Когда бояре появились: Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия

БОЯРЕ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Пред­ста­ви­те­ли выс­ше­го слоя об­ще­ст­ва в Древне-русском го­су­дар­ст­ве, русских кня­же­ст­вах и зем­лях, Русском го­су­дар­ст­ве, Рос­сии в 10 – нач. 18 вв.

Выс­ший чин в Бо­яр­ской ду­ме с 15 в. Эти­мо­ло­гия сло­ва «Б.» и ис­то­рия Б. пе­рио­да 10 – нач. 13 вв. ос­та­ют­ся спор­ны­ми, пре­об­ла­да­ет мне­ние о за­им­ст­во­ва­нии сло­ва «Б.» из тюрк­ско­го ду­най­ско-болг. яз. че­рез ста­ро­слав. яз. в фор­ме «бо­ля­рин» со зна­че­ни­ем «знат­ный, бо­га­тый че­ло­век». В нар­ра­ти­вах 11–12 вв., по пре­иму­ще­ст­ву пе­ре­вод­ных (в т. ч. в тек­стах по биб­лей­ской и ви­зант. ис­то­рии), до­ми­ни­ру­ет фор­ма «бо­ля­рин» с до­пол­нит. зна­че­ни­ем – «вла­стель», пред­ста­ви­тель вла­сти. Эти Б. со­став­ля­ли ок­ру­же­ние но­си­те­лей вер­хов­ной вла­сти – «ста­ро­за­вет­ных» ца­рей и ви­зант. им­пе­ра­то­ров. Та­кое по­ни­ма­ние сло­ва «Б.» за­кре­пи­лось в др.-рус. об­ще­ст­ве и вне­дри­лось в сис­те­му по­ня­тий, обо­зна­чав­ших его со­ци­аль­ную ие­рар­хию. С ру­бе­жа 11–12 вв. в ле­то­пис­ных па­мят­ни­ках Б. упо­ми­на­ют­ся как в син­хрон­ных со­об­ще­ни­ях, так и в из­вес­ти­ях о бо­лее ран­них со­бы­ти­ях на Ру­си, от­но­сив­ших­ся к кон. 10 в. Со 2-й четв. 12 в. и осо­бен­но в 13 в. сло­во «бо­ля­рин» до­воль­но ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лось в ле­то­пи­сях и др. нар­ра­ти­вах, свет­ских и цер­ков­ных за­ко­но­дат. тек­стах, в до­ку­мен­тах (ак­тах) при опи­са­нии норм пра­ва и со­бы­тий в Др.-рус. го­су­дар­ст­ве. С 13 в. в ис­точ­ни­ках пре­об­ла­да­ет фор­ма «боя­рин».

В совр. рос. ис­то­рио­гра­фии сло­жи­лись две осн. точ­ки зре­ния в от­но­ше­нии Б. 10 – нач. 13 вв. Сто­рон­ни­ки пер­вой (И. Я. Фроя­нов и др.) ви­дят в них ро­до­п­ле­мен­ную знать, про­ти­во­сто­яв­шую кня­зю и стар­шей дру­жи­не («кня­жим му­жам») и яв­ляв­шую­ся со­ци­аль­но-по­ли­тич. ядром «го­ро­дов-го­су­дарств», всту­пав­ших с князь­я­ми в до­го­вор­ные от­но­ше­ния. Б. воз­глав­ля­ли гос.-по­ли­тич. ин­сти­ту­ты «го­ро­дов-го­су­дарств», за­ни­мая долж­но­сти по­сад­ни­ков (по край­ней ме­ре, в ря­де по­доб­ных го­ро­дов) и ты­сяц­ких. Со­глас­но вто­рой точ­ке зре­ния, Б. бы­ли свя­за­ны с кня­же­ской вла­стью, со­став­ляя с «кня­жи­ми му­жа­ми» стар­шую дру­жи­ну и выс­ший, при­ви­ле­ги­ро­ван­ный слой су­дей-упра­ви­те­лей, обя­зан­ных кня­зю во­ен. и др. служ­ба­ми. При этом од­ни ис­сле­до­ва­те­ли (А. А. Гор­ский и др.), пред­став­ляю­щие вто­рую точ­ку зре­ния, да­ти­ру­ют ин­те­гра­цию Б. в сис­те­му свя­зей с кня­зем-су­ве­ре­ном ру­бе­жом 10–11 вв. и ут­вер­жда­ют, что долж­но­сти по­сад­ни­ков и ты­сяц­ких пер­во­на­чаль­но за­ме­ща­лись Б. пу­тём кня­же­ских на­зна­че­ний, а тер­ри­то­ри­аль­но-вла­дель­че­ские свя­зи Б. бы­ли со­вмес­ти­мы с их вклю­че­ни­ем в ок­ру­же­ние кня­зя. Др. учё­ные (М. Б. Сверд­лов и др.) от­но­сят ин­те­гра­цию Б. (ро­до­п­ле­мен­ной зна­ти) с «кня­жи­ми му­жа­ми» в од­ну со­слов­ную груп­пу Б. ко 2-й тре­ти 12 – 1-й тре­ти 13 вв. И те и дру­гие ви­дят ос­но­вы та­кой ин­те­гра­ции в раз­ви­тии зе­мель­ной, «фео­даль­ной» соб­ст­вен­но­сти (вот­чин) на се­ле, пре­умень­шая (а по­рой не при­ни­мая во вни­ма­ние) зна­че­ние вот­чин­ной соб­ст­вен­но­сти Б.

в го­ро­дах. Но из­на­чаль­но имен­но гор. дво­ров­ла­де­ния Б. оп­ре­де­ля­ли их тер­ри­то­ри­аль­но-со­слов­ную спло­чён­ность (те­ма раз­ра­бо­та­на В. Л. Яни­ным и его шко­лой при­ме­ни­тель­но к Нов­го­ро­ду).

Раз­дроб­ле­ние Др.-рус. гос-ва со 2-й тре­ти 12 в. на ряд кня­жеств (и их по­сле­дую­щее дроб­ле­ние на бо­лее мел­кие кня­же­ст­ва) и зе­мель спо­соб­ст­во­ва­ло рос­ту ре­гио­наль­ных осо­бен­но­стей в по­ло­же­нии Б. В Нов­го­род­ской зем­ле (с 1136 Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке) с ру­бе­жа 11–12 вв. Б. кон­тро­ли­ро­ва­ли ин­сти­тут по­сад­ни­че­ст­ва, ко­то­рое в 13–15 вв. не­пре­рыв­но ре­фор­ми­ро­ва­лось под воз­дей­ст­ви­ем борь­бы ме­ж­ду кла­на­ми Б., про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду гор. кон­ца­ми, час­тых вос­ста­ний, а так­же под влия­ни­ем взаи­мо­дей­ст­вия с ве­ли­ко­кня­же­ской вла­стью. Во 2-й тре­ти 12 в. Б. ста­ли гл. об­ществ. си­лой, в т. ч. в от­но­ше­ни­ях с князь­я­ми. К кон. 13 в. в Нов­го­ро­де офор­мил­ся со­вет гос­под, ку­да вхо­ди­ли Б. Не позд­нее 2-й тре­ти 14 в. под кон­троль Б. пе­ре­шёл так­же ин­сти­тут ты­сяц­ких. Ре­фор­мы нач. 15 в. пре­вра­ти­ли со­ци­аль­ный и гос.-по­ли­тич. строй Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки в оли­гар­хию Б. В Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве 13 в. Б. яв­ля­лись влия­тель­ной по­ли­тич. си­лой при от­но­си­тель­но силь­ной кня­же­ской вла­сти и со­хра­ни­ли свой ста­тус по­сле 1239–40. То­гда и позд­нее под Б. здесь по­ни­ма­ли не толь­ко элит­ные груп­пы не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти, но и бо­лее ши­ро­кий круг при­ви­ле­ги­ро­ван­ных зе­мель­ных соб­ст­вен­ни­ков, обя­зан­ных не­сти во­ен. служ­бу. Сход­ной бы­ла эво­лю­ция Б. в дру­гих рус. кня­же­ст­вах, ан­нек­си­ро­ван­ных в кон. 13 – нач. 15 вв. Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским. Не позд­нее 2-й тре­ти 15 в. на­зва­ние «Б.» за­кре­пи­лось там за сред­ни­ми и мел­ки­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми, об­ла­дав­ши­ми не­ко­то­ры­ми при­ви­ле­гия­ми и обя­зан­ны­ми го­су­дар­ст­ву во­ен. служ­бой. В Сев.-Вост. Ру­си на эво­лю­цию от­но­ше­ний Б. с князь­я­ми (ве­ли­ки­ми и удель­ны­ми) по­влия­ла со­во­куп­ность фак­то­ров.

