Красный терор: Почему «Красный террор» был неподсудным — Российская газета

Содержание

Почему «Красный террор» был неподсудным — Российская газета

Хотя и до 30 августа 1918 года пришедшие к власти большевики практиковали взятие заложников и казни своих политических противников, именно покушение на Ленина стало важной вехой в истории Великой русской революции. Ленин был ранен после 18 часов 30 минут, а уже в 22 часа 40 минут председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Яков Михайлович Свердлов в официальном обращении, адресованном «Всем Советам рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов, всем армиям, всем, всем, всем» провозгласил курс на массовый террор.

Устрашение, аресты, уничтожение

«На покушения, направленные против его вождей, рабочий класс ответит еще большим сплочением своих сил, ответит беспощадным массовым террором против всех врагов Революции»1 — говорилось в этом документе. Но еще не уточнялось, кто будет считаться таким врагом.

2 сентября 1918 года по предложению Свердлова, в чьих руках после ранения Ленина сосредоточилась вся полнота единоличной власти в стране, ВЦИК принимает принципиальную резолюцию, незамедлительно опубликованную большевистской прессой:

«На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов»2. Круг врагов очерчен определеннее, хотя еще не оглашены меры устрашения.

Но уже 5 сентября после доклада председателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского принято и повсеместно распространено постановление Совнаркома «О красном терроре». Правящая партия большевиков открыто провозглашает, «что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; …что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры»3.

И вопросов уже не остается даже для несведущих в юриспруденции.

В мае 1920 года председатель ВЧК закрепляет уже очевидное, четко сформулировав основные принципы красного террора — «устрашение, аресты и уничтожение врагов революции по принципу их классовой принадлежности или роли их в прошлые дореволюционные периоды»4.


Казус «юридической новеллы»

В 1927 году будущий классик советской литературы Борис Андреевич Лавренев, в годы мировой войны окончивший юридический факультет Императорского Московского университета и офицером артиллерии ушедший на фронт, написал повесть «Седьмой спутник». Русскую Смуту читатель видит глазами генерал-майора Евгения Павловича Адамова, профессора Военно-юридической академии и специалиста по истории права. Профессор, стремясь осмыслить ломку устоев, вводит новый термин — «юридическая новелла», позволяющий царскому генералу примириться с советской властью.

«А про эту власть сказал и повторю — приемлю. А если трудно принять сразу, то для меня и это понятно-с. На то и юрист я. Всякая революция-с, — Евгений Павлович начал сердиться и пустил в ход язвительные «ерсы», — всякая революция-с по отношению к предыдущим устоям есть юридическая новелла-с. Французская была юридической новеллой по отношению к феодализму-с, эта — по отношению к капитализму-с. А такие, как мы с вами-с, туполобые мастодонты, рабы традиций-с. И вот не приемлем. И в дураках сядем-с».

Герой повести использует этот термин трижды, объясняя и оправдывая то красный террор, то расстрел заложников, то выселение «буржуев» из роскошных квартир. По ходу повести царский генерал Адамов добровольно вступает в Красную армию, попадает в плен к белым, отказывается перейти на их сторону и с гордо поднятой головой идет на смерть.

Однако ни дипломированному юристу Лавреневу, ни его персонажу не приходит в голову ужасная мысль: красный террор вписывается в существующие нормы международного права! И, значит, нет никакого смысла сочинять «юридические новеллы»…


Путь до Женевской конвенции

Со времен древнего Египта, Римской империи и древнего Китая война и заложничество шли рука об руку, были неразрывны друг с другом и не вызывали морального или юридического осуждения. Лишь 12 августа 1949 года была принята и 21 октября 1950 года вступила в силу Женевская конвенция о защите гражданского населения в военное время, также известная как четвертая женевская конвенция, запретившая репрессалии5, направленные против гражданских лиц, а также взятие любых заложников. Непреложность последнего запрета была четко сформулирована три раза — в статьях 3, 34 и 147. Статья 33 гласила: «Коллективные наказания, так же как и всякие меры запугивания или террора, запрещены». Статья 34, последовательно развивая эту мысль, уточняла: «Взятие заложников запрещается».

СССР ратифицировал Конвенцию в 1954 году.

Чтобы современный читатель оценил высочайшую степень новизны этой нормы международного права, следует указать: еще в годы Второй мировой войны взятие заложников расценивалось как правомерная принудительная мера. Параграф 358 американских «Правил ведения сухопутной войны» определил это с предельной простотой: «…заложники, которых берут и держат с целью предупредить какие-либо незаконные действия со стороны вооруженных сил противника или его населения, могут наказываться и уничтожаться, если противник не прекратит эти действия»6.

Исходя из этой юридической нормы, американский трибунал в Нюрнберге, судивший немецких генералов группы войск «Юго-Восток», в приговоре от 19 февраля 1948 года указал:

«…заложники, которые берутся для обеспечения безопасности своих войск, и так называемые «репрессивные пленные», то есть заложники, берущиеся только после совершения акта, вызывающего репрессалии, по закону могут быть казнены. При этом американский трибунал … выразил такое убеждение, что количество казненных заложников должно соответствовать акту, совершенному противной стороной, результатом которого и явились данные репрессалии»7. Юристы сформулировали так называемый принцип пропорциональности с непринципиальной оговоркой: «Однако этот принцип не дает определенного численного соотношения между репрессалиями и актами сопротивления»8.

Иными словами, до 1949 года осуждались не сам институт заложничества и не факт расстрела ни в чем не повинных людей, а несоответствие между поводом для применения этой принудительной меры и количеством казненных.

Сегодня в это трудно поверить, но в 1918 году развязанный большевиками красный террор был неподсуден!


Красно-белый мартиролог

В первый же день красного террора было расстреляно 900 заложников и отдельно, в Кронштадте — еще 5129.

«Губернские и уездные ЧК спешили наперебой (кто раньше!) сообщить о числе расстрелянных заложников в ответ на убийство Урицкого и покушение на Ленина. 31 августа 1918 г. (оперативность потрясающая: выстрелы в Ленина прозвучали вечером накануне) Нижегородская ЧК докладывала о расстреле 41 человека «из лагеря буржуазии»; костромская — 13 офицеров, священников и учителей; уездная моршанская — 4 (бывших полицейских и земских начальников). Во многих журналах и газетах вводилась рубрика возмездия — «красный террор», где публиковались списки расстрелянных. Журнал «Красный террор» сообщал о расстрелах до 16 октября фронтовой ЧК — 66 человек, уездными ЧК Казанской губернии — 40 и 109 крестьян во время их выступления в Курмышском уезде Симбирской губернии (сентябрь 1918 года)»10.

Однако террор был не только красный, но и белый. Вчитаемся в мартиролог казненных в годы Гражданской войны. Возьмем наугад лишь несколько крайних фамилий из обширного списка от А до Я.

Багдасар Айрапетович Авакян, прапорщик военного времени и советский комендант Баку, расстрелян 20 сентября 1918 года в числе 26 бакинских комиссаров.

Мария Оскаровна Авейде, дочь ссыльного поляка и активная участница борьбы за установление cоветской власти в Поволжье и на Урале, расстреляна 8 апреля 1919 года вблизи Верх-Исетского металлургического завода, в двух верстах от Екатеринбурга.

Константин Маркович Аггеев, протоиерей Русской православной церкви и магистр богословия, расстрелян как «контрреволюционер» в 1920-м или 1921 году, после занятия Крыма Красной армией.

Александр Васильевич Адрианов, сибирский просветитель, этнограф, путешественник, археолог, ботаник и редактор газеты «Сибирская жизнь». Был обвинен в систематической борьбе с советской властью путем агитации в газете, арестован большевиками в декабре 1919-го и в возрасте 66 лет 7 марта 1920 года расстрелян по приговору Томской ЧК.

Владимир Мартинович Азин, начдив Красной армии и один из первых кавалеров ордена Красного Знамени, взят в плен в бою, подвергнут мучительным пыткам и 18 февраля 1920 года казнен (по одной версии, был привязан к двум коням и разорван, по другой — был привязан к двум согнутым деревьям и затем разорван, по третьей — повешен, по четвёртой — расстрелян).

Николай Матвеевич Яковлев, старший офицер, а затем врио командира императорской яхты «Полярная звезда». Участник обороны Порт-Артура, командир броненосца «Петропавловск». Был спасен из воды после гибели корабля, на котором погибли вице-адмирал Макаров и художник Верещагин. Начальник Главного морского штаба, член Адмиралтейств-совета. Адмирал. В числе заложников расстрелян Орловской ЧК в конце сентября 1919-го.

Может показаться, что есть принципиальная разница между мучительной казнью начдива Азина, взятого в плен в бою, и расстрелом адмирала Яковлева, взятого чекистами в качестве заложника. Но так может показаться лишь человеку нашей эпохи. Тем, кому довелось жить в годы Русской Смуты, так не казалось. Столь велико было взаимное ожесточение!


«Дело прочно, когда под ним струится кровь…»

Увы, это ожесточение возникло не вдруг, а формировалось задолго до 1917 года.

За сто лет до того молодой Александр Пушкин писал в оде «Вольность»:

Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.

«Наше всё» адресовал эти строки Наполеону Бонапарту. Но первые читатели оды и несколько поколений русской интеллигенции полагали и продолжают полагать — вплоть до нынешнего времени, — что гневные строки обращены к русскому императору. Пожалуй, именно с той поры ненависть к власти стала паролем русской интеллигенции.

Еще в середине XIX века Николай Гаврилович Чернышевский с нетерпением ожидал неминуемой, как ему казалось, крестьянской революции. «Я приму участие… Меня не испугает ни грязь, ни пьяные мужики с дубьём, ни резня». Чернышевский не страшился неконтролируемых издержек и эксцессов бессмысленного и беспощадного русского бунта. «Произойдут ужаснейшие волнения и в этих кровавых волнениях может родиться настоящая народная революция; камень тяжёл, огромен, но он висит над пропастью: стоит только немного сдвинуть его с места, и он пойдёт под уклон, всё сметая на своём пути».

В течение десятилетий Чернышевский оставался кумиром российской интеллигенции, а его роман «Что делать?» — культовой книгой всех тех, кто был недоволен косной российской действительностью и жаждал перемен. Этот роман стал настоящим Евангелием от революции. Летом 1888 года Владимир Ульянов перечитал его пять раз.

Еще одним манифестом российской интеллигенции стало программное стихотворение «Поэт и гражданин», написанное в 1855 году поэтом Николаем Алексеевичем Некрасовым:

Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны…
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь…
Иди и гибни безупречно.
Умрешь не даром: дело прочно,
Когда под ним струится кровь…

Таким образом уже в середине XIX века в сознании русского образованного общества прочно укоренился образ «достойного гражданина», не страшащегося ни грядущих потрясений, ни грядущей крови. Именно такое поведение и вменялось ему в обязанность. Все это очень красиво выглядело в тираноборческой теории. И тот, кто хотел прослыть человеком порядочным, прогрессивным и не попасть в число «нерукопожатных», не осмеливался оспаривать эту истину.

Задолго до того, как красный и белый террор стал осуществляться в жизни, образованный класс уже был к нему морально подготовлен. Грядущая «резня» не вызывала протеста, отторжения и ужаса. И никто не задумывался о том, что жертвами могут стать «друзья, братья, товарищи». Что никто не застрахован от унижений и гибели в эпоху перемен.


«Тюремщики пригрозили убить меня»

Чтобы понять, до какого предела дошла «разруха в умах» интеллигенции, обратимся к воспоминаниям фрейлины императрицы Анны Танеевой-Вырубовой. Она не занимала никаких постов, но была ближайшей подругой императрицы Александры Федоровны. Однако русским образованным обществом Вырубова воспринималась как ярчайшее олицетворение «темных сил». В первые же дни Февральской революции, то есть революции буржуазной, осуществленной прогрессивной интеллигенцией, — подчеркнем это! — несчастную женщину арестовали и заключили в Петропавловскую крепость, где систематически подвергали нравственным и физическим истязаниям и трижды пытались изнасиловать.

Перелистаем страницы воспоминаний Анны Вырубовой:

«Я была очень слаба после только что перенесенной кори и плеврита. От сырости в камере я схватила глубокий бронхит, который бросился на легкие; температура поднималась до 40 гр. Я кашляла день и ночь; приходил фельдшер и ставил банки…

Кашель становился все хуже, и от банок у меня вся грудь и спина были в синяках.

Теперь надо поговорить о моем главном мучителе, докторе Трубецкого бастиона — Серебрянникове. Появился он уже в первый день заключения и потом обходил камеры почти каждый день. Толстый, со злым лицом и огромным красным бантом на груди. Он сдирал с меня при солдатах рубашку, нагло и грубо насмехаясь, говоря: «Вот эта женщина хуже всех: она от разврата отупела». Когда я на что-нибудь жаловалась, он бил меня по щекам, называя притворщицей и задавая циничные вопросы об «оргиях» с Николаем и Алисой, повторяя, что если я умру, меня сумеют похоронить. Даже солдаты, видимо, иногда осуждали его поведение…»

Это происходило за несколько месяцев до прихода к власти большевиков, при «прогрессивном» и «гуманном» Временном правительстве. Вдумайтесь в то, как вел себя доктор Серебрянников, представитель гуманнейшей в мире профессии и якобы русский интеллигент. Что же тогда говорить о времени Русской Смуты, когда взаимное ожесточение достигло своего пика?!

И красный, и белый террор были неизбежны.

ДОКУМЕНТ

«Охрана ваших вождей в ваших собственных руках»

ВСЕМ СОВЕТАМ РАБОЧИХ, КРЕСТЬЯНСКИХ, КРАСНОАРМЕЙСКИХ ДЕПУТАТОВ, ВСЕМ АРМИЯМ, ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ

Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов. Ленина. Роль тов. Ленина, его значение для рабочего движения России, рабочего движения всего мира известны самым широким кругам рабочих всех стран. Истинный вождь рабочего класса не терял тесного общения с классом, интересы, нужды которого он отстаивал десятки лет. Тов. Ленин, выступавший все время на рабочих митингах, в пятницу выступал перед рабочими завода Михельсона в Замоскворецком районе гор. Москвы. По выходе с митинга тов. Ленин был ранен. Задержано несколько человек. Их личность выясняется. Мы не сомневаемся в том, что и здесь будут найдены следы правых эсеров, следы наймитов англичан и французов.

Призываем всех товарищей к полнейшему спокойствию, к усилению своей работы по борьбе с контрреволюционными элементами.

На покушения, направленные против его вождей, рабочий класс ответит еще большим сплочением своих сил, ответит беспощадным массовым террором против всех врагов Революции.

Товарищи! Помните, что охрана ваших вождей в ваших собственных руках. Теснее смыкайте свои ряды, и господству буржуазии вы нанесете решительный, смертельный удар. Победа над буржуазией — лучшая гарантия, лучшее укрепление всех завоеваний Октябрьской революции, лучшая гарантия безопасности вождей рабочего класса.

Спокойствие и организация! Все должны стойко оставаться на своих постах. Теснее ряды!

Председатель Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета Я. Свердлов.
30 августа 1918 г.
10 час. 40 мин. вечера.


1. Декреты Советской власти. Том III: 11 июля — 9 ноября 1918 г. М., 1964. С. 266.
2. Там же. С. 267.
3. Там же. С. 291-292; ГУЛАГ (Главное управление лагерей) 1917-1960 / под общей редакцией академика А.Н. Яковлева. Сост. А.И. Кокурин и Н.В. Петров. Науч. ред. В.Н. Шостаковский. М., 2000. С. 15.
4. Интервью Ф.Э. Дзержинского сотруднику «Укрроста». 09.05.1920 // Ф.Э. Дзержинский — председатель ВЧК — ОГПУ. 1917-1926 / сост.: А.А. Плеханов, А.М. Плеханов. М., 2007. Док. N 277. //
http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1018665
5. Репрессалии — в международном праве правомерные принудительные меры политического и экономического характера, которые применяются одним государством в ответ на неправомерные действия другого государства.
6. Латернзер Ганс, д-р. Вторая мировая война и право // Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. СПб., М., 1998. С. 560.
7. Там же. С. 560-561.
8. Там же. C. 561.
9. Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. М., 1972. С. 96; Ильин-Женевский А. Большевики у власти. Л., 1929. С. 133; Смильг-Бенарио М. На советской службе // Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 150; Арансон Г. На заре красного террора. Берлин, 1929. С. 54.
10. Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. М., 2004 //
https://libking.ru/books/sci-/sci-history/310666aleksey-litvin-krasnyy-i-belyy-terror-v-rossii-1918-1922-gg.html

Сто лет назад Совнарком выпустил постановление «О красном терроре»

5 сентября 1918 года правительство большевиков выпустило декрет «О красном терроре», фактически узаконивший бессудные расстрелы противников советской власти. В заработавшем во всю мощь маховике репрессивного аппарата погибли, по разным оценкам, от 140-500 тыс. до 2 млн человек. Белогвардейцы ответили на красный террор своим собственным.

Сто лет назад Гражданская война в России вступила в самую горячую стадию. В ответ на убийство председателя петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушение на главу Совнаркома Владимира Ленина 30 августа 1918 года большевики объявили о применении к своим врагам комплекса максимально жестких мер. Новый виток борьбы между новой властью и ее противниками был закреплен постановлением правительства «О красном терроре» от 5 сентября. Заслушав доклад председателя ВЧК Феликса Дзержинского, СНК счел необходимым «обеспечить тыл путем террора».

Документ передавал чекистам исключительные полномочия расстреливать людей, «прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».

Основания применения к расстрелянным высшей меры, а также их имена, по замыслу наркомов, должны были публиковаться в открытом доступе.

«Для усиления деятельности ВЧК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях», — также говорилось в постановлении СНК.

Под документом стояли подписи наркомов юстиции и внутренних дел Дмитрий Курского и Григория Петровского, управляющего делами Совнаркома Владимира Бонч-Бруевича и секретаря СНК Лидии Фотиевой.

close

100%

Иными словами, неугодных лиц официально разрешалось ликвидировать без суда и следствия – только лишь по подозрению в причастности к организации, которую советское руководство определяло как неприятельскую. Шпионы, диверсанты и «прочие контрреволюционеры» официально объявлялись вне закона. Террор становился основной государственной политики.

Строго говоря, подобные методы борьбы практиковались красными и раньше, начиная с осени 1917-го. Резонансные вспышки террора сопровождали революционные события еще до того, как большевики начали играть важную роль в российской политической системе. Собственно, уже Февральская революция ознаменовалась жестокой расправой матросов над офицерами Балтийского флота. Теперь же нечто подобное уже не считалось бы преступлением – как в юридическом плане, так и в моральном.

Фактически декрет «О красном терроре» восстанавливал в стране смертную казнь, которую сами большевики отменили 28 октября 1917 года.

Он явился прямым продолжением постановления ВЦИК от 2 сентября о превращении Советской Республики в «военный лагерь». На основании этого документа был создан Реввоенсовет с председателем Львом Троцким и главнокомандующим Иоакимом Вацетисом. После оформления четкой структуры управления армией в войсках начались показательные расстрелы «трусов и предателей». Это помогло наладить дисциплину: уже 10 сентября красные одержали первую значимую победу в Гражданской войне, взяв с напряженными боями Казань.

В советской печати того времени упорно насаждалась легенда о гибели Урицкого и тяжелых ранениях Ленина от рук сильного, опасного и организованного врага. Хотя два этих эпизода, скорее всего, ничего не объединяло. Под большим вопросом остается факт причастности нападавших – Леонида Каннегисера и Фанни Каплан – к каким-то серьезным боевым группам. То есть, нападения в Петрограде и Москве уж точно не были результатом, например, операции контрразведки Добровольческой армии генерала Антона Деникина.

Однако большевикам было выгодно свалить случившееся на белогвардейцев, эсеров и других. А еще лучше – представить их в глазах простого народа как единый вражеский лагерь.

Выстрелы в Урицкого и Ленина позволили легитимировать террор, сделать его неотвратимым и повсеместным.

Число жертв красного террора у различных исследователей варьируется от 140 до 500 тыс. В целом же количество погибших в большевистских репрессиях 1917-1922 годов может достигать 2 млн. Известно, что вскоре после покушения на Ленина было казнено 512 человек из числа «буржуазных заложников». Среди них – экс-министры внутренних дел Алексей Хвостов и юстиции Иван Щегловитов, епископ Ефрем (Кузнецов), протоиерей, настоятель храма Василия Блаженного Иван Восторгов. Главными целями органов ЧК становились офицеры, бывшие сотрудники жандармерии и полиции, священнослужители, помещики, представители интеллигенции и буржуазии, деятели контрреволюционных политических партий.

close

100%

Трупы убитых репрессированных в телеге в Харькове

Wikimedia Commons

«Законы 2 и 5 сентября наконец-то наделили нас законными правами на то, против чего возражали до сих пор некоторые товарищи по партии, на то, чтобы кончать немедленно, не испрашивая ничьего разрешения, с контрреволюционной сволочью», — радовался открывшимся возможностям Дзержинский.

Газеты подпевали в такт чекистам, негодуя по поводу слишком малого, по мнению журналистов, количества расстрелянных – «не тысячи, а всего лишь сотни».

Обыденным явлением стали произвольные аресты и заключения в тюрьмы князей, графов, министров царского и Временного правительств, генералов и других «классово чуждых элементов». Расправляясь с этими людьми, большевики «мстили» за гибель своих товарищей.

В числе застреленных, зарубленных, заколотых или растерзанных жертв красного террора – такие знаменитые деятели дореволюционной России, как поэт Николай Гумилев (казнен в 1921 году), историк Андрей Вязигин, филолог-славист Тимофей Флоринский и многие другие. Тогда же был придуман способ массовой казни – топить людей в баржах. Чтобы не тратить патроны, пленных заживо жгли в топках паровозов. Нередко чекисты маскировали «борьбой с буржуазией» банальный грабеж, избавляясь затем и от ненужных свидетелей. Дело быстро приняло такой размах, что уже 8 ноября убийства без доказательства вины были запрещены.

Генерал Федор Рерберг, возглавлявший у Деникина Особую следственную комиссию по расследованию злодеяний большевиков, так описывал увиденное в освобожденном в августе 1919 года Киеве:

«Весь цементный пол большого гаража был залит стоявшей на несколько дюймов кровью, смешанной в ужасающую массу с мозгом, черепными костями, клочками волос и другими человеческими остатками. Все стены были забрызганы кровью, на них рядом с тысячами дыр от пуль налипли частицы мозга и куски головной кожи».

Мужчин привинчивали к полу винтами, женщинам снимали кожу на руках и ногах, имитируя перчатки и чулки. Всего в городе комиссия обнаружила 4800 трупов казненных.

Великие князья Павел Александрович (шестой сын императора Александра II), Георгий Михайлович, Николай Михайлович, Дмитрий Константинович были казнены в Петропавловке в ответ на убийство в Германии Карла Либкнехта и Розы Люксембург.

«Мы истребляем ненужные классы людей, — писал видный член коллегии ВЧК Мартын Лацис, по чьему постановлению были убиты упомянутые члены императорской фамилии. — Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал словом или делом против Советов.

Первый вопрос — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

Справедливости ради, Ленин критически оценивал это высказывание, называя «величайшей глупостью» отказ использовать представителей буржуазного аппарата «для управления и строительства».

В противовес красному террору существовал белый. Историки, в зависимости от собственных политических убеждений, до сих пор не пришли к однозначной позиции, какой из них появился раньше. Одни называют инициативу большевиков лишь защитной мерой в ответ на кровожадность войск Деникина и сибирских армий. Другие, напротив, считают белый террор ответной реакцией на красный.

«Красный террор»: историческая правда России от РВИО

«ПО ВСЕЙ СТРОГОСТИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ВРЕМЕНИ»

Усиление репрессивных мер стало общей тенденцией лета 1918 г. как для белых, так и для красных. Наведение порядка в тылу и широкая мобилизация в Красную Армию сопровождалась ужесточением карательных мер советского правительства. Органы ВЧК беспощадно подавляли выступления контрреволюционеров. Во время мятежа в Тамбове в середине июня 1918 г. местными чекистами было расстреляно более 50 чел. После подавления контрреволюционного восстания в Ярославле — более 400 человек. В Москве поддержали эти меры. Число расстрелянных ВЧК контрреволюционеров в августе в различных городах России составил уже 600 чел. Кроме ВЧК репрессивные меры проводили Ревтрибуналы и другие чрезвычайные судебные органы. Впоследствии роль трибуналов в карательной политике большевиков усилилась.

Эсеры вновь приступили к индивидуальному террору: в июне 1918 г. в Петрограде был убит редактор «Красной газеты» В. Володарский, 5 сентября — председатель Петроградской ЧК М.С. Урицкий, тяжело ранен В.И.Ленин. В ответ на «белый террор» был объявлен «красный террор»: арестовывались заложники из «бывших», которых расстреливали в случае новых террористических актов. Больше всего 2 600 чел. были расстреляны в сентябре. Расстрелы заложников также практиковали интервенты и белые командующие.

Репрессии большевиков в отличие от белого террора носили регламентированный характер. Они менее дезорганизовывали тыл, чем аналогичные акции белых, проводимые по приказу того или иного военачальника, порой стихийно, но не менее жестоко. Коммунистические лидеры не скрывали свои карательные меры, тогда как их противники часто стремились оставить их в секрете, что подрывало авторитет всего белого движения, подводило к мысли о его слабости. Рост красных репрессий летом-осенью 1918 г. затронул лишь часть территорий, подконтрольных советскому правительству. Осенью 1918 г. усиливается и белый террор. В сентябре атаман Б. Анненков расстрелял 1,5 тыс. крестьян в Славгородском уезде, а генерал В. Покровский — 2,5 тыс. чел. при занятии Майкопа.

Террористические акции придавали борьбе между красными и белыми еще более ожесточенный непримиримый характер. Граждане некогда единого государства, но оказавшиеся по разные стороны «баррикад» были готовы теперь воевать до конца — до полного истребления противника.  Кровавые сражения развернулись под Царицыном — важнейшей перевалочной базой доставки хлеба из южных районов России в центральные и северные районы страны. В конце 1918 — начале 1919 г. казачьи войска под командованием атамана П. Краснова несколько раз пытались взять штурмом город, оборону которого фактически возглавлял И. Сталин. Потери с обеих сторон были очень тяжелыми.

Весной 1919 г. красный террор достиг районов Верхнего Дона, где в связи с создавшейся военной обстановкой было принято решение провести политику «расказачивания». 24 января 1919 г. появилась директива Оргбюро ЦК ВКП(б), подписанная Свердловым. В ней говорилось о необходимости беспощадной борьбы со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Предусматривалось: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты… Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно. Уравнять пришлых «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи…»

Указания центра с санкции председателя РВС Республики Троцкого на местах хотели довести до жестокого финала. В феврале 1919 г. директива Донского бюро ВКП(б) предписывала физическое истребление по крайней мере 100 тысяч казаков, способных носить оружие и уничтожение «верхов» станицы (атаманов, офицеров, судей), даже тех, кто не принимал участия в контрреволюционных действиях; выселение значительной части казачьих семей за пределы Донской области. На станицы и хутора — многие жители которых ранее приветствовали советскую власть — обрушалась волна репрессий. Тысячи людей были расстреляны, лишены своего крова и имущества. В ответ поднялась мощная волна казачьих восстаний, также уничтожившая тысячи людей, сочувствовавших большевикам. Кровавое противостояние разделило станицы, а порой и отдельные семьи. Политика «расказачивания» объективно способствовала успехам наступления на Юге России генерала Деникина летом 1919 г. Карательные акции красных на Дону и выселение зажиточных казаков в центральные районы страны продолжались и после поражения белых.

Репрессивные меры, включая расстрелы, практиковались непосредственно в частях сражающихся армий. За нарушение дисциплины, дезертирство подвергались смертной казни солдаты деникинских, колчаковских и других белых соединений. Необходимым, хотя и не главным средством поддержания боеспособности войск считал расстрелы Ленин. Еще большую роль отводил репрессиям Троцкий. Даже после того, как осенью 1918 г. положение на Восточном фронте стабилизировалось, он продолжал ориентировать реввоенсоветы армий на применение смертной казни к тем командирам и комиссарам, в чьих частях произошло дезертирство военспецов.

 

«ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТЫЛА ПУТЕМ ТЕРРОРА»

5 сентября 1918 г.

Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад председателя Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.

Декрет Совета Народных Комиссаров о красном терроре 

 

КРАСНЫЙ ТЕРРОР ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ

Одно из типичных объявлений о взятии заложников, опубликованное в первом номере «Еженедельника ВЧК» (от 22 сентября 1918 г.) в рубрике «Красный террор»:

«Объявление

Всем гражданам города Торжка и уезда

Наемники капитала направили руку на вождей Российского пролетариата. — В Москве ранен председатель Совета народных комиссаров Владимир Ленин, в Петрограде убит товарищ Урицкий. — Пролетариат не должен допустить, чтобы его вожди умирали от злодейских грязных рук наймитов контрреволюционеров, и на террор должен ответить террором. За голову и жизнь одного из наших вождей должны слететь сотни голов буржуазии и всех ее приспешников. Доведя об этом до сведения граждан города и уезда, Новоторжская Чрезвычайная комиссия уведомляет, что ею арестованы и заключены в тюрьму — как заложники — поименованные ниже представители буржуазии и их пособники: правые эсеры и меньшевики. При малейшем контрреволюционном выступлении, направленном против Советов, при всяком покушении на вождей рабочего класса — эти лица Чрезвычайной комиссией будут немедленно расстреляны».

Впечатления очевидцев на всех железных дорогах ноября-декабря 1917 г. приблизительно одинаковы. «Какое путешествие! Всюду расстрелы, всюду трупы офицеров и простых обывателей, даже женщин, детей. На вокзалах буйствовали революционные комитеты, члены их были пьяны и стреляли в вагоны на страх буржуям. Чуть остановка, пьяная озверелая толпа бросалась на поезд, ища офицеров (Пенза-Оренбург)… По всему пути валялись трупы офицеров (на пути к Воронежу)… Я порядком испугалась, в особенности, когда увидела в окно, прямо перед домом на снегу, трупы офицеров, — я с ужасом рассмотрела их, — явно зарубленных шашками (Миллерово)… Поезд тронулся. На этом страшном обратном пути, — какой леденящий сердце ужас! — на наших глазах, на перронах, расстреляли восемь офицеров. Мы видели затем, как вели пятнадцать офицеров, вместе с генералом и его женою, куда-то по железнодорожному полотну. Не прошло и четверти часа, как послышались ружейные залпы (Чертково). То же на ст. Волноваха и других… Его вывели из вагона в помещение вокзала, разули и, оставив лишь в кальсонах, отвели в комнату, где находилось уже около 20 человек в таком же виде. Оказались почти все офицеры. Они узнали свою судьбу — расстрел, как это было в минувший день с пятьюдесятью арестованными (Кантемировка)».

Сообщение сестер милосердия о Чрезвычайной комиссии в Киеве

Большевики вошли в Киев в феврале 1919 года, и на следующий же день начала свои действия Чрезвычайка, вернее даже не одна, а несколько. Штабы полков, районные комитеты, милиция, каждое отдельное советское учреждение представляли из себя как бы филиал Чрезвычайной комиссии. Каждое из них арестовывало и убивало. По всему городу хватали людей. Когда человек исчезал, найти его было очень трудно, тем более что никаких списков арестованных не было, а справки советские учреждения давали очень неохотно. Центром сыска и казней была Всеукраинская Чрезвычайная комиссия. У нее были разветвления и отделы: так называемая Губчека, т. е. Губернская Чрезвычайка, Лукьяновская тюрьма, Концентрационный лагерь, помещавшийся в старой пересыльной тюрьме. Определить взаимоотношения и даже количество этих учреждений не легко. Помещались они в разных частях города, но, главным образом, в Липках, в нарядных особняках, которых много в Киеве.

Всеукраинская Чрезвычайная комиссия (ВУЧК) заняла на углу Елизаветинской и Екатерининской большой особняк Попова. В нем был подвал, где происходили убийства. Вообще расправы совершались вблизи, если можно так выразиться, присутственных мест и мест заключения. Крики и стоны убиваемых были слышны не только в местах заключения, но и в зале, где заседали следователи, разносились по всему дому Попова. Вокруг ВУЧК целый квартал был занят разными отделами советской инквизиции. Через дорогу, в Липском переулке, жили наиболее важные комиссары. В этом доме происходили оргии, сплетавшиеся с убийством и кровью. По другую сторону улицы помещалась комендатура, во дворе которой один дом был отведен под заключенных. Против этого дома во дворе иногда производились расстрелы. Туда приводили и заключенных с Елизаветинской улицы, где, в так называемом Особом отделе, сидели главным образом арестованные за политические преступления. Эти дома, окруженные садами, да и весь квартал кругом них, превратились под властью большевиков в царство ужаса и смерти. Немного дальше, на Институтской улице, в доме генерал-губернатора была устроена Губернская Чрезвычайная комиссия (сокращенно ее называли Губчека). Во главе ее стоял Угаров. С его именем киевляне связывают самые страшные страницы большевистских застенков.

Деятельность Чрезвычайной комиссии нельзя ввести ни в какие логические схемы. Аресты производились совершенно произвольно, чаще всего по доносам личных врагов. Недовольные служащие, прислуга, желающая за что-нибудь отомстить своим хозяевам, корыстные виды на имущество арестованных — все могло послужить поводом ареста, а затем и расстрела. Но в основу, в идеологию ЧК, была положена теория классовой борьбы, вернее, классового истребления. Об этом неоднократно заявляла большевистская печать, это проводилось в специальных журналах ЧК, как, например, в газете «Красный Меч».

За популярность почти всегда платились тюрьмой. Кроме того, бывали случаи массовых арестов людей по профессиям и не только офицеров, но банковских служащих, техников, врачей, юристов и т. д. Попадали иногда в тюрьму и советские служащие.

Сестры милосердия, наблюдавшие жизнь Чрезвычаек в течение семи месяцев, ни разу не видели советского служащего, арестованного за насилие над человеческой личностью или за убийство. За неумеренный грабеж, за ссору с товарищами, за бегство с фронта, за излишнее снисхождение к буржуям — вот за что попадали советские служащие в руки чрезвычаек.

«Убийство для комиссара всегда законно, — с горечью подчеркнула сестра, — убивать своих врагов они могут беспрепятственно».

Для ведения дел при ЧК был институт следователей. Во Всеукраинской ЧК он был разбит на пять инспекций. В каждой было около двадцати следователей. Над инспекцией стояла коллегия из шести человек. Среди членов ее были мужчины и женщины. Образованных людей почти не было. Попадались матросы, рабочие, недоучившиеся студенты. Следователи собственноручно не казнили. Только подписывали приговоры. Они, также как и коменданты, были подчинены комиссарам из Чрезвычайки.

Обязанности тюремщиков, а также исполнение приговоров, возлагались на комендантов. Большевики дали это специальное военное наименование институту палачей. Служебные обязанности комендантов и их помощников состояли в надзоре за заключенными и в организации расстрелов. Обыкновенно они убивали заключенных собственноручно.

С.Волков. Красный террор глазами очевидцев

Преступно не арестовывать – Огонек № 32 (5528) от 27.08.2018

Формально «красный террор» как государственная политика был провозглашен властью Советов после покушения на Ленина, случившегося сто лет назад — 30 августа 1918 года. В реальности жесточайшие массовые репрессии начались сразу же после прихода большевиков к власти — это была генеральная линия партии.

В популярном некогда многосерийном фильме «Адъютант его превосходительства» народный артист СССР и Герой Социалистического Труда Владислав Стржельчик блистательно сыграл белого генерала Владимира Зеноновича Ковалевского.

Прототип благообразного киногенерала — генерал Владимир Зенонович Май-Маевский, опытный и умелый военачальник — от «киноверсии» сильно отличался: был тяжелым алкоголиком, в его армии процветали грабежи. Взяв Харьков, Май-Маевский отдал город своим войскам на разграбление. В конце концов главнокомандующий Вооруженными силами Юга России Антон Деникин освободил Май-Маевского от командования. Еще один белый военачальник, барон Врангель, навестил опального генерала в Севастополе.

— На войне,— внушал Май-Маевский Врангелю,— для достижения успеха должно использовать все. Не только положительные, но и отрицательные побуждения подчиненных. Если вы будете требовать от офицеров и солдат, чтобы они были аскетами, то они воевать не станут.

Врангель возмутился:

— Ваше превосходительство, какая же разница будет между нами и большевиками?

Май-Маевский быстро нашелся:

— Ну вот большевики и побеждают…

Новаторство большевиков

Масштабы террора в Гражданскую войну трудно установить. Своими подвигами все хвастались, но расстрельно-вешательной статистики не вели. Однако же разница между тем, что творилось при белых и при красных, конечно, была — в масштабе террора и в отношении к нему.

Белый террор — самодеятельность отдельных военачальников и ожесточившихся офицеров. Для советской власти уничтожение врагов — государственная политика.

Вот в чем было новаторство большевиков: обезличенное уничтожение целых социальных групп и классов.

Уже через 10 дней после Октябрьского переворота 1917-го в «Известиях ЦИК» появилась статья «Террор и Гражданская война». В ней говорилось: «Странны, если не сказать более, требования о прекращении террора, о восстановлении гражданских свобод». Это была принципиальная позиция советской власти: переустройство жизни требует террора и бесправия.

На заседании ЦК партии Ленин недовольно заметил товарищам:

— Большевики часто чересчур добродушны. Мы должны применить силу.

На III съезде Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Ленин объявил:

— Ни один еще вопрос классовой борьбы не решался в истории иначе как насилием. Насилие, когда оно происходит со стороны трудящихся, эксплуатируемых масс против эксплуататоров,— да, мы за такое насилие!

22 ноября 1917 года глава советского правительства подписал декрет № 1, которым отменил все старые законы и разогнал старый суд. Заодно ликвидировали институт судебных следователей, прокурорского надзора и адвокатуру. Декрет учреждал «рабочие и крестьянские революционные трибуналы».

Трибуналы руководствовались революционным чутьем и социалистическим правосознанием. Если председатель трибунала считал, что перед ним преступник, значит, так и есть. Соратники и подчиненные Ленина по всей стране охотно ставили к стенке «врагов народа и революции».

Страна вступила в эпоху беззакония — в прямом и переносном смысле. Ленинцы исходили из того, что политическая целесообразность важнее норм права. Власть не правосудие осуществляет, а устраняет политических врагов.

Приказом Наркомата просвещения закрыли все юридические факультеты. Приказ вошел в историю. «В бесправной стране права знать не нужно»,— горько констатировал профессор-историк Юрий Готье, запечатлевший в своем дневнике революционную эпоху.

Для того чтобы угрозы стали реальностью, не хватало только универсального инструмента для уничтожения всех, кого признают врагами. И в декабре 1917 года поручили Феликсу Дзержинскому создать Всероссийскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Дзержинский с самого начала видел в ВЧК особый орган, имеющий право уничтожать врагов: «Право расстрела для ЧК чрезвычайно важно». Он добился этого права для чекистов, и кровь полилась рекой. ВЧК превратилась в инструмент тотального контроля и подавления.

Ленинская попытка построить коммунизм за несколько месяцев разрушила экономику и привела Россию к голоду. Обычно провалившееся правительство уходит, уступая место более умелым соперникам. Большевики нашли другой вариант: изобретали все новых врагов, на которых перекладывали вину за собственные неудачи.

21 февраля 1918 года Совнарком утвердил декрет «Социалистическое отечество в опасности!». Он грозил расстрелом как внесудебной мерой наказания «неприятельским агентам, германским шпионам, контрреволюционным агитаторам, спекулянтам, громилам, хулиганам». Важно отметить эту формулировку: внесудебная мера наказания!

Жестокость, ничем не сдерживаемая, широко распространилась в аппарате госбезопасности. Беспощадность поощрялась с самого верха. За либерализм могли сурово наказать, за излишнее рвение слегка пожурить.

Газета «Наш век» писала:

«Уничтожив именем пролетариата старые суды, г.г. народные комиссары этим самым укрепили в сознании «улицы» ее право на «самосуд», звериное право. И раньше, до революции, наша улица любила бить, предаваясь этому мерзкому «спорту» с наслаждением. Нигде человека не бьют так часто, с таким усердием и радостью, как у нас у Руси. «Дать в морду», «под душу», «под микитки», «под девятое ребро», «намылить шею», «накостылять затылок», «пустить из носу юшку» — все это наши русские, милые забавы. Этим хвастаются. Люди слишком привыкли к тому, что их «с измала походя бьют» — бьют родители, хозяева, била полиция. И вот теперь этим людям, воспитанным истязаниями, как бы дано право свободно истязать друг друга. Они пользуются своим «правом» с явным сладострастием, с невероятной жестокостью».

Расстрел по анкете


Дзержинский и Петерс стали символами «красного террора»

Фото: РИА Новости

30 августа 1918 года в Ленина стреляли — во время его выступления на митинге в гранатном корпусе завода Михельсона. Охрана сплоховала. Он чудом остался жив: думали, что не переживет ночь, хотя Ленин на диво быстро оправился. Подозреваемую схватили на месте преступления. Это была 28-летняя Фаня Ройдман, молодая женщина с богатой революционной биографией. В 16 лет она примкнула к анархистам и взяла себе фамилию Каплан. В 1906 году была ранена при взрыве бомбы в Киеве, схвачена и царским судом приговорена к бессрочным каторжным работам. Потом присоединилась к эсерам.

История с Фанни Каплан по-прежнему вызывает сомнения (полуслепая женщина, по мнению экспертов, не могла попасть в вождя, даже если бы и в самом деле стреляла), но важны не они, а последствия: после покушения на Ленина уже как государственная политика новой власти был провозглашен «красный террор».

В Петрограде 500 человек расстреляли и столько же взяли в заложники. Списки заложников публиковались в «Красной газете» под заголовком «Ответ на белый террор». Петроградский совет постановил: «Довольно слов: наших вождей отдаем под охрану рабочих и красноармейцев. Если хоть волосок упадет с головы наших вождей, мы уничтожим тех белогвардейцев, которые находятся в наших руках, мы истребим поголовно вождей контрреволюции».

Нарком внутренних дел Григорий Петровский разослал всем местным органам власти циркулярную телеграмму: «Применение массового террора по отношению к буржуазии является пока словами. Надо покончить с расхлябанностью и разгильдяйством. Надо всему этому положить конец. Предписываем всем Советам немедленно произвести арест правых эсеров, представителей крупной буржуазии, офицерства и держать их в качестве заложников».

«Массовый террор» — это не фигура речи, а указание: для расстрела было достаточно… анкетных данных. По телефонным и адресным книгам составлялись списки капиталистов, бывших царских сановников и генералов, после чего всех поименованных в них лиц арестовывали.

Вождь анархистов князь Петр Кропоткин вспоминал о своем разговоре с Лениным в 1918 году: «Я упрекал его, что он за покушение на него допустил убить две с половиной тысячи невинных людей. Но оказалось, что это не произвело на него никакого впечатления».

Ленин был фанатиком власти. Он изучил недолгую историю Парижской коммуны и пришел к выводу, что без крови власть не сохранить. Еще до выстрелов Фанни Каплан, 9 августа 1918 года, телеграфировал председателю Нижегородского губисполкома:

«В Нижнем явно готовится белогвардейское восстание, надо напрячь все силы, составить «тройку» диктаторов, навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток, спаивающих солдат, бывших офицеров и т.п. Ни минуты промедления. Проведите массовые обыски. За ношение оружия — расстрел. Организуйте массовую высылку меньшевиков и других подозрительных элементов».

На следующий день приказал Пензенскому губисполкому:

«Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать.

1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.

2) Опубликовать их имена.

3) Отнять у них весь хлеб.

4) Назначить заложников — согласно вчерашней телеграмме.

Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков… Найдите людей потверже».

Ленин оседлал идею строительства коммунизма, счастливого общества. Хотите быть счастливыми? Значит, надо идти на жертвы. Вот миллионы в Гражданскую и погибли. Ленин ввел заложничество: детей брали от родителей в заложники, нормальный ум может такое придумать?

Когда начались первые повальные аресты и хватали известных и уважаемых в России ученых и общественных деятелей, еще находились люди, взывавшие к Ленину с просьбой освободить невинных. Владимир Ильич хладнокровно отвечал: «Для нас ясно, что и тут ошибки были. Ясно и то, в общем, что мера ареста кадетской (и околокадетской) публики была необходима и правильна».

Известная актриса Мария Андреева, много сделавшая для большевиков, ходатайствовала об освобождении заведомо невинных. Ей Ленин откровенно объяснил: «Нельзя не арестовывать, для предупреждения заговоров, всей кадетской и околокадетской публики… Преступно не арестовывать ее».

Массовый террор оформило постановление Совнаркома 5 сентября 1918 года по докладу председателя ВЧК Дзержинского:

«Совет народных комиссаров, заслушав доклад председателя Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью;

необходимо обезопасить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях;

подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам».

Человеческий материал


Записка В.И. Ленина Ф.Э. Дзержинскому о создании ВЧК

Фото: РИА Новости

Невероятное озлобление и презрение к человеческой жизни, воспитанные Первой мировой, умножились на полную безнаказанность. Уничтожение врага — благое дело. А вот кто враг, каждый решал сам.

Участник Гражданской войны, обращаясь с просьбой о приеме в Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова, перечислял свои заслуги:

«Я безусым 18-летним мальчишкой с беззаветной преданностью добровольно бросился защищать завоевания революции… Нужно было во имя партии и революции производить массовые расстрелы — расстреливал. Нужно было сжигать целые деревни на Украине и Тамбовской губернии — сжигал. Нужно было вести в бой разутых и раздетых красноармейцев — вел, когда уговорами, а когда и под дулом нагана».

Главный редактор «Правды» и будущий член политбюро Николай Бухарин, считавшийся самым либеральным из большевистских руководителей, писал: «Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как ни парадоксально это звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

В определенном смысле Николай Иванович оказался прав. Беззаконие, массовый террор, ужасы Гражданской войны — вот через какие испытания прошли советские люди. Тотальное насилие не могло не сказаться на психике и представлениях о жизни. Это помогает понять, какие методы решения споров и противоречий считали правильными. И как мало ценили человеческую жизнь.

Леонид Млечин


«Красный террор»: 1918– …?

  • 100 лет назад – 5 сентября 1918 года – было принято Постановление СНК РСФСР «О «красном терроре», узаконившее практику массовых репрессий.
  • Официально «красный террор» был прекращен 6 ноября 1918 года, но заданная им траектория репрессий против своего народа продолжается многие десятилетия.
  • «Красный террор» был способом сохранения власти, а источник власти у нас – и в 1917 году, и сейчас – сама власть.
  • Мы до сих пор не знаем всю историю репрессий в своей стране, потому что архивы засекречены, их необходимо открыть.
  • Наша история постоянно переписывается в угоду политической конъюнктуре, необходимо говорить о ней правду и каждый год вспоминать о «красном терроре».

Ведущий – Владимир Кара-Мурза – старший.

Видеоверсия программы

Владимир Кара-Мурза-старший: 100 лет назад – 5 сентября 1918 года – было принято Постановление Совнаркома РСФСР «О «красном терроре», узаконившее практику массовых репрессий в отношении граждан бывшей Российской империи. Незадолго до этого был убит глава Петроградской ЧК Моисей Урицкий, а вечером того же дня на заводе Михельсона было совершено покушение на Ленина. То есть это постановление было введено как ответная мера на «белый террор», но на самом деле было не совсем так. Масштабы и последствия репрессий большевиков мы сегодня обсудим с нашими гостями – политиком Константином Боровым и философом Игорем Чубайсом.

Игорь Борисович, как вы считаете, адекватным ли был ответ большевиков на политику правых эсеров?

Игорь Чубайс: Действия большевиков вообще нельзя рассматривать как ответ на чью-то политику. Никто не принимал их проекты, программы, не разделял их взглядов. Они выступали против России, против человечности как таковой. И они могли себя утвердить только через сверхжестокость, сверхтеррор. Владимир Солоухин в книге «При свете дня» (правда, он не указывает источник) пишет: к лету 18-го года Ленин понял, что ничего не получается, никто не поддерживает, и хотел уезжать. Троцкий и Свердлов сказали: «Не надо». – «А что делать?» – спросил Ленин. Они сказали: «Террор, массовый террор». И тогда русских людей стали расстреливать тысячами и десятками тысяч. То есть это не ответ на чьи-то происки, а природа этой политической системы такова, что она ни с кем не совместима, не совместима с живой жизнью, с Россией, и она все это убивала.

Владимир Кара-Мурза-старший: А вы как считаете, Константин Натанович?

В Советском Союзе до конца его существования слово «террор» воспринималось как инструмент деятельности специальных органов

Константин Боровой: «Красный террор« в ответ на «белый террор» – эта фраза была произнесена еще в 1906 году на судебном процессе против одного из эсеров, и «белым террором» тогда назывались действия правительства. Большевикам и эсерам тогда некого было обвинять. Я думаю, что здесь надо упереться в первую очередь в слово «террор». В Советском Союзе до конца его существования слово «террор» воспринималось как инструмент деятельности специальных органов, коммунистической партии, вообще всей страны. А если связать с сегодняшними событиями, то действия против Скрипаля, против Литвиненко…

Владимир Кара-Мурза-старший: Против Бориса Немцова.

Константин Боровой: Да. Это очень типичная террористическая деятельность. Организация, которая начала ее осуществлять 6 сентября 1918 года, – это ВЧК, а ее последователи продолжают это дело. Я к вам хожу мимо Московского управления внутренних дел, Петровка, 38. Там сегодня безо всякого стеснения выставлен бюстик Феликса Эдмундовича Дзержинского, первого реализатора этого. В составе ВЧК (которая в конце называлась КГБ) до самого последнего момента было Управление «Т» – «Терроризм». Советские чекисты не видели в этом слове негативной коннотации, да и сейчас… Вороненков, Скрипаль, Литвиненко – это известные случаи, а неизвестных покушений, убийств – десятки в самых разных странах. И говорить сегодня о том, что это признак времени, 17-го года, не совсем правильно. Это некоторая генетическая структура, которая воспроизводилась многие десятилетия, и все это закончилось тем, что она стала доминирующей концепцией, по существу, и сегодня живет.

Владимир Кара-Мурза-старший: Можно добавить, что Ленин и большевики преклонялись перед Робеспьером, перед Маратом.

Константин Боровой: Перед Французской революцией. Кстати, террор начался не в связи с декретом от 5 сентября. Еще 3 сентября 512 человек были взяты в заложники (как тогда говорили, осуществлялась самая большая террористическая акция «красного террора«). За несколько дней более тысячи человек было взято в заложники.

Игорь Чубайс: Мельгунов, единственный свидетель и исследователь «красного террора«, называет число в 10 тысяч расстрелянных без суда и следствия за три дня. Но все данные неточные, потому что все, что касается репрессий, у нас пресекается, цензурируется с самого начала. Это не было ответом «на белый террор», потому что когда большевики входили в Эстонию, в Латвию, в Литву, в Польшу, они тут же начинали расстрелы, депортации, репрессии. Там не было меньшевиков, там была нормальная, мирная жизнь, которая несовместима с большевизмом. У Ленина есть определение диктатуры пролетариата: «Диктатура пролетариата – никакими законами не ограниченная, напрямую на насилие опирающаяся воля господствующего класса».

Константин Боровой: Троцкий (или Ленин) говорил: «Из 100 миллионов населения России нам необходимо быть готовыми уничтожить 20 миллионов. Потому что это враждебный нам класс. А пролетариат – это оставшиеся 80 миллионов».

Игорь Чубайс: Формально большевики объявили социоцид, объявили врагом определенный класс, социальную группу. В действительности они уничтожали всех, потому что в русской эмиграции были и казаки, и кулаки, и крестьянство, и духовенство, и офицерство. Все сословия русского общества подвергались жесточайшим репрессиям и спасались либо бегством, либо гражданской войной.

Владимир Кара-Мурза-старший: Потом Ленин изменил тактику: посадил часть интеллигенции на «философские пароходы» и сохранил им жизнь. Он колебался между откровенным террором и другими формами репрессий.

Игорь Чубайс: Я с этим поспорил бы. «Философский пароход» – это после статьи Ленина «О значении воинствующего материализма», которая написана в 22-м году. А в 21-м году в Москве был Х съезд партии – как бы съезд победителей. А в это время Кронштадтское и Тамбовское восстания. Его прижали к стенке. Ленин выбежал на трибуну и стал орать: «Мы отступаем. НЭП!» И на 10 лет он отступил. Таких периодов в советской истории было несколько, когда бунт, протест, давление народа вызывали отступление партноменклатуры. Поэтому то, что он отправил примерно 400-500 русских мыслителей, ректора московского университета, ректора питерского университета, всех гуманитариев за рубеж, – это был акт слабости. Ему приписывают некую мягкотелость, вроде бы Ленин говорил: «Не надо расстреливать Каплан, мы ее пожалеем». Троцкий пишет в биографии Сталина и врет: вроде бы Ленин хотел организовать суд над императором. Никакого суда. Расстрел – и все, и концы в воду.

Игорь Чубайс

Исследователь Валерий Новоселов, он профессиональный врач, опубликовал большую статью в «Новой газете». Я с ним встретился, и мы сейчас работаем вместе. Как врач он первым изучил медицинские документы, касающиеся Ленина, там больше 500 страниц. И он точно доказывает, что Ленин страдал нейросифилисом. Здесь не нужна моральная оценка, но человек в таком состоянии бывает чрезвычайно жесток. И это отчасти объясняет то, что происходило. Это то же самое, что было у Ивана Грозного, который создал опричнину, он тоже страдал этой болезнью.

Закрытость – это знак несостоятельности власти, сильная система всегда открыта

Владимир Кара-Мурза-старший: А Сталин?

Игорь Чубайс: Архивы закрыты. В 100-летие «красного террора« я требую, чтобы опубликовали документы ЧК, архивы КГБ. Это призыв к обществу. Но они не собираются ничего публиковать, у нас «архивный ГУЛАГ». Мы не знаем очень многого. Закрытость – это знак несостоятельности власти, сильная система всегда открыта. Сильный человек всегда готов к дискуссии, а слабый всегда уходит от диалога, от полемики, и в лучшем случае организует имитацию. Так что о Сталине я говорить не берусь. Хотя Бехтерев писал, что у него…

Константин Боровой: Было произнесено слово «паранойя». И за это он поплатился своей жизнью. Механизм избирательного уничтожения граждан за их взгляды, за свободомыслие не только во времена «красного террора«, который формально продлился несколько лет, но и во времена сталинского террора в такой степени воздействовал на подконтрольную массу людей, что можно говорить об изменении генетической структуры общества. И сегодня мы наблюдаем, как старшее поколение (значительная часть населения) терпит совершенно непереносимые в нормальном обществе условия, что, как говорил Карамзин, «терпеть без подлости не можно». Общество готово смиряться с диктатурой, с издевательствами власти. И то, что они называют пенсионной реформой, и репрессии против протестующих, молодежи, да и не только молодежи – это вызов обществу. Но общество, его взрослая часть, генетически перестроено. Многие психологи говорят, что возник новый психотип – «хомо советикус», который, в том числе, таким образом воспринимает обстоятельства жизни. И соответственно, возникает реакция. Отсутствие каких-либо реакций, индифферентность восприятия жизни ГУЛАГа – как возможно нормального состояния общества.

Игорь Чубайс: Не надо спешить, пенсионная реформа еще только объявлена. Вся страна недовольна, в поддержку пенсионной реформы не было ни одного митинга. Кроме президента и премьера никто не выступил. Народ против.

Константин Боровой: «Путинги» были немногочисленными, но они были. Проблема же не только в пенсионной реформе. Проблема в том, что общество воспринимает любую форму воздействия на него власти (уже нелегитимной), любую форму издевательства над ним.

Игорь Чубайс: Если говорить о самом последнем времени, то у нас общество «голосует ногами». 20 миллионов человек уехали из страны. У нас орут, что на Западе русофобия. Здесь невозможно жить русскому человеку, он уезжает. А там, где русофобия, они устраиваются. Во время войны – армия Власова, 30-е годы – крестьянская война. Как же народ терпит? Народ не терпит. Просто он находится в совершенно особой ситуации.

Константин Боровой

Константин Боровой: Пропагандистская кампания очень активна, очень агрессивна в местах массового ареала проживания бывших советских и российских граждан. То, что наблюдается в Соединенных Штатах, в Германии, в Израиле, – «хомо советикус», может быть, в еще большей степени, чем в самой России. Я встречаюсь с этими людьми, волосы встают дыбом. Для них поддержка Путина – это еще некое состояние ностальгии, дополнительный фактор. Знакомые в Германии мне объясняли: «Наконец-то Путин начал показывать всему остальному миру, какая она, Россия, злобная, непримиримая. Нас начали бояться, и слава богу».

Игорь Чубайс: Такие люди есть, но у нас нет цифр, нет социологических опросов. Я тоже общаюсь с этими людьми, но могу назвать и конкретных людей, которые совершенно не приемлют ту систему, которая существует сегодня в нашей стране.

Константин Боровой: Мы проводили косвенные социологические опросы в Соединенных Штатах среди русскоязычной диаспоры. Там же не только российские граждане, не только русские, там еще и киргизы, и казахи, и так далее – все народы бывшего Советского Союза, которые ментально и с помощью языка подключены к пропагандистской кампании. Было интересно, как она на них воздействует, и зачем ведется пропагандистская кампания на зарубеж. Эффект очень сильный, смещение сознания даже у людей, которые оказались в совершенно другой среде – свободной рыночной экономики. Продолжаются патерналистские настроения: «Государство нам должно» – уже другое, американское или германское, или Израиль, но все то же самое. Ментальность изменена катастрофически.

Игорь Чубайс: Если немцы были в Третьем рейхе 13 лет, если поляки были в тоталитарном режиме 40 лет, то такой ситуации, в которой находится Россия, – столетия кризиса, уничтожения национальной памяти, уничтожения правды, цензурирования, – нигде не было, и еще предстоит изучить, что это, к чему это привело. Я считаю, здесь удивительно не то, что люди прогнулись, а то, что здесь 15% населения, как часто говорят социологи, не принимают пропаганду.

Константин Боровой: 80% из этих 15% клюнули на провокацию ФСБ под названием «Навальный».

Владимир Кара-Мурза-старший: А как на Ленина повлияла смерть его старшего брата? Может быть, он тогда понял, что все дозволено?

Игорь Чубайс: Я думаю, что главной была даже не смерть брата, а та ситуация, которая возникла в Европе всюду – религиозный кризис, отказ от Бога, потеря Бога. Достоевский предупредил: «Если Бога нет – все дозволено». И Россия искала выход. И выходом был февраль – переход от божественной легитимации власти к гражданской, к выборам. Но появилась узкая группка, которая воспользовалась этим кризисом и столкнула Россию с пути. Почему он лично этим занялся? Причин может быть много. Россия оказалась страной, где абсолютные маргиналы и аморальные группы дорвались до власти, и власть стала совершенно нелегитимной – ни выборов, ничего нет… Больше 90% культурного наследия было уничтожено – больше, чем людей. Продавали Эрмитаж, эшелоны с русскими книгами шли за рубеж, их вывозили за бесценок.

Владимир Кара-Мурза-старший: Это тоже своего рода террор, но интеллектуальный.

Игорь Чубайс: Ленин же провозгласил программу монументальной пропаганды, которая фактически означала уничтожение национальной памяти. Пришли в Германию, в Венгрию. В Венгрии присвоили уникальные рукописи, которые для венгров невероятно ценны. Они больше 50 лет хранились у нас. Конфискованные немецкие библиотеки хранились в ИНИОНе. Их конфисковывали не для того, чтобы здесь изучать, а чтобы их тоже лишить памяти, чтобы они не знали свою историю, свою культуру.

Владимир Кара-Мурза-старший: Библиотека Шнеерсона до сих пор лежит мертвым грузом…

Игорь Чубайс: Конечно. И каждый день мы должны платить 50 тысяч долларов, по решению американского суда, за то, что мы ее не возвращаем. А четыре года назад был пожар в ИНИОНе, а это была самая главная библиотека по гуманитарным наукам в СССР. Директора этой библиотеки Юру Пивоварова таскают все время. Библиотеку до сих пор не начали восстанавливать. И я знаю много таких точек. Я жил во Львове и знаю, что когда пришли большевики, почему-то сгорел архив, сгорела библиотека. Это знакомый почерк.

Владимир Кара-Мурза-старший: Террор – это более широкое понятие, чем уничтожение живых людей. Террор – это атмосфера, которая была создана в стране.

Константин Боровой: Идеологическая концепция.

Владимир Кара-Мурза-старший: «Террор» с французского переводится как «ужас».

Игорь Чубайс: Но все это плохо исследовано. Все знают, что был ГУЛАГ, потому что Солженицын написал «Архипелаг ГУЛАГ». А кроме ГУЛАГа были еще две ветви массовых репрессий. Это массовые депортации, высылались целые народы. Какой здесь пролетарский принцип? Народ высылался на уничтожение. Больше шести миллионов человек были депортированы. В СССР было три искусственных Голодомора. Это совершенно запутано.

Константин Боровой: В тот момент, когда советская республика закупала в Соединенных Штатах, в Европе современное оборудование в обмен на зерно, на все ценности, в России был голод, причем очень направленно. Регионы, которые испытывали Голодомор, классово не близкие большевикам. Это крестьяне, кулаки. Крестьянство уничтожалось как класс.

Игорь Чубайс: В Украине есть карта восстаний крестьян в 20-е годы. Именно те села и те территории, где были восстания, были блокированы во время Голодомора войсками НКВД. Там, где восстаний не было, их прижали, но позволяли уйти.

Владимир Кара-Мурза-старший: Таким образом, «красный террор« – это не то, что можно охватить рамками хронологии: с сентября по ноябрь 18-го года. Это то, что новая власть сделала со своим народом.

Игорь Чубайс: Это способ сохранения власти. Они не могут победить на выборах, они не могут сейчас даже сформулировать какую-то идею. 70 лет они уверяли, что действуют во имя коммунизма, светлого будущего, и враги уничтожались, потому что они против коммунизма. Теперь у нас капитализм, частная собственность, миллиардеры, олигархи… А Ленин и Сталин как были главными героями, так они и остались. Это совершенно деградировавшая интеллектуальная и духовная модель. Она просто лжива, она несостоятельна. Эфэсбэшники гордо называют себя чекистами. А ЧК создавалась временно в ситуации экстремальной сверхнапряжения и кризиса. Значит, у нас в стране 100 лет кризис.

Константин Боровой: И соответственно, преемственность тех же методов, той же технологии. Попытка убедить общество в том, что черное – это белое, а белое – это черное.

Игорь Чубайс: С 17-го года сохранилась суть режима. В нормальной стране (и даже у нас по Конституции) источник власти – народ. На самом деле у нас источник власти – сама власть. Так было в 17-м, так было в 2017-м.

Константин Боровой: Именно поэтому, видимо, и остаются те же механизмы и способы взаимодействия, взаимоотношений между властью и гражданами.

Игорь Чубайс: Кстати, ГУЛАГ рухнул не потому, что Хрущев был либерал, а потому что там пошли восстания. Восстание в 53-м году, когда 100 тысяч узников шли на Воркуту, и Хрущев понял, что еще немного – дойдут и до Москвы. Поэтому они сегодня не могут повторить многое из того, что было в советской истории.

Константин Боровой: Восстания были, но не массовые, и не это было причиной.

Игорь Чубайс: В Воркуте и Норильске были массовые. Я знаю их руководителей. Хрущев никогда не был никаким либералом, его жизнь заставила меняться, потому что у него власть повисла на волоске.

Константин Боровой: Решение о реабилитации и пересмотре политики партии во времена Сталина – силовое, принципиальное… До ХХ съезда было принято много решений. Первые освобожденные – это освобожденные Лаврентием Павловичем Берией. Сталин умер 5 марта, а уже 8 марта были прекращены следствия по «процессу врачей». И еще при жизни Берии были расстреляны следователи, которые применяли пытки. Несколько человек были расстреляны за превышение своих полномочий. Это была, безусловно, вынужденная мера, но не потому, что начались восстания. Система ГУЛАГа была сильна именно репрессивным механизмом, взаимодействием власти с самыми отъявленными уголовниками. Во многих случаях, как мне рассказывал дед, отсидевший 20 лет, приходилось спасать 58-ю статью, то есть политических заключенных, потому что против них даже в лагерях применялись репрессии, их жизням угрожала опасность.

Игорь Чубайс: Действительно, первая амнистия после смерти Сталина была проведена Берией, но он выпустил не политических, а уголовников. В Москве и в других регионах начался жуткий бандитизм. Цель этого была в том, чтобы показать: «МВД нужны новые средства, вы мало платите нашему министерству. Видите, что творится». Он выпустил по одной причине, а Хрущев – совсем по другой. Хрущев в 62-м году пришел к выводу, что сама система не работает. Его сын и ряд исследователей говорили об этом публично. И в 64-м году он начал переходить к многопартийности через разрыв КПСС на городскую и сельскую, он предлагал Ильичеву отменить цензуру и так далее. И в 64-м году его отправили под домашний арест.

Константин Боровой: Я ни в коем случае не собираюсь защищать этого садиста Берию, но это конспирология, что он отпускал именно уголовную статью.

Игорь Чубайс: В России из 70 тысяч заключенных. 400 было политических. В СССР треть всех заключенных были политические.

Константин Боровой: Из 700 тысяч.

Игорь Чубайс: Нет, это сейчас 700 тысяч. Сколько было при Сталине – мы толком не знаем. Хрущев называет 10 миллионов, но это преувеличено. Уголовников всегда формально было больше, чем политических. Но все эти понятия очень относительные. Кого считать уголовником? В СССР вообще не было правосудия, не было права, не было законов. Как понятие «террор» не определено, так и понятие «кулак». Ни одно понятие не определено. Сейчас понятие «экстремист» не определено. Как писал Оруэлл, экстремист – это человек, который говорит правду в условиях тотальной лжи. А у нас тот, кто поставил «лайки», считается экстремистом и реально идет под суд.

Они уничтожали врагов не за преступления, а за социальный статус

Владимир Кара-Мурза-старший: Вернемся к «красному террору«. Для чего он был нужен большевикам в 18-м году? Это случайно совпало, что Ленина ранили в этот момент?

Константин Боровой: Как и сегодня, это вопрос сохранения власти. Условия, в которых существовала большевистская власть, – очень неустойчивые, очень опасные. Это был единственный механизм удержания власти. И я думаю, что перед нами сегодня хороший пример того, что может случиться в России, если мы позволим этой власти продолжать терроризировать общество. Она ослабляется, растет неприятие такой власти, протесты. И в конце концов, очень велики шансы того, что власть может избрать именно этот механизм взаимодействия с обществом.

Игорь Чубайс: Она уже его избрала. Потому что все институты власти – Дума, Конституционный суд и так далее – не просто мифические, а общество не хочет участвовать в выборах, потому что понимает, что это – липа. Остается держаться только на силовиках.

Константин Боровой: Это все-таки имитационная модель. Власть имитирует парламентскую деятельность.

Игорь Чубайс: Да, она имитирует, но часть общества это принимала. А сейчас у общества после пенсионной реформы очень широкое разочарование и непринятие всех этих правил… Террор применялся не только по отношению к так называемым внешним врагам, хотя Солженицын написал: «Коммунисты создали ситуацию, когда врагом народа стал сам народ». Террор применялся даже по отношению к силовым структурам. Ведь Троцкий создал Красную Армию, в которой действовал принцип децимации. Если полк проигрывал сражение, его выстраивали, и каждого десятого расстреливали. И не только каждого десятого. Два месяца назад я был в единственном музее Троцкого на Волге, в городе, где он командовал. Они рассказывают, что иногда и каждого пятого, и каждого третьего расстреливали. То есть террор против самой машины подавления. Это совершенно искусственная, лживая система, которая порывает с культурой, с историей, с традициями, она не вписывается в мир. Они уничтожали врагов не за преступления, а за социальный статус. Не надо было ничего доказывать – виноват или не виноват. Кстати, у нас почти не сказано о том, что злейшими врагами большевиков были люди, окончившие царские гимназии и университеты. Если вы получили гуманитарное образование там, то вы – злейший враг. Они уничтожали всех, кого хотели. Было понятие «кулак», ввели понятие «подкулачник».

Константин Боровой: И даже сам репрессивный аппарат во времена Сталина несколько раз подвергался радикальной «чистке», когда расстреливали самих чекистов.

Игорь Чубайс: Потому что высшей целью никогда не был коммунизм. Высшей целью было сохранение власти руководителя. И если нужно было для этого бороться с самими чекистами, с ними боролись. Если нужно было расстрелять руководство армии – расстреливали, не задумываясь. Вот смысл всего режима.

Владимир Кара-Мурза-старший: Сейчас Троцкий продолжает оставаться «врагом народа», хотя он давно реабилитирован. Он такой же вождь ВКП(б), как и Ленин, и Сталин ничем не хуже других.

Константин Боровой: Создатель революционной Красной Армии.

Игорь Чубайс: Он написал книгу о Сталине. Когда он писал второй том, его Сталин и убил. А в первом томе о Сталине написано столько, что его невозможно возносить всерьез. Человек из третьего ряда, никто, партийный чиновник.

Владимир Кара-Мурза-старший: А у нас еще есть химеры времен краткого курса истории ВКП(б), что Троцкий – враг, Бухарин, Рыков… Хотя недавно все реабилитированы. И никогда не были в заговоре ни Тухачевский, ни маршалы. Не было заговора военных.

Игорь Чубайс: Главная характеристика советской квазиистории в том, что она непрерывно переписывается. То, что вчера было абсолютной истиной, сегодня забывается, и выводятся совершенно новые вещи.

Константин Боровой: Это классика: Россия непредсказуема не только в будущем, но, как говорят, и в прошлом.

Игорь Чубайс: Это характеристика тоталитарного государства, оно вне истории.

Владимир Кара-Мурза-старший: Атмосфера этих лет была довольно жестокой. Наверное, вы слышали о бойне в «Клубе Куусинена». У финнов был свой клуб в Петрограде в 20-м году. Еще Ленин был жив. Там они получали из Таллина бриллианты и делили их между собой. Пришли более обездоленные финны и положили там всех, как в американских вестернах. Тогда был убит и охранник Ленина. Огромное количество финнов было убито в центре Петрограда.

Игорь Чубайс: Откройте архивы ЧК!.. Это исчезновение всех правил и норм, когда можно было делать все что угодно.

Константин Боровой: Была дискуссия, она отразилась в некоторых статьях Ленина, где говорилось о новой нравственности – о классовой нравственности. Все, что в интересах пролетариата и пролетарской власти, нравственно, все, что против буржуазии, тоже нравственно, а то, что против пролетариата, соответственно, не нравственно. Это предложение, которое звучало открыто. Потом это все переродилось в бесцветные заповеди юного пионера. Но вначале большевики формулировали это более цинично, более прямолинейно.

Игорь Чубайс: Я отчасти согласен. Ницше зафиксировал кризис веры, кризис Бога. Он писал в «Так говорил Заратустра», что на смену старому человеку, ограниченному старой религиозной моралью, придет новый сверхчеловек, который не ограничен никакой моралью. И он приветствовал гибель богов. Достоевский содрогался и пытался укрепить мораль. Большевики разрушили всю мораль и создали некую новую. На самом деле они ничего не создали, разрушили старую. Неслучайно на коммунистическом иконостасе появился Павлик Морозов – это мальчик, который сдал собственного отца. Важнейшая заповедь: чти отца, чти мать. А он потому, что предал отца, стал героем. Они пытались создать некую новую мораль, которая уничтожила их самих. Ведь они же все уничтожали друг друга. Брежнев разговаривал с Семичастным, договаривался об авиационной аварии для Хрущева. Брежнев хотел убить Хрущева, хотя вешал на его грудь четвертую Звезду Героя, при этом целовал и плакал. То есть они разрушили мораль именно потому, что возник кризис религии. Основы морали, фундирование морали – через Бога, через веру.

Константин Боровой: Вы их слишком высокопарно оцениваете. Можно, конечно, оценивать бандитов и с точки зрения падения нравственности, и с точки зрения гибели богов. Речь идет об обыкновенных бандитах… Как назвать сегодняшний период? Я думаю, что его надо назвать периодом чекистской власти.

Владимир Кара-Мурза-старший: Я думаю, что надо каждый год вспоминать эту дату, чтобы люди о ней помнили.

Террор, проверенный временем — Ведомости

Печальный юбилей решения о развертывании красного террора заставляет задуматься о масштабах государственного устрашения, последствиях репрессий в общественном сознании. Недостаточное осознание феномена террора влияет на умонастроения людей и укрепляет безнаказанность спецслужб и их добровольных помощников.

В первые месяцы советской власти масштабы репрессий зависели от обстановки и личных особенностей руководителей местной власти и ВЧК. Неудачи на фронтах разгоравшейся Гражданской войны вызвали ужесточение карательных мер. Убийство председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушение на лидера большевиков Владимира Ленина в один день – 30 августа 1918 г. – ускорили принятие Совнаркомом 100 лет назад, 5 сентября 1918 г., постановления «О красном терроре».

Создание концлагерей, взятие заложников из привилегированных классов, их последующий расстрел быстро стали системой (похожие методы борьбы практиковали белые контрразведки, но они уступали чекистам по размаху и жестокости). Террор, который предполагали использовать недолго и только против врагов советской власти из числа «бывших», превратился в универсальный инструмент внутренней и внешней политики. Его жестокость почувствовали бастовавшие тульские и петроградские рабочие, арестованные за «контрреволюцию», тамбовские повстанцы, чьи родственники оказались в концлагерях. Кроме того, террор расширил полномочия ВЧК, укрепив безнаказанность чекистов. «ЧК <…> уничтожает без суда или изолирует от общества, заключая в концлагерь. Что слово – то закон», – писал в 1919 г. зампред ВЧК Мартин Лацис.

Пики террора отмечались в Гражданскую войну 1918–1920 гг., коллективизацию 1930–1932 гг., в 1937–1938 гг., а также в годы Великой Отечественной и после ее окончания. В периоды относительного затишья риск ареста существенно снижался, но оставался высоким вплоть до смерти Сталина в 1953 г. По оценкам «Мемориала», по решениям судов и внесудебных органов были репрессированы около 5 млн человек (из них около 1 млн расстреляны), еще 5,9 млн человек были высланы. Сотни тысяч осужденных и депортированных погибли в лагерях и ссылке. Бегство за границу не гарантировало безопасности: в сталинские годы чекисты убили Льва Троцкого и бежавшего коллегу Игнаца Рейсса, в хрущевские – лидера украинских националистов Степана Бандеру.

После смерти Сталина масштабы произвола резко снизились, репрессии стали точечными. Но за минувшие с тех пор десятилетия опыт террора и репрессий не был осмыслен в полной мере, оставляя пространство для одобрения частью общества массовых убийств и устрашения как инструментов политики и возвеличивания кровавого наследия «органов».

КРАСНЫЙ ТЕРРОР • Большая российская энциклопедия

Авторы: А. Л. Литвин

«КРА́СНЫЙ ТЕРРО́Р», по­ли­ти­ка сов. пра­ви­тель­ст­ва, на­прав­лен­ная на уст­ра­ше­ние по­ли­тич. про­тив­ни­ков в Гра­ж­дан­скую вой­ну 1917–22. Осу­ще­ст­в­лял­ся по­сле по­ку­ше­ния на В. И. Ле­ни­на в Мо­ск­ве 30.8.1918 (в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го он был тя­жело ра­нен) и убий­ст­ва в тот же день пред. Пет­рогр. ЧК М. С. Уриц­ко­го. В ре­зо­лю­ции ВЦИК от 2.9.1918 ука­зы­ва­лось, что за ка­ж­дое по­ку­ше­ние на дея­те­лей сов. вла­сти и «но­си­те­лей идей со­циа­листи­ческой ре­во­лю­ции» бу­дут от­ве­чать «все контр­ре­во­лю­цио­не­ры и их вдох­но­ви­тели», что на «бе­лый тер­рор» ра­бо­чие и кре­сть­я­не от­ве­тят «мас­со­вым крас­ным тер­ро­ром про­тив бур­жуа­зии и её аген­тов». Как офиц. по­ли­ти­ка «К. т.» про­воз­гла­шён по­ста­нов­ле­ни­ем СНК РСФСР от 5.9.1918, ко­то­рое уза­ко­ни­ло прак­тику рас­стре­лов всех лиц, свя­зан­ных с бе­ло­гвар­дей­ски­ми ор­га­ни­за­ция­ми, за­го­во­ра­ми и мя­те­жа­ми [фак­ти­че­ски рас­стре­лы как ме­ра ре­во­люц. тер­ро­ра на­чали про­во­дить­ся от име­ни сов. вла­сти по­сле соз­да­ния ВЧК 7(20).12.1917], а так­же пред­по­ла­га­ло изо­ля­цию «клас­со­вых вра­гов» в кон­цен­тра­ци­он­ных ла­ге­рях. Осу­ще­ст­в­лял­ся во вне­су­деб­ном по­ряд­ке ор­га­на­ми ВЧК, ко­то­рым бы­ло пре­дос­тав­ле­но пра­во аре­сто­вы­вать, вес­ти след­ст­вие и при­во­дить при­го­вор в ис­пол­не­ние, а так­же по ре­ше­нию тер­ри­то­ри­аль­ных и во­ен. ре­во­люц. три­бу­на­лов. «К. т.» но­сил ин­ди­ви­ду­аль­ный и мас­совый ха­рак­тер. Ши­ро­ко при­ме­ня­лось взя­тие за­лож­ни­ков из чис­ла «со­ци­аль­но вред­ных эле­мен­тов». Жерт­ва­ми «К. т.» ста­ли быв. жан­дарм­ские офи­це­ры, офи­це­ры и ге­не­ра­ли­тет быв. цар­ской ар­мии, ли­ца, имев­шие не­за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ное ог­не­стрель­ное ору­жие, ли­де­ры оп­по­зи­цион­ных пар­тий, пред­ста­ви­те­ли не­про­ле­тар­ских сло­ёв (дво­ря­не, бур­жуа­зия, свя­щен­но­слу­жи­те­ли, быв­шие гос. слу­жа­щие, ин­тел­ли­ген­ция, часть кре­сть­ян), уго­лов­ные пре­ступ­ни­ки, а так­же слу­чай­ные лю­ди.

«К. т.» в наи­бо­лее круп­ных мас­шта­бах осу­ще­ст­в­лял­ся в Пет­ро­гра­де (к окт. 1918 ок. 800 чел. бы­ло рас­стре­ля­но, 6229 чел. аре­сто­ва­но), а так­же в Мо­ск­ве, Там­бо­ве, Пен­зен­ской губ. Дос­то­вер­ной ста­ти­сти­ки жертв «К. т.» не су­ще­ст­ву­ет (по при­бли­зи­тель­ным дан­ным, бы­ло рас­стре­ля­но ок. 8 тыс. чел.).

Красный террор

На этой фотографии 1918 или 1919 года изображены жертвы красного террора, ожидающие захоронения.

Красный террор был организованной большевиками кампанией запугивания, арестов, насилия и казней. Оно началось в середине 1918 года после покушения на Владимира Ленина и проводилось в основном ЧК, большевистской тайной полицией. Красный террор был решительной кампанией, направленной на устранение оппозиции, политического инакомыслия и угроз большевистской власти.

Дзержинский и ВЧК

У руля этой волны санкционированного государством политического насилия стояли ЧК и ее фанатичный лидер Феликс Дзержинский.Агенты ЧК нацелены на любого человека или группу, считающуюся угрозой большевистскому правлению или политике. Среди жертв красного террора были цари, либералы, социалисты-небольшевики, представители духовенства, кулаков, (зажиточных крестьян), иностранцы и политические диссиденты всех мастей.

Под эгидой красного террора численность ЧК и масштабы их деятельности росли в геометрической прогрессии.

Истинное влияние красного террора трудно оценить количественно.По официальным данным большевиков, ЧК произвела почти 8 500 казней без надлежащего судебного разбирательства в первый год террора и в десять раз больше было арестовано, допрошено, задержано, предано суду или отправлено в тюрьмы и трудовые лагеря. Истинное количество незаконных убийств, несомненно, было намного выше, возможно, приближаясь к шестизначным цифрам.

Истоки террора

Историки давно размышляют о происхождении и отправной точке большевистского красного террора. Большинство полагает, что это началось летом 1918 года, когда оппозиция режиму Ленина достигла точки надвигающейся контрреволюции.

У этих растущих антибольшевистских настроений было много родителей. Как и в октябре 1917 года, поддержка большевиков была сосредоточена в промышленных районах крупных городов и военных гарнизонах. За пределами этих мест поддержка большевиков была ограничена.

Закрытие демократически избранного Учредительного собрания (январь 1918 г.), подавление других политических партий в последующие недели, сдача огромного количества российских граждан и территорий в Брест-Литовске (март 1918 г.), восстание Чешского легиона. (Май 1918 г.) и введение военного коммунизма (июнь 1918 г.) вызвали сопротивление новому режиму.

Это противостояние достигло пика в июле 1918 года, когда большевики подавили стихийное восстание левых эсеров в Москве и других городах, что для многих свидетельствует о том, что большевики не могли найти компромисса даже со своими ближайшими политическими союзниками. Неделю спустя агенты ЧК в Екатеринбурге убили бывшего царя Николая II и его семью, что многих шокировало.

«Висячий орден» Ленина

Фаня Каплан, эсер, совершившая покушение на Ленина в августе 1918 г.

Август 1918 г. был критическим месяцем в оформлении и расширении террора.Разъяренный формированием белых бригад, сопротивлением и растущими восстаниями крестьян, Ленин призывал к «беспощадному массовому террору» и «беспощадному подавлению» контрреволюционной деятельности.

9 августа лидер большевиков издал свой знаменитый «приказ о повешении», поручив коммунистам в Пензе казнить 100 крестьян-диссидентов в качестве средства устрашения.

17 августа лидер Петроградской ЧК Моисей Урицкий был убит молодым кадетским офицером по имени Канегайзер.Убийство Урицкого стало местью за казнь ЧК одного из друзей Канегайзера.

Покушение на Ленина

Через две недели, когда Ленин был на фабрике в Москве, молодая женщина по имени Фаня Каплан вышла из толпы и застрелила вождя большевиков в грудь и плечо. Ленин получил немедленную медицинскую помощь и пережил это покушение, хотя его жизнь какое-то время висела на волоске.

Каплан был арестован, допрошен и подвергнут пыткам в ЧК, прежде чем был застрелен.Ее мотивы были раскрыты в письме, написанном после этого события: «Не думаю, что мне удалось его убить. Если я о чем и жалею, то только об этом. Он предатель революции. Я возлагаю на его ноги ответственность за вероломный мир с Германией и роспуск Учредительного собрания ».

Хотя стало ясно, что Каплан действовала в одиночку, ее действия вызвали немедленную реакцию против левых эсеров и других групп и лиц, подозреваемых в антибольшевистском насилии или деятельности.

Террор расширяется

В первые дни сентября несколько большевистских лидеров и командиров ЧК сделали публичные заявления об угрозе контрреволюции и необходимости использования террора в качестве необходимой тактики.

5 сентября Центральный Комитет издал декрет, призвавший ЧК «обезопасить Советскую республику от классовых врагов, изолировав их в концлагерях». Он также приказал, чтобы подозреваемых в контрреволюции «казнили путем расстрела [и] чтобы имена казненных и причины казни были обнародованы.”

Советский комиссар Григорий Петровский призвал к расширению террора и «немедленному прекращению распущенности и нежности». В октябре 1918 года командующий ЧЕКА Мартин Лацис сравнил красный террор с классовой войной, объяснив, что «мы уничтожаем буржуазию как класс». «За кровь Ленина и Урицкого, — писала пробольшевистская газета, — пусть будет потоп буржуазной крови, насколько это возможно».

Товарищи-социалисты подверглись нападению

Агенты ЧЕКА с телом жертвы пыток, 1920

Первыми жертвами красного террора стали эсеры, к которым причастна сама Каплан.В течение следующих нескольких месяцев было казнено более 800 членов-эсеров, а еще тысячи были отправлены в ссылку или заключены в трудовые лагеря.

Вскоре Террор был расширен и включал всех, кто мог представлять угрозу для большевистской партии или ее политики: бывших царей, либералов, меньшевиков, членов Русской православной церкви, иностранцев, всех, кто осмеливался продавать еду или товары с целью получения прибыли.

Крестьяне, отказавшиеся выполнять заказы государственной реквизиции, были осуждены. кулаков — жадных паразитических спекулянтов, копивших зерно и продукты для наживы, в то время как другие русские голодали — и подлежали аресту, задержанию и казни.Позже жертвами стали промышленные рабочие, которые не соблюдали производственные квоты или осмелились бастовать.

ЧК растет

Когда большевики расширили свое определение врага революции, они также расширили ЧК. Небольшой отряд всего в несколько сотен человек в начале 1918 года, в течение двух лет ЧК стала одним из крупнейших советских агентств, в котором работало около 200 000 человек.

Беспричинное насилие Террора вскоре превзошло худшие эксцессы царской Охраны , Нардоная Воля и терроризм радикальных эсеров 1905 года.Как следует из названия, красный террор проводился для запугивания и принуждения простых россиян к повиновению, а также для устранения противников.

Функции и методология террора были оставлены на усмотрение ЧК: любой мог быть подвергнут преследованию, аресту или худшему. Часто это были люди, имевшие отдаленные связи со старым режимом, или те, кто осмеливался публично выступать против Ленина, большевиков или их политики. Даже буржуазное платье , несдержанные шутки или пренебрежительные жесты могут привлечь внимание ЧЕКА.

Тюремно-трудовые лагеря

Для сдерживания предполагаемых контрреволюционеров и диссидентов большевики возродили каторгаз — отдаленные тюрьмы и трудовые лагеря, находившиеся в ведении силовых структур царского правительства, — и отправили туда тысячи.

Со временем эта сеть трудовых лагерей превратится в пресловутые лагерей , широко использовавшиеся Сталиным в 1930-х годах.

Хотя официальные данные были намного ниже, большинство историков полагает, что во время красного террора было казнено более 100 000 человек, и эта цифра не включает жертвы, вызванные гражданской войной.

Историки о красном терроре

Историки также обсуждали природу и неизбежность красного террора. Ревизионисты и либертарианские историки считают его творением своего времени, неистовым и паническим ответом на антибольшевистский терроризм и оппозицию, вспыхнувшую в России в первые месяцы 1918 года.

Многие западные либеральные и консервативные историки, напротив, утверждают, что насилие и террор были неотъемлемой частью большевистской идеологии и методологии.Большевистское движение, сформировавшееся в разгаре революции, могло удержать власть только с помощью насилия и запугивания; большевистский режим мог только навязывать политику или реформы посредством принуждения и классовой войны.

Историки этой точки зрения считают, что семена красного террора были посеяны за несколько недель до антибольшевистского насилия в середине 1918 года. Когда в августе 1918 года застрелили Ленина, это привело лишь к формализации, расширению и усилению методов, которые уже использовали большевики.

Взгляд историка:
«Большевистский террор расползся из Европейской России, как библейская чума, за несколько месяцев до того, как Дзержинский публично заявил:« Мы стоим за организованный террор », и официальная кампания государственного террора была оформлена приказом« О красном терроре » в сентябре 1918 года. Произвольные аресты, массовые расстрелы, пытки и тюремное заключение были неотъемлемым элементом большевистской политики задолго до того, как собрались антибольшевистские армии ».
Джейми Бишер

1.Красный террор был двухлетним периодом принуждения, насилия и незаконных убийств со стороны большевистского режима. Он был разработан и реализован в середине 1918 года.

2. Красный террор имел множество причин, включая растущее сопротивление большевикам, приведшее к гражданской войне и покушению на Ленина в августе 1918 года.

3. Красный террор в значительной степени проводился печально известной ЧК под руководством Фелиза Дзержинского. В этот период ЧК росла в геометрической прогрессии.

4. Террор был нацелен на ряд групп, включая подозреваемых контрреволюционеров, белых, царистов, либералов, духовенство и крестьян, сопротивлявшихся большевистской политике.

5. Историки спорят, был ли террор реакцией большевиков на растущее сопротивление середины 1918 года или он был неизбежен, учитывая историю, идеологию и методологию большевистского движения до того, как оно захватило власть.

Цитата:
Название: «Красный террор»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Майкл МакКоннелл, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / russianrevolution / red-Terror /
Дата публикации: 11 августа 2019 г.
Дата обращения: 29 августа 2021 г.
Авторские права: Запрещается повторно публиковать содержимое этой страницы без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

Что такое красный террор?

Красный террор был программой массовых репрессий, классового истребления и казней, осуществленной большевистским правительством во время Гражданской войны в России.

Русские революции

В 1917 году несколько десятилетий институционального упадка, хронического бесхозяйственности, роста политической осведомленности и ужасной войны привели к тому, что царский режим в России столкнулся с таким большим восстанием, включая потерю лояльности военных, что два параллельных режима смогли выдержать власть в России: либеральное Временное правительство и социалистический совет. По мере развития 1917 года ПГ потеряла доверие, Совет присоединился к ней, но потерял доверие, и крайние социалисты под руководством Ленина смогли совершить новую революцию в октябре и прийти к власти.Их планы вызвали начало гражданской войны между большевистскими красными и их союзниками и их врагами белыми, широким кругом людей и интересов, которые никогда не были в союзе должным образом и которые потерпят поражение из-за своих разногласий. Среди них были правые, либералы, монархисты и многие другие.

Красный террор и Ленин

Во время гражданской войны центральное правительство Ленина ввело в действие то, что они называли красным террором. У них были двоякие цели: поскольку диктатура Ленина, казалось, грозила провалом, террор позволил им контролировать государство и перековывать его с помощью террора.Они также стремились устранить целые классы государственных «врагов», чтобы рабочие начали войну против буржуазной России. С этой целью было создано массивное полицейское государство, которое действовало вне закона и могло арестовать, казалось бы, любого в любое время, если его сочтут классовым врагом. Подозрительный вид, неподходящее время, неправильное место и осуждение ревнивых соперников — все это может привести к тюремному заключению. Сотни тысяч были заключены в тюрьму, подвергнуты пыткам и казнены. Возможно, погибло 500000 человек. Ленин держался в стороне от повседневных дел, таких как подписание смертных приговоров, но он был движущей силой, которая все подтолкнула.Он также был человеком, который отменил голосование большевиков, запрещающее смертную казнь.

Изоляция гнева русских крестьян

Террор не был творением исключительно Ленина, так как он вырос из наполненных ненавистью атак, которые огромное количество русских крестьян было направлено против людей, считавшихся более обеспеченными в 1917 и 18 годах. Однако Ленин и большевики были счастливы направить его в русло. . Ему была оказана значительная государственная поддержка в 1918 году после того, как Ленин был почти убит, но Ленин удвоил ее не просто из-за страха перед своей жизнью, а потому, что это было в ткани большевистского режима (и их мотивации) с тех пор, как до революции.Вина Ленина очевидна, если ее однажды отрицать. Внутренняя природа репрессий в его крайней версии социализма очевидна.

Французская революция как вдохновение

Если вы читали о Французской революции, идея о том, что крайняя группа вводит правительство, перешедшее через террор, может показаться вам знакомой. Люди, оказавшиеся в России в 1917 году, активно искали вдохновения во Французской революции — большевики считали себя якобинцами — а красный террор имеет прямое отношение к террору Робеспьера и др.

Результаты поиска по запросу «Красный террор»

  • … судьба обвиняемых. В этом смысл и суть красного террора. Евгения Альбац, «Государство в государстве: КГБ и …

    »

    22 КБ (3214 слов) — 22:47, 27 июль 2019

  • … и те, кто участвовал в войне и красный террор, красный террор. В разгар Белого террора, с конца апреля до начала …

    61 КБ (8906 слов) — 23:20, 1 мая 2021 г.

  • … большевистского правительства, получившего название «красный террор». «Красный террор», осуществленный Дзержинским 5 сентября 1918 года, был …

    23 КБ (3176 слов) — 15:13, 8 февраля 2017 г.

  • … были периоды усиленных репрессий, такие как красный террор или депортация кулаков, выступавших против коллективизации. А …

    32 КБ (4771 слово) — 00:08, 14 января 2014 г.

  • … большевистское правительство, были казнены или заключены в трудовые лагеря.Красный террор совпал с эскалацией Гражданской войны в России Гражданская война …

    44 КБ (6747 слов) — 22:59, 9 мая 2020 г.

  • … по истории Венгрии. Хотя казни, отмеренные в Красном терроре (Венгрия), Красный террор, в отличие от других подобных потрясений, был относительно …

    26 KB (3,989 слов) — 09:21, 17 ноября 2019 г.

  • … попытка, правительство предприняло серию репрессалий (названных красным террором) со стороны полурегулярных и полумилитаристских отрядов (например, » Ленинские мальчики…

    108 КБ (16 030 слов) — 23:03, 30 сентября 2020 г.

  • … в огромных масштабах при Сталине. Кроме того, Ленин положил конец красному террору и ограничил полномочия ЧК после гражданской войны. Ленин имел …

    25 КБ (3588 слов) — 23:09, 2 января 2020 г.

  • … Press, 1987, ISBN 0198228627), 114 Дзержинский утверждал, что «Красный террор был не чем иным, как выражением непреклонности воля самых бедных …

    15 КБ (2112 слов) — 12:27, 30 апреля 2021 г.

  • … = 1015 & mod = b & status = article Угон поезда: новое лицо красного террора. Проверено 14 июня 2007 г. Угон самолетов Законы Есть …

    26 КБ (3909 слов) — 20:21, 24 декабря 2017 г.

  • … .northwestern.edu / pubs / anarchy / Anarchy and Anarchists. История красного террора и социальной революции в Америке и Европе. 1889 г. (Коммунизм …

    ).

    47 КБ (7153 слова) — 21:03, 11 декабря 2017 г.

  • …в этот период был назван красным террором Испании (Испания) красным террором. К ним относятся разграбление и сожжение монастырей и …

    17 КБ (2491 слово) — 09:09, 1 июня 2019 г.

  • … будет называться Красный террор. Сказал Феликс Эдмундович Дзержинский Феликс …. Когда против них были обращены все силы Красной Армии, белые …

    24 КБ (3571 слово) — 22:55, 5 апреля 2021 г.

  • … силы «настолько укоренились в российском обществе, что он утверждал, что» красный террор «должен быть организован большевистским государством для того, чтобы к …

    15 КБ (2144 слова) — 16:52, 22 сентября 2014 г.

  • … после прихода к власти Ленина, и она опускает какие-либо ссылки на красный террор. Биография ее — самый подробный отчет о жизни Ленина до …

    18 КБ (2739 слов) — 00:21, 6 ноября 2018 г.

  • … назад в годы Первой красной паники (1917-1920 гг.), И действительно … по ее мнению, препятствовать войне на Терроризм. Энн Коултер. 2003. ‘Измена: …

    62 КБ (9140 слов) — 16:29, 11 сентября 2018 г.

  • … ref> Роберт Конквест, «Большой террор: переоценка». (Нью-Йорк: … военных потерь (не менее 8 668 400 человек Красной Армии) во Второй мировой войне. Нацисты …

    79 КБ (11 931 слово) — 23:04, 10 сентября 2015 г.

  • … Али Хасан Саламе по прозвищу «Красный принц», который был главой … Организации. http: // www.cdi.org/terrorism/ano-pr.cfm В центре внимания: …

    35 КБ (5192 слова) — 16:22, 4 октября 2016 г.

  • … быть трагедией, похожей на «Белый террор». Кэролайн Глюк, http: // news … лепесток цветка, окруженный синей и красной линиями. В его центре стоит круглая …

    102 КБ (14 347 слов) — 22:52, 15 января 2020 г.

  • … Paquete Cruz Roja.JPG thumb right 270px Посылка Красного Креста отправлена ​​британскому военнопленному … Война с терроризмом Война Америки с террором терроризма во время …

    27 КБ (4214 слов) — 23:13, 15 июн 2019

  • … Роль Красного Креста и Красного Полумесяца, добровольной гуманитарной организации… пленные, захваченные во время войны с террором согласно Женевским конвенциям. …

    11 КБ (1600 слов) — 16:25, 26 мая 2017 г.

  • Красный террор — сайт изучения истории

    Образец цитирования: К. Н. Труман «Красный террор»
    historylearningsite.co.uk. Сайт изучения истории, 22 мая 2015 г. 29 августа 2021 г.

    Красный террор проводился в послереволюционной России ЧК во главе с Феликсом Дзержинским вместе с частями Красной Армии.Красный террор начался в результате попытки Фанни Каплин убить Владимира Ленина в августе 1918 года и убийства лидера ЧК в Санкт-Петербурге. Это неудавшееся покушение на Ленина было использовано секретной полицией и армией как повод для задержания и расправы с любым подозреваемым в контрреволюционной деятельности. Ленин со своей больничной койки приказал ЧК «готовиться к террору».

    Не было очевидного государственного органа, который мог бы сдерживать работу ЧК.Дзержинский мог просто объяснить работу организации: например, арест и казнь 800 человек в Санкт-Петербурге в 1918 году объяснялись тем, что казненные были «врагами государства» или «врагами революции». Немногие были достаточно храбры, чтобы спорить с таким обвинением, если бы они сами были обвинены в том же преступлении. Ни один из 800 человек не предстал перед судом. Их арестовали, а затем расстреляли. Сам Дзержинский заявил, что ЧК действует круглосуточно: с задержанными обычно разбираются в течение суток.Красный террор длился с сентября 1918 года по октябрь 1918 года, хотя некоторые считают, что на самом деле он длился до конца Гражданской войны в России. Работа ЧК во время красного террора получила поддержку Ленина, который утверждал от ее имени, что люди, с которыми они имели дело, пытались вернуть к власти тех, кто злоупотреблял и эксплуатировал других в дореволюционной России. Прежде всего Ленин хотел сохранить то, что было выиграно в течение месяцев 1917 года. Таким образом, ЧК фактически получила полную свободу действий в России.Чьей-то профессии или размера / стоимости дома могло быть достаточно, чтобы решить его судьбу.

    Работа, проделанная во время красного террора, также была поддержана ведущим большевиком — Григорием Зиновьевым. Он сказал, что врагов большевистского правительства нужно «уничтожить». Сам Ленин писал Дзержинскому, что надо «заставить дрожать» противников большевистского правительства.

    Учитывая, что в 1918 году в будущем СССР царил хаос и что работа выполнялась тайной полицией, трудно найти точные данные о тех, кто пострадал во время красного террора.Если это было сделано для того, чтобы люди «задрожали», то есть вероятность, что цифры были преувеличены просто для того, чтобы напугать потенциальных противников и заставить их согласиться. Считается, что от 10 000 до 15 000 человек были казнены ЧК в период с сентября по октябрь 1918 года на территориях, формально контролируемых большевиками — такие цифры были опубликованы в официальных журналах и открыто оглашены. Так как публичные испытания не проводились, такие цифры не могут быть проверены. Однако считается, что количество казней без надлежащего судебного разбирательства в районах, ранее находившихся под контролем белых, было намного выше, чем 15 000 человек.Ленин сам отдал приказ о казни 50 000 человек только в Крыму, и некоторые включают эти цифры как часть «красного террора», а не как результат Гражданской войны в России.

    Красный террор привел к казни тысяч людей, признанных «бандитами». Однако у этого термина никогда не было юридического определения, и весьма вероятно, что он стал универсальным словом для объяснения ареста, а затем казни подозреваемых. Те, кто укрывал тысячи дезертиров из Красной Армии, были арестованы и наказаны как «бандиты».Это означало, что многие семьи пострадали в результате того, что хотя бы один из членов семьи нарушил закон.

    Красный террор | Encyclopedia.com

    Красный террор, инициированный в 1918 году, был государственной политикой большевистского правительства, направленной на подавление, запугивание или ликвидацию реальных или потенциальных противников режима. Все началось 5 сентября, когда существованию большевистского режима угрожали внешние и внутренние враги.Индивидуальная вина не имела значения; принадлежность к подозреваемому социальному классу. Другими словами, это был классовый подход не к правосудию, а к сведению счетов с потенциальными врагами. Его первыми жертвами стали бывшие царские офицеры, полицейские, аристократия, лидеры оппозиционных партий и владельцы собственности, пользовавшиеся привилегиями при старом режиме. В 1918 году было казнено около пятнадцати тысяч человек. В 1919 году преследованиями подверглись и другие социальные группы: бывшие помещики, предприниматели и казаки, подвергшиеся нападкам за их предполагаемые антибольшевистские настроения.В 1920 году эта политика была распространена на крестьян в мятежных провинциях, а также на тысячи пленных белых русских офицеров и членов их семей. Белые русские были контрреволюционерами; белый цвет был символом старого порядка, а красный цвет — символом революции и коммунизма.

    Красный террор проводился новым учреждением, получившим название ЧК (сокращение от русского слова «чрезвычайная комиссия»). ЧК была государственным учреждением, подчинявшимся только ЦК Коммунистической партии.Это была политическая полиция, которая не обеспечивала соблюдение закона, а вместо этого произвольно осуществляла систематический террор. Местные чекисты, особенно на Украине, были известны своей жестокостью и массовыми казнями, осуществленными летом 1919 года. Это был партийный инструмент для совершения узаконенного беззакония. Мотивом для разоблачения часто служили урегулирование счетов и личная выгода. В лексикон вошли новые понятия, в том числе «враги народа», «скрытые враги» и «подозрительное социальное происхождение».»Долгосрочным последствием красного террора было игнорирование личной вины или невиновности, институционализация классового подхода к правосудию, обозначение» подозрительных социальных групп «, страх и запугивание всего населения и, как следствие, еще большее волна государственного террора при Иосифе Виссарионовиче Сталине.

    См. также: большевизм; Дзержинский, Феликс Эдмундович; госбезопасность, органы; терроризм

    библиография

    Бровкин, Владимир.(1994). В тылу гражданской войны: политические партии и общественные движения в России. Princeton, NJ: Princeton University Press.

    Куртуа, Стефан и др. (1999). Черная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии, тр. Джонатан Мерфи и Марк Крамер, редактор-консультант, Марк Крамер. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Фигес, Орландо. (1989). Крестьянская Россия, Гражданская война: Поволжье в Революции. Лондон: Издательство Оксфордского университета.

    Леггетт, Джордж. (1981). ЧК: Ленинская политическая полиция. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

    Максимофф, Г.П. (1979). Гильотина за работой: ленинская контрреволюция. Оркнейские острова, Великобритания: Cienfigos Press.

    Мельгунов Сергей. (1974). Красный террор в России. Западный порт, Коннектикут: Гиперион.

    Пайпс, Ричард. (1995). Россия при большевистском режиме. Нью-Йорк: старинные книги.

    Суэйн, Джеффри.(1996). Истоки гражданской войны в России. Лондон: Лонгман.

    Владимир Бровкин

    «Красный террор» и политическая оппозиция

    «Красный террор» был официально санкционированной политикой советского правительства во время Гражданской войны в России, проводимой государственной службой безопасности ЧК в 1918-1921 годах.Документы, на которые есть ссылка здесь, относятся как к «красному террору» гражданской войны, так и к более позднему обращению с политическими оппонентами, особенно с теми, кто был на левых политических взглядах или анархистами.

    Великобритания и «красный террор»

    • Большевистская революция: ее подъем и значение, 1919 . Брошюра Максима и Айви Литвиновых. В нем есть раздел, в котором излагается большевистский взгляд на «красный террор» .
    • Сборник сообщений о большевизме в России за 1919 год .Сводные отчеты, подготовленные для британского правительства. Они включают информацию об аресте и заключении британцев во время Гражданской войны в России, а также об убийстве капитана Фрэнсиса Кроми в посольстве Великобритании.
    • Промежуточный отчет Комитета по сбору информации по России, 1920 год . Отчет Комитета по сбору информации о России (назначенный британским правительством) был обширным документом о ситуации в России, основанным на британских, российских и других источниках.Промежуточный отчет касался «условий, в которых британские подданные недавно были заключены в тюрьму или содержались под стражей в России».
    • Бомбы или мозги? Динамит или организация?, 1921 . Брошюра, написанная Джоном С. Кларком, делегатом Второго Конгресса Коммунистического Интернационала. Он дистанцирует Коммунистическую партию Великобритании от «ненормальных» террористов и критикует идею революционного насилия в Великобритании как «совершенно невыполнимую и, следовательно, реакционную».
    • Переписка с Советским правительством России относительно заключения в тюрьму г-жиСтэн Хардинг в России, 1922 год . Издание британского правительства, воспроизводящее дипломатическую переписку о заключении г-жи Хардинг в 1921 году по обвинению в шпионаже. Включает описания ее допросов и заключения.
    • Переписка между Правительством Его Величества и Советским правительством относительно убийства г-на К. Ф. Дэвисона, 1923 г. . Издание британского правительства, воспроизводящее дипломатическую переписку о казни г-на Дэвисона в 1920 году после его ареста в Петрограде по делу о мошенничестве.
    • Международное антибольшевистское обозрение, март 1926 г. . Как следует из названия, «Международное антибольшевистское обозрение» решительно выступало против советского режима. В этот специальный выпуск обзора включен раздел «Красный террор» .
    • Красный террор: ответ Рыкова на призыв британских рабочих, 1927 год . Отчет об ответе советского премьера на протесты британских социалистов по поводу «новой вспышки красного террора в России», опубликованный в The Times.
    • Красный и белый террор Н. Крыленко, 1928 г. . Брошюра, изданная Коммунистической партией Великобритании. Он поддерживает политику «красного террора» («Да, мы признаем факт« террора »»), защищает расстрелы политических заключенных в Советском Союзе как «всего лишь акт самообороны» от «белогвардейцев». , шпионы и предатели », и нападает на западные социал-демократические группы (такие как Британская лейбористская партия и Конгресс профсоюзов) в знак протеста.

    Социалистическая оппозиция:

    • Большевистское и меньшевистское правительства в России, январь 1918 года .Заявление Якоба Гавронского, бывшего председателя Петроградского комитета партии социалистов-революционеров, Конгрессу британских тред-союзов. Он противопоставляет меньшевистскую революцию и большевистский «государственный переворот» и выдвигает свою точку зрения на «секрет успеха большевиков в России».
    • Россия при большевиках по Дионео (И.В.Шкловский), январь 1919 г. . Шкловский был этнографом и журналистом, арестованным и сосланным в Сибирь в 1887 году, будучи студентом, за связи с группой «Воля народа».Он критикует администрацию большевиков как за бесхозяйственность, так и за насилие.
    • Письмо русского товарища социалистам и синдикалистам союзных стран, июль 1919 года . Открытое письмо российского социал-демократа Грегора Алексинского. Он нападает на новое правительство как на «антисоциальный и варварский режим, ненавидимый народом, осужденный Историей и уже находящийся на пути к неминуемой гибели». Обращение было также опубликовано в журнале «The Railway Review» Национального союза железнодорожников, что привело к спору на страницах письма с Робертом Холдером, британским сторонником русской революции.
    • Московские процессы: предупреждение рабочим, 1922 год . Листовка Коммунистической партии Великобритании о суде над «ошибочно названными социалистами-революционерами». Он осуждает критику процесса демократическими социалистическими партиями в Европе, утверждая, что эсеры были аристократическими пророссийскими террористами, которые «стремятся достичь своих особых целей с помощью кинжала, бомбы и револьвера».
    • Социалистическим партиям всех стран, 1922 год . Заявление членов делегации партии эсеров за рубежом (в том числе Виктора Чернова), сделанное в ответ на Московский процесс над эсерами.Он включает ссылки на «состояние войны» ССР против большевиков и белых русских во время Гражданской войны в России.
    • Меморандум иностранной делегации Российской партии социалистов-революционеров на конференции трех международных федераций социалистических и коммунистических партий, состоявшейся в Берлине 2 апреля 1922 года. Меморандум подвергает критике «государственный террор» большевиков и протесты против Московские процессы.
    • Переписка и заявление об обращении с меньшевиками в России, 1927 г. .Заявление (на английском и русском языках) направил на съезд тред-союзов ведущий меньшевик Федор Ильич Дан. В нем говорится о продолжающихся арестах меньшевиков и профсоюзных деятелей, а также о протестах безработных в Советском Союзе.

    Анархическая оппозиция:

    • Альбом с похорон Петра Кропоткина в Москве 13 февраля 1921 года . Публикация включает фотографии толпы после выступлений анархистов, освобожденных из тюрьмы по этому случаю, после выступлений у гроба и у могилы.Февральский выпуск британской анархистской газеты Freedom за 1921 год, в том числе посвященный Кропоткину и комментарии о русской революции, также был оцифрован .
    • Большевики преследуют анархистов, июнь 1921 года . Копия апелляции против «массовых арестов и физического насилия в отношении наших товарищей», направленная видными анархистами в России Ленину, опубликованная в Freedom. Ответ на обвинения в том, что обращение является антибольшевистской подделкой, газета опубликовала в августовском номере за 1921 год.
    • Кронштадтское восстание 1922 года . Брошюра Александра Беркмана о восстании на Кронштадтской военно-морской базе, которое произошло в ответ на сообщения о насильственном подавлении забастовок в Петрограде со стороны большевистских властей. Советские власти осудили протест как контрреволюционный и жестоко подавили.
    • Подавление русской революции, 1922 год . В этой брошюре Эмма Гольдман критикует централизованное государство и «военный коммунизм» большевиков, «который разрушил Советы и подавил революцию», а также преследование политических оппонентов через ЧК.Гольдман жил в России с 1920 по 1921 год, уехав после подавления Кронштадтского восстания.
    • «Коммунистическая ошибка: выдержки из дневника разочаровавшегося революционера», 1925 год . Выдержки из дневника анархиста Александра Беркмана 1920 года, опубликованного Правой либертарианской организацией Freedom Association. Он включает комментарии о неравенстве в Советском Союзе, опыте Беркмана в качестве переводчика делегации Конгресса тред-юнионов 1920 года, обращении с забастовщиками и казни коллеги.
    • Протест «против продолжающегося отрицания политической свободы нынешним российским правительством», 1925 г. . Письмо и резолюция, отправленные Конгрессу профсоюзов Группой за свободу рабочих Южного Уэльса после встречи в Гланаммане, на которой выступила Эмма Гольдман. Он призывает к «элементарным гражданским правам на свободу ассоциаций, свободу печати и свободу слова» в Советском Союзе теперь, когда «все контрреволюционные фронты ликвидированы».
    • Бюллетень Фонда помощи анархистам и анархо-синдикалистам, лишенным свободы или сосланным в России, нет.3 июня 1927 г. . Бюллетень под редакцией Александра Беркмана посвящен 10-летию Русской революции, содержит информацию о ссыльных политзаключенных и счетах фонда помощи.

    Оппозиция профсоюзов:

    • Делегаты профсоюзов из России, апрель 1920 г. . Выдержка из журнала International Trade Union Review, сообщающая о встрече членов Британского конгресса профсоюзов с российскими профсоюзными активистами в изгнании в Лондоне.Российские делегаты комментируют «влияние большевистского правления на промышленную и политическую жизнь России», очищение профсоюзов от некоммунистов и арест критиков профсоюзов.
    • Отчет об условиях труда в металлургической промышленности Советской России, декабрь 1920 г. . В докладе описывается преследование профсоюзных активистов при царе и «ужасная братоубийственная борьба» после Октябрьской революции, где утверждается, что «чтобы расчистить свой путь, коммунисты объявили свободу слова, профсоюзов, забастовок и собраний» суеверие буржуазии », и осудил всех, кто требовал политических прав, как« контрреволюционеров »».Редакционные статьи к отчету включены в Журнал Конфедерации торговцев чугуном и сталью, апрель-май 1921 г., и Отчет профсоюза рабочих, май 1921 г., .
    • «Советская нетерпимость к профсоюзам: избежал обвинения вождя лейбористов», 1924 г. . Вырезка из Morning Post, в которой излагаются возражения А. Кефали, бывшего лидера профсоюза полиграфистов, против расследований Конгресса профсоюзов в Советском Союзе. Это также относится к удалению Троцкого из Москвы.
    • Заявление высланных лидеров профсоюзов Грузии, 1925 г. .Заявление было направлено членам делегации Конгресса профсоюзов, посетившим Грузию вскоре после подавления восстания в августе 1924 года. Он подвергает критике «восхваление оккупационного режима в нашей стране» в отчете делегации и сообщает о насильственном подавлении восстания. Также включены фотографии статей в советских газетах (с переводами) и списки некоторых из приговоренных к расстрелу.

    В тюрьмах:

    • Крик из русской тюрьмы, 1921 год .Письмо И.В. Тарасюк, заключенный Рязанского концлагеря принудительного труда, опубликовал в анархистской газете «Свобода», август 1921 г.
    • Переписка о голодовке социалистических узников на Соловецком острове, 1924 год . Копии писем, полученных Британским конгрессом тред-юнионов и лейбористской партией. Они дают противоположные взгляды на голодовку и обращение с социалистическими заключенными на Соловецком.
    • Концентрационный лагерь Сусдаль и Соловецки : что люди, интернированные в Сусдале и Соловецках, говорят об условиях там, 1924 год.Ответ на «клеветническую кампанию, проводимую представителями Второго Интернационала», положительный взгляд на обращение с политическими заключенными.
    • Манифест Исполнительного комитета Красной помощи, 1924 год . Манифест осуждает «желтых социалистических предателей» Второго Интернационала за критику обращения с политическими заключенными в Советском Союзе и противопоставляет обращение советским заключенным с таковыми в Германии, Индии, Польше и других странах.
    • Письма из русских тюрем, 1925 г. . Книга выпущена Международным комитетом политических заключенных, американской организацией, имеющей связи с Американским союзом гражданских свобод. Он состоит из «перепечаток документов политзаключенных в советских тюрьмах, лагерях и изгнании, а также перепечаток письменных показаний под присягой, касающихся политических преследований в Советской России, официальных заявлений советских властей, выдержек из советских законов, касающихся гражданских свобод, и других документов».Содержание сосредоточено, в частности, на «социал-демократах (меньшевиках), правых и левых социалистах-революционерах и анархистах».
    • «Террор большевиков против социалистов: документы и факты, собранные авторитетом Социалистического рабочего Интернационала», 1925 г. . Брошюра выпущена американским Комитетом по делам политзаключенных в России.
    • Заявление политзаключенных в Харьковской тюрьме, 1926 год . В заявлении заключенных-социалистов и анархистов говорится о том, что насилие над политическими заключенными скрывается от иностранных делегаций в Советском Союзе.Первоначально он был отправлен в Исполком Советов на Украине.
    • Заявление о грузинских политзаключенных, 1926 г. . Об этом заявил Ираклий Церетели, один из лидеров Социал-демократической рабочей партии Грузии. Речь идет о депортации грузин на тюремный остров Соловки, условиях в тюрьмах и продолжающемся терроре в Грузии.
    • Положение грузинских политзаключенных в Грузии и России, 1927 год .Заявление подано Центральным комитетом Социал-демократической рабочей партии Грузии. Он описывает обращение с отдельными заключенными и включает копию письма заключенных на Соловках.

    тысяч человек погибли во время красного террора в Эфиопии, но виновные по-прежнему уклоняются от правосудия

    Захра Молу

    «Если прошлому нечего сказать настоящему, история может спокойно спать в туалете, где хранится система. старые маскировки.» — Эдуардо Галеано, уругвайский журналист и писатель.

    В 2010 году правительство Эфиопии открыло Мемориальный музей мучеников «Красный террор» на площади Мескель в столице страны Аддис-Абебе — том самом месте, где чуть более 30 лет назад драматически драматически выступил жестокий военачальник Менгисту Хайле Мариам. открыл свое правление.

    Известный как «Аддисский мясник», Менгисту был лидером дерга, военной хунты, правившей Эфиопией с 1974 по 1991 год и проводившей жестокую репрессивную кампанию под названием «Красный террор».”

    Менгисту обращается к толпе эфиопов во время своего правления. © Ethiopian Press Agency

    Музей в Аддис-Сити — дань памяти тысячам эфиопов, убитых и замученных под Дергом. В нем бережно хранятся фотографии, личные вещи, черепа, другие кости и гробы. Эти сокровенные истории жертв служат напоминанием об этом разрушительном периоде истории Эфиопии.

    Салли Давит, молодая эфиопская женщина, которая стала мятежником, сражавшимся против правительства Дерга, является героем документального фильма В поисках Салли .После того, как она ушла в подполье, семья никогда ее больше не видела.

    Многие эфиопы потеряли друзей и членов семьи во время режима Дерга. Свекровь Салли, Абрехет Асефа, была матерью-одиночкой, которая в то время жила в бедном районе Аддис-Абебы и в конечном итоге потеряла всех своих детей; двое были казнены, а ее оставшийся сын Целоте Хизкиас — муж Салли — умер при загадочных обстоятельствах. Для Асефы остается желание положить конец прошлому и искать справедливости в течение многих лет боли, потерь и ужаса.

    «Их жестоко убили, и это еще более печально. Предполагается, что над человеком будут вести расследование в нарушение закона », — говорит она.

    Абрехет, из документального фильма, В поисках Салли .

    Правосудие в Эфиопии движется медленно

    После падения Дерга в 1991 году Революционно-демократический фронт эфиопского народа захватил власть и начал амбициозный проект по привлечению к ответственности членов режима Менгисту.Они создали специальную прокуратуру при поддержке западных стран для расследования и судебного преследования бывших должностных лиц Дерга.

    В Африке это был первый крупномасштабный судебный процесс по правам человека, и некоторые наблюдатели в правозащитном сообществе сравнили его с «африканским Нюрнбергом». Количество доказательств преступлений Дерга было огромным, поскольку группа вела обширный учет их деятельности.

    Судебные процессы тянулись годами. Критики заявили, что этот процесс использовался просто для того, чтобы «выслужиться» перед западными правительствами, и что он не расследовал правонарушения со стороны лиц, связанных с нынешним правительством.

    В 1997 году более 5000 лиц, причастных к «красному террору» в Эфиопии, были обвинены в уголовных преступлениях. Из них более 2000 человек уже задержаны, а почти 3000 обвинения предъявлены заочно. Большинству подсудимых были предъявлены обвинения в геноциде и военных преступлениях.

    Дерг в изгнании

    Бежавшим в изгнание чиновникам Дерга удалось избежать правосудия в течение нескольких лет. Некоторые были подвергнуты уголовному преследованию и экстрадиции в различных частях мира.

    Кельбесса Негево — бывший чиновник, который якобы руководил массовыми убийствами и пытками политических противников режима. Также считается, что он помогал вербовать специальные подразделения людей, которые казнили и пытали мирных жителей, большинство из которых были студентами.

    В 1987 году Негево бежал в Соединенные Штаты, где ему в конце концов предоставили убежище (под ложным предлогом) и гражданство. Он мог бы продолжить свою жизнь безмятежно, если бы не случайная встреча в 1990 году с женщиной, которую он когда-то пытал.Власти США отозвали его документы и обвинили его во лжи с целью въезда в страну.

    В Эфиопии Негево судили заочно и приговорили к пожизненному заключению. В 2006 году, 16 лет спустя, он был наконец экстрадирован из США в Эфиопию для отбывания наказания.

    Недавний случай дал новую надежду жертвам Дерга. В 2017 году Эшету Алему, высокопоставленный представитель Derg и бывший помощник Менгисту, был приговорен к пожизненному заключению в Нидерландах за военные преступления.Для Гирмачева Алему Анеме, профессора права из Аддис-Абебы, этот случай был очень важен для прошлых и нынешних эфиопских политиков, «чтобы понять, что они не могут совершать преступления, убегать и прятаться в Европе и Соединенных Штатах, чтобы избежать правосудия».

    В Эфиопии, пожалуй, самой диковинной историей об уклонении от правосудия официальных лиц Дерга является история четырех мужчин, которые искали убежища в посольстве Италии в Аддис-Абебе. Двое из них, что невероятно, все еще живут там под защитой итальянского правительства — 28 лет спустя.

    БОЛЬШЕ:
    Незабываемый голод в Эфиопии: вот почему он действительно случается
    1960-е годы Канада предоставила недавно иммигрировавшим эфиопским сестрам свободу высказываться о глобальных проблемах

    «Аддисский мясник» ускользает от правосудия

    Самая важная фигура в этом Долгая трагедия — это сам вдохновитель: Менгисту. Хотя он был заочно признан виновным в геноциде и приговорен к пожизненному заключению, он продолжает жить комфортной жизнью в Зимбабве.После падения режима Менгисту был принят бывшим президентом Зимбабве Робертом Мугабе по «гуманитарным соображениям» и размещен в престижном жилом районе под строгой охраной.

    В 2017 году, после исторической смены правительства в Зимбабве, эфиопы потребовали экстрадиции Менгисту, чтобы он наконец предстал перед судом в своей стране. Но эти призывы остались без внимания.

    Год спустя Менгисту выглядел бодрым и здоровым на фотографии, сделанной вместе с бывшим премьер-министром Эфиопии Хайлемариамом Десалегном.Фотография, размещенная Desalegn в социальных сетях, вызвала возмущение: один комментатор назвал фотографию «отвратительной» и «черствой», а другой назвал ее «оскорблением миллионов эфиопов».

    В 2018 году новый премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед пригласил изгнанных политиков, журналистов и правозащитников вернуться домой в Эфиопию в рамках серии реформ и усилий, направленных на примирение в стране. Среди тех, кто вернулся, был Касса Кебеде, бывший высокопоставленный чиновник Дерга.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.