Коллективизации плюсы: Плюсы и минусы коллективизации сельского хозяйства.

Содержание

Коллективизация в ссср: плюсы и минусы

Содержание

  • Индустриализация и коллективизация в СССР: кратко о главном
  • Индустриализация и коллективизация в СССР: таблица и комментарии
  • Коллективизация сельского хозяйства в СССР: кратко и емко
  • Последствия коллективизации в СССР: как это было
  • Итоги коллективизации в СССОР: кратко о плюсах и минусах
    • То, что так хорошо начиналось
    • Плюсов больше, чем минусов

Стабилизация экономического положения страны к середине двадцатых годов прошлого века была приоритетной. Причем политика НЭПа в некоторой степени могла, да и стабилизировала, экономический баланс, а также запустила, пусть и малый, но довольно-таки стабильный рост.

Однако это никак не могло вывести страну на тот уровень, который задавали мировые гиганты, например, Соединенные Штаты.

Нужно было срочно что-то делать, экстренными темпами поднимать индустриальную и производственную мощь державы, а НЭП, предполагающий наличие рынка, а также эксплуататоров, вкупе с эксплуатируемыми, мягко говоря, никак не вписывался в коммунистическую картину мира.

Хотя, если быть честным, то обеспечить достаточный уровень роста он попросту и не могу. Новым словом в истории молодого, совершенно нового народного государства стала индустриализация и коллективизация, кратко о которой мы и поговорим в нашей статье. Стоит разобраться, в чем же была суть подобных действий, и насколько четко эти два процесса оправдали ожидания.

Индустриализация и коллективизация в СССР: таблица и комментарии

Итак, в декабре двадцать пятого года прошлого, на четырнадцатом съезде партии был взят как раз прямой курс на индустриализацию, причем провести ее рекомендовалось в достаточно сжатые соки, что было довольно трудно. Причем сущность и причины индустриализации и коллективизации, что и последовала вслед за ней, так как иных источников для инвестирования просто не было, да и быть не могло, также была достаточно прозрачна и ясна:

  • Основной целью предпринятых шагов было полная ликвидация колоссального отставания Советского Союза от западных стран, и от США, в частности. Уже к моменту того знакового съезда страна никак не могла разговаривать с Германией, Францией, да и с остальными на равных, а нужно было добиться того, чтобы страну слушали.
  • Рабочие находились на грани срыва, безработица и низкие заработные платы, если быть честными, то для них жизнь стала в разы хуже, чем в дореволюционные время, что могло спровоцировать восстания и волнения, это нужно было любыми силами прекратить.
  • Нужно было срочно обеспечить оборонную мощь новой державы, а этого можно было добиться исключительно при помощи развития науки и промышленности. Только сильная армия могла оградить страну от вмешательства, это было понятно всякому.

Однако причины и суть, это еще далеко не все, так как средств для проведения такой масштабной работы просто не хватало.

Если говорить о том, каковы причины перехода к политике массовой коллективизации, то они лежат именно тут, нужны были деньги, которые можно было взять исключительно из деревни, не учитывая того, что ее только-только перестало лихорадить после передела земли.

Правда, это бы могло означать далеко не экономические методы принуждения крестьянства в общем к земле и труду, но выхода не было, нужно было срочно форсировать события.

Вопреки ожиданиям, это дало результаты, причем в промышленность неожиданно хлынули потоки финансирования и инвестиций, которые позволяли строить промышленные объекты, обеспечить людей рабочими местами. Отличным подспорьем стала Великая депрессия 1929-1933 годов, которая разразилась в Соединенных Штатах.

Мировому гиганту нужен был потребитель, и только СССР демонстрировал просто неограниченные возможности, закупая более семидесяти пяти процентов от всей массы устанавливаемого оборудования.

Также совершенно новым оказался путь развития, индустриализация и коллективизация, таблица иллюстрирует это достаточно прозрачно, подтолкнула страну к экономическому росту, без чего ситуация была бы очень напряженной.

Коллективизация сельского хозяйства в СССР: кратко и емко

Нужно сказать, что технология проведения индустриализации была принципиально новой, благодаря чему, скорее всего, она и сработала.

Первые слабенькие потуги в направлении коллективизации сельского хозяйства власти предпринимали сразу же после революции, однако тогда было довольно много и иных, более существенных проблем, которые нужно было решить в первую очередь, то есть безотлагательно.

Фактическая дата начала сплошной коллективизации – это декабрь двадцать седьмого года, когда проводился двадцать пять съезд партии, на нем и было принято было окончательное решение.

Правда, все не сработало так четко и быстро, как хотелось бы правительству, начало сплошной коллективизации крестьянских, собственно, хозяйств, приходится уже на весну двадцать девятого года. К тому времени налог на единоличное хозяйство был взвинчен буквально до небес, что вызвало так называемое раскулачивание зажиточных крестьян.

Если начать разбираться, почему коллективизация сопровождалась раскулачиванием, все становиться понятно. Причем не преминул помочь горький опыт начала двадцатых годов в плане хлебозаготовок, когда деревня, фактически, просто отказалась кормить «бесполезный» рабочий класс.

Таким образом, коллективизация в СССР, кратко говоря, шла довольно активно, однако по мнению Сталина, что тогда, как раз и стоял у «руля», недостаточно.

Последствия коллективизации в СССР: как это было

Как уже и говорилось, проведение политики сплошной коллективизации было начато в тридцатом году, по решению ВЦИКа, после проведения пятнадцатого съезда. Причем нужно понимать, что коллективизацию в СССР характеризует именно путь на раскулачивание, хотя было два основных пути развития.

Бухаринские идеи, которые включали в себя медлительные темпы, вливания сперва в легкую промышленность, рыночная экономика и постепенное поднятие налогов для зажиточных кулаков, были признаны в корне неправильными.

Проводить процесс решено было в рекордно короткие сроки, всего за каких-то год-два нужно было полностью завершить все начатое.

Сталин желал ввести централизованное планирование, ускоренные сроки для развития именно тяжелой промышленности, а также полное уничтожение кулаков на деревне, как класса. Последствия оказались жестокими и непредвиденными, но это сработало.

Цели и средства коллективизации были достигнуты, но обойтись «малой кровью» не получилось, нужно было чем-то расплачиваться за бешеный рост, причем деревня была не самой страшной ценой.

Причем есть проверенные исторически пути, которые были полностью отринуты, аи приняты принудительные меры.

Итоги коллективизации в СССОР: кратко о плюсах и минусах

Стоит понимать, что при рыночной экономике развиваться должно начинать натуральное хозяйство, после чего поднимает голову легкая промышленность, и только на втором этапе деньги уже могут быть откачаны, для поднятия тяжелой промышленности.

Результаты коллективизации в СССР показали, что может быть иной путь, который хоть и потребовал многочисленных жертв, однако дал такие невероятные плоды, чего никто даже и ожидать не мог.

Всего за десять лет промышленность прошла столетний путь, и вышла на второе место в мире, уступив немного, наконец-то выкарабкивающимся из депрессии, США.

Но сперва потребовался достаточно длинный путь, крестьяне массово забивали скот, не желая делиться с государством, покидали насиженные места. Прежние кулаки до вступления в общественные хозяйства не допускались, а прямой дорогой направлялись на коммунистические стройки, а фактически, валить лес в тайгу.

Правда, со временем, все, как говорят устаканилось и принимать в колхозы стали всех.

Однако все как держалось на деревне, так и осталось в дальнейшем, кроме всего прочего сильно помог боевой дух и настоящий энтузиазм населения.

Правительство сделало ставку на общее и победило, правда, ценой этого всего стал не один миллион жизней несчастного крестьянства, но большие перемены не могут приходить бескровно.

То, что так хорошо начиналось

Так какими были итоги политики сплошной коллективизации? На самом деле, достаточно плачевными. Всего лишь за год в колхозы вступили более двух с половиной миллионов крестьянских хозяйств. Причем стоит отметить, что это в чуть ли не втрое больше, чем за все предшествующие послереволюционные годы.

В деревню ринулись, направленные партией «двадцатипятитысячники», то есть хорошо «подкованные» рабочие, призванные внушать воодушевление, и повышать уровень доверия к партии.

Зато вот варварское изъятие хлеба из деревни привело к тому, что вспыхнул голод на Средней, а также Нижней Волге, на Северном Кавказе, Украине, в Казахстане.

Крестьяне массово стали покидать деревню, ища новой и более сытой жизни.

Плюсов больше, чем минусов

Нужно было срочно что-то делать и путь был изобретен – введена паспортная система с жестко фиксированной пропиской, без которой передвижение по стране было совершенно невозможно. Причем, в отличии от рабочих, крестьян привязали к деревне и колхозу и паспорта им не выдавали, что полностью лишало их возможности сняться с насиженного места. Но результаты этого всего, конечно же, были.

  • Естественно, плюсы и минусы коллективизации просто несопоставимы, однако промышленность рванула так, как никому и не снилось, выводя страну на второе место в мире всего за десять лет.
  • Значительно увеличилась добыча угля, газа, нефти и так далее.
  • В СССР была организована вторая в мире по мощности промышленность в самые кратчайшие сроки из возможных.
  • Образованность населения росла, так как промышленность требовала квалифицированные кадры. Потому заводы и фабрики обросли кучей школ, курсов, а потом и институтов, где готовили будущих инженеров для страны.

Таким образом, каждый желающий в итоге мог и даже хотел получить образование и стать инженером на своем же заводе. Промышленность впечатляла своими невероятными для такого короткого срока развития, масштабами, да и деревня со временем стала поднимать голову.

К концу тридцатых годов в колхозы уже вступило более 70-80 процентов всех крестьянских хозяйств, а спустя еще несколько лет – так и вовсе девяносто девять.

Специалисты экономики и истории считают, что без процесса индустриализации и коллективизации страны, победа во Второй Мировой Советскому Союзу попросту не светила, именно эти процессы вывели страну на качественно новый уровень.

Источник: https://vseinfa.zhratsushi.ru/chto-takoe-kollektivizatsiya/

Коллективизация и кооперация. Есть ли разница?

Думаю, многие слышали такие понятия как коллективизация и кооперация. Они достаточно созвучны, да и смысл имеют похожий: оба обозначают какое-либо сотрудничество, производственное объединение, разделение труда. Однако в чем же разница этих двух понятий, и почему коллективизация, в отличие от кооперации, не имеет место в современном капиталистическом обществе? На этот и несколько других вопросов я попытаюсь ответить в данной статье.

Что такое коллективизация?

Давайте разберемся с вопросом, что такое коллективизация? Итак, начнем с определения. Коллективизация – это объединение нескольких людей в группу, которой присуще общее имущество, орудие труда, непосредственно труд и его результаты.

Чисто теоретически данный процесс может быть применим к любой отрасли хозяйства, однако использовался он только относительно крестьян в СССР. Их объединяли в колхозы, т.е.

коллективные хозяйства, в которых абсолютно все имущество было общим, кроме, пожалуй, предметов индивидуального использования, хотя в Советском Союзе перечень этих вещей напоминал граждан этой страны, был достаточно беден.

Таким образом, имущество в колхозах было общим, люди там вместе трудились, и распоряжался результатами их труда централизованный орган.

Кооперация как производственное сотрудничество

Что же касается кооперации, то данный термин обозначает производственное сотрудничество, т.е. разделение труда. Сейчас практически все предприятия работают на основе кооперации, когда не один человек выполняет определенный процесс от начала до конца, а множество.

Например, если раньше пошивкой обуви занимался каждый сапожник отдельно, независимо друг от друга, то с появлением кооперации в данном процессе стали задействовать десятки работников. Причем кооперация как производственное сотрудничество вовсе не предполагает полное объединение людей в общину, они остаются индивидуальны, имеют индивидуальную собственность, индивидуальный доход.

Рассмотрев вышеперечисленные факты, можно ответить на вопрос, что такое коллективизация? Это в большей степени социалистический термин, применимый в соответствующем обществе, а вот кооперация применима в современной капиталистической экономической системе, поэтому и используется в современной экономике.

Также, пожалуй, негативный опыт использования колхозов в прошлом отбил желание применять политику коллективизации в современности даже у коммунистических держав.

 Что же лучше: кооперация или коллективизация?

Но что же лучше: кооперация или коллективизация? Для ответа на данный вопрос следует рассмотреть положительные и отрицательные особенности обоих явлений. Начнем, пожалуй, с кооперации.

Преимущества и недостатки кооперации

Сначала укажем преимущества кооперации. Важнейшей положительной особенностью данного явления является разделение труда.

Теперь не требуется одному человеку выполнять весь производственный процесс, соответственно знаний и умений работнику требуется меньше, и научиться своей специальности можно в короткие сроки.

Кроме этого, человек значительно быстрее выполняет одно действие множество раз, чем последовательно целый алгоритм, поэтому использование кооперации существенно ускорило производственный процесс.

Что же касается недостатков кооперации как разделения труда, то их практически нет, ведь даже высококвалифицированные работники найдут свое место на кооперативном конвейере, в сфере управления персоналом.

К недостаткам можно отнести некую потерю работниками индивидуальности, ведь они идентично выполняют одну и ту же работу. Впрочем, по сравнению с тем скачком в экономике, совершенный после применения кооперации, этот недостаток кажется просто ничтожным.

Плюсы и минусы коллективизации

Что касается минусов коллективизации, то несмотря на то, что люди там объединяются в группу, достаточно часто они не разделяют труд. Каждый участник работает независимо, поэтому положительный эффект от разделения труда проявляется не полностью.

К плюсам коллективизации можно отнести также централизацию производства, облегчение финансовых операций с готовой продукцией. Впрочем, этот факт может иметь и отрицательные свойства, ведь правительство СССР использовало его для «разграбления» села, закупки продовольствия по заниженным ценам.

К минусам данной политики относится полная потеря индивидуальности участников, ведь вся их собственность была национализирована.

По сути, колхоз представлял собой огромную общую среду обитания, в которой несколько сотен человек жили одной семьей. Этим были многие недовольны, поднимались восстания. Именно коллективизация в СССР являлась одной из наиболее важных причин голода 30-х годов.

 Вывод:

Кооперация и коллективизация представляют собой, по сути, совершенно разные явления. История показала, что кооперация как производственное сотрудничество – это достаточно эффективная экономическая конструкция, которая привела к резкому индустриальному подъему, началу создания экономики в современном понимании этого слова.

Что же касается плюсов коллективизации, то вклад этого течения в историю, его эффективность и необходимость достаточно спорны. Можно сказать, что минусы коллективизации более очевидны – это крайнее проявление кооперации. И как показала история, необходимости в такого рода экономической стратегии нет.

Источник: https://samosoverhenstvovanie.ru/kollektivizacija-i-kooperacija-est-li-raznica/

Коллективизация в СССР: причины, цели, последствия

Для чего провели коллективизацию?

Кризис хлебозаготовок поставил под угрозу срыва планы партии ВКП(б) по индустриализации. В результате партия приняла решение начать укрупнение в сельском хозяйстве — коллективизацию — соединения мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные хозяйства.

Это был объективный процесс, проходящий во всех развитых странах, возможно с другими стимулами и в рамках рыночной экономики, но везде он был относительно болезненным для крестьянства.

При низкой производительности и низкой товарности — не могли небольшие хозяйства обеспечить растущее население страны, более того в с/х было занято слишком много людей, значительная часть которых могла бы работать в городах. По сути у большевиков был выбор: оставить страну как есть и проиграть в первой же войне или начать модернизацию. Другой вопрос — методы.

Задачи коллективизации

Ставились следующие основные задачи:

  1. увеличить объём сельскохозяйственного производства,
  2. ликвидировать неравенство в уровне жизни среди крестьян (п другим взглядам — уничтожить мелкого собственника — кулака, как субъекта в корне антагонистичного коммунистической идее),
  3. внедрить новые технологии в деревню.

Происходила своего рода оптимизация сельского хозяйства. Впрочем, экономисты часто отмечают, что главной целью было обеспечить индустриализацию средствами и людьми. Страна не могла оставаться и далее аграрной.

Как проходила коллективизация

Начали массово создаваться колхозы.

Активно велась пропаганда среди крестьян за вступление в колхозы и против кулаков.

Слой кулачества за короткий срок был уничтожен. Процесс раскулачивания лишил деревню наиболее предприимчивых, наиболее независимых крестьян.

Но принятых мер оказалось недостаточно, и крестьяне в массе своей игнорировали агитацию вступать в колхозы, а потому в 1929 партия приняла решение загонять их туда насильно.

В ноябре 1929 г. вышла в свет статья Сталина «Год великого перелома». В ней говорилось о «коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию».

Кроме того, частным хозяйствам подняли налогообложение.

Поставленные раньше сроки проведения реформы были подвергнуты резкому сокращению, теперь её стало необходимо завершить в два года. Местные исполнители проявили повышенное усердие.  Начались массовые волнения и столкновения, в результате чего вышла статья Сталина «Головокружение от успехов» и коллективизация перешла в более спокойное русло (на небольшое время).

В колхозах распространились случаи хищения хлеба. На низкие темпы хлебозаготовок государство ответило репрессиями. Закон Об охране социалистической собственности, вводил расстрел за подобные хищения.

В 1932, 33 годах разразился массовый голод, унёсший жизни нескольких миллионов.

В 1934 году начался финальный этап коллективизации. Практически все крестьяне были распределены по колхозам, за которыми закрепилась земля и обязательство сдавать государству от трети до четверти продукции.

Итоги коллективизации

При помощи коллективизации были решены несколько проблем:

  • Промышленность получила необходимые средства и людей,
  • Установилось бесперебойное снабжение городов и армии продуктами.
  • Изъятый у крестьян в ходе коллективизации хлеб поставлялся за рубеж в обмен на технологии.
  • Крестьянский труд стал несколько полегче.

Источник: https://adne.info/kollektivizaciya-v-sssr/

ЕГЭ. История. Кратко. Коллективизация

Коллективизация
  •  
  • Коллективизация – это объединение единоличных хозяйств крестьян в колхозы — коллективные хозяйства — в СССР
  • Начало коллективизации
  • 1927г, 15 съезд ВКП(б)- взят курс на коллективизацию.

Сплошная коллективизация началась в 1929 г. после опубликования в газете «Правда» статьи Сталина И.В. «Год великого перелома».

  1. Хронологические рамки: 1929-1937г.
  2. Причины
  • Кризис хлебозаготовок 1926-1929гг.: крестьяне-единоличники снижали поставки зерна государству, так как закупочные цены зерна были слишком низкими
  • Необходимость капиталовложения в индустрию, деревня стала главным источником доходов государства для вложения капиталов в промышленность

Цели

  • Сделать СССР «одной из самых хлебных, если не самой хлебной страной в мире».
  • Обеспечить надёжный канал перекачивания денег из деревни в город для развития индустрии
  • Наладить эффективное сельскохозяйственное производство
  • Распространить влияние государства на частный сектор в сельском хозяйстве, то есть осуществить полное огосударствление экономики.

Ход коллективизации

  • Объединение единоличных крестьян в колхозы

Основная форма объединения — колхозы. В них обобществлялись скот, земля, инвентарь.

  • Сроки – крайне сжатые. В Постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» их  определили так:
  • — Поволжье, Северный Кавказ-  1 год
  • — Украина, черноземье, Казахстан – 2 года
  • — остальные районы- 3 года.
  • В деревни направлены наиболее идейные рабочие — «двадцатипятысячники», затем ещё 35 тысяч.

          Для координации создавались  новые учреждения, занимавшиеся      коллективизацией (Зернотрест, Колхозцентр, Трактороцентр) — Наркомат земледелия. Глава — Я.А.Яковлев.

Нежелание крестьян вступать  в колхозы решалось силой: конфисковывали имущество, запугивали людей, сажали под арест.

  • Раскулачивание«ликвидация кулачества как класса».

Кулаков делили на три категории:

  1. Участники выступлений против советской власти (арестовывались и передавались в руки ОГПУ)

  2. Зажиточные хозяева, которые имели влияние на остальных (выселялись вместе с семьями в Казахстан, Сибирь, на Урал)

  3. Все остальные (переселялись в те же районы, но на худшие земли).

Чёткой градации групп не было.

Земля, имущество, деньги- всё это конфисковывалось у кулаков. Трагизм был ещё и в том, что были даны чёткие указания, сколько человек необходимо было выделить по каждой категории, что приводило к тому, что в разряд « кулаков» часто попадали и середняки.

  1. Выделяли ещё разряд населения — « подкулачники» – подсобники «врагов-мироедов», вот уж под эту категорию можно было подвести кого угодно.
  2. Ответом на насильственную коллективизацию и раскулачивание стали массовые выступления народа, убой скота.
  3. Сталин решил временно уступить, отметив в статье

 «Головокружение от успехов» (весна 1930г.), что в перегибах виновны местные власти.