В ре­зуль­та­те по­ли­тич. борь­бы 1174–75 и 1212–18 про­изош­ло ос­лаб­ле­ние Б. ста­рых по­ли­тич. цен­тров (Рос­тов, Суз­даль) и от­но­си­тель­ное уси­ле­ние вла­сти вел. кня­зя вла­ди­мир­ско­го. Ус­та­нов­ле­ние за­ви­си­мо­сти рус. кня­жеств и зе­мель от Зо­ло­той Ор­ды, ор­дын­ские на­бе­ги 13–15 вв. (в осо­бен­но­сти до 1430-х гг.), а так­же пан­де­мии при­ве­ли к фи­зич. унич­то­же­нию боль­шин­ст­ва ста­рых бо­яр­ских ро­дов (в 16–17 вв. ро­до­слов­ная очень не­мно­гих фа­ми­лий вос­хо­ди­ла к до­мон­голь­ско­му вре­ме­ни и да­же к кон­цу 13 в.; од­но из ис­клю­че­ний – Ши­мо­но­ви­чи-Во­рон­цо­вы-Вель­я­ми­но­вы). Во 2-й пол. 14 – 15 вв. по­пол­не­ние Б. шло за счёт низ­ких сло­ёв «сво­бод­ных» вот­чин­ни­ков, по­па­дав­ших на кня­же­скую служ­бу. Име­лись раз­ли­чия в по­ло­же­нии «ста­рых» и «но­вых» Б. не толь­ко по про­ис­хо­ж­де­нию, но и по ме­сто­по­ло­же­нию их вот­чин. Уже с 14 в. под Б. в Сев.-Вост. Ру­си по­ни­ма­ли не толь­ко элит­ную груп­пу не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти (вы­ход­цы из неё вхо­ди­ли в со­вет при кня­зе, за­ни­ма­ли выс­шие по­сты в сис­те­ме управ­ле­ния и кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва, см.
Корм­ле­ние), но и бо­лее ши­ро­кие слои при­ви­ле­ги­ро­ван­ных, обя­зан­ных во­ен. служ­бой вот­чин­ни­ков, со­уча­ст­во­вав­ших в управ­ле­нии по­дат­ным лю­дом в ка­че­ст­ве мел­ких корм­лен­щи­ков. И тех и дру­гих Б. сбли­жа­ли пра­во (обя­зан­ность) не­се­ния во­ен. служ­бы и со­уча­стия в управ­ле­нии, пра­во на сво­бод­ный отъ­езд к др. кня­зю (по­сте­пен­но су­жав­шее­ся к кон­цу 15 в.), ха­рак­тер вот­чин­но­го зем­ле­вла­де­ния (су­ще­ст­во­ва­ла «бо­яр­ская зем­ля» на­ря­ду с кня­же­ской, цер­ков­ной и др. зем­ля­ми), на­ли­чие, хо­тя и в раз­ном объ­ё­ме, су­деб­но­го и фи­нан­со­во­го им­му­ни­те­та, прин­ци­пы вы­де­ле­ния отд. Б. в эли­тар­ные или ло­каль­ные мик­ро­груп­пы (вы­де­ля­лись ли­ца, име­но­вав­шие­ся с от­че­ст­вом на «-вич» и об­ла­дав­шие се­мей­ным ста­ту­сом, т. е. со­сто­яв­шие в бра­ке или вдов­цы).

Ли­к­ви­да­ция ин­сти­ту­та ты­сяц­ких с кон. 14 в. в боль­шин­ст­ве кня­жеств оз­на­ча­ла уст­ра­не­ние преж­них эле­мен­тов ор­га­ни­за­ции Б. Но­вые спо­со­бы ор­га­ни­за­ции реа­ли­зо­ва­лись в струк­ту­рах Го­су­да­ре­ва дво­ра. Он во­брал в се­бя слу­жи­лое бо­яр­ст­во и ме­нее ста­тус­ные слои. Со 2-й тре­ти 15 в. со­во­куп­ность со­слов­ных групп дво­ра опи­сы­ва­лась в ис­точ­ни­ках как «Б. и де­ти бо­яр­ские» (в 12–13 вв. как «Б. и дво­ря­не», в кон. 13 – нач. 15 вв. как «Б. и слу­ги воль­ные»). Об­ла­го­ра­жи­ва­ние ма­ло­ста­тус­ных сло­ёв (что и за­фик­си­ро­ва­ли из­ме­не­ния в тер­ми­но­ло­гии) оз­на­ча­ло так­же по­сте­пен­ное за­кре­п­ле­ние тер­ми­на «Б.» за выс­ши­ми слоя­ми эли­ты.

С сер. 15 в. под Б. по­ни­ма­ли поч­ти ис­клю­чи­тель­но чле­нов Бо­яр­ской ду­мы, а так­же лиц, при­над­ле­жав­ших к эли­тар­ным груп­пам не­ти­ту­ло­ван­ной, а позд­нее и ти­ту­ло­ван­ной зна­ти, во­шед­шей в со­став дво­ра вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча в боль­шом ко­ли­че­ст­ве в ка­че­ст­ве тер­ри­то­ри­аль­но-кла­но­вых со­слов­ных групп слу­жи­лых кня­зей. С кон. 15 в. Б. – ли­ца, по­жа­ло­ван­ные чи­ном «боя­рин», а так­же ли­ца, об­ла­дав­шие пра­вом бо­яр­ско­го су­да по долж­но­сти, за­ни­мае­мой ими в центр. ор­га­нах вла­сти, в кня­же­ском хо­зяй­ст­ве или ме­ст­ном са­мо­управ­ле­нии (на­ме­ст­ни­ки). Чин «боя­рин» не был на­след­ст­вен­ным. В 16–17 вв. Б. яв­ля­лись выс­шим пра­вя­щим сло­ем в Рус. гос-ве, со­став­ля­ли вме­сте с др. дум­ны­ми чи­на­ми и ря­дом вы­со­ко­ста­тус­ных групп дво­ра «по­ли­тич. со­сло­вие» при вел. князь­ях мо­с­ков­ских, а за­тем ца­рях. Они об­ла­да­ли зна­чит. зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью и дво­ра­ми-ре­зи­ден­ция­ми в Мо­ск­ве и др. го­ро­дах, име­ли са­мое вы­со­кое ма­те­ри­аль­ное и де­неж­ное обес­пе­че­ние, за­ни­ма­ли выс­шие по­сты в гос. управ­ле­нии, при во­ен. и ди­пло­ма­тич. на­зна­че­ни­ях, бы­ли не­об­хо­ди­мой, ес­те­ст­вен­ной сре­дой двор­цо­вой жиз­ни ца­рей. До кон. 17 в. со­пер­ни­че­ст­во раз­ных кла­но­во-ро­до­вых «двор­цо­вых пар­тий» Б., за­ни­мав­ших разл. по­зи­ции в во­про­сах пре­сто­ло­нас­ле­дия (кон. 15 в., сер. и кон. 16 в.), внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки, яв­ля­лось од­ной из клю­че­вых со­став­ляю­щих по­ли­тич.

