Кого убили древляне: Восстание древлян. Убийство Игоря: историческая правда России от РВИО

Содержание

Восстание древлян. Убийство Игоря: историческая правда России от РВИО

«ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» О СМЕРТИ ИГОРЯ

В год 6453 (945). Сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам». И послушал их Игорь — пошел к древлянам за данью и прибавил к прежней дани новую, и творили насилие над ними мужи его. Взяв дань, пошел он в свой город. Когда же шел он назад, — поразмыслив, сказал своей дружине: «Идите вы с данью домой, а я возвращусь и похожу еще». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом и сказали: «Если повадится волк к овцам, то выносит все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И послали к нему, говоря: «Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань». И не послушал их Игорь; и древляне, выйдя навстречу ему из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у города Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.

Повесть Временных лет (перевод О.В. Творогова)

 

КОНЕЦ: ИГОРЬ СНОВА ПОШЕЛ НА ДРЕВЛЯН

Рассмотрев занесенные в летопись предания об Игоре, мы видим, что преемник Олега представлен в них князем недеятельным, вождем неотважным. Он не ходит за данью к прежде подчиненным уже племенам, не покоряет новых, дружина его бедна и робка подобно ему: с большими силами без боя возвращаются они назад из греческого похода, потому что не уверены в своем мужестве и боятся бури. Но к этим чертам Игорева характера в предании прибавлена еще другая — корыстолюбие, недостойное по тогдашним понятиям хорошего вождя дружины, который делил все с нею, а Игорь, отпустив дружину домой, остался почти один у древлян, чтоб взятою еще данью не делиться с дружиною — здесь также объяснение, почему и первый поход на греков был предпринят с малым войском, да и во втором не все племена участвовали.

Соловьев С.М. История России с древнейших времен

 

ТАК КТО ЖЕ УБИЛ ИГОРЯ?

Любопытно, что в «Истории» византийского автора второй половины X века Льва Диакона, младшего современника событий, обстоятельства гибели Игоря описаны несколько отлично от русской летописи. По версии Льва, Игорь, «отправившись в поход на германцев, был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое». Упоминание о германцах очень загадочно. Возможно, Лев Диакон действительно перепутал древлян с германцами.

Наша летопись не знает жутких подробностей смерти Игоря. Но не являются ли косвенным намеком на них слова, которые летописец приписывает древлянским послам, сброшенным по приказанию Ольги в яму, где их и засыпали живьем: «Пуще нам Игоревой смерти». Здесь как будто подразумевается какая-то особо жестокая смерть; на этом основании историки делают вывод, что летописцу было знакомо то предание, которое было известно и Льву Диакону. Выходит, что рассказ «Истории» не только не противоречит, но и даже как бы подтверждает повествование летописи о гибели Игоря от рук древлян.

Поведение самого Игоря во всей этой истории выглядит абсолютно нелогичным и странным. Почему его дружина вдруг почувствовала себя нищей, если князь, согласно Повести временных лет, незадолго перед этим совершил поход на Византию и получил «дань» с греков? И с какой стати Игорь увеличил по желанию своей дружины дань с древлян и попытался собрать ее дважды или даже трижды? Ведь согласно сообщению Константина Багрянородного, древляне были «пактиотами» русов. Следовательно, как уже было сказано выше, зависимость здесь не была односторонней: вероятно, термин «пактиоты» предполагал двусторонние отношения, выплату дани по договору-«пакту». Игорь же своим решением этот «пакт» нарушил, о чем и сообщили ему древляне: «Зачем снова идешь? Забрал уже всю дань». О том, что Игорь действовал «незаконно», свидетельствует и сам летописец, сообщая, что Игорь отправился к древлянам под давлением дружины, без малейшего повода и появление его сопровождалось насилием по отношению к «пактиотам». Не случайно и то, что древляне применили к Игорю позорную казнь, которой у различных народов с древности наказывались разбойники и прелюбодеи, а самого его в переговорах с Ольгой они именовали «волком», то есть так, как у славян традиционно именовался преступник, вор. Похоже, появление Игоря в земле древлян выглядело и в глазах древлян, и в глазах летописцев авантюрой, грабежом, а не сбором дани.

Странность и «незаконность» поведения Игоря подтверждается тем, что в земле древлян он появился один, со своей дружиной, в то время как обычно, согласно все тому же Константину Багрянородному, в «кружение» отправлялись все архонты русов. Да и по отношению к дружине Игорь поступил нехорошо, так как, отослав основную ее часть восвояси, остался с наиболее близкими людьми, желая собрать еще больше богатств.

Не менее странным кажется и поведение древлян. Было ли их восстание стихийным, вызванным только походом Игоря, или имело далеко идущие цели? Зачем, убив Игоря, они вступили в переговоры с Ольгой и предлагали ей в мужья Мала? Почему они были уверены в успехе своего посольства?

Нужно учитывать и то, что летописный рассказ о событиях в земле древлян долгое время существовал в виде устных преданий. Записаны они были более чем через 100 лет (об этом, кстати, свидетельствует и указание летописца о том, как изменился за это время Киев). Летописец, собирая эти предания и допуская в своем рассказе противоречия, как будто о чем-то не договаривает, а в картине, которую он рисует, оказывается слишком много «белых пятен». Тем более удивительно, что, не проясняя некоторые моменты своего повествования, составитель Повести временных лет в то же время вносит в него как бы «лишние» детали, еще более запутывающие текст. Одна из таких деталей — упоминание о богато разодетых «отроках» воеводы Свенельда.

Летопись косвенно намекает на причастность Свенельда к трагедии, разыгравшейся в Древлянской земле, однако ни разу его до этого не упоминает и не проясняет его роль в произошедших событиях. Возникшую проблему историки разрешили для себя быстро. Стоило только почитать Новгородскую первую летопись младшего извода, чтобы узнать о передаче Игорем Свенельду права сбора дани с уличей и древлян. Это объяснение источника обогащения Свенельда было признано удовлетворительным, но вопросы о роли Свенельда в событиях середины 40-х годов X века, об отношении воеводы к тому, что Игорь неожиданно решил отобрать у него право сбора дани, остались без ответа. Но так как летописи молчали об этом, то молчали и историки. Последним надо отдать должное — многие исследователи летописей еще в XIX веке стремились разрушить этот заговор молчания, заставить летописи разговориться и заполнить таким образом пробелы в древней русской истории, достигавшие 20-30 лет.

Любопытно, что богатство Свенельда бросилось в глаза воинам Игоря осенью, перед полюдьем, следовательно, воевода добыл его не сбором дани с уличей и древлян. Таким образом, богатство Свенельда к уличам и древлянам не имеет никакого отношения.

Похоже, что и с выступлением древлян Свенельд никак не связан. Если бы Игорь в 6453 (945) году решил отобрать сбор дани с древлян у «заворовавшегося» Свенельда и собрать ее сам, а воевода не подчинился воле князя и поднял против него восстание, то тогда Игорь должен был бы начать сбор дани с наказания мятежника. Он же его будто и не замечает, собирает дань, отпускает дружину, потом едет к мятежникам, чуть ли не один, и те его, конечно же, убивают. Поведение Игоря выглядит более чем странным. Если Свенельд был мятежником, то восстание должно было начаться еще до того, как Игорь появился в земле древлян, при этом собрать дань, хотя бы и один раз, ему вряд ли бы удалось. В летописном рассказе о восстании древлян не чувствуется присутствие никакой посторонней силы вроде Свенельда. У Свенельда и древлян совершенно разные причины для недовольства Игорем.

Кто же все-таки убил Игоря? Наверное, это были древляне, так как летописи прямо говорят об этом и их рассказ, как было сказано выше, подтверждается сообщением Льва Диакона.

Королев А.С. Некоторые загадочные обстоятельства гибели в земле древлян киевского князя Игоря Старого

 

ДОБРЫЙ КНЯЗЬ МАЛ УБИЛ ИГОРЯ-БЕЗЗАКОННИКА

Древляне, казнившие Игоря по приговору веча, считали себя в своем праве. Послы, прибывшие в Киев сватать за древлянского князя вдову Игоря Ольгу, заявили ей: «Бяше бо мужь твой акы вълк, въсхыщая и грабя. А наши кънязи добры суть, иже распасли суть Деревьску землю…» Перед нами снова, как и в случае с вятичами, выступает союз племен с его иерархией местных князей. Князей много; в конфликте с Киевом они несколько идеализируются и описываются как добрые пастыри. Во главе союза стоит князь Мал, соответствующий «свет-малику», «главе глав» у вятичей. Он чувствует себя чуть ли не ровней киевскому князю и смело сватается к его вдове. Археологам известен его домениальный город в древлянской земле, носящий до сих пор его имя — Малин. Примечательно, что в начале Игорева полюдья никто из этих князей не протестовал против сбора дани, не организовывал отпора Игорю, все, очевидно, было в порядке вещей. Добрые князья убили Игоря-беззаконника тогда, когда он стал нарушителем установившегося порядка, преступил нормы ренты. Это еще раз убеждает нас в том, что полюдье было не простым беспорядочным разъездом, а хорошо налаженным важнейшим государственным делом, в процессе исполнения которого происходила консолидация феодального класса и одновременно устанавливалась многоступенчатая феодальная иерархия.

Рыбаков Б.А. Рождение Руси

Гипотеза — Игоря Святославовича убили не славянские древляне, а готские

В летописной новелле под 914 г. мимоходом сообщается о походе руси на «древлян» (из нижеследующего будет ясно, что кавычки здесь необходимы). Но кто такие летописные «древляне», сыгравшие столь значительную роль в судьбе князя Игоря, его жены и всей Русской земли?

На первый взгляд ломать голову тут совершенно не над чем. «Повесть временных лет» вполне определенно говорит, что древляне/деревляне были славянским племенем, осевшим на правобережье Днепра, по соседству с киевскими русами («полянами»). Свое имя они получили потому, что «седоша в лесах». Древляне известны не только древнерусским источникам. Константин Багрянородный передает этот этноним в формах «вервиане» и «дервленины», а Баварский географ знает их как «лесных людей» (forsderen liudi). Общеславянский корень этого племенного названия подтверждается наличием в вендском Поморье племени древан (их племенная территория находилась рядом с современным Люнебургом, в бассейне реки Иетцель, бывшей славянской Йесны). Славянское население Древанской земли окончательно исчезло только в XVIII в. Но германизированное название этой области — Dravehn — сохранилось у немцев до сих пор [Державин Н.С. Славяне в древности. М., 1946. С. 29].

Все это бесспорно. Но дальше возникают затруднения. Начать с того, что племенная территория восточнославянских древлян («Дерева», «Деревьская земля») очерчена в летописи весьма приблизительно. Настораживающе звучит заявление авторитетного археолога о том, что «попытки восстановить территорию расселения древлян на основе летописных свидетельств предпринимались неоднократно, но ни одну из них нельзя признать удачной» [Седов В.В. Восточные славяне в VI – XIII вв. М., 1982. С. 102]. Славянские древности в бассейнах Припяти и Ужа довольно многочисленны, но крайне разнородны и с трудом поддаются этнографической классификации.

При дальнейшем рассмотрении «древлянского вопроса» несуразности и загадки нарастают как снежный ком. В разительном противоречии с археологической картиной древлянского племенного ареала находятся сведения письменных источников. Летопись сообщает о весьма развитой племенной организации у древлян, которые имели «свое княжение», князей, племенную знать («лучших мужей»), дружину, укрепленные города. Древлянские послы нахваливают Ольге своих правителей, заботящихся об экономическом процветании их страны: «…наши князи добри суть, иже роспасли суть Деревьскую землю» — и это не пустое бахвальство, так как выясняется, что после неоднократных поборов и беспощадного разорения несчастной Деревьской земли киевским войском на «древлян» все еще можно наложить «дань тяжку», что и не преминула сделать Ольга. Военная мощь древлян подчеркнута в летописи упоминанием неких «обид», которые в прошлом претерпели от них «поляне», а также неоднократными попытками порвать узы даннической зависимости от киевских князей. Между тем на археологической карте днепровского правобережья Древлянская земля предстает бедной и малонаселенной областью, безусловно не способной соперничать с соседями в экономическом отношении и тем более находиться с ними в многолетнем военном противостоянии. Древлянские «грады» (Оран, Иваньково, Малино, Городск) имеют площадь около двух тысяч квадратных метров — меньше футбольного поля [Демин А.С. О некоторых особенностях архаического литературного творчества (постановка вопроса на материале ««Повести временных лет»») // Культура славян и Русь. М., 1998. С. 65]. А возле Искоростеня Ольга «стоя… лето, и не можащи взяти града»!

К сожалению, наша историография до недавнего времени проходила мимо всех этих странностей. Но что всего поразительнее, так это многовековое невнимание историков к одному сохранившемуся в источниках этнографическому признаку, характеризующему летописных «древлян». Я имею в виду выбранный ими способ казни князя Игоря, который, как следует из сообщения Льва Диакона, «был взят… в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое» (стоит отметить, что «Повесть временных лет» умалчивает об этих подробностях). Знать сообщение Льва Диакона, цитировать его и вместе с тем считать «древлян», убивших Игоря, славянским племенем — все это есть не что иное, как бесподобный историографический конфуз, ибо указанный способ казни настолько же присущ древнеславянскому уголовному праву, как, например, обычай сдирать скальпы или распинать на кресте. И однако же эта нелепость прочно осела в исторической литературе. Лишь сравнительно недавно исследователи наконец обратили внимание на то, что «казнь Игоря совпадает с подобными обычаями у тюркских народов — огузов* и булгар» [Петрухин В.Я. Из древнейшей истории русского права. Игорь Старый – князь-«волк» // Philologia slavica. М., 1993. С. 127], а по сообщению германского хрониста XII в. Саксона Грамматика, к этому способу казни питал особое пристрастие Редон, «рутенский» пират (Ruthenorum pirata), разбойничавший на Балтике [Рыдзевская Е.А. Древняя Русь и Скандинавия IX – XIV вв. М., 1978. С. 194]. От себя добавлю, что по приказу Александра Македонского подобным же образом был разорван на части Бесс, убийца Дария III, как о том повествует Плутарх. В греческой мифологии известен разбойник Синид по прозвищу Питиокампт (Сгибатель сосен), который ловил путников, привязывал их к вершинам согнутых деревьев и, отпустив деревья, разрывал людей пополам. Герой Тезей расправился со злодеем его же способом. Словом, ни один источник не соотносит обычай расчленения людей при помощи деревьев со славянами и тем более — с восточными славянами.

*См. сообщение Ибн Фадлана о гузах (огузах): «Они не знают блуда, но если относительно кого-либо они узнают какое-либо дело, то они разрывают его на две половины, а именно: они соединяют вместе промежуток веток двух деревьев, потом привязывают его к веткам и пускают оба дерева, и находящийся при выпрямлении их [деревьев] разрывается».

К блестящим находкам последнего времени [см. Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 326.] относится также открытие еще одной «Древлянской земли» — «Дереви», находящейся, согласно вводной части «Повести временных лет» (перечисляющей «Афетовы страны» — земли, которые «прияше» Иафет, один из сыновей Ноя), отнюдь не в Среднем Поднепровье, а в Северном Причерноморье — между «Воспории» (Боспором) и приазовскими областями («Меоти» и «Сармати»), где она, таким образом, совпадает с Климатами Горного Крыма*.

*Термин «Климаты», встречающийся в средневековой византийской литературе, связан с позднеантичной географической традицией, согласно которой поверхность земли делилась на несколько (обыкновенно семь или девять) «климатических» поясов. У Константина Багрянородного Климаты — это область горного Крыма между Херсоном и Боспором: «От Херсона до Боспора расположены крепости Климатов, а расстояние — 300 миль» (впрочем, в другом месте он пишет и о «девяти Климатах Хазарии», прилегающих к Алании). Крымские Климаты (вероятно, не все, но значительная их часть) входили в Херсонскую фему (военно-административный округ), и Константин неоднократно выражает озабоченность их безопасностью.

В связи с этим перестает выглядеть опиской или очевидной нелепостью указание Льва Диакона на то, что Игорь погиб, отправившись «в поход на германцев». Вместе с тем, наконец, замечено, что летописные «деревляне» не только обитают в двух разных и значительно удаленных друг от друга географических районах, но также имеют два племенных центра: один — город Овруч, лежащий на реке Уже (летописная статья под 997 г.), другой — город Искоростень/Коростень, точное местоположение которого не указано (летописные статьи под 945 и 946 гг.) [Никитин А.Л. Основания русской истории. С. 112].

Теперь обобщим имеющиеся у нас факты.
Восточнославянское племя древлян, возможно родственное вендским древанам, в конце VIII – начале IX в. осело на правом берегу Среднего Поднепровья, где очень скоро попало в данническую зависимость от русов. Ко времени составления «Повести временных лет» (вторая половина XI – начало XII в.) эти древляне были уже малочисленной, бедной и культурно отсталой народностью, почти совершенно утратившей свою этнографическую индивидуальность и растворившейся среди многочисленных переселенцев с днепровского левобережья.

Однако в процессе создания «Повести временных лет», или скорее при позднейшем ее редактировании, история древлянского племени, краткая и ничем не примечательная, оказалась насыщена событиями, относящимися к истории других «древлян», не имеющих с древлянами днепровскими ничего общего, кроме своего русифицированного племенного названия. Иными словами, произошла довольно обыкновенная для раннесредневековой литературы этнографическая путаница, которую, пожалуй, можно было бы назвать забавной, не укоренись она самым серьезным и основательным образом в современной историографии. К счастью, восстановить истину в данном случае не так уж трудно.

Нестора или какого-то другого древнерусского книжника, редактировавшего «Повесть», сбила с толку еще одна «Деревьская земля» — «Дереви», обнаруженная им в Северном Причерноморье. Источником, откуда она в свое время перекочевала в русскую летопись, была византийская хроника IX в. Георгия Амартола, а именно то ее место, где перечислены «Афетовы страны». В славянском переводе хроники Амартола, предшествовавшем «Повести временных лет», соответствующий термин был передан как «Дерви» [Истрин В.М. Хроника Георгия Амартола в древнем славянорусском переводе. Т. 1. Пг., 1920. С. 59]. В «Повести временных лет» амартоловский перечень стран читается так: «…Воспории, Меоти, Дереви, Сармати, Тавриани, Скуфия…» Причерноморская область под названием Дерви/Дереви легко опознается как место обитания потомков везеготов, или готов-тервингов (от др.-герм. tre — «дерево») — «жителей леса», «лесных людей», по-славянски — «древлян». Последние сомнения на этот счет исчезнут, если сопоставить древнерусское известие о смерти князя Игоря в «Деревех» с сообщением Льва Диакона о его последнем походе «на германцев». Единственным германским этносом Северного Причерноморья были готы.

Уяснив, что летописный термин «древляне/деревляне» покрывает два разных народа, этнически несходных меж собою, мы поймем причину разноголосицы в этнографических и исторических сведениях о них. С одной стороны, «древляне живяху звериньским образом, живуще скотьски: убиваху друг друга, ядаху вся нечисто, и брака у них не бываше, но умыкиваху у воды девиця»; с другой — «наши князи добри суть, иже роспасли суть Деревьскую землю», наличие грозных крепостей, вроде Искоростеня, взять которые возможно лишь при помощи военной хитрости, дипломатические посольства к русам с целью заключения династических браков. Очевидно, что в первом случае речь идет о восточнославянских лесовиках днепровского правобережья, во втором — о крымских готах, чьи процветающие колонии просуществовали в Тавриде до XVI в. Таврические и киевские русы в IX – X вв. должны были, конечно, не раз сталкиваться с ними — на поле экономической конкуренции и на поле брани.

Дружинные сказания о войнах с крымскими готами бытовали в Киеве долгое время и были известны русским книжникам XII в. Но время взяло свое — двойственное значение термина «древляне» было прочно забыто, благодаря чему история покорения черноморских «древлян»/тервингов была перенесена на историю древлян днепровских, более близких и знакомых «кыянам» Несторовой эпохи.

Источник:
Цветков С. Э. Русская земля. Между язычеством и христианством. От князя Игоря до сына его Святослава. М.: Центрполиграф, 2012. С. 36-42.

https://sergeytsvetkov.livejournal.com/260326.html

Смерть князя Игоря — и вновь готские «Дерева»

О смерти Игоря древнерусское сказание рассказывает так: «В се же лето [6453/945 г.] рекоша дружина Игореви: “отроци Свенелжи изоделися суть оружьем и порты, а мы нази; поиди, княже, с нами в дань, и да ты добудеши и мы”. И послуша их Игорь, иде в Дерева в дань, и примышляше к первой дани [собранной Свенгельдом и его отроками], и насиляще им [творили насилие над древлянами] и мужи его; возьемав дань, поиде в град свой. Идущу же ему вспять [на обратном пути], размыслив рече дружине своей: “идете с данью домови, а я возвращаюся, похожю и еще”. Пусти дружину свою домови, с малом же дружины [с малой дружиной] возвратися, желая больше именья. Слышавше же деревляне, яко опять идеть, сдумавше со князем своим Малом: “аще ся ввадить [если повадится] волк к овцем, то выносить все стадо, аще не убьють его; тако и се, аще не убьем его, то вся ны [всех нас] погубить”; и послаша к нему, глаголюще: “почто идеши опять? поимал еси всю дань”. И не послуша их Игорь, и вышедше из града Изкоростеня деревляне убиша Игоря и дружину его; бе бо их мало».

Важные подробности добавляет Лев Диакон (вкладывая их в уста императора Иоанна Цимисхия): «Не упоминаю я уж о его [Игоря] жалкой судьбе, когда, отправившись в поход на германцев, он был взят ими в плен, привязан к стволам деревьев и разорван надвое». Отсутствие в древнерусском сказании этих подробностей (в том числе факта казни Игоря, а не гибели его в стычке), о которых в третьей четверти Х в. были хорошо осведомлены далеко за пределами Русской земли, в частности в Константинополе, заставляет предполагать довольно позднее его возникновение — не раньше первой половины XI в.

Тогда-то, вероятно, и произошло искажение историко-географических реалий похода Игоря на «германцев» (крымских готов) и превращение этих последних в днепровских «древлян». Немного времени спустя летописец Нестор придал этой метаморфозе видимость исторической законности (перенос событий из одного региона в другой, включение их в иную историко-географическую реальность — обычное явление в средневековой литературе и эпосе). Этно-географическая фикция сделалась фактом древней русской истории.

И вновь готские «Дерева»

На самом деле события происходили в той области Северного Причерноморья, которая во вводной части «Повести временных лет» носит название Дереви/Дер(ь)ви, то есть в таврических Климатах — Горном Крыму, и убившие Игоря «древляне» в исторической действительности были крымскими готами. К уже высказанным ранее аргументам в пользу крымской локализации «Дерев» из сказания о древлянской дани можно добавить еще целый ряд других.

Древнерусское сказание рисует «древлян» весьма зажиточными людьми, которых можно обложить двойным, а по сути, четверным побором («черную куну» — двойную дань — с них взял Свенгельд, а Игорь, собрав третью дань, вернулся «походить еще» за четвертой). Вряд ли у Игоря было намерение ободрать их как липку и пустить по миру. Очевидно, он покусился лишь на натуральные и денежные излишки — избыточный продукт экономической деятельности «древлян», воспроизводимый ими с впечатляющей интенсивностью. В то время подобное процветание могла принести только торговля. Между тем, по археологическим данным, днепровские лесовики были удручающе бедны, как ни одно другое восточнославянское племя, и практически не участвовали в торговых операциях на основных водных путях — донском, волжском и западнодвинском. Юго-западная граница распространения арабского дирхема в восточнославянских землях проходит вдалеке от «Деревьской земли» Среднего Поднепровья (Древнерусские княжества X – XIII вв. М., 1975. С. 73). Самыми «роскошными» предметами, извлеченными из древлянских могильников, являются железные ножи, бронзовые браслеты и стеклянные бусины (Русанова И.П. Территория древлян по археологическим данным // Советская археология. 1960, № 1. С. 69). Местная пушнина ценилась не так дорого, как меха, поступавшие из северных областей, где волос у зверя был гуще и тоньше. Брать с восточнославянских древлян было просто нечего — не только во второй и третий, но даже и в первый раз. Зато экономическая активность торговых факторий крымских готов хорошо известна.

Заслуживает внимания безымянный «град свой», куда возвратился Игорь после того, как «возьемал» с древлян первую дань. Это совершенно определенно не Киев, поскольку в Киев дружинникам еще только предстоит отправиться из этого «града» по княжескому приказу: «идете с данью домови». «Своих градов» на правобережье Днепра, в Древлянской земле, у русов не было. Значит, отправным пунктом экспедиции Игоря был не Киев, а один из многочисленных «русских» городов в западном Крыму и «на Киммерийском Боспоре» в Таврике — возможно, Варанголимен или Тмуторокань. Характерно, что в показании Льва Диакона «германцы», убившие Игоря, появляются вслед за упоминанием «Киммерийского Боспора» как опорной базы военных предприятий русов.

К слову сказать, сомнительно, чтобы киевские князья вообще когда-нибудь ездили за данью к днепровским древлянам — своим ближайшим соседям. Скорее всего, древлянская дань поступала в Киев повозом, то есть ее привозили сами древляне, как это делали, например, обитавшие на значительно более дальнем расстоянии от Киева радимичи.

Само название злополучного «града» князя Мала («Коростень», «Искоростень») тоже принадлежит фольклору, а не истории. В одном позднейшем фольклорном источнике Мал является князем некоего града Кольца. Вариативность названия града князя Мала говорит в пользу того, что окрестности реального Коростеня на Уже сделались местом гибели Игоря гораздо позже — уже в фольклорной традиции.

Немало интересного способно поведать исследователю имя «древлянского» князя Мала. Лишь слепое доверие к летописному тексту, вкупе с поразительной нечуткостью к духу русского языка, заставляет лингвистов включать имя Мал в древнерусский именослов, делая к нему примечание «др.-рус.» (Суперанская А.В. Словарь русских личных имен. М., 1998. С. 227), а историков – молчаливо или во всеуслышание поддерживать мнение о славянском и даже «чисто славянском» (Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей IX – начала XI в. М., 2001. С. 146) происхождении имени князя «древлян». Однако этот вопрос решается не так однозначно, о чем свидетельствует отсутствие имени Мал в словаре Н. М. Тупикова (Тупиков Н.М. Словарь древнерусских личных собственных имен // Записки Отделения русской и славянской археологии императорского Русского археологического общества. Т. VI. СПб., 1903). Осторожность исследователя не случайна, так как домонгольская русская история и письменность не знает повторного наречения какого-либо человека — князя, боярина или простолюдина — именем Мал. Отчество Малович(-овна), фамилия Малин и одноименные населенные пункты (в частности, «древлянский» город Малин на р. Тетерев) не могут служить доказательством славянского происхождения имени Мал. Все эти антропонимы и топонимы возникли гораздо позже сер. Х в. и, по всей видимости, не без влияния «славянства» князя Мала в «Повести временных лет».

Слово «мал» часто употребляется в русском языке в качестве краткого прилагательного: «мал золотник, да дорог», «мал, да удал» и т. д., но его превращение в личное имя невозможно, потому что это противоречит нормам словообразования в славянской ономастике. Невысокий человек в любом славянском языке назывался бы Малой, Малый, Малюта, Малёк, Малец, Малыш, Малк(о) — ср. соответствующие топонимы: например, сельцо Малотин (недалеко от Пирятина) называлось позже Малютинцы. Кстати, именование «древлянского», то есть, в контексте «Повести временных лет», восточнославянского князя Малом удивило самого же летописца, который во избежание двусмысленности почел необходимым пояснить, что речь идет об имени: «бе бо ему имя Мал, князю деревьску». Характерно, что это пояснение в тексте летописи сопровождает вторичное упоминание имени Мал как несклоняемого слова: «да поиди за князь наш за Мал» (первый раз Мал теряет падежное окончание в речи торжествующих древлян: «се князя убихом рускаго! поимем жену его Вольгу за князь свои Мал»). Здесь мы, кажется, имеем свидетельство того факта, что в оригинале сказания имя Мал присутствовало в несклоняемой форме. Не менее знаменательно, что у него нет уменьшительной формы — невероятный случай для славянского имени (Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. М., 1996. С. 185). Все эти обстоятельства полностью исключают славянскую этимологию имени Мал в смысле «невысокий», «низкорослый», «маленький» человек.

Польский историк XV в. Ян Длугош вообще избавился от этого неудобного и сомнительного имени, превратив Мала в Мискиню, то есть, собственно, в Низкыню — «низкорослого человека», по-белорусски (Поппэ А.В. Родословная Мстиши Свенельдича // Летописи и хроники. Сборник статей. 1973. М., 1974. С. 71 и след.). Мал поименован Низкыней также в Густынской летописи и у другого средневекового польского историка М. Стрыйковского.

Неславянское происхождение имени Мал, достаточно очевидное с историко-филологической точки зрения, пока что привлекло внимание немногих исследователей.
С.В. Алексеев посчитал, что мы имеем дело не с личным именем, а с родовым титулом: князь Мал — «малый князь», то есть не «великий князь» (Алексеев С.В. Комментарий // Начальная летопись. М., 1999. С. 117). Действительно, в сказаниях о древлянской дани и Ольгиной мести наблюдается любопытная словесная игра. К обыгрыванию имени «Мал» летописец возвращается постоянно. Наиболее яркий пример — слова Ольги, обращенные к жителям осажденного Искоростеня, в котором княжил Мал: «Она же рече им: “ныне у вас несть меду, ни скоры, но мало у вас прошю; дадите ми от двора по 3 голуби да по 3 воробьи: аз бо не хощу тяжьки дани взложити, якоже и муж мой, сего прошю у вас мало, вы бо есте изнемогли в осаде, да сего у вас прошю мало”». Настойчиво повторяемый каламбур звучит угрожающе, предвосхищая задуманную кару главному виновнику смерти Игоря и его подданным. Иногда имя Мал незримо присутствует в тексте — в противопоставлении Ольге, великой княгине. Явно издевательский оттенок имеет Ольгино приглашение обреченным послам малого князя:«зовет вы [вас] Ольга на честь велику», или ее же фраза из послания к древлянам: «да в велице чти [чести] приду за ваш князь», — где так и просится добавление: «Мал». Однако, очевидно, что подразумеваемое в этих местах «малокняжеское» достоинство «древлянского» князя — это насмешка, а не его действительный титул.

Н.А. Петровский попытался вывести имя Мал из латинского malus — «злой», «дурной» (Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. М., 1996. С. 185). Этимология явно неудачная, так как «княжеские» личные имена никогда не несли в себе «дурного» и «злого» смысла, а, напротив, характеризовали их владельцев как «благих», «благочестивых», «боголюбивых», «богоданных», «святых», «добрых», «великих» и т. д. Она неприемлема и в том случае, если рассматривать имя собственное Мал как прозвище, ибо сами «древляне» не только не знали за своими князьями никакого лиха и дурна, но питали к ним искреннюю любовь, будучи убеждены в благодетельности их правления для Деревьской земли: «наши князи добри суть, ибо роспасли суть Деревьскую землю».

Заманчиво на первый взгляд выглядит гипотеза А.Л. Никитина, предположившего, что «речь идет о представителе остготской династии Амалов…» (Никитин А.Л. Основания русской истории. М., 2000. С. 212). В самом деле: Амал/Мал — созвучие подкупающее. Загвоздка, однако, в том, что готскими «древлянами» были везеготы-тервинги, «лесные люди», и возглавляли их короли из династии Балтов, а не Амалов. Конечно, нельзя исключить, что после гуннского нашествия уцелевшие в Крыму везеготы могли слиться с остатками остроготов и подчиниться власти их королей. Но ввиду того, что исторических свидетельств о правлении в Крыму Х в. законных представителей рода Амалов не имеется, то и решить этот вопрос можно только гадательно. Короли из рода Амалов упоминаются в источниках как правители остроготов, ушедших в IV в. из Причерноморья на запад и столетие спустя обосновавшихся в Италии. После того как в 552 – 555 гг. византийский полководец Нарсес уничтожил Итальянское королевство остроготов, об Амалах более ничего не известно. Сомнительно, чтобы в Крыму еще добрых четыреста лет сохранялась какая-то ветвь этой династии.

Со своей стороны замечу, что в немецком языке слово mal имеет общее значение «отметина, знак», или, по отношению к человеку, «родимое пятно», «шрам», «рубец». Таким образом, готское имя собственное Мал, будучи прозвищем, могло означать что-то вроде Меченый. Хождение его в русском языке в качестве личного имени засвидетельствовано только в одном случае, — когда Мал является усеченным производным от древнееврейского имени Малахий/Малафей, включенного и в христианские святцы (Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. С. 185; Тихонов А.Н., Бояринова Л.З., Рыжкова А.Г. Словарь русских личных имен. М., 1995. С. 232).

Впрочем, возможен и другой вариант — происхождение усеченной формы Мал от Малелеил. Бытование последнего имени среди готов весьма вероятно, ибо Малелеил, библейский персонаж, сын Каинана (Бытие, 5: 12), с конца IX в. традиционно включался в родословную прародителя скандинавов Одина (Пчелов Е.В. Генеалогия древнерусских князей. С. 90). И, поскольку крымские готы были христианами, крестное имя одного из их князей — Малахий или Малелеил — могло быть передано в древнерусском сказании в усеченной форме Мал. Христианство «древлян» косвенно подтверждается упоминанием «гроба» Игоря, над которым Ольга «повеле трызну творити». Будь «древляне» славянами-язычниками, труп Игоря был бы сожжен и Ольга не смогла бы его похоронить, ископав для его останков «могилу велику». Но готы-христиане должны были предать тело убитого ими князя земле.

Еще одно косвенное свидетельство причастности крымских готов к смерти Игоря встречаем в «Слове о полку Игореве», где говорится, что разгром в 1185 г. половцами дружины Игоря Святославича вызвал бурную радость среди готского населения Крыма: «Се бо готския красныя девы вспеша на брезе [запели на берегу] синему морю, звоня рускым златом, поют время бусово [древнее, стародавнее]…». Возникает законный вопрос: с чего это готские девушки вспомнили предания («песни») о стародавних временах? Очевидно, пленение половцами русского князя по имени Игорь вызвало у готов историческую ассоциацию, живо напомнив им об их собственной победе над русами в середине X в., когда в руках у них очутился другой, «старый» Игорь.

Эпизод с «готскими девами» дает основание утверждать, что, наряду с древнерусским сказанием о древлянской дани, в раннем Средневековье существовал посвященный той же теме древнеготский эпос, откуда, возможно, Лев Диакон и почерпнул сведения о походе Игоря «на германцев». Победа над Игорем, несомненно, должна была надолго запомниться готам. Неординарность этого события — взятия в плен и казни «великого князя русского» — подчеркнута в летописи восторженным восклицанием ошалевших от неожиданной удачи «древлян»: «се князя убихом рускаго!» — и внезапно открывшимися перед ними грандиозными перспективами: «поимем жену его [Игоря] Вольгу за князь свои Мал и Святослава, и створим ему, якоже хощем». Тут кстати заметить, что, по летописной версии «обрусения» восточнославянских племен, днепровским древлянам к этому времени уже полагалось «прозваться русью», наряду с другими славянскими племенами, вошедшими в державу «Рюриковичей». Однако люди, считающие себя русскими, не могли сказать: «се князя убихом рускаго» (Ловмяньский Х. Русь и норманны. М., 1985. С. 194). Значит, убившие Игоря «древляне» не считали свою племенную территорию составной частью Русской земли, что выглядит вполне естественным для готских жителей Тавриды.

Бытование в крымской Готии предания о поимке и казни Игоря тем более вероятно, что в готском (и, шире, германском) фольклоре сохранились отрывки из эпического цикла — вероятно, некогда довольно обширного — о вековом противостоянии готов и русов. Начало этому противоборству положила измена князя «росомонов» (людей народа «рос»), благодаря которой гунны покончили с державой остроготов в Северном Причерноморье — эта история изложена Иорданом, видимо, по «древним песням» готов, упоминаемым им в другом месте. Из готских песен «неверное племя росомонов» перекочевало в героический эпос германцев. Средневековая сага о Тидреке Бернском (остроготском короле Теодорихе Амале) дает ему в противники «русского» короля Вальдемара/Владимира. Истории Теодорих известен как убийца правителя Италии руга (руса) Одоакра. Свидетельство непримиримой вражды ругов и готов сохранило Житие святого Северина (V в.). Древнерусская письменная традиция также усвоила неприязненное отношение к готам и «злому королю Дедрику [Теодориху]». «Слово о полку Игореве», как мы видели, рисует готов врагами Русской земли, злорадствующими над ее несчастьями.

Ожесточенное противоборство готов и русов, глубоко врезавшееся в память обоих народов, позволяет объяснить, почему Игорь был казнен столь жестоким способом. Как мы выяснили выше, обычай казни посредством разрывания тела на части имеет широкую географию распространения, не включающую, впрочем, область расселения восточных славян. Нет надобности приписывать его популярность влиянию какого-то одного народа. Для нашей темы достаточно того факта, что этот обычай отмечен на Балтике и в Северном Причерноморье, — стало быть, можно с уверенностью предполагать его присутствие в репрессивной практике готов, населявших оба эти региона. В самом деле, Иорданпишет, что в отместку за измену князя «росомонов» остроготский король Эрманарих велел разорвать на части его супругу Сунильду, привязав ее к хвостам диких коней. Логично думать, что «древляне»/тервинги использовали в подобных случаях согнутые деревья. Сравнив известие Иордана с сообщением Плутарха о казни при помощи согнутых деревьев Бесса, убившего Дария III, а также со средневековой практикой четвертования, мы вправе заключить, что расчленение тела было не только устрашающей, но и позорящей преступника расправой, которой наиболее часто подвергали разбойников и изменников.

Росомоны/русы, в решающий час предавшие готов, навсегда остались для них «вероломным племенем», заклятыми врагами, заслуживающими позорной смерти. Давний счет готов к князьям «от рода русского» предопределил «жалкую судьбу» князя Игоря, который к тому же запятнал себя откровенным разбоем. «Мужа твоего убихом, бяше бо муж твой аки волк восхищая и грабя», — без обиняков заявили «древлянские» послы Ольге. В казни Игоря историческое возмездие сочеталось с сиюминутным торжеством справедливости — благодатная тема для героической народной поэзии.

https://zen.yandex.ru/media/sergeytsvetkov.livejournal.com/letopisnye-dereva-ili-s-kakimi-drevlianami-voeval-kniaz-igor-5b1e0d805f49675a6e019b3d

Великий князь Киевский Игорь. Первый Рюрикович

1162-ая годовщина российской государственности

Великий князь киевский Игорь, сын Рюрика, фактический родоначальник правившей в России более шести веков династии Рюриковичей и первый из русских князей, упомянутый в зарубежных  исторических хрониках, где он фигурировал как правитель скифов (русов, или росов) Ингер.

История его жизни и деятельности в качестве главы Древнерусского государства мало освещена в исторических и литературных источниках. Более чем, очевидным является сформировавшийся вокруг личности Великого князя Игоря Рюриковича, прозванного летописцем Нестором Старым, сформировался, таким образом, заговор забвения. Причиной этого, возможно являются обстоятельства его гибели, описанные в первом литературном источнике того времени – летописи – «Повести временных лет», появившейся более чем через 100 лет описываемых событий и в силу этого два ли могут являться документальным свидетельством. Тем не менее, именно они стали основой исторических сведений об Игоре и, соответственно, восприятия его в негативном ключе.

Так, в частности Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского» о князе Игоре пишет: «Два случая остались укоризною для его памяти: он дал опасным печенегам утвердиться в соседстве с Россиею, и не довольствуясь справедливою, то есть умеренною данию народа, ему подвластного, обирал его, как хищный завоеватель»[1]. С легкой руки Н.Карамзина, образ «алчного князя» перекочевал и в другие исторические источники. При этом никто из исследователей этого периода истории России почему-то не задавался вопросом: ни слишком ли это куцая характеристика для человека, почти 33 года возглавлявшего Древнерусское государство. Причем возглавлявшего зарождавшуюся Русь именно в то время, когда рушились империи, а на их месте появлялись новые государственные образования, многие из которых также уходили в небытие. Подобная участь вполне могла ожидать и Русь, но именно этого и не произошло, в том числе благодаря усилиям и государственнической деятельности Великого князя Киевского Игоря. Киевская же Русь, напротив, в период его правления окончательно сформировалась как государственное образование, с интересами и позицией которого считались ведущие государства того времени. Очевидно, что без сильного главы государства, это было бы едва ли возможным. Тем не менее, данные аспекты деятельности князя Игоря мало освещены в исторических источниках, а имеющиеся сведения чрезвычайно скудны и противоречивы. Все это дает основание считать, что Великий князь киевский Игорь Рюрикович, очевидно, стал жертвой недосказанности, осознанного или не осознанного искажения реальных   фактов своей жизни. Для русской истории это явление далеко не ординарное, а напротив чрезвычайно распространенное.

Это определяет необходимость рассмотрения основных этапов его деятельности, и очевидно воздания должного как главе Древнерусского государства, усилиями которого оно создавалось, обеспечивалась его безопасность и положение в мире.

Родился Игорь в семье князя Рюрика. В 854 году Рюрик потерпел в Фрисландии (область на побережье Северного моря) поражение от германского императора Лотаря и вынужден был бежать с остатками дружины, а через восемь лет, в 862 году славянские племенные союзы словен, кривичей и финно-угорских чуди и веси пригласили Рюрика на княжение в Ладогу.

По мнению историка В.Н. Татищева имеются летописные сведения, позволяющие предположить, что Рюрик был внуком первого новгородского князя (посадника) Гостомысла, у которого было четверо сыновей и три дочери. Дочери вышли замуж за соседних князей. Одни сыновья умерли собственной смертью, другие погибли на войне. Поэтому унаследовать власть было некому.  Именно Гостомыслу и принадлежала идея пригласить в Новгород детей одной из своих дочерей Умилы: Рюрика, Синевуса и Трувора.

Внуки Гостомысла: Рюрик, Трувор, Синеус. Художник Илья Глазунов

Согласно древнерусскому праву Рюрик был князем-изгоем, т.е. князем, лишившегося своего удела. Поэтому особых прав на княжеский престол он не имел и в любой момент мог быть изгнан из Новгорода. Тем не менее, это устраивало и самого Рюрика, для которого новгородское княжение, по-видимому, предполагалось временной передышкой для продолжения борьбы и восстановления своей власти во Фрисландии. Но история распорядилась по иному – сделав его родоначальником древнерусской великокняжеской, а в последующем и царской династии. Сам же факт прибытия 21 сентября 862 года Рюрика в Новгородское городище – стал исходной датой зарождения российской государственности.

В 877 году у Рюрика родился сын, названный Игорем. Одной из жен Рюрика и, предположительно, матерью Игоря была Ефанда ‒ дочь уманского князя из рода норвежских королей.

Как предполагают некоторые историки, у матери Игоря был родной брат, и им был князь Олег, опекавший малолетнего Игоря по завещанию Рюрика после его смерти в 879 году, то есть с двухлетнего возраста.

Князь Олег и Игорь. Художник Илья Глазунов

Одним из первых упоминаний о князе Игоре после смерти Рюрика стало свидетельство о его участии в походе князя Олега на Киев в 882 году. Именно его, пятилетнего, покажет Олег киевским правителям варягам Аскольду и Диру на днепровском берегу, подняв из ладьи и высоко вознеся над головой со словами: «Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

Занять место отца на княжеском престоле Игорь должен был при достижении семнадцати лет, когда человек в Древней Руси становился совершеннолетним, т.е. около 895 года, но этого не произошло, поскольку Олег княжескую власть не собирался отдавать. По большому счету, он и не должен был этого делать, поскольку Рюрик был лишь Новгородским князем, а речь шла о Киевском престоле, который захватил Олег. Игорь же был не только его воспитанником, но и наследником, так как своих детей у Олега не было.

Учился маленький Игорь науке великокняжеской власти, прежде всего у своего воспитателя – князя Олега. Первый такой урок княжич получил тут же, на берегу Днепра перед воротами города-крепости Киева. Олег, отличавшийся не только военными дарованиями, но и другими выдающимися качествами, вследствие чего и был прозван Вещим, то есть ведающим, знающим то, что скрыто от глаз обычных людей, сумел убедить горожан принять его власть после казни Аскольда и Дира.

Повзрослев, Игорь становится ближайшим помощником и официальным преемником Великого князя Олега, будет сопровождать его во многих походах или оставаться за него в Киеве как соправитель. Еще в детском возрасте Игорь пройдет под бдительным присмотром ближних дружинников-викингов всю воинскую науку и уже юношей станет профессионально подготовленным воином.

Долгие годы молодой князь находился, хотя и рядом, но в тени Олега, трудами которого было продолжено дело Рюрика ‒ создание на бескрайних просторах восточнославянского мира Русского государства. Летописи содержат скудные сведения о происходивших тогда событиях. Можно утверждать, что воспитанник высоко чтил своего воспитателя-родича, не помышляя о получении в свои руки великокняжеской власти. Такие взаимоотношения в древнерусской великокняжеской и просто княжеской семье, когда вопрос шел о власти, были не частым явлением.

Лишь несколько записей полулегендарного характера рисуют основные этапы взросления Игоря и становления его как государственного деятеля. В 903 году он женился на изборской княжне Ольге, девичьим именем которой было Прекраса. Но о сколько-нибудь самостоятельной политической роли достигшего совершеннолетнего возраста князя можно говорить лишь с 911 года, когда, отправляясь войной на Византию, Олег оставил Игоря править Киевом и Русью.

Со следующего (912) года, после смерти Великого князя Олега, началось и правление князя Игоря Рюриковича.

В наследство Игорю при вступлении на престол досталось крупное по меркам того времени государство, состоящее из разных городов и областей, начинающих приспосабливаться к совместной жизни. Поэтому главным направлением его деятельности являлось сохранение целостности Руси и защита страны от внешних угроз.

Первым самостоятельным шагом Игоря в качестве Великого князя стало усмирение в 912 ‒ 914 годах восставших против киевской власти древлян. Подавив этот бунт, князь наложил на побежденных древлян еще более тяжелую дань, чем была при князе Олеге.

Тогда же (в 914 году) к Киевскому княжеству были присоединены земли уличей (угличей), проживавших в южных степях у Черного моря между Бугом и Днепром. При Олеге угличи не были подданными Киева, а только союзниками, которые не препятствовали торговому судоходству русских купцов по Днепру. Обложив их столицу Пересечну (вблизи совр. г. Кишинева), войска Игоря только через три года взяли этот сильный город и вынудили угличей платить дань Киеву.

Покончив со смутой внутри Киевской Руси, вызванной смертью Великого князя Олега, Игорь Рюрикович совершил свой первый большой поход на побережье Каспийского моря.

Для того времени это был уникальный поход, не уступавший по грандиозности замысла походу Олега на Царьград. При этом в организационном плане он был еще более сложен, поскольку предполагал морскую и сухопутную компоненты и осуществлялся более чем за 1.5 тыс. километров от своих территорий.

В 914 году русская рать на 500 больших мореходных кораблях, в каждом по сто человек, спустилось вниз по Днепру к Черному морю. Затем эта огромная флотилия, пройдя вдоль крымского побережья, вошла в Азовское море и поднялась вверх по Дону до его излучины вблизи современной станицы Качалинской Ростовской области.

Здесь ладьи были или поставлены на колеса, или их тащили волоком по каткам из бревен. Таким образом, войско князя Игоря оказалось на Волге. Далее оно беспрепятственно спустилось к ее устью и вошло в Каспийское море.

Двигаясь вдоль побережья Каспийского моря, подступы к которому находились под контролем хазар, войско Игоря подошло к Баку.

В качестве платы за «пропуск» хазарам была обещана половина добычи. Добыча действительно была огромной и половину ее русичи, как и обещали, отдали хазарам. Однако, отличавшиеся алчностью хазары, решили овладеть второй половиной военной добычи русичей и вероломно напали на них.

В результате неравного практического трехдневного сражения большая часть 50-ти тысячного отряда, которым командовали воеводы Великого князя, была перебито. Удалось прорваться вверх по Волге на ладьях порядка пяти тысячам человек. Но и они подверглись нападению со стороны поволжских народов  (буртасов и камских болгар). Таким образом, в результате вероломного нападения русский отряд был уничтожен, а результаты похода были сведены на «нет». Именно поэтому, по всей видимости, этот поход так и не нашел должного отражения  в исторических источниках

Вероломный поступок хазар требовал отмщения. Оно и произошло позднее. Князь Святослав, пойдя по стопам отца, сначала нанесет поражение, а затем и окончательно уничтожит Хазарский каганат.

Для Киевской Руси и, соответственно, Игоря как главы государства в этот период наибольшую опасность представлял другой противник – появившиеся в конце IX века вблизи границ Руси орды кочевников – печенегов. Прибывшие из-за Волги орды печенегов, постепенно взяли под контроль  степные пространства в русском приграничье. Так, уже в начале X века между Доном и Дунаем кочевало восемь орд печенегов, ставших фактическими хозяевами Дикого Поля. Это резко изменило не только внешнеполитическую ситуацию для Киевской Руси, но и создало угрозу непосредственно приграничным русским территориям.

Отношения русичей с печенегами изначально носили откровенно враждебный характер. Основным видом деятельности печенегов являлись набеги и грабежи, объектами которых и выступали русские поселения. Печенеги нападали на мирные поседения и до основания их разрушали, угоняли русичей в плен, отбирали скот. Набегам также подвергались и русские купеческие караваны, особенно у Днепровских порогов.

В 1915 году печенеги, узнав о вероломном разгроме  хазарами 50-ти тысячного русского отряда на Волге, решили напасть уже на столицу Древней Руси – Киев в надежде безнаказанно поживиться добычей уже не обычного селении, а крупного города – столичного центра. Но этим грабительским планам не суждено было сбыться, поскольку князь Игорь сумел к моменту их подхода к Киеву собрать достаточно большое войско.

Таким образом, Игорь стал первым из русских князей, которому пришлось столкнуться с ордами печенегов. Но тогда, в 915 году, военного столкновения, по крайней мере, крупного, не произошло. Встретившись с сильным войском Игоря, печенеги вынуждены были покинуть пределы Руси. При этом Игорь сумел не только остановить печенегов, но и даже заключить с ними своего рода мирный договор, по условиям которого печенеги пять лет не тревожили русских. Но уже с 920 года они, как пишет составитель «Повести временных лет», вновь начали вторгаться в просторы Киевской Руси. Тогда и состоялось первое крупное сражение русских войск с печенегами. При этом, Игорь, согласно более поздним записям «Повести временных лет», «воеваша на печенегов». То есть другими словами, он не отбил набег, не оборонялся, а сознательно пошел на врагов и победил их.

Результатом этого победоносного похода стало то, что два поколения печенегов вообще боялись поднимать голову на Русь. Очередной набег на Русь печенеги совершат только лишь в 968 году. Таким образом, победа Игоря Рюриковича над печенегами в 920 году дала Киевской Руси целых 48 лет спокойной жизни!

Помимо этого, побежденные Игорем печенеги оказались фактически в вассальной зависимости и были вынуждены выполнять его волю. Так в частности в его походах на Константинополь они входили во вспомогательные военные отряды княжеских войск. Примечательна в этом плане и характеристика печенегов арабским географом Ибн-Хаукалем, назвавшего их «копьём в руках князя, которое он может обернуть против кого пожелает»[2].

Эти факты говорят о том, что Русь при Игоре Рюриковиче была сильной державой, способной не только побеждать врагов, но и держать их в повиновении. Подтверждение этому находятся и в других источниках. В записях арабских историков и географов река Дон и Чёрное море названы «Русскими». Там же сказано, что «только руссы смеют плавать по ним». В этот же период начинается колонизация русскими территорий Причерноморья. Первоначально была создана колония на Таманском полуострове, недалеко от Керчи, приблизившись тем самым к границам Хазарии и византийским колониям Крыма.

Это вполне закономерно вызвало негативную реакцию со стороны военно-политического руководства Византии, взявшего курс на противодействие усилению Руси, в том числе посредством нарушения договоров, заключенных ранее с князем Олегом.

Все это в конечном итоге привело к обострению русско-византийских отношений, хотя процесс этот происходил достаточно длительное время, поскольку на протяжении практически четверти века Русь исполняла свои обязательства по договору, направляя войска для участия в различных военно-политических акциях Византии. Так, в 915 году, несмотря на тяжелое поражение от вероломного нападения хазар, Игорем было направлено войско на помощь Византии, на которую напали болгары, а в 935 году корабли и войска Великого князя Киевского ходили с греческим флотом в Италию.

В последующем нарушения договора приняли системный характер, а к концу 30-х годов X столетия руководство Византии посчитало себя свободным от обязательств и перестало выполнять условия мирного договора 911 года, заключенного с князем Олегом. Это не могло не привести к новой войне. И в 941 году князь Игорь начинает первый в период своего правления поход на Царьград (Константинополь).

Поход князя Игоря на Константинополь в 941 г. Миниатюра из Радзивилловской летописи

Поход на Византию был поистине выдающимся. Киевский князь взял с собой около 10 000 кораблей, если верить летописцам, что в 5 раз больше того войска, с которым одержал победу Олег. Однако внезапности похода не получилось: к тому времени болгары, жившие в низовье Дуная, были уже союзниками византийского императора и сумели вовремя предупредить его о походе русов. Византийцы успели подтянуть в столицу крупные воинские силы из провинций и, что было особенно важным для них, ‒ многочисленный военный флот, который перекрыл проход через пролив Босфор.

8 июля 941 года у входа в Боспорскую гавань состоялось морское сражение флотов Киевской Руси и Византии. Византийский флот встретил ладьи князя Игоря у Искреста. Так русские мореходы называли высокую и приметную с моря каменную башню, стоявшую на скале к северу от Босфора. На вершине башни был установлен светильник, и по ночам, в штормовую погоду она исполняла роль маяка. Здесь и произошло одно из крупнейших морских сражений древности.

Греческие корабли в этом сражении имели неоспоримое преимущество, поскольку были вооружены, так называемым «греческим огнем» ‒ горючей смесью, в основе которой была нефть, что позволяло ей гореть даже в воде. Смесь выстреливалась через большие медные трубы, попадала на корабль и прилипала к его деревянным частям, потушить ее практически оказывалось невозможно. Судно загоралось и его экипажу приходилось искать спасение в воде. Воины с горящих кораблей бросались в море, но обремененные защитными доспехами и шлемами, тонули в большом числе. Византийские же корабли так и оказались недосягаемыми для лучников русов и тех ладей, которые пытались взять на абордаж корабли противника[3].

Морское сражение у маяка Искреста закончилось победой военного флота Византии. Только часть русского ладейного флота смогла избежать гибели от «греческого огня», уйдя к побережью Малой Азии, на мелководье. Там находилась другая часть великокняжеского войска, конные дружины во главе с самим князем Игорем. Тот оказался свидетелем поражения своего многочисленного флота близ маяка Искреста, но оказать помощь воинам-мореходам он просто не мог. У фракийских берегов произошло второе большое морское сражение, в котором вновь был применен «греческий огонь». Лишь немногим русским ладьям удалось уйти домой, хотя битва в море отличалась упорством и ожесточением.

Так неудачно закончился поход Киевского Великого князя Игоря Рюриковича на Царьград в 941 году. Сведения о нем сохранились не только в древнерусских летописях и трудах византийских историков. Довольно подробно о тех военных событиях говорится в писаниях арабского историка Аль-Макина и кремонского епископа Лиутпранда, который изложил на бумаге рассказ своего отчима, бывшего послом в Константинополе и ставшего свидетелем массовой казни Игоревых воинов, захваченных в плен.

Неудача большого похода не остановила князя Игоря в стремлении победно «повоевать» Византийскую империю.

Но перед тем как совершить новый поход на Византию в 943 году, Игорь посылает сильный воинский отряд в кавказские владения Хазарского каганата. Взяв Дербент, а затем Ширван, разгромив по пути войска ширваншаха, по реке Куре руссы поднялись вверх и захватили крупнейший в то время город Закавказья – Берда[4] из которого они ушли на Северный Кавказ, через Дарьяльский проход, бывший во владении союзного им аланского царя[5].

После завершения похода на Каспий, наступил и черед Византии. В 944 году Игорь Рюрикович выступил в новый поход на Константинополь с еще более мощной, чем в 941 году силой. Для участия в походе Игорь нанял дружины варягов «из-за моря» и степных конников-печенегов, которые дали ему даже заложников. Также к походу были привлечены северные дружины словен и кривичей и войско днестровских тиверцев. Общая численность собранных к походу войск превысила 80 тыс. воинов.

Киевская рать двинулась в поход морем и сухим путем вдоль берега, переправившись через Дунай. И, если о численности русского флота во втором походе нет известий, то русская конница, вместе с союзниками-печенегами, выглядела впечатляюще и могла подвергнуть опустошению европейские провинции Византийской империи. Союзники русских ‒ венгры ‒ также бросили свои лавы под стены Константинополя.

Первыми прислали тревожное известие в Константинополь херсонесские греки. Они извещали императора Романа I Лакапина, что «идут русские ‒ кораблей нет числа, покрыли все море кораблями». Болгары, дружившие тогда с греками, тоже со своей стороны дали весть, что «идут русские, наняли себе и печенегов».

Руководство Византийской империи еще до начала боевых действий осознало всю опасность положения. Вследствие этого император Роман I Лакапин решил не искушать судьбу и поспешил направить навстречу Игорю посольство с просьбой о мире еще до начала войны. Согласно летописным источникам, византийские послы сказали Игорю: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, придем и еще к той дани».

По обычаю Игорь обратился за советом к дружине. И услышал в ответ: «Чего нам еще нужно, ‒ не бившись взять золото и серебро и паволоки? Разве знает кто, кому одолеть: нам или им? Или с морем кто в союзе? Не по земле ведь ходим, но по глубине морской: всем общая смерть»[6]. Князь, последовал совету и, взяв с греков богатые дары на всех своих воинов, согласился прекратить поход и возвратился в Киев.

По сути была одержана крупнейшая военно-политическая победа. При этом князь Игорь едва ли знакомый с трудами древнекитайского мыслителя и стратега Сунь-цзы, по сути, реализовал на практике один из его важнейших постулатов «Искусства войны» ‒ победить не сражаясь[7].

Летом 944 года Киев и Царьград (Константинополь) обменялись посольствами и заключили новый мирный договор, третий по счету (после договоров 907 и 911годов) в русской истории. Договор устанавливал «мир вечный до тех пор, пока солнце сияет и весь мир стоит».

Договор 944 года Великого князя Игоря с Византией во многом повторял мир князя Олега. Это касалось, прежде всего, тех статей, где говорилось об уголовной ответственности за преступления, пребывании торговых людей и посланников, выкупе русских и греческих пленников, сыске беглых невольников, снабжении экипажей торговых судов, отправлявшихся домой.

Но были в мирном договоре и новые статьи. Русская сторона обязывалась «не творить никакого зла Херсонцам», ловящим рыбу в устье Днепра. Русы не могли там зимовать, обязываясь осенью возвращаться домой. Князь Русский обязывался не пропускать через свои владения «черных болгаров воевать в стране Херсонской». То есть не пропускать болгарские военные отряды с дунайских берегов в Крым, греческие поселения которого являлись частью Византийской империи.

Оговорено было и военное сотрудничество двух стран. Так, статья четырнадцатая мирного договора гласила: «Ежели Цари Греческие потребуют войска от Русского Князя, да исполнит Князь их требование, и да увидят чрез то все иные страны, в какой любви живут Греки с Русью»[8].

Все это свидетельствовало об исключительной значимости в военно-политическом и торгово-экономическом отношении подписанного Договор и фактически выводило Русь на уровень стратегического союзника Византийского империи, заложив основы дальнейшего развития русско-византийских связей при Владимире Святом и Иване III.

Особое значение нового договора (944 года) имело то, что после его подписания послы Византии прибыли в Киев, где от имени императора принесли клятву соблюдать его условия. Сам же договор был составлен не только на греческом, но и на русском языке, что свидетельствовало о возросшем авторитете Киевской Руси. В этом же Договоре впервые официально было введено в оборот и само понятие «Русская земля»[9].

В целом же результаты походов князя Игоря упрочили международное  положение Древнерусского государства, его торговые связи с Византией. Оба похода подтвердили славу русских как храбрых и умелых воинов, показали полководческие и дипломатические способности Игоря. Русское военное искусство обогатилось опытом дальних морских и комбинированных походов.

Поход на Византию 944 года и его успешное завершение стали последним крупным военно-политическим достижением Великого князя Игоря. К тому времени ему исполнилось уже 67 лет. Более 30 лет он правил Киевской Русью, большую часть времени, проведя в походах и битвах. Современники отмечают, что после победы над Византией Игорь был настроен последующие годы провести мирно, посвятив жизнь подготовке своего сына Святослава к занятию киевского престола.

Но История распорядилась по-иному. Трагическая гибель князя Игоря в очередной раз внесла существенные коррективы в дальнейшее становление и развитие Русского государства.

Великий князь Игорь погиб осенью 945 года. Достоверная причина смерти князя Игоря так и осталась неизвестной. Официальной версией его гибели является трактовка, изложенная в летописи «Повесть временных лет», написанная более чем через 100 лет, после описываемых событий и включающая в себя сведения полулегендарного характера.

В соответствии с летописью осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, лично отправился за данью.

Ходить в дань означало для того времени княжеский объезд, сбор с подвластных славянских племен назначенной дани[10]. На Руси это называлось полюдьем. Оно было большим государственным предприятием и сопровождалось объездом князем и его «мужами» земель подвластных племен, прежде всего их главных городов и крупных поселений.

Полюдье совершалось ежегодно и продолжалось всю зиму ‒ то есть шесть месяцев в году ‒ с ноября по апрель. По установившейся еще с времен правления Олега традиции полюдье начиналось с Древлянской земли, с ее столицы ‒ Искоростеня. Начало полюдья с Древлянской земли обусловливалось тем, что древлянская дань, собранная в ноябре, когда реки еще не покрылись льдом, могла быть сплавлена по Ужу в Днепр к Чернобылю и оттуда в Киев. Тем самым не отягощался поезд великого князя, которому предстояло совершить длительную поездку для сбора дани по другим регионам страны.

Таким образом, сам факт выезда князя Игоря в полюдье и начала сбора дани с Древлянской земли очевиден. Но вот дальнейшее развитие событий, по всей видимости, является плодом домысла и предположений, или же фальсификации: осознанной или неосознанной.

Так, в частности, согласно летописи, собрав дань, более значительную по сравнению с прошлыми полюдьями, Игорь с дружиной выехал из Древлянской земли. Но справедливой взятую дань считал лишь Великий князь, его дружинники из варягов считали иначе. Они стали просить его вернуться к древлянам, чтобы вторую дань взять себе, а не в великокняжескую казну.

Поразмыслив, Игорь, как следует из летописи, сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё». И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: «Если повадится волк к овцам, то вынесёт все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит» … и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени»[11].

Таким образом, следуя официальной исторической версии, понять древлян можно – их грабили, и они защищались. Но всё же в летописной версии есть ряд моментов, заставляющих усомниться в правдоподобности описания событий, связанных с гибелью князя Игоря.

Прежде всего, обращает на себя внимание необоснованность вывода о том, что  собрав дань с древлян, Игорь вернулся с тем, чтобы что-то еще собрать. Это поступок жадного и алчного человека. А славяне всегда славились щедростью, доходящей до расточительства. Да и лично Игоря никто и никогда не смел упрекнуть в жадности, по крайней мере, до тех пор, пока он был жив.

С другой стороны, летописец не пишет: почему князь, выехав «в полюдье» (за сбором дани), рассчитанным на полгода, вдруг отправил дружину в Киев сразу же после  Древлянской земли, а не поехал дальше. Получается, что он вместо того, чтобы собирать большую дань с других земель вернулся к уже заплатившим дань древлянам, чтобы добрать ничтожную. А это же крайне нелогичный поступок для князя, сокрушившего до этого крупнейшее государственное образование того времени – Византийскую империю и взявшего с нее дань несопоставимую с данью провинциального Искоростеня.

К тому же, как утверждают летописи, возвращался князь в Древлянскую землю с малым отрядом, а это уже совсем неразумно – ехать с небольшим количеством людей к обобранным данью древлянам. Чрезвычайно интересным представляется тот факт, что основная часть дружины вернулась в Киев совершенно здоровыми и невредимыми, в то время как сам князь и несколько его самых верных подданных оказались убитыми.

Очевидно, что и злодейство древлян в убийстве князя Игоря также в значительной мере носит надуманный характер. Княгиня Ольга, конечно же, предприняла меры репрессивного характера, причем чрезвычайно жесткие и даже жестокие. Но при этом достоверных сведений о том, что древлянский князь Мал, возглавивший восстание против Игоря, был казнен, нет. И совсем уже парадоксальным выглядит тот факт, что дочь князя Мала – Малуша, будет взята ко двору княгини Ольги и станет в последующем женой сына Игоря – Святослава. Она же станет и матерью его младшего сына Владимира, крестившего Русь в 988 году. Наставником же молодого князя Владимира долгое время будет родной брат Малуши (сын Мала) – Добрыня[12]. Все это никак не укладывается в логику кровной мести княгини Ольги за смерть князя Игоря.

Таким образом, «легендарность» официальной версии очевидна, и поверить в нее можно только при очень большом желании, слишком уж много в ней нестыковок и очевидных несоответствий. Причиной всех этих «нестыковок» является по всей видимости то, что автор «Повести временных лет» использовал при подготовке летописи использовал имевшиеся к тому времени исторические источники в значительной мере греческих авторов. А у греков были свои счеты с князем Игорем. Вот они ему и отмстили, уже мертвому, постаравшись оболгать и извратить память о нем.

Подводя итоги, следует сказать, что, несмотря на скептическое отношение современников, а также пренебрежение успехами потомков, вплоть до наших дней, великий русский князь Игорь Рюрикович, правление которого в Киеве завершилось для него настоящей трагедией, внес свою лепту в исторический ход вещей.

Получив «на руки» юное государство, границы которого едва оформились, Игорь сумел сохранить Киевскую Русь, не потеряв ни единой пяди из ее вновь обретенных территорий. Более того, в период его правления власть русичей распространилась по обе стороны верхнего и среднего Днепра, на юго-восток – до Кавказа и Таврических гор, на севере – до берегов Волхова. Он сумел оградить Русь от набегов кочевников и заключить выгодный договор с Византией, фактически склонившая голову перед Великим князем киевским.

Правивший Русью 33 года князь Игорь,  государственнической деятельностью, усилиями и ратными подвигами которого создавалось Древнерусского государство, и обеспечивалась его безопасность и международное положение, безусловно, достоин уважения и памяти. Его заслуги перед Отечеством не уступают заслугам князя Олега, или же князя Святослава и других выдающихся правителей Древней Руси.

Бочарников Игорь Валентинович,
руководитель Научно-исследовательского центра проблем национальной безопасности,
профессор кафедры информационной аналитики и политических технологий МГТУ имени Н.Э. Баумана,
доктор политических наук,
действительный государственный советник Российской Федерации 3 класса


[1] Карамзин Н.М. История государства Российского в 12 томах. Том. I.  ‒ СПб.: Тип. Н.Греча  1816 ‒ 1829.

[2] Абул-касым ибн Хаукаль. Книга путей и стран http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Haukal/text5.phtml

[3] Шишов А.В. Русские князья. – М.: Изд-во «Феникс», 1999.

[4] Греков Б.Д. Киевская Русь. ‒ М., 1953.

[5] Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. ‒ М., 1968.

[6] Волков В. Войны и дружины Древней Руси. –М.: Прометей, 2016.

[7] Сто раз сразиться и сто раз победить ‒ это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего ‒ покорить чужую армию, не сражаясь. Сунь-цзы Искусство войны. http://chugreev.ru/st-sun-czi.html

[8] Истрин В.М. Договоры русских с греками X века // Известия Отделения русского языка и словесности Российской Академии Наук. 1924 г. ‒ Л., 1925. ‒ Т. XXIX. ‒ С. 383-393.

[9] Основные положения договора изложены в летописи «Повесть временных лет».
‒ Прим. автора.

[10] В качестве дани бралось все, что имело товарную стоимость: меха, мед, воск, железо, зерно, изделия кузнецов и других ремесленников, деньги ‒ серебряные гривны, вяленая рыба, скот, ткани, речные суда-однодеревки и прочие товары. ‒ Прим. автора.

[11] Повесть временных лет / Подгот. текста, пер., ст. и коммент. Д. С. Лихачева; под ред. В. П. Адриановой-Перетц. ‒ 2-е изд., испр. и доп. ‒ СПб.: Наука, 1996. ‒ 667

[12] С учетом того, что вторым именем князя Мала было Нискинич, очевидно именно о нем – Добрыне Никитиче – идет речь в древнерусских былинах. – Прим. автора.

Правление князя Игоря и его походы на Византию

Правители древнерусского государства носили титул «великий князь русский». После смерти Олега этот титул унаследовал князь Игорь Рюрикович, правивший в 912—945 гг. В самом начале его правления против Киева поднялись древляне. Однако Игорь снова подчинил их, заставив платить еще большую дань. Он также победно завершил покорение еще двух восточнославянских племен юго-западной Руси — тиверцев и уличей.

На картине Н. К. Рериха «Волокут волоком» изображено перетаскивание древними русами своих судов между двумя реками

Вскоре после обретения власти Игорь отправился в поход на Кавказ. Его войско появилось на Каспийском море на 500 судах, по 100 человек в каждом. Возвращаясь с богатой добычей домой, русское войско возле устьев Волги подверглось нападению хазар и было разбито.

Кто такие хазары?

Хазарское государство (каганат) (650— 969 гг.) являлось крупной средневековой державой. Оно представляло собой союз кочевых племен на юго-востоке Европы. Хазарский каганат контролировал территорию Среднего и Нижнего Поволжья, Северного Кавказа, Приазовья, северо-западную часть нынешнего Казахстана, северную область Крыма, а также лесостепи и степи всей Восточной Европы до Днепра. Господство хазар распространялось одно время на некоторые восточнославянские племена. Хазарская столица — город Итиль — располагалась в низовье Волги.

Походы Игоря на Константинополь

В отношениях с Византией Игорь продолжил политику своего предшественника. Грекам, вероятно, не нравились условия договора с Олегом. Возможно, они их не выполняли. Так или иначе, в 941 г. Игорь снарядил военный флот и отправился в Византию. Однако ему не удалось, как Олегу, приблизиться к стенам Константинополя, ибо греческий полководец Феофан сжег больную часть судов Игоря.

Поход князя Игоря на Константинополь в 941 г. Миниатюра из «Радзивилловской летописи»

Как сообщает «Повесть временных лет», Игорь не смирился с поражением и через два года собрал еще большее войско и вновь двинулся на Константинополь. Поход был одновременно сухопутный и морской. Он оказался более удачным, чем предыдущий. Император Византии Лакапин решил не искушать судьбу и выехал навстречу армии Игоря не с намерением биться, а с солидными дарами. Удовлетворившись богатой данью, великий князь отказался от дальнейшего продвижения.

В 944 г. между Византией и Русью был подписан военно-торговый договор. Он отражал новое соотношение сил между сторонами. Русь отказалась от части своих прежних преимуществ. В частности, она теперь обязана была платить торговые пошлины. С другой стороны, Игорь обещал защищать Византию, а греки обязывались по просьбе русского князя, «елику ему будеть требе», давать ему свое войско. По сути, договор фиксировал создание союза о взаимной помощи с Византией: «Оттоле уведять ины страны, каку любовь имеют Грьци с Русью» — прямо записано в договоре 944 г.

Мир с греками. 944 г. Великий князь Игорь после окончания войны с греками в присутствии послов обещает хранить мир с империей

«Не тот жаден, у кого мало, а тот, кто хочет большего»

Древляне отказались выставить воинов для усиления дружины Игоря в его походе на Византию. Вернувшись на Русь, князь «нача мыслите на деревляны, хотя примыслити большою дань». Он пошел с большой дружиной на земли древлянские, собрал с них достаточно крупную дань. По дороге домой Игорю показалось, что древляне легко от него отделались, и с небольшим отрядом он вернулся в главный город древлян — Икоростень, чтобы пополнить наживу.

Древляне приносят дань Игорю. Миниатюра из «Радзивилловской летописи»

Однако обычай запрещал великому князю взимать дань с русских земель дважды в год. Древляне были возмущены корыстолюбием Игоря и в порыве ярости напали на его отряд и убили князя.

Казнь князя Игоря. Ф. Бруни

Военный флот Византии

Представление о морском могуществе Византии дают следующие факты. Еще в середине VII в. император Константин V послал в устье Дуная для ведения боевых действий против болгар 500 судов, а в 766 г. — даже свыше 2000. Самые крупные корабли (дромоны) с тремя рядами весел брали на борт до 100—150 воинов и примерно столько же гребцов.

В VII в. византийцы стали применять в морских сражениях «греческий огонь» — смесь селитры, нефти, горючих масел, серы, изобретенный инженером н архитектором Каллиником. Смесь выбрасывалась из сифонов в виде бронзовых чудовищ с разинутыми пастями. Сифоны можно было поворачивать в разные стороны. Выбрасываемая жидкость самовоспламенялась и горела даже на воде. Именно при помощи «греческого огня» византийцы отбили два арабских вторжения — в 673 и 718 гг., а также уничтожили флот киевского князя Игоря в 941 г.

Использование «греческого огня». Миниатюра из «Мадридской рукописи» — произведения византийского хрониста XI—XII вв. Иоанна Скилицы

 

Вопросы по теме
  1. Кто княжил в Киеве после смерти Олега?
  2. Каково отчество князя Игоря?
  3. Кто такие хазары и где они проживали?
  4. Что такое «греческий огонь»?
  5. Назовите причину гибели князя Игоря.
Ответы
  1. Игорь.
  2. Рюрикович.
  3. Это кочевые племена, обитавшие на юго-востоке Европы и объединенные в некий союз, подобный государству, существовавший в VII—X вв.
  4. Смесь нефти, горючих масел, селитры и серы. Он выбрасывался из сифонов, которые можно было поворачивать в разные стороны. Выбрасываемая жидкость самовоспламенялась и горела, уничтожая вражеские корабли.
  5. Он попытался дважды взять дань с племени древлян. Но обычай запрещал великому князю так часто взимать дань с русских земель. Возмущенные древляне убили князя.

Поделиться ссылкой

КНЯЗЬ ИГОРЬ: несправедливый приговор истории

История может быть жесткой и несправедливой к деятелям определенной эпохи, но рано или поздно она расставит соответствующие объективные акценты. Преемник Олега на киевском столе князь Игорь не стал героем в эпической традиции, народная фантазия не наградила его сверхъестественными способностями, а летописец в «Повести временных лет» хоть и называет Игоря храбрым и мудрым, но осуждает его жестокость и относится к нему не очень-то благосклонно. Клеймо осуждения на образе князя остается. И это в то время, как Игорь возглавлял колоссальную политическую систему, состоявшую из двадцати княжеств, правители которых не принадлежали к роду Рюриковичей. Понятно, что ему было нелегко найти с ними общий язык. Игорь подписал выгодное соглашение с Византией, отличался толерантностью в делах религиозных (в его княжение мирно сосуществовали язычники и христиане), отношение князя к женщине может послужить примером и для современников. Но почему же в народном творчестве Игорь — князь без военной удачи, что является худшим приговором для воина? Попробуем найти ответы на эти вопросы, потому что они перекликаются с нашим временем.

Игорь стал великим киевским князем после смерти Олега в 913 году (как пишет Ипатьевский список «Повести временных лет»). Что касается его происхождения, то «Повесть» под 879 годом упоминает, что Рюрик перед смертью передал княжение Олегу. Летопись не говорит, когда родился Игорь, но указывает, что в 903 году он женился на Ольге, а в 942 г. (т.е. в довольно преклонном возрасте) у них родился сын Святослав. Эти даты наводят на размышления… Михаил Грушевский в «Истории Украины-Руси» допускает, что Игорь мог стать великим киевским князем значительно позже, а между Олегом и Игорем, возможно, правил еще какой-то князь, имя которого история не сохранила. В 948-953 гг. Игоря в живых уже не было, потому что Константин Порфирородный в своем трактате «Об управлении государством» пишет об этих временах как об эпохе Ольги и Святослава, сына Игоря.

По летописи, правил Игорь до 945 года, то есть приблизительно 33 года. После смерти Олега покоренные им племена, в частности древляне, уличи, отказывались повиноваться Киеву и новому князю. Перед Игорем возникла необходимость подавить эти тенденции, чтобы не допустить распада Руси. В 914 году Игорь выступил в поход на древлян. Одержав полную победу, он наложил на них дань, даже большую, чем Олег. Кроме того, как свидетельствуют многочисленные исторические изыскания, Игорь уничтожил политическую организацию в пределах княжества древлян. Три года Игорь вел борьбу с уличами. В результате он захватил их столицу Пересичень и обложил уличей непосильной данью. Места на Руси им не было, поэтому уличи покинули Среднее Поднепровье и выступили в нижнее междуречье Днестра и Южного Буга.

Осуждать или оправдывать Игоря за эти действия? Бесспорно, каждый народ имеет право на собственное самоопределение, но отделение от Киева удельных княжеств было опасно — возле границ Руси уже стояли орды печенегов. В 915 году Игорь впервые встретился с ними. Летопись отмечает, что он заключил с печенегами мир, поэтому они пошли на Дунай; Русь на некоторое время избежала варварского нашествия. Летопись также упоминает, что Игорь воевал против печенегов и в 920 году. Вряд ли Игорь пошел войной на печенегов, если бы они не угрожали Руси. Историки допускают, что вмешался кто-то третий. Любимым методом военной стратегии Византии было одолевать врага силами другого народа. Возможно, страх перед Русью, которая становилась все сильнее, побуждал Византию содействовать военным выступлениям печенегов против нее. В то же время Русь продолжала быть до 30-х гг. военным союзником Византии.

По-видимому, узнав о двойной политике византийских императоров, Игорь в 941 году выступил на Константинополь. Летопись описывает жестокость Игоря и его дружины: «И кого брали, тех разрубали, других как мишени расставляли и стрелами расстреливали и спины ломали… И святых церквей множество огню предали». Последнее вызывает противоречивые мнения, ведь религиозная политика Игоря в Киеве была толерантной. В результате прихода подмоги Цареграду из 40 тысяч «греческих мужей» битву Игорь проиграл: горели руские ладьи, а воины прыгали в море, но только некоторые из них спаслись. Тогда Византия победила Русь с помощью удивительного оружия — пускания огня из труб на руские ладьи (кстати, тогда русичи еще не использовали огнестрельных веществ — селитру, серу, нефть).

Вернувшись на Русь, Игорь начал «множество воинов сплачивать и послал за варягами за море, искушая идти на греков, ибо сам снова хотел идти на них». Это свидетельство того, насколько силен в то время на Руси был закон кровной мести. В 943 году Игорь снова пошел на Царьград и заключил мир. Под годом 944 летопись повествует о том, как Игорь собрал много воинов из варягов, руси, полян, словинов, кривичей, печенегов и пошел против греков на ладьях и лошадях, ибо «хотел отомстить за себя». Следует подчеркнуть, что Игорь избрал очень удачный момент для нападения, потому что тогда Византия была ослаблена борьбой с болгарами и арабами, а также дворцовыми интригами. Византийскому императору Роману сообщили, что «русь море покрыла кораблями». Греки предложили Игорю золото, и он вернулся в Киев.

В 945 (944) году Византия прислала в Киев послов, чтобы «возобновить предыдущий договор». Некоторые достижения договоров Олега были потеряны. Так, введено ограничение на покупки русскими купцами паволоки, ликвидирована беспошлинная торговля, внесены статьи о возврате рабов, бежавших от своих господ, о выкупе пленных и др. Текст договора содержит статью «О Корсунской войне», где говорится об обязательстве русского князя не нападать на греческую колонию Корсунь (Херсонес) в Крыму. В этом договоре есть интересное упоминание о том, что раньше купцы, послы, уезжая в Царьград, должны были иметь золотые и серебряные печати, а ныне — писаные грамоты от киевского князя к византийскому императору. Это свидетельствует о развитии письменности на Руси.

Текст договора был на «двух хартиях», то есть в двух экземплярах. Сначала соглашение подписали в Византии в присутствии русских послов, а потом в Киеве при византийских послах. Здесь интересно отметить упоминание летописца о том, что утверждение договора было осуществлено как бы в двух измерениях. Во-первых, летопись упоминает, что русичи, принявшие крещение, «поклялись церковью святого Ильи» и «предположенным правдивым крестом». Во-вторых, «некрещеная русь» клялась возложением своих щитов и обнаженных мечей. А дальше вывод договора: «Если же кто-то из князей или из людей руских, христиан ли, некрещеных ли, нарушит все же написанное на хартии этой, — заслужит смерти от своего оружия и пусть будет проклят от Бога и от Перуна как клятвопреступник». Игорь позволял русским людям принимать христианскую религию, не преследовал христиан, а даже считался с ними. Точно не известно, были ли христиане местного происхождения, или варяжского. В одной из статей договора говорится: «Если убьет христианин русина, или русин христианина, пусть кровный убитого возьмет убийцу и казнит его». Это касалось не только международных отношений (между Византией и Русью), но и внутренних отношений, когда при ратификации договора международного характера русская сторона выступает и как христианская, и как языческая, имеющие равные права.

В отношении к своей жене Ольге Игорь предстает как истинный рыцарь. Их первая романтическая встреча овеяна легендами (летопись ничего не говорит об этом). А вот памятники более позднего времени, в частности «Житие Ольги» по списку ХVII в., русская «Степенная книга» ХVI в., а особенно широко Дмитрий Туптало в своих «Четьях- Минеях» (киевский том 1705 года) рассказывают нам историю их знакомства. Встреча произошла во время охоты Игоря на куницу; Ольга пленила Игоря своим умом. В ответ на желание молодого князя взять девушку в лесу силой, она сказала: «Меньше взяв, больше потеряешь!» Ольга презрела силу, ибо уважала ум, поэтому посоветовала Игорю руководствоваться не страстью, а разумом. Князь Игорь, влюбленный в силу и военное дело, в охоту и брань, склонился перед умом Ольги. Легенды не дают и однозначного ответа на то, из какого рода происходила Ольга. Одни выводят ее родословную из Пскова- Новгорода, другие — из Болгарии. Женившись на Ольге, Игорь признал, что «добрая жона — венец мужу своему от печали».

Осенью 945 года Игорь традиционно выступил собирать дань с древлян. Князь поступил не совсем разумно, поскольку «к первой новую еще дань примыслил. И насилие им с мужами своими учинял». Кроме того, собрав первый раз дань, Игорь возвращается с полпути, взяв с собой малую дружину, чтобы взять еще! Тогда древляне во главе со своим князем Малом сделали исторический вывод: «Если волк повадится по овцу, по одной все выносит он стадо, если не убьют его. Так и этот: ежели не убьем его, то нас всех погубит». Древляне убили Игоря и похоронили «в Деревьях, и доныне есть его могила возле Искоростеня». Летопись не дает точного описания смерти князя, упоминая о его гибели в бою. Византийский историк Лев Диакон пишет, что древляне привязали Игоря к двум наклоненным деревьям, а потом отпустили деревья и разорвали таким образом князя.

По сравнению со своим предшественником Олегом и преемником Святославом Игорь в «Повести временных лет» описан без симпатии. Это князь без военного счастья и корыстолюбивый, что было большим недостатком. Разумеется, Игорь допускал ошибки и был жестоко за них наказан. И это тогда, когда именно он, продолжая политику Олега, консолидировал Русь, объединив под властью Киева около двадцати «светлых князей русских», а в Новгороде посадил своего сына Святослава. Большое значение Игорь придавал экономическому росту городов государства, которые платили Киеву дань. Михаил Грушевский убежден, что против неблагосклонных характеристик Игоря свидетельствует то место, которое он занимает в эволюционном процессе Русского государства. Так что очевидно, что был он государственником энергичным и талантливым, мудрым и сильным, так как не дал развалиться такой колоссальной империи.

После смерти Игоря на киевский стол взошла Ольга — первая наша правительница, которая была христианкой. Ее политика в силу характера великой женщины была абсолютно отличной от политики двух Рюриковичей — Олега и Игоря…

Князь Игорь | Государственное управление в России в портретах

Великий князь Игорь (Игорь Рюрикович). Рюриковичи, Годуновы, Романовы (история России в гравюрах от Рюрика до Екатерины II)

Князь Игорь (ок. 878—945) — великий князь Киевской Руси, согласно летописной традиции — сын Рюрика. Первый русский князь, известный по синхронным византийским (греч. ‘Ιγγωρ) и западным источникам. Правил в 912-945 гг.

ДВА КНЯЗЯ. ИЛЬЯ ГЛАЗУНОВ

Согласно «Повести временных лет» (начало XII века), основатель древнерусской княжеской династии Рюрик умер в 879 году, передав власть своему родичу Олегу. Рюрик оставил на попечение Олега малолетнего сына Игоря. Когда (882) Олег подошёл к Киеву, где правили варяги Аскольд и Дир, он хитростью выманил киевских князей из города и приказал убить их именем Игоря, которого летопись называет ещё младенцем:

«Не князья вы и не княжеского рода, но я княжеского рода. А это сын Рюрика».

В русско-византийском договоре 911 года Олег назван «великим князем русским», то есть в документальном источнике он считался не регентом при Игоре, а полновластным правителем.

В 903 году Игорю привели жену из Пскова, Ольгу. Учитывая то, что сын Игоря и Ольги Святослав родился в 942 году, дата женитьбы Игоря выглядит крайне сомнительной.

Отправившись в поход на Византию (907), Олег оставил Игоря наместником в Киеве. После смерти Олега в 912 Игорь стал правителем Древнерусского государства. Даты смерти Олега и, соответственно, начала правления Игоря, условны.

Василий Сазонов Первая встреча князя Игоря с Ольгой Государственная Третьяковская галерея

В 914 году Игорь завоевал древлян и возложил на них дань больше Олеговой. В 915, проходя походом на Византию, на Руси впервые появились печенеги. Игорь заключил с ними мир, оказавшийся непрочным. В 920 Игорь воевал с печенегами.

Следующее летописное известие об Игоре — его поход на Царьград 941—944 годов. С этого времени свидетельства об Игоре впервые появляются в византийских и западноевропейских источниках. Таким образом, он стал первым русским князем, названным по имени в нерусских источниках.

Поход на Царьград 941—944

Николай Рерих. Славяне на Днепре. 1905

Древнерусские летописи в рассказе о походе 941 года восходят к переводам Продолжателя Амартола, но также содержат следы народного предания, едва сохранившегося ко времени написания летописей.

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о походе: «11 июня четырнадцатого индикта  941 года  на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы…».

Лиутпранд Кремонский, посол короля Италии Беренгара II в Византию в 949 году, замечает о более чем тысяче кораблей у «короля русов Ингере». В морском бою огромный русский флот был частично уничтожен греческим огнём. После набегов на византийские земли и ряда поражений Игорь в сентябре 941 вернулся домой. Русский летописец передаёт слова уцелевших воинов:

«Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их.»

О впечатлении, произведённом этим набегом на византийцев, свидетельствует следующий факт: имя Игоря стало единственным из русских имён, попавшим в византийский энциклопедический словарь X века, известный как Суда.

В 942 году жена Игоря княгиня Ольга родила Святослава, ставшего через три года князем под опекой матери.

Поход на Царьград. Б. Ольшанский

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад.

Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов. Месяц апрель Константин Багрянородный упоминал в связи с началом навигации русов.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Б. А. Чориков. Мир с греками, 944 год. Гравюра. XIX в.

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ … и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга, жестоко отомстила древлянам. Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав, сын Игоря.

Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря.  В. Суриков, 1915

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до 1050 г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем». Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины», поэтического творения конца XIV века:

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу

Так называемая Иоакимовская летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью его была Ефанда, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению В. Н. Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: 875 в Раскольничем, 861 в Нижегородском, 865 в Оренбургском.

Из темной глубины веков. Картина Бориса Михайловича Ольшанского

В начале (913/914) и конце (943/944) правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе, о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому независимым источникам, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.
Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Византийский император Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…» Буквально эта фраза подразумевает то, что к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления

Смерть Игоря. 946 г. Гравюра Б. Чорикова

По материалам Википедии

Игорь в зрелом возрасте мужа приял власть опасную: ибо современники и потомство требуют величия от наследников Государя великого или презирают недостойных.

914 г. Смерть победителя ободрила побежденных, и Древляне отложились от Киева. Игорь спешил доказать, что в его руке меч Олегов; смирил их и наказал прибавлением дани. — Но скоро новые враги, сильные числом, страшные дерзостию и грабительством, явились в пределах России. Они под именем Печенеговтак славны в летописях наших, Византийских и Венгерских от Х до XII века, что мы должны, при вступлении их на феатр Истории, сказать несколько слов о свойстве и древнем отечестве сего народа.

Клятва Сварожича. Б. Ольшанский

Восточная страна нынешней Российской Монархии, где текут реки Иртыш, Тобол, Урал, Волга, в продолжение многих столетий ужасала Европу грозным явлением народов, которые один за другим выходили из ее степей обширных, различные, может быть, языком, но сходные характером, образом жизни и свирепостию. Все были кочующие; все питались скотоводством и звериною ловлею: Гунны, Угры, Болгары, Авары, Турки — и все они исчезли в Европе, кроме Угров и Турков. К сим народам принадлежали Узы и Печенеги, единоплеменники Туркоманов: первые, обитая между Волгою и Доном в соседстве с Печенегами, вытеснили их из степей Саратовских: изгнанники устремились к западу; овладели Лебедиею; чрез несколько лет опустошили Бессарабию, Молдавию, Валахию; принудили Угров переселиться оттуда в Паннонию и начали господствовать от реки Дона до самой Алуты, составив 8 разных областей, из коих 4 были на Восток от Днепра, между Россиянами и Козарами; а другие — на западной стороне его, в Молдавии, Трансильвании, на Буге и близ Галиции, в соседстве с народами Славянскими, подвластными Киевским Государям. Не зная земледелия, обитая в шатрах, кибитках, или вежах, Печенеги искали единственно тучных лугов для стад; искали также богатых соседей для грабительства; славились быстротою коней своих; вооруженные копьями, луком, стрелами, мгновенно окружали неприятеля и мгновенно скрывались от глаз его; бросались на лошадях в самые глубокие реки или вместо лодок употребляли большие кожи. Они носили персидскую одежду, и лица их изображали свирепость.

Печенеги думали, может быть, ограбить Киев; но встреченные сильным войском, не захотели отведать счастия в битве и мирно удалились в Бессарабию или Молдавию, где уже господствовали тогда их единоземцы. Там народ сей сделался ужасом и бичом соседей; служил орудием взаимной их ненависти и за деньги помогал им истреблять друг друга. Греки давали ему золото для обуздания Угров и Болгаров, особенно же Россиян, которые также искали дружбы его, чтобы иметь безопасную торговлю с Константинополем: ибо Днепровские пороги и Дунайское устье были заняты Печенегами. Сверх того они могли всегда, с правой и левой стороны Днепра, опустошать Россию, жечь селения, увозить жен и детей, или, в случае союза, подкреплять Государей Киевских наемным войском своим. Сия несчастная Политика дозволяла разбойникам более двух веков свободно отправлять их гибельное ремесло.

Великий князь Игорь Рюрикович. Роспись Грановитой палаты. ХIХ в.

Печенеги, заключив союз с Игорем, пять лет не тревожили России: по крайней мере Нестор говорит о первой действительной войне с ними уже в 920 году. Предание не сообщило ему известия об ее следствиях. Княжение Игоря вообще не ознаменовалось в памяти народной никаким великим происшествием до самого 941 года, когда Нестор, согласно с Византийскими Историками, описывает войну Игореву с Греками. Сей Князь, подобно Олегу, хотел прославить ею старость свою, жив до того времени дружелюбно с Империею: ибо в 935 году корабли и воины его ходили с Греческим флотом в Италию. Если верить Летописцам, то Игорь с 10000 судов вошел в Черное море. Болгары, тогда союзники Императора, уведомили его о сем неприятеле; но Игорь успел, пристав к берегу, опустошить Воспорские окрестности. Здесь Нестор, следуя Византийским Историкам, с новым ужасом говорит о свирепости Россиян: о храмах, монастырях и селениях, обращенных ими в пепел; о пленниках, бесчеловечно убиенных, и проч. Роман Лакапин, воин знаменитый, но Государь слабый, выслал наконец флот под начальством Феофана Протовестиария. Корабли Игоревы стояли на якорях близ Фара или маяка, готовые к сражению. Игорь столь был уверен в победе, что велел воинам своим щадить неприятелей и брать их живых в плен; но успех не соответствовал его чаянию. Россияне, приведенные в ужас и беспорядок так называемым огнем Греческим, которым Феофан зажег многие суда их и который показался им небесною молниею в руках озлобленного врага, удалились к берегам Малой Азии. Там Патрикий Варда с отборною пехотою, конницею, и Доместик Иоанн, славный победами, одержанными им в Сирии, с опытным Азиатским войском напали на толпы Россиян, грабивших цветущую Вифинию, и принудили их бежать на суда. Угрожаемые вместе и войском Греческим, и победоносным флотом, и голодом, они снялись с якорей, ночью отплыли к берегам Фракийским, сразились еще с Греками на море и с великим уроном возвратились в отечество. Но бедствия, претерпенные от них Империею в течение трех месяцев, остались надолго незабвенными в ее Азиатских и Европейских областях.

Киевские князья Рюрик, Игорь и Святослав. Фрагмент росписи Грановитой палаты Московского Кремля

О сем несчастном Игоревом походе говорят не только Византийские, но и другие Историки: Арабский Эльмакин и Кремонский Епископ Лиутпранд; последний рассказывает слышанное им от своего отчима, который, будучи Послом в Цареграде, собственными глазами видел казнь многих Игоревых воинов, взятых тогда в плен Греками: варварство ужасное! Греки, изнеженные роскошию, боялись опасностей, а не злодейства.

Игорь не уныл, но хотел отмстить Грекам; собрал другое многочисленное войско, призвал Варягов из-за моря, нанял Печенегов — которые дали ему аманатов в доказательство верности своей — и чрез два года снова пошел в Грецию со флотом и с конницею. Херсонцы и Болгары вторично дали знать Императору, что море покрылось кораблями Российскими. Лакапин, не уверенный в победе и желая спасти Империю от новых бедствий войны со врагом отчаянным, немедленно отправил послов к Игорю. Встретив его близ Дунайского устья, они предложили ему дань, какую некогда взял храбрый Олег с Греции; обещали и более, ежели Князь благоразумно согласится на мир; старались также богатыми дарами обезоружить корыстолюбивых Печенегов. Игорь остановился и, созвав дружину свою, объявил ей желание Греков. «Когда Царь, — ответствовали верные товарищи Князя Российского, — без войны дает нам серебро и золото, то чего более можем требовать? Известно ли, кто одолеет? мы ли? они ли? и с морем кто советен?Под нами не земля, а глубина морская: в ней общая смерть людям». Игорь принял их совет, взял дары у Греков на всех воинов своих, велел наемным Печенегам разорять соседственную Болгарию и возвратился в Киев.

В следующий год 944 г. Лакапин отправил Пслов к Игорю, а Князь Российский в Царьград, где заключен был ими торжественный мир на таких условиях:

I. Начало, подобное Олегову договору: «Мы от рода Русского, Послы и гости Игоревы», и проч. Следует около пятидесяти Норманских имен, кроме двух или трех Славянских. Но достойно замечания, что здесь в особенности говорится о Послах и чиновниках Игоря, жены его Ольги, сына Святослава, двух нетиев Игоревых, то есть племянников или детей сестриных, Улеба, Акуна, и супруги Улебовой, Передславы. Далее: «Мы, посланные от Игоря, Великого Князя Русского, от всякого княжения, от всех людей Русския земли, обновить ветхий мир с Великими Царями Греческими, Романом, Константином, Стефаном, со всем Боярством и со всеми людьми Греческими, вопреки Диаволу, ненавистнику добра и враждолюбцу, на все лета, доколе сияет солнце и стоит мир. Да не дерзают Русские, крещеные и некрещеные, нарушать союза с Греками, или первых да осудит Бог Вседержитель на гибель вечную и временную, а вторые да не имут помощи от Бога Перуна; да не защитятся своими щитами; да падут от собственныхмечей, стрел и другого оружия; да будут рабами в сей век и будущий!

Русь великая. Б. Ольшанский

II. Великий Князь Русский и Бояре его да отправляют свободно в Грецию корабли с гостьми и Послами. Гости, как было уставлено, носили печати серебряные, а Послы золотые: отныне же да приходят с грамотою от Князя Русского, в которой будет засвидетельствовано их мирное намерение, также число людей и кораблей отправленных. Если же придут без грамоты, да содержатся под стражею, доколе известим о них Князя Русского. Если станут противиться, да лишатся жизни, и смерть их да не взыщется от Князя Русского. Если уйдут в Русь, то мы, Греки, уведомим Князя об их бегстве, да поступит он с ними, как ему угодно».

III. Начало статьи есть повторение условий, заключенных Олегом под стенами Константинополя, о том, как вести себя Послам и гостям Русским в Греции, где жить, чего требовать и проч. — Далее: «Гости Русские будут охраняемы Царским чиновником, который разбирает ссоры их с Греками. Всякая ткань, купленная Русскими, ценою выше 50 золотников(или червонцев), должна быть ему показана, чтобы он приложил к ней печать свою. Отправляясь из Царяграда, да берут они съестные припасы и все нужное для кораблей, согласно с договором. Да не имеют права зимовать у Св. Мамы и да возвращаются с охранением.

IV. Когда уйдет невольник из Руси в Грецию, или от гостей, живущих у Св. Мамы, Русские да ищут и возьмут его. Если он не будет сыскан, да клянутся в бегстве его по Вере своей, Христиане и язычники. Тогда Греки дадут им, как прежде уставлено, по две ткани за невольника. Если раб Греческий бежит к Россиянам с покражею, то они должны возвратить его и снесенное им в целости: за что получают в награждение два золотника.

V. Ежели Русин украдет что-нибудь у Грека или Грек у Русина, да будет строго наказан по закону Русскому и Греческому; да возвратит украденную вещь и заплатит цену ее вдвое.

VI. Когда Русские приведут в Царьград пленников Греческих, то им за каждого брать по десяти золотников, если будет юноша или девица добрая, за середовича восемь, за старца и младенца пять. Когда же Русские найдутся в неволе у Греков, то за всякого пленного давать выкупа десять золотников, а за купленного цену его, которую хозяин объявит под крестом(или присягою).

VII. Князь Русский да не присвоивает себе власти над страною Херсонскою и городами ее. Когда же он, воюя в тамошних местах, потребует войска от нас, Греков: мы дадим ему, сколько будет надобно.

VIII. Ежели Русские найдут у берега ладию Греческую, да не обидят ее; а кто возьмет что-нибудь из ладии, или убиет, или поработит находящихся в ней людей, да будет наказан по закону Русскому и Греческому.

IX. Русские да не творят никакого зла Херсонцам, ловящим рыбу в устье Днепра; да не зимуют там, ни в Белобережье, ни у Св. Еферия, но при наступлении осени да идут в домы свои, в Русскую землю.

X. Князь Русский да не пускает Черных Болгаров воевать в стране Херсонской». — Черноюназывалась Болгария Дунайская, в отношении к древнему отечеству Болгаров.

XI. «Ежели Греки, находясь в земле Русской, окажутся преступниками, да не имеет Князь власти наказывать их; но да приимут они сию казнь в Царстве Греческом.

XII. Когда Христианин умертвит Русина или Русин Христианина, ближние убиенного, задержав убийцу, да умертвят его». — Далее то же, что в III статье прежнего договора.

XIII. Сия статья о побоях есть повторение IV статьи Олегова условия.

XIV. «Ежели Цари Греческие потребуют войска от Русского Князя, да исполнит Князь их требование, и да увидят чрез то все иные страны, в какой любви живут Греки с Русью.

Сии условия написаны на двух хартиях: одна будет у Царей Греческих; другую, ими подписанную, доставят Великому Князю Русскому Игорю и людям его, которые, приняв оную, да клянутся хранить истину союза: Христиане в Соборной церкви Св. Илии предлежащим честным крестом и сею хартиею, а некрещеные полагая на землю щиты свои, обручии мечи обнаженные».

Похищение княгини. Б.Ольшанский

Историк должен в целости сохранить сии дипломатические памятники России, в коих изображается ум предков наших и самые их обычаи. Государственные договоры Х века, столь подробные, весьма редки в летописях: они любопытны не только для ученого Дипломатика, но и для всех внимательных читателей истории, которые желают иметь ясное понятие о тогдашнем гражданском состоянии народов. Хотя Византийские Летописцы не упоминают о сем договоре, ни о прежнем, заключенном в Олегово время, но содержание оных так верно представляет нам взаимные отношения Греков и Россиян Х века, так сообразно с обстоятельствами времени, что мы не можем усомниться в их истине…

Клятвенно утвердив союз, Император отправил новых Послов в Киев, чтобы вручить Князю Русскому хартию мира. Игорь в присутствии их на священном холме, где стоял Перун, торжественно обязался хранить дружбу с Империею; воины его также, в знак клятвы полагая к ногам идола оружие, щиты и золото. Обряд достопамятный: оружие и золото было всего святее и драгоценнее для Русских язычников. Христиане Варяжские присягали в Соборной церкви Св. Илии, может быть, древнейшей в Киеве. Летописец именно говорит, что многие Варяги были тогда уже Христианами.

Тени забытых предков. Б.Ольшанский

Игорь, одарив Послов Греческих мехами драгоценными, воском и пленниками, отпустил их к Императору с дружественными уверениями. Он действительно хотел мира для своей старости; но корыстолюбие собственной дружины его не позволило ему наслаждаться спокойствием. «Мы босы и наги, — говорили воины Игорю, — а Свенельдовы Отроки богаты оружием и всякою одеждою. Поди в дань с нами, да и мы, вместе с тобою, будем довольны». Ходить в дань значило тогда объезжать Россию и собирать налоги. Древние Государи наши, по известию Константина Багрянородного, всякий год в Ноябре месяце отправлялись с войском из Киева для объезда городов своих и возвращались в столицу не прежде Апреля. Целию сих путешествий, как вероятно, было и то, чтобы укреплять общую государственную связь между разными областями или содержать народ и чиновников в зависимости от Великих Князей. Игорь, отдыхая в старости, вместо себя посылал, кажется, Вельмож и Бояр, особенно Свенельда, знаменитого Воеводу, который, собирая государственную дань, мог и сам обогащаться вместе с Отроками своими, или отборными молодыми воинами, его окружавшими. Им завидовала дружина Игорева, и Князь, при наступлении осени, исполнил ее желание; отправился в землю Древлян и, забыв, что умеренность есть добродетель власти, обременил их тягостным налогом. Дружина его — пользуясь, может быть, слабостию Князя престарелого — тоже хотела богатства и грабила несчастных данников, усмиренных только победоносным оружием. Уже Игорь вышел из области их; но судьба определила ему погибнуть от своего неблагоразумия. Еще недовольный взятою им данию, он вздумал отпустить войско в Киев и с частию своей дружины возвратиться к Древлянам, чтобы требовать новой дани. Послы их встретили его на пути и сказали ему: «Князь! Мы все заплатили тебе: для чего же опять идешь к нам?» Ослепленный корыстолюбием, Игорь шел далее. Тогда отчаянные Древляне, видя — по словам Летописца — что надобно умертвить хищного волка, или все стадо будет его жертвою, вооружились под начальством Князя своего, именем Мала; вышли из Коростена, убили Игоря со всею дружиною и погребли недалеко оттуда. Византийский Историк повествует, что они, привязав сего несчастного Князя к двум деревам, разорвали надвое.

Сеча на Днепре. Б. Ольшанский

Игорь в войне с Греками не имел успехов Олега; не имел, кажется, и великих свойств его: но сохранил целость Российской Державы, устроенной Олегом; сохранил честь и выгоды ее в договорах с Империею; был язычником, но позволял новообращенным Россиянам славить торжественно Бога Христианского и вместе с Олегом оставил наследникам своим пример благоразумной терпимости, достойный самых просвещенных времен. Два случая остались укоризною для его памяти: он дал опасным Печенегам утвердиться в соседстве с Россиею и, не довольствуясь справедливой, то есть умеренною данию народа, ему подвластного, обирал его, как хищный завоеватель. Игорь мстил Древлянам за прежний их мятеж; но Государь унижается местию долговременною: он наказывает преступника только однажды. — Историк, за недостатком преданий, не может сказать ничего более в похвалу или в обвинение Игоря, княжившего 32 года.

Ф. А. Бруни. Призвание варягов. Гравюра. 1839 г.

К сему княжению относится любопытное известие современного Арабского Историка Массуди. Он пишет, что Россияне идолопоклонники, вместе с Славянами, обитали тогда в Козарской столице Ателе и служили Кагану; что с его дозволения, около 912 года, войско их, приплыв на судах в Каспийское море, разорило Дагестан, Ширван, но было наконец истреблено Магометанами. Другой Арабский Повествователь, Абульфеда, сказывает, что Россияне в 944 году взяли Барду, столицу Арранскую (верстах в семидесяти от Ганджи) и возвратились в свою землю рекою Куром и морем Каспийским. Третий Историк Восточный, Абульфарач, приписывает сие нападение Аланам, Лезгам и Славянам, бывшим Кагановым данникам в южных странах нашего древнего отечества. Россияне могли прийти в Ширван Днепром, морями Черным, Азовским, реками Доном, Волгою (чрез малую переволоку в нынешней Качалинской Станице) — путем дальним, многотрудным; но прелесть добычи давала им смелость, мужество и терпение, которые в самом начале государственного бытия России ославили имя ее в Европе и в Азии.

Н.М.Карамзин «История государства Российского», т. 1, гл. VI

Князь Игорь (ок. 878—945). Портрет из Царского титулярника. 17 в.

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

Игорь святославич князь около 878

Крещение Руси

Причины:

  • К концу 80-х годов десятого века добрая половина русской знати уже приняла христианство.
  • Введение единобожия способствовало соединению нестойкого государства и шаткой княжеской власти («один Бог — один народ — один князь»).
  • Почти вся Европа в то время была христианской, и принятие христианства на Руси способствовало улучшению отношений с Византией.
  • Христианство располагало особыми нравственными нормами, которые укрепляли семейные ценности.
  • Христианство способствовало развитию культуры и письменности в стране.
  • Христианство могло дать идеологическое объяснение расчленению русского общества на богатых и бедных.

Владимир не сразу пришёл к христианству. Он посылал своих послов в разные страны, чтоб они разузнали об иудаизме, римском католицизме, исламе. Но из-за войны с хазарами и Востоком, и желанием наладить отношения с Византией остановился на христианстве. Роль Византии в крещении Руси переоценить трудно. Дело в том, что в 987 году у них началась пораженческая война с Болгарией. Владимир оказал византийцам большую поддержку, взамен они отдали Владимиру в жёны принцессу Анну и крестили Русь. Но в ходе всего этого Византия нарушила ряд условий договора и Владимир начал осаду г. Херсонес в Крыму. Перекрыв местный водопровод, русские войска завладели городом. В 990 году языческие идолы были низвержены и сброшены в Днепр. Киевлян заставили придти к Днепру и принять крещение, которое совершали Херсонские и византийские священники. Затем крестили и другие русские города. В Новгороде языческая вера была очень сильна, поэтому крестить его пришлось «огнём и мечом». В 996 году в Киеве был построен огромный храм, на строительство которого Владимир отдал десятую часть своих доходов. Поэтому церковь стала называться Десятинной. Несмотря на крещение Руси многие славянско-языческие традиции дошли и до наших дней. После крещения на Руси стали появляться школы, библиотеки, монастыри. Существенно повысило моральный облик самого князя.

Правление Игоря Рюриковича

Князь Игорь взошел на киевский престол в 912 году, сразу после смерти великого князя Олега. Еще Вещий Олег начал подчинять себе племена, живущие неподалеку от Киева. Среди этих племен были и древляне. Летописные своды, дошедшие до наших дней, описывают древлян как людей, ведущих полудикий образ жизни. Летописцы указывали, что древляне не знали законов, не имели института брака, не осуждали убийств. То есть, даже по меркам своих современников – соседних славянских племен, были настоящими варварами.

После смерти Олега древляне попытались выйти из-под киевской власти, но эта попытка была жестко подавлена новым князем, а размер дани, которым облагались древлянские племена, был сильно увеличен.

Игорь Рюрикович начал свое правление в сложной политической обстановке:

  • Прикаспийский поход его дружины оканчивается трагедией. Путь к Каспию пролегал через земли хазарского каганата. Каган согласился пропустить Игоря с дружиной к морю, но только с тем условием, что на обратном пути они отдадут ему половину добычи. Игорь согласился, но каган, вместо того, чтобы забрать положенную ему часть, напал на киевское войско и перебил большую часть дружины, завладев всей добычей.
  • Именно Игорь стал первым русским князем, столкнувшимся с проблемой постоянный набегов кочевников. В конце IX века печенеги начали регулярно нападать на границы Киевской Руси. В 915 году князь был вынужден заключить с ними пятилетний мирный договор.
  • Внешняя политика князя была направлена на создание наиболее выгодных условий для купеческой торговли. Так, в 941 году он решился на поход против Византии. Но повторить удачу Олега не удалось: битва окончилась не в пользу Игоря. Княжеское войско было встречено смертоносным «греческим огнем». В 944 году Игорь, объединившись с печенегами (до этого кочевники, как правило, выступали на стороне Византии), снова повторил поход. На этот раз византийский император предпочел не вступать в битву, а откупился от Игоря и его союзников богатыми дарами. Через год Игорь смог заключить с византийским басилевсом мирный договор.

Покорение племён поблизости от Киева

Заняв Киев после убийства Аскольда и Дира, Олег Вещий обратил своё внимание на близлежащие племена и начал принуждать их к подчинению. Ранее они платили дань расположенному рядом могущественному государству — Хазарскому каганату.

Древляне

В 883 году, согласно летописям:

Древляне были достаточно свободолюбивым племенем, впоследствии, после смерти Олега, они отказались продолжать выплаты дани и его воспитаннику Игорю пришлось силой принуждать их к повиновению.

Примерная карта расположения восточнославянских племен и Хазарского каганата во времена Олега Вещего

Требование Олегом дани с покоренных древлян; приношение дани Олегу по черной куне (в миниатюре — монетами).Тяжеловооружённый хазарский воин 9-11 веков.

Северяне

В 884 году настал черед северян подчиниться новому киевскому князю — собрав войска, Олег совершил поход в их земли и обложил меньшей данью, чем они ранее платили хазарам.

Повесть временных лет оставила текст обращения Олега к северянам:

Радимичи

Наконец, в 885 году к радимичам Олег направил послов с вопросом:

Те ответили:

Тогда князь потребовал:

Радимичи стали платить киевскому князю такую же дать, какую платили ранее хазарам.

Карта отражающая положение Киева и Новгорода, а также места расселения восточных славян

Кроме того, летописи упоминают о «рати», т.е. военных действиях, с племенами уличей и тиверцев, которые не пожелали подчиняться и оказали сопротивление. Таким образом, подчинив три крупных восточнославянских племени, проживающих поблизости от Киева, Олег закрепил ядро формирующегося древнерусского государства. Несмотря на то, что уличи и тиверцы не подчинились сразу, в описании похода на Царьград 907 года они присутствуют среди прочих перечисляемых племён, входивших в войска Олега Вещего — очевидно, перспектива участия в столь масштабном походе против известного своими богатствами Константинополя была достаточно заманчивой.Приношение Олегу дани покоренными народами.

Осада Киева венграми

В период между 895-898 годами, в ходе массовой перекочёвки на запад, венгерсие племена подошли к Киеву. Предположительно возглавляемые своим ханом Альмошем, венгры переправились на правый берег Днепра на плотах. Выступивший против них киевский князь был разбит в сражении и скрылся за городскими стенами. На вторую неделю осады венгры пошли на приступ. Город не был взят, и начались мирные переговоры, в результате которых осаждающие получили большой откуп и покинули киевские земли.
Карта отражающая путь миграции венгерских племён на запад

Переход венгерского князя Арпада через Карпаты.Худ. Арпад Фести, 1894. Холст (циклорама, 1800 м²), написан к празднованию тысячной годовщины завоевания мадьярами Венгрии.

Свадьба Игоря Рюриковича и Ольги

Продолжение династической линии Рюриковичей было одной из главных задач князя Олега Вещего в качестве регента — в 903 году он поженил молодого князя на Ольге, которой было на момент свадьбы 10-12 лет.

Некоторые летописи указывают, что Ольга возможно была дочерью князя Олега ВещегоВ. Н. Татищев — . В таком случае князь присоединил к правящей линии и свою кровь.Первая встреча князя Игоря с Ольгой.Художник В. К. Сазонов
Иоакимовская летопись, сообщает о знатном славянском происхождении ОльгиТатищев В. Н. «История Российская», кн 2, гл 2 ; кн 1, гл 4. Если верить этому источнику, то получается, что князь Олег переименовал Прекрасу в своё имя (Ольга — женский вариант имени Олег).

Согласно «Новому Владимирскому Летописцу» Ольга была из Болгарии. В тоже время, в Степенной книге (вторая половина XVI века) излагается версия о случайной встрече Ольги с Игорем на переправе под Псковом.

Поход в древлянскую землю

Древляне приносят дань князю Игорю. Миниатюра из Радзивилловской летописи.

Согласно летописному свидетельству, собирать полюдье в древлянскую землю Игорь отправился по настоянию своей дружины. Воины князя Игоря начали роптать и завидовать удачливости и материальному благополучию воинов из дружины воеводы Свенельда. говорит о том, что недовольство дружинников князя Игоря было вызвано также тем, что Игорь ранее передал Свенельду дань с древлян и уличей.

Согласившись с доводами своей дружины, Игорь повёл своих воинов в древлянскую землю, где они собирали дань сверх назначенной прежним договором меры, творя насилие над местными жителями. Собрав дань, Игорь со своей дружиной поехал назад в , но на полпути принял решение возвратиться в древлянскую землю и собрать дополнительную дань. Возможно, летописец имел в виду именно этот поступок, говоря о сборе чрезмерной дани в походе Игоря. Отпустив большую часть дружины вместе с уже собранным полюдьем в Киев, Игорь, с малым числом воинов, снова поехал к древлянам, не ожидая никакой угрозы со стороны местного населения.

Существует предположение о том, что князь Игорь со своей дружиной вообще не имел права собирать полюдье с древлян ввиду того, что это право он сам ранее передал своему воеводе Свенельду за его заслуги в подавлении первого древлянского восстания против власти киевских князей. Весьма вероятно, что Свенельд мог опередить Игоря, ранее уже собрав положенную ему дань.

Против данной концепции выступал академик Б. А. Рыбаков, указывая на то обстоятельство, что в летописи отсутствуют свидетельства нарушения Игорем Рюриковичем каких-либо прав Свенельда в сборе древлянской дани. Напротив, Б. А. Рыбаков утверждал, что сама грамматическая форма фразы летописца о передаче Игорем древлянской дани однозначно говорит о том, что Свенельд получил не бенефиций, а содержание.

Последующие события

Сватовство к княгине Ольге


Основная статья: Месть княгини Ольги древлянам

Вскоре после смерти князя Игоря в древлянской земле к княгине Ольге по Днепру прибыло древлянское посольство с предложением сватовства от их князя Мала. Этот архаичный обычай древних славян предполагал законный переход личного движимого и недвижимого имущества, членов семьи, а также легитимную преемственность власти от убитого правителя в собственность к его убийце и победителю. Объяснение такого обычая перераспределения материальных благ и изменения социального статуса в обществе лежит в религиозной плоскости и отражает картину языческих верований восточных славян в преддверии крещения Руси. Таким образом, древлянская знать имела своей целью переломить ход военно-политического противостояния между племенными союзами древлян и полян, установив древлянскую власть в .

Согласно летописному рассказу, потрясённая гибелью мужа, княгиня Ольга жестоко расправилась с древлянскими переговорщиками. Она повелела заживо закопать их в глубокой яме вместе с их ладьями, на которых они приплыли в . На все попытки древлянской знати уладить конфликт дипломатическим путём Ольга ответила древлянам троекратной местью, в которой историки так же обнаруживают отголоски языческих свадебных и погребальных обрядов. Отомстив за смерть своего мужа, княгиня Ольга начала подготовку к решающей войне против древлян, намереваясь раз и навсегда закончить противостояние с этим племенным союзом, включив его в состав Киевской Руси.

Древлянская война


В 946 году княгиня Ольга, готовясь к войне против древлян, собрала в Киеве многочисленное войско. Целью этой войны явилось намерение Ольги сломить сопротивление древлян и окончательно включить их в состав Древней Руси. Как только войска Ольги вошли в древлянскую землю, войско древлян выступило им навстречу. В первой же битве войско киевлян под командой ольгиных воевод Свенельда и Асмуда победило древлян, которые, покинув поле боя, разошлись по своим городам и закрылись в них. В результате Ольгиного похода многие города древлянской земли были взяты, а столица древлян город Искоростень после длительной осады киевлянами был полностью сожжён. Княгиня Ольга обложила древлян тяжёлой данью, навсегда лишив древлян собственного княжения, а древлянская земля вошла в состав растущего Древнерусского государства.

Начало правления

После того, как умер Олег, Игорь стал полноправным князем Руси. Его правление началось войной. В это время племя древлян решило выйти из-под власти Киева и началось восстание. Новый правитель жестоко покарал восставших, нанеся им сокрушительное поражение. Этим сражением начались многочисленные походы князя Игоря. Результатом похода на древлян стала безоговорочная победа Руси, которая на правах победителя потребовала с восставших дополнительную дань.
Следующие походы были направлены на противостояние с печенегами, которые, изгнав из Урала племена Угорцев, продолжили свое продвижение на Запад. Печенеги, в борьбе с Киевской Русью, заняли низовья реки Днепр, тем самым перекрывая торговые возможности Руси, поскольку именно через Днепр проходил путь из варяг в греки. Походы, которые проводил князь Игорь, против половцев осуществлялись попеременным успехом.

Походы на Византию

Несмотря на продолжающееся противостояние с половцами, новой войны продолжаются. В 941 году Игорь объявляет войну Византии, тем самым продолжая внешнюю политику предшественников. Причиной же новой войны послужило то, что после смерти Олега Византия посчитала себя свободной от предыдущих обязательств и перестала выполнять условия мирного договора. Поход на Византию был поистине выдающимся. Впервые столь большая армия надвигалась на греков. Киевский правитель взял с собой около 10 000 кораблей, если верить летописцам, что в 5 раз больше того войска, с которым одержал победу Олег. Но на этот раз русским не удалось застать греков врасплох, те успели собрать большое войско и первую битву на суше выиграли. В результате русичами было решено выиграть войну морскими сражениями. Но и этого не получилось. Византийские корабли при помощи специальной зажигательной смеси начали жечь русские суда с помощью нефти. Русские войны были просто поражены этим оружием и восприняли его, как небесное. Армии пришлось вернуться в Киев.

Через два года, в 943 году, князь Игорь организует новый поход на Византию. На этот раз армия была еще больше. Помимо русского войска были приглашены наемные отряды, которые состояли из печенегов и варяг. Войско двинулось к Византии по морю и по суше. Новые походы обещали быть успешными. Но внезапной атаки не получилось. Представители города Херсонес успели доложить византийскому императору, что новое многочисленное русское войско надвигается на Константинополь. На этот раз греки решили избежать сражения и предложили новый мирный договор. Киевский князь Игорь, посовещавшись со своей дружиной, принял условия мирного договора, которые были идентичны с условиями договора, подписанного византийцами с Олегом. На этом византийские походы были завершены.

Походы на Константинополь

Через некоторое время Игорь почувствовал себя в силах дать большое сражение грекам, чтобы получить выгоды для Руси. Разместив свое войско на 10000 ладей, он отправился к Константинополю с намерением захватить его. Снова летописи говорят нам о прискорбном факте: крайней жестокости русских воинов, принявшихся истреблять население, жившее в окрестностях Константинополя, уничтожать великолепные храмы. К сожалению, таким было то время: или убьешь ты, или убьют тебя – отдельная человеческая жизнь не имела ценности.

Византийский император выставил войско против русских и отдал приказ использовать «греческий огонь». Русичи, никогда не видевшие такого чуда, решили, что огонь ниспосылают разгневанные небеса. Было много утонувших и сгоревших заживо. Чтобы сберечь остатки воинства, Игорь отступил и вернулся на Русь. Так первый поход 941 года окончился неудачей.

Князь решил не сдаваться. Собрав войско, значительно превосходившее по размерам то, что было раньше, усилив его отрядами наемников – варягов и даже печенегов – Игорь вышел во второй поход. Этот поход 943 года оказался намного успешнее. Сражаться не пришлось: византийский император, испугавшись мощи и количества русичей-воинов, отправил послов к Игорю, наказав им заключить мирный договор. Это было выполнено, и Игорь вернулся в Киев с богатыми дарами и заручившись обещанием греков выплачивать ему большую дань.

Князь Игорь в «Повести временных лет»

«Повесть временных лет», написанная Нестором, является самым ранним древнерусским документом, дошедшим до современных историков. Согласно этому летописному своду, отец будущего великого князя Рюрик скончался в 879 году, успев передать власть сыну. Однако самому Игорю на тот момент не было еще и двух лет, и поэтому обязанности правителя на себя взял Олег, один из родичей Рюрика.

Олег правил Древней Русью вплоть до 912 года, когда погиб из-за змеиного укуса. Оказавшись у власти в возрасте 34-х лет, Игорь принялся активно налаживать внешнеполитические отношения с Византией.

Также в «Повести временных лет» упоминается и жена правителя, Ольга, с которой его познакомили еще в 903 году, когда будущей княжне было всего 13 лет, по другим данным 10. Однако эта дата ставится под большое сомнение, поскольку первенец Игоря и Ольги появился на свет 942 году, когда княжне должно было быть уже 52 года.

В 920 году, согласно хронологии «Повести временных лет», Игорь начал активно воевать с печенегами, а с 941 по 944 года великий князь предпринял несколько походов на Византию. Смерть правителя также подробно освещается в «Повести временных лет», и согласно летописному своду, она пришлась на 945 год. Жадность Игоря и его желание получить слишком большую дань от древлян, стала причиной гибели одного из самых знаменитых древнерусских князей.

Обидевший женщину будет жестоко наказан

Смерть любимого мужа была огромной трагедией и потрясением, но Ольга, будучи сильной женщиной изощренно и жестоко отомстила древлянам за это. Всего летописи насчитывают четыре акта мести.

И так, первый удачный момент не заставил себя долго ждать. Князь Мал после казни Игоря отправил в Киев своих послов с целью сватовства к княгине. Последняя проявила хитрость, в своих речах она сожалела о смерти мужа, но понимала, что его уже не вернешь, поэтому выразила согласие на брак. А чтобы показать свое уважение к послам, она приказала своим подданным принести послов на руках в ладье, на которой они прибыли, прям ко двору. Но там их ждала предварительно вырытая глубокая яма. Древляне вместе с лодкой были заживо в ней похоронены.

Княгиня Ольга

А мстительная Ольга отправила к древлянам гонца с посланием о согласии на брак и с просьбой собрать более многочисленное посольство из знатных мужей и направить за ней в Киев. Аргументируя тем, что ее народ должен видеть какие почести ей предоставляет Мал. Естественно древляне собрали своих лучших мужей и щедрые подарки и направили их в Киев. Однако там, как и прежних послов их ждала смерть, причем жестокая. Гостям, как и положено по славянским гостеприимным традициям истопили баню, а потом подожгли их живьем, предварительно закрыв двери снаружи.

Почему и как убили князя

Игорь Рюрикович пошел на древлян и обязал их помимо ранее установленной дани, платить еще две, на содержание его дружинников. Естественно это не могло не вызвать сопротивление и бунт. Поэтому, когда князь вернулся в Искоростень лишь с небольшим отрядом своего войска за данью, древляне во главе со своим князем Малом вступили в бой, войско Игоря было разбито, а его самого жестоко казнили, привязав за ноги к вершинам изогнутых деревьев так, что его разорвало на части.

Князь Игорь

Таким образом Мал думал, что полностью решил свою проблему, к тому же почувствовал силу, что даже осмелился свататься к вдове Игоря Ольге, которая осталась одна с малолетним сыном на руках поэтому, по его мнению, нуждалась в поддержке.

Так что же в реальности произошло с князем Малом после 945 года?

А вот это является самой большой загадкой в данной истории. Ученые выдвинули гипотезу, которая более всего похожа на реальные события. Согласно закону “кровной мести”, княгиня Ольга должна была мстить за смерть мужа, но делать она этого не хотела. Поэтому на встрече с древлянским посольством был заключен договор, по которому княгиня устанавливала древлянам фиксированный налог и “фиктивно” уничтожала Искоростень якобы из мести. В итоге Ольга подошла к стенам города, где не было никого из знати, и сожгла только небольшую его часть, не навредив древлянам.

Согласно некоторым сведениям, с 947 года Ольга жила именно в якобы сожженном ею городе. Местные жители до сих показывают приезжим туристам ее купальни и другие места, где, по преданию, княгиня любила гулять.

А что же князь Мал? О его судьбе ничего неизвестно, историки могут только строить версии и догадки произошедшего с ним. Но до сегодняшнего дня в Коростене живут люди, фамилия которых произошла от второго имени князя – Нискинич. Они считают себя потомками великого княжеского рода.

Краткое описание направлений и основных событий

Принуждение древлян к возобновлению выплаты дани

После смерти князя Олега древляне «затворились», т.е. перестали отправлять положенную дань в Киев и не пускали Игоревых людей в свои городища.

В 914 году Игорь Рюрикович провел против них поход и, согласно летописям, обложил данью еще большей чем ранее назначил Олег.

Древляне были свободолюбивым племенем, сопротивлявшися экспансии Олега Вещего и пытающмся после его смерти восстановить независимость, но под напором воинственных варягов были вынуждены вновь уступить.

Облик варягов IX века

Покорение уличей и возвышение Свенельда

Под 940 годом новгородская первая летописьНовгородская первая летопись упоминает о проведённой по приказу Игоря трехлетней осаде главного города уличей Пересечня. Князь, по примеру Олега Вещего, старался расширить своё влияние на проживающие поблизости от Киева славянские племена и направил своего воеводу Свенельда на покорение не подчинившихся предшественнику племён.

В результате уличи были обложены данью аналогичной той, что платили древляне, а собирать дань с уличией было приказано Свенельду (очевидно — за успешное выполнение приказа).

В 942 году Игорь передал сбор дани с древлян также Свенельду, однако летописи не распространяются о причинах такой предрасположенности князя.

Облик воеводы варягов 10 века

В 945 году летописи отмечают обращение дружинников Игоря к князю, укоряющих его в чрезмерной любви к Свенельду:

Князь поддался на уговоры дружины, завидовавшей обогатившемуся на сборе дани Свенельду и решил самостоятельно провести полюдье.

Восстание древлян

В 945 году Игорь Рюрикович вместе с дружиной направился на полюдье к древлянам. Летописи отдельно отмечают насильственные действия по отношению к древлянам:

После сбора дани Игорь решил отпустить большую часть сопровождавших его воинов, а сам — собрать дань ещё раз вместе с малой дружиной:

Узнав о возвращении Игоря, древлянски князь Мал принял решение оказать решительное сопротивление жадному до сбора дани кнзязю:

Карта с направлением полюдья, по которому двигался Игорь Рюрикович

Так как Игоря сопровождала лишь малая дружина, древляне вышли из Искоростеня и перебили большую часть людей Игоря, а затем, на глазах немногих вышивших, привязали князя к двум согнутым деревьям и разорвали его пополам.Лев Диакон «История»

Убийство Игоря древлянами, неизв. худ. 19 века.

Общая характеристика правления

Правление князя Игоря Рюриковича в период с 912 по 945 годы менее насыщено событиями, по сравнению с княжением его предшественника, Олега Вещего. В целом, Игорь пытался удержать в повиновении доставшееся ему государство и распространить власть на ещё непокорённые племена.

В начале своего правоения князь подчинил попытавшихся было отказаться от выплаты дани древлян. С подошедшими к границам Руси печенегами воевал как против них, так и выступал в поход вместе с ними. Пытался по примеру своего предшественника выстраивать отношения с Византией с позиции силы, однако, потерпев разгромное поражение в первом походе на Царьград, во время второго похода ещё не дойдя до Константинополя получил от византийского императора предложение мира и согласился на него.
Таблица основных событий правления князя Игоря Рюриковича

В конце своего правления попытался во время полюдья сам собрать с древлян дань, однако из-за собственной жадности был убит во время восстания данного племени.

Внутренняя политика

Общая схема внутренней политики князя Игоря Рюриковича

Во внутренней политике Игорь проявил себя как недальновидный правитель.

После смерти Олега древляне отказались выплачивать дань, но уже на следующий год Игорь провел против них поход и вынудил подчиниться. Передав после победы над уличами право сбора с них дани Свенельду, уже через несколько лет он поручил этому воеводе собирать дань и с древлян. Это вызвало зависть и недовольство в дружине самого Игоря и в 945 году он поддался на их уговоры, решив самостоятельно провести сбор дани.

Во конце полюдья князь отпустил большую часть дружины, а сам повторно вернулся к древлянам собрать дань ещё раз. Возмущённые его жадностью древляне убили Игоря.

Внешняя политика

Внешняя политика князя Игоря Рюриковича — карта

Основным внешнеполитическим событием во время правления Игоря Рюриковича стала его попытка силой принудить Византию к выплатам положенной по договору с Олегом дани. После первого неудачного похода, князь собрал гораздо большее войско и добился таки нового мирного договора, однако в новом соглашении права русов несколько урезались.

Кроме того, у границ Руси впервые появились печенеги, с которыми Игорю пришлось взаимодействовать, а на непокорившиеся ранее Олегу племена уличей князь отправил своего воеводу Свенельда.

Историография по жизни Игоря

Василий Сазонов Первая встреча князя Игоря с Ольгой Государственная Третьяковская галерея

В. Н. Татищев, ссылаясь на так называемую Иоакимовскую летопись, достоверность которой ставится историками под сомнение, сообщает дополнительные сведения о Игоре. Матерью Игоря он называет Ефанду, урманская (норманская) княжна и любимая жена Рюрика, получившая в приданое город Ижора. По мнению Татищева, имя «Ингорь», происходит от финского (ижорского) имени Ингер. Когда Игорь возмужал, князь Олег привёл ему жену из Изборска, из знатного рода Гостомысла. Девушку звали Прекраса, но Олег переименовал её в Ольгу. Впоследствии у Игоря были и другие жёны, но Ольгу он чтил более прочих. У Игоря, кроме Святослава, был ещё сын Глеб, которого Святослав казнил за христианские убеждения. В остальном Иоакимовская летопись следует за «Повестью временных лет». Татищев также приводит даты рождения Игоря из различных списков: в Раскольничьем, в Нижегородском, в Оренбургском.

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943—945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. Хазарский источник сообщает о гибели именно «царя русов», именуя его X-л-гу, что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом.

Византийское сообщение Льва Диакона о гибели Игоря от рук германцев лишь увеличивает неопределённость. Возможно, информатор Льва Диакона неправильно понял на слух незнакомый этноним «древляне» как более знакомый «германе».

Летописная дата смерти Игоря (945) также условна; историками отмечено, что она, как и у Олега и Святослава, приходится на первый год после включенного в летопись даты договора этих князей с греками, и, как и у Олега, совпадает с датой окончания царствования современного ему византийского императора (соответственно Льва VI и Романа I). А. В. Назаренко интерпретирует приводимую императором Константином Багрянородным формулу послания к «архонту Росии» от Константина и его сына Романа II как указание на то, что Игорь был жив весной 946 г., когда на Пасху Роман был коронован соправителем отца (поскольку преемницей Игоря стала Ольга, о ней было бы сказано «архонтисса»).

Тот же Константин Багрянородный в сочинении «Об управлении империей», написанном в 949 году, заметил: «Моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии…». Буквально эта фраза подразумевает то, что и к 949 году Игорь был ещё жив, так как по сочинению росы ежегодно по торговым делам приходили в Византию, и Константинополь был осведомлён о положении на Руси.

По сведениям, изложенным польским историком XVIII века Яном Стржедовским, в 949 году Игорь заключил союз с Олегом Моравским против Венгрии, но умер в том же году.

Историки, изучающие деяния Игоря по древнерусским летописям, отмечают нестыковки и натяжки в его биографии, что даёт повод к различным реконструкциям его правления.

Восстание древлян и предпосылки убийства

Как уже говорилось выше, древлянские племена были покорены еще при правлении Олега. Князь обложил их данью, но не трогал местное «дворянство». Дань называлась полюдьем, а собиралась в ноябре. В конце осени княжеская дружина, возглавляемая лично князем, отправлялась за данью и проводила зиму на постое у покоренных племен. То есть все это время князь с дружиной, фактически, содержались покоренными народами. Перезимовав и собрав дань, по весне войско возвращалось в столицу.

Игорь, взошедший на престол, попал в сложную ситуацию. С одной стороны, его дружина сильно увеличилась за счет варяжских отрядов. Варяги были наемниками, и им приходилось регулярно и хорошо платить. С другой стороны, князю самому приходилось платить дань хазарам.

Видимо, поняв, что Игорь находится в не самом выгодном положении, древляне и угличи подняли восстание против Киева. Столкновения продолжались на протяжении трех лет, и только в 945 году княжеские дружинники окончательно смогли подавить мятеж. Командовал ими варяжский воевода Свенельд, которому, по велению Игоря, теперь принадлежит большая часть дани, собранной с древлян.

Оцените статью:

(0 голосов, среднее: 0 из 5)

Поделитесь с друзьями!

По сути, она Ланнистер | MetaFilter

Давайте вместе сегодня, одиннадцатого июля, отпразднуем праздник Святая Ольга, Ольга Красавица, потомок изборских князей, княжна Руси, святая равноапостольная Ольга. Пожалуйста, позвольте мне рассказать вам историю об этой прекрасной христианке, почитаемой как в Римско-католической, так и в Русской Восточной Православной церквях.
Я расскажу вам ее историю, взяв следующее прямо из Википедии, поскольку я не уверен, что есть лучшие слова, чтобы рассказать историю этой принцессы, которая была, я напомню вам еще раз, святой двумя основными христианскими конфессиями (выделено мной) :
Княгиня Ольга была женой Игоря Киевского, убитого древлянами.После смерти мужа их сыну Святославу исполнилось три года, что сделало Ольгу официальным правителем Киевской Руси, пока он не достиг совершеннолетия. Древляне хотели, чтобы Ольга вышла замуж за их князя Мала, сделав его правителем Киевской Руси, но Ольга была полна решимости остаться у власти и сохранить ее для своего сына.

Древляне послали двадцать своих лучших людей, чтобы убедить Ольгу выйти замуж за их князя Мала и отказаться от владычества Киевской Руси. Она похоронила их заживо. Затем она сообщила принцу Малу, что приняла предложение, но потребовала, чтобы их самые выдающиеся мужчины сопровождали ее в путешествии, чтобы ее народ принял предложение руки и сердца.Древляне прислали своих лучших людей, которые управляли их землей. По прибытии она тепло встретила их и пригласила убраться после долгого путешествия в бане. После того, как они вошли, она заперла двери и подожгла здание, сожгив их заживо .

Убрав лучших и мудрейших людей с дороги, она планировала уничтожить оставшихся древлян. Она пригласила их на поминки, чтобы оплакивать могилу мужа, где их ждали слуги. После того, как древляне напились, солдаты Ольги убили более 5000 из них. Она вернулась в Киев и подготовила армию для нападения на выживших. Древляне просили пощады и предлагали заплатить за свободу медом и мехами. Она попросила по три голубя и по три воробья из каждого дома, так как не хотела больше обременять жителей деревни после осады. Они были счастливы выполнить такую ​​разумную просьбу.

Тогда Ольга дала каждому воину своего войска по голубю или воробью и приказала им прикрепить ниткой к каждому голубю и воробью кусок серы, перевязанный небольшими кусками ткани.Когда наступила ночь, Ольга приказала своим воинам выпустить голубей и воробьев. И птицы полетели в свои гнезда, голуби — в коттеджи, а воробьи — под навесы. Голубятни, курятники, веранды и сенокосы были подожжены. Не было дома, который бы не сгорел, и невозможно было потушить огонь, потому что все дома загорелись сразу. Народ бежал из города, и Ольга приказала своим солдатам поймать их. Так она взяла город и сожгла его, и схватила старейшин города.Некоторых из других пленников она убила, а некоторых отдала другим в рабство своим последователям. Остаток она оставила отдать дань уважения. — [Википедия]

Несмотря на ее любовь к птицам, правление Ольги ознаменовалось улучшением строительства торговых центров, известных как погости, укреплением обороны Киева и установлением границ вдоль польской границы [Североамериканская Антиохийская православная епархия]. Считается, что она учредила одну из первых налоговых систем в Восточной Европе и построила первые каменные городские здания в Киеве, Новгороде и Пскове [Россия].

Ольга была посвящена в святые за то, что была первой правительницей Руси, принявшей христианство, взяв имя Елена после крещения — дела, которое было наполовину религиозным, а наполовину политическим.

Перед ее крещением Константин попросил ее руки в браке, но Ольга отложила, заявив, что она хотела сначала креститься православной христианкой. Опять же, после крещения Константин попросил ее руки в браке, но сообразительная Ольга обманула его (так как он был ее крестным отцом в крещении), отметив, что он называл ее своей дочерью в крещении и поэтому такой союз запрещен христианским законом. .Пока Константин рассказывал Ольге о ее хитрости, он щедро одарил ее подарками, когда она вернулась в Киев. — [orthodoxwiki.org]
Другие источники, однако, указывают, что она была встречена холодным приемом в Констанстиополе после прибытия среди демонстрации военной мощи Руси на Черном море. Вернувшись домой после крещения, она позже отклонила просьбы византийского императора о военной помощи, ответив: «Если бы вы проводили время со мной, как я при дворе, то я бы послала солдат помочь вам.»[История русского христианства, том 1]

Тем не менее, Ольга стремилась обратить своих подданных, строя церкви на первоначальном месте церкви Святой Софии в Киеве, (возможно) на месте Троицкого собора в ее доме. город Псков, Россия, и Витебск, Беларусь.

Ольге не удалось обратить сына в христианство, но считается, что ее внук, святой Владимир Киевский, своим крещением обратил Русь. Она умерла в Киеве и была похоронена как христианка по своему желанию.Может быть, она и по праву приказала не проводить поминки.

Святая Ольга Киевская: воительница обращенная

День памяти: 11 июля

«Равноапостольные», «Святая викинг, королева России», «Миссионер в Украине», «Бич древлян»: все титулы, которые носили эти прославленные женщины-воительницы. Сказать, что святая Ольга Киевская прожила яркую жизнь, — значит, ничего не сказать. Родившись в королевской семье, она стала королевой одной из самых могущественных стран своего времени, Киевской Руси (которая раньше занимала территорию, которая теперь входила в состав стран Украины и России).

Как королева замужем за королем Игорем, она могла бы исчезнуть в безвестности, если бы не восстание древлян через несколько лет после рождения их первого ребенка. Игорь был убит, оставив своего маленького сына наследником, а Ольгу — новой правительницей, пока ее сын не достиг совершеннолетия.

Разъяренная смертью мужа, Ольга крайне жестоко отомстила за него, убив древлянских послов и дворян, сожгив их столицу Искоростень дотла и сравняв с землей другие города. После истребления древлян Ольга забрала всю их землю, чтобы еще больше расширить Киевское царство, и послала кровавое послание другим кораблям своего царства, чтобы с ней нельзя было связываться.

Вот здесь я не удивлюсь, если вы серьезно спросите, почему Ольга имеет титул «равноапостольная» или вообще святая! Причина начинается примерно через десять лет после только что произошедшего кровавого романа.

Во время посещения Константинополя она была невероятно вдохновлена ​​христианами, которых она встретила там и вскоре после этого обратилась в христианство. Это было новаторским по многим причинам. Самым безумным было то, насколько враждебно настроены к христианству ее собственная страна, культура и религия.Обратившись в христианство, святая Ольга приняла совершенно другой кодекс этики, верования и культуру.

Но на этом не остановилась и святая Ольга Киевская; все еще царица Киевской Руси, она использовала свою власть и богатство, чтобы начать миссионерскую деятельность в том месте, которое мы теперь знаем как Украина. Она открывала больницы и социальные учреждения для бедных и использовала свои публичные объявления, чтобы рассказывать людям о христианской вере. Во время ее правления и даже после того, как ее сын-язычник взошел на престол, усилия святой Ольги по исцелению насилия в ее царстве и распространению христианства не имели себе равных.К моменту ее смерти Киевская Русь была гораздо более христианской нацией с эффективной и простой заботой о бедных.

Чем вдохновляет святая Ольга Киевская?

Отражение кого-то из нашей молодой католической общины

История Святой Ольги показывает глубины и высоты человеческой нравственности. Каждый человек способен как на великое зло, так и на большую любовь, и Ольга демонстрирует и то, и другое в высшей степени. Она также показывает, какое радикальное и необходимое влияние вера оказывает на чью-то жизнь.Прекрасно то, что ее история показывает, что для каждого всегда есть путь к искуплению, если мы готовы умереть для собственной гордости и исправить свои ошибки.

Но святая Ольга — это больше, чем просто пример того, почему нам нужен Бог. Это также история женщины, которая явно имела железную волю и не собиралась принуждать к тому, что ее общество считало правильным. Она также была очень скромной, потому что, когда она поняла, что вела свою жизнь неправильно, она не побоялась признать это и после этого попытаться сделать мир лучше.Наконец, то, что она смогла обратить стольких людей в христианство в месте, столь противоположном ему, многое говорит о ее роли лидера и наставника для своего народа.

Хотя Киевская Русь все еще оставалась языческим царством в течение некоторого времени после ее смерти, именно благодаря ее замечательным основам, которые привели к тому, что ее внук смог официально завершить работу по принесению радости Евангелия на земли России и России. Украина.

Говоря о бабушке Ольге — Дина Рэйборн

В рубрике «Предок этого месяца» (вспоминает?) Рассказывается об одном из самых интересных людей, фигурирующих в генеалогическом древе — Св.Ольга Киевская. Кажется странным иметь святого в родовой комнате, не правда ли? Буквально миллионы людей сегодня произошли от святых, как правило, от царственных особ. Когда христианство только укреплялось в Европе, планка святости была довольно низкой… как вы увидите на примере Ольги. Она — мой прямой предок через вторую жену короля Эдуарда I — Маргарет Французскую.

Летописи неясны о дате рождения Ольги, как это часто бывает с женщинами и фигурами, родившимися в X веке.Она родилась в Пскове где-то в 879-903 годах. (Дата 879 года является подозрительной, так как ей было за шестьдесят, когда родился ее единственный сын.) Она вышла замуж за Игоря Киевского, правителя Киевской Руси, конфедерации восточнославянских племен. Основанная викингами, Киевская Русь простиралась от Балтики до Черного моря, значительный участок земли, населенный враждующими группировками и управляемый князьями с незначительной властью. Когда Игорь отправился собирать дань с одного из этих племен — древлян, — они решили убить его вместо этого довольно неприятным способом.Они нагнули пару берез и привязали его ноги — одну к дереву. Потом они отпустили деревья, и что ж… дела пошли наперекосяк, и Ольга осталась вдовой с трехлетним сыном, который теперь был правителем Киева.

Согласно летописям, Ольга довольно искусно затаила обиду. Неосторожные древляне послали делегацию из двадцати мужчин просить ее руки и сердца их принцу. В ответ она похоронила их заживо. Затем она сообщила принцу, что выйдет за него замуж, но только если он пошлет эскорт из своих самых выдающихся и могущественных мужчин, чтобы сопровождать ее.Не зная судьбы своих первых посланников, принц согласился, послав своих самых опытных людей проводить к нему принцессу. По прибытии Ольга радушно встретила их и провела в баню, чтобы они могли помыться. Как только они оказались внутри, Ольга приказала опечатать и сжечь баню, тем самым уничтожив вторую древлянскую делегацию так же быстро, как и первую.

Затем Ольга приступила к завершению того, что начала. Она поехала в древлянскую столицу, чтобы отдать дань уважения кургану мужа.Не зная, что случилось с двумя делегациями, древляне были рады присоединиться к ней на пышном поминальном пиршестве, во время которого она позаботилась о том, чтобы они сильно опьянели, в то время как ее собственные киевские войска оставались трезвыми, как камень. На пире было зарезано более 5000 древлян, но Ольга ВСЕ ЕЩЕ не закончилась.

После осады их города Ольге предложили дань в виде меда и меха. Она отвергла это и заявила, что ей нужны только три голубя и три воробья от каждого дома.Обрадовавшись такой легкости, древляне подчинились. Когда птицы были доставлены, Ольга приказала своим войскам прикрепить к каждой птице тряпки, смоченные в сере. Выпустив птиц, они полетели прямо в город, вернулись к карнизу, гнездам и голубятням и подожгли каждый дом. Когда выжившие граждане бежали, она взяла их в плен и держала в рабстве.

В преклонном возрасте Ольга обратилась в христианство и так страстно пыталась познакомить киевлян с этой религией, что стала известна как св.Ольга, равноапостольная. Она так и не обратила своего сына Святослава Храброго, но ее внук, Владимир Великий, стал святым Владимиром Киевским.

День святой Ольги — 11 июля. Она также была известна как Ольга Красавица, и если пролистать эту ссылку вниз, можно увидеть ее икону, принадлежавшую дочери царя Александра III.

(Хотя действия Ольги вполне могли быть преувеличены, чтобы сделать ее обращение в христианство более впечатляющим, ее присутствие в Киевской Руси определенно было динамичным и сильным.И, как я люблю говорить, даже если у меня плохой день, по крайней мере, я не сожгла баню.)

Святая, убившая тысячи: DidYouKnowHistory

Киевская княгиня Ольга стала регентом (временным правителем) Киевской Руси для своего сына, так как он был слишком молод, чтобы править, после того, как ее муж был зверски убит древлянами, славянами. племя, с которого он требовал дань.

Древляне, воодушевленные своим успехом в засаде и убийстве короля, послали к Ольге гонца с предложением выйти замуж за его убийцу, принца Мала.К Ольге отправили на лодке двадцать гонцов. По прибытии Ольга велела киевлянам поднять лодку с древлянами внутри и отнести их во дворец.

Древляне считали это большой честью, но вскоре лодку и гонцов бросили в недавно выкопанную яму и закопали заживо.

Ольга затем послала древлянам послание, что они должны послать «к ней в Киев своих знатных людей, чтобы она могла с честью пойти к их князю». Древляне, не зная о судьбе первой дипломатической партии, собрали другую партию людей, чтобы послать «лучших людей, которые правили землей Дерева».Когда они прибыли, Ольга приказала своим людям нарисовать им ванну и пригласила мужчин явиться к ней после того, как они купаются. Когда древляне вошли в баню, Ольга подожгла ее из дверей, так что все древляне внутри сгорели.

Ольга послала древлянам еще одно послание, на этот раз приказывая им «приготовить большое количество меда в городе, где вы убили моего мужа, чтобы я мог оплакивать его могилу и устроить ему поминальный пир». Когда Ольга и небольшая группа служителей пришли к могиле Игоря, она действительно плакала и устраивала поминки.Древляне сели, чтобы присоединиться к ним, и стали сильно пить. Когда древляне были пьяны, она приказала своим последователям убить их. Согласно «Первой хронике», в эту ночь было убито пять тысяч древлян.

Возглавив войско против древлян и выиграв битву, Ольга повела свое войско в Искоростень, город, где был убит ее муж, и осадила город. Осада длилась год безуспешно, когда Ольга придумала план, как обмануть древлян.Она отправила им сообщение: «Почему вы упорно держитесь? Все ваши города сдались мне и отдали дань, так что теперь их жители могут спокойно возделывать свои поля и свои земли. Но лучше бы умереть с голоду, не покорившись дани ».

Древляне ответили, что они подчинятся дань, но они опасаются, что она все еще намеревается отомстить за своего мужа. Ольга ответила, что ей было достаточно убийства посланцев, посланных в Киев, а также событий праздничной ночи.Затем она попросила у них небольшую просьбу: «Дайте мне трех голубей … и по три воробья от каждого дома». Древляне обрадовались, что осада закончится за такую ​​небольшую цену, и сделали, как она просила.

Затем Ольга приказала своему войску прикрепить к каждой птице кусок серы, перевязанный небольшими кусочками ткани. С наступлением темноты Ольга велела своим солдатам поджечь осколки и выпустить птиц. Они вернулись в свои гнезда в городе, которые впоследствии подожгли город. Как говорится в Первой летописи: «Не было дома, который бы не сгорел, и невозможно было потушить пламя, потому что все дома загорелись сразу».

Когда люди бежали из горящего города, Ольга приказала своим солдатам поймать их, убив некоторых из них, а других отдав в рабство своим последователям. Она оставила остаток, чтобы отдать дань уважения.

Источник

Ольга Киевская | FYI

Вы когда-нибудь задумывались о Святых и как они получают титул, известный на протяжении всей истории? Что ж, ничто не заставит вас усомниться в канонизации больше, чем история Хельги, известной как святая Ольга Киевская. Она была канонизирована как святая вдов и новообращенных в 1547 году как первая святая русской православной церкви.Многие могут спросить, почему она была посвящена в первую очередь и почему ее до сих пор почитают как святую, если они знали ее полную историю.

Хельга родилась в 890 году нашей эры в Пскове, Киевская Русь. О ее молодости известно немногое, кроме того, что она, скорее всего, была регентшей Киевской Руси. Позже она вышла замуж за князя Игоря, который был правителем Киевской Руси или Киева. Это была часть Восточной Европы, которая сейчас является восточными частями Беларуси и Украины. Район достиг своего пика в 11 веке и был одним из самых могущественных королевств в этой области.Их основным противником в то время были древляне. Сейчас это западные участки Украины и Белоруссии.

Два королевства работали вместе много лет и несколько раз вместе сражались против Бинзанитской Империи. До определенного момента у них были хорошие отношения. Древлянам надоело поклоняться Киевской Руси. Они хорошо работали вместе, пока князь Игорь не вступил во владение. Он по-прежнему собирал налоги с древлян, но больше не давал прежних льгот, которыми они пользовались при его предшественниках.

Древляне устали от Игоря и восстали против него, когда он приехал собирать в одно путешествие. Во главе с недавно созданным принцем Малом. Он был убит в результате варварского убийства. Князь наблюдал, как Игорь был привязан к двум пригнутым к земле деревьям, а затем вернул деревья в исходное положение. Убийство князя Киевской Руси Игоря.

Получив известие о кончине мужа, Ольга пришла в ярость. Их сыну князю Святославу в то время было всего три года, и он был слишком молод, чтобы стать королем.Таким образом, Ольга стала первой женщиной, у которой была власть в Российской Империи. Она поклялась отомстить древлянам.

Древляне были полны решимости все исправить и послали 20 своих лучших людей, чтобы убедить королеву выйти замуж за их принца и связать два королевства вместе. Ольга сказала им подождать ее решения по их лодке. В ожидании ее возвращения с ответом Ольга вырыла канаву и похоронила заживо 20 человек. Затем она отправила сообщение Древилэйн, сказав им, что если она выйдет замуж за их принца Мэла, им нужно послать для нее надлежащий эскорт, чтобы совершить поездку.

Принц Мал, который не получил ответа от 20 человек, которых он первоначально послал, все же согласился на ее просьбу. Он послал нескольких вождей проводить Ольгу обратно в Древлю. По прибытии их встретили как почетных гостей и повели в баню. Им сказали насладиться купанием, пока королева готовится к поездке. Баня была заперта и подожжена, а мужчины все еще находились внутри.

Ольга почти полностью уничтожила правящую партию Древляна, за исключением самого князя.Она отправила сообщение, что скоро приедет, и хотела, чтобы был приготовлен пир в честь ее покойного мужа. Древляне согласились и приготовили пир. Приехала Ольга, пила и ела с ними. После того, как они напились и напились меда, она приказала своим солдатам убить всех древлян, присутствовавших на пиру. Им удалось убить более 5000 древлян.

Ольга все еще не была удовлетворена этим и разработала план уничтожения Древлян раз и навсегда. Она попросила по три голубя и по три воробья из каждого дома в Древляне.Надеясь успокоить королеву и остановить дальнейшее кровопролитие, принц подчинился и доставил птиц. Затем Ольга приказала своим солдатам привязать к ногам каждую птицу, которую они получали, по пакету серы, и отпустила их, чтобы они вернулись на насест. Птицы прилетели на свои поселения в Древляне и подожгли весь город. Город не удалось спасти, и те, кто бежал, были захвачены или убиты. Позже Ольга передала руководство своему сыну в 960 году нашей эры.

5 человек, которые взяли реванш на новый уровень

5 Княгиня Ольга Киевская

В Киеве 10 века княгиня Ольга вышла замуж за князя Игоря.Она вела идиллическую жизнь принцессы 10-го века, которая, по-видимому, была немного менее заражена чумой и паразитами, чем обычная жизнь, — до 945 года, когда Игорь, собирающий дань с соседних древлян, был убит. Поскольку ее сын был слишком молод, чтобы занять престол, Ольга стала правительницей царства Киевская Русь.

Wikimedia Commons Бог приказал ей надрать задницу и жевать жевательную резинку. Но в Королевстве Человечества закончилась жевательная резинка.

Продолжить чтение ниже

Как правитель, древляне считали Ольгу бездельником — незамужней женщиной, ха! — и поскольку брак объединял две области под их властью, древляне послали женихов, чтобы сделать из принцессы что-то полезное: жену.По-прежнему закутанная в мягкое пушистое одеяло ярости, Ольга сумела изобразить праздничную улыбку и поприветствовать посетителей. Она сказала своим благородным женихам, что ее люди отвезут их на своих лодках в замок, чтобы им не пришлось идти пешком. И они это сделали. Но когда они добрались до внутреннего двора замка, носильщики сбросили женихов, лодку и все такое в гигантскую траншею. Ольга, улыбаясь, похоронила всех заживо.

Stocksnapper / Photos.com Рыбалка в России в 10 веке была серьезным делом.

Продолжить чтение ниже

Сообщив, что она приняла предложение, еще больше древлян пришли помочь подготовить свадьбу.По прибытии их отправили в баню, где сразу за ними заперли двери, а все здание подожгли. Все еще не поняв намек, на похороны приехали еще несколько древлянских сановников. Видимо, нисколько не беспокоясь о свежевырытой братской могиле или тлеющих остатках бани, древляне напились своей скорбной выпивкой. Когда каждый древлянин был пьян, даже по российским меркам, Ольга вмешивалась и убивала их. Если быть точным, их пять тысяч.

Продолжить чтение ниже

И все же Ольга все еще не закончила. Теперь она направила свой гнев на саму древлянскую столицу. Когда тотальный штурм не сработал, Ольга сделала жест мира. Если все дома в городе отдадут ей символическую дань — несколько жалких голубей, — она ​​уедет на следующий день. Они с радостью согласились и доставили птиц. В ту ночь, пока город спал, Ольга прикрепила нитками к лапам птиц раскаленные угли и отправила их всех по домам. Весь город загорелся.Затем она убивала, порабощала или вымогала у всех, кто проходил мимо нее, пытаясь спастись от огня.

Wikimedia Commons «Значит ли это, что вся эта проблема с браком отключена?»

Ольга Киевская — знай широкие

Сара Горская 0:50
Здравствуйте, это ШИРОКО, ВЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ, подкаст об удивительных и достойных внимания женщинах из истории. Я Сара Горски.

Сэм Эггерс 0:58
Я Сэм Эггерс

Джастин Ксавье 0:59
и я Джастин Ксавьер,

Сара Горски 1:01
А сегодня я буду говорить об Ольге Киевской.Ребята, вы когда-нибудь слышали об Ольге Киевской?

Джастин Ксавье 1:08
У меня нет.

Сэм Эггерс 1:09
Звучит потрясающе.

Джастин Ксавье 1:10
Это отличное имя.

Сара Горски 1:12
Я думаю, тебе следует пристегнуть ремни безопасности. Ладно, потому что она ШИРОКАЯ, не похожая ни на одну другую.

Джастин Ксавье 1:18
Почему вы знаете о ней?

Сара Горски 1:19
Почему? Знаешь что? Это был еще один из проходящих МЕМОВ! Я не понимаю, почему — я не должен получать столько своих репортажей из мемов, которые я вижу, но потом вы смотрите и думаете: «Ого, это странная и безумная история.Это правда?» А потом я провел свое исследование и подумал: «О, вау, это правда! Плюс ко всему, чего даже в меме не было «. Так что мне пришлось привести ее к вам, ребята, потому что я думаю, что она просто невероятна. Итак, мы возвращаемся во времени, маленькая машина времени … Мы не знаем ее точного дня рождения, но это где-то между 890 и 925 годами нашей эры. Итак, вы можете знать о большом возврате туда, назад, когда. И до ее замужества с князем Игорем I о ней мало что известно, кроме того, что она была из викингов.Она была младенцем викингов.

Сэм Эггерс 2:07
Sweet.

Джастин Ксавье 2:08
Игорь и Ольга были парой.

Сара Горски 2:11
И поскольку я ботаник, учившийся в России, я говорю «ура» вместо «и-го», чтобы аудитория знала, о чем я говорю. Игорь был сыном и наследником Рюрика и династии Рюриковичей при Рюриковичи, а Олег был его опекуном, опекуном Игоря. Тонна власти была консолидирована в регионе, покорив кучу племен и образовав то, что они называют империей Киевской Руси, а их столицей был Киев.Так что сегодня это как часть России, Украины, Беларуси, это та часть мира, о которой мы говорим. И вот Ольга и Игорь поженились, и одно из соседних племен в этот период называлось древлянами и…

Джастин Ксавье 2:56
Это отличное слово.

Сэм Эггерс 2:58
Ага, древляне.

Сара Горски 2:58
Да, знаю. О них мало что слышишь … И тому есть причина.Итак, одно из племен, древляне, они были в некотором роде друзьями с Русью, Киевская Русь, которую они любят, вместе сражалась с Византийской империей, и они платили налоги отцу Игоря и Олегу, потому что его отец умер до того, как вы стали достаточно взрослыми. Так что Олег был из тех парней, которые держали власть до тех пор, пока не станешь достаточно взрослым. Но когда Ох, как умер, они сказали, что мы больше не будем платить налоги. На самом деле нас это не волнует. И вот Игорь разозлился. Игорь такой: «Что за херня, чувак?» Поэтому он взял свою большую армию — его армия была значительно больше, чем армия древлян, привел их и сказал: «Ребята, вы ДОЛЖНЫ платить за аренду», а древляне боялись своей большей армии, поэтому они заплатили. это ДОЛЖНО закончиться хорошо.Мол, забастовка должна закончиться.

Я могу описать это как один из самых чувственных моментов в истории — на полпути домой Игорь решает, что ему не заплатили достаточно денег. Так что он возвращается с небольшой группой, так как нужно много времени, чтобы перевернуть армию. Итак, он возвращается с меньшей партией. И древляне сказали: «О, нет», и убили его. У меня проблемы с осознанием того, что было главным достижением успеха? Но вы знаете, это — это БЫЛ его выбор, и вы знаете, он это сделал.

Примечание. У Ольги и Игоря был сын Святослав, но ему было всего три года, когда его убили, убили. Таким образом, Ольга предположила, что должна была занять трон, пока он не достиг совершеннолетия, так же, как и предыдущая старая нога, поэтому Ольга бегает дерьмо, пока он, пока Игоря нет, а затем древляне успешно убили Игоря. И они такие: «Боже мой, мы ТАК УДАЕМ убивать. Мы ТАК ХОРОШИЕ ». И они очень гордились своим убийством. Поэтому они отправляют 20 переговорщиков на лодке в Ольгинский двор для переговоров.

Сэм Эггерс 5:01
Я делаю воздушные котировки, да, «переговорщики».

Сара Горская 5:04
Пришлите их к Ольге, и они ей прежде всего скажут, что ее муж умер. А во-вторых, ей нужно было выйти замуж за их принца, принца Мэла.

Сэм Эггерс 5:12
Мал?

Сара Горский 5:12
Князь Мал.

Джастин Ксавье 5:16
Значит, это плохо. Принц плохой, он плохой Принц плохой, и ты выйдешь за него замуж.Это похоже на сказку…

Сара Горски 5:24
Есть. Что-то вроде. Так Ольга им отвечает. Думаю, это цитата из учебника истории. «Ваше предложение меня устраивает. Действительно, мой муж не может воскреснуть из мертвых. Но я желаю почтить вас завтра в присутствии моего народа. Теперь вернись в свою лодку и оставайся там с проявлением высокомерия. Я пришлю за тобой завтра, и ты скажешь: мы не будем ездить на лошадях и ходить пешком, возьмем нас в нашей лодке, а тебя повезут в своих лодках.”

Переговорщики такие: «Почести ?! они собираются пронести нас по городу ?? » Они такие: «Ух ты, у нас все хорошо. «Мы достигли всего этого и даже большего. Принц Мал будет так взволнован. Итак, они возвращаются к своей лодке

Джастин Ксавье 6:14
Хорошо, что мы не заплатили во второй раз.

Сара Горски 6:17
Ага, верно? Древляне приняли много отличных решений. Итак, они так, что они возвращаются к своей маленькой лодке, а затем на следующий день они возвращаются со своей лодкой, и люди буквально, вроде бы, поднимают свою лодку и несут всю лодку через город ко двору Ольги, и они бросают все лодку в ров, который вырыли посреди двора, и Ольга закопала их заживо.Все 20 переговорщиков и их лодка живы.

Сэм Эггерс 6:46
Это крайний выбор.

Джастин Ксавье 6:48
Ага, это было похоже на люк, будто они не заметили его приближения, или они просто подумали: «Ну, давай залезем в эту яму и подождем»?

Сара Горски 6:56
Могу предположить только одно — их несут по городу. Они такие: «Боже мой, это лучший день в моей жизни. Посмотрите на всех этих людей, поклоняющихся мне.Я собираюсь потрахаться сегодня вечером, вроде, у меня все идет хорошо. Я собираюсь получить повышение, и все они такие, уууу !!! » А потом…

Джастин Ксавье 7:11
… а потом они просто бросили лодку в яму

Сара Горски 7:13
Да, потому что люди слушаются. Ольга, которая теперь вроде как их королева-регент.

Джастин Ксавьер 7:17
Это дает немного больше смысла тому, что я изображал. Да, они несут свою лодку, а потом добираются до ямы.

Сара Горски 7:24
Итак, древляне, так что на самом деле ничего не знают о том, что произошло. Итак, Ольга отправляет им сообщение, она отправляет сообщение и говорит: «Вы должны прислать мне своих самых выдающихся людей ко мне в Киев, чтобы я мог с честью поехать к их князю». И они не знали, что случилось с предыдущей вечеринкой. Они не знали, что кого-то похоронили заживо. И они были такие: «О, это звучит великолепно! И они вроде бы отправляют вечеринку, новую вечеринку, Ольге в Киев, и когда они приезжают, Ольга приглашает их появиться перед ней после того, как они купаются, и она заставляет людей готовить для них этот огромный спа-опыт.Она вроде бы заставляет их опустить эти ванны с ароматными духами, и она как бы вводит их в баню, и они такие: «Вау, вау!»

Джастин Ксавье 8:08
«Мы такие особенные».

Сара Горски 8:10
«Действительно особенная». А Ольга запирает двери и сжигает баню.

Джастин Ксавье 8:17
О, чувак,

Сэм Эггерс 8:18
Верно ?! Древляне!

Я думал, ты скажешь, что она заставляет их купаться, а потом кладет в яму и заживо закапывает.Так что хотя бы здесь она расширила свой репертуар.

Джастин Ксавье 8:26
То есть, я не могу его сохранить. Не понимаю, почему древляне были расстроены. Она просто доводит это до крайности.

Сара Горски 8:35
Она злится, что убили ее мужа. Это похоже на последнюю историю мести. P.S., теперь, когда вы видите его части. Мы еще не до конца …

Джастин Ксавьер 8:41
Он воровал у них.

Сара Горски 8:45
Ладно, значит, их сожгли в бане. И Ольга посылает Древлянам ДРУГОЕ послание, цитируя их: «Приготовьте большое количество меда в городе, где вы убили моего мужа, чтобы я мог оплакивать его могилу и устроить ему поминальный пир».

Джастин Ксавье 9:01
Они тоже попались на это? Почему еще 40 наших парней не вернулись?

Сара Горский 9:04
И она приносит с собой небольшую… эту, вроде бы, скромную вечеринку, чтобы посетить могилу Игоря, и они плачут и плачут, и они проводят этот большой поминальный пир.Все, что вы ожидаете от этого периода времени, верно? Об этом великом короле, который умер, и все копья присоединяются к пиру, и все они болтаются. И они пьют

Джастин Ксавье 9:24
Дерьмо с красной свадьбы.

Сара Горски 9:25
Ага, и они пьют и пьяны как хрень. И Ольга встает и приказывает своим подглядывать, что она принесла, чтобы начать резать их нахрен. И якобы, очевидно, мы не можем доказать то, что произошло давным-давно, но якобы в ту ночь на похоронах,

, убиты 5000 человек.

Джастин Ксавье 9:44
Сколько людей она приводит?

Сара Горски 9:45
Все, что там написано, это небольшая вечеринка.Так что я предполагаю, что это примерно 100 или 200 человек, а не полная армия, которая насчитывала бы тысячи, верно?

Джастин Ксавье 9:52
Итак, всем пришлось убить как 10 парней.

Сара Горски 9:55
Да, и, И, видимо…

Джастин Ксавье 9:57
10 супер пьяных парней…

Сара Горски 9:58
Пока все это время все ее люди убивали людей, она вроде бы бегает вокруг и, как бы, подстрекает их, типа: «О, вы делаете отличную работу, вы можете совершить больше убийств. .Ты можешь это сделать.»

Джастин Ксавье 10:08
Это самая известная вещь о викингах, которую я когда-либо слышал.

Сара Горски 10:11
Это так. Это ультра викинг. Я чувствую, что она настоящая королева викингов. И вот они заканчивают свою резню на ночь и все бегут обратно в Киев, чтобы собрать всю армию и маршировать к городу, где был убит Игорь.

Джастин Ксавье 10:23
Это еще не все!

Сара Горски 10:30
Многие думали, что там в то время не было малонаселенной местности.У них были подобные города, которые формировались, не очень хорошо управлялись, но они были там, и все эти племена как бы объединились. Это похоже на объединение, типа организованной цивилизации, так что, я думаю, было много людей. Итак, они пришли в город и осадили его в течение года. ГОД. И это не увенчалось успехом, и Ольга такая: «Ухххх, это так скучно. Это должно быть КОНЕЦ! »

Джастин Ксавье 11:03
Я уже пережила своего мужа. Для меня это даже того не стоит.

Сара Горски 11:07
Итак, она отправляет древлянам сообщение: «Почему вы упорно держитесь. Все ваши города сдались мне и подчинились дани (то есть налогам), так что теперь вы заставили жителей возделывать свои поля, свои земли и мир, но ВЫ скорее умерли от голода, не подчиняясь дани ». И древляне сказали: «Чувак, ладно, мы отдадим дань уважения. Мы отдадим дань уважения, но все еще боимся, что вы все еще мстите за своего мужа.Это было самое умное, что они сказали в истории. И она такая: «Никакого убийства лодки переговорщиков и резни в праздничную ночь… Мне этого достаточно. Я задолбался. Но послушайте, у меня для вас есть одна просьба. Дайте мне по три голубя и по три воробья от каждого дома ». А древляне говорили: «Боже мой, слава Богу. Это так просто. Мы можем это сделать, и мы рады, что ты закончил мстить. Вот и все голуби и воробьи. Ты лучший. Теперь мы будем платить налоги вовремя.Большое спасибо. Нам так приятно. Это конец.»

Джастин Ксавье 11:53
Это много птиц. Откуда у них столько птиц? У всех по три голубя и воробья.

Сэм Эггерс 12:10
Да, голуби, мне кажется, вы бы видели только воробьев…

Сара Горски 12:13
Я имею в виду, что они используют их для сообщений и прочего, верно?

Джастин Ксавье 12:16
Я не знаю, будет ли у всех по три

Сара Горски 12:18
Но я думаю, что в этот момент у вашего соседа есть статисты, и они такие: «Вот, не бери их, нам нужно, чтобы это закончилось.”

Джастин Ксавье 12:22
Да, иди в вольер.

Сара Горский 12:25
Итак, Ольга берет всех этих птиц, потому что у нее к ногам привязаны крошечные кусочки ткани с серой на них, и ей нравится, что ткань горит. И поскольку сера находится на ткани, она горит очень медленно, она высвобождает их, и они все летят обратно по домам…

Джастин Ксавье 12:41
И поджечь все дома?

Сара Горская 12:43
… И сжигает город дотла.Весь этот город сгорел дотла. Согласно историческим книгам, цитируют: «Не было дома, который бы не сгорел, и невозможно было потушить пламя, потому что все дома загорелись сразу, а люди, которые бежали из города, были либо убиты, либо сделаны ей рабами. последователей, и она оставила пару живых, чтобы она все еще могла получать дань уважения.

Джастин Ксавьер 13:06
Боже мой, боже мой, это ужасно.

Сара Горски 13:09
И это, друзья мои, история происхождения Дейенерис Таргариен.

Сэм Эггерс 13:12
Именно так. Ольга!

Сара Горски 13:15
А потом ее отомстили, потому что древляне были…

Джастин Ксавье 13:17
Уничтожено. Был геноцид.

Сара Горски 13:19
Их уничтожили, это был геноцид.

Сэм Эггерс 13:20
Так что же Ольга делает после этого? Я имею в виду, как на выходных, когда у нее есть свободное время, чем она сейчас занимается?

Сара Горски 13:27
Ну, у меня есть еще.

Джастин Ксавье 13:28
Вы никогда не сможете превзойти это.

Сара Горски 13:29
И еще кое-что. Но это конец истории о мести. Это конец истории происхождения Дейенерис Таргариен, которую вы не можете отрицать, как будто она запирает людей в храме, помните? Что это было, третий или четвертый сезон? А потом сжигает — запирает двери и сжигает все дотла и

Сэм Эггерс 13:45
Ой, верно

Джастин Ксавье 13:46
Ах да,

Сара Горски 13:47
Как будто она все это сделала.

Джастин Ксавье 13:48
Это было как в шестом сезоне?

Сара Горски 13:50
Я не могу думать, что Джордж Мартин не знал об Ольге.

Джастин Ксавье 13:56
Я имею в виду, похоже, что почти каждая часть этой истории использовалась в качестве сюжета в Игре престолов в тот или иной момент

Сэм Эггерс 14:02
Я имею в виду, что война с птицами — это хорошо.

Да, птичьи войны да.

Сара Горски 14:04
Эта фигня о птичьих войнах — это больно. Ладно, в любом случае, она уничтожает древлян, и они все закончили, и она осталась Регент, пока ее сын был еще ребенком, а затем он стал королем, и это всегда было хорошо и прекрасно, но во время ее правления, и в то время как она была главной и помогала — ее сын пошел — также воевал, как-будто — он просто всегда был в состоянии войны, похоже, так что она в основном правила вместо него, пока его не было. При ней она изменила систему сбора дани, которая технически была первой правовой реформой, зарегистрированной в Восточной Европе.И в основном то, что она сделала, — она ​​назначила своих представителей для сбора дани и налогов в каждой области, вместо того, чтобы полагаться на местного лорда в этом. Так что у нее в основном были послы и представители во всех городах, которые собирали деньги, а затем передавали их ей, а не самим людям, что интересно.

Джастин Ксавье 14:53
Мм хм.

Сара Горская 14:53
И она установит…

Джастин Ксавье 14:54
Были Лорды, которые выкачивали часть из себя или что-то в этом роде?

Сара Горски 14:57
То есть, наверное.

Сэм Эггерс 14:58
Вероятно

Сара Горски 14:58
Но вы должны представить, что это происходило постоянно. Ага. Я имею в виду, это была причина того, что я имею в виду, именно поэтому древляне перестали платить. И она основала все эти торговые посты, охотничьи угодья и города, которые существуют до сих пор.

Джастин Ксавье 15:11
Мол, делали ли они что-нибудь с налогами, чтобы как-то принести пользу этим сообществам? Как будто дело не в налогах в том, чтобы любить…

Сара Горски 15:18
Ну, я думаю, что основная цель налогов — защитить людей на войне.Так вот, вроде, если отдать должное…

Джастин Ксавьер 15:22
Итак, она просто взяла все налоги и вложила их в армию, чтобы убить людей, которые платили налоги.

Сара Горски 15:27
Ну, древляне были исключением, верно? Итак, если, вы знаете, они воевали с Византийской империей, и когда они вошли, это были технически защищенные земли, верно? По сути, вы платите за свою армию таким же образом — как и сегодня…

Джастин Ксавье 15:42
Я имею в виду, да, нет, это правда сегодня, это похоже на то, что 80% наших налогов идут на войну.

Сара Горски 15:45
Да, абсолютно верно. И люди не имели права голоса в том, на что были потрачены деньги, верно? Если бы они хотели…

Джастин Ксавье 15:51
и если они не заплатят, их убьют. Итак … думаю, мы это сделаем.

Сара Горски 15:54
Если они хотели быть частью защитного кольца, они должны были подчиниться. Таким образом, вся работа, которую она там выполняла, в основном представляла собой централизованное государственное управление.И она вроде построила эту сеть административных центров, которую они назвали погости. И они принесли в то время русскому народу некое культурное единение. Раньше такого не было.

Джастин Ксавье 16:14
Что ж, хорошо. Что-то хорошее может получиться из всего…

Сара Горский 16:17
А затем, в 950-х годах, она едет в Константинополь, и правящим императором был Константин VII, и в источнике, который я читал, говорилось, что «Ольга пришла перед ним, и когда он увидел, что она очень светлая физиономия и мудрый, а также император удивлялся ее уму.Он поговорил с ней и заметил, что она достойна царствовать с ним в его городе. Услышав его слова, Ольга ответила, что она все еще язычница, и что, если он желает ее крестить, он должен выполнить эту функцию сам. В противном случае она не хотела бы принять крещение ». Итак, Император сказал: «Ну, хорошо, мы можем это сделать. Замечательно. Мол, вы переходите в христианство. То есть это довольно круто ». Итак, с помощью Патриарха, который в то время является самым высокопоставленным епископом Восточного Православия, император Константин и Патриарх крестят ее, и она становится христианкой.Она как первая Русь, сделавшая это, и ВИКИНГ, если уж на то пошло. И это было похоже на БОЛЬШОЙ момент, по крайней мере, для христианства. Они крестили ее, но тогда Константин как…

Сэм Эггерс 17:22
Получил наш первый викинг!

Джастин Ксавье 17:23
Наш первый массовый убийца!

Сара Горски 17:27
Я имею в виду, вот откуда я узнал, что она умна. Она как бы победила всех этих людей, как бы подавила беспорядки и как бы справилась с озорством, верно? Но после крещения Константин такой: «Но послушай, чувак, правда, почему бы тебе не выйти за меня замуж, потому что ты для этого очень хорошо подходишь?

Сэм Эггерс 17:44
Не делай этого.

Джастин Ксавье 17:45
Ой.

Сара Горски 17:45
Итак, вот где проходит наша девушка, ребята. Она не убивает его, он Император, понятно?

Джастин Ксавье 17:51
Хорошо, я бы не удивился, понимаете.

Сара Горски 17:54
Итак, это все своего рода домыслы, но я верю …

Джастин Ксавье 17:57
Всегда можно перейти к стратегии голубя.

Сара Горски 18:00
Но, знаете, мы как будто пришли к выводу, что она красотка и что она супер-умная и стратегическая, стратегическая? Стратегический. Так что это делает ее большой уловкой для замужества, верно? Но женитьба на ней также обеспечила бы отношения Константина и его власть над Русью. И Ольга это знает. И якобы — вот почему она была крещена, потому что в церкви человек, который крестит вас, становится вашим спонсором крещения, и ТОГДА вступление в брак с ними будет считаться инцестом — духовным кровосмешением.Итак, Ольга такая: «О, ты не можешь выйти за меня замуж, потому что это запрещено. Эти правила христианства гласят, что этого нельзя делать ».

Сэм Эггерс 18:45
Молодец, Ольга, очень ловко.

Джастин Ксавье 18:47
Это отличный ход.

Сара Горски 18:48
В общем, она просто перехитрила всех до чертиков, включая Императора, в том числе, более или менее, их Папу. Она примерно… а потом Император был очень впечатлен.И он говорит, что цитата из книги: «Ольга, ты меня перехитрила. И он дал ей много подарков из золота и серебра, шелка и ваз и отпустил ее, все еще называя ее своей дочерью »

Сэм Эггерс 19:12
Можно подумать, он немного обидится.

Сара Горски 19:13
Итак, она сделала это, но сделала это так тонко и так ловко, как будто они не знали, что это их… что ими манипулировали, верно? Они были такие: «О, ты прав.Это христианское правило ».

Джастин Ксавье 19:24
Мы забыли об этом.

Сара Горски 19:26
«Ну, ты был хорошим христианином, иди домой, в Киев».

Джастин Ксавье 19:29
Ты лучше всех нас.

Сара Горски 19:31
Так она поддерживает власть в регионе. Правильно? Так что это основная часть истории. Ее сын не был поклонником христианства, он не хотел обратиться, что было для нее большим разочарованием.Но она обратила много людей. И ей удалось построить целую кучу церквей в Киеве, и у нее также был ее муж, хотя он не собирался обращать в христианство, он согласился не убивать людей, но ДЕЙСТВИТЕЛЬНО обратился, что, как оказалось, было еще одной ОГРОМНОЙ победой христианства, потому что в этот момент люди, которые обращались — язычники просто убивали их. Так что кучке людей осталось жить. Она построила кучу церквей. И затем, несмотря на то, что ей не удалось обратить мужа, ее внук Владимир Великий официально обратился в 988 г. Таким образом, он стал первым царем региона, обратившимся в христианство.Так что она действительно прошла, и она была посвящена церковью. Она была святой за то, что принесла христианство в регион, который раньше был языческим. Так, как и спустя 600 лет после ее смерти, Русская Православная Церковь посвятила ее в святые, и она является покровительницей вдов и обращенных. Так что у нее наш первый ШИРОК, кто святая.

Джастин Ксавье 20:44
Это меня потрясает. Учитывая, как им тяжело связывать кого-либо, не говоря уже о женщинах.

Сара Горски 20:51
Ну, это было в 1547 году, когда произошло святотатство, так что я не знаю, было ли это… может быть, тогда было легче?

Джастин Ксавьер 20:56
Через 600 лет после ее смерти.Ага.

Сара Горская 20:58
Но ее дела привели, вы знаете… в глазах церкви, когда она крестилась, она с тех пор очищается. Правильно?

Так убивают, как миллион древлян…

Джастин Ксавье 21:08
Ага, вот и все.

Сэм Эггерс 21:10
Ага. Что бы ни. Когда ей говорят, что они как древляне и шменвлианцы.

Сара Горски 21:14
Чувак, ты ей веришь?

Джастин Ксавье 21:16
Это невероятная история

Сара Горски 21:19
Ольга Киевская, наша первая святая баба и настоящая Дейенерис Таргариен.

Сэм Эггерс 21:24
Она покровительница чего…?

Сара Горски 21:26
Вдовы и новообращенные.

Джастин Ксавье 21:28
Что имеет смысл. Это две вещи, о которых мы много слышали, и эта история

Сара Горская 21:32
И она была Святейшей не только Русской Православной Церковью, но и ВСЕМИ православными церквями.

Джастин Ксавьер 21:35
Что … Это … они даже как будто кричат, что она была массовым убийцей, покровительницей вдов, таких как вы, убила всех этих людей и, таким образом, создала всех этих вдов,

Сара Горски 21:45
Она была прощена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.