. Посетители бывают те же: швейцар, прозектор; обеды с участием того же Гнеккера.

Заезжает, чтобы прокатить профессора на своем шарабане, Катя. Она понимает, что жизнь ее не складывается, что время и деньги уходят бесцельно. «Что же мне делать?» — спрашивает она. «Что ответить ей?» — размышляет Николай Степанович. Легко сказать «трудись», или «раздай свое имущество бедным», или «познай самого себя», но ведь эти общие и шаблонные советы вряд ли помогут в данном отдельном случае. По вечерам на даче у Кати бывает все тот же Михаил Федорович, влюбленный и злословящий. И Николай Степанович, прежде осуждавший нападки на университет, студентов, литературу, театр, сам теперь участвует в злословии.

Бывают страшные ночи с громом, молнией, дождем и ветром, которые в народе называются воробьиными. Одну такую ночь переживает и Николай Степанович.

Он просыпается от страха внезапной смерти, не может совладать со своим безотчетным ужасом. Вдруг слышатся не то стоны, не то смех. Прибегает жена, зовет его в комнату Лизы. Та стонет от какой-то муки, бросается отцу на шею: «Папа мой хороший… Я не знаю, что со мною… Тяжело!» «Да помоги же ей, помоги! — умоляет жена. — Сделай что-нибудь!» «Что же я могу сделать? Ничего не могу», — размышляет отец. «На душе у девочки какая-то тяжесть, но я ничего не понимаю, не знаю и только могу бормотать: — Ничего, ничего. . Это пройдет… Спи, спи…»

Спустя несколько часов он у себя в комнате, все еще не спит, слышит стук в окно. Это Катя. И у нее в эту ночь какие-то тяжелые предчувствия. Она умоляет Николая Степановича забрать у нее ее деньги и поехать куда-нибудь лечиться. После его отказа она уныло уходит.

Николай Степанович в Харькове, куда настойчиво посылала его жена. На смену состоянию злости и раздражения пришло новое: полного равнодушия. Он узнает здесь, что о Гнеккере в городе ничего не знают, но когда приходит телеграмма от жены с сообщением, что Гнеккер тайно обвенчался с Лизой, он встречает известие равнодушно. Это его пугает: ведь равнодушие — паралич души, преждевременная смерть.

Утро застает его сидящим в постели в гостиничном номере, занятым все теми же неотвязными размышлениями. Ему кажется, что он понял причину той слабости, которая привела его накануне конца к злым, рабским мыслям, а потом к равнодушию. Дело в том, что в его мыслях, чувствах, суждениях нет общей идеи, или бога живого человека. «А коли нет этого, то, значит, нет и ничего». Если нет чего-то общего, что связывало бы все в одно целое, достаточно было серьезного недуга, страха смерти, чтобы все, в чем виделись смысл и радость жизни, разлетелось в клочки. Николай Степанович окончательно сдается и решает сидеть и молча ждать, что будет.

Раздается стук в дверь, перед ним стоит Катя. Приехала, говорит она, просто так, роняет письмо от Михаила Федоровича. Потом, бледнея и сжимая руки, обращается к Николаю Степановичу: «Ради истинного Бога скажите скорее, сию минуту: что мне делать? …Ведь вы мой отец, мой единственный друг!.. Вы были учителем! Говорите же, что мне делать?»

Николай Степанович еле стоит на ногах, он растерян. «По совести, Катя, не знаю… Давай, Катя, завтракать». Не получив ответа, она уходит — куда, не знает сама. И видит ее, вероятно, в последний раз. «Прощай, мое сокровище!»

Материал предоставлен интернет-порталом briefly.ru, составитель П. В. Басинский

Уроки истории Уилла и Ариэля Дюрант

Книга в трех предложениях

В ходе истории менялось человеческое поведение, но не человеческая природа. Независимо от того, кто находится у власти, награды постепенно достаются самым умным и талантливым людям. Идеи — самая сильная вещь в истории, потому что они могут передаваться по наследству и изменять поведение будущих поколений — даже оружие изначально было идеей.

Уроки истории резюме

Это краткое изложение моей книги «Уроки истории» Уилла и Ариэля Дюрант.Мои заметки носят неформальный характер и часто содержат цитаты из книги, а также мои собственные мысли. Это резюме включает ключевые уроки и важные отрывки из книги.

  • История — самый надежный путь к пониманию настоящего и предвидению проблем будущего.
  • Целью этой книги является не оригинальность, а инклюзивность.
  • Наши знания о любом прошлом событии неполны. Большая часть истории — это предположения, а остальное — предрассудки.
  • Историк всегда упрощает.
  • Скорость изменений увеличивается, а изобретения ускоряют ускорение.
  • История не может быть наукой, только отраслью, искусством и философией. Промышленность, выискивая факты. Искусство поиска порядка в хаосе материалов. Философия, ищущая перспективу и понимание.
  • Полная перспектива — оптическая иллюзия. Мы должны оперировать частичными знаниями.
  • Только дурак будет пытаться втиснуть 100 веков в 100 страниц выводов.Мы продолжаем.
  • История — это сочетание преступлений и нелепостей человечества и прощальных взносов. Это позволяло каждому поколению продолжать с большим наследием, чем предыдущее.
  • Идея: Вклад и улучшение человечества — это история человечества. Наша история — это история коллективного обучения. Итак, позвольте мне рассказать вам историю.
  • Идея: есть три мира. Первый мир – это внешний мир. Второй мир родился, когда стали возможными мысли и возникло сознание.Третий мир возник, когда наша жизнь стала цифровой. Теперь мы можем жить в мире, где нас нет физически и его нет в наших мыслях, но он существует.
  • Другие науки говорят нам, как мы можем себя вести. История говорит нам, как мы себя вели.
  • Настоящее — это просто прошлое, свернутое в настоящий момент.
  • Ты такой, какой ты есть, благодаря своему прошлому.
  • Мы знаем 1000 вещей о сегодняшних новостях, но редко о прошлом. Как мы можем понять наше настоящее, не зная своей истории?
  • Пример технологической авантюры: изобретение самолетов полностью переопределяет мир торговли и коммерции.Раньше вода была основным способом торговли и диктовала, какие нации пришли к власти (те, у которых были большие береговые линии, такие как Греция и Италия). Затем внезапно самолеты перенесли власть на страны с огромными массивами суши по сравнению с их побережьями (США, Китай, Россия).
  • Урок истории в том, что человек крепок.
  • История — это карта человеческого характера. Чтобы знать, как будет действовать человек, вы должны знать, как человек действовал.
  • Люди всегда будут благороднее Вселенной.Несмотря на то, что мы умираем всего через мгновение, мы знаем о своем существовании, в то время как Вселенная ничего не знает о своем долголетии.
  • Влияние географических факторов уменьшается по мере развития технологий. Человек, а не земля, создает цивилизацию.
  • Идея: С течением времени технологии побеждают окружающую среду. Эта тенденция, однако, началась, как только человек смог создавать инструменты, что было своего рода технологией.
  • Прогресс реален. С течением времени и развитием технологий человек влияет на свой контроль над окружающей средой.
  • Окружающая среда по-прежнему является хозяином человека и других видов.
  • Идея: Тенденция ясна: наши технологии позволяют нам превзойти наш естественный мир. Представьте себе время, когда мы сможем контролировать землетрясения, ураганы или торнадо. Или, когда мы отправились на Луну, мы поняли, как выжить за пределами земной атмосферы. Каким-то образом мы научились преодолевать границы кислорода и распространять наш вид в новые места.
  • География — это матрица истории. Если вы живете на побережье, вы почти неизбежно станете зависимым от моря.
  • Вы можете почувствовать запах океана почти в любой точке Великобритании. Что случилось? Они вышли в море и стали лучшими моряками в истории.
  • Нами управляет все вокруг нас и внутри нас, но ни одно из этих двух не является всей историей.
  • Все было вовлечено в то, что сделало нас.
  • Идея: мы продукт всех предыдущих событий в истории, суммированных и перенесенных в настоящий момент. Однако, несмотря на то, что все вовлечено в то, что создало нас, есть несколько сил, которые несут большую часть веса.Этими силами являются генетика, культура, окружающая среда и технология.
  • Первый биологический урок истории состоит в том, что жизнь — это соревнование.
  • Сотрудничество реально и расширяется по мере развития технологий, но в основном потому, что это форма конкуренции. Мы сотрудничаем в нашей группе, семье, сообществе и нации, чтобы сделать нашу группу более могущественной.
  • Сотрудничество — это высшая форма конкуренции.
  • Второй биологический урок истории состоит в том, что жизнь — это отбор.
  • С точки зрения природы мы все рождены несвободными и неравными.
  • Природа любит различия, потому что именно они позволяют отбору сосредоточить внимание на сильных и исключить слабых.
  • Вопрос: сколько организмов отбирается? Каковы шансы того, что определенный набор признаков сохранится в данной популяции, и насколько устойчивы эти шансы? Какой процент генов остается при этом процессе?
  • Свобода и равенство — вечные враги. Когда один терпит неудачу, другой умирает.
  • Только человек ниже среднего желает равенства. Те, кто осознают, что они выше среднего, желают свободы. В конце концов, превосходные способности имеют свой путь.
  • Третий биологический урок истории состоит в том, что жизнь должна размножаться.
  • Природа любит большие пометы и борьбу за выживание, которая заканчивается отбором самых сильных.
  • Каждый прогресс в сельском хозяйстве и производстве продуктов питания в конечном итоге сводится на нет из-за увеличения количества ртов, которых нужно кормить.
  • Медицина и технологии сводят на нет естественный отбор, оставляя непригодных в живых.
  • Многое из того, что мы называем интеллектом, является результатом индивидуального образования, возможностей и опыта.
  • Плодородные наследуют землю. Уровень рождаемости может определять судьбу систем верований, потому что чем больше людей верят в идею и чем больше людей обучены этой идее (обычно это дети верующих), тем сильнее эта идея приживется. Это происходило с религией на протяжении всей истории, но, возможно, сейчас это происходит с наукой.
  • Вся история человечества — это короткая глава в истории биологии.А вся биология — это короткая глава в истории планеты. А планета — это короткая глава в истории Вселенной.
  • История — это история человечества в борьбе с другими видами и самим собой за ограниченные ресурсы и дары окружающей среды. Конкуренция – основной закон.
  • Раньше конкуренция была среди физических лиц. Потом его расширили и он оказался среди семей. Потом его расширили и он оказался среди общин. И так далее.
  • Основная реальность — конкуренция.Если бы вы не соревновались в жизни, что бы вы развивали? Определенная степень конкуренции необходима не только для прогресса, но и для выживания.
  • Идея: Будет ли конкуренция когда-нибудь настолько расширена, чтобы не быть между людьми? Нам нужна потрясающая дикая игра, в которой другой вид заставляет нас объединяться и соревноваться с общим врагом.
  • Ребенок учится через руки в раннем возрасте. Так что, возможно, стояние на двух ногах было методом, благодаря которому человек стал разумным.
  • Идея: Мне кажется логичным, что интеллект и двуногая походка эволюционировали вместе.
  • Случайность сыграла важную роль в прогрессе человечества, но теперь все внезапно меняется. Культура была первым способом, с помощью которого мы начали преодолевать роль случайности. (Вспомните систему образования и обучение людей.) Технологии — это второй (и более быстрый) способ преодоления роли случайности в генетической эволюции и прогрессе человечества. Теперь вы можете иметь плохую генетическую руку (вспомните неспособность к обучению), и наша культура и наши технологии все еще могут помочь вам выжить.
  • История не различает цвета и может развить цивилизацию под любой расой и почти при любых обстоятельствах.
  • В долгосрочной перспективе различия между людьми уступают место окружающей среде.
  • Людям нравится думать, что они немного особенные. Без этого кусочка тщеславия нам может быть труднее продвигаться вперед. В некотором смысле заблуждение является мотиватором.
  • Человеческая природа – это основные чувства и склонности человечества.
  • В целом бедные имеют те же импульсы, что и богатые, но с меньшими возможностями или навыками для их реализации.
  • Социальная эволюция — это игра обычаев с происхождением.
  • Имитирующее большинство следует за инновационным меньшинством. История — это в значительной степени битва нескольких меньшинств, победитель которой затем превозносится большинством как победитель.
  • Из каждых 100 идей 99, вероятно, будут хуже традиционной альтернативы, которую было предложено заменить.
  • Ни один человек не может стать настолько хорошо информированным за одну жизнь, чтобы переосмыслить и полностью понять обычаи и требования всего общества.
  • Хорошо, если новые идеи будут услышаны ради тех немногих, которые можно использовать. Но также полезно проверять и подвергать сомнению новые идеи.
  • Общество основано не на идеалах человечества, а на природе человечества. Мы являемся продуктом сил и инстинктов, которые нами движут.
  • Основной урок истории заключается в том, что люди, по сути, остались такими, какими они были на протяжении всей истории. Он меняет свои привычки, но не свои инстинкты.
  • В ходе истории менялось человеческое поведение, но не человеческая природа.
  • Герой — просто продукт ситуации. А не наоборот. Если бы не ситуация, мы бы никогда не услышали о герое.
  • В некотором смысле можно сказать, что психологическая устойчивость, героизм или другие качества характера являются просто результатом того, чего требует ситуация.
  • Мораль — это то, как общество требует поведения от своих членов.
  • Историю можно разделить на три этапа: охота, земледелие и промышленность.
  • Возможно, то, что сегодня является пороком, когда-то было добродетелью.
  • Постепенно промышленность изменила структуру человеческой культуры и морали. Люди покинули дом и племя, чтобы работать на фабриках и жить в городах и т. д.
  • История, как она обычно проживается, отличается от истории, как она обычно пишется. По определению, историки сосредотачиваются на исключительном.
  • Два примера огромных сдвигов в нашей культурной эволюции: Коперник и его открытие, что мы всего лишь одна планета — это огромный океан планет и галактик. Дарвин и его открытие, что мы всего лишь животные, которые произошли от многих других животных.Эти два убеждения радикально изменили нашу веру в религию. Если мы всего лишь одна из многих планет, почему Бог так заботится о нас? Если эволюция верна, как разумный творец мог создать нас?
  • Сама цивилизация — самое замечательное, что сделало человечество.
  • Цивилизация требует тонкого баланса социальных импульсов с животными импульсами.
  • Дюран определяет цивилизацию как общественный порядок, который способствует культурному творчеству, поэтому вам нужен порядок и личная свобода/творческая свобода.Они кажутся противоречащими друг другу, но часто между ними существует напряженный и хрупкий баланс. Если общественный порядок слишком силен, свобода ограничена. Если социальный порядок слишком низок, сотрудничество невозможно в той степени, чтобы создать цивилизацию.
  • Вы хотите обуздать свои импульсы и слабости до такой степени, чтобы они были полезными, но не чрезмерными.
  • Для человека очень опасно думать, что — даже с 30 или 40 годами обучения — он может судить и преодолевать коллективную мудрость человечества.Старые идеи очень сильны.
  • Вполне возможно, что религия позволяла людям сотрудничать на протяжении всей истории и сделала возможной цивилизацию.
  • Цель религии, морали и этики, да и вообще любой общей системы убеждений, состоит в том, чтобы хотя бы частично преодолеть импульсы нашего охотника-собирателя, рептильного мозга. Мы пытаемся преодолеть наши животные инстинкты с помощью социальных инстинктов. Мы голосуем за новую идентичность, которая, как мы надеемся, превзойдет нашу естественную идентичность.
  • Один интересный взгляд на то, почему упадок религии — это очень плохо: если религия — это общая вера, объединяющая цивилизацию, и эта система верований умирает, то что же удержит цивилизацию вместе?
  • Во все времена силы личности превосходят силы группы. Когда все остальное терпит неудачу, люди будут делать то, что им лучше всего. Они будут делать то, что обеспечивает их выживание.
  • Идея: возможно, наше естественное стремление обеспечить собственное выживание любой ценой и есть то, почему мы так тронуты актом жертвования собой ради другого.Вспомните: Ходор в «Игре престолов».
  • Слово «грех» уместно только в смысле индивидуального нарушения группы.
  • Разум не может быть доминирующим аспектом любой эпохи, потому что это всего лишь инструмент. Разум и рациональность — это инструменты для мышления, но есть много других полезных подходов, включающих разум, например чувства.
  • Ни один человек никогда не сможет сравниться с идеями человечества в целом. Глупо думать, что ваши идеи смогут противостоять таким проверенным концепциям.
  • Вполне возможно, что без религии мир был бы менее нравственным. Да, безнравственность и преступность все еще сохранялись, но силы религии, вероятно, смягчили их последствия.
  • Со временем философы стали движущей силой социальных изменений, а не церковь. И затем, в конце концов, наука украла эту работу у философии.
  • Если история поддерживает какую-либо религию, то это, вероятно, дуализм, который объясняет хорошие и плохие вещи, которые иногда случаются, через призму доброго бога и злого бога.
  • Конечным результатом промышленной революции стала замена религиозных образований светскими.
  • Раньше мы думали, что законы продиктованы Богом. Теперь ясно, что они продиктованы склонными к ошибкам людьми.
  • Один из уроков истории состоит в том, что религии имеют свойство возрождаться.
  • В истории нет примера общества, поддерживающего нравственную жизнь в массах без религии как силы, объединяющей людей.
  • Функция религии состоит в том, чтобы дать человечеству веру в способность терпеть жизнь.
  • Индивидуальные инстинкты заложены в нас эволюцией. Им миллионы лет. Социальные инстинкты намного моложе и были изучены в течение последних 70 000 лет.
  • Идея: Чтобы группа позволила социальным инстинктам возобладать над инстинктами каждого человека, нам нужны сильные убеждения и концепции. Если бы мы были просто кучей разрозненных людей, мы бы никогда не сотрудничали. Вот где закон, религия и капитализм вступают в игру. Эти идеи достаточно сильны, чтобы объединить нас, несмотря на наши индивидуальные инстинкты.
  • Слишком высокомерно сомневаться в традициях и думать, что ваш якобы блестящий ум может за 30 или 40 лет найти лучшее решение, чем человечество выработало за тысячи лет совместной работы. По этой причине вполне возможно, что мы недооцениваем то, насколько полезной и могущественной может быть религия.
  • Вы никогда не должны доверять старику быть судьей молодежи, потому что он просто отрежет смелые поступки молодежи, прежде чем они смогут их сделать.
  • Идея: эта смелость, по сути, является единственным путем, которым движется человечество.Большинство идей, которые мы предлагаем в самые смелые моменты, ошибочны. Как они могли не быть? Не то чтобы мы легко могли придумать что-то гениальное в нашем узком промежутке времени на земле. Однако время от времени смелая молодежь развивает идею, которая полностью переопределяет мир, и если мы хотим добиться прогресса, если мы хотим стать лучше, мы должны быть достаточно смелыми и достаточно бредовыми, чтобы верить, что у нас могут быть эти идеи.
  • Идея: еще Платон говорил, что «некоторая часть населения» не верит в Бога.Так что, вероятно, было много предложений и творений, которые шли против Бога. Много диких азартных игр, которые потерпели неудачу. Но только после того, как была создана наука, у нас была дикая авантюра, которая оказалась достойной битвы.
  • Наука в основном имеет дело с внешним миром. К внутреннему миру это почти не имеет отношения. Что такое сознание? Как мы можем ответить на этот вопрос с помощью науки?
  • Люди, которые могут управлять людьми, управляют людьми, которые могут управлять только вещами, а люди, которые могут управлять деньгами, управляют всем.
  • Обычно о мужчинах судят по их способности производить. За исключением войны, когда они ранжируются в зависимости от их способности разрушать.
  • Концентрация богатства у небольшой части населения — это закономерность, которая повторяется на протяжении всей истории. Самые ценные таланты и навыки принадлежат нескольким людям, а это значит, что и самое ценное богатство также ограничено немногими. Этот шаблон появляется снова и снова.
  • Свобода возможна, когда достигнута безопасность, но до этого момента вы сталкиваетесь с конкуренцией.Только благодаря конкуренции мы развили способность создавать свободу.
  • Первое условие свободы — ограничение. Если свобода абсолютна, то она умирает в хаосе. Первостепенная задача правительства – наведение порядка.
  • Pax Romana был, пожалуй, величайшим достижением в истории управления.
  • Если большинство способностей сосредоточено в меньшинстве людей (то есть, если некоторые люди обладают более ценными навыками, чем большинство других), то правление меньшинства так же неизбежно, как и непропорциональная концентрация богатства.
  • Всепоглощающий труд обычно является ценой гения.
  • Вменяемость человека заключается в непрерывности его воспоминаний. Здравомыслие группы заключается в преемственности ее традиций. Оторвитесь от любого из них слишком быстро, и последует хаос.
  • Единственная настоящая революция заключается в просвещении ума и улучшении характера. Единственная реальная эмансипация индивидуальна. Единственные настоящие революционеры — это философы и святые.
  • Чрезмерное увеличение чего-либо вызывает реакцию в обратном направлении.
  • Идея: это тревожная мысль, но как только культура и общее мышление развились, мы внезапно развили способность проводить большие объемы «естественного отбора» над теми, кто с нами не согласен. Представьте себе восстание в стране, где одна группа совершает геноцид против другой группы. Эти массовые убийства во многом носят идеологический характер. В некотором смысле мы могли бы сказать, что эти убийства являются формой «выживания наиболее приспособленных», но в данном случае это идеи, которые правящая группа считает подходящими, а не физическая пригодность.Внезапно идеология становится формой естественного отбора, и, поскольку мы являемся теми, у кого есть идеи, мы теперь являемся силой, которая их выбирает. Если вы зайдете в этом направлении достаточно далеко, вы попадете на опасную территорию. Кто решает, какие идеи подходят?
  • Вы не можете все время обманывать всех людей, но вы можете обмануть достаточное их количество, чтобы править большой страной.
  • Демократия принесла меньше вреда и больше пользы, чем любая другая форма правления.
  • Цель демократии не в том, чтобы сделать всех людей равными, а в том, чтобы сделать их доступ к возможностям более равным. Идеал состоит не в том, чтобы поднять каждого человека к власти, а в том, чтобы предоставить ему доступ ко всем точкам входа, где можно проверить его пригодность и навыки. Другими словами, надежда демократии состоит в том, чтобы предложить равные условия для старта и позволить вашим талантам вести вас туда, куда они могут.
  • В какой момент свобода становится чрезмерной? В какой момент это становится расстройством?
  • Цивилизация возможна благодаря сдержанности. Ясно, что свобода возможна благодаря каким-то границам. Если мы пересечем эти границы, у нас будет хаос, а не цивилизация.
  • У вас не может быть свободы без порядка.
  • Война кажется постоянной для всех цивилизаций и времен. Это результат конкуренции между группами, так же как и отдельные люди.
  • Война, как это ни парадоксально, является движущей силой многих технологических и культурных изменений, которые впоследствии приводят к длительным периодам мира.
  • Мы постоянно расширяем наши инструменты, не увеличивая нашу цель. Мы разработали более сложные способы удовлетворения основных человеческих потребностей.
  • Мы можем определить прогресс как возрастающий контроль жизни над окружающей средой.
  • Если образование является мерилом прогресса, то мы продвинулись больше, чем когда-либо прежде. Образование — это передача как можно большего количества человеческого наследия и знаний, которых мы можем достичь в полной мере.
  • Если прогресс реален, то не потому, что мы богаче или мудрее тех, кто был в прошлом, а потому, что мы рождены на более высоком уровне и выше пьедестала нашего наследия. Мы рождаемся с плодами большей части человеческого наследия.
  • Не расстраивайтесь из-за того, что жизнь может иметь смысл только в той мере, в какой человек в нее вкладывает.Замечательно, что мы вообще можем вкладывать в жизнь любой смысл. Что редкость, так это способность даже изобретать смысл для себя, ибо такая задача кажется невыполнимой для всех других животных.
  • Не будь оптимистом или пессимистом. Вместо этого будьте реалистом. Примите тот факт, что жизнь состоит из трудностей и удовольствий. Трудности — естественная цена существования. Восторги — это вкусности, которых вы не обязательно заслуживаете.
  • Трудно понять качество своего возраста.Обычно мы знаем больше о достижениях предыдущей эпохи, чем об их недостатках. Между тем, мы обычно больше знаем о своих недостатках и преуменьшаем свои достижения. Это затрудняет сравнение возрастов.
  • Человеческая природа меняется, но меняется невероятно медленно, геологически быстро. Мы можем с достаточной уверенностью сказать, что человеческая природа практически не изменилась за последние 2000 лет, а возможно, и намного дольше. Человеческая природа тесно связана с биологией. Это внутренние черты, которые у нас есть, и они очень медленно меняются в ходе эволюции.
  • Прогресс — это усовершенствование средств, которые мы используем для достижения тех же самых старых целей. Возможно, наш прогресс зависит только от средств, а не от целей. Неужели мы просто достигаем тех же желаний, что и 10 000 лет назад, но новыми, современными средствами.
  • Человеческая природа нецивилизованна. Это почти антицивилизация. Только через культуру, сдержанность и нравственность мы приобретаем цивилизованную деятельность.
  • Техника распространения наследия и его усвоения со временем невероятно выросла.Культура крепче, чем когда-либо прежде, держит наше поведение мертвой хваткой. Один из способов объяснить это — сказать, что предстоит узнать и унаследовать гораздо больше, чем даже 100 лет назад. Богатство человеческих знаний увеличивается с каждым годом и наделяет тех, кто родился сегодня, несколько большими преимуществами, чем тех, кто родился вчера.
  • «Рассматривайте образование не как болезненное накопление фактов, дат и царствований и не просто как необходимую подготовку человека к тому, чтобы заработать себе на жизнь в мире, а как передачу нашего умственного, морального, технического и эстетического наследия.Как можно полнее, как можно большему количеству людей, чтобы украсить человеческое понимание, контроль и наслаждение жизнью. Наследие, которое мы теперь можем более полно передавать, богаче, чем когда-либо прежде. Он богаче, чем у Перикла, поскольку включает в себя последовавших за ним греков. Богаче, чем у Леонардо, потому что включает его и итальянское Возрождение. Богаче Вольтера, потому что он объемлет все французское просвещение и его экуменическое распространение». -Уилл Дюран
  • «Если прогресс реален, несмотря на наше нытье, то это не потому, что мы рождаемся здоровее, лучше или мудрее, чем младенцы в прошлом, а потому, что мы рождаемся с более богатым наследием, рождаемся на более высоком уровне. того пьедестала, который накопление знаний и искусства воздвигает как основу и опору нашего бытия.Наследие растет, и человек растет пропорционально тому, как он его получает». -Уилл Дюран
  • «История — это преподавание философии на примерах». -Генри Сент-Джон
  • Революции — это всего лишь изменения на уровне поверхности. Природа человека остается неизменной. Люди просто меняются вместе с революцией и возвращаются к тем же основным моделям.
  • Каждое поколение восстает против предыдущего. Во многих отношениях это естественно и желательно.
  • Когда всем все принадлежит, никто ни о чем не заботится.
  • Нельзя сделать людей равными, приняв законы.
  • Экономическая история — это медленное сердцебиение социального организма. Независимо от того, кто находится у власти, прибыль постепенно достается самым умным и талантливым. Затем, в конце концов, происходит некоторый раскол порядка, к власти приходит новое меньшинство, и картина повторяется.
  • Большинство бедняков являются жертвами расовой дискриминации и экологических проблем.
  • Каждая жизнь, каждое общество и каждый вид — это эксперимент.Все заканчивается смертью в конце концов.
  • Каждая религия должна проповедовать мораль, а не теологию.
  • Лица моложе 30 лет никогда не должны доверять экономическим, политическим и моральным идеям других лиц моложе 30 лет.
  • Пусть наши сыновья и дочери будут наказаны, когда они нарушат закон, но давайте верить им, когда они откроют свое сердце.
  • Идеи — самая сильная вещь в истории. Даже пистолет изначально был идеей.
  • В старости понимаешь, как хорошо, что есть радикалы и как хорошо, что есть консерваторы.Радикалы подают газ, а консерваторы тормозят. Обе эти функции незаменимы. Это напряжение необходимо для функционирующего общества.

Уроки истории Уилла и Ариэля Дюрант

Ч. 1 Резюме – История США

1.1 Северная и Южная Америка

Великие цивилизации возникали и падали в Америке до прихода европейцев. В Северной Америке сложные общества пуэбло, включая моголлонов, хохокам и анасази, а также город в Кахокии достигли своего пика и в значительной степени остались воспоминаниями.Народы восточных лесов процветали, но вскоре они были подавлены, поскольку число английских, французских и голландских поселенцев увеличилось.

Мезоамерика и Южная Америка также были свидетелями подъема и падения культур. Когда-то могучие населенные пункты майя были в основном пусты. Однако в 1492 году ацтеки в Мехико достигли своего пика. Покоряя окружающие племена и требуя дань как от людей в жертву, так и от товаров для потребления, островной город Теночтитлан был центром постоянно расширяющегося торгового центра и не уступал любому крупному европейскому городу, пока Кортес не разрушил его.Дальше на юг, в Перу, инки связали одну из крупнейших империй в истории с помощью дорог и дисциплинированных армий. Без использования колеса они вырезали и обрабатывали камень, чтобы построить Мачу-Пикчу высоко в Андах, прежде чем покинуть город по неизвестным причинам. Таким образом, в зависимости от того, какую часть Нового Света они исследовали, европейцы сталкивались с народами, которые сильно различались по своей культуре, традициям и численности.

1.2 Европа на грани перемен

Одним из последствий крестовых походов стало то, что большая часть Западной Европы познакомилась с товарами Востока.Впоследствии оживленная торговля развивалась по множеству маршрутов, известных под общим названием Шелковый путь, чтобы удовлетворить спрос на эти продукты. Разбойники и жадные посредники делали путешествие по этому маршруту дорогим и опасным. К 1492 году Европа, оправившаяся от Черной смерти и находящаяся в поисках новых продуктов и новых богатств, стремилась улучшить торговлю и связи с остальным миром. Венеция и Генуя вели торговлю с Востоком. Соблазн прибыли подтолкнул исследователей к поиску новых торговых путей к Островам Пряностей и устранению посредников-мусульман.

Португалия под предводительством принца Генриха Мореплавателя предприняла попытку отправить корабли вокруг африканского континента. Фердинанд Арагонский и Изабелла Кастильская наняли Колумба, чтобы найти путь на восток, идя на запад. Как твердые сторонники католической церкви, они стремились принести христианство на Восток и любые вновь обретенные земли, а также надеялись найти источники богатства.

1.3 Западная Африка и роль рабства

До 1492 года Африка, как и Америка, переживала взлеты и падения многих культур, но на континенте не развилась централизованная структура власти. Африканские народы практиковали различные формы рабства, все из которых существенно отличались от расового рабства, сложившегося в конечном итоге в Новом Свете. После прихода ислама и до того, как португальцы пришли на побережье Западной Африки в 1444 году, арабы и берберы контролировали работорговлю из Африки, которая расширилась по мере того, как европейские державы начали колонизировать Новый Свет. Движимое спросом на рабочую силу рабство в Америке приобрело новую форму: оно было основано на расе, а статус раба был постоянным и передающимся по наследству.

Проверка сводки истории личности — ФБР

Часто задаваемые вопросы 
1. Принимает ли ФБР личные чеки, бизнес-чеки или наличные?

Нет. Не отправляйте личные чеки, бизнес-чеки или наличные деньги, так как они не являются приемлемой формой оплаты для запросов Ведомственного распоряжения (DO). Личные и деловые чеки, отправленные с запросом DO, не будут возвращены и будут уничтожены.

2. Сколько стоит запросить Сводную проверку истории личности?

Стоимость запроса сводной проверки истории личных данных составляет 18 долларов США.

3. Одинаковая ли стоимость запроса сводки истории личных данных независимо от того, запрашиваю ли я ее по почте или в электронном виде?

Стоимость запроса сводки истории личных данных не зависит от того, запрашивается ли она по почте или в электронном виде.

4. Должен ли я платить 18 долларов США за каждую запрошенную копию, если мне нужно более одной копии моих результатов?

ФБР предоставит один запечатанный ответ на каждый полученный запрос. Вы можете сделать столько копий, сколько необходимо, после получения вашего ответа.При подаче в электронном виде вы можете распечатать столько копий, сколько необходимо, после получения электронного ответа. Примечание: Если вам нужны дополнительные запечатанные ответы, отправленные по тому же или другому адресу, вы должны отправить дополнительный запрос с еще одной оплатой в размере 18 долларов США за каждый запрошенный запечатанный ответ. Кроме того, если вам нужны дополнительные копии вашего ответа, которые не обязательно должны быть в запечатанном конверте, вы можете сделать столько копий, сколько потребуется, после получения вашего ответа.

5.Что делать, если я не могу заплатить 18 долларов США за запрос сводной проверки истории личных данных?

Если вы не в состоянии оплатить пошлину в размере 18 долларов США, ваш запрос об освобождении от уплаты пошлины должен включать в себя заявление и подтверждение неплатежеспособности, например, нотариально заверенное заявление о неплатежеспособности. Если вы подаете свой запрос в электронном виде, вам нужно будет связаться с (304) 625-5590 или по адресу электронной почты identity@fbi.gov, чтобы получить инструкции по запросу освобождения от сбора до подачи вашего запроса.

6. Может ли кто-то другой оплатить мою сводку истории личных данных?

Да.Они должны заполнить Форму оплаты кредитной картой с подписью держателя карты или получить денежный перевод или заверенный чек на сумму 18 долларов США, подлежащих оплате Министерству финансов США. Пожалуйста, не забудьте поставить подпись там, где это необходимо. При оплате кредитной картой не забудьте указать срок действия кредитной карты, которую вы используете. При подаче в электронном виде они должны предоставить платежную информацию в процессе запроса.

7. Если я отправлю свой запрос в электронном виде, как я получу свои результаты?

ФБР отправит электронное письмо на адрес электронной почты, указанный в запросе, с безопасной ссылкой и личным идентификационным номером для доступа ко всем результатам, как иностранным, так и внутренним.ФБР также отправит печатную копию всех результатов, как иностранных, так и внутренних, почтой первого класса через Почтовую службу США, если эта опция выбрана в процессе запроса.

8. Если я отправлю свой запрос в электронном виде, я получу результаты быстрее? Есть ли у вас процедуры для более быстрой обработки?

Запросы должны обрабатываться быстрее после получения вашей заполненной карты отпечатков пальцев в том порядке, в котором они были получены. Если вы отправите запрос в электронном виде непосредственно в ФБР, вы можете посетить участвующий в программе U.S. Местонахождение почтового отделения для отправки ваших отпечатков пальцев в электронном виде в рамках вашего запроса. Вы можете обратиться в любое из участвующих почтовых отделений США по всей стране после завершения вашего запроса. Может взиматься дополнительная плата. Вы также можете отправить заполненную карту отпечатков пальцев в ФБР по почте.

Вы также можете посетить одобренного ФБР ченнелера.

9. Если я отправлю свой запрос в электронном виде, могу ли я получать уведомления о статусе?

Опция получения уведомлений о статусе по электронной почте может быть выбрана в разделе Настройки в процессе запроса.

10. Защищена ли моя личная информация при использовании электронного варианта?

Да. Это безопасная услуга, предоставляемая ФБР.

11. Где взять отпечатки пальцев?

Если вы отправляете запрос в электронном виде непосредственно в ФБР, вы можете посетить участвующее почтовое отделение США, чтобы отправить свои отпечатки пальцев в электронном виде как часть вашего запроса. Вы можете обратиться в любое из участвующих почтовых отделений США по всей стране после завершения вашего запроса.Может взиматься дополнительная плата.

Если вы подаете документы по почте непосредственно в ФБР, ваши местные, окружные или государственные правоохранительные органы могут взять у вас отпечатки пальцев за определенную плату. Также некоторые полиграфические компании предлагают эту услугу.

Если вы используете опцию Channeler, пожалуйста, свяжитесь с одобренным ФБР Channeler для получения информации о том, как снять ваши отпечатки пальцев.

12. Что делать, если мои отпечатки пальцев постоянно отклоняются?

У вас должно быть несколько наборов отпечатков пальцев, предпочтительно у специалиста по снятию отпечатков пальцев.(Эта услуга может быть доступна в правоохранительных органах). Отправьте все карты отпечатков пальцев в ФБР с вашим запросом. Дополнительные сведения о снятии разборчивых отпечатков пальцев см. на странице Запись разборчивых отпечатков пальцев.

Примечание: ФБР не обеспечивает проверки имени для запросов сводки истории идентификации.

13. Могу ли я использовать карту отпечатков пальцев, загруженную с этого сайта?

Да, ФБР принимает карты отпечатков пальцев FD-1164 на стандартной белой бумаге.Если вы обратитесь в правоохранительные органы или в частное агентство по снятию отпечатков пальцев, они могут предпочесть использовать карту с отпечатками пальцев на стандартном наборе карточек. Вы можете использовать карту отпечатков пальцев, предоставленную типографией.

14. Могу ли я использовать ту же карту отпечатков пальцев, которую я использовал для предыдущей сводки истории личных данных?

Нет. ФБР требует действующую карту отпечатков пальцев для обработки вашей сводки истории личных данных.

15. Будет ли возвращена моя карта отпечатков пальцев?

№Из-за опасений, связанных с защитой информации, позволяющей установить личность, карты с отпечатками пальцев больше не возвращаются ни для ответа «без сводки», ни со сводкой истории личности.

16. Как мне будет отправлена ​​сводка истории личных данных?

ФБР вернет все результаты, как иностранные, так и внутренние, почтой первого класса США через Почтовую службу США. Если вы отправили свой запрос в электронном виде, вы получите ответ в электронном виде и возможность получить ответ по почте первого класса через U.С. Почтовая служба.

17. Какое имя будет использовано в моем ответе?

Имя в вашем ответном письме будет совпадать с именем, указанным на вашей карте отпечатков пальцев, когда ваше заявление, платеж и карта отпечатков пальцев будут отправлены по почте. При подаче в электронном виде имя в вашем ответном письме будет совпадать с именем, которое вы указали в своем электронном запросе DO.

18. Будут ли в моем ответе последние четыре цифры моего номера социального страхования?

Если в ответном письме необходимы последние четыре цифры вашего номера социального страхования, при подаче запроса убедитесь, что полные девять цифр или последние четыре цифры вашего номера социального страхования указаны на карточке с отпечатками пальцев.

19. Как я могу уведомить ФБР, если мой адрес изменился с тех пор, как я отправил запрос на сводку истории личных данных, или если я хочу убедиться, что мой адрес был отправлен правильно?

Пожалуйста, заполните и подпишите форму запроса на изменение адреса и отправьте ее по факсу (304) 625-9792 или отсканируйте форму и отправьте ее по электронной почте на адрес identity@fbi.gov. Если вы отправили запрос в электронном виде, вы можете изменить свой адрес либо с помощью защищенной ссылки и личного идентификационного номера, полученных в процессе запроса, либо по электронной почте или факсу, как указано ранее.

Примечание: Изменения не будут внесены, если на форме нет подписи при отправке по электронной почте или факсу.

20. Могу ли я отправить конверт с маркой с обратным адресом с моим запросом?

Из-за автоматизации процесса рассылки ФБР не принимает к возврату конверты с обратным адресом и марками с запросами ведомственного распоряжения.

21. Получу ли я Сводку истории личных данных на синем защищенном листе?

Из-за автоматизации процесса рассылки ФБР не предоставляет сводные результаты истории личных данных на синей защищенной бумаге.Все ответы будут обработаны на стандартной белой бумаге.

22. Предоставляет ли ФБР апостиль*?

(*Апостиль — это подтверждение того, что документ был «легализован» или «удостоверен» выдавшим его агентством посредством процесса, в ходе которого на документе ставятся различные печати.)

ФБР удостоверяет подлинность всех Приказ правосудия 556-73 результатов поиска отпечатков пальцев путем проставления печати ФБР и подписи должностного лица подразделения на результатах во время представления.

Примечание: Печать ФБР больше не является поднятой печатью. Документы, заверенные ФБР, затем могут быть отправлены запрашивающей стороной в Государственный департамент США для получения апостиля, если это необходимо. Запросы на аутентификацию ранее обработанных результатов не принимаются.

23. Как мне оспорить мою запись в ФБР?

Просмотрите сводку истории личности.

24. Каковы сроки обработки для оспаривания моей Сводной истории личных данных?

Вызовы обрабатываются в порядке даты их получения.Следует отметить, что среднее время ответа на запрос о вашей сводке истории личных данных составляет 30 дней с момента получения запроса.

25. Стоит ли оспаривать мою краткую историю личных данных?

Нет. Плата за оспаривание сводки истории личных данных не взимается.

26. Как я могу уведомить ФБР, если мой адрес изменился с тех пор, как я подал запрос о вызове сводки истории личных данных, или если я хочу убедиться, что мой адрес был отправлен правильно?

Вы можете запросить изменение адреса или подтвердить свой адрес, отправив электронное письмо по адресу CK_CHAT_CHALLENGE@fbi. gov или по факсу (304) 625-9898.

27. Как правоохранительные органы могут запросить заверенные копии отпечатков пальцев и/или сводную информацию об истории личных данных?

Посетите страницу заверенных копий отпечатков пальцев и/или сводки истории личных данных , чтобы получить информацию о запросе заверенных копий отпечатков пальцев и/или сводной информации истории личности правоохранительными органами.

Примечание: Физическое лицо не может запрашивать заверенную копию отпечатков пальцев и/или сводную информацию об истории личности.

Очерк истории | Encyclopedia.com

Автор Г. Дж. Уэллс, вероятно, наиболее известен сегодня своими набегами на научную фантастику. Действительно, многие считают его отцом современной научной фантастики, и влияние новаторских романов, таких как , Машина времени, Война миров, Человек-невидимка, и Остров доктора Моро , можно увидеть повсюду. жанр. Годовщина года «Войны миров » ознаменовалась распространением книг и фильмов, сознательно отсылающих к творчеству Уэллса. Но Уэллс был не просто писателем фантастических рассказов. На самом деле научная фантастика составила лишь малую часть из его более чем 80 опубликованных книг. Уэллс также работал в рамках традиционных форм романа и писал обширную научно-популярную литературу, часто с социологическим уклоном. Из всех его работ ни одна не имела такого влияния, как «Очерк истории». Этот масштабный проект был впервые опубликован серийно в 1919 году, а отдельным томом — в сентябре 1920 года, что вызвало одобрение критиков и публики, первоначально было продано два миллиона экземпляров.Помимо того, что это одна из самых популярных историй, когда-либо написанных, книга была новаторской, новым типом исторического текста, отстаивающим целостный взгляд на историю с намеком на необходимую субъективность такого проекта. Уэллс признавал, что история — это то, что сделал из нее историк, и его собственные интересы проявлялись, когда он рассматривал историю человечества как историю неизбежных изменений и движения к объединению мира.

Собственная жизнь Уэллса, безусловно, сформировала взгляды, которые проявятся в Очерк истории. Он родился в 1866 году в Бромли, графство Кент, в семье низшего среднего класса, которая в 1880 году испытала финансовый крах, погрузившись в нищету. Уэллс на себе испытал экономическую борьбу тех, кто пытался просто выжить. Однако он продолжил учебу в школе, в конце концов недолго поработав учеником драпировщика. После того, как Уэллс бросил ученичество и вернулся в школу, в 1884 году у Уэллса был перерыв — он получил стипендию в Нормальной школе наук в Южном Кенсингтоне. Именно здесь он попал под опеку Т.Х. Хаксли, и именно в это время он был представлен Социалистической партии. Получив степень по зоологии, Уэллс опубликовал свою первую книгу « Учебник биологии».

Влияние естественных наук и социалистической мысли заметно во всех работах Уэллса, наполняющих как его художественную, так и документальную литературу. В конечном счете, разные работы, такие как Машина времени и Очерк истории , исследуют одну и ту же территорию, исследуя, как человечество развивалось или будет развиваться. При написании «Очерк истории» Уэллс имел определенные цели. Он утверждал, что книга была попыткой объяснить правду о человеческой природе и что эта природа была одной из перемен; другими словами, человечество постепенно развивалось в направлении более высокого социального состояния. Для Уэллса эволюция к глобальному единству должна была приветствоваться, но он осознавал, что, хотя изменения должны происходить по своей природе, ничто не диктовало, что такие изменения будут положительными. Очертание истории , таким образом, служил поучительной историей, демонстрирующей не только то, как человечество продвинулось вперед, но и выдвигая на первый план исторические личности и институты, которые сопротивлялись этим изменениям.Именно на этом основании Уэллс поощрял образование, возвышал здравую философию и литературу, препятствовал сексуальной распущенности (если не в печати, то в личной жизни) и осуждал фундаментализм.

Однако Уэллсу было недостаточно изложить свои идеи и позволить публике разобраться в них. Вместо этого он заручился поддержкой многочисленных экспертов в различных областях, через которые прошел Очерк истории , чтобы сделать сноски к работе, иногда дополнительные, иногда аргументированные. Сноски дали понять читателю, что произведение не задумывалось как последнее слово в истории, а лишь начало разговора.Они также предположили «интерпретируемость» и изменчивость исторической мысли. И сноски были не единственной выдающейся особенностью The Outline of History. Иллюстрации и диаграммы наполняли книгу и стилистически демонстрировали остроумие и доступность Уэллса.

Герберт Уэллс строго не считал себя историком. Таким образом, понятно, что, несмотря на признание критиков в этой области, Очерк истории был в основном предназначен для непрофессиональной аудитории, о чем свидетельствует удобочитаемость и собственная настойчивость Уэллса в важности знаний для обычного человека.Раньше тексты по истории такого масштаба носили в основном академический характер, но теперь история вошла в сферу народного творчества. Успех книги удивил и обрадовал Уэллса; по понятным причинам это стало его самым дорогим достижением, над которым он продолжит работать. Последующие издания выходили с дополнениями и изменениями автора до 1940-х гг. Очерк истории также породил другие работы. Сокращенная версия «Очерк истории», «Краткая история мира», продавалась почти так же хорошо, в то время как две сопутствующие книги, «Наука о жизни» (написанные с Джулианом Хаксли и Х.сын Г., Г.П.) и Работа, богатство и счастье человечества, не оправдали ожиданий.

Несмотря на эти неудачи и несмотря на тот факт, что Очерк истории не так широко распространен сегодня, влияние самого амбициозного проекта Уэллса было огромным. Многие до сих пор считают эту работу одной из величайших книг двадцатого века и, безусловно, одним из лучших обзоров истории человечества. Возможно, наиболее важно то, что мечта Уэллса о просвещении масс в значительной степени осуществилась, и Очерк истории заслуживает большой похвалы за то, что он вытащил область истории из-под контроля экспертов и ученых и вывел ее на публичный форум.

—Марк Оксоби

Дополнительная литература:

Фут, Майкл. HG: История мистера Уэллса. Вашингтон, округ Колумбия, Counterpoint, 1995.

Кемп, Питер. Герберт Уэллс и кульминационная обезьяна. Нью-Йорк, Сент-Мартинс, 1996.

Мюррей, Брайан. Герберт Уэллс. Нью-Йорк, Continuum, 1990.

Рид, Джон Р. Естественная история Герберта Уэллса. Афины, Издательство Университета Огайо, 1982.

Энциклопедия популярной культуры Сент-Джеймс

История — это все, что ты оставил мне, Адам Сильвера: Резюме и обзоры

Обзор BookBrowse

КнигаОбзор

На этом пути вас ждут неожиданные повороты и сюрпризы, которые делают историю правдоподобнее.Сильвера более чем проявляет себя здесь как писатель, умеющий творить чудеса своим пером. Несмотря на то, что у него так много успехов, изюминкой History is All You Left Me является характеристика Гриффина. С первых страниц я почувствовал, что знаю его и всегда болел за него. .. продолжение

Полный обзор (747 слов).

Этот обзор доступен для лиц, не являющихся членами, в течение ограниченного времени.Для полного доступа, стать участником сегодня.

(отзыв Брэдли Сайдса).

Обзоры СМИ

Издательский еженедельник Помеченный отзыв. Хотя зрение Гриффина затуманено горем, страстью и чувством вины, читатели без труда поймут, насколько растерянным стал Гриффин: Сильвера («Более счастлив, чем нет») превосходно передает смятение и боль, которые он испытывает.Возраст 14 лет и старше.

Список книг

Помеченный отзыв. Красиво реализованное, основанное на персонажах произведение художественной литературы … В этих вопросах они найдут беспощадную честность, которая завершает роман и стремление Гриффина отпустить прошлое и принять будущее.

Журнал школьной библиотеки

Помеченный отзыв. Сильвера предлагает жемчужину истории о первой любви и большой утрате… Глубокое… Так легко боготворить первую любовь, а еще легче боготворить умершего. Постепенное осознание Гриффином недостатков Тео — истинное сердце этой выдающейся игры.

Киркус Отзывы

Помеченный отзыв. Разговорный, но глубокий тон книги подчеркивает музыкальный слух автора и его способность передавать глубокие эмоции посредством внимания к их интонации и течению. Роман, которым хочется наслаждаться еще долго после того, как он закончился.

  Никола Юн, автор бестселлера № 1 по версии New York Times «Все, все»

Эта книга заставит вас поплакать, подумать и еще раз поплакать.

  Патрик Несс, автор бестселлеров New York Times Остальные из нас просто живут здесь и Монстр звонит

История — это все, что ты мне оставил переполнен нежностью и душевной болью. Даже когда его герой облажается по-королевски, может быть, особенно тогда, человечность и сострадание Сильверы создают пространство, в котором важно не падение, а то, как вы поднимаетесь. Нет ни одного подростка, сердце которого не было бы идеально описано на этих страницах.

  Бекки Альберталли, номинант на Национальную книжную премию и отмеченный наградами автор книги Саймон против программы Homo Sapiens

Сладко разрушительно, страстно честно и потрясающе человечно.Только Адам Сильвера мог написать эту историю.

  Анджела Фредерик, библиотекарь, член YALSA и член комитета Printz 2015

Герои Адама Сильверы захватывают ваше сердце и не отпускают. Эта красивая грустная книга очарует читателей-подростков.

Отзывы читателей

млн лет назад. Эллин Мачете
Время постоянно
Эта книга была буквально первой книгой, которую я пытался не закончить за один день, что заставило меня задуматься перед сном. От начала до конца это разбило мне сердце во многих отношениях, которые я не могу описать. Несмотря на то, что это была всего лишь точка зрения Гриффина, это …   Подробнее Джордан Корриер
Удивительное чтение
Я думал, что это будет клише, но был очень приятно удивлен. Каждый заслуживает хорошей истории любви. Гейл Гринлиф
без названия
Хорошо, мне нравится, что у вас есть отрывки из книг….поэтому я прочитал отрывок из «Истории — это все, что ты оставил мне» и резко остановился на словах «бессмысленные пустяки». ОК: для меня чтение — это часть обучения: как читать, как писать,…   Подробнее

Напишите свой отзыв!

История любви Николь Краусс: Краткое изложение и рецензии

Краткое содержание книги

Вновь появляется давно потерянная книга, таинственным образом связывающая старую мужчина ищет своего сына, а девушка ищет лекарство от болезни своей овдовевшей матери. одиночество.

Жизнь Лео Гурски заключается в том, чтобы выжить, каждый вечер постукивая по радиатору, чтобы дать его сосед сверху знает, что он все еще жив. Но жизнь не всегда была такой это: шестьдесят лет назад в польской деревне, где он родился, Лео попал в люблю и написал книгу. И хотя Лео этого не знает, эта книга сохранилась, вдохновляющие сказочные обстоятельства, даже любовь. Четырнадцатилетняя Альма была назван в честь персонажа той самой книги. И хотя у нее есть руки полный, следя за своим братом, Птицей (который думает, что он может быть Мессия) и делая подробные заметки о том, как выжить в дикой природе. отправляется в приключение, чтобы найти свою тезку и спасти свою семью.С участием непревзойденным, завораживающим мастерством, Николь Краусс постепенно сближает их рассказы.

На создание этой необычной книги вдохновили четыре бабушки и дедушки автора и пантеоном авторов, чье творчество наполнено потерями — Бруно Шульц, Франц Кафка, Исаак Бабель и другие. Это действительно история любви: история, полная со смехом, иронией, страстью и парящей силой воображения.

ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА НА ЗЕМЛЕ

Когда они напишут мой некролог.Завтра. Или на следующий день. Он скажет, ЛЕО ГУРСКИЙ ВЫЖИЛ В КВАРТИРЕ, ПОЛНОЙ ДЕРЬМОВ. Я удивлен, что меня не похоронили заживо. Место не большое. Я должен борьба чтобы не было прохода между кроватью и туалетом, туалетом и кухней Таблица, кухонный стол и входная дверь. Если я хочу выйти из туалета спереди дверь, невозможно, я должен пройти через кухонный стол. я нравится представлять кровать как домашняя тарелка, туалет как первая, кухонный стол как второй, входная дверь как третья: если звонок в дверь, пока я лежа в кровати, Мне приходится обходить туалет и кухонный стол, чтобы прибыть в дверь.Если это окажется Бруно, я впущу его без слов и затем беги трусцой обратно в постель, рев невидимой толпы звенит у меня в ушах. Я часто задаюсь вопросом, кто будет последним, кто увидит меня живым. Если я должен был Держу пари, я бы поставил на посыльного из китайской забегаловки. …

Обзор истории | GradeSaver

Эти заметки были предоставлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас внести свой собственный вклад.

Небольшое стихотворное произведение, предшествующее эссе, закладывает основу концепции, которая будет развиваться в его ходе: индивидуум является частью коллектива, разделяющего «универсальный разум», построенный на основе письменной истории мира. История истории была написана человеческим разумом, и каждый обязан прочитать ее, чтобы лучше понять себя и свое место в ней.

В то время как история — это история, написанная разумом, Эмерсон утверждает, что литература — это запись универсального характера.Это означает, что через истории, мифы, легенды, стихи, драматические произведения и все литературные выражения люди находят свои портреты. Объединяющим элементом истории и литературы является стремление к познанию личности в том виде, в каком оно было записано, оформлено, оформлено и очерчено универсальным разумом.

Поскольку история строится из фактов, а факты фиксируются человеческим разумом, история не только всегда субъективна, но и никогда не может быть чисто объективной. На самом деле Эмерсон утверждает, что история как записанное событие на самом деле не существует; есть только биография, которая по определению является субъективным письменным отчетом о событиях, составляющих историю.

Изучение и запись исторических событий также в значительной степени зависят от субъективных различий, которые делают люди при создании ассоциативных связей. Желание, глядя в прошлое, состоит в том, чтобы обнаружить причинно-следственную связь. Проблема в том, что, хотя причинность по своей природе ассоциативна, поиск этой ассоциации может быть слишком ограничен врожденным желанием найти то, что ищешь, а не то, что не ищешь. Ассоциация как причина и ее следствие могут казаться логичными на поверхности, но подлинная связь может существовать глубоко под этой поверхностью и оставаться неизвестной, потому что ее не искали. Эта неспособность понять корни исторических изменений еще больше подрывается заложенной в человеческом мозгу тенденцией искать сходство вплоть до того, что он видит сходство даже в вещах, которых на самом деле нет. Еще более проблематичным является тот факт, что природа настолько повторяется и производит так много сходств, что это считается естественным порядком.

Результатом этого желания видеть тождество и придерживаться поверхностных ассоциаций между причиной и следствием стала история искусства и литературы, стремящаяся к повторению.Таким образом, естественная история мира постоянно повторялась в истории, написанной универсальным разумом посредством искусства, литературы, архитектуры и стихов. Таким образом, даже величественное художественное величие чего-то вроде купола св. Петра есть, в конце концов, лишь «хромая» копия божественного образца, вдохновившего его создание. Потому что история является записью повторения попыток найти сходство в погоне за самопознанием, даже самые банальные переживания повседневной жизни для шаблона преобразования прошлого в символ или знак для облегчения понимания в настоящем. Это объясняет, почему так легко увидеть на небе облака, похожие на ангелов (или, используя более современную аналогию, найти лицо Иисуса в обожженной лепешке). Взятый из обыденности в зенит уникального, он также объясняет, почему шпили готических церквей напоминают лесные деревья, возвышающиеся к небу. В этих и других примерах также прослеживается трюизм: копия никогда не бывает столь совершенной, как та, которая вдохновила ее.

Эта склонность природного мира производить подобия, которая затем воссоздается человечеством, затем принимает свое самое широкое выражение, в котором фундаментальная структура цивилизации разделяется на две сущностные природы: кочевничество и земледелие.Кочевники ответили на то, что природа обеспечила эффектом постоянного движения, порожденного негативными причинно-следственными силами, препятствующими постоянному заселению, тогда как прямо противоположное верно для обществ, где эффект позитивной причинности заключался в постоянном заселении и эксплуатации земли. Две противоположные идеологии воспроизвели себя в природе человека, которая проявляется в одной из двух различных личностей: тех, кто ставит свободу передвижения по своему желанию выше безопасности, и тех, кто предпочитает безопасность свободе блуждания.Урок, который можно извлечь из этого примера, заключается в том, что человек всегда видит свое собственное состояние ума во всем, что его окружает; история — это запись его собственной биографии, потому что она послужила формированию и оформлению его самоидентификации и самосознания. Таким образом, собственная индивидуальная история человека часто является не чем иным, как воспроизведением истории цивилизации.

Например, тот период юности, когда человек сосредотачивается на своей телесной внешности и стремится к совершенству в здоровье и внешнем виде, является не чем иным, как воспроизведением философских основ древних греков, искусство которых раскрывает эту одержимость как доминирующий аспект их собственного периода.Точно так же каждый человек будет искать связь сходства со своим временем, которое можно связать с эпохой рыцарства. Этот индивидуальный опыт коллективного соединения с прошлыми цивилизациями универсализируется посредством литературных процессов. Знакомство с древними мифами, поучительные басни, предостережения, предлагаемые сказками, и уроки нравственности, содержащиеся в народных сказках, а также эпические поэмы и драматические интерпретации исторических событий — все это служит созданию своего рода философского переселения души от одного человека к другому. вниз по истории.У всех одна и та же предыстория, потому что каждый знаком с историями, определяющими человечество. Эти письменные отчеты являются средством, с помощью которого человечество пытается воспроизвести то, что делает природа, но что человек может только копировать.

Это тема эссе, которую Эмерсон резюмирует в своих последних абзацах. История — это книга, написанная человеческим разумом в попытке найти взаимосвязь с природой. Только находя ассоциативное сходство с универсальностями прошлого, каждый человек может понять себя как личность. Природа — это история как событие, но история — это письменный отчет человечества о том, как он осмыслил свое собственное место в этой природе. Один объективен и находится вне контроля человека, в то время как другой является попыткой сделать это.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновите этот раздел

После подачи заявки на раздел у вас будет 24 часа , чтобы отправить черновик. Редактор рассмотрит отправку и либо опубликует ее, либо предоставит отзыв.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.