борь­бы в Рус. го­су­дар­ст­ве.

В бо­лее ши­ро­ком пла­не в ис­то­рио­гра­фии под Б. по­ни­ма­ют со­во­куп­ность ти­ту­ло­ван­ных и не­ти­ту­ло­ван­ных фа­ми­лий, чле­ны ко­то­рых тра­ди­ци­он­но вхо­ди­ли в со­став Бо­яр­ской ду­мы в ка­че­ст­ве Б. или околь­ни­чих. В 16 в. бы­ло св. 75 по­доб­ных фа­ми­лий (из них ок. 50 – ти­ту­ло­ван­ные кня­же­ские ро­ды). В 17 в. при зна­чи­тель­ном об­нов­ле­нии ге­неа­ло­гич. со­ста­ва и уве­ли­че­нии чис­лен­но­сти Б. и околь­ни­чих чис­ло этих фа­ми­лий со­кра­ти­лось до 45–50 (на до­лю ти­ту­ло­ван­ных ро­дов при­шлось свы­ше по­ло­ви­ны).

Б., как и со­слов­ная ие­рар­хия 16–17 вв., пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать в го­ды ре­форм ца­ря Пет­ра I. По­след­нее по­жа­ло­ва­ние в чин «боя­ри­на» со­стоя­лось в 1712.

В 16–17 вв. кре­стья­не и хо­ло­пы на­зыва­ли Б. по­ме­щи­ков и вот­чин­ни­ков. Сло­ва «ба­рин», «ба­ре», про­изо­шед­шие от слова «Б.», име­ли ши­ро­кое хо­ж­де­ние в 18–19 вв., упот­реб­ля­ют­ся и по­ны­не.

Б. на­зы­ва­лась так­же при­ви­ле­ги­ро­ван­ная со­слов­ная груп­па зем­ле­вла­дель­цев в Мол­дав­ском и Ва­лаш­ском кня­же­ст­вах, а за­тем в Ру­мы­нии (рум. boerii), сло­жив­шая­ся в 13–14 вв. В Сред­не­ве­ко­вье она раз­де­ля­лась на ро­до­вых, вла­дев­ших баш­ти­на­ми (от­чи­на­ми), и по­мест­ных, вла­дев­ших мо­шия­ми (по­ме­сть­я­ми). Ли­к­ви­ди­ро­ва­на в хо­де аг­рар­ной ре­фор­мы 1945.

Дополнительная литература:

Ве­се­лов­ский С. Б. Фео­даль­ное зем­ле­вла­де­ние в се­ве­ро-вос­точ­ной Ру­си. М.; Л., 1947. Т. 1; Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969;

Львов А. С. Лек­си­ка «По­вес­ти вре­мен­ных лет». М., 1975;

На­за­ров В. Д. «Двор» и «дво­ря­не» по дан­ным нов­го­род­ско­го и се­ве­ро-вос­точ­но­го ле­то­пи­са­ния (XII–XIV вв.) // Вос­точ­ная Ев­ро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье. М., 1978;

Янин В. Л. Нов­го­род­ская фео­даль­ная вот­чи­на: (Ис­то­ри­ко-ге­неа­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние). М., 1981; он же. Нов­го­род­ские по­сад­ни­ки. 2-е изд. М., 2003;

Crummey R. O. Aristocrats and servitors: the boyar elite in Russia, 1613–1689. Princeton, 1983;

За­вад­ская С. В. «Бо­ля­рин» – «боя­рин» в древ­не­рус­ских пись­мен­ных ис­точ­ни­ках // Древ­ней­шие го­су­дар­ст­ва на тер­ри­то­рии СССР. Ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. 1985 год. М., 1986.

Иллюстрация: 

Боя­ре 17 в. Рас­кра­шен­ный ри­су­нок ра­бо­ты Ф. Г. Солн­це­ва по ма­те­риа­лам кни­ги А. Олеа­рия «Опи­са­ние пу­те­ше­ст­вияв Мос­ко­вию...». Архив БРЭ.

Автор статьи: В. Д. На­за­ров.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Бояре: избыток прав не лучше дефицита. Правовые расследования РАПСИ | Российское агентство правовой и судебной информации

Исследуя исторические аспекты прав человека в России, стоит посмотреть и на правовое положение самых привилегированных слоев населения. С этими сословиями на Руси изначально было не все просто: они имели не только привилегии, но и порой серьезные проблемы с защитой своих прав. Скажем, быть боярином в средневековом русском государстве временами означало находиться ближе всех не только к трону, но и к эшафоту. РАПСИ начинает публикацию нового цикла правовых расследований кандидата исторических наук, депутата Госдумы первого созыва Александра Минжуренко.


Слово «боляре» пришло к нам, скорее всего, из болгарского языка. Так называли представителей военной аристократии, составлявших совет при царе. Позднее таких людей на Руси и стали называть боярами. 

Потребность в появлении подобного слоя соратников монарха возникла с образованием Древнерусского государства, т.е. в связи с тем, что понадобился мощный административный аппарат. На первых же этапах создания государства перед князем встали задачи управления княжеским хозяйством и командования войском. Эти функции управленцев и военачальников исполняли бояре. Под «боярами» в это время понимали ближайших сподвижников князя, его «старшую дружину».

Постепенно бояре заняли все ведущие должности и завоевали себе большой объем прав. Именно «старшая дружина» доминировала на вече – народном собрании, пришедшем из догосударственного периода «военной демократии». Таким образом, первые бояре – это главным образом функционеры князя. На ранних этапах создания государства они не обязательно были землевладельцами-феодалами, хотя в это время дружина могла уже и «оседать на землю».

Свои большие права бояре впервые продемонстрировали, согласно летописи, в 1015 году, когда они предложили князю Борису Владимировичу изгнать из Киева его брата Святополка и занять престол. Стало быть, бояре могли влиять и на княжеский порядок наследования, даже определять имя главы государства.

Громоздкая система «полюдья», при которой сам князь долгими месяцами занимался объездом своих владений и сбором дани для прокормления дружины, требовала реформирования. И князь стал раздавать своим ближайшим соратникам земли, с которых они и должны были кормиться, снаряжаться и вооружаться. 

Эти земельные пожалования отдавались боярам в наследственную собственность и стали называться «отчинами» или «вотчинами». В названии этих земельных владении отразилось именно право на наследование, полученных когда-то от князя угодий. 

Со сменой поколений происхождение этой собственности «подзабылось», и каждый молодой наследник, получая от отца «отчину», видел себя полноправным собственником этой земли и не считал себя обязанным князю. Отсюда и появилась известная самостоятельность и независимость боярского сословия от монарха. В своих вотчинах они вели себя как обладатели всех возможных прав: выступали руководителями, вождями вооруженных отрядов, сборщиками податей, полицейскими и судьями.

В момент складывания этого сословия – с X по XI вв. – оно было неоднородным. Боярами становились не только старшие дружинники из пришельцев – приближенных князей Рюрика, Игоря, Святослава и их потомков, но и представители родоплеменной знати местных славянских племен. В связи с этим они делились на княжеских и земских бояр, права которых несколько различались в пользу первых. 

Позднее появились бояре «путные» и «введенные», которые имели еще более низкий правовой статус. Они не были выходцами из старых знатных родов, а выслужились сами до этого высокого положения и были чем-то вроде дворцовых чиновников.

До конца XII века звание «боярин» было жалованным или наградным. Это был высший чин при княжеском дворе. Позднее его стали передавать по наследству.

При всех различиях в их разрядах на боярах прежде всего лежала обязанность военной службы. Они и составляли княжеское войско и должны были по первому зову князя явится к нему со своим отрядом. Во всех договорных грамотах того времени встречается такое положение: «А кто которому князю служит, полести ему с тем князем, которому служит». За уклонение от несения воинской службы бояре могли быть наказаны князем.

В связи с исполнением этого долга находились и права каждого боярина. Их объем зависел от количества вооруженных слуг в боярском отряде. Боярин обязан был приводить свой полк со своими военными запасами и преимущественно на конях. Тот, кто приводил наибольший по численности отряд, занимал в боярской иерархии самое высокое место – становился первым боярином.

Самым почетным правом для бояр было их участие в заседаниях княжеского совета или Думы. Туда призывались далеко не все бояре, а только самые знатнейшие и заслуженные. С ними князь обсуждал и решал важнейшие государственные дела. 

Некоторые исследователи считают, что такой орган был не более, чем совещательным и несколько принижают его значение. Однако в разное время и в разных княжествах (в период феодальной раздробленности их было множество) боярский совет при князе играл различную роль. 

Вес и влияние Думы зависели и от личных волевых качеств князя: он мог либо только советоваться с боярами, либо буквально делить с ними власть и перекладывать на них разрешение сложных проблем. Порой боярский совет, действительно, решал вопросы большинством голосов, а князь в таких случаях вынужден был соглашаться с этим решением.

Бояре имели право участвовать в княжеском суде. Им же обычно поручались и посольские дела, т.е. они были первыми дипломатами и вели от имени князя переговоры с иностранными государями. Право управлять городами и областями в качестве наместников и волостелей предоставлялось тоже только боярам. Во время управления городами и волостями бояре получали право получать так называемые «кормы», которые были строго определены законом, а также они могли пользоваться доходами от местного суда.

Таким образом, права бояр были следующие: как свободные люди по доброй воле поступившие на службу к князю, они имели право оставлять ее по желанию во всякое время, даже в военное, и переходить на службу к другому князю. Князья, как это видно из дошедших до нас грамот, не имели права удерживать бояр у себя на службе и препятствовать их переходу. 

Боярам принадлежало право местничества. Это право состояло в том, что боярские роды могли считаться друг с другом степенями службы по старшинству родов. По праву местничества для занятия какой-нибудь высшей государственной должности не требовалось ни заслуг, ни способностей, а только одно происхождение от старинного и знатного рода. 

Это право было настолько сильно развито, что его не могла ограничить даже княжеская власть: когда князь отдавал какую-нибудь высшую государственную должность члену незнатного рода, то все старшие и знатные роды считали себя оскорбленными (обойденными) и требовали удовлетворения от князя; в противном же случае они отходили к другому князю.  

Бояре, поступая на службу к князю, получали от него значительные поземельные владения, иногда вотчины, а большей частью поместья. В этих владениях бояре пользовались большими правами: они были там полными распорядителями и нередко, не спрашивая князя, при помощи своих слуг, воевали с соседними владельцами, принадлежавшими к другим княжествам. 

Князья предоставляли боярам распоряжаться в их владениях совершенно самостоятельно и не вмешивались в их дела; так, во всех договорных княжеских грамотах встречается такое условие: «А боярам и слугам в своих домах ведаться самим, а нам ся в них не вступати». 

Такие широкие права бояр во многом стали причиной распада некогда единого Древнерусского государства и фактором наступления периода феодальной раздробленности. Следствием этого явилась утрата русскими княжествами своей независимости. 

Соответственно, в следующий период истории – во время становления Русского централизованного государства с центром в Москве – неизбежно должен был возникнуть конфликт интересов единого государства и бояр с их широкими правами и претензиями на автономию и самостоятельность.


Продолжение читайте на сайте РАПСИ 17 июля

Московские бояре — великие интриганы и отравители

Сподвижники великого князя

В допетровской России бояре играли в государственном управлении исключительную роль. Они формировали государев двор и Боярскую думу (это и высшая после царя судебная инстанция, и законодательный орган, и совет монарха), из числа бояр назначали приказных чиновников, полководцев и судей, царёвых слуг и телохранителей, дипломатов и казначеев. Они были сподвижниками великого князя, но нередко и его смертельными недругами. Правители Руси — извечные заложники знати.

«Боярская дума», 1907. С. В. Иванов. Источник: nevsepic.com.ua

Разумеется, каждый боярский клан стремился влиять на царя, а лучше —породниться с ним, чтобы снискать, как выразился однажды дореволюционный историк Иван Забелин, «боярские почести и корысти». Когда на кону великие богатства, в ход идут любые средства. Боярские конфликты, заговоры и «разборки» — практически перманентное явление и даже суть русской политической жизни. Глинские против Шуйских, Шуйские против Годуновых, Годуновы против Романовых… Самые знатные боярские династии боролись за престол или место подле трона, бояре рангом ниже не менее яростно враждовали за свои места в служебной иерархии Московского царства.

Боярские войны

В этом противостоянии не стеснялись ничего: подлога, доносов, клеветы, угроз, пыток, казней и отравлений. Яды вообще стали одним из главных способов устранить соперника или весь его клан. Об этом красноречиво свидетельствует судьба русских цариц 16−17-го вв.: половину жён Ивана Грозного отравили, Михаил Романов из-за придворных интриг тоже потерял жену и невесту. Мышьяк, свинец и ртуть — вот главное оружие в боярском арсенале.

Вражда разгоралась с особенной силой в периоды ослабления монаршей власти. После смерти Василия III регентом при малолетнем Иване IV стала вдова великого князя Елена Глинская. Началось «боярское правление», которое продлилось несколько лет, с арестов и убийств. Сначала арестовали брата умершего князя Юрия, которого поместили в башню и там заморили голодом. Так же от голода в заточении по приказу Елены вскоре умер Андрей Старицкий — второй брат её почившего мужа. В 1538 г. погибла сама Елена — ходили слухи, что её умертвили Шуйские. Как выяснили криминалисты уже в начале 21-го века, останки царицы содержат огромное количество ртути, свинца, мышьяка и селена! Только её похоронили, боярин Михаил Глинский заточил и умертвил фаворита и любовника Елены — боярина Ивана Фёдоровича Овчину-Оболенского.

«Боярышня». К. Е. Маковский. Источник: wikimedia.org

После этого бояре Бельские и Шуйские увлеклись борьбой друг с другом. Сначала торжествовал Иван Бельский, но затем Шуйские его сослали и убили. Пока Иван IV оставался слишком юн, с ним не считались. Великого князя даже забывали вовремя покормить, что он потом припоминал, когда боролся с боярской изменой. Интриги, казни и убийства были обычным делом при дворе, но Иван наконец повзрослел, отомстил обидчикам и лишил Шуйских их власти. Боярина Андрея Михайловича Шуйского в 1543 г. убили псари, после чего знать наконец вспомнила, кто ими правит и что такое послушание.

Из письма Ивана IV Грозного Андрею Курбскому о поведении бояр в период его детства: «Всё расхитили лукавым умыслом, будто детям боярским на жалование, а между тем всё себе взяли; из казны отца нашего и деда наковали себе сосудов золотых и серебряных, написали на них имена своих родителей, как будто бы это было наследованное добро… Потом на города и села наскочили и без милости пограбили жителей, а какие пакости от них были соседям, и исчислить нельзя; подчинённых всех сделали себе рабами, а рабов своих сделали вельможами; думали, что правят и строят, а вместо этого везде было только неправды и не строения, мзду безмерную отовсюду брали, всё говорили и делали по мзде» (орфография и пунктуация источника сохранены).

Боярский регентский совет при сыне Ивана IV Фёдоре тоже не стал мирным коллегиальным органом. В него вошёл Борис Годунов, шурин царя, который расправился с остальными членами совета и стал серым кардиналом Московского царства — по сути, он и правил страной. За 13 лет он раскрыл не один заговор против себя и сломил немало врагов — кого отправил в ссылку, кого заставил постричься в монахи, а кого и убил. После кончины Фёдора Земский собор избрал Бориса Годунова на царство, и если бы не массовый голод и Смута этот боярин мог основать династию, которая правила бы Россией столетиями.

«Царь Борис Годунов». С. Н. Присекин. Источник: ru. wikipedia.org

Смутное время — раздолье боярского тщеславия. То на высоте Василий Шуйский, то его свергают, то бояре за Лжедмитрия, то убивают его, то правят сами. Боярские конфликты не прекращались и весь 17-й век, даже когда воцарились Романовы. На трон серьёзных посягательств уже не было, но за влияние на царей бояре отчаянно дрались по-прежнему. Михаил Романов с самого начала вынужден был заявить, что править станет «мысля о всех делах с боярами». В думе сидели родственники царя и царицы и наиболее родовитые придворные. При Алексее Михайловиче особое влияние имели отдельные аристократы — Б. И. Морозов, например, А. Матвеев, Ю. Ромодановский; при Фёдоре Алексеевиче — бояре Языков и Лихачёв.

***

Постепенно Боярская дума теряет своё значение. Цари ещё со времён Ивана Грозного стремились стать подлинными самодержцами и ограничить притязания аристократии. К середине 17-го века для этого сложились предпосылки. Алексей Михайлович лишил думу права по своей воле выносить постановления, которые имеют силу закона, прекратились Земские соборы. Пётр I и вовсе перестал жаловать боярство и думные чины, и дума «вымерла». Править «по старине» монарх не желал. Место бояр занимали дворяне, лично преданные и обязанные царю (а не славе своего рода и наследным землям). Старые московские органы управления государством сменили новые петербургские. Вместе с боярством ушли в прошлое и боярские интриги. Впрочем, дворяне оказались не менее корыстолюбивым и притязательным сословием.

Земский Собор 1613 года: как избирали Михаила Романова

Юрий Анатольевич Иванов
доктор исторических наук,
заведующий кафедрой истории и права
Ивановского государственного университета
(Шуйский филиал)

Земский Собор 1613 года: как избирали Михаила Романова

Михаил Федорович Романов (1596-1645) – первый русский царь

Историки и источники


«Смутное время», по мнению большинства дореволюционных и современных исследователей, началось с нелегитимного   избрания Земским собором 1598 года Бориса Годунова и закончилось  избирательным Земским собором 1613 года, который положил конец династическому кризису и дал начало  династии Романовых. В наших размышлениях об этом событии, которое в начале XVII века положило конец активной фазе гражданской войны в России, мы будем опираться на труды наиболее авторитетных учёных данной проблемы: академика С. Ф. Платонова «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI–XVII вв (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время)» и его ученика П. Г. Любомирова «Очерки истории Нижегородского ополчения 1611-1613 гг.». Оба труда появились в конце XIX–начале  XX вв., с тех пор неоднократно переиздавались  и считаются классическими.

В советских учебниках по истории  принято было писать со ссылкой на одного из бояр, участника собора, что Михаила Романова  избрали на Соборе потому, что «Миша Романов молод, разумом ещё не дошёл и нам будет поваден». Разве можно было по этому принципу выбирать новую династию  после  тяжелейшей гражданской войны, осложнённой  иностранным военным вмешательством? Разумеется, реалии выборов в стране, оказавшейся на грани потери государственности,  были куда сложнее, чем пропагандистские клише историка-марксиста М. Н.Покровского и его последователей.

Михаил Фёдорович (12.07.1596-13.07.1645) – первый царь из династии Романовых. Он сын боярина Ф.Н. Романова – будущего патриарха Филарета, двоюродного брата царя Фёдора Иоанновича, последнего из династии Рюриковичей. Михаил Романов был избран на царство 21 февраля  и принял престол 14 марта 1613 года.

Ещё в октябре 1612 г. народное ополчение Минина и Пожарского освободило Москву от поляков.

Освобождение Москвы от поляков

Перед временным правительством «Советом всея земли» встала задача восстановления государственной власти и возвращения русских земель, ещё находившихся под властью поляков и шведов. Это восстановление  мыслилось руководителями ополчения в традиционной для того времени форме  – монархии. Избрание нового царя возлагалось на Земский собор, грамоты о созыве которого были разосланы Мининым и Пожарским в ноябре 1612 г.

В 1899 г. С. Ф. Платонов писал о том, что «очень известен тот небольшой запас фактического материала, каким может располагать историк для избирательной деятельности собора 1613 года»¹. Главным и почти единственным источником для выяснения личного состава избирательного собора 1613 г. были рукоприкладства  на обратной стороне «утвержденной грамоты об избрании на Московского государство Михаила Фёдоровича Романова», исследованием которого впервые занялся П. Г. Любомиров².

Сегодня мы располагаем тем же комплексом документальных источников, что и в конце  XIX в.

Выборная кампания

Изначально задача избрания нового царя возлагалась на Земский собор. Формально были выдвинуты три кандидатуры: польского королевича Владислава, шведского Карла Филиппа и 16-летнего Михаила Романова. «Призывные грамоты» обязывали провинциальных воевод и дьяков провести выборы на Земский собор из различных групп населения. Такие указания были получены в Нижнем Новгороде, Астрахани, Казани, городах Сибири и других городах и местностях. В этой связи, созванный Земский собор, по мнению современных исследователей, был наиболее многочисленным (свыше 800 человек) и представительным по составу (не менее из 58 городов) в сравнении с предшествующими³.

В конце 1612 г. на собор в Москву съехались выборные представители разных сословий России. Разумеется, прежде всего, это были бояре, дворяне, церковнослужители. Но были представлены также посадские люди,  впервые в истории соборов – донские казаки и черносошные (лично свободные) крестьяне.  Считается, что интересы  крепостных и холопов представляли собственники земель.

Заседания собора открылись в Москве в первой половине января 1613 г., несмотря на то, что к этому  времени  не успели съехаться все участники, особенно из северных и заволжских уездов.  Вопрос об избрании царя решался в обстановке острой избирательной борьбы: среди участников собора были сторонники русского, польского и шведского выбора, в том числе и те, кто сотрудничал с интервентами и самозванцами.

Претенденты, как и во время избрания Бориса Годунова в 1598 г.  вновь обращались за поддержкой к московским служилым и тяглым людям, изучали общественное мнение в провинции, вели переговоры с соперниками, апеллировали к различным примерам из истории. Избирательная борьба и выборная агитация свидетельствует о росте политического самосознания в Русском государстве. 

С точки зрения ментальности того времени важно, что прежде,  чем приступить к избранию нового царя, был назначен строгий трёхдневный пост и моления. Члены собора решили не избирать на русский трон иноземного правителя. Это мало упрощало ситуацию. Только российских претендентов было около 10 человек, в том числе представители старых княжеских фамилий, связанных с Рюриковичами и Гедеминовичами: Ф. И. Мстиславский и В. В. Голицын.  Называли также и руководителя народного ополчения князя Д. М. Пожарского и князя Д. М. Трубецкого, тесно связанного с казаками. 

В такой ситуации переговоры могли зайти в тупик. Именно тогда и возникла во многом компромиссная  кандидатура М. Ф. Романова, который хотя и косвенно (как внучатый племянник  Анастасии Романовой, первой жены Ивана Грозного)  был связан с династией Рюриковичей. Несомненно, что, согласно всем источникам, большую роль в избрании Михаила Романова сыграли участвующие в соборе донские казаки. Именно их представитель и выкрикнул Михаила Романова. С казаками после Смуты было принято считаться. Позднейшие льготы донскому казачеству от династии Романовых связаны, в том числе, и с этим событием.  

Смута научила русских людей быть осторожными. Не случайно, решив выбор Михаила Романова, собор отложил оглашение избрания на две недели, до 21 февраля. Только после этого в Кострому  Ипатьевский монастырь, где  вместе с матерью инокиней Марфой жил Михаил,  было направлено посольство во главе с рязанским архиепископом Феодоритом, келарем Троице-Сергиева  монастыря Авраамием Палицыным и боярином Шереметевым.

Они от лица всей русской земли просили Михаила на царство. Земский собор обратился к избраннику с такими словами: «Всяких чинов всякие люди бьют челом тебе, великому государю, умилиться над остатком рода христианского, многорасхищенное православное христианство Российского царства от растления сыроядцев, от польских и литовских людей, собрать воединство, принять под свою государеву паству, под крепкую высокую свою десницу, всенародного слезного   рыданяи не призреть, по изволению Божию и по избранию всех чинов людей на Владимирском и на Московском государстве и на всех великих государствах Российского царствования государем царем и великим князем всея Руси быть и пожаловать тебе, великому государю, ехать на свой царский престол в Москву и подать бы нам благородием своим избаву от всех находящих на нас бед и скорбей, а как ты. государь, на своем царском престоле будешь на Москве, то, послыша про твой царский приход, литовские люди и все твои государства недруги будут в страхе, а Московского государства всякие люди обрадуются».4  

Историческое значение выборов царя

С избранием Михаила Романова династический кризис закончился. Преодоление Смуты, легитимность царя обусловили подъём экономики, рост числа городов (к концу века - 300), стремительное продвижение русских людей к Тихому океану. Усиливалась специализация сельского хозяйства, складывалось мелкотоварное производство, расширился обмен товарами между отдельными районами страны, постепенно создавалась единая экономическая система.

Выборы царя и земские соборы способствовали повышению роли сословий в управлении государственными делами. Их деятельность мотивировала  рост общественного самосознания, оформила и укрепила систему государственного управления в центре и на местах, подготовила условия для перерастания сословно-представительной монархии в абсолютистскую.

На соборных совещаниях 1645 и 1682 гг. выборы сменились процедурой утверждения законного наследника на престоле. И больше никто не будет думать, что царя можно избрать. К середине XVII века сословно-представительная монархия будет переживать кризис, соборы утратят свое значение. Вместо них станут проходить совещания правительства с представителями отдельных сословий при царе, всё чаще принцип выборности заменялся принципом должностного делегирования.

Впереди был «бунташный» XVII век, «соляной» и «медный» бунты, глубочайший раскол русского православия, движение Степана Разина и великий перелом Петровского времени, которому предшествовал стрелецкий бунт, когда царём «выкрикнули» сразу двоих сыновей Алексея Михайловича, внуков Михаила Романова: Петра и Ивана. 

1 Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI–XVII вв (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время). М., 1937. С.426. 
2 Любомиров П.Г. «Очерки истории Нижегородского ополчения 1611-1613 гг.». М., 1939. С.242-270. 
3 Отечественная история: энциклопедия в 5 Т.: Т.2. М., 1996. С.262. 
4 Цит. по: Дом Романовых: Биографический справочник. Ч. I. / Сост. П.Х. Гребельский и А.Б. Мирвис. Л., 1990. С. 13.  

Еще одна гипотеза происхождения слова "боярин"

Существует несколько гипотез происхождения термина боярин (придворный, советник князя, знатное лицо), которые в основном сводятся к турецкому происхождению слова.

1. Гипотеза Ф.Е. Корша о его тюркском, а именно кокандском, источнике — бајар, означающем «хозяин, русский офицер, чиновник».

2. Гипотеза о происхождении из дунайско-болгарского  др.-тюрк. boila и ср.-греч. βοιλᾶς, βοηλᾶς (Феофан), βολιάδες (Конст. Багр.). Учитывает древнюю форму "болярин", но предполагает фонетические трудности (появление -ар на русской почве).

3. Гипотеза  Й.Маркварта: болярин из соединения основ boila - «знатный, старейший» и ari - «муж» с добавлением славянского суффикса -ин.  Форма боляринъ при этом могла быть получена в результате влияния слав. болии

Против турецкого происхождения слова выступил П.М. Мелиоранский:  слово "байар" как титул не встречается ни в одном древнем турецком памятнике, неизвестно в громадном большинстве турецких наречий, а там, где известно, не исключена возможность обратного заимствования этого слова турками у русских. Форма «болярин» -  вторична, появилась на рус. почве.

Интересно направление возражений Ф.Е. Корша , который признал тюрское происхождение недоказанным, но все же верным, так как оно - единственно возможное: «Относительно слова „боярин“... трудно не согласиться, что турецкая его этимология не может считаться доказанной, но с другой стороны несомненно, что иная, по-видимому, невозможна» . «Причина, почему я подозреваю, что „боярин“ заимствовано у турок, заключается в невозможности его производства откуда бы то ни было кроме турецких языков, имеющих и корень бай „богатый, знатный“, и наставку -ар». А «что „болярин“ явилось лишь „на русской почве“, не совсем точно: оно встречается уже в церковно-славянских памятниках».

 http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es1/es1-1541.htm

Что касается церковно-славянских памятников, свидетельствующих якобы о болгаро-дунайском происхождении термина, то их свидетельства не бесспорны. Термин "боярин" помимо древнерусских встречается в четырех славяносязычных произведениях X-XI вв. То есть:

а)  в двух старославянских рукописях X - XI вв. (из восемнадцати дошедших) - Супрасльской рукописи  и Енинском апостоле. Обе рукописи (переводные с греческого) созданы в Восточной Болгарии. Причем в более объемной из них Супральской обнаруживается влияние древнерусской лексики: это гобино (изобилие), рать в значении «неприятельское войско», робичищь (слуга), усобица (мятеж, возмущение).  по мнению А.С. Львова, проникновение термина из Руси в Восточную Болгарию произошло после крещения Руси, когда «связи Руси и Болгарии стали более тесными и дружественными».   

б)  в двух чешских переводах с латинских оригиналов - «Беседы» папы Григория Великого и Житие Вячеслава в редакции (не первоначальной), называемой «Легендой Никольского». Эти произведения дошли в русских списках: старейший список «Бесед» датируется XIII в., а «Легенды Никольского» - XVI в. Возможно, термин «боярин» в них появился под пером русских редакторов.

http://gridni.historicus.info/content/view/63/3/1/0/lang,ru/

В этой связи довольно инетресной выглядит новая скандинавская версия происхождения древнерусского термина "боярин", высказанная недавно Клейнером Ю.А.  В статье Клейнер Ю.А. Боярин: барин - дворянин. //Восточная Европа в  древности и средневековье, с. 103-108.

Автор определяет древнейшее значение термина как "воин, княжеский советник". И обращает внимание на его оттенки. Боярин - человек "не княжеского рода" (об Аскольде и Дире "не княжеского рода, но бояре"). Он находится при князе, при дворе. И, следовательно, в своем первоначальном значении близко по смыслу к позднейшему "дворяне".

От себя добавим, боярин - не столько представитель местной элиты сколько княжеский слуга, связанный с ним личными отношениями. Это хорошо показано в легенде об Аскольде и Дире, которые (будучи боярами) "испросились" у Рюрика идти в Царьград.   Эти служебные отношения при дворе отразились в дальнейшем в званиях бояр (постельничий, конюший, кравчий), в значении их должности как "придворного", "придворного господина".

Ю.А.  Клейнер подыскивая скандинавские аналогии понятию "дворянин", "дворные люди" с смысле "живущий при княжеском дворе", обратил внимание на формы "garth" - огороженное место, двор при доме и "bœr" - усадьба, городок, хутор.

ср. bondabœr - крестьянская усудьба, крестьянский двор
формы образованные от род. падежа bœjar- и обозначавшие обитателей bœr  - bœjarmenn (ед.число baejarmadr), то есть "горожане", "жители усадьбы", может быть "двора".

То есть бояре = обитатели konungsbœr - "konungsbœjarmenn" (мужи княжеского двора), образованное путем добавления суффикса по принципу хутор - хуторяне, двор - дворяне.

Что на мой взгляд аналогично  “княжьи мужи”  “княжьи бояре”. 
 

Исправление: Версия о связи "бояре" и "бар" оказывается не нова, что подсказано мне ниже wiederda  см. ссылку.
Тем не менее гипотеза нравится и думаю опубликовано не зря...

 



 

ДЕТИ БОЯРСКИЕ • Большая российская энциклопедия

Авторы: В. Д. Назаров

ДЕ́ТИ БОЯ́РСКИЕ, со­слов­ная груп­па в рус. кня­же­ст­вах и зем­лях, Рус. гос-ве, Рос­сии во 2-й пол. 13 – нач. 18 вв. Ста­тус Д. б. по­сте­пен­но ме­нял­ся. В нов­го­род­ском ле­то­пи­са­нии сер. 13 – нач. 15 вв. Д. б. на­зы­ва­лись сы­но­вья бо­яр, ко­то­рые по тем или иным при­чи­нам не дос­тиг­ли бо­яр­ст­ва; в кон. 14 – нач. 15 вв. они со­став­ля­ли за­мет­ную часть эк­спе­диц. во­ен. сил Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки. В Сев.-Вост. Ру­си со 2-й тре­ти 15 в. яв­ля­лись од­ной из со­слов­ных групп при­ви­ле­ги­рованных сло­ёв об­ще­ст­ва («кня­зи, боя­ре и де­ти бо­яр­ские»), бла­го­род­ных по про­ис­хо­ж­де­нию и за­ня­ти­ям (вой­на и управ­ле­ние), на­хо­ди­лись в слу­жеб­но-вас­саль­ных от­но­ше­ни­ях с ве­ли­ки­ми или удель­ны­ми князь­я­ми, вхо­ди­ли в со­став их дво­ров (в 1440–90-х гг. чис­лен­но пре­об­ла­да­ли). Д. б. упо­ми­на­ют­ся в до­го­вор­ных гра­мо­тах ве­ли­ких и удель­ных кня­зей 1433–34. В ле­то­пи­сях фи­гу­ри­ру­ют при опи­са­нии во­ен. дей­ст­вий (бит­ва под Суз­да­лем, 1445), по­ли­тич. кон­флик­тов (арест и казнь в 1462 Д. б. дво­ра кн. Ва­си­лия Яро­сла­ви­ча, пы­тав­ших­ся ос­во­бо­дить его из тюрь­мы; казнь в 1497 Д. б. дво­ра кня­жи­ча Ва­си­лия Ива­но­ви­ча, бу­ду­ще­го вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча, и др.), чрез­вы­чай­ных си­туа­ций (уча­стие в ту­ше­нии по­жа­ров в Мо­ск­ве), тор­жеств. це­ре­мо­ний. Не позд­нее 1470-х гг. офор­ми­лась груп­па Д. б., ко­то­рые, в от­ли­чие от дво­ро­вых Д. б., не вхо­ди­ли в кня­же­ские дво­ры (с нач. 16 в. го­ро­до­вые Д. б.), не позд­нее нач. 16 в. ста­ли раз­личать­ся так­же Д. б., по­лу­чав­шие корм­ле­ния, и Д. б., по­лу­чав­шие де­неж­ное жа­ло­ва­нье. Из них дво­ро­вые Д. б. и Д. б.-корм­лен­щи­ки счи­та­лись об­ла­дав­ши­ми бо­лее вы­со­ким ста­ту­сом. К кон. 15 в., ког­да под боя­ра­ми ста­ли по­ни­мать толь­ко лиц, по­жа­ло­ван­ных этим дум­ным чи­ном, или рав­но­ста­тус­ных им пер­сон, Д.  б. на­зы­ва­лось всё не­ти­ту­ло­ван­ное дво­рян­ст­во. В 1-й пол. 16 в. Д. б. отно­си­лись к той или дру­гой уезд­ной слу­жи­лой кор­по­ра­ции (по на­ли­чию по­ме­стья или вот­чи­ны в уез­де), в со­став дво­ра вхо­ди­ли как пред­ста­ви­те­ли этой кор­по­ра­ции. Пред­ста­ви­тель­ст­во раз­рас­тав­ше­го­ся по чис­лен­но­сти слоя Д. б. в Го­су­да­ре­вом дво­ре по­сте­пен­но ог­ра­ни­чи­ва­лось. По­след­няя рос­пись дво­ро­вых Д. б. пред­став­ле­на в «Дво­ро­вой тет­ра­ди» – пол­ном спи­ске чле­нов Го­су­да­ре­ва дво­ра (1551/52; до­пол­ня­лась на нач. 1560-х гг.). По­сле по­яв­ле­ния в струк­ту­ре уезд­ных слу­жи­лых лю­дей осо­бо­го слоя – дво­рян вы­бор­ных (не позд­нее 1562) – дво­ро­вые Д. б. бы­ли окон­ча­тель­но ис­клю­че­ны из со­ста­ва дво­ра, пре­вра­тив­шись в эли­тар­ную чи­нов­ную груп­пу в со­ста­ве уезд­ных (го­ро­до­вых) кор­по­ра­ций. В до­ку­мен­тах 2-й пол. 16–17 вв. Д. б. де­ли­лись на 3–4 груп­пы: дво­ро­вые Д. б., го­ро­до­вые Д. б., но­ви­ки (слу­жи­лые, не­слу­жи­лые, вёр­стан­ные, не­вёр­стан­ные), от­став­ные и т.  п.; в 17 в. поя­ви­лись до­пол­нит. груп­пы в свя­зи с соз­да­ни­ем пол­ков но­во­го строя (мно­гие Д. б. слу­жи­ли в них, осо­бен­но в 1650–80-е гг.) и пе­ре­уст­рой­ст­вом ор­га­ни­зац. ос­нов ар­мии (вве­де­ние свое­об­раз­ных во­ен. ок­ру­гов). Внут­ри этих групп Д. б. раз­де­ля­лись по ве­ли­чи­не зе­мель­ных ок­ла­дов, по ти­пу по­лу­чае­мо­го де­неж­но­го жа­ло­ва­нья. Не­смот­ря на по­сто­ян­но про­воз­гла­шае­мые пра­ви­тель­ст­вом ме­ры по ог­ра­ни­че­нию до­сту­па в слой Д. б., их со­слов­ные гра­ни­цы ос­та­ва­лись про­ни­цае­мы­ми в пер­вую оче­редь при мас­со­вых вер­ста­ни­ях (пре­им. в по­гра­нич­ных уездах) в кон. 16 – нач. 17 вв.; в 1630–70-х гг. Д. б. ста­но­ви­лись вы­ход­цы из не­при­ви­ле­ги­ров. слу­жи­лых лю­дей (ка­за­ки, стрель­цы и т. д.) и по­дат­ных со­сло­вий (го­ро­жа­не, кре­сть­я­не).

В слу­жеб­ном пла­не Д. б. яв­ля­лись мас­со­вой ос­но­вой по­ме­ст­но­го опол­че­ния в 16–17 вв.; они не­сли служ­бы – пол­ко­вую или по­ход­ную («со­тен­ную»), го­ро­до­вую (гар­ни­зон­ную; обыч­но в свя­зи со сла­бым здо­ровь­ем или же ма­лой со­стоя­тель­но­стью) и сто­ро­же­вую («ста­нич­ную»; на юж. по­гра­ни­чье Рус. гос-ва). В ин­те­ре­сах Д. б. про­во­ди­лись мас­со­вые по­жа­ло­ва­ния зе­мель­ных вла­де­ний (кон. 15 – 2-я треть 17 вв.), раз­ра­ба­ты­ва­лись нор­мы по­ме­ст­но­го и за­ло­го­во­го пра­ва (сер. 16 – сер. 17 вв.), в рай­онах с пре­об­ла­да­ни­ем вла­де­ний уезд­ных Д. б. (пре­ж­де все­го на сев.-зап. и юж. по­гра­ни­чье, а так­же в ря­де центр. об­лас­тей) вво­ди­лись за­ко­но­дат. за­пре­ты на при­об­ре­те­ние вот­чин­ных и по­лу­че­ние по­ме­ст­ных зе­мель дум­ны­ми и моск. чи­на­ми Го­су­да­ре­ва дво­ра (кон. 16 – сер. 17 вв.), а глав­ное – вво­ди­лись и уже­сто­ча­лись нор­мы кре­по­ст­но­го пра­ва (кон. 16 – сер. 17 вв.), раз­ви­ва­лась адм. прак­ти­ка и фор­му­ли­ро­ва­лись нор­мы гос. сыс­ка бег­лых кре­сть­ян (сер. – 2-я пол. 17 в.). Д. б. име­ли це­лый ряд при­ви­ле­гий и пре­иму­ществ в срав­не­нии с по­дат­ны­ми со­сло­вия­ми и не­при­ви­ле­ги­ров. слу­жи­лы­ми людь­ми; их честь и честь чле­нов их се­мей за­щи­ща­лась юри­ди­че­ски (Су­деб­ник 1550, Со­бор­ное уло­же­ние 1649).

Д. б. воз­глав­ля­ли уезд­ные ор­га­ны ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния – губ­ные уч­ре­ж­де­ния. Как чле­ны ко­мис­сии ок­лад­чи­ков (ав­то­ри­тет­ные Д. б. от боль­шин­ст­ва чи­нов отд. кор­по­ра­ции) уча­ст­во­ва­ли в оп­ре­де­ле­нии ок­ла­дов и ка­че­ст­ва во­ен. служ­бы Д. б. сво­его уез­да. Из­би­ра­лись де­пу­та­та­ми от го­ро­дов на Зем­ские со­бо­ры (с кон. 16 в.), где со­став­ляли за­мет­ную и час­то ак­тив­ную часть уча­ст­ни­ков (осо­бен­но в Смут­ное вре­мя и в 1630–1640-х гг.). По­ли­тич. ак­тив­ность Д. б. вы­ра­зи­лась так­же в уча­стии в гор. вос­ста­ни­ях 1640–50-х гг., в по­да­че кол­лектив­ных че­ло­бит­ных по важ­ней­шим со­ци­аль­ным и эко­но­мич. про­бле­мам в 1630–80-е гг.

В 1-й четв. 18 в. Д. б. во­шли в со­став дво­рян­ско­го со­сло­вия.

Zelensky N.K. Performing Tsarist Russia in New York. Music, Émigrés, and the American Imagination. Bloomington, 2019)

Zelensky N.K. Performing Tsarist Russia in New York. Music, Émigrés, and the American Imagination.

Bloomington: Indiana University Press, 2019. — 235 p. — (Russian Music Studies).

История русской музыкальной культуры в последние 15—20 лет опять выходит в центр мирового музыковедения. Споры о Чайковском дали импульс обсуждению гендерно-сексуальной проблематики, а наследие Прокофьева и Шостаковича заставляет вновь формулировать вопросы о взаимоотношении художника и власти [1]. Не только русская классическая, но и популярная музыкальная культура выдвинулась на первый план сначала в связи с процессом «Пусси-райот», а потом и в связи с российско-украинской «песенной войной» [2]. Одним из свидетельств растущего интереса к русской музыке является специальная серия издательства Индианского университета «Russian Music Studies», в которой появилась рецензируемая книга — первое в историографии исследование популярной музыки русского зарубежья в Нью-Йорке, от еженедельных концертов в Гарлеме в 1920-х гг. до сегодняшних балов Российского дворянского собрания (RNA — Russian Nobility Association).

Автор книги, Натали Кристофович Зеленски (Наталья Никитична Зеленская) — одна из немногих этномузыковедов, работающих в США на русском материале. В книге она вводит в научный оборот широкий диапазон редких источников, среди которых нотные издания и звукозаписи, тексты и изображения на конвертах грампластинок, программы концертов, фотографии, интервью с представителями разных волн иммиграции и, в последней главе, полевой материал, собранный автором на балах на «русскую тему». Книга написана в виде очерков, каждый из которых ориентирован на свои хронологические рамки и методы исследования. Этих очерков-глав пять. В первой главе рассказывается о становлении русской общины в Гарлеме в 1920-х гг., во второй — о проникновении элементов русской эмигрантской музыкальной культуры в американский культурный мейнстрим, в третьей — о влиянии советской песенной культуры, в четвертой — о роли Вернона Дюка в американском радиовещании на СССР времен холодной войны, наконец, в пятой — о русских балах на Манхэттене во втором десятилетии XXI в.

Автор нашла теоретическую основу и постановку проблемы в диаспороведении (работы Х.М. Тололяна и др.), которое теперь выделилось в особую дисциплину и дает хороший сравнительный материал. Разные диаспоры — армянская, вьетнамская, польская, кубинская создают свои изводы изгнаннического национализма, свою коллективную память о золотом веке до национальной катастрофы (т.е. революции, внешнего завоевания или геноцида) и об изгнании и рассеянии после нее.

По разным подсчетам, российская иммиграция в США разделяется на пять или шесть «волн», если включать переселенцев, прибывших из Российской империи до послереволюционной, так называемой первой волны. Наиболее устойчивый и притягательной вариант изгнаннического национализма предложила именно первая волна, назвавшаяся «русским зарубежьем» и создавшая мифологизированный образ Российской империи — «России, которую мы потеряли», России до катаклизма. Как считает Зеленская, первая волна не исчезла с ассимиляцией русского зарубежья, со смертью его представителей и наплывом новых иммигрантских волн после Второй мировой войны. Она продолжает существовать в созданных ею мифологизированных образах, которые для части русской диаспоры до сих пор составляют основу идентичности и находят выражение и подтверждение в популярной музыкальной культуре.

Ключевую роль в сохранении созданного русским зарубежьем мифологизированного образа Российской империи играли популярная музыка и практика «музицирования» («musicking» — термин, заимствованный у К. Смолла и охватывающий исполнение, пение, слушание, танцы и любое другое участие в музыкальных событиях [3]). Популярная музыка обладает особыми характеристиками, способствующими сохранению группового самосознания, — она легко воспринимается и мгновенно активирует память о действительном или воображаемом прошлом. Благодаря этим характеристикам она позволяет создавать этнические пространства и дает возможность неэссенциалистского понимания диаспоры, которого, опираясь на музыковедческие исследования последних лет, придерживается и автор книги. При таком понимании на первый план выходят музыкальный репертуар, инструменты, костюмы, танцы, а не биография, состав и позиционирование исполнителей и участников (которые могут и не иметь исторической связи с Россией).

Конструирование «России, которую мы потеряли» из таких характерных знаков русскости, как стилизованные народные и цыганские песни, казачьи танцы и боярские кафтаны, происходило, конечно, не только в Нью-Йорке, но и во многих других центрах русского рассеяния, в том числе на описанном Дон-Аминадо (в стихотворении «Вечеринка») парижском концерте:

Потом появились бояре в кафтанах;
И хор их про Стеньку пропел, и утешил.
И это звучало тем более странно,
Что именно Стенька бояр-то и вешал.

Уже в лагерях перемещенных лиц («Ди-Пи») на территории послевоенных Германии и Австрии первая волна смешивалась со второй волной — советских граждан, оказавшихся в немецком плену или бежавших с оккупированных территорий. В послевоенной русской диаспоре Нью-Йорка оформилось уже несколько поколенческих и социальных групп, характеризовавшихся различным отