Когда атомная бомба появилась в ссср: Как создавалась первая советская атомная бомба — Российская газета

Содержание

Как создавалась первая советская атомная бомба — Российская газета

«Отец» советской атомной бомбы академик Игорь Курчатов родился 12 января 1903 года в Симском Заводе Уфимской губернии (сегодня это — город Сим в Челябинской области). Его называют одним из основоположников использования ядерной энергии в мирных целях.

С отличием окончив Симферопольскую мужскую гимназию и вечернюю ремесленную школу, в сентябре 1920 года Курчатов поступил на физико-математический факультет Таврического университета. Уже через три года он досрочно с успехом закончил вуз. В 1930 году Курчатов возглавил физический отдел Ленинградского физико-технического института.

«РГ» рассказывает об этапах создания первой советской атомной бомбы, испытания которой успешно состоялись в августе 1949 года.

Докурчатовская эпоха

Работы в области атомного ядра в СССР начались еще в 1930-х годах. Во всесоюзных конференциях АН СССР того времени принимали участие физики и химики не только советских научных центров, но и иностранные специалисты.

В 1932 году были получены образцы радия, в 1939 был произведен расчет цепной реакции деления тяжелых атомов. Знаковым в развитии ядерной программы стал 1940 год: сотрудники Украинского физико-технического института подали заявку на прорывное по тем временам изобретение: конструкцию атомной бомбы и методы наработки урана-235. Впервые обычную взрывчатку было предложено использовать как запал для создания критической массы и инициирования цепной реакции. В будущем ядерные бомбы подрывались именно так, а предложенный учеными УФТИ центробежный способ и по сей день является основой промышленного разделения изотопов урана.

В предложениях харьковчан были и существенные изъяны. Как отметил в своей статье для научно-технического журнала «Двигатель» кандидат технических наук Александр Медведь, «предложенная авторами схема уранового заряда в принципе не являлась работоспособной…. Однако ценность предложения авторов была велика, поскольку именно эту схему можно считать первым в нашей стране обсуждавшимся на официальном уровне предложением по конструкции собственно ядерной бомбы».

Заявка долго ходила по инстанциям, но так и не была принята, а легла в итоге на полку с грифом «совершенно секретно».

Кстати, в том же сороковом году, на всесоюзной конференции, Курчатов представил доклад о делении тяжелых ядер, что явилось прорывом в решении практического вопроса осуществления цепной ядерной реакции в уране.

Что важнее — танки или бомба

После нападения фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года ядерные исследования были приостановлены. Основные московские и ленинградские институты, занимавшиеся проблемами ядерной физики, были эвакуированы.

Берия, как руководитель стратегической разведки, знал, что крупные ученые-физики на Западе считают атомное оружие достижимой реальностью. По данным историков, еще в сентябре 1939 года в СССР инкогнито приезжал будущий научный руководитель работ по созданию американской атомной бомбы Роберт Оппенгеймер. От него советское руководство впервые могло услышать о возможности получения сверхоружия. Все — и политики и ученые — понимали, что создание ядерной бомбы возможно, и ее появление у противника принесет непоправимые беды.

В 1941 году в СССР начали поступать разведданные из США и Великобритании о развертывании интенсивной работы по созданию ядерного оружия.

Академик Петр Капица, выступая 12 октября 1941 года на антифашистском митинге ученых, сказал: «…атомная бомба даже небольшого размера, если она осуществима, с легкостью могла бы уничтожить крупный столичный город с несколькими миллионами населения…».

28 сентября 1942 года было принято постановление «Об организации работ по урану» — эта дата считается стартом советского ядерного проекта. Весной следующего года специально для производства первой советской бомбы была создана Лаборатория № 2 АН СССР. Встал вопрос: кому доверить руководство вновь созданной структурой.

«Надо подыскать талантливого и относительно молодого физика, чтобы решение атомной проблемы стало единственным делом его жизни. А мы дадим ему власть, сделаем академиком и, конечно, будем зорко его контролировать», — распорядился Сталин.

Первоначально список кандидатур составлял около пятидесяти фамилий. Берия предложил остановить выбор на Курчатове, и в октябре 1943 года того вызвали в Москву на смотрины. Сейчас научный центр, в который с годами трансформировалась лаборатория, носит имя своего первого заведующего — «Курчатовский институт».

«Реактивный двигатель Сталина»

9 апреля 1946 года было принято постановление о создании конструкторского бюро при Лаборатории № 2. Первые производственные корпуса в зоне Мордовского заповедника были готовы только в начале 1947 года. Часть лабораторий разместилась в монастырских строениях.

Советский прототип получил название РДС-1, что означало по одной из версий — «реактивный двигатель специальный». Позже аббревиатуру начали расшифровывать как «Реактивный двигатель Сталина» или «Россия делает сама». Бомба так же была известна под названиями «изделие 501», атомный заряд «1-200». Кстати, для обеспечения режима секретности бомба в документах именовалась как «ракетный двигатель».

РДС-1 представляла собой устройство мощностью 22 килотонны. Да, в СССР велись собственные разработки атомного оружия, но необходимость догнать Штаты, ушедшие вперед за время войны, подтолкнула отечественную науку к активному использованию данных разведки. Так, за основу был взят американский «Толстяк» (Fat Man). Бомба под этим кодовым именем США сбросили 9 августа 1945 года на японский Нагасаки. «Толстяк» работал на основе распада плутония-239 и имел имплозивную схему подрыва: по периметру делящегося вещества взрываются заряды конвенционального взрывчатого вещества, которые создают взрывную волну, «сжимающую» вещество в центре и инициирующую цепную реакцию. Кстати, в дальнейшем эта схема была признана малоэффективной.

РДС-1 была выполнена в виде свободнопадающей бомбы большого диаметра и массы. Заряд атомного взрывного устройства выполнен из плутония. Баллистический корпус бомбы и электрооборудование были отечественной разработки. Конструктивно РДС-1 включала в себя ядерный заряд, баллистический корпус авиабомбы большого диаметра, взрывное устройство и оборудование систем автоматики подрыва заряда с системами предохранения.

Урановый дефицит

Взяв за основу американскую плутониевую бомбу, советская физика столкнулась с проблемой, решить которую предстояло в сжатые сроки: на момент разработок производство плутония в СССР еще не начиналось.

На первоначальном этапе использовался трофейный уран. Но большой промышленный реактор требовал не менее 150 тонн вещества. В конце 1945 года возобновили работу рудники в Чехословакии и Восточной Германии. В 1946 году были найдены месторождения урана на Колыме, в Читинской области, в Средней Азии, в Казахстане, на Украине и Северном Кавказе, возле Пятигорска.

Первый промышленный реактор и радиохимический завод «Маяк» начали строить на Урале, возле города Кыштым, в 100 км к северу от Челябинска. Закладкой урана в реактор руководил лично Курчатов. В 1947 году было развернуто строительство еще трех атомградов: двух — на Среднем Урале (Свердловск-44 и Свердловск-45) и одного — в Горьковской области (Арзамас-16).

Строительные работы шли быстрыми темпами, но урана не хватало. Даже в начале 1948 года первый промышленный реактор не мог быть запущен. Уран загрузили к седьмому июня 1948 года.

Курчатов взял на себя функции главного оператора пульта управления реактором. Между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи он начал эксперимент по физическому пуску реактора. В ноль часов тридцать минут 8 июня 1948 года реактор достиг мощности ста киловатт, после чего Курчатов заглушил цепную реакцию. Следующий этап подготовки реактора продолжался два дня. После подачи охлаждающей воды стало ясно, что для осуществления цепной реакции имеющегося в реакторе урана недостаточно. Только после загрузки пятой порции реактор достиг критического состояния, и вновь стала возможной цепная реакция. Это произошло десятого июня в восемь часов утра.

17 июня в оперативном журнале начальников смен Курчатов сделал запись: «Предупреждаю, что в случае остановки подачи воды будет взрыв, поэтому ни при каких обстоятельствах не должна быть прекращена подача воды… Необходимо следить за уровнем воды в аварийных баках и за работой насосных станций».

19 июня 1948 года в 12 часов 45 минут состоялся промышленный пуск первого в Евразии атомного реактора.

Успешные испытания

Десять килограммов плутония — количество, заложенное в американскую бомбу — были накоплены в СССР в июне 1949 года.

Руководитель опыта Курчатов, в соответствии с указанием Берии, отдал распоряжение об испытании РДС-1 29 августа.

Под испытательный полигон был отведен участок безводной прииртышской степи в Казахстане, в 170 километрах западнее Семипалатинска. В центре опытного поля диаметром примерно 20 километров была смонтирована металлическая решетчатая башня высотой 37,5 метров. На ней установили РДС-1.

Заряд представлял собой многослойную конструкцию, в которой перевод активного вещества в критическое состояние осуществлялся путём его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе.

После взрыва башня была уничтожена полностью, на ее месте образовалась воронка. Но основные повреждения были от ударной волны. Очевидцы описывали, что когда на следующий день — 30 августа — состоялась поездка на опытное поле, участники испытаний увидели страшную картину: железнодорожный и шоссейный мосты были искорежены и отброшены на 20-30 метров, вагоны и машины были разбросаны по степи на расстоянии 50-80 метров от места установки, жилые дома оказались полностью разрушенными. Танки, на которых проверялась сила удара, лежали на боку со сбитыми башнями, пушки превратились в груду искореженного металла, сгорели десять «подопытных» автомашин «Победа».

Всего было изготовлено 5 бомб РДС-1. В ВВС они не передавались, а находились на хранении в Арзамасе-16. В настоящее время макет бомбы экспонируется в музее ядерного оружия в Сарове (бывший Арзамас-16).

как СССР создавал атомное оружие

29 августа 1949 года Советский Союз испытал первую атомную бомбу, однако мир узнал об этом лишь через месяц. Разработки по личному распоряжению Иосифа Сталина велись в ускоренном режиме, ресурсов у ослабленной войной страны не было. Подробнее о советском ядерном проекте – в материале корреспондента телеканала «МИР 24» Максима Красоткина.

Ударная волна информационного эха от испытаний первой атомной бомбы СССР дошла до мирового сообщества спустя месяц. Президент США Гарри Трумэн заявил об этом в своем обращении к нации 23 сентября. Сама бомба была испытана в августе, 29-го числа. Советский Союз все это время сохранял интригу.

Сообщение ТАСС, опубликованное в газете «Правда» от 25 сентября 1949 года, было без каких-либо подробностей. Такой ответ заокеанским союзникам, которые зафиксировали испытания. Написано: да, какой-то взрыв был, но в Советском Союзе их много, ведутся стройки. И вообще: секрет атомной бомбы — давно не секрет, и СССР овладел им уже в 1947 году. Может быть, поэтому сообщение было напечатано лишь на второй полосе, так, между прочим – между заметкой о декаде таджикской литературы в Москве и осуждением чьего-то фельетона.

Создание атомного оружия для СССР было оправданным шагом после бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. То же самое США уготовили и городам СССР, нанеся на карту основные промышленные центры. Но еще до войны ученые всего мира знали, что если в одном месте собрать определенное количество радиоактивного вещества, то произойдет мгновенное выделение тепла – взрыв. Но Штаты не были ослаблены войной, потому советские ученые начали работы позже. Им помогала разведка. Рассекреченные документы СВР глава ведомства Сергей Нарышкин передал Курчатовскому институту.

«70 лет назад на Семипалатинском полигоне прозвучал взрыв первой советской атомной бомбы. Это послужило наглядным предостережением для недавних тогда союзников, США, от поспешных попыток переиграть итоги Второй мировой войны и ввергнуть мир в пучину очередного глобального конфликта», – отметил руководитель спецслужбы.

Советским разведчикам удалось завербовать несколько американских ученых и сотрудников спецслужб, позже их назовут «кембриджской пятеркой». Ким Филби, Дональд Маклин, Энтони Блант, Гай Берджерс и Джон Кенкросс создают разрушительное оружие, но при этом уже тогда понимают, что монополия на него не должна быть только у одного государства.

«Они были «леваки». Для них были важны идеи социализма и коммунизма, они были идейными людьми. Они работали не за деньги (хотя, деньги, конечно, получали), а за идею», – указал научный руководитель Госархива Сергей Мироненко.

В качестве заряда для бомбы было решено использовать плутоний, а он в природе нигде не встречается. Это побочный продукт облучения урана. В то время в СССР уран в промышленных масштабах не добывали. Поэтому пришлось открывать новые рудники. Залежи ценного вещества оказались в республиках Центральной Азии: в Таджикистане, Узбекистане и Казахстане.

«Возили в мешках на ишаках этот уран. Добывали, привозили на заводы, а там перерабатывали», – рассказал советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Чтобы из урана выделить плутоний, нужен был реактор. Его решили построить тогда еще на окраине Москвы. Место, где создавался ядерный щит страны, внешне не отличался от деревни Щукино, где тогда располагалась «лаборатория номер два» – будущий Курчатовский институт. Так что с самолета-разведчика не разглядишь. Те же одноэтажные домики, а вход в сам реактор сделали больше похожим на погреб, в котором хранят картошку и домашние заготовки.

Сейчас первый в Евразии реактор Ф-1 (буква «Ф» значит физический) заглушен навсегда. Но именно на нем Игорь Курчатов получил первые образцы плутония. Причем это были микрограммы, но в Москве отрабатывался сам принцип его добычи.

Во время опытов по наработке плутония Курчатов пошел на нестандартные меры безопасности. На видное место клал топор, которым в случае нештатной ситуации должны были перерубить канаты, на которых держались стержни аварийной защиты реактора. Пульт 1940-х годов был собран буквально на коленке – ни о какой автоматике и речи не было. Все процессы запускались вручную с помощью лебедок. При этом нужно было экспериментально понять, как вообще работает ядерный реактор. Для понимания один за другим собрали еще четыре образца. 

Для создания первого советского атомного реактора потребовалось 420 тонн чистейшего графита. Малейшие примеси в нем просто поглощали бы нейтроны и не давали запуститься цепной реакции. Тогда ученым пришлось поработать не только головой, но и руками: они на себе таскали и укладывали графитовые кирпичи. В такелажных работах принимал участие и сам Курчатов.

Коллектив ученых собирался по всей стране. Многие тогда воевали. Например, Игорь Курчатов был на флоте и придумал способ борьбы с магнитными минами, который применяется и сейчас. Тогда руководство атомным проектом от Вячеслава Молотова перешло Лаврентию Берии. Тут глава НКВД показал всю мощь административного аппарата. Многих ученых он тогда вытащил из тюрьмы и наладил сотрудничество разных ведомств – как бы сейчас сказали, эффективный менеджер.

«У нас находится архив МВД-НКВД, и там много резолюций Берии. Резолюции Берии отличаются от всех резолюций – это конкретные поручения. Берия никогда не писал ни к чему не обязывающих резолюций: «прошу рассмотреть и доложить», – отмечает Мироненко.

Уже в те годы советские ученые озаботились и другими проблемами: а что будет, если в поисках плутония реактор разогнать на полную мощность, взорвется ли он? Оказалось, что он просто остановится. Уже тогда советские физики изучали, как атом влияет на все живое.

«Сразу начались биологические эксперименты, потому что непонятно было, как это воздействует на человека. Конечно, исследования проводили на собаках, кроликах, мышах. Прямо здесь, на крышке этого реактора стояли клетки, в которых облучались животные», – отметил советник президента Курчатовского института Николай Кухаркин.

Секретность была под стать работам. Вместо слов «атом», «реактор», «уран» в документах обычно был пробел, куда физики от руки вписывали нужные слова. Даже целые коллективы не могли понять, что они строят оружие будущего.

«Токарь, который вытачивал какую-нибудь металлическую часть в Сибири, понятия не имел, что делает. Миллион человек участвовали в проекте и не знали об этом. Даже солдат, который стоял в оцеплении, понятия не имел, что происходит на полигоне», – говорит директор Института ядерной физики Казахстана Кайрат Кыдыржанов.

При этом, изучая американские чертежи, добытые разведкой, физики понимали, что в СССР наука продвинулась куда дальше. Например, у Советского Союза был самый чистый плутоний, который делал бомбу более мощной – нейтроны бегали быстрее.

«Идут эксперименты по среднему времени жизни нейтрона, и у нас получается немножко больше, чем у американцев. И Курчатов, поглаживая свою бороду, говорит: очевидно, советский нейтрон крепче», – вспоминает отец Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса.

Священник Александр Ильяшенко без малого 30 лет отработал в Курчатовском институте. Он делал реакторы для подводных лодок. В начале 2000-х после законов физики он стал изучать Закон Божий.

«Одно другому совершенно не мешает. Более того, помогает, потому что апостол Павел говорил, что вера – от знания, а знание — от слушания слова Божьего», – напомнил священник.

При этом отец Александр говорит, что физиков первой волны от остальных отличало чувство юмора и смекалка. Взять, к примеру, первый пульт управления подрыва атомной бомбы. Вроде нажал кнопку и все, но нет. Советские ученые уже тогда понимали ответственность.

«Чтобы ручку, которая активирует атомную бомбу, кто-то случайно не задел, ее оснастили защитой. Одна линия защиты, вторая линия защиты, а третья – это амбарный замок, который повесили ученые», – рассказал научный руководитель Госархива.

На полигоне в Семипалатинске, где проводили испытания, бомба не падала с самолета. Начинку, то есть заряд, подвесили на вышке и подорвали. Увидели, что система работает, но корпус снаряда готовили долго. В аэродинамических трубах продули больше ста вариантов оболочки бомбы. Она должна была падать только вертикально.

Про советскую атомную бомбу острые языки говорили: она смотрит противнику в глаза. Действительно, круглые отверстия очень сильно их напоминают. Внутри под прозрачным оргстеклом находятся антенны высотомера, подключенного к взрывателю, который должен был активировать заряд на определенной высоте. Если бы он не сработал, то в дело включились бы датчики атмосферного давления. Они тоже меряют высоту, но по другому принципу. Если бы отказали и они, то при ударе о грунт нажалась бы обычная красная кнопка.

Советская бомба легла на чашу ядерных весов, тем самым сохранив баланс сил. План США по ядерной бомбардировке 20 крупнейших городов Советского Союза был сдан в архив – как оказалось, навсегда.

Через 70 лет история повторяется. Выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, по сути, дает старт новой гонки вооружения. Об этой опасности все громче говорят в странах Содружества. На этой неделе первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил: «Планета вновь оказалась у опасной черты». Именно он в 1991 году закрыл Семипалатинский полигон, а в 1996-м инициировал подписание Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

«Если произойдет Третья мировая война с применением средств массового уничтожения, она может стать последней для нашей цивилизации. У наших народов давно сформировался сильный запрос на бесконфликтное существование, жизнь без страха сегодня и веру в завтрашний день, будущее наших детей и внуков», – уверен елбасы.

Президент России Владимир Путин направил в столицы нескольких десятков стран письма. Он предлагает безотлагательно ввести мораторий на развертывание ракет средней и меньшей дальности. Об этом стало известно на этой неделе. Как уточнил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, послание Путина не подразумевает ответных писем. Однако и понимания оно пока не встретило. Послание получили лидеры Германии, Франции, Испании, Чехии, Турции, а также руководство Евросоюза и НАТО. Везде заявили, что изучают предложение Кремля, кроме штаб-квартиры Североатлантического альянса. Там по-прежнему обвиняют Москву в нарушении договора. Но как добавил Песков, Россия продолжает «последовательно и аргументировано» доказывать свою правоту.

Публично идею поддержала Беларусь. Глава МИД Беларуси Владимир Макей выступил с трибуны ООН.

«Возникла реальная угроза появления таких ракет с подлетным временем в несколько минут в различных регионах мира, в том числе в Европе. Это неизбежно повлечет за собой дальнейший рост напряженности, новый виток политической и военной конфронтации, повышение риска ядерного апокалипсиса. Поэтому мы выступаем за безотлагательные совместные действия по сохранению достижений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в нашем общем доме, на европейском континенте», – заявил министр.

Когда и как в СССР появилась атомная бомба? | История

Первыми атомное оружие сделали американцы, испытание их атомного оружия («Тринити») произошло 16 июля 1945 года. Затем 6 и 9 августа того же года атомные бомбы были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. Надо же было проверить на противнике, как действует новое оружие, которое получила Америка!

Уже в 1945 году, после победы над Германией, наши западные союзники прикидывали, как бы напасть на СССР, пока мы не оправились от разгрома, произведенного немцами на нашей территории. Сразу же после победы над Японией отношения между союзниками по антигитлеровской коалиции окончательно испортились, опустился «железный занавес», отделяя СССР и наших союзников от стран, союзных с США.

Высшее командование США начало готовить планы нападения на СССР с использованием атомного оружия. В марте 1946 года был принят план «Пинчер», в апреле 1948 года — план «Бушвэкер», были разработаны «Хафмун», «Флитвуд» и «Даблстар».

Уже в сентябре 1948 года в США был принят план нападения на СССР «Флитвуд», и до и после этого разрабатывались и принимались планы нападения на СССР с использованием ядерного оружия. Согласно таким планам, на города СССР следовало сбросить десятки атомных бомб (по плану Флитвуд — 120), после чего следовало высадить десанты на Дальнем Востоке и начать наступление с запада. Предполагалось, что правительство СССР будет уничтожено, а наша армия не решится защищаться под угрозой атомной бомбежки.

Фото: wikimapia.org

Что же помешало выполнению этих планов?

  • 29 августа 1949 года в СССР была испытана первая атомная бомба.

С чего же началась советская атомная программа? ГКО СССР 11 февраля 1943 года принял постановление ГКО № 2872сс, согласно которому была начата практическая работа по созданию атомной бомбы. В самом начале программой руководил Вячеслав Молотов, заместитель председателя ГКО. Уже в 1944 году куратором проекта стал Лаврентий Берия. Под его строгим руководством и при помощи агентов НКВД в США проект начал бурно развиваться.

В последнее время стало модно считать, что атомная бомба СССР была украдена у США, что вся советская атомная программа — сплошное воровство американских секретов, после которого следовало корявое исполнение американских открытий на примитивной советской производственной базе.

Мы не знаем всей правды — и американский, и советски атомные проекты пока по большей части засекречены, но стоит ли верить американской пропаганде? Давайте лучше «судить по делам», а не по словам.

Правда в том, что идеи создания атомной бомбы действительно были переданы советским агентам в США американскими учеными-физиками, потому нам удалось избежать расходования сил и денег на создание А-бомбы, исследования американцев показали тупиковость этого направления.

Игорь Васильевич Курчатов
Фото: ru.wikipedia.org

Но создать атомную бомбу, «просто украв» ее — невозможно, в противном случае ими обзавелись бы очень многие. Для того чтобы войти в круг ядерных держав, необходимо иметь высочайшую культуру производства и овладеть целым рядом очень высоких технологий, иметь добычу целого ряда редкоземельных металлов и их обогащения, уметь создавать множество сплавов, способных работать в условиях сильной радиации и высоких температур и давления, научиться производить сложнейшие расчеты, необходимые для функционирования таких сложнейших и опаснейших комплексов устройств, каковыми являются атомный реактор и межконтинентальная ракета.

Кроме того, метод разделения изотопов урана, применяемый советскими учеными для получения высокообогащенного (оружейного) урана, участвовавшими в атомной программе, в США не применяется. Там для аналогичных целей использовался мембранный метод, во много раз более медленный, энергозатратный, к тому же не способный извлечь большее количество U-235, необходимого для создания атомного оружия.

Просто никто особо не задумывался, зачем Россия то ли принимает на захоронение, то ли задешево покупает обедненный уран у стран, обладающих технологиями его разделения на изотопы. Дело в том, что у нас из привезенного гексафторида урана могут извлечь еще 2% U-235, которые там остались, поскольку их извлечение невозможно средствами западных технологий

Фото: Depositphotos

Конечно, старт в ядерной гонке СССР совершил с гораздо более низких позиций, если сравнивать с США. Разумеется, для создания атомной промышленности ученым СССР пришлось преодолеть гораздо больше препятствий, нежели разработчикам в США. Однако итог говорит сам за себя: уже к началу 1960-х атомная промышленность СССР была на одном уровне с США, а затем вышла вперед, технологически обогнав американцев.

Но всегда следует помнить, что атомной войны удалось избежать только потому, что 29 августа 1949 года СССР взорвал свою атомную бомбу, ликвидировав монополию США на атомное оружие и предотвратив тем самым атомную войну, которую тогда планировали США и их союзники.

Советская атомная бомба дала возможность человечеству несколько десятилетий прожить в мире, хотя локальные войны происходили на всех континентах мира (кроме Австралии и Антарктиды).

А. Ф. Иоффе, А. И. Алиханов, И. В. Курчатов (слева направо). Начало 30-х годов
Фото: ru.wikipedia.org

К сожалению, это испытание не прекратило холодную войну, но всего лишь заставило нашего противника сменить тактику. Вместо «крестового похода» на защиту демократии, атомных бомбежек крупнейших городов СССР несколькими сотнями атомных бомб с последующим вводом на территорию разгромленного СССР оккупационных войск США и их союзников для демократизации населения и охраны богатейших советских месторождений драгоценных металлов, нефти, газа, угля им пришлось десятилетиями и методично идеологически обрабатывать население СССР, дабы создать ситуацию второй половины 1980-х годов, позволившую им тогда победить.

План «Дропшот» — ядерный апокалипсис — ядерная война — третья мировая война между СССР и США — альтернативная история

План «Дропшот» был разработан в 1949 году, когда Гарри Трумэн был переизбран на второй президентский срок. А рассекречен лишь в 1978 году, при Джимми Картере. План тотальной войны с СССР, в отличие от «Тоталити», не ставил ядерные бомбардировки на первое место, но количество ядерных бомб, которые планировалось сбросить на советские населенные пункты и объекты военного назначения, могло бы уничтожить большую часть населения и 85% индустриального потенциала страны.

Базовые допущения плана — совокупность условий и временных рамок ведения войны между США и ее союзниками против СССР.

Первым базовым допущением становится дата начала войны — 1 января 1957 года. Причина — якобы акт агрессии, нападение СССР и/или его союзников.

Союзниками США в конфликте выступают члены НАТО (на тот момент — Канада, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Италия, Норвегия, Дания, Исландия и Португалия), а также часть Китая (в которой не было установлено коммунистическое правление), Филиппины и все страны Британского содружества, кроме Индии и Пакистана.

Бок о бок с Советским Союзом выступают Польша, Финляндия, Чехословакия, Венгрия, Албания, Румыния, Болгария, Монголия, Маньчжурия, Корея и коммунистический Китай. «Дропшот» также предполагал, что на стороне СССР могла выступить Югославия, но держалась бы ближе к нейтралитету.

Ирландия, Испания, Швейцария, Швеция, Греция, Турция, Египет, Трансиордания, Сирия, Ливан, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен, Израиль, Иран, Индия и Пакистан объявляют нейтралитет, но присоединяются к США в случае серьезной угрозы со стороны СССР.

Были еще и дополнительные допущения, касающиеся как темпов развития и вооружения советских войск, а также темпов мобилизации войск НАТО и СССР, так и экономической ситуации в США и доступности ближневосточных энергоресурсов для нужд союзников. Самым важным и опасным дополнительным допущением плана всеобщей войны был пункт номер 14.

какую роль в истории СССР сыграло появление водородного оружия — РТ на русском

12 августа 1953 года Советский Союз испытал первую в мире компактную водородную бомбу. Взрыв «изделия РДС-6c» мощностью 400 кт уничтожил все кирпичные строения, специально возведённые на полигоне, в радиусе нескольких километров от эпицентра. По мнению экспертов, новое оружие существенно повысило обороноспособность СССР. Изобретение советского физика Андрея Сахарова обеспечило дальнейшее лидерство Страны Советов в гонке вооружений, считают историки. О создании первой отечественной водородной бомбы — в материале RT.

Начало гонки

Соединённые Штаты Америки приступили к разработке ядерного оружия ещё в 1939 году. И уже в 1943 году процесс вышел на финишную прямую — был запущен «Манхэттенский проект», итогом которого должно было стать получение готовых к использованию образцов атомной бомбы. Благодаря тому что некоторые западные учёные были весьма скептически настроены по отношению к капиталистическому обществу и сочувствовали Советскому Союзу, информация о разработке нового смертоносного оружия быстро попала в Москву.

Также по теме

Симметричный ответ: как «изделие 49» установило ядерный паритет между СССР и США

60 лет назад в обстановке строжайшей секретности на атомном полигоне Новая Земля состоялось первое штатное испытание советского…

Исследования в сфере ядерного оружия велись в СССР с конца 1930-х, а уже вскоре после начала Великой Отечественной войны руководство страны окончательно сориентировало учёных на изготовление атомного оружия и настоятельно попросило ускорить этот процесс. Параллельно с физиками не покладая рук трудились и советские разведчики. Они искали симпатизирующих СССР западных учёных, которые уже привлекались к работе над ядерной бомбой. Кроме того, советские агенты внедрялись в те военные и научные центры, где «друзей» было недостаточно.

По мнению российского историка спецслужб и писателя Александра Колпакиди, было бы ошибочно полагать, что весь советский ядерный проект основывался исключительно на данных разведки, но и недооценивать их роль нельзя.

«Я недавно общался с нашими физиками на тему развития отечественных ядерных вооружений. И они принялись меня убеждать, что, даже если бы не было информации от разведки, то через определённый срок ядерная бомба в СССР всё равно была бы создана. Однако кто может гарантировать, что срок был бы именно таким, как рассчитывали!» — заметил эксперт.

В 1945 году американцы выпустили уже три готовые к использованию ядерные бомбы. 16 июля одну из них взорвали в ходе первых в истории атомных испытаний, а две остальные сбросили на японские города Хиросиму и Нагасаки 6 и 9 августа. При этом всего через несколько дней после того, как была завершена сборка первой бомбы, советская разведка уже доставила её схему в Москву.

  • Японский город Хиросима, август 1945 года
  • AFP

На фоне успехов ядерной программы, в которой помимо США активное участие принимали Великобритания и Канада, западные лидеры стали делать недвусмысленные намёки на переговорах с Иосифом Сталиным. При этом они даже не могли себе представить, насколько хорошо советское руководство осведомлено об их реальных достижениях.

В 1945 году военно-политическое руководство стран Запада начало разработку планов атомной бомбардировки СССР. К концу года было определено 20 крупнейших городов Советского Союза, которые должны были повторить судьбу Хиросимы и Нагасаки. В 1947—1948 годах был разработан целый ряд новых военных планов. Согласно документу под названием «Чариотир», принятому летом 1948-го, 133 ядерные бомбы должны были упасть сразу на 70 городов Советского Союза. За атомным ударом могли последовать массированные бомбардировки обычными боеприпасами. План «Дропшот», разработанный в 1949 году, был ещё более масштабным: предполагалось уничтожить сразу 100 млн советских граждан 300 атомными бомбами.

Советский ответ

Внести кардинальные коррективы в своё военное планирование властям США и Великобритании пришлось осенью 1949 года. 29 августа на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская атомная бомба. 3 сентября метеорологическая разведывательная служба США получила пробы воздуха, по которым в Вашингтоне поняли, что у Советского Союза есть ядерное оружие.

Также по теме

«Стимул для переговоров»: к чему привело появление в арсенале СССР водородной бомбы

16 января 1963 года лидер СССР Никита Хрущёв заявил, что Москва обладает невероятно мощным атомным оружием. Речь шла о термоядерной…

Однако полностью проблему обеспечения безопасности СССР это не решило — американцы всё ещё располагали более внушительным ядерным арсеналом и более совершенными средствами доставки. Теперь многое зависело от того, кто окажется лидером гонки в области разработки значительно более мощного термоядерного (или водородного) оружия. Изыскания в этой области велись в США с начала 1940-х, а в СССР — с 1945 года.

В обычной атомной бомбе происходит детонация находящегося внутри заряда, состоящего из изотопов урана или плутония, которые, распадаясь, выделяют огромное количество энергии. 

В свою очередь, в водородной бомбе энергия высвобождается в результате реакции термоядерного синтеза тяжёлого водорода — дейтерия и трития — и получения более тяжёлых элементов. Основное преимущество термоядерного оружия в том, что в отличие от атомного у него теоретически нет ограничений по мощности.

Первый в мире термоядерный заряд испытали американцы. Это произошло 1 ноября 1952 года на атолле Эниветок. Однако заокеанские учёные, не сумев создать достаточно компактную бомбу, взорвали лабораторное устройство размером с трёхэтажный дом.

Также по теме

Ядерный пацифизм: насколько оправданны призывы запретить атомное оружие

16 июля 1945 года Соединённые Штаты впервые в истории человечества провели испытание атомной бомбы. В 1949 году обладателем самого…

Советский физик Андрей Сахаров предложил создать сферическую водородную бомбу, начинка которой состояла из слоёв урана и термоядерного горючего, окружённых взрывчатым веществом. Компактный термоядерный заряд мощностью 400 кт под названием «изделие РДС-6c» был разработан в КБ-11 в городе Арзамас-16 (современный Саров Нижегородской области. — RT). 12 августа 1953 года он был испытан на Семипалатинском полигоне.

Для того чтобы оценить мощность нового оружия, на полигоне построили макет населённого пункта из 190 сооружений, между которыми поместили образцы военной техники, а также около 3 тыс. измерительных приборов и индикаторов. Заряд подняли на стальной мачте на 30 м от земли. В результате взрыва в радиусе 4 км были снесены все кирпичные здания, а железобетонный мост, находившийся в 1 км от эпицентра, сместился на 200 м.

Советский Союз вышел в лидеры военно-технической гонки. За океаном компактный термоядерный заряд появился только в 1954 году.

Значение и последствия

«За восемь лет до описываемых событий произошла первая атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки. Эти два города не были военными объектами, но Америка продемонстрировала свой военный арсенал, которого на тот момент не было ни у одной другой страны. Все понимали, что американские бомбардировщики, летавшие в годы Второй мировой войны над фашистской Германией, могли в условиях холодной войны полететь и в нашу сторону. Поэтому СССР было необходимо чем-то ответить, остановить армаду в 3 тыс. самолётов Б-29, в одном из которых находится ядерная бомба», — рассказал в интервью RT коммерческий директор журнала «Арсенал Отечества», военный эксперт Алексей Леонков.

  • Бомбардировщики Б-29
  • © U.S. Air Force / Wikipedia

Но, по словам специалиста, показав американцам в 1949 году, что у СССР тоже есть атомная бомба, Москва уже не могла остановиться на достигнутом.

«Нам было необходимо продемонстрировать, что у нас есть бомба большей мощности. Так, бомба, которую сбрасывали на Хиросиму и Нагасаки, имела мощность 20 кт. Бомба, которую испытали в 1953 году, имела мощность 400 кт. По количеству, может, американцы нас и опережали. Но мы одной бомбой могли поразить гораздо большую площадь. Ничего подобного у них не было», — подчеркнул Леонков.

По мнению руководителя Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН Владимира Батюка, американцы вплоть до 1950-х годов относились к достижениям советской науки с изрядным скептицизмом.

«На американский истеблишмент не произвело слишком сильного впечатления испытание советской атомной бомбы. Было принято списывать всё на «атомный шпионаж». Более того, не стало сенсацией и испытание водородной, хотя здесь Советский Союз явно опередил Америку. Подозреваю, что имело место всё то же восприятие, связанное с разговорами об атомном шпионаже: мол, русские что-то украли и доработали», — отметил Батюк в беседе с RT.

Эксперт считает, что по-настоящему шокированы достижениями советской науки и военной техники американцы были несколькими годами позже.

«Всё началось со спутника. В 1957 году стало ясно, что советские учёные действительно ушли в отрыв, и не считаться с советской наукой невозможно. И гораздо больше, чем первое испытание советского водородного заряда, американское общество и элиту взволновало испытание в 1961 году на Новой Земле «Царь-бомбы», ставшей самым мощным оружием в истории человечества. Мощность взрыва оценивалась в 58 Мт», — подчеркнул Владимир Батюк.

Испытания водородного оружия повлияли не только на обороноспособность СССР и советско-американские отношения, но и на жизнь его создателя — Андрея Сахарова. Молодому физику (на момент испытаний ему было всего 32 года. — RT) присвоили степень доктора физико-математических наук и избрали его действительным членом Академии наук, «пропустив» ступень члена-корреспондента. В 1953 году Сахаров был удостоен Сталинской премии, а в начале 1954-го — первой звезды Героя Социалистического Труда. Всего таких наград у учёного было три.

  • Академик Андрей Дмитриевич Сахаров
  • РИА Новости
  • © Дмитрий Донской

Сахаров продолжил развивать советский водородный арсенал и вскоре предложил разместить вдоль атлантического и тихоокеанского побережий США термоядерные заряды по 100 Мт каждый, чтобы в случае глобального конфликта обезвредить Соединённые Штаты при помощи гигантских цунами. Однако на рубеже 1950—1960-х годов он начал переосмысливать свою деятельность, и в 1961 году у него начались серьёзные противоречия с Никитой Хрущёвым, так как учёный выступил против продолжения атомных испытаний. К работе над ядерным арсеналом Москвы отец водородной бомбы, по сути, больше не возвращался.

Все, что вы хотели знать о советских военных самолетах с ядерным оружием

19 марта 2021 в 14:10

Все, что вы хотели знать о советских военных самолетах с ядерным оружием

70 лет назад в Вооруженных силах СССР было создано первое формирование, предназначенное для боевого применения ядерного оружия, — ​отдельный тяжелобомбардировочный авиационный полк. Он получил условное наименование «учебно-тренировочная часть № 8» (УТЧ‑8). Несмотря на строжайшую секретность, изображения ряда военных самолетов и вертолетов этого подразделения попали на открытки, купить которые мог любой желающий.

Бомба в воздухе

Базировалась УТЧ‑8 на аэродроме Болбасово, неподалеку от белорусской Орши. Военную часть оснастили созданными в ОКБ Туполева тяжелыми винтомоторными бомбардировщиками Ту‑4 — ​отечественными «пиратскими близнецами» американских В‑29 Superfortress («Сверхкрепость»), которые сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.

Бомбардировщики в УТЧ‑8 относились к модификации Ту‑4А («А» означало «носитель атомного оружия») и несли плутониевые бомбы типа РДС‑2 и плутоний-урановые РДС‑3 мощностью по 40 кт каждая — ​разработки КБ‑11 (сейчас РФЯЦ-ВНИИЭФ).

18 октября 1951 года на Семипалатинском полигоне впервые в СССР в ходе воздушных испытаний сбросили атомную бомбу (РДС‑3) с борта самолета — ​именно Ту‑4А. Энерговыделение составило 42 кт. Этот день можно считать началом атомной эры в истории нашей военной авиации, а аэродром Болбасово стал первой авиабазой самолетов — носителей ядерного оружия в Советском Союзе.

Сами бомбы первоначально хранились разобранными при КБ‑11 в Кремлеве (позже получил название Арзамас‑16, ныне Саров), при необходимости их собирали и доставляли на аэродромы по железной дороге и спецавтотранспортом. Уже на аэродромах их доводили до высшей степени боеготовности и подвешивали на самолетах. Позже были заложены запасы РДС‑3 при аэродромах ВВС, но без ядерных зарядов и нейтронных запалов, которые в «час Ч» должны были доставляться туда централизованно. Чтобы получить страшный груз, самолеты из Болбасова должны были перелететь под Минск на другой аэродром — ​Мачулищи, где как раз имелось такое хранилище. В сентябре 1954 года Ту‑4А сбросил бомбу РДС‑2 на хорошо оборудованные в инженерном отношении, но безлюдные оборонительные позиции условного противника в ходе войсковых учений в районе Тоцкого.

Самолеты Ту‑4А могли поражать объекты США и их союзников в Евразии.

Помнят китайцы

Несмотря на строгую цензуру, изображения многих советских военных самолетов — ​фотографии и рисунки художников — ​были в открытом доступе. В том числе на открытках издательств «Изобразительное искусство» и ДОСААФ.

Разумеется, в пояснительных текстах, размещаемых на обороте, редко раскрывались реальные наименования машин. Сделаем это сегодня, когда эта информация уже не имеет грифа секретности.

Если говорить о Ту‑4 (в НАТО его называли Bull — ​«Бык»), то этот самолет не удостоился внимания советских «филокартических» издательств. Однако открытка с его изображением есть — ​родом из Китая. СССР в свое время поставлял КНР такие самолеты, где они также входили в категорию носителей ядерного оружия. Правда, на открытке № 1 не классический Ту‑4, а его версия, оборудованная китайцами в качестве оригинального носителя разведывательного дрона — ​между прочим, тоже скопированного с американского беспилотника, случайно залетевшего в Китай во время Вьетнамской войны.

Открытка № 1
Как Хрущев Кеннеди перехитрил

Перейдем к отечественным открыткам. Ядерная бомба РДС‑2 и ее бюджетная «сестрица» РДС‑3 (с меньшим содержанием дорогого плутония‑239 в комбинации с более дешевым ураном‑235) отличались значительными габаритами и массой, что позволяло запихивать их только в тяжелые бомбардировщики дальней авиации с системой поддержания температурного режима.

Куда более компактной у КБ‑11 получилась запущенная в серию в 1953 году первая отечественная ядерная бомба для тактической авиации РДС‑4 «Татьяна» номинальной мощностью 30 кт. Ее был способен принять реактивный фронтовой бомбардировщик ОКБ Ильюшина Ил‑28 (открытка № 2, художник Иванов) в модификации Ил‑28А.

Открытка № 2

Открытая публикация названия машины связана с тем, что к началу 1970-х годов она уже совершенно устарела. В НАТО Ил‑28 получил выразительные клички Butcher («Мясник») и Beagle («Гончая»), хотя и был дозвуковым.

Такие самолеты были направлены морем на Кубу в период Карибского кризиса 1962 года. На Остров свободы было доставлено несколько Ил‑28А и запас ядерных авиабомб модели 407Н для них.

Наличие Ил‑28А на Кубе у американцев вызвало тревогу не меньшую, чем размещение там советских баллистических ракет средней дальности. И когда Кеннеди и Хрущев договорились все же не начинать третью мировую, эти самолеты вместе с бомбами по требованию Штатов были возвращены в СССР.

Но при этом американцы не возражали против присутствия на Кубе сверхзвуковых истребителей МиГ‑21 (открытка № 3, художник Викторов) — ​детища ОКБ Микояна и Гуревича. Хотя в ­1960–1961 годы прошла испытание спецмодификация МиГ‑21Ф под обозначением Е‑6/9 — ​вариант, предназначенный для доставки к цели разработанной в НИИ‑1011 (ныне РФЯЦ-ВНИИТФ) ядерной бомбы 8У69 (244Н) малой мощности, 5 кт. Причем на Западе долгое время не знали о таких возможностях использования МиГ‑21. А в 1965 году появилась модификация МиГ‑21Н (Е‑7Н) под новую тактическую ядерную авиабомбу РН‑25.

Открытка № 3
И «Слесарь», и «Скрипач»

Особенностью ядерных бомб для фронтовых истребителей была внешняя подвеска: в отличие от старых специзделий, они не требовали размещения в отсеке с обогревом. Специально под 8У69 в ОКБ Сухого был создан истребитель-бомбардировщик Су‑7Б (открытка № 4, художники Товстуха и Миненков), запущенный в серию в 1960 году. Больше 10 лет он составлял основу ударного потенциала советской фронтовой авиации. Вслед за 8У69 этот самолет получил и более совершенные тактические ядерные бомбы РН‑24 и РН‑28, причем последняя, малогабаритная, имела калибр всего 250 кг. Применять Су‑7Б (по-натовски Fitter — ​«Слесарь») в качестве носителей ядерного оружия учились под присмотром советских инструкторов и летчики наших союзников по Варшавскому договору — ​Польши и Чехословакии.

Открытка № 4

На открытке № 5 (художник Викторов) изображен и вовсе малознакомый широкой публике самолет — ​тяжелый сверхзвуковой дальний барражирующий (т. е. с возможностью дежурства в воздухе) истребитель-перехватчик Ту‑128, производство которого началось в 1963 году. Эти красивые машины, которые натовцы окрестили Fiddler («Скрипач»), базировались на аэродромах в северных широтах: именно через Северный полюс ожидались налеты стратегической авиации заокеанского супостата в случае войны.

Открытка № 5

Самолеты Ту‑128 вооружались четырьмя управляемыми ракетами Р‑4 класса «воздух — ​воздух». Р‑4 могли быть оснащены ядерными боевыми частями, что позволяло перехватчикам гарантированно уничтожать на расстоянии в несколько десятков километров от точки пуска групповые и наиболее важные одиночные воздушные цели. В НАТО эти ракеты красноречиво назвали Ash — ​«Пепел».

Длинная рука ВВС СССР

К радости филокартистов, не осталась забытой дальняя бомбардировочная и морская авиация. Так, на открытке № 6 (художник Павлинов) мы видим средние реактивные бомбардировщики Ту‑16 в варианте Ту‑16К — ​носители противокорабельных ракет КС‑1 «Комета».

Открытка № 6

Ту‑16 (в НАТО их назвали Badger — ​«Барсук») нашли применение в качестве платформы для разнообразных дальнобойных крылатых ракет класса «воздух — ​поверхность», большей частью в ядерном снаряжении. Эти машины были сняты с вооружения только через 40 лет, хотя могли служить еще долго — ​их китайские ракетоносные аналоги «Хун‑6» в модернизированном виде летают до сих пор и рассматриваются американцами как вполне реальная угроза их авианосцам и базам в Тихом океане.

А на открытке № 7 (художники Товстуха и Миненков) запечатлен турбовинтовой тяжелый стратегический ракетоносец Ту‑95КД с подвешенной под брюхом крылатой ракетой Х‑20М (в НАТО именовалась Kangaroo — ​«Кенгуру»), она была разработана специально для этого туполевского гиганта в ОКБ Микояна и Гуревича. На начало 1960-х годов Ту‑95КД был самой «длинной рукой» ВВС СССР, способной с учетом дозаправки топливом в воздухе достать противника даже на континентальной части США. Ракета Х‑20М, по сути, представлявшая собой ударный беспилотный самолет, несла термоядерный заряд мощностью 3 Мт. Самолеты Ту‑95 (условное наименование НАТО — ​Bear, «Медведь») служат и сегодня — ​но, разумеется, в более современном виде и с более совершенным оружием.

Открытка № 7

Реактивный тяжелый бомбардировщик 3М, он же 201М (открытка № 8, художник Викторов), конструкции ОКБ Владимира Мясищева появился в 1956 году и стал ответом на американские «бомберы» B‑52 Stratofortress («Стратегическая крепость»). Он мог принимать на борт до 24 т бомб, включая одну термоядерную авиабомбу массой 4 т или пару двухтонных. Практическая дальность его полета с дозаправкой в воздухе — ​более 15 тыс. км — ​тоже впечатляла вероятного противника, называвшего эту машину Bison («Бизон») или Molot («Молот»). Все такие самолеты были попросту разломаны в конце 1980-х — ​начале 1990-х в рамках договоренностей с США об ограничении стратегических вооружений.

Открытка № 8
Хитрая премия

Необычного вида самолет на открытке № 9 (художник Бабановский) — ​это созданный в конструкторском коллективе Георгия Бериева турбовинтовой противолодочный гидроплан-амфибия Бе‑12 «Чайка» (в НАТО — ​Mail, «Почта»). «Чайка» стала носителем первой отечественной ядерной авиационной глубинной бомбы СК‑1, которая имела еще и зловещее название «Скальп».

Открытка № 9

«Скальп» создали в НИИ‑1011. Видимо, придумавшие это секретное прозвище креативщики имели в виду, что их изделие способно сдирать с вражеских субмарин внешние легкие корпуса и насмерть кромсать корпуса прочные.

В 1964 году по завершении совместных летных испытаний «Чайки» (в особой модификации Бе‑12СК) и «Скальпа» новейший авиационно-противолодочный ядерный комплекс приняли на вооружение советской военно-морской авиации. Оставшиеся в строю единичные Бе‑12 и сегодня находятся на флотской службе.

Во второй половине 1960-х ядерные глубинные бомбы нового типа получили даже корабельные противолодочные вертолеты Ка‑25 (в модификации Ка‑25ПЛЮ — ​«плюшка», код НАТО — ​Hormone, «Гормон»). Они базировались на первых советских авианесущих кораблях — ​противолодочных крейсерах-вертолетоносцах «Москва» и «Ленинград». Рабочий момент с обслуживанием вертолетов Ка‑25 палубной командой на одном из таких крейсеров изобразил художник Павлинов (открытка № 10).

Открытка № 10

Между прочим, вокруг ядерных глубинных бомб для противолодочной авиации как-то возникла забавная коллизия между офицерами спецгруппы Генштаба и Минсредмашем. По мнению офицеров, Минсредмаш выдавал за новое изделие ядерную глубинную бомбу, полученную путем установки на ранее созданную бомбу для фронтовой авиации (предназначенную для поражения наземных целей) датчика глубинного подрыва. Офицеры считали, что в обозначении боеприпаса надо бы поставить буковку «м» (модификация), а не объявлять его отдельной разработкой и не рассчитывать на премии и прочие поощрения как за что-то новехонькое. На деле же атомщики предложили унификацию ядерного оружия разных родов авиации, что было сопряжено с реальным снижением затрат на НИОКР. Так что премию они, наверное, заслужили. Но к филокартии эта история уже не имеет никакого отношения.

Есть интересная история? Читайте также:

Об институте

29 августа 1949 года в районе города Семипалатинска было проведено первое испытание советского ядерного оружия, положившее конец ядерной монополии США. Ядерный щит обеспечил мирное развитие нашей Родины на долгие годы.

И.В.Курчатов

После получения разведданных об интенсивном развертывании американцами работ по Манхэттенскому проекту, 28 сентября 1942 года появилось распоряжение ГКО №2352 «Об организации работ по урану».

11 февраля 1943 ГКО принимает решение об организации Лаборатории №2 АН СССР для изучения атомной энергии. Руководителем научного ядерного центра в марте назначен Игорь Васильевич Курчатов.

Ю.Б.Харитон у бомбы

9 апреля 1946 года Совмин СССР издал распоряжение №806-327 о создании при Лаборатории №2 спецКБ по разработке ядерного оружия — КБ-11. Его начальником назначался Зернов, главным конструктором — Ю.Б.Харитон.

В декабре 1945 года начал функционировать и наш институт. Работая в крайне напряженном режиме, коллективы лабораторий института упорно шли к решению самой главной задачи — созданию материалов и технологий для первой советской атомной бомбы.

Наконец, 29 августа 1949 года было произведено успешное атомное испытание. Можно сказать, что этим был завершен первый этап деятельности института.

Бригада Бочвара

Стало ясно, что в течение короткого времени был создан трудоспособный, сплоченный, с огромным потенциалом коллектив, готовый решать самые трудные задачи на высоком научном уровне. В этот период был выработан особый стиль работы всего коллектива исследователей, конструкторов, технологов, производства и администрации, при котором имело место постоянное и четкое взаимодействие всех подразделений с полным пониманием важности и необходимости выполнения стоящих перед каждым задач.

Кроме того, не следует забывать, что работали в крайне тяжелых послевоенных условиях, когда значительную часть оборудования, приборов, установок, инструментов и т.п. приходилось изобретать, создавать, изготавливать своими руками.

Но это было в 1949 году.

А до этого было необходимо решить следующие задачи:

  • разведка, добыча, переработка урановых руд;
  • получение отечественного урана-238 для тепловыделяющих элементов атомного реактора;
  • обоснование, расчет, строительство первого в СССР физического реактора;
  • создание и эксплуатация первого промышленного ядерного реактора — наработчика плутония;
  • наработка плутония в количестве, достаточном для изготовления ядерного заряда;
  • выделение плутония, перевод его в металлическую форму и изготовление собственно плутониевого заряда;
  • наработка полония-210 для нейтронных запалов;
  • и многое, многое другое …

Итогом реализации советского атомного проекта явилось создание в августе 1949 года опытного образца первой атомной бомбы РДС-1 и его успешное испытание. «Родина делает сама!» — такое условное наименование получила первая атомная бомба.

Взрыв атомной бомбы

Отставание в развитии ядерного оружия СССР по сравнению с США составило всего четыре года. Президент США долго не мог поверить, что «эти азиаты могли сделать такое сложное оружие, как атомная бомба», и только 23 сентября 1949 года он объявил американскому народу, что СССР испытал атомную бомбу.

Родина по достоинству оценила вклад института в большую победу советской науки: многие сотрудники были отмечены высокими наградами и премиями.

В 1949 году за создание первой Советской атомной бомбы свою первую звезду Героя Социалистического Труда в числе основных руководителей уранового проекта получил и А.А.Бочвар. Высокими правительственными наградами были отмечены 55 сотрудников института. 8 сотрудников были удостоены звания лауреата Сталинской премии.

шпионов, раскрывших секреты атомной бомбы | История

В 1940-х годах Советский Союз начал тотальную шпионскую деятельность, чтобы раскрыть военные и оборонные секреты США и Великобритании (Клаус Фукс, слева, и Дэвид Грингласс, справа). Ассошиэйтед Пресс, Беттманн / Корбис

Несмотря на то, что Советский Союз был союзником во время Второй мировой войны, в 1940-х годах Советский Союз предпринял тотальную шпионскую деятельность, чтобы раскрыть военные и оборонные секреты Соединенных Штатов и Великобритании.Через несколько дней после того, как в 1941 году Великобритания приняла строго засекреченное решение начать исследования по созданию атомной бомбы, информатор из британской гражданской службы уведомил Советы. Когда в Соединенных Штатах сформировался сверхсекретный план создания бомбы, получивший название «Манхэттенский проект», советская шпионская сеть узнала об этом раньше, чем ФБР узнало о существовании секретной программы. Всего через четыре года после того, как Соединенные Штаты сбросили две атомные бомбы на Японию в августе 1945 года, Советский Союз взорвал свою собственную в августе 1949 года, намного раньше, чем ожидалось.

У Советов не было недостатка в доступных рекрутах для шпионажа, говорит Джон Эрл Хейнс, историк шпионажа и автор книги Early Cold War Spies . Что заставило этих американцев и британцев с высшим образованием продавать атомные секреты своих стран? Некоторые были идеологически мотивированы, влюблены в коммунистические убеждения, объясняет Хейнс. Другие были мотивированы понятием ядерного паритета; По их мнению, один из способов предотвратить ядерную войну — убедиться, что ни одна нация не обладает монополией на эту грозную державу.

В течение многих лет глубина советского шпионажа была неизвестна. Большой прорыв начался в 1946 году, когда Соединенные Штаты, работая с Великобританией, расшифровали код, который Москва использовала для отправки своих телеграфных кабелей. Venona, как был назван проект по расшифровке, оставалась официальной тайной до тех пор, пока не была рассекречена в 1995 году. Поскольку государственные органы не хотели раскрывать, что они взломали российский код, доказательства Venona не могли быть использованы в суде, но они могли вызвать расследование. и наблюдение в надежде поймать подозреваемых в шпионаже или добиться от них признательных показаний.По мере того, как в конце 1940-х — начале 1950-х годов расшифровка Venona улучшилась, несколько шпионов взорвали ее прикрытие.

В результате расследований были казнены или заключены в тюрьму дюжина или более человек, которые передавали атомные секреты Советскому Союзу, но никто не знает, сколько шпионов скрылось. Вот некоторые из тех, о которых мы знаем:

Джон Кэрнкросс
Считающийся первым атомным шпионом, Джон Кэрнкросс в конечном итоге был идентифицирован как один из Кембриджской пятерки, группы молодых людей из высшего среднего класса, которые познакомились в Кембриджском университете в 1930-х годах, стали страстными коммунистами и, в конечном итоге, советскими шпионами. во время Второй мировой войны и в 1950-е годы.В должности секретаря председателя британского научно-консультативного комитета Кэрнкросс осенью 1941 года получил доступ к высокопоставленному докладу, который подтвердил возможность создания урановой бомбы. Он сразу же передал информацию московским агентам. В 1951 году, когда британские агенты приблизились к другим членам шпионской сети Кембриджа, Кэрнкросс был допрошен после того, как документы, написанные его почерком, были обнаружены в квартире подозреваемого.

В конечном итоге ему не было предъявлено обвинение, и, согласно некоторым сообщениям, британские официальные лица просили его уйти в отставку и хранить молчание.Он переехал в США, где преподавал французскую литературу в Северо-Западном университете. В 1964 году, когда его снова допрашивали, он признался, что шпионил в пользу России против Германии во время Второй мировой войны, но отрицал предоставление какой-либо информации, вредной для Великобритании. Он пошел работать в Продовольственную и сельскохозяйственную организацию Объединенных Наций в Риме, а затем жил во Франции. Кэрнкросс вернулся в Англию за несколько месяцев до своей смерти в 1995 году и пошел в могилу, настаивая на том, что информация, которую он передал Москве, была «относительно безобидной.«В конце 1990-х, когда Россия в условиях новой демократии обнародовала свои досье КГБ за последние 70 лет, документы показали, что Кэрнкросс действительно был агентом, который предоставил« очень секретную документацию [] британского правительства для организации и развития работы над атомная энергия »

Клаус Фукс
К 1949 году Клаус Фукс, которого называли самым важным атомным шпионом в истории, был главным физиком Манхэттенского проекта и ведущим ученым на британской ядерной установке.Всего через несколько недель после того, как Советы взорвали свою атомную бомбу в августе 1949 года, расшифровка сообщения Веноны 1944 года показала, что информация, описывающая важные научные процессы, связанные с созданием атомной бомбы, была отправлена ​​из Соединенных Штатов в Москву. Агенты ФБР идентифицировали Клауса Фукса как автора.

Фукс родился в Германии в 1911 году, будучи студентом, вступил в Коммунистическую партию и бежал в Англию во время подъема нацизма в 1933 году. Посещая Бристольский и Эдинбургский университеты, он преуспел в физике.Поскольку он был гражданином Германии, он был интернирован на несколько месяцев в Канаде, но вернулся и получил разрешение работать над атомными исследованиями в Англии. К тому времени, когда он стал британским гражданином в 1942 году, он уже связался с советским посольством в Лондоне и предложил свои услуги в качестве шпиона. Он был переведен в лабораторию Лос-Аламоса и начал передавать подробную информацию о конструкции бомбы, включая эскизы и размеры. Вернувшись в Англию в 1946 году, он пошел работать на британский ядерный исследовательский центр и передал Советскому Союзу информацию о создании водородной бомбы.В декабре 1949 года власти, предупрежденные телеграммой Веноны, допросили его. Через несколько недель Фукс признался во всем. Его судили и приговорили к 14 годам лишения свободы. Отбыв девять лет, его выпустили в Восточную Германию, где он возобновил работу в качестве ученого. Умер в 1988 году.

Теодор Холл
В течение почти полувека Фукс считался самым значительным шпионом в Лос-Аламосе, но секреты, которые Тед Холл раскрыл Советскому Союзу, предшествовали Фуксу и также были очень важны.Выпускник Гарварда в возрасте 18 лет, Холл, в 19 лет, был самым молодым ученым, участвовавшим в Манхэттенском проекте в 1944 году. В отличие от Фуксов и Розенбергов, ему сошло с рук свои проступки. Холл работал над экспериментами с бомбой, которая была сброшена на Нагасаки, того же типа, что Советский Союз взорвал в 1949 году. Мальчиком Холл стал свидетелем страданий его семьи во время Великой депрессии, и его брат посоветовал ему отказаться от фамилии Хольцберг, чтобы избежать антипатий. -Семитизм. Такие суровые реалии американской системы повлияли на молодого Холла, который присоединился к марксистскому клубу Джона Рида по прибытии в Гарвард.Когда его наняли на работу в Лос-Аламос, он объяснил десятилетия спустя, что его преследовали мысли о том, как избавить человечество от разрушения ядерной энергетики. Наконец, находясь в отпуске в Нью-Йорке в октябре 1944 года, он решил уравнять правила игры, связался с Советским Союзом и вызвался держать их в курсе исследований бомбы.

С помощью своего курьера и коллеги из Гарварда Сэвилла Сакса (пылкого коммуниста и начинающего писателя) Холл использовал закодированные ссылки на книгу Уолта Уитмена «Листья травы », чтобы установить время встреч.В декабре 1944 года Холл доставил из Лос-Аламоса, вероятно, первую атомную тайну, обновленную информацию о создании плутониевой бомбы. Осенью 1946 года он поступил в Чикагский университет и работал над своей докторской диссертацией в 1950 году, когда на него обратило свое внимание ФБР. Его настоящее имя появилось в расшифрованном сообщении. Но курьер Фука, Гарри Голд, который уже находился в тюрьме, не мог идентифицировать его как человека, кроме Фукса, у которого он собирал секреты. Холл так и не предстал перед судом. После карьеры в радиобиологии он переехал в Великобританию и работал биофизиком до выхода на пенсию.Когда рассекречивание Веноны в 1995 году подтвердило его шпионаж за пять десятилетий до этого, он объяснил свои мотивы в письменном заявлении: «Мне казалось, что американская монополия опасна и ее следует предотвращать. Я был не единственным ученым, придерживавшимся этой точки зрения». Он умер в 1999 году в возрасте 74 лет.

Гарри Голд, Дэвид Грингласс, Этель и Джулиус Розенберги
Когда Клаус Фукс признался в январе 1950 года, его разоблачения привели к аресту человека, которому он передал атомные секреты в Нью-Мексико, хотя курьер использовал псевдоним.Гарри Голд, 39-летний химик из Филадельфии, переправлял украденную информацию, в основном из американских предприятий, Советскому Союзу с 1935 года. Когда ФБР нашло карту Санта-Фе в доме Голда, он запаниковал и рассказал все. Осужденный в 1951 году и приговоренный к 30 годам заключения, его признание направило власти на след других шпионов, в первую очередь Юлиуса и Этель Розенберг, а также брата Этель Дэвида Грингласс. После призыва в армию Дэвид Грингласс был переведен в Лос-Аламос в 1944 году, где работал машинистом.Воодушевленный своим зятем Джулиусом Розенбергом, нью-йоркским инженером и преданным коммунистом, который активно вербовал своих друзей для шпионажа, Грингласс вскоре начал поставлять информацию из Лос-Аламоса.

Помимо Фукса и Холла, Грингласс был третьим кротом в Манхэттенском проекте, хотя они не знали о секретной работе друг друга. В 1950 году, когда была раскрыта сеть атомных шпионов, Голд, получивший материалы из Грингласса в Нью-Мексико, определенно идентифицировал Грингласа как своего связного.Это опознание отвратило расследование от Теда Холла, который изначально был подозреваемым. Грингласс признался, обвиняя свою жену, сестру и зятя. Чтобы смягчить их наказание, его жена вышла вперед, подробно рассказав о причастности своего мужа и ее родственников. Она и Грингласс передали Юлиусу Розенбергу рукописные документы и чертежи бомбы, и Розенберг изобрел разрезанную коробку с желе в качестве сигнала. Расшифровки Веноны также подтвердили масштабы шпионской сети Юлиуса Розенберга, хотя они не были обнародованы.Однако Розенберги все отрицали и категорически отказывались называть имена и отвечать на многие вопросы. Они были признаны виновными, приговорены к смертной казни в 1951 году и, несмотря на мольбы о помиловании, казнены 19 июня 1953 года на электрическом стуле в тюрьме Синг-Синг в Нью-Йорке. Поскольку они решили сотрудничать, Грингласс получил 15 лет, а его жене так и не было предъявлено никаких официальных обвинений.

Лона Коэн
Лона Коэн и ее муж Моррис были американскими коммунистами, сделавшими карьеру промышленного шпионажа для Советов.Но в августе 1945 года она взяла у Теда Холла некоторые секреты Манхэттенского проекта и провезла их через службу безопасности в ящике для салфеток. Вскоре после того, как Соединенные Штаты сбросили атомные бомбы на Японию, власти усилили безопасность ученых в районе Лос-Аламоса. После встречи с Холлом в Альбукерке и помещения эскиза и документов Холла под ткани, Лона обнаружила, что агенты обыскивают и допрашивают пассажиров поезда. Представившись несчастной женщиной, потерявшей билет, она успешно отвлекла полицию, которая вручила ей «забытую» коробку салфеток, секретные документы которой она передала своим советским кураторам.

Когда расследования и судебные процессы начала 1950-х годов подошли к концу, Коэны бежали в Москву. В 1961 году пара под псевдонимами снова появилась в пригороде Лондона, где стали продавцами канадских антикварных книг, прикрываясь своим продолжающимся шпионажем. Их шпионская атрибутика включала в себя радиопередатчик, спрятанный под холодильником, поддельные паспорта и старинные книги, в которых скрывалась украденная информация. На суде Коэны отказались раскрыть свои секреты, что в очередной раз предотвратило любую возможность шпионажа Теда Холла.Они получили 20 лет, но в 1969 году были освобождены в обмен на заключенных в Советский Союз британцев. Оба получили высшую награду героев этой страны перед смертью в 1990-х годах.

Холодная война Военный Атомная энергия Военное дело

Эйнштейн и гонка ядерных вооружений

В последнее десятилетие своей жизни Эйнштейн посвятил себя делу ядерного разоружения.

Холодная война

Беседы с журналистами об атомной энергии; последовательные просмотры. Pittsburgh Post-Gazette , 29 декабря 1934 г.
Фото: любезно предоставлено AIP, Эмилио Сегр & egrave; Архивы

Вскоре после окончания Второй мировой войны в 1945 году между Соединенными Штатами и Советским Союзом вспыхнули новые боевые действия. Этот конфликт, известный как «холодная война», начался как борьба за контроль над завоеванными территориями Восточной Европы в конце 1940-х годов и продолжался до начала 1990-х годов.Первоначально атомным оружием обладали только Соединенные Штаты, но в 1949 году Советский Союз взорвал атомную бомбу, и началась гонка вооружений. Обе страны продолжали строить все больше и больше бомб. В 1952 году Соединенные Штаты испытали новое и более мощное оружие: водородную бомбу. За ним последовал Советский Союз со своей собственной версией в 1953 году.

Эйнштейн с растущим беспокойством наблюдал, как две сверхдержавы, казалось, приближались к ядерной войне. Убежденный, что единственный способ предотвратить уничтожение человечества — это предотвратить все будущие войны, Эйнштейн более пылко, чем когда-либо, высказался в пользу международного сотрудничества и разоружения.

Новый конфликт

В последнее десятилетие своей жизни Эйнштейн посвятил себя делу ядерного разоружения. «Война выиграна, — сказал он в декабре 1945 года, — но мир — нет». Разработка атомной бомбы и последующая гонка вооружений между Соединенными Штатами и Советским Союзом открыли новый конфликт: холодную войну. Эйнштейн опасался, что эта битва закончится разрушением цивилизации.

Но Эйнштейн никогда не отказывался от борьбы за мир.В период между 1945 и 1955 годами Эйнштейн был наиболее активен в политическом плане, часто говорил и писал о своем стремлении к миру посредством международного сотрудничества и ликвидации всего ядерного оружия. Не только Эйнштейн продвигал эти идеи — многие ведущие ученые того времени разделяли его взгляды, — но международная известность сделала Эйнштейна одним из самых эффективных представителей этого дела. Однако даже Эйнштейн не смог переломить политическую волну: холодная война длилась более четырех десятилетий.

Историческое общество, Бостонский университет


Джозеф С. Лукас и Дональд А. Йеркса, редакторы
Рэндалл Дж. Стивенс, младший редактор
Исторически Речь: Вестник исторического общества

Январь / Февраль 2006



Объем VII, номер 3

Гонка против врага : Критический Посмотреть

Майкл Корт

T суёси Hasegawas Гонка против врага: Сталин, Трумэн и капитуляция Японии (Издательство Гарвардского университета, 2005 г.) получило много положительных отзывов. пресса с момента его публикации в прошлом году.Рецензенты в ведущих газетах назвали его блестящим и окончательным, знаковым книга, окончательный анализ американского решения использовать атомную бомба против Японии и т. д. Хасегавас широким использованием японских и русских sources добавил блеска книгам. Его многоязычная исходная база что предположительно придает его книге жизненно важный международный контекст, якобы отсутствует в более ранних томах об использовании атомного оружия США против Хиросима, Нагасаки и капитуляция Японии, наконец положившая конец ко Второй мировой войне.

Racing the Enemy — подходящий момент прибытие для все более осажденных критиков использования американцами атомное оружие против Японии, которая, в споре историков о бомбе, обычно классифицируются как ревизионисты (в отличие от ортодоксальных или традиционные историки, которые оценили решение об атомной бомбе по мере необходимости прекращения войны). Изготовлено Гаром Альперовицем более сорока лет назад первоначальный ревизионистский аргумент утверждал, что атомная бомба использовалась в первую очередь для запугивания Советского Союза, чтобы получить верх в Восточной Европе и удержать Москву от войны в Дальний Восток.Хотя вся ткань этого тезиса атомной дипломатии была слишком крайность для большинства ревизионистов, они вплетали кусочки этого в свои собственная критика бомбардировки Хиросимы.

Расцвет ревизионизмов продолжался до

1990-е гг. Затем историографическая основа начала сдвигаться. Новое тело научных работ, часто основанных на ранее недоступных документах, которые опровергли аргументы ревизионистов о том, что атомная бомба была в первую очередь дипломатическое оружие в 1945 году, которое Япония сдалась бы до запланированный U.Вторжение S., если бы бомба не использовалась, и это предполагалось число жертв ожидаемого вторжения в Японию было намного ниже, чем цитируемые сторонниками решения о применении бомбы. Ученые выпуск этих книг и статей оказал мощную поддержку Трумэнс решение использовать атомную бомбу против Японии. Таким образом, Эдвард Дреас MacArthurs Ultra: Codebreaking and the War Against Japan (1992) рассказала, как Разведка союзников отслеживала наращивание японской военной мощи на самой южной родным островом Кюсю за несколько месяцев до Хиросимы. продемонстрировали намерение Токио сражаться до победного конца и сделали все низкие оценки потерь с весны и начала лета 1945 года. оценки, на которые опирались историки-ревизионисты, устаревшие и неуместные за несколько месяцев до того, как американские солдаты должны были приземлиться в Японии.В 1995 г. Роберт П. Ньюманс Трумэн и Культ Хиросимы разрушили достоверность исследований Соединенных Штатов по стратегическим бомбардировкам утверждают, что Япония сдалась бы осенью 1945 г., если бы не атомная бомбы и советское вступление в войну, а оружие Роберта Джеймса Мэддокса для победы: решение Хиросимы пятьдесят лет спустя фактически демонтированы что осталось от тезиса об атомной дипломатии. Два года спустя, в «Несчастных случаях» Прогнозы для U.С. Вторжение в Японию, 1945-1946 гг .: планирование и политика Последствия ( Журнал военной истории , июль 1997 г.), Д.М. Джангреко убедительно задокументировал существование огромных прогнозов несчастных случаев, некоторые из них, несомненно, достигли Трумэна и его главных советников. Следующий год, в Шок от атомной бомбы и решение Японии о капитуляции Повторное рассмотрение ( Pacific Historical Review , ноябрь 1998 г.), Sadao Асада, опираясь на тщательный анализ источников на японском языке, раскрыл как несостоятельное утверждение, что Япония была готова капитулировать раньше Хиросима или это изменение Потсдамской декларации, гарантирующее статус императора привел бы к капитуляции Японии.

Эти и другие работы завершились в Ричарде Б. Фрэнксе Падение: Конец Императорской Японской Империи , опубликовано в 1999 году. Фрэнк собрал воедино уже упомянутые доказательства и многое другое, в том числе важные источники на японском языке, оставляя практически все аспекты ревизионистского дела разорваны в клочья. Это было не долго до Падение получил широкое признание как окончательный работа по теме. На этом фоне отмена Смитсоновского института Учреждения предложили выставку в честь 50-летия бомбардировки Хиросимы, который полагался почти исключительно на ревизионистскую стипендию, была лишь самой разрекламированной неудачей сторонников ревизионистского дело в 1990-е годы.

Hasegawas Гонка против врага идет вразрез с этим научным течением. Гонки на врага , однако это не все хорошие новости для ревизионистов. Хасегава отвергает некоторые части ревизионистского дело, включая критически важный тезис о том, что Япония могла быть вынудили сдаться до событий 6-9 августа, когда атомные бомбы были сброшены на Хиросиму (6 августа) и Нагасаки (9 августа) и советский Союз объявил войну Японии (8 августа).Вместо этого Хасегава пытается реанимировать ревизионистская критика Трумэна, утверждая, что Соединенные Штаты хотели использовать атомную бомбу против Японии до вступления Советского Союза в война, чтобы помешать амбициям Москвы на Дальнем Востоке. Это в свою очередь создали гонку, чтобы использовать бомбу и заставить Токио сдаться перед Советами объявил войну осажденной империи. Эта гонка, конечно, проиграна, хотя Хиросима предшествовала вступлению Советского Союза в Тихоокеанскую войну, японцы не сдались.Помимо этого, утверждает Хасегава, Япония сдалась. не из-за того, что произошло в Хиросиме и Нагасаки, а из-за Советское объявление войны между этими двумя ужасными ядерными взрывы.

Несмотря на то, что источники Хасегавы в трех языков, его показания не подтверждают его утверждения. Кроме того, иногда его методология ошибочна. В частности, Хасэгава в ключевых моментах своего повествование слишком свободно толкует свои источники.

Это, конечно, правда, как Хасегава указывает, что Трумэн и его советники хотели подготовить бомбу и использовать его против Японии как можно скорее. В конце концов, как лидеры демократической и измученной войной стране, они очень спешили положить конец война. И генерал Джордж Маршалл, и военный секретарь Генри Стимсон были глубоко обеспокоен состоянием общественной и военной морали. Hasegawa превращает эту хорошо задокументированную озабоченность в гонку за сохранение советского Союз выйдет из войны на Тихом океане, с ключевым планом в этой гонке. сделано в Потсдаме.Но американские (и англо-американские) дискуссии в Потсдаме относительно их трудного коммунистического союзника не о том, чтобы держать Советы вне Тихоокеанской войны. Речь шла о послевоенной цене, которую США готовы заплатить. нужно платить, чтобы втянуть Советы в войну, и проблема заключалась в том, что Сталин цена оказалась завышенной. Поэтому после того, как он получил отчет генерала Лесли Гровса об успешном испытании атомной бомбы, Трумэн попросил Стимсона спросить Маршалла, могут ли американские военные обойтись без Советы.(Маршалл ответил, что Советы были в брать то, что хотели на Дальнем Востоке, с декларацией или без войны.) Президент хотел советской военной помощи, но он не хотел платить Сталину растущую цену. Например, как указывает Мэддокс в «Оружии». ради Победы, Труманс намеревается заставить Советы вступить в Тихоокеанскую войну видно из того, что он написал жене 18 июля (я получил то, что Я приехал за Сталиным, идущим на войну 15 августа без всяких условий).

Иногда Хасэгава пытается создать его американская гонка против вступления Советского Союза в войну, подразумевая, что что-то есть в документе (или документах), хотя на самом деле этого нет. На странице 141, например, он сосредотачивается на дискуссии Трумэна-Черчилля в июле 18 относительно того, следует ли и когда сказать Сталину об успешном испытании атомной бомбы. Хасэгава пишет: «Опасность заключалась в том, что если они расскажут Сталину о бомбе, это может спровоцировать немедленное вступление Советского Союза в войну.Однако ни один из источники, на которые ссылается Хасегава, даже отдаленно наводят на мысль о таком беспокойстве. В создании Хасегава правильно цитирует Черчилля: совершенно ясно, что Соединенные Штаты в настоящее время не желают участия России в войне против Японии. Это заявление взято со страницы 639 журнала Triumph. и Трагедия , где Черчилль цитирует то, что он написал в «Минуту» от 23 июля 1945 года. собственно Минуты Энтони Идена (которую Хасегава не цитирует и поэтому предположительно не справился) обнаруживает кое-что интересное, а ключевой.Основанием для решения Черчилля был госсекретарь Джеймс Бирнс, который сказал Черчиллю, что надеется, что министр иностранных дел Китая Т.В. Сунг ни в чем не уступал русским. Тем не менее, как Мэддокс указывает в Оружие для победы , размышления Бирнса во время несколько дней в июле о том, чтобы не допустить участия России в войне, были не переведено в политику. Вместо этого 28 июля Трумэн многозначительно дал указание Бирнс, чтобы сказать китайцам, что переговоры с Советским Союзом следует возобновить. как можно скорее в надежде достичь соглашения.

Та же проблема возникает на странице 150, где Хасегава пишет, что Трумэн был рад узнать, что атомная бомба будет доступна для использования до того, как Советский Союз вступит в войну. В в соответствующей сноске цитируются три современных источника: телеграмма Джорджа Л. Харрисон (помощник Стимсона) Стимсону, 21 июля 1945 г .; Стимсонс Запись в дневнике 22 июля; и отметка в отделе международных отношений США States, Potsdam , 2: 1373. Ни в одном из них не говорится об отказе от атомной энергии. бомба до того, как Советы вступят в войну.Стимсон действительно говорит, что Трумэн был очень доволен ускоренным расписанием, но это должно было быть ожидается, учитывая давнюю американскую цель положить конец войне как можно быстрее.

Подделка Трумэна сделала не хочу, чтобы Советы вступали в войну, тезис проявляется еще яснее если учесть реакцию Трумэна на требование Сталина (через иностранные Министра Молотова 29 июля), чтобы Советы получили официальный запрос вступить в Тихоокеанскую войну.Lisle Roses Dubious Victory предоставляет отличный анализ этого инцидента. Как правильно замечает Роуз, здесь, на самом деле, это была прекрасная возможность для американцев сказать русским что они больше не нужны и не нужны. Конечно, американцы сделали нет такой вещи; скорее, 31 июля Трумэн в черновике письма, подготовленного для Сталин настаивал на том, что Москва уже пообещала вступить в войну и что пришло время выполнить это обещание. Это не похоже на президента пытается отсрочить вступление Советского Союза в войну.

Что во всем этом странного заключается в том, что Хасэгава открыто опровергает ревизионистов-историков, которые утверждают, что США оказывали давление на китайцев, чтобы те держались жестко, чтобы помешать Советскому Союзу от вступления в войну (174). Как Хасэгава может писать это и при этом говорить мы гонялись за русскими в использовании бомбы — загадка. Кажется правая рука не знает, что делает левая. Больше доказательств по этому поводу исходит от Мэддокса, который пишет, что 9 августа Трумэн сказал Он отправился в Потсдам, чтобы втянуть Советский Союз в войну.Президент затем добавил, что бомбардировка Хиросимы подтолкнула Советы к войну ранее, и, как выразился Мэддокс, Трумэн не дал никаких указаний этот ход ему не понравился.

В самом деле, это не огорчало его, что неопровержимо ясно, если внимательно присмотреться к краткой прессе Трумэнса. конференции в тот день, где он объявил о вступлении Советского Союза в Тихий океан. Война. По словам Хасегавы, Трумэн начал пресс-конференцию с улыбка на его лице, но быстро приняла торжественное выражение.Затем он произнес четыре предложения и добавил: «Вот и все». Хасэгава комментирует: Это краткое заявление показывает глубокое разочарование, которое должен был испытать Трумэн. в новостях (193). Но так ли это? Источники Hasegawas включают New Йорк Таймс и Вашингтон Пост . Вот как Феликс Белэр-младший из New York Times сообщил об этом. Президент, который держал свою первую пресс-конференцию более чем за месяц, он сидел за своим столом одной ногой небрежно перекинув через подлокотник стула.Он не дал ни малейшего намека на важность информации, которую он собирался поделиться. Трумэн тогда встал и объявил:

Его заключительные слова, Что это все, были почти заглушены шумом репортеров новостей и радио для ближайшего выхода к своим телефонам. Мистер Трумэн и Уайт Присутствующие представители палаты представителей потрясенно рассмеялись, увидев, что его простой объявление ускорилось.
Все это крайне маловероятное поведение для президента, который переживал глубокое разочарование.То же самое может для помощников, которые вряд ли раскачиваются от смеха, публично не меньше, если их президент был расстроен из-за того, что он только что объявил.

Конечно, Эдвард Т. Фоллиард из Washington Post сообщил, что Трумэн, который ранее был улыбаясь, принял торжественное выражение лица, когда встал, чтобы сделать свое объявление. Это удивительно? Как будет выглядеть улыбка президента, когда он объявляет страну, любую страну, идет войну? Но что больше всего Интересным в освещении Folliards является то, что он включил подробное описание с полным три абзаца с прямыми цитатами из проекта письма (Фоллиард называет это меморандумом) Трумэн передал Сталину 31 июля в Потсдаме, что фактически сказал Советам, что пришло время им войти в Тихий океан. Война.Хасегава не упоминает эту часть статьи Фоллиардса.

И это не единственные современные отчеты об отношении Трумэна к советскому вторжению в Тихий океан Война. Эрнест Ваккаро, репортер New York Times , сопровождавший Трумэна туда и обратно через Атлантику на крейсере Augusta , когда президент отправился на Потсдамскую конференцию, сообщил 9 августа, что Трумэн неоднократно заявлял журналистам по пути в Европу, что его главная забота должно было положить конец войне на Тихом океане с минимальной ценой американских жизней.Согласно по доводам президентов, объявление войны Советским Союзом могло бы спасти сотни тысяч американцев от травм или смерти. А что сделал президент думаете, что после Потсдама ? По словам Ваккаро, результаты были очевидны. в его поведении. . . . Он не мог доверять репортерам, но его удовольствие было очевидно. Это удовольствие, предположил Ваккаро в своей статье, могло была причиной, по которой Трумэн лично объявил об объявлении войны в пресс-конференция сегодня.

Между тем, услышав о Вступление СССР в войну генерал Маршалл 8 августа прислал личный послание Авереллу Гарриману, послу США в Советском Союзе, который гласит: Мои поздравления и спасибо за ваше большое участие в создании события дня. Невозможно представить, чтобы генерал Маршалл отправил бы это сообщение, если бы события дня не совпадали с пожеланиями президентов.

В конце концов вся гоночная Москва Этот тезис основан на предположении, что Трумэн и его советники были уверены, что или, по крайней мере, очень уверен, что одна или две бомбы помогут. Иначе, с точки зрения Хасегава, не было смысла так торопиться бомбить Хиросиму и Нагасаки. Но предположение, что была какая-то уверенность об одной или двух бомбах, заканчивающих войну, немедленно бросает вызов доступным свидетельство. Могло быть надежды, , что одна или две бомбы сделает это, но огромное количество доказательств ясно дает понять, что даже с атомными бомбами Трумэну и его советникам не было ничего уверенного в .

Хасегава еще менее убедителен когда он обращается к мемуарам Бирнесса, чтобы предположить, что Бирнесс в первую очередь, как и Труманс, он должен был использовать атомную бомбу, а не положить конец войне. Хасегава строит свои доводы, спрашивая, почему Бирнс, который не был так идеологически привержены устранению императора как некоторые сторонники жесткой линии Госдепартамента, тем не менее настаивал на безоговорочной капитуляции. Ключ к разгадке взято из мемуаров Бирнесса, где он пишет, что японское правительство сдался безоговорочно, не было бы необходимости отбрасывать Атомная бомба.Хасэгава не может много использовать это, поэтому он предлагает, чтобы возможно, это утверждение лучше всего читать наоборот: если бы мы настаивали на безоговорочную капитуляцию мы могли бы оправдать применением атомной бомбы (135). Если Хасегава собирается читать мемуары Бирнесса в обратном порядке, то это в лучшем случае весьма сомнительная аналитическая техника, он, безусловно, должен предоставить солидная подтверждающая документация с лета 1945 года. Этого он не делает. делать.

Многие из тех же проблем с доказательствами возникают, если рассматривать Хасегаву обсуждение атомной бомбы по сравнению с вступление России в войну как основная причина капитуляции Японии.Чтобы дать советскому вступлению первенство, Хасэгава должен игнорировать все, о чем идет речь. Асадас Шок от атомной бомбы и решение Японии о капитуляции Пересмотр, Newmans , Трумэн и культ Хиросимы , и Franks Падение о показаниях японских официальных лиц премьер-министра Кантаро Сузуки упал. Кроме того, это вопрос методологии, возникающей в то, что можно назвать количеством документов на страницах 297-98. Хасэгава считает современные японские источники о решении о капитуляции, некоторые из которых упоминают атомную бомбу, в некоторых из них упоминается советская декларация война, и некоторые из них упоминают и то, и другое.Он сообщает счет как атомную бомбу 2, советская запись 3 и обе 7. Следовательно, Фрэнк ошибается, подчеркивая бомба как наиболее важный фактор, так как советский вход выиграл три к два. В этом механическом расчете Сузуки небрежно комментирует своему врачу. (который взят из самого длинного дня Японии , том, в основном о послевоенных интервью, проведенных историками Pacific War Research Society) исторически приравнивается по ценности к Императорскому рескрипту от 14 августа, самое важное заявление из жизни Хирохитоса и то, что он лично прочитал десяткам миллионов своих подданных, которые в полдень 15 августа приклеены к своим радиоприемникам, чтобы впервые услышать голос своего императора.При этом все документы одинаковы, подход скорее затушевывает, чем разъясняет. Какими бы ни были проблемы с Императорским рескриптом с точки зрения правдивости ряд ключевых моментов, это, безусловно, имеет большую доказательную ценность, чем навскидку комментарий Судзуки, сделанный врачу ВМФ. Но просто складывая документы с каждой стороны без оценки их значимости не составляет веский аргумент. В любом случае, как продемонстрировал Асада, есть убедительное свидетельство японских лидеров, указывающее на примат Бомба в Хиросиме заставляет японцев капитулировать.

Хасэгава не выдерживает аргументы с необходимыми доказательствами. В лучшем случае он уходит от ревизиониста дело, как он его нашел, в руинах. В самом деле, он заставляет щебень подпрыгивать, убедительно демонстрируя, что Советский Союз очень сильно стремился попасть в Тихоокеанской войны, чтобы способствовать ее экспансионистской политике в Дальнем Восток. Те, кто стремится к окончательному анализу конца Тихого океана Войну придется искать в другом месте. Хорошее место для начала — Franks Downfall .

Майкл Корт — профессор социальных наук в Колледже общих исследований Бостонского университета. Он написал несколько книг о холодной войне и Советском Союзе, в том числе г. Columbia Guide to the Cold War (Columbia University Press, 1998).
Присоединиться Историческое общество и подпишитесь на Исторически говорящий

Вехи: 1945–1952 — Офис историка

Атомная дипломатия относится к попыткам использовать угрозу ядерной войны для достигать дипломатических целей.После первого успешного испытания атомной бомбы в г. 1945 г. официальные лица США немедленно приняли во внимание потенциальные невоенные выгоды, которые можно извлечь из американской ядерной монополия. В последующие годы было несколько случаев, когда правительственные чиновники использовали или рассматривали атомную дипломатию.

Атомная бомбардировка Нагасаки 9 августа 1945 года

Во время Второй мировой войны США, Великобритания, Германия и США.S.S.R. все были заняты научными исследованиями по разработке атомной бомбы. К середине 1945 г. однако это удалось только Соединенным Штатам, и они применили два атомных оружия на города Хиросима и Нагасаки, чтобы быстро и окончательно положить конец война с Японией. Официальные лица США долго не обсуждали, следует ли использовать атомной бомбы против Японии, но утверждал, что это было средство для более быстрого прекращения Конфликт на Тихом океане, который обеспечит меньшее количество жертв войны с применением обычных вооружений.Они сделали, однако, подумайте о той роли, которую впечатляющая мощность бомбы может сыграть в послевоенные отношения США с Советским Союзом.

Президент США руководил разработкой ядерного оружия. Франклин Рузвельт принял решение не сообщать Советский Союз технологических разработок. После смерти Рузвельта Президенту Гарри Трумэну пришлось решить, продолжать ли это политика защиты ядерной информации.В конце концов, Трумэн упомянул наличие особенно разрушительной бомбы советского премьер-министра Иосифа Сталина в Встреча союзников в Потсдаме, но он не сообщил подробностей об оружии. или его использование. К середине 1945 года стало ясно, что Советский Союз вступит в войну. в Тихом океане и тем самым иметь возможность влиять на послевоенный баланс власть в регионе. Официальные лица США признали, что вероятность предотвращая это, хотя они предпочли U.С. возглавил оккупацию Японии скорее чем совместная оккупация, как это было устроено для Германии. Некоторые политики США надеялись, что монополия США на ядерные технологии и демонстрация ее разрушительная сила в Японии может заставить Советы пойти на уступки, либо в Азии, либо в Европе. Трумэн не угрожал Сталину бомбой, вместо этого признавая, что само его существование ограничит советские возможности и считается угрозой советской безопасности.

Потсдамская конференция

Ученые обсуждают, в какой степени упоминание Трумэном бомбы в Потсдаме и его использование оружие в Японии представляют собой атомную дипломатию. В 1965 году историк Гар Альперовиц опубликовал книгу, в которой утверждал, что применение ядерного оружия против японцев города Хиросима и Нагасаки должны были занять более сильные позиции для послевоенный дипломатический торг с СССР, так как само оружие не были нужны, чтобы заставить японцев капитулировать.Другие ученые не согласны, и предполагают, что Трумэн считал бомбу необходимой для достижения безусловного капитуляция непокорных японских военачальников, полных решимости сражаться перед смерть. Даже если Трумэн не намеревался использовать подразумеваемую угрозу оружия для взять верх над Сталиным, факт атомной монополии США вслед за успешное атомное испытание в Аламогордо, штат Нью-Мексико, в июле 1945 г., казалось, укрепили его уверенность на последующих встречах, сделав его более решительным добиваться компромиссов от Советской власти.Даже в этом случае, если официальные лица США надеялся, что угроза бомбы смягчит сопротивление Советского Союза американским предложения о свободных выборах в Восточной Европе или снижение советского контроля над Балканы, они были разочарованы, так как проблемы безопасности, поднятые на рассвете атомного века, вероятно, заставили Советский Союз еще больше обеспокоиться защитой своего граничит с контролируемой буферной зоной.

В годы, последовавшие сразу за Второй мировой войной, U.С. уверенность его ядерная монополия имела разветвления для его дипломатической повестки дня. Факт бомба была полезна для обеспечения того, чтобы Западная Европа полагалась на Соединенные Штаты. Государства должны гарантировать свою безопасность, а не искать жилье за ​​пределами с Советским Союзом, потому что даже если Соединенные Штаты не разместили большие численности войск на континенте, он мог бы защитить регион, разместив его под американским «ядерным зонтиком» территорий, которые Соединенные Штаты объявляли быть готовым использовать бомбу для защиты.Настаивание США на гегемонии в оккупация и реабилитация Японии частично обусловлены доверием со стороны будучи единственной ядерной державой и частично из того, что эта ядерная держава имела Достигнуто: полная капитуляция Японии перед войсками США. Хотя это вдохновило больше уверенность в том, что в первые послевоенные годы ядерная монополия США не была большая продолжительность; Советский Союз успешно взорвал свою первую атомную бомбу в 1949 г., Соединенное Королевство в 1952 г., Франция в 1960 г. и Народная Республика Китай в 1964 году.

Бомбардировщик B-29

В первые два десятилетия холодной войны во время что форма атомной дипломатии использовалась обеими сторонами конфликта. Во время блокады Берлина 1948–49 гг. Президент Трумэн передал несколько бомбардировщиков B-29, способных доставлять ядерные бомбы. бомбы в регион, чтобы сигнализировать Советскому Союзу, что Соединенные Штаты оба способны нанести ядерный удар и готовы его осуществить, если он стало необходимо.Во время Корейской войны президент Трумэн снова развернул B-29, чтобы сигнализировать о решимости США. В 1953 году президент Дуайт Д. Эйзенхауэр задумался, но в конечном итоге отверг идею использования ядерное принуждение к дальнейшим переговорам по соглашению о прекращении огня, которые закончились война в Корее. В о лице, в 1962 году, советское размещение ядерных ракет на Кубе, чтобы чтобы попытаться заставить У.С. уступки Европе стали еще одним примером атомной дипломатия.

К тому времени, когда Соединенные Штаты пытались выйти из войны в Однако во Вьетнаме идея атомной дипломатии потеряла доверие. Посредством в середине 1960-х годов Соединенные Штаты и Советский Союз достигли примерно паритетности, и их безопасность основывалась на принципе взаимного обеспечения разрушение.Потому что ни один из них не мог нанести первый удар без угрозы контрудар, преимущества использования ядерного оружия в конфликте — даже в прокси войны — значительно уменьшились. Итак, хотя президент Никсон вкратце рассматривал возможность использования угрозы взрыва бомбы, чтобы положить конец войне в Вьетнам, он понял, что осталась угроза того, что Советский Союз предпримет ответные меры против Соединенных Штатов от имени Северного Вьетнама, и это как международное, так и национальное общественное мнение никогда не допустят использования бомбить.

Несмотря на многочисленные угрозы, сделанные во время холодной войны, атомное оружие не использовались ни в одном конфликте после Второй мировой войны. Хотя существование ядерного оружия может продолжать действовать как сдерживающий фактор, их дипломатическое полезность имела свои пределы.

Ядерное оружие и эскалация холодной войны, 1945-1962 годы

«Ядерное оружие и эскалация холодной войны, 1945-1962 гг.» В Odd Arne Westad и Melvin Leffler, ред., Кембриджская история холодной войны, т. 1 (Cambridge University Press, 2010) 376-397.

Ядерное оружие занимает такое центральное место в истории холодной войны, что бывает трудно разделить их. Ядерное оружие вызвало холодную войну? Способствовали ли они его эскалации? Помогли ли они сохранить «холодную» войну? Мы также должны спросить, как холодная война повлияла на развитие атомной энергетики. Была ли гонка ядерных вооружений продуктом напряженности времен холодной войны, а не ее причиной?

Атомная бомба и истоки холодной войны

Ядерный век начался до холодной войны.Во время Второй мировой войны три страны решили создать атомную бомбу: Великобритания, США и Советский Союз. Великобритания отложила собственную работу и присоединилась к Манхэттенскому проекту в качестве младшего партнера в 1943 году. Советские усилия были небольшими до августа 1945 года. Британские и американские проекты были вызваны страхом перед немецкой атомной бомбой, но в 1942 году Германия решила не делать этого. приложить серьезные усилия, чтобы построить бомбу. К августу 1945 года Соединенные Штаты, продемонстрировав необычайную научную и промышленную мощь, подготовили к использованию две бомбы.К тому времени Германия потерпела поражение, но президент Гарри С. Трумэн решил использовать бомбу против Японии.

Решение об использовании атомной бомбы вызвало ожесточенные споры. Решил ли Трумэн бомбить Хиросиму и Нагасаки, чтобы, как он утверждал, положить конец войне с Японией без дальнейших потерь американских жизней? Или он сбросил бомбы для того, чтобы запугать Советский Союз, но на самом деле он не нуждался в них для прекращения войны? Его главной целью, несомненно, было заставить Японию капитулировать, но он также верил, что бомба поможет ему в его отношениях с Иосифом V.Сталин. Последнее соображение было второстепенным, но оно подтвердило его решение. Какими бы ни были мотивы Трумэна, Сталин рассматривал использование бомбы как антисоветский шаг, направленный на то, чтобы лишить Советский Союз стратегических достижений на Дальнем Востоке и в более общем плане дать Соединенным Штатам преимущество в определении послевоенного урегулирования. 20 августа 1945 года, через две недели после Хиросимы, Сталин подписал указ о создании Специального комитета по атомной бомбе под председательством Лаврентия П.Берия. Советский проект превратился в краш-программу.

Обама в Хиросиме: почему США сбросили бомбу в 1945 году

Визит президента Обамы в Хиросиму, спустя почти 71 год после того, как она была разрушена первой атомной бомбой, неизбежно снова поднимает вопросы о том, почему Соединенные Штаты сбросили эту бомбу, нужно ли было убеждать Японию сдаться и спасало ли это существование людей, совершая убийства. делая ненужным вторжение на родные острова Японии.

Начиная с 1960-х годов, когда война во Вьетнаме разочаровала миллионы американцев в холодной войне и роли США в мире, идея о том, что бомбардировка Хиросимы и последующая бомбардировка Нагасаки не была необходимой, получила распространение. Возглавляемая экономистом Гаром Альперовицем новая школа историков также начала утверждать, что бомба была сброшена скорее для устрашения Советского Союза, чем для победы над японцами. К 1995 году американцы так резко разделились по поводу необходимости и морали сбрасывать бомбы, что выставку, посвященную 50-летию Смитсоновского института, пришлось неоднократно переделывать и в конечном итоге резко сокращать.Страсти поутихли по мере того, как поколение, воевавшее на войне, покинуло сцену, а ученые обратились к другим темам, но визит президента обязательно возродит их.

БОЛЬШЕ: Почему президент США так долго не посетил Хиросиму

Поскольку страсть, а не разум, в значительной степени стимулировали дискуссии, слишком мало внимания было уделено ряду серьезных научных работ и документальных выпусков, которые дискредитировали многие из новых теорий о применении бомбы.Еще в 1973 году Роберт Джеймс Мэддакс показал, что аргумент Альперовица о бомбе и СССР был почти полностью беспочвенным, но работа Мэддокса мало повлияла на общественное восприятие этого события.

Тем не менее тем, кто продолжал утверждать, что Москва, а не Токио, была реальной целью атомных бомб, приходилось полагаться на предположения о том, что, возможно, думали президент Трумэн и его высшие советники, поскольку никогда не было документальное доказательство того, что они действительно так думали.Между тем, другие исследования внесли критический вклад в другие аспекты противоречия. Благодаря им мы ясно видим, что японцы вовсе не были готовы сдаться на американских условиях до того, как были сброшены две бомбы, что они планировали самое решительное сопротивление запланированному вторжению США, к которому им удалось подготовиться. это обширно, и что последствия более длительной войны могли быть гораздо более серьезными как для японских, так и для американских войск, чем две бомбы.

БОЛЬШЕ: См. Первоначальный приказ о проведении атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки

Цель Соединенных Штатов в войне была публично изложена президентом Рузвельтом на конференции в Касабланке в начале 1943 года: безоговорочная капитуляция всех своих врагов, допуская как оккупацию своей территории, так и навязывание таких новых политических институтов, которые союзники считали целесообразными. В начале лета 1945 года эти условия действительно были навязаны Германии.Но, как показало блестящее исследование Ричарда Б. Франка в 1999 г., Downfall , японское правительство, хотя и прекрасно понимало, что оно не сможет выиграть войну, вовсе не было готово принять такие условия. Они особенно хотели избежать американской оккупации Японии или каких-либо изменений в своих политических институтах.

Зная, что американские войска должны будут вторгнуться на остров Кюсю, прежде чем двинуться на Хонсю и сам Токио, японцы спланировали масштабное и дорогостоящее сражение на Кюсю, которое приведет к достаточным потерям, чтобы убедить Вашингтон пойти на компромисс.Что еще более важно, как показало превосходное исследование разведки США в 1998 году, японцам действительно удалось очень сильно укрепить Кюсю, и военные власти в Вашингтоне знали об этом. К концу июля 1945 года оценки военной разведки японских сил на Кюсю значительно повысились, и начальник штаба армии генерал Джордж Маршалл был достаточно встревожен тем, что к тому времени, когда бомба была сброшена на Хиросиму, он предлагал генералу Макартуру , который будет командовать вторжением, чтобы он пересмотрел вторжение на Кюсю и, возможно, полностью отказался от него.

Исправьте историю в одном месте: подпишитесь на еженедельный информационный бюллетень TIME History

Как оказалось, комбинация бомб на Хиросиме и Нагасаки и вступление СССР в войну против Японии — и все это в пределах одного всего три дня — убедили императора и японское правительство в том, что капитуляция — единственный вариант. Однако все больше и больше свидетельств показывают, что Япония не сдалась бы на американских условиях до вторжения, если бы не было атомных бомб.

Таким образом, Соединенные Штаты сбросили бомбы, чтобы положить конец войне, которую Япония развязала в Азии в 1931 году и распространилась на Соединенные Штаты в Перл-Харборе, и тем самым, вероятно, избежали вторжения, которое могло бы привести к сотням тысяч жертв. Фрэнк также утверждал в Downfall , что многие тысячи японских мирных жителей также умерли бы от голода в это время.

Это не означает, что нам не нужно спрашивать себя о моральных последствиях уничтожения двух целых городов с помощью ядерного оружия.С тех пор ничего подобного не произошло — возможно, из-за сдерживающего эффекта для всех сторон, видящих, на что способно атомное оружие, — и мы все должны надеяться, что этого больше никогда не повторится.

БОЛЬШЕ: Посмотрите, как сегодня выглядит единственное здание в Хиросиме, способное пережить атомную бомбу

Но на самом деле наша ссора не из-за использования атомных бомб конкретно, а из-за отношения к человеческой жизни, включая гражданскую жизнь, которая вырос во время Второй мировой войны.За много лет до Хиросимы и Нагасаки британские и американские стратеги приняли сожжение целых городов как законное средство попытки победить Германию и Японию. Обстрелы Гамбурга, Дрездена, Токио и других японских городов привели к потерям, примерно равным или большим, чем при атомных бомбардировках этих двух городов. Насколько мне известно, ни один историк никогда не пытался проследить, как идея о том, что нацеливание на целые города и их население было законной тактикой, стала ортодоксальной в британских и американских военно-воздушных силах, но это остается очень печальным комментарием к этосу двадцатого века. .В любом случае они переступили этот порог задолго до Хиросимы и Нагасаки. Падение бомб ужасает нас сегодня, но в то время это рассматривалось как необходимый шаг для того, чтобы закончить ужасную войну как можно быстрее и с наименьшими человеческими жертвами. Тщательное историческое исследование подтвердило эту точку зрения.

Историки объясняют, как прошлое влияет на настоящее.

Дэвид Кайзер, историк, преподавал в Гарварде, Карнеги-Меллон, колледже Уильямса и Военно-морском колледже.Он является автором семи книг, в том числе последней книги No End Save Victory: How FDR Led the Nation to War . Он живет в Уотертауне, штат Массачусетс,

.

Получите наш исторический бюллетень. Поместите сегодняшние новости в контекст и посмотрите основные моменты из архивов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Как СССР отреагировал на бомбардировку Хиросимы? — OpenLearn

Отчет об этой встрече был рассекречен АНБ США, и оригинал можно увидеть в архивах АНБ.

Без авторских прав: Библиотека Конгресса Сталин на фото 1945 года Время встречи: 8:20, г. Москва, 8 августа 1945 г.

Присутствуют: У. А. Гарриман, посол США
Джордж Ф. Кеннан, советник-посланник
Генералиссимус Сталин
В. М. Молотов, народный комиссар иностранных дел
г.Павлов, советский переводчик

Посол начал беседу с выражения своего удовлетворения по поводу того, что мы [США и СССР] снова стали союзниками. Затем он спросил генералиссима, какие у него новости о советских военных действиях на Востоке.

Генералиссимус ответил, что советские войска пересекли границу как с востока, так и с запада и не встретили сильного сопротивления ни на одной из границ. Советская авиация в темноте бомбила Чанчунь и Харбин. Советские войска на востоке атаковали район Градеково, где железная дорога из Владивостока пересекает границу.Другая колонна наступала к югу от советской границы в сторону Хайлара. Третья колонна двигалась на восток через горный перевал из Чарара в районе Солуншана. Кавалерия продвигалась с юга от Улан-Батора через пустыню Гоби в район Мукдена. Пока что границу перешли только передовые войска, но в момент нашего разговора главные силы начали преследовать их. Японцы, похоже, были застигнуты врасплох. Советские войска в районе между Хабаровском и Благовещенском еще не наступали, идея заключалась в том, чтобы дождаться, пока атаки центра Маньчжурии вынудят японцев ослабить свою оборону на этом участке, и тогда эти силы также будут атаковать.На границе с Сахалином тоже не было попытки атаковать, но это будет сделано позже. Ближайшими целями были Харбин и Чанчунь.

Посол заметил, что генералиссимус сказал ему год назад, что, по его мнению, дела пойдут довольно быстро, когда Россия вступит в войну.

Генералиссимус сказал, что если сейчас все пойдет быстро, то это произойдет не только из-за вступления России. В целом дела шли намного лучше, чем он ожидал. Они не знали, какие успехи будет у нашего флота на Тихом океане.«Кто бы мог подумать, — спросил он, — что к этому времени все зашло так далеко»?

Посол спросил, что он думает о последствиях сообщения об атомной бомбе для японцев.

Генералиссимус ответил, что, по его мнению, японцы в настоящее время ищут предлог, чтобы заменить нынешнее правительство тем, которое было бы достаточно квалифицированным, чтобы предпринять капитуляцию. Атомная бомба может дать им этот повод.

Посол заметил, что хорошо, что это изобрели мы, а не немцы.По его словам, долгое время никто не осмеливался думать, что это увенчается успехом. Всего за несколько дней до того, как президент сообщил об этом Сталину в Берлине, мы точно узнали, что это будет успешно работать.

Генералиссимус ответил, что советские ученые сказали, что это очень сложная проблема.

Посол сказал, что если бы союзники могли сохранить его и применить в мирных целях, это было бы здорово.

Генералиссимус согласился и сказал, что это будет означать конец войны и агрессоров.Но секрет нужно будет бережно хранить.

Посол сказал, что это может иметь большое значение в мирных целях.

Генералиссимус ответил: «Несомненно». Он добавил, что советские ученые тоже пытались это сделать, но безуспешно. Они нашли одну лабораторию в Германии, где немцы, очевидно, работали над той же проблемой, но русские не могли обнаружить, что они пришли к каким-либо результатам. Если бы они его нашли, Гитлер никогда бы не сдался.Англия тоже ничего не достигла с этими исследованиями, хотя у них были прекрасные физики.

Посол объяснил, что англичане объединили свои знания с нами с 1941 года. Но для проведения экспериментов и достижения окончательных результатов потребовались огромные установки.

Генералиссимус заметил, что это было очень дорого.

Посол согласился и сказал, что это стоило более двух миллиардов долларов. Черчилль заслужил большую похвалу за поощрение развития.

Сталин сказал, что Черчилль был великим новатором, настойчивым и мужественным. Он тоже когда-то продвигал разработку танка.

Посол заметил, что видел Черчилля в Лондоне. Черчилль сказал, что прожил целую жизнь за одну неделю. Теперь он был полон энергии и бодрости, деловито готовясь приступить к своей роли лидера оппозиции. Он сказал, что упустил только одно — отсутствие на работе. Он имел обыкновение, просыпаясь утром, нажимать кнопки и давать указания, которые приводили в движение важные дела.Он никак не мог привыкнуть к тому, что не может этого сделать.

Сталин заметил, что Черчилль не мог бояться Эттли.

Посол ответил, что Черчилль никого не боится.

Подробнее о 70-летии бомбардировки Хиросимы

Подробнее о Второй мировой войне

Более 75 лет назад судьба Второй мировой войны решила пять пляжей в Нормандии, Франция.«День Д» был величайшей из когда-либо предпринятых попыток десантного вторжения. История помнит это как великую победу. Но исследования показывают, что на Омаха-Бич это было почти катастрофой.

Читайте сейчас ❯Timewatch: Bloody Omaha

В какой степени Алан Тьюринг повлиял на эволюцию современных вычислений? Многие считают математика 20-го века отцом информатики, и многие утверждают, что во многом благодаря его исследованиям мы можем читать этот текст на ПК, ноутбуке или смартфоне.Однако, помимо его вклада в математику и вычисления, влияние Тьюринга повлияло на множество областей, включая криптоанализ и расшифровку нацистских кодов, которые помогли положить конец Второй мировой войне. Этот сборник исследует беспокойную личную жизнь Тьюринга, значение его роли в Блетчли-парке, его идеи по искусственному интеллекту и, наконец, исследует, каким должно быть его наследие.

Слушайте сейчас ❯Алан Тьюринг: Жизнь и наследие

Авторское право: Bill Thompson Колосс

В основе усилий по взлому кода во время Второй мировой войны лежало невероятное инженерное сооружение — Колосс — первое в мире программируемое вычислительное устройство.

Слушай сейчас ❯Колосс

Отслеживайте ключевые события в жизни Адольфа Гитлера, включая его детство в Австрии, его решения в качестве фюрера Германии, его лидерство во Второй мировой войне и его возможное самоубийство.

Читайте сейчас ❯ Взлет и падение Гитлера: Хронология

Празднование — вспоминая и отмечая свое прошлое — вносит важный вклад в наше чувство общности.Этот бесплатный курс «История как память» рассматривает способы, с помощью которых письменные тексты, мемориалы, письма и фотографии могут служить для ознаменования событий, людей и ценностей, которые мы хотим вспомнить из своего прошлого.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *