Коммунистическое движение это: Научный коммунизм

Содержание

Научный коммунизм

Научный коммунизм

← Материальные и моральные стимулы ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Международное разделение труда →


Международное коммунистическое движение —

передовая часть мирового рабочего и освободительного движения, отличительными чертами которой являются: 1) последовательная революционность, т. е. выдвижение своей целью уничтожение всех форм эксплуатации и угнетения, неуклонная борьба за достижение этой цели; 2) интернационализм, т. е. отражение и защита общности интересов всех рабочих, независимо от их национальности, практическое осуществление солидарности рабочего класса различных стран в борьбе за свои непосредственные и конечные цели, а также за свободу и независимость всех угнетенных народов; 3) применение в качестве руководства к действию теории научного коммунизма, дающей понимание условий, хода и общих результатов рабочего движения.

Возникновение М. к. д. обусловлено, с одной стороны, объективными потребностями развития классовой борьбы пролетариата, а с другой — превращением социализма из утопии в науку, созданную Марксом и Энгельсом и обогащенную Лениным новыми выводами и открытиями, отражающими особенности современной эпохи.

Формирование и развитие М. к. д. обусловлено развитием международного рабочего движения. В то же время в его развитии особую роль играет субъективный фактор. Это развитие во многом выступает как результат целеустремленной и сознательной деятельности самого коммунистического авангарда рабочего движения, который всегда определял и видоизменял формы своей организации и методы ее работы в зависимости от политических интересов рабочего движения в целом, особенностей данной исторической обстановки и тех задач, которые из этой обстановки непосредственно вытекают.

Зарождение М. к. д. связано с созданием Марксом и Энгельсом Союза коммунистов (1847—52). Первой массовой организацией коммунистов стало Международное Товарищество Рабочих — I Интернационал (1864—76). Благодаря его созданию практически было положено начало М. к. д. Его дело было продолжено в рамках II Интернационала (1889—1914) марксистскими революционными силами. Эта организация возникла как международное объединение социалистических партий и потерпела крах в период первой мировой войны вследствие оппортунизма и шовинизма его лидеров.

Современное М. к. д. возникло под непосредственным воздействием Великой Октябрьской социалистической революции. Его рождение было ознаменовано созданием III Интернационала (Коминтерна) (1919—43). Он отстоял учение марксизма от извращения его оппортунистическими элементами, содействовал образованию во многих странах мира подлинно революционных партий рабочего класса, соединил ленинизм, выступивший как марксизм современной эпохи, с рабочим движением в международном масштабе.

Коминтерн был формой объединения коммунистических партий в рамках единой организации, что отвечало потребностям начального периода современного М. к. д. Однако, отмечалось в постановлении Президиума ИККИ от 15 мая 1943 г., по мере усложнения как внутренней, так и международной обстановки отдельных стран решить задачи рабочего движения каждой отдельной страны силами какого-либо международного центра оказалось слишком сложно. На основе этих и других соображений и учитывая рост и политическую зрелость коммунистических партий и их руководящих кадров, в 1943 г. было принято решение о роспуске Коминтерна «как руководящего центра международного рабочего движения».

С тех пор как в М. к. д. перестал существовать руководящий центр, особенно возросло значение добровольной координации действий партий, выступающих составными частями этого движения, в интересах успешного решения стоящих перед ними задач. Основные формы сотрудничества между коммунистическими партиями в современных условиях: двусторонние консультации, региональные встречи, международные совещания. Такого рода и другие контакты между компартиями представляют собой и своего рода механизм согласования их действий на международной арене, и средство урегулирования возникающих разногласий.

Необходимое условие добровольного товарищеского сотрудничества между коммунистическими партиями — соблюдение таких норм взаимоотношений между ними, как солидарность и взаимная поддержка, уважение равноправия, суверенной независимости каждой партии, невмешательство во внутренние дела друг друга. Каждая партия полностью самостоятельно определяет свой политический курс и обладает свободой выбора различных путей в борьбе за прогрессивные общественные преобразования и за социализм. В то же время коммунистические партии исходят из того, что борьба за социализм в своей стране связана с взаимной солидарностью трудящихся всех стран, всех прогрессивных движений и народов в борьбе за свободу и укрепление независимости, за демократию, социализм и мир во всем мире. В этом находит свое выражение нераздельность национальной ответственности каждой партии с ее интернационалистской позицией. Весь прошлый и современный опыт М. к. д. подтверждает правильность подлинно творческого, марксистско-ленинского подхода каждой партии к решению своих политических задач, что предполагает учет как общих закономерностей классовой борьбы и социалистических преобразований, так и конкретно-исторической обстановки, национально-специфических условий каждой страны, особенностей того или иного региона однотипных в социально-экономическом отношении стран.

Нынешние формы межпартийных связей и коллективно разработанные и принятые в движении принципы взаимоотношений между коммунистическими партиями создают все возможности для объединения их усилий в борьбе за общие цели в обстановке растущего многообразия мирового революционного процесса. Общность позиций различных партий, входящих в коммунистическое движение, по коренным вопросам мирового развития и международной политики находит свое выражение в оценках и выводах, которые они разрабатывают на коллективной и равноправной основе на двусторонних и многосторонних встречах, Среди последних важное место в истории современного М. к. д. заняли международные Совещания 1957, 1960 и 1969 гг.

В выработке общей внешнеполитической платформы коммунистических и рабочих партий социалистических стран определяющее значение имеют периодически проводимые встречи руководителей этих партий, заседания ПКК государств — участников Варшавского Договора. Постоянной формой обмена опытом между ними выступают совещания секретарей ЦК коммунистических и рабочих партий социалистических стран по международным и идеологическим вопросам, по вопросам организационно-партийной работы.

Крупную роль в деле выработки платформы совместных действий применительно к условиям соответствующих континентов сыграли Карловарская (1967) и Берлинская (1976) конференции коммунистических и рабочих партий Европы, Гаванские совещания (1964 и 1975) коммунистических партий стран Латинской Америки и Карибского бассейна. Систематически проводимые региональные встречи коммунистических партий Западной Европы, северных стран Европы, стран Центральной Америки, Мексики и Панамы, арабских стран и других районов мира выступают как динамичная и гибкая форма сопоставления позиций по возникающим проблемам и выработки согласованного подхода к ним. Таким образом, М. к. д. не есть просто совокупность коммунистических партий отдельных стран, а выступает — при всем многообразии условий деятельности этих партий, их стратегии и тактики — как интернациональная сила, в основе которой лежит общность коренных интересов и целей международного рабочего класса, широкое совпадение их задач по узловым вопросам мировой политики.

Современное М. к. д. — это добровольный союз самостоятельных и равноправных партий, единство которых скрепляется: совместной борьбой против общего врага — империализма, за общие цели — социализм и коммунизм; разветвленной системой интернациональных связей; верностью великим идеям Маркса, Энгельса, Ленина, постоянным развитием теории научного коммунизма; сотрудничеством по обобщению интернационального опыта и теоретической работы партий.

Как закономерность развития М. к. д. выступает его постоянная борьба как против открытого классового противника — империализма и реакции, так и против право- и левооппортунистических искажений марксистско-ленинской теории и политики, против ревизионизма, догматизма и левосектантского авантюризма, проявляющихся в его собственных рядах. Само его единство есть и результат этой двоякого рода борьбы и предполагает такую борьбу. В то же время разногласия, которые возникают между компартиями, успешно преодолеваются путем консультаций, обмена мнениями заинтересованных сторон.

Входящие в М. к. д. партии действуют в наши дни во всех основных районах мира. Возникновение и укрепление социалистического строя в ряде стран, образование мировой системы социализма государств и возрастание воздействия мирового социалистического содружества на всю международную обстановку; укрепление и расширение союза коммунистического движения с национально-освободительными движениями; образование целой группы государств социалистической ориентации, избравших путь социалистического развития, превращение ряда компартий капиталистических стран в массовые, представляющие собой крупную общенациональную силу; развитие различных форм союза и сотрудничества коммунистических партий с другими антиимпериалистическими, демократическими и прогрессивными партиями и организациями; качественный рост воздействия идей коммунистического движения на формирование общественного сознания широчайших народных масс — таковы основные факторы, определяющие социально-политическую роль коммунистического движения в современном мире. Совокупность всех этих факторов обусловливает превращение М. к. д. в самую влиятельную политическую силу современности, характеризует важнейший этап поступательного развития международного рабочего класса по пути осуществления своей всемирно-исторической миссии.


← Материальные и моральные стимулы ← | ↑ К оглавлению ↑ | → Международное разделение труда →

Международное рабочее и коммунистическое движение после I конгресса Коминтерна

Обложка книги В. И. Ленина: Детская болезнь Левизны в коммунизме.

Революционный подъем в капиталистическом мире продолжал нарастать. Свою классовую борьбу трудящиеся капиталистических стран сочетали с выступлениями в защиту Советской России. На империалистическую интервенцию против молодого Советского государства они ответили движением «Руки прочь от России!».

В 1919 г. происходили события огромной важности: героическая борьба народов Советского государства против империалистической интервенции и внутренней контрреволюции; пролетарские революции в Венгрии и Баварии; революционные выступления во всех капиталистических странах; бурное национально-освободительное, антиимпериалистическое движение в Китае, Индии, Индонезии, Турции, Египте, Марокко, в странах Латинской Америки. Этот революционный подъем, а также решения и деятельность I конгресса Коминтерна содействовали тому, что среди рабочих и передовой части интеллигенции укреплялись идеи коммунизма. В. И. Ленин в то время писал, что «везде рабочие массы, вопреки влиянию старых, пропитанных шовинизмом и оппортунизмом вождей, приходят к убеждению в гнилости буржуазных парламентов и в необходимости Советской власти, власти трудящихся, диктатуры пролетариата, для избавления человечества от ига капитала».

За этот год заметно усилились позиции сторонников коммунизма в социалистических и рабочих партиях, сформировались коммунистические партии (в Сербо-хорвато-словенском государстве, Голландии, Дании, Болгарии, Мексике, Соединенных Штатах Америки) и коммунистические группы (в Англии, Франции, Италии, в ряде стран Азии и Латинской Америки). Возникли первые марксистские кружки в Китае — кружок в Пекине во главе с Ли Да-чжао и в Чанша — во главе с Мао Цзэ-дуном. Итальянской социалистической партией, Британской социалистической партией были приняты решения о вступлении в Коминтерн. «Коммунистический Интернационал за несколько месяцев 1919-го года,— писал В. И. Ленин,— стал всемирным Интернационалом, ведущим массы, и безоговорочно враждебным изменникам социализма в «желтом» Интернационале бернской и люцернской братии».

В следующем, 1920 г. коммунистическое движение еще больше расширилось. В апреле 1920 г. второй съезд Социалистической партии Греции постановил вступить в Коммунистический Интернационал и назвать партию Социалистической рабочей (Коммунистической) партией. Образовались коммунистические партии в Испании, Уругвае, Иране, Турции, Индонезии, коммунистические группы и революционные марксистские кружки в Бразилии, Чили. В Социалистической партии Франции сложилось сильное левое крыло, требовавшее присоединения к Коминтерну; в Москву для переговоров отправилась делегация, в составе которой был Марсель Кашен.

Молодые коммунистические партии и группы выступали как авангард в классовой борьбе пролетариата своих стран. Они пропагандировали идеи марксизма-ленинизма, знакомили трудящихся с декретами и другими документами Советского правительства России, материалами Коминтерна, трудами В. И. Ленина, разоблачали контрреволюционные планы Антанты и реакционную деятельность правосоциалистических лидеров II Интернационала.

В связи с мощной тягой рабочих масс к коммунизму некоторые видные центристские деятели социалистических партий (Криспин и Дитман в Германии, Ж. Лонге во Франции, Серрати в Италии) стали высказываться за выход из II Интернационала. Эти заявления делались под давлением рядовых членов партий и, как показало ближайшее будущее, были лицемерными.

Демагогия центристов таила в себе большую опасность проникновения оппортунизма в молодые коммунистические партии. Во многих странах сами коммунисты, недавно пришедшие под знамя революционного марксизма, еще не были свободны от оппортунистических социал-демократических традиций. Это была опасность справа, со стороны правого реформизма. Помимо этого в международном коммунистическом движении наметилась и другая опасность — «левизна». Ее порождали мелкобуржуазное бунтарство, анархистские и анархо-синдикалистские взгляды, а также стихийное стремление рабочих масс к революционным методам борьбы, их недовольство правым оппортунизмом. Отражая эти настроения, некоторые так называемые левые в коммунистических партиях (Лауфенберг и Вольфгейм в Германии, Сильвия Панкхерст в Англии и др.) выступали против участия коммунистов в парламентской деятельности и в работе реформистских профсоюзов, отрицали необходимость железной дисциплины в партии и принципы демократического централизма. Линия «левых» вела к отрыву коммунистического авангарда от рабочего класса, к изоляции коммунистических партий, обрекала их на сектантство.

Исключительное значение для борьбы против правой опасности и левого уклона в международном коммунистическом движении имел труд В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», написанный весной 1920 г. В этом классическом произведении марксизма-ленинизма показаны героический путь русских большевиков, всемирно-историческое значение их борьбы с правыми оппортунистами, центристами, «левыми» доктринерами, подчеркнуто, что только размежевание с оппортунизмом дало возможность партии большевиков обеспечить победу Октябрьской революции.

Одной из основных причин, обусловивших победу большевизма в 1917—1920 гг., Ленин считал беспощадное разоблачение гнусности, мерзости и подлости социал-шовинизма и «каутскианства» (которому соответствуют лонгетизм во Франции, взгляды вождей Независимой рабочей партии и фабианцев в Англии, Турати в Италии и т. д.). Большевизм вырос, окреп и закалился в борьбе на два фронта — с откровенным оппортунизмом и с «левым» доктринерством. Такие же задачи предстоит решать другим коммунистическим партиям. Всем странам мира предстоит повторить главное из того, что было достигнуто Октябрьской революцией. «…Русский образец,—писал В. И. Ленин,— показывает всем странам кое-что, и весьма существенное, из их неизбежного и недалекого будущего».

В. И. Ленин предостерегал братские коммунистические партии также против игнорирования национальных особенностей в отдельных странах, против шаблонизирования, требовал изучать конкретные, специфические условия. Но вместе с тем, при всех национальных особенностях и своеобразии той или иной страны, для всех коммунистических партий, указывал Ленин, обязательно единство интернациональной тактики, применение основных принципов коммунизма, «которое бы правильно видоизменяло эта принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально государственным различиям».

Отмечая опасность ошибок, совершаемых молодыми коммунистическими партиями, В. И. Ленин писал, что «левые» не хотят вести борьбу за массы, боятся трудностей, игнорируют непременное условие победы — централизацию, строжайшую дисциплину в партии и рабочем классе — и этим разоружают пролетариат. Он призывал коммунистов работать всюду, где имеются массы; умело сочетать легальные и нелегальные условия; если нужно, идти на компромиссы; не останавливаться ни перед какими жертвами во имя победы. Тактика любой коммунистической партии, указывал Ленин, должна строиться на трезвом, строго объективном учете всех классовых сил данного государства и окружающих его стран, на опыте революционных движений, в особенности на собственном политическом опыте широких трудящихся масс каждой страны.

Ленинская работа «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» стала программой действия для всех коммунистических партий. Ее выводы легли в основу решений II конгресса Коммунистического Интернационала.

Международное коммунистическое движение в XX в.

Первый шаг к формированию международного коммунистического движения был сде­лан в марте 1919 г., когда по инициативе российских большевиков в Москве состоялся Учредительный Конгресс III Интернационала. Конгресс принял «Платформу Коминтерна» и «Манифест к пролетариям всего мира», про­возгласившие в самом общем виде идеи революционного марксизма (рево­люционный характер социалистического строительства, диктатура пролета­риата, слом буржуазного государства, экспроприация крупного капитала, поддержка национально-освободительного движения и т.д.). На II Конгрес­се Коминтерна (1920 г.) были принят ы Устав Коминтерна и так называемое «21 условие о приеме», представлявшие собой детальное описание идеоло­гической платформы, общеобязательной для коммунистических партий (те­зисы о диктатуре пролетариата, принципиальном разрыве с реформистской социал-демократией, об организационном принципе демократического цен­трализма, обязательности решений Коминтерна для отдельных партий, о большевистской трактовке принципа интернационализма и т.п.). Базовым документом для работы конгресса стала работа В .Ленина «Детская болезнь левизны в коммунизме», где последовательно проводилась идея жесткого противопоставления коммунистического движения как правому социал- оппортунизму, так и левацкому радикализму, «революционной стихии». Коминтерн рассматривался как «революционный инструмент Создания пла­нетарного государства трудящихся», который должен воспроизвести орга­низационные принципы «партии нового типа».

Решения III и IV Конгрессов Коминтерна (1921-1922) закрепили орга­низационный принцип демократического централизма, в том числе практику избрания Исполкома делегатами конгрессов, а не формирования его состава в соответствии с представительством партий. Был провозглашен принцип «кон­центрирования» Коминтерна в противовес национальной авгономизации. Пытаясь перехватить инициативу у социал-демократов, IV Конгресс утвердил стратегию «единого рабочего фронта» (консолидации пролетарского движе­ния за счет соединения революционной стратегии коммунистических партий с тактическими задачами в области экономического и социального положе­ния рабочего класса). В ходе работы IV Конгресса возникла острая дискус­сия. К. Радек и его сторонники утверждали, что корректировка политических целей коммунистического движения превращает социал-демократию во вре­менного союзника. Основным оппонентом Радека выступил председатель Исполнительного Комитета Коминтерна (ИККИ) Г. Зиновьев. Он доказывал, что социал-демократические партии являются левой частью буржуазного политического лагеря и, следовательно, наиболее опасными противниками коммунистического движения. Решения конгресса оказались компромиссны­ми. хотя позиция Зиновьева получила поддержку наибольшего числа депута­тов. При этом отвергнута была наиболее радикальная программа, предложен­ная Л.Троцким, сторонником дальнейшей эскалации революционной борьбы и развертывания мировой революции.

V Конгресс Коминтерна состоялся в 1924 г. на фоне быстрого спада революционной волны в Европе. В руководстве самого Коминтерна про­изошли перестановки, связанные с усилением политических позици' И. Сталина. Лейтмотивом работы V Конгресса стало продолжение дискус сии Радека и Зиновьева. Причем в центре обсуждения оказался вопрос фашизме. Тема фашистской угрозы поднималась уже на предыдущем Kohi рессе. Зиновьев предложил тогда рассматривать фашизм как движение, инспирированное крупным капиталом и демагогическое по своему характе­ру. Спустя полтора года Зиновьев трактовал фашизм уже в качестве более широкого явления. Причиной фашизации он считал попытки буржуазии найти пути спасения гибнущего капитализма в союзе с социал-реформиста­ми или националистами. Оба варианта, по мысли Зиновьева, являлись контрреволюцией, причем основную угрозу рабочему движению представ­ляла именно социал-демократия («социал-фашизм»), более изощренно об­манывающая трудящихся. Позиция Зиновьева была решительно поддержа­на Сталиным. Наряду с социал-демократией к числу профашистских тече­ний был отнесен и пацифизм (как основной источник военной угрозы в силу своего противоборства с революционным движением на мировой арене). Зиновьев, Сталин и выступивший в их поддержку Н.Бухарин сумели добиться принятия Конгрессом наиболее радикальных резолюций, в том числе о борьбе против «социал-фашизма», о необходимости «большевиза­ции» коммунистических партий вплоть до превращения Коминтерна в «единую всемирную большевистскую партию». Попытки же Троцкого на­чать дискуссию о «кризисе вождей» и бюрократизации большевистской партии не увенчалась успехом.

После 1924 г. в деятельности рукрводящих органов Коминтерна насту­пила продолжительная пауза, когда эпицентр политической борьбы переме­стился в руководство ВКП(б). Отзвуки ее отражались на решениях ИККИ. В 1925-1927 гг. Сталину удалось устранить двух наиболее опасных против­ников - Троцкого и Зиновьева, выступивших против «термидорианского перерождения» ВКП(б) и отказа от радикальной революционной стратегии коммунистического движения. Объектом следующей атаки Сталина стали «правые уклонисты» - его бывшие союзники по защите идеи «единого рабочего фронта» от «левацкой» стратегии Зиновьева и Троцкого. На VI Конгрессе Коминтерна в 1928 г. Сталин предложил новый вариант полити­ческой платформы международного рабочего движения - «класс против класса». Предполагалось, что в условиях приближающегося нового рево­люционного кризиса в странах Запада создаются условия для «мирного наступления против буржуазного государства». В этой связи требовалось придать «единому рабочему фронту» более жесткие формы, развернуть наступление против социал-демократии «по всем линиям». Попытки Н. Бу­харина выступить против этого курса не увенчались успехом.

Начало в 1929 г. мирового экономического кризиса было воспринято в Коминтерне как подтверждение правильности сталинской стратегии. Но вместо новой волны революционного движения в Европе началось поли­тическое наступление фашизма. В марте 1933 г. руководство Коминтерна призвало к расширению рабочего движения во имя совместной антифа­шистской борьбы. В отличие от концепции единого пролетарского фронта, обновленная программа предполагала и сотрудничество с социал-демок­ратическими партиями. Первым шагом в этом направлении стало участие представителей ряда европейских коммунистических партий в проведе­нии Европейского антифашистского конгресса, прошедшего в июне 1933 г. в парижском зале Плейель. Созданный на нем Центральный комитет выступил с инициативой проведения массовых антифашистских кампаний и спустя два месяца объединился со Всемирным комитетом борьбы за мир, созданным на антивоенном конгрессе в Амстердаме в 1932 г. Объе­динение антивоенного и антифашистского движения в единое движение «Амстердам - Плейель» стало важным шагом по консолидации усилий либеральной интеллигенции, профсоюзного актива, социалистов и комму­нистов в защите демократии.

Проблемы антифашистской борьбы стали центральным вопросом на XIII пленуме ИККИ (1933). Его участниками было сформулировано опреде­ление фашизма как «открытой террористической диктатуры наиболее реак­ционных, наиболее.шовинистических и наиболее империалистических эле­ментов финансового капитала». Такой подход позволял обосновать целесо- эбразность включения коммунистов в широкое антифашистское демократи­ческое движение, отказаться от негативного отношения к пацифизму. В 1934 г. ряд авторитетных идеологов европейского коммунистического дви­жения - Г. Димитров, П.Т ольятти, В. Пик, О. Куусинен, выступили за отказ уг концепции «социал-фашизма» и укрепление связей с социал-демократи- юскими партиями. В то же время руководство Коминтерна по-прежнему считало стратегической целью рабочего движения установление диктатуры пролетариата. Таким образом, коммунисты рассматривали образование мас­совых антифашистских демократических движений как первый шаг к акти­визации пролетарского революционного движения, тогда как социалисты ориентировались лишь на создание широких левоцентристских парламент­ских коалиций. Это противоречие не позволило руководству двух Интерна­ционалов прийти к согласованным решениям по проблемам организации Народных фронтов. В итоге подобные движения сформировались лишь в некоторых странах Европы и Латинской Америки и без какого-либо центра­лизующего влияния международных рабочих организаций.

Несмотря на срыв переговоров о создании Народных фронтов, в руководстве Коминтерна продолжалось укрепление позиции сторонников антифашистского курса. На VII конгрессе Коминтерна (1935 г.) эта страте­гия получила официальное закрепление. Димитров в докладе «Наступле­ние фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма» подчеркивал, что главной причиной наступления фашизма является политический и организацион­ный раскол пролетариата. В то же время фашизм по-прежнему трактовал­ся как «воинствующий буржуазный национализм», получающий поддерж­ку народа за счет демагогии и лжи. Не проводилось и различие между фашизмом и нацизмом.

На протяжении второй половины 1930-х гг. остановить шествие фа­шизма по европейскому континенту не удалось. Фатальный удар по Комин­терну нанесло подписание в 1939 г. советско-германского пакта о ненападе­нии, а затем и договора о дружбе и сотрудничестве. Советская пропагандис­тская машина переориентировалась на обличение западных демократий и полностью отказалась от критики нацистского режима. В этих условиях деятельность Коминтерна оказалась парализована. С началом Великой Оте­чественной войны организационные структуры ИККИ были использованы для расширения советской агентуры на оккупированных территориях. В 1943 г. Коминтерн был официально распущен - его существование препят­ствовало сближению СССР с новыми союзниками на Западе.

По окончании Второй мировой войны перед советским руковод­ством вновь встала задача по организационной и идеологической консоли­дации международного коммунистического движения. Однако вплоть до 1947 г. СССР не форсировал процесс складывания советского блока в Европе. В 1946 гГ советский академик Е. Варга, известный «глашатай» официального политического курса, даже выдвинул особый термин - «демократия нового типа». Это понятие основывалось на концепции демократического социализма, строящегося с учетом национальной спе­цифики в освободившихся от фашизма странах. Идея «народной демокра­тии», общественного строя, сочетающего принципы социальной справед­ливости, парламентской демократии и свободы личности, была очень популярной в странах Восточной Европы после войны. Она рассматрива­лась многими восточноевропейскими политиками как «третий путь», аль­тернатива индивидуалистическому американизированному капитализму и тоталитарному социализму советского образца. Но ситуация в корне изменилась к середине 1947 г. Провозглашение «доктрины Трумэна», объявившей начало крестового похода против коммунизма, превратило противостояние «сверхдержав» в «холодную войну». Восточная Европа окончательно превратилась в зону непосредственного влияния СССР.

Политический переворот, произошедший в восточноевропейских стра­нах в 1947-1948 гг., дал толчок для образования новой международной коммунистической организации. Осенью 1947 г. в польском городе Шклярс- ка-Поремба на совещании делегаций коммунистических партий СССР, Фран­ции, Италии и восточноевропейских государств было принято решение о создании Коммунистического информационного бюро. Эта организация не имела существенных полномочий и сразу же превратилась в политическую трибуну для руководства ВКП(б). С помощью Коминформа в 1948 г. Сталину удалось превратить свой конфликт с югославским лидером И. Броз Тито в своего рода плебисцит среди руководителей европейских коммунис­тических партий. На примере Югославии советское руководство наглядно показывало, как «не следует строить социализм». Тито и его соратники упрекались в критике исторического опыта СССР, растворении коммунис­тической партии в Народном фронте, отказе от классовой борьбы, покрови­тельстве капиталистическим элементам в экономике. На самом деле, к внутренним проблемам Югославии эти упреки не имели никакого отноше­ния - она была избрана мишенью только из-за излишнего своеволия Тито. А вот руководители других коммунистических партий, приглашенные уча­ствовать в публичном «разоблачении» «преступной клики Тито», были вынуждены официально поддержать позицию советского руководства.

На втором заседании Коминформа в июне 1948 г., формально посвя­щенном югославскому вопросу, окончательно были закреплены идеологи­ческие и политические основы социалистического лагеря: право СССР на вмешательство во внутренние дела других социалистических стран, при­знание универсальности советской модели социализма, приоритет задач, связанных с обострением классовой борьбы, укреплением политической монополии коммунистических партий, проведением ускоренной индустриа­лизации. Создание в 1949 г. Совета Экономической Взаимопомощи, взявше­го на себя функции по координации экономической интеграции социалисти­ческих стран, и в 1955 г. - военно-политической Организации Варшавского Договора завершило создание социалистического лагеря. С этого момента развитие коммунистической идеологии и ее крах оказались неразрывно связаны с судьбой социалистического строя в СССР.

Вне сферы непосредственного влияния советской коммунистической идеологии - «по ту сторону железного занавеса» - в послевоенный период развивалось достаточно мощное течение марксистской общественной мыс­ли. Его представителями были такие известные мыслители и общественные деятели, как Т. Адорно, Г. Маркузе, Д. Лукач, Д. Вольпе, Л. Альтуссер, А. Грамши. Однако в развитии политической идеологии западный марксизм не сыграл существенной роли. Его колоссальный интеллектуальный потен­циал был реализован преимущественно в области философских, искусство­ведческих, социально-психологических изысканий. Пренебрежение тради­ционными для марксизма политэкономическими и идейно-политическими проблемами было не случайным. По мере того, как эволюционировало индустриальное общество, менялась его социальная структура, снижался накал классовой борьбы, марксизм оказывался все более уязвим в качестве идеологии. Международное коммунистическое движение существовало лишь до развала социалистического лагеря. В конце XX в. коммунистические партии в странах Запада либо распались, либо превратились в маргиналь­ные партии протестного типа.


30 лет назад Румыния запретила Компартию

12 января 1990 года Румыния стала первой страной Восточной Европы, запретившей коммунистическое движение. Решение было продиктовано тем, что единственная действовавшая на тот момент в стране партия служила основой для жесткого режима президента Николае Чаушеску. Его свержение в декабре 1989 года оказалось самым кровавым в бывшем соцблоке. Большинство восточноевропейских компартий смогли избежать этой участии, а их реформированные стали катализатором перемен.

Запрет Компартии в Румынии 30 лет назад был продиктован тем, что эта политическая сила была олицетворением самого жестокого по меркам Восточной Европы политического режима. При этом лидерами революции против диктаторского режима Николае Чаушеску в декабре 1989 года стали бывшие опальные функционеры Компартии Румынии.

Ставший после свержения Чаушеску лидером страны Ион Илиеску — сам бывший коммунист — заявил, что партия «выступала против национального духа». Запрет Компартии по указу правительства Фронта национального спасения 12 января 1990 года заставил эту политическую силу переименовать себя в Партию социалистической альтернативы. В какой-то мере история повторилась: авторитарные власти Румынии в 1924 году также запрещали Компартию, а ее члены подвергались арестам и убийствам.

В части стран Восточной Европы были приняты различные законы о люстрации, однако они касались в основном партийных функционеров и представителей спецслужб.

Несмотря на критику оппозиции, компартиям стран Восточной Европы во многом удалось избежать запрета. Большинство из них стали локомотивом изменений, а затем сменили название добровольно. Так произошло, например, в Болгарии, где компартия была переименована в Болгарскую социалистическую партию. Сегодня это одна из самых влиятельных сил в стране.

В ЧССР «бархатная революция» хотя и привела к смене курса, не обернулась «охотой на ведьм». В новое правительство Чехословакии вошли десять коммунистов, два министра — представителя социалистической и народной партии и десять беспартийных. Оно было названо правительством национального согласия.

Когда лидер чехословацкой революции Вацлав Гавел избирался президентом, за его кандидатуру в парламенте проголосовала даже часть его противников-коммунистов. Гавел отмечал, что настроен на диалог со всеми силами в стране и не хочет конфронтации внутри общества.

«Двадцать лет официальная пропаганда твердила, что я враг социализма, что я хочу реставрировать капитализм, что я нахожусь на службе мирового империализма, который за это меня щедро вознаграждает. Что, наконец, я хочу быть владельцем предприятий и эксплуатировать людей. Эти все заявления были ложью, и скоро начнут выходить книги, из которых будет видно, кто я есть и о чем думаю», — сказал он.

Аналогичная ситуация произошла и в Варшаве, где правящая Польская объединенная рабочая партия (ПОРП) пошла на диалог с оппозиционным движением «Солидарность». Благодаря этому президент страны, лидер ПОРП Войцех Ярузельский некоторое время сохранял свой пост, в то время как в руках оппозиции было правительство страны. В декабре 1995 года президентом Польши стал один из бывших функционеров ПОРП Александр Квасьневский.

«В Венгрии, Польше, Болгарии компартии сами трансформировались в социалистические или социал-демократические и, проиграв первые после распада СССР выборы, потом вернулись во власть», — говорит «Газете.Ru» ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Борис Гуселетов.

Компартию, хотя и временно, запрещали и в России. После событий 19 августа 1991 года, когда Компартия РСФСР поддержала незаконные действия ГКЧП, ее деятельность была приостановлена указом президента России Бориса Ельцина.

В 1992 году Конституционный суд России подтвердил правомочность указа. Правда, уже в 1993-м в России была создана Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ), которая де-факто стала преемницей запрещенной ранее Компартии РСФСР.

Сохранив в своем названии слово «коммунистическая», Партия коммунистов республики Молдовы смогла триумфально победить на выборах в этой стране, а ее лидер Владимир Воронин с 2001 по 2009 год был президентом Молдавии. Несмотря на название, эта партия не занималась строительством коммунизма, признавала частную собственность, многопартийность и курс на членство страны в ЕС.

В соседней же Украине не менее популярная в то время Компартия подвергалась гонениям со стороны властей, которые даже делали попытки запретить ее. «Запрет партии — это беспрецедентный случай. Если они хотят свести с кем-то счеты — персонально, индивидуально, лично — это должно происходить иначе, не через запрет политической организации, имеющей такой колоссальный авторитет, столько сделавшей для развития Украины, для поднятия ее экономики, ее «социалки». Это же на плечах коммунистов Украины делались все 74 года советской власти», — высказывал «Газете.Ru» возмущение действиями украинских властей их молдавский коллега Владимир Воронин.

Сегодня былая слава КПУ давно позади, и партия сходит с политической арены. Что же касается соседей, молдавских коммунистов, то на последних парламентских выборах они потерпели сокрушительное поражение и не смогли преодолеть проходной барьер.

В 2015 году на Украине советская символика, сувенирами с которой до этого торговали с каждого лотка, также была официально запрещена и приравнена к нацистской. Все это произошло из-за принятого в стране закона, запрещающего «публичное отрицание преступного характера коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов».

В октябре 2019 года житель Кривого Рога получил по этому закону условный срок за футболку с государственным гербом CCCР.

В мае того же года сотрудники национальной полиции Украины довели до слез малолетнюю девочку, заставив ее снять пилотку с красной звездой на празднике в честь Дня Победы. Ребенок заплакал, что заставило прохожих стыдить полицейских за их действия.

На Украине следовали за модой бывших соцстран Восточной Европы. Так, в 1993 году запрет на использование коммунистической символики вступил в силу в Венгрии. Такие страны, как Латвия и Литва, приравняли советскую символику к нацистской. Дело доходило до абсурда: предприятия не могли использовать изображения различных советских орденов, которыми их награждали за успешную работу во времена СССР.

А после того как международный бренд Adidas выпустил в мае 2018 года красную спортивную женскую майку с надписью USSR и гербом Советского Союза, МИД Литвы высказал свое официальное возмущение этим фактом. В Twitter внешнеполитическое ведомство страны отметило, что многие до сих пор больны «имперской ностальгией».

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Коминтерн.

Международная организация коммунистов, созданная на Учредительном (Первом) конгрессе, состоявшемся 2-6 марта 1919 года в Москве. Большинство участников конгресса представляло РКП (б) – партию, захватившую власть в России в ходе революции 1917 года.  Инициатором создания Коминтерна в конце 1918 года выступил В.И. Ленин, рассчитывавший на объединение леворадикальных сил в европейском рабочем движении для подготовки и осуществления социалистической революции в своих странах.

Программные установки, разработанные Н.И. Бухариным и Л.Д. Троцким и принятые Первым конгрессом, провозглашали начало новой исторической эпохи, «эпохи коммунистической революции пролетариата». В рамках этой эпохи «рабочий класс должен разрушить господство капитала, сделать невозможными войны, стереть границы между государствами, превратить весь мир в работающее само на себя сообщество, осуществить свободу и братство народов».

Решающим инструментом революционной борьбы Коминтерн провозглашал коммунистическую партию как «партию нового типа», построенную на основах жесткой дисциплины и централизации. Именно ей отводилась роль политического стержня «диктатуры пролетариата», которая впервые стала реальностью в дни Парижской коммуны 1871 года, а в Октябре 1917 года утвердилась в России.  Для обеспечения массовой поддержки коммунистов накануне захвата власти следовало создавать Советы рабочих и крестьянских депутатов как органы классовой «социалистической демократии».

Такое видение перспектив мирового развития отвечало не только радикальной интерпретации марксистской теории исторического процесса, но и реалиям послевоенного кризиса, в ходе которого произошло несколько политических революций. В 1918-1920 годах в большинстве европейских стран были образованы коммунистические партии, рабочее движение испытывало процесс радикализации, сохранял свою популярность лозунг «Сделаем как в России!». Весной 1919 года в Венгрии и Баварии были провозглашены Советские республики, просуществовавшие несколько недель.

Большевики трактовали революционный подъем в странах Западной и Центральной Европы как подтверждение своего курса на немедленную пролетарскую революцию во всемирном масштабе. Ее противниками оказывались не только правящие буржуазные круги, но и социал-демократические партии, выступавшие за реформистский, нереволюционный путь перехода от капитализма к социализму. В обстановке раскола международного рабочего движения лидеры Коминтерна сделали ставку на решительный разрыв с «оппортунистами», формирование собственных кадров профессиональных революционеров, строгую конспирацию и использование методов подпольной работы, опробованных большевиками в борьбе с самодержавием.  

Организационное оформление Коммунистического Интернационала произошло на его Втором конгрессе (19 июля – 17 августа 1920 года). Согласно принятому уставу эта организация выступала в роли «всемирной партии пролетариата», состоявшей из национальных секций. Руководящим органом Коминтерна в перерывах между конгрессами являлся его Исполком (ИККИ), председателем которого был избран Г.Е. Зиновьев. Исполком Коминтерна принял на себя роль «генерального штаба мировой революции», распространяя по всему миру воззвания и директивы, отправляя для поддержки отдельных компартий  эмиссаров с опытом подпольной борьбы и значительные средства из государственных резервов России. Он получил право исключать из рядов коммунистического движения любые группы или фракции, нарушавшие партийную дисциплину.  В составе Исполкома и его аппарата доминировали представители РКП(б), в Москве (здание ИККИ располагалась на Моховой улице напротив Кутафьей башни Кремля) на постоянной основе начали свою работу и делегаты от зарубежных компартий.

К моменту открытия Третьего конгресса Коминтерна (22 июня – 12 июля 1921 года) в мире насчитывалось уже 48 коммунистических партий. Ленин, год назад впервые выступивший против «детской болезни «левизны» в коммунизме», в ходе конгресса продолжил атаку на левацкие элементы. Последние настаивали на продолжении бесплодных вооруженных восстаний, наиболее известным из которых стала «мартовская акция» 1921 года в Германии. Решения Третьего конгресса признавали откат революционной волны в Европе, осуждали «теорию наступления» на твердыни капитализма любой ценой и ориентировали компартии на период длительной работы по завоеванию массового влияния.

Первым реальным воплощением новой линии стала тактика «единого рабочего фронта» (декабрь 1921 года), которая подразумевала сотрудничество с социал-демократическими партиями в ежедневной борьбе за права трудящихся.  Параллельно коммунистические партии  готовили революционные выступления в тех странах Европы, где так и не сложилось стабильных политических режимов. В 1923-1924 годах такие попытки предпринимались в Германии, Болгарии, прибалтийских странах, однако неизменно приводили к разгрому повстанцев и репрессиям против коммунистов. В результате череды поражений компартии оказывались на периферии политической борьбы, теряли своих сторонников, воспринимались общественным мнением как антинациональная сила и «рука Москвы».

Пятый конгресс Коминтерна (17 июня – 8 июля 1924 года) пришел к признанию стабилизации мировой капиталистической системы, снабженной эпитетами «временная и частичная». В новых условиях акцент в деятельности компартий переносился на выдвижение «переходных требований», активизацию профсоюзной и парламентской работы, проведение антивоенных акций. Решения конгресса подчеркнули, что в своих основных чертах будущие революции пойдут по пути российской и гарантией успеха может быть только копирование опыта РКП(б).  Лозунг «большевизации» зарубежных компартий подразумевал  перестройку партийных организаций на основе производственного принципа, дальнейшее утверждение в них жесткой иерархии и диктата «верхов». Детальная отчетность компартий перед московским Исполкомом стимулировала бюрократические тенденции в нем самом, приводила к постоянным кадровым перетряскам («чисткам»).

Руководящие органы Коминтерна на протяжении 20-х годов продолжали игнорировать различие государственных интересов Советского Союза и национальных условий борьбы отдельных коммунистических партий.  Серьезный ущерб их политической деятельности нанес внутрипартийный конфликт в РКП(б) после смерти Ленина. Его идеологическим оформлением стал вопрос о «возможности построения социализма в одной стране».  Фракция Сталина-Бухарина, дававшая на него безоговорочно утвердительный ответ, отодвигала на второй план продвижение вперед пролетарских революций по всему миру. Ее оппоненты  (Троцкий и Зиновьев) продолжали настаивать на временном характере стабилизации в странах Европы и США, а также на неспособности СССР в одиночку противостоять мировому капитализму.

В результате конфликта в ВКП(б) более трех лет не созывался очередной конгресс Коминтерна, оперативные вопросы решались в Политбюро российской партии и на заседаниях ее делегации в ИККИ. После отставки Зиновьева в начале 1926 г. было решено перейти к системе коллективного руководства, работой в Исполкоме Коминтерна стал руководить Бухарин. Он координировал работу над программой Коммунистического Интернационала, которая была принята на его Шестом конгрессе (17 июля – 1 сентября 1928 года).  В этом документе был уточнен «маршрут мировой революции», дана оценка современного положения как «третьего периода» послевоенного развития, ставящего под вопрос стабилизацию капитализма. Советский Союз  рассматривался как  база и главный оплот будущей социалистической революции, «отечество трудящихся всего мира». В то же время программа Коминтерна не смогла трезво оценить опасность фашизма в ряде стран Европы, авторитарно-бюрократическую деградацию советской политической системы.

На рубеже 30-х годов режим единоличного правления Сталина, утвердившийся в СССР, был перенесен и на Коминтерн. Его проявлениями стал жесткий идеологический диктат, шедший извне, предрешенность кадровых и политических вопросов, отсутствие обратной связи между Москвой и национальными центрами коммунистического движения. В то же время Сталин избегал прямого руководства Коминтерном, его указания претворяли в жизнь работавшие в ИККИ представители ВКП(б) В.М. Молотов, И.А. Пятницкий, В.Г. Кнорин.

Политическую линию Коммунистического Интернационала в начале 30-х годов отличал радикальный отказ от сотрудничества с социалистами (тактика «класс против класса») и курс на раскол профсоюзного движения в отдельных странах. В результате компартии не смогли в полной мере использовать благоприятный шанс для новой попытки завоевания массового влияния, который открыл перед ними мировой экономический кризис, начавшийся осенью 1929 года. Несмотря на активную антифашистскую пропаганду, коммунисты отказывались от совместных действий с социалистами в борьбе с режимом Муссолини и нацистским движением в Германии. Приход фашизма к власти многие коммунисты воспринимали как последнюю, но неизбежную стадию эволюции капиталистического строя.

Поворот Коминтерна к новой политической линии после прихода Гитлера к власти связан с деятельностью Георгия Димитрова, выступившего против левизны и сектантства, за сотрудничество всех антифашистских сил. Линия на установление «антифашистского народного фронта» подразумевала возврат к союзу с социалистами и либерально-буржуазными партиями, объединение революционных и реформистских профсоюзов, защиту политических свобод и парламентской демократии от наступления фашизма и реакции.   

Седьмой конгресс Коминтерна (25 июля – 20 августа 1935 года) закрепил новый курс, Георгий Димитров был избран Генеральным секретарем Исполкома Коминтерна. Практическим воплощением нового курса стало образование правительства Народного фронта во Франции (май 1936 года). Победа коалиции левых сил в Испании привела к военному мятежу и развязыванию в стране гражданской войны (1936-1939), в ходе которой Коминтерн оказал серьезную поддержку республиканскому правительству.

Серьезный удар по авторитету компартий нанесли репрессии, развернувшиеся в СССР во второй половине 30-х годов. Многие деятели Коминтерна, руководители коммунистических партий и политэмигранты из стран, где господствовали авторитарные режимы, стали жертвами надуманных обвинений в шпионаже, диверсиях и вредительстве. Не меньший ущерб международному коммунистическому движению нанесло  и следование в фарватере советской внешней политики на начальном этапе Второй мировой войны.  После начала военных действий коммунисты получили из Москвы указания  вести пацифистскую пропаганду, не делая различия между гитлеровским режимом и его противниками, поскольку Советский Союз был связан обязательствами пакта о ненападении с нацистской Германией.  Ряды компартий покинули тысячи активистов и функционеров, отказавшихся принять тезис о том, что начавшаяся война является империалистической и в равной степени несправедливой с обеих сторон.

Позиция Коминтерна радикально изменилась после вероломного нападения Германии на Советский Союз. Коммунисты вернулись в единый фронт народов, противостоявших фашистской агрессии, активно включились в движение Сопротивления в своих странах. Эвакуированный в Уфу аппарат ИККИ сосредоточил внимание на антифашистской пропаганде в оккупированных странах, была налажена координация действий подпольных групп и партизанских отрядов, работавших под руководством коммунистов. В советском тылу готовились кадры, способные взять на себя руководство революционным движением после завершения Второй мировой войны.

15 мая 1943 года Президиум ИККИ объявил о подготовке роспуска Коминтерна. В обращении к компартиям говорилось о том, что эта организация не соответствует более актуальным задачам политической борьбы коммунистов, сковывает «независимость отдельных секций». В основе данного решения лежали стратегические соображения Сталина, который стремился упрочить позиции СССР в антигитлеровской коалиции и тем самым – в борьбе за  послевоенное устройство мира.

Роспуск Коминтерна не привел к принципиальной перестройке организационной структуры коммунистического движения. Значительная часть аппарата ИККИ переместилась в международный отдел ЦК ВКП(б), продолжая выполнять функции оперативного контроля над деятельностью отдельных компартий. В послевоенные годы коммунисты разных стран использовали новые формы сотрудничества (Коминформ, международные совещания компартий), не ставя под вопрос организационную и идеологическую гегемонию КПСС.

Источники:

10 лет Коминтерна в решениях и цифрах. М. – Л. 1929.

Коммунистический Интернационал в документах. 1919-1932. М. 1933.

Коминтерн и вторая мировая война. Сборник документов в двух томах. М. 1994, 1998.

Коминтерн и идея мировой революции. Документы. М. 1998.

Коминтерн против фашизма. Сборник документов. М. 1999.

Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Коминтерн: 1919-1943. Документы. М. 2004.

История и народ выбрали Коммунистическую партию Китая

Посол Чжан Ханьхуэй: История и народ выбрали Коммунистическую партию Китая

2 апреля 2021 года в «Российской газете» была опубликована авторская статья посла Чжан Ханьхуэя на тему «История и народ выбрали Коммунистическую партию Китая». Полный текст следующий:

Необходимо помнить 1921 год. Это не начало века, а, ни много ни мало, начало новой эпохи: на маленькой лодке в Цзясине, Чжэцзян, Китай, состоялся I Съезд КПК, на котором обсудили все вопросы, стоящие на повестке дня, и торжественно объявили о создании Коммунистической партии Китая. Создание КПК имеет историческое значение, начавшее новую эру. Ее появление подобно маяку, который озарил собой восточный мир. Китайский народ обрел новый путь, а международная ситуация претерпела большие изменения. С тех пор Коммунистическая партия Китая начала вести китайский народ к осуществлению великой революции, осуществлению великого строительства, осуществлению великих реформ ради неустанной борьбы за великое возрождение китайской нации.

Появление Коммунистической партии Китая было исторически неизбежно. Китай того времени был бедным и слабым, сполна пережив притеснения со стороны мировых держав. Чтобы спасти нацию и страну, различные классы и политические силы Китая вступили на историческую арену и предлагали множество решений по спасению страны, но все они закончились неудачей. Непрерывно сталкиваясь с поражениями, люди постепенно осознали, что для успеха китайской революции необходимы передовой класс и партийное руководство. Октябрьская революция, подобная пушечному залпу, принесла в Китай идеи марксизма-ленинизма. Сравнив и изучив всю информацию, передовики нашли способы решения проблем Китая в научной теории марксизма-ленинизма. Слияние марксизма-ленинизма с китайским рабочим движением породило Коммунистическую партию Китая. Образование КПК предоставило китайской революции основу, с тех пор китайская нация обрела новый ориентир. Партия, на момент создания в которой состояло всего 50 человек, на протяжении 28 лет вела китайский народ через кровопролитные сражения, положив конец порабощению китайской нации империализмом, феодализмом и бюрократическим капитализмом, основав новый Китай и начав новую страницу в истории Китая.

Коммунистическая партия Китая всегда представляла коренные интересы самых обширных народных слоев. Одна из основных причин, по которой КПК одержала победу в революции и успешно построила социализм, заключается в том, что партия получила искреннюю поддержку и любовь самых широких народных масс. Когда нация сталкивается с кризисом, а народ – с трудностями, члены КПК всегда наступают и атакуют. Коммунистическая партия Китая происходит из народа, держится на народе и служит народу. У нее нет собственных особых интересов. Позиция народа – это основная политическая позиция Коммунистической партии Китая. Это та самая черта, отличающая марксистскую партию от других партий. История многократно показывала, что если партия или власть получала поддержку общества – она процветала, если теряла его – она погибала. Причина того, почему КПК выросла с партии с чуть более 50-ю членами до партии с более чем 92 миллиона членов, заключается в том, что реализация, защита и развитие коренных интересов всех слоев общества были и являются исходной точкой и конечной целью всей работы партии и государства, а ключевыми критериями для оценки достижений и неудач этой работы всегда были поддержка или несогласие народа, его одобрение или отторжение, радость или несчастье, отклик или отказ. Уровень поддержки китайского народа Коммунистической партии Китая и правительства Китая во главе с КПК на протяжении нескольких лет превышает 90%. Это максимальная уверенность в том, что КПК сможет преодолеть все трудности и риски.

Руководство Коммунистической партии Китая является основной гарантией великого возрождения китайской нации. Оглядываясь назад на ход революции, строительства и реформ в Китае в прошлом веке, можно увидеть, что именно благодаря сильному руководству КПК, народ Китая смог добиться независимости, свободы и освобождения; постоянно добиваясь огромных достижений в процессе государственного строительства и развития, китайская нация совершила стремительный скачок – встала на ноги, разбогатела и окрепла. Сегодня социализм с китайской спецификой вступил в новую эру, а великое возрождение китайской нации достигло важной точки в истории: всестороннее построение среднезажиточного общества уже вопрос ближайшего будущего и начинается новый путь всестороннего строительства современного социалистического государства. Вместе с тем, мы также отчетливо осознаем, что путь вперед не может быть гладким. В условиях серьезных изменений в мире, которых не было более ста лет, в процессе построения экономической, политической, культурной, общественной и экологичной цивилизации, Китай непременно столкнется с различными трудностями и рисками. Однако практически столетняя история показывает: поддерживая руководство КПК и объединив усилия, китайский народ может преодолеть все вызовы, открыть новые горизонты и двигаться по пути к светлому будущему.

Столетняя история Коммунистической партии Китая - это также история развития китайско-российских отношений, прошедших бесчисленное количество испытаний и трудностей, постепенно созревших и вступивших в новую эпоху. В этом году исполняется не только 100 лет со дня основания КПК, но и 20 лет со дня подписания «Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией». Обе стороны договорились продлить договор и наполнить его содержанием новой эпохи. Это знаменательный исторический момент в китайско-российских отношениях и их новая отправная точка. Будучи отношениями между двумя крупными государствами с наивысшими степенью взаимного доверия, уровнем сотрудничества и стратегической ценностью, сплоченное «объединение Китая и России», подобное горе, не только приносит огромные выгоды народам двух стран, но и всегда остается надежной опорой мира и стабильности во всем мире. Мы твердо верим, что под стратегическим планированием и руководством двух глав государств, китайско-российские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху будут еще более богатыми, их фундамент будет еще глубже и прочнее, а перспективы еще более обширными, что позволит внести огромный вклад в развитие и возрождение двух стран, а также в процветание и спокойствие во всем мире.

Прошлое и настоящее арабских компартий

В результате прошедших в мае 2018 г. парламентских выборах в Ираке Иракская коммунистическая партия вместе с Движением Муктады ас-Садра создала блок «Идущие к реформе». ИКП не стала первой коммунистической организацией арабского мира, заключающей блоковые союзы с апеллирующими к исламской догме политическими структурами.

История возникновения и развития компартий на Ближнем Востоке тесно связано с политикой СССР в этом регионе. Сегодня коммунистические партии существуют в Сирии, Ливане и Ираке. Однако, несмотря на то, что после крушения Советского Союза компартии сохранили (но лишь частично) свое присутствие на политической арене некоторых стран арабского мира, их положение не вызывает внушительного оптимизма. Эти партии меняются и эволюционируют (в зависимости от ситуации в той или иной стране, уровня ее политической культуры) либо в направлении социал-демократии, либо в направлении замыкания в узких рамках панарабской идеологии и союза с более значимыми политическими силами — этническими националистами или чаще всего религиозными радикалами.


Результаты прошедших в мае 2018 г. парламентских выборов в Ираке кажутся оптимистичными. Иракская коммунистическая партия (ИКП) вместе с Движением Муктады ас-Садра (наиболее яркой фигуры иракского шиитского пейзажа) создала блок «Идущие к реформе» (Саирун ли аль-ислях) и благодаря этому вошла в список политических структур, способных участвовать в формировании органов исполнительной власти. Вступая в предвыборную коалицию, коммунисты обращались к лексике своих религиозных союзников и говорили о «совместной борьбе национально-патриотических, гражданских и исламских сил», воплощающих чаяния «трудящихся-бедняков, угнетенных, лишенных прав и маргинализированных режимом политического конфессионализма, воспроизводящим коррупцию и беззастенчиво расхищающим национальные богатства».

ИКП не стала первой коммунистической организацией арабского мира, заключающей блоковые союзы с апеллирующими к исламской догме политическими структурами. Да и историческая ретроспектива доказывала, что коммунисты никогда не проводили жесткую грань между светскими убеждениями и окружающим их религиозным социумом. Речь шла не только о возможности приема в ряды партий верующих, но и о самой вере (прежде всего в ее шиитском преломлении) как пути перехода к коммунистической идеологии. Однако важным является не только это обстоятельство.

Если исходить из распространенной точки зрения, позиции коммунистов должны были быть утрачены после крушения Советского Союза, выступавшего в качестве гаранта существования коммунистических партий. В данном контексте кажется, что присутствие ИКП в победившем в Ираке блоковом объединении — демонстрация способности левой политической группы к восстановлению своих позиций. Действительно, компартии не ушли в прошлое, а оказались способны действовать в изменившихся обстоятельствах. Но относится ли это ко всему коммунистическому спектру арабского мира? Да и были ли безоблачны их отношения с советским союзником?

Компартии арабского мира: историческая ретроспектива

В 1920-е гг. для решения задачи своего регионального присутствия Советский Союз устанавливал отношения с группами радикальных националистов, трансформируя их в партии коммунистического действия. Это относилось к Египту: в 1922 г. местные социалисты вступили в Коминтерн, став Египетской компартией. В Сирии в 1924 г. возникла Сирийская компартия, созданная ливанскими интеллигентами, среди которых значительной была доля армянских социалистов. Что касается подмандатной Палестины, особые условия формирования революционной социалистической группы, созданной там в 1919 г. усилиями еврейских иммигрантов, позволили ей только в 1924 г. стать Палестинской компартией (ПКП) и вступить в Коминтерн. Это было связано с тем, что последний требовал от своих еврейско-палестинских сторонников избавиться от социал-сионизма и стать арабско-еврейской организацией. Тем не менее первый араб появился в ее рядах только в 1926 г. В 1934 г. сформировалась иракская (преимущественно шиитская) коммунистическая организация.

Аналогичные, но специфически окрашенные процессы развивались и в странах Магриба. Коммунистические организации Туниса, Марокко и Алжира возникали в первой половине 1920-х гг. как секции Французской компартии, не имея существенных связей с национальным движением автохтонного населения. Лишь в конце 1930-х гг. усилиями Коминтерна они обрели статус самостоятельных организаций, на которые больше не распространялась организационная (но не идейная) опека коммунистов метрополии. Однако все эти группы, за исключением Партии прогресса и социализма (наследницы Марокканской компартии), не пережили испытания временем. В октябре 1992 г. Тунисская компартия, отказавшись от прежнего марксистского выбора, трансформировалась в социал-демократическое «Движение обновления». Ранее, в 1964 г., Алжирская компартия, объявив о своем самороспуске, вступила в правящий Фронт национального освобождения (ФНО). Ее воссоздание под названием «Партия социалистического авангарда» свидетельствовало о ее превращении в социал-демократическую организацию.

В 1946 г. юридически оформилась Суданская компартия, ставшая в 1960-е гг. (наряду с иракской) наиболее значимой марксистской организацией арабского мира. Однако она никогда не оправилась от удара, нанесенного ей в начале 1970-х гг. правительством Джафара Нимейри, — сегодня эта партия абсолютно маргинальна.

Коммунистические группы не возникали в большинстве стран Персидского залива. Исключение составили Бахрейн и Саудовская Аравия. В Бахрейне в 1955 г. по инициативе общеарабского Движения арабских националистов возник Фронт национального освобождения. В Саудовской Аравии в 1975 г. представители Демократического фронта освобождения Палестины, также вышедшего из рядов Движения арабских националистов, сформировали базировавшуюся в Дамаске коммунистическую группу. Ни бахрейнские, ни саудовские коммунисты не были признаны Москвой, а их организации после крушения Советского Союза были поглощены местными шиитскими структурами. В 1960-е гг. в Адене существовала незначительная «марксистская группа» Абдаллы Базиба, в дальнейшем инкорпорированная местным отделением Движения арабских националистов — Национальным фронтом (НФ).

Взаимодействие с Советским Союзом демонстрировало, как считали местные коммунисты, значимые «изъяны» советской региональной политики. В середине 1930-х гг. от них впервые прозвучало требование оказать поддержку проекту арабского единства в форме «федерации арабских социалистических республик» и ее скрепляющего начала — «арабской коммунистической партии». В годы гражданской войны в Ливане это требование было возрождено, однако в Москве с ним никогда не соглашались. Настаивая на территориальности компартий, Москва де-факто признавала «колониальный раздел единого арабского отечества».

Подталкивая своих региональных союзников к решимости в противостоянии империализму и его буржуазно-феодальным пособникам, Коминтерн мог разрушать уже возникшие коммунистические организации. Проводя курс на арабизацию местных компартий, он никогда не отказывался от лозунга интернационального единства трудящихся — игра на многоэтничности и многоконфессиональности арабского мира была одной из характеристик советской ближневосточной политики. Двусмысленность такой постановки вопроса доказывалась на практике — интернациональный и арабский проекты не только не могли быть совмещены, но порождали ксенофобию и бесконечные межэтнические трения. Компартии были жертвой геополитических устремлений Москвы. Советская поддержка раздела Палестины и создания еврейского государства превратила коммунистов в «агентов Кремля».

В 1924 г. Египетская компартия (ЕКП) была разгромлена первым национальным правительством Египта. Это было следствием коммунистического антиправительственного мятежа в Александрии. От последствий такого удара коммунисты так и не смогли оправиться. После Второй мировой войны египетское коммунистическое движение превратилось в множество небольших групп, противостоявших друг другу и связанных с инонациональными общинами. В период правления Насера коммунисты были вынуждены влиться в правящий Арабский социалистический союз (АСС). Политические реформы Садата, предоставившие организационную самостоятельность Национальной прогрессивно-юнионистской партии (левому крылу АСС), не привели к коренному изменению положения коммунистов. Воссозданная в 1974 г. ЕКП действовала в качестве ее коллективного члена.

Межэтнические трения сопровождали также и Палестинскую коммунистическую партию в течение 1930-х гг., став причиной ее раскола в начале 1940-х гг. «Интернациональная» партия распалась на еврейскую Компартию Эрец-Исраэль (в мае 1948 г. подписавшую Декларацию независимости Государства Израиль) и арабскую Лигу национального освобождения (базирующуюся на Западном берегу реки Иордан). Аннексия этого региона Иорданией в ходе Палестинской войны способствовала появлению в 1951 г. Иорданской компартии. В 1988 г. на Западном берегу была воссоздана Палестинская компартия. Она вступила в ряды Организации освобождения Палестины (ООП) и поддержала положения Палестинской национальной хартии, связанные с ликвидацией «сионистского образования». В 1991 г. эта партия была трансформирована в Партию палестинского народа и вошла в управленческие структуры Палестинской национальной администрации.

Если до Второй мировой войны компартии играли роль основного канала связи с арабским миром, то процесс деколонизации расширил советское региональное присутствие. Приход к власти групп радикальных националистов, представленных армейскими офицерами с их неприятием западного «империализма», сионизма и связанных с ним «буржуазно-феодальных режимов», менял приоритеты Москвы. Насер, сирийские и иракские баасисты, а также завоевывавшие власть с оружием в руках алжирский Фронт национального освобождения (ФНО) и южнойеменский НФ начинали рассматриваться в качестве партнеров Советского Союза. В Москве разрабатывались теория некапиталистического пути развития и, как ее продолжение, теория социалистической ориентации, призванные оправдать изменение советского регионального курса.

Считая радикальных националистов «революционной демократией», которой еще предстоит пройти путь трансформации в партии пролетариата, Москва усиливала давление на коммунистов, требуя от них содействия этому процессу. Речь шла либо о сохранении членства в рядах революционно-демократических структур (египетском АСС, южнойеменском НФ или алжирском ФНО), либо о создании межпартийных коалиций — «прогрессивных патриотических фронтов» с правящими баасистами (в Сирии и Ираке). Коммунисты должны были избавить своих союзников от «мелкобуржуазных шатаний», постепенно усиливая в их рядах позиции рабочего класса.

Итог этого курса был разрушителен — компартии лишались организационной и идейной самостоятельности. Условия, на которых они вступали в межпартийные коалиции, требовали роспуска действовавших под их руководством общественных организаций. Компартиям категорически запрещалось создавать свои ячейки в студенческой и армейской среде, а программные установки их союзников провозглашались идейной платформой всех членов фронтов, которые в перспективе должны были стать единой партийной структурой. Следствием такого развития событий становился либо разгром компартий, либо их последовательное поглощение более мощными союзниками.

Арабские компартии сегодня: в поисках формы существования

Сирия. Создание в 1972 г. (через два года после прихода к власти Хафеза Асада) Прогрессивного национального фронта (ПНФ) положило начало внутреннему размежеванию в рядах Сирийской компартии (СКП). В том же году ее покинула фракция Рияда Турка (образовавшая «СКП – Политбюро»), в 1974 г. — фракция Мурада Юсефа (объявившая о создании «СКП – первичные организации»). Оставшаяся же часть СКП группировалась, с одной стороны, вокруг наиболее яркой фигуры регионального коммунистического движения Халеда Багдаша, а с другой — его «заместителя» Юсефа Фейсала. Советская перестройка приблизила время разрыва между ними. В конце 1980-х гг. каждая из этих структур, одинаково называвших себя СКП, была признана Москвой и получила равное количество мест в руководстве ПНФ.

Множественность (как и численная незначительность) сирийского коммунистического движения стала реальностью. Фракция Турка в момент его ухода из партии насчитывала почти половину членов СКП — 5–6 тыс. сторонников [1], при том, что в рядах партии в то время было едва ли более 12 тыс. активистов. По оценкам же середины 1990-х гг., партия Фейсала, включившая в 1991 г. в свои ряды бывших сторонников Мурада Юсефа, насчитывала около 10 тыс. членов. Руководимая уже после смерти Багдаша его вдовой Висаль Фарха Багдаш параллельная СКП была значительно меньше.

Расколы времени 1970–1980-х гг. определялись не только баасистским давлением на СКП после создания ПНФ. Это давление ставило вопросы внутрипартийной демократии — длительный период (начиная с 1936 г.) пребывания Багдаша на посту генерального секретаря лишал партию возможности обновления. Уже тогда СКП продемонстрировала, что ее «интернациональный» характер не скрывает обычного для Леванта построения политических структур на основе кланово-земляческих и этнических образований. Курдское происхождение Багдаша позволяло ему рассчитывать на безусловную преданность курдов, населяющих регионы Сирии, «черкес» [2] Юсеф объединял вокруг себя представителей малых этнических групп, как и родившийся в Латакии Турк — выходец из не представленного во власти алавитского клана. Позиции «православного» Фейсала, уроженца г. Хомса, были сильны в этом городе и прилегающих к нему районах.

Членство обеих СКП в ПНФ (наряду с другими мелкими партийными группами) создавало фасад многопартийности и демократичности режима Хафеза Асада, хотя обе эти партии так и не стали полностью легальными. Семьи Багдаша и Фейсала получили немало номенклатурных привилегий, поддерживая этот режим. Однако это ни в коей мере не отражалось на положении их внутрипартийных союзников-клиентов, как и на положении рядовых членов. Движение к дальнейшему размежеванию продолжалось. Этому способствовал распад Советского Союза, кратковременная «дамасская весна» начала 2000-х гг., когда к власти пришел Башар Асад, и в значительно большей степени начавшееся в 2011 г. противостояние режима и оппозиции.

Из рядов обеих коммунистических партий уходили сторонники либеральных и тяготевших к социал-демократии групп. В 2000 г. партию, руководимую вдовой Багдаша, покинул Кадри Джамиль. Тогда же он создал собственную дамасскую коммунистическую группу «Касьюн», ставшую в дальнейшем Национальным комитетом единства коммунистов. В 2011 г. Комитет был трансформирован в Партию народной воли, а ее глава впоследствии возглавил «Московскую платформу» оппозиции. В 2011 г. группа Турка была преобразована в Демократическую народную партию, в воззрениях которой присутствовала значительная доля панарабского национализма.

Если после 2011 г. возглавляемая семьей Багдаш СКП солидаризировалась с режимом (а большая часть ее сторонников абсорбирована курдским национальным движением), то СКП Фейсала проделала более извилистый путь. Значительная часть ее сторонников (в первую очередь выходцев из немусульманских конфессиональных и этнических групп) также поддержала режим, что не было препятствием для появления в руководстве оппозиции значимых фигур христианского происхождения. Суннитские же сторонники этой партии выступили на стороне полевых командиров, став частью апеллирующих к «религиозной справедливости» групп и движений.

Оценивая сегодня состояние сирийского коммунистического движения, его бывший участник писал: «В стране живут десятки и сотни коммунистов, но они лишены перспективы — объединяющего их организационного и идейного проекта».

Ливан. В феврале 1958 г. ливанская секция прежней СКП, став Ливанской компартией (ЛКП), обрела организационную самостоятельность. Территориальность местного коммунистического движения была восстановлена.

ЛКП действовала в условиях конфессионально разделенного социума, но при этом провозглашала себя «надконфессиональной» структурой и поэтому оказалась неспособной преодолеть воздействие существующей реальности. Если в момент ее становления как самостоятельной партии в ее рядах присутствовала значительная доля выходцев из христианских общин (православные, марониты, армяне), то с течением времени их сменили уроженцы шиитского юга и долины Бекаа. Если ее генеральными секретарями в течение 1960-х–начала 2000-х гг. оставались православные (Никола Шауи и Джордж Хауи), то в 2004 г. этот пост занял шиит Халед Хаддада. В апреле 2016 г. генеральным секретарем партии был избран православный Ханна Гариб. Эта ротация была оправдана; сегодня позиции ЛКП сильны на шиитском Юге с его значимыми православными вкраплениями и в северной области Аккар с ее преимущественно православным населением.

Вплоть до 1970 г. основным направлением деятельности остававшейся на нелегальном положении ЛКП являлись профсоюзы. По некоторым данным, в то время численность ее сторонников составляла более 70 тыс. чел. (в это число включались и члены действовавших под ее руководством профсоюзов, женских и молодежных организаций). Однако даже после ее легализации в начале 1970-х гг. партия не смогла обрести статус парламентской, что определялось особенностями системы конфессионального представительства. Позже, в 2010-е гг., ее кандидаты получали не более 12% голосов всех участников избирательного процесса.

Развивавшиеся в Ливане процессы экономической модернизации и урбанизации изменяли структуру рабочей силы. Снижалось значение профсоюзов работников традиционных профессий и ремесел, из-за чего ЛКП теряла свою прежнюю базу. Теперь она обращала внимание на тех, кто в ее партийных документах назывался «обездоленными маргиналами» — мигрантов из стагнирующих (и подвергавшихся израильским военным рейдам) юга и долины Бекаа, а также на обитателей палестинских лагерей беженцев. Установление блоковых отношений с палестинскими марксистскими организациями подталкивало компартию к воскрешению идеи арабской коммунистической партии. Опора на жителей бедных кварталов Бейрута и других городов заставляла ЛКП ставить вопрос о «радикальном изменении страны и полном уничтожении конфессиональной системы, за которой стоит буржуазия».

В годы гражданской войны (1975–1990 гг.) компартия выступала на стороне национально-патриотических сил (НПС) — партий и организаций, представленных в первую очередь мусульманами и палестинцами. Определяя цели и задачи участия партии в гражданской войне, виднейший теоретик ЛКП тех лет, родившийся в Бейруте в семье мигрантов с юга и известный по псевдониму Махди Амиль («Рабочий пророк»), Хасан Абдалла Хамдан писал, что уничтожение конфессионального Ливана превратит ЛКП в центральное звено общеарабского взрыва гражданской войны, которая обеспечит политическую гегемонию обездоленных трудящихся [3]. Используя свои тесные контакты с советским руководством тех лет, ЛКП становилась посредником, содействовавшим поставкам советского вооружения для НПС.

Распад Советского Союза усиливал национальные приоритеты ЛКП. Провозгласив себя партией, осуществившей «переоценку отношений с советским старшим братом» и сузившей значение марксизма до «исключительно метода анализа меняющейся действительности», компартия пришла к выводу о приоритетности национального аспекта борьбы и его неразрывной связи с классовым аспектом. Точка зрения М. Амиля вновь актуализировалась.

Считая появление ИГ итогом скоординированной деятельности НАТО и реакционных арабских режимов (Персидского залива), одна из членов политбюро ЛКП в апреле 2015 г. замечала: «Ливан сможет избавиться от этой угрозы, начав интифаду, которая создаст основы светского и демократического государства». Далее она добавляла, что ЛКП подталкивает «к классовой борьбе внутри страны и укрепляет созданный и координируемый ею “Форум арабских левых”». В этом контексте, по словам генерального секретаря ЛКП, коммунисты должны поддерживать контакты с «меняющейся» и ведущей «антиизраильскую национальную борьбу» «Хезболлой», позиции которой («Ливан — государство для всех ливанцев») близки коммунистической идее светского и демократического Ливана. Отсюда вытекала возможность совместной работы обеих партий.

На состоявшемся в апреле 2016 г. XI съезде ЛКП была выражена мысль о возможности и желательности контактов коммунистов с умеренными исламскими силами (Движением «Братья-мусульмане», тунисской ан-Нахда и палестинский ХАМАС, которые провозглашались частью «арабских левых сил»). Это объяснялось тем, что вышеупомянутые силы противостоят «созданному американским империализмом ИГ». Критерием верности такой постановки вопроса провозглашались их «непримиримая борьба с империализмом и арабской реакцией», а также осуществленные ими народные революции против прогнивших режимов.

Кроме того, ЛКП определила блоковое объединение «14 марта» и его основу — Движение «аль-Мустакбаль» Саада Харири — как союз вскормленной саудовской реакцией суннитской буржуазии и ее маронитских приспешников, и выразителя интересов финансовой олигархии. Тем самым партия вновь заявила о своем курсе на эскалацию классово-патриотической борьбы в Ливане ради арабских народных революций и восстаний. Как говорил в июне 2015 г. Хаддада, «сопротивление — часть нашей культуры и истории».

Ирак. В начале 1970-х гг. Иракская компартия (ИКП), хотя и находившаяся на полулегальном положении, во всех регионах располагала крупными организациями, влиятельной прессой, ведущим положением в среде художественной интеллигенции, профсоюзном, женском и молодежном движении. На внутрииракской политической арене она играла роль второй партийной силы. В середине 1960-х гг. число ее членов оценивалось в 15 тыс. активистов [4]. Как и в сирийском случае, вступление ИКП в созданную в 1972 г. блоковую коалицию с баасистами — Национально-патриотический прогрессивный фронт (НППФ) — радикально изменило ее положение. Компартия была вынуждена распустить свои общественные организации, согласившись с внутри- и внешнеполитическим курсом баасистов. Обвинив своих ослабленных союзников по НППФ в создании армейских ячеек, правительство Саддама Хусейна в 1979 г. разгромило ИКП. Значительная часть ее сторонников была уничтожена, вынуждена эмигрировать или перебазироваться в Иракский Курдистан, приняв участие в курдском вооруженном сопротивлении.

Американское вторжение в Ирак и свержение режима С. Хусейна (2003 г.) вернуло ИКП на политическую арену. Это возвращение было во многом двусмысленно. В преддверии изменившего страну события компартия выступила против «агрессии», но при этом и «против диктаторского режима». Сотрудничество с американскими оккупационными властями (в том числе и поддержка дебаасизации) становилось в этой ситуации неизбежным. Несмотря на то, что на вербальном уровне партия требовала немедленного вывода «оккупационных войск», занимавший в то время пост генерального секретаря ИКП Хамид Муса вошел в Правительственный совет Ирака (созданный американской администрацией в 2003 г.), а также в конституционный комитет, разработавший ныне действующий Основной закон.

В ходе январских парламентских выборов 2005 г. коммунистический блок «Путь народа» (с участием небольших светских и христианских этнических партий) получил два места в Совете представителей. Его депутатами стали Муса и (с конца 2016 г. генеральный секретарь ИКП) Раид Фахми, занявший пост министра науки и технологий в первом правительстве Нури аль-Малики, которое было создано по итогам выборов и сменило Правительственный совет. Это позволило коммунистам перенести критику на местные политические силы. Осуществленная в 2009 г. реформа избирательной системы (ныне основанной не на партийной конкуренции, а на квотировании численности представителей провинций) исключила возможность самостоятельного участия ИКП в предвыборных кампаниях. В ходе выборов 2010 г. компартия вошла в Иракский национальный список во главе с премьер-министром Иядом Аллауи.

Необходимость создания блоковых коалиций (как и постоянной смены внутриполитических ориентиров) с ведущими партиями имела свое объяснение — время, прошедшее после 1979 г., изменило положение партии. Политизация шиитской общины как итог иранской «исламской революции» стала очевидной реальностью. Сторонники ИКП на юге и в бедных шиитских кварталах Багдада абсорбировались связанными с ведущими религиозными авторитетами партиями и движениями. Испытывая давление лидеров курдского сопротивления, ИКП была вынуждена согласиться с трансформацией своей секции в Курдистане в самостоятельную политическую организацию. Курс баасистов на включение суннитских ведущих семей и племенных лидеров в систему государственного управления сужал возможности партии в этом сообществе. После свержения режима и начала сопротивления оккупации (на фоне сотрудничества ИКП с проамериканской администрацией) влияние коммунистов в суннитской среде стало едва ли возможным.

Оправдывая свой курс, иракские коммунисты утверждали, что марксизм требует «открытости новым веяниям и течениям» и обвиняли советскую социалистическую модель в «закрытости и изоляционизме». ИКП не исключала и своего преобразования в партию «Союз народа», подчеркивая, что ее прежняя позиция по вопросам демократического социализма не была верной. Партия считала необходимым видеть в социализме не более чем «далекую перспективу» и предпочитала делать акцент на «демократическом преобразовании» Ирака. Частью этого преобразования провозглашалась необходимость федерализации и ее распространение на шиитские районы.

Идея федерализации сближала ИКП и религиозных шиитских политиков. Основываясь на этом сближении и оценивая негативные последствия изменения закона о выборах, партия считала необходимым больше не ориентироваться на коалиционные соглашения со светскими шиитским политиками, а содействовать «кристаллизации демократического течения», опирающегося на «широкие обездоленные массы и их действительных лидеров». Успехи ИГ еще сильнее подталкивали ИКП к движению в этом направлении.

В сентябре 2014 г. компартия выступила с развернутым обращением, характеризовавшем ИГ как террористическую организацию, поддерживаемую «сторонниками фашистской диктатуры Саддама Хусейна». ИКП обвинила правящие политические силы в создании почвы для исламского экстремизма и потребовала сформировать правительство широкого национального единства. Выступая против проведения линий конфессионального разграничения, партия тем не менее поддерживала шиитское «народное ополчение», сформировав влившиеся в его ряды отряды «красной армии».

Союз с Движением ас-Садра — итог эволюции ИКП после свержения режима Хусейна. Хотя ориентация на «служение трудящимся массам» сближала Движение и ИКП, во вновь созданной коалиции коммунисты играли роль младшего партнера — лишь так можно было добиться вхождения во власть. Не меньше вопросов вызывала и противоположность их общественных приоритетов — светских у ИКП и религиозных у Движения. Устремленность обеих структур к сужению иранского влияния в Ираке имела свои пределы. Если антииранизм ас-Садра предопределен его нынешним сближением с Саудовской Аравией, то ИКП выступает как противник «арабских реакционных режимов».

Коалиция с Движением не основывалась на внутрипартийном консенсусе. Немалое число членов ячеек и организаций ИКП, действующих вне и внутри Ирака, выразили свое несогласие с линией партийного руководства. Выдвижение партией условий сохранения коалиции уже после состоявшихся выборов, включивших, в частности, требование отказа Движения от формирования органов исполнительной власти с участием его конкурентов на выборах, доказывало хрупкость коммунистическо-шиитского союза.

Есть ли будущее у компартий арабского мира?

Даже если после крушения Советского Союза компартии и сохранили (но лишь частично) свое присутствие на политической арене некоторых стран арабского мира, их положение не вызывает внушительного оптимизма. Эти партии меняются и эволюционируют (в зависимости от ситуации в той или иной стране, уровня ее политической культуры) либо в направлении социал-демократии, либо в направлении замыкания в узких рамках панарабской идеологии и союза с более значимыми политическими силами — этническими националистами или чаще всего религиозными радикалами.

Возможно ли иное развитие событий? В этом приходится сомневаться. Классический марксизм изжил свое время. Да и существовала ли возможность реализации его положений в странах «периферийного капитализма»? Не приходится, однако, сомневаться в том, что издержки процесса глобализации, отсутствия демократических свобод, всеобъемлющей коррупции и непотизма сохранят на какое-то время инерционное существование коммунистических партий. Но смогут ли они сохранить свою организационную и идеологическую независимость в обстановке продолжающегося религиозного возрождения или подъема движений за национальное возрождение ранее маргинальных меньшинств? Действующие сегодня тенденции не позволяют положительно ответить на этот вопрос.

1. Здесь и далее: Косач Г.Г. Коммунисты в баасистском национальном контексте: пример Сирии. – Ближний Восток и современность. Вып. 18. М., Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2003. С. 277-326.

2. Обычное для стран Леванта наименование выходцев с территории современного Северного Кавказа и Абхазии, говорящих на адыгских и вайнахских языках.

3. Амиль М. Бахс фи асбаб аль-харб аль-ахлийя фи Любнан (О причинах гражданской войны в Ливане). Бейрут, Дар аль-Фараби, 1979. С. 169-170.

4. Benjamin R., Kautsky J. Communism and Economic Development. ‒ The American Political Science Review. Vol. 62, № 1, 1968. P. 122.


Коммунистическое движение в США

Коммунистическое движение в США
Интернет-энциклопедия антиревизионизма

Коммунистическое движение в США


Первая публикация: «Наука, класс и политика», № 8, зима 1980 г. Вы можете свободно копировать, распространять и демонстрировать эту работу; а также производить производные и коммерческие работы.Пожалуйста, укажите Энциклопедию антиревизионизма в Интернете в качестве источника, укажите URL-адрес этой работы и отметьте всех перечисленных выше переводчиков, редакторов и корректоров.


В прошлом веке наметилось растущее движение к коммунизму. Безусловно, это движение не было равномерным и непоколебимым континуумом. Были и успехи, и откаты. Тем не менее эта тенденция неумолима.

Многим, возможно большинству представителей коммунистического движения, это кажется естественной тенденцией, не нуждающейся в объяснении.Он существует, он хорош, и это все. При этом проблем не наблюдается. Слишком часто кажется, что эти проблемы игнорируются как технические проблемы, которые будут легко решены, как только мы найдем необходимый технический механизм для их решения.

Мы утверждаем, что эти наблюдаемые проблемы носят не технический, а теоретический характер, что основные проблемы, препятствующие формированию коммунистической партии в этой стране и, следовательно, тормозящие коммунистическое движение здесь и во всем мире, носят первичный характер и имеют свои коренится в нашей теоретической ориентации.Это необходимо признать, если мы хотим выполнять свои функции коммунистов.

В этой статье мы исследуем природу коммунистического движения и коммунистов; указать некоторые проблемы, присущие борьбе за достойное общество; и обратиться к главному исправлению этих проблем - теоретической борьбе. Мы утверждаем, что для того, чтобы быть коммунистом, недостаточно быть добрым сердцем. Ядром коммунизма является коммунистическая теория - наука, разработанная Марксом, Энгельсом, Лениным, - и эта теория требует мастерства, чтобы применить ее на практике.К сожалению, многие из нас довольны тем, что полагаются на теорию, с которой все мы были обучены, - на теорию капитализма. Такая теория не будет служить коммунистическому движению; он может только помочь капиталистическому движению. Эта ситуация должна измениться, если коммунистическое движение должно продвигаться вперед.

Поскольку проблемы, с которыми сталкивается коммунистическое движение в Соединенных Штатах, не являются уникальными для этой страны или даже для этого периода времени, мы начнем с общего анализа коммунистов и коммунистического движения, сосредоточив внимание на основных вопросах, которые должны быть поняты, чтобы иметь смысл. из текущих вопросов.Это составляет основу для аргументации положений, касающихся текущей ситуации в Соединенных Штатах, «ситуации, которая должна быть разрешена, если мы хотим продвинуться к цели достойного общества.

Что такое коммунист?

Наша отправная точка такова: не существует такого понятия, как «идеальный коммунист». Фактически, такое существо было бы противоречием в терминах.

Для этого утверждения существуют две причины. Более фундаментальная причина в том, что для того, чтобы быть совершенным коммунистом, нужно иметь совершенные (полные) знания.Это абсолютистское утверждение. С точки зрения науки (диалектического материализма) такая позиция несостоятельна.

Но признать эту фундаментальную мысль на словах и применить ее на практике в деталях к каждой области исследования - это две разные вещи. Если, однако, исследование всегда будет исходить из этой точки зрения, потребность в окончательных решениях и вечных истинах исчезнет раз и навсегда; всегда осознают необходимость ограничения всего приобретенного знания, тот факт, что оно обусловлено обстоятельствами, в которых оно было приобретено.С другой стороны, человек больше не позволяет себе навязываться противоположностями, непреодолимыми для все еще распространенной старой метафизики, между истинным и ложным, хорошим и плохим, тождественным и различным, необходимым и случайным. Известно, что эти противоположности имеют лишь относительную ценность; То, что сейчас признается истинным, имеет также свою скрытую ложную сторону, которая позже проявит себя, точно так же, как то, что теперь рассматривается как ложное, имеет также свою истинную сторону, в силу которой оно ранее могло рассматриваться как истинное.(Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии , стр. 620)

То есть коммунисты не являются совершенными, они всегда находятся в процессе развития, «идеальная» завершенность никогда не достигается. Достижение такой цели означало бы завершение истории, конец всякого движения.

Вторая причина, связанная с первой, состоит в том, что все коммунисты имеют ошибочные представления о некоторых аспектах жизни общества. Эти неправильные представления могут иметь значение или нет, они могут быть относительно не важны в ведении классовой борьбы или могут замедлить эту борьбу или вызвать реальный регресс, но они существуют.Главный вопрос заключается в том, являются ли такие ошибки результатом незнания (отсутствия внимательного изучения) или неправильной классовой основы - буржуазной идеологии.

В некоторой степени эти основные причинные факторы, способствующие незнанию, взаимосвязаны. Всех коммунистов в капиталистических странах учат прокапиталистическому мировоззрению. Этого можно отчасти избежать за счет определенных условий окружающей среды, таких как наличие коммунистических родителей, но ни один из них не может полностью избежать «воспитательного» влияния класса капиталистов.Однако, когда кто-то субъективно решает принять антикапиталистическое мировоззрение, этот человек должен пройти процесс переподготовки, в котором старые (капиталистические) идеи заменяются новыми (коммунистическими) идеями. В ходе этого перехода к объективному превращению в коммуниста невежество будет уменьшено и заменено научным знанием, касающимся работы общества. Тем не менее некоторое невежество останется.

Более коварная и, следовательно, опасная основа для ошибочных идей - это субъективное и объективное поддержание капиталистического уклона.В этом случае индивид может утверждать, что он марксист, может выучить некоторые фразы и выкрикивать их или писать их в подходящее время, может утверждать, что выступает за диктатуру пролетариата, но все банальности в мире не могут скрыть, что практика этого типа людей всегда прокапиталистический, антирабочий класс.

Есть веская причина для различения двух оснований ошибки. Тем, кто совершает ошибки на основе незнания, независимо от того, лежит ли невежество в раннем обучении этого человека или является результатом неправильного исследования явления, можно помочь в их переходе к коммунистической идеологии.Тем, кто придерживается ошибочных идей, потому что они являются прокапиталистическими как субъективно, так и объективно, нельзя помочь в этом процессе. Они будут бороться с таким развитием зубами и ногтями.

Коммунистическое движение в Соединенных Штатах, как и повсюду, включает в себя оба типа людей, и мы должны четко понимать их различия и то, как обращаться с каждым типом.

Коммунистическое движение

Что такое коммунистическое движение? Коммунистическое движение - это не просто движение коммунистов.Поскольку коммунисты составляют небольшую часть населения в обществах правящего меньшинства, такое движение было бы неэффективным. К сожалению, в США у такой позиции есть последователи. Считается, что все, что нужно сделать, чтобы осуществить социалистическую революцию, - это сформировать группу преданных своему делу твердых кадров, которые своими усилиями приведут к переходу к социализму.

Такое положение - результат элитарности; это особый аспект классовой позиции буржуазии.Такие люди не заботятся о рабочем классе в целом. По их мнению, работники неспособны реализовать свои объективные интересы; они глупы, расисты, сексисты, поглощены своими мелочными заботами. Таким образом, рабочие - не революционная сила. Для них должна быть совершена революция, и их нужно заставить принять социалистическое общество в своих собственных интересах. Другими словами, с той лишь разницей, что между «социалистическим» обществом и капиталистическим обществом эти люди относятся к рабочему классу точно так же, как и капиталисты.

Эта позиция имеет исторический приоритет. И социалисты-утописты, и анархо-синдикалисты занимали схожие позиции. Оба были элитарными, объективно прокапиталистическими, и ход истории доказал их неправоту.

Коммунистическое движение начинается, хотя и в бессознательной форме, с развитием капитализма. Капиталистическое общество требует создания рабочего класса, группы людей, которые в силу потери контроля над средствами производства вынуждены продавать свою рабочую силу (умственную и физическую способность производить) владельцам средств производства за определенную плату. заработная плата или оклад.

Между тем мы знаем по опыту, что относительно примитивное товарное обращение достаточно для производства всех этих форм. В противном случае с большой буквы. Исторические условия его существования никоим образом не задаются простым обращением денег и товаров. Оно может воплотиться в жизнь только тогда, когда владелец средств производства и существования встречается на рынке с бесплатным рабочим, продающим свою рабочую силу. И это одно историческое условие составляет мировую историю.Таким образом, капитал с первого появления провозглашает новую эпоху в процессе общественного производства. (Маркс, Капитал , т. 1, с. 167)

Сущностью этого исторического развития был процесс первоначального накопления, процесс, в результате которого крестьянство, в частности, было изгнано со своей земли и вынуждено искать альтернативные средства для заработка - продавая свою коллективную рабочую силу тем, кто теперь владеет земельные крестьяне раньше работали самостоятельно.

Помимо крестьянства, другим важным источником рабочей силы были ремесленники, особенно в сельской местности, где цеховые организации были слабыми или не существовали. (Маркс, Капитал , т. 1, ч. 8)

Таким образом, капитализм устанавливает общество, в котором два основных класса, рабочие и бизнесмены, противостоят друг другу как антагонисты.

Современное буржуазное общество, выросшее на руинах феодального общества, не покончило с классовыми противоречиями.Он лишь установил новые классы, новые условия угнетения, новые формы борьбы вместо старых.

Наша эпоха, эпоха буржуазии, имеет, однако, эту отличительную черту: она упростила классовые противоречия. Общество в целом все больше и больше раскалывается на два огромных враждебных лагеря, на два великих класса, прямо противостоящих друг другу: буржуазию и пролетариат. (Маркс и Энгельс, Манифест Коммунистической партии , стр. 36)

Почему это? Просто потому, что в основе классовых отношений лежит эксплуатация.В таком случае капиталисты заинтересованы в обеспечении максимально возможного уровня эксплуатации. Именно посредством эксплуатации они максимизируют свою прибыль, и максимизация прибыли является основой капиталистического производства. Таким образом, бизнесмены заинтересованы в том, чтобы платить самую низкую заработную плату, соответствующую капиталистическому воспроизводству (они не могут убить свой рабочий класс). Они заинтересованы в более продолжительном рабочем дне, в худших условиях труда (безопасность, вентиляция и т. Д. - все это затраты на производство).Другими словами, они объективно заинтересованы в создании ситуации, которая делает жизнь рабочего все более невыносимой.

У рабочих же противоположная точка зрения. Они предпочитают более высокую заработную плату более низкой; более безопасные условия труда на небезопасные; от короткого рабочего дня к более длинному. Следовательно, у двух классов есть конфликтующие интересы, и, поскольку они конфликтуют, они должны быть разрешены путем борьбы, иногда открытой, иногда скрытой, но, тем не менее, борьбы.

В этой борьбе у капиталистов есть помощь со стороны государства.

Согласно Марксу, государство - это орган классового правления, орган угнетения одного класса другим; он создает «порядок», который узаконивает и увековечивает это угнетение, смягчая столкновения между классами ... (Ленин, Государство и революция, , стр. 9)

Работники сами и свои организации. В той мере, в какой рабочие организованы и осознают свои объективные интересы (обладают сознанием рабочего класса), они могут продвигать свои интересы.В той степени, в которой они не соответствуют этим требованиям, они позволяют капиталистам взять верх.

Но каков результат этой борьбы? Есть только одно возможное долгосрочное решение: разрушение капиталистического общества и создание социализма, при котором рабочий класс контролирует средства производства, управляет фабриками, землей и т. Д. В своих собственных интересах и контролирует государственную машину. который способствует созданию социалистического общества через угнетение капиталистов и других антирабочих элементов.

Почему это единственное возможное долгосрочное решение? Есть две основные причины. Изначально эксплуатация - это несправедливость, основная несправедливость. Пока существует эта несправедливость с сопутствующими ей последствиями (расизм, сексизм и т. Д.), Будет движение за ее устранение. Таким образом, только устранение несправедливости может положить конец этому движению. Поскольку рабочие (в конечном итоге) составляют большинство населения, они в состоянии положить конец эксплуатации; они обладают достаточной силой (если их понимают) для достижения этой цели.

Во-вторых, капиталисты не могут существовать без рабочих, но рабочие могут существовать без капиталистов. Поскольку на самом деле производством занимаются рабочие, они вполне способны заняться этой деятельностью в своих интересах. Следовательно, логическим завершением борьбы при капитализме является ликвидация капитализма и долгосрочный переход к коммунизму.

Но этого нельзя достичь, если рабочие не осознают свои объективные интересы и не организованы для достижения этой долгосрочной цели.До Маркса это было невозможно.

Коммунизм - это не просто «естественный» продукт капитализма. Коммунистическое движение невозможно без рабочего класса. Но рабочий класс, не обладающий необходимыми знаниями, чтобы осуществить свое преобразование, не превратится спонтанно в революционную силу. Чтобы это произошло, достаточно большое количество рабочих должно развить достаточные знания о природе капиталистического общества, природе государства и необходимости революции для «изменения мира».

Коммунистическое движение, таким образом, представляет собой слияние движения рабочего класса (которое, если его предоставить самому себе, просто улучшает условия капитализма, не разрушая основы проблемы) с научными идеями Маркса, Энгельса, Ленина и др. al. Эти два аспекта коммунистического движения нельзя разделить, если должен быть переход к коммунистическому обществу.

Чтобы осуществить это слияние, необходимо создать инструмент как для развития идей, так и для распространения этих идей среди рабочих с целью изменения их политического сознания - коммунистическая партия.У такой организации есть две основные обязанности. Сначала он должен приучить рабочий класс при капитализме к его объективным интересам; должно быть создано революционное сознание. Во-вторых, он должен возглавить революционную борьбу и направить рабочий класс к цели коммунизма.

Для выполнения этих обязанностей коммунистическая партия не должна быть идеологически отделена от рабочего класса. Партия должна рассмотреть проблемы, с которыми сталкиваются рабочие, затем прояснить существующие проблемы, синтезировать их и разработать правильную теорию, чтобы передать их рабочим для реализации.Для этого требуется, чтобы партия принадлежала рабочему классу и для него.

Однако мы слишком часто замечаем, что такая организация создана сама по себе - она ​​отделяется от рабочего класса и начинает рассматривать себя как священный институт. Если это произойдет, то организация перестает быть коммунистической партией; он перестает быть инструментом, созданным для достижения цели коммунизма. В долгосрочной перспективе цель партии состоит в том, чтобы способствовать созданию общества, в котором она больше не нужна, - она ​​должна стремиться к самоуничтожению.Когда все коммунисты, тогда не нужна особая коммунистическая организация. Однако, если он рассматривает себя как институт для себя, он не может упорствовать в этом направлении. Такая цель означала бы ликвидацию организации и лишение ее «священного» положения.

Классовые проблемы в коммунистическом движении

В Соединенных Штатах мы сталкиваемся с рядом проблем, которые мешают нам как в развитии партии, так и, таким образом, в достижении цели социалистической революции и перехода к бесклассовому обществу.Многие из этих проблем характерны не только для движения в Соединенных Штатах, но и являются результатом капитализма в целом. Однако, учитывая специфику общества Соединенных Штатов и историю борьбы рабочего класса в этой стране, есть области, где эти проблемы либо уникальны, либо значительно обостряются.

Первая общая проблема состоит в том, что не все, кто борется за построение коммунистической партии, являются коммунистами. Независимо от того, что мы думаем о себе, мы обнаруживаем, что в этот период существуют большие расхождения в политических перспективах.Все претендуют на то, чтобы быть марксистами-ленинцами; мало есть.

Есть два основных требования, чтобы человек был коммунистом: полное понимание марксизма (диалектического материализма или науки) и приверженность делу установления диктатуры пролетариата. Независимо от того, насколько сильно человек утверждает, что отстаивает последнее, такие протесты бессмысленны, если не понимать науку, на которой должно быть построено такое общество. Без такого понимания фактически работают против перехода к коммунистическому обществу, ради увековечения капитализма.

Так или иначе, вся официальная и либеральная наука защищает наемное рабство, тогда как марксизм объявил беспощадную войну наемному рабству. Ожидать, что наука будет беспристрастной в обществе наемных рабов, так же глупо и наивно, как ожидать беспристрастности от производителей в вопросе о том, следует ли повышать заработную плату рабочих за счет уменьшения прибыли на капитал. (Ленин, Три источника и три составные части марксизма , стр. 3)

Есть три основные причины, по которым мы наблюдаем и переживаем неудачи в наших попытках овладеть марксизмом.Изначально нас учат придерживаться ненаучного подхода к изучению общества; мы обучены капиталистической перспективе. Когда по какой-либо причине мы отворачиваемся от капитализма, мы начинаем интеллектуальное и практическое движение, несущее в себе немарксистский подход. Таким образом, даже если мы считаем себя антикапиталистами, но в той мере, в какой мы обременены этим интеллектуальным багажом, мы объективно прокапиталисты. Чтобы преодолеть это, мы должны постоянно заниматься изучением Маркса, Ленина и др.и должен постоянно оценивать все позиции и идеи, которых нас учат. Обычно, если мы не подвергаем наши идеи критическому анализу, мы будем придерживаться антимарксистских идей. И, учитывая то, что нас постоянно бомбардируют прокапиталистическими идеями, мы должны ожидать, что этот процесс представляет собой постоянную борьбу, которая не будет полностью успешной. То есть в этот исторический период следует ожидать, что некоторые капиталистические идеи поддерживаются даже лучшими коммунистами. Исследование истории коммунистического движения в других странах подтверждает этот аргумент.Можно найти антикоммунистические идеи, которых придерживались Маркс, Ленин, Сталин, Мао. Основной вопрос заключается в том, насколько подобные идеи сорвали переход к коммунизму, а в какой - не исправлены в практической работе.

Вторая основная причина того, почему мы склонны придерживаться неправильных идей, заключается в том, что в мировом коммунистическом движении неправильные идеи периодически производились из этого движения, а иногда даже преобладали. Здесь мы обращаемся к ревизионистским идеям - идеям, которые претендуют на марксизм, но на самом деле являются антимарксистскими.

Ревизионизм - это вариант первого аргумента, но он значительно более опасен по своим последствиям, чем первый. Намного труднее распознать капиталистический аргумент, если он прикрыт респектабельной оболочкой социализма и исходит из социалистической организации или страны. Более того, он принимает различные оттенки от ультралевого через троцкизм до открытого бернштейнизма. Ревизионизм - часть нашего интеллектуального наследия, и он коварным образом пронизывает большую часть социалистической мысли.Следовательно, частью нашей «социалистической» подготовки фактически было обучение ревизионизму. Это нужно признать и с этим бороться.

В-третьих, в настоящее время нет Коммунистического Интернационала; не существует международного руководства и руководства, которые могли бы помочь нам разобраться в различных проблемах, с которыми мы сталкиваемся. Значение этого нельзя недооценивать. Коммунистическое движение - это международное движение. Без международного руководства очень легко впасть в националистическую перспективу, а это капиталистическая перспектива.Тогда мы думаем только о том, «что хорошо для Соединенных Штатов», игнорируя тот факт, что мы не можем отделить Соединенные Штаты от остального мира. Такое развитие событий дает больший выход любой капиталистической идеологии, которую мы несем с собой.

Вторая общая проблема, один из аспектов вышеизложенного, состоит в том, что внутри коммунистического движения есть коммунисты, анархисты, социал-демократы, либералы, троцкисты и множество вариаций вышеупомянутых тем. Здесь мы говорим о лицах, которые считают себя марксистами (мы исключаем сознательно антимарксистских), но находились под влиянием идей, чуждых марксизму-ленинизму.

Опять же, коммунистическое движение - это не «чистое» движение, состоящее только из «чистых» коммунистов. Тот факт, что в нем содержатся и размещаются отдельные люди и группы, которые являются антикоммунистами, необходимо признать и бороться с ним.

За последние несколько лет мы наблюдали рост числа организаций, объявляющих себя марксистскими, включая образование нескольких «партий». Утверждение, что кто-то марксист, само по себе ничего не значит. Теперь, конечно, «все марксисты».Этот термин больше не используется для различения людей или организаций. Итак, мы наблюдаем множество «марксистских» (коммунистических) организаций и отдельных лиц, каждая из которых утверждает, что имеет правильную теорию, и каждая утверждает, что является настоящей коммунистической организацией или человеком. Однако только по поверхностным свидетельствам это не может быть правильным. Поскольку существует большое расхождение в теориях, выдвигаемых различными группами и отдельными людьми, не все могут быть марксистскими. В лучшем случае могут быть только некоторые (что не означает, что они есть).

Тем не менее, в коммунистическом движении в этой стране мы наблюдаем мало теоретических работ, направленных на различение различных групп, мало что касается коммунистических дебатов. Безусловно, мы очень много обзываем. Однако это не помогает в развитии теоретической перспективы, необходимой для создания настоящей коммунистической партии.

Итак, мы имеем коммунистическое движение, в котором, по нашему мнению, очень мало коммунистов.Большинство людей и групп в этом движении либо являются ярыми антикоммунистами, либо настолько сбиты с толку ошибочными и противоречивыми теориями, которые они носят с собой, что они объективно не коммунисты. И все же мы наблюдаем, что - исходя из этого - некоторые призывают к «формированию партии».

Третья основная проблема, которую больше всего признают и комментируют, - это мелкобуржуазные взгляды, которые несет с собой большинство коммунистов. Это, конечно, результат воспитания и обучения в капиталистической среде и поглощения, в основном бессознательно, ее господствующей идеологии - индивидуализма.

Индивидуализм - это идеология, которая в той или иной степени присуща каждому из нас. Это нужно признать. Основные вопросы заключаются в том, в какой степени оно у нас есть и как с этим бороться. Очевидно, что мелкобуржуазная перспектива прямо противоположна той, которая требуется для создания коммунистической партии. Если индивидуализму будет позволено существовать в какой-либо степени, тогда у нас будет партия индивидуалистов - группа, состоящая из людей, желающих получить выгоду за счет, если необходимо, других.Коммунистическая партия построена не из этого материала.

Основная проблема индивидуализма внутри партии или организации лежит на тех, кто хочет использовать партию для продвижения своей карьеры. По какой-то причине левое движение привлекает некоторые элементы, которые рассматривают это движение как возможность «получить хорошую работу». Деньги могут быть не такими уж и большими, но, если кто-то играет правильно, его имя повышается, он приобретает определенный престиж, находит свое имя в брошюрах и т. Д.И, учитывая, что такие люди являются карьеристами и, следовательно, торговцами, они обычно находят способы избежать издержек, обычно связанных с тем, чтобы быть коммунистами.

Как можно поступать с такими людьми как в период становления, так и в период развития движения к коммунистической партии? Любые явно карьеристские типы не должны допускаться в партию. Это ясно. Однако, когда организация создается, открываются все виды рабочих мест, некоторые из которых позволяют дать волю людям, которые придерживаются такого взгляда, но у которых не было возможности позволить ему полностью расцвести.Следовательно, партийные должности необходимо чередовать; ни один человек не должен развивать позицию, согласно которой он или она абсолютно необходимы для определенной должности. Лица, занимающие руководящие должности, должны постоянно контролироваться рядовыми членами; критика должна быть особенно направлена ​​на них.

Однако индивидуализм пронизывает идеологию не только партийных функционеров. Поскольку это в большей или меньшей степени общая для всех нас точка зрения, сама организация должна создать механизмы, чтобы снизить эту точку зрения до минимального уровня и заменить ее коллективистской точкой зрения.Это может быть достигнуто только в ходе партийного обучения и практики. В коммунистических организациях каждый отвечает за всех. Ответственность за образование и развитие одного человека лежит на всех. Только при таком подходе мелкобуржуазный менталитет может быть сведен к незначительному уровню - со временем, конечно, полностью ликвидирован.

Четвертая общая проблема, которая особенно остро стоит в коммунистическом движении США, - это прагматизм, частный вариант мелкобуржуазного мировоззрения.Поскольку мы проанализировали это в другом месте [1], мы только подчеркнем проблему, поскольку она стоит перед теми в коммунистическом движении, которые пытаются построить коммунистическую партию.

Прагматизм учит, что мы должны развивать свои действия на основе того, что целесообразно; чистый прагматический оппортунизм. Прагматизм прямо противоположен принципиальным мыслям и поведению, и как таковой служит предотвращению формирования партии, которая должна основываться на принципах.

Прагматизм - самая прямая и опасная форма империалистической идеологии, особенно сосредоточенная в Соединенных Штатах, капиталистической стране, наиболее свободной от прежних идеологий правящего класса.Хотя прагматизм существует повсюду, США являются его основной сферой, а американские рабочие - основной целью.

В-пятых, в настоящее время в Соединенных Штатах сторонники коммунистического движения не имеют большого влияния на рабочий класс в целом. У нас мало идеологических корней, мало организованности и мало влияния. Это не только означает, что мы мало что можем сделать, чтобы помочь в обучении рабочих в целом, но мы не учимся у рабочих так много, как следовало бы.Существует небольшая взаимность, необходимая для оказания помощи движению в этой стране. В то же время капиталисты и ревизионистские организации создали большую, хотя и временную, базу в рабочем классе. Это, очевидно, препятствует движению к ликвидации капитализма.

В значительной степени это проблема, связанная с нынешней раздробленностью различных коммунистов в этой стране. Поскольку мы дезорганизованы, мы не очень большие, эффективные или хорошо организованные для выполнения наших задач.Таким образом, мы склонны делать что-то плохо или совсем не поступать. Даже когда мы добиваемся определенных успехов в нашей практической работе, мы не достигаем того числа работников, которое хотели бы; и тех, кого мы достигаем, нам трудно удержаться.

Эти и другие проблемы стоят перед коммунистами в Соединенных Штатах, когда они борются за создание партии. Что может быть сделано?

По сути, то, что требуется, - это продолжительные и обширные теоретические дебаты, дебаты, которые необходимы, чтобы разобраться в истинных коммунистических силах и как можно больше избавиться от антикоммунистических взглядов.Мы понимаем, что партийное строительство в этой стране - актуальная задача. Мы также понимаем, что существует сильная тенденция к скорейшему построению партии. Строительство коммунистической партии невозможно без первой идеологической борьбы. Возьмем крайность. Мы могли бы построить партию завтра, просто разработав план, который объединил бы всех тех, кто объявляет себя коммунистами и желает создать партию. Но это не была бы коммунистическая партия.Это будет мешанина, в которой будут представлены различные оттенки капиталистической идеологии, а также, возможно, коммунистическая перспектива - в решительном меньшинстве. Очевидно, это не была бы коммунистическая партия.

Прежде чем такая партия может быть создана, те, кто должен ее сформировать, должны четко понимать, каковы их взгляды; должно быть ясно, что такое коммунистическое мировоззрение; должно быть ясно, что такое коммунистическая теория. Эта цель не может быть достигнута без борьбы за идеи. Что необходимо, так это развитие и консолидация идей, которые позволят в конечном итоге ниспровергнуть капитализм и создать социализм.Эти идеи сейчас в меньшинстве и, в лучшем случае, запутаны.

Мы наблюдаем сопротивление такой позиции. Люди хотят действий; они хотят построить партию сейчас и беспокоиться об идеологических разногласиях позже. Они считают, что партия необходима, и поэтому верят, что развитие партии решит стоящие перед нами проблемы. Они сопротивляются изучению и обсуждению теории, чтобы прийти к правильному мнению.

Это общая проблема в Соединенных Штатах, а также в других странах.Большинство из нас признает, что большая часть теории, которой нас учили, неверна.

Затем мы легко переходим к выводу, что вся теория неверна или, по крайней мере, несущественна. Чего мы не осознаем, так это того, что, хотя мы можем наблюдать, что теория, которой нас учили, неверна, тем не менее, это та теория, которая у нас есть. То есть мы видим, что некоторые формы общей капиталистической теории ошибочны, но мы не понимаем, что мы все усвоили теорию в основном.Не осознавая этого, мы не видим видимых причин вести долгую борьбу против неправильной теории и за правильную теорию. Мы все марксисты, не так ли? Все, что нужно сделать, чтобы стать марксистом, - это заявить об этом!

Заключение

Теоретическая борьба абсолютно необходима в этот период истории коммунистического движения в Соединенных Штатах. Наше наследие - это не только идеи Маркса, Энгельса, Ленина, но также Рокфеллера, Дьюи, Бернштейна и Троцкого.Чтобы избавиться от капиталистических идей, независимо от их формы, и отделить настоящих коммунистов от коммунистов только на словах, мы должны знать, каковы наши идеи и какой класс они представляют. Конечно, сформируйте партию; но сформировать коммунистическую партию. Без четкого понимания правильной теории мы будем полагаться на теорию, с которой мы были обучены, - на теорию капитализма. Эта теория обслуживает только капиталистов. Мы работаем не над их диктатурой.

Сноска

[1] Наука, класс и политика , Spring 1979, No.5.

Список литературы

Энгельс, Ф., «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» у Маркса и Энгельса, Избранные произведения , (N.Y., International Publishers), 1970.

Ленин В.И. «Государство и революция» в Избранные произведения , Vol. VII, (N.Y., International Publishers), N.D.

Ленин В.И., «Три источника и три составные части марксизма» в Избранных произведениях. , Vol. XI, (N.Y., International Publishers), 1943.

Маркс, К., Капитал , Т. 1, (Москва, Издательство Прогресс), Н.Д.

Маркс К. и Энгельс Ф., «Коммунистический манифест» у Маркса и Энгельса, Избранные произведения , (Н. Я., International Publishers), 1970.


Коммунизм: история и предыстория

Фонд , цели и приоритеты

Коммунизм был экономико-политической философией, основанной Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом во второй половине XIX века.Маркс и Энгельс встретились в 1844 году и обнаружили, что у них сходные принципы. В 1848 году они написали и опубликовали «Коммунистический манифест». Они хотели покончить с капитализмом, считая, что именно система социальных классов привела к эксплуатации рабочих. Эксплуатируемые рабочие разовьют классовое сознание. Тогда будет фундаментальный процесс классового конфликта, который разрешится революционной борьбой. В этом конфликте пролетариат восстанет против буржуазии и установит коммунистическое общество.Маркс и Энгельс считали пролетариат личностями, обладающими рабочей силой, а буржуазию - теми, кто владеет средствами производства в капиталистическом обществе. Государство пройдет через фазу, которую часто называют социализмом, и в конечном итоге остановится на чистом коммунистическом обществе. В коммунистическом обществе всякая частная собственность была бы отменена, а средства производства принадлежали бы всему сообществу. В коммунистическом движении популярный лозунг гласил, что каждый дает согласно своим способностям и получает согласно своим потребностям.Таким образом, потребности общества будут поставлены выше конкретных потребностей человека.

Реализация

Он стал доминирующей политической философией многих стран Азии, Восточной Европы, Африки и Южной Америки. В конце 19 века в России начала развиваться коммунистическая философия. В 1917 году большевики захватили власть в результате Октябрьской революции. Это был первый случай, когда какой-либо группе с явно марксистской точкой зрения удалось захватить власть.Они изменили свое название на Коммунистическую партию и разослали свои идеалы всем европейским социалистическим партиям. Затем они национализировали всю государственную собственность, а также поставили под контроль правительства фабрики и железные дороги. Сталин продолжал руководить коммунистической философией и расширил рост СССР. С тех пор этому примеру коммунизма последовали во многих странах, включая Китай.

Краткая история мирового коммунистического движения - Народный мир

Кубинский народ проводит массовое, яркое, радостное и сознательное первомайское шествие, подтверждая всему миру приверженность трудящихся острова.Билл Хаквелл | Resumen.org

Научный социализм, каким мы его знаем сегодня, развился на основе критики начала 19 века Карла Маркса, Фридриха Энгельса и их товарищей и последователей того, что они называли утопическим социализмом .

Термин «утопия» относится к книге « Утопия, », изданной в 1516 году английским философом и государственным деятелем XVI века сэром Томасом Мором.

Социалисты-утописты выражали прекрасные идеи о лучшем мире, но их планы не увенчались успехом, потому что они не уходили корнями в материальную реальность ранней индустриальной Европы и ее усиливающуюся классовую борьбу между капиталистами и рабочими.

В контексте расширения промышленности и промышленного пролетариата в Европе на сцену вышли Маркс и Энгельс.

В Лондоне организация под названием «Лига справедливых» (Bund der Gerechten), возглавляемая Карлом Шаппером и Генрихом Бауэром, объединила радикальных немецких беженцев. Тем временем Коммунистическое корреспондентское общество было создано в Брюсселе, Бельгия, другой группой эмигрантов из Германии, включая Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Поскольку у этих двух групп были очень похожие цели, а именно объединение рабочего движения во всей Европе вокруг программы борьбы, они объединились в 1847 году, чтобы сформировать Коммунистическую лигу (Bund der Kommunisten), базирующуюся в Лондоне.Марксу и Энгельсу было поручено составить документ с изложением принципов новой организации. Результатом стал Коммунистический манифест , который миллионы людей считали основополагающим документом не только коммунизма, но и научного социализма в целом. В Манифесте излагается диалектический и историко-материалистический подход к пониманию хода истории и анализируется то, как капиталистическое общество основано как на классовом господстве, так и подрывается подъемом пролетариата.Он заканчивается волнующими словами: «Вам нечего терять, кроме ваших цепей, и у вас есть мир, который можно приобрести! Трудящиеся всех наций, соединяйтесь! » Это ясно излагает принцип идеи, позже названный «пролетарским интернационализмом» (или интернационализмом рабочего класса), который по-прежнему является центральным в коммунистическом движении сегодня.

Революции 1848 года и временные неудачи

Едва была основана Коммунистическая лига и опубликован Манифест, как в Европе разразился ад в форме революций 1848 года .Это были восстания в Пруссии, Австрии, Венгрии, Италии, Франции и небольших немецких государствах против авторитарного общественного строя, навязанного победителями войн против наполеоновской Франции. Общим для них было то, что и буржуазия, и растущий промышленный пролетариат находились на передовой линии борьбы, в союзе против абсолютных монархий (королей Франции и Пруссии, императора Австрии, правителей более мелких немецких государств, Папа и другие).Требовалось расширение демократии и свободы людей, но не социализм. Тем не менее Маркс, Энгельс и другие социалисты и коммунисты того времени активно поддерживали эти революции, Энгельс дошел до того, что взялся за меч и направился к действительному фронту сражения (отсюда, а также из-за его интереса к сочинениям по военным вопросам, его прозвище «Генерал»). Но революции потерпели поражение в каждой стране, и еще больше европейских изгнанников хлынуло в Британию, единственную страну, где люди не подняли вооруженного восстания.

Коммунистический союз просуществовал недолго после поражения европейских революций. Прусский правительственный шпион получил список членов Коммунистической лиги, и несколько членов Лиги были арестованы и преданы суду за их роль в революциях 1848 года, когда наступил период репрессий и реакции. Один вывод, что Маркс и Энгельс извлек из поражения то, что даже в борьбе с остатками старого феодального строя буржуазия является слабым тростником, на который может опираться рабочий класс, и поэтому создание полностью рабочих политических формаций и политики имеет важное значение.Между тем Маркс и Энгельс работали над оттачиванием своего экономического и политического анализа, адаптируя идеалистический «диалектический» метод анализа Гегеля к анализу материальных явлений - отсюда еще один синоним марксизма, «материалистическая диалектика», позже названный « диалектическим материализмом ». ».

Первый Интернационал и Парижская Коммуна

Рабочее движение в Европе угасло, но не прекратилось и оправилось от поражений 1848-1849 годов.К 1864 году проект создания организации, объединяющей рабочее движение по всей Европе и за ее пределами, привел к созданию Международной ассоциации рабочих , часто называемой «Первым Интернационалом». Опять-таки Маркс и Энгельс сыграли ведущую, но не бесспорную роль.

С самого начала в Международной ассоциации рабочих была сильная внутренняя напряженность. В него входило не только сильное ядро ​​последователей Маркса и Энгельса, но и профсоюзные деятели, которые хотели сосредоточиться только на трудовой борьбе, а не на политической, и анархисты из менее индустриальных частей Европы.Но международный характер движения процветал, распространившись на многие области в Соединенных Штатах, а также в Европе. Это было началом марксистского социализма и коммунизма в нашей стране.

Анархистское направление в Ассоциации возглавил россиянин Михаил Александрович Бакунин (1814-1876). Бакунин, как Маркс и Энгельс, был бывшим поклонником консервативного немецкого философа Георгия Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831), Бакунин не соглашался с марксизмом по ключевым моментам.Вместо создания переходного социалистического государства Бакунин призывал к безгосударственному обществу кооперативных групп. Эта позиция и склонность Бакунина к фракционным интригам в конечном итоге привели к конфликту между ним и марксистами.

Но поскольку в Международном Товариществе Рабочих происходило все это брожение, в Европе вспыхнула война. Честолюбивый император Франции Наполеон III позволил втянуть себя в войну с германскими государствами во главе с их военным центром, Пруссией, и был безоговорочно побежден, взят в плен и лишен власти.Когда прусские войска двинулись к Парижу, жители столицы при участии своей милиции, Национальной гвардии, захватили власть в городе и установили радикальный режим, названный Парижской Коммуной. Правый республиканский режим, установленный в соседнем Версале, начал с согласия Пруссии преодолеть и сокрушить Коммуну.

Ряд членов Международной ассоциации рабочих, в том числе близкие друзья Маркса и Энгельса, участвовали в управлении и военной защите Коммуны.Он реализовал ряд радикальных мер, которые были очень продвинутыми для того времени: например, работники, работодатели которых отказались от своего бизнеса, могли взять под контроль предприятия и управлять ими в своих интересах, отделение церкви от государства, отмена процентов по долгам. , и радикальная демократизация управления городом. Это ужаснуло французскую и европейскую буржуазию, и 21 мая 1871 года регулярная армия вошла в Париж. К концу того же месяца Коммуна была разгромлена, а восстановленное буржуазное правительство провело тошнотворно кровавую расправу с тысячами мужчин, женщин и детей, казненных без суда.Другие были приговорены к длительным срокам тюремного заключения, а тысячи отправились в ссылку.

В брошюре под названием « Гражданская война во Франции », которую Маркс написал для Международной ассоциации рабочих, чтобы подвести итоги уроков, извлеченных им из Коммуны, он включил такой важный отрывок: Парижская Коммуна, а именно. рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и использовать ее в своих собственных целях ».

Другими словами, после того, как рабочий класс свергнет власть класса капиталистов, с самого начала должна быть создана новая государственная машина, управляемая рабочими.Впоследствии это стало важным различием между подходами коммунистов, с одной стороны, и «умеренных» социалистов, или, как мы теперь говорим, социал-демократов, с другой.

Конец Первого Интернационала и работа над Вторым

Разногласия между социалистами-марксистами и анархистами-бакунистами продолжали дестабилизировать Международное Товарищество Рабочих. Наконец, в 1872 году, Гаагский (Нидерланды) Конгресс Международной ассоциации рабочих проголосовал за перемещение штаб-квартиры организации из Лондона в Нью-Йорк, изолировав ее от европейских споров и фактически уничтожив.

Лейбористская и социалистическая организация теперь продолжалась повсюду в мире, где распространились как марксистские, так и анархистские идеи. Однако какое-то время не было международной координационной структуры. Маркс и Энгельс снова обратили внимание на развитие своих теоретических работ и сочинений. Первый том самого известного труда Маркса « Капитал (Das Kapital) » уже был опубликован на немецком языке в 1867 году, и планируется выпуск следующих томов. (Однако тома II и III пришлось закончить Энгельсу после смерти Маркса в марте 1883 г.).

К середине 1870-х годов во многих странах созрели социалистические группы. В Германии шла острая конкуренция между последователями Маркса и Энгельса, с одной стороны, и последователями другого немецкого пионера социализма, Фердинанда Ла Салья (1825-1864), с другой (Ла Саль был убит на дуэли в 1864 г., но его последователи продолжали оказывать большое влияние на немецкий социализм). В 1875 году лассалийцы, марксисты и другие собрались в городе Гота в Нижней Саксонии, чтобы попытаться объединиться и основать новую социалистическую партию.Новая партия, которая была предком сегодняшней СДПГ, или Немецкой социал-демократической партии (Sozialdemocratisches Partei Deutschlands), включила в свою программу мешанину идей, которые встретили резкое неодобрение Маркса . В частности, Маркс осуждал неспособность «Готской программы» отразить международный характер борьбы рабочего класса и очень подозрительно относился к ее отношению к буржуазному государству.

Недостатки, выявленные Марксом в программе Готы, были ранним признаком раскола, который отделит коммунистическое движение от социал-демократического или «умеренного» социалистического.

Между тем анархическая организация и ее вариант, анархо-синдикализм, продолжались наряду с социалистической организацией. Хотя между двумя ориентациями часто возникал конфликт, иногда также происходило сотрудничество, и эти две тенденции часто пересекались и «взаимопроникали». Одна такая ситуация произошла в Чикаго в 1886 году. В контексте огромного движения «Восьмичасовой день» рабочие устроили забастовку на заводе уборочных машин McCormick в юго-западной части города. 3 мая охранники частной фабрики обстреляли забастовщиков, несколько человек погибли.На следующий день на Хеймаркет-сквер, в Чикаго, прошла массовая акция протеста, организованная лидерами движения социалистами и анархо-синдикалистами. Бомба была брошена, скорее всего, провокатором, когда группа милиционеров двигалась, чтобы разогнать мирный митинг. В ходе последовавшей стрельбы были убиты несколько полицейских, а также несколько рабочих. Власти посадили в тюрьму восемь лидеров движения «Восьмичасовой день» и после шутки над судом повесили четверых из них (один покончил жизнь самоубийством в тюрьме).

Уже сейчас растет мнение, что необходимо создать новую международную социалистическую организацию, чтобы заменить давно исчезнувший Первый Интернационал. Инцидент в Чикаго на Хеймаркете и другие острые трудовые конфликты усилили срочность. , 14 июля 1886 года, , после небольшой предварительной акции в 1881 году, Второй Интернационал был основан без особого анархического присутствия. Неизменным наследием стало провозглашение 1 мая Международным днем ​​трудящихся в память о мучениках Хеймаркет.

Достижения Второго Интернационала

Несмотря на разнообразный характер партий и лидеров, участвовавших во Втором Интернационале, он добился важных успехов для рабочего движения и дела социализма. Во-первых, он распространил основные идеи марксизма гораздо шире, чем это было возможно раньше. Аффилированные стороны Второго Интернационала представляли все континенты, кроме Антарктиды. На первом официальном Конгрессе Второго Интернационала 14 июля (в День взятия Бастилии) 1889 года были представлены партии из двух десятков стран.К началу Первой мировой войны многие миллионы рабочих принадлежали к партиям Второго Интернационала.

В Германии и других местах, где были сильны партии Второго Интернационала, они добились многого, что было выгодно рабочему классу. Они добились растущих успехов на выборах и добились принятия закона, защищающего трудовые права. Наряду с социалистической просветительской и законодательной работой они активно участвовали в профсоюзной организации. Они продвигали программы социального обеспечения, такие как медицинское страхование и пенсионные пособия, и активно участвовали в борьбе за права женщин.По этим причинам на пике своего развития партии Второго Интернационала напугали правящий класс мира не меньше, чем коммунистические партии позднее.

Несмотря на опасения, высказанные Марксом в его критике Готской программы, идея международной солидарности рабочего класса продолжала оставаться главной темой Второго Интернационала социализма. И была резкая критика колониализма и империализма со стороны важных лидеров Второго Интернационала. Например, немецкий социал-демократический депутат и лидер Август Бебель сыграл важную роль в разоблачении и осуждении геноцидных действий правительства и вооруженных сил Германии в ходе репрессий и почти полного уничтожения народов Херреро и Нама в Юго-Западной Африке Германии (сегодняшняя Намибия). ).

Первая мировая война и развал Второго Интернационала

Несогласованность Готской программы, уже отмеченная Марксом, начала проявляться в той или иной форме в мировом социалистическом движении.

Эдуард Бернштейн (1850-1932 ), важная фигура в немецком социализме, был соратником Маркса и Энгельса, но начал дистанцироваться от их основных взглядов на вопросы государства и перехода к социализму.Он считал, что капитал не становится более концентрированным, думал, что капитализм будет преобразован в социализм посредством законодательных реформ, и вскочил на подножку немецких националистов, приняв поддержку колониализма как механизма, помогающего «отсталым» народам продвигаться вперед. Отрицая неизбежность системных кризисов капитализма в будущем, он продвигал «экономизм», то есть упор на улучшение экономических условий рабочего класса, не пытаясь бросить вызов буржуазному контролю над государством.

Бернштейн подвергся резкой критике со стороны более левых членов его собственной партии, обвинявших его в оппортунизме. В ее брошюре Реформа или революция ? другой член Германской социал-демократической партии, Роза Люксембург (1871-1919), резко критиковала Бернштейна за его ревизионизм, оппортунизм и экономизм - именно те вещи, которые стали основными течениями мысли не только в Германии, но и в ряде других социалистических стран. вечеринки по всему миру.

В Социал-демократической партии России аналогичный спор привел к отделению радикальной фракции большинства, или большевиков, от реформистской фракции меньшинства, или меньшевиков, в 1903 году.Главный вождь большевиков Владимир Ильич Ленин (1870-1924) годом ранее изложил свои взгляды на то, какой должна быть социалистическая партия и как она должна быть организована в своей книге Что делать? По мнению Ленина, чисто экономическая борьба рабочих сама по себе не приведет к революционным изменениям и социализму; что марксисты должны быть организованы, чтобы внести элемент революционного сознания в борьбу рабочего класса, и что для этой цели они должны сформировать политическую партию другого типа, более плотно организованную, чтобы продолжать эту работу.

Меньшевики, со своей стороны, заняли «ультраортодоксальную» позицию в отношении возможности социалистической революции в России, заявив, что согласно марксистской доктрине, это невозможно до тех пор, пока капитализм в стране не будет полностью развит.

Подобные споры, с различными вариациями, происходили внутри социалистических партий по всему миру, но тем временем развитие мировой капиталистической системы с ее империалистической конкуренцией за колонии, ресурсы и рынки приводило к усилению международной напряженности до уровня, который казался крупной войной. почти наверняка.Второй Интернационал провел свой Седьмой Конгресс в Штутгарте, столице Королевства Вюртемберг, Германия, в августе 1907 года. Несмотря на то, что в конференц-зале наблюдались противоречия между революционерами и реформистами, делегаты, тем не менее, одобрили смелую резолюцию , осуждающую милитаризм. и марш к войне, и призыв к рабочим классам всех вовлеченных стран мобилизоваться, чтобы не допустить начала войны и бороться за скорейшее прекращение военных действий, если они все равно вспыхнут.

Затем, ровно семь лет спустя, в августе 1914 года, действительно разразилась Первая мировая война между Центральными державами (Германией, Австро-Венгрией и Османской империей) против Тройственной Антанты (Франция, Великобритания и царская Россия). с другими странами, позже погружающимися в хаос. Но лидеры многих социал-демократических партий и многие из их представителей в парламенте совершенно не сдержали своих обещаний предотвратить войну и остановить ее, когда она разразится. Важные деятели мирового социалистического движения, такие как Плеханов в России, отказались от позиции, принятой в Штутгарте, и с энтузиазмом выступили в поддержку своих правительств.

Были исключения: в Соединенных Штатах Юджин В. Дебс (1855-1926), крупный лидер Социалистической партии Америки, сумел удержать свою партию от поддержки вступления США в войну и фактически получил суровый тюремный срок за антивоенную деятельность. Ведущий французский социалистический лидер Жан Жорес был убит в июле 1914 года из-за своих попыток остановить начало войны. В Германии Роза Люксембург и Карл Либкнехт, наряду с другими левыми от Немецкой социал-демократической партии, также воинственно выступали против войны - позиция, которая помогла определить «левых» в социалистическом движении во всем мире.Левые из социалистического движения увидели в этой капитуляции национализме и военной лихорадке чудовищное предательство рабочего класса и человечества, и это привело к окончательному разрыву между реформистской социал-демократией и тем, что в конечном итоге стало мировым коммунистическим движением и Третьим Интернационалом.

Второй международный раскол; Большевистская революция, Третий Интернационал

Русский народ, опустошенный последствиями Первой мировой войны, в феврале 1917 года свергли романовскую монархию.К власти пришло правительство буржуазных либералов и умеренных социалистов. Это «Временное правительство», однако, было неспособно удовлетворить требования рабочего класса и масс и, более того, хотело продолжить войну с центральными державами вместо того, чтобы найти способ заключить мир.

Большевики во главе с Лениным, а теперь и Львом Троцким (1879-1940), бывшим меньшевиком, перешедшим на сторону большевиков, выдвинули лозунг «Мир, земля, хлеб!» и осудил военную политику Временного правительства, наряду с продвижением радикальной социалистической программы, которая также обещала разделить крупные земельные владения в пользу крестьян.Эта программа и энергичная работа сплоченных большевистских кадров привлекли к делу большевиков большое количество рабочих, бедняков и рядовых солдат. 7 ноября 1917 года большевики совершили успешную революцию в России, названную Октябрьской революцией из-за разницы в русском календаре, который использовался в то время. Большевистское правительство, первоначально находившееся в коалиции с левой фракцией Партии социалистов-революционеров, быстро приняло радикальные меры.Одним из них была публикация секретных договоров между народами, которые подготовили почву для начала войны.

Большевики, понимая, что Россия не может выиграть войну, начали переговоры с Центральными державами о мирном выходе из конфликта. Но немцы вели особенно жесткую игру и воспользовались готовностью России к переговорам, чтобы захватить большую часть российской территории и создать на Украине марионеточное правительство Германии.При поддержке капиталистических держав правые «белогвардейцы» предприняли разносторонние усилия по свержению большевистского правительства, что привело к кровавой гражданской войне. Некоторые из бывших лидеров меньшевиков встали на сторону белогвардейцев, другие примирились с большевиками, а третьи отправились в изгнание, положив тем самым конец социал-демократической (в современном понимании этого слова) политике в России.

Но центральные державы проиграли войну, и австро-венгерские, немецкие и османские турецкие монархии были свергнуты народными восстаниями.Кайзер Вильгельм Германии, император-король Австро-Венгрии Карл и другие второстепенные немецкие правители отправились в изгнание. Какое-то время обе ветви социалистического движения - радикалы и «умеренные» - были на высоте. Социал-демократическая партия создала правительство в Германии под руководством Фридриха Эберта из Социал-демократической партии. Армия и консерваторы согласились на это, отчасти для того, чтобы вовлечь этих «разумных» социалистов в поражение Германии, а отчасти для того, чтобы помешать более радикальным социалистам, которых стали называть спартаковцами, от свержения всего капиталистического строя.Эберт даже не хотел положить конец монархии Гогенцоллернов и заключил сделку с немецкой армией , в соответствии с которой ее привилегированный статус в обществе был бы сохранен. Несколько лет спустя это имело ужасные последствия. Правительство Социал-демократической партии провело различные экономические и демократические реформы, но основная природа немецкого государства была минимально изменена. Чтобы остановить спартаковцев, Эберт объединился с воинскими частями, возвращавшимися с фронта для «поддержания порядка». В конце декабря 1918 года спартаковцы, правые военизированные формирования (Freikorps) и вооруженные силы, союзные правительству Эберта, вели вооруженные столкновения в Берлине и других частях Германии.Спартаковцы были разгромлены, а два самых известных лидера немецких левых, Роза Люксембург и Карл Либкнехт, были убиты человек, человек. Спартаковцы, разорвав все отношения с социал-демократической партией, стали коммунистической партией Германии.

То же самое произошло и в другом месте: «большевистские» силы ненадолго захватили власть в Баварии, а также в Венгрии. Эти «красные» революции также были подавлены, часто при попустительстве социал-демократических партий и политиков.

Третий Интернационал, КОМИНТЕРН и основание коммунизма в Соединенных Штатах.

Успешная революция в России, подавление аналогичных усилий в Венгрии и других странах, а также позорная роль, которую сыграли «умеренные» социалисты в поддержке реакции против революционеров, привели к всемирному расколу социалистического движения. Во многих странах левые крылья существующих социалистических партий отделились от Второго Интернационала.Отколовшиеся «левые» стали называть себя коммунистическими партиями, а термин «социал-демократ» стал применяться к тем партиям, которые сохранили политику Второго Интернационала.

В Соединенных Штатах Америки несколько группировок взяли на себя «коммунистическую» мантию. Основными из них были Коммунистическая партия Америки, членами которой были в основном рабочие-иммигранты и которую возглавлял Чарльз Рутенберг , и Коммунистическая рабочая партия, возглавляемая Джоном Ридом и Бенджамином Гитлоу, в которую входили еще У.С. прирожденные рабочие. В конце концов, недавно созданный КОМИНТЕРН убедил эти две группы объединиться, создав Коммунистическую партию США (КП США), которая существует сегодня. CPUSA и ее предшественники включали левое крыло Социалистической партии, но также привлекали многих людей из анархо-синдикалистских международных рабочих мира (IWW или Wobblies), включая будущих лидеров Коммунистической партии, таких как Джон Рид, Элизабет Герли Флинн и Уильям З. Взращивать. Среди других членов IWW, которые сблизились с Коммунистической партией, были Люси Парсонс и Хелен Келлер.

А какой был КОМИНТЕРН? В 1919 году ряд партий со всего мира встретились в Москве, чтобы создать третий, или коммунистический Интернационал, который будет основан на революционных принципах, от которых отказались большинство лидеров Второго Интернационала. Этот коммунистический интернационал был известен как КОМИНТЕРН. При его основании участвующие стороны установили набор правил для соблюдения. К ним относятся разрыв с политикой реформистских социал-демократических партий, создание и поддержание собственной прессы и защита Советского Союза.КОМИНТЕРН прочно основывался на принципе пролетарского (рабочего интернационализма).

Триумфы и беды КОМИНТЕРНА

За 24 года своего существования КОМИНТЕРН сделал много положительного. Он поддерживал принципы рабочего интернационализма и антиимпериализма, которые были частью марксистской программы с самого начала и особо подчеркивались Лениным. По этой причине коммунистические партии из таких далеких стран, как Южная Африка, Вьетнам и Мексика, активно участвовали в его работе.Он организовал поддержку рабочих и коммунистическую борьбу во многих местах, в первую очередь за Испанскую республику во время гражданской войны в Испании 1936-1939 годов.

С другой стороны, были проблемы. Правила КОМИНТЕРН предписывали присоединяющимся сторонам защищать Советский Союз, но это иногда создавало проблемы для этих партий, особенно когда от них ожидалось, что они будут защищать советское руководство от его внутренних критиков и соперников.

Ленин умер в январе 1924 года, и, как он опасался, возникло острое соперничество между двумя его ведущими товарищами по партии и Советскому правительству.Грузинский коммунист Иосиф Сталин (1878–1953) и Лев Троцкий расходились во взглядах по ряду ключевых вопросов. Один из них заключался в том, как построить Советский Союз, учитывая, что он возник в относительно отсталой стране с низким уровнем индустриализации и промышленным рабочим классом, численность которого значительно превосходила крестьянство. Во время Октябрьской революции Ленин и все его коллеги ожидали, что социалистические революции произойдут по крайней мере в одной крупной промышленно развитой капиталистической стране, которая затем могла бы помочь России в индустриализации.Этого не произошло. Затем Ленин отказался от наиболее радикальных целей своего правительства и вступил в фазу, названную Новой экономической политикой (НЭП ), которая сделала широкие уступки крестьянам, другим мелким производителям и некоторым капиталистам с идеей поощрения деятельности, которая способствовала бы укреплению экономики. экономические силы страны. Сталин был склонен продолжать эту политику после смерти Ленина, то есть «строить социализм в одной стране». Троцкий, с другой стороны, считал, что советские коммунисты не должны пытаться строить страну на уступках типа нэпа и должны делать больше для содействия революциям в других странах; это была его идея « перманентной революции ».

Конфликт между Сталиным и Троцким, который приобрел также личное измерение, вызвал раскол в Коммунистической партии Советского Союза, в котором преобладала группа Сталина. Троцкий и многие его последователи были исключены из советской партии, а затем подверглись репрессиям. Я

Политика КОМИНТЕРНа в Китае вызвала некоторое беспокойство со стороны китайских коммунистов , которых не устраивали тесные отношения представителей КОМИНТЕРН в их стране с партией Гоминьдан Чан Кай-Ши.

На Шестом съезде КОМИНТЕРНА, , состоявшемся в Москве в 1928 году, был принят ошибочный анализ революционного потенциала капиталистических стран. Сегодня это называется «третьим периодом». Это был ультралевый уклон, согласно которому капитализм во всем мире вступал в свою третью стадию и окончательный кризис, и что социалистическая революция неизбежна повсюду. Тактический вывод заключался в том, что все партии КОМИНТЕРНА должны готовиться к неминуемым повстанческим действиям, порвать и резко осудить все тенденции в рабочем движении, которые не согласны с тем, что революция должна возглавляться ими.Любые отношения с социал-демократическими партиями должны были быть прекращены, и эти партии должны были быть объявлены «социал-фашистами». Эта сектантская ошибка имела очень плохие последствия во многих местах, включая, например, Германию, где было труднее сформировать единый фронт для блокирования Гитлера и его нацистов.

Но после прихода Гитлера к власти (вслед за Муссолини, захватившим власть в Италии в 1920-х годах) и по мере того, как фашистские группировки набирали силу по всей Европе, КОМИНТЕРН предпринял резкие корректирующие действия.Генеральный секретарь КОМИНТЕРН Георгий Димитров (1882-1949), выступая на Седьмом Конгрессе КОМИНТЕРНА в 1935 году, подчеркнул необходимость развития единого фронта со всеми силами, готовыми выступить против фашизма, как в массе рабочего класса. уровне и на уровне отношений между политическими партиями. Переход от сектантского ультралевого движения «третьего периода» к призыву «Народного фронта» к единству против фашизма было непростой задачей, но его поддержали все партии КОМИНТЕРНА.

Между тем коммунистические партии Германии, Италии и других стран с правыми или фашистскими правительствами были полностью запрещены, хотя многие из них продолжали действовать тайно.

Гражданская война в Испании

Серьезное испытание для политики народного фронта Коминтерна вскоре возникло с началом гражданской войны в Испании в июле 1936 г. исходя из собственного анализа и в соответствии с политикой КОМИНТЕРН, приоритетом было подавление восстания, а не свержение центристского республиканского правительства.Некоторые из крайне левых сочли это предательством, но крайняя жестокость повстанческих войск во главе с генералом Франсиско Франко Бахамонде (1892-1975) и вступление нацистской Германии и фашистской Италии в конфликт на стороне Франко продемонстрировали обоснованность подхода испанских коммунистов. Весь КОМИНТЕРН (все коммунистические партии, включая Коммунистическую партию США ) организовал поддержку Испанской республики. Хотя республика потерпела поражение (и многие коммунисты США и другие левые, которые ее защищали, позже были преследованы в рамках маккартизма как « преждевременных антифашистов » - вопрос гордости, а не позора для большинства), это можно рассматривать как высокий точка КОМИНТЕРНА.

Вторая мировая война

В августе 1939 года Советский Союз и нацистская Германия подписали так называемый «пакт Молотова-Риббентропа». Это был пакт о ненападении между двумя странами, который также включал фактический раздел Польши. Многие коммунистические партии мира, которые делали упор на борьбу с фашизмом, были ошеломлены этим и считали, что должны похвалить соглашение. Это нанесло ущерб репутации коммунистов в ряде стран и создало для них проблемы с законом в некоторых, например во Франции, где Коммунистическая партия была немедленно запрещена .Если гражданскую войну в Испании можно рассматривать как высшую точку КОМИНТЕРНА, то пакт Молотова-Риббентропа, возможно, был последней точкой.

В июне 1941 года Германия напала на Советский Союз, и союзники Германии вскоре последовали ее примеру, объявив войну собственными силами. И снова защита Советского Союза от фашизма стала высшим приоритетом для партий КОМИНТЕРН. В Соединенных Штатах Норман Томас (1884-1968), лидер Социалистической партии Америки, первоначально выступал против участия США в войне, хотя позже он изменил свое мнение по этому поводу.

В странах, оккупированных нацистской Германией, таких как Франция, Италия и Греция, коммунистические партии, работая с другими антифашистами, сыграли важную роль в организации вооруженного сопротивления, которое нанесло серьезные удары нацистам и местным коллаборационистам.

Конец КОМИНТЕРНА

В разгар Второй мировой войны КОМИНТЕРН решил ликвидировать себя . Решение было объявлено 15 мая 1943 года (Коммунистическая партия США также потребовала отделения от КОМИНТЕРНА в 1940 году, и это было одобрено органом).Причины, по которым был распущен КОМИНТЕРН, были в высшей степени практичными и соответствовали анализу народного фронта, представленному Димитровым на 7-м Конгрессе в 1935 году. «… Задолго до войны становилось все более очевидным, в той степени, что усложнялось как внутреннее, так и международное положение отдельных стран, решение проблем рабочего движения каждой отдельной страны через какой-либо международный центр натолкнулось бы на непреодолимые препятствия ».Так что теперь коммунистические партии мира могли свободно создавать свои собственные объединенные фронты и союзы и использовать другую тактику, которая, по их оценке, лучше всего соответствовала ситуации в каждой из их стран.

Холодная война, маккартизм и репрессии

Ценой миллионов жизней, огромных страданий и экономических потерь, а также с учетом наиболее важной и героической роли Советского Союза, была выиграна Вторая мировая война, а европейский фашизм сокрушен почти повсюду (кроме Испании и Португалии).Социалистические правительства пришли к власти в Восточной Германии (ГДР), Польше, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Югославии и Албании, и коммунистические движения сильно возродились в Италии и Франции.

По всей Европе и за ее пределами коммунистические партии, независимо от того, действовали они на законных основаниях или нет, продолжали стремиться к гораздо более широкому массовому присутствию в профсоюзах, во всех других видах народных организаций в политике, включая избирательную и законодательную области, а также в журналистике. культура и искусство.Это опровергает распространяемую некоторыми идею о том, что коммунистические партии были (и территорией) закрытыми группами заговорщиков.

Очень быстро период, названный «холодной войной», когда империализм стремился остановить, при необходимости, силой, любые дальнейшие успехи социализма, оказался в центре внимания Соединенных Штатов и других крупных капиталистических правительств. Создание НАТО (Организации Североатлантического договора) имело эту цель, и этому сразу же противостоял оборонительный Варшавский договор. Империалистические державы, видя возможность триумфа левого правительства в Греции, кровопролитно вмешались на стороне правой монархии в этой стране.

В Соединенных Штатах Генеральный секретарь Коммунистической партии США Эрл Браудер, который также был важной фигурой в работе КОМИНТЕРН, сделал просчет относительно будущего развития событий. Он развил идею о том, что капиталистически-социалистическое сотрудничество, которое поддерживалось для подавления фашизма во время войны, может продолжаться бесконечно, и что благодаря такому сотрудничеству социализм может быть достигнут и в Соединенных Штатах. В мировом коммунистическом движении и в U.S. party, резкая негативная реакция на позицию Браудера и его действия по роспуску Коммунистической партии США и замене ее «Коммунистической политической ассоциацией». Стало ясно, что альянс во время Второй мировой войны сменится усилением враждебности основных капиталистических держав к Советскому Союзу и коммунистическому движению, Коммунистическая партия США удалила Браудера с поста лидера и исключила его из партии в 1946 году.

Революции в Китае, Корее и Вьетнаме; Корейская война

Поражение японского империализма в Восточной Азии открыло двери для великих революционных изменений в Китае, Корее и Вьетнаме.Во всех трех странах коммунистические партии стали могущественными благодаря своей решительной борьбе с японской армией, получив поддержку миллионов рабочих и крестьян. Но ни одна из этих трех стран не была развитой индустриальной державой, поэтому в каждом случае ранний опыт Советского Союза, а именно приход к власти коммунистической партии, происходил в стране, которая все еще была в основном аграрной и где крестьяне численно превосходили промышленных рабочих. Это имело глубокие последствия для пути развития социализма в каждой из этих азиатских стран.Но в Корее и Вьетнаме империалистическая интервенция закончилась расколом стран, при этом коммунистические партии в каждом случае находились у власти на севере, а контролируемые империалистами правые правительства на юге подготовили почву для корейской и вьетнамской войн соответственно.

Маккартизм и преследование коммунистов

В Соединенных Штатах, начиная с конца 1940-х годов, и, в меньшей степени, в некоторых других странах, окончание союза между СССР и Западом во время Второй мировой войны ознаменовало начало эпохи очень резких преследований коммунистов и рабочего движения в целом. .Иногда это называют «маккартизмом» из-за выдающейся роли, которую играют США. Сенатор Джозеф Маккарти от Висконсина, но в него входили многие другие важные фигуры и государственные органы. Двумя наиболее важными из них были Комитет Палаты представителей по антиамериканской деятельности (HUAC) и Подкомитет Сената по внутренней безопасности, которые посвятили себя искоренению коммунистов и подозреваемых в сочувствии правительству, ключевых отраслях промышленности, а также художественной и культурной сферах. Были приняты законы, запрещавшие коммунистическую партию во многих штатах, коммунисты были изгнаны из профессии учителя (в том числе на университетском уровне), лидеры Коммунистической партии США были заключены в тюрьму под различными предлогами, а карьера и жизнь были разрушены.Центральным элементом маккартизма была в значительной степени успешная попытка изгнать коммунистов из рабочего движения. T he Taft-Hartley Закон 1947 года нанес серьезный ущерб профсоюзам нашей страны и правам рабочих США во многих отношениях. Это нанесло удар обоим профсоюзам и левым, заставив профсоюзных чиновников подписывать письменные показания о том, что они не являются членами Коммунистической партии США. Профсоюзы, которые удерживали людей, которые отказывались подписывать такие показания под присягой, на руководящих должностях, утратили многие из своих законных прав. Во многих случаях коммунисты, занимавшие должности в профсоюзах, в построении которых, по сути, сыграла важную роль Коммунистическая партия США, считали, что лучше уйти из руководства своего профсоюза, чем ставить под угрозу его будущее.Используя эти и другие методы, правящему классу и правительству удалось вбить клин между Коммунистической партией и ее социальной базой в рабочем классе, нанеся ущерб, на устранение которого потребовались десятилетия.

Смерть Сталина и хрущевская речь 1956 года

Иосиф Сталин умер 5 марта 1953 года. В последовавшей за этим борьбе за власть в советском партийном и правительственном руководстве ставленник Сталина Никита Сергеевич Хрущев стал первым секретарем Коммунистической партии и советским премьером.На 20-м съезде Коммунистической партии Советского Союза в 1956 году Хрущев выступил с речью «О культе личности и его последствиях», , в которой он осудил многие действия правительства и партии в сталинский период. . Было освобождено большое количество политических и неполитических заключенных, и были проведены реформы, направленные на улучшение материального уровня жизни советского населения.

Так называемая «Тайная речь» на 20-м съезде партии имела огромное влияние на другие коммунистические страны Восточной и Центральной Европы: Польшу, Германскую Демократическую Республику, Румынию, Венгрию, Чехословакию, Болгарию, Югославию и Албанию.В некоторых из этих стран, в первую очередь в Польше и Венгрии, разоблачения привели к уличным протестам, а в ряде стран старое руководство, которое было близко к взглядам Сталина, было заменено новыми лидерами, которые его отвергли.

Речь Хрущева и связанные с ней события в Советском Союзе также вызвали волнения в коммунистических партиях за пределами социалистического блока.

«Китайско-советский раскол».

После того, как Народно-революционная армия Мао Цзэдуна свергла У.С. поддерживал гоминьдан Чан Кайши из Китая в 1949 г. Китайская Народная Республика получила значительную помощь в развитии от Советского Союза. Однако в отношениях между двумя социалистическими гигантами дела шли не совсем гладко. Были давние территориальные споры, уходящие корнями в старые царские времена; они были частично урегулированы Советским правительством, но не полностью. Существовали разногласия по поводу роли крестьян по сравнению с рабочими в строительстве социализма.А после речи Хрущева в 1956 году Мао Цзэдун и его китайские товарищи начали подозревать, что советское руководство собирается продать мировое коммунистическое движение в пользу менее конфронтационной позиции по отношению к Соединенным Штатам и другим капиталистическим державам. Таким образом, китайское руководство позиционировало себя как истинных защитников наследия Ленина и Сталина, а советское руководство было осуждено как «ревизионистов». В последующем споре только одна небольшая восточноевропейская социалистическая страна, Албания, встала на сторону Китая.Чрезвычайно крупная коммунистическая партия Индонезии сделала то же самое. В ряде капиталистических стран произошел раскол внутри неуправляющих коммунистических партий

Кубинская революция вселяет надежды на социализм

1 января 1959 года повстанческие отряды во главе с аргентинско-кубинским революционным марксистом Эрнесто «Че» Гевара вошли в Гавану, Куба, после победы над силами поддерживаемого США диктатора Фульхенсио Батисты. Новый премьер-министр, а затем и президент Кубы Фидель Кастро Рус, Че и их товарищи отбили попытки Соединенных Штатов подавить кубинскую революцию с помощью экономической блокады, саботажа и вторжения.После прекращения торговли США Куба установила тесные экономические связи с Советским Союзом и восточноевропейским социалистическим блоком.

Впервые в истории реальное правительство под руководством коммунистов смогло утвердиться в Западном полушарии и удержать власть - в 90 милях от Соединенных Штатов. Сам факт этого, а также динамичный и новаторский путь, которым кубинцы приступили к построению социализма, послужили большим стимулом для коммунистов и левых социалистов во всем мире. В каждой стране Латинской Америки и за ее пределами коммунисты и левые социалисты начали обращать пристальное внимание на кубинский опыт в поисках идей о том, как оживить социалистический проект.И кубинские революционеры возродили идею о том, что социализм действительно может повсюду победить капитализм.

Еврокоммунизм

Начиная с середины 1970-х годов, ряд коммунистических партий, в основном в Европе, развили переориентацию на марксистские и ленинские концепции природы государства в капиталистическом обществе. Лидер Коммунистической партии Испании Сантьяго Каррильо, в частности, за развитие этой «еврокоммунистической» тенденции с его книгой 1977 года « Еврокоммунизм и государство ».Еврокоммунистическая позиция заключалась в том, что, хотя государство продолжало оставаться механизмом классового господства, оно могло быть «демократизировано» до такой степени, что могло стать инструментом перехода от капитализма к социализму. Фактически, все коммунистические партии в капиталистических странах почти всегда боролись за демократию в рамках институтов капиталистического общества; Каррильо и еврокоммунисты пошли дальше, и концепция классовой борьбы как пути к социализму, как правило, недооценивалась, а мультиклассовые союзы, работающие в рамках государственного аппарата, преувеличивались.В партиях, принявших самые крайние версии еврокоммунизма, усилились ликвидаторские тенденции. Это привело к окончательному роспуску некогда огромной итальянской коммунистической партии и столь же могущественной мексиканской коммунистической партии. Испанская коммунистическая партия и другие партии выжили и изменили свою политику в сторону от крайностей еврокоммунизма, но несколько других партий в конечном итоге распались, раскололись или значительно снизили влияние.

Распад Советского Союза и социалистических государств Восточной Европы

В течение 1970-х и 1980-х годов накопление экономических, социальных и других проблем создало высокий уровень нестабильности в Советском Союзе и других социалистических государствах Восточной и Центральной Европы.

В конце 1980-х Михаил Горбачев, генеральный секретарь; Коммунистическая партия Советского Союза с 1985 по 1991 год провела ряд радикальных реформ, которые охватили способ управления страной, отношения между Коммунистической партией и Советским государством и отношения Советского Союза с другими странами Востока. Европейские социалистические государства. Коммунистической партии Советского Союза Горбачев начал развертывать программу реформ, получившую широкое признание как «гласность» (открытость) и «перестройка» (реструктуризация).Это повлекло за собой больше свободы, но также и большую свободу для руководителей социалистических государственных предприятий вести себя как капиталистические генеральные директора и участвовать в строительстве империи и личном обогащении. Люди, облеченные властью и влиянием в Коммунистической партии Советского Союза, начали открыто продвигать антикоммунистические позиции. Ведущие партийные деятели, такие как Борис Ельцин, глава Коммунистической партии в столице страны, Москве, предприняли агрессивные усилия не для улучшения или реформирования, а для демонтажа социализма в стране Октябрьской революции.Ельцин и его союзники также продвигали русский национализм, позицию, которую разделяли националистические движения в нескольких республиках, входящих в состав Советского Союза. Попытки повернуть вспять этот толчок к восстановлению капитализма были встречены с силой.

В конце 1980-х годов социалистические государства распались в Албании, Болгарии, Чехословакии, (Восточной) Германской Демократической Республике, Венгрии, Польше, Румынии и Югославии. То же самое произошло в Монголии, но Китай, Куба, Лаос, Корейская Народная Республика и Вьетнам остались под социалистическим лидерством и сохраняют его по сей день.

Конец Советского Союза наступил в 1991 году, когда Коммунистическая партия потеряла власть, и страна распалась на входящие в нее республики. Чехословакия распалась на Чехию и Словакию, а Югославия распалась на Боснию и Герцеговину, Хорватию, Македонию, Черногорию и Сербию. Распад Югославии сопровождался жестокими войнами и «этническими чистками».

Во многих из этих государств бывшие коммунистические партии преобразовались в социал-демократические партии, в то время как более традиционные коммунистические элементы отделились от них и образовали свои собственные партии.Сильные фашистские движения проявились в ряде государств бывшего социалистического блока, и коммунистические партии и их члены подвергались репрессиям. Партии и их символика были запрещены, на их лидеров и членов совершались юридические и незаконные нападения. Активы коммунистических партий, в том числе Коммунистической партии Советского Союза, были конфискованы и стали частью состояния новых суперкоррумпированных «олигархов».

Крупные империалистические государства, в особенности Соединенные Штаты, не замедлили заняться «ловлей рыбы в мутной воде».Американские корпорации, некоммерческие организации и государственные организации ворвались в бывшие социалистические государства, продавая им неолиберальный перечень товаров, основанный на предполагаемых магических силах «свободной» торговли, приватизации и жесткой экономии.

Возрождение социализма

Крах Советского Союза и государств Восточной Европы, возглавляемых социалистами, стал ужасным ударом для рабочего класса во всем мире. Это привело некоторых апологетов капитализма к триумфальной позиции, согласно которой социализм и коммунизм были несбыточными мечтами, что история «закончилась» и что капитализм должен остаться навсегда.Через несколько лет ошибочность такого отношения стала обнаруживаться в ходе событий на местах. Агрессивное навязывание правящим классом и его политическими агентами неолиберальной программы сфальсифицированной, дружественной корпорациям «свободной» торговли, приватизации и репрессий вызвали обратную реакцию, которая привела к организации и мобилизации боевиков на низовом уровне во многих странах, а также к возрождению рабочий класс и народные силы начали добиваться тактических побед. «водных войн» в Боливии в начале 21 века и избрание левого радикала Уго Чавеса президентом Венесуэлы в 1998 году, а также восстановление социалистической Кубы после кризиса, вызванного распадом Советского Союза и Востока. Европейские социалистические государства вновь пробудили в Латинской Америке интерес и активность к социалистической идее.

Выборы левых правительств, некоторые из которых преследовали явно социалистические цели, в Аргентине, Боливии, Бразилии, Чили, Эквадоре, Сальвадоре, Гайане, Гондурасе, Никарагуа, Парагвае, Уругвае, Венесуэле и Сент-Винсенте и Гренадинах представляли огромную вызов империалистическому мировому порядку. Еще более опасной для капитализма была работа этих правительств по созданию механизмов экономического и политического сотрудничества, не зависящих от США, Western Union, Всемирного банка или Международного валютного фонда.

В настоящее время «боливарианская розовая волна» левых правительств переживает трудности, и левые утратили власть в ряде важных стран, но мобилизованная социальная база в каждой стране для программы социальной справедливости, которая явно или неявно основанная на социалистических концепциях, продолжает расширяться, а не сокращаться. Коммунистические партии в регионе остаются чрезвычайно активными в этом международном движении и работают вместе с другими левыми и социалистами через группы, такие как Sao Paulo Forum , чтобы бороться против империализма и правых.

И это не только в Латинской Америке. Конец эпохи апартеида в Южной Африке и избрание президентом Нельсона Манделы в 1994 году позволили Южноафриканской коммунистической партии Южноафриканской коммунистической партии y значительно расширить свою работу с рабочим классом и массами этой страны, в результате чего теперь она насчитывает сотни тысяч членов и является важной силой в политике и правительстве страны.

Хотя КОМИНТЕРН больше нет, группа из 115 коммунистических и рабочих партий проводит регулярные собрания для сравнения стратегий под эгидой. В некоторых странах, где коммунистические партии распались, они возрождаются; в других регионах, в том числе в Соединенных Штатах, коммунистические партии переживают резкий рост членства.

В будущее: социализм или варварство

Человечество не может так продолжаться. Ухудшение природной среды и крайне неудовлетворительные условия жизни, которые капиталистический способ производства создал во всем мире, пробуждают повсюду мечту о мире, основанном на любви и сотрудничестве, а не на эгоизме и соперничестве между собаками и собаками. словом без эксплуататоров и эксплуататоров - словом, социалистический мир.

Наша задача - создать такой мир для наших детей и детей наших детей.

Это эссе адаптировано из устной версии, представленной автором Национальной партийной школе Коммунистической партии США в августе 2018 года.


СОСТАВИТЕЛЬ

Коммунизм - обзор | Темы ScienceDirect

Идея

Идеи коммунизма возникли с древних времен и присутствовали на протяжении Средних веков, эпохи Возрождения, Просвещения и Французской революции.Сторонники коммунизма прибегали к моральным или экономическим аргументам в пользу необходимости организации обществ как сообществ, владеющих средствами производства и потребления. Эти идеи были приняты некоторыми социалистами в XIX веке. Маркс и Энгельс опубликовали свой « Коммунистический манифест » (1848 г.). Для обоснования своих идей Энгельс опирался на тогдашние исследования примитивных обществ как представителей бесклассовых сообществ (естественное состояние общества было нарушено разделением на социальные классы).

Однако в XIX веке понятия социализма и коммунизма иногда использовались как синонимы. Когда во многих странах развивалась социал-демократия, социалисты почти никогда не использовали понятие коммунизма, тогда как анархисты прибегали к нему время от времени (анархокоммунизм Кропоткина).

Коммунистические идеи приобрели новое значение с 1918 года. Они стали эквивалентом идей марксизма-ленинизма, то есть интерпретации марксизма Лениным и его последователями.Поддерживая конечную цель, а именно создание сообщества, владеющего средствами производства и обеспечивающего каждого из его участников потреблением «в соответствии с их потребностями», они выдвинули признание классовой борьбы как доминирующего принципа общественного развития.

Кроме того, рабочие (т. Е. Пролетариат) должны были выполнять миссию восстановления общества. Проведение социалистической революции во главе с авангардом пролетариата, то есть партией, было провозглашено исторической необходимостью.Более того, пропагандировалось введение диктатуры пролетариата и ликвидация враждебных классов.

Некоторые исследователи подчеркивали квазирелигиозный элемент коммунистических (и ранее социалистических) идей (Muravczik, 2002). В последующие десятилетия коммунистические идеи, с одной стороны, подвергались догматизму, а с другой - текущему политическому давлению. Первостепенное значение придавалось «классикам», а именно Марксу, Энгельсу и Ленину, а также Сталину во время его правления.Считалось, что только более поздние «классики» (то есть Ленин и Сталин) имели право исправлять и дополнять взгляды более ранних «классиков».

Коммунистическая идеология была расширена за счет включения новых компонентов, таких как образцовая роль СССР и «принцип обострения классовой борьбы параллельно строительству социализма» (Сталин), который был поставлен под сомнение после 1953 года. затем были добавлены идеи мирного сосуществования социализма и капитализма, а также идеи мирного перехода к социализму.

Выявились некоторые различия между коммунистическими идеями, одобренными в СССР и советском блоке; в Югославии, где социальные и экономические аспекты самоуправления рассматривались как важные черты коммунистической идеологии; и в Китае, где маоизм стал революционной идеологией подавляемого «третьего мира», направленной против капиталистических мегаполисов (Харрисон, 1972), а также «деревенской партизанской революции». Некоторые западноевропейские страны поддержали идеологию еврокоммунизма, то есть перехода к социализму, который соблюдал все правила демократии и отказался от диктатуры пролетариата.

В целом идеология постепенно теряла силу в странах, управляемых коммунистами, особенно в советском блоке. Гораздо большее значение этой идеологии придавали группы, выступавшие против коммунизма советского образца. В конце 1960-х годов некоторая среда «новых левых» в Европе и Америке сформулировала идеи коммунистической спонтанности, которые противоречили капитализму и бюрократическому коммунизму.

Многие исследователи рассматривали коммунистические идеи в основном как одну из интерпретаций марксизма.Поппер (1945) писал о разделении марксистов на радикальное (коммунистическое) и умеренное (социал-демократическое) крылья. Валицкий (1995) утверждал, что ленинизм и сталинизм «были доминирующими формами марксистской идеологии двадцатого века». В своей работе по марксизму Колаковский (1978) рассматривал идеи ленинизма как одну из интерпретаций марксизма, однако в некоторых областях он видел в них отход от первоначальных взглядов Маркса. Еще более четкое отделение коммунистических идей от марксизма было проведено Фюре (1999).Хотя он не отрицал, что эти идеи произошли от марксизма, Фюре указал на другие источники происхождения, такие как идеи русского народничества.

После крушения коммунистического режима в европейских странах коммунистическая идеология потеряла свою популярность. Коммунистическая партия в России связала свою идеологическую традицию марксизма-ленинизма с очень сильными национальными, а иногда и религиозными православными элементами (март 2002 г.). В Китае официально поддерживаются идеи Маркса, Ленина и Мао, но они не играют важной роли в повседневной пропаганде Коммунистической партии.Политические лидеры иногда говорят об этих идеях, но с интерпретацией, позволяющей адаптировать их к «социализму с китайскими особенностями», и они устранили формулу классовой борьбы как препятствие на пути экономического развития Китая (Chan, 2003). В Китае, как и во Вьетнаме и на Кубе, на коммунистические идеи глубоко влияют национальные эмоции, а в азиатских странах - отсылка к конфуцианской традиции. Национализм и до некоторой степени расизм присутствуют в идеологии самодостаточности так называемого чучхе в Северной Корее (Myers, 2010).

Есть некоторые интеллектуалы, которые поддерживают тезис о жизнеспособности коммунистических идей и их важности для будущей формы человеческих отношений, альтернативы капитализму. В качестве ключевого вопроса они уделяют внимание созданию эгалитарного общества. Как правило, эта риторика избегает оценки коммунистических идей, проповедуемых в странах «реального социализма».

Евроцентризм и коммунистическое движение

Роберт Биль Евроцентризм и коммунистическое движение прослеживает историю евроцентрических - и антиевроцентрических - течений в марксистско-ленинской традиции, утверждая, что это искажение было ключом к развитию и распространению ревизионизма и, в конечном итоге, к провалам коммунистического проекта в двадцатом веке.

Произведение интеллектуальной истории, Евроцентризм и коммунистическое движение исследует взаимосвязь между европоцентризмом, отчуждением и расизмом, отслеживая при этом различные идеи об империализме, колониализме, «прогрессе» и неевропейских народах, с которыми они столкнулись. революционерами как в колонизированных, так и в колонизирующих странах. Выявляя расистские ошибки и антирасистские идеи в этой истории, Биль раскрывает вековую борьбу за утверждение центральной роли наиболее эксплуатируемых в борьбе против капитализма.

Исследуются роли ключевых фигур марксистско-ленинского канона - Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Мао - в этой борьбе, а также роли других, чьи работы могут быть менее знакомы некоторым читателям, например Султан Галиев, Ламин Сенгор, Линь Бяо, Р.П. Датт, Самир Амин и другие.

Евроцентризм и коммунистическое движение был написан в контексте упадка британского маоистского движения в конце 1980-х годов. Как объясняет Роберт Биль в своем предисловии к этому новому изданию,

: «Работа была ответом на сильное осознание того, что важной задачей было построение марксистской теории политической экономии, которая могла бы отражать реальные отношения в современной мировой системе.Это была конструктивная задача, но, прежде чем мы смогли ее выполнить, нам также пришлось выполнить отрицательную задачу - задачу по сносу: выявить и устранить блокировку, которая стояла на нашем пути. Эта блокировка была тем, что мы определили как евроцентризм, тенденцию, которая заключила теорию в экономические и механические рамки, отрицая реальную динамику истории, в которой мир за пределами основных европейских держав всегда играл такую ​​важную роль и продолжает играть до сих пор. форма освободительного движения против всех форм угнетения и неоколониализма.

«На основе исследования, проведенного в текущей книге, я почувствовал, что могу начать конструктивную задачу, отраженную в моей книге Новый империализм (2000). В этой книге я стремился показать, что Поверхностная консолидация мирового капитализма (тогда еще находившаяся в несколько триумфальной фазе) была основана на обострении фундаментальных противоречий капитализма - на разрушении человеческих ресурсов и физической среды - и что различные формы отчуждения, подчеркнутые Марксом, все еще присутствуют в полной мере. и, в частности, что мировой порядок остается глубоко расистским.В моей последней книге Энтропия капитализма (2012) я описал систему, которая сейчас начинает распадаться под действием этих противоречий. В этом смысле евроцентризм и коммунистическое движение образует начало трилогии, наиболее деструктивной и явно полемической части, направленной на расчистку территории ».

В погоне за этим« деструктивным », антирасистским и антиколониальным Цель, Биль внес важный вклад в понимание развития марксистской мысли в XIX и XX веках, что имеет стратегические последствия для нашего нынешнего революционного проекта:

«Снижающийся капитализм кажется заключенным в смертельные объятия с симптомами собственного распада. .Идя в могилу, он полон решимости утащить за собой человечество. Обратить эту тенденцию вспять - задача, стоящая сейчас перед левыми. ... Там, где система маргинализирует периферию, исключенных, мы должны поместить их в центр картины. ... Не факт, что радикальные силы смогут воспользоваться этим шансом и спасти человечество. Но если оно вооружено историческим пониманием, которое определяет наиболее угнетаемые и наиболее творческие силы, оно действительно будет готово принять вызов.«

Что говорят люди:

« Евроцентризм и коммунистическое движение Роберта Биля и коммунистическое движение - это сознательная и хорошо проработанная попытка представить евроцентризм как колониальный, расистский и социал-шовинистический менталитет и явление. Он осуждает эту проблему. как переоценка европейского развития и влияния под рубрикой `` прогресса '', обесценившая историю и динамику угнетенных народов и наций, подчинившая их революционную роль и устремления европейским государствам и промышленному пролетариату и, по сути, выступая за колониализм, работорговлю и вся череда последствий, вплоть до неоколониализма и неолиберализма.- Профессор Хосе Мария Сисон, председатель Международного координационного комитета Международной лиги борьбы народов

«Биль бросает вызов не только европоцентризму, но и соответствующему экономическому детерминизму, который часто ограничивал масштабы и охват радикальных левых социальных движений. Я поймал себя на мысли о знаменитой фразе, приписываемой итальянскому марксисту Антонио Грамши, о том, что «... правда всегда революционна». К чему я бы добавил, независимо от того, насколько сложной задачей может быть обращение к ней.- Билл Флетчер-младший, соавтор книги «Расколотая солидарность» ; синдицированный обозреватель

«Давно назревшее второе выступление, поскольку это был самый выдающийся вклад в неоднозначную историю антиревизионистского движения в Великобритании ... захватывающее, плодотворное исследование для развития необходимости конкретизировать и актуализировать общие тезисы, принятые в 1960-е ». —Сэм Ричардс, Энциклопедия антиревизионизма Интернет

Об авторе:
Роберт Бил преподает политическую экологию в Университетском колледже Лондона и является автором Новый империализм и Энтропия капитализма .Он исследует теорию систем и проводит обширную практическую программу по городскому сельскому хозяйству.

Что такое коммунистическая партия?

Коммунистическая партия - единственная официальная политическая организация, разрешенная советской конституцией. Весь контроль над политической и экономической жизнью в Советском Союзе сосредоточен в его руках. Это высший источник власти, мозг правительства, объединяющая связь в стране бесконечного разнообразия.

Конституция 1936 года дает гражданам право объединяться в различные организации под руководством коммунистов - профсоюзы, кооперативные ассоциации, молодежные, спортивные и оборонные организации, а также культурные и научные общества.Все они могут выдвигать кандидатов на выборах в Советы. Но он не позволяет создавать политические группы, кроме Коммунистической партии, которую он описывает как «авангард трудящихся в их борьбе за укрепление и развитие социалистического строя». Сам Сталин заявил в 1936 году, что конституция не меняет позиции Коммунистической партии.

Таким образом, Советский Союз является однопартийным государством, а это фактически означает однопартийную диктатуру. В то время как граждане, не являющиеся членами партии, могут быть избраны в государственные органы, Коммунистическая партия контролирует все основные законодательные и административные органы, а лояльные члены партии занимают многие ответственные политические и экономические посты.Партия формулирует все важные стратегии, которые затем претворяются в жизнь законодательными и административными механизмами государства. Следовательно, между правительством и партией не может возникнуть конфликта, хотя формально они не объединены.

По данным на 1938 год, Коммунистическая партия, организация и функции которой не описаны конституцией, насчитывала около 2 500 000 членов из 170 000 000 населения. К 1943 году их число возросло до 4 600 000. Относительно небольшое количество членов отчасти объясняется жесткими требованиями к приему, отчасти поисковым контролем, осуществляемым партийными должностными лицами посредством периодических расследований.

Настоящее место власти

Ядром партийной организации является партийное подразделение, которое должно включать не менее трех членов партии и может быть сформировано на заводе, в деревне или в офисе. Подразделения партии избирают делегатов тайным голосованием в ряд партийных органов, достигая вершины пирамиды Всесоюзного съезда партии, высшего органа власти. Этот орган, согласно уставу партии, собирается каждые 2 года. Однако с 1939 года Конгресс не проводился.

Между сессиями Конгресс делегирует свои полномочия центральной комиссии, которую избирает тайным голосованием. Центральный комитет, состоящий из 71 члена, в свою очередь избирает секретариат, организационное бюро (Оргбюро) , на которое возлагаются административные функции, и политическое бюро (Политбюро) из 9 членов. Политбюро занимается разработкой партийной политики и является реальным источником власти и власти в Советском Союзе.

Члены Политбюро назначаются тайным голосованием в центральном комитете Коммунистической партии. Но на практике их выбор определяется Сталиным, генеральным секретарем партии с 1922 года и самим членом Политбюро . Хотя Сталин не занимал важных постов в правительстве до 1941 г. - когда, подобно Ленину в первые годы правления режима, он стал премьер-министром, - он долгое время оказывал решающее влияние на политику как партии, так и правительства.

Все фундаментальные проблемы партийной и правительственной политики впервые обсуждаются в Политбюро , , заседания которого закрыты для публики. Такие далеко идущие разработки, как пятилетки, «ликвидация» кулаков, и проект пересмотра конституции, исходили не от органов Советской власти, а от Политбюро партии. . Там они были фактически сформулированы Сталиным и его ближайшими соратниками.Это преобладание партии над правительством, как уже указывалось, означает, что между ними нет и не может быть политического конфликта. Все ведущие советские чиновники являются членами партии, в то время как большинство членов Политбюро занимают ответственных руководящих должностей.

«Партийная линия»

Устав партии предусматривает свободу обсуждения спорных вопросов. Однако после принятия решения партийная дисциплина требует прекращения обсуждения.В этой связи все партийные органы, а также коммунистические группы в беспартийных организациях (советы, торговые или профессиональные союзы и кооперативные ассоциации) должны немедленно выполнять постановления партии или, говоря простым языком, следовать «линии партии». Несогласные как правых, так и левых, например Рыков и Троцкий, были сурово наказаны. Было бы нечестно, если бы мы не упомянули террор российской тайной полиции, чистки и концентрационные лагеря. Таким образом, советская политическая система сильно отличается от нашей.В отличие от нашей двухпартийной системы, при которой партия меньшинства свободно выражает политическую оппозицию, у русских однопартийная диктатура. Он допускает значительную экономическую и культурную автономию, но не терпит политической оппозиции.

Из EM 46: Наш русский союзник (1945)

Красный век: Взлет и закат глобального коммунизма

Ровно прошло столетие с тех пор, как коммунисты впервые пришли к власти.Это произошло в России, развалившейся после трех лет мировой войны и свержения царя Николая II за восемь месяцев до этого. Мало кто за пределами России думал, что коммунистическое правительство может просуществовать долго. Но на самом деле «Октябрьская революция» была авангардом - если использовать излюбленный коммунистический термин - всемирного движения, которое вдохновляло миллионы во всем мире и отталкивало миллионы других.

Чистый коммунизм теоретически повлечет за собой общую собственность на средства производства и увядание государства.Неудивительно, что этого так и не удалось достичь. Но идеология, обещавшая свергнуть власть капитала, и искажения, которые накопление капитала произвело на общество, привлекли последователей из Кореи на востоке и Кубы на западе. Его приверженцы считали, что построение коммунизма требует искоренения капиталистических убеждений и очищения от тех, кто придерживался буржуазного или контрреволюционного образа мышления. Многие миллионы были отправлены в лагеря для заключенных, и еще миллионы умерли от голода, разоблачений и пуль палачей в стремлении построить коммунистическое будущее.

И тут все пошло наперекосяк. Это было сделано из-за цинизма, истощения и неизбежных сравнений с процветающей рыночной экономикой Запада. Мировой коммунизм был самым грозным врагом Америки в середине 20-го века. Но с 1989 года одна страна за другой либо полностью отказались от коммунизма, либо осторожно оттеснили его в погоне за бизнесом. Сегодня он живет только в наиболее ослабленных формах. Северная Корея является единственным яростным противником среди оставшихся коммунистических стран, но даже там рынки меняют характер экономики.

Здесь мы представляем хронологию важнейших моментов в 100-летней истории коммунизма у власти, запись движения, которое стремилось к всемирной революции, индустриализации в эпических масштабах и созданию новой формы общества. Он вырос в результате городского восстания на северо-западе России, распространился по всему земному шару, глубоко загнил и, наконец, отступил, как речной лед во время весенней оттепели.

7 ноября 1917 г.

Великая Октябрьская революция

Революционная марксистская фракция, названная большевиками, захватила власть в России, во главе с Владимиром Лениным.(Это произошло 25 октября по старому русскому календарю, отсюда и название.) После жестокой гражданской войны большевики основали то, что стало Союзом Советских Социалистических Республик. Это было первое коммунистическое правительство в мире. Советы намеревались экспортировать коммунизм в другие крупные индустриальные страны, что сделало их изгоями среди капиталистов.

Владимир Ильич Ульянов (1870-1924), более известный как Ленин, обращается к своим сторонникам в Москве в первую годовщину большевистской революции.(Агентство Франс Пресс / Getty Images)

30 июня 1929 г.

Основание Магнитогорска

Советский лидер Иосиф Сталин приказал построить новый город, в котором разместился бы крупнейший металлургический комбинат в Советском Союзе. Это было частью пятилетнего плана по избавлению России от феодальной, сельскохозяйственной экономики и превращению ее в промышленного гиганта. Магнитогорск на Урале был построен с помощью американских инженеров по образцу Гэри, штат Индиана. Он стал образцом советских экономических достижений.

Но у советской экономики была и другая сторона: искусственный голод поразил Украину, и миллионы мужчин и женщин исчезли в ГУЛАГе. Тюремный труд использовался, чтобы рыть каналы, рубить лес и добывать уголь.

Бригада рабочих завода имени В.И. Ленинский металлургический завод в Магнитогорске. (ТАСС через Getty Images)

9 мая 1945 г.

Победа над фашистской Германией

Советский Союз принял на себя основную тяжесть Второй мировой войны в Европе. Их возможный триумф с тех пор используется как оправдывающее событие, придающее славу и легитимность U.S.S.R. - и его российский преемник. В конце войны Москва установила дружественные коммунистические режимы по всей Восточной Европе, создав то, что Уинстон Черчилль назвал «железным занавесом», когда началась холодная война с Западом.

солдат Советской Армии поднимают свой флаг над Рейхстагом в Берлине 30 апреля 1945 г. (Sovfoto / UIG via Getty Images)

1 октября 1949 г.

Мао заявляет о победе коммунистов в Китае

Давний конфликт между националистами и коммунистами наконец закончился почти полной победой коммунистов.Мао Цзэдуна, лидера Коммунистической партии, приветствовали в Москве как трибуна азиатского коммунизма. Но вскоре напряженность привела к разрыву, разделившему две важнейшие страны коммунизма.

В последующие десятилетия миллионы китайцев умрут в трудовых лагерях и от голода.

, 27 июля 1953 г.

Корейская война зашла в тупик.

После поражения Японии во Второй мировой войне Корея была разделена на коммунистический Север под крылом Советского Союза и дружественный Западу Юг.Корейская война, разразившаяся в 1950 году, натравливала корейцев друг на друга и влекла за собой Соединенные Штаты и их союзников с одной стороны и коммунистических китайцев с другой. В итоге все закончилось ничьей, хотя и по сей день Северная Корея позиционирует это как победу.

Механизированное северокорейское подразделение принимает участие в захвате города Тэджон американскими войсками в 1950 г. (Центральное информационное агентство Кореи / Korea News Service / AP Images)

4 ноября 1956 г.

Советы подавили венгерское восстание

После смерти Сталина в 1953 году приход Никиты Хрущева на пост советского лидера, казалось, предвещал оттепель репрессий.Волнующиеся венгры, стремящиеся вырваться из Москвы, подняли восстание, которое привело к краху их правительства. Президент Дуайт Эйзенхауэр их поддержал. Но Соединенные Штаты стояли рядом, когда советские военные хлынули в страну, подавив восстание.

1 января 1959 г.

Фидель Кастро захватывает власть на Кубе

Кастро и его революционеры вышли из гор, чтобы свергнуть коррумпированный режим Фульхенсио Батисты, имевшего прочные связи с американской организованной преступностью.Сначала Кастро, желая иметь дело с Соединенными Штатами, обратился к Москве за поддержкой в ​​течение года, несмотря на враждебность США. Американские лидеры были шокированы, увидев, что коммунизм закрепился в Западном полушарии.

Сторонники лидера повстанцев Фиделя Кастро несут картину своего героя во время приветственного митинга у Малекона в Гаване после того, как Кастро сверг диктатора Фульхенсио Батиста. (Ассошиэйтед Пресс)

30 апреля 1975 г.

Водопад Сайгон

Кровавая и затяжная война во Вьетнаме, разрушившая администрацию Линдона Джонсона и способствовавшая падению Ричарда Никсона, закончилась победой коммунистов.Сайгон был переименован в Хошимин. Это было близко к высшей точке глобального коммунизма, хотя в то время об этом мало кто подозревал.

Жители Сайгона выходят на улицу, чтобы приветствовать коммунистические войска 30 апреля 1975 года по окончании войны во Вьетнаме. (Агентство Франс Пресс / Getty Images)

31 августа 1980 г.

В Польше образована солидарность

Первый независимый профсоюз в послевоенной Восточной Европе был создан на верфи в Гданьске, во главе с электриком по имени Лех Валенса.Сначала правительство в Варшаве попыталось с ним договориться. Тогда союз был объявлен вне закона. Но он никогда не исчезал и должен был возникнуть в решающий 1989 год.

Лех Валенса, глава бастующей рабочей делегации, стоит на импровизированной трибуне, чтобы объявить о подписании предварительного контракта на верфи имени Ленина в Гданьске, Польша. (Associated Press / Reportagebild)

4 июня 1989 г.

Подавлены протесты на площади Тяньаньмэнь

Протестующие, выступающие за демократию, заняли центральную площадь Пекина, вдохновленные программой изменений, которую осторожно проводило китайское руководство.Коммунистическое правительство столкнулось с серьезной проблемой, и оно послало войска и танки, чтобы зачистить площадь. Сотни, может быть, тысячи погибли. Урок был усвоен, и ничего подобного больше не произошло в Китае.

Китаец стоит в одиночестве, чтобы блокировать линию танков, направляющихся на восток по бульвару Канган в Пекине на площади Тяньаньмэнь 5 июня 1989 года. Человека, призывающего к прекращению насилия против демократических демонстрантов, оттащили прохожие, и танки продолжили свой путь.(Джефф Уайденер / Ассошиэйтед Пресс)

9 ноября 1989 г.

Падение Берлинской стены

Пять месяцев спустя советский лидер Михаил Горбачев дал понять коммунистическому правительству Восточной Германии, что Москва, озабоченная экономическим спадом и подавлением идеологического рвения, не пойдет ему на помощь перед лицом растущих народных протестов. Солидарность уже заняла место в польском правительстве, и венгры устремились через границу в Австрию. Но когда пала Стена и берлинцы снова объединились в радостных демонстрациях, миру стало ясно, что коммунистическая эпоха в Восточной Европе закончилась.

Два западногерманских полицейских препятствуют приближению людей, когда национальная полиция Восточной Германии стоит на упавшей части Берлинской стены и рядом с ней 11 ноября 1989 г. (Gerard Malie / Agence France-Presse / Getty Images)

19 августа 1991 г.

Неудачный переворот в Москве знаменует конец СССР

Советские сторонники жесткой линии пытались свергнуть Михаила Горбачева из страха, что его политика гласности , и перестройка - открытость и реструктуризация - поставила их страну под угрозу развала.Их неудача подтолкнула самого главного антикоммуниста России Бориса Ельцина, а всего несколько недель спустя она привела к объявлению вне закона Коммунистической партии. Советский Союз распался и прекратил свое существование 25 декабря 1991 года.

Борис Ельцин, президент Российской Федерации, выступает с крыши танка перед зданием российского парламента в Москве 19 августа 1991 года. Ельцин призвал российский народ противостоять попытке государственного переворота со стороны коммунистических сторонников жесткой линии. (Ассошиэйтед Пресс)

авг.16, 2010

Экономика Китая обгоняет Японию

Государственные данные, опубликованные в этот день, показали, что Китай обогнал Японию и стал второй по величине экономикой мира. Поворот Пекина от марксизма к капитализму, поддерживаемому государством, продолжался большую часть двух десятилетий, и теперь он показывает драматические результаты.

Текстильная фабрика в Иу, провинция Чжэцзян на востоке Китая, в 2010 г. (Agence France-Presse / Getty Images)

сен.3, 2017

Северная Корея заявляет, что может поразить США водородной бомбой.

Три поколения лидеров семьи Ким превратили Северную Корею в государство-изгой, больше похожее на монархию, чем на истинно коммунистическую нацию. Проведение рыночных реформ - хотя и в меньших масштабах, чем в Китае или Вьетнаме - помогло экономике. Но враждебность к Западу, и особенно к Соединенным Штатам, даже обострилась. Северная Корея рассматривает ядерное оружие как единственное средство, с помощью которого она может сохранить свой суверенитет перед лицом того, что она называет американской агрессией.Спустя сто лет после того, как Ленин захватил власть в России, это самый опасный редут коммунизма.

Лидер Северной Кореи Ким Чен Ын указывает на металлический кожух на официальной фотографии, которая была опубликована, когда 3 сентября Пхеньян объявил, что он разработал водородную бомбу, которая может быть загружена в новую межконтинентальную баллистическую ракету страны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *