Краткое содержание история создания горе от ума: История создания комедии «Горе от ума» Грибоедова

Содержание

История создания комедии «Горе от ума» Грибоедова

Александр Грибоедов вошел в русскую классику как создатель комедий, драм, трагедий и опер. Все его тексты были нацелены на показ в театре.

История создания комедии «Горе от ума», произведения, знакомого со школы, удивительна и неповторима.



Замысел и начало работы

Задумки комедии появились в 1816 году. Это произошло после посещения Грибоедовым аристократического приема в Петербурге. Писатель увидел, как перед иностранным гостем теряла свой патриотизм русская молодежь. Он возмутился и попытался высказать свое мнение. Его гневный монолог был воспринят как сумасшествие. Весть разошлась легко, радости недоброжелателей не было предела. Грибоедову захотелось донести до людей, высмеявших его свои идеи, самому посмеяться над пороками общества. По мнению литературоведов, сам писатель стал прототипом главного героя комедии – Чацкого. В голове писателя возник замысел сатирической комедии, которая принесла писателю известность.

Начало написания теста проходило в Тифлисе в 1821-1822гг. Писатель изучал жизнь дворянского общества, он изучал среду, посещая балы и светские приемы. Делал записки о случаях на балах, создавал портреты, помечал главные черты характера. Записи помогли передать ситуацию так реалистично, что многие персонажи стали жить уже вне литературного текста.

Рукописные списки

Первое знакомство с текстом началось уже в Москве еще до ее завершения. Грибоедов читал отрывки друзьям. Завершилась работа над комедией в Тифлисе. Цензура неоднократно приложила свои руки к тексту. Но комедия уже ходила в списках по образованной части общества. Списков рукописи было несколько сотен. Уже это количество подтверждает интерес, который вызвала комедия. Писатель поддерживал распространение списков, он понимал, что так текст быстрее дойдет до читателя. Первое название рукописи – «Горе уму». Есть факты о том, что при переписывании рукописи переписчики добавляли свои мысли. Инородные (не Грибоедовские) фрагменты остались в рукописях.

Грибоедов знал об интересе к комедии. Он писал: « «Все просят у меня манускрипт и надоедают».

Рукопись была передана автором Ф.В. Булгарину с надписью: «Горе мое поручаю…». Писатель ждал помощи в опубликовании пьесы. Но комедия увидела свет только после смерти автора. Текст, который находился у Булгарина, стал основой первой напечатанной версии «Горе от ума». Другие списки до сих пор изучаются, ведется их поиск и передача литературоведам.



Особенности различных редакций

В Тифлисе в 1820 году были написаны 2 акта пьесы. Отличий от итогового текста немного. Суть замысла не претерпела изменений. Обличительная сатира и показ пороков общества. В имении С.Н.Бегичева Грибоедов написал 3 и 4 акты, но в то время он не считал, что работа над текстом завершена. Пьеса претерпела изменения:

  • название «Горе уму» по смыслу стало другим: «Горе от ума»;
  • корень фамилии главного персонажа Чадский (чад) стал Чацким;
  • монолог главного героя в первом акте;
  • диалог служанки с Софией;
  • сон хозяйской дочери.

Изменялся текст, все более насыщаясь фразами, ставшими крылатыми. Есть правки А.Пушкина, В.Булгарина.

Интересно, что некоторые диалоги оставались низменными сразу после первой редакции, например, монолог «А судьи кто?».

Рукописи менялись в зависимости от того, для какой публики они читались. Резкие суждения автора пытались смягчить, чем нарушали их смысл. Но изменить суть пьесы не удавалась. Ее сравнивали с бомбой, которая взорвала умы целого поколения.



Основные даты истории создания комедии

  • 1816 г. – появление идеи будущего сюжета
  • 1823 г. – чтение отрывков пьесы
  • 1825 г. – текст прочитан А.Пушкиным
  • 1829 г. – гибель А.Грибоедова
  • 1831 г. – печатная версия на немецком языке.
  • 1833 г. — появление печатного русскоязычного теста пьесы
  • 1862 г. – выход полной авторской версии
  • 1875 г. – публикация текста без цензурных правок

Театральная пьеса стала больше, чем произведение для сцены в обычном понимании. Текст стал манифестом, призывом. Он поднимал вопросы нравственности и политики. Это пьеса о любви и одиночестве, глупости и уме, превосходстве и низости. Длинная, интересная история написания, переписывания и восприятия текста дала жизнь всему произведению и его отдельным фразам, воспринимаемым как народные истины, уроки истории.

Другие материалы по комедии «Горе от ума»:

Краткое содержание

Образ и характеристика Чацкого

Образ и характеристика Молчалина

Образ и характеристика Фамусова

Образ и характеристика Софьи

Крылатые выражения

Горе от ума: история создания комедии

Самым известным произведением А. С. Грибоедова является знаменитая комедия «Горе от ума». История создания этой пьесы исключительно сложна. Драматург сочинял ее несколько лет. О том, как это происходило, пойдет речь в данной статье.

Немного об авторе

Достаточно долго писалась пьеса «Горе от ума». История создания комедии получилась настолько длинной благодаря исключительной занятости А. С. Грибоедова. Ведь литературное творчество было далеко не основным его занятием. Александр Сергеевич являл собой пример исключительно одаренного человека. Уже в одиннадцать лет он стал учащимся Московского университета. В 13 лет Грибоедов был кандидатом словесных наук, но не бросил учебу, а окончил еще два престижных отделения: нравственно-политическое и физико-математическое. Грибоедов прекрасно владел десятью языками. Он писал музыку и сам великолепно исполнял ее на фортепиано. Александр Сергеевич был профессиональным дипломатом, он стал первым русским послом в Иране и погиб, отстаивая интересы своего Отечества.

Перфекционист по натуре, Грибоедов оттачивал свои литературные опыты до полного совершенства. Скрупулёзной стилистической правке подверглось и «Горе от ума». История создания произведения свидетельствует об этом. Подробный рассказ о написании книги будет изложен ниже. Сначала мы познакомимся с кратким содержанием знаменитой пьесы.

Сюжет произведения

Наверняка любой русский человек знает о существовании комедии «Горе от ума». История создания, сюжет произведения известны гораздо меньшему количеству наших соотечественников. Так о чем же пишет в своей комедии Грибоедов? Молодой человек дворянского происхождения (Чацкий) после долгого отсутствия приезжает в Москву, чтобы увидеться со своей возлюбленной — Софией. Однако девушка принимает его очень холодно. Она влюблена в другого человека — секретаря Молчалина. Чацкий пытается разгадать причину равнодушия Софии. В поисках ответа на свой вопрос он несколько раз посещает дом отца возлюбленной — высокопоставленного чиновника Фамусова. Здесь он сталкивается с представителями московского аристократического общества, большая часть которого придерживается консервативных взглядов. Раздосадованный холодностью Софии Чацкий начинает произносить обличительные монологи. Достается буквально всем участникам комедии. Несколько пренебрежительных фраз, брошенных в адрес Молчалина, задевают Софию настолько, что она распускает слух о том, что Чацкий не в своем уме. Эта весть становится достоянием общественности. В конце комедии София узнает о подлости Молчалина, а Чацкий — о предательстве возлюбленной. Фамусову открывается вся правда о свиданиях дочери с секретарем. Он впадает в беспокойство по поводу слухов, которые могут пойти в городе. София прогоняет Молчалина. Чацкий в отчаянии уезжает из Москвы. Таков сюжет знаменитой пьесы.

Замысел

История создания «Горя от ума» началась в далеком 1816 году. Именно тогда, по свидетельству С. Н. Бегичева, у Грибоедова сложился приблизительный план комедии. Вернувшись из заграничного путешествия, Александр Сергеевич пришел на светский вечер и был поражен тем, как в России преклоняются перед всем иностранным. Он тут же произнес пламенную обличительную речь, чем навлек на себя подозрение в безумии. Чтобы отомстить недалекому аристократическому обществу, Грибоедов решил написать комедию. Он часто бывал на светских раутах, балах и вечерах, где собирал материал для своего произведения.

Первая редакция

Работа над текстом комедии началась, вероятно, в 1820-х годах. Находясь на службе в Тифлисе, Грибоедов написал два акта пьесы «Горе от ума». История создания произведения продолжилась в 1823 году, в Москве. Автор находился в отпуске, посещал светские мероприятия и набирался свежих впечатлений. Это позволило ему развернуть некоторые сцены комедии, едва намеченные в Грузии. Именно в это время был создан пламенный монолог Чацкого «А судьи кто?». Летом 1823 года в имении С.Н. Бегичева были закончены четвертый и третий акты произведения. Однако автор не считал свою комедию завершенной.

Продолжение работы

В конце 1823 и начале 1824 г. претерпела значительные изменения пьеса «Горе от ума». История создания произведения продолжилась. Грибоедов подвергал метаморфозам не только текст. Поменялась и фамилия главного действующего лица: из Чадского он стал Чацким. А комедия, именовавшаяся «Горе уму», получила окончательное свое название. Летом 1824 года в Петербурге Грибоедов осуществил внушительную стилистическую правку первого варианта произведения. Он частично изменил первый акт (монолог Чацкого, диалог Лизы и Софии, сон главной героини), а также поместил в заключительную часть комедии сцену объяснения между Молчалиным и Софией. Осенью 1824 года была написана окончательная редакция пьесы «Горе от ума». История создания произведения на этом должна была закончиться. Однако этого не случилось.

Появление списков

У комедии сразу появились проблемы с публикацией. Цензура не хотела пропускать скандальное произведение. История создания «Горя от ума», а точнее распространения среди читающей публики, продолжилась. Надеясь на публикацию своего творения, Грибоедов поощрял появление рукописных вариантов. Самым авторитетным из них считается так называемый жандровский список (принадлежащий А. А. Жандру), который был поправлен рукой самого Александра Сергеевича. Существовал и булгаринский — старательно выправленная рукописная копия пьесы, оставленная автором в 1828 году В. Ф. Булгарину. На титульной странице этого списка есть надпись Грибоедова: «Горе мое поручаю Булгарину. ..» Литератор надеялся, что влиятельный и предприимчивый журналист сможет оказать содействие в публикации «Горе от ума». История создания комедии продолжилась в писарских копиях произведения. Они порой изменялись в зависимости от предпочтений публики.

Первые публикации

Еще летом 1924 года Грибоедов пытался напечатать свою комедию. Однако не так легко было получить разрешение на публикацию «Горе от ума». История создания пьесы продолжилась в кабинетах цензурного ведомства. В декабре 1924 года отрывки из третьей и первой частей комедии все же увидели свет. Они были напечатаны на страницах альманаха «Русская Талия». Однако текст был существенно сокращен и «смягчен» цензурой. Слишком смелые высказывания героев заменялись на «безвредные» и нейтральные. Так, известная фраза «Ведь надобно зависеть от других» была исправлена на «Ведь надобно других иметь в виду». Были исключены из текста произведения упоминания о «правлениях» и «монаршем лице». Однако даже в таком виде публикация комедии произвела эффект разорвавшейся бомбы. Пушкин вспоминал, что пьеса «Горе от ума» сразу сделала Грибоедова одним из ведущих поэтов своего времени.

Дальнейшая судьба произведения

При жизни литератора так и не была напечатана полная версия пьесы. История создания «Горя от ума» завершилась, но цензура препятствовала распространению комедии среди читателей. Лишь в 1831 году увидела свет полная версия произведения. Она была издана на немецком языке в городе Ревеле. В 1833 году в Москве с многочисленными цензурными купюрами комедия была напечатана на русском языке. Только в 1862 году в России была опубликована полная авторская версия произведения. Научное издание комедии осуществил известный исследователь Пиксанов Н. К. в 1913 году. «Горе от ума» было опубликовано во втором томе Полного академического собрания сочинений Александра Сергеевича Грибоедова.

Театральные постановки

Исключительно дерзкой и злободневной получилась пьеса «Горе от ума». История создания произведения сложна, но не менее интересна судьба его постановок в театре. Длительное время цензура не пропускала его. В 1825 году была предпринята неудачная попытка сыграть пьесу в Петербурге, на сцене театрального училища. Впервые пьеса «Горе от ума» была поставлена в городе Эривани в 1827 году. Ее исполнили актеры-любители — офицеры Кавказского корпуса. А. С. Грибоедов присутствовал на спектакле. В 1831 году со многими цензурными правками и купюрами комедия была сыграна на театральных подмостках Москвы и Петербурга. Только в 1860 году постановки «Горя от ума» стали осуществляться без ограничений.

Заключение

Очень долго можно рассказывать о пьесе «Горе от ума». История создания, краткое содержание произведения не могут дать полного представления о гениальности этого творения. Грибоедов создал больше, чем театральную пьесу. Он создал настоящий манифест, в котором выразил собственное отношение не только к социальным и нравственным проблемам в современном обществе, но и к вопросам о глупости и уме, «нормальности» и сумасшествии. Кому, как не Александру Сергеевичу, было знать, сколько горя может принести умственное превосходство над другими людьми. Написанная им комедия повествует об одиночестве и отчаянии незаурядного человека, задыхающегося от непонимания окружающих. В этом смысле содержит трагический подтекст «Горе от ума». История создания и место в творчестве этого произведения особые, подлежащие внимательному и скрупулезному изучению.

История создания комедии Грибоедова «Горе от ума»

История комедии «Горе от ума»

Выдающийся русский драматург и дипломат, поэт и композитор настоящий русский дворянин Александр Сергеевич Грибоедов вернувшись из заграничной командировки в 1816 году, был приглашен на один из аристократических вечеров. Жеманство, лицемерие друг перед другом поклонение всему иностранному присущее высшему свету того времени в Москве, очень раздражало образованного и умного Грибоедова. Наблюдая на балу, как большинство представителей высшего света раскланиваются и преклоняются перед неким иностранным гостем, молодой Александр Сергеевич во всеуслышание высказал свое глубочайшее, отрицательное отношение такому поведению русских дворян перед иностранцем. Пока молодой Грибоедов произносил эти слова, кто-то из присутствующих на балу предположил, что он не совсем психически здоров. Общество, пресыщенное чванливостью и не обремененное моралью, с радостью подхватило и разнесло ради забавы эту весть. Именно тогда Грибоедову явилась идея создать некую комедию, в которой можно было показать и высмеять всю никчемность и лицемерие высшей знати, и с этого случая и началась история комедии 

«Горе от ума»

Так уж сложилось, что по большому счёту в образе Чацкого Грибоедов описывал самого себя. Будучи человеком, достаточно образованным и умным Александр Сергеевич продолжал посещать балы и приемы, где черпал образы своих будущих героев, рисовал портреты, составлял характеры. Уже в 1823 году Грибоедов начал читать свою комедию небольшими частями, как это было принято в те времена. Середине 1824 года «Горе уму», так первоначально называлось это произведение, основная работа была закончена. В это время Грибоедов находился в Тифлисе.

Конечно, цензура того времени заставила автора многократно изменять содержание комедии

«Горе от ума». В 1825 году Грибоедов сумел опубликовать несколько отрывков из своего произведения, в одном из альманахов который назывался «Русская Талия». Большинство читателей с огромным энтузиазмом и восторгом приняли появление этого произведения. Работа Грибоедова в рукописном виде отправилась по стране. Немаловажную роль сыграл молодой Пушкин в судьбе этого произведения. В 1825 году, когда молодой тезка Грибоедова Александр Сергеевич Пушкин познакомился с полным текстом комедии, он тут же принес её одному из своих друзей-поэтов находящихся ссылке в Михайловском. Перед своей командировкой на Кавказ, а потом и в Персию Грибоедов передал рукопись своему другу Булгарину. 

Трагическая гибель Грибоедова в 1829 году в Персии, поставила точку в судьбе произведения. Оставшаяся рукопись была опубликована 1833 году в том виде, в каком автор её передал на хранение своему товарищу. Такова была судьба и история написания одного из гениальных произведений русской классической литературы

«Горе от ума».

История создания комедии «Горе от ума» Грибоедова

Многие великие писатели стали знамениты из-за одного или нескольких удачных произведений, получивших известность. Так случилось и с Александром Сергеевичем Грибоедовым. Он стал великим писателем и драматургом девятнадцатого века благодаря написанию пьесы «Горе от ума». История создания комедии достаточно сложна и интересна, она заслуживает отдельного внимания ценителей творчества автора.

Замысел и начало работы

Задумки комедии появились в 1816 году. Это произошло после посещения Грибоедовым аристократического приема в Петербурге. Писатель увидел, как перед иностранным гостем теряла свой патриотизм русская молодежь. Он возмутился и попытался высказать свое мнение. Его гневный монолог был воспринят как сумасшествие. Весть разошлась легко, радости недоброжелателей не было предела. Грибоедову захотелось донести до людей, высмеявших его свои идеи, самому посмеяться над пороками общества. По мнению литературоведов, сам писатель стал прототипом главного героя комедии – Чацкого. В голове писателя возник замысел сатирической комедии, которая принесла писателю известность.

Начало написания теста проходило в Тифлисе в 1821-1822гг. Писатель изучал жизнь дворянского общества, он изучал среду, посещая балы и светские приемы. Делал записки о случаях на балах, создавал портреты, помечал главные черты характера. Записи помогли передать ситуацию так реалистично, что многие персонажи стали жить уже вне литературного текста.

Софья

Сложным и противоречивым получился в комедии образ Софьи. Создавшая себе романтический образ Молчалина и полюбившая своё «творение», готовая защищать любимого человека от несправедливых, как она убеждена, нападок Чацкого и много в этом преуспевшая (вспомним, ведь именно с ее «подачи» пошла гулять сплетня от сумасшествии Чацкого!), ставшая невольной свидетельницей того, как человек, которого она любит, насмехается над ней и ее любовью, — вот через что приходится пройти героине комедии, и в конце произведения она не может не вызвать у зрителя сочувствия. Софья и умна, и хорошо знает людей — как блестяще даёт она намек на мнимое сумасшествие Чацкого светскому сплетнику Г. N., ее и упрекнуть при случае не в чем! Однако, как и Чацкого, ее ослепила любовь, и, принося страдание Чацкому, она сама не меньше страдает от предательства человека, которому верила и ради любви к которому пошла на определенные жертвы.

Рукописные списки

Первое знакомство с текстом началось уже в Москве еще до ее завершения. Грибоедов читал отрывки друзьям. Завершилась работа над комедией в Тифлисе. Цензура неоднократно приложила свои руки к тексту. Но комедия уже ходила в списках по образованной части общества. Списков рукописи было несколько сотен. Уже это количество подтверждает интерес, который вызвала комедия. Писатель поддерживал распространение списков, он понимал, что так текст быстрее дойдет до читателя. Первое название рукописи – «Горе уму». Есть факты о том, что при переписывании рукописи переписчики добавляли свои мысли. Инородные (не Грибоедовские) фрагменты остались в рукописях.

Грибоедов знал об интересе к комедии. Он писал: « «Все просят у меня манускрипт и надоедают».

Рукопись была передана автором Ф.В. Булгарину с надписью: «Горе мое поручаю…». Писатель ждал помощи в опубликовании пьесы. Но комедия увидела свет только после смерти автора. Текст, который находился у Булгарина, стал основой первой напечатанной версии «Горе от ума». Другие списки до сих пор изучаются, ведется их поиск и передача литературоведам.

Третье действие

Третье действие начинается с разговора Чацкого и Софьи, в котором он интересует кого же она любит. Софья не признает и говорит Александру, что тот насмехается над всеми и всем, так не лучше ли ему заняться наконец собой. Чацкий продолжает ее расспрашивать о Молчалине. Допытывается, не придумала ли она ему несуществующих качеств.

Софья сожалеет, что случайно влюбила в себя Чацкого, однако о своей истинной любви молчит. Она говорит, что сочувствует Алексею, когда Александр его высмеивает. Она утверждает, что Молчалин умен, добрый и смиренный перед ее отцом. Слушая ее речь, Чацкий уговаривает себя, что та не может влюбиться в Алексея. Также Софья говорит, что ей безразличен полковник.

Входит служанка и сообщает Софье, что к ней собирается прийти Молчалин. Поэтому та уходит от Чацкого. В ту же комнату заходит Алексей. Чацкий интересуется, как тот поживает. Алексей рассказывает, что получил повышение. Александр только иронизирует, на что Молчалин отвечает, что тот просто завидует. Он вспоминает, как одна из дам Москвы Татьяна Юрьевна упоминала, что Чацкий быстро оборвал связи с министрами. Молчалина очень удивляет, что Александр не знает такую даму.

Далее Молчалин советует послужить в столице, на что тот иронично отказывается. Затем Алексей вспоминает какого-то общего знакомого, которого Александр называет глупым и интересуется мнением Молчалина на этот счет. На это Алексей наигранно скромно отвечает, что еще не имеет права судить. Чацкий открыто смеется и убеждается, что любить такого жалкого человека Софья не может.

Гости съезжаются к дому Фамусовых на бал. Чацкий стоит сам. К нему подходит одна из дам – Наталья Дмитриевна, которая рассказывает о своем замужестве. Входит ее муж – тоже знакомый Чацкого. Они начинают весело беседовать о былых деньках и временах военной службы, но даме это не по душе. Она рассказывает о многочисленных болезнях мужа и очень настойчиво его опекает.

Далее прибывает семья Тугоуховских с 6 незамужними дочерями. Княгиня Тугоуховская интересуется у Натальи Дмитриевны, кто такой Чацкий. Та отвечает, что он холост. Княгиня оживляется и велит мужу звать Александра на обед. Князь идет выполнять просьбу жены. Однако Наталья объясняет даме, что Чацкий не имеет чина и денег. Тогда Тугоуховская отзывает мужа назад.

Прибывают и другие знатные гости.

Фамусов заходит в комнату и осведомляется о прибытии Скалозуба. Тот через время появляется. Молчалин спешит прислуживать одной из знатных гостий.

Чацкий подходит к Софье и высмеивает повадки Молчалина. София очень зла, когда тот отходит. Говорит о Чацком, как о злобном, завистливом и гордом человеке. Затем к ней подходит кто-то из гостей и интересуется Чацким. Софья отвечает, что он не здоров умом. Гость удивляется и заинтересовывается. Софья злорадствует.

По залу быстро расходится слух о безумии Чацкого. В конце концов, все гости узнают о его «сумасшествии», и никто не может сказать, кто первым пустил этот слух. Павел Афанасьевич говорит, что ничуть этим не удивлен. Гости радуются такой новости, ведь каждый раздосадован поведением Чацкого, его умом и насмешками. Через время Фамусов уже говорит, что мать Александра сходила с ума аж 8 раз. Затем по разговорам он становится выпивохой. Но Фамусов заявляет, что алкоголь – совсем не беда для мужчины, а вот ученье и ученость – в них причина.

Тема о вреде учения быстро распространяется. Все вспоминают истории об образованных людях и рассказывают их с жалостью и возмущением. Начинается громкий спор.

В помещении появляется Александр. Все его рассматривают. Мужчина приближается к Софье и сообщает ей, что разочарован Москвой. Александр рассказывает, что только что общался с французом, который боялся сюда ехать, но прибыв, почувствовал себя как дома. Чацкий возмущается, что в столице отсутствует национальный дух. Но распалившись монологом он не сразу замечает, что его никто не слушает.

Особенности различных редакций

В Тифлисе в 1820 году были написаны 2 акта пьесы. Отличий от итогового текста немного. Суть замысла не претерпела изменений. Обличительная сатира и показ пороков общества. В имении С.Н.Бегичева Грибоедов написал 3 и 4 акты, но в то время он не считал, что работа над текстом завершена. Пьеса претерпела изменения:

  • название «Горе уму» по смыслу стало другим: «Горе от ума»;
  • корень фамилии главного персонажа Чадский (чад) стал Чацким;
  • монолог главного героя в первом акте;
  • диалог служанки с Софией;
  • сон хозяйской дочери.

Изменялся текст, все более насыщаясь фразами, ставшими крылатыми. Есть правки А.Пушкина, В.Булгарина.

Интересно, что некоторые диалоги оставались низменными сразу после первой редакции, например, монолог «А судьи кто?».

Рукописи менялись в зависимости от того, для какой публики они читались. Резкие суждения автора пытались смягчить, чем нарушали их смысл. Но изменить суть пьесы не удавалась. Ее сравнивали с бомбой, которая взорвала умы целого поколения.

Популярные сочинения

  • Сочинение на тему Прогулка в парке (4 класс)
    В эти выходные мы с родителями выбрались в городской парк. Я уже и не помню, когда мы в последний раз всей семьёй куда – то ездили. Здесь было многолюдно. Вокруг отключённого фонтана бегали маленькие дети
  • Нравственный выбор — сочинение-рассуждение 9 класс
    Выбирать между добром и злом в нашей жизни всегда очень тяжело, ведь нельзя предугадать к чему же, в конце концов, приведет этот выбор. Может все будет отлично и наши желания исполняться
  • Учитель — моя любимая профессия сочинение
    Да, учитель моя любимая профессия. Я восхищаюсь учителями. Думаю, что они делают самое важное – воспитывают детей. Без учителей мы бы никем не стали! Никто не стал бы

Основные даты истории создания комедии

  • 1816 г. – появление идеи будущего сюжета
  • 1823 г. – чтение отрывков пьесы
  • 1825 г. – текст прочитан А.Пушкиным
  • 1829 г. – гибель А.Грибоедова
  • 1831 г. – печатная версия на немецком языке.
  • 1833 г. — появление печатного русскоязычного теста пьесы
  • 1862 г. – выход полной авторской версии
  • 1875 г. – публикация текста без цензурных правок

Театральная пьеса стала больше, чем произведение для сцены в обычном понимании. Текст стал манифестом, призывом. Он поднимал вопросы нравственности и политики. Это пьеса о любви и одиночестве, глупости и уме, превосходстве и низости. Длинная, интересная история написания, переписывания и восприятия текста дала жизнь всему произведению и его отдельным фразам, воспринимаемым как народные истины, уроки истории.

Четвертое действие

Бал заканчивается. Чацкий жалуется сам себе, что ожидал хорошего приема от старых знакомых, участия, но не дождался. Ему приходится задержаться, пока лакей ищет кучера. На Чацкого натыкается пришедший позже Репетилов. Он начинает рассказывать о разводе с женой, общением с умными людьми на тайных встречах в секретном клубе и предлагает свести Александра с ними. Но Чацкий не очень воодушевлен и вопрошает, может ли его собеседник только болтать и все.

Тогда Репетилов начинает подробно описывать членов секретного клуба. В это время выходит Скалозуб и Репетилов бежит к нему обниматься. Чацкий с облегчением ускользает от него. Репетилов же зовет на секретные собрания и Скалозуба. Советует полковнику не слишком зацикливаться на службе, ведь ему женитьба на дочери чиновника не принесла никакой радости.

Увлекшись, мужчина не замечает, что Скалозуб уже давно уехал, а его место заменил другой гость. Который просвещает Репетилова о сумасшествии Чацкого. Но тот не верит, тогда его начинают убеждать со всех сторон другие гости. Репетилов в недоумении уезжает.

Чацкий, который в это время находился в швейцарской, выходит ошеломленный. Он слышал беседу о своем сумасшествии и размышляет, кто же пустил слух. Он задается вопросом, знает ли о нем Софья. В это время девушка появляется наверху, она подходит к лестнице и всматривается в темноту. Она спрашивает: Молчалин, это вы? – а затем быстро прячется за своей дверью. Александр замечает, что находится около двери в комнату Алексея. Он решает спрятаться и подождать, что будет дальше.

Заходит Лиза тоже со свечой. Она говорит сама с собой, что хозяйке везде мерещится Чацкий и та послала ее проверить и заодно позвать Молчалина. Она стучится к нему в комнату и говорит, что Софья ждет его.

Выходит зевающий Алексей. Снова появляется Софья и начинает спускаться с лестницы. Алексей ее не видит, поэтому опять начинает заигрывания со служанкой. Лиза советует ему подумать о свадьбе с Софьей, но он говорит, что не видит в хозяйской дочке ничего интересного. Лиза пытается воззвать к его совести, на что Молчалин отвечает, что отец говорил ему, что нужно всем угождать. Поэтому он вынужден играть роль любовника, но на самом деле любит Лизу. Он предлагает им уединиться.

Выходит Софья. Алексей падает перед ней на колени, пытается умолять, ползая у ее ног. Однако она отталкивает его и говорит встать. Софья требует, чтобы он уехал на следующий же день и чтобы она больше никогда о нем не слышала. Софья радуется, что этот их разговор проходит без свидетелей. В отличие от ее обморока перед Чацкий.

В этот момент из-за колонны появляется Чацкий. Он злится, что ему пришлось отдать свое сердце такой притворщице, как она. Молчалин уходит в свою комнату, зато шум привлекает Павла Афанасьевича. Он начинает громко отчитывать Софью, ссылаясь на свою покойную неверную жену.

Фамусов интересуется, чем же ей понравился Чацкий, ведь именно она называла его безумным. Александр возмущается, что обязан ей еще и этим слухом. Однако Павлу Афанасьевичу кажется, что Чацкий только притворяется, ссорясь с Софьей. Фамусов ругает Лизу, что она свела любовников. Он угрожает отправить ее в деревню, в глушь, где она будет только горевать. Фамусов отказывает от дома Чацкому, грозится сделать его известным на всю Москву и даже угрожает нажаловаться властям.

Далее следует заключительный монолог Чацкого. Он жалуется, что только зря спешил вернуться, надеясь на скорое счастье. Он обращается к Софье. Спрашивает, зачем она ему давала надежду. Он пророчит, что девушка еще помирится с Молчалиным. Чацкий говорит Фамусову, что не собирается свататься к его дочери, что найдется другой под стать тестю. Он осуждает Московскую знать долгой речью. После этого уезжает.

В заключении Фамусов говорит Софье, что Чацкий и правда сумасшедший, ведь говорил такую чушь. А затем спохватывается и причитает, что же о его дочери теперь скажет княгиня Марья Алексеевна.

Краткое содержание произведений классической русской литературы:

«Горе от ума» анализ произведения Грибоедова – смысл названия, тема, история создания и жанр комедии

4.7

Средняя оценка: 4.7

Всего получено оценок: 7876.

4.7

Средняя оценка: 4.7

Всего получено оценок: 7876.

Комедия Грибоедова «Горе от ума» является сатирическим произведением, высмеивающим нравы аристократического общества Москвы во времена крепостничества. Проведя анализ произведения, можно обнаружить, что образцом для написания этой комедии послужила пьеса Мольера «Мизантроп». Ниже приведён один из вариантов анализа комедии по плану. Этот материал может помочь понять смысл «Горя от ума», выделить основную мысль комедии и сделать правильный вывод при подготовке к уроку литературы в 9 классе и самостоятельной подготовке к ЕГЭ.

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории Кучминой Надеждой Владимировной.

Опыт работы учителем русского языка и литературы — 27 лет.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Горе от ума.
Год написания – 1822–1824

История создания – Желание Грибоедова создать новое направление в литературе посредством соединения различных стилей.

Тема – Проблематика комедии разнообразна, в ней поднимается множество острых тем той эпохи: высмеивание чинопочитания и благолепия перед вышестоящими чинами, невежества и лицемерия, крепостное право, бюрократия – все злободневные проблемы того времени охвачены одной пьесой.

Композиция – Комедия состоит из четырех актов, умело соединённых в единый сценарий, где некоторые уместные интервалы придают пьесе особую ритмичность и своеобразный темп. Действие пьесы движется по нарастающей, в четвертом акте развитие ускоряется и стремительно движется к финалу.

Жанр – Комедия. Сам Грибоедов считал, что первое написание этого произведения было более значимым, но для постановки его на сцене ему пришлось упростить комедию. По мнению критиков, это не просто комедия, а реалистичные зарисовки из обычной общественной жизни, сыгранные на сцене.

Направление – Классицизм и реализм. В традиционное классицистическое направление Грибоедов уверенно ввёл смелое реалистическое решение, создав необычное разнообразие системы образов.

Идея произведения «Горе от ума»

Чацкий верит в собственные убеждения, жизнь не раз преподносит ему урок. Мужчина сталкивается с душевными страданиями, неудачами. Предложение отказаться от своих убеждений герой получал много раз. Чацкий продолжает обличать невежество, беспринципность аристократов. Ретрограды всячески стараются не допустить перемен. Они не хотят жить честно, справедливо.

Текст пьесы указывает на ее главную идею – нежелание власть имущих отказываться от привычной жизни, основанной на взяточничестве, чинопочитании, алчности. Их устраивает крепостничество, они угнетают простой народ, получают хороший доход. Чацкий ставит себе задание – освободить людей от постоянного гнета.

История создания

История создания «Горе от ума» относится к периоду возвращения писателя из Персии в Тифлис, в Москве был завершён начальный вариант комедии. В Москве Грибоедов имел возможность наблюдать за нравами дворянского общества, и герои его произведения получили реалистические образы. Смелая идея социально – политического характера охватывает целое поколение людей эпохи декабристского движения.

К созданию именно такой комедии Грибоедова подтолкнул случай, имевший место на одном из аристократических раутов. Писатель заметил, с каким подобострастием и лицемерием высшее общество лебезит перед представителем иностранного государства. Пылкий человек, имеющий более прогрессивные взгляды на жизнь, Грибоедов резко высказался по этому поводу. Лицемерные гости отнеслись к высказыванию молодого писателя с осуждением, быстро распространив слухи о его сумасшествии. Грибоедов решил высмеять общепринятые пороки общества, борьбу прогрессивных и консервативных взглядов и начал работу над пьесой.

Посмотрите, что еще у нас есть:

для самых рациональных —

Краткое содержание «Горе от ума»

для самых нетерпеливых —

Очень краткое содержание «Горе от ума»

для самых компанейских —

Главные герои «Горе от ума»

для самых занятых —

Читательский дневник «Горе от ума»

для самых крутых —

Читать «Горе от ума» полностью

Идейный смысл комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Главный идейный смысл пьесы А. С. Грибоедова «Горе от ума» заключается в изображении столкновения двух противоборствующих общественно-политических лагерей. В конфликте раскрываются типические черты, сила и слабость, социально-историческая сущность дворянского освободительного движения. Драма главного героя является отражением еще более широкого общеевропейского явления. Чацкий терпит горе от своего ума, глубокого в критическом отношении к миру скалозубов и фамусовых, однако пока еще недостаточно сильного в определении верных путей борьбы за преобразование реальной действительности.

Ты эксперт в этой предметной области? Предлагаем стать автором Справочника Условия работы

Чацкий является истинным представителем века Просвещения. Причины уродливости существующего социального устройства герой пьесы видел именно в неразумности общества. Чацкий верил, что крепостной строй можно исправить и изменить путем воздействия благородных гуманных идей. Однако жизнь нанесла этим мечтаниям и надеждам сильный удар, раскрыв чрезмерно идеалистический характер просветительского понимания реальности, осложненного романтическими мечтаниями. В общественной драме Чацкого нашла отражение слабость дворянского освободительного движения. Одновременно писатель запечатлел и важнейший исторический момент в духовном развитии европейских народов – кризис рационалистической философии Просвещения.

Пафос произведения оптимистичен. Автор показывает, что горе от ума испытывает не только главный герой. Чацкие наносят своими обличениями молчалиным и фамусовым сильнейший удар. Кончилось спокойное, беспечное существование фамусовского общества. Паразитический эгоизм этого строя обличен, философия осуждена. И если пока еще чацкие в своей борьбе недостаточно сильны, то уже и фамусовы бессильны остановить развитие передовых идей и наступление просвещения. В комедии Грибоедова не завершилась борьба против молчалиных и фамусовых, а в русской жизни она только начиналась. Декабристы, и Чацкий как выразитель их идей оказались представителями первого этапа русского освободительного движения.

Готовые работы на аналогичную тему

Курсовая работа «Горе от ума» Грибоедова: основные идеи и особенности драматургического конфликта 410 ₽ Реферат «Горе от ума» Грибоедова: основные идеи и особенности драматургического конфликта 230 ₽ Контрольная работа «Горе от ума» Грибоедова: основные идеи и особенности драматургического конфликта 210 ₽

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

Тема

Анализ комедии «Горе от ума» дает возможность выделить множество тем, задействованных автором. Злободневные проблемы той эпохи, затронутые Грибоедовым, были встречены цензурой в штыки. Главная тема «Горя от ума» – это пороки общества, пустившие глубокие корни и цветущие пышным цветом. Лицемерие и бюрократизм, чванство и чинопочитание, любовь к иностранщине – всё это имеет место в пьесе Грибоедова.

Главная проблема – это противоборство между «новой» и «старой» жизнью, вечный конфликт поколений, где представителем старого уклада жизни является Фамусов, а приверженцем новых взглядов – Чацкий.

В этом и смысл названия «Горе от ума» – в то время человек прогрессивных взглядов, стремящийся к новой жизни, мыслящий широко и всесторонне, для обывателей, придерживающихся старинки, был безумцем, человеком со странностями. Для фамусовых и молчалиных таким представителем, страдающим «горем от ума», и является Чацкий, умный и пылкий человек нового поколения.

Сама идея пьесы уже заложена в её названии. Прогрессивные взгляды Чацкого не соответствуют общепринятым нормам консервативного дворянства, и общество обвиняет его в безумстве. Обвинить в безумстве легче, чем менять свою тихую обывательскую жизнь в соответствии с новыми веяниями времени, ведь это коснется не только личного мирка каждого, но и общества в целом, касаясь множества и других сфер жизни. Надо будет пересматривать и национально-культурные, и бытовые, и политические вопросы, менять всё устройство жизни.

Направление, жанр и размер

Жанровое своеобразие «Горя от ума» заключается в том, что в этой комедии сочетаются элементы сразу трёх литературных направлений: классицизма, романтизма и реализма.

  • От классицизма пьеса получила единство действия, времени и места. Есть и говорящие фамилии.
  • От романтизма в пьесе присутствует одинокий главный герой, который превосходит окружающих его людей в моральном плане, но обладает гораздо меньшим влиянием. Он вступает в заведомо проигрышный конфликт с обществом и, терпя сокрушительное поражение, покидает людей, чтобы найти себе новое место в этом мире.
  • Элементы реализма в произведении представлены большем количеством, по сравнению с классицистической традицией, персонажей. Автор стремился детально отобразить реальный мир, созданные им образы достаточно органичны и типичны. Образы персонажей углублены, и их нельзя поделить на строго положительных и строго отрицательных.

Жанровая принадлежность книги тоже неоднозначна. Поэтому Многомудрый Литрекон перечислит признаки комедии в пьесе «Горе от ума» и художественные методы автора:

  1. Комические несоответствия. Например, Фамусов, который «монашеским известен поведением», волочится за служанкой, пока никто не видит. Он же о своей службе в казенном доме говорит: «Подписано и с плеч долой». Положение героев не соответствует их действиям и словам, чего они сами как будто не замечают.
  2. Язык комедии «Горе от ума» характерен для этого жанра: он легкий, народный, разговорный и наполнен крылатыми выражениями.
  3. Прием «разговор глухих». Например, беседа бабушки-графини с князем Тугоуховским.
  4. Комические амплуа героев, традиционные для театра того времени: хитрая служанка, герой-любовник, его неудачливый оппонент, обманутый отец и т. д.

Комедия нравов «Горе от ума» написана ямбом.

Композиция

Особенность композиции текста пьесы Грибоедова состоит в её целостной завершённости. Уверенная и смелая подача действий, яркие образы, параллельное и симметричное развитие двух сюжетных линий, общественной и личной – в целом всё это выливается в единый, динамичный сценарий.

Разделение пьесы на четыре действия, явилось грибоедовским нововведением в создание этого жанра. Отказ от общепринятого механизма создания пьесы, новизна подачи материала – всё это вызвало потрясение зрителей и сделало произведение Грибоедова бессмертным.

Особенности композиции пьесы вызвали недружелюбное отношение критики, и эти же особенности выявили в авторе великий талант поэтического мастерства.

Анализ «Горе от ума» Грибоедов

Комедия Грибоедова «Горе от ума» является сатирическим произведением, высмеивающим нравы аристократического общества Москвы во времена крепостничества. Проведя анализ произведения, можно обнаружить, что образцом для написания этой комедии послужила пьеса Мольера «Мизантроп». Ниже приведен один из вариантов анализа комедии по плану. Этот материал может помочь понять смысл «Горя от ума», выделить основную мысль комедии, и сделать правильный вывод, при подготовке к уроку по литературе в 9 классе, и самостоятельной подготовке к ЕГЭ.

Жанр

Невозможно одним словом определить жанр «Горя от ума». Мнения критиков, при таком жанровом своеобразии произведения, во многом расходятся в его оценке. Пьесу Грибоедова можно отнести как к жанру комедии, так и к жанру драмы, общая суть произведения от этого не меняется. Социальный и любовный конфликты идут параллельно друг другу, они тесно взаимосвязаны между собой, и не приводят к логическому завершению. И в том, и в другом конфликте каждая сторона противоборствующих сил остается при своём мнении, не находя понимания со стороны оппонента. Развитие сразу двух конфликтов не укладывается в рамки традиционного классицизма, и пьеса имеет, наряду с ним, ярко выраженное реалистическое начало.

Пьеса Грибоедова является одним из самых цитируемых произведений русской классики, фразы из которой стали крылатыми и разлетелись по всему миру, не теряя своей актуальности и поныне.

Почему комедия Грибоедова «Горе от ума» сейчас читаема?

В настоящее время люди часто используют цитаты Грибоедова, сами того не ведая. Фразеологизмы «свежо предание, а верится с трудом», «счастливые часов не наблюдают», «и дым отечества нам сладок и приятен» — все эти крылатые фразы знакомы каждому. Пьеса до сих пор актуальна за счет легкого афористичного авторского стиля Грибоедова. Он одним из первых написал драму на настоящем русском языке, на котором говорят и думают люди до сих пор. Тяжеловесный и напыщенный лексикон его времени не запомнился современнику ничем, но новаторский слог Грибоедова нашел свое место в языковой памяти русского народа. Можно ли назвать пьесу «Горе от ума» актуальной в 21 веке? Да, хотя бы потому, что мы говорим его цитатами в повседневной жизни.
Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Комедия «Горе от ума»: история создания, реализм, жанр, сюжет, два конфликта | Литература и ветер

Александр Чацкий в исполнении Виталия Соломина. Трогательный образ молодого насмешливого героя явно напоминает образ Гамлета. Кадр из фильма-спектакля «Горе от ума» (режиссер — Михаил Царев, 1977).

Александр Чацкий в исполнении Виталия Соломина. Трогательный образ молодого насмешливого героя явно напоминает образ Гамлета. Кадр из фильма-спектакля «Горе от ума» (режиссер — Михаил Царев, 1977).

История создания комедии «Горе от ума»

Комедия А. С. Грибоедова (1790 – 1829) «Горе от ума» была завершена в 1824 г., когда ее автор, служивший секретарем по иностранной части на Кавказе (в Тифлисе), приехал в Петербург.

По сравнению с отвергнутым А. С. Грибоедовым первоначальным заглавием пьесы «Горе уму» привычное нам заглавие является более выразительным: оно не только говорит о конфликте героя с московским, фамусовским обществом, но и содержит парадокс.

Первоначально комедия не была пропущена цензурой для публикации и театральной постановки и распространялась среди читающей публики в переписанном от руки виде. Количество сделанных читателями списков пьесы было довольно большим – приближалось к книжным тиражам того времени. Так, например, был знаком с комедией и А. С. Пушкин: в село Михайловское, где он находился в ссылке, ему привез ее лицейский друг И. И. Пущин. Сохранилась оценка Пушкиным пьесы Грибоедова и ее героев.

В 1825 г. были опубликованы лишь отрывки комедии. Театральная постановка пьесы состоялась в 1831. Полностью текст «Горя от ума» опубликован лишь в 1862 г.

Замысел произведения связан с национально-освободительным подъемом, охватившим передовую часть российского общества во второй половине 1810-х — первой половине 1820-х гг. Декабристы использовали комедию для пропаганды своих политических взглядов. Списки пьесы нашли у участников восстания. В связи с делом о декабристах в 1826 году А. С. Грибоедов был доставлен с Кавказа в Петербург и арестован, а почти через четыре месяца освобожден за отсутствием состава преступления. Справедливо утверждение, что комедия выразила идеи, близкие к идеям декабристов, — содержала резкую критику крепостного права, узких, материальных интересов дворянского общества, засилья моды на всё иностранное.

Черты классицизма, романтизма и реализма в реалистической комедии

«Горе от ума», одно из первых реалистических произведений русской литературы, наследует черты классицизма (литературного направления 18 века) и романтизма (направления, актуального в первые десятилетия 19 века).

Черты классицизма

1. Героев можно условно разделить на положительных и отрицательных.

2. Использован прием говорящих фамилий (реализм унаследовал этот прием от классицизма).

3. В целом выдержано единство места, времени и действия (есть мнение о разрушении в комедии единства действия: в ней показаны отношения Чацкого с Софьей и отношения Чацкого с московским обществом).

4. Афористичность языка комедии (изначально афоризм – жанр эпохи Просвещения).

Черты романтизма

1. В центре произведения — яркий образ одинокого, разочарованного и ироничного главного героя — Чацкого.

2. Показан неразрешимый конфликт героя с окружающим обществом.

3. Комедия содержит критику социального и политического строя, близкую к идеям декабристов, идеям ранней лирики Пушкина (в России романтизм органично сочетался с революционными взглядами).

Черты реализма

1. Правдоподобно изображена эпоха, воспроизведена исчерпывающая картина нравов русского общества первой четверти 19 века, создана целая «энциклопедия русской жизни» (так литературный критик В. Г. Белинский называл роман в стихах Пушкина «Евгений Онегин»).

2. Показаны социальные типы — образы героев, характерные для изображаемой среды, собирательные образы.

3. Герои могут быть оценены неоднозначно, углубляется психологизм образов: например, психологически сложны образы Чацкого, Софьи, Фамусова, Молчалина, Скалозуба, Лизы.

4. Не полностью соблюдено единство места, времени и действия: как говорилось выше, есть две сюжетные линии — частная и общественная; важную роль в произведении играют внесценические персонажи.

5. Победа Чацкого нравственная, внутренняя: он смог устоять перед общественным мнением и не изменил своей критической позиции; внешне остается впечатление поражения – жанр комедии дополняется драматизмом.

6. Живой, выразительный, современно звучащий язык комедии, обогативший русский язык, его фразеологию.

Вопрос о жанре комедии «Горе от ума»: комедия или всё же драма

Жанр произведения – комедия, однако пьеса включает в себя сюжетные элементы драмы — неудавшуюся любовь Чацкого к Софье и Софьи к Молчалину, столкновение Чацкого с московским обществом. Образ Чацкого можно сравнить с образом Гамлета – героя трагического, хотя Чацкий приобретает черты драматические: его, в отличие от Гамлета, окружает сниженная, бытовая обстановка. С точки зрения современного литературоведения, комедия «Горе от ума» была бы определена как драма, с точки зрения литературы классицизма — как «высокая» комедия. Жанра драмы во время написания пьесы еще не было.

Сюжет

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Экспозиция. Втайне от отца дочь управляющего в казенном месте Фамусова Софья встречается с бедным и неродовитым Молчалиным – секретарем Фамусова.

Завязка. Неожиданно приезжает три года отсутствовавший Чацкий, воспитывавшийся вместе с Софьей. Причина его приезда – давняя любовь к ней, возникшая из детской дружбы.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Передовые взгляды Чацкого вступают в противоречие с косными взглядами московского, фамусовского общества. Фамусов и Чацкий спорят о жизненных принципах, отношении к карьере, московскому обществу. Фамусов воспринимает вольнолюбивые взгляды Чацкого как опасные, революционные. Чацкий критикует духовную пустоту светского общества, жестокость крепостного права, пристрастие дворян к военному «мундиру». Фамусов знакомит Чацкого с полковником Скалозубом, который богат и «метит в генералы». Именно Скалозуба видит женихом Софьи сам Фамусов.

Развитие действия. Молчалин падает с лошади. Обморок Софьи заставляет Чацкого задуматься, не влюблена ли девушка в этого ничтожного человека.

Читатель узнает, что на самом деле Молчалин любит служанку Софьи Лизу.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Софья говорит Чацкому, что она любит Молчалина за скромность, смирение. Побеседовав с Молчалиным, Чацкий думает, что Софья не могла всерьез хвалить этого привыкшего приспосабливаться человека.

На вечер к Фамусову съезжаются гости — типичные представители московского общества.

Желая наказать Чацкого за то, что тот высмеивал Молчалина и других знакомых, Софья пускает слух, что Чацкий «не в своем уме». Новость быстро распространяется среди гостей, охотно верящих, что главный герой — душевнобольной.

Чацкий рассуждает о «чужевластье мод», приводит пример о некоем «французике из Бордо», но вдруг замечает, что все его покинули.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Гости разъезжаются по домам. Репетилов, пародия на вольнодумца, пытается набиваться в друзья к Чацкому.

Кульминация. Чацкий становится свидетелем того, как Молчалин ухаживает за Лизой и объясняет ей, что не собирается жениться на Софье, а лишь разыгрывает влюбленного перед дочерью своего покровителя. Слова Молчалина слышит и Софья.

Внезапно появляется Фамусов со слугами. Увиденное он истолковывает как тайное свидание Софьи с Чацким. Чацкий узнает, что Софья первая назвала его безумным.

Развязка. В наказание за ослушание Фамусов намерен отправить дочь «в деревню, к тетке, в глушь, в Саратов». Он запрещает Чацкому встречаться с Софьей, обещает разнести дурную славу о молодом человеке, так что того нигде не будут принимать, грозится пожаловаться министрам и государю.

Чацкий произносит заключительный монолог о том, что разочарован как в обмане Софьи, так и в московском обществе, и уезжает.

Два конфликта комедии

Внешний конфликт комедии – любовный, традиционный для литературы классицизма. Любовный треугольник составляют Чацкий, Софья и Молчалин.

Подлинный конфликт комедии, связанный с ее общественной проблематикой, проявляется в столкновении «века нынешнего» и «века минувшего», противоположных взглядов главного героя Чацкого и представителей московского, фамусовского общества. Необходимость разрешения этого конфликта наводит читателя на мысль о возможных путях дальнейшего развития России.

Действительно, российское дворянское общество первой четверти 19 века (периода национально-патриотического подъема после победы в Отечественной войне 1812 года, а затем национально-освободительного подъема) было разделено на два лагеря. В первый входили пожилые сановники, исповедующие старые принципы жизни, сформировавшиеся еще в 18 веке — «веке покорности и страха», «раболепства» , — консервативное большинство. Таковы Фамусов, внесценические персонажи – «шумящие» «старички», покойный почтенный камергер Кузьма Петрович, умевший «подслужиться», покойный дядя Фамусова Максим Петрович, благополучно служивший при трех министрах Фома Фомич, которому, в числе других людей, стремится угодить Молчалин. Это «век минувший».

Ничего удивительного, что в первый лагерь по инерции входят и относительно молодые люди, воспринявшие лишь внешние перемены, но по духу являющиеся приверженцами прошлого, — Молчалин, Скалозуб, Репетилов, отчасти Горич, внесценические персонажи – юноши, которые «в пятнадцать лет учителей научат».

Второй лагерь представлен прогрессивной дворянской молодежью и составляет меньшинство. Ко второму лагерю относятся Чацкий, внесценические персонажи – двоюродный брат Скалозуба, набравшийся новых правил, оставивший службу, поселившийся в деревне и начавший читать книги; племянник княгини Тугоуховской, химик и ботаник князь Федор; профессора петербургского педагогического института. Это «век нынешний».

Читайте также

Факты из жизни А. С. Грибоедова, мимо которых сложно пройти

Краткое содержание комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

«Ум с сердцем не в ладу»: Чацкий как «лишний человек» с неубитыми чувствами (часть 1)

«Ум с сердцем не в ладу»: Чацкий как «лишний человек» с неубитыми чувствами (часть 2)

«Не надобно другого образца, когда в глазах пример отца»: образ Фамусова

«Быть может, качеств ваших тьму, любуясь им, вы прИдали ему?»: образы Молчалина и Софьи

Московское общество в комедии «Горе от ума». Часть 1. Карьеризм, недобросовестность, матриархат

Московское общество в комедии «Горе от ума». Часть 2. Эпигонство, душевная глухота, охота за женихами и матриархат

«Горе от ума»: два типа внесценических персонажей

«Горе от ума»: проблематика, содержание, художественные приемы

«Горе от ума»: вопросы для самопроверки и авторский тест в формате ЕГЭ

Критический этюд Гончарова «Мильон терзаний». Помните основные идеи?

Темы и примеры сочинений в формате ЕГЭ по комедии «Горе от ума» (задания 5, 6, 12)

_________

Список статей канала со ссылками облегчит вам работу!

По поводу помощи в подготовке к ЕГЭ и проверки сочинений обращайтесь по адресу [email protected] или в личном сообщении. Наталья.

Если статья оказалась полезной, ставьте «Нравится», подписывайтесь на канал, оставляйте комментарии!

История создания комедии «Горе от ума», публикация произведения — Грибоедов А.С.

Известно, что уже к 1816 году у Грибоедова был готов план комедии. По воспоминаниям друзей писателя мы можем частично реконструировать первоначальный замысел. Его близкий друг С.Н. Бегичев писал: «…Грибоедов во многом изменил его [замысел] и уничтожил некоторые действующие лица, а между прочим, жену Фамусова, сантиментальную модницу и аристократку московскую (тогда ещё поддельная чувствительность была несколько в ходу у московских дам) и вместе с этим выкинуты и написанные уже сцены».

Мало кто из известных вам литераторов начала XIX века не участвовал когда-либо в дуэли. Великими трагедиями для русской литературы оказались последние дуэли Пушкина и Лермонтова. Грибоедов участвовал в нашумевшей жестокой дуэли Шереметева с Завадовским. Это была так называемая четверная дуэль, то есть после основных дуэлянтов должны драться их секунданты.

Официально дуэли были запрещены, последовало наказание. Мать настояла, чтобы Александр на какое-то время покинул Петербург, пока не улягутся толки и не утихнет гнев начальства. Местом для убежища стала Персия: Грибоедов был определён на должность секретаря посольства. После долгого путешествия по России Грибоедов весной 1819 года прибыл в Тегеран, а затем был направлен в Тавриз.

То, с чем столкнулся Грибоедов в Тавризе (Тебризе), глубоко потрясло его. Оказалось, что в Персии томятся десятки русских военнопленных, которые никак не могут вернуться на родину. Ценой огромных дипломатических усилий Грибоедов вызволил их и привёз, голодных и полуоборванных, в Тифлис. Генерал Ермолов был потрясён настойчивостью и милосердием Грибоедова. Он понял, что перед ним — не просто посольский чиновник, а человек, способный на неожиданные благородные поступки и чувствующий своё жизненное предназначение. Генерал добился, чтобы Грибоедова назначили «секретарём по иностранной части при главнокомандующем на Кавказе».

Именно в Тавризе были написаны вчерне два первых акта комедии «Горе от ума», которые потом он переписал набело в Тифлисе. Но дальнейшая работа шла нелегко: сказывалась оторванность Грибоедова от столицы, от литературных кругов, от московского света. На целых пять лет затянулась эта почётная ссылка. Только в 1823 году Грибоедов вновь вернулся к своим друзьям. В имении своего друга Бегичева летом 1824 года он закончил «Горе от ума».

Хотя поначалу о рукописи знала лишь сестра поэта, надолго сохранить тайну оказалось невозможным. Упрёки и возмущение посыпались со всех сторон. Грибоедову пришлось переделывать любимую комедию, в которую он вложил весь талант.

Убедившись, что надежд на публикацию нет, Грибоедов поощряет распространение в списках. По некоторым оценкам, было распространено 40 000 рукописных копий. Это огромное количество! В 1825 году была предпринята и первая попытка постановки комедии на учебной сцене театрального училища в Петербурге.

Грибоедову удалось опубликовать лишь несколько сцен из комедии — в альманахе Фаддея Булгарина «Русская Талия на 1825 год». По словам современников, Грибоедов стал раздражительным, желчным, задиристым, весёлость навсегда покинула его.

Он был дружен со многими офицерами, которые впоследствии стали декабристами. После ареста декабристов у многих был найден переписанный от руки текст «Горя от ума». После неудавшегося восстания специально посланный фельдъегерь увёз Грибоедова к следователям. Поначалу Грибоедов заявил о своей моральной поддержке восставших, но затем сочувствовавшие ему следователи уговорили Грибоедова изменить показания. Он написал, что ничего не знал о готовившемся вооружённом выступлении.

Наконец, в июне 1826 года Грибоедов вышел на свободу и вернулся на дипломатическую службу. Он был подавлен жизненными неурядицами. Мать взяла с него клятву вернуться на службу, и Грибоедов вновь отправился на Кавказ. Он участвовал в военных операциях, в сражениях Русско-персидской войны 1827-1828 годов, но более всего оказался полезен, как всегда, на дипломатическом поприще: добившись чрезвычайно выгодного для России Туркманчайского договора с Персией, он был послан в Россию с чрезвычайно почётной миссией — первым сообщить о заключении мирного соглашения.

Перед последним отъездом из Петербурга в 1828 году Грибоедов на булгаринском списке «Горя от ума» сделал надпись: «Горе моё поручаю Булгарину…» — в надежде, что тот сможет добиться опубликования комедии.

В это же время Грибоедов встретил юную княжну Нину Чавчавадзе, дочь своего приятеля, которую знал ещё ребёнком. Теперь перед ним была девушка, в которую он страстно влюбился и которой очень скоро сделал предложение.

Счастье длилось недолго. 30 января 1829 года произошло нападение на русскую миссию в Персии во время войны на Северном Кавказе (1818-1864). Лишь один из сотрудников случайно спасся. Изуродованное тело Грибоедова с трудом опознали в груде трупов. Он был похоронен юной вдовой в Тифлисе на территории древнего монастыря рядом с церковью Святого Давида, откуда прежде любовался открывавшимся видом на город и где пожелал однажды быть когда-нибудь похороненным.

Первое отдельное издание «Горя от ума» появилось уже после гибели Грибоедова, в 1833 году, а полное, не искажённое цензурой издание вышло только в 1862-м.

Источник (в сокращении): Литература: 9 класс: в 2 ч. Ч. 1 / Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова; под ред. Б.А. Ланина. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Вентана-Граф, 2016

Краткая история исследований адаптации тела, разума и мозга — Университет Аризоны

TY — JOUR

T1 — Горе

T2 — Краткая история исследований адаптации тела, разума и мозга

AU — О’Коннор, Мэри Фрэнсис

N1 — Информация о финансировании: Источник финансирования и конфликты интересов: исследования автора, цитируемые в этой статье, были поддержаны Национальным институтом старения (K01 AG028404), Фондом DANA, Центром психонейроиммунологии UCLA Cousins ​​(NIMH T32-Mh29925) и Калифорнийским раком молочной железы. Программа исследований (10IB-0048).Автор сообщает об отсутствии конфликта интересов. Авторское право издателя: © 2019 Американского психосоматического общества.

PY — 2019

Y1 — 2019

N2 — Цель: Используя интегративный взгляд на психологию, неврологию, иммунологию и психофизиологию, в настоящем обзоре литературы собраны результаты, которые оказали влияние на область исследований переживаний и определило его развитие. Методы: Начав с основных систематических описаний медицинской и психологической реакции на смерть любимого человека Линдеманном в середине 1940-х годов, этот выборочный обзор объединяет результаты исследований тяжелой утраты из исследований, изучающих медицинские последствия после утраты, их психологические предикторы и биопсихосоциальные данные. механизмы.Результаты: Заболеваемость и смертность после смерти близкого человека уже давно является предметом исследований. Ранние исследователи характеризовали соматические и психологические симптомы и изучали изменения иммунных клеток в образцах погибших.

Более поздние исследования неоднократно демонстрировали повышенный уровень заболеваемости и смертности в выборках лиц, потерявших близких, по сравнению с контрольной группой, состоящей в браке, в крупных эпидемиологических исследованиях. Недавние разработки также включают разработку критериев длительного расстройства горя (также называемого осложненным горем).Новые методы, в том числе нейровизуализация, показали, что наибольшее влияние смерть любимого человека оказывает на тех, у кого наиболее тяжелые психологические реакции горя. Исследования, посвященные механизмам, связывающим тяжелую утрату с последствиями для здоровья, относительно немногочисленны, но различия в размышлениях, воспалении и нарушении регуляции кортизола между теми, кто хорошо адаптируется, и теми, кто не адаптируется, были представлены с некоторыми доказательствами. Выводы. Рекомендации по продвижению вперед включают лонгитюдные исследования для понимания различий между острыми реакциями и последующей адаптацией, сравнение образцов с расстройствами горя и пациентов с более типичными реакциями и интеграцию реакций мозга, разума и тела.

AB — Цель: Используя интегративный взгляд на психологию, неврологию, иммунологию и психофизиологию, в настоящем обзоре литературы собраны результаты, которые оказали влияние на область исследований переживаний утраты и определили ее развитие. Методы: Начав с основных систематических описаний медицинской и психологической реакции на смерть любимого человека Линдеманном в середине 1940-х годов, этот выборочный обзор объединяет результаты исследований тяжелой утраты из исследований, изучающих медицинские последствия после утраты, их психологические предикторы и биопсихосоциальные данные. механизмы.Результаты: Заболеваемость и смертность после смерти близкого человека уже давно является предметом исследований. Ранние исследователи характеризовали соматические и психологические симптомы и изучали изменения иммунных клеток в образцах погибших. Более поздние исследования неоднократно демонстрировали повышенный уровень заболеваемости и смертности в выборках лиц, потерявших близких, по сравнению с контрольной группой, состоящей в браке, в крупных эпидемиологических исследованиях. Недавние разработки также включают разработку критериев длительного расстройства горя (также называемого осложненным горем).Новые методы, в том числе нейровизуализация, показали, что наибольшее влияние смерть любимого человека оказывает на тех, у кого наиболее тяжелые психологические реакции горя. Исследования, посвященные механизмам, связывающим тяжелую утрату с последствиями для здоровья, относительно немногочисленны, но различия в размышлениях, воспалении и нарушении регуляции кортизола между теми, кто хорошо адаптируется, и теми, кто не адаптируется, были представлены с некоторыми доказательствами. Выводы. Рекомендации по продвижению вперед включают лонгитюдные исследования для понимания различий между острыми реакциями и последующей адаптацией, сравнение образцов с расстройствами горя и пациентов с более типичными реакциями и интеграцию реакций мозга, разума и тела.

KW — Тяжелая утрата

KW — Режим по умолчанию

KW — Горе

KW — Заболеваемость

KW — Длительное расстройство горя

KW — Вдова

/www/recordsincowards. com. .URL? SCP = 85073083265 & PartnerID = 8YFLOGXK

UR — http://www.scopus.com/inward/cityby.url?scp=85073083265&partnerid=8yflogxk

U2 — 10.1097 / psy.0000000000000717

do — 10.1097 / psy. 0000000000000717

000000717

м3 — Обзор статьи

C2 — 31180982

An — Scopus: 85073083265

VL — 81

EP — 731

EP — 738

JO — Психосоматическая медицина

JF — Психосоматическая медицина

SN — 0033-3174

IS — 8

ER —

Grief Works: истории жизни, смерти и выживания – обзор | Книги о здоровье, разуме и теле

«На смерть, как и на солнце, нельзя смотреть постоянно», — писал Ларошфуко в 1678 году — строчка, которая звучит современно, потому что то, что она описывает, так же верно, как и всегда.Это книга, на которую стоит уделить время именно потому, что она затрагивает тему, от которой большинство из нас уклоняется. Джулия Сэмюэл — психотерапевт, работающая в сфере горя, 25 лет проработавшая в Национальной службе здравоохранения в больнице Святой Марии в Паддингтоне и занимающаяся частной практикой. Она предполагает не только то, что смерть трудно созерцать, но и то, что мы смущены идеей горя, побуждаем сделать хорошую мину при потере и поспешить к «новой нормальности» (ужасная фраза). Сэмюэл пишет: «Смерть — великий разоблачитель: она выставляет напоказ скрытые линии разломов и сокрытые тайны.Горе, считает она, «глубоко неправильно понято».

Было обнаружено, что неразрешенное горе является причиной 15% обращений к психиатру, но, как ясно дает понять Самуэль, решение проблемы не всегда простое или даже возможное. Ее нет – ура! – верить в «замыкание». Она также не считает, что отрицание всегда бесполезно. Она не предписывает, непредубеждена и признает свои уязвимые места. Что удивительно, так это способность Сэмюэля сочувствовать своим пациентам и вместе с ними. Она подчеркивает, что друзья никогда не должны недооценивать важность симпатии.Умение слушать «ни в коем случае не является исключительной прерогативой профессиональных терапевтов», а умение слушать жизненно необходимо. Следует добавить, что в случае отсутствия подходящего друга Самуил мог бы стать отличной заменой.

Парадоксально, но настойчивость писать о том, что нельзя исправить, является самой мощной мыслью в книге, которая имеет реальный шанс помочь обездоленным читателям: «Наша культура пропитана верой в то, что мы можем исправить почти все и сделать его лучше; или, если мы не можем, что можно выбросить то, что у вас есть, и начать все сначала.Горе противоположно этому убеждению: оно избегает избегания и требует терпения, а также заставляет нас признать, что в этом мире есть вещи, которые просто невозможно исправить». Книга наполнена историями болезни, написанными с разрешения описываемых людей. Они увлекательны, трогательны, но часто читаются нелегко: были моменты, от которых хотелось убежать, особенно от рассказов родителей, потерявших детей. (Я признаю, что это рефлекс, похожий на порыв стыда, который заставляет некоторых людей переходить на другую сторону улицы вместо того, чтобы встретиться лицом к лицу с недавно осиротевшим родителем. )

Сэмюэль следит за тем, чтобы вы никогда не забывали, что в жизни случается смерть, и что жизнь беспорядочно продолжается. Есть глава о самоубийстве, еще одна о том, как мы сами встречаем смерть. Сэмюэл осмеливается надеяться, что мы «удивимся, увидев большую часть себя в ком-то, кто оплакивает совершенно другую смерть». И мы — хотя она тоже чувствительна к мысли, что каждый человек горюет по-своему.Даже внутри семьи горе редко носит несложный коллективный характер. Цель книги — служить ресурсом, способом лучше понять горе и «жить в реальности, которую мы не хотим, чтобы она была правдой».

Сэмюэл также пишет о невыразимых, но понятных эмоциях, которые иногда возникают, когда человек умирает, например, о ревности неизлечимо больного человека к живым. В одной из историй болезни Бриджит, потерявшая мать, признается, что ревновала дочь к тому, чего ей самой сейчас не хватает: к живой матери.Бриджит — это история нашего времени. Не следует торопиться с горем, но внешнее поведение Бригитты говорит о том, что у нее нет времени для скорби: «Сегодня в нашем мире царит эпидемия занятости, и Бригитта продемонстрировала ее полную версию. Ее смартфон, который был наглухо прилеплен к ее руке, прекрасно воплощал ложное представление о том, что занятость — это потенция».

Когда партнер Кейли погибает в дорожно-транспортном происшествии, она перестает есть, выпивает и чувствует себя склонной к самоубийству. Она использует свой телефон, чтобы мотивировать себя сообщением на обоях: JFDI (Just Fucking Do It).Только вот часто ее нет. Сэмюэл изо всех сил пытается сохранить собственное равновесие: «Беспокойство Кейли стало заразительным: я чувствовала себя потрясенной». Книга полна ответов Сэмюэля — возможно, нарушающих терапевтическое правило, — но я нахожу их освежающими, способ сделать встречи двусторонними, напоминанием о том, что вам не обязательно быть другом, чтобы быть затронутым страданием другого человека.

Сэмюэль наблюдательна, как писатель, но ответственно относится к тому, что описывает. Она описывает, как Стивен говорил «от третьего лица, как наблюдатель, смотрящий на кого-то, кого он знал».Книга полна острых ощущений и удивительных статистических данных: 4400 человек в Англии убивают себя каждый год, по одному каждые два часа… Мужчины склонны начинать новые отношения в течение года после смерти своего партнера… У человека, пережившего утрату, в шесть раз больше шансов пострадать от сердечного приступа. заболеваний, чем в среднем по стране.

Меня тронул портрет «Кейтлин», буйной ирландки, чей муж, выздоравливающий алкоголик, умирал от рака печени. Сэмюэль следит за тем, чтобы вы никогда не забывали, что в жизни случается смерть, и что жизнь беспорядочно продолжается.Она напоминает нам, что горе — это не болезнь, и для некоторых людей оно может в конечном итоге стать шпорой. «Боль — это источник перемен, — пишет она, — и эти перемены иногда идут на пользу выжившим. Она указывает, что смерть заканчивает жизнь, но не отношения. У нее есть практические советы — бесспорные, но вдохновляющие — как пережить самые трудные месяцы (разговоры, упражнения, письмо). Она сравнивает Кейтлин в ее постепенном выходе из горя с мозаикой на римской вилле с некоторыми потертыми или потрескавшимися плитками и другими, которые нетронуты и «демонстрируют идеальную картину».Это хорошо подобранный образ, потому что она никогда не претендует на то, что можно полностью восстановить мозаику.

Неизбежно, что при чтении этой книги начинаешь задумываться (как пациенты о своих терапевтах) о самой Джулии Сэмюэл. Каково ей проводить столько времени в тени смерти? Оказывается, она родилась в семье Гиннесов, была подругой принцессы Дианы и крестной матерью принца Джорджа — но эти связи не включены в подробности публикации из опасения, предположительно, слишком сильно отвлекающего королевского айсинга.Тем не менее, здесь есть упущенная возможность: было бы интересно узнать, что Сэмюэл думал о национальном излиянии горя (если это было так) после смерти Дианы. Это способствовало бы ее выдающемуся и незаменимому обзору предмета.

Grief Works Джулии Самуэль опубликована издательством Penguin Life (14,99 фунтов стерлингов). Чтобы заказать экземпляр за 11,24 фунтов стерлингов, перейдите на сайт bookshop.theguardian.com или позвоните по номеру 0330 333 6846. Бесплатно в Великобритании на сумму свыше 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы.Заказы по телефону минимум на сумму 1,99 фунта стерлингов

Как справиться с горем: 7 вещей, о которых нужно помнить, когда сталкиваешься с потерей

Одно из самых тяжелых переживаний в жизни — это потеря любимого человека. Было бы несколько проще, если бы горе шло по линейному пути, со стадиями, аккуратно укладываемыми в рамки. Но большие чувства могут возникать на протяжении всего процесса скорби.

Хотя эмоции могут быть всепоглощающими, они не являются постоянными состояниями. Эксперты Мемориала Слоана Кеттеринга делятся своими мыслями о процессе скорби и идеями, о которых следует помнить, когда вы чувствуете себя подавленным.

1. Так не будет вечно.

Консультант центра MSK Кимари Ноулз сравнивает горе с волнами, набегающими на берег и затем разбивающимися о берег. «Часть того, что люди считают полезным, — это оседлать волну», — говорит она. «Поймите, что это приближается, постарайтесь найти поддержку, позаботьтесь о себе и позвольте этому уйти».

Back to top

2. Вы можете справиться с этим, даже если вам кажется, что вы не можете.

Группы поддержки скорбящих

Узнать больше

Человеку свойственно избегать болезненных переживаний. Когда мы теряем кого-то важного для нас, мы можем чувствовать, что не сможем справиться с болью горя. Но «мы узнаем о своей способности справляться с вещами, только проходя через них», — говорит Венди Лихтенталь, директор Клиники тяжелой утраты в центре MSK. По ее словам, когда мы пытаемся подавить или избежать своих чувств, они могут проявиться намного сильнее, когда их что-то спровоцирует. Создание пространства для переживания болезненных эмоций позволяет нам практиковать нашу устойчивость и развивать наши собственные внутренние ресурсы.

Back to top

3.Будьте нежны с собой.

«Горе утомительно, — говорит преподобная Джилл Боуден. Она предлагает заботиться о своем теле в периоды интенсивных нагрузок. Выкраивайте время для сна, ешьте питательную пищу и пейте много воды. Алкоголь и сахар могут показаться быстрым решением, но на самом деле они могут иметь противоположный эффект.

Back to top

4.

Думайте циклами, а не линиями.

Если вы достигли точки, когда вы чувствуете себя хорошо только для того, чтобы снова почувствовать себя плохо, это не признак того, что у вас случился рецидив или вам стало хуже.Так работает горе, и на самом деле это движение вперед. «Люди скажут: «Я шла по улице и вдруг начала плакать, и все же я чувствовала себя спокойно», — говорит консультант центра MSK по вопросам тяжелой утраты Сьюзан Глейзер. «Я пытаюсь переосмыслить это. Горе представляет собой серию петель. Вы можете вернуться туда, где вы были некоторое время назад.

Мы узнаем о своей способности справляться с вещами, только проходя сквозь них.

Венди Лихтенталь психолог Back to top

5.Ваши чувства нормальны.

«Сама по себе боль горя достаточно тяжела, — говорит г-жа Ноулз. «Что может сделать его более сложным, так это когда вы или другие люди вокруг вас говорят вам, что вы должны или не должны делать». Позвольте себе чувствовать то, что вы чувствуете: гнев, печаль, даже облегчение. Все эмоции, которые сопровождают горе, действительны, добавляет доктор Лихтенталь. «Каждый приходит к своему опыту утраты со своей собственной историей, своим уникальным контекстом и смыслом», — говорит доктор Лихтенталь.«Что бы они ни чувствовали в данный момент, это всегда имеет смысл».

Back to top

6. Горе может породить смысл.

Потерять любимого человека невозможно. Вместо этого, говорит г-жа Глейзер, вы можете найти способы включить утрату в свою жизнь по мере продвижения вперед. Горе — это естественная реакция на любовь к кому-то. Хотя у всех нас есть прошлый опыт, который может повлиять на то, как мы себя видим, горе дает возможность задуматься о том, что для нас важнее всего.

Доктор Лихтенталь подчеркивает важность связи с тем, что дает вам чувство смысла, чтобы помочь сосуществовать с горем. Она объясняет, что эти источники смысла — причина каждый день выходить в жизнь, несмотря на боль, которую вы, возможно, испытываете. Среди этих пробных камней может быть размышление о человеке, которым вы хотите быть перед лицом жизненных проблем. Размышление о выборе, который у вас есть в , о том, как вы сталкиваетесь со страданиями, может быть мощным упражнением.

Back to top

7.Ты не один.

Поддержка в MSK предоставляется столько, сколько вам нужно. «Мы хотим, чтобы люди знали, что мы все еще живы после смерти близкого человека», — говорит доктор Лихтенталь. Центр MSK предоставляет специализированную помощь скорбящим членам семьи и друзьям как в групповой, так и в индивидуальной обстановке.

Back to top

Пришло время позволить пяти стадиям горя умереть | Управление науки и общества

Отказ. Злость. Торг. Депрессия. Принятие.

Эта группа терминов настолько укоренилась в нашем культурном сознании, что почти каждый может сказать вам, что это такое: пять стадий горя.

Представленная миру в 1969 году в книге Элизабет Кюблер-Росс « О смерти и умирании », модель Кюблер-Росс (иногда называемая моделью DABDA) предполагает наличие последовательных стадий различных эмоций, через которые проходит пациент при диагнозе неизлечимая болезнь, начинающаяся с отрицания и заканчивающаяся принятием.

Подождите, а вы думали, что пять стадий горя переживали близкие недавно умершего человека? Я тоже, пока не наткнулся на эту статью! На самом деле Кюблер-Росс разработала свою сценическую модель после опроса многих людей с опасными для жизни заболеваниями. Она пыталась моделировать только опыт этих пациентов.

Будучи резидентом психиатрии в Нью-Йорке, Кюблер-Росс осознала, как мало внимания персонал больницы уделяет неизлечимо больным пациентам и как мало медицинских знаний о психологических аспектах, преследующих пациентов перед смертью.На протяжении всей своей карьеры в медицинской школе она много работала с неизлечимо больными пациентами и продолжала изучать и преподавать такие темы, когда стала профессором Медицинской школы Притцкера.

Используя этот опыт, Кюблер-Росс написала свою ныне известную книгу с изложением модели DABDA, сославшись на свой контакт с «более чем двумя сотнями умирающих пациентов» в качестве основы. Теперь она написала в «О смерти и умирании» , что «члены семьи проходят различные этапы приспособления, подобные тем, которые описаны для наших пациентов», но диагностировать у близкого человека неизлечимую болезнь — это не то же самое, что потерять любимого человека насмерть. Пять стадий горя никогда не предназначались для скорбящих. Именно так они применялись снова и снова.

Если оставить в стороне тот факт, что в последние несколько десятилетий эта модель серьезно злоупотреблялась, важно понимать, что с самого начала модель горя Кюблера-Росса не основывалась на эмпирических или систематических исследованиях. По сути, это был «сборник тематических исследований в форме бесед с умирающими пациентами».

Я спросил нашего коллегу из OSS, доктораКристофер Лабос, чтобы определить тематические исследования одним предложением, и он прислал мне это: «Это описание того, что случилось с одним пациентом. Это анекдот». Как мы надеемся, все уже знают, анекдоты — самая низкая форма доказательства. Они не могут стоять самостоятельно. Кюблер-Росс видел много пациентов и собрал множество анекдотов, а затем использовал их для создания научной модели, которая просто не основана на надежных доказательствах.

Источник комиксов

После публикации «О смерти и умирании » в нескольких исследованиях была предпринята попытка эмпирически проверить обоснованность теории стадий. Большинство результатов обнаружили, что этого не хватает. В этом исследовании 1981 года приняли участие 193 человека, овдовевшие в разное время. Их результаты показывают, что «стрессы вдовства сохраняются годами после смерти супруга; они не подтверждают существования отдельных стадий адаптации». Работа Боннано в 2002 году рассмотрела 205 человек до и после смерти их супругов и обнаружила, что только 11% следуют траектории горя, которую считают «нормальной».

Многие исследования, результаты которых подтверждают существование стадийной теории горя, страдают от серьезных методологических проблем.Возьмем, к примеру, это исследование 2007 года, в котором приняли участие 233 человека, переживших утрату. После его публикации в нескольких письмах редактору критиковались его дизайн и результаты, а позже авторы подорвали свои собственные выводы, предложив переименовать и переосмыслить стадии горя.

Несмотря на отсутствие доказательств, подтверждающих стадийную теорию горя Кюблера-Росса, его первоначальное место рождения, О смерти и умирании, было процитировано 15 509 раз в Google Scholar на момент написания. Его применяли ко всему, от процессов горя у тех, у кого диагностированы такие заболевания, как ХОБЛ или ВИЧ, до горя, которое испытывают лица, ухаживающие за людьми с деменцией; пациенты с ампутациями из-за диабета; врачи, получившие низкие оценки удовлетворенности пациентов или работающие по сокращенному графику; даже (и я не выдумываю) горе, которое испытали потребители после выхода iPhone 5, было разочарованием.

Почему мы, ученые и широкая общественность, так стремимся поверить в эту не основанную на доказательствах модель?

Пережив внезапную и трагическую потерю моей матери всего шесть недель назад, я могу лично засвидетельствовать, что время после смерти близкого человека было запутанным, подавляющим и отчаянным.В такое тяжелое время такие рассказы, как пять стадий горя, могут привнести в вашу жизнь огромное руководство и утешение. Такие эмоции, как гнев или даже принятие, могут казаться неуместными, и наличие внешней силы, такой как модель Кюблер-Росс, подтверждает и подтверждает ваш опыт, что действительно может помочь вам справиться со своими чувствами.

Иными словами, «мы ищущие закономерности, рассказывающие истории приматы, пытающиеся разобраться в часто хаотичном и непредсказуемом мире». Повествование модели Кюблер-Росс напоминает нам, что все, что мы чувствуем сейчас, непостоянно. .По сути, это ведет нас через трудные времена и уверяет нас, что в конечном итоге мы достигнем принятия и все будет в порядке. Предполагая, что ваш опыт соответствует пяти стадиям, вы чувствуете, что справляетесь со своим горем «правильным» способом. Что у тебя все хорошо. Но именно в этом проблема.

Не все переживают горе одинаково. Но в дополнение к переживанию потери любимого человека те, чей опыт не соответствует модели Кюблер-Росс, должны бороться с идеей, что есть правильный способ горевать и что они не следуют ему.

Модель с пятью этапами задумывалась как описательная, но стала предписывающей. Люди, пережившие утрату, могут чувствовать, что у них должны быть определенные реакции, и что они как-то неправильно скорбят, не имея их. Не существует установленного шаблона эмоций, которые необходимо испытать, чтобы смириться со смертью, и мы можем серьезно навредить людям, потерявшим близких, сравнивая их переживания с не основанными на доказательствах, даже не предназначенными для описания их переживаний. модель.

Через год после ее смерти в 2004 году вышла новая книга Кюблер-Росс и Дэвида Кесслера.В этой книге Кюблер-Росс заметил, что пять стадий «не являются остановками на какой-то линейной временной шкале горя. Не каждый проходит их все или идет в установленном порядке». Если эти пять стадий не являются универсальными (и как они могут быть, учитывая огромные различия между культурами в отношении их процессов скорби?) или хотя бы последовательными, почему они воспринимаются как стадии, для меня загадка.

Пришло время осознать, что горе принимает бесчисленные формы, переживается безграничным образом и не может быть объяснено простой моделью из пяти стадий.Когда мы выдвигаем этот нарратив как универсальный, мы отталкиваем тех, к кому он неприменим, и только причиняем им еще большую боль в и без того болезненное время.

Нет правильного способа горевать. Нет неправильного способа горевать. И я надеюсь, что когда вы испытываете горе, вы можете немного утешиться, зная, что, как бы вы себя ни чувствовали, все в порядке.


@AdaMcVean

Хотите прокомментировать эту статью? Посмотреть его можно здесь, на нашей странице в Facebook!

простых практик для преобразования вашего скорбящего разума и тела Антонио Саусиса

Этот обзор также размещен здесь: http://readingthething.wordpress.com/…

Название: Йога для облегчения горя: простые практики для преобразования вашего скорбящего разума и тела
Автор: Антонио Саусис
Источник: Netgalley, в обмен на честный обзор
Tl;dr: Woo. Ву, ву, ву. Больше ву. Я упоминал, что у этой книги было Ву? И немного йоги.

«Мы не преодолеваем наши потери, мы трансформируем наше отношение к ним»

Мой способ преодолевать трудности в жизни — это читать о них. Прямо сейчас я горюю, потому что мой отец pas

Этот обзор также размещен здесь: http://readingthething. wordpress.com/…

Название: Йога для облегчения горя: простые практики для преобразования вашего скорбящего разума и тела
Автор: Антонио Саусис
Источник: Netgalley, в обмен на честный обзор
Tl;dr: Woo. Ву, ву, ву. Больше ву. Я упоминал, что у этой книги было Ву? И немного йоги.

«Мы не преодолеваем наши потери, мы трансформируем наше отношение к ним»

Мой способ преодолевать трудности в жизни — это читать о них. Сейчас я горюю, потому что мой отец скончался несколько месяцев назад.Это означает, что я много читаю о потерях и горе. Мне также очень нравится йога, поэтому, когда я увидел эту книгу на Netgalley, мне было очень интересно. К сожалению, оказалось, что эта книга мне не подходит.

Во-первых, у этой книги есть сильные стороны. Мне очень понравилась нормализация горя (как бы вы его ни переживали, это совершенно нормально и нормально) и разнообразные культурные взгляды, которые демонстрируют книги. Само письмо было очень легко читаемым, что является большим достижением, особенно в отношении такой потенциально сложной темы. Хотя я бы предпочел более обширные занятия йогой, я думаю, что дыхательные упражнения и упражнения, которые кажутся своего рода обширным сканированием тела, могут быть действительно приятными и успокаивающими.

Однако у меня невероятная аллергия на ухаживания, и в этой книге ее было много. Я скептик и ученый (социолог со степенью магистра в области поведенческих наук/психологии), и одно из самых больших преступлений, которые вы можете совершить в моих глазах, это поставить науку на один уровень с суевериями и лженаукой.Автор пишет об определенных упражнениях, воздействующих на определенные гормоны, и о влиянии на ваши эмоции с научными ссылками. И вдруг он говорит о чакрах и спрашивает что-то у вселенной («тайная» территория), вроде бы ставя их на тот же уровень, что и наука, которую он только что упомянул. И наука, которую он использует, тоже сомнительна. Я просмотрел источники, и большинство из них являются книгами (что означает, что они потенциально не рецензируются, что означает, что это не может быть надежной наукой), а научные статьи взяты из журналов, которые мне совсем не знакомы, поэтому они могут быть будь и ты лучшим. Да, это спекулятивно с моей стороны, но это заставляет меня сомневаться во всех утверждениях, которые он делает о преимуществах своей программы.

Итак: не читайте это (когда выйдет 1 июня этого года). Может быть, делать подпрограммы, если вы чувствуете, что это в вашем переулке, но, несмотря на хорошую читабельность, пробираться через ухаживание того не стоит.

Горе и дети

Горе и дети

№8; Обновлено в июне 2018 г.

Когда умирает член семьи, дети реагируют не так, как взрослые. Дети дошкольного возраста обычно считают смерть временной и обратимой, и это убеждение подкрепляется героями мультфильмов, которые умирают и снова оживают.Дети в возрасте от пяти до девяти лет начинают думать о смерти как взрослые, но все же верят, что это никогда не случится ни с ними, ни с кем-либо из их знакомых.

К шоку и замешательству ребенка в связи со смертью брата, сестры или родителя добавляется отсутствие других членов семьи, которые могут быть настолько потрясены горем, что не в состоянии справиться с обычной обязанностью по уходу за ребенком.

Родители должны знать о нормальных детских реакциях на смерть в семье, а также о признаках, когда ребенку трудно справиться с горем.Это нормально, что в течение нескольких недель после смерти некоторые дети испытывают непосредственное горе или упорно верят, что член семьи все еще жив. Однако длительное отрицание смерти или избегание горя может быть эмоционально нездоровым и впоследствии привести к более серьезным проблемам.

Ребенка, который боится присутствовать на похоронах, не следует заставлять идти, но планируйте каким-либо образом почтить память этого человека, например, зажечь свечу, произнести молитву, сделать альбом для вырезок, просмотреть фотографии или рассказать история, может быть полезна для процесса горя вашего ребенка.Дети должны иметь возможность выражать свои чувства по поводу потери и горя по-своему.

После того, как дети примут смерть, они, вероятно, будут то и дело демонстрировать чувство грусти в течение длительного периода времени, особенно в особые дни, такие как дни рождения и праздники, а также в неожиданные моменты. Оставшиеся в живых родственники должны проводить с ребенком как можно больше времени, давая понять, что ребенок имеет право открыто или свободно проявлять свои чувства.

Умерший человек был необходим для стабильности мира ребенка, а гнев — естественная реакция.Гнев может проявляться в шумной игре, ночных кошмарах, раздражительности или множестве других форм поведения. Часто ребенок проявляет гнев по отношению к оставшимся в живых членам семьи.

После смерти родителя многие дети будут вести себя моложе, чем они есть на самом деле. Ребенок может временно стать более инфантильным, нуждаться во внимании и объятиях, необоснованно требовать еды, болтать с детьми и даже начать мочиться в постель по ночам. Младшие дети часто считают, что они являются причиной того, что происходит вокруг них.Маленький ребенок может поверить, что его родитель, бабушка или дедушка, брат или сестра умерли, потому что он или она когда-то пожелали этому человеку папы, когда были в гневе. Ребенок чувствует себя виноватым или винит себя за то, что желание сбылось.

Дети, у которых серьезные проблемы с горем и утратой, могут проявлять один или несколько из следующих признаков:

  • длительный период депрессии, при котором ребенок теряет интерес к повседневной деятельности и событиям
  • бессонница, потеря аппетита, длительный страх одиночества
  • долгое время ведет себя намного моложе
  • чрезмерное подражание мертвецу
  • полагая, что они разговаривают или видят умершего члена семьи в течение длительного периода времени
  • повторные заявления о желании присоединиться к умершему
  • уход из друзей
  • резкое падение успеваемости в школе или отказ от посещения школы

Если эти признаки сохраняются, может потребоваться профессиональная помощь.Детский и подростковый психиатр или другой квалифицированный специалист в области психического здоровья может помочь ребенку принять смерть и помочь другим помочь ребенку в процессе оплакивания.

Меган О’Рурк о беспорядке скорби и обучении жить с потерей — Маргинанец

Джон Апдайк написал в своих мемуарах : «Каждый день мы просыпаемся слегка измененными, а человек, которым мы были вчера, мертв. Так зачем же, можно сказать, бояться смерти, когда смерть приходит все время?» И все же, даже если бы мы каким-то образом примирились с собственной смертностью, всякий раз, когда мы думаем о потере тех, кого мы любим больше всего, нас пронзает первобытный и душераздирающий страх — страх, который метастазирует во всепоглощающее горе, когда утрата все-таки приходит.В «Долгое прощание » ( публичная библиотека ), ее великолепных мемуарах о горевании смерти матери, Меган О’Рурк создает шедевр воспоминаний и размышлений, сотканный из экстраординарного эмоционального интеллекта. Поэт, эссеист, литературный критик и один из самых молодых редакторов журнала New Yorker , она рассказывает историю, которая является глубоко личной в своих деталях, но богато резонирующей в своей более широкой человечности, делая осязаемыми запутанные и часто невыразимые сложности. это слишком близко, слишком мучительно знает каждый, кто когда-либо терял любимого человека.Что делает ее письмо — ее ум — особенно очаровательным, так это то, что она привносит в этот парализующий трудный предмет эмоциональную точность поэта, интеллектуальную широту эссеиста и ненасытный читательский дар к метким, изысканно расположенным аллюзиям на такие светила языка и жизни, как Уитмен, Лонгфелло, Теннисон, Свифт и Дикинсон («высший поэт горя»).

Исчезновение от Марии Поповой. (Доступно в виде распечатки.)

О’Рурк пишет:

Когда мы изучаем мир, мы знаем вещи, которые мы не можем сказать, как мы знаем.Когда мы заново познаем мир после потери, мы чувствуем вещи, которые мы почти забыли, старые вещи, под седлом разума.

[…]

Ничто не подготовило меня к потере матери. Даже знание того, что она умрет, не подготовило меня. Мать, в конце концов, это вход в мир. Она — оболочка, в которой вы разделяетесь и становитесь жизнью. Проснуться в мире без нее — все равно, что проснуться в мире без неба: невообразимо.

[…]

Когда мы говорим о любви, мы возвращаемся к началу, чтобы определить момент свободного падения.Но эта история — история конца, смерти, и у нее нет начала. Мать выше любого понятия о начале. Вот что делает ее матерью: вы не можете начать историю.

Мать-мигрантка Доротея Ланж

В дни после смерти матери, когда О’Рурк сталкивается с ожидаемым одиночеством и чувством потерянности, охватившим ее врасплох, она размышляет о парадоксах утраты: наша культура лечит горе — процесс глубокого эмоционального потрясения — с гротескно несоответствующей рациональной рецептурой.С одной стороны, общество, по-видимому, руководствуется набором невысказанных «должен» относительно того, как мы должны себя чувствовать и вести себя перед лицом горя; с другой стороны, замечает она, «у нас так мало ритуалов наблюдения и воплощения потери». Без стратегии преодоления она обнаруживает, что эмоционально отключается и «мертвеет внутри» — чувство, которое психологи называют «онемением» — и описывает разрыв между ее интеллектуальным осознанием грусти и ее недоступным эмоциональным проявлением:

Это было похоже на то, когда вы слишком долго находитесь в холодной воде. Вы знаете, что что-то не так, но не дрожите в течение десяти минут.

Но не менее мучительной, чем последствия утраты, является ожидание тяжелой утраты в течение месяцев, недель и дней, ведущих к неизбежному — особенно жестокой реальности неизлечимой стадии рака. О’Рурк пишет:

.

Так много работы с болезнью ждет. Ожидание назначений, анализов, «процедур». И ждал, в более широком смысле, этого — самой вещи, того, что другой ботинок упадет.

Отличительной чертой этой упреждающей утраты, кажется, является гобелен внутренних противоречий. О’Рурк с изысканным самосознанием отмечает свое негодование по поводу обыденности всего этого — вот ее мать, потягивающая газировку перед телевизором в один из тех последних дней — в сочетании с весомым, сокрушительным состраданием к священной человечности смерти:

Время не подчиняется нашим командам. Вы не можете сделать его святым только потому, что он исчезает.

Затем был вопрос о теле — объекте стольких социальных и личных тревог в реальной жизни, внезапно лишенном контроля в сюрреалистическом переживании неминуемой смерти. Размышляя о поначалу сбивающем с толку опыте помощи матери с туалетом и в туалете и о том, как быстро все нормализовалось, О’Рурк пишет:

Это то, что она сделала для нас, еще до того, как мы стали более закрытыми и цивилизованными в отношении наших тел. В некотором смысле мне это понравилось. Уровень беспокойства о теле был убран, и мы остались с простой реальностью: вот оно.

Я много слышал об идее умереть «достойно», пока моя мать была больна. Только ближе к ее концу я серьезно задумался над тем, что означала эта идея.На самом деле я не считал недостойным, чтобы тело моей матери отказало — таково было человеческое состояние. Помогать маме входить и выходить из туалета было сложно, но это было естественно. Настоящим унижением, казалось, было умирать там, где никто не заботился о тебе так, как твоя семья, умирать там, где всей семье было трудно быть с тобой и где могли быть приняты чрезмерные меры, чтобы сохранить тебе жизнь после момента, который зовет тебя. за то, что отпустил. Я не хотел этого для своей матери. Я хотел, чтобы она могла вернуться домой.Я не хотел притворяться, что она не умрет.

Одна из самых болезненных реалий наблюдения за смертью — одна из которых особенно раздражает личностей типа А — это то, как быстро она разрывает прямую связь между усилиями и результатом, вокруг которой мы строим нашу жизнь. Хотя это понятие может показаться рациональным на первый взгляд — особенно в культуре, которая фетишизирует трудовую этику и «твердость» как ключ к успеху — под животом скрывается магическое мышление, которое выявляется, когда мы видим беспомощность и несправедливость преждевременной смерти. .Отмечая, что «ум скорбящего суеверен, ищет знамений и чудес», О’Рурк улавливает этот парадокс:

Одна из идей, за которую я цеплялся большую часть своей жизни, заключается в том, что если я достаточно постараюсь, то все получится. Если я буду усердно работать, меня пощадят, и я получу то, что желаю, снова и снова находя вход в пещеру, похищая жизнь из бездны. У этой прочной системы убеждений есть коляска, в которой ездят суеверия. До недавнего времени я наполовину верил, что если какая-то песня звучит по радио именно тогда, когда я о ней думаю, это означает, что все будет хорошо.Что я имел в виду? Я предпочел не отвечать на этот вопрос. Присмотреться слишком близко означало проткнуть шарик возможности.

Но сама наша способность к иррациональному — к магии магического мышления — также оказывается необходимой для нашего духовного выживания. Без способности различать в бессмысленном звуке жизни осмысленную мелодию мы были бы поглощены шумом. На самом деле, один из самых поэтичных пассажей О’Рурк повествует о ее попытках найти трансцендентный смысл в обычный день, среди обычного больничного шума:

Я мог слышать кашляющего мужчину, чья семья говорила о спорте и ситкомах каждый раз, когда они посещали его, вежливо сидящего вокруг его кровати, как будто вы не могли видеть ручки смерти, которые были его коленями, торчащими из-под одеяла, но когда они уходили, они обнять его и сказать: Мы любим тебя, и Мы скоро вернемся, и в их голосах, и в моем, и в голосе няни, которая была так нежна с моей мамой, поворотом запястья накрывая ее прохладными белыми простынями, я мог слышать любовь, любовь, которая звучала как веревка, и я начал видеть мерцающий электрический ток, куда бы я ни посмотрел, пока я ходил взад и вперед по коридорам, махая медсестрами, маленькими пятнышками света, усеивающими воздух жилистыми линиями, и я облокотился на эти линии как оттяжки, когда я так устала, что не могла больше идти, и голос в моей голове сказал: Ты видишь эту любовь? И ты до сих пор не веришь?

Я не мог отрицать голос.

Теперь я думаю: это было истощение.

Но в то время любовь, любовь, она была как веревки вокруг меня, тросы, которые могли поднять нас на верхние этажи от нашего затруднительного положения, и на крышу, и через пустые места над больницей к небу, где мы мог смотреть свысока на всех людей, которые водят машину, едят, занимаются сексом, смотрят телевизор, злых людей, усталых людей, счастливых людей, все делают, все существуют —

В течение нескольких недель после смерти ее матери меланхолия — «черная печаль, желчная, сердитая, скользкая в груди» — приходит в сочетании с другой сильной эмоцией, параллельной тоской по другой ветви того-что-больше-не- это:

Я испытал острую ностальгию.Эта тоска по потерянному времени была такой сильной, что я думал, что она может разбить меня на две части, как дерево, пораженное молнией. Меня, как говорится, захлестнули воспоминания. Это было погружение в прошлое, которое угрожало сокрушить любое «рациональное» переживание настоящего, вода поднималась вокруг моих ветвей, поднимаясь выше. Меня мало заботила работа, которую я должен был делать. Меня поглотили воспоминания о, казалось бы, тривиальных вещах.

Но воплощенное присутствие утраты далеко не тривиально. О’Рурк, цитируя психиатра, слова которого остались у нее в памяти, передает это с ужасающей точностью:

.

Люди, которых мы больше всего любим, становятся физической частью нас, внедряются в наши синапсы, в пути, по которым создаются воспоминания.

В другом захватывающем пассаже О’Рурк передает глубину горя, исходящего из наших пор в окружающий нас мир:

В феврале в Нью-Йорке была двухдневная метель. Часами я лежал на диване, читал, смотрел, как снег падает сквозь большой вяз снаружи… небо становится серым, затем зловеще-фиолетовым, ночь ломается вокруг нас, снег, как хлопья пепла. Белая мантия покрывала деревья, автомобили, перемычки и окна. Это было похоже на одно из настроений горя: меланхолическое; отчужденный от нормального; в соприкосновении с тоской, которая напоминает нам, что мы движемся к смерти, как выразился Хайдеггер. Потеря — наша атмосфера; мы, как и снег, всегда падаем на землю и большую часть времени забываем об этом.

Поскольку горе просачивается во внешний мир по мере того, как внутренний опыт просачивается во внешний, понятно — это безнадежно по-человечески — что мы также проецируем сам объект нашего горя на внешний мир. Один из самых распространенных опытов, отмечает О’Рурк, заключается в том, что скорбящие пытаются вернуть мертвых — не буквально, а видя, ища их признаки в ландшафте жизни, символику в повседневности.Разум, в конце концов, — это машина для распознавания образов, и когда мысленный взор так же сильно затуманен определенным объектом, как это бывает, когда мы огорчаем близкого человека, мы начинаем создавать узоры. Вспоминая день, когда она обнаружила внутри библиотечной книги почерк, который, казалось, принадлежал ее матери, О’Рурк пишет:

Мысль о том, что мертвые не исчезли совсем, обладает непреодолимым магнетизмом. Я читал что-то, описывающее то, что я испытал. Многие люди проходят то, что психологи называют периодом «анимизма», когда вы видите умершего человека в предметах и ​​животных вокруг себя и конструируете свою ложную реальность, реальность, в которой она просто прячется или отсутствует.Это была тайная позиция скорбящего, как мне казалось: Я должен сказать, что этот человек мертв, но я не обязан этому верить.

[…]

Принятие — это не обязательно что-то, что вы можете выбрать из меню, например, яйца вместо французских тостов. Вместо этого исследователи теперь считают, что некоторые люди изначально настроены принять свою смерть с «честностью» (их слово, не мое), в то время как другие настроены на «отчаяние». Большинство из нас, тем не менее, находятся где-то посередине, и один вопрос, на котором сейчас сосредоточены исследователи, заключается в следующем: как те, кто находится посередине, могут научиться принимать свою смерть? Ответ имеет реальные последствия как для умирающих, так и для тех, кто скорбит.

О’Рурк рассматривает психологию и физиологию горя:

Когда теряешь близкого человека, приходится пересматривать свою картину мира и свое место в нем. Чем больше ваша личность связана с умершим, тем труднее умственная работа.

Первое систематическое исследование горя, как я читал, было проведено Эрихом Линдеманном. Изучив 101 человека, многие из которых были связаны с жертвами пожара в Кокосовой роще в 1942 году, он определил горе как «ощущения соматического дистресса, возникающие волнами, длящимися от двадцати минут до часа за раз, чувство стеснения в горле». , удушье с одышкой, необходимостью вздохнуть и чувством пустоты в животе, отсутствием мышечной силы и интенсивным субъективным дистрессом, описываемым как напряжение или душевная боль.

Прослеживая историю изучения горя, в том числе известную и часто критикуемую «теорию стадий» Элизабет Кюблер-Росс 1969 года, описывающую простую последовательность отрицания, гнева, торга, депрессии и принятия, О’Рурк отмечает, что большинство людей переживают горе не как последовательное стадии, а как состояния приливов и отливов, которые повторяются в различных точках на протяжении всего процесса. Она пишет:

В настоящее время исследователи считают, что существует два вида горя: «нормальное горе» и «осложненное горе» (также называемое «длительное горе»).«Нормальное горе» — это термин, обозначающий то, что испытывает большинство людей, переживших тяжелую утрату. Он достигает пика в течение первых шести месяцев, а затем начинает рассеиваться. «Осложненное горе» не лечится и часто требует медикаментозного лечения или терапии. Но даже «нормальное горе»… вряд ли можно назвать нежным. Его симптомы включают бессонницу или другие нарушения сна, затрудненное дыхание, слуховые или зрительные галлюцинации, проблемы с аппетитом и сухость во рту.

Одно из самых устойчивых психиатрических представлений о горе, отмечает О’Рурк, — это представление о том, что нужно «отпустить», чтобы «идти дальше» — утверждение, которого много даже в случайных советах ее друзей в последующие недели. смерть ее матери.И все же это не обязательно правильная стратегия выживания для всех, не говоря уже о единственной, как предполагает наша культура. Не желая «отпускать», О’Рурк находит утешение в антропологических альтернативах:

.

Исследования показали, что некоторые скорбящие держатся за отношения с умершим без каких-либо заметных побочных эффектов. В Китае, например, скорбящие регулярно разговаривают с умершими предками, и одно исследование показало, что скорбящие там «быстрее восстанавливаются после утраты», чем скорбящие американцы.

Однако я жил не в Китае, и в те недели после смерти моей матери я чувствовал, что мир ожидает, что я смирюсь с потерей и буду двигаться вперед, как какой-то эмоциональный воин. Однажды ночью я услышала, как персонаж сериала «24» — президент Соединенных Штатов — объявила, что горе — это «роскошь», которую она не может «позволить себе прямо сейчас». Эта модель представляет собой старую американскую этику преодоления боли, отдаваясь работе; в нем заложено желание не смотреть на смерть. Мы приняли своего рода политику «Спрашивай, а не говори».Вопрос «Как дела?» — это выражение беспокойства, но, как сказал мой отец, скорбящий быстро понимает, что это не всегда следует принимать за настоящее исследование… У скорбящего время не такое, как у всех остальных. Горе, которое длится дольше нескольких недель, может выглядеть для окружающих как баловство. Но если вы в трауре, три месяца кажутся ничем — [согласно некоторым] исследованиям, три месяца вполне могут обнаружить, что вы приближаетесь к вершине печали.

Еще одна западная гегемония в культуре горя, отмечает О’Рурк, — это ее приватизация — негласное правило, что траур — это то, что мы делаем в уединении нашей внутренней жизни, в одиночестве, вдали от посторонних глаз.Хотя на протяжении столетий частное горе преподносилось как публичный траур, современность лишила нас ритуалов, помогающих справиться с горем:

Исчезновение траурных ритуалов коснется всех, а не только скорбящего. Одна из причин, по которой многие люди не знают, как действовать в случае потери, заключается в том, что им не хватает правил или значимых условностей, и они боятся совершить ошибку. Раньше ритуалы помогали сообществу, давая каждому понять, что делать или говорить. Итак, мы в море.

[…]

Такие ритуалы… касаются не только отдельных людей; они о сообществе.

Жажда «формализации горя, которая могла бы воплотить его вовне», О’Рурк погружается в существующую литературу:

Британский антрополог Джеффри Горер, автор книги «Смерть, горе и скорбь », утверждает, что, по крайней мере в Великобритании, Первая мировая война сыграла огромную роль в изменении того, как люди скорбят. Сообщества были настолько ошеломлены огромным количеством мертвых, что практика ритуального траура по отдельным людям подошла к концу.Другие изменения были менее очевидными, но не менее важными. Все больше людей, в том числе женщин, стали работать вне дома; в отсутствие опекунов смерть все чаще происходила в карантинных пеленах больницы. Возникновение психоанализа сместило внимание с коллективного опыта на индивидуальный. В 1917 году, всего через два года после того, как Эмиль Дюркгейм написал о трауре как важном социальном процессе, Фрейд в своей работе «Печаль и меланхолия» определил его как нечто по существу личное и индивидуальное, интериоризующее работу горя. Я читал, что через несколько поколений переживание горя коренным образом изменилось. Смерть и траур были в значительной степени удалены из публичной сферы. К 1960-м годам Горер мог написать, что многие люди считали, что «разумные, рациональные мужчины и женщины могут держать свою скорбь под полным контролем силой воли и характера, так что она не нуждается в публичном выражении и потворствует, если вообще, наедине, так же украдкой, как . . . мастурбация.» Сегодня наш единственный публичный траур принимает форму наблюдения за похоронами знаменитостей и государственных деятелей.Такое горе принято высмеивать как ложное или вуайеристское («крокодиловы слезы», как назвал один комментатор страдания скорбящих на похоронах принцессы Дианы), и тем не менее оно выполняет важную социальную функцию. Лидер предполагает, что это более опосредованная версия практики, которая восходит к солдатам в году, когда они оплакивали вместе с Ахиллесом павшего Патрокла.

Я поймал себя на том, что киваю, узнав выводы Горера. «Если скорби не дать выхода, результатом будут страдания», — писал Горер.«На данный момент наше общество явно не в состоянии оказать эту поддержку и помощь. . . . Цена этой неудачи в страдании, одиночестве, отчаянии и неадекватном поведении очень высока». Может быть, это не совпадение, что в западных странах с меньшим количеством траурных ритуалов скорбящие сообщают о большем количестве физических недомоганий в течение года после смерти.

Иллюстрация из «Илиада и Одиссея: Гигантская золотая книга » Алисы и Мартина Провенсен.

Найдя утешение в прекрасных размышлениях Мэрилин Робинсон о нашей человечности, О’Рурк возвращается к своему собственному путешествию:

Потусторонность утраты была настолько сильна, что временами мне приходилось верить, что это был единственный переход, какая-то привилегия, даже если все, что он оставил мне, было более ясным пониманием нашего человеческого затруднительного положения.Вот почему меня постоянно тянуло в далекую пустыню: я хотел, чтобы мне напоминали о том, как нуминозное вторгается в обычную жизнь.

Размышляя о своей борьбе с потерей матери — ее отсутствием, «отсутствием, которое становится присутствием» — О’Рурк пишет:

Если дети учатся, подвергаясь новым переживаниям, то скорбящие и учатся, подвергаясь отсутствию в новых контекстах. Горе требует снова и снова знакомиться с миром; каждое «первое» вызывает разрыв, который необходимо восстановить… И поэтому вы всегда чувствуете тревогу, странный страх — вы никогда не знаете, какой случай вновь разомкнет утрату.

Позже она добавляет:

После поражения нужно научиться верить, что мертвый мертв. Это не приходит естественным путем.

Одним из самых пугающих эффектов горя является то, как оно переориентирует нас на самих себя, поскольку оно выявляет парадокс нашей смертности и зарождающееся осознание нашего собственного непостоянства. В словах О’Рурка звучит глубокий дискомфорт от нашей общей экзистенциальной связи:

.

Страх смерти настолько первобытен, что настигает меня на молекулярном уровне.В самые низкие моменты он производит нигилизм. Если я собираюсь умереть, почему бы не покончить с этим? Зачем жить в этой агонии ожидания?

[…]

Я не мог отодвинуть в сторону эти вопросы: Что нам делать с осознанием того, что мы умираем? Какую сделку вы заключаете в своем уме, чтобы не сойти с ума от страха перед затруднительным положением, затруднительным положением, в которое никто из нас не входил сознательно? Вы можете верить в Бога и небеса, если у вас есть способность к вере. Или, если вы этого не сделаете, вы можете сделать то, что сделал такой стоик, как Сенека, и оттолкнуть ужас, отметив, что если смерть действительно является вымиранием, она не причинит боли, потому что мы ее не испытаем.«Было бы ужасно, если бы оно осталось у вас; но по необходимости оно либо не приходит, либо уходит», — писал он.

Если эта логика не утешительна, вы можете решить, как это сделали Платон и Джонатан Свифт, что, поскольку смерть естественна и боги должны существовать, это не может быть чем-то плохим. Как сказал Свифт, «невозможно, чтобы что-либо настолько естественное, столь необходимое и столь универсальное, как смерть, когда-либо было задумано Провидением как зло для человечества». И Сократ: «Я вполне готов признать… что мне следовало бы скорбеть о смерти, если бы я прежде всего не был убежден, что иду к другим богам, мудрым и добрым.Но это плохое утешение для тех из нас, у кого нет богов, к которым можно было бы обратиться. Если вы любите этот мир, как вы можете рассчитывать на то, что покинете его? Руссо писал: «Лжёт тот, кто притворяется, что смотрит на смерть без страха. Все люди боятся смерти, это великий закон разумных существ, без которого скоро погиб бы весь человеческий род».

И все же О’Рурк приходит к тому же выводу, что и Алан Лайтман в своем возвышенном размышлении о нашем стремлении к постоянству, когда она пишет:

Без смерти наша жизнь потеряла бы свою форму: «Смерть — мать красоты», — писал Уоллес Стивенс.Или, как говорит персонаж из « White Noise » Дона Делилло: «Я думаю, что это ошибка — терять чувство смерти, даже страх смерти. Разве смерть не та граница, которая нам нужна?» Непонятно, хочет ли Делилло, чтобы мы согласились, но я думаю, что да. Я люблю мир больше, потому что он преходящ.

[…]

Казалось бы, жить так близко к временному испортило бы жизнь, а порой и осложнило бы ее. Но в другое время я воспринимал мир с меньшим страхом и большей ясностью.Не имело значения, что я стоял в очереди еще две минуты. Я мог впитать ощущения цвета, звука, жизни. Как странно, что мы живем на этой планете и делаем коробки из-под хлопьев, тележки для покупок и жевательную резинку! Что мы должны отремонтировать величественные старые банки и заменить их банками Trader Joe’s! Мы были муравьями в сахарнице, и однажды она опустеет.

Метеоритный дождь Эдмунда Вайса, 1888 г. (Доступно в печатном виде.)

Это осознание нашей быстротечности, нашей ничтожности и парадоксального расширения нашей жизни, которое оно производит, кажется единственным утешением от хватки горя, хотя мы все приходим к это по-другому. Отец О’Рурка подошел к этому с другой стороны. Рассказывая о разговоре с ним одной осенней ночью — нельзя не заметить красивое, хотя и невольное эхо памятных слов Карла Сагана, — О’Рурк пишет:

«Метеоритный дождь Персеиды уже здесь», — сказал он мне. «И я ужинал на улице, а потом лежал в шезлонгах, наблюдая за звездами, как мы с твоей мамой раньше, — в какой-то момент он перестал называть ее мамой, — и это помогает. Это может показаться странным, но я сидел там, смотрел на небо и думал: «Ты всего лишь пылинка.А твои беды и муки — всего лишь пылинка». И это помогло мне. Я позволил себе думать о вещах, о которых боялся думать и чувствовать. И это позволило мне быть там — присутствовать. Какой бы ни была моя жизнь, какой бы ни была моя потеря, она ничтожна перед всем этим существованием… Метеоритный дождь что-то изменил. Раньше я смотрел в телескоп в другую сторону: я просто смотрел на то, чего там не было. Теперь я смотрю, что там».

О’Рурк продолжает размышлять об этом колоссальном качестве потери:

Это не вопрос преодоления или исцеления. Нет; вопрос в том, чтобы научиться жить с этой трансформацией. Ибо потеря преображает, в хорошем и плохом смысле, это клубок перемен, который нельзя вплести в обычные катушки повествования. Он слишком центральный для этого. Это не выход из кокона, а дерево, растущее вокруг препятствия.

В одном из самых красивых пассажей книги О’Рурк передает духовное осмысление смерти в анекдоте, который напоминает рассказ Алана Лайтмана о «трансцендентном опыте» и утешение Алана Уотта в единстве вселенной.Она пишет:

До того, как мы рассеяли пепел, я пережил жуткий опыт. Я пошел на короткую пробежку. Я ненавижу бегать по холоду, но после стольких дней в помещении в разгар зимы меня переполняло изобилие. Я пробежал налегке по полосатому, голому лесу, мимо моего любимого дома, замершего на высоком холме, и повернул назад, летя вверх по дороге, повернув налево. На последнем отрезке я ускорил темп, воздух стал хрустящим, и я почувствовал, что парю над землей. Мир стал зеленоватым. Яркость снега и деревьев усилилась.У меня чуть не закружилась голова. Я понял, что за ярким плоским горизонтом древесного ландшафта скрываются миры, недоступные нашему повседневному восприятию. Моя мать была там, недоступная для меня, но неизгладимая. Кровь бежала по венам, снег и деревья мерцали зеленоватым светом. Преисполненный радости, я остановился на дороге, чувствуя себя участником драмы, которую не понимал и в которой не нуждался. Затем я помчался по подъездной дорожке и открыл дверь, и когда жара ушла, ясность исчезла.

Однажды у меня уже было подобное предчувствие, когда я был ребенком в Вермонте. Я шел от дома, чтобы открыть ворота на подъездную дорожку. Это было осенью. Когда я положил руку на ворота, мир вспыхнул ярким пламенем, таким же ярким, как осенние листья, и я поднялся над собой и понял, что являюсь частью великолепной книги. То, что я называл «жизнью», было тонкой версией чего-то большего, все страницы которого были исписаны. Что буду делать, как буду жить — это уже было известно. Я стоял там, и в моей крови гудел какой-то покой.

Неверующая, впервые в жизни помолившаяся после смерти матери, О’Рурк цитирует светящуюся медитацию Вирджинии Вулф о духе и пишет:

Это самое близкое описание, которое я когда-либо встречал, к тому, что я считаю своим опытом. Я подозреваю, что за шерстью, даже за шерстью горя, скрывается узор; этот паттерн может и не привести к небесам или к выживанию моего сознания — честно говоря, я так не думаю, — но то, что он каким-то образом присутствует в наших нейронах и синапсах, для меня очевидно.Мы непрозрачны для самих себя. Наши стремления подобны плотным занавескам, развевающимся на ветру. Мы даем им имена. Чего я не знаю, так это того, что эта инаковость — это ощущение невероятно реальной вселенной, превышающее нашу способность понять ее, — означает, что вокруг нас есть смысл?

[…]

Я многое узнал о том, как люди думают о смерти. Но это не обязательно научило меня большему о моей мертвой, где она, что она из себя представляет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.