  • 14 марта 1930 г., ЦК ВКП(б) — постановление «О борьбе с искривлениями  линии партии в колхозном движении», в котором местные власти обвинялись в следующем:
  • в нарушении принципа добровольности;
  • в «раскулачивании» середняков и бедняков;
  • в мародерстве;
  • в поголовной коллективизации;
  • в закрытии церквей, рынков, базаров.
  • Первый эшелон местных организаторов колхозов репрессирован.
  • Многие созданные колхозы распущены.
  • Однако осенью 1930 года процесс коллективизации продолжился.
  • В 1932-1933 году в самых плодородных районах был голод (причины: засуха, падение скота, рост госпланов  госзаготовок, отсталая техническая база) однако это не остановило партию: объёмы госпоставок росли, зерно вывозили  за границу, чтобы получить деньги.
  • 7 августа 1932г —  принят Закон об охране социалистической собственности (в народе его прозвали « законом о трёх колосках»), по которому за хищение государственной собственности предусматривался расстрел или срок заключения  на 10 лет.
  • 1932- введены в колхозах трудодни, сдельщина, бригадная организация труда.
  • 1933- созданы политотделы и МТС (так уже к 1934 году в колхозах было 280 тыс. тракторов)
  • 1935- отменена карточная система
  • 1937- колхозы получили землю в вечное пользование.
  • В 1937 году коллективизация была объявлена завершённой: 97% хозяйств были в колхозах.
  • Съезды колхозников
  • 1930 г. — I Всесоюзный съезд колхозников

1935 г. — II Всесоюзный съезд колхозников.

Формы колхозного хозяйства

  • Коммуны — в них обобществлялись все средства производства, скот, земля, у работников не было личного хозяйства, уравнительное распределение- не по труду, а по едокам. К лету 1929г. коммуны составляли 2% всех колхозов.
  • Артели – отличие от коммуны в том, что члены её имели личное подсобное хозяйство. Доходы распределялись по количеству и качеству труда, по трудодням. В 1929г. артели составляли 33.6 % колхозов.
  • ТОЗы- товарищества по совместной обработке земли. В них обобществлялась только земля и труд, а скот, машины, инвентарь оставались в частной собственности. Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его членом. В 1929 году ТОЗы составляли 60.2 % колхозов.
  • Параллельно с колхозами ещё с 1918 года на базе специализированных хозяйств (например, конезаводов) создавались совхозы .Работникам совхозов начислялись заработная плата по нормативам и в денежной форме, они являлись наёмными работниками, а не совладельцами.
  1. Итоги
  2. ПОЗИТИВНЫЕ:
  • Государственные заготовки зерна выросли в 2 раза, а налоги с колхозов – в 3. 5, что значительно пополнило бюджет государства.
  • Колхозы стали надёжными поставщиками сырья, продовольствия, капитала, рабочей силы, что приводило к развитию промышленности.
  • К концу 1930- х годов было построено более 5000 МТС — машинно — тракторных станций, которые обеспечивали колхозы техникой, которую обслуживали  рабочие из городов.
  • Главный итог коллективизации – индустриальный скачок, резкое повышение уровня развития промышленности.

НЕГАТИВНЫЕ:

  • Коллективизация негативно сказалась на сельском хозяйстве: сократилось производство зерна, поголовье скота, урожайность, количество посевных площадей.
  • Колхозники не имели паспорта, значит, не могли выезжать за пределы деревни, становились заложниками государства, лишившись свободы передвижения.
  • Был уничтожен целый слой крестьян-единоличников с его культурой, традициями, навыками хозяйствования. На смену пришёл новый класс- « колхозное крестьянство».
  • Большие людские потери: 7-8 млн. людей погибло в результате голода, раскулачивания, переселения.
  • Складывание административно- командного управления сельским хозяйством, его огосударствление.
  • Потеря стимулов к труду в деревне.
  • Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Бесплатные шаблоны для Joomla на web-disign.ru.

Источник: http://poznaemvmeste.ru/index.php/126-terminy-istoriya/709-ege-istoriya-kratko

Коллективизация в СССР

Молодой Советский Союз к концу 20-х годов прошлого столетия столкнулся с огромным количеством проблем.

Власть еще не чувствовала себя достаточно уверенной, особенно после НЭПа, когда граждане начали ощущать некоторую независимость и проявлять самостоятельность, что выходило за рамки концепции социализма в сталинско-ленинском понимании.

Но главное – стране необходимо было преодолеть отставание от развитых стран мира в плане экономического развития. Как писал Сталин, «…мы отстали от передовых стран на 50-100 лет».

Это было не только политически неприглядно, но еще и означало явную угрозу: огромные территории Союза являлись лакомым куском для многих государств, и в случае развертывания военных действий у СССР просто не хватило бы сил для обороны. Необходимо было что-то срочно предпринять.

Причины и цели

Итак, стране требовалось проведение индустриализации для ликвидации отставания от развитых государств. А где взять на это средства? Основой экономики, как и в прежние годы, являлось сельское хозяйство – значит, «выкачать» деньги можно было только из этого источника.

Причинами коллективизации стали:

  • потребность в огромных средствах для быстрого развития промышленности и военного сектора;
  • необходимость ликвидировать последствия рекордно низкого урожая 1927 года, который привел к снижению поставок продовольствия в города;
  • необходимость в создании крупных хозяйств, которые гораздо проще контролировать.

При этом правительство стремилось добиться реализации стразу нескольких целей:

  1. Механизировать сельский труд.
  2. Наладить полный контроль над производством и сдачей хлеба, поскольку товарный хлеб можно было получить только у крупных хозяйственных единиц.
  3. Уничтожить единоличника, собственника (кулака), развить в сознании крестьянина ощущение превосходства общественного над личным.
  4. Повысить эффективность труда, добиться стабильных регулярных урожаев.

Основным итогом коллективизации должно было стать увеличение хлебных поставок, что позволило бы как можно больше зерна продавать за границу, а на вырученные средства быстрыми темпами поднимать промышленность. Что из этого получилось – сейчас мы увидим.

План и методы

Сталин довел до сведения граждан Союза плановые показатели, которых следовало добиться любыми правдами и неправдами в течение ближайших лет. Они касались сроков проведения коллективизации.

РегионСрок полного охвата колхозами
Северный Кавказ, районы Поволжья К 1931 году
Урал, Сибирь, другие зерновые регионы К весне 1932 года
Незерновые регионы За 5 лет

В целом в течение одной пятилетки все земли Союза должны были принадлежать колхозам. Мелкие крестьянские хозяйства должны были подвергнуться ликвидации. Это следовало из Постановления ЦК ВКПб от 5 января 1930 года.

Коллективизация проводилась в основном насильственными методами. Крестьян обязали сдать скот и орудия труда в колхозы, куда они должны были вступать. Себе разрешалось оставить необходимый для прокорма минимум.

Эта идея нашла поддержку только у бедняков, что вполне логично: вступая в колхоз, они ничего не теряли, зато получали хоть какую-то гарантию, что не погибнут от голода (в колхозах зарабатывали трудодни, за которые полагалась оплата продуктами).

Крепкий же хозяйственник не только не выигрывал, но очень проигрывал от такого развития событий: он терял все, что было нажито трудом поколений, все, что позволяло ему быть уверенным в завтрашнем дне, кормить и воспитывать детей. Взамен же он не получал ничего.

В итоге многие зажиточные крестьяне оказывали сопротивление, прятали хлеб. Конфискация имущества у них производилась насильственными методами, а самих кулаков вместе с семьями ссылали в далекие, не приспособленные для жизни регионы.

Люди просто погибали там от голода и болезней.

Государство пыталось «выдавить», уничтожить кулака, дабы искоренить стремление к наживе и собственности у тружеников аграрного сектора.

В итоге мы получили целый класс людей, совершенно не заинтересованных в результатах своего труда: все равно то, что выращено с приложением всех сил, будет отнято государством.

В обмен оно дает всем поровну – с тем расчетом, чтобы крестьянин мог выжить, не более того.

Итоги

После завершения тяжелейшей пятилетки правительство получило возможность проанализировать итоги коллективизации, оказавшиеся совсем не радостными. Да, уже к 1934 году колхозами было охвачено 75% крестьянских хозяйств.

Но при этом:

  1. Производство зерна сократилось на 10%.
  2. Количество скота сократилось в 3 раза.
  3. Огромные площади страны были охвачены голодом, получившим в литературе название Голодомора.

Крестьяне, кто только мог, подавались в город на заработки, когда их стали лишать скота и орудий труда. Массовый отток сельского населения плюс низкий урожай (в начале 30-х годов во многих районах была засуха) привели к тому, что нечем стало кормить скот. Его потери оказались огромными.

Но самое страшное последствие коллективизации – голод 1932-1933 гг. Он охватил Украину, Беларусь, Казахстан. Люди вымирали семьями, деревнями. Да, неурожай был, но не настолько катастрофичным, чтобы вызвать столь впечатляющие потери населения: по разным источникам, от голода погибло от 3 до 5 (называют даже цифру 7!) млн. человек. Такой стала цена за коллективизацию.

Раскулачиванию подвергались не только крупные, но и средние, и даже мелкие хозяйственники, так как правительство не определило критериев оценки кулаков, зато дало цифры: не менее 5-7% на деревню. В иных местах план старались перевыполнять очень усердно: раскулачивали до 20% населения.

Крестьянство утеряло свой традиционный уклад, исчезло чувство собственности, ответственность, стремление к получению более высокого урожая – ведь «все равно все отберут». Деревня обнищала. Все зерно, что удалось выручить, было продано за границу, что поспособствовало ускорению темпов индустриализации – этого нельзя отрицать.

К тому же удалось наладить систему распределения продовольствия, позволившую избежать сильного массового голода во время Великой Отечественной войны. Со временем колхозы механизировались – на поля были выведены трактора и комбайны. Правда, это произошло далеко не сразу.

В первые годы, наоборот, павший скот заменили люди: сами пахали, сеяли.

Цель оправдывает средства: всегда ли?

Коллективизация была задумана как средство, с помощью которого страна будет в кратчайшие сроки выведена на новый путь развития. Отчасти это получилось.

Но цена, которую за это пришлось заплатить, оказалась несоразмерной.

Часть последствий мы ощущаем до сих пор: деревни опустели и вымирают, а на то, чтобы возродить дух русского крестьянина-хозяйственника, который сможет справиться с гибелью деревни, потребуются не годы – десятилетия.

Источник: https://histerl.ru/lectures/20_vek/kollektivizacija-v-sssr.htm

жестокая ошибка или решение «эффективного менеджера»?

https://www.znak.com/2019-11-07/stalinskaya_kollektivizaciya_zhestokaya_oshibka_ili_reshenie_effektivnogo_menedzhera

2019.11.07

Девяносто лет назад, 7 ноября 1929 года, с публикации в газете «Правда» статьи Иосифа Сталина «Год великого перелома» началась сплошная коллективизация. «Великий перелом» заключался в переходе от индивидуального, «мелкособственнического» сельскохозяйственного производства — к коллективному и крупномасштабному.

В нашей национальной памяти коллективизация — это прежде всего раскулачивание, репрессии, голод. Но не все так однозначно. Истоки коллективизации — в тысячелетних социальных институтах; причины — в событиях мирового, не одного российского, масштаба; миссия — довершить начатое еще при царизме; последствия — не только отрицательные.

Во-первых, можно сказать, что коллективизация была предопределена крестьянской общиной, существовавшей еще на Руси и зафиксированной Русской правдой, сборником правовых норм XI века. После отмены крепостного права в 1861 году уже не помещик, а именно крестьянская община регулировала практически всю жизнь крестьянина и его семьи. Будучи демократической организацией коллективного крестьянского самоуправления, в то же время община «дружила» с государством и помогала ему — как потом колхозы — держать крестьян в повиновении. А выйти из общины было и сложно, и опасно: ведь две трети российских земель — в зоне рискованного земледелия, и как тут обойтись без помощи соседей?

Во-вторых, коллективизация решала застарелые проблемы, за которые еще в 1906 году взялся председатель Совета министров Петр Столыпин. В то время в Российской империи нарастают темпы промышленной революции. Городам требуется все больше рабочих рук и продовольствия. Но общины неохотно выпускают крестьян в города, а сами работают по старинке, вручную и на лошадях, игнорируя передовые агрономические технологии и технику, производят почти ровно столько, чтобы прокормить самих себя, и лишь немного — на продажу.

Столыпин разрешает свободный выход из общины и вводит частную собственность на землю, подталкивает крестьян к созданию единоличных хозяйств, ведет Россию по американскому, фермерскому пути. Государство вкладывается в просвещение крестьянства, помогает ему приобретать новые земли, переселяться за Урал, покупать современные механизмы…

Однако из 15 млн домохозяйств общины покинули только 3 млн, из них хорошие результаты на земле получало лишь каждое десятое домохозяйство — там, где для этого были благоприятные климатические условия. Сказался крестьянский консерватизм, страхи, а главное — гибель Столыпина в 1911 году от руки террориста, Первая мировая война, революции, гражданская…

Foto.kg

О корнях, сути и значении сталинской коллективизации рассказывает Геннадий Корнилов, заведующий Центром экономической истории Института истории и археологии Уральского отделения РАН, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Коллективизацию предопределили крестьянские мечты 

В ходе революции 1917 года и гражданской войны крестьянство в основной своей массе поддержало большевиков. Дело в том, что с отменой крепостного права размер выделенных крестьянам земельных участков уменьшился (эта разница называлась крестьянами «отрезками»), зато помещичье землевладение не затронули: помещики были опорой самодержавия, и реформы Александра II не могли задевать их интересы. И главное требование крестьян перед революцией 1905 года: верните нам отрезки! Кадеты, например, настаивали на том, чтобы крестьяне выкупали помещичью землю. А большевики, у которых была довольно слабая земельная программа, подхватили лозунг эсеров «свободный труд на свободной земле», означавший: земля принадлежит тем, кто на ней работает. Это было многовековой мечтой крестьянства, за это велись все крестьянские войны. Неудивительно, что в 1917 году и в последовавшей Гражданской войне за большевиками крестьяне и пошли. 

Сразу в ходе Октябрьского переворота II Всероссийский съезд Советов принимает «Декрет о земле», написанный Владимиром Ильичом Лениным. По этому декрету частная собственность на землю ликвидировалась, вся земля изымалась в пользу государства и закреплялась за местными крестьянскими советами. В январе 1918 года принимается закон, по которому местные власти безвозмездно распределяют землю согласно решениям собраний крестьян, в соответствии с потребительской нормой. То есть фактически происходит возрождение сельского схода, коллективизма, общинности. Землю делили между семьями или по числу едоков, или по числу мужчин, то есть трудоспособной рабочей силы. С 1924 года, только в условиях новой экономической политики, НЭПа, была разрешена аренда земли и сезонный наем батраков. Результат: достаточно быстро, к 1925 году, был восстановлен довоенный объем посевных площадей.

В 1920-е годы ученые и политики раннесоветского периода, в первую очередь Александр Васильевич  Чаянов, Николай Иванович Бухарин (Бухарин выступал за снижение темпов индустриализации, отказ от раскулачивания и «ударной» коллективизации, за свободный рынок зерна — прим. ред.), предполагали, что со временем крестьянские хозяйства как экономическая форма перейдут от индивидуальной обработки земли к совместной, кооперирование поможет выбрать специализацию хозяйства (растениеводство или животноводство), кооперативы будут совместно реализовывать продукты своего труда. Таким образом, деревня, по их замыслу, становилась бы стержнем будущего: предлагалась альтернативная капиталистической аграрная модернизация — интеграция крестьянских масс в хозяйство, общество и политику современного типа. 

Lentachel.ru

Коллективизацию предопределили революции и войны

Между тем единственное в мире социалистическое государство находилось в международной изоляции, в окружении врагов (об этом прямо говорило вторжение иностранных государств во время гражданской войны в России), многим было понятно, что унизительный для Германии Версальский договор приведет к новой кровопролитной войне в Европе. Чтобы выжить в будущей бойне, Советам нужно было срочно завершать индустриализацию, остановленную Первой мировой войной, революцией и гражданской войной, и вооружаться. Для этого, как и 20 лет до того, городам, промышленности и армии были нужны бесперебойные поставки продовольствия.  

Но во второй половине 1920-х годов происходит дробление крестьянских хозяйств и — за счет этого — их ослабление. А 3-6% зажиточных крестьян, «кулаков» (так их называли еще со времен составителя толкового словаря Владимира Даля, в советское время это был уже политический конструкт) давали лишь 10% товарного зерна, причем придерживая его до высоких закупочных рыночных цен. Это в корне расходилось с интересами советского государства, которое, свернув НЭП, перешло к плановой экономике с твердыми государственными ценами и нуждалось в стабильных поставках. 60% «середняков», имевших землю, скот и примитивную сельхозтехнику (перед коллективизацией для почти 70% крестьян основным орудием труда оставалась деревянная соха), главным образом работали на собственные нужды. Вместо необходимой сытости в Стране Советов начались перебои в хлебозаготовках и продовольственный кризис. 

В условиях запрета частной собственности на землю, крупного или мелкого фермерского землевладения, выход виделся только в одном — в переходе к социалистическому коллективному хозяйствованию. Поскольку 25-26 млн крестьянских хозяйств «по-хорошему» и в сжатые сроки уговорить не представлялось возможным, был выбран путь насильственной коллективизации: упиравшиеся подвергались двукратному налогообложению. И если весной 1929 года в колхозах состоял 1 млн крестьянских хозяйств, то к ноябрю того же года их количество выросло в 2-3 раза. А к 1932 году в колхозах находились уже более 60% хозяйств. 

Кулачество ликвидировалось «как класс», сопротивлявшиеся «кулаки» либо арестовывались, либо ссылались на промышленные стройки в северные регионы страны, на Урал, в Сибирь и дальше. С 1930 года движение кооператоров стали сворачивать, его лидеров преследовать. Их идеи третьего пути аграрной модернизации России, между капитализмом и социализмом, на основе крестьянских семейных предприятий, были отринуты, как и их разработчики. Чаянов, автор термина «моральная экономика», умер в тюрьме, Бухарин — расстрелян в ходе Большого террора.

Коллективизация привела не только к массовым репрессиям, но и к компромиссам

С точки зрения идеологии, колхозы были «реинкарнацией» крестьянских общин, с той разницей, что земля принадлежала не общине, а государству. В действительности колхозная система обернулась жесточайшей эксплуатацией крестьян.  

Коллективизация сельского хозяйства являлась составной частью индустриализации, в рамках которой она служила двум главным целям. Во-первых, с помощью колхозов государство стремилось увеличить товарность сельского хозяйства по сравнению с НЭПом (это, как уже было сказано, требовалось сталинской программе индустриализации, чтобы обеспечить развивающуюся промышленность сырьем и растущее неаграрное население — продовольствием). Через колхозы государство заставило крестьянство расстаться с большей долей урожая, чем оно было готово в 1920-е годы, заплатив при этом меньше. 

Вторая цель коллективизации состояла в ликвидации крестьянских «мелкособственнических производителей» как «класса», который мог противостоять большевистской реконструкции народного хозяйства и общества. Коллективизация сопровождалась так называемым «раскулачиванием», карательной кампанией против «сельских эксплуататоров» и тех, кто противостоял принудительной коллективизации. Так как определение этих категорий было весьма размыто как в теории, так и на практике, кампания сопровождалась массовым произвольным государственным террором против сельского населения.

Крестьяне сопротивлялись террору и насильственной коллективизации (в сопротивлении участвовали сотни тысяч человек — прим. ред.), противостояние продолжалось до середины 1930-х годов и закончилось победой властей: активные «антиколхозные элементы» были высланы в отдаленные районы страны и большая часть крестьян отказалась от индивидуальной формы ведения хозяйства. 

Победу властей определили два фактора. Одним из факторов «смирения» крестьянства с колхозом послужила определенная смена государственной политики по отношению к селу, политика была направлена на компромисс с крестьянством. II Всесоюзный съезд колхозников-ударников в феврале 1935 года принял Примерный устав сельхозартели, который однозначно и безоговорочно закрепил за колхозами право на обобществленную землю, колхозам торжественно вручались акты на вечное пользование землей. За индивидуальным колхозным двором было закреплено право на ведение личного подсобного хозяйства на приусадебном участке. Так сложился один из основных элементов сталинской политики по отношению к селу и к колхозам — двухуровневая система сельхозпроизводства, в которой колхозное хозяйство сочеталось с личным подсобным хозяйством. Эти и другие меры частично нейтрализовали враждебность крестьянства, которую породила сплошная коллективизация. 

HelioNews.ru

Массовый голод предрешила не только коллективизация, но и Великая депрессия 

Второй фактор победы государства над крестьянством — крупномасштабный голод, который разразился в 1932–1933 годах.  

Дело в том, что для успешного проведения индустриализации и подготовки к войне Советскому Союзу были остро необходимы импортные машины, технологии, специалисты. Единственное, что принимали за рубежом у СССР в оплату заключенных контрактов, — золото, а также валюта, полученная благодаря экспорту зерна и леса. В конце 1929 года разразилась Великая депрессия, глобальный финансово-экономический кризис, мировые цены на сырье упали, а золото, наоборот, вздорожало. Как следствие, государственные закупки и заготовки зерна, налоги, которыми облагались колхозы за пользование государственной землей, выросли с примерно 25% до 40-45% на Украине и 45% в Уральской области в 1932 году. При этом государственные закупочные цены были ниже прежних рыночных в 2-3 раза, держались на одном уровне и не покрывали себестоимости сельскохозяйственного производства. 

Спускаемые из Москвы задания по хлебозаготовкам постоянно увеличивались, на миллионы пудов, их невыполнение каралось исключением из партии и арестом. Поэтому у селян изымались даже те запасы, что оставались для сева, не говоря о продовольственном и кормовом зерне, скоте и мясопродуктах. Но даже эти «драконовские» меры не приводили к 100% выполнению планов. Крестьянам, утаивавшим хлеб, запрещали пользоваться водой и топить печи, отказывали в медицинской помощи, а их детей исключали из школ. Провинившиеся районы снимали со снабжения хлебом (об этом подробно рассказывается в сборниках документов «Трагедия советской деревни», «Аграрное развитие и продовольственное обеспечение населения Урала в 1928–1934 годах»). 

Причем, если в городах действовала карточная система и городские жители, прежде всего работники социалистических предприятий, были обеспечены физиологическим продовольственным минимумом, то жителей деревни обязали заботиться о своем прокорме самостоятельно. Комбинация неуклонной продразвестки зерна, неурожая и всеобщего развала сельхозпроизводства под натиском коллективизации и репрессий вызвала массовый голод, который грянул в 1932 году и продолжался в первой половине 1933-го. Его жертвами стали, по современным данным, 7 млн человек (в Уральской области сверхсмертность составила около 100 тыс.). 

Зимой 1936-37 годов, на фоне принятия «сталинской» Конституции (5 декабря 1936 года — прим. ред.), голодала уже не только деревня, но и города. Так, в Свердловске очереди за хлебом выстраиваются в конце ноября. Первоначально власти «грешат» на неэффективную систему поставок зерна из колхозов, на хлебокомбинаты и срыв плана по выпечке хлеба. Но проблема оказалась глубже: поздняя весна, летняя засуха, ранний снег в сентябре 1936 года вызвали неурожай, и крестьяне, как и в 1932 году, выгребали хлеб, чтобы выполнить государственное задание. 

Сельские жители устремляются в города, скупают хлеб, но власти вводят строгие ограничения: не более одной буханки хлеба за одну покупку в руки, не более двух буханок на вывоз в село. Нарушителей отлавливают, хлеб отбирают. В феврале–апреле 1937 года фиксируются случаи смерти от голода («безбелковые отеки», как писали в то время), умирали в первую очередь пожилые и дети, особенно младенцы. 

Местные власти бомбардируют Москву тревожными отчетами и отчаянными просьбами о помощи, но она приходит только в апреле–мае 1937 года, перед самым весенним севом, и в объемах, достаточных, скорее всего, только для проведения посевной. Причем семенные и продовольственные ссуды выделялись правительством под 10%, селяне были обязаны выплатить долги государству по истечении двух лет (по счастью, урожай 1937 года оказался самым богатым за весь ХХ век). Сказалась и печально знаменитая безалаберность: где-то зерно, предназначавшееся голодавшим, сгноили, куда-то не довезли… 

Председателю Свердловского облисполкома Василию Головину и первому секретарю Свердловского обкома ВКП (б) Ивану Кабакову голод 1936-37 годов стоил жизни: невзирая на былые награды за победы в индустриализации и коллективизации, их как «врагов народа» расстреляли. Конечно, не только их: репрессиям подверглись практически все руководители районов, земельных отделов, директора машинно-тракторных станций.

После голода о каком-либо значительном сопротивлении коллективизации речи быть уже не могло. К концу 1930-х годов коллективизация завершилась, в категории крестьян-единоличников осталось лишь около 3% сельского населения. В стране насчитывалось около 250 тыс. колхозов. Труд земледельцев был поставлен под полный контроль государства. Колхозы в качестве поставщика продовольствия и денежных средств использовали для снабжения жителей городов и проведения индустриализации. Экспорт зерна обеспечил закупку промышленного оборудования за границей — практически 85% станков, машин, которыми оснащались советские предприятия в годы первой пятилетки.

Оправдала ли себя коллективизация?

Процесс сплошной коллективизации завершился к началу Великой Отечественной войны. В 1938 году владельцев лошадей обложили настолько непосильным налогом, что сдались последние «упрямцы». Колхозами остались не охвачены лишь те, кто жил на селе, а работал в городе, на государственном предприятии — например, на почте, на заводе и так далее, и старики, которые были не в силах работать в коллективном хозяйстве. 

В статье Сталина «Год великого перелома», опубликованной 7 ноября 1929 года и положившей начало сплошной коллективизации, говорилось: «Если развитие колхозов и совхозов пойдет усиленными темпами, то наша страна через 3 года станет одной из самых хлебных стран, если не самой хлебной страной мира». С этой точки зрения, коллективизация не достигла поставленных перед нею целей, даже несмотря на отправку на село организаторов-«двадцатипятитысячников», интенсивную подготовку агрономов, животноводов, ветеринаров, электрификацию, создание машинно-тракторных станций (кстати, механизаторские работы МТС тоже проводились не бесплатно, колхозы рассчитывались за них натуральной оплатой в размере 12-15% от собранного урожая).  

Проблема в том, что материальные стимулы к труду в колхозном производстве отсутствовали, взаимоотношения власти и колхозников строились на трудовой повинности и административных мерах воздействия. Обязанности колхозников по отношению к победителю-государству были разнообразными и многочисленными, а их правовой статус в обществе — униженным. Чтобы колхозники не уклонялись от повинностей, их лишили права на свободу передвижения. После введения паспортной системы выезд из деревни был возможен только с разрешения сельского совета. 

При этом самой отличительной чертой сталинского периода в истории колхозной системы был катастрофически низкий уровень жизни на селе. Доходы колхозников были гораздо более скудными, чем доходы любых других категорий, селяне были самой бедной и материально неблагополучной группой населения. Они не имели ежегодных отпусков и отпусков по беременности и родам, не получали выплат по болезни, почти никто не получал пенсий. Только смерть Сталина и кризисное положение в сельском хозяйстве страны заставили советское руководство корректировать аграрную политику и улучшать условия жизни колхозников.

Однако однозначно негативно оценивать коллективизацию я не стану. Во-первых, как видим, она была вызвана событиями и особенностями, предшествовавшими ей. Во-вторых, коллективизация, если понимать ее как комплекс преобразований в жизни деревни, была модернизационным трендом ХХ века, одним из этапов аграрного перехода от традиционного сельского хозяйства к современному. Происходило преодоление представлений крестьянства о смысле и задачах сельскохозяйственного труда, внедрялась грамотность, так или иначе улучшался быт сельских жителей, трансформировалась сельская семья, менялась роль женщин и тип воспроизводства населения, шло внедрение прогрессивных технологий и усовершенствование агротехники. Так, к середине 1930-х годов была исполнена мечта Ленина о «100 тыс. тракторов для деревни».

Политолог Дмитрий Орешкин — о провале сталинской индустриализации и статистическом вранье

В целом, благодаря модернизации и интенсификации производства, объемы сельскохозяйственного производства выросли. В первой половине ХХ века деревня пережила несколько волн голода, характеризуемых повышенной смертностью и низкой рождаемостью: в 1901, 1906, 1911, 1921-22, 1932-33, 1936-37, 1942-43, 1946-47 годах. Но в войну солдаты и рабочие (за исключением жителей блокадного Ленинграда) не голодали. Неурожаи зерна, вызванные в первую очередь природными катаклизмами, повторялись и во второй половине ХХ века. Однако ни локального, ни массового голода население страны уже не испытывало. К середине прошлого века в стране сложилась, говоря современным языком, система продовольственной безопасности, которая микшировала возникавшую неблагоприятную продовольственную ситуацию. Колхозы и совхозы обеспечивали минимум продовольствия, позволявший советским гражданам жить, хоть и в условиях продуктового дефицита, но, тем не менее, не впроголодь. Ну, а осуществление желания Сталина по превращению страны в хлебную мировую державу перенесено уже в ХХI столетие.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Коллективизация: историческая правда России от РВИО

ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ

Коллективизация имела как минимум четыре цели. Первая, официально провозглашенная партийным руководством - осуществление социалистических преобразований в деревне. Неоднородность и многоукладность экономики воспринималась как противоречие, которое необходимо преодолеть. В перспективе предполагалось создание крупного социалистического сельскохозяйственного производства, которое надежно обеспечит государство хлебом, мясом и сырьем. Способом перехода к социализму в деревне считалась кооперация. К 1927 г. различными формами кооперации было охвачено свыше трети крестьянских хозяйств.

Вторая цель - обеспечение бесперебойного снабжения быстро растущих в ходе индустриализации городов. Основные черты индустриализации проецировались на коллективизацию. Бешеные темпы промышленного роста, урбанизации требовали резкого увеличения в чрезвычайно сжатые сроки поставок продовольствия в город.

Третья цель - высвобождение рабочих рук из деревни для строек первых пятилеток. Колхозы являлись крупными производителями зерна. Внедрение в них техники должно было освободить от тяжелого ручного труда миллионы крестьян. Их ждала теперь работа на заводах и фабриках.

Четвертая цель, также связана с индустриализацией - увеличение с помощью колхозного производства продажи зерна на экспорт. Деньги, вырученные от этой продажи, должны были пойти на закупку техники и оборудования для советских заводов. Иного источника валютных средств у государства в то время фактически не существовало.

В 1927 г. в стране разразился очередной «хлебный кризис». Из-за нехватки промышленных товаров для обмена на зерно, а также неурожая в ряде районов, сократилось количество поступившего на рынок товарного хлеба, а также продажа сельхозпродукции государству. Промышленность не поспевала кормить город через товарообмен. Опасаясь повторения хлебных кризисов и срыва выполнения плана индустриализации, руководство страны решило ускорить проведение сплошной коллективизации. Мнение экономистов-аграрников (А.В. Чаянов, Н.Д. Кондратьев и др.), что наиболее перспективным для экономики является соединение индивидуально-семейной, коллективной и государственной форм организации производства, было проигнорировано.

В декабре 1927 г. ХV съезд ВКП(б) принял специальную резолюцию по вопросу о работе в деревне, в которой провозгласил «Курс на коллективизацию». Ставились задачи: 1) создать «фабрики зерна и мяса»; 2) обеспечить условия для применения машин, удобрений, новейших агро- и зоотехнических методов производства; 3) высвободить рабочую силу для строек индустриализации; 4) ликвидировать разделение крестьян на бедноту, середняка и кулака. Был издан «Закон об общих началах землепользования и землеустройства», по которому из госбюджета выделялись значительные суммы на финансирование коллективных хозяйств. Для технического обслуживания крестьянских объединенных кооперативов в сельских районах организовывались машинно-тракторные станции (МТС). Колхозы были открыты для всех.

Коллективные хозяйства (колхозы) управлялись общим собранием и избираемым им правлением во главе с председателем. Существовали три типа колхозов: 1) товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ), где обобществлялись только сложные машины, а основные средства производства (земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот) находились в частном пользовании; 2) артель, где обобществлялись земля, инвентарь, рабочий и продуктивный скот, а в личной собственности оставлялись огороды, мелкий скот и птица, ручной инвентарь; 3) коммуны, где все было общим, подчас до организации общественного питания.        Предполагалось, что крестьянин сам убедится в преимуществах обобществления, и с принятием административных мер не спешили.

Взяв курс на индустриализацию, советское руководство столкнулось с проблемой нехватки средств и рабочих рук для промышленности. Получить то и другое можно было, прежде всего, из аграрного сектора экономики, где к концу 20-х гг. было сосредоточено 80% населения страны. Выход был найден в создании коллективных хозяйств. Практика социалистического строительства диктовала быстрые, жесткие темпы и методы.

 

«ГОД ВЕЛИКОГО ПЕРЕЛОМА»

Переход к политике коллективизации начался летом 1929 г., вскоре после принятия первого пятилетнего плана. Главной причиной ее форсированных темпов состояла в том, что государству не удавалось произвести перекачку средств из деревни в промышленность путем установления заниженных цен на сельхозпродукцию. Крестьяне отказывались продавать свою продукцию на невыгодных для себя условиях. Кроме того, мелкие, технически слабо оснащенные крестьянские хозяйства были не в состоянии обеспечить растущее городское население и армию продуктами, а развивающуюся промышленность - сырьем.

В ноябре 1929 г. вышла в свет статья Сталина «Год великого перелома». В ней говорилось о «коренном переломе в развитии нашего земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию».

В духе этой статьи в январе 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». В нем намечались жесткие сроки ее проведения. Выделялись две зоны: первая - Северо-Кавказский край, Среднее и Нижнее Поволжье, в которой коллективизацию намечено было закончить осенью 1930-весной 1931 г.; вторая - все остальные зерновые районы - к осени 1931 до весны 1932 г. К концу первой пятилетки коллективизацию планировалось осуществить в масштабе всей страны.

Для проведения коллективизации были мобилизованы 25 тыс. рабочих из городов, готовых выполнить партийные директивы. Уклонение от коллективизации стали трактовать как преступление. Под угрозой закрытия рынков и церквей крестьян заставляли вступать в колхозы. Имущество тех, кто осмеливался сопротивляться коллективизации, конфисковывалось. К исходу февраля 1930 года в колхозах численность уже 14 млн. хозяйств - 60% общего числа

Зимой 1929-1930 гг. во многих деревнях и селах наблюдалась страшная картина. Крестьяне гнали на колхозный двор (часто просто сарай, окруженный забором) всю свою скотину: коров, овец, и даже кур и гусей. Руководители колхозов на местах понимали решения партии по своему - если обобществлять, то все, вплоть до птицы. Кто, как и на какие средства будет кормить скотину в зимнее время, заранее предусмотрено не было. Естественно, большинство животных погибало через несколько дней. Более искушенные крестьяне заранее резали свою скотину, не желая отдавать ее колхозу. Тем самым по животноводству был нанесен огромный удар. Фактически, с колхозов в первое время брать было нечего. Город стал испытывать еще большую нехватку продовольствия, чем ранее.

 

РАСКУЛАЧИВАНИЕ

Нехватка продовольствия обусловила нарастание внеэкономического принуждения в аграрном секторе - чем дальше, тем больше у крестьянина не покупали, а брали, что вело к еще большему сокращению производства. В первую очередь, не хотели сдавать свое зерно, скотину, инвентарь зажиточные крестьяне, называемые кулаками. Многие из них открыто выступали против местных властей, деревенских активистов. В ответ на местах переходят к раскулачиванию, с 1930 г. возведенному в ранг государственной политики. Аренда земли и использование наемного труда были запрещены. Определением, кто есть «кулак», а кто «середняк» занимались непосредственно на местах. Единой и точной классификации не было. В некоторых районах к кулакам приписывали тех, у кого было две коровы, или две лошади, или хороший дом. Поэтому каждый район получал свою норму раскулачивания. В феврале 1930 г. было издано постановление, определяющее его порядок. Кулачество делилось на три категории: первая («контрреволюционный актив») - подлежала аресту и могла быть приговорена к смертной казни; вторая (активные противники коллективизации) - выселению в отдаленные районы; третья - расселению в пределах района. Искусственное разделение на группы, неопределенность их характеристик создавали почву для произвола на местах. Составлением списков семей, подлежащих раскулачиванию, занимались местные органы ОГПУ и власти на местах при участии деревенских активистов. Постановление определяло, что число раскулачиваемых по району не должно превышать 3-5% всех крестьянских хозяйств.

Страна все гуще покрывалась сетью лагерей, поселков «спецпереселенцев» (высланных «кулаков» и членов их семей). К январю 1932 г. было выселено 1,4 млн. чел, из них несколько сот тысяч - в отдаленные районы страны. Их отправляли на принудительные работы (например, на строительство Беломорско–Балтийского канала), рубку леса на Урале, в Карелии, Сибири, на Дальнем востоке. Многие гибли в пути, многие - по прибытии на место, поскольку, как правило, «спецпереселенцев» высаживали на голом месте: в лесу, в горах, в степи. Выселяемым семьям разрешалось брать с собой одежду, постельные и кухонные принадлежности, продовольствие на 3 месяца, однако общий багаж не должен весить больше 30 пудов (480 кг). Остальное имущество изымалось и распределялось между колхозом и бедняками. Выселению и конфискации имущества не подлежали семьи красноармейцев и командного состава РККА. Раскулачивание стало инструментом форсирования коллективизации: сопротивлявшихся созданию колхозов на законных основаниях можно было репрессировать как кулаков или им сочувствовавших -  «подкулачников».

 

ИЗ ПИСЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВЦИК М.И. КАЛИНИНУ. НАЧАЛО 1930-Х

«Уважаемый т. Михаил Иванович Калинин! Сообщаю из лагеря Макарихи - г. Котлас. ...Усматривалось ли вами то, что вместе с родителями переселяются и беззащитные дети от 2-х недель и старше и страдают в бараках совершенно непригодных... Хлеб выдается с опозданием на 5 дней. Такой мизерный паек, и то несвоевременно... Мы все, невинные, ждем окончательного рассмотрения дела по нашим заявлениям...».

«Председателю ВЦИК тов. М.И. Калинину. Находясь в ссылке, я насмотрелся на весь ужас этого массового выселения целых семейств... Пусть это кулаки, хотя многие из них имели совершенно ничтожное, ниже середняцкого состояние, пусть вредные элементы, хотя, правду сказать, многие попали сюда только из-за злых языков своих соседей, но все же это люди, а не скотина, и жить им приходится гораздо хуже, чем живет скотина у культурного хозяина...»

 

«ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХОВ»

Насильственная коллективизация и раскулачивание вызвали протест крестьян. В феврале-марте 1930 г. начался массовый забой скота, поголовье крупного рогатого скота сократилось в результате на треть. В 1929 г. было зарегистрировано 1300 крестьянских антиколхозных выступлений. На северном Кавказе и в ряде районов Украины на усмирение крестьян были брошены регулярные части Красной армии. В армию, в основном состоявшую из крестьянских детей, также проникало недовольство. В то же время в деревнях отмечались многочисленные факты убийства «двадцатипятитысячников» - рабочих активистов, посланных из города организовывать колхозы. Кулаки неоднократно ломали и портили колхозные машины во время весеннего сева и писали угрожающие послания председателям хозяйств.

2 марта 1930 г. в «Правде» вышла статья Сталина «Головокружение от успехов», содержавшая обвинение в перегибах в адрес местного руководства. Было принято постановление о борьбе против «искривления партлинии в колхозном движении». Показательно наказаны некоторые руководители на местах. Тогда же, в марте, был принят Примерный устав сельскохозяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольного вхождения в колхоз, определялся порядок объединения, объем общественных средств производства.

Из статьи И.В. Сталина «Головокружение от успехов», 2 марта 1930 г.: «...Нельзя насаждать колхозы силой. Это было бы глупо и реакционно. Колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. Нельзя механически пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы неразвитые. Это было бы глупо и реакционно. Такая «политика» одним ударом развенчала бы политику коллективизации... Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочного скота, всего мелкого скота, домашней птицы, когда зерновая проблема еще не разрешена, когда артельная форма колхозов еще не закреплена, - разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам? Чтобы выправить линию нашей работы в области колхозного строительства, надо положить конец этим настроениям...»

Статья полностью

 

ГОЛОД 1932-33 ГГ.

В начале 1930-х годов цены на зерно на мировом рынке резко упали. Урожаи 1931 и 1932 гг. в СССР были ниже средних. Однако продажа хлеба за границу с целью получения валюты на закупку промышленного оборудования продолжалась. Прекращение экспорта грозило срывом программы индустриализации. В 1930 г. было собрано 835 млн центнеров зерна, из них экспортировано - 48,4 млн центнеров. В 1931 г. соответственно собрано - 695, вывезено 51,8 млн центнеров.

В 1932 г. выполнить задания по сдаче хлеба колхозы зерновых районов не смогли. Туда были направлены чрезвычайные комиссии. Деревню захлестнула волна административного террора. Изъятие для нужд индустриализации из колхозов ежегодно миллионов центнеров зерна вызвало вскоре страшный голод. Зачастую изымалось даже то зерно, которое было предназначено для весеннего посева. Мало сеяли, мало и собирали. Но план поставок необходимо было выполнять. Тогда у колхозников забирали последние продукты. Импортные станки обошлись народу очень дорогой ценой, голодом 1932-1933 годов. Голод разразился на Украине, Северном Кавказе, Казахстане, в Центральной России. Причем, многие голодающие районы являлись как раз хлебными житницами страны. По подсчетам некоторых историков голод унес жизни более 5 млн человек.

 

ИТОГИ

После выхода сталинской статьи «Головокружение от успехов» отмечался массовый выход крестьян из колхозов. Но вскоре они вновь вступают в них. Ставки сельхозналога с единоличников были повышены на 50 % по сравнению с колхозными, что не позволяло нормально вести индивидуальное хозяйство. В сентябре 1931 года охват коллективизацией достигает 60%. В 1934 году - 75%. Вся политика советского руководства в отношении сельского хозяйства была направлена на удержание крестьянина в жестких рамках: либо работать в колхозе, либо уехать в город и влиться в новый пролетариат. Для недопущения неконтролируемой властями миграции населения в декабре 1932 г. были введены паспорта и система прописки. Крестьяне паспортов не получили. Без них же нельзя было переехать в город и устроиться там на работу. Покидать колхоз можно было только с разрешения председателя. Подобное положение сохранялось вплоть до 1960-х гг. Но одновременно в массовых масштабах проходил так называемый организованный набор рабочей силы из села на стройки первых пятилеток.

С течением времени недовольство крестьян коллективизацией затихало. Беднякам, по большому счету терять было нечего. Середняки свыкались с новым положением и не решались открыто выступать против власти. Кроме того, колхозный строй, ломая одно из начал крестьянской жизни - индивидуальное хозяйство, продолжал другие традиции - общинный дух российского села, взаимозависимость и совместный труд. Новая жизнь не давала прямого стимула для хозяйственной инициативы. Хороший председатель мог обеспечить приемлемый уровень жизни в колхозе, тогда как нерадивый довести его до нищеты. Но постепенно хозяйства вставали на ноги и начинали давать то продовольствие, которое требовало от них государство. Трудились колхозники за так называемые «трудодни» - отметку за выход на работу. За «трудодни» они получали и часть произведенной колхозом продукции. О зажиточности, хорошем достатке в первое время мечтать просто не приходилось. Сопротивление кулаков, которых одни называли «мироедами», другие - предприимчивыми хозяевами было сломлено репрессиями и налогами. Однако затаенная злость и обида на советский строй у многих из них оставалась. Все это сказалось уже в годы Великой Отечественной войны в проявлении сотрудничества с противником части репрессированных кулаков.

В 1934 г. было объявлено о завершающем этапе коллективизации. Было покончено с разделением крестьян на бедноту, середняка и кулака. К 1937 г. 93% крестьянских хозяйств были объединены в колхозы и совхозы. Государственная земля закреплялась за колхозами в вечное пользование. Колхозы располагали землей и рабочей силой. Машины давали государственные машинно-тракторные станции (МТС). За свою работу МТС брали частью собранного урожая. На колхозах лежала ответственность сдавать государству по «твердой цене» 25-33% продукции.

Формально руководство колхозом осуществлялось на основе самоуправления: общее собрание колхозников избирало председателя, правление и ревизионную комиссию. Фактически же колхозами управляли райкомы партии.

Коллективизация решила проблему свободной перекачки средств из аграрного сектора в промышленность, обеспечила снабжение армии и индустриальных центров продуктами сельского хозяйства, а также решила проблему экспортных поставок хлеба и сырья. В годы первой пятилетки 40% экспортной выручки дал экспорт зерна. Вместо 500 - 600 миллионов пудов товарного хлеба, заготовлявшегося ранее, в середине 1930-х годов страна заготовляла 1200 - 1400 миллионов пудов товарного зерна ежегодно. Колхозы хоть и не сытно, но все же кормили возрастающее население государства, прежде всего городов. Организация крупных хозяйств и внедрение в них машинной техники позволило изымать из сельского хозяйства гигантское число людей, которые работали на стройках индустриализации, затем воевали против нацизма и вновь поднимали промышленность в послевоенные годы. Другими словами была высвобождена огромная часть людских и материальных ресурсов деревни.

Главным результатом коллективизации стал осуществленный со многими неоправданными издержками, но все же осуществленный индустриальный скачок.

 

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ У. ЧЕРЧИЛЛЯ

О беседе с И. Сталиным на переговорах в Москве в августе 1942 г. (разговор зашел о коллективизации в СССР в 1930-х годах)

(...) Эта тема сейчас же оживила маршала [Сталина].

«Ну нет, - сказал он, - политика коллективизации была страшной борьбой».

«Я так и думал, что вы считаете ее тяжелой, - сказал я [Черчилль], - ведь вы имели дело не с несколькими десятками тысяч аристократов или крупных помещиков, а с миллионами маленьких людей».

«С десятью миллионами, - сказал он, подняв руки. - Это было что-то страшное, это длилось четыре года, но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было абсолютно необходимо пахать землю тракторами. Мы должны механизировать наше сельское хозяйство. Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам...

[речь зашла о зажиточных крестьянах и Черчилль спросил]: «Это были люди, которых вы называли кулаками?»

«Да, - ответил он, не повторив этого слова. После паузы он заметил: - Все это было очень скверно и трудно, но необходимо».

«Что же произошло?» - спросил я.

«Многие из них согласились пойти с нами, - ответил он. - Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области, или в Иркутской, или еще дальше на север, но основная их часть была весьма непопулярна, и они были уничтожены своими батраками».

Наступила довольно длительная пауза. Затем Сталин продолжал: «Мы не только в огромной степени увеличили снабжение продовольствием, но и неизмеримо улучшили качество зерна. Раньше выращивались всевозможные сорта зерна. Сейчас во всей нашей стране никому не разрешается сеять какие бы то ни было другие сорта, помимо стандартного советского зерна. В противном случае с ними обходятся сурово. Это означает еще большее увеличение снабжения продовольствием».

Я... помню, какое сильное впечатление на меня в то время произвело сообщение о том, что миллионы мужчин и женщин уничтожаются или навсегда переселяются. Несомненно, родится поколение, которому будут неведомы их страдания, но оно, конечно, будет иметь больше еды и будет благословлять имя Сталина...

Черчилль У. Вторая мировая война. (В 3 х книгах)». Часть II. Тт. 3-4. М., 1991

Историк Михаил Безнин о коллективизации сельского хозяйства — Реальное время

Историк Михаил Безнин — о «годе великого перелома» и его последствиях

90 лет назад, 20 октября 1929 года, ЦК ВКП(б) официально провозгласил сплошную коллективизацию сельского хозяйства. 31 октября о ее начале объявила газета «Правда», а фактический старт сплошной коллективизации был дан статьей «Год великого перелома» за авторством Иосифа Сталина, опубликованной в той же «Правде» 7 ноября на 12-ю годовщину «Великого Октября». В ней генсек утверждал, что началось «массовое колхозное движение» и случился «коренной перелом в недрах самого крестьянства» в пользу колхозов. Отныне хлеб страна должна была получать стабильно, а семейства ряда зажиточных крестьян оказались лишними в новой деревне и подлежали высылке из нее. О том, почему коллективизация одновременно и трагедия, и вынужденный ход властей, была ли деревня 20-х неким образцом аграрного хозяйства и стали ли кулаки реальными врагами советской власти, в интервью «Реальному времени» рассказал доктор исторических наук, автор ряда трудов по аграрной истории страны Михаил Безнин.

«Россия пошла путем первоначального накопления капитала в классическом жестком варианте. Главным его периодом была коллективизация»

— Михаил Алексеевич, все чаще доводится видеть в научной литературе и публикациях вывод о том, что коллективизация была необходима. Что страна должна была получать достаточное количество хлеба, так как военная угроза никуда не исчезла, а, напротив, нарастала, и кроме того, проданный хлеб должен был приносить валюту, необходимую для индустриализации. Вы согласны с этим мнением?

— Сейчас имеются разные точки зрения на этот вопрос. Но я вижу такую картину: из мира аграрного общества в свое время начали выходить разные цивилизационные образования, и стало возникать общество, которое я называю капитализированным. Ранее большая часть населения сидела на земле, на своем небольшом участке, и в основном производила для себя. Конечно, что-то из продуктов этого производства через различные внеэкономические методы удавалось изымать и представителям политической власти — в России это были барщина и оброк, позже что-то из продовольствия уходило и слою городских ремесленников (еще позже — владельцев мануфактур) в обмен на их продукцию, необходимую сельскому хозяйству. Новое общество становилось товарным, основной продукт производился для продажи, но я это общество называю капитализированным, потому что базировалось оно уже не на труде, а на капитале.

Разные страны мира по-разному выходили из аграрного общества, и наиболее господствующей теорией нового общества стала теория первоначального накопления капитала, когда мелкий собственник экспроприируется и идет концентрация капитала, в результате которой образуется товарно-индустриальное производство. Есть другие точки зрения на появление нового капиталистического общества — ученые говорили, что оно образовывалось через хозяйственность, бережливость и укрупнение капитала.

Я придерживаюсь первой точки зрения и считаю, что Россия пошла путем первоначального накопления капитала в его классическом жестком варианте. И главным его периодом был период коллективизации. До коллективизации 4/5 населения страны сидело в деревне, в России было 25 миллионов крестьянских хозяйств, занимавшихся трудом, ориентированным на себя и на какой-то товарный обмен, который государство пыталось увеличить разными способами. Но товарообмен не всегда удавался, и в начале 30-х, ради первоначального накопления капитала, власти отняли у каждой семьи больше двух десятин земли, отняли скот, ради товарности организовали колхозно-совхозные предприятия, а значительную часть населения различными методами переместили в промышленность.

Так что с точки зрения теории первоначального накопления капитала в коллективизации есть логика и закономерность и тут не было какого-то российского уникального пути. Просто мы прошли тот же путь в XX веке, в отличие от Англии и других стран, прошедших его в более раннее время. Конечно, в Советском Союзе была своя большая специфика — страна была многонациональной, с коммунистической идеологией, которая обеспечивала управление обществом. Любой правитель всегда объясняет обществу то, что он делает, даже китайские императоры управляли народом не только силой, но и идеологически. Так и в СССР: была коммунистическая пропаганда, но осуществлялось преобразование аграрного общества в госкапиталистическую систему.

Фото little-histories.org
С точки зрения теории первоначального накопления капитала в коллективизации есть логика и закономерность и тут не было какого-то российского уникального пути. Просто мы прошли тот же путь в XX веке, в отличие от Англии и других стран, прошедших его в более раннее время

Пропаганда утверждала, что колхозы — это шаг вперед. Это действительно было так?

— Коллективизация была шагом вперед, если мы говорим о переходе к более современному типу хозяйственного устройства. Да, этот шаг был жестокий, кровавый, как и при многих других преобразованиях, но в определенном смысле закономерный.

«Было ли у России время для «бухаринской альтернативы»?»

Можно ли было осуществить этот шаг вперед через «бухаринскую альтернативу», включавшую в себя товарную кооперацию крестьян и государства? Или в кооперации было много и плюсов, и минусов?

— Плюсы и минусы — это своего рода моральные оценки, а не категории исторической науки. Вот, скажем, Гай Юлий Цезарь — это деятель с каким знаком, плюс или минус? Цезарь был историческим деятелем, который проводил преобразования в Древнем Риме, и для каких-то слоев они были плюсом, для других — минусом.

Да, была альтернатива от Бухарина, о кооперации говорил Ленин и именно его идеи были заложены в бухаринскую концепцию, а в среде ученых эту идею больше всего пропагандировал Чаянов (Александр Чаянов, российский и советский экономист, основатель междисциплинарного крестьяноведения, — прим. ред.). Такой путь должен был быть более мягким и длительным, он предполагал накопление капитала в легкой промышленности, затем массовое производство и производство средств в тяжелой промышленности.

Но было ли у тогдашней России для этого достаточно времени? Прошли ли бы мы этим путем до 1941 года хоть в какой-то степени, были бы мы готовы к войне так же, как с проведенной коллективизацией, или утратили бы независимость? Это все из области сослагательного наклонения, и я как историк этим не занимаюсь. Это уже футурология или что-то подобное.

Получается, кризис хлебозаготовок (малое количество зерна, сданное крестьянами государству, породило нехватку хлеба, — прим. ред.), приведший к коллективизации, четко показал, что без колхозов страна не будет с хлебом?

— Верно. В конце 20-х годов власти сделали попытку решить проблему нехватки хлеба за счет контрактации, то есть путем заранее оговоренных с индивидуальными хозяйствами поставок определенных объемов зерна, что позволило бы создать города и заводы и оторвать рабочую силу от деревни. Но с помощью этого метода ничего не получилось, поэтому, что называется, «тюкнули топором».

Фото zeir.ru
В конце 20-х годов власти сделали попытку решить проблему нехватки хлеба за счет контрактации, то есть путем заранее оговоренных с индивидуальными хозяйствами поставок определенных объемов зерна, что позволило бы создать города и заводы и оторвать рабочую силу от деревни. Но с помощью этого метода ничего не получилось, поэтому, что называется, «тюкнули топором»

«Сталин осознавал, что госпоставки хлеба — это что-то типа оброка, а нормы выработки — вроде барщины»

— Насколько верно, что вождь государства рабочих и крестьян Иосиф Сталин недолюбливал крестьянство, относился к нему с недоверием, что стало еще одним фактором, подтолкнувшим его к коллективизации деревни, которую [деревню] сложно было назвать идеологически верной?

— Я думаю, что наверху сидели прагматики, и насколько они были верны коммунистической идеологии, это большой вопрос. В личном потреблении, в каких-то элементах нероскошной жизни они, может, и соответствовали коммунистическому духу, но прозаически руководители страны понимали, что к чему. Тот же Сталин, когда у него спрашивали: «Что такое колхозы?», отвечал: «Это что-то вроде поместья».

Сталин точно осознавал, что госпоставки хлеба — это нечто, похожее на прежний оброк, а нормы выработки, установленные в колхозах — это что-то вроде бесплатной отработки, то есть барщины. И тем не менее власти пошли по сути на восстановление повинностной системы — прежде всего ради рывка в первоначальном накоплении капитала, то есть в отделении производителя от средств производства и выталкивании части крестьян в город ради концентрации ресурсов для тяжелой промышленности.

Да, все это шло в спорах руководства страны, но споры выработали путь, который сработал на преобразование общества.

И благодаря коллективизации страна победила в войне?

— Коллективизация была прежде всего возможностью создать капитализированную систему, и эта система заработала. Переход от аграрного к преимущественно индустриальному, городскому капитализированному обществу окончательно происходит в конце 50-х — 60-е годов, в это время история аграрного общества завершается, и уже в 60-е мы видим, что большинство населения живет в городе, потребляет одежду, ткани, мебель. А если сравнивать конец 20-х годов и конец уже 80-х, то это вообще два разных общества: в первом лишь 20 процентов населения жило в городах, а через 60 лет — уже почти 80. Соотношение промышленного и аграрного производства тоже перевернулось в пользу промышленности.

Фото burckina-new.livejournal.com
Коллективизация была прежде всего возможностью создать капитализированную систему, и эта система заработала

«Новому времени нужен был не домохозяин, а специализированный работник звеньев и бригад»

— Вернемся в 20-е годы. Какой была тогда деревня? Многие писатели-деревенщики видят в ней прямо какую-то идеальную жизнь, а как она выглядит с точки зрения историка?

— Сейчас 20-е годы выглядят как конец аграрного общества, как конец крестьянской эпохи. Да, в ходе революции и нажима со стороны крестьянства большевики были вынуждены удовлетворить их чаяния, и в 20-е годы, особенно после перехода к НЭПу, когда крестьянам разрешили нанимать работников, торговать, все это вылилось в некую крестьянскую идиллию. Но страна росла, земледелие мельчало, а семьи-то все-таки увеличивались, и землю надо было делить и делить, что привело ко все большему и большему малоземелью. Получается, что сельское хозяйство уже надо было интенсифицировать, и в 20-е годы пошла кооперативная эпопея. Кооперативов было создано тысячи: многие из них занимались переработкой продукции, ее заготовкой и так далее, но вписывался ли такой подход в жизнь страны. Богатый мужичок не вписывался в идеологию, а поведение крестьян не вписывалось в желание властей построить индустрию, создать армию и так далее.

И если обратиться к Чаянову, идеологу отечественной кооперации, описавшему закономерности существования крестьянского хозяйства, мы увидим, что это хозяйство развивается, ориентируясь на свои потребительские интересы, и когда они удовлетворены, дальше развиваться и прилагать усилия для развития (в частности, для увеличения ненатуральной части своего производства не для себя, а на рынок) — это не крестьянская идеология. Крестьянин доходит до какого-то предела в своих интересах, и все. А такое крестьянство было обречено с точки зрения того, что мы называем прогрессом, то есть с точки зрения перехода к индустрии и так далее. Прогресс и крестьянство 20-х годов были несовместимы.

А какими были те же кулаки и середняки? В советское время тех же кулаков рисовали врагами власти, желавшими ее свержения иностранными державами, а в постсоветское, напротив, крепкими хозяевами, солью земли.

— Как и все категории людей, кулаки были разными. Те, кто как-то пострадал от властей в 20-е годы, те ждали войны и, конечно же, хотели бы, чтобы порядки изменились с помощью внешней силы. Когда же уже многие крестьяне подверглись раскрестьяниванию (а все-таки крестьянство воспроизводилось тысячу лет), это было личной и семейной трагедией, потому что большинство крестьян действительно были крепкие хозяйственники, и можно сказать, что это был цвет крестьянского состояния.

Но в новой системе нужен был другой крестьянин — специализированный работник звеньев, бригад и так далее, а не домохозяин, у которого и семья в распоряжении, и собственная пара рук, и сыновья — домохозяин был опорой старого крестьянства. В силу того, что домохозяева были не нужны, они больше всех и пострадали в ходе коллективизации. Они жаждали возвращения в родные места и думали, если хотите, антисоветски.

Неужели в реализации коллективизации нельзя было обойтись без жестких методов — преступной по содержанию конфискации имущества и выселения семей в необжитые места?

— В реализации этой политики такие меры, наверное, были необходимы. А с точки зрения морали и отношения к людям это были жестокие, часто нечеловечные методы. Но то же самое было и в английском раскрестьянивании — крестьян ловили по дорогам и казнили. Бесспорно, при коллективизации страдали тысячи и миллионы людей, это было тяжелейшее время для миллионов семей, и такая трагедия, возможно, коснулась каждого из нас — у меня, к примеру, дед был середняком, и хотя его не выселили, многое из имущества у него отобрали, конфисковали. Это было время тяжелой экономической и социальной ломки.

Сталин несет ответственность именно за жестокие методы по отношению к раскулачиваемым?

— Мораль для историка — это несколько другой ракурс. Конечно, были расправы, жестокости, но вставать и говорить, что все было зря и бесполезно, тоже нельзя.

Раскулачивание крестьян в селе Удачное Донецкой области, 1931 год. Фото meduza.io
В новой системе нужен был другой крестьянин — специализированный работник звеньев, бригад и так далее, а не домохозяин, у которого и семья в распоряжении, и собственная пара рук, и сыновья — домохозяин был опорой старого крестьянства. В силу того, что домохозяева были не нужны, они больше всех и пострадали в ходе коллективизации

«В 90-е мы разрушили госкапитализм и перешли на частный путь»

Вы согласитесь с вашим коллегой Виктором Кондрашиным, что давать однозначную оценку коллективизации пока рано?

— Соглашусь. Наука — это соревнование взглядов, в ней нет абсолютной истины, и если какой-то ученый претендует на абсолютную истину, ему нужно с наукой завязывать и идти в храм — там есть истина под названием «вера». Мы спорим, и это нормально.

Вот к примеру, приезжал к нам недавно тот же Кондрашин, и мы спорили с ним о Голодоморе, и это нормально — у нас разные головы и на процессы мы смотрим по-разному. Какая может быть объективная позиция по коллективизации? Она может быть только у объекта, а мы все субъекты исследования. Я считаю, что социализма в коллективизации не было. Как я сказал, это было первоначальное накопление капитала, и в деревне было не социалистическое строительство, а госкапиталистическое.

А что вы думаете о Голодоморе? На Украине считают, что это был искусственно созданный голод с целью уничтожения украинской нации.

— Я не думаю, что Голодомор мог быть совсем уж искусственным, чтобы сломить в деревне какое-то сопротивление коллективизации. Был Голодомор? Был, но эта гибель людей была следствием слишком большого количества произведенных хлебозаготовок. Это была трагедия, но говорить, что она была спланирована, задумана, чтобы переломить общество через колено… Я сомневаюсь, потому что источники мне об этом не говорят.

Что вообще показала наша история спустя 90 лет после начала «Великого перелома»?

— Последующая история показала, что нам очень трудно перешагнуть через частнокапиталистический путь. Вот в 90-е годы мы разрушили госкапитализм и перешли на частный путь. Что это было? Результат отклонения от пути или все было закономерно и не может быть развития без стадии частного капитализма, прерванной в 1917 году? Это большой вопрос и на него ответит только жизнь. А воздействие коллективизации, конечно, есть до сих пор — прежде всего в сфере нашего мировоззрения: мы до сих пор ее помним.

Сергей Кочнев

Справка

Михаил Безнин — проректор по научной работе Вологодского государственного университета, заведующий кафедрой отечественной истории, доктор исторических наук, профессор.

ОбществоИстория

ЕГЭ. История. Кратко. Коллективизация

 

Коллективизация

 

 

Коллективизация – это объединение единоличных хозяйств крестьян в колхозы - коллективные хозяйства - в СССР

Начало коллективизации

1927г, 15 съезд ВКП(б)- взят курс на коллективизацию.

Сплошная коллективизация началась в 1929 г. после опубликования в газете «Правда» статьи Сталина И.В. «Год великого перелома».

Хронологические рамки: 1929-1937г.

Причины

 

 

  • Кризис хлебозаготовок 1926-1929гг.: крестьяне-единоличники снижали поставки зерна государству, так как закупочные цены зерна были слишком низкими

  • Необходимость капиталовложения в индустрию, деревня стала главным источником доходов государства для вложения капиталов в промышленность

Цели

  • Сделать СССР «одной из самых хлебных, если не самой хлебной страной в мире».

  • Обеспечить надёжный канал перекачивания денег из деревни в город для развития индустрии

  • Наладить эффективное сельскохозяйственное производство

  • Распространить влияние государства на частный сектор в сельском хозяйстве, то есть осуществить полное огосударствление экономики.

Ход коллективизации

Основная форма объединения - колхозы. В них обобществлялись скот, земля, инвентарь.

Сроки – крайне сжатые. В Постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 "О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству" их  определили так:

- Поволжье, Северный Кавказ-  1 год

- Украина, черноземье, Казахстан – 2 года

- остальные районы- 3 года.

 

В деревни направлены наиболее идейные рабочие - «двадцатипятысячники», затем ещё 35 тысяч.

          Для координации создавались  новые учреждения, занимавшиеся      коллективизацией (Зернотрест, Колхозцентр, Трактороцентр) - Наркомат земледелия. Глава - Я.А.Яковлев.

Нежелание крестьян вступать  в колхозы решалось силой: конфисковывали имущество, запугивали людей, сажали под арест.

Кулаков делили на три категории:

  1. Участники выступлений против советской власти (арестовывались и передавались в руки ОГПУ)

  2. Зажиточные хозяева, которые имели влияние на остальных (выселялись вместе с семьями в Казахстан, Сибирь, на Урал)

  3. Все остальные (переселялись в те же районы, но на худшие земли).

Чёткой градации групп не было.

Земля, имущество, деньги- всё это конфисковывалось у кулаков. Трагизм был ещё и в том, что были даны чёткие указания, сколько человек необходимо было выделить по каждой категории, что приводило к тому, что в разряд « кулаков» часто попадали и середняки.

Выделяли ещё разряд населения - « подкулачники» – подсобники «врагов-мироедов», вот уж под эту категорию можно было подвести кого угодно.

 

Ответом на насильственную коллективизацию и раскулачивание стали массовые выступления народа, убой скота.

Сталин решил временно уступить, отметив в статье

 «Головокружение от успехов» (весна 1930г.), что в перегибах виновны местные власти.

14 марта 1930 г., ЦК ВКП(б) - постановление "О борьбе с искривлениями  линии партии в колхозном движении", в котором местные власти обвинялись в следующем:

в нарушении принципа добровольности;

в "раскулачивании" середняков и бедняков;

в мародерстве;

в поголовной коллективизации;

в закрытии церквей, рынков, базаров.

Первый эшелон местных организаторов колхозов репрессирован.

Многие созданные колхозы распущены.

 

Однако осенью 1930 года процесс коллективизации продолжился.

В 1932-1933 году в самых плодородных районах был голод (причины: засуха, падение скота, рост госпланов  госзаготовок, отсталая техническая база) однако это не остановило партию: объёмы госпоставок росли, зерно вывозили  за границу, чтобы получить деньги.

7 августа 1932г -  принят Закон об охране социалистической собственности (в народе его прозвали « законом о трёх колосках»), по которому за хищение государственной собственности предусматривался расстрел или срок заключения  на 10 лет.

1932- введены в колхозах трудодни, сдельщина, бригадная организация труда.

1933- созданы политотделы и МТС (так уже к 1934 году в колхозах было 280 тыс. тракторов)

1935- отменена карточная система

1937- колхозы получили землю в вечное пользование.

В 1937 году коллективизация была объявлена завершённой: 97% хозяйств были в колхозах.

Съезды колхозников

1930 г. - I Всесоюзный съезд колхозников

1935 г. - II Всесоюзный съезд колхозников.

Формы колхозного хозяйства

  • Коммуны - в них обобществлялись все средства производства, скот, земля, у работников не было личного хозяйства, уравнительное распределение- не по труду, а по едокам. К лету 1929г. коммуны составляли 2% всех колхозов.

  • Артели – отличие от коммуны в том, что члены её имели личное подсобное хозяйство. Доходы распределялись по количеству и качеству труда, по трудодням. В 1929г. артели составляли 33.6 % колхозов.

  • ТОЗы- товарищества по совместной обработке земли. В них обобществлялась только земля и труд, а скот, машины, инвентарь оставались в частной собственности. Доходы распределялись не только по количеству труда, но и в зависимости от размеров паевых взносов и ценности средств производства, предоставленных товариществу каждым его членом. В 1929 году ТОЗы составляли 60.2 % колхозов.

  • Параллельно с колхозами ещё с 1918 года на базе специализированных хозяйств (например, конезаводов) создавались совхозы .Работникам совхозов начислялись заработная плата по нормативам и в денежной форме, они являлись наёмными работниками, а не совладельцами.

Итоги

ПОЗИТИВНЫЕ:

  • Государственные заготовки зерна выросли в 2 раза, а налоги с колхозов – в 3.5, что значительно пополнило бюджет государства.

  • Колхозы стали надёжными поставщиками сырья, продовольствия, капитала, рабочей силы, что приводило к развитию промышленности.

  • К концу 1930- х годов было построено более 5000 МТС - машинно - тракторных станций, которые обеспечивали колхозы техникой, которую обслуживали  рабочие из городов.

  • Главный итог коллективизации – индустриальный скачок, резкое повышение уровня развития промышленности.

 

НЕГАТИВНЫЕ:

  • Коллективизация негативно сказалась на сельском хозяйстве: сократилось производство зерна, поголовье скота, урожайность, количество посевных площадей.

  • Колхозники не имели паспорта, значит, не могли выезжать за пределы деревни, становились заложниками государства, лишившись свободы передвижения.

  • Был уничтожен целый слой крестьян-единоличников с его культурой, традициями, навыками хозяйствования. На смену пришёл новый класс- « колхозное крестьянство».

  • Большие людские потери: 7-8 млн. людей погибло в результате голода, раскулачивания, переселения.

  • Складывание административно- командного управления сельским хозяйством, его огосударствление.

  • Потеря стимулов к труду в деревне.

 

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

 

 

 

 

Практическая работа «Плюсы и минусы коллективизации и индустриализации»

Практическая работа «Плюсы и минусы коллективизации и индустриализации»

Учебники. Загладин Н.В., Петров Ю.А. История. 11 кл § 17-18

Горинов и др. история России.10 кл. §15, стр. 123 -135, § 16, стр. 135-142

Цели:

- закрепить представление о причинах, сущности и итогах индустриализации и коллективизации;

- формировать умения исторического анализа;

- развивать умение аргументировать ответы на дискуссионные вопросы, используя исторические источники.

Задания:

1. Заполнить таблицу.

Критерии

Коллективизация

Индустриализация

Определение

Причины

Цели

Методы и средства

Итоги

Положительные результаты

Отрицательные результаты

2. Ответить на контрольные вопросы.

1) Возможно ли было провести индустриализацию в стране в короткие сроки без проведения коллективизации в сельском хозяйстве? Почему?

2) Почему в годы модернизации экономики страны сократилось население в СССР?.

3) «Процесс коллективизации в СССР положительно или отрицательно сказался на жизни советской деревни, т.к. ….». Используя исторические знания, приведите два аргумента, которыми можно подтвердить данную точку зрения, и два аргумента, которыми можно опровергнуть её. При изложении аргументов обязательно используйте исторические факты.

Ответы запишите в следующем виде.

«Процесс коллективизации в СССР положительно сказался на жизни советской деревни, т.к.

во-первых….,

во- вторых….

«Процесс коллективизации в СССР отрицательно сказался на жизни советской деревни, т.к. ….».

во-первых….,

во- вторых….

Цена сталинской коллективизации - Ведомости

Сталинская коллективизация, 90-летие начала которой отмечается в эти дни, стала одним из символов и феноменов советской эпохи, трагедией советской деревни. В народной памяти она связана в первую очередь с раскулачиванием трудолюбивых крестьян, ссылкой и массовым голодом 1932–1933 гг.

Оценка коллективизации как трагического результата политики сталинского руководства СССР в постсоветские годы нашла подтверждение в трудах российских и зарубежных историков и фундаментальных сборниках документов «Трагедия советской деревни: коллективизация и раскулачивание», подготовленных большим коллективом российских и зарубежных историков и архивистов под научным руководством Виктора Данилова. В них на основе разнообразных и достоверных источников восстановлена реальная картина коллективизации.

Она была следствием форсированной индустриализации, осуществление которой стало возможным благодаря созданию колхозного строя – важнейшего источника ее ресурсов. В 1930–1932 гг. из колхозной деревни для нужд индустриализации выкачали 4,7 млрд пудов хлеба (в 1,3 раза больше, чем за семь лет нэпа), который экспортировали на Запад: валюта была необходима для оплаты станков, технологий и труда тысяч приглашенных иностранных специалистов. Кроме того, этим хлебом накормили рабочих, возводивших флагманы первой пятилетки. Но ценой «успеха» индустриализации стала гибель от голода в основных зерновых районах страны не менее 5 млн крестьян из-за принудительного вывоза всего доступного контролю государства хлеба. Следует помнить и о 5 млн «кулаков» и членов их семей, вывезенных в необжитые районы Севера, Сибири и Казахстана, сотни тысяч из них погибли от голода и тягот «кулацкой ссылки». На печально известном «острове людоедов» в среднем течении Оби в мае – июне 1933 г. 2000 спецпоселенцев мучительно умерли от голода из-за прекращения подвоза продуктов.

Насильственная коллективизация стала следствием победы Сталина и его окружения в дискуссии о методах решения возникшего в стране продовольственного кризиса в 1927 г. как кризиса хлебозаготовок. Крестьяне не желали продавать государству хлеб по заниженным и убыточным для них ценам, предпочитая его придерживать или продавать на частном рынке по рыночным ценам. В результате к концу 1927 г. резко выросли цены на хлеб, его дефицит в городах составил 128 млн пудов, хлебный экспорт снизился по сравнению с 1926 г. в 27 раз (со 150 млн до 5,6 млн пудов). При этом СССР уже провозгласил курс на индустриализацию, его реализация предусматривала быстрый рост товарности сельхозпроизводства.

В условиях кризиса хлебозаготовок в советской деревне в 1927 г. распространились настроения, которые чекисты называли «пораженческими». По донесениям ОГПУ, в связи с обострением отношений СССР с Польшей (из-за убийства советского посла Петра Войкова в Варшаве) и Великобританией (из-за разрыва дипломатических отношений) значительная масса крестьян не желала защищать советскую власть в случае войны с этими государствами. В ряде случаев крестьяне, как правило из кулаков и зажиточных, даже ждали войны, чтобы отомстить коммунистам за их грабительскую налоговую и хлебозаготовительную политику. Одновременно на селе укоренялась идея создания крестьянской партии (союза) в противовес «рабочей партии» ВКП(б) для защиты интересов деревни, усиливались антигородские и антикоммунистические настроения массы сельского населения.

В таких условиях – негативных настроений крестьянства и набиравшей темпы индустриализации – советское государство должно было найти выход из продовольственного кризиса.

С одной стороны, доказано, что кризис хлебозаготовок был связан с низким уровнем товарности крестьянских единоличных хозяйств, достигших предела своего развития к середине 1920-х гг. Она составила по зерновым культурам 20% от дореволюционного уровня (в 1913 г. заготовили 1,3 млрд пудов, в 1926 г. – 725,5 млн). С другой стороны, кризис хлебозаготовок имел объективные причины: невозможность удовлетворить потребности деревни из-за слабости промышленности. Отсюда ножницы цен: высокие цены на промтовары и низкие на сельхозпродукцию – и как реакция на это – «крестьянский саботаж» хлебозаготовок и продовольственный кризис в стране.

Выход из него сталинское руководство нашло в насильственной антикрестьянской коллективизации с помощью раскулачивания и принудительных хлебозаготовок. Сигналом к ним стали решения ноябрьского пленума ЦК ВКП(б) 1929 г. и январские постановления ЦК 1930 г. о темпах коллективизации и «ликвидации кулачества как класса». Еще до их принятия на апрельском и июльском пленумах ЦК ВКП(б) 1929 г. сталинское большинство отвергло «альтернативу», т. е. выдвинутое годом ранее предложение правых об отказе от чрезвычайных методов хлебозаготовок и насилия над крестьянством. Тогда же не получила поддержки и инициатива закупить за валюту за рубежом 100–150 млн пудов хлеба, чтобы снять остроту продовольственного кризиса в городах. Сталин и его соратники не желали тратить скудные валютные резервы на закупку хлеба, которого не хватило бы для решения продовольственной проблемы. Поддержка позиции правых означала приостановку и консервацию строек пятилетки, рост безработицы в деревне, а также серьезные проблемы с оплатой труда приглашенных иностранных специалистов.

Следует отметить, что в 1929 – начале 1930 г. для получения валюты для нужд индустриализации (дефицит валюты возрастал) сталинское руководство запланировало резко, до 5 млн т, увеличить в 1930 г. экспорт зерна. Необходимость спасти форсированную индустриализацию за счет выкачки ресурсов из деревни предопределила сползание СССР в чрезвычайщину сплошной коллективизации.

Важный аспект истории коллективизации, во многом объясняющий ее успех, но не получивший широкого освещения в историографии, – наличие в советской деревне достаточно большой и активной прослойки сторонников коллективизации среди сельской молодежи (комсомольцев, селькоров и т. д.) и части низшей номенклатуры (председатели сельсоветов, секретари партячеек и т. д.), деревенской бедноты и середняков.

Например, к началу коллективизации в советской деревне – по Всесоюзной переписи 1926 г. – 67% крестьян были моложе 30 лет. Коллективизация вместе с индустриализацией и культурной революцией были для них трамплином к должностям, создаваемым в колхозах, МТС, на фабриках и заводах, в Красной Армии и т. д. (председатели, бригадиры, механизаторы, зоотехники, агрономы, инженеры и т. д.). Именно они вместе с присланными в деревню городскими «уполномоченными» («двадцатипятитысячниками» и т. д.) стали ударной силой коллективизации и внесли значительный вклад в ее успех.

Коллективизация вызвала массовое сопротивление крестьян: в 1930 – I квартале 1932 г. в СССР произошло 13 893 антиколхозных выступления с 2,5 млн участников. Успешно подавить его государству удалось, применив всю мощь административно-репрессивного аппарата, которой деревня не могла противопоставить серьезной силы. В отличие от Гражданской войны у крестьян не было достаточно оружия, изъятого ОГПУ в ходе регулярно проводившихся спецопераций. Кроме того, раскулачивание лишило деревню потенциальных вожаков крестьянских восстаний. Следует отметить, что под раскулачивание попали не только реальные кулаки (их доля в целом по СССР не превышала 2,3%), но и активная часть зажиточных крестьян и середняков, настроенных против колхозов, способных стать лидерами сопротивления. Новая антоновщина и махновщина была невозможна в обезоруженной и обезглавленной деревне.

Хотя коллективизация удалась с точки зрения получения ресурсов для форсированной индустриализации, которая обеспечила победу СССР в Великой Отечественной войне, она же заложила мину замедленного действия под созданную на ее основе советскую социально-экономическую и общественно-политическую систему. Поголовье лошадей в деревне в 1933 г. снизилось по сравнению с 1928 г. вдвое, крупного рогатого скота и свиней – более чем на 40%, мелкого рогатого скота – втрое. Доколхозный уровень поголовья скота был достигнут лишь в 1958 г. Средняя урожайность зерновых в 1934–1940 гг. (7,4 ц с 1 га) по сравнению с 1922–1928 гг. (7,7 ц с 1 га) также снизилась, хотя и незначительно. Возникший ценой миллионов крестьянских жизней колхозный строй не смог накормить страну и в конечном итоге рухнул с распадом советской государственности как неэффективная экономическая модель, существовавшая исключительно ради удовлетворения нужд государства и в самую последнюю очередь – интересов сельских тружеников.

В контексте огромных жертв коллективизации закономерен вопрос, можно ли было избежать трагического развития событий. В исторической науке продолжается дискуссия на эту тему. В начале 1990-х гг. историк Виктор Данилов назвал альтернативой сталинской насильственной коллективизации идеи Николая Бухарина. Якобы в программе правой оппозиции (Бухарина, Алексея Рыкова, Михаила Томского) предусматривался безболезненный вариант создания в СССР крупного товарного сельского хозяйства на основе развития кооперации и объединения крестьянских хозяйств при материальной поддержке советской власти. Данилова поддержал английский социолог и историк, профессор Манчестерского университета Теодор Шанин, который заявил, что без коллективизации к началу Великой Отечественной войны в СССР было бы меньше заводов, но имевшиеся работали бы более производительно, чем поспешно возведенные в годы первых пятилеток. Но самое главное, удалось бы избежать огромных людских потерь из-за коллективизации, а также резкого падения уровня сельскохозяйственного производства. В этом случае, по мнению Шанина, в Красной Амии было бы на 5 млн больше защитников из числа крестьян, избежавших голодной смерти в результате отказа от сталинской коллективизации. «Альтернативную» точку зрения на коллективизацию наиболее ярко выразили американские экономисты Холланд Хантер и Янош Ширмер. Они на основе применения математических методов смоделировали развитие сельского хозяйства СССР без коллективизации и получили результат, описанный Шаниным.

«Альтернативная» концепция коллективизации вызвала критику в России и за рубежом. В частности, известный российский аграрник Сергей Есиков указал на главный недостаток программы правой оппозиции и Бухарина: «черепашьи темпы» индустриализации и «строительства социализма», недооценку уровня военной угрозы СССР. А профессор Бирмингемского университета Роберт Уильямс Дэвис отметил несостоятельность расчетов Ширмера и Хантера, взявших за основу своих расчетов 1928 г., когда уже налицо был кризис хлебозаготовок и нэпа в целом и о «нормальном» развитии сельского хозяйства страны уже не могла идти речь.

Утверждение об отсутствии реальной военной угрозы для СССР на рубеже 1920–1930 гг. опровергается последними исследованиями российских историков. Как указывает известный исследователь историк Андрей Соколов, штаб РККА накануне коллективизации всерьез рассматривал возможность войны с участием находившихся в союзе с Францией и Великобританией стран Малой Антанты (Польши, Румынии, Чехословакии и др.) против СССР. Поэтому советские военные настойчиво требовали усилить оборонную составляющую пятилетнего плана и обсуждали вопрос о вероятных противниках и сроках начала войны. Об опасности «потерять Украину» из-за срыва хлебозаготовок и хаоса в республике, которым могли воспользоваться «агенты Пилсудского», писал 11 августа 1932 г. Иосиф Сталин Лазарю Кагановичу. Отсюда жестокие и массовые репрессии против крестьянства в конце 1932 г., приведшие к страшному голоду на Украине в первой половине 1933 г. «Альтернативная» концепция коллективизации не может быть принята, поскольку сторонники более мягкой ее версии проиграли борьбу за власть сталинской группировке в ВКП(б).

Автор — историк, руководитель Центра экономической истории Института российской истории РАН

Коллективизация - семнадцать моментов советской истории

Тексты Изображения Видео Другие ресурсы

Тематическое эссе: Льюис Сигельбаум

Хронический дефицит государственных закупок зерна и растущая волна протестов рабочего класса по поводу его дефицита в совокупности убедили Сталина и его сторонников в партийном руководстве отказаться от рынка как основного механизма, с помощью которого были получены товары из сельской местности. Наблюдая за применением «чрезвычайных» (читай, принудительных) мер на Урале и в Западной Сибири зимой 1927-1928 годов, Сталин натолкнулся на идею организации колхозов и совхозов как потенциально более эффективного и долгосрочного решения проблемы. проблема добычи зерна.Энтузиазм Сталина по поводу коллективизации, похоже, был основан на двух кардинальных принципах, которые разделяли многие в партии и, по крайней мере, некоторые аграрные эксперты. Во-первых, крупные производственные единицы, организованные по типу промышленных предприятий и имеющие доступ к механизированному оборудованию, были гораздо более эффективными и позволяли извлекать больше излишков, чем традиционное раздельное земледелие, практикуемое русскими крестьянами. Во-вторых, кулаки представляли собой противовес советской власти в деревне и по самой своей природе представляли собой «классово-чуждый» элемент, который необходимо было устранить.Из этого следовало, что так называемые середняки, которые опять-таки по самой своей природе колебались между поддержкой государственных инициатив и противодействием им, могли быть привлечены к коллективному хозяйству с помощью сочетания стимулов (доступ к механизированному оборудованию, кредиты и т. Д.) и принудительные меры (налоги, конфискация, угрозы изгнания). Таким образом, коллективизация должна была идти параллельно с «раскулачиванием».

Как крестьяне первоначально отреагировали на идею коллективизации? Партийные агитаторы, посланные в деревни, чтобы убедить крестьян в преимуществах коллективизации, часто встречались со скептицизмом и насмешками.Крестьяне, сопротивлявшиеся давлению региональных партийных чиновников записываться в колхозы, назывались кулаками; те, кто опасался конфискации, распродали свою собственность как можно быстрее, по сути дела раскулачивание. К июню 1929 года 1 миллион крестьянских хозяйств из примерно 25 миллионов было зарегистрировано в 57 тысячах коллективов. Тем не менее большинство сдерживалось. Наиболее интенсивный период коллективизации пришелся на зиму 1929-1930 годов после публикации в газете « Правда », посвященной двенадцатой годовщине Октябрьской революции, статьи Сталина, провозглашающей «великий прорыв» на пути к «покорению широких масс крестьянства. на сторону рабочего класса.”

5 января 1930 г. Центральный Комитет издал постановление, призывающее к коллективизации не только 20 процентов пашни, предусмотренных в первой пятилетке, но и «огромного большинства крестьянских хозяйств» в важнейших зерновых регионах. к осени 1930 года. Рабочих, набранных в отряды для содействия коллективизации («Двадцать пять тысяч»), с помпой отправили в села, как будто они собирались на войну. Многое было сделано в пропагандистских кадрах кинохроники о «кулацком сопротивлении», успешных обысках и конфискациях, проведенных милицией и партийными чиновниками.Опознанные как кулаки подвергались конфискации и либо местному переселению, либо депортации, либо заключению в трудовые лагеря, а в случае наиболее опасных «элементов» - казни. К марту 1930 г. примерно 55% крестьянских хозяйств, по крайней мере, номинально, были зарегистрированы в колхозах. Однако в этот момент Сталин осудил эксцессы местных чиновников, заявив, что у них "кружится голова от успеха". Действительно, центральные власти были засыпаны жалобами на экспроприацию, осуществленную чрезмерно усердными чиновниками с целью добиться «полной» ( sploshnaia ) коллективизации в своих районах.В течение трех месяцев после публикации статьи Сталина более половины крестьянских хозяйств, якобы состоящих в колхозах, были зарегистрированы как выбывшие. Однако этот поворот длился недолго. Штрафы и принудительная продажа собственности крестьянам, неспособным (или не желающим) соблюдать квоты на доставку, вынудили многих вернуться в колхозную систему; к июлю 1931 г. удельный вес домашних хозяйств в колхозах увеличился до 53%, а годом позже - до 61,5%.

Среди стимулов для вступления в колхозы был доступ к механизированной технике.В июне 1929 года действующая в совхозе им. Шевченко Одесская область опытная машинно-тракторная станция была определена постановлением Совета Труда и Обороны как образец для всего СССР. В январе 1933 года партия захватила МТС как свое острие в сельской местности, присоединив к ним Политотделы ( политотделы ), чтобы «обеспечить политический контроль и наблюдение за распределением и использованием колхозов и совхозных рабочих…». В то время как средства массовой информации изображали крестьян как стремящихся получить услуги МТС, их вмешательство в дела села и неизбежное пересечение линий власти часто были источниками негодования, конфликтов и осуждения.

Крестьянское сопротивление коллективизации принимало различные формы: беспричинное убийство скота, женские бунты ( бабьи бунты ), кража и уничтожение колхозного имущества и, возможно, наиболее широко распространенное, преднамеренное медленное выполнение директив правительства. администрация колхоза. Огромные потери скота из-за убоя, неадекватных кормов и простой халатности сделали практически невозможным выполнение колхозами своих квот на закупку мясных и молочных продуктов.Невыполнение колхозами квот на закупку имело тяжелые последствия для их членов. Это означало, что сколько бы трудовых будней (единица учета, по которой колхозникам платили) ни работали колхозники, платить им было нечем. В 1929-1931 гг. Квоты на заготовку были установлены на уровне, превышающем возможности большинства хозяйств. В 1932 году хозяйства на Украине, в Нижнем Поволжье и на Северном Кавказе пострадали от неурожая, что привело к голоду. Обвиняя нехватку в кулацком саботаже, власти отдавали предпочтение городским районам и армии в распределении собранных запасов продовольствия.В результате погибло не менее пяти миллионов человек. Чтобы спастись от голода, многие крестьяне бросили колхозы в города.

Коллективизация: сельское хозяйство при Сталине | Schoolshistory.org.uk

Преобразование сельского хозяйства было ключевой чертой сталинизма. При Сталине началась коллективизация сельского хозяйства. Это было создание государственных хозяйств. Это было связано с массовым переселением и преследованием кулачества.В начале правления Сталина сельское хозяйство отставало от других стран. Была введена программа коллективизации. Эта программа была целенаправленной. Фермы и колхозы перешли под контроль государства и стали ориентироваться на повышение производительности и эффективности. Против программы коллективизации выступили кулаки. Они были ликвидированы как класс, и массовый голод был вызван проведением политики коллективизации.

Коллективизация ферм при Сталине

Сталин хотел, чтобы в Советском Союзе были более эффективные фермы.Сельскому хозяйству необходимо внедрять современные технологии. Россия и другие советские государства исторически производили меньше продуктов питания, чем требовалось стране. Чтобы изменить это, потребовалось использование новых методов ведения сельского хозяйства и внедрение новой системы. С целью преобразования сельского хозяйства таким образом, чтобы оно производило излишки, была введена концепция коллективизации.

Коллективизация привела к созданию «колхозов». Эти, так называемые колхозы, заменят мелкие крестьянские хозяйства более крупными фермами.Идея здесь состоит в том, чтобы иметь большие поля, на которых можно было бы сеять, выращивать и собирать урожай с использованием современной техники. Рабочие фермы будут жить и работать вместе. Потребуется меньше рабочих и будет больше урожая.

Ранняя, факультативная, Коллективизация

В 1927 году идея была предложена крестьянам. Сельские районы были поощрены к переходу на колхозный метод. Такие товары, как тракторы, были предоставлены этим новым колхозам. Крестьянство поощряли приспособиться к новой идее и воспользоваться возможностью.Была надежда, что крестьяне подхватят идею и пошлют больше еды в города.

В период с 1927 по 1929 год было создано немного колхозов. Идея Сталина была практически игнорирована крестьянами. Это замедлило рост городов и вызвало проблемы с предложением новой промышленной рабочей силы. В 1930 году газета «Правда» объявила об изменении политики. Коллективизация больше не будет необязательной. Все фермы сдадут землю, урожай и скот.

Кулаки

Крестьянство имело несколько «сословных» ярусов.Некоторые вели достаточно хороший образ жизни в системе, которую Сталин хотел заменить. Кулаки ненавидели идею Сталина. Это лишит их жизни, к которой они привыкли. Они потеряли бы преимущества, которыми они пользовались, будучи зажиточными фермерами. С одной стороны, у вас были злые кулаки, не желавшие перемен. С другой стороны, Сталин, у которого были идеологические причины для изменения работы сельского хозяйства и острая потребность в реформировании этого сектора.

Когда приказ Сталина о коллективизации был выполнен, многие кулаки в ответ сожгли посевы, убили скот и повредили технику.Миллионы голов крупного рогатого скота и свиней были забиты и оставлены гнить. Оценки количества колеблются от 20% до 35% всего преднамеренно убитого домашнего скота. Результатом стал голод. Страна изо всех сил пыталась прокормить себя.

Насильственная коллективизация и Великий голод

Сталин изменил способ осуществления коллективизации. Крестьянам будет разрешено оставить себе небольшой участок земли. Однако эта политика была недолгой. В 1931 году принудительное осуществление программы коллективизации.Изменилось около двух третей хозяйств. Третьи сопротивлялись вынуждены были. В тех областях, где эта идея яростно сопротивлялась, насилие было обычным явлением. Кулаков выгнали с земли. Многие были отправлены в ГУЛАГ или вынуждены эмигрировать в Сибирь, чтобы работать на лесных складах.

Кулаки повредили огромные площади пашни. Голод, последовавший за этим в 1932 году, был катастрофическим. В Украине от голода умерло 5 миллионов человек. Кулаков, которые еще не переселились, принудили или казнили.К 1934 году было убито около 7 миллионов кулаков.

Этот процесс продолжался на протяжении 1930-х годов. К концу десятилетия 99% хозяйств были колхозами.

Причины коллективизации:
  • По мере роста городов увеличение количества людей, живущих в них, означало, что производство продуктов питания должно было стать более эффективным.
  • Для покупки новых технологий и химикатов Сталину нужна была иностранная валюта. СССР мог получить это от продажи зерна.
  • Сельское хозяйство было устаревшим и неэффективным.Даже после реформ НЭПа он не отвечал потребностям советских людей.
  • Кулаки были капиталистами. Они стояли на пути достижения подлинного социалистического государства.
Результаты коллективизации
  • Массовая миграция, особенно в 1930/31 гг.
  • Голод в 1930, 1931 и 1932 годах. Миллионы умерли от голода.
  • Земля и скот, уничтоженные кулаками в начале 1930-х гг.
  • Преобразование в систему коллективных хозяйств: две трети фермы завершены к 1934 году, практически все фермы к 1939 году.
  • Уровень производства действительно вырос после того, как колхозы были полностью созданы.

Ссылки - Россия и Советский Союз - Жизнь в Советском Союзе - Влияние сталинских социальных реформ

BBC Bitesize - руководство по пересмотру
JohnDClare.net - Отличные заметки о политике коллективизации
Энциклопедия Спартака - подробное повествование о процессе коллективизации в Советском Союзе

Заметки о целинных землях и сельском хозяйстве России


Русское хозяйство около 1960 г.

Сельское хозяйство всегда было проблемой для Советы с самого начала коммунистического режима, что неудивительно, учитывая тот факт, что коммунизм был городским движением, основанным на рабочих. Крестьяне очень подозрительно относились к большевистскому захвату власти, и во время Гражданская война большевистский режим по сути выжил за счет насильственного хлеба поборы крестьян («военный коммунизм») - Вы можете себе представить, что что хорошо прошло в сельской местности. Во время НЭПа в 1920-е годы - «сделка с дьявол »- фермеры были обязаны производить фиксированный количество зерна и т. д. для государства, и они могли продать все, что угодно бесплатно рынок - Вы знаете, как хорошо это было принято с жесткой линией коммунисты верующие.С коллективизацией 1930-х годов Сталин буквально кровоточил Российское сельское хозяйство построит промышленную надстройку. Частные владения землей, оборудованием и сельскохозяйственными животными были захватили, а затем крестьян насильно организовали в коллективные фермы. Сельскохозяйственные квоты для хозяйств определила коммунистическая партия. чиновников и занимает относительно высокое положение - Вы можете себе представить, как это прошло в сельская местность. Вторая мировая война уничтожила большую часть сельскохозяйственных инфраструктура в европейской части России, и затем Сталин усилил коллективизацию после войны, чтобы предпринять перестройка России.


Российская деревня примерно в 1960 году. Американские фермы в то время тоже использовали лошадей.

Когда умер Сталин в 1953 году и Хрущев стал главой коммунистической партии, решил он что если Россия собиралась стать сверхдержавой, то ей нужно было решить его сельскохозяйственные проблемы; Хрущев очень старался. Производство сельскохозяйственной продукции в России в 1953 г. не было намного выше, чем в 1920-е годы, а кукуруза была не существует.Также не хватало сельскохозяйственных животных, и механизация шла не очень хорошо. Хрущеву тоже понадобились что-нибудь противопоставить призыву Маленкова больше ширпотреба. Так пришел К. вверх со схемой целинных земель, а также с идеей продвижения кукурузы выращивание. Они были взаимосвязанные. Если бы советское руководство хотело больше мяса и молока для людей, тогда нужно было больше кукурузы, чтобы кормить животных. Если бы ты собирался чтобы попробовать посадить кукурузу, то вам все равно нужно сохранить существующие масштабы возделывания пшеницы.Итак, как исправить загадка?

Хрущев спустил целину кампании 1954 года. Я воображаю сейчас, но я мог предположить, что К. и какой-то коммунист высокого уровня лидеры однажды вечером сидели за столом с кофе и другие напитки, мозговой штурм; и кто-то сказал: "если мы мог только увеличить объем сельскохозяйственного производства. Мы дадим людям немного больше еды. Делайте людей счастливыми от того, что они коммунисты, а также будьте способен сэкономить деньги, не покупая за границей кукурузу и зерно для животных кормить."" Парень, это, конечно, звучит хорошо ", возможно, кто-то другой добавил, но как? "К., как лидер, тогда мог бы сказать:" Давайте посмотрим на одну из карты посадки пшеницы ».« Смотри », и палец указал на Казахстан в Средней Азии. "Все это земля для выпаса скота, но без пшеницы ».« Что, если бы мы ее вспахали? и посеяли пшеницу? »И вот однажды программа« Целинные земли »ожила.

И те лидеры, которые сидели за этим столом, могли отмечать плюсы на своих счетах:

  • мобилизовать молодежь
  • заставить СССР снова двигаться вперед
  • больше кукурузы и пшеницы
  • корм для животных
  • дополнительных и разнообразных продуктов питания для населения
  • международная пропаганда

Смотрите, это ужасное фото, но это российская деревня 1960 года.

Итак, кампания Целинных земель была сосредоточена на освоение полузасушливых участков неиспользуемых земель в Северный Казахстан, а также в Алтайском крае России. Хрущев надеялся увеличить посевные площади в СССР примерно на 30 млн. га земли (1 га = 2,4 сотки). Что хрущевка получил увеличение примерно со 100 от миллиона до 128 миллионов гектаров с увеличением как пшеницы, так и кукурузы посадка. Якобы в первый год программы было вспахано около 190 000 км², а в 1955 г. было вспахано дополнительно 140 000 км².

Чтобы предпринять эти огромные усилия, многие люди были нужный. Сотни тысяч украинцев, россиян и др. переехал в Казахстан и другие целинные земли, чтобы стать фермерами - не слишком многие из них имели опыт ведения сельского хозяйства. Еще десятки тысяч выезжали в районы на временной основе, чтобы помочь с уборкой урожая и другими сезонные задания. Советские граждане в целом взялись за программу с некоторым энтузиазмом. Страна как будто двигалась вперед очередной раз.

Урожай 1955 года был неудачным, но урожай 1956 года был неудачным. огромный успех, и вы знаете, насколько важен 1956 год для Хрущев. Его поддержке действительно помогло то, что Целинные земли принес в тот год такой обильный урожай. К сожалению для K, результаты никогда не дублировались, а целинные земли в долгосрочной перспективе неудача стала одной из «нелепых схем», против которых выдвигали обвинения. Хрущев, когда его отстранили от власти в 1964 году.

Там был ряд причины длительного отказа схемы.Почти все новые фермы выращивали только пшеницу, а специалистов было не так много опыт работы в сельском хозяйстве. Никаких усилий на научный севооборот, а не много удобрений. Также, было принято несколько мер по предотвращению эрозии (ветром), и большая часть верхний слой почвы со временем просто сдул, что сделало его бесполезным для выращивание. Также были проблемы с орошением (см. Например, экологическая катастрофа на Аральском море). Наконец, что еще более смешно, каждый год большая часть урожая урожай испорчен из-за отсутствия надлежащих складских помещений.

Что ж, это мой способ понять, что целинные земли тоже оказали демографическое влияние на Казахстан. Сначала некоторые подробности. Республика Казахстан входит в Содружество Независимых Государств. Штаты (бывшие части Советского Союза) с населением около пятнадцать миллионов человек и площадь около миллиона квадратных миль. Самый большой город Алматы (также известная как Алма-Ата) с населением чуть более миллиона человек. Согласно Википедии, Казахстан является девятой по величине страной в мире по площади, но его полузасушливые пустынные степи делают это только 57-я страна по населению, примерно с 6 человек на квадратный километр.

Кампания "Целинные земли" привела в Казахстан множество неказахцев. разобраться с новым сельским хозяйством. Среди них были и русские, хотя были уже много русских в Казахстане, начиная с имперских раз - украинцы, а также чеченцы, Ингуши, калмыки, крымские татары, немцы Поволжья и другие.Иммигрантами также были в основном молодые мужчины, которые в дальнейшем изменили демографический баланс в стране. В некоторых основных областях Казахстан, украинцы и русские по численности превосходили коренные Казахи. Итак, в результате притока Целинных земель возникает по-прежнему значительная часть неказахского населения в Казахстане: этнические казахи (58-60%), Русские (25-27%), с другими меньшинствами (15-17%).

Вот еще несколько фотографий российской сельской местности примерно начала 1960-х годов.


Эти маленькие точки в небе какие-то российские военные вертолеты на каком-то военные учения. Посмотрите на всех людей, наблюдающих за ними.
Опять плохое фото, но это фото колхозной постройки.

Несколько сайтов:

% PDF-1.5 % 128 0 объект > / OCGs [163 0 R] >> / Outlines 114 0 R / PageLabels 116 0 R / Pages 118 0 R / Type / Catalog / ViewerPreferences >>> эндобдж 162 0 объект > / Шрифт >>> / Поля 167 0 R >> эндобдж 125 0 объект > поток 2018-07-18T11: 18: 53 + 03: 002018-07-18T17: 44: 49-04: 002018-07-18T17: 44: 49-04: 00 Adobe InDesign CC 13.1 (Macintosh) uuid: b801d55b-7860-b54b-8c69-5353cd44a6baxmp.did: C193B74EEC2068118A6DC349203B757Bxmp.id: d91c50a2-d070-4fac-93e8-daf48c0a2-d070-4fac-93e8-daf48c0d54da2da5da5da6db5b5db5ddb5db5b2ddb5db5b5dddb5dddb6d5b5b5ddb6d5b5ddb5b5dda5b5cdb5cdb5cdda5da8 2cac-4025-b716-006d5a85fdbfxmp.did: C193B74EEC2068118A6DC349203B757B по умолчанию

  • преобразовано из приложения / x-indesign в приложение / pdfAdobe InDesign CC 13.1 (Macintosh) / 2018-07-18T11: 00
  • + 03 application / pdf Adobe PDF Library 15.0 Ложь конечный поток эндобдж 129 0 объект > эндобдж 114 0 объект > эндобдж 116 0 объект > эндобдж 118 0 объект > эндобдж 119 0 объект > эндобдж 120 0 объект > эндобдж 121 0 объект > эндобдж 122 0 объект > эндобдж 123 0 объект > эндобдж 124 0 объект > эндобдж 49 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0,0 481,89 680,315] / Тип / Страница >> эндобдж 51 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0.0 481.89 680.315] / Type / Page >> эндобдж 53 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0.0 481.89 680.315] / Type / Page >> эндобдж 55 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0.0 481.89 680.315] / Type / Page >> эндобдж 84 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0,0 481,89 680,315] / Тип / Страница >> эндобдж 86 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0.0 481.89 680.315] / Type / Page >> эндобдж 88 0 объект > / ExtGState> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text] >> / Rotate 0 / TrimBox [0.0 0.0 481.89 680.315] / Type / Page >> эндобдж 89 0 объект > поток HW [۸ ~ 760v0Ō7Ӧ ,, 67HL & da? ~ S #% YM: + & ׿ * Ӈ2 뿁 Ķ \ / 0LGJ (IB΃ $ u? 8- \ ?. CMKyx @) MnooO2 | 8Tr = 0] tYD $ d磩)?} ƋR = Thwqi% 4 * 4, $ g˜u | $ 8LJiYs5IWdN5 $) UJA8, # A7; 氵 2 # ~ L @ 2aa4` Rz (`UC $ 1OAYiCQ} \ nfI9" 2G {5d> iR {

    oT5UY KC / _0ȀBs? B..`, * yx pm4 | q /,} bL / 8i% F'gnq- & C [~ G12o $ Yd`qϺq.Q 7u0sԉ {$ | ië> Gk; 0ED̝QcBLju˜? /

    Преданная революция (2 . Экономический рост и зигзаги)

    Лев Троцкий: Преданная революция (2. Экономический рост и зигзаги)
    Лев Троцкий

    Преданная революция


    «Военный коммунизм», «Новая экономическая политика» (НЭП) и курс на Кулак

    Крутой поворот: «Пятилетка за четыре года» и «Полная коллективизация»


    1.«Военный коммунизм», «Новая экономическая политика» (НЭП)

    и курс на кулак

    Линия развития советской экономики далека от непрерывной и равномерно восходящей кривой. В первые 18 лет нового режима можно четко выделить несколько этапов, отмеченных острыми кризисами. Краткий очерк экономической истории Советского Союза в связи с политикой правительства абсолютно необходим как для диагностики, так и для прогноза.

    Первые три года после революции были периодом открытой и жестокой гражданской войны.Хозяйственная жизнь целиком подчинялась нуждам фронта. Культурная жизнь таилась в уголках и характеризовалась смелой творческой мыслью, прежде всего личной мыслью Ленина, с необычайной нехваткой материальных средств. Это был период так называемого «военного коммунизма» (1918–21), который представляет собой героическую параллель «военному социализму» капиталистических стран. Экономические проблемы Советского правительства в те годы сводились в основном к поддержке военной промышленности и использованию скудных ресурсов, оставшихся от прошлого, для военных целей и поддержания жизни населения города.Военный коммунизм, по сути, был систематическим регулированием потребления в осажденной крепости.

    Однако необходимо признать, что в своей первоначальной концепции он преследовал более широкие цели. Советское правительство надеялось и стремилось развить эти методы регламентации непосредственно в систему плановой экономики как в распределении, так и в производстве. Другими словами, от «военного коммунизма» он надеялся постепенно, но без разрушения системы, прийти к подлинному коммунизму.В программе партии большевиков, принятой в марте 1919 г., говорилось:

    «В сфере распределения нынешняя задача Советского правительства состоит в том, чтобы неуклонно продолжать в запланированных, организованных и общегосударственных масштабах заменить торговлю распределением продуктов».

    Однако реальность все больше вступала в конфликт с программой «военного коммунизма». Производство постоянно снижалось, и не только из-за угасания стимула личного интереса производителей.Город требовал зерно и сырье из сельской местности, не давая взамен ничего, кроме разноцветных бумажек, названных, согласно древней памяти, деньгами. И мужика закопали свои запасы в землю. Правительство отправляло за хлебом отряды вооруженных рабочих. мужик посевы срубил. Промышленное производство стали упало с 4,2 млн тонн до 183 000 тонн, то есть до 1 / 23 того, что было раньше.Валовой сбор зерна снизился с 801 миллиона центнеров до 503 миллионов в 1922 году. Это был год страшного голода. Внешнеторговый оборот при этом упал с 2,9 до 30 миллионов рублей. Распад производительных сил превзошел все, что когда-либо видела история. Страна, а вместе с ней и правительство, были на самом краю пропасти.

    Утопические надежды эпохи военного коммунизма позже подверглись жестокой и во многом справедливой критике.Однако теоретическая ошибка правящей партии остается необъяснимой, только если не учитывать тот факт, что все расчеты в то время основывались на надежде на скорейшую победу революции на Западе. Считалось само собой разумеющимся, что победивший немецкий пролетариат снабдит Советскую Россию в кредит в счет будущего продовольствия и сырья не только машинами и промышленными изделиями, но и десятками тысяч высококвалифицированных рабочих, инженеров и организаторов.И нет никаких сомнений в том, что если бы в Германии победила пролетарская революция - чему помешали исключительно и исключительно социал-демократы, - экономическое развитие Советского Союза, а также Германии продвинулось бы такими гигантскими шагами, что судьба Европы и мира сегодня было бы несравненно более благоприятным. Однако можно с уверенностью сказать, что даже в этом счастливом случае все равно пришлось бы отказаться от прямого государственного распределения продуктов в пользу методов торговли.

    Ленин объяснял необходимость восстановления рынка существованием в стране миллионов изолированных крестьянских хозяйств, не привыкших определять свои экономические отношения с внешним миром иначе, как через торговлю. Торговое обращение установило бы, как его называли, «связь» между крестьянином и национализированной промышленностью. Теоретическая формула этой «связи» очень проста: промышленность должна снабжать сельскую местность необходимыми товарами по таким ценам, которые позволили бы государству отказаться от принудительного сбора продуктов крестьянского труда.

    Наладить экономические отношения с деревней, несомненно, было важнейшей и неотложной задачей НЭПа. Однако краткий эксперимент показал, что сама промышленность, несмотря на ее социализированный характер, нуждалась в методах денежной оплаты, разработанных капитализмом. Плановая экономика не может опираться только на интеллектуальные данные. Игра спроса и предложения надолго остается необходимой материальной базой и незаменимым корректором.

    Рынок, легализованный нэпом, начал с помощью организованной валюты делать свою работу.Уже в 1923 году, благодаря первоначальному стимулированию со стороны сельских округов, промышленность начала возрождаться. Причем сразу в высоком темпе. Достаточно сказать, что производство удвоилось в 1922 и 1923 годах и к 1926 году уже достигло довоенного уровня, то есть выросло более чем в пять раз по сравнению с 1921 годом. Темп, урожаи росли.

    Начиная с критического 1923 года, разногласия, наблюдавшиеся ранее в правящей партии по вопросу об отношениях между промышленностью и сельским хозяйством, стали обостряться.В стране, полностью исчерпавшей свои запасы и резервы, промышленность не могла развиваться, кроме как за счет заимствования хлеба и сырья у крестьян. Однако слишком большие «принудительные ссуды» продуктов разрушили бы стимулы для занятости. Не веря в будущее благополучие, крестьянин отвечал на хлебные экспедиции из города забастовкой посевов. С другой стороны, слишком легкие коллекции грозили застоем. Не получая промышленных товаров, крестьяне обращались к промышленному труду для удовлетворения собственных нужд и возрождения старых домашних промыслов.Разногласия в партии начались по вопросу о том, сколько брать с деревень на промышленность, чтобы ускорить период динамического равновесия между ними. Спор сразу осложнился вопросом о социальном устройстве самого села.

    Весной 1923 г. на съезде партии представитель «левой оппозиции» - но еще не известный под этим названием - продемонстрировал расхождение промышленных и сельскохозяйственных цен в виде зловещей диаграммы.Тогда это явление было впервые названо «ножницами» - термин, который с тех пор стал почти международным. Если дальнейшее отставание промышленности, - сказал докладчик, - продолжит открывать эти ножницы, то разрыв между городом и деревней неизбежен.

    Крестьяне резко различали демократическую и аграрную революцию, осуществленную партией большевиков, и ее политику, направленную на создание основ социализма. Экспроприация помещиков и казенных земель приносила крестьянам более полумиллиарда рублей золотом в год.Однако по ценам на государственные продукты крестьяне платили гораздо большую сумму. Пока чистый результат двух революций, демократической и социалистической, связанных крепким октябрьским снегом, сводился для крестьянства к потерям в сотни миллионов, союз двух классов оставался сомнительным.

    Разрозненный характер крестьянского хозяйства, унаследованный от прошлого, усугубился результатами Октябрьской революции. Число самостоятельных хозяйств увеличилось за последующее десятилетие с 16 до 25 миллионов, что, естественно, усилило чисто консумуляторный характер большинства крестьянских хозяйств.Это было одной из причин отсутствия сельхозпродукции.

    Мелкое товарное хозяйство неизбежно рождает эксплуататоров. По мере восстановления деревень дифференциация крестьянской массы стала расти. Это развитие попало в старые проторенные колеи. Рост количества кулаков [1] намного опережал общий рост сельского хозяйства. Политика правительства под лозунгом «лицом к стране» фактически была обращением лица к кулаку .Сельскохозяйственные налоги упали на бедных гораздо сильнее, чем на зажиточных, которые к тому же сняли все сливки государственных кредитов. Излишки зерна, в основном находившиеся в верхних слоях деревни, использовались для порабощения бедных и для спекулятивной продажи буржуазным элементам городов. Бухарин, теоретик тогдашней правящей фракции, бросил крестьянству свой знаменитый лозунг: «Разбогатей!» На теоретическом языке это должно было означать постепенное врастание кулаков к социализму.На практике это означало обогащение меньшинства за счет подавляющего большинства.

    Будучи пленником собственной политики, правительство было вынуждено шаг за шагом отступать перед требованиями сельской мелкой буржуазии. В 1925 г. были узаконены наем рабочей силы и аренда земли для ведения сельского хозяйства. Крестьянство поляризовалось между мелким капиталистом, с одной стороны, и наемными работниками, с другой. В то же время из-за отсутствия промышленных товаров государство было вытеснено с сельского рынка.Между кулаком и мелким кустарником появился как бы из-под земли посредник. Сами госпредприятия в поисках сырья все больше и больше вынуждены были иметь дело с частником. Растущая волна капитализма была видна повсюду. Думающие люди ясно видели, что революция форм собственности не решает проблемы социализма, а только поднимает ее.

    В 1925 году, когда курс на кулак был полным, Сталин начал готовиться к разгосударствлению земли.На вопрос, заданный по его предложению советским журналистом: «Не было бы целесообразно в интересах сельского хозяйства передать каждому крестьянину на 10 лет обрабатываемый им земельный участок?», Сталин ответил: «Да, и даже. в течение 40 лет ». Нарком земледелия Грузии по инициативе Сталина внес на рассмотрение проект закона о разгосударствлении земли. Целью было вселить в фермера уверенность в собственном будущем. При этом весной 1926 года почти 60 процентов хлеба, предназначенного для продажи, находилось в руках 6 процентов крестьянских собственников! Государству не хватало зерна не только для внешней торговли, но даже для внутренних нужд.Незначительность экспорта вынудила отказаться от ввоза промышленных товаров и до предела сократить ввоз машин и сырья.

    Задерживая индустриализацию и нанося удар по общей массе крестьян, эта политика ставки на зажиточного фермера недвусмысленно выявила в течение двух лет, 1924-26 гг., Ее политические последствия. Это вызвало необычайный рост самосознания мелкой буржуазии как города, так и деревни, захват ими многих низших Советов, рост власти и самоуверенности бюрократии, растущее давление на рабочих. , и полное подавление партийной и советской демократии.Рост числа кулаков встревожил двух видных членов правящей группы, Зиновьева и Каменева, которые были президентами Советов двух главных пролетарских центров, Ленинграда и Москвы. Но провинция и тем более бюрократия твердо стояли на стороне Сталина. Курс на зажиточного фермера победил. В 1926 году Зиновьев и Каменев со своими сторонниками примкнули к Оппозиции 1923 года («троцкисты»).

    Конечно, «в принципе» правящая группа и тогда не отказалась от коллективизации сельского хозяйства.Они просто откладывают это на несколько десятилетий в своей перспективе. Будущий нарком земледелия Яковлев писал в 1927 году, что, хотя социалистическое восстановление села может быть осуществлено только путем коллективизации, все же «это, очевидно, невозможно сделать за один, два или три года, а может, и не за одно десятилетие. ” «Колхозы и коммуны, - продолжал он, - ... теперь и будут, несомненно, останутся лишь небольшими островками в море индивидуальных крестьянских владений.”

    И правда, в то время только 8% крестьянских семей принадлежали к коллективам.

    Борьба в партии за так называемую «генеральную линию», которая всплыла на поверхность в 1923 году, стала особенно напряженной и страстной в 1926 году. На своей расширенной платформе, охватывающей все проблемы промышленности и экономики, партия Left Opposition писала:

    «Партия должна противостоять и подавлять все тенденции, направленные на отмену или подрыв национализации земли, одного из столпов пролетарской диктатуры.”

    В этом вопросе оппозиция выиграла; прямые попытки против национализации были прекращены. Но проблема, конечно, касалась не только форм собственности на землю.

    «Росту единоличного хозяйства [ фермерство ] в стране мы должны противодействовать более быстрому росту колхозов. Необходимо планомерно из года в год выделять значительную сумму на помощь колхозной бедноте. Вся работа кооперативов должна быть направлена ​​на превращение мелкого производства в огромное коллективное производство.”

    Но эта широкая программа коллективизации упорно рассматривалась как утопия на ближайшие годы. Во время подготовки к XV съезду партии, задачей которого было изгнать левую оппозицию, Молотов, будущий председатель Совета Народных Комиссаров, неоднократно говорил:

    «Мы не скатываемся (!) В бедные крестьянские иллюзии насчет коллективизации широких крестьянских масс. В нынешних обстоятельствах это больше невозможно ».

    Это был тогда, по календарю, конец 1927 года.Так далека тогдашняя правящая группа от своей будущей политики по отношению к крестьянам!

    Те же годы (1923-28) прошли в борьбе правящей коалиции Сталина, Молотова, Рыкова, Томского, Бухарина (Зиновьев и Каменев перешли в оппозицию в начале 1926 года) против сторонников «сверхъестественного». -индустриализация »и планомерное лидерство. Будущий историк с немалым удивлением восстановит настроения злобного неверия в смелую экономическую инициативу, которой было всецело проникнуто правительство социалистического государства.Ускорение темпов индустриализации происходило эмпирически, под воздействием импульсов извне, с грубым нарушением всех расчетов и необычайным увеличением накладных расходов. Требование пятилетнего плана, выдвинутое оппозицией в 1923 году, было встречено насмешкой в ​​духе мелкого буржуа, опасающегося «прыжка в неизвестность». Еще в апреле 1927 года Сталин на пленуме ЦК утверждал, что попытка построить Днепрострой ГЭС для нас будет то же самое, что для мужика купить граммофон вместо коровы.Этот крылатый афоризм резюмировал всю программу. Ничего не стоит, что в те годы буржуазная пресса всего мира и социал-демократическая пресса после нее с сочувствием повторяли официальное отнесение индустриального романтизма к «левой оппозиции».

    В шуме партийных дискуссий крестьяне отвечали на отсутствие промышленных товаров все более упорной забастовкой. Они не возили зерно на рынок и не увеличивали посевы. Правое крыло (Рыков, Томский, Бухарин), задававшее тон в тот период, требовало расширения капиталистических тенденций в деревне за счет повышения цен на хлеб, даже за счет замедления темпов производства.Единственным возможным выходом при такой политике был бы импорт промышленных товаров в обмен на экспортируемое сельскохозяйственное сырье. Но это означало образовать «связь» не между крестьянским хозяйством и социалистической индустрией, а между кулаком и мировым капитализмом. Для этого не стоило делать Октябрьскую революцию.

    «Ускорить индустриализацию, - ответили представители оппозиции на партийной конференции 1926 года, - в частности, путем увеличения налогообложения на кулак , будет производиться большая масса товаров и снижены рыночные цены, и это будет в пользу рабочих и большинства крестьян... Лицом к деревне не означает повернуться спиной к промышленности; это означает промышленность для деревни. Ведь «лицо» государства, если оно не включает промышленность, бесполезно для деревни ».

    В ответ Сталин раскритиковал «фантастические планы» оппозиции. Промышленность не должна «бросаться вперед, отрываясь от сельского хозяйства и отказываясь от темпов накопления в нашей стране». Партийные решения продолжали повторять эти максимы пассивного приспособления к зажиточным верхним слоям крестьянства.XV съезд партии, собравшийся в декабре 1927 года для окончательного разгрома «супериндустриализаторов», предупредил об «опасности слишком большого участия государственного капитала в большом строительстве». Правящая фракция в то время по-прежнему отказывалась видеть какие-либо другие опасности.

    В экономическом 1927/28 году подходил к концу так называемый восстановительный период, когда промышленность работала преимущественно с дореволюционными машинами, а сельское хозяйство - с использованием старых орудий. Для дальнейшего развития необходимо было самостоятельное промышленное строительство в больших масштабах.Дальнейшее движение наощупь и без плана было невозможно.

    Гипотетические возможности социалистической индустриализации были проанализированы оппозицией еще в 1923-1925 годах. их общий вывод заключался в том, что после исчерпания оборудования, унаследованного от буржуазии, советская промышленность могла бы на основе социалистического накопления достичь ритма роста, совершенно невозможного при капитализме. Лидеры правящей фракции открыто высмеивали наши осторожные коэффициенты в диапазоне от 15 до 18 процентов как фантастическую музыку неизвестного будущего.В этом заключалась тогда суть борьбы с «троцкизмом».

    Первый официальный проект пятилетки, подготовленный наконец в 1927 году, был полностью пропитан духом скупости. Прогнозировался рост промышленного производства с ежегодным снижением с 9 до 4 процентов. Потребление на человека должно было увеличиться за пять лет на 12 процентов! Невероятная робость мысли в этом первом плане ясно проявляется в том факте, что государственный бюджет в конце пятилетнего периода должен был составлять всего 16% национального дохода, тогда как бюджет царской России, у которого не было намерения создания социалистического общества, проглотили 18 процентов! Возможно, стоит добавить, что инженеры и экономисты, составившие этот план, через несколько лет были сурово осуждены и наказаны законом как сознательные саботажники, действующие под руководством иностранных держав.Обвиняемые могли бы ответить, если бы посмели, что их плановая работа полностью соответствовала «генеральной линии» Политбюро того времени и проводилась по его указанию.

    Теперь борьба тенденций была переведена на арифметический язык. «Представить к 10-й годовщине Октябрьской революции такой ничтожный и совершенно пессимистический план, - гласила платформа оппозиции, - на самом деле означает работать против социализма». Год спустя Политбюро приняло новый пятилетний план со средним ежегодным увеличением производства на 9 процентов.Однако реальный ход развития выявил упорную тенденцию приближаться к коэффициентам «супериндустриализатора». Еще через год, когда политика правительства радикально изменилась, Госплан разработал третий пятилетний план, темпы роста которого оказались намного ближе, чем можно было ожидать, к гипотетическому прогнозу оппозиции в 1923 году.

    Реальная история экономической политики Советского Союза, как мы видим, сильно отличается от официальной легенды.К сожалению, такие набожные исследователи, как Уэббы, не обращают на это ни малейшего внимания.

    2. Крутой поворот: «Пятилетка за четыре года»

    и «Полная коллективизация»

    Безразличие перед индивидуальными крестьянскими предприятиями, недоверие к крупным планам, защита минимального темпа, игнорирование международных проблем - все это вместе составляло суть теории «социализма в одной стране», впервые выдвинутой Сталиным осенью. 1924 г. после поражения пролетариата в Германии.Не торопиться с индустриализацией, не ссориться с мужиком , не рассчитывать на мировую революцию, а главное оградить власть партийной бюрократии от критики! Дифференциация крестьянства была осуждена как вмешательство оппозиции. Вышеупомянутый Яковлев уволил Центральное статистическое управление, в записях которого кулак занимал более высокое место, чем устраивало власти, в то время как лидеры спокойно утверждали, что товарный голод переживал сам себя, что «мирный темп экономического развития» было под рукой », что в будущем сбор зерна будет проводиться более« равномерно »и т. д.Усиленный кулак унес с собой середняка и подверг города хлебной блокаде. В январе 1928 года рабочий класс оказался лицом к лицу с тенью надвигающегося голода. История умеет шутить злобно. В тот самый месяц, когда кулака брали за горло революцию, представители Левой оппозиции были брошены в тюрьмы или сосланы в разные части Сибири в наказание за их «панику» перед призраком кулака .

    Правительство пыталось сделать вид, что хлебная забастовка была вызвана неприкрытой враждебностью кулака (откуда он?) К социалистическому государству, то есть обычными политическими мотивами. Но кулак мало склонен к такому «идеализму». Если он спрятал свое зерно, то это потому, что предложенная ему сделка была невыгодной. По той же причине ему удалось привлечь под свое влияние широкие слои крестьянства. Одних репрессий против кулацких саботажей было явно недостаточно.Пришлось менять политику. Но и тем не менее немало времени было проведено в колебаниях.

    Рыков, тогда еще глава правительства, объявил в июле 1928 г .:

    «Развитие индивидуальных хозяйств - это ... главная задача партии».

    И Сталин его поддержал:

    «Есть люди, которые думают, что фермерские хозяйства исчерпали себя, что мы не должны их поддерживать ... Эти люди не имеют ничего общего с линией нашей партии».

    Менее чем через год линия партии не имела ничего общего с этими словами.Рассвет «полной коллективизации» был на горизонте.

    Новая ориентация была достигнута так же эмпирически, как и предыдущая, и в результате скрытой борьбы внутри правительственного блока.

    «Группы правых и центристов объединены общей враждебностью к оппозиции» - таким образом платформа левых предупредила за год до этого - «и отсечение последней неизбежно ускорит надвигающуюся борьбу между этими двумя. ”

    Так и случилось.Лидеры распадающегося блока, конечно, ни за что не признали бы, что этот прогноз левого крыла, как и многие другие, сбылся. Еще 19 октября 1928 года Сталин публично объявил:

    .

    «Пора перестать сплетничать о существовании правого уклона и примирительном отношении к нему в Политбюро нашего ЦК».

    Обе группы в то время ощупывали партийную машину. Репрессированная партия жила на мрачных слухах и догадках.Но буквально через несколько месяцев официальная пресса, с ее обычной свободой от затруднений, заявила, что глава правительства Рыков «размышлял об экономических трудностях Советской власти»; что глава Коммунистического Интернационала Бухарин был «проводником буржуазно-либеральных влияний»; что Томский, президент Всероссийского Центрального Совета профсоюзов, был ничем иным, как жалким профсоюзным деятелем. Все трое - Рыков, Бухарин и Томский - были членами Политбюро.В то время как вся предшествующая борьба с левой оппозицией брала оружие у правых групп, Бухарин теперь мог, не грешив против истины, обвинить Сталина в использовании в его борьбе с правыми части осужденной платформы левой оппозиции.

    Так или иначе изменение было сделано. Лозунг «Разбогатеть!» Вместе с теорией безболезненного врастания кулака в социализм был запоздал, но тем более решительно осужден.Индустриализация была поставлена ​​на повестку дня. Самодовольное спокойствие сменилось паникой поспешности. Полузабытый лозунг Ленина «догнать и обогнать» был дополнен словами «в кратчайшие сроки». Минималистский пятилетний план, уже утвержденный в принципе съездом партии, уступил место новому плану, основные элементы которого были заимствованы в целом с платформы разбитой левой оппозиции. «Днепрстрой», еще вчера уподобленный граммофону, сегодня оказался в центре внимания.

    После первых новых успехов был выдвинут лозунг: «Выполнить пятилетку за четыре года». Пораженные империи теперь решили, что все возможно. Оппортунизм, как это часто случалось в истории, превратился в свою противоположность - авантюризм. Если с 1923 по 1928 год Политбюро было готово принять бухаринскую философию «черепахового темпа», то теперь оно легко перескочило с 20 до 30 процентов в год, пытаясь превратить каждое частичное и временное достижение в норму и проигрывая. взгляд на обусловливающую взаимосвязь различных отраслей промышленности.Финансовые дыры в плане были заделаны печатной бумагой. За годы первого плана количество банкнот в обращении увеличилось с 1,7 млрд до 5,5, а к началу второй пятилетки достигло 8,4 млрд рублей. Бюрократия освободилась не только от политического контроля масс, на которых эта форсированная индустриализация ложилась невыносимым бременем, но и от автоматического контроля со стороны червонца . [2] Валютная система, заложенная в начале нэпа на прочную основу, теперь снова была потрясена до самых корней.

    Но главная опасность, и не только для выполнения плана, но и для самого режима, возникла со стороны крестьян.

    15 февраля 1928 года население страны с удивлением узнало из редакционной статьи Правды , что села выглядят совсем не так, как их до того момента изображали власти, а наоборот, очень сильно. как их представила изгнанная левая оппозиция. Пресса, еще вчера отрицавшая существование кулаков , сегодня по сигналу сверху обнаружила их не только в деревнях, но и в самой партии.Выяснилось, что в коммунистических ядрах часто преобладали богатые крестьяне, владеющие сложной техникой, использующие наемный труд, укрывающие от правительства сотни и тысячи пудов [3] хлеба и неумолимо осуждающие «троцкистскую» политику. Газеты наперебой печатали сенсационные разоблачения того, как кулака, на должности местных отказывали в приеме в партию беднякам и наемным работникам. Все старые критерии были перевернуты; минусы и плюсы поменялись местами.

    Чтобы прокормить города, нужно было немедленно взять с кулака хлеб насущный. Этого можно было добиться только силой. Экспроприация хлебных запасов, причем не только у кулака , но и у середняка, на официальном языке называлась «чрезвычайной мерой». Эта фраза должна означать, что завтра все вернется в старую колею. Но крестьяне не верили красивым словам, и были правы. Насильственные захваты зерна лишили зажиточных крестьян повода к увеличению посевов.Наемники и бедняк остались без работы. В тупик снова оказались сельское хозяйство, а вместе с ним и государство. Необходимо было любой ценой реформировать «генеральную линию».

    Сталин и Молотов, по-прежнему уделяя первостепенное внимание индивидуальному хозяйству, стали подчеркивать необходимость более быстрого развития советов и колхозов. Но поскольку острая потребность в пище не позволила прекратить военные расходы в стране, программа развития индивидуальных хозяйств повисла в воздухе.Пришлось «скатиться» к коллективизации. Временные «чрезвычайные меры» по сбору хлеба неожиданно переросли в программу «ликвидации кулаков как класса». Из-за потока противоречивых приказов, более обильных, чем продовольственные пайки, стало очевидно, что по крестьянскому вопросу у правительства не было не только пятилетнего плана, но даже пятимесячной программы.

    Согласно новому плану, разработанному в условиях продовольственного кризиса, колхозы должны были через пять лет составлять около 20% крестьянских хозяйств.Эта программа, масштабность которой станет очевидной, если учесть, что за предыдущие 10 лет коллективизация затронула менее 1 процента страны, тем не менее к середине пяти лет осталась далеко позади. В ноябре 1929 года Сталин, отказавшись от собственных колебаний, объявил о прекращении индивидуального хозяйства. Крестьяне, по его словам, идут в колхозы «целых деревень, уездов и даже губерний». Яковлев, два года назад настаивавший на том, что колхозы на долгие годы останутся «островами в море крестьянских владений», теперь получил приказ народного комиссара земледелия «ликвидировать кулаков как класс» и создать полная коллективизация в «кратчайшие сроки».В 1929 году доля колхозов увеличилась с 1,7 до 3,9%. В 1930 году он вырос до 23,6, в 1931 году до 52,7, в 1932 году до 61,5 процента.

    В настоящее время вряд ли кто-нибудь окажется настолько глуп, чтобы повторять либеральную болтовню о том, что коллективизация в целом была осуществлена ​​голой силой. В прежние исторические эпохи крестьяне в борьбе за землю то поднимали восстание против помещиков, то посылали поток колонизаторов в незащищенные районы, то в третьем бросались во всевозможные секты, которые обещали вознаградить мужиков с местами на небесах для его узких жилищ на земле.Теперь, после экспроприации крупных поместий и крайнего раздела земли, объединение этих небольших участков в большие участки стало вопросом жизни и смерти для крестьян, для сельского хозяйства и для общества в целом.

    Проблема, однако, далеко не решена этими общими историческими соображениями. Реальные возможности коллективизации определяются не глубиной тупика в деревнях и не административной энергией правительства, а в первую очередь существующими производственными ресурсами, то есть способностью промышленности обеспечивать крупномасштабное сельское хозяйство. с необходимой техникой.Этих материальных условий не было. Колхозы создавались с техникой, пригодной в основном только для мелкого земледелия. В этих условиях преувеличенно стремительная коллективизация приняла характер экономической авантюры.

    Правительство, застигнутое врасплох радикализмом собственного изменения политики, не сделало и не могло провести даже элементарную политическую подготовку к новому курсу. Не только крестьянские массы, но даже местные органы власти не знали, что от них требовали.Крестьяне были раскалены до белого каления слухами о том, что их скот и имущество будет конфисковано государством. Этот слух тоже был не так уж далек от правды. Реально осознавая свою прежнюю карикатуру на левую оппозицию, бюрократия «грабила села». Коллективизация предстала перед крестьянином прежде всего в форме экспроприации всего его имущества. Они коллективизировали не только лошадей, коров, овец, свиней, но даже новорожденных цыплят. Они «раскулачили», как писал один иностранный наблюдатель, «вплоть до войлочной обуви, которую таскали с ног маленьких детей.В результате произошла эпидемия распродажи скота крестьянами за бесценок или забоя скота на мясо и шкуры.

    В январе 1930 года на московском съезде член ЦК Андреев нарисовал двустороннюю картину коллективизации: с одной стороны, он утверждал, что коллективное движение, мощно развивающееся по всей стране, «теперь разрушит ее. преодолевать все препятствия »; с другой - хищническая продажа крестьянами своего инвентаря, инвентаря и даже семян перед поступлением в коллективы «принимает положительно угрожающие масштабы.”

    Какими бы противоречивыми ни были эти два обобщения, они правильно показывают с противоположных сторон эпидемический характер коллективизации как меры отчаяния. «Полная коллективизация, - писал тот же иностранный критик, - ввергла национальную экономику в почти беспрецедентное состояние разорения, как будто трехлетняя война миновала».

    Двадцать пять миллионов изолированных крестьянских эгоизмов, которые вчера были единственной движущей силой сельского хозяйства - слабые, как старая фермерская клячка, но тем не менее силы, - бюрократия пыталась одним жестом заменить командованием 2000 управлений колхозов, которых не хватало. техническое оснащение, агрономические знания и поддержка самих крестьян.Вскоре последовали ужасные последствия этого авантюризма, которые длились несколько лет. Общий урожай зерна, который вырос в 1930 году до 835 миллионов центнеров, в следующие два года упал до уровня ниже 700 миллионов. Сама по себе разница не казалась катастрофической, но она означала потерю как раз того количества зерна, которое необходимо для поддержания городов даже при их обычной норме голода. В технической культуре результаты были еще хуже. Накануне коллективизации производство сахара достигло почти 100 миллионов пудов , а в разгар полной коллективизации упало из-за отсутствия свеклы до 48 миллионов пудов , то есть вдвое меньше. был.Но самый разрушительный ураган поразил животный мир. Поголовье лошадей упало на 55 процентов - с 34,6 миллиона в 1929 году до 15,6 миллиона в 1934 году. Поголовье крупного рогатого скота упало с 30,7 миллиона до 19,5 миллиона, то есть на 40 процентов. Количество свиней - 55%; овцы - 66 процентов. Уничтожение людей - голодом, холодом, эпидемиями и мерами репрессий - к сожалению, менее точно подсчитано, чем забой скота, но оно также исчисляется миллионами. Вина за эти жертвы лежит не на коллективизации, а на слепых, жестоких, азартных методах, с помощью которых она была осуществлена.Бюрократия ничего не предвидела. Даже уставы коллективов, которые пытались связать личные интересы крестьян с благосостоянием фермы, не публиковались до тех пор, пока несчастные деревни не были таким образом жестоко разорены.

    Вынужденный характер этого нового курса проистекает из необходимости найти какое-то спасение от последствий политики 1923-28 годов. Но даже в этом случае коллективизация могла и должна была принять более разумный темп и более продуманные формы.Имея в своих руках и власть, и промышленность, бюрократия могла бы регулировать этот процесс, не доводя страну до грани катастрофы. Они могли и должны были выбрать темп, лучше соответствующий материальным и моральным ресурсам страны.

    «При благоприятных обстоятельствах, внутренних и внешних, - писал в 1930 году эмигрантский орган« Левой оппозиции », - материально-технические условия сельского хозяйства могут в течение примерно 10 из 15 лет быть преобразованы в низшую сторону и обеспечить продуктивная основа коллективизации.Однако за прошедшие годы еще не раз будет время свергнуть Советскую власть ».

    Это предупреждение не было преувеличением. Никогда еще дуновение разрушения не висело так прямо над территорией Октябрьской революции, как в годы сплошной коллективизации. Недовольство, недоверие, горечь разъедали страну. Нарушение валюты, рост стабильных, «обычных» и свободных рыночных цен, переход от симулякра торговли между государством и крестьянами к налогу на зерно, мясо и молоко , пожизненно- смертельная борьба с массовым разграблением коллективной собственности и массовым сокрытием этих грабежей, чисто военная мобилизация партии на борьбу с саботажем кулаков (после «ликвидации» кулаков как класса) вместе с это возвращение к продовольственным картам и голодным пайкам и, наконец, восстановление паспортной системы - все эти меры возродили по всей стране атмосферу, казалось бы, так давно закончившейся гражданской войны.

    Снабжение фабрики продуктами питания и сырьем от сезона к сезону ухудшалось. Невыносимые условия труда вызвали миграцию рабочей силы, симуляцию, небрежную работу, поломку машин, высокий процент некачественной продукции и общее низкое качество. Средняя производительность труда снизилась на 11,7% в 1931 году. Согласно случайному признанию Молотова, напечатанному во всей советской печати, промышленное производство в 1932 году выросло всего на 8,5% вместо 36%, обозначенных в годовом плане.Правда, вскоре после этого мир был проинформирован о том, что пятилетний план выполнен за четыре года и три месяца. Но это означает лишь то, что цинизму бюрократии в ее манипуляциях со статистикой и общественным мнением нет предела. Но не это главное. На карту была поставлена ​​не судьба пятилетки, а судьба режима.

    Режим выжил.

    Но в этом заслуга самого режима, пустившего глубокие корни в народной почве.В не меньшей степени это связано с благоприятными внешними обстоятельствами. В те годы экономического хаоса и гражданской войны в деревнях Советский Союз был практически парализован перед лицом иностранного врага. Недовольство крестьянства охватило армию. Недоверие и колебания деморализовали бюрократическую машину и руководящие кадры. Удар с Востока или Запада в тот период мог иметь фатальные последствия.

    К счастью, первые годы торгового и промышленного кризиса породили во всем капиталистическом мире настроение растерянного бдительного ожидания.Никто не был готов к войне; никто не посмел попытаться это сделать. Более того, ни в одной из враждебных стран не было адекватного осознания остроты этих социальных потрясений, сотрясавших страну советов под грохот официальной музыки в честь «генеральной линии».


    Несмотря на свою краткость, наш исторический очерк показывает, как мы надеемся, насколько далеко было действительное развитие рабочего государства от идиллической картины постепенного и неуклонного накопления успехов.Позже мы извлечем важные указания на будущее из кризисов прошлого. Но, помимо этого, исторический взгляд на экономическую политику Советского правительства и ее зигзаги казался нам необходимым для того, чтобы разрушить тот искусственно насаждаемый индивидуалистический фетишизм, который находит источники успеха, как реальные, так и мнимые, в исключительном качестве лидерство, а не в условиях социализированной собственности, созданной революцией.

    Объективное превосходство нового общественного строя проявляется, конечно, и в методах руководителей.Но эти методы в равной степени отражают экономическую и культурную отсталость страны и мелкобуржуазные провинциальные условия, в которых формировались правящие кадры.

    Было бы грубейшей ошибкой делать отсюда вывод, что политика советских руководителей имеет третьесортное значение. Нет в мире другого правительства, в руках которого в такой степени сосредоточена судьба всей страны. Успехи и неудачи отдельного капиталиста зависят, конечно, не целиком, но в очень значительной, а иногда и в решающей степени, от его личных качеств.Mutatis mutandis советское правительство занимает по отношению ко всей экономической системе то положение, которое капиталист занимает по отношению к отдельному предприятию. Централизованный характер народного хозяйства превращает государственную власть в фактор огромного значения. Но именно по этой причине о политике правительства следует судить не по обобщенным результатам, не по голым статистическим данным, а по той конкретной роли, которую сознательное предвидение и планомерное руководство сыграли в достижении этих результатов.

    Зигзаги правительственного курса отразили не только объективные противоречия ситуации, но и неадекватную способность руководителей понимать эти противоречия в сезон и профилактически реагировать на них. Нелегко выразить ошибки руководства в бухгалтерских масштабах, но наше схематическое изложение истории этих зигзагов позволяет сделать вывод, что они наложили на советскую экономику огромное бремя накладных расходов.

    Конечно, остается непонятным - по крайней мере, при рациональном подходе к истории - как и почему фракция, наименее богатая идеями и наиболее обремененная ошибками, могла взять верх над всеми другими группами и сконцентрировать свои силы. неограниченная власть в его руках. Наш дальнейший анализ также даст нам ключ к решению этой проблемы. В то же время мы увидим, как бюрократические методы самодержавного руководства все больше и больше вступают в противоречие с требованиями экономики и культуры и с какой неизбежной необходимостью возникают новые кризисы и потрясения в развитии Советского Союза.

    Однако, прежде чем брать на себя двойную роль «социалистической» бюрократии, мы должны ответить на вопрос: каков конечный результат предыдущих успехов? Действительно ли социализм достигнут в Советском Союзе? Или, более осторожно: являются ли нынешние экономические и культурные достижения гарантией от опасности капиталистической реставрации - точно так же, как буржуазное общество на определенной стадии своего развития застраховано собственными успехами от реставрации крепостничества и феодализма?


    1.Состоятельный крестьянин, нанимающий рабочую силу.

    2. Теоретическая номинальная стоимость = 5 долларов США.

    3. 1 пуд = приблизительно 36 фунтов.


    Последняя глава | Преданная революция Индекс | Следующая Глава


    Последнее обновление: 22.4.2007

    % PDF-1.6 % 129957 0 obj> эндобдж xref 129957 44 0000000016 00000 н. 0000008271 00000 н. 0000008410 00000 н. 0000008544 00000 н. 0000009039 00000 н. 0000009082 00000 н. 0000009268 00000 н. 0000009454 00000 п. 0000010630 00000 п. 0000011813 00000 п. 0000012989 00000 п. 0000014163 00000 п. 0000015331 00000 п. 0000016506 00000 п. 0000017669 00000 п. 0000018308 00000 п. 0000018944 00000 п. 0000019586 00000 п. 0000020235 00000 п. 0000020880 00000 п. 0000021525 00000 п. 0000022174 00000 п. 0000023210 00000 п. 0000024376 00000 п. 0000025015 00000 п. 0000025949 00000 п. 0000026830 00000 н. 0000027702 00000 н. 0000028576 00000 п. 0000029439 00000 п. 0000030624 00000 п. 0000031788 00000 п. 0000031825 00000 п. 0000031915 00000 п. 0000032548 00000 н. 0000032577 00000 п. 0000032667 00000 п. 0000033312 00000 п. 0000034126 00000 п. 0000035042 00000 п. 0000035098 00000 п. 0000035161 00000 п. 0000006000 00000 н. 0000001213 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 130000 0 obj> поток xZ {XSW ?! BN pPG0gPEj5-UjUVE 룭 Ej +> jN [vlUPkϹh̴3Ν ۩ sk ޡ o 5 | $ gzkC $ IK) RF.[4yy} Z = y ՘7 sO76MlȘ ސ jv {bɿ [\ [fɫ1yZ2K = y5 l ن Is_f} (y ֢ tRv + ͉ / 7m0y7Me0! WmUQ> nu ט 3! Q "fʻT MZ @ ҜowO 䮮! ȻVOkQ 羺 ν ڐ ֘ jXFM⪮O> D = ZVT, TgrlJjLl

    cpÊ ە AhȺ576 & 3 +% B (qΚk @ | bc8t +! Y =% 5LI% A5:.% GlJ @ KFR # Hwd} | ކ U YL_tѠ5h2% geQ #% f 썚 O8bуYUV & 4`: THYK9T Z ׷ eä) sPw% kQ # iMg`Js ، ȔT9ig3SGVŪqdqh4 # A08 (0? 3HA # GЊ = - (! X1; P7 $ b) A'oBe3Q ~ 7

    Congress.gov | Библиотека Конгресса

    Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат жилой дом Расширения замечаний

    Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ami [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл К. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA] Эспайлат, Адриано [D-NY ] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фаллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R -MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. "Чуй" [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Кинд, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] ЛаХуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Льеу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О'Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлаиб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортез Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Сасс, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *