Краткое содержание и а гончаров мильон терзаний: «Мильон терзаний» краткое содержание статьи Ивана Гончарова – читать пересказ онлайн

Содержание

«Мильон терзаний» за 8 минут. Краткое содержание статьи Гончарова

: Статья посвящена нестареющей, всегда актуальной пьесе Грибоедова «Горе от ума», испорченному условной моралью обществу и Чацкому — борцу за свободу и обличителю лжи, который не исчезнет из общества.

Иван Гончаров отмечает свежесть и моложавость пьесы «Горе от ума»:

Она как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых.

Несмотря на гений Пушкина, его герои «бледнеют и уходят в прошлое», пьеса же Грибоедова появилась раньше, но пережила их, считает автор статьи. Грамотная масса сразу разобрала её на цитаты, но пьеса выдержала и это испытание.

Продолжение после рекламы:

«Горе от ума» — это и картина нравов, и галерея живых типов, и «вечно острая, жгучая сатира». «В группе двадцати лиц отразилась… вся прежняя Москва». Гончаров отмечает художественную законченность и определённость пьесы, какая далась лишь Пушкину и Гоголю.

Всё взято из московских гостиных и перенесено в книгу. Черты Фамусовых и Молчалиных будут в обществе до тех пор, пока будут существовать сплетни, безделье и низкопо­клон­ничество.

Главная роль — роль Чацкого. Грибоедов приписал горе Чацкого его уму, «а Пушкин отказал ему вовсе в уме».

Между тем Чацкий как личность несравненно выше и умнее Онегина и Печорина. Он искренний и горячий деятель, а те — паразиты, …начертанные великими талантами, как болезненные порождения отжившего века.

В отличие от неспособных к делу Онегина и Печорина Чацкий готовился к серьёзной деятельности: учился, читал, путешествовал, но разошёлся с министрами по известной причине: «Служить бы рад, — прислуживаться тошно».

Споры Чацкого с Фамусовым открывают основную цель комедии: Чацкий — сторонник новых идей, он осуждает «прошедшего житья подлейшие черты», за которые стоит Фамусов.

Образовались два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусовых и всей братии «отцов и старших», с другой — один пылкий и отважный боец, «враг исканий».

Брифли существует благодаря рекламе:

Развивается в пьесе и любовная интрига. Обморок Софьи после падения Молчалина с лошади помогает Чацкому почти угадать причину. Теряя свой «ум», он прямо нападет на соперника, хотя уже очевидно, что Софье, по её же словам, милей его «иные». Чацкий готов выпрашивать то, что выпросить нельзя — любовь. В его молящем тоне слышны жалоба и упрёки:

Но есть ли в нем та страсть? то чувство? пылкость та?
Чтоб, кроме вас, ему мир целый»
Казался прах и суета?

Чем дальше, тем слышнее в речи Чацкого слёзы, считает Гончаров, но «остатки ума спасают его от бесполезного унижения». Софья же сама себя почти выдаёт, говоря о Молчалине, что «Бог нас свёл». Но её спасает ничтожество Молчалина. Она рисует Чацкому его портрет, не замечая, что он выходит пошлым:

Смотрите, дружбу всех он в доме приобрел;
При батюшке три года служит,
Тот часто без толку сердит,
А он безмолвием его обезоружит…
…от старичков не ступит за порог…
…Чужих и вкривь и вкось не рубит, —
Вот я за что его люблю.

Чацкий утешает себя после каждой похвалы Молчалину: «Она его не уважает», «Она не ставит в грош его», «Шалит, она его не любит».

Продолжение после рекламы:

Другая бойкая комедия ввергает Чацкого в пучину московской жизни. Это Горичевы — опустившийся барин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», под башмаком своей приторной жеманной супруги, это Хлестова, «остаток екатери­нинского века, с моськой и арапкой-девочкой», «руина прошлого» князь Пётр Ильич, явный мошенник Загорецкий, и «эти NN, и все толки их, и всё занимающее их содержание!»

Своими едкими репликами и сарказмами Чацкий настраивает всех их против себя. Он надеется найти сочувствие у Софьи, не подозревая о заговоре против него в неприятельском лагере.

«Мильон терзаний» и «горе!» — вот что он пожал за всё, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: ум его беспощадно поражал больные места врагов.

Но борьба его утомила. Он грустен, желчен и придирчив, замечает автор, Чацкий впадает почти в нетрезвость речи и подтверждает распущенный Софьей слух о его сумасшествии.

Пушкин, вероятно, отказывал Чацкому в уме из-за последней сцены 4-го акта: ни Онегин, ни Печорин не повели бы себя так, как Чацкий в сенях. Он не лев, не франт, не умеет и не хочет рисоваться, он искренен, поэтому ум ему изменил — он наделал таких пустяков! Подглядев свидание Софьи и Молчалина, он разыграл роль Отелло, на какую не имел прав. Гончаров отмечает, что Чацкий упрекает Софью, что та его «надеждой завлекла», но она только и делала, что отталкивала его.

А между тем Софья Павловна индивидуально не безнрав­ственна: она грешит грехом неведения, слепоты, в которой жили все…

Брифли существует благодаря рекламе:

Чтобы передать общий смысл условной морали, Гончаров приводит двустишие Пушкина:

Свет не карает заблуждений,
Но тайны требует для них!

Автор замечает, что Софья никогда не прозрела бы от этой условной морали без Чацкого, «за неимением случая». Но она не может уважать его: Чацкий её вечный «укоряющий свидетель», он открыл ей глаза на истинное лицо Молчалина. Софья — это «смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намёка на идеи и убеждения,… умственная и нравственная слепота…» Но это принадлежит воспитанию, в её собственной личности есть что-то «горячее, нежное, даже мечтательное».

Женщины учились только воображать и чувствовать и не учились мыслить и знать.

Гончаров отмечает, что в чувстве Софьи к Молчалину есть что-то искреннее, напоминающее пушкинскую Татьяну. «Разницу между ними кладёт „московский отпечаток“». Софья так же готова выдать себя в любви, она не находит предосу­ди­тельным первой начать роман, как и Татьяна. В Софье Павловне есть задатки недюжинной натуры, недаром её любил Чацкий. Но Софью влекло помочь бедному созданию, возвысить его до себя, а потом властвовать над ним, «сделать его счастье и иметь в нём вечного раба».

Чацкий, говорит автор статьи, только сеет, а пожинают другие, его страдание — в безнадёжности успеха. Мильон терзаний — это терновый венец Чацких — терзаний от всего: от ума, а ещё более от оскорблённого чувства. Ни Онегин, ни Печорин не подходят на эту роль. Даже после убийства Ленского Онегин увозит с собой на «гривенник» терзаний! Чацкий другой:

Он требует места и свободы своему веку: просит дела, но не хочет прислуживаться, и клеймит позором низкопо­клонство и шутовство.

Идея «свободной жизни» — это свобода от всех цепей рабства, которыми оковано общество. Фамусов и другие внутренне согласны с Чацким, но борьба за существование не даёт им уступить.

Он вечный обличитель лжи, запрятавшейся в пословицу: «Один в поле не воин». Нет, воин, если он Чацкий, и при том победитель, но передовой воин, застрельщик и — всегда жертва.

Этот образ вряд ли состарится. По мнению Гончарова, Чацкий — наиболее живая личность как человек и исполнитель роли, доверенной ему Грибоедовым.

…Чацкие живут и не переводятся в обществе, повторяясь на каждом шагу, в каждом доме, где под одной кровлей уживается старое с молодым… Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого…

«Две комедии как будто вложены одна в другую»: мелкая, интрига любви, и частная, которая разыгрывается в большую битву.

Далее Гончаров говорит о постановке пьесы на сцене. Он считает, что в игре нельзя претендовать на историческую верность, так как «живой след почти пропал, а историческая даль ещё близка. Артисту необходимо прибегать к творчеству, к созданию идеалов, по степени своего понимания эпохи и произведения Грибоедова». Это первое сценическое условие. Второе — это художественное исполнение языка:

Актёр, как музыкант, обязан… додуматься до того звука голоса и до той интонации, какими должен быть произнесён каждый стих: это значит — додуматься до тонкого критического понимания всей поэзии…

«Откуда, как не со сцены, можно желать услышать образцовое чтение образцовых произведений?» Именно на утрату литературного исполнения справедливо жалуется публика.

✅ Краткий пересказ гончаров мильон терзаний. Мильон терзаний — Гончаров И


О чем статья И. А. Гончарова «Мильон терзаний»

Если проводить краткий пересказ произведения, в статье говорится преимущественно о Чацком, который является главным персонажем. На него направлен анализ произведения.

Гончаров, описывая Чацкого, характеризует его такими качествами как правдивость и смелость. Никому ещё не удавалось так полно передать образ героя.

Так же Иван Александрович не оставляет без внимания других персонажей пьесы, рассказывает о «двух лагерях» комедии и об «интриге любви» между героями.

«Горе от ума, по мнению Гончарова, отличается живучестью и держится особняком в литературе. В статье автор сравнивает комедию с другими великими литературными произведениями.

Гончаров «Мильон терзаний» очень кратко

Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкою живучестью от других произведений слова.

«Горе от ума» появилось раньше Онегина, Печорина, пережило их, про­шло невредимо через гоголевский период, прожило эти полвека со времени своего появления и все живет своей нетленною жизнью, переживет и еще много эпох и все не утратит своей жизненности.

Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку. Вся пьеса представля­ется каким-то кругом знакомых читателю лиц и притом таким определен­ным и замкнутым, как колода карт.

Другие, отдавая справедливость картине нравов, верности типов, до­рожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой — моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни.

Главная роль, конечно, — роль Чацкого, без которой не было бы коме­дии, а была бы, пожалуй, картина нравов.

Сам Грибоедов приписал горе Чацкого его уму, а Пушкин отказал ему вовсе в уме. Чацкий начинает новый век — и в этом все его значение и весь «ум».

«А судьи кто?» и т. д. Тут завязывается борьба, важная и серьезная, целая битва. Здесь в нескольких словах раздается, как в увертюре опер, главный мотив. Намекается на истинный смысл и цель комедии. Оба, Фа­мусов и Чацкий, бросили друг другу перчатку.

Образовались два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусо­вых и всей братии «отцов и старших»; с другой — один пылкий и отважный боец, «враг исканий». Это борьба на жизнь и смерть, борьба за существо­вание, как новейшие натуралисты определяют естественную смену поко­лений в животном мире.

«Мильон терзаний» — и «горе» — вот что Чацкий получил за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: ум его беспощадно поражал больные места врагов.

Между тем ему досталось выпить до дна горькую чашу — не найдя ни в ком «сочувствия живого» уехать, увозя с собой только «мильон терзаний».

Литература не выбьется из магического круга, начертанного Грибое­довым, как только художник коснется борьбы понятий, смены поколений.

Тезисный план по статье «Мильон терзаний»

По критической статье Гончарова пишут сочинения и изложения, раскрывая самые разнообразные вопросы, актуальные и в наше время.

Конспект урока по литературе в 9 классе на указанную тему:

  1. Картина «Горе от ума» держится особняком в литературе.
  2. «Горе от ума» — комедия, которая никогда не утратит свою жизненность, в отличие от других произведений.
  3. Картина разделилась на два лагеря – «лагерь Чацкого» и «лагерь Молчалиных».
  4. Без Чацкого в произведении не было бы борьбы нравов в комедии.
  5. «Мильон терзаний» — это то, что Чацкий получил как результат своей борьбы.
  6. Язык комедии – живая разговорная речь.

Значение «Горе от ума» для русской литературы

В качестве названия статьи Гончаров выбрал высказывание Александра Чацкого, одного из центральных действующих лиц комедии. Если взглянуть на эту цитату, сразу станет понятно, о чём идёт речь в этой работе.
Гончаров пишет, что Грибоедову удалось создать персонажей, чьи образы остались актуальными и через 40 лет после создания произведения (первые отрывки «Горе от ума» увидели свет в 1825 году, а статья «Мильон терзаний» — через 46 лет). В этом плане комедия сумела превзойти два других шедевра русской литературы: «Евгения Онегина» Александра Сергеевича Пушкина и «Недоросль» Дениса Ивановича Фонвизина.

Поскольку произведение было очень близко по духу аудитории, оно быстро разошлось на цитаты. После этого оно не только не опошлилось, а даже наоборот — стало ещё ближе к читателю.

Как отмечает Иван Гончаров, Александру Грибоедову удалось отобразить в своей комедии всю эпоху от Екатерины до Николая. При этом атмосфера Москвы, её традиции и нравы, характерные для времени действия «Горе от ума», были представлены автором в образах всего 20 персонажей.

Характеристика и оценка критиком героев

Каждый персонаж из пьесы переживает своё горе. Характерные черты каждого действующего лица и их описание помогут заполнить таблицу по критической статье.

Софья

Софья Павловна Фамусова — одна из героинь комедии, она не занимает ни одну сторону из двух лагерей. Тем самым можно сказать, что Софья не имеет своего мнения.

Ей неинтересна общественно-политическая жизнь страны, что вполне нормально для молодой девушки того времени. Но если пронести образ Софьи сквозь века, она является нейтральным персонажем.

Она живёт в поисках идеала из французских книг, под который подходил Молчалин.

Гончаров жалеет Софью и говорит о том, что ей досталось тяжелее всего, ведь она действительно любила Чацкого и характеризует героиню, как нежную, мечтательную и неглупую.

Цитата из статьи Гончарова:

Чацкий

Александр Андреевич — сильная личность, которая не поддается чужому влиянию. Он, по мнению Гончарова, является великим деятелем и действительно мог бы перевернуть весь мир.

Иван Александрович характеризует Чацкого как персонажа, который сделал произведение «Горе от ума» бессмертным. Его образ можно связать с умными людьми того времени и настоящего,

Чацкий не боялся и быть неудобным для своего окружения. Его главной задачей было добиться истины.

Чацкий не находит в своем окружении поддержки и уезжает, увозя с собой миллион терзаний.

Гончаров о Чацком:

Молчалин

Противоположностью Чацкого является Алексей Степанович.

Гончаров описывает его как человека с набором негативных качеств.

Главной задачей автора было показать, что Россия Молчалиных придёт в конечном итоге к страшному концу.

Подлый, притворный, лживый и трусливый – основные черты героя.

Прямая цитата из статьи о Молчалине:

Фамусов

Павел Афанасьевич — представитель дворянского сословия с устаревшими взглядами. Чацкий вступает в конфликт с Фамусовым, и они всё время критикуют друг друга.

Гончаров говорит про Фамусова как об одном из цельных и понятных персонажей. Уверенный, самодовольный, с фундаментальным складом ума, для которого все неровности России являются обыденностью и привычной нормой.

Такие, как Фамусов, спокойно смотрят на взяточничество и безалаберно относятся к своей работе.

Цитата из критической статьи Гончарова И. А.:

Короткий пересказ «Мильон терзаний» Гончарова

О комедии в целом:

«Нельзя представить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стих слились здесь во что-то нераздельное затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот… шутку и злость русского ума и языка. «Горе от ума»… — комедия жизни».

«Полотно ее (комедии) захватывает длинный период русской жизни — от Екатерины до императора Николая. В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы. И это с такой художественною, объективною законченностью и определенностью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю».

«Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку… Другие… дорожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой — моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни».

«Только о Чацком многие недоумевают: что он такое. Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием. У него есть и сердце, и при том он безукоризненно честен… Он искренний и горячий деятель… Между тем Чацкому досталось до дна… выпить… горькую чашу — не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой лишь «мильон терзаний»… Он знает, за что он воюет и что должна принести ему эта жизнь… Эти честные, горячие, иногда желчные личности, которые не прячутся покорно в сторону от встречной уродливости, а смело идут навстречу ей и вступают в борьбу… Чацкий… наиболее живая личность, натура его сильнее и глубже прочих лиц и потому не могла быть исчерпана в комедии».

«Это (Софья) — смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения, путаница понятий, умственная и нравственная слепота — все это не имеет в ней характера личных пороков, а является как общие черты ее круга… Софья… прячет в тени что-то свое, горячее, нежное, даже мечтательное. Остальное принадлежит воспитанию».

Образ Софьи

Гончаров считает, что в пьесе «Горе от ума» в образе Софьи представлена среднестатистическая женщина той эпохи. Это нравственная и в то же время умственная слепота, которые затмеваются инстинктами похоти. Только с помощью постороннего человека эта пелена перед глазами постепенно уходит, а прозрение наступает, но слишком поздно, так как девичья честь растоптана осуждениями окружающих.

В данном случае роль Чацкого заключается в том, что именно он раскрыл девушке глаза на всю ничтожность Молчалина. Своей постоянной ревностью молодой человек все время подчеркивал, что Молчалин не достоин ее руки и сердца.

Обратите внимание! Софья — это еще и сильная женская натура, которой плевать на мнение окружающих. Вполне возможно, что именно за эти качества Чацкий влюбился в нее и так желал завладеть ее сердцем, ведь девушка была ровней ему по разуму.

Несмотря на всю силу своего характера, Софья была увлечена Молчалиным по той простой причине, что испытывала к нему не только любовь, но и большую жалость. В глазах сильной женщины Молчалин выглядел слабым мужчиной, которому нужна была постоянная моральная поддержка. Софья хотела возвысить его, чтобы тот стал ровней ей и все время был рядом. Женщина могла бы заполучить себе вечного раба, находящегося под ее полным психологическим контролем.


Цитата

Два лагеря и любовный треугольник

В комедийной пьесе Грибоедова «Горе от ума» формируются два основных лагеря противников:

  • Большая семья Фамусовых. Здесь автором описаны старшие и младшие братья, а также их отец.
  • Один против всех, вечный искатель истины и новых идей — Чацкий.

Также в комедии разворачивается любовная интрига. Это треугольник отношений, образованный Софьей, Чацким и Молчалиным.


Софья влюблена в Молчалина, но не может сказать о своих чувствах, так как проявление женщиной страсти по отношению к мужчине является признаком пошлости. Несмотря на это, Софья всячески намекает Молчалину о том, что он ей не безразличен.

Во время прогулки на лошади девушка прикидывается, что потеряла сознание. Молчалин же настолько робкий и стеснительный человек, что находится в оцепенении и не способен распознать истинные намерения Софьи.

Александр Андреевич в свою очередь испытывает любовные чувства к Софье. Главный герой не скрывает своего отношения к объекту любви, но девушка не проявляет к нему никакого интереса. Все ее мысли заняты исключительно Молчалиным. Из-за этого Чацкий считает соперника ничтожеством, которое не достойно любви столь прекрасной женщины, как Софья. Себя же Чацкий относит к категории пылких и отважных мужчин, чью душу и разум разрывают «мильон терзаний».

Своими острыми и в то же время саркастическими репликами Чацкий добивается того, что настраивает Фамусовых, Софью и Молчалина против себя. И все же у него где-то в глубине души еще остается надежда на то, что Софья проявит к нему сострадание и ответит взаимностью на его любовные чувства. Бедный молодой человек даже не подозревает, что в неприятельском лагере семьи Фамусовых против него готовится заговор. До этого времени его острый разум колко уничтожал всех окружающих врагов, мысли быстро трансформировались в ядовитые слова, которые поражали самые больные места недоброжелателей.

Это интересно! Александр Куприн – Гранатовый браслет: читаем краткое содержание

Мильон терзаний — краткое содержание статьи Гончарова

«Мильон терзаний» Гончарова – это своего рода критическая статья, в которой обсуждаются проблемы произведения Грибоедова «Горе от ума». Гончаров делает  анализ вышеуказанного рассказа.

В статье говорится о том, что страну ждут огромные перемены, а Чацкий это представитель новой эпохи. Он может стать  великим  человеком.

Гончаров считает произведение «Горе от  ума» великой и долгожданной комедией. Именно ее ждал народ. В своей статье автор анализирует политическую, социальную и общественную жизнь в России того времени. В этот период Россия переживала перемены, а именно переход от феодализма к капитализму. На дворянские слои  населения возлагались большие надежды. Именно они должны были изменить страну к лучшему.

Но, к сожалению, дворяне были ленивыми и не образованными людьми. Чацкий сильно отличается от всех. Он был умным, постоянно хотел развиваться и занимался самосовершенствованием. Он смело смотрел в будущее и хотел перемен.

На тат момент стране нужны были люди, которые хотят самосовершенствоваться и могут  жертвовать своими интересами ради других. Обществу нужно было что-то новое. Стране нужен был человек, который мыслит не стандартно.

Гончаров  в своей статье восхваляет Чацкого. Он считает, что этот персонаж может создать новый мир и сломать старые устои общества. Молодой человек постоянно ищет истину, хочет постичь новые науки. Ему не нравится, как живут современные дворяне. Он считает их лентяями и глупцами. Дворяне не признают ничего нового. Все, что им не понятно они сразу же отвергают. Поэтому они с легкостью объявили Чацкого сумасшедшим. Чацкий был слишком умен для того общества. Такие люди никогда не смогут жить лучше и по-новому.

Чацкий образованный человек, но общество его не воспринимает. Это парадокс для Гончарова. Именно поэтому автор написал свою статью. Он подробно рассмотрел образ Чацкого.

Противоположностью Чацкого выступает Молчалин. Гончаров считает, что если страной будут управлять Молчалины, то будет крах России. Его образ негативный для Гончарова. Молчалин лицемерный, с легкостью предает людей, не имеет собственного мнения.

Гончаров в своей статье жестко критикует таких людей как Молчалин. Он считает их трусливыми, глупыми, лживыми и жадными.  Гончаров считает, что такие люди с легкостью приходят к власти. Их продвигают те, кто желает руководить. Молчалин будет делать все, что ему скажут ради власти и денег.

Статья Гончарова не теряет своей актуальности и важности, и по сей день. В современной России, наверное, больше Молчалиных, чем Чацких.

 Автор считает, Что Чацкий деятель, и он смог бы изменить положение страны. Он новый и современный человек. Только такие люди могут создать новое и прогрессивное общество.

Гончаров считает его сильной личностью. Чацкий не боится высказывать свое мнение и не боится осуждения со стороны общественности. Он честный перед собой и другими. Он сильная личность, только такие как он могут повести за собой народ.

В финале статьи мы наблюдаем нотки оптимизма. Гончаров считает комедию Грибоедова настоящим шедевром. В ней много правды и истинны. Гончаров в своей статье хотел защитить Чацкого и показать всем, что этот персонаж достойный управлять великой страной.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Мильон терзаний. Читательский дневник

Советуем почитать

  • Краткое содержание рассказа Ученая обезьянка Зощенко

    Жанровая направленность произведения позволяет отнести его к разряду короткого рассказа, основная тема которого заключается в сатирическом изображении негативных черт человеческого характера, в частности жадности.

  • Коляска — краткое содержание Гоголя

    Произведение «Коляска», написанное Николаем Гоголем в 1835 году, входит в сборник «Петербургские повести». События разворачиваются в небольшом уездном городе Б. в первой четверти XIX века.

  • Малыш и Карлсон, который живёт на крыше — краткое содержание сказки Линдгрен

    Сванте Свантесон, которого все в семье называют «малыш» — вполне обычный шведский мальчик. У него есть любящие мама и папа, старший брат Боссе и старшая сестра Бетан.

  • Эпос о Гильгамеше — краткое содержание

    Самым известным эпосом является Эпос Гильгамеше. Это народное сказание Древней Месопотамии, которое описывает героизм и отвагу главного героя. В Месопотамии очень давно было царство Урук.

  • Краткое содержание рассказа Соня Толстой

    Соня постоянно помогает утраивать разные праздники, но окружающие люди воспринимали девушку за дуру, поэтому постоянно издевались над ней. Она плохо ориентировалась в пространстве.

И. А. Гончаров «Мильон терзаний» — краткое содержание — сокращенные произведения по русской литературе — краткое изложение книг — подробный анализ — биографические сведения об авторе — конспекты критических статей — Все произведения школьной программы в кратком изложении

Краткое содержание всех произведений школьной программы. Русская литература


А. С. Грибоедов

И. А. Гончаров

«Мильон терзаний»

(статья написана в 1871 г.)

О комедии в целом:

«Нельзя представить себе, чтоб могла явиться когда-нибудь другая, более естественная, простая, более взятая из жизни речь. Проза и стих слились здесь во что-то нераздельное затем, кажется, чтобы их легче было удержать в памяти и пустить опять в оборот… шутку и злость русского ума и языка. «Горе от ума»… — комедия жизни».

«Полотно ее (комедии) захватывает длинный период русской жизни — от Екатерины до императора Николая. В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы. И это с такой художественною, объективною законченностью и определенностью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю».

«Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку… Другие… дорожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой — моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни».

О Чацком:

«Только о Чацком многие недоумевают: что он такое?.. Чацкий не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умен. Речь его кипит умом, остроумием. У него есть и сердце, и при том он безукоризненно честен… Он искренний и горячий деятель… Между тем Чацкому досталось до дна… выпить… горькую чашу — не найдя ни в ком «сочувствия живого», и уехать, увозя с собой лишь «мильон терзаний»… Он знает, за что он воюет и что должна принести ему эта жизнь… Эти честные, горячие, иногда желчные личности, которые не прячутся покорно в сторону от встречной уродливости, а смело идут навстречу ей и вступают в борьбу… Чацкий… наиболее живая личность, натура его сильнее и глубже прочих лиц и потому не могла быть исчерпана в комедии».

О Софье:

«Это (Софья) — смесь хороших инстинктов с ложью, живого ума с отсутствием всякого намека на идеи и убеждения, путаница понятий, умственная и нравственная слепота — все это не имеет в ней характера личных пороков, а является как общие черты ее круга… Софья… прячет в тени что-то свое, горячее, нежное, даже мечтательное. Остальное принадлежит воспитанию».

О фамусовском обществе:

«Этот муж (Горич), недавно еще бодрый и живой человек, теперь опустившийся, облекшийся, как в халат, в московскую жизнь барин, «муж-мальчик, муж-слуга», идеал московских мужей… Эта Хлестова, остаток екатерининского века, с моськой, с арапкой-девочкой, — эта княгиня и князь Петр Ильич — без слова, но такая говорящая руина прошлого, — Загорецкий, явный мошенник, спасающийся от тюрьмы в лучших гостиных и откупающийся угодливостью вроде собачьих поносок, и эти N. N. и все толки их, и все занимающее их содержание! Наплыв этих лиц так обилен, портреты их так рельефны, что зритель холодеет к интриге, не успевая ловить эти быстрые очерки новых лиц и вслушиваться в их оригинальный говор».



Иван Гончаров — Мильон терзаний (критический этюд) читать онлайн

И. А. Гончаров

Мильон терзаний

(Критический этюд)

«Горе от ума» Грибоедова. –

Бенефис Монахова, ноябрь, 1871 г.

Комедия «Горе от ума» держится каким-то особняком в литературе и отличается моложавостью, свежестью и более крепкой живучестью от других произведений слова. Она как столетний старик, около которого все, отжив по очереди свою пору, умирают и валятся, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому в голову не приходит, что настанет когда-нибудь и его черед.

Все знаменитости первой величины, конечно, недаром поступили в так называемый «храм бессмертия». У всех у них много, а у иных, как, например, у Пушкина, гораздо более прав на долговечность, нежели у Грибоедова. Их нельзя близко и ставить одного с другим. Пушкин громаден, плодотворен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского просвещения вообще. Пушкин занял собою всю свою эпоху, сам создал другую, породил школы художников, – взял себе в эпохе все, кроме того, что успел взять Грибоедов и до чего не договорился Пушкин.

Несмотря на гений Пушкина, передовые его герои, как герои его века, уже бледнеют и уходят в прошлое. Гениальные создания его, продолжая служить образцами и источником искусству, – сами становятся историей. Мы изучили Онегина, его время и его среду, взвесили, определили значение этого типа, но не находим уже живых следов этой личности в современном веке, хотя создание этого типа останется неизгладимым в литературе. Даже позднейшие герои века, например, лермонтовский Печорин, представляя, как и Онегин, свою эпоху, каменеют, однако, в неподвижности, как статуи на могилах. Не говорим о явившихся позднее их более или менее ярких типах, которые при жизни авторов успели сойти в могилу, оставив по себе некоторые права на литературную память.

Называли бессмертною комедиею «Недоросль» Фонвизина, – и основательно – ее живая, горячая пора продолжалась около полувека: это громадно для произведения слова. Но теперь нет ни одного намека в «Недоросле» на живую жизнь, и комедия, отслужив свою службу, обратилась в исторический памятник.

«Горе от ума» появилось раньше Онегина, Печорина, пережило их, прошло невредимо чрез гоголевский период, прожило эти полвека со времени своего появления и все живет своею нетленной жизнью, переживет и еще много эпох и все не утратит своей жизненности.

Отчего же это, и что такое вообще это «Горе от ума»?

Критика не трогала комедию с однажды занятого ею места, как будто затрудняясь, куда ее поместить. Изустная оценка опередила печатную, как сама пьеса задолго опередила печать. Но грамотная масса оценила ее фактически. Сразу поняв ее красоты и не найдя недостатков, она разнесла рукопись на клочья, на стихи, полустишья, развела всю соль и мудрость пьесы в разговорной речи, точно обратила мильон в гривенники, и до того испестрила грибоедовскими поговорками разговор, что буквально истаскала комедию до пресыщения.

Но пьеса выдержала и это испытание – и не только не опошлилась, но сделалась как будто дороже для читателей, нашла себе в каждом из них покровителя, критика и друга, как басни Крылова, не утратившие своей литературной силы, перейдя из книги в живую речь.

Печатная критика всегда относилась с большею или меньшею строгостью только к сценическому исполнению пьесы, мало касаясь самой комедии или высказываясь в отрывочных, неполных и разноречивых отзывах. Решено раз всеми навсегда, что комедия образцовое произведение, – и на том все помирились.

И мы здесь не претендуем произнести критический приговор, в качестве присяжного критика: решительно уклоняясь от этого – мы, в качестве любителя, только высказываем свои размышления, тоже по поводу одного из последних представлений «Горе от ума» на сцене. Мы хотим поделиться с читателем этими своими мнениями, или, лучше сказать, сомнениями о том, так ли играется пьеса, то есть с той ли точки зрения смотрят обыкновенно на ее исполнение и сами артисты и зрители? А заговорив об этом, нельзя не высказать мнений и сомнений и о том, так ли должно понимать самую пьесу, как ее понимают некоторые исполнители и, может быть, и зрители. Не хотим опять сказать, что мы считаем наш способ понимания непогрешимым, – мы предлагаем его только как один из способов понимания или как одну из точек зрения.

Что делать актеру, вдумывающемуся в свою роль в этой пьесе? Положиться на один собственный суд – не достанет никакого самолюбия, а прислушаться за сорок лет к говору общественного мнения – нет возможности, не затерявшись в мелком анализе. Остается, из бесчисленного хора высказанных и высказывающихся мнений, остановиться на некоторых общих выводах, наичаще повторяемых, – и на них уже строить собственный план оценки.

Одни ценят в комедии картину московских нравов известной эпохи, создание живых типов и их искусную группировку. Вся пьеса представляется каким-то кругом знакомых читателю лиц, и притом таким определенным и замкнутым, как колода карт. Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и другие врезались в память так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех сложилось более или менее согласное понятие о всех лицах, кроме одного – Чацкого. Так все они начертаны верно и строго и так примелькались всем. Только о Чацком многие недоумевают: что он такое? Он как будто пятьдесят третья какая-то загадочная карта в колоде. Если было мало разногласия в понимании других лиц, то о Чацком, напротив, разноречия не кончились до сих пор и, может быть, не кончатся еще долго.

Другие, отдавая справедливость картине нравов, верности типов, дорожат более эпиграмматической солью языка, живой сатирой – моралью, которою пьеса до сих пор, как неистощимый колодезь, снабжает всякого на каждый обиходный шаг жизни.

Но и те и другие ценители почти обходят молчанием самую «комедию», действие, и многие даже отказывают ей в условном сценическом движении.

Несмотря на то, всякий раз, однако, когда меняется персонал в ролях, и те и другие судьи идут в театр, и снова поднимаются оживленные толки об исполнении той или другой роли и о самых ролях, как будто в новой пьесе.

Все эти разнообразные впечатления и на них основанная своя точка зрения у всех и у каждого служат лучшим определением пьесы, то есть что комедия «Горе от ума» есть и картина нравов, и галерея живых типов, и вечно острая, жгучая сатира, и вместе с тем и комедия и, скажем сами за себя, – больше всего комедия – какая едва ли найдется в других литературах, если принять совокупность всех прочих высказанных условий. Как картина, она, без сомнения, громадна. Полотно ее захватывает длинный период русской жизни – от Екатерины до императора Николая. В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы. И это с такою художественною, объективною законченностью и определенностью, какая далась у нас только Пушкину и Гоголю.

Читать дальше

Краткое содержание «Мильон терзаний» Ивана Гончарова ❤️| Кратко

Критический разбор сюжета книги А.С. Грибоедова «Горе от ума», Гончаров вывел в своём произведении. В нём он достаточно глубоко проводит идеологический и социальный анализ грибоедовской комедии.

Комедия отличается от многих произведений того времени своей более прочной долговечностью, какой-то новизной и непосредственностью. Общество, которое испытывает на себе переход в капиталистический строй, уже не в состоянии увлечь пушкинские и лермонтовские герои. Так Печорин и Онегин, могут дать людям меньше, чем новоявленный герой Чацкий. Свежесть

этого образа, несомненно востребована в силу необычности своего взгляда на такие аспекты как: образование, общественная деятельность, роль человека в обществе.

Это произведение, хоть и было написано позже многих других, которые казалось бы, должны иметь успех у читателя, но тем не мене оно их пережило. Проблемы, которые затронул Грибоедов, актуальны были во времена Пушкина и Лермонтова, также будут актуальны и спустя несколько эпох. Читают это произведение разные слои населения, с разными пристрастиями, с разным желанием что-то найти в нём для себя интересное и познавательное.

Одним будет интересно

узнать, как жили люди в Москве в начале 19 века, их нравы и обычаи. Тем более автору удалось очень удачно передать саму сущность дворянства, его дух в данный период. Типажи, которые прописаны в комедии, настолько живые и естественные, что кажется читателю, будто это его соседи или близкие знакомые. Любой, кто читал это произведение, может с лёгкостью назвать в своём кругу кого-то похожего на Молчалина или Фамусова.

Есть читатели, которых не могут не привлечь меткие эпиграммы, запоминающиеся цитаты, сатирические фразы. Ведь во всех них, по мнению Гончарова, есть «соль языка». Он называет эту пьесу самым настоящим кладезем, где можно черпать остроумные ответы, на каждый случай жизни. Цитаты, которые звучат в этом произведении, давно пошли в народ и стали афоризмами. Например, кто из нас не знает эту фразу: ‘’Счастливые часов не наблюдают’’ или “Дым Отечества нам сладок и приятен”.

Без персонажа Чацкого, как справедливо отмечает автор, вместо весёлой и увлекательной комедии, скорее всего, получилась бы скучная картина нравов. Как известно, у Чацкого есть прототип – это знаменитый в то время философ и публицист Чаадаев, которого объявили ненормальным за его смелые взгляды.

В пьесе, Чацкого постигает та же участь. Ведь всё горе главного героя именно в его уме. Хотя Пушкин, в своё время с этим изречением был не согласен, мало того, он искренне недоумевал по этому поводу, считая Чацкого человеком очень недалёкого ума. Добролюбов же вообще отнёсся с большой иронией к этому персонажу. Всё же, несомненно, Чацкий является первооткрывателем новой эпохи и нового столетия, и в этом его предназначение.

В комедии мы наблюдаем противостояние между двумя сильными личностями, бросающими друг другу вызов. Прослеживается начало и финал битвы двух непростых персонажей – Чацкого и Фамусова. Один выражен автором изящно и лаконично, что можно сравнить с оперной увертюрой.

Другой, Фамусов, отец Софьи, ретроград и консерватор. И получается, перед читателем открывается два лагеря, в одном из которых старшие или «отцы», во главе с Фамусовым, а в другом всего один Чацкий. Он как благородный воин ведёт свою борьбу до конца, неистово, что так похоже на естественный отбор, ведущийся в мире животных.

Есть в книге, так называемое государство Молчалиных. Это люди бездуховные, которые могут подобострастно преклоняться, а потом с лёгкостью предать. Они бурно симулируют полезную деятельность, на самом же деле всё это только для карьерных дерзаний. Молчалин Алексей Степанович, подлый и бездарный секретарь Фамусова, он является полной противоположностью Чацкого.

В его образе нет ничего природного и живого. Он глуп и труслив, при этом воздержан и прилежен в карьере, в будущем это типичный бюрократ. Его кредо, с которым он идёт по жизни – рабство и угодничество. Он рассчитал всё верно, ведь именно такие личности, будут в последствие замечены и возвышены начальством, они, не имеющие своего мнения и голоса, будут помогать править.

То, что в итоге сумел получить Чацкий – всего лишь мильон терзаний. Он, человек очень остроумный и бойкий на язык, до поры до времени был непобедим в разных словесных дуэлях. Своим умением разить врага сатирическим словом, замечать его слабые места, он пользовался с поразительной беспощадностью. Но в сражении с Фамусовым, он почувствовал неприятный вкус проигрыша и душевную муку, к которым добавляется и горе. Он был вынужден уехать прочь, так и не найдя ни в ком поддержки и моральной близости.

Всё что он увозит с собой, это терзания. В заключение, Гончаров делает вывод, что литература всегда будет биться заточённая в круг проблем, которые затрагивает Грибоедов.

Гончаров — Мильон терзаний: краткое содержание, пересказ для читательского дневника

Автор уверяет, что комедия «Горе от ума» Грибоедова – нестареющая, живучая классика. Она сродни крепкому столетнему старику, вокруг которого умирают более молодые собратья, а ему все нипочем.

Поторопились звать бессмертным «Недоросля» Фонвизина – через полвека он обратился в исторический памятник. Пушкин был целой эпохой, стал образцом и источником для других писателей, но Онегиных больше в мире нет, они остались только на бумаге, в литературе. Даже Печорин – и тот принадлежит своему времени, как статуя на могиле.

А комедия «Горе от ума» прошла – и еще пройдет! – сквозь все периоды, эпохи и героев, и до сих пор «живет своею нетленною жизнью». В чем же ее секрет? Литературные критики не знали, как к ней подступиться, а народ растаскал на цитаты. Как и крыловские басни, «пьеса выдержала это испытание».

Одни видят в ней картину нравов того времени, колоритных типажей, другие – меткую сатиру. Действительно, на ее страницах – русская жизнь от Екатерины II до Николая I. Двадцать персонажей стали отражением «прежней Москвы». В ней нет «ни одного лишнего штриха и звука», важны все – от Фамусова до лакея. Только Чацкий многим непонятен: «что он такое?»

Неумирающей комедию делает сатира, «соль языка», сплав прозы и стиха. Пока сплетни, безделье, низкопоклонство будут нормой жизни, до тех пор не умрут в людях черты Фамусовых и Молчалиных.

Главный герой этой комедии жизни Чацкий как личность лучше, умнее Онегина с Печориным. Те бездельники, а он – деятель. Он «положительно умен», честен, то есть, хочет дела, а не болтовни. Те не знали, как убить время, он – учился, читал, переводил, даже с министрами общался. Они порождены веком уходящим, он – наступающим. Словом, готовился к активной, осмысленной жизни. В любви он тоже постоянен. И именно такой человек ни в ком не встретил понимания, уезжает, увозя с собой «мильон терзаний».

Первый поединок Чацкого – с охладевшей к нему хорошенькой Софьей. Именно любовь – первопричина того самого «мильона терзаний». Второй поединок – с ее отцом Фамусовым. Это «борьба за существование» лагеря Фамусовых и свободного, пылкого бойца, человека нового типа. Его ум и смех разят всех. Фактически никто не может ему здраво возразить. Но после сцены бала Чацкий сдает позиции. Ему не хватает «мощи против соединенного врага».

Ведь против него устои всей пестрой московской публики: выводка княжон, старухи Хлестовой с моськой и арапкой, Горичева, идеального мужа, слуги своей жены. Он «сам не свой», то впадает в пафос, то просто злится. И не видит, «что сам составляет спектакль на бале».

Гончаров уверен, что умственную и нравственную слепоту в Софье воспитала среда, круг ее общения. В самой же девушке есть задатки лучших качеств. Начитавшись романов, она выучилась чувствовать, воображать, но не мыслить. Это роднит ее с пушкинской Татьяной: «обе, как в лунатизме, бродят в увлечении с детской простотой».

А Софье еще приятна роль покровительницы любимого человека. Даже после разоблачения Молчалина она остается собой. Скорее всего, в итоге выйдет за Скалозуба и все позабудет. Ведь Чацкий навсегда для нее «укоряющий свидетель». Впрочем, читатель всегда относится к этой героине с симпатией, ведь и ей в итоге достался свой «мильон терзаний». И только с ней Чацкий изменяет себе: выпрашивает любовь. Но «остатки ума спасают его от бесполезного унижения».

Известна оценка Чацкого Пушкиным. Поэт отказал этому герою в уме. Гончаров считает, что из-за сцены ночного свидания Софьи и Молчалина в финале 4-го акта. Он слишком прост и искренен, совсем не похож на опытного сердцееда. И из-за неудачи в личной жизни бросает все, ищет уголок «оскорбленному чувству».

Чацкий – «обличитель лжи», всего отжившего, провозвестник новой зари. Его идеи, мысли в споре с фамусовским обществом позднее, как пожар, охватили всю Россию. Он знает, за что воюет. Его идеал – освобождение от цепей рабства, сковавших общество. Он борец не со «старой правдой», а с ложью.

Победить таким одиночкам не суждено, у них всегда «роль страдательная». Но они подают пример тем, кто идет следом. Ум Чацкого – «луч света в целой пьесе», который заставляет других героев взглянуть на себя и свое положение. Прежде всего, Софью.

Перемены уже начались – и в авангарде их Чацкий. В дальнейшем человек будет волен выбирать: заняться ли наукой или искусством, идти на государственную службу или остаться в стороне, провести жизнь в путешествиях или осесть в деревне. Чацкий – типаж рубежа эпох. Тень Чацкого – в каждом деле, требующем обновления. Оттого образ Чацкого всегда актуален. А значит – актуально и «Горе от ума».

«Две комедии как будто вложены одна в другую»: любовная интрига, перерастающая в битву с общественным злом. И все ее концы связаны сквозным действием. При этом Чацкий – не ходячая идея, а живая личность, которая глубже рамок даже самой комедии.

Наконец, Гончаров напоминает всем, кто ставит эту комедию в театре: дело не в аутентичных костюмах и прическах. Не следует «претендовать на историческую верность». Главное – передать суть, идеалы. Кроме того, важно мастерство в передаче языка произведения. Его художественность, колоритность сродни литературной музыке. Собственно, от игры артистов во многом зависит свежесть восприятия пьесы и ее идей.

Читательский дневник по статье «Мильон терзаний» Гончарова

Сюжет

По мнению автора, комедия жизни «Горе от ума» Грибоедова» – бессмертная классика, а ее главный герой – неумирающий типаж нового, прогрессивного, деятельного человека. В этом секрет ее актуальности, в отличие от того же «Недоросля» Фонвизина или «Евгения Онегина» Пушкина. Не только картина нравов, сатира, разобранная на афоризмы, но и история человека, который старается расшевелить застывшее в цепях безделья и раболепия общество.

Его мечта – жизнь по правде, честный труд ради общей пользы, свобода. Своими силами он не смог «победить» фамусовское общество, но смог бросить ему вызов, подать пример другим. Чацкий не ходячая идея, он живой, страдающий, влюбленный. Безответная любовь к Софье – причина его «мильона терзаний», из-за нее он покидает Москву. Софья – девушка с задатками хороших качеств, но ее сгубило воспитание, среда. Ум Чацкого, этот «луч света целой пьесы», высветил как личные проблемы героев пьесы, так и общественные. В финале автор призывает театральных актеров как можно точнее передавать идеи и язык пьесы, а не колорит ушедшей эпохи.

Отзыв

Гончаров оказался прав: комедия злободневна до сих пор. Чацкий – один из уникальных и вечных «положительных» персонажей русской и мировой жизни. По мысли Гончарова, это тот человек, который и один в поле воин. Критик видит в пьесе огромный потенциал для театральной сцены. Автор следит, как на фоне любовной истории развивается конфликт между правдой и ложью. Чувствуется, что он верит в светлое будущее для всего человечества, в победу разума над невежеством. В статье упомянуты важные для него темы путешествий, открытия мира, родства не по крови, а духу. Автор – за меру во всем, постепенность, в том числе, и в социальной жизни. Статья помогает уяснить сущность комедии, заставляет читателя задуматься о себе и современной жизни.

5 гончаров, воплощающих искусство бизнеса — Керамика Джоэла Черрико

«Задача состоит в том, чтобы делать то, что вы должны делать, потому что вы влюблены в это и не можете делать ничего другого. Не потому, что вы хотите стать богатым или знаменитым, а потому, что вы будете несчастны, если не сможете этого сделать ».

~ Уоррен Маккензи, qtd. in The Studio Potter , 1990. Упоминается в «Путешествии гончара, часть шестая: развитие прибыльного гончарного бизнеса»

Есть гораздо более простые способы развития бизнеса, чем продажа гончарных изделий, но немногие из них более удовлетворительны.Гончары голыми руками создают великолепные сосуды, которые заканчиваются только после того, как буквально пережили испытание огнем.

Зарабатывать на жизнь гончаром означает позволять людям есть и пить из вашего великолепного искусства, при этом с уважением получая валюту за свои творения. Это невероятно интересный способ жить в нашем глобализированном обществе.

«Множество людей могут сделать отличную работу. Не у всех есть желание сделать это и заставить его работать. ~ Райан Холидей, постоянный продавец

Вот список из 5 гончаров из разных уголков планеты, особенно опытных в гончарном деле.

Поттер Тама Смит и ее муж Джерри создают и продают керамику с великолепной абстрактной глазурью, вдохновленную ландшафтом Северной Дакоты. Миллионы людей проезжают по шоссе I-94 каждое лето, видят их гончарные рекламные щиты и останавливаются, чтобы купить горшки по дороге в Скалистые горы и обратно.

Настенные тарелки и кружки, вдохновленные пейзажем Северной Дакоты, созданные Тама Смит, главный гончар Prairie Fire Pottery

«Изготовить чаши и миски умеет любой гончар. Ваши поверхности выделят вас.”

— Тама Смит, Керамика Огня прерий

Более 20 лет выращивания горшков на постоянной основе в прериях Северной Дакоты привлекают людей, чтобы услышать их историю и купить горшки, в том числе и я. Их бизнес был настолько увлекательным, что я даже немного поработал там.

Узнайте больше о керамике Prairie Fire Pottery, написанной Американским советом ремесел, «Путешествие гончара, часть шестая: развитие прибыльного гончарного бизнеса» или из сообщений в блоге, которые я написал во время своей двухнедельной работы гончаром в их студии:

Гость студии и исполнитель на производстве в Prairie Fire Pottery, Beach, ND

Оглядываясь назад на свою гончарную поездку в Prairie Fire Pottery, Beach, ND

Шихо Сан (Mr.Шихо) всю свою жизнь прожил в маленьком городке Сигараки, Япония. В прошлом году он пригласил меня в свою студию, чтобы я села, скрестив ноги, потягивала эспрессо и слушала истории о его восхождении на вершину престижа японской чайной церемонии. Мы просмотрели его личную галерею, взяли чайные чаши за 5000 долларов и потрогали вазу за 70 тысяч долларов.

Приверженность натуральным материалам (копание глины на заднем дворе, использование традиционных корейских ножных колес, стрельба только деревом в течение 10 дней подряд) заставила его вынести годы борьбы в начале своей карьеры.Шихо Сан сделал перерыв, продав чайные чаши из багажника своей машины щедрому влиятельному буддийскому монаху.

Галереи токийского небоскреба в течение нескольких лет соперничали за его искусство. Спустя десятилетия его работы будут украшать одни из самых престижных галерей на самых высоких небоскребах Токио.

Шихо Канзаки подписывает книгу, персонализированную для меня, а затем показывает нам свой 50-летний бонсай в своей студии в Сигараки, Япония.

Посетите эту студию в Северной Миннесоте в любое время года, и вы можете купить горшок с уличной полки.Просто оставьте 30 долларов в его банке с деньгами и отправляйтесь в путь.

Как ни странно, кто-то новичок в керамике мог легко принять искусство Дика за искусство Шихо Канзаки. Оба делают особые виды глиняной посуды, обожженной деревом, вдохновленной японской чайной церемонией.

Что говорят о качестве их удивительно схожих произведений искусства такие совершенно разные цены? Абсолютно ничего.

Оба гончара овладели своим ремеслом, а затем десятилетиями работали над созданием симбиотических отношений со своими общинами. Оба заряжают и получают то, что им нужно для процветания.

Загородная студия Дика была посажена возле озера Верхнее 30 лет. Обжиговая печь, студия и его дом кажутся родными этой земле, как будто они выросли вместе с деревьями. Этой осенью нам с девушкой посчастливилось испытать и снять разгрузку печи, которая происходит всего четыре дня в году:


Томоо Хамада — гончар в третьем поколении, внук известного гончара Сёдзи Хамада, который был национальным живым сокровищем Японии. Томоо и его отец Синсаку Хамада живут и работают в Машико, Япония.

Керамика Машико была основана в основном гончарным мастерством Хамада, и теперь более 350 гончарных мастерских привлекают людей на весенние и осенние гончарные фестивали. Каждый фестиваль привлекает 3-500 тысяч человек в Машико, чтобы купить керамику всего за несколько дней.

Керамика Hamada представляет собой музей, в котором можно совершить спокойную самостоятельную экскурсию по великолепным окрестностям. Экскурсия заканчивается галереей гончарных изделий. После покупки трех маленьких тарелок Тому пригласил нас в свою студию на чай и демонстрацию обрезки керамики.

Этот гигантский горшок приветствует посетителей железнодорожного вокзала в Машико, Япония.В Hamada Pottery Тому щедро предоставил нам демонстрацию обрезки своего традиционного корейского басового колеса.

Hamada Pottery также использует технически подкованные средства связи с людьми. Тому подружился со мной на Facebook и показал мне видео с его обжига дровами на своем смартфоне, когда он стоял рядом с печью, которая все еще была теплой после недавнего обжига.

Изготовление рамена — часть 1

Приготовление рамена и изготовление горшков. Первый из 5 клипов из моего нового видео про рамэн. Следите за новостями в следующие четыре! Отредактировано в школе ремесел Haystack Mountain, музыка Луллатон.Онлайн-продажа состоится 1 ноября.

Размещено Аюми Хори Керамика в пятницу, 22 сентября 2017 г.


Спасибо, что дочитали до этого места. Пожалуйста, не стесняйтесь принять участие в этом розыгрыше, вдохновленном одними из самых известных керамических изделий из керамического бизнеса Cherrico: керамическими кружками Cosmic Mugs и Guinness World Records, а также тремя экземплярами одной из любимых деловых книг Джоэла Черрико: Perennial Seller by Ryan Holiday


Бонусные записи: Какая ваша любимая компания или организация и почему?

ЗАВЕРШЕНО: Всем спасибо за участие! Были выбраны 3 анонимных победителя, и мы разослали им по электронной почте их бесплатные гончарные изделия и книги.Кроме того, мы даже выбрали еще одного человека из комментариев, чтобы выиграть еще одну бонусную космическую кружку. Поздравляю, Кристин!

Краткое описание одного осколка | Study.com

Уха у дерева есть шанс

Мин — лучший гончар в деревне. Дерево-ухо проводит много времени, наблюдая за работой Мина, и он замечает, что тот такой перфекционист, что часто разрушает горшки, потому что они несовершенны. Дерево-ухо жаждет прикоснуться к работе гончара. Однажды, когда Мин ушла, Древовидное ухо пользуется возможностью прокрасться в мастерскую, чтобы увидеть работу Мин.Он вынужден дотронуться до прямоугольной коробки, которую он видит особенной. Удерживая ее, он открывает крышку и обнаруживает внутри несколько коробок поменьше. Он так загипнотизирован коробками, что не слышит возвращения Мин, он поражен и роняет одну из коробок. Мин очень зол, он кричит на Древо-ухо и бьет его. Мин обвиняет Древесное ухо в попытке украсть его секреты. Древесное ухо умоляет его о прощении и говорит, что будет бесплатно работать на него девять дней, чтобы компенсировать нанесенный им ущерб.

Древо-ухо узнает о лояльности

Древо-ухо работает на Мин девять дней. Он носит и рубит дрова с начала дня до конца, и, хотя он счастлив упорно трудиться, чтобы выплатить свой долг, он разочарован, потому что хотел, чтобы Мин научил его делать горшки. Когда он каждую ночь возвращается в свой дом под мостом с Журавликом, он измучен, но благодарен за то, что у него есть Журавль, который заботится о нем и рассказывает ему истории.

По прошествии девяти дней Древоух спрашивает Мина, может ли он продолжать работать на него, но Мин говорит ему, что он не может позволить себе платить ему.Древовидному уху все равно, он просто хочет научиться делать горшки, как это делает Мин. Мин соглашается сразиться с ним, и он немедленно отправляет его за глиной. Это трудная работа. Он много работает, и награда за эту работу состоит в том, что жена Мина каждый день приносит ему миску еды на обед, и он может сэкономить половину ее, чтобы принести домой Крейн-Мену, чтобы отплатить ему за все. доброту, которую он проявил к нему.

Древесное ухо яростно предано Мин. Во время работы он слышит, как другие гончары говорят о том, что, поскольку Мин такой перфекционист, он работает очень медленно, и из-за этого Мин очень трудно зарабатывать себе на жизнь.Мин нуждается в помощи, если он хочет добиться своего самого необходимого желания — королевского поручения. Эта должность решила бы все его проблемы, потому что она приносит много денег и приносит с собой большой статус.

Гончар по имени Канг разрабатывает систему инкрустации своих горшков. Дерево-ухо наблюдает, как он это делает. Он думает сказать Мин. «Если человек хранит идею при себе, и эта идея используется хитростью или обманом, — я говорю, что это воровство. Но как только человек раскрыл свою идею другим, это уже не его единственная.Он принадлежит миру ».

Возможность

Посланник короля приезжает в город, чтобы посмотреть на работу гончара. Когда он вернется через месяц, он будет награждать лучших гончаров. Эмиссару понравилась работа Мина, поэтому Мин начинает работать, чтобы быть готовым, когда он вернется. Древесное ухо рассказывает ему о инкрустированных горшках, которые он видел, как делал Канг, а Мин создает инкрустации для своей керамики, но он ломает их все, потому что они не соответствуют его стандартам. Эмиссар возвращается и предлагает ему комиссию, если он сможет привезти образец в столицу.Мин делает горшки, Человек-журавль — корзины, чтобы нести их, а Древолик отправляется в Сонгдо, столицу.

Древесное ухо атаковано двумя грабителями, которые бросают его горшки со скалы в реку и крадут его монеты. Дерево-ухо бежит к реке и находит разбитые горшки, но есть и большие куски, которые он может отнести эмиссару. Ему удается встретиться с эмиссаром, и он рассказывает ему историю ограбления. Когда эмиссар видит работу Мин, он предлагает Мин комиссию и отправляет Древоуху домой на корабле.

Изменения жизни

Древовидное ухо не может дождаться, чтобы рассказать Мин о комиссии. Мин говорит ему, что, пока его не было, умер Журавль; Это был несчастный случай. Дерево-ухо убито горем и беспокоится за свое будущее. Жена Мина утешает его и дает понять, что он переедет к ним. «Дерево-ухо, если бы ты теперь жил с нами, я бы попросил тебя об одолжении … Мы хотели бы дать тебе новое имя … Дерево-ухо больше не будет называться сиротой». . ‘ Он будет их сыном. Мин научит своего сына делать горшки.

На протяжении всего романа Древоух, Журавль, Мин и его жена узнали о преданности, дружбе и жертвах, которые вы приносите ради людей, которые вам небезразличны. Мы являемся свидетелями ценности в вашей жизни людей, которые будут заботиться о вас, стоять рядом с вами и быть рядом, когда они вам понадобятся.

Краткое содержание урока

Единственный осколок Линды Сью Парк — это отмеченная премией Ньюбери история о мальчике-сироте по имени Древесное ухо (название гриба), который завоевал любовь и доверие Мин и его жены.Единственный осколок в романе относится к осколку глиняной посуды, которую Древесное ухо приносит королевскому эмиссару. В этом романе Мин — гончар и перфекционист. Поскольку он перфекционист, он работает медленно и, как следствие, не зарабатывает много денег. Сначала Мин думает, что Древовидное ухо пытается украсть его секреты, но в конце концов Мин понимает, что это неправда. Древесное ухо помогает Мину получить комиссию за свою работу от короля, принося посланцу сломанный кусок горшка, который Мин сделал. После этого для всех их жизнь меняется, и Древо-ухо приносится в их дом, чтобы жить как их сын.

«Миллион мучений. «Миллион мучений» (критическое исследование) Печатная критика всегда более или менее строго относилась только к сценическому исполнению пьесы, мало касалась самой комедии или высказывалась в отрывочных, неполных и противоречивых рецензиях

В литературе стоит особняком комедия «Горе от ума», актуальная во все времена. Почему это и что вообще такое «Горе от ума»?

Пушкин и Грибоедов — два величайших деятеля искусства, которых нельзя сближать и сочетать.Герои Пушкина и Лермонтова — исторические памятники, но ушли в прошлое.

«Горе от ума» — произведение, появившееся до Онегина и Печорина, прошло гоголевский период, и все живет по сей день своей нетленной жизнью, переживет еще много эпох и все не потеряет жизненной силы.

Пьеса Грибоедова произвела фурор своей красотой и отсутствием изъянов, раскалывания, жгучей сатиры еще до выхода в свет. Разговор был насыщен высказываниями Грибоедова до пресыщения комедией.

Это произведение стало родным сердцу читателя, перешло от книги к живой речи …

Каждый по-своему оценивает комедию: одни находят в ней загадку персонажа Чацкого, противоречия вокруг которой не закончились до сих пор, другие восхищаются живой моралью, сатирой.

«Горе от ума» — нравоучительная картина, острая, жгучая сатира, но прежде всего — комедия.

Однако для нас это еще не окончательно законченная картина истории: кое-что мы унаследовали оттуда, однако изменились Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и другие.

Теперь от местного колорита осталось немного: страсть к чинам, унижение, пустота. Грибоедов заманил живую русскую душу в ловушку резкой и едкой сатиры. Этот великолепный язык был дан автору, дан главный смысл комедии, и все это создало комедию жизни.

Движение на сцене живое и непрерывное.

Однако не каждому удастся раскрыть смысл комедии — на «Горе от ума» задрапированы пеленой блестящего искусства, колорита места, эпохи, чарующего языка, всех поэтических сил, которые есть так обильно вливается в спектакль.

Главная роль, несомненно, роль Чацкого — роль пассивная, но в то же время победная. Чацкий породил раскол, и если его обманули в личных целях, то он окропил застоявшуюся почву живой водой, прихватив с собой «миллион мучений» — муки от всего: от «ума», а тем более от «обиженных». чувства.»

Жизнеспособность роли Чацкого заключается не в новизне неизвестных идей: в нем нет абстракций. Материал с сайта

Его идеал «свободной жизни»: это свобода от этих расчетливых цепей рабства, сковывающих общество, а затем свобода — «вложить в науку ум, жаждущий знаний», или заниматься «творчеством, высоким и прекрасным искусством». «- свобода« служить или не служить », жить в деревне или путешествовать без репутации грабителя — и ряд аналогичных шагов к свободе — от несвободы.

Чацкий сокрушен количеством старой силы, нанося ей смертельный удар, в свою очередь, количеством свежей силы.

Поэтому Чацкий Грибоедова не состарился и вряд ли постареет, а вместе с ним и вся комедия.

И это бессмертие стихов Грибоедова!

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском

На этой странице материалы по темам:

  • статья Гончарова миллион мучений
  • резюме на тему гончаров миллион мучений
  • миллион мучений гончаров аннотация знаний
  • статья гончарова миллион мучений
  • компендиум о работе горе от ума

В своем критическом исследовании «Миллион мучений» И.А. Гончаров охарактеризовал «Горе от ума» как живую острую сатиру, но в то же время комедию, показывающую обычаи и исторические моменты Москвы и ее жителей.

В спектакле Грибоедов затронул такие важные вопросы, как воспитание, образование, гражданский долг, служение отечеству, крепостное право и поклонение всему чужому. Произведение описывает огромный период в жизни русского народа от Екатерины до императора Николая, символизируемый группой из 20 гостей на приеме в Фамусове, на котором присутствует главный герой комедии Чацкий.Писатель показал борьбу прошлого и настоящего в образах общества Чацкий Ифамус.

Когда Чацкий приходит в дом Фамусова к своей возлюбленной Софии, он встречает людей, живущих во лжи и лицемерии. Людей, которым интересны только званые обеды и танцы, совершенно не интересующиеся чем-то новым. Чацкий олицетворяет человека с новым строением разума и души, вдохновленного новыми идеями и знаниями, ищущего новые горизонты. Ему надоело служить Отечеству только ради званий и богатства.

А что с Софьей? Софья не любила Чацкого, изменяла ему, выбирая недальновидного Молчалина, который знает, где и кому служить. Объявив Чацкого сумасшедшим, София присоединяется к «мучителям» Чацкого, которые смеются и издеваются над ним.

В обществе Фамусова Чацкий остается непонятным. Он видит и понимает ужас крепостного права и тот факт, что этим миром владеют те господа, которых совершенно не волнуют проблемы простого народа и государства, их больше заботит собственное благо.При этом Чацкий не понимает, как можно обменять человека на собаку или забрать ребенка у его родителей, чтобы удовлетворить волю хозяина.

К сожалению, ни его речь, ни его страдания никого не беспокоят, а выражая все, что он накопил, Чацкий еще больше настраивает всех против себя. И он выступает против людей, которые ценят власть и богатство, но очень боятся просвещения и правды. Он говорит о том, что прогресс общества связан с развитием личности, расцветом науки и образования.Но, увы, все это чуждо и чуждо обществу старой Москвы. Его предкам постоянно указывают, что он должен быть таким же. Чацкий очень умен и образован и не понимает, как нельзя жить, а только играть свои роли. Осмеянный и непонятый никем, он покидает дом Фамусовых со своими неразрешимыми мучениями.

Гончаров считает, что Чацкий раздавлен величиной старой власти, но, в свою очередь, он нанес ей смертельный удар качеством новой власти, тем самым положив начало новому столетию.

Бессмертное произведение известного классика Грибоедова «Горе от ума», спектакли по которому постоянно ставились и продолжают ставиться во многих театрах мира, со временем не утратило актуальности.

Статья «Миллион мучений» И.А. Гончарова — это критический обзор сразу нескольких работ. Отвечая на вопрос А.С. Грибоедов «Горе от ума», И.А. Гончаров дает не только литературный, но и социальный анализ этого произведения, сравнивая его с другими великими произведениями той эпохи.

Основная идея статьи — в обществе давно назревают большие перемены, и такие люди, как герой Грибоедова Чацкий, станут великими исполнителями.

Читать аннотацию статьи Миллион терзаний Гончарова

И.А. Гончаров называет великую комедию «Горе от ума» комедией, которой ждала эпоха. Его статья представляет собой глубокий анализ общественно-политической жизни России. Огромная страна находилась на этапе перехода от феодального правления к капиталистическому.Наиболее развитой частью общества были люди знати. Именно на них страна надеялась в ожидании перемен.

Среди знатного образованного сословия России, как правило, было меньше таких людей, как герой Грибоедова Чацкий. А люди, которых можно было отнести к Онегину А.С. Пушкину, или Печорину М.Ю. Лермонтов.

И обществу нужны были не люди, сосредоточенные на себе и своей исключительности, а люди, готовые к свершениям и самопожертвованию.Обществу необходимо новое, свежее видение мира, социальной деятельности, образования и, в конечном итоге, роли гражданина.

Гончаров дает исчерпывающее описание образа Чацкого. Он ломает основы старого мира, говоря правду лично. Он ищет истину, хочет знать, как жить, его не устраивают нравы и устои респектабельного общества, которое прикрывает лень, лицемерие, сладострастие и глупость порядочностью и вежливостью. Все опасное, непонятное и неподвластное их сознанию они объявляют аморальным или безумным.Для них объявить Чацкого сумасшедшим — самый простой способ — его легче выгнать из их мирка, чтобы он не смущал их души и не мешал жить по старым и таким удобным правилам.

Это вполне естественно, ведь даже некоторые великие писатели той эпохи относились к Чацкому снисходительно или насмешливо. Например, А.С. Пушкин недоумевает, почему Чацкий кричит в пустоту, не видя отклика в душе окружающих. Что касается Добролюбова, то он снисходительно иронично отмечает, что Чацкий — «игрок в азартные игры».«

Непринятие и непонимание обществом этого изображения послужило причиной того, что Гончаров написал данную статью.

Молчалин выступает как антипод Чацкого. По словам Гончарова, Россия, принадлежащая Молчалину, рано или поздно придет к ужасному концу. Молчалин — человек особого, подлого рассудительного типа, способный притворяться, лгать, говорить то, чего слушатели так ждут и чего хотят, а затем предавать их.

Статья И.А. Гончарова полна язвительной критики Молчалинов, трусливых, жадных, глупых.По мнению автора, именно такие люди прорываются к власти, поскольку их всегда продвигают власть имущие, которым удобнее управлять теми, у кого нет своего мнения, да и взгляда на жизнь как таковую.

Состав И.А. Гончаров актуален и по сей день. Невольно заставляет задуматься, кого больше в России — Молчалиных или Чацких? А кто больше в себе? Всегда ли удобнее идти вперед или, ничего не сказав, делать вид, что ты со всем согласен? Что лучше — жить в своем теплом мирке или бороться с несправедливостью, которая уже настолько притупила души людей, что давно уже казалась обычным порядком вещей? Неужели София ошиблась, выбрав Молчалина — ведь он обеспечит ее положение, честь и душевное спокойствие, даже если купится подлостью.Все эти вопросы тревожат сознание читателя при изучении статьи, это тот «миллион мучений», через который хоть раз в жизни проходит каждый мыслящий человек, опасаясь потери чести и совести.

По данным И.А. Гончарова, Чацкий — это не просто сумасшедший Дон Кихот, борющийся с мельницами и вызывающий улыбку, гнев, недоумение — все, кроме понимания. Чацкий — сильная личность, которую не так-то просто заставить замолчать. И он способен вызвать отклик в молодых сердцах.

Конец статьи оптимистичный. Его убеждения и образ мышления созвучны идеям декабристов. Его убеждения — это убеждения, без которых новый мир, стоящий на пороге новой эры, не может обойтись. Гончаров видит в комедии Грибоедова предвестника новых событий, которые произойдут на Сенатской площади в 1825 году.

Кого мы возьмем в новую жизнь? Смогут ли Молчалины и Фамусовы попасть туда? — на эти вопросы читатель сам должен будет ответить.

Рисунок или рисунок Миллион мучений

Другие пересказы и обзоры к дневнику читателя

  • Краткое содержание Замятин Мы

    В 1920 году Замятин написал роман-антиутопию «Мы». Эта работа описывает примерно тридцать второй век. Государство придерживается тоталитарной политики.

  • Краткое содержание «Необычайного приключения Маяковского»

    Произведение рассказывает о диалоге великого русского поэта Владимира Маяковского с небесным телом Солнца.Маяковский был на даче, работал как всегда не покладая рук, работал над новой работой

  • Краткое содержание Лондон на берегу Сакраменто

    На высоком берегу, в двухстах футах над рекой Сакраменто, в небольшом доме живут отец и сын: старый Джерри и младенец Джерри. Старый Джерри — в прошлом моряк, ушел с моря и устроился на работу

  • Краткое содержание Алексин Третий в пятом ряду

    История рассказана от имени учителя литературы на пенсии. Ее сын и невестка часто бывают в командировках, поэтому воспитанием внучки Елизаветы занимается в основном бабушка.Девушка любит смотреть картинки классов

  • Краткое содержание Гончаров Утес

    Борис Павлович Райский играет главную роль в романе Ивана Александровича Гончарова. Живет спокойной и беззаботной жизнью. С одной стороны, он все делает, а потом ничего. Он пытается найти себя в искусстве, желая быть художником

Статья «Миллион мучений», краткое содержание которой приводится здесь, является работой И.А. Гончарова по пьесе Грибоедова «Горе от ума».В нем писатель выступил в роли литературного критика, проанализировав образ Чацкого и причины его страданий.

И. А. Гончаров, «Миллион мучений», аннотация

В самом начале своего творчества автор отмечает, что спектакль «Горе от ума» не потерял своей свежести и актуальности. Он сравнивает ее с вековым стариком, рядом с которым скучно выглядят даже молодые люди. Они медленно умирают, но он здоров и весел. Даже герои Пушкина, по словам Гончарова, «уходят в небытие», а «Горе от ума» — нет.Автор статьи называет спектакль острой сатирой, где вся Москва высмеивается в лице 20 героев.

Далее идет подробный разбор главного героя комедии — Чацкого. Здесь Гончаров снова проводит параллели с Пушкиным, а также с Лермонтовым. Он сравнивает Чацкого с героями произведений этих гениев — Онегиным и Печориным, а персонажа Грибоедова считает умнее, образованнее и по всем параметрам выше их.

Ни Печорин, ни Онегин действовать не способны.Они просто философы, люди, которые не вписываются в жизнь. Однако Чацкий — натура активный и перспективный. Но он не может найти себе применения, так как ему противно служить, поэтому места для достойного служения не нашлось.

Черты Чацкого особенно ярко проявляются на фоне «лагеря Фамусовых» — представителей прошлого, отжившего, но продолжающего диктовать условия. Главный герой испытывает отвращение к своим взглядам. Он прогрессивен и приветствует все новое.Чацкий влюблен в Софию. Однако она не отвечает взаимностью. Молчалин дорог ее сердцу — личность, по сути, ничтожная.

Софии его жаль, и в глубине души она мечтает спасти Молчалина, возвысить его до себя, а затем поставить его под пятки и вести всю свою жизнь. По сути, своей любовью к Софии она записалась в «лагерь Фамусова», хотя она не дура, в ней есть что-то живое, настоящее. Это и привлекло Чацкого.

В какой-то момент главному герою удается открыть Софии глаза на настоящую сущность Молчалина.Однако этим он не добивается любви. Скорее наоборот, это еще больше отталкивает девушку, потому что теперь она всегда будет воспринимать Чацкого как свидетеля своей глупости.

Безответная любовь сводит его с ума. Его мучает ревность, он отвратительно ведет себя. Его действия часто возмутительны и нелепы. Пьяная речь, дерзкое поведение. Окружающие считают его сумасшедшим. Чацкий сильно страдает. Он слабый и жалкий. Автор статьи считает, что «миллион мучений» — удел таких, как Чацкий, их терновый венец.Умные, прогрессивные люди, которых отвергают те, кого они любят.

В самом конце своего творчества Гончаров утверждает, что поставить в театре «Горе от ума» совершенно необходимо. Однако, создавая образ Чацкого, актер не должен быть привязан к временам написания пьесы. Герой должен соответствовать периоду, в котором живет зритель. Это лишний раз подтверждает мнение писателя о свежести пьесы и из этого можно сделать вывод, что Чацкие есть в любой момент.

Гончаров написал свою критическую статью «Миллион мучений» в 1872 году. В ней автор проводит краткий анализ пьесы «Горе от ума», выявляет ее актуальность и значимость в русской литературе.

В статье Гончаров пишет, что комедия «Горе от ума» стоит особняком в литературе, отличается «молодостью, свежестью и более сильной жизненной силой». Он сравнивает пьесу со столетним стариком, «вокруг которого все, по очереди отжившие, умирают и падают, а он ходит бодрый и свежий.«

Гончаров упоминает Пушкина, у которого «гораздо больше прав на долголетие». Однако пушкинские герои «уже уходят в прошлое», «становятся историей». «Горе от ума» появилось раньше, чем «Евгений Онегин» и «Герой нашего времени», но в то же время «пережило их», пройдя даже гоголевский период и «переживет еще много эпох и все не потеряет жизненной силы. . » Несмотря на то, что пьеса сразу же была раскуплена на цитаты, это не сделало ее пошлой, а «как бы роднее читателям».«

Гончаров называет «Горе от ума» картиной нравственности, галереей живых образов, это «вечно острая, жгучая сатира, и в то же время комедия». «На ее полотне запечатлен длительный период русской жизни — от Екатерины до императора Николая». В героях спектакля отразилась вся бывшая Москва, «ее тогдашний дух, исторический момент и обычаи».

Главный герой спектакля «Горе от ума» Чацкий «позитивно умен», в его речи много остроумия, он «безупречно честен».«Гончаров считает, что как человек Чацкий выше и умнее Онегина и Печорина, потому что он готов к делу», «к активной роли». В то же время Чацкий не находит ни в одном из других героев «симпатии». живых », поэтому он уходит, унося с собой« миллион мучений ».

Гончаров размышляет о том, что в пьесе Грибоедов показывает «два лагеря» — с одной стороны, это «Фамусовы и вся братия», а с другой — пылкий и храбрый боец ​​Чацкий.«Это борьба не на жизнь, а на смерть, борьба за существование». Однако после бала Чацкий устает от этой борьбы. «Он, как раненый, собирает все свои силы, бросает вызов толпе — и поражает всех — но ему не хватало силы против объединенного врага». Преувеличения, «пьянство» становятся причиной того, что его принимают за сумасшедшего. Чацкий даже не замечает, «что он сам сочиняет спектакль на балу».

Гончаров не оставляет без внимания образ Софьи.Он подчеркивает, что она принадлежит к типу женщин, которые «черпали мирскую мудрость из романов и рассказов», поэтому они умели «только воображать и чувствовать, но не научились думать и знать». Гончаров сравнивает Софию с пушкинской Татьяной: «обе, как в лунатизме, блуждают в увлечении детской простотой», считает, что в отношениях с Молчалиным София двигалась «желанием опекать любимого человека».

Гончаров отмечает, что у Чацкого «пассивная роль», но иначе и быть не могло.«Чацкий — прежде всего обличитель лжи и всего того, что отжило, что заглушает новую жизнь» — «жизнь свободная». Его идеал — свобода от «всех цепей рабства, скованных обществом». «И Фамусов, и другие в своем сознании согласны с ним, но борьба за существование не позволяет им уступить». При этом Гончаров считает, что «Чацкий неизбежен при каждой смене одного века на другой», поэтому комедия остается актуальной.

Критик отмечает, что в книге «Горе от ума» две комедии как бы встроены одна в другую.«Первая — это личная« любовная интрига »между Чацким, Софьей, Молчалиным и Лизой». Когда первая прерывается, неожиданно в промежутке появляется другой, и действие снова завязывается, частная комедия разыгрывается в общую битву и завязан одним узлом ».

Гончаров считает, что в постановке «Горе от ума» художникам важно «прибегать к творчеству, к созданию идеалов», а также стремиться к «художественному исполнению языка».

Заключение

В статье «Миллион мучений» Гончаров проводит параллель между героями пьесы «Горе от ума» и персонажами произведений Пушкина и Лермонтова.Автор приходит к выводу, что Онегин и Печорин «побледнели и превратились в каменные изваяния», а Чацкий «остался и останется живым».

Тест по статье

Проверить запоминание резюме с помощью теста:

Рейтинг пересказа

Средняя оценка: 4,8. Всего получено оценок: 713.

Безумный гончар из Билокси | Искусство и культура

Путешествуя на поезде на юг через густые сосновые леса Миссисипи в начале 1880-х годов, туристы на побережье Мексиканского залива приезжали в Билокси, чтобы погреться на солнышке и заняться серфингом.Помимо пляжей, в маленьком городке был свой оперный театр, белые улицы, вымощенные измельченными устричными раковинами, и прекрасные морепродукты. Однако в те годы не было казино, как сейчас, и нечем было заняться, кроме как плавать, гулять и есть креветок. Затем, в 1890-х годах, в городе появилась новая достопримечательность, основанная на гениальности или безумии, в зависимости от точки зрения.

Всего в нескольких кварталах от берега пятиэтажная деревянная «пагода» с надписью «BILOXI ARTPOTTERY» возвышалась над железнодорожными путями, пересекавшими улицу Делони.Подойдя к нему, посетитель увидел надписи с буквами от руки. Один из них гласил: «Получите сувенир Билокси, прежде чем Поттер умрет или получит репутацию». Другой провозгласил: «Непревзойденный непревзойденный — бесспорный — ВЕЛИКИЙ АРТПОТТЕРОН НА ЗЕМЛЕ». Зайдя внутрь, любопытный турист обнаружил мастерскую, переполненную горшками. Но они не были вашим садовым сортом. У этих горшков края были смяты, как края мешковины. Рядом с ними стояли кувшины, которые казались намеренно скрученными, а вазы перекрученными, как будто плавились в печи.И цвета! В отличие от скучных бежевых оттенков викторианской керамики, эти работы взорвались яркими цветами — яркими красными оттенками в сочетании с бронзовым серым; оливковая зелень, разбрызганная на ярких апельсинах; королевский синий с пятнами на горчично-желтом. Вся мастерская казалась галлюцинацией безумного гончара, и посреди всего этого стоял сам безумный гончар.

Если смотреть издалека через его захламленный магазин, Джордж Ор не выглядел сумасшедшим. Скрестив огромные руки на грязном фартуке, он выглядел скорее кузнецом, чем гончаром.Но когда они подошли немного ближе, клиенты могли мельком увидеть 18-дюймовые усы, которые он обвил вокруг своих щек и завязал за головой. И в глазах Ора было что-то — темное, пронзительное и дикое — что предполагало, по крайней мере, чрезмерную эксцентричность. Если горшки и внешность мужчины не доказывали безумие, то его цена доказывала. Он хотел 25 долларов — эквивалент примерно 500 долларов сегодня — за скомканный горшок с дурацкими ручками. «Нет двух одинаковых», — хвастался он, но для большинства клиентов каждый выглядел так же странно, как и другой.Неудивительно, что с началом нового столетия тысячи красочных, уродливых работ пылились на полках Ор, и гончар действительно без ума от мира, который не ценил его. «У меня есть представление. . . что я — ошибка », — сказал он в интервью в 1901 году. И все же он предсказал:« Когда я уйду, мою работу будут хвалить, уважать и лелеять. Он придет.»

Примерно через 85 лет после его смерти самопровозглашенный «Безумный Поттер Билокси» будет восхвалять и уважать, как он и предсказывал. Через два года потрясающая керамика Ор будет представлена ​​в новом художественном центре Билокси стоимостью 25 миллионов долларов, спроектированном архитектором Фрэнком О.Гери, чей кружащийся серебром Музей Гуггенхайма сделал Бильбао, Испания, культурной картой. Художественный музей Ор-О’Киф, филиал Смитсоновского института, назван в честь бывшего мэра Билокси Джереми О’Киф и его покойной жены Аннетт. Подарок их семьи в размере 1 миллиона долларов помог создать музей, который теперь размещается в небольшом здании в центре города в 1998 году. Новое здание, которое планируется завершить в январе 2006 года, будет расположено в четырехакровой роще из живых дубов с видом на залив. Будучи первым в Америке музеем, посвященным одному гончару, комплекс привлечет внимание к искусству, которое чаще всего рассматривается как ремесло.И если еще одна история о «художнике, опередившем свое время» звучит банально, возрождение Джорджа Ор станет одним из самых замечательных возвращений в мире искусства. Хотя его работы сейчас находятся в таких музеях, как Музей искусств Метрополитен в Нью-Йорке и Национальный музей истории Америки Смитсоновского института, до конца 1970-х годов горшок с ором можно было увидеть только в гараже позади автомагазина Билокси — в ящик.

некоторые рождаются эксцентричными, некоторые достигают эксцентричности, а некоторым, включая некоторых рок-звезд и артистов, навязывают их.Факты свидетельствуют о том, что «безумие» Ор было смесью всех трех. Он родился в Билокси в 1857 году и был вторым из пяти детей — «3 курицы, 1 петух и утка», — позже написал он в автобиографии на двух страницах, опубликованной в журнале по керамике и стеклу в 1901 году.

Ор считал себя уткой, озорным чудаком, который, как он однажды выразился, всегда был в «горячей воде». После начальной школы он провел один сезон в немецкой школе в Новом Орлеане, прежде чем бросить учебу в раннем подростковом возрасте. Он учился на резчика файлов, лудильщика и помощника в кузнице своего отца, а затем отправился в море.Однако после одного плавания он решил, что жизнь моряка не для него. Наконец, в 22 года он случайно наткнулся на дело своей жизни, когда друг пригласил его в Новый Орлеан, чтобы он учился на гончара. «Когда я нашел гончарный круг, я почувствовал все вокруг, как дикая утка в воде», — вспоминал он. Узнав, как «переложить глиняный кувшин в галлонный кувшин», Ор отправился самостоятельно посмотреть, что делают другие гончары. В начале 1880-х он объездил 16 штатов, посещая керамические студии, выставки и музеи.К тому времени, когда он вернулся в Билокси в 1883 году, он вобрал в себя суть растущего в Америке движения художественной керамики. В студии Rookwood в Цинциннати и в некоторых других гончары украшали свои изделия на основе японской или французской керамики, добавляя животных, птиц и яркие цветочные узоры. Ор вернулся домой с решимостью творить искусство, а не горшки. Но сначала ему нужно было заработать на жизнь.

Еще живя с родителями, Ор построил гончарную мастерскую по соседству с отцовским домом, даже изготовил собственное колесо и печь, всего за 26 долларов.80. Затем он пошел искать глину. Поднимаясь вверх по илистой реке Чутакабуффа, Ор провел дни, копая красную глину вдоль ее берегов, загружая ее на баржу и возвращая домой. Поклонники и по сей день подозревают, что в этой глине было что-то, что позволило Ор создавать тонкие как вафли горшки с деликатесом, с которым еще никто не мог сравниться. Но поначалу в глиняной посуде Ор не было ничего особенного. Работая в своем небольшом магазине, он поддерживал свою жену Жозефину и их десять детей, производя дымоходы, горшки и обычные кувшины.Некоторых клиентов он забавлял горшками анатомической формы и глиняными монетами, на которых были отпечатаны непристойные пазлы с картинками. В свободное время он экспериментировал с предметами, которые назвал своими «грязными младенцами». Размышляя над ними, он писал, «с той же нежностью, что смертное дитя пробуждает в своих родителях», он создавал фантастические формы, залитые яркими красками. Когда он водил своих грязных младенцев на выставки в Новый Орлеан и Чикаго, они плохо продавались. Вернувшись домой в Билокси, его юмористические плакаты, рекламирующие его «Pot-Ohr-E», сделали Ор репутацию эксцентрика, чей магазин стоил посетить в основном ради смеха.

Гончары говорят, что огонь добавляет в их работу дьявольские детали. Независимо от того, как осторожно бросают кусок керамики, ад в печи заставляет химическую глазурь вспыхивать удивительными цветами. Для Ор огонь был еще одним катализатором его творчества. В 2 часа ночи 12 октября 1894 г. прозвучала тревога; В Bijou Oyster Saloon Билокси загорелся пожар. Пламя быстро распространилось по центру города. Он бушевал по Оперному театру, нескольким коттеджам, принадлежащим отцу Ор, и продуктовому магазину, которым владела его мать.В конце концов, он распотрошил Пот-Ор-Э. Позже в тот же день Ор рыл в пепле, чтобы выкопать обугленные останки своих «убитых младенцев». Большинство из них он сохранил до конца своей жизни. Когда его спросили, почему, он ответил: «Вы когда-нибудь слышали о матери, столь бесчеловечной, что она бросила бы своего уродливого ребенка?» Алоан позволил ему перестроить свой магазин, добавив в него характерную «пагоду», и, как глазурь, которая при выстреле становится удивительно пурпурной, Ор вышел из трагедии, решив сделать керамику столь же отличительной, как и он сам.«Я апостол индивидуальности, — сказал он однажды, — брат человечества, но я должен быть самим собой, и я хочу, чтобы каждая моя ваза была собой».

как в музейных, так и в частных коллекциях, почти каждый горшок с ором датируется одним и тем же коротким периодом: 1895–1905 гг. В течение этого десятилетия Ор работал в лихорадочном темпе, выпуская тысячи удивительных, возмутительных, чудесных горшков. Подобно тому, как Сезанн ломал плоскость холста художника, Ор разрушал условности керамики.Он делал кувшины, открытые верхушки которых напоминали зияющие рты. Он бросал тонкие, многоярусные вазы с змеевидными ручками. Он с любовью придал чашам симметричные формы, а затем скомкал их, как будто показывая нос миру искусства. Он наполнил свои работы калейдоскопическими красками, которые всего через несколько лет назовут фовистами — за «дикие» оттенки Матисса и других фовистов. И почти за десять лет до того, как кубисты добавили печать на свои холсты, Ор нацарапал на керамике булавкой. На подставке для зонтов, которую он создал для Смитсоновского института примерно в 1900 году, Ор выгравировал бессвязное письмо, добавив столь же бессвязное приветствие, которое заканчивалось: «У Мэри был ягненок / Горшок-Ор-Е-Джордж (БЫЛ) КАШКОМ». «Где Мальчик?», стоявший в Горящей палубе./ «Этот горшок здесь», а я / Поттер, который был / Г.Э Ор ».

Ор также усилил саморекламу. Создавая свой собственный имидж, он назвал себя «Ормер Хайям» Билокси, а Джордж Ор, доктор медицины («Доктор медицины», как он объяснил, означает «грязный дубер»). Знаки, которые он брал с собой на выставки и ярмарки, беззастенчиво провозглашали «САМЫМ ВЕЛИКИМ». АРТПОТТЕРОН ЗЕМЛЯ, «ВЫ ДОКАЗЫВАЕТЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ». Необычный как на публике, так и на публике, Ор оклеил гостиную своего дома яркими лоскутными узорами.Он женился на 17-летней Джозефине Геринг, голубоглазой красавице из Нового Орлеана, в 1886 году, когда ему было 29 лет. Он и его «любимая Джози» назвали своих первых двух детей Эллой и Аса. Оба умерли в младенчестве. Затем, отметив, что его собственные инициалы — G.E.O. — были первыми тремя буквами его имени, Ор оседлал своих следующих восьми детей тем же трюком, назвав их Лео, Кло, Лио, Ото, Фло, Зио, Охо и Гео. Он часто поздно ложился играть со стишками, а в местной фотостудии скручивал усы и лицо, создавая одни из самых дурацких портретов, когда-либо сделанных.

Местных жителей это не позабавило, и многие считали их родную грязевую мазанку несомненным безумием. Скорее всего, Ор просто опередил свое время, продвигая свои работы, а также создавая их. За несколько десятилетий до того, как Сальвадор Дали начал свои самовозвеличивающие выходки, Ор спросил репортера: «Ты думаешь, я сошел с ума, не так ли?» «Безумный» гончар признался: «Давным-давно я узнал, что поступать так мне платят». Однако это не принесло хороших результатов. Ор был заведомо плохим бизнесменом.Он поставил шокирующе высокие цены на свои любимые горшки, потому что просто не мог с ними расстаться. В тех редких случаях, когда покупатели платили запрашиваемую цену, Ор преследовал их по Делони-стрит, пытаясь отговорить их от покупки. Ор, похоже, не заботился о том, что он зарабатывает так мало денег. «Каждый гений в долгу, — сказал он.

На рубеже веков Ор начал пользоваться небольшим уважением, если не большим успехом. В обзоре керамики, опубликованном в 1901 году, его работы были названы «в некоторых отношениях одними из самых интересных в Соединенных Штатах».«Хотя Ор выставлял свои горшки по всей стране и в Париже, призы всегда получали более традиционные гончарные изделия. Единственная медаль Ор, серебряная медаль за общие работы, была вручена на выставке 1904 года, посвященной столетию покупок Луизианы в Сент-Луисе. Тем не менее, он не продал там ни одной штуки. Даже немногочисленные поклонники его неправильно поняли.

Некоторые критики заявили, что «намеренно искаженные» работы Ор демонстрируют полное отсутствие «хорошей пропорции, изящества и достоинства». Когда все же приходили похвалы, то больше за его цвета (которые Ор считал случайностью, усиленной огнем), чем за его формы.«Цвета и качество — ничего не значит в моих творениях», — буркнул он. «Боже, не вкладывай в души ни цвета, ни качества». Решив продемонстрировать свою сильную сторону, он начал делать неглазурованные горшки с еще более странными контурами.

Заглядывая в будущее и ожидая признания, Ор объявил, что больше не будет продавать свои работы по частям, а «отдаст всю коллекцию одному существу или одной стране». Однако если немногие коллекционеры интересовались отдельными горшками Ор, то никого не интересовали тысячи из них, что только разозлило его и сделало его более решительным.Когда музей Нового Орлеана принял всего лишь дюжину из 50 незатребованных им экспонатов, он сказал куратору «немедленно отправить все обратно». Однажды в припадке отчаяния он собрал лопату, фонарь и мешок с горшками, а затем отправился вглубь леса, чтобы похоронить свое сокровище, как пират. Если он оставил карту, то, вероятно, ее сжег его сын Лео, который однажды вечером после смерти Ор сжег все бумаги своего отца, включая секретные рецепты его прекрасных глазурей. Считается, что клад Ор все еще находится где-то в районе Бэк-Бэй.

В 1909 году Ор закрыл свой магазин, заявив, что не продавал ни одного из своих грязных младенцев более 25 лет. Ему было 52 года, но он так и не бросил еще один горшок. Унаследовав приличную сумму после смерти родителей, он посвятил остаток своей жизни укреплению своей репутации психа. Он позволил своей бороде отрасти и, надев струящийся халат для Марди Гра Билокси, он бродил по улицам как Отец Тайм. В последние годы его жизни можно было увидеть гоняющим на мотоцикле по пляжу с белыми волосами и бородой.Он часто говорил и писал в разрозненном потоке сознания: «Мы живем в Эру Колес — больше колес, и колеса внутри Колес — И Работы МАШИНЫ — это подделка и подделка самой глубокой кости». По-прежнему уверенный в том, что настанет время, когда его работа будет признана, Ор умер от рака горла в возрасте 60 лет в 1918 году. Его керамические изделия, около 7000 штук в ящиках, остались в гараже авторемонтной мастерской его сыновей. Время от времени несколько детей, вооруженных пулеметами, пробирались внутрь и вытаскивали горшки для тренировок по стрельбе.

Спустя полвека после смерти Ора Джеймс Карпентер, торговец антиквариатом из Нью-Джерси, совершал свой ежегодный зимний тур по побережью залива. Карпентер не искал глиняной посуды; он покупал старые автомобильные запчасти. В один душный полдень 1968 года он остановился в автосервисе Ор Бойз в Билокси. Пока он просматривал страницы, Оджо Ор, которому тогда было уже за 60, подошел к жене Карпентера. В своем медленном протяжном изречении из Миссисипи Оджо спросил: «Не хотите ли посмотреть глиняную посуду моего отца?» Карпентер закатил глаза, словно предлагая им уйти, но его жена, чье любопытство, очевидно, было возбуждено, сказала: «Конечно.Вернувшись в гараж из шлакоблоков, Оджо открыл двери, чтобы показать самую удивительную коллекцию керамики в истории американской керамики. Несколько фигур были разложены на столах; остальные заполнены ящиками, сложенными до 12-футового потолка. Некоторые были очищены от жирной пленки. Поймая солнечный свет, они сверкали, как в тот день, когда Ор дал им жизнь.

Карпентер никогда не слышал об Ор. У немногих за пределами Билокси. И все же он признал красоту работы, как и сын Ор. Когда Карпентер потянулся за горшком, «Оджо пережевал меня полностью», — вспоминал он позже.«Никто не трогает папину глиняную посуду! — сказал Оджо». Но он уступил, и Карпентер, гадая, сможет ли он продать их, разрешили осмотреть несколько горшков, пока Оджо выставлял их для осмотра. В конце концов Карпентер решил рискнуть. Он предложил 15 000 долларов — около двух баксов за банк — за весь лот. Оджо ушел посоветоваться с братом и вернулся, отрицательно покачивая головой. Потребовалось еще несколько лет, чтобы братья решили расстаться со своим наследием и согласовать запрашиваемую цену. В конце концов, они остановились на сумме, которая тогда, как говорит Карпентер, «могла бы купить очень желанный дом» — в пределах 50 000 долларов.Но, по словам одного из ученых Ор, к тому времени, когда Карпентер вернулся с деньгами, Оджо поднял цену до 1,5 миллиона долларов. После еще трех летних переговоров по цене, которая, по слухам, была ближе к более низкой цене, Карпентер перевез сокровища Ор в Нью-Джерси, где они начали поступать на рынок.

Тем временем мир искусства начал догонять Ор. В 1950-х годах школа абстрактной экспрессионистской керамики процветала, создавая произведения произвольной формы, которые больше походили на скульптуру, чем на керамику.Художники, в том числе Джаспер Джонс и Энди Уорхол, купили горшки Ора, как и несколько коллекционеров, хотя хранитель керамики в Смитсоновском национальном музее американской истории возразил против включения Ора в выставку 1978 года, назвав его « просто глупцом ». Лишь в 1984 году, когда горшки с светом появились на картинах Джонса в галерее Лео Кастелли в Нью-Йорке, похвала и критика начали расти. После серии персональных выставок работ Ора такие коллекционеры, как Стивен Спилберг и Джек Николсон, приобрели изделия и подняли цены.Сегодня те же горшки, которые презирали столетие назад, продаются по цене от 20 до 60 тысяч долларов за штуку. Еще в 1900 году, когда его горшки почти не продавались, раздраженные организаторы выставок просили Ор оценить его работы. «На вес золота», — отвечал он. Оглядываясь назад, он недооценил себя.

Сегодня Ор провозглашается «глиняным пророком» и «Пикассо в гончарном искусстве». Его воскресение доказывает, что безумие, как и красота, находится в глазах смотрящего. Впрочем, он всегда это знал, как и посетители его магазина, по крайней мере, те, кто обучался классике и уделял самое пристальное внимание.По пути из захламленной, переполненной студии они проходили мимо еще одного написанного от руки знака, на этот раз с латинской фразой: Magnus opus, nulli secundus / optimus cognito, ergo sum! В переводе это звучало так: «Великолепный шедевр, лучший; Следовательно, я! »

Архитекторы Художники

Рекомендованные видео

Порабощенный художник, чья керамика стала актом сопротивления

Пятнистый коричневый кувшин для хранения на расстоянии выглядит скромным, даже домашним — то, что вы можете найти на заднем крыльце на юге.Подойдите ближе, и вы увидите дикие полосы щелочной глазури вверх и вниз по поверхности, а также некоторые заметные следы художника, известного как Дэйв Поттер или Дэвид Дрейк, который изготовил мощную керамическую посуду в районе Эджфилд в Южной Каролине, будучи порабощенным разными владельцами. .

На дне горшка три отметины, похожие на отпечатки пальцев, где кто-то — возможно, Дрейк — окунул горшок в глазурь. На плече написано одно слово, которое Дрейк начертил с помощью заостренной палки или подобного инструмента: «катинация», вариант цепочки, состояние скованного ярмом или цепью.Не менее примечательным, по мнению экспертов, является то, что банка датирована «12 апреля 1836 года», через два года после того, как в Южной Каролине был принят особенно карательный закон против грамотности, призванный не допустить, чтобы рабы писали, что сделало это единственное слово чрезвычайным актом сопротивления или неповиновения. пользователя Drake.

Это не совсем 15 дюймов в высоту, но этот сосуд указывает на художественные достижения порабощенных афроамериканцев и постоянное стирание их работ из культурных учреждений Америки в течение почти 300 лет.

Итак, когда банка поступила в продажу в ноябре на аукционе Brunk Auctions в Эшвилле, штат Нью-Йорк.С., художественные музеи по всей стране обратили внимание. Смета составляла от 40 000 до 60 000 долларов. Но конкурирующие музеи подняли цену до 369 000 долларов с надбавкой от покупателя, установив мировой рекорд аукциона для работы Дэвида Дрейка и завершив год крупных институциональных закупок его уникальной керамики.

В 2020 году покупателями были Музеи изящных искусств Сан-Франциско, Художественный музей Сент-Луиса, Художественный институт Чикаго и Музей искусств Метрополитен, а также более исторически ориентированный Международный афроамериканский музей, строящийся в настоящее время в Чарльстоне. , С.C. В то время, когда руководители музеев одновременно сильно мотивированы и вынуждены переосмыслить расовые предубеждения, заложенные в их коллекциях, приобретение и демонстрация выдающихся работ Дрейка предлагает драматический способ сделать это, а также предлагает окно в историю рабство.

Тимоти Бургард, куратор американского искусства в Музеях изящных искусств, который выиграл конкурс на «катинированную» банку, назвал эти приобретения «поворотным моментом» в рассказах американских художественных музеев о рабстве.Он планирует установить кувшин на видном месте в галерее времен Гражданской войны в Музее де Янга к 1 июля, «символически сосредоточив проблему системы рабства, которая исторически сводилась к минимуму и маргинализировалась музеями».

По словам аукциониста Эндрю Бранка: «Нет никаких сомнений в том, что институты управляют этим рынком в настоящий момент». Он охарактеризовал спрос на кувшины с надписями Дрейка — от одного слова до коротких, но выразительных стихов — как особенно высокий.

Эти надписи помогают рассказать историю Дэвида Дрейка, когда многие биографические данные отсутствуют.Судя по записям переписи, Дрейк, вероятно, родился в 1801 году и умер в 1870-х годах. Записи с аукционов показывают, что у него было несколько поработителей в районе Эджфилда, и что он хотя бы один раз использовался в качестве залога для получения ссуды. В журнале голосования указано, что он принял имя Дрейк после освобождения, взяв фамилию своего первого владельца. Но в его биографии до сих пор есть серьезные пробелы. Непонятно, кто обучал его гончарному кругу. (Он также делал горшки вручную, используя технику катушки.) И нет единого мнения о том, как он научился читать и писать.

Известно, что он изготовил на продажу много керамических горшков, некоторые размером до 40 галлонов, которые продемонстрировали его физическую силу и виртуозность с глиной и подписали свое имя «Дэйв» более чем на 100 экземплярах. Он писал стихи или высказывания. по крайней мере на 40 выживших.

Вместе эти сосуды со стихотворениями, как их называют, служат своего рода дневником, предлагая другой голос, чем рассказы рабов, преобладающие в черной литературе того периода. Некоторые из них, например, банка, недавно приобретенная Метрополитеном, или банка, принадлежащая Художественному музею Филадельфии с 1997 года, , описывают функцию горшков или хвастаются количеством говядины или свинины, которое они могут вместить.Другие делятся религиозными посланиями или остротами. Одно стихотворение 1857 года гласит: «Я сделал эту банку за наличные, хотя она и называется — наживой мусор». Другой, датированный 1854 годом, гласит: «Я сказал, что эта ручка треснет». Ученые установили, что инициалы относятся к одному из его владельцев, Льюису Майлзу, который руководил мануфактурой Stony Bluff Manufactory, производя керамику с использованием рабского труда. И, по окончательному упреку производителя, ручка осталась нетронутой и сегодня.

Другие стихи можно прочитать о политических потрясениях того времени.«Я сотворил этот сосуд, весь крест / Если не покаетесь, погибнете» датировано 3 мая 1862 года, примерно через год после начала Гражданской войны.

Самая душераздирающая надпись начинается: «Интересно, где все мои родственники». Кувшин в Художественном музее округа Гринвилл в Южной Каролине датирован 16 августа 1857 года, через несколько лет после того, как порабощенная женщина из его дома по имени Лидия и два ее сына были отправлены в Луизиану, согласно книге Леонарда Тодда 2008 года « Каролина Клэй: Жизнь и легенда Раба Поттера Дэйва.Неизвестно, была ли Лидия его женой.

Книгу Тодда хвалили за ее оригинальное исследование, но также критиковали за частые предположения, которые выставляют поработителей Дрейка, некоторые из которых были предками Тодда, в благоприятном свете. Например, Тодд рассказал историю, передаваемую из поколения в поколение, но обсуждаемую экспертами, о том, что Дрейк потерял ногу после того, как однажды ночью заснул на железнодорожных путях, потому что слишком много пил.

Джейсон Янг, доцент истории Мичиганского университета, специализирующийся на афроамериканской религии и культуре, считает этот отчет ненадежным.«Что мы действительно знаем о рабстве и инвалидности, так это то, что было большое количество порабощенных африканцев, которые оказались инвалидами либо из-за опасного режима труда, в котором они жили, либо потому, что это была популярная форма наказания — отрубать ногу или ногу в ответ на некоторые нарушение », — сказал Янг в интервью.

Он объединился с Эдриенн Спиноцци, помощником куратора-исследователя в Метрополитен-музее в Нью-Йорке, и Итаном Лассером, руководителем отдела искусства Америки в Музее изящных искусств Бостона, чтобы организовать передвижную выставку, посвященную наследию. афроамериканских гончаров из Эджфилда, которые представят около дюжины кувшинов от Дрейка и откроются в Метрополитене в сентябре 2022 года.В то время как более мелкие музеи на юге, в том числе Чарльстонский музей и Художественный музей округа Гринвилл, уже давно владеют керамикой Дрейка, предстоящая выставка станет первой в своем роде в Нью-Йорке и Бостоне.

Лассер впервые познакомился с творчеством Дрейка, когда в 2010 году организовал в Художественном музее Милуоки показ чикагского художника Тистера Гейтса «Мрачные размышления», вдохновленный гончарными изделиями Дрейка. Разочарованный иногда веселыми рассказами Тодда, Гейтс стремился «усилить» работу Дрейка, как выразился художник, с помощью его собственных горшков и музыки, включая гимн Гейтса, написанный для госпел-хора.(На одной из работ Гейтса была явно не солнечная поговорка: «Сука, я сделал этот горшок».)

Лассер сказал, что одна из целей нового шоу — избежать спекуляций о жизни гончара. «Одна из вещей, против которой мы пытаемся сопротивляться, — это читать его работы с точки зрения доброжелательности его поработителей, предполагая, что его владелец научил его писать или дал ему разрешение», — сказал он. «Есть риск, что его рассказ станет тонизирующим средством против жестокости рабства».

Еще одна цель выставки — понять, как использование рабского труда поддерживало оживленный, крупномасштабный бизнес керамических мануфактур XIX века в районе Эджфилд, который славится своими богатыми красными и белыми глинами и глянцевыми щелочными материалами. глазури.В 2011 году археологи раскопали здесь частично погребенную печь в месте, известном как Поттерсвилль. Они ожидали, что печь будет длиной около 25 футов. Оказалось, 105 футов.

«Открытие печи такого масштаба заставило нас переосмыслить наше понимание керамики Эджфилда», — сказал Спиноцци, куратор музея Метрополитен. «Это была не какая-то небольшая операция на чьем-то заднем дворе, а масштабное мероприятие, в котором участвовало много людей». Ученые считают это относительно редким примером «промышленного рабства» в Соединенных Штатах, которое имело место в таких отраслях, как горнодобывающая промышленность или производство товаров для дома, по сравнению с более известной сельскохозяйственной моделью, связанной с хлопковыми и табачными плантациями.

Спиноцци и ее коллеги в настоящее время исследуют современников Дрейка, включая порабощенного гончара по имени Гарри, который также подписал свое имя на кувшинах. (Аукционный дом Crocker Farm продал банку образца 1840 года, подписанную «Гарри», в апреле за 120 000 долларов частному коллекционеру.)

Большинство кураторов отказались от прозвища «Дэйв Поттер» в пользу Дэвида Дрейка. Признавая, что фамилия «Дрейк» также может быть проблематичной, потому что она происходит от его первого поработителя, Бургард, куратор Музея изящных искусств в Сан-Франциско, сказал, что это «был выбор, который он сделал при регистрации для голосования, и он включен в перепись. записи.Для любого называть его по имени, когда стирание личности в рабстве настолько ужасно, кажется неуважением ».

Это биографическое стирание — одна из самых больших проблем, с которыми сталкиваются музеи, которые стремятся выставить работы порабощенных художников. Другой — давнее презрение в мире искусства к повседневным функциональным предметам.

Доктор Тоня Мэтьюз, исполнительный директор Международного афроамериканского музея, сказала, что ее музей планирует показать работы Дрейка вместе с такими предметами, как корзины из сладкой травы, чтобы помочь «развенчать этот давно укоренившийся миф о порабощенных людях, не обладающих навыками.

Бургард, куратор из Сан-Франциско, сказал, что кувшины Дрейка также являются веским аргументом для музеев изобразительного искусства в признании важности функциональных и утилитарных предметов.

«Если вы не обращаете внимания на эти предметы, вы никогда не сможете адекватно воспринять историю женщин-художников, цветных художников или порабощенных художников, потому что вы должны смотреть на то, что им« разрешалось »делать», он сказал. «Вы должны смотреть на горшки, вы должны смотреть на одеяла, вы должны смотреть на красивые изделия из металла на балконах в Новом Орлеане.

«Сколько построек, предметов мебели и керамических сосудов построили люди, попавшие в рабство? Наверное, миллионы, но их имена никто не записал ».


Где можно увидеть важную керамическую посуду работы Дэвида Дрейка

Бостон Музей изящных искусств, Бостон, Галерея 237.

Чарльстон Чарльстонский музей, в Первом зале музея.

Чикаго Институт искусств Чикаго, который будет установлен этой зимой.

Гринвилл, Южная Каролина Художественный музей округа Гринвилл, на виду, когда он откроется этой зимой.

Нью-Йорк Метрополитен-музей, Американское крыло, галерея 762.

Филадельфия Филадельфийский художественный музей, галерея 216.

Сан-Франциско Музей де Янга, Галерея 23, банка «Катинация» открывается из 1 июля.

Сент-Луис Сент-Луис Художественный музей, Галерея 336

Статья Гончарова миллион мучений прочтите аннотацию.Миллион мучений. Особенно это можно отнести к комедии Грибоедова. В нем слишком яркий местный колорит, а обозначения самих персонажей так строго очерчены и обставлены такой реальностью деталей,

4. «Под знаком жизнеустройства» и «литературы фактов»: Литературно-критический авангард Левое радикальное крыло литературной критики, представленное на страницах журналов «Леф» (1923-1925) и «Новый Леф» (1927-1928), объединило представителей различных групп, эстетик и направлений

автора Роднянская Ирина Бенционовна

3.Критический импрессионизм: критик как писатель От традиционной импрессионистической критики — в диапазоне от Юрия Эйхенвальда до Льва Аннинского — новое направление отличается тем, что импрессионистские критики 1990-х — 2000-х годов, независимо от их эстетических позиций, явно

Из книги автора

4. Критический импрессионизм: дневниковый дискурс Во второй половине 1990-х годов по многим причинам (включая кризис либеральных идеологий в России, начавшийся после дефолта 1998 года) коренным образом изменился социальный тип существования литературы.Короткий

Из авторской книги

О романах гр. Л. и Толстой Анализ, стиль и направление (Критический

Из книги автора

Этюд о начале (Андрей Битов) Как видите, Андрей Битов из года в год пишет один и тот же «роман просвещения», героем которого, теневым альтер-эго автора, является «эгоист», или, если использовать слово Стендаля, «эгоист» (сосредоточивший человека на себе самом) — беспристрастно доведен писателем до

/ Иван Александрович Гончаров (1812-1891).
«Горе от ума» Грибоедова — Бенефис Монахова, ноябрь 1871/

Комедия «Горе от ума» держится как-то особняком в литературе и отличается от других произведений слова молодостью, свежестью и большей живостью. Она похожа на столетнего старика, вокруг которого все, по очереди отжившие, умирают и падают, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами стариков и колыбелями новых. И никому не приходит в голову, что когда-нибудь придет его очередь.

Все знаменитости первой величины, конечно, недаром проникли в так называемый «храм бессмертия». У всех их много, а у некоторых, как, например, у Пушкина, гораздо больше прав на долголетие, чем у Грибоедова. Их нельзя сближать и ставить одно с другим. Пушкин огромен, урожайен, силен, богат. Он для русского искусства то же, что Ломоносов для русского образования в целом. Пушкин овладел целой эпохой, он сам создал другую, породил школы художников — он взял себе все в эпоху, кроме того, что Грибоедов успел взять и с чем не согласился Пушкин.

Несмотря на гениальность Пушкина, его прогрессивные герои, как и герои его века, уже бледны и уходят в прошлое. Его гениальные творения, продолжая служить образцами и источником искусства, сами становятся историей. Мы изучили Онегина, его время и его окружение, взвесили, определили значение этого типа, но мы не находим никаких живых следов этой личности в современном веке, хотя создание этого типа останется неизгладимым в литературе.

«Горе от ума» явилось Онегину, Печорину, пережил их, прошел гоголевский период невредимым, прожил эти полвека с момента своего появления и все живет своей нетленной жизнью, еще много эпох переживет и все не будет теряют жизнеспособность.

Почему это и что такое «Горе от ума» в целом?

Некоторые ценят в комедии изображение московских нравов определенной эпохи, создание живых типов и их умелое группирование. Вся пьеса представляется читателю кругом знакомых лиц, причем определенными и замкнутыми, как колода карт. Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и других запечатлелись в памяти так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех было более или менее согласованное представление обо всех лицах, кроме одного — Чацкого.Так что все они вписаны правильно и строго и так всем хорошо знакомы. Только насчет Чацкого многие недоумевают: что он? Он как пятьдесят треть какой-то загадочной карты в колоде. Если разногласий в понимании других лиц было мало, то по Чацкому, наоборот, разногласия не закончились до сих пор и, возможно, не закончатся еще долго.

Другие, отдавая должное образу морали, верности типов, больше ценят эпиграмматическую соль языка, живую сатиру — мораль, которую пьеса до сих пор, как неисчерпаемый источник, снабжает каждого на каждом жизненном этапе.

Но и те, и другие ценители почти умалчивают саму «комедию», действие, а многие даже отрицают это условное сценическое движение.

Комедия «Горе от ума» — это и картина нравственности, и галерея живых образов, и вечно острая, жгучая сатира, и в то же время комедия, и, скажем так, для нас самих — прежде всего комедия — что вряд ли можно найти в другой литературе. Как живопись, она, несомненно, огромна. На ее полотне запечатлен длительный период русской жизни — от Екатерины до императора Николая.В группе из двадцати лиц, как луч света в капле воды, отразилась вся бывшая Москва, ее рисунок, ее тогдашний дух, ее исторический момент и нравы. И это с такой художественной, объективной полнотой и определенностью, которая была дана в нашей стране только Пушкину и Гоголю.

И общее, и детали, все это не составлено, а целиком взято из московских гостиных и перенесено в книгу и на сцену, со всей теплотой и со всем «особым отпечатком» Москвы от Фамусова. мелкими штрихами — князю Тугоуховскому и лакею Петрушке, без которых картина была бы неполной.

Однако для нас это еще не полностью законченная историческая картина: мы еще не ушли настолько далеко от эпохи, что между ней и нашим временем лежит непроходимая пропасть. Цвет вообще не сглаживался; век не отделился от нашего, как отрезанный кусок: мы кое-что унаследовали оттуда, хотя Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и другие изменились так, что не впишутся в шкуру типажей Грибоедова. Острые черты, конечно, изжили: ни один Фамусов теперь не будет звать в шуты и ставить в пример Максима Петровича, по крайней мере, так прямо и прямо.Молчалин, даже перед служанкой, тайно теперь не исповедует тех заповедей, которые завещал ему отец; такой Скалозуб, такой Загорецкий невозможны даже в далекой заводи. Но пока будет стремление к почестям помимо заслуг, пока будут мастера и охотники, которые будут радовать, «получать награды и жить весело», пока сплетни, праздность, пустота будут господствовать не как пороки, а как элементы общественной жизни — до тех пор, пока, конечно, черты Фамусовых, Молчалиных и др. также не промелькнут в современном обществе.

Соль, эпиграмма, сатира, этот разговорный стих, кажется, никогда не умрет, как рассыпанный в них острый и едкий, живой русский ум, что Грибоедов заключил, как чародей какого-то духа, в своем замке, и он крошит там зло мехом. Невозможно представить, чтобы когда-нибудь могла появиться другая, более естественная, более простая, более жизненная речь. Проза и стих здесь слились во что-то неразделимое, значит, кажется, чтобы было легче сохранить их в памяти и вернуть в оборот весь ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка, собранные автором. .Этот язык был дан и автору, как дана группа этих лиц, как дан основной смысл комедии, как все дано вместе, как будто сразу вылилось, и все образовало необыкновенную комедию — и то, и другое. в узком смысле как спектакль, а в широком — как комедия жизни. Это не могло быть ничего, кроме комедии.

Мы давно привыкли говорить, что нет движения, то есть в спектакле нет действия.Как нет движения? Идет — живой, непрерывный, от первого появления Чацкого на сцене до его последнего слова: «Карета мне, карета!»

Это тонкая, умная, изящная и страстная комедия в узком, техническом смысле — верная в мелких психологических деталях, но почти неуловимая для зрителя, потому что она замаскирована типичными лицами героев, гениальным рисунком, цветом место, эпоха, красота языка, все поэтические силы так обильно вылились в спектакле.

Главная роль, конечно же, роль Чацкого, без которой не было бы комедии, но, возможно, была бы картина нравов.

Сам Грибоедов приписывал горе Чацкого своей душе, а Пушкин в уме ему вовсе отказывался 2.

Можно подумать, что Грибоедов из отцовской любви к своему герою польстил ему в названии, как бы предупредив читателя, что его герой умен, а все вокруг не умны.

И Онегин, и Печорин оказались неспособны к бизнесу, к активной роли, хотя оба смутно понимали, что все вокруг заглохло.Они даже были «озлоблены», несут в себе «недовольство» и блуждали, как тени, с «тоской лени». Но, презирая пустоту жизни, праздное дворянство, они уступили ему и не думали ни бороться с ним, ни бежать окончательно.

Чацкий, видимо, наоборот, серьезно готовился к деятельности. Он «великолепно пишет, переводит», — говорит о нем Фамусов, и все твердят о его высоком интеллекте. Он, конечно, не зря ездил, учился, читал, брался, видимо, на работу, состоял в отношениях с министрами и расстался — нетрудно догадаться, почему.

Рад бы служить, — противно служить, —

сам намекает. Нет упоминания о «тоской лени, праздной скуке» и тем более о «нежной страсти» как о науке и занятии. Он серьезно любит видеть в Софии свою будущую жену. Между тем Чацкий успел выпить горькую чашу до дна — не найдя ни в ком «живого сочувствия» и уйти, унеся с собой лишь «миллион мучений». Давайте немного проследим ход пьесы и попробуем выделить из нее драматический интерес комедии, движение, которое проходит через всю пьесу, словно невидимая, но живая нить, соединяющая между собой все стороны и стороны комедии.

Чацкий врывается к Софии, прямо из вагона, не заходя в свою комнату, тепло целует ей руку, смотрит ей в глаза, радуется встрече, надеется найти ответ на старое чувство — и не находит. Его поразили две перемены: она стала необычайно красивее и остыла по отношению к нему — тоже необычно.

Это его озадачило, расстроило и немного рассердило. Напрасно он пытается добавить соли юмора в свой разговор, отчасти играя этой своей силой, что, конечно, нравилось Софии раньше, когда она любила его, — отчасти под влиянием досады и разочарования.Все это понимают, он прошел через всех — от отца Софьи до Молчалина — и какими меткими чертами он рисует Москву — и сколько этих стихов вошло в живую речь! Но все напрасно: нежные воспоминания, резкость — ничего не помогает. Он страдает только от ее холодности, пока, едко касаясь Молчалина, он не коснулся ее до живота. Она уже со скрытым гневом спрашивает его, случилось ли с ним хоть случайно «сказать о ком-то доброе дело», и исчезает на пороге отца, предав последнего чуть ли не с головой Чацкого, то есть объявляя его героем. о сне, рассказанном отцу перед этим.

С этого момента между ней и Чацким завязалась горячая драка, самое живое действие, комедия в тесном смысле, в которой тесно участвуют два человека, Молчалин и Лиза.

Каждый шаг Чацкого, почти каждое слово в пьесе тесно связано с игрой его чувств к Софии, раздраженной какой-то ложью в ее действиях, которую он пытается разгадать до самого конца. В эту борьбу вкладывается весь его разум, все его силы: она служила мотивом, поводом для раздражения, для того «миллиона мучений», под влиянием которых он один мог сыграть роль, указанную ему Грибоедовым, роль большой большее, более высокое значение, чем неудачная любовь одним словом, роль, для которой родилась вся комедия.

Чацкий почти не замечает Фамусова, холодно и рассеянно отвечает на его вопрос, где он был? «Мне все равно сейчас?» — говорит он и, обещая прийти еще раз, уходит, говоря от того, что его увлекает:

Как ты красивее с Софьей Павловной!

При втором посещении он снова начинает разговор о Софье Павловне: «Разве она не больна? — и до такой степени захвачен и чувством, согретым ее цветущей красотой и ее холодностью по отношению к нему, что когда его отец спрашивает, не хочет ли он жениться на ней, он рассеянно спрашивает: «Что тебе нужно? » А потом равнодушно, просто из приличия добавляет:

Позвольте мне посвятить себя, что бы вы мне сказали?

И почти не выслушивая ответа, вяло замечает на совет «служить»:

Я бы рад служить — противно служить!

Он приехал в Москву и к Фамусову, очевидно, только для Софии и Софьи.Он не заботится о других; и сейчас его раздражает, что вместо нее он нашел только Фамусова. «Как она могла не быть здесь?» — задает он вопрос, вспоминая свою былую юношескую любовь, которая в нем «не остывала на расстоянии, ни развлечениях, ни перемене мест» — и мучается ее холодностью.

Ему скучно даже разговаривать с Фамусовым — и только положительный вызов Фамусова спору выводит Чацкого из его концентрации.

Вот и все, вы все гордитесь: Вы бы выглядели как отцы 3, Вы бы учились, глядя на старших! —

говорит Фамусов, а затем рисует такую ​​грубую и уродливую картину подобострастия, что Чацкий не выдерживает и проводит параллель между «прошлым» веком и «настоящим» веком.Но его раздражение все же сдерживается: он, кажется, стыдится себя, что ему взбрело в голову отрезвить Фамусова от его понятий; он спешит вставить, что «он не говорит о своем дяде», которого привел в пример Фамусов, и даже предлагает последнему отругать свой возраст, наконец, он всячески пытается замять разговор, видя, как Фамусов заткнул уши, успокаивает, почти извиняется.

Я не хочу доводить до последнего аргумента, —

он говорит.Он готов снова войти в себя. Но его разбудил неожиданный намек от Фамусова о слухах о сватовстве Скалозуба.

Эти намеки на брак вызвали у Чацкого подозрения относительно причин, по которым Софья изменила ему. Он даже согласился на просьбу Фамусова отказаться от «лживых идей» и помолчать перед гостем. Но раздражение уже нарастало, и он вмешался в разговор, притом небрежно, а затем, раздраженный неловкими похвалами Фамусова в адрес его разума и т. Д., Повысил тон и решился резким монологом: «А кто такие? судьи?» и так далее.Здесь другая борьба, важная и серьезная, уже завязывается целая битва. Здесь в двух словах, как в увертюре к опере, слышен главный мотив, намекающий на истинный смысл и цель комедии. И Фамусов, и Чацкий бросили друг другу перчатку:

Смотрели бы, как отцы, Учились бы, глядя на старших! —

Раздался военный крик Фамусова. А кто эти старейшины и «судьи»?

За дряхлость 5 лет Их вражда непримирима со свободной жизнью, —

Чацкий отвечает и казнит —

Самые гнусные черты прошлого.

Образовалось два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусовых и все братство «отцов и старцев», с другой — один пламенный и храбрый боец, «враг квестов». Фамусов хочет. быть «асом» — «есть серебро и золото, ездить на поезде, все в порядке, быть богатым и видеть детей богатыми, в рядах, в порядках и с ключом» — и так далее без конца, и все это просто для этого он подписывает бумаги, не читая и не боясь одного, «чтобы их не скопилось множество».«

Чацкий стремится к «свободной жизни», «к занятиям» наукой и искусством, требует «служения делу, а не отдельным лицам» и т. Д. На чьей стороне победа? Комедия дает Чацкому только « миллион мучений » и, видимо, оставляет Фамусова и его собратьев в том же положении, что и они, не говоря ни слова о последствиях борьбы.

Теперь мы знаем эти последствия. Они проявились с появлением комедии, даже в рукописях, в свете — и как эпидемия охватила всю Россию.

Между тем интрига любви продолжается, как всегда, правильно, с тонкой психологической верностью, которая в любой другой пьесе, лишенной других колоссальных красот Грибоедова, могла бы сделать автору имя.

Обморок Софии при падении Молчалина с лошади, ее неосторожно выраженное участие в нем, новые сарказмы Чацкого о Молчалине — все это усложняло действие и составляло тот главный пункт, который в пиитиках назывался верёвкой. Здесь сосредоточился драматический интерес.Чацкий почти догадался.

В третьем акте он первым поднимается на бал, с целью «заставить Софию признаться» — и с трепетным нетерпением переходит к делу прямо с вопросом: «Кого она любит?»

После уклончивого ответа она признается, что дороже его «других». Вроде понятно. Сам видит это и даже говорит:

А что мне, когда все решено? Лезу в петлю, а она смешная!

Однако он карабкается, как и все влюбленные, несмотря на свой «интеллект», и уже слабеет на глазах у ее равнодушия.

Следующая его сцена с Молчалиным, полностью раскрывающая характер последнего, окончательно подтверждает, что Софья не любит эту соперницу.

Обманщик надо мной смеялся! —

он замечает и идет навстречу новым лицам.

Комедия между ним и Софией оборвалась; жгучее раздражение ревности утихло, и холод безнадежности проник в его душу.

Ему нужно было только уйти; но на сцену выходит другая, живая, живая комедия, открывается сразу несколько новых перспектив московской жизни, которые не только вытесняют интригу Чацкого из памяти зрителя, но и сам Чацкий как бы забывает об этом и попадает в толпу.Вокруг него группируются и играют новые лица, каждое — свою роль. Это бал, со всей московской атмосферой, с множеством живых сценок, в которых каждая группа формирует свою отдельную комедию, с полным наброском персонажей, сумевших в нескольких словах разыграться в законченное действие.

Разве Горичевы не разыгрывают сплошную комедию? 6 Этот муж, еще недавно еще энергичный и живой, теперь опустился, надел, как в халате, в московской жизни, хозяин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», по меткости Чацкого. определение, — под назойливой туфлей, миловидная светская жена, московская дама?

А эти шесть принцесс и графиня-внучка — весь этот контингент невест, «умеющих, по словам Фамусова, наряжаться в тафту, ноготки и дымку», «поют верхние ноты и цепляются за военных»?

Эта Хлестова, остаток екатерининского века, с мопсом, с маленькой девочкой-арапкой — этой княгиней и князем Петром Ильичем — без слова, но такая говорящая развалина прошлого; Загорецкий, явный аферист, сбегающий из тюрьмы в лучших жилых комнатах и ​​расплачивающийся подобострастием, как собачий понос, — и эти Н.Н., и все их разговоры, и все, что их занимает!

Приток этих лиц настолько велик, их портреты настолько рельефны, что зритель остывает до интриги, не успевая уловить эти быстрые наброски новых лиц и внимательно прислушаться к их первоначальному диалекту.

Чацкого больше нет на сцене. Но перед отъездом обильно накормил ту главную комедию, которая началась с него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным, — той битвы со всей Москвой, где он, по замыслу автора, потом пришел.

Короче говоря, даже при мгновенных встречах со старыми знакомыми он умудрялся всех вооружить против себя едкими замечаниями и сарказмами. Его уже живо задевают всякие мелочи — и он дает волю языку. Возмущенная старуха Хлестова, дала неуместный совет Горичеву, резко отрубила графиню-внучку и снова обидела Молчалина.

Но чаша переполнилась. Он выходит из задних комнат уже совсем расстроенным и из старой дружбы в толпе снова идет к Софии, надеясь хотя бы на простое сочувствие.Он признается ей в своем душевном состоянии … не зная, какой заговор созрел против него во вражеском лагере.

«Миллион мучений» и «горя!» — вот что он пожинал за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: его разум безжалостно поражал больные места врагов. Фамусов ничего не находит, кроме как заткнуть уши против своей логики, и ему дают отпор общие отрывки из старой морали. Молчалин замолкает, принцессы, графини — прочь от него, обожженная крапивой его смеха, и его бывшая подруга София, которую он один щадит, хитростью, поскользнулся и потихоньку наносит ему главный удар, объявляя его: под рукой, мимоходом, сумасшедший.

Он чувствовал свою силу и говорил уверенно. Но борьба давила на него. Очевидно, он был ослаблен этим «миллионом мучений», и разочарование проявилось в нем так заметно, что все гости сгруппировались вокруг него, как толпа собирается вокруг любого явления, возникающего из обычного порядка вещей.

Он не только грустный, но и горький, придирчивый. Он, как раненый, собирает все свои силы, бросает вызов толпе — и бьет всех — но у него не хватило силы против объединенного врага.

Он перестал контролировать себя и даже не замечает, что сам составляет игру с мячом. Он также поражает патриотическим пафосом, соглашается с тем, что считает фрак противоречащим «разуму и стихии», злится, что мадам и мадемуазель не были переведены на русский язык.

Он определенно не «сам», начиная с монолога «про француза из Бордо» — и остается им до конца пьесы. Впереди только «миллион мучений».

Не только для Софьи, но и для Фамусова и всех его гостей «разум» Чацкого, сверкнувший, как луч света, во всем спектакле, в конце вырвался в гром, при котором, по пословице, люди крестятся. .

София первая перешла от грома.

Софья Павловна индивидуально не аморальна: грешит грехом невежества, слепоты, в которой все жили —

Свет не наказывает заблуждения, Но требует от них секретов!

Эта двустишница Пушкина выражает общий смысл общепринятой морали.София так и не прозрела от нее и никогда бы не прозрела без Чацкого, из-за отсутствия шанса. После катастрофы, с момента появления Чацкого, оставаться слепым уже невозможно. Его суждения нельзя ни игнорировать, ни подкупить ложью, ни умиротворить — это невозможно. Она не может не уважать его, и он будет ее вечным «укоризненным свидетелем», судьей ее прошлого. Он открыл ей глаза.

До него она не сознавала слепоты своих чувств к Молчалину и даже, разбирая последнего, в сцене с Чацким, за ниточку, сама по себе не видела его света.Она не заметила, что сама вызвала его к этой любви, о которой он, дрожа от страха, не решался думать.

Софья Павловна вовсе не так виновата, как кажется.

Это смесь добрых инстинктов с ложью, живой ум без всяких намеков на идеи и убеждения, смешение понятий, умственная и моральная слепота — все это не имеет в ней характера личных пороков, а выглядит как общие черты ее круга. В ее личной физиономии скрывается что-то свое, горячее, нежное, даже мечтательное.Остальное принадлежит воспитанию.

французских книг, о которых сетует Фамусов, фортепиано (даже под аккомпанемент флейты), стихи, французский язык и танцы — вот что считалось классическим воспитанием барышни. А потом «Кузнецкий мост и вечный ремонт», балы, такие как этот бал у отца, и это общество — вот тот круг, в котором завершилась жизнь «барышни». Женщины научились только воображать и чувствовать, а не научились думать и знать. Но в Софье Павловне спешим оговориться, то есть в ее чувстве к Молчалину много искренности, очень напоминающей Татьяну Пушкину.Разница между ними заключается в том «московском отпечатке», то в ловкости, в умении владеть собой, которые проявились у Татьяны при встрече с Онегиным после замужества, и до этого момента она не умела лгать о любви даже самому себе. няня. Но Татьяна — деревенская девушка, а Софья Павловна — московская, в то время развитая.

Огромная разница не между ней и Татьяной, а между Онегиным и Молчалиным.

Вообще сложно относиться к Софье Павловне без сочувствия: у нее сильные задатки незаурядной натуры, живой ум, страсть и женская мягкость.Она была разорена в духоте, куда не проникал ни один луч света, ни одна струя свежего воздуха. Чацкий не зря любил ее. После него она одна из всей толпы, просящей какого-то грустного чувства, и в душе читателя нет такого равнодушного смеха против нее, с которым он расстается с другими лицами.

Она, конечно, тяжелее, тяжелее даже Чацкого, и ей достается «миллион мучений».

Роль Чацкого — пассивная: иначе и быть не могло.Это роль всех Чацких, но при этом всегда победоносная. Но они не знают о своей победе, они только сеют, а другие пожинают — и это их главное страдание, то есть в безнадежности успеха.

Конечно, Павла Афанасьевича Фамусова он не привел, не протрезветил и не поправил. Если бы у Фамусова не было на переходе «укоризненных свидетелей», то есть толп лакеев и швейцара, он легко справился бы со своим горем: промыл бы голову дочери, оторвал Лизу за ухо и поспешил с Софьей. свадьба Скалозубу.Но сейчас это невозможно: утром, благодаря сцене с Чацким, вся Москва узнает — и больше всех — «княжну Марью Алексеевну». Его миролюбие вызовет возмущение со всех сторон — и неизбежно заставит его задуматься о том, чего ему в голову не приходило. Вряд ли он бы даже закончил свою жизнь с таким «асом», как предыдущие. Слухи, распространяемые Чацким, не могли не всколыхнуть весь круг его родных и близких. Сам он не нашел оружия против горячих монологов Чацкого.Все слова Чацкого распространятся, повторится повсюду и создадут свою бурю.

Молчалин после сцены в подъезде не может оставаться тем же Молчалином. Маску сняли, его узнали, и он, как пойманный вор, должен спрятаться в углу. Горичевы, Загорецкие, княгини — все попали под град его выстрелов, и эти кадры не останутся без следа. В этом все еще приятном припеве другие голоса, еще вчера еще смелые, будут заглушены или будут слышны другие голоса за и против.Битва только разгоралась. Авторитет Чацкого раньше был известен как авторитет ума, ума, конечно, знаний и прочего. У него уже есть единомышленники. Скалозуб жалуется, что брат ушел со службы, не дожидаясь звания, и начал читать книги. Одна из старушек ворчит, что ее племянник, князь Федор, занимается химией и ботаникой. Нужен был только взрыв, драка, и она началась, упорная и жаркая — за один день в одном доме, но ее последствия, как мы уже говорили выше, отразились на всей Москве и России.Чацкий породил раскол, и если он был обманут в своих целях, не нашел «прелести встреч, живую судьбу», то полил живой водой застойную почву — унеся с собой «миллион мучений», этот терновый венец Чацких — муки от всего: от «разума», а тем более от «оскорбленных чувств».

Жизнеспособность роли Чацкого заключается не в новизне неизвестных идей, блестящих гипотез, горячих и смелых утопий. Вестники новой зари, или фанатики, или просто вестники — все эти передовые курьеры неизвестного будущего появляются и — в естественный ход общественного развития — должно появиться, но их роли и физиономия бесконечно разнообразны.

Роль и физиономия Чацких неизменны. Чацкий — прежде всего обличитель лжи и всего отжившего, заглушающего новую жизнь, «свободную жизнь». Он знает, за что борется и что эта жизнь должна принести ему. Он не теряет позиции из-под ног и не верит в привидение, пока не облечется в плоть и кровь, не постигнут разумом, истиной.

Он очень позитивен в своих требованиях и формулирует их в готовой программе, разработанной не им, а уже начавшимся веком.Он не сгоняет со сцены с юношеским пылом все, что уцелело, что по законам разума и справедливости, как по законам природы в физической природе, остается дожить до своего срока, что можно и нужно терпеть. Он требует пространства и свободы для своего возраста: он просит подвигов, но не хочет, чтобы ему служили, и клеймит подлость и шутовство. Он требует «служения делу, а не людям», не путает «веселье или дурачество с делом», как Молчалин, — он обременен пустой, праздной толпой «мучителей, предателей, зловещих старух, нелепых стариков». мужчины «, отказываясь преклоняться перед своим авторитетом дряхлости, гордости и прочего.Его возмущают уродливые проявления крепостного права, безумная роскошь и омерзительные замашки «на пирах и расточительство» — проявление душевной и нравственной слепоты и развращенности.

Его идеал «свободной жизни» определен: это свобода от всех этих рассчитанных цепей рабства, которые связаны с обществом, а затем свобода — «вложить в науку ум, жаждущий знаний», или свободно заниматься » «творческое, высокое и красивое искусство» — свобода «служить или не служить», «жить в деревне или путешествовать», не считаясь ни грабителем, ни поджигателем, и — ряд дальнейших аналогичных шагов к свободе — от несвободы.

Чацкий раздавлен величиной старой силы, нанося ей смертельный удар качеством свежей силы.

Он — вечный обличитель лжи, скрытой в пословице: «Не воин в поле». Нет, воин, если он Чацкий, и, тем более, победитель, но воин продвинутый, застрельщик и всегда жертва.

Чацкий неизбежен при каждой смене века на век. Положение Чацких на социальной лестнице разнообразно, но роль и судьба одинаковы, от крупных государственных и политических деятелей, контролирующих судьбы масс, до скромной доли в тесном кругу.

Чацкие живут и не переводятся в обществе, повторяются на каждом шагу, в каждом доме, где старые и молодые сосуществуют под одной крышей, где два века встречаются лицом к лицу в тесных семьях — все продолжает борьбу свежего с устаревшим, больных со здоровым.

Каждый поступок, требующий обновления, вызывает тень Чацкого — и кем бы ни были фигуры, независимо от того, какой человеческий поступок — будь то новая идея, шаг в науке, политике, войне — нет людей, сгруппированных вместе, они не могут получить от двух основных мотивов борьбы: от совета «учиться, глядя на старших», с одной стороны, и от жажды стремиться от рутины к «свободной жизни» вперед и вперед — с другой.

Поэтому Чацкий Грибоедова, а с ним и вся комедия, не состарился и вряд ли состарится. И литература не выйдет из магического круга, нарисованного Грибоедовым, как только художник коснется борьбы концепций, смены поколений.

Многие Чацкие, появившиеся при очередной смене эпох и поколений, могут быть привлечены к борьбе за идею, за дело, за правду, за успех, за новый порядок, на всех уровнях, во всех слоях русского языка. жизнь и работа — громкие, подвиги и скромные кресельные подвиги.О многих из них хранится свежая традиция, мы видели и знали других, а другие продолжают бороться. Обратимся к литературе. Вспомним не рассказ, не комедию, не художественное явление, а возьмем одного из поздних борцов старости, например, Белинского. Многие из нас знали его лично, а теперь его знают все. Послушайте его горячие импровизации — и они звучат по тем же мотивам — и в том же тоне, что и Чацкий Грибоедова. И он тоже умер, уничтоженный «миллионом мучений», убитый лихорадкой ожидания и не дождавшись исполнения своей мечты.

Напоследок последнее замечание о Чацком. Грибоедова упрекают в том, что Чацкий одет не так художественно, как другие комедийные лица, во плоти и крови, что у него мало жизненных сил. Другие даже говорят, что это не живой человек, а абстракция, идея, ходячая мораль комедии, а не такое законченное и законченное творение, как, например, фигура Онегина и других вырванных из жизни типов.

Это несправедливо. Ставить Чацкого рядом с Онегиным невозможно: строгая объективность драматической формы не допускает широты и полноты кисти как эпоса.Если другие грани комедии строже и острее очерчены, то этим они обязаны пошлости и банальности своей натуры, легко утомляемой художником в легких зарисовках. Если в личности Чацкого, богатой и многогранной, то в комедии рельефно раскрывается одна доминирующая сторона — а Грибоедов успел намекнуть на многие другие.

Тогда — если присмотреться к человеческим типажам в толпе — то эти честные, горячие, иногда резкие личности встречаются чуть ли не чаще других, которые не послушно прячутся от надвигающегося уродства, а смело идут ему навстречу. и вступают в борьбу, часто неравную, всегда с причинением себе вреда и без видимой пользы для дела.Кто не знал или не знает, каждый в своем кругу, таких умных, горячих, благородных безумцев, которые вносят некую неразбериху в те круги, куда судьба приведет их, за правду, за честное убеждение ?!

Нет, Чацкий, на наш взгляд, самый живой человек из всех, и как человек, и как исполнитель роли, указанной ему Грибоедовым. Но, повторяем, его природа сильнее и глубже, чем у других людей, и потому не может быть исчерпана в комедии.

Если читатель согласится с тем, что в комедии, как мы уже сказали, движение горячо и непрерывно поддерживается от начала до конца, то из этого следует, что пьеса в высшей степени сценична.Она. Две комедии как бы вплетены одна в другую: одна, так сказать, частная, мелкая, домашняя, между Чацким, Софьей, Молчалиным и Лизой: это интрига любви, ежедневный мотив всех комедий. Когда первое прерывается, неожиданно в промежутке появляется другой, и действие снова завязывается, частная комедия разыгрывается в общем сражении и завязывается в один узел.

Facebook

Твиттер

В контакте с

Google+

Что?

Миллион мучений чатской аннотации.«Миллион мучений» (критическое исследование). Другие пересказы и обзоры к читательскому дневнику

Статья «Миллион мучений», краткое содержание которой приводится здесь, является работой И.А. Гончарова по пьесе Грибоедова «Горе от ума». В нем писатель выступил в роли литературного критика, проанализировав образ Чацкого и причины его страданий.

И. А. Гончаров, «Миллион мучений», аннотация

В самом начале своего творчества автор отмечает, что спектакль «Горе от ума» не потерял своей свежести и актуальности.Он сравнивает ее со столетним мужчиной, рядом с которым люди помоложе выглядят блекло. Они медленно умирают, но он здоров и бодр. Даже герои Пушкина, по словам Гончарова, «уходят в небытие», а «Горе от ума» — нет. Автор статьи называет спектакль острой сатирой, где вся Москва высмеивается в лице 20 героев.

Далее идет подробный разбор главного героя комедии — Чацкого. Здесь Гончаров снова проводит параллели с Пушкиным, а также с Лермонтовым.Он сравнивает Чацкого с героями произведений этих гениев — Онегиным и Печориным, а персонажа Грибоедова считает умнее, образованнее и по всем параметрам выше их.

Ни Печорин, ни Онегин действовать не способны. Они просто философы, люди, которые не вписываются в жизнь. Однако Чацкий — натура активный и перспективный. Но он не может найти себе применения, так как ему противно служить, поэтому места для достойного служения не нашлось.

Черты Чацкого особенно ярко проявляются на фоне «лагеря Фамусовых» — представителей прошлого, отжившего, но продолжающего диктовать условия.Главный герой испытывает отвращение к своим взглядам. Он прогрессивен и приветствует все новое. Чацкий влюблен в Софию. Однако она не отвечает взаимностью. Молчалин дорог ее сердцу — личность, по сути, ничтожная.

Софии его жаль, и в глубине души она мечтает спасти Молчалина, возвысить его до самой себя, а затем поставить его под пятки и вести всю свою жизнь. По сути, своей любовью к Софии она записалась в «лагерь Фамусова», хотя она не дура, в ней есть что-то живое, настоящее.Это и привлекло Чацкого.

В какой-то момент главному герою удается открыть Софии глаза на настоящую сущность Молчалина. Однако этим он не добивается любви. Скорее наоборот, это еще больше отталкивает девушку, потому что теперь она всегда будет воспринимать Чацкого как свидетеля своей глупости.

Безответная любовь сводит его с ума. Его мучает ревность, он отвратительно ведет себя. Его действия часто возмутительны и нелепы. Речь пьяная, поведение дерзкое.Окружающие думают, что он сумасшедший. Чацкий сильно страдает. Он слабый и жалкий. Автор статьи считает, что «миллион мучений» — удел таких, как Чацкий, их терновый венец. Умные, прогрессивные люди, которых отвергают те, кого они любят.

В самом конце своего творчества Гончаров утверждает, что поставить в театре «Горе от ума» совершенно необходимо. Однако, создавая образ Чацкого, актер не должен быть привязан к временам написания пьесы.Герой должен соответствовать периоду, в котором живет зритель. Это лишний раз подтверждает мнение писателя о свежести пьесы и из этого можно сделать вывод, что Чацкие есть в любой момент.

Как написать эссе. Для подготовки к экзамену Ситников Виталий Павлович

Гончаров И. А

«Миллион мучений»

(критическая проработка)

Комедия «Горе от ума» почему-то держится в стороне от литературы и отличается молодостью, свежестью и более сильной жизненной силой от других произведений слова.Она подобна столетнему старику, вокруг которого все, отжившие по очереди, умирают и падают, а он ходит, бодрый и свежий, между могилами старых и колыбелями новых людей. И никому не приходит в голову, что когда-нибудь придет его очередь.

Критика не коснулась комедии с того места, которое она когда-то занимала, как будто не знала, где ее разместить. Художественная оценка опередила печатную, как и сама пьеса надолго опередила прессу. Но грамотные массы это оценили.Сразу осознав свою красоту и не обнаружив никаких изъянов, она разлетела рукопись в клочья, на стихи, полустиши, израсходовала всю соль и мудрость пьесы в разговорной речи, как будто она превратила миллион в десять центов, и так рассыпала Разговор с высказываниями Грибоедова о том, что она буквально истощила комедию до сытости …

Но и это испытание пьеса выдержала — не только не опошлила, но как бы стала роднее читателям, нашла в каждом из них своего покровителя. , критик и друг, как басни Крылова, не утратившие литературной силы, перейдя из книги в живую речь.

Некоторые ценят в комедии картину московских нравов определенной эпохи, создание живых типов и их умелое группирование. Вся пьеса представляется читателю кругом знакомых лиц, причем определенными и замкнутыми, как колода карт. Лица Фамусова, Молчалина, Скалозуба и других запечатлелись в памяти так же твердо, как короли, валеты и дамы в картах, и у всех было более или менее согласованное представление обо всех лицах, кроме одного — Чацкого. Так что все они вписаны правильно и строго и так всем хорошо знакомы.Только насчет Чацкого многие недоумевают: что он? Он как пятьдесят треть какой-то загадочной карты в колоде. Если разногласий в понимании окружающих было мало, то по Чацкому, наоборот, разногласия не закончились до сих пор и, возможно, не закончатся еще долго.

Другие, отдавая должное образу морали, верности типов, больше ценят эпиграмматическую соль языка, живую сатиру — мораль, которую пьеса до сих пор, как неисчерпаемый источник, снабжает каждого на каждом жизненном этапе.

Но и те, и другие ценители практически обходят молчанием саму «комедию», действие, а многие даже отрицают это как условное сценическое движение.

Все эти различные впечатления и их собственная точка зрения, основанная на них, для каждого и каждого служат лучшим определением пьесы, то есть комедия «Горе от ума» — это одновременно и картина нравственности, и галерея. живых образов, и вечно острой, жгучей сатиры, и вместе с этим и комедия, и, скажем за себя, — прежде всего, комедия, — которую вряд ли можно найти в других литературных произведениях, если принять совокупность все остальные условия заявлены.Как картина, она, несомненно, огромна. На ее полотне запечатлен длительный период русской жизни — от Екатерины до императора Николая. В группе из двадцати лиц, как луч света в капле воды, отразилась вся бывшая Москва, ее рисунок, ее тогдашний дух, ее исторический момент и нравы. И это с такой художественной, объективной полнотой и определенностью, которая была дана в нашей стране только Пушкину и Гоголю.

В картине, где нет ни единого бледного пятна, ни единого постороннего, лишнего прикосновения и звука, зритель и читатель чувствуют себя даже сейчас, в нашу эпоху, среди живых людей.И в общем, и в деталях, все это не было сочинено, а целиком взято из московских гостиных и перенесено в книгу и на сцену, со всей теплотой и со всем «особым отпечатком» Москвы, — от Фамусова. мелкими штрихами — князю Тугоуховскому и лакею Петрушке, без которых картина была бы неполной.

Однако для нас это еще не полностью законченная историческая картина: мы еще не ушли достаточно далеко от эпохи, и между ней и нашим временем лежит непроходимая пропасть.Цвет вообще не сглаживался; век не отделился от нашего, как отрезанный кусок: мы кое-что унаследовали оттуда, хотя Фамусовы, Молчалины, Загорецкие и другие изменились так, что не впишутся в шкуру типажей Грибоедова. Острые черты, конечно, изжили: ни один Фамусов теперь не будет звать в шуты и ставить в пример Максима Петровича, по крайней мере, так прямо и прямо. Молчалин, даже перед служанкой, тайно теперь не исповедует тех заповедей, которые завещал ему отец; такой Скалозуб, такой Загорецкий невозможен даже в далекой глуши.Но пока будет стремление к почестям помимо заслуг, пока будут хозяева и охотники, которые будут радовать, «получать награды и жить весело», пока сплетни, праздность, пустота будут господствовать не как пороки, но как элементы общественной жизни — до тех пор, пока, конечно, черты Фамусовых, Молчалиных и других не начнут мелькать в современном обществе, незачем, чтобы тот «особый отпечаток», которым гордился Фамусов, был стерт с самой Москвы.

Соль, эпиграмма, сатира, этот разговорный стих, кажется, никогда не умрет, как рассыпанный в них острый и едкий, живой русский ум, что заключает Грибоедов, как чародей какого-то духа в своем замке, и он рушится там со злым смехом…. Немыслимо, чтобы когда-либо могла появиться другая, более естественная, простая речь, более взятая из жизни. Проза и стих здесь слились во что-то неразделимое, значит, кажется, чтобы было легче сохранить их в памяти и вернуть в оборот весь ум, юмор, шутку и злость русского ума и языка, собранные автором. . Этот язык дан автору так же, как дана группа этих лиц, как дан основной смысл комедии, как все дано вместе, как будто сразу вылилось, и все образовало необыкновенную комедию — как в узком смысле как спектакль, так и в широком смысле как комедийная жизнь.Это не могло быть ничего, кроме комедии.

Мы давно привыкли говорить, что нет движения, то есть в спектакле нет действия. Как нет движения? Есть — живой, непрерывный, от первого появления Чацкого на сцене до его последнего слова: «Карета ко мне, карета».

Это тонкая, умная, изящная и страстная комедия, в узком, техническом смысле, верная в мелких психологических деталях, но почти неуловимая для зрителя, потому что она замаскирована типичными лицами героев, гениальным рисунком , колорит места, эпоха, красота языка, все поэтические силы так обильно влились в спектакль.Действие, то есть сама интрига в нем, перед этими столичными сторонами кажется бледным, лишним, почти ненужным.

Только проезжая по коридору, зритель точно просыпается в неожиданной катастрофе, разразившейся между главными лицами, и внезапно вспоминает комедию-интригу. Но и то ненадолго. Перед ним уже вырастает огромное, настоящее чувство комедии.

Главная роль, конечно же, роль Чацкого, без которой не было бы комедии, но, возможно, была бы картина нравов.

Сам Грибоедов приписывал горе Чацкого своей душе, а Пушкин вообще отказывал ему в уме.

Можно подумать, что Грибоедов из отцовской любви к своему герою польстил ему в названии, как бы предупреждая читателя, что его герой умен, а все вокруг не умны.

Чацкий, видимо, наоборот, серьезно готовился к деятельности. «Он великолепно пишет и переводит», — говорит о нем Фамусов, и все говорят о его высоком интеллекте.Он, конечно, не зря ехал, учился, читал, брался, видимо, на работу, состоял в отношениях с министрами и расстался — нетрудно догадаться, почему.

«Я бы рад служить, — противно служить», — намекает он сам. Нет упоминания о «тоской лени, праздной скуке» и тем более о «нежной страсти» как о науке и занятии. Он серьезно любит видеть в Софии свою будущую жену.

Между тем Чацкий выпил горькую чашу до дна, не найдя ни в ком «живого сочувствия», и ушел, унеся с собой лишь «миллион мучений».

Каждый шаг Чацкого, почти каждое слово в пьесе тесно связано с игрой его чувств к Софии, раздраженной какой-то ложью в ее действиях, которую он пытается разгадать до самого конца. все его силы идут на эту борьбу: она служила мотивом, поводом для раздражения, для того «миллиона мучений», под влиянием которых он один мог сыграть ту роль, которую ему указал Грибоедов, роль гораздо большей, более значимой. чем неудачная любовь, словом, роль, ради которой и родилась комедия.

Образовалось два лагеря, или, с одной стороны, целый лагерь Фамусовых и все братство «отцов и старцев», с другой — один пламенный и храбрый боец, «враг квестов». Это борьба не на жизнь, а на смерть, борьба за существование, как новейшие натуралисты определяют естественную смену поколений в животном мире.

Чацкий стремится к «свободной жизни», «к занятиям» наукой и искусством, требует «служения делу, а не отдельным людям» и т. Д.На чьей стороне победа? Комедия отдает Чацкому всего «Миллион мучений» и оставляет, видимо, в том же положении, в котором находились Фамусов и его собратья, не говоря ни слова о последствиях борьбы.

Теперь мы знаем эти последствия. Они проявились с появлением комедии, даже в рукописях, в свете — и как эпидемия охватила всю Россию.

Между тем интрига любви продолжается как всегда, правильно, с тонкой психологической верностью, которая в любой другой пьесе, лишенной других колоссальных красот Грибоедова, могла бы сделать автору имя.

Комедия между ним и Софией оборвалась; жгучее раздражение ревности утихло, и холод безнадежности проник в его душу.

Ему нужно было только уйти; но на сцену выходит другая, живая, живая комедия, открывается сразу несколько новых перспектив московской жизни, которые не только вытесняют интригу Чацкого из памяти зрителя, но и сам Чацкий как бы забывает об этом и попадает в толпу. Вокруг него группируются и играют новые лица, каждое — свою роль.Это бал, со всей московской атмосферой, с рядом живых сценических сценок, в которых каждая группа формирует свою отдельную комедию, с полным наброском персонажей, которые в нескольких словах сумели разыграться в законченное действие. .

Разве Горичевы не разыгрывают сплошную комедию? Этот муж, еще недавно еще энергичный и живой, теперь опустился, облачился, как в халате, в московской жизни, хозяин, «муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей», по меткому определению Чацкого. , — под ботинком назойливой, миловидной светской львицы, московской барышни?

А эти шесть принцесс и графиня-внучка — весь этот контингент невест, «которые, по словам Фамусова, умеют наряжаться в тафту, ноготки и дымку», «поют верхние ноты и цепляются за военных»?

Эта Хлестова, остаток Екатерининского века, с мопсом, с маленькой девочкой-арапкой — этой княгиней и князем Петром Ильичом, — без слов, но такие говорящие развалины прошлого; Загорецкий, явный аферист, сбегающий из тюрьмы в лучших гостиных и расплачивающийся подобострастием, как собачий понос, — и эти NN, и все их слухи, и все, что их занимает!

Приток этих лиц настолько велик, их портреты настолько рельефны, что зритель остывает до интриги, не успевая уловить эти быстрые наброски новых лиц и внимательно прислушаться к их первоначальному диалекту.

Чацкого больше нет на сцене. Но перед отъездом сытно накормил ту главную комедию, которая началась с него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным, — то сражение со всей Москвой, куда он, по замыслу автора, потом пришел.

Короче говоря, даже при мгновенных встречах со старыми знакомыми, он умудрялся вооружить всех против себя едкими репликами и сарказмами. Его уже живо задевают всякие мелочи — и он дает волю языку.Возмущенная старуха Хлестова, дала неуместный совет Горичеву, резко отрубила графиню-внучку и снова обидела Молчалина.

«Миллион мучений» и «горя» — вот что он пожал за все, что успел посеять. До сих пор он был непобедим: его разум безжалостно поражал больные места врагов. Фамусов ничего не находит, кроме как заткнуть уши против своей логики, и ему дают отпор общие отрывки из старой морали. Молчалин замолкает, принцессы, графини — прочь от него, обожженная крапивой его смеха, и его бывшая подруга София, которую он один щадит, хитростью, поскользнулся и потихоньку наносит ему главный удар, объявляя его рука, мимоходом, сумасшедшая.

Он чувствовал свою силу и говорил уверенно. Но борьба давила на него. Очевидно, он был ослаблен этим «миллионом мучений», и разочарование проявилось в нем так заметно, что все гости собрались вокруг него, как толпа собирается вокруг любого явления, выходящего за рамки обычного порядка вещей.

Он не только грустный, но и горький, придирчивый. Он, как раненый, собирает все свои силы, бросает вызов толпе — и бьет всех — но у него не хватило силы против объединенного врага.

Он впадает в преувеличение, почти до опьянения и подтверждает в мнении гостей слух, распространяемый Софией о его безумии. Слышен не резкий ядовитый сарказм, в который вставлена ​​правильная, определенная идея, правда, а какая-то горькая жалоба, как бы на личное оскорбление, на пустое, или, по его собственным словам, «незначительное» встреча с французом из Бордо », которую он в нормальном состоянии вряд ли бы заметил.

Он перестал контролировать себя и даже не замечает, что сам составляет игру с мячом.

Он определенно «не сам», начиная с монолога «про француза из Бордо» — и так остается до конца спектакля. Впереди только «миллион мучений».

Пушкин, отказываясь от мыслей Чацкого, наверное, больше всего имел в виду последнюю сцену 4-го действия, в коридоре, на перекрестке. Конечно, ни Онегин, ни Печорин, эти модники, не сделали бы того, что делал Чацкий в коридоре. Те были слишком натренированы «науке нежной страсти», а Чацкий, кстати, отличается искренностью и простотой, не умеет и не хочет выпендриваться.Он не денди, не лев. Здесь его предает не только ум, но и здравый смысл, даже простая порядочность. Какие мелочи он натворил!

Избавившись от болтовни Репетилова и спрятавшись в Швейцарии в ожидании кареты, он подсмотрел встречу Софии с Молчалиным и сыграл роль Отелло, не имея на то права. Он упрекает ее, почему она заманила его «надеждой», почему она прямо не сказала, что прошлое забыто. Здесь не все слова верны. Она не прельщала его никакой надеждой.Она только сделала то, что ушла от него, почти не разговаривала с ним, призналась в безразличии, назвала какой-то старый детский роман и прятаться по углам «детскими» и даже намекнула, что «Бог привел ее к Молчалину».

А он, потому что только —

такой страстный и такой низкий

Был расточитель нежных слов,

в ярости за свое бесполезное унижение, за сознательный обман, казнил всех, а она бросает жестокое и несправедливое слово:

Я горжусь тобой из моего перерыва

когда рвать было нечего! В конце концов, доходит только ругань, излитие желчи:

Дочке, а отцу

А на любовника дурака, —

и кипит злобой на всех, «на толпу мучителей, изменников, неуклюжих умников, хитрых простаков, зловещих старушек» и т. Д.И уезжает из Москвы искать «уголок обидного чувства», вынося беспощадный приговор и приговор всему!

Если бы у него была одна здоровая минута, если бы не его «миллион мучений», он, конечно, задал бы себе вопрос: «Зачем и для чего я наделал всю эту кашу?» И, конечно же, я не нашел бы ответа.

За него отвечает Грибоедов, неспроста завершивший игру этой катастрофой. В нем не только для Софьи, но и для Фамусова и всех его гостей «разум» Чацкого, сверкавший, как луч света во всей пьесе, в конце прорвался в гром, на который, как гласит пословица, крестятся крестьяне. самих себя.

Софья первая перешла от грома, который оставался до самого появления Чацкого, когда Молчалин уже ползал к ее ногам, с той же без сознания Софьей Павловной, с той же ложью, в которой ее воспитывал отец, в которой он жил сам, весь свой дом и весь круг … Еще не оправившись от стыда и ужаса, когда маска упала с Молчалина, она прежде всего радуется тому, что «ночью она узнала все, что в ее глазах нет укоризненных свидетелей» ! »

А свидетелей нет, значит, все зашито и прикрыто, можно забыть, жениться, может быть, на Скалозубе, и посмотреть в прошлое…

Не смотрите вообще. Она выдержит свое нравственное чувство, Лиза не выпустит себя, Молчалин не решится вымолвить ни слова. А муж? Но какой же московский муж «со страниц жены» оглянулся бы в прошлое!

Это ее мораль, и мораль ее отца, и всего круга.

Роль Чацкого — пассивная: иначе и быть не могло. Это роль всех Чацких, но при этом всегда победоносная. Но они не знают о своей победе, они только сеют, а другие пожинают — и это их главное страдание, то есть в безнадежности успеха.

Конечно, Павла Афанасьевича Фамусова он не привел, не протрезветил и не поправил. Если бы у Фамусова не было на переходе «укоризненных свидетелей», то есть толп лакеев и швейцара, он легко справился бы со своим горем: промыл бы голову дочери, оторвал Лизу за ухо и поспешил с Софьей. свадьба Скалозубу. Но сейчас это невозможно: утром, благодаря сцене с Чацким, вся Москва узнает — и больше всех »княжну Марью Алексеевну.«Его покой вызовет возмущение со всех сторон — и неизбежно заставит его задуматься о том, что ему не приходило в голову.

Молчалин после сцены в подъезде не может оставаться тем же Молчалиным. Маска была снята, он был узнал, и он, как пойманный вор, должен спрятаться в угол. Горичевы, Загорецкие, княжны — все попали под град его выстрелов, и эти выстрелы не останутся без следа. Чацкий породил раскол, а если его обманули в своих целях, не нашел «прелести встреч, живого участия», потом окропил живую воду на затхлой почве — прихватив с собой «миллион мучений», этот терновый венец Чацких — мучение от всего: от «ума», а тем более от «оскорбленных чувств».

Роль и физиономия Чацких неизменны. Чацкий — прежде всего обличитель лжи и всего отжившего, заглушающего новую жизнь, «свободную жизнь».

Он знает, за что борется и что эта жизнь должна принести ему. Он не теряет позиции из-под ног и не верит в привидение, пока не оденется в плоть и кровь, не постигнут разумом, правда, — словом, он не стал человеком. в своих требованиях и формулирует их в готовой программе, разработанной не им, а уже начавшимся веком.Он не сгоняет со сцены с юношеским пылом все, что уцелело, что по законам разума и справедливости, как по законам природы в физической природе, остается дожить до своего срока, что можно и нужно терпеть. Он требует пространства и свободы для своего возраста: он просит подвигов, но не хочет, чтобы ему служили, и клеймит подлость и шутовство. Он требует «служения делу, а не людям», не путает «веселье или дурачество с делом», как Молчалин, — он обременен пустой, праздной толпой «мучителей, предателей, зловещих старушек, нелепых стариков». «, отказываясь преклоняться перед своим авторитетом дряхлости, гордости и прочего.Его возмущают уродливые проявления крепостного права, безумная роскошь и омерзительные замашки «на пирах и расточительство» — проявление душевной и нравственной слепоты и развращенности.

Его идеал «свободной жизни» определен: это свобода от всех этих рассчитанных цепей рабства, сковывающих общество, а затем свобода — «вложить в науку ум, жаждущий знаний», или предаться «творчеству, творчеству». высокое и прекрасное искусство «беспрепятственно, — свобода« служить или не служить »,« жить в деревне или путешествовать », без репутации ни грабителя, ни поджигателя, и — ряд других следующих похожих шаги к свободе — от несвободы.

Чацкий сокрушен количеством старой власти, нанося ей смертельный удар, в свою очередь, качеством свежей силы.

Он — вечный обличитель лжи, скрытой в пословице: «Не воин в поле». Нет, воин, если он Чацкий, и, тем более, победитель, но воин продвинутый, застрельщик и всегда жертва.

Чацкий неизбежен при каждой смене века на век. Положение Чацких на социальной лестнице разнообразно, но роль и судьба одинаковы, от крупных государственных и политических деятелей, контролирующих судьбы масс, до скромной доли в тесном кругу.

Помимо крупных и выдающихся личностей, с резкими переходами из одного века в другой, Чацкие живут и не переносятся в обществе, повторяются на каждом шагу, в каждом доме, где старые и молодые сосуществуют под одной крышей, где два века сходятся лицом к лицу в тесноте семей, — борьба свежих с отжившими, больных со здоровыми продолжается, и все сражаются на дуэлях, как Гораций и Куриатий, миниатюрные Фамусовы и Чацкие.

Каждый поступок, требующий обновления, отбрасывает тень Чацкого — и кем бы ни были цифры, независимо от того, какой человеческий поступок — будь то новая идея, шаг в науке, политике, войне — люди не сгруппированы , они не могут уйти от двух основных мотивов борьбы: от совета «учиться, глядя на старших», с одной стороны, и от жажды стремиться от рутины к «свободной жизни» вперёд и вперёд — с другой.

Этот текст является вводным. Из книги «Миллион мучений» (критическое исследование) автора Гончаров Иван Александрович.

Гончаров И.А. Миллион мучений (критическое исследование) «Горе от ума» Грибоедов. — Бенефис Монахова, ноябрь 1871 г. Комедия «Горе от ума» стоит несколько особняком в литературе и отличается молодостью, свежестью и большей живостью от других произведений слова. Она

Из книги Жизнь по понятиям автора Чупринин Сергей Иванович.

КРИТИЧЕСКИЙ СЕНТИМЕНТАЛИЗМ Так Сергей Гандлевский описал свой творческий опыт и опыт неформальной поэтической школы «Московское время» (А.Сопровский, Б. Кенжеев, А. Цветков) в одноименной статье 1989 г.

Из книги Том 3. Сумбур-трава. Сатира в прозе. 1904-1932 автор Черный Саша

ИЗМЕНЕНИЕ. ЭСКИЗ * Покрытый мухами и покрытый паутиной, 1908 год сидит под часами и спит. Часовые стрелки сходятся у отметки 12. Циферблат морщится, как от сильнейшей боли, часы шипят, хрипят и, наконец, слышен глухой, хриплый, скучный ритм с долгими паузами. НОВЫЙ ГОД лысый и желтый

Из книги Сергея Белякова «Сборник критических статей» автора Беляков Сергей

Этюд в красно-коричневых тонах (Александр Проханов) Да, этюд, не более.Большой портрет в масштабе 1: 1 уже нарисовал Лев Данилкин, автор наиболее обстоятельного исследования Проханова. Но тема далеко не исчерпана. «Человек с яйцом» вышел два года назад. С

Из книги Русская литература в оценках, суждениях, спорах: читатель литературно-критических текстов автора Есин Андрей Борисович

И.А. Гончаров «Миллион мучений» 1 (Критическое исследование)

Из книги «Волшебные места, где я живу душой»… »[Пушкинские сады и парки] автора Егорова Елена Николаевна

Из книги Все произведения по литературе для 10 класса автора Коллектив авторов.

Из книги История русской литературной критики [Советская и постсоветская эпохи] автора Липовецкий Марк Наумович.

И.А. Гончаров «Обломов» 24. Ольга Ильинская и ее роль в жизни Обломова (по роману И.А. Гончарова «Обломов») Образ Обломова в русской литературе замыкает ряд «лишних» людей. Бездействующий созерцатель, неспособный к активным действиям, на первый взгляд, действительно

Из книги Анализ, стиль и тенденции.О романах гр. Л. Н. Толстой автора Леонтьев Константин Николаевич

4. «Под знаком жизнеобеспечения» и «Литература фактов»: литературно-критический авангард Леворадикальное крыло литературной критики, представленное на страницах журналов «Леф» (1923-1925) и » Новый Леф »(1927-1928), объединивший представителей разных групп, эстетик и направлений

Из книги Литературное движение. Том I автора Роднянская Ирина Бенционовна

3. Критический импрессионизм: критик как писатель От традиционной импрессионистической критики — в диапазоне от Юрия Эйхенвальда до Льва Аннинского — новое направление отличается тем, что импрессионистские критики 1990-х — 2000-х годов, независимо от их эстетических позиций, явно

Из книги автора

4.Критический импрессионизм: дневниковый дискурс Во второй половине 1990-х годов по многим причинам (включая кризис либеральных идеологий в России, начавшийся после дефолта 1998 года) социальный тип существования литературы коренным образом изменился. Короткий

Из авторской книги

О романах гр. Л. и Толстой Анализ, стиль и направление (Критический

Из книги автора

Этюд о начале (Андрей Битов) Как видите, Андрей Битов из года в год пишет один и тот же «роман просвещения», герой которого, теневое alter ego автора, является «эгоистом». «или, говоря словами Стендаля,« эгоист »(сосредоточил человека на себе) — беспристрастно доведен писателем до

В своем критическом исследовании «Миллион мучений» И.А. Гончаров охарактеризовал «Горе от ума» как живую острую сатиру, но в то же время комедию, показывающую нравы и исторические моменты Москвы и ее жителей.

В спектакле Грибоедов затронул довольно важные вопросы, такие как воспитание, образование, гражданский долг, служение отечеству, крепостное право и поклонение всему чужому. Произведение описывает огромный период в жизни русского народа от Екатерины до императора Николая, символизируемый группой из 20 гостей на приеме в Фамусове, на котором присутствует главный герой комедии Чацкий.Писатель показал борьбу прошлого и настоящего в образах общества Чацкого Ифамуса.

Когда Чацкий приходит в дом Фамусова к своей возлюбленной Софии, он встречает людей, живущих во лжи и лицемерии. Людей, которым интересны только званые обеды и танцы, совершенно не интересующиеся чем-то новым. Чацкий олицетворяет человека с новым строением разума и души, вдохновленного новыми идеями и знаниями, ищущего новые горизонты. Ему надоело служить Отечеству только ради рангов и богатства.

А что с Софьей? Софья не любила Чацкого, изменяла ему, выбирая ограниченного Молчалина, который знает, где и кому служить. Объявив Чацкого сумасшедшим, София присоединяется к «мучителям» Чацкого, которые смеются и издеваются над ним.

В обществе Фамусова Чацкий остается непонятным. Он видит и понимает ужас крепостного права и тот факт, что этим миром владеют те господа, которых совершенно не волнуют проблемы простого народа и государства, их больше заботит собственное благо.При этом Чацкий не понимает, как можно обменять человека на собаку или забрать ребенка у его родителей, чтобы удовлетворить волю хозяина.

К сожалению, ни его речь, ни его страдания никого не беспокоят, а выражая все, что он накопил, Чацкий еще больше настраивает всех против себя. И он выступает против людей, которые ценят власть и богатство, но очень боятся просвещения и правды. Он говорит о том, что прогресс общества связан с развитием личности, расцветом наук и просвещением.Но, увы, все это чуждо и чуждо обществу старой Москвы. Он постоянно указывает своим предкам, что ему нужно быть таким же. Чацкий очень умен и образован и не понимает, как нельзя жить, а только играть свои роли. Осмеянный и непонятый никем, он покидает дом Фамусова со своими неразрешимыми мучениями.

Гончаров считает, что Чацкий раздавлен величиной старой власти, но, в свою очередь, он нанес ей смертельный удар качеством новой власти, тем самым положив начало новому столетию.

Бессмертное произведение известного классика Грибоедова «Горе от ума», по которому спектакли постоянно ставились и продолжают ставиться во многих театрах мира, со временем не утратило актуальности.

Статья «Миллион мучений» И.А. Гончарова — это критический обзор сразу нескольких работ. Отвечая на сочинение А.С. Грибоедов «Горе от ума», И.А. Гончаров дает не только литературный, но и социальный анализ этого произведения, сравнивая его с другими великими произведениями той эпохи.

Основная идея статьи заключается в том, что в обществе давно назревают большие перемены, и такие люди, как Чацкий, герой Грибоедова, станут великими исполнителями.

Читать аннотацию статьи Миллион терзаний Гончарова

И.А. Гончаров называет великую комедию «Горе от ума» комедией, которой ждала эпоха. Его статья представляет собой глубокий анализ общественно-политической жизни России. Огромная страна находилась на стадии перехода от господства феодального типа к господству капиталистическому.Наиболее развитой частью общества были люди знати. Именно на них страна надеялась в ожидании перемен.

Среди знатно-образованного сословия России, как правило, меньше всего были такие люди, как Чацкий, герой Грибоедова. А люди, которых можно было отнести к Онегину А.С. Пушкину, М.Ю. Лермонтов.

И обществу нужны были не люди, ориентированные на себя и свою исключительность, а люди, готовые к достижениям и самопожертвованию.Обществу необходимо новое, свежее видение мира, социальной деятельности, образования и, в конечном итоге, роли гражданина.

Гончаров дает исчерпывающее описание образа Чацкого. Он ломает основы старого мира, говоря правду лично. Он ищет истину, хочет знать, как жить, его не устраивают нравы и устои респектабельного общества, которое прикрывает лень, лицемерие, сладострастие и глупость порядочностью и вежливостью. Все опасное, непонятное и неподвластное их сознанию они объявляют аморальным или безумным.Для них объявить Чацкого невменяемым — самый простой способ — его легче выгнать из их маленького мирка, чтобы он не запутал их души и не мешал жить по старым и таким удобным правилам.

Это вполне естественно, ведь даже некоторые великие писатели той эпохи относились к Чацкому снисходительно или насмешливо. Например, А.С. Пушкин недоумевает, почему Чацкий кричит в пустоту, не видя отклика в душе окружающих. Что касается Добролюбова, то он снисходительно иронично отмечает, что Чацкий — «игрок в азартные игры».«

Непринятие и непонимание обществом этого изображения послужило причиной того, что Гончаров написал данную статью.

Молчалин выступает как антипод Чацкого. По словам Гончарова, Россия, принадлежащая Молчалину, рано или поздно придет к ужасному концу. Молчалин — человек особого, подлого рассудительного типа, способный притворяться, лгать, говорить то, чего так ждут и чего хотят слушатели, а затем предавать их.

Статья И.А. Гончарова полна язвительной критики Молчалинов, трусливых, жадных, глупых.По мнению автора, именно такие люди прорываются к власти, поскольку их всегда продвигают власть имущие, которым удобнее управлять теми, у кого нет своего мнения, да и взгляда на жизнь как таковую.

Состав И.А. Гончаров актуален и по сей день. Невольно заставляет задуматься, кого больше в России — Молчалиных или Чацких? А кто больше в себе? Всегда ли удобнее идти вперед или, ничего не сказав, делать вид, что ты со всем согласен? Что лучше — жить в своем теплом мирке или бороться с несправедливостью, которая уже настолько притупила души людей, что давно уже казалась привычным порядком вещей? Неужели София ошиблась, выбрав Молчалина — ведь он обеспечит ей положение, честь и душевное спокойствие, даже если купится подлостью.Все эти вопросы тревожат сознание читателя при изучении статьи, это тот «миллион мучений», через который хоть раз в жизни проходит каждый мыслящий человек, опасаясь потери чести и совести.

По данным И.А. Гончарова, Чацкий — это не просто сумасшедший Дон Кихот, сражающийся с мельницами и вызывающий улыбку, гнев, недоумение — все, кроме понимания. Чацкий — сильная личность, которую не так-то просто заставить замолчать. И он способен вызвать отклик в молодых сердцах.

Конец статьи оптимистичный. Его убеждения и образ мышления созвучны идеям декабристов. Его убеждения — это убеждения, без которых новый мир, стоящий на пороге новой эры, не может обойтись. Гончаров видит в комедии Грибоедова предвестника новых событий, которые произойдут на Сенатской площади в 1825 году.

Кого мы возьмем в новую жизнь? Смогут ли Молчалины и Фамусовы попасть туда? — на эти вопросы читатель сам должен будет ответить.

Рисунок или рисунок Миллион мучений

Другие пересказы и обзоры к дневнику читателя

  • Резюме Замятин Мы

    В 1920 году Замятин написал роман-антиутопию «Мы». Эта работа описывает примерно тридцать второй век. Государство придерживается тоталитарной политики.

  • Краткое содержание «Необычайного приключения Маяковского»

    Произведение рассказывает о диалоге великого русского поэта Владимира Маяковского с небесным телом Солнца.Маяковский был на даче, работал как всегда не покладая рук, работал над новой работой

  • Краткое содержание Лондон на берегу Сакраменто

    На высоком берегу, в двухстах футах над рекой Сакраменто, в небольшом доме живут отец и сын: старый Джерри и младенец Джерри. Старый Джерри — в прошлом моряк, ушел с моря и устроился на работу

  • Краткое содержание Алексин Третий в пятом ряду

    История рассказана от имени учителя литературы на пенсии. Ее сын и невестка часто бывают в командировках, поэтому воспитанием внучки Елизаветы занимается в основном бабушка.Девушка любит смотреть фотографии классов

  • Краткое содержание Гончаров Утес

    Борис Павлович Райский играет главную роль в романе Ивана Александровича Гончарова. Живет спокойной и беззаботной жизнью. С одной стороны, он все делает, а потом ничего. Он пытается найти себя в искусстве, тоже хочет быть художником

Будущее это оценят по достоинству

и поставили ее в число первых

народных творчества.

А.Бестужев

Комедия «Горе от ума» —

и картина нравственности, и галерея живого

вида, и вечно острая, жгучая сатира,

и все же комедия …

Гончаров И.А.

Спустя почти полвека после того, как А.С. Грибоедов создал свою великую комедию «Горе от ума», в 1872 году талантливый русский писатель, автор известных романов «Обыкновенная история», «Обломов» и «Прорыв», вернулся из спектакля. «Горе от ума», Написал заметки об этой комедии, которая затем переросла в статью «Миллион мучений» — лучшее произведение критической литературы о шедевре Грибоедова.

Гончаров начинает статью очень смелым заявлением о том, что, в отличие от даже величайших литературных произведений (он называет «Евгения Онегина» и «Герой нашего времени» Лермонтова Пушкина), «Горе от ума» никогда не стареет, не устареет. стать просто литературным памятником, пусть и гениальным: «Горе от ума явилось Онегину, Печорин, пережил их, прошел гоголевский период невредимым, прожил эти полвека с момента своего появления и все живет своей нетленной жизнью, переживет еще много эпох и все это не потеряет своей жизненности.«

Почему? Гончаров подробно отвечает на этот вопрос, доказывая, что неувядающая юность комедии объясняется ее верностью правде жизни: правдивой картиной нравов московского дворянства после войны 1812 года, жизненной силой и психологической правдивостью персонажей, открытие Чацкого как нового героя эпохи (до Гри-боедова таких персонажей в литературе не было), новаторский язык комедии. Он подчеркивает типичность картин русской жизни и ее героев, созданных Грибоедовым, масштабность действия, несмотря на то, что оно длится всего один день.На полотне комедии запечатлен длительный исторический период — от Екатерины II до Николая I, а зритель и читатель даже спустя полвека ощущают себя среди живых людей, настолько верны персонажи, созданные Грибоедовым. Да, за это время изменились Фамусовы, молчаливые, скалозубы, Загорецкие: теперь ни Фамусов не будет брать в пример Максима Петровича, ни Молчалин не исповедует, какие заповеди отца послушно исполняет и т. Д. Но пока будет быть желанием получать незаслуженные почести, «а награды брать и жить счастливо», пока есть люди, которые считают это естественным «нет»… уйдет в прошлое.

«Чацкий — прежде всего разоблачитель лжи и всего того, что отжило, что заглушает новую жизнь». В отличие от Онегина и Печорина, он знает, чего хочет, и не сдается. Он склонен к временному — но только временному — поражению. «Чацкий раздавлен количеством старой власти, нанес ему смертельный удар качеством свежей власти. Он вечный обличитель лжи, скрытой в пословице: «в поле не воин.«Нет, воин, если он Чацкий, и притом победитель, но воин опытный, застрельщик и всегда жертва».

Далее Гончаров делает важнейший вывод о типичности Чацкого: «Чацкий не беженец при каждой смене одного века на другой». И, читая статью, понимаешь: Чацкий может по-разному выглядеть в разное время, по-разному говорить, но неудержимый порыв, горячее стремление к правде, честности и бескорыстию делают его современником и союзником передовой части всех поколений.Материал с сайта

Писатель подробно объясняет персонажей, психологию других персонажей комедии: Фамусова, Софьи, Молчалина, и его аргументы очень убедительны. Гончаров, знаток человеческих характеров, высоко ценит талант Грибоедова как психолога. Блестящий талант Грибоедова как драматурга, по словам Гончарова, проявился в том, как он сумел, вложив в произведение важнейшие социальные проблемы своего времени, не «засушить» комедию, не утяжелить ее.Сатира в «Горе от ума» воспринимается очень естественно, не заглушая ни комических, ни трагических мотивов. Все как в жизни: и смешно, и страшно, и фамусовы, и молчаливые, и буферы; сама умная Софья сплетничала, объявляя Чацкого сумасшедшим; некогда благородный человек Платон Михайлович был опошлен; принят в общество ничтожества Репетилова и Загорецкого.

Не менее высоко оценивает Гончарова и владение языком «Горе от ума», видя в языке одну из главных причин популярности комедии.Зрители, по его словам, «разложили всю соль и мудрость спектакля в разговорной речи … и настолько присыпали разговор высказываниями Грибоедова, что буквально истощили комедию до насыщения». Но, перейдя от книги к живому выступлению, комедия стала еще дороже читателям, настолько меткими, мудрыми и убедительными были «крылатые выражения» Грибоедова, настолько естественны речевые характеристики героев, очень разнообразны, но всегда правда, в силу психологии героев и их социального статуса.

Дав заслуженно очень высокую оценку «Горе от ума», Гончаров (и это подтвердило время!) Правильно определил его место в истории русской литературы, безошибочно предсказал ему бессмертие.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском

На этой странице материалы по темам:

  • Статья Гончарова горе от ума
  • Белинский и Гончаров о комедии «Горе от ума»
  • гончары о языке комедии горе от ума
  • комедия горе от ума прочитать
  • I.Гончаров считает, что для Чацкого Грибоедова —
  • .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.