Конец ссср: Горбачев назвал виновных в распаде СССР

Содержание

Горбачев назвал виновных в распаде СССР

https://ria.ru/20191109/1560756217.html

Горбачев назвал виновных в распаде СССР

Горбачев назвал виновных в распаде СССР — РИА Новости, 09.11.2019

Горбачев назвал виновных в распаде СССР

Бывший президент Советского Союза Михаил Горбачев рассказал, кто спровоцировал распад СССР. Его слова приводит немецкий журнал Der Spiegel. РИА Новости, 09.11.2019

2019-11-09T16:16

2019-11-09T16:16

2019-11-09T18:02

политика

ссср

михаил горбачев

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/150747/70/1507477009_0:0:3048:1716_1920x0_80_0_0_403736cc8767e1ca2821938e64791661.jpg

МОСКВА, 9 ноя — РИА Новости. Бывший президент Советского Союза Михаил Горбачев рассказал, кто спровоцировал распад СССР. Его слова приводит немецкий журнал Der Spiegel.»За конец перестройки и развал Советского Союза ответственны те, кто организовал путч в августе 1991 года, а после путча использовал ослабленную позицию президента СССР», — заявил Горбачев. Он добавил, что осознавал возможные риски перестройки, однако все руководство страны понимало, что изменения необходимы. «Было невозможно жить так, как прежде. И существенной частью перестройки было новое внешнеполитическое мышление, которое охватывает как универсальные ценности и ядерное разоружение, так и свободу выбора», — пояснил последний советский лидер. Он подчеркнул, что не жалеет о перестройке, но признает, что на пути реформ были ошибки и промахи, а также выразил мнение, что Россия никогда не вернется к тоталитарной системе. Фактически Советский Союз распался 25 декабря 1991 года, когда Горбачев в обращении к советскому народу заявил о завершении деятельности на посту президента. Этому предшествовало соглашение, подписанное 8 декабря руководителями России, Белоруссии и Украины, в котором говорилось о прекращении существования СССР и провозглашалось создание Содружества Независимых Государств. Этот акт вошел в историю как Беловежское соглашение.Еще в 1990 году все союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете. Чтобы остановить распад страны, 17 марта 1991 года прошел референдум о сохранении СССР. За тогда высказались 76,4 процента принявших участие в голосовании. На основании итогов референдума весной — летом 1991 года появился проект договора «О Союзе суверенных республик», подписание которого назначили на 20 августа. Но оно так и не состоялось из-за попытки государственного переворота 19-21 августа.

https://ria.ru/20160819/1474725245.html

https://ria.ru/20160819/1474753379.html

https://ria.ru/20191109/1560359771.html

ссср

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/150747/70/1507477009_0:0:2732:2048_1920x0_80_0_0_f975c8c326a84cdd5da621c8b798dfbf.jpg

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

internet-group@rian.ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

политика, ссср, михаил горбачев

МОСКВА, 9 ноя — РИА Новости. Бывший президент Советского Союза Михаил Горбачев рассказал, кто спровоцировал распад СССР. Его слова приводит немецкий журнал Der Spiegel.

«За конец перестройки и развал Советского Союза ответственны те, кто организовал путч в августе 1991 года, а после путча использовал ослабленную позицию президента СССР», — заявил Горбачев.

19 августа 2016, 11:15

Записки дважды защитника Белого домаВ августе 1991 года мы победили, но в итоге проиграли. В октябре 1993 года мы проиграли, но в итоге победили. Хотя понятно это до конца стало только сегодня. Дмитрий Косырев вспоминает о том, как это было.

Он добавил, что осознавал возможные риски перестройки, однако все руководство страны понимало, что изменения необходимы.

«Было невозможно жить так, как прежде. И существенной частью перестройки было новое внешнеполитическое мышление, которое охватывает как универсальные ценности и ядерное разоружение, так и свободу выбора», — пояснил последний советский лидер.

Он подчеркнул, что не жалеет о перестройке, но признает, что на пути реформ были ошибки и промахи, а также выразил мнение, что Россия никогда не вернется к тоталитарной системе.

19 августа 2016, 10:18

Политики вспоминают путч: все было опереточно, последствия катастрофичныАвгустовский путч 1991 года помешал подписанию нового союзного договора, который помог бы сохранить СССР в обновленном виде, тем не менее, августовские события сделали распад Советского Союза неизбежным, считают политики и эксперты.

Фактически Советский Союз распался 25 декабря 1991 года, когда Горбачев в обращении к советскому народу заявил о завершении деятельности на посту президента. Этому предшествовало соглашение, подписанное 8 декабря руководителями России, Белоруссии и Украины, в котором говорилось о прекращении существования СССР и провозглашалось создание Содружества Независимых Государств. Этот акт вошел в историю как Беловежское соглашение.

Еще в 1990 году все союзные республики приняли декларации о государственном суверенитете. Чтобы остановить распад страны, 17 марта 1991 года прошел референдум о сохранении СССР. За тогда высказались 76,4 процента принявших участие в голосовании. На основании итогов референдума весной — летом 1991 года появился проект договора «О Союзе суверенных республик», подписание которого назначили на 20 августа. Но оно так и не состоялось из-за попытки государственного переворота 19-21 августа.

9 ноября 2019, 08:00Специальный репортажБерлинская стена простояла бы сто лет, но рухнула из-за одного слова

Горбачев счел распад СССР нарушением воли народа :: Политика :: РБК

Референдум же был необходимым и справедливым, а его итоги «поразительны», заявил Горбачев. 30 лет назад, 17 марта 1991 года, прошел всесоюзный референдум о сохранении Советского Союза

Михаил Горбачев (Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС)

Референдум о сохранении СССР, прошедший 30 лет назад, был «необходимым и справедливым», а распад Советского Союза стал нарушением «воли всего народа». Об этом заявил «Интерфаксу» бывший президент СССР Михаил Горбачев.

«Итоги референдума были не просто интересны, но поразительны: подавляющее большинство советских людей высказались за сохранение Советского Союза», — сказал Горбачев.

Он напомнил, что именно на основе этого референдума состоялся так называемый Ново-Огаревский процесс по формированию нового союзного договора. «Проект был полностью подготовлен, и 20 августа 1991 года он должен был быть подписан, но подписание этого договора сорвал путч ГКЧП», — отметил Горбачев.

«Так была нарушена воля народа. Разрушение Советского Союза — это было не что иное, как нарушение воли всего народа», — заявил он.

В МИДе исключили планы у Москвы воссоздать СССР

Конец СССР: «серые» пришли в сумерках и победили «красных»

Не социализма, как такового – нет! А именно той деформированной от рождения, породившей величайшие достижения и глубочайшие противоречия особенной модели движения к новому обществу – лучшему, чем то, что основано на власти рынка, капитала и прислуживающей им бюрократии.

У нас тогда, в Советском Союзе, многое не получилось. Значит надо искать снова и снова.

Но главное, что надо помнить: распад СССР – не гибель «империи». Наша страна никогда не была ею. Она была многонациональной. В ней была сильна власть бюрократии. В ней было много что не так, но ни русские в Киргизии (Таджикистане, Молдавии, Украине), ни киргизы (таджики, украинцы, молдаване) в России не были людьми второго сорта. Иными словами, причина носит не геополитический, а социально-экономический характер, что, естественно, нашло отражение и в политике, и в идеологии – везде.

Эти причины лежат в пространстве внутренних объективных отношений. Внешний фактор и субъективные качества лидеров номенклатуры 1980-х эти внутренние причины интенсифицировали, но не более того.

Забегая вперед, уточню: для краха социализма в ХХ веке постоянно были объективные причины, но постоянно был и минимальный шанс его победы. Реализация этого шанса базировалась на мощи объективно порожденного противоречиями мирового империализма и энергией революций и реформ ХХ века (прежде всего – Великой Октябрьской Социалистической Революции) социального творчества масс, коммунистов – не тех, у кого посты «наверху», а тех, кто первыми на танки и на самые трудные стройки.

Я их помню, многих, обычных людей – настоящих коммунистов. Моего отца и маму, десятки их друзей… Да, такими были не все граждане СССР. Даже не большинство. Но пока таких были миллионы, а еще десятки миллионов шли за ними, – мы созидали новое общество, в СССР при всех противоречиях побеждала «красная» (коммунистическая) линия. Когда их стало мало, особенно в ЦК КПСС и вообще «наверху», где остались разве что единицы на тысячи жаждущих власти и собственности бюрократов; когда «внизу» абсолютное большинство стало мечтать об обществе потребления в «экономике дефицита», – тогда СССР оказался обречен на уход. «Серые» пришли в сумерках и победили «красных». Старая модель созидания социализма не выдержала внутренних противоречий и давления извне. Исчерпала себя. Но это – подчеркну, был уход в будущее. Почему?

Не будем спешить. Сначала проясню позицию. Сложившаяся в СССР модель движения к социализму даже в 1980-е сохраняла потенциал качественной трансформации в иную модель созидания даже больше, чем социализма – «царства свободы», коммунизма. Более того, к 1980-м годам материально-технические предпосылки для такой трансформации стали больше, чем были в начале ХХ века. Но для этой трансформации были необходимы массовые социально-творческие силы, а вот их-то к тому моменту уже не осталось.

Это случилось потому, что самая «страшная тайна» СССР – глубинное, связанное со спецификой его рождения противоречие. Одна его сторона – объективная необходимость выхода из кризиса мирового капитализма начала ХХ века (его апогей – Первая мировая война). Выхода в будущее. Другая, противоположная сторона – отсутствие достаточных технологических, социально-экономических и культурных предпосылок для победы социализма. Не только в Российской империи, во всем мире существовали лишь минимальные предпосылки для продвижения по пути созидания царства свободы (коммунизма), начало которого в советском марксизме было принято называть социализмом.

В Российской же империи даже эти предпосылки вообще присутствовали лишь частично. Но в Российской империи были предельно обострены противоречия, требовавшие качественных изменений и как нигде силен такой объективный фактор исторического развития как социальное творчество масс. Последний был столь силен еще и в силу наличия политических условий. Главные из них – закаленное опытом почти столетней борьбы революционная традиция, ставшая основой сильной и готовой на самоотверженную борьбу партии большевиков и их союзников. Важным фактором стала также мощная левая культурная традиция и развитая теоретическая база (развитие Лениным и его соратниками теории марксизма, включая стратегию и тактику политической борьбы).

Тем самым для начала движения к социализму в Российской империи были абсолютно минимальные технологические и социально-экономические предпосылки (развитая индустрия, капиталистические монополии, промышленный рабочий класс, но только в нескольких крупнейших городах) и мощные социально-творческие и культурные предпосылки. Политическая победа левых открывала уже тогда, в 1917-м, мизерный, но реальный шанс на «достраивание» предпосылок в условиях политической власти коммунистических социально-творческих сил.

Гражданская война, нападение империалистических держав на Советскую Россию и последствия этих двух войн (голод, эпидемии, разруха) плюс последующий (с конца 1920-х гг.) отход от линии, которую я здесь коротко обозначу как «ленинскую», привели к формированию и закреплению бюрократической мутации социализма. Последняя стала основой выдавливания «красной» (социально-творческой, коммунистической) линии в СССР и победы к концу 1970-х «серой» (патриархальной и одновременно мелкобуржуазной, патерналистски-конформистской) линии.

Борьба этих двух начал (отношений социального творения массами «царства свободы», отношений строительства коммунизма, с одной стороны, и отношений бюрократического государственного контроля, опиравшегося на патриархально-патерналистские и мелкобуржуазные массы, с другой) закончилась победой второго.

Суммируя: причина дезинтеграции СССР – поражение социализма в Советском Союзе, ибо он мог развиваться как единая страна, союз народов, только на социалистическом базисе. Разрушение социалистических отношений – причина распада СССР. Ну а причина разрушения этих отношений – «истончение» и временное (во всемирно-историческом смысле) поражение «красной» (коммунистически — созидательной) линии. Причина этого поражения – минимальность объективных предпосылок для победы социалистического созидания и постепенное исчерпание в силу неблагоприятных внешних и внутренних условий социально-творческого потенциала масс. Превращение советского человека, сумевшего победить фашизм, но не сумевшего победить в себе мещанина, в обывателя – вот причина распада СССР.

Это поражение не было предопределено: нас на протяжении всей истории СССР был шанс. Но это был, образно выражаясь, один шанс из ста – шанс, который дала нам Великая Октябрьская Социалистическая Революция, победа над фашизмом и многое, многое из того, что творцы этих свершений создали для нас и человечества. Этот шанс сохранялся, намеренно повторю, все десятилетия существования СССР, но истончался в процессе все больших деформаций, ставших следствием политического курса, все более отклонявшегося от «красной» линии и все более подчинявшегося «серой» и интенсифицирующей ее (начиная с бюрократического волюнтаризма и диктатуры сталинского периода и заканчивая мелкобуржуазным перерождением горбачевского).

Итак, для ухода СССР постоянно присутствовали мощные объективные основания, оставлявшие минимальные возможности для сохранения и развития нашей страны. Жизнь и прогресс СССР – результат без преувеличений героического социально-творческого труда советских людей и, прежде всего, их авангарда – партийных и беспартийных коммунистов. Его уход – результат их временного поражения.

Подчеркну — временного. Убежден: опыт коммунистического созидания в СССР бесценен и будет по-новому реализован в будущем.

Собрание документов в 7 т. Т. 1. Массовые репрессии в СССР

Библиографическое описание

История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7 т. Т. 1. Массовые репрессии в СССР / М-во культуры и массовых коммуникаций РФ, Федер. архив. агентство, Гос. архив РФ, Гуверовский ин-т войны, революции и мира, отв. ред. Н. Верт, С.В. Мироненко, отв. сост. И.А. Зюзина. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. — 728 с.; ISBN 5-8243-0604-4, ISBN 5-8243-0605-2.

Тип материала документальный сборник (960)
Название издания История сталинского Гулага. Конец 1920-х — первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7 т. Т. 1. Массовые репрессии в СССР (1)
Описание

Первый том документального издания «История сталинского Гулага» содержит материалы о массовых репрессиях 1930-х — 1950-х гг. В научный оборот вводятся документы ОГПУ, НКВД, МВД СССР, руководящих партийно-государственных органов о планировании, проведении и результатах всех основных репрессивных акций сталинского периода — от депортаций и арестов в ходе насильственной коллективизации и «раскулачивания», массовых операций 1937—1938 гг. до политических чисток и применения чрезвычайного законодательства в конце 1940—1950-х годов. Опубликованные материалы позволяют проследить динамику сталинского террора, выявляют основные механизмы его осуществления. Специальный раздел посвящен десталинизации государственной карательной политики в 1953—1955 гг. В томе представлены материалы статистики репрессий, которая велась как органами ОГПУ—НКВД—МВД, так и Министерством юстиции СССР.

Сведения об ответственности

М-во культуры и массовых коммуникаций РФ, Федер. архив. агентство, Гос. архив РФ, Гуверовский ин-т войны, революции и мира, отв. ред. Н. Верт, С.В. Мироненко, отв. сост. И.А. Зюзина

Место издания Москва (693)
Издательство РОССПЭН (199)
Год издания 2004 (37)
Физическая характеристика 728 с.
ISBN 5-8243-0604-4
5-8243-0605-2
Исторический период 1922-1941. Межвоенный период (230)
1941-1945. Невоенные события в СССР (21)
1945-1953. Послевоенные годы (62)
Тематические коллекции ГУЛАГ (10)
Репрессии (19)
Тематика История сталинизма — Массовые репрессии (976)
Советские спецслужбы — ВЧК-ОГПУ-НКВД — ГУЛАГ (1399)
Новые поступления 2019-06 (17)

30 лет штурму телебашни в Вильнюсе: ночь, когда СССР приговорил себя к смерти | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW

«Я подхватила с пола в вестибюле чьи-то брошенные куртку и шарф. Закутала горло и удивилась, что шарф мокрый. Я сняла его. Ткань была пропитана кровью». Голос Нийоле Баужите до сих пор дрожит, когда в разговоре со мной она буквально по минутам вспоминает ночь с 12 на 13 января 1991 года в Вильнюсе.

«Мне нужно было любой ценой добраться до здания нашего парламента и сообщить его председателю Витаутасу Ландсбергису о том, что происходит в захваченном советскими десантниками телерадиоцентре», — вспоминает она. Между тем вся Литва уже видела последние кадры, переданные из студии. Там диктор Эгле Бучелите вела программу, состоявшую в основном из сообщений от жителей столицы Литвы — куда едут танки и бронетранспортеры, откуда слышна стрельба и где требуется медицинская помощь или добровольцы. Внезапно в студию ворвался советский солдат и резко отвернул камеру к стене, хотя сам телевизионный сигнал какое-то время еще можно было принимать. Вскоре это увидел весь мир.

Ультиматум Горбачева

Баужите, Бучелите и другие сотрудники литовского ТВ стали непосредственными свидетелями и участниками одной из последних попыток день ото дня слабевшей советской власти силой предотвратить распад СССР.

Начатое Михаилом Горбачевым под лозунгами перестройки и гласности реформирование советского социализма обнажило все дефекты и противоречия системы и вызвало к жизни мощные движения за независимость, прежде всего в аннексированных Сталиным в 1940 году Литве, Латвии и Эстонии. В марте 1990 года на выборах в Верховный Совет (ВС) Литвы под лозунгами независимости победил «Саюдис» — движение реформ во главе с Витаутасом Ландсбергисом.

11 марта 1990 года Литва стала первой из пятнадцати входивших в состав Советского Союза республик, которая объявила о выходе из него и восстановлении государственного суверенитета. Руководство СССР отреагировало введением топливной блокады, которая продлилась 10 месяцев, и все более угрожающими демонстрациями военно-полицейской мощи.

Витаутас Ландсбергис, декабрь 2016 года

10 января 1991 года Горбачев выступил с обращением (фактически — с ультиматумом) к литовским властям, в котором потребовал «восстановить действие Конституции СССР и Конституции Литовской ССР, отменить ранее принятые антиконституционные акты». Советское ТВ регулярно сообщало о том, что «трудящиеся Литвы» требуют «восстановить порядок».

С 11 января советские военные в Литве, прежде всего части вильнюсского гарнизона в так называемом Северном городке, начали занимать административные здания и узлы связи. В ответ председатель ВС Витаутас Ландсбергис призвал население выйти на улицы и принять участие в охране зданий парламента (Сейма), телерадиоцентра, телебашни и телефонных станций. Как когда-то в Праге в 1968 году люди окружали военную технику и пытались убедить солдат и офицеров не участвовать в подавлении движения за независимость.

Один против Кремля

Советский офицер Владимир Тарханов — сын сосланных в Сибирь в тридцатые годы смоленских крестьян — стал тогда единственным советским военным в Литве, публично осудившим действия кремлевского руководства и своего командования. Он служил военным представителем на одном из оборонных предприятий. «Я обратился к офицерам и солдатам и призвал их не покидать казармы, — делится Тарханов. — Сказал им, что мы принимали присягу, чтобы защищать страну, а не воевать против людей. Я говорил не как руководитель военного представительства, а от себя лично — как российский офицер».

В Кремле, вероятно, догадывались, что только на части, дислоцированные в Литве, лучше не полагаться. В Вильнюс перебросили десантников Псковской дивизии и бойцов группы «Альфа» КГБ СССР. Перед ними была поставлена задача лишить руководство Литвы главного канала общения с народом — телевидения и радио. Захват телебашни в спальном районе Каролинишкес и телерадиоцентра на близкой к центру города улице Конарского должен был стать прелюдией к штурму ВС и аресту руководства Литвы.

Защищающие Сейм Литвы добровольцы в здании парламента, январь 1991 года

Вечером 12 января 1991 года и вокруг телерадиоцентра, и вокруг телебашни собрались тысячи людей. «Когда начались захваты зданий в Вильнюсе, я решила не уходить из здания телецентра, — продолжает Нийоле Баужите. — Нужно было уберечь от опасности сотрудников и, по возможности, спасти архивы и технику, чтобы продолжить вещание. Из окон восьмого этажа телецентра мы видели телебашню».

Вдруг рядом с ней прозвучал взрыв и башня погрузилась в темноту. «Они ее взорвали!», — заплакала одна из коллег Баужите. Но сама она была уверена, что это не так: «Я маленькой девочкой пережила войну и догадалась — освещение погасили наши техники, чтобы солдатам было трудно стрелять».

«Я впервые увидел убитых людей»

Датский журналист Флемминг Росэ в это время наблюдал за происходящим с верхнего этажа одного из самых высоких в то время зданий Вильнюса — гостиницы Lietuva. «Нам было видно, как по городу передвигается военная техника, и я поехал на такси к телебашне, — рассказал в интервью DW Росэ. — Там я увидел массу людей, многие были растеряны, некоторые плакали, потому что к этому моменту стало ясно — войскам удалось прорвать оцепление и захватить телебашню. Там я впервые увидел убитых людей. Это были тела застреленных десантниками. Их положили на склоне холма, на котором стоит телебашня».

Памятник у здания парламента Литвы в честь погибших в борьбе за независимость страны

Нийоле Баужите тем временем удалось выбраться из здания литовского телевидения и радио, где не было убитых, но были раненые. Незнакомые люди довезли ее до здания парламента. Но внутрь попасть не получилось — добровольцы, вооруженные арматурой, палками и несколькими охотничьими ружьями, в ожидании штурма не пропускали внутрь никого.

«Я добежала до расположенной неподалеку консерватории, где был телефон. Сунула руку в карман брюк, и — о, чудо! — в нем была бумажка с телефоном Ландсбергиса, — вспоминает Баужите. — Я позвонила председателю парламента и рассказала ему о захвате телецентра и о самом важном: о том, что там есть один убитый — советский офицер. Его принесли с улицы. Полагаю, его случайно подстрелили свои. Позже кремлевские СМИ сообщили, что офицера убили защитники телецентра. Но в самом здании никто не стрелял. Я видела, как солдаты взорвали внутри него несколько дымовых шашек, чтобы имитировать бой и этим объяснить гибель офицера. Ни у кого в телецентре оружия не было, могу присягнуть!».

Штурм телебашни в Вильнюсе — предвестник краха Советского Союза

В Москве не ожидали, что дело примет столь трагический оборот. Приказ из Кремля штурмовать Верховный Совет так и не поступил. Это спасло Литву от масштабного кровопролития. Международное осуждение действий советского руководства было почти всеобщим, а глава Верховного Совета России Борис Ельцин в тот же день срочно прилетел в Таллин, где встретился с руководителями трех балтийских республик, стремившихся выйти из СССР, и выразил им полную поддержку. Попытка повторить вильнюсский сценарий в Латвии 20 января полностью провалилась, хотя у здания МВД тогда погибли пять человек.

Похороны погибших при штурме телебашни в Вильнюсе, январь 1991 года

Похороны четырнадцати литовцев, погибших у телебашни, с шествием по центральному проспекту Гедиминаса и службой в кафедральном соборе впечатлили всех, кто был в тот день в Вильнюсе. Многим запомнилось, как хоронили Лорету Асанавичюте — единственную женщину, погибшую под колесами танка. Она лежала в гробу в белом платье, как если бы это было первое причастие или свадьба. «Пришли сотни тысяч людей, — вспоминает Флемминг Росэ. — Мне тогда стало окончательно ясно, что Литву покорить не удастся».

Владимира Тарханова наградили одной из высших наград Литвы, он и его жена остались в Литве

Владимиру Тарханову, между тем, пришлось отвечать на тревожные телефонные звонки. «В программе «Время» про меня сказали, что такого офицера в Литве нет и отказ выполнять приказ — выдумка литовцев. Мне тут же стали звонить родственники и знакомые, спрашивать, жив ли я вообще, все ли со мной в порядке. Тогда я обратился в парламент с просьбой дать мне выступить. Меня пригласили, я вышел на трибуну, показал свое удостоверение, что я действительно существую и служу».

Служить Тарханову оставалось недолго: «Меня вызвали в Генштаб. Туда уже пригласили корреспондентов, чтобы я уже при них выступил и отрекся от того, что я говорил, что до этого, дескать, я не осознавал того, что говорил. Когда я отказался говорить, начальник управления дал мне бумагу и сказал: «Садись спокойно и напиши». Я сел и написал рапорт об увольнении. На следующий же день приехала комиссия. За день я сдал все дела и был уволен». 25 декабря 1991 года Советский Союз, которому присягал Тарханов, официально перестал существовать.

«Это была страшная и незабываемая ночь!»

Январские события стали предметом рассмотрения на двух судебных процессах в Литве. Один из них завершился вынесением приговора в 2019 году. Шестьдесят семь человек, включая бывшего министра обороны СССР Дмитрия Язова и командующего Вильнюсским гарнизоном Владимира Усхопчика, были признаны виновными в военных преступлениях и преступлениях против человечности и приговорены к различным срокам заключения. Разумеется, заочно.

Вызванный в качестве свидетеля Михаил Горбачев в суде тоже не появился. Реальный срок отбывает только отставной полковник Юрий Мель, которого арестовали во время частной поездки в Литву в 2014 году. «Этот суд очень символичен не только для Литвы, — подчеркнул в телефонном интервью DW Витаутас Ландсбергис. — Он стал одним из немногих успешных процессов, осудивших, по сути, сам коммунизм, его идеологию и практику. Возможно, это будущий пример и для россиян».

Владимира Тарханова наградили одной из высших наград Литовской Республики. Он и его жена остались в Литве. Сегодня они живут в православной общине в Михново под Вильнюсом. Тарханов работает там директором воскресной школы. Флеминг Росэ стал известным европейским журналистом и борцом за свободу слова. В 2005 году, как один из руководителей газеты Jyllands-Posten, он принял решение напечатать карикатуры на пророка Мухаммеда. «Аль-Каида» заочно приговорила Росэ к смерти.

Нийоле Баужите сегодня на пенсии, живет в Вильнюсе и до сих пор хранит вынесенный из телецентра журнал регистрации сотрудников: «Это была страшная и незабываемая ночь! В своей памяти я вновь и вновь проживаю ее заново».

Смотрите также:

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    Акция за независимость стран Балтии

    Акция за независимость — «Балтийский путь» была приурочена к 50-летию подписания договора о ненападении между СССР и нацистской Германией, известного как пакт Молотова — Риббентропа. К нему прилагался секретный протокол, распределявший зоны влияния СССР и Германии в Восточной Европе: к СССР отходили часть Польши, балтийские страны и Бессарабия. На фото: живая цепь в Таллине 23 августа 1989 года.

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    Живая цепь длиной в 600 км

    На фото: отрезок «Балтийского пути» в Вильнюсе, столице бывшей Литовской ССР. В общей сложности длина живой цепи составила более 600 км: в акции приняли участие около 2 млн человек — то есть, примерно четверть населения трех балтийских республик в 1989 году, вместе взятых. В то время в странах Балтии еще не знали, как на демонстрацию отреагируют в Кремле.

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    Взявшись за руки: от Таллина до Вильнюса

    Акция получила широкий резонанс: на улицу вышли мужчины, женщины, дети, старики и молодежь. Соседи приносили им еду, милиция останавливала движение. Ровно в 19 часов вечера два миллиона человек взялись за руки и не разнимали их на протяжении 15 минут, образовав самую длинную человеческую цепь в мире и соединив три столицы — Таллин, Ригу и Вильнюс.

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    На пороге новой эры

    Люди приходили на акцию с еще недавно запрещенными национальными флагами трех балтийских республик до их включения в состав СССР в 1940 году, а после завершения мероприятия до поздней ночи распевали народные песни. Им казалось, что независимость близка как никогда. Так оно и было.

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    Осторожная реакция Москвы

    Тот факт, что в акции приняла участие четверть населения стран Балтии, говорит об ее исключительной важности. В Кремле воздержались от насильственных действий, однако пытались всячески приуменьшить роль «Балтийского пути». Несмотря на это, процесс распада СССР был уже запущен: в 1991 году Латвия, Эстония и Литва вновь обрели независимость.

  • 30 лет «Балтийскому пути»: живая цепь за независимость

    Место, где сбываются желания

    Живая цепь заканчивалась на площади перед Кафедральным собором Вильнюса. Впоследствии на этом месте была установлена плитка с надписью «stebuklas», что в переводе с литовского означает «чудо». Считается, что если встать на плиту и, загадав желание, повернуться на 360 градусов, то оно непременно исполнится.

    Автор: Ральф Бозен, Александра Елкина


Конец СССР. Империя на глиняных ногах

О тяжелейшем экономическом кризисе в СССР 80-х годов прошлого столетия ныне выдвигают самые разные версии, даже сочиняют мифы, легенды, предлагают как политологическую, так и экономическую аналитику. Однако ясно то, что постепенный закат великой державы был связан с целым рядом очень серьезных, в том числе системных, причин и факторов, которые привели ее к экономическому краху и внутреннему идейно-политическому и духовному разложению.

Одной из главных была усталость системы, технологическая отсталость, особенно малоподвижность и неконкурентоспособность советской плановой экономики. Разумеется, изнурительная гонка вооружений, последствия «холодной войны», затянувшейся почти на тридцать с лишним лет, начавшееся брожение умов в народе, полное отсутствие демократических и гражданских свобод не могли не сыграть свою катастрофическую роль. Что ни говорили бы апологеты Союза ССР, но он действительно был страной бесконечных очередей и вечного дефицита, унижавших человеческое достоинство. Хотя в плане вооружений, в том числе атомных, химико-бактериологических и прочих, Советский Союз считался настоящим милитаризованным монстром, которого боялись или опасались все в мире.

В целом 1991 год, когда приказал долго жить СССР, действительно был критическим не только для Кыргызстана, но для всей огромной страны, занимавшей одну шестую часть суши. Дело было не в том только, что к власти приходили новые люди, иное, горбачевское, поколение руководителей. Все заключалось в другом — приближалась смена эпох, смена большой истории. Годы стабильного, уверенного роста во всех отраслях — от освоения космического пространства до ядерной физики, от оперы и балета до фигурного катания — оставались позади, а советские люди все более и открытее восхищались достижениями западного мира. Восхищались его очевидным динамизмом, его демократией, потребительским раем, технократическими успехами. И на таком фоне советское общество выглядело безнадежно отсталым и архаичным. И оно разлагалось уже изнутри. Разлагалось, прежде всего, идейно. Так наступили времена, когда историю двигали уже не лидеры и не руководители, а рядовые люди, особенно культурно-научная интеллигенция, все более открыто отдававшая свое предпочтение тем демократическим порядкам, тем преимуществам, которыми жили люди на Западе, и никто с этими чувствами людей не мог справиться. Это так или иначе сказывалось и в настроении верхов, в самом Кремле.

К концу 80-х годов почти все образованные люди считали, что мы — большая, но отсталая страна, а многие уже фанатично верили, что «там, на Западе, все несравнимо лучше», что у нас в Союзе все плохо или почти плохо. Это был не только сдвиг в умах, но некоторая мифологизация реальности, даже искривление общественного сознания. Так думали не только в более продвинутых кругах советской культурно-научной интеллигенции, но и молодежь, увлекавшаяся рок-н-роллом, культивировавшая группу «Битлз», читающая советский литературный андеграунд, Библию, Коран, книги советских диссидентов, слушающие так называемые вражеские голоса, какими считались радио «Голос Америки», «Свобода», «Немецкая волна» и др.

На самом же деле пошатнулось и сдвинулось что-то очень важное и серьезное во внутреннем устройстве самого советского общества. Заметно менялись люди, менялись их представления о хорошей жизни. Появилась некая новая политическая лексика в газетах. Что-то очень похожее на беспокойство и неуверенность нарастало в самом Кремле, стало безвозвратно уходить в прошлое все то привычное и знакомое, что сформировалось еще при Сталине. А в 80-е годы мало кто из думающих, информированных людей как в центре, так и на местах сомневался в том, что стране нужно обновление, необходимы серьезные политические и экономические реформации.

Огромную роль сыграла и печать, нередко и телевидение. Многие советские жуткие тайны времен Иосифа Сталина становились достоянием гласности, самым актуальным выражением того времени стало: «Так жить нельзя». На страницах уважаемых газет эта тема открыто обсуждалась, и самые продвинутые и осведомленные журналисты и публицисты на этом делали себе имена. Так наступило время перестройки и гласности.

Это было настоящее брожение умов. И оно с годами только усиливалось. Поэтому Михаилом Горбачевым и его сторонниками, пришедшими к власти на этой политической, идейно-психологической волне, после кончины совершенно одряхлевших советских генсеков руководило вполне справедливое и здравое желание обновить страну, впустить некий свежий воздух, немного смягчить, либерализировать советский автократический режим. Что и предпринималось. Общество оживилось как никогда. Все надеялись, что жизнь наладится и удастся возродить экономику. Но вернуть ситуацию, когда на каждый колхоз приходилось по 61 трактору и 13 зерноуборочных комбайнов в расчете на тысячу гектаров посевных площадей, так и не удалось. Все становилось только хуже.

Горбачевская перестройка называлась «ускорением» и состояла из нескольких этапов. Академики Абалкин, Аганбегян, Шаталов предлагали динамизировать экономику, внедрив новые формы хозяйствования, введя так называемые хозрасчет и самофинансирование. Но из этого ничего не вышло, хотя со всех концов Союза приходили рапорты о выполненных и перевыполненных планах, улучшении ситуации и т. д.

Тогда и М. С. Горбачев объявил о новом политико-экономическом курсе — демократизации общества и введении большей гласности и открытого обсуждения наболевших проблем. Тогда и появились понятия «правовое государство», «права человека», «открытость», «альтернативные выборы», «белые пятна истории», «покаяние», «деидеологизация», «департизация» и т. п. Именно в этот период начали публиковаться все ранее запрещенные книги, произведения советских диссидентов, так называемый литературный андеграунд. Все эти общественные перемены логически привели к тому, что КПСС перестала быть «руководящей силой», как гласила вычеркнутая под давлением общественности 6 статья советской Конституции, зато пышно расцвели общественные движения, народные фронты, даже партии.

Но этот знаменательный во всех отношениях рубеж 80-90-х годов оказался гибельным для СССР. Потому что страна фактически стала неуправляемой, чему в огромной степени способствовало то, что каждая республика начала работать на себя, принимала выгодные и нужные для нее законы, иной раз даже не согласующиеся с общесоюзными, даже с Конституцией СССР. Таким образом была подготовлена вполне благодатная почва для де-юре распада страны.

Но правда состоит и в том, что СССР рухнул не по мановению волшебной палочки, не только и не столько из-за заговора врагов СССР, а от фактического экономического и идеологического банкротства. К тому же никто в мире особо не старался помочь такой махине, как Союз, и не горел желанием реанимировать экономику «империи зла»(выражение американского президента времен «холодной войны» Р. Рейгана). Да и трудно было помочь, потому что системы были разные: Запад жил в условиях частного предпринимательства и развивался благодаря всяческому поощрению последнего, а Советский Союз давно и прочно забыл, что такое бизнес и свободное предпринимательство. Многие западные инвесторы были бы рады инвестировать и развивать бизнес, но у нас все было госсобственностью, и никто не знал, с кем заключать договора и как делить ответственность за дело.

Словом, даже вкратце очень сложно было бы описать причины постепенной деградации и механизм крушения СССР, поскольку к этому подводил целый ряд глобальных, геополитических, экономических и системных факторов.

Последний этап — это парад суверенитетов на фоне отчаянных попыток Горбачева осуществить подписание так называемого союзного договора, реализацию которого досадно сорвали Беловежские соглашения трех славянских республик (РСФСР, Украина и Белоруссия) в декабре 1991 года.

Дело в том, что достаточно быстро менялось настроение людей в союзных республиках. Самые авторитетные и тиражные газеты и журналы пестрели разоблачительными материалами по «белым пятнам», ведущие журналисты и публицисты выступали с открытой или завуалированной критикой советской политической и экономической системы. Все это привело к тому, что очень многие политики, партийные руководители республик, представители рядовой интеллигенции всерьез задумывались о том, чтобы жить самостоятельно, не быть зависимым от Москвы. Даже создать собственное, независимое государство, что в те времена казалось настоящей ересью.Раньше об этом и думать было страшно, а теперь эти мысли возникали сами по себе. Из недр советских республик вдруг возник национализм, тут же появились межэтнические трения, перерастающие в серьезнейшие конфликты.

Конечно же, задали тон этим центробежным процессам прибалтийские республики, которые захотели «финляндизацию» своей экономики и политики, а попытки силой подавить открытые уличные протесты и в Прибалтике, и на Южном Кавказе ни к чему не привели, но только усиливали отторжение от Москвы и ненависть к властям в Кремле.

Советская держава отживала свои последние дни. На глазах происходил ее постепенный закат.

Как показал общесоюзный референдум 1990 года, большинство населения СССР, в том числе Советского Кыргызстана, никак не хотело, отделяться от большого Союза, жить отдельно, потому что в составе большой ядерно-космической державы все чувствовали себя в большей безопасности, защищеннее и т. д. Тем не менее, Беловежские соглашения положили начало новой эры в истории народов Союза, да и в мировой истории в целом — произошел фактический распад СССР. Распад великой многонациональной державы, которая в течение 73 лет пыталась реализовать поистине великие, но утопические идеи и схемы, в которые свято верили не только Томас Мор и Кампанелла, Оуэн и Сен-Симон, но и марксисты и ленинисты.

С другой стороны, как социальную практику коммунизм убили и растоптали сами коммунисты. Это они довели советскую экономику до очевидного малоэффективного абсурда, повсеместно создав дефицит всего и выстроив бесконечные очереди за элементарными вещами.

Нельзя согласиться с тем, что в развале Союза виновен прежде всего Горбачев. Очень часто, огульно обвиняя его во всем, мы забываем, что он всячески старался подписать новый союзный договор, что текст был готов и в целом согласован, но буйно-неугомонный Ельцин слишком торопил события, слишком подгонял коней, чтобы свалить своего соперника Горбачева с трона и оставить без политического поприща. И рухнул Союз. Но рухнул с миром, почти без пыли. Как колосс на глиняных ногах.

Молва приписывает В. В. Путину слова о том, что кто не сожалеет о распаде СССР, тот не имеет сердца, но кто хочет его вернуть и восстанавливать, не имеет головы. Если это действительно его слова, то трудно с ним согласиться, когда он утверждает, что крушение СССР — якобы, величайшая катастрофа ХХ века. Это, конечно, не так. Величайшей катастрофой минувшего столетия были две мировые войны, особенно вторая, когда погибли более 50 миллионов человек, превратились в руины десятки городов и тысячи населенных пунктов и т. д. Что касается крушения Советской империи, то оно ничем не отличалось от постепенного заката, а потом развала всех известных нам империй. Так канули в Лету и Оттоманская империя, до нее — империя монголов, а в ХХ веке — британская, французская, японская и т. д. Например, достаточно предусмотрительные, хорошо вооруженные, экономически и культурно развитые англичане могли спасти свои колонии под британской короной, но не получилось же. Потому что стремление к свободе и национальной независимости — это желание извечное, кровное, неистребимое, фундаментальное.

Поэтому распад Союза был исторически неизбежен, и Советская империя никак не была исключением из общего ряда. А проводить реформы в 80-е было неизбежной мерой. И, хочу подчеркнуть еще раз, если бы мирно не распался СССР, мы бы еще долго не видели и не ведали, что такое свобода и государственная независимость.

Все-таки есть Бог на небе и высшая справедливость на земле.

Распад Советского Союза: катастрофа или благо?

Распад советской империи стал позитивным фактором как для европейских стран и народов республик, входивших в состав СССР, так и для россиян. Об этом в четверг, 11 июля, заявил президент Европейского Совета Дональд Туск в ходе визита в Грузию, куда он прибыл для участия конференции, посвященной 10-й годовщине Восточного партнерства.

«Развал Советского Союза не был крупнейшей геополитической катастрофой. Сегодня в Грузии я хочу сказать это громко и ясно: развал СССР был благом для грузин, поляков, украинцев и всей Центральной и Восточной Европы. И для русских тоже» – написал полпред Еврпосоюза на своей страничке в Твиттере.

Таким образом, Туск вступил в заочную полемику с российским президентом Владимиром Путиным, который не раз утверждал, что распад Советского Союза стал величайшей геополитической катастрофой. Об этом он говорил, в частности, в послании Федеральному собранию в 2005 году. По его словам, для российского народа это событие стало «настоящей драмой»: «Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. Эпидемия распада к тому же перекинулась на саму Россию».

Нечто похожее он произносил и позже – например, в интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну.

Де-факто Советский Союз перестал существовать 25 декабря 1991 года, когда первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев заявил о сложении полномочий. Незадолго перед этим тогдашние руководители России, Беларуси и Украины подписали акт, который вошел в историю как Беловежское соглашение, где были согласованы условия «бракоразводного процесса» республик Советского Союза.

Руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин в комментарии для Русской службы «Голоса Америки» заметил, что не стал бы однозначно становиться в этой заочной дискуссии на ту или иную сторону. По его мнению, для Европы, мира и России огромным преимуществом стало то, что Советский Союз в целом мирно трансформировался в группу новых государств, где прошли кардинальные экономические и политические реформы.

«Несмотря на то, что я не поклонник путинской политической системы, соглашусь с тем, что жизнь в России сейчас гораздо лучше, чем в Советском Союзе, – добавил он. – Но я также хорошо понимаю, что распад СССР стал настоящим испытанием для многих людей. В некоторых бывших союзных республиках жить стало, напротив, тяжелее. Мы видим, как много трудовых мигрантов из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Беларуси едут работать в Россию».

Распад больших империй всегда серьезное испытание для их жителей, говорит политолог. Вместе с тем он подчеркнул, что произошедшие преобразования были «необходимы, неизбежны и, в конечном счете, пошли на пользу» всем странам, которые распад Советского Союза непосредственно затронул.

Дмитрий Травин также признал, что и европейские страны «вздохнули свободнее». Правда, в тот момент, когда Советский Союз распадался, существовал большой риск и для Европы, и для мира в целом, напомнил он.

«Потому что какое-то время в стране царил хаос. К счастью, к власти в России пришли ответственные люди, которые поставили ядерное оружие под контроль. А, в принципе, при распаде империй всякие люди могут захватить бразды правления. Поэтому тогда, конечно, была очень опасная ситуация. Ядерное оружие могло попасть и к каким-то авантюристам. Слава богу, все утряслось», – резюмировал руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Вице-президент партии Парнас, профессор-историк Андрей Зубов считает, что если союз народов основан «на каких-то достойных оснований», то распад любого государства – это «печально и плохо». По его словам, ни одна страна не хочет добровольно расставаться со своей территорией.

«Вспомним хотя бы, как Шотландию уговаривали не выходить из состава Великобритании, – привел он пример. – И в этом смысле распад Советского союза тоже нельзя назвать положительным явлением. Намного лучше было бы союз сохранить, переформатировав его в какое-то другое образование – скажем, в нормальную федерацию, подобную той, какая есть в США. Теоретически это было возможно».

Но коль скоро случилось то, что случилось, это тоже не следует относить к трагедии, поскольку народы бывших советских республик обрели независимость, рассуждает профессор.

«Мы видим, что часть народов пошли прямым путем к демократии. Страны Балтии вошли в состав Евросоюза, стали членами НАТО. Правда, другие страны бывшего СССР еще до конца не смогли найти себя. Это касается и Грузии и Украины, которая вдобавок попала в особо тяжелое положение в результате агрессивных действий против нее со стороны Москвы. Так что, это непростой вопрос, и здесь не может быть однозначного мнения, на мой взгляд. Но, по крайней мере, это, безусловно, не катастрофа, а изменение политического порядка», – заключил Андрей Зубов.

В 2014 году Россия аннексировала Крым, а позже способствовала разжиганию на востоке Украины кровавого конфликта, который не затухает и по сей день. В результате российско-грузинской войны 2008 года Грузия утратила около 20 процентов своей территории. Замороженные конфликты на территории Молдовы и Азербайджана тоже остаются серьезным препятствием для мира, стабильности и экономического процветания в регионе.

КОНЕЦ СОВЕТСКОГО СОЮЗА; Советское государство, рожденное мечтой, умирает

«Горбачев был не в состоянии изменить уровень жизни людей, но он изменил людей», — сочувственно прощалась «Комсомольская правда», которая, казалось, улавливала господствующие настроения. Он не умел варить колбасу, но знал, как дать свободу. И если кто-то считает, что первое более важно, чем второе, он, вероятно, никогда не будет этого делать ».

Другой человек мог поступить иначе.Но трудно было представить, чтобы кто-либо из тех, которые были тогда доступны — консерватор Егор К. Лигачев, грубоватый Борис Н. Ельцин, бюрократический Николай И. Рыжков или ученый Эдуард А. Шеварднадзе — обладал именно этой смесью реформатор и идеолог, наивный и беспощадный, позволивший Горбачеву привести коммунистов к краю пропасти.

«Горбачев был настоящим орудием судьбы», — заявил Виктор Ерофеев, писатель и литературный критик. «У него было достаточно ума, чтобы все изменить, но недостаточно, чтобы увидеть, что все будет уничтожено.Он был достаточно смел, чтобы бросить вызов своей партии, и достаточно осторожен, чтобы позволить партии жить, пока она не потеряла свою власть. У него было достаточно веры в коммунизм, чтобы назвать его главой, но достаточно сомнений, чтобы его уничтожить. Если бы он все ясно видел, он бы не изменил Россию ».

Г-н Горбачев боролся до конца и за его пределами, чтобы сохранить союз. кроме того, он дал новую жизнь великому евразийскому образованию, как бы оно ни называлось.Союз эпических достижений и эпических провалов

В сравнении с собственными амбициями СССР погиб в результате грандиозного провала.

Он обещал не меньше, чем создание «нового советского человека», проникнутого самоотверженной преданностью общему благу, и в итоге почти подавил инициативу и дух народа, заставив многих предаться только водке. Он провозгласил новую гуманитарную идеологию и от своего имени убил 10 миллионов своих собственных. Он предполагал плановую экономику, в которой ничего не было оставлено на волю случая, и создал слоновью бюрократию, которая окончательно задушила экономику.Обещая мир и свободу, он создал самое милитаризованное и безжалостное полицейское государство в мире.

Обещая народную культуру, он создал антикультуру, в которой прославлялась посредственность, а талант безжалостно преследовался. Целый отдел КГБ. существовали, чтобы бороться с искусством, пытаясь сначала привлечь любой восходящий талант «на службу государству», а если это не удалось, заткнуть им рот или изгнать его. Перекличка репрессированных или ссыльных художников — потрясающее обвинение: Мандельштам, Малевич, Пастернак, Солженицын, Ростропович, Бродский и многие другие.

В конце концов, пообещав новую жизнь, он создал невыразимо мрачное общество — загрязненное, хронически лишенное всего, лишенное инициативы и духовности. В то время как основная масса нации стояла в очереди или глотала гнилой водки, коммунистическая элита подняла коррупцию до новых высот: такие, как Леонид Брежнев и его соратники, вешали друг на друга бесконечные медали и окружали себя крестьянским представлением о роскоши. — грандиозные канделябры, огромные автомобили, огромные охотничьи угодья, армии подхалимов, секретные больницы, оснащенные новейшими западными технологиями.

Конец Советского Союза 1991

Вашингтон, округ Колумбия, 25 декабря 2016 г. — В Рождество 25 лет назад последний лидер Советского Союза Михаил Горбачев ушел в отставку и поднял флаги с серпом и молотом над Кремлем были заменены на красно-бело-синие РФ. Триумфалисты и сторонники теории заговора с тех пор связывают это эпохальное событие с махинациями политиков США.

Но внимательный анализ рассекреченных документов всех разговоров между американскими и советскими лидерами, впервые опубликованных в новой книге The Last Superpower Summit (CEU Press) [1], показывает, что сохранение единства Союза, и поддерживая лично Горбачева, оставались в основе У.Политика С. на протяжении всего 1991 года из опасения кровавого распада, который затмил бы резню, имевшую место в то время в Югославии. «Югославия с ядерным оружием», как выразился один чиновник.

Попытка переворота сторонников жесткой линии в августе 1991 года, которая унизила Горбачева, дискредитировала органы государственной безопасности и сделала Бориса Ельцина героем за его неповиновение (знаменитый стоящий на крыше танка в Москве), высвободила центробежные силы, которые разрушили Советский Союз. . Горбачев пытался разработать новый Союзный договор о более децентрализованной системе, дающей различным советским республикам больше автономии — запланированная дата подписания 20 августа была ключевым фактором переворота.

Но когда переворот потерпел неудачу, руководители республики почувствовали вкус суверенитета и были обеспокоены напористой Россией, будь то под руководством Бориса Ельцина сейчас или сторонниками жесткой линии в будущем. В то же время каждый из руководителей республики пытался удержать свои центры власти и не позволять оппозиции формировать новые правительства. В конце концов, почти все первые секретари Коммунистической партии станут лидерами новых независимых государств. Для этого им пришлось убрать знамя национализма с подлинных националистических и диссидентских движений — процесс, который был особенно важен для Украины, где председатель Верховного Совета, профессиональный советский аппаратчик Леонид Кравчук, маневрировал, чтобы кооптировать как националист Рух и диссидентская оппозиция.[2]

Президент Джордж Х.В. Буш и его госсекретарь Джеймс Бейкер считали, что сохранение Советского Союза даже при слабом центре было лучшей альтернативой насильственному распаду. (В то время американцы не знали, что тактическое ядерное оружие было распространено в 14 из 15 республик, но было достаточно плохо, что за пределами России в Украине, Казахстане и Беларуси было размещено более 3000 единиц стратегического ядерного оружия.) На заседании Совета безопасности 5 сентября 1991 года высокопоставленные члены администрации высказали свое мнение.Министр обороны Дик Чейни был самым решительным сторонником быстрого распада СССР, потому что он рассматривал раскол бывшего врага как уменьшение угрозы. Когда он утверждал, что «добровольный распад Советского Союза в наших интересах», Бейкер напомнил ему кровавую Югославию [3]. Поразительно, но советник по национальной безопасности Брент Скоукрофт признался, что «считал, что разделение управления стратегическим ядерным оружием в Советском Союзе на несколько республик принесло положительную пользу.Все, что могло бы уменьшить масштаб атаки, с которой нам, возможно, придется столкнуться, было, на мой взгляд, преимуществом, которое стоило ухудшения единого контроля над оружием ». [4] Для сравнения, президент Кеннеди во время кубинского ракетного кризиса был обеспокоен о единственной бомбардировке американского города.

Президент Буш видел как возможность, так и опасность. Горбачев не собирался продержаться долго, чтобы вызвать обратную гонку вооружений. Таким образом, Буш настаивал на том, чтобы раздвинуть границы, и, учитывая действительность в Советском Союзе, с таким количеством идеологических шор о советском поведении в лохмотьях на полу Ситуационной комнаты, Совет национальной безопасности согласился с настойчивым предложением президента предложить важные и односторонние инициативы в области разоружения.

Понимание Буша того, что песок в песочных часах заканчивается, дало толчок мышлению США, продвигая их мимо горстки жестких предыдущих позиций по таким вопросам, как тактическое ядерное оружие на кораблях ВМС США. Никогда не отвечая интересам национальной безопасности США (с гораздо большей береговой линией, которую нужно защищать, чем в СССР), каменный камень ВМФ быстро исчез, когда президент приказал немедленно предпринять шаги по денуклеаризации — по иронии судьбы, основываясь на предложении, которое Горбачев впервые внес на саммит на Мальте. в 1989 г.Срочные поиски Бушем после переворота инициатив по глубокому разоружению привели к драматическому пакету предложений и односторонних шагов, которые он представил Горбачеву 27 сентября в надежде, что Москва ответит ему взаимностью. Советы ответили своими собственными контрпредложениями 5 октября. Оба набора инициатив были поистине новаторскими, но они были реализованы слишком поздно, после того как Горбачев уже не смог довести их до полной реализации. Тем не менее, без этого обмена сотни, если не тысячи ядерных боеголовок были бы на месте более чем в десятке советских республик на момент распада Советского Союза.В истории «Часы судного дня» Бюллетеня ученых-атомщиков, охватывающих практически весь атомный век, этот набор соглашений осенью 1991 года произвел самый большой сдвиг от полуночи.

Эти предложения дали Горбачеву возможность активизировать свое «осеннее наступление» [5], которое он предпринял в начале сентября, как во внутренней политике, так и на международной арене. Ельцин мог обладать народным воображением, трибуной в Верховном Совете России, способностью подорвать позиции Горбачева в республиках и инициативой политических перемен; но Горбачев сохранил особые товарищеские отношения с международными лидерами и статус официального представителя какой бы то ни было советской федерации, которая сохранилась, — чему Ельцин мог только позавидовать.Это была стратегия выживания Горбачева.

10 сентября в Москве открылась Конференция по человеческому измерению Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). Достижение было горько-сладким. Горбачев мечтал провести встречу СБСЕ в советской столице как способ осознать, как страна изменилась — фактически, Шеварднадзе предложил это в ноябре 1986 года в своей речи на открытии сессии Венской обзорной конференции СБСЕ. Тогда это вызвало скептическую и даже отрицательную реакцию западных делегатов, учитывая историю нарушений прав человека в Советском Союзе.После большой работы Министерства иностранных дел вместе с американскими коллегами и беспрецедентной внутренней открытости Запад, наконец, убедили. Горбачев был полон энтузиазма; он обратился к залу, заполненному министрами иностранных дел и послами, которые прибыли в Москву в основном для того, чтобы отдать дань уважения человеку, ответственному за огромные перемены, которые сделали собрание возможным.

Горбачев, вероятно, был единственным человеком на встрече, который все еще верил в возможность интеграции Советского Союза в Европу.По проницательным словам своего представителя Андрея Грачева, «он был вдохновлен почти религиозной верой в возможность, наконец, соединить эти два разных мира, и страстным желанием осуществить это» [6]. Гуманитарная конференция в некотором роде была венчающий символ и заключительная нота внутренней реформы Горбачева. В сессиях приняли участие несколько диссидентских групп, и международные НПО были желанными участниками с беспрепятственным доступом ко всем, с кем они хотели связаться.

Визит госсекретаря Бейкер обнаружил, что Горбачев оживился благодаря опыту: «потрясенный Горбачев в конце августа ушел, его заменил его прежний я — советский реформатор, почти не сомневающийся в себе.[7] Бейкер также написал Бушу о вновь обретенной близости и сотрудничестве между Ельциным и Горбачевым — хотя это длилось недолго.

Когда в сентябре Ельцин был в отпуске, Горбачев смог сыграть роль глобального государственного деятеля и доброжелательного хозяина. Он возобновил свой шквал международных встреч. Он встретился с Джулио Андреотти и Хосни Мубараком, чтобы обсудить Ближний Восток и предстоящую Мадридскую конференцию. 1 октября он встретился с Хеннингом Кристоферсоном, вице-президентом Европейской комиссии, а вскоре после этого с Майклом Камдессю, директором Международного валютного фонда, чтобы обсудить экономические структуры нового Союзного договора и международную помощь.Министр сельского хозяйства США Эдвард Мэдиган приехал, чтобы обсудить сельскохозяйственные кредиты, обещанные Бушем на саммите в Москве. Особенно активно велись переговоры с премьер-министром Великобритании Джоном Мейджором о программе экстренной помощи, в результате которых 14 ноября было принято предварительное обязательство выделить 10 миллиардов долларов. Горбачев понимал, что обеспечение внешней помощи было самым сильным средством продолжения его нового проекта Союза. 8]

Но августовский переворот привел к значительным изменениям в политическом ландшафте.Съезд народных депутатов самораспустился в начале сентября 1991 года, оставив после себя весьма нефункциональный Верховный Совет на уровне Союза. Законодательная инициатива перешла к российскому парламенту, который по-прежнему назывался Верховным Советом Российской Федерации и возглавлялся Ельциным. КГБ был ликвидирован, разбит на три ведомства, что также ослабило связи, связывающие республики вместе. Была создана новая структура — Государственный совет, состоящий из руководителей республик, — призванная вести переговоры о новом союзном договоре и контролировать переходный процесс.Первое заседание Совета состоялось 11 октября. Грачев назвал его «неудобной имитацией Совета Безопасности ООН, состоящего из бывших членов Политбюро» [9]. Однако Горбачев возлагал на этот Совет свою веру и надежды. Очень скоро получилось расплывчатое Соглашение об экономическом сообществе, подписанное 18 октября (Украина подписала 6 ноября). Соглашение включало приверженность единой валюте и сохранение экономических связей. Ельцин поддержал это и действовал сообща. Тем временем переговоры о политическом соглашении продолжались.На мгновение в середине октября показалось, что проект Горбачева находится на правильном пути, обеспечивая многообещающую обстановку для Мадридской конференции по Ближнему Востоку.

Буш и Горбачев прибыли в Мадрид 28 октября 1991 года, готовые вместе председательствовать на открытии этой очень амбициозной конференции, которая возникла непосредственно из их договоренностей, достигнутых во время саммита в Хельсинки в сентябре 1990 года. Во время Хельсинки Горбачев попросил установить связь. его поддержка решений США о вторжении Саддама Хусейна в Кувейт с проведением всеобъемлющей международной конференции по Ближнему Востоку.Буш отказался от явной увязки, но пообещал, что после конфликта в Персидском заливе сверхдержавы выступят спонсорами встречи по региону. После нескольких месяцев дипломатических усилий, в первую очередь со стороны госсекретаря Бейкера, а также советских дипломатов, основные игроки Ближнего Востока собирались встретиться в Мадриде. Москва дала дипломатическое признание Израилю всего за несколько дней до этого. Сам факт, что лидеры США и СССР вместе откроют мероприятие, был важным символом окончания холодной войны.

Горбачев хотел, чтобы Мадрид служил форумом, где два президента обсудили бы судьбу мира накануне конференции и закрепили свое сотрудничество как ключевую динамику глобальной безопасности.Он также надеялся поговорить с Бушем наедине о том, что ему нужна срочная финансовая помощь для его программы реформ — чтобы не допустить распада СССР и показать Ельцину, к кому по-прежнему прислушиваются мировые лидеры. Со своей стороны, однако, Буш ожидал увидеть президента без страны, почти предвкушая потерю Горбачева в качестве партнера в своем дневнике: «Недавно появились сообщения о том, что он, возможно, ненадолго. В информационной книге указано, что это может быть моя последняя встреча с ним такого рода. Время идет.[10] В подготовительной записке саммита лаконично говорилось: «Перспективы политического союза и, следовательно, долгосрочная роль Горбачева в качестве президента союза кажутся нулевыми». [11] Предсказание, содержащееся в информационной книге, оказалось верным. на цели.

Когда Горбачев ехал в аэропорт по пути в Мадрид, Ельцин обратился к российскому парламенту с взрывной речью. (Горбачев говорил об этом с Ельциным заранее, но тот не раскрыл всего содержания.) В обращении Верховный Совет России просил предоставить чрезвычайные полномочия для проведения радикальной экономической реформы, включая скорейшую либерализацию цен.Эта односторонняя программа, не обсуждавшаяся и не согласованная с другими республиканскими лидерами, по существу подорвала предыдущие экономические договоренности и решительно выбрала для России путь «действовать в одиночку», включая резкое сокращение финансирования большинства центральных структур. (Министерство иностранных дел было бы сокращено на 90 процентов.) Из советской стенограммы встречи Буша и Горбачева один на один в Мадриде мы знаем, что американская сторона располагала информацией о содержании предстоящей речи и связалась с российским руководством. с просьбами сбавить обороты, но попытка была тщетной.[12]

Горбачев в то время считал, что Ельцин находился под влиянием своих ближайших советников, и этим объяснялись его частые повороты. Мемуары Горбачева датируют поворотный момент в эволюции Ельцина особым моментом в сентябре 1991 года, когда госсекретарь Ельцина, «злой гений» Геннадий Бурбулис, принес своему боссу в Сочи секретный меморандум под названием «Стратегия России в переходный период. [13] Разработанный Бурбулисом, он призывал к скорейшему формированию российского государства, которое было бы единственным законным наследником Советского Союза и в одиночку приступило бы к радикальной экономической реформе, оставив позади центр и остальные республики.Это была стратегия — избавиться от Горбачева путем демонтажа Союза.

Собеседники Горбачева в Мадриде, включая короля Хуана Карлоса, выразили искреннее возмущение речью Ельцина и свою поддержку Горбачева. Буш говорил очень откровенно: «Надеюсь, вы знаете позицию нашего правительства: мы поддерживаем центр. Не отказываясь от контактов с республиками, мы поддерживаем центр и вас лично ». Он даже упомянул, что его выступление в Киеве обошлось ему в политическом плане — накануне года выборов его считали цепляющимся за Горбачева, а не оказывающим поддержку «демократическим силам» во главе с Ельциным.[14] Во всех разговорах подробно обсуждался новый Союзный договор. Горбачев настаивал на единой стране с объединенными вооруженными силами и всенародно избранным президентом, единой энергосистемой, транспортной сетью, коммуникациями, освоением космоса и единым экономическим пространством. В разное время Горбачев соглашался с Бушем в том, что Ельцин пытался заменить Россию центром в новой структуре, но затем также сказал, что Ельцин понимал необходимость центра и понимал, что российская экономическая реформа невозможна без него.

Кульминацией саммита стал государственный обед, устроенный королем Хуаном Карлосом вместе с премьер-министром Гонсалесом, иностранный лидер, который Горбачев считал наиболее близким ему по своим взглядам и идеям. Четырехчасовая беседа варьировалась от советских внутренних до международных тем и позволила Горбачеву снова сыграть роль глобального государственного деятеля. Выступление Ельцина было одной из первых тем. Буш был обеспокоен заявлениями Ельцина о границах и русских меньшинствах в республиках, особенно на Украине и в Казахстане.Горбачев отметил нестабильность украинской ситуации: «Украина в ее нынешнем виде появилась только потому, что у большевиков не было большинства в Раде, и они добавили к Украине Харьков и Донбасс. А Хрущев братским жестом передал Крым от России Украине ». По его словам, Крым решил остаться с Украиной только при условии, что Украина будет неотделима от России, что может измениться, если Украина решит не присоединяться к Союзу. [15] Горбачев горячо заявил о своей решимости сохранить единство своей страны, и хотя все руководители открыто сочувствовали его затруднительному положению, они также понимали, что его шансы невелики.Мадрид оказался последним саммитом сверхдержав.

По прибытии домой Горбачев обнаружил, что его новый союзный проект распадается еще больше. Он смог приостановить процесс, оказав давление на Ельцина и пригрозив отставкой, но надолго это не сработало. 1 декабря в Украине прошел референдум, на котором за независимость проголосовало 70 процентов населения. Кравчук был избран президентом и вскоре дал понять Ельцину, что не собирается участвовать в переговорах по новому Союзному договору ни в какой форме, ни в какой форме больше не будет «старшего брата» России.8 декабря во время длительных переговоров в охотничьем домике в Беларуси (и по предложению Бурбулиса) лидеры России, Украины и Беларуси подписали Беловежское соглашение о роспуске СССР и создании Содружества Независимых Государств. Ельцин поспешил позвонить Бушу, чтобы сообщить ему, подчеркнув, что Горбачев еще не знал об этом. [16] Фактически Горбачев услышал эту новость после Буша от лидера Беларуси Станислава Шушкевича. Самый видный лидер неславянской республики Нурсултан Назарбаев отказался присоединиться к беловежской команде, потребовав вместо этого встречи в Алматы, Казахстан, для проработки деталей федерации-преемника.

25 декабря 1991 года, незадолго до своей прощальной речи на посту президента СССР, Горбачев позвонил Бушу, который был в Кэмп-Дэвиде на Рождество со своими внуками. Горбачев выразил признательность за все, что они сделали вместе, и выразил надежду на будущее партнерство в какой-то новой форме [17]. Президент США чувствовал, что он «увяз в истории» в какой-то «огромный поворотный момент» [18]. Этот поворотный момент был также конечной точкой саммитов сверхдержав. Горбачев просто сказал «до свидания» и виртуально пожал Бушу руку; Буш ответил: «До свидания.Это были напутственные слова в разговорах, которые положили конец холодной войне и изменили мир.

ПРОЧИТАТЬ ДОКУМЕНТЫ

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Светлана Савранская и Томас Блэнтон, Последние встречи на высшем уровне сверхдержав: Горбачев, Рейган и Буш: беседы, завершившие холодную войну (Будапешт / Нью-Йорк: Central European University Press, 2016).

[2] Лучший анализ политики украинской независимости — в Плохах, Последняя Империя: Последние дни Советского Союза (Нью-Йорк: Basic Books, 2014), стр.158-161.

[3] Преобразованный мир , стр. 541

[4] Там же , стр. 544.

[5] Плохий, Заключительные дни , с. 29.

[6] Там же, с. 25.

[7] Бейкер, Политика дипломатии , стр. 527.

[8] Горбачев, Жизнь и реформы , т. 2. С. 609-612.

[9] Грачев, Последние дни, с. 93.

[10] Буш и Скоукрофт, A World Transformed , p. 548.

[11] Документ №147.

[12] Документ № 151; Стенограмма Горбачев-Фонда передана Андреем Грачевым.

[13] Горбачев, Жизнь и реформы , с. 589.

[14] Документ № 151.

[15] Документ № 150.

[16] Документ № 154.

[17] Документ № 157

[18] Преобразованный мир, стр. 561

Проект MUSE — Интерпретации конца Советского Союза: три парадигмы

Можно было ожидать, что распад Советского Союза и конец коммунистического правления в России разрешат доминирующие споры среди ученых, занимающихся советской историей и политикой в ​​то время. Холодная война: был ли советский режим тоталитарной диктатурой или модернизирующимся обществом? Тоталитарная школа определила советский режим как идеологически управляемую диктатуру, нацеленную на полный контроль над обществом, которым она управляла.Это драматическое исчезновение СССР осенью 1991 года было немедленно воспринято приверженцами тоталитарной модели как подтверждение своей точки зрения. Два самых известных ученых пришли именно к такому выводу. Мартин Малиа утверждал: «Можно подумать, что великий крах 1989–1991 годов разрешил бы эти вопросы раз и навсегда, сделав вывод, что коммунизм необратим, поскольку он фактически не смог реформироваться». 1 Уолтер Лакер добавил: «Для тех на Западе, кто на протяжении многих лет утверждал, что Советский Союз медленно, но неуклонно продвигался к большей свободе и процветанию, падение империи было резким опровержением их теорий.» 2

Дело не так очевидно, как они предполагают, однако, поскольку» великий крах «и» падение империи «- это не эмпирические реальности, а концепции, весьма интерпретируемые. Во-первых,» великий крах » Казалось бы, Советский Союз имеет мало общего с крахом других автократических или авторитарных режимов. Практически не было насилия — ни анархических бунтов, ни массовых репрессий, ни гражданской войны. Народные демонстрации никогда не выходили за рамки политического поведения, которое считается нормально в современных демократических обществах.И правительство не было свергнуто. Никакие правительственные здания штурмом не подвергались. Бывшие лидеры не были казнены или даже арестованы! 3 Коммунистическая партия Советского Союза отказалась от власти без боя, и Верховный Совет мирным голосованием прекратил свое существование. Более того, почти не было смены политического руководства [End Page 395] или административного персонала; Постсоветские республики в значительной степени управляются бывшими членами Коммунистической партии. Возможно, самое главное, не было немедленных конституционных изменений.Никаких новых правительств создано не было; никаких новых состояний не появилось. В течение некоторого времени республики бывшего Советского Союза продолжали действовать в соответствии с советской Конституцией 1977 года (с поправками). Чтобы назвать это «коллапсом» в том смысле, что Франция рухнула в 1789 году, Китай в 1911 году или Россия в 1917 году, требуется значительная ловкость в интерпретации. Подчеркивая преемственность, некоторые бывшие «ревизионисты» (как мы увидим) продолжают утверждать, что доводы в пользу тоталитарной модели до сих пор не доказаны.

Во-вторых, даже если продолжать воспринимать распад Советского Союза осенью 1991 года как «коллапс» (внезапное исчезновение сверхдержавы, безусловно, было примечательным и беспрецедентным явлением), тем не менее, можно различать между два совершенно разных процесса: конец тоталитарного режима и распад федеративного государства, или, как назвал это Лакер, «падение империи».«Можно утверждать, что тоталитаризм уже прекратил свое существование, и Советский Союз уже« сблизился »с Западом за некоторое время до того, как Советское государство перестало существовать. Приведем несколько важных изменений: в 1986–1987 годах были арестованы политические заключенные. После освобождения прессы и прекращения цензуры прессы в 1989 г. Коммунистическая партия провела тайные выборы и несколько кандидатов, и были сформированы первые независимые политические партии. В 1990 г. Коммунистическая партия отказалась от своей «ведущей роли» в управлении страной.Можно утверждать, что к лету 1991 года Советский Союз далеко продвинулся дальше классического определения тоталитаризма. 4 Согласно этой интерпретации, осенью 1991 года «рухнула» не коммунистическая диктатура, а советское федеративное государство. Это предполагает, что логика краха проистекает не из природы тоталитарного правления, а из природы империй. Следуя этой линии анализа, в дебатах о природе советского режима появилась третья позиция.Идея о том, что Советский Союз был империей, хотя и недооценивалась англо-американскими учеными до 1991 года …

Конец холодной войны

Воссоединение после 45 лет разделения стало поводом для празднования в Германии

Три события возвестили конец холодной войны: падение Берлинской стены в 1989 году, воссоединение Германии в 1990 году и распад Советского Союза в 1991 году. был вызван или сформирован требованиями и действиями обычных европейцев, которые были полны решимости спровоцировать перемены.

Сила народа

Эти изменения произошли в конце десятилетия, когда простые люди бросили вызов социалистическим правительствам. Это давление подорвало и подорвало политический авторитет в странах советского блока. Поскольку Москва больше не принуждала к соблюдению социалистической политики, правительства советского блока уступили, разрешив политические реформы или ослабив ограничения, такие как пограничный контроль.

В Восточной Германии, эпицентре раскола холодной войны, народные волнения привели к смене руководства и падению Берлинской стены (ноябрь 1989 г.).Через несколько месяцев после 45 лет разделения две Германии воссоединились.

Между тем Советский Союз тоже был в агонии. После двух десятилетий экономической стагнации СССР внутренне ослабел. Как выразился историк Джон Льюис Гэддис, СССР был «беспокойным трицератопсом»: он оставался мощным и устрашающим, но внутри его «пищеварительная, кровеносная и дыхательная системы медленно забивались, а затем отключались». Двойные реформы Михаила Горбачева, гласность , и перестройка , не спасли зверя.

Воссоединение Германии

Почти 90 процентов восточных немцев благосклонно относятся к воссоединению

Падение Берлинской стены расчистило путь для воссоединения Германии. Внутренние границы между Восточной и Западной Германией, а также границы в разделенном городе Берлине были быстро удалены. Канцлер Западной Германии Гельмут Коль воспользовался моментом, разработав план объединения Германии из десяти пунктов, не консультируясь с союзниками по НАТО или членами своей собственной партии.

Хотя большинство немцев приветствовало этот шаг, перспектива воссоединения Германии понравилась не всем.Это особенно беспокоило пожилых европейцев с давними воспоминаниями о нацизме и Второй мировой войне.

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер была обеспокоена этим в частном порядке, как и многие французы, итальянцы и даже Советский Союз. Израиль, где сейчас проживают тысячи людей, переживших Холокост, был самым ярым противником воссоединения Германии.

Свободные выборы

В марте 1990 года в Восточной Германии прошли первые свободные выборы, в результате которых коммунисты потерпели сокрушительное поражение.Два германских государства активизировали свое политическое и экономическое сотрудничество, договорившись о единой валюте ( немецких марок ) в июле 1990 года. Уже велась работа над формальностями воссоединения и создания нового немецкого государства.

Эти вопросы были окончательно урегулированы Договором об объединении, который был подписан в августе 1990 года и вступил в силу 3 октября. В декабре 1990 года были проведены всеобщие выборы — первые общегерманские свободные выборы с 1932 года. Коалиция христианских консервативных партий получила почти половину мест в Бундестаге (парламенте), а Гельмут Коль был утвержден канцлером.

В последующие годы Германия развеет опасения по поводу своего военного прошлого, став одним из самых процветающих и прогрессивных государств Европы.

Советский Союз в кризисе

Американская карикатура, изображающая распад Советского Союза

Советский Союз оставался последним оплотом социализма в Европе, но он тоже быстро менялся. Реформы Горбачева середины 1980-х не смогли решить фундаментальных проблем советской экономики. Советская промышленность столкнулась с острой нехваткой ресурсов, что привело к снижению производительности.

Тем временем советские граждане испытывали острую нехватку продуктов питания и товаров народного потребления, которые предоставлялись государством, что привело к процветанию черного рынка. Крупные траты Москвы на оборону, освоение космоса и поддержку государств-сателлитов еще больше истощили стагнирующую советскую экономику. Дальнейшие реформы 1988 года позволили частной собственности во многих секторах, хотя это произошло слишком поздно, чтобы добиться каких-либо изменений.

Стало ясно, что советская экономика не может восстановиться самостоятельно. Чтобы возродиться и процветать, советские производители и потребители нуждались в доступе к западным рынкам и новым технологиям.

СССР уходит в историю

Политический распад Советского Союза происходил постепенно в конце 1980-х годов. Серия реформ 1987-88 гг. Ослабила контроль Коммунистической партии над выборами, освободила политических заключенных и расширила свободу слова в соответствии с гласностью .

За пределами России прибалтийские государства (Латвия, Литва и Эстония) агитировали за независимость, в то время как сепаратисты сообщали о насилии в Азербайджане и Армении.

В начале 1990 года Коммунистическая партия приняла рекомендацию Горбачева разрешить странам советского блока проводить свободные выборы и референдумы о независимости.К концу 1990 года граждане шести государств — Латвии, Литвы, Эстонии, Армении, Грузии и Молдовы — проголосовали за выход из Советского Союза. Украина, регион, имеющий большое экономическое значение, также провозгласила свою независимость в июле 1990 года.

Оставшимся советским республикам была предоставлена ​​большая политическая и экономическая автономия.

Августовский переворот 1991 года

В 1991 году Горбачев попытался реструктурировать и децентрализовать Советский Союз, предоставив его государствам-членам большую автономию.

Согласно модели, предложенной Горбачевым, СССР должен был стать «Союзом суверенных советских республик», конфедерацией независимых государств, объединенных военными силами, внешней политикой и экономическими связями. Эти предложенные изменения разозлили некоторых лидеров Коммунистической партии, которые опасались, что они подорвут советскую власть и приведут к распаду СССР.

В августе 1991 года группа сторонников жесткой линии, включая вице-президента Горбачева, премьер-министра, министра обороны и главу КГБ, решила действовать.Вместе с Горбачевым на его даче в Крыму группа приказала арестовать его, закрыть СМИ и попыталась захватить контроль над правительством.

Однако руководители переворота неверно истолковали настроение общественности, которая выступила в поддержку Горбачева. Переворот провалился через три дня, и Горбачев был возвращен к власти, хотя его авторитет был снижен. К Рождеству 1991 года Советский Союз вошел в историю. Он был формально распущен и заменен более свободной конфедерацией под названием Содружество Независимых Государств.

Кто «выиграл» холодную войну?

Гибель Советского Союза ознаменовала собой занавес холодной войны. В то время как коммунистические режимы оставались в Китае, Северной Корее и Кубе, предполагаемая угроза советского империализма исчезла из мира.

Среди комментаторов и историков бушевали споры о том, кто был ответственен за прекращение холодной войны. Некоторые приветствовали Горбачева и других реформаторов советского блока как архитекторов перемен и реформ. Другие приписывали крушение советской империи сильным духом западных лидеров, таких как Рональд Рейган и Тэтчер.Некоторые считали, что коммунизм потерпел поражение из-за его собственных ложных обещаний. Это была неустойчивая экономическая система, рухнувшая изнутри.

Несомненно, во всех трех перспективах была доля правды. Однако в бурные 1980-е простые люди Восточной Европы были настоящей движущей силой перемен.

На протяжении десятилетий граждане советского блока жили при репрессивных однопартийных режимах и практически не имели права голоса в правительстве. Их заставляли работать, им отказывали в праве протестовать или говорить и отказывали в выборе, доступном их соседям на Западе.Последние годы холодной войны были определены этими простыми людьми, которые рисковали своей жизнью, чтобы воссоединиться со свободным миром.

Их решимость и героизм были отмечены писателем Джоном Ле Карре:

«Это человек закончил холодную войну, если вы не заметили. Это не было ни вооружением, ни технологиями, ни армиями, ни кампаниями. Это был просто человек. И даже не западный человек, как это случилось, а наш заклятый враг на Востоке, который вышел на улицы, столкнулся с пулями и дубинками и сказал: «С нас хватит».Это их император, а не наш, имел наглость подняться на трибуну и заявить, что у него нет одежды. И идеологии тянулись вслед за этими невозможными событиями, как приговоренные к заключенным, как идеологии, когда у них был свой день ».

Взгляд историка:
«Многие россияне сочувствовали заговорщикам [август 1991 года]… потому что они одобряли их мотивацию — не допустить распада Советского Союза. После того, как первоначальная эйфория… утихла, и люди начали сталкиваться с реалиями распавшейся советской империи, началось разочарование.Через пару лет администрация Ельцина сама настаивала на «реинтеграции» бывших советских республик ».
Эми Найт, историк

1. Три знаменательных события ознаменовали окончание холодной войны: падение Берлинской стены, воссоединение Германии и распад Советского Союза.

2. Падение Берлинской стены привело к удалению границ между Восточной и Западной Германией, в то время как канцлер Западной Германии Гельмут Коль начал настаивать на воссоединении двух государств.

3. Несмотря на противодействие с некоторых сторон, воссоединение продолжалось в течение 1990 года. Оно было завершено Договором о воссоединении (октябрь) и свободными выборами для единой Германии (декабрь).

4. В конце 1980-х годов Советский Союз, окруженный внутренними экономическими и политическими проблемами, ослаб. После неудачной попытки переворота сторонниками жесткой линии СССР был распущен в 1991 году.

5. О факторах, положивших конец холодной войне, ведется много споров. Некоторые связывают это с реформами Горбачева, сильным лидерством на Западе или неустойчивостью социалистических экономических систем.Неоспорима и роль простых людей в конце 1980-х.

Документ американской разведки: «Советская система в кризисе» (ноябрь 1989 г.)
Договор об объединении Германии (август 1990 г.)
Сторонники жесткой линии коммунистов оправдывают свою попытку переворота с целью свергнуть Михаила Горбачева (август 1991 г.)
Минское соглашение распускает Советский Союз (декабрь 1991)

Информация для цитирования
Название: «Конец холодной войны»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.ru / coldwar / end-of-cold-war /
Дата публикации: 18 сентября 2020 г.
Дата обращения: 15 сентября 2021 г.
Авторские права: Запрещается повторная публикация содержимого этой страницы без наших явное разрешение. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

Крах коммунистического блока — холодная война (1945–1989)

Крах коммунистического блока

Реформистская политика Михаила Горбачева в Советском Союзе подпитывала оппозиционные движения коммунистическим режимам в странах советского блока.Демонстрации участились. Правительства были вынуждены принять меры — к тому же рекомендованные Горбачевым — по либерализации. Однако этих мер оказалось недостаточно.

Надежды на свободу, долгое время подавлявшиеся коммунистическими режимами в странах советского блока и в самом СССР, неизбежно подпитывались попытками Михаила Горбачева реформ в Советском Союзе и его примирительной политикой по отношению к Западу. Поддержать реформированные коммунистические режимы оказалось невозможным.Их полностью унесло желание политической демократии и экономической свободы. В течение трех лет коммунистические режимы рухнули, и отдельные нации получили свободу сначала в странах-сателлитах СССР, а затем в самом Советском Союзе. Структуры Восточного блока распались с распадом Варшавского договора и СЭВ. Советский Союз распался на независимые республики.

В Польше экономические реформы привели к забастовкам весной и летом 1988 года.Движение «Солидарность» («Solidarność») призывало к плюрализму профсоюзов. В ходе переговоров за круглым столом, которые позволили постепенно создать третью Польскую республику, лидеры польских коммунистов признали общественное движение в апреле 1989 года. Таким образом, «Солидарность» смогла принять участие в первых полулегальных выборах после Второй мировой войны. Выборы, состоявшиеся 4 и 18 июня, привели к краху Коммунистической партии, и Тадеуш Мазовецкий стал первым некоммунистическим главой правительства в Восточной Европе.Он был назначен 19 августа 1989 года и одобрен подавляющим большинством польским Шемом 8 сентября 1989 года в результате коалиции между «Солидарностью», сельскохозяйственной партией и Демократической партией. В декабре 1989 года Лех Валенса, символический лидер «Солидарности», сменил на посту президента генерала Ярузельского из Польской объединенной рабочей партии. Победа кандидатов профсоюзов на этих выборах вызвала волну мирных антикоммунистических революций в Центральной и Восточной Европе.

В Венгрии демонстрации против режима участились в 1987 и 1988 годах. Оппозиция стала более организованной, и в июне 1988 года в правительство вошли реформаторы. 18 октября 1989 года сталинская конституция была отменена, и Венгрия приняла политический плюрализм. Ранее в том же году, в мае, был демонтирован «железный занавес», отделяющий Венгрию от Австрии, что позволило многим восточным немцам бежать на Запад.

В Чехословакии программа реформ, вдохновленная реформами СССР, была принята в декабре 1987 г., но не получила широкого распространения.Режим стал более репрессивным и подавил демонстрации в 1988 году.

Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 года еще больше ускорило падение коммунистических правительств. В Чехословакии лидер оппозиции Вацлав Гавел был единогласно избран временным президентом республики парламентом Социалистической Республики 29 декабря 1989 года. В том же духе движение «Гражданский форум», выступающее против истеблишмента, выиграло первые свободные парламентские выборы 8 августа. Июнь 1990 года и повторно назначил Вацлава Гавела президентом республики в июле того же года.В Венгрии в результате парламентских выборов, состоявшихся 2 апреля 1990 года, было сформировано правительство Демократического форума. 9 декабря 1990 года Лех Валенса стал президентом Республики Польша. В Болгарии коалиционное правительство было сформировано 7 декабря 1990 года, а новая Конституция была принята 9 июля 1991 года. В Румынии после жестоких демонстраций 25 декабря 1989 года был казнен коммунистический диктатор Николае Чаушеску, и была принята новая Конституция, устанавливающая плюрализм. 8 декабря 1991 г.

Преобразование происходило по большей части мирным путем. Тем не менее в Румынии революция против диктатора Чаушеску привела к сильному кровопролитию, а фрагментация Югославии привела к длительной и ожесточенной гражданской войне.

Крах советского коммунизма привел к развалу Советского Союза, истощенному идеологическим, политическим и экономическим кризисом. Это, в свою очередь, ускорило распад империи, как причина, так и следствие конца коммунизма.Организации, относящиеся к «советскому федерализму», ускорили распад Советского Союза, несмотря на то, что в первую очередь предназначались для его консолидации. Одна за другой Советские Социалистические Республики (ССР) провозгласили свой суверенитет летом 1991 года. В декабре того же года некоторые из этих республик, которые к тому времени стали независимыми, пересмотрели свои соответствующие связи, создав Содружество Независимых Государств. (СНГ).

Политические и экономические изменения в Европе

На вопрос об изменениях, произошедших с конца коммунистической эпохи, люди в странах бывшего Восточного блока выражают поддержку переходу от однопартийного правления и экономики, контролируемой государством, к многопартийной системе и рыночной экономике.Однако россияне в меньшей степени поддерживают эти изменения.

Переход к многопартийной системе получил наибольшее одобрение со стороны поляков (85%), жителей бывшей Восточной Германии (85%) и чехов (82%). Но одобряет и большинство в Словакии, Венгрии и Литве. Примерно половина или более в Болгарии и Украине также поддерживают изменения, хотя в этих странах больше тех, кто не одобряет их. Только в России менее половины высказываются в поддержку перехода к многопартийной системе.

Поддержка перехода к рыночной экономике также сильна в большинстве обследованных стран, при этом большинство поддерживает экономические изменения во многих странах, где большинство также поддерживает изменение политической системы. Однако только 38% в России одобряют экономические изменения, а 51% не одобряют.

Люди во многих из опрошенных стран сейчас менее поддерживают изменения политической и экономической системы, чем они были в 1991 году. Однако с 2009 года наблюдается заметный рост положительного отношения к этим изменениям примерно в половине стран. обследован.Заметным исключением является Россия, единственная страна, где с 2009 года поддержка снизилась.

Например, в Венгрии 74% в 1991 г. заявили, что одобряют переход к многопартийной системе, а 80% одобряют переход к рыночной экономике. Но при повторном опросе в 2009 году только 56% одобрили изменение политической системы с 1989 года и 46% положительно оценили изменение экономической системы. Однако сейчас 72% венгров одобряют многопартийную систему, а 70% — капиталистическую.

россиян, однако, относятся к этим изменениям еще более пессимистично, чем раньше. В 1991 году 61% россиян приветствовали многопартийность, но сегодня эта цифра составляет 43%, то есть снижение на 18 процентных пунктов. Положительные взгляды на рыночную экономику также значительно снизились с 1991 года.

Молодые люди в целом более заинтересованы в отходе от экономики, контролируемой государством, во многих из исследованных стран. Например, в Словакии 84% лиц в возрасте от 18 до 34 лет поддерживают это изменение по сравнению с 49% лиц в возрасте 60 лет и старше.Двузначный возрастной разрыв также наблюдается в Болгарии, Украине, России и Литве.

В большинстве обследованных стран более образованные страны с большей вероятностью поддержат движение к капиталистической экономике, чем менее образованные. В Болгарии 78% тех, у кого образование выше среднего, выступают за переход к капиталистической экономике, в то время как только 49% людей с меньшим образованием поддерживают. Эти различия также важны для перехода к многопартийной системе.

Аналогичные различия возникают, когда дело касается доходов, не только в связи с переходом к рыночной экономике, но также и с переходом к многопартийной системе.Во всех странах люди с доходом, равным или превышающим медианный показатель по стране, с большей вероятностью одобрят эти изменения, чем те, у кого доход ниже медианного значения по стране.

Переход от экономики, контролируемой государством, к капиталистической сейчас оценивается гораздо больше, чем в 2009 году, во время рецессии. Возможно, из-за улучшения экономических перспектив (см. Главу 5) многие другие теперь видят экономические преимущества новой системы по сравнению с коммунизмом. Тем не менее, в разных странах существуют резкие разногласия по поводу того, как изменение затронуло большинство людей.

Несмотря на отсутствие единого мнения о том, лучше ли экономическая ситуация сегодня, чем при коммунизме, с 2009 года вера в то, что она лучше, стала более распространенной во всех странах, кроме России. В Польше 47% придерживались этой точки зрения в 2009 году, но сегодня эта цифра подскочила до 74%. Однако в России сейчас все меньше людей говорят, что экономическая ситуация лучше, чем при коммунизме.

В Польше, Чешской Республике и Литве большинство говорит, что экономическая ситуация для большинства людей сегодня лучше, чем при коммунизме.В Венгрии и Словакии все больше людей говорят, что это лучше, но значительное меньшинство по-прежнему говорят, что это хуже. А в Болгарии, Украине и России более половины считают, что экономическая ситуация сегодня хуже, чем при коммунизме. (Этот вопрос не задавали в Германии.)

Большинство россиян характеризует конец СССР как большое несчастье

Более шести из десяти россиян согласны с утверждением «Большое несчастье, что Советского Союза больше нет». Это на 13 процентных пунктов больше, чем в 2011 году.Только трое из десяти не согласны с этим утверждением.

россиян, которые прожили большую часть своей жизни при Советском Союзе, с большей вероятностью скажут, что его распад был большим несчастьем, чем те, кто вырос при новой системе. Среди россиян в возрасте 60 лет и старше примерно семь из десяти (71%) согласны с тем, что СССР больше не существует, по сравнению с половиной россиян в возрасте от 18 до 34 лет.

Немцы положительно относятся к объединению, но считают, что Восток остался позади в экономическом отношении

Немцы полностью согласны с тем, что объединение Востока и Запада в 1990 году было хорошо для Германии.Примерно девять из десяти немцев, проживающих в регионах, которые соответствуют бывшей Западной и Восточной Германии, согласны с этим утверждением.

Однако на вопрос, достигли ли Восточная и Западная Германия одинакового уровня жизни после объединения, только три из десяти немцев ответили, что это так.

С 2009 года в Германии в целом не было большого движения по этому вопросу. Однако в бывшей Восточной Германии люди сейчас примерно в два раза чаще говорят, что уровень жизни равен западному, чем когда в последний раз задавали этот вопрос.Тем не менее, большинство немцев из обоих регионов говорят, что Восток еще не достиг равного экономического положения с Западом.

Считается, что политики и бизнесмены извлекают выгоду из изменений, произошедших после окончания коммунизма, больше, чем обычные люди

Большинство во всех опрошенных странах бывшего Советского Союза говорят, что политики и бизнесмены получили значительную или справедливую выгоду после падения коммунизма. И во всех случаях больше людей говорят, что политические и бизнес-лидеры преуспели, чем говорят, что изменения пошли на пользу обычным людям.

Люди особенно склонны верить, что политики получили пользу. Примерно девять из десяти и более выражают эту точку зрения в каждой стране, где задавался вопрос, за исключением России (все же 72% россиян с этим согласны). Примерно три четверти или более в каждой стране также говорят, что бизнесмены извлекли выгоду из изменений, по крайней мере, изрядно, в том числе 89% в Чешской Республике, Польше и Украине.

Общественность менее склонна полагать, что обычные люди выиграли от таких изменений.В Болгарии, Украине и России об этом говорит примерно каждый пятый. С другой стороны, почти семь из десяти поляков считают, что обычные люди преуспели при новой системе, равно как и 54% чехов.

Тем не менее, сейчас больше людей говорят, что выиграли от этого, чем это было 10 лет назад. В 2009 году в среднем 21% из семи опрошенных стран заявили, что перемены помогли обычным людям, а 77% заявили, что нет. В настоящее время в среднем 41% в тех же странах говорят, что обычные люди получили пользу от изменений, а 56% говорят, что они мало или совсем не выиграли.

Внутри стран существуют разногласия по поводу того, как люди видят, как простые граждане переживают переход от коммунизма к свободному рынку. В каждой стране, где задавался вопрос, люди с более высокими доходами с большей вероятностью, чем люди с более низкими доходами, говорили, что изменения пошли на пользу обычным людям. Например, в Венгрии люди с доходом, равным или превышающим средний национальный показатель, на 20 процентных пунктов чаще придерживаются этой точки зрения, чем люди с меньшими средствами.

Образование также является разделительной чертой в этом вопросе.В каждой стране, кроме России, люди с более высоким уровнем образования, как правило, с большей вероятностью скажут, что обычные люди преуспели в постсоветскую эпоху, чем люди с меньшим образованием.

Кроме того, те, кто пережил коммунистическую эпоху, с гораздо большей вероятностью скажут, что произошедшие изменения не слишком сильно повлияли или не повлияли на обычных людей , по сравнению с теми, кто родился рядом с этими изменениями или после них. Например, в Словакии 70% людей в возрасте 60 лет и старше говорят, что обычные люди не выиграли от перехода к капитализму и многопартийной системе, по сравнению с 39%, которые утверждают, что среди молодежи от 18 до 34 лет.Двузначные различия такого рода проявляются в каждой исследуемой стране, подчеркивая, что люди, пережившие коммунизм, относятся к посткоммунистической эпохе более негативно.

Жители Центральной и Восточной Европы говорят, что посткоммунистическая эпоха оказала как положительное, так и отрицательное влияние на общество

На вопрос, повлияли ли изменения с 1989 по 1991 год на определенные аспекты жизни в посткоммунистическую эпоху, люди склонны полагать, что образование, уровень жизни и гордость за свою страну улучшились.Но они видят и обратные стороны, и между странами существуют резкие различия в общих преимуществах этих изменений.

Например, большинство поляков, литовцев и немцев говорят, что изменения оказали хорошее влияние на каждую запрошенную категорию, включая образование, уровень жизни, гордость за свою страну, духовные ценности, закон и порядок, здравоохранение и семейные ценности. С другой стороны, примерно половина или меньше болгар, украинцев и русских говорят, что изменения оказали хорошее влияние на эти различные вопросы, за исключением положительного влияния на гордость за свою страну среди русских (54%) и украинцев (52%). ).

Настроения более неоднозначны в Словакии, Чешской Республике и Венгрии: люди в целом видят преимущества меняющегося уровня жизни и гордятся своей страной. Но сохраняются опасения по поводу духовных ценностей в Чешской Республике и здравоохранения в Словакии и Венгрии.

С 1991 г. в каждой стране, где проводился опрос, значительно увеличилось число тех, кто говорит, что происходящие изменения оказали хорошее влияние на различные аспекты жизни. Это довольно последовательно в разных странах и проблемах, в которых проводились исследования, но градусов и изменений варьируются от страны к стране и от вопроса к вопросу.

Наиболее заметным увеличением является процент людей, которые считают, что изменения 1989 и 1991 годов оказали хорошее влияние на уровень жизни в каждой стране. Во многих из обследованных стран с 1991 года по сегодняшний день это мнение многократно увеличилось. Например, в Литве только 9% людей в 1991 году сказали, что недавние изменения положительно повлияли на уровень жизни людей в стране в то время. Но в 2019 году эта цифра выросла до 70%, то есть более чем в семь раз.

Большие изменения такого характера произошли во всех странах, опрошенных по этому вопросу с 1991 по 2019 год, хотя все еще есть скептики в отношении положительного влияния этих изменений на экономическое процветание Украины, Болгарии и России.

Что касается правопорядка, то изменения сейчас приветствуются больше, чем в 1991 году, во всех исследованных странах. Например, 27% немцев в 1991 году заявили, что недавние события положительно повлияли на закон и порядок в стране, по сравнению с 64%, которые говорят это сейчас.

Что касается гордости за свою страну, то поразительно выросло количество тех, кто считает, что изменения оказали хорошее влияние на Россию и Украину. В 1991 году примерно каждый десятый сказал, что изменения в политической и экономической системах положительно повлияли на гражданскую гордость в России (9%) и Украине (11%), но теперь 54% и 52% говорят об этом соответственно.

Единственные случаи, когда сейчас значительно меньшее количество людей говорят, что эти изменения оказали хорошее влияние на общество по любому из этих различных проверенных аспектов, — это Чешская Республика, Литва и Словакия в отношении духовных ценностей и в Литве в отношении национальной гордости.

С точки зрения уровня жизни люди с более высокими доходами и более образованным образованием с большей вероятностью скажут, что изменения, произошедшие с 1989 и 1991 годов, оказали хорошее влияние на их страны. В Словакии те, у кого доход выше среднего по стране, на 30 процентных пунктов с большей вероятностью скажут, что изменения с 1989 года оказали хорошее влияние на уровень жизни, по сравнению с теми, у кого доход домохозяйства ниже медианного. Существенные различия такого характера проявляются в восьми из девяти стран, в которых задавался этот вопрос.

Аналогичная картина применяется в сфере образования. Те, у кого больше образования, с большей вероятностью, чем те, у кого меньше, скажут, что изменения, произошедшие с 1989 и 1991 годов, хорошо повлияли на уровень жизни во всех странах, кроме России.

Молодые люди с большей вероятностью скажут, что изменения в капиталистической экономике и многопартийной системе оказали положительное влияние на здравоохранение в их стране. В Словакии 56% людей в возрасте от 18 до 34 лет говорят, что социальные изменения оказали хорошее влияние на систему здравоохранения, по сравнению с 27% людей в возрасте 60 лет и старше.Значительные двузначные возрастные различия такого рода наблюдаются в семи из девяти стран, в которых задавался этот вопрос.

В Украине те, кто говорит только на украинском языке, обычно видят более позитивное влияние социальных изменений на каждый вопрос, чем те, кто говорит только на русском языке или те, кто говорит дома на обоих языках.

В Германии существует множество разногласий по поводу того, оказали ли изменения с 1989 года хорошее влияние на национальные условия среди тех, кто в настоящее время живет на Западе, по сравнению с теми, кто живет на Востоке, хотя в целом в Германии отношение к этим изменениям довольно положительное.

Например, жители Запада на 20 процентных пунктов чаще, чем жители Востока, говорят, что изменения оказали хорошее влияние на систему образования. Западные немцы также более склонны рассматривать изменения как хорошее влияние на закон и порядок, духовные и семейные ценности, чем на Востоке. Однако между Западом и Востоком нет реальных расхождений во мнениях о том, как изменения повлияли на уровень жизни, здравоохранение и гордость за свою страну.

Конец холодной войны и конец истории?

Сегодня двадцать пять лет назад распался Советский Союз Социалистических Республик, фактически положив конец холодной войне, которая характеризовала вторую половину двадцатого века и охватила весь земной шар.Накануне, 25 декабря 1991 года, генеральный секретарь Коммунистической партии Михаил Горбачев подал в отставку, передав советские ядерные коды президенту России Борису Ельцину. Коммунистический флаг над Кремлем был заменен на российский флаг в 19:32, и коммунистический гегемон официально разделился на 15 независимых республик.

Это событие стало кульминацией демократических перемен, охвативших Восточную Европу в конце 1980-х годов. Горбачев ослабил хватку Советского Союза над железным занавесом посредством своей политики гласности, (открытости) и перестройки, (реструктуризации), но эти политические и экономические реформы в конечном итоге привели к обратным результатам.Простые люди, жаждущие свободы, поднялись по всей Европе после многих лет угнетения, и Советский Союз не смог сдержать шлюзов: Берлинская стена пала в 1989 году, а два года спустя, с распадом Советского Союза, «установился новый мировой порядок. » начался.

Был ли конец холодной войны концом истории? Двадцать пять лет назад так думали многие люди во всем мире.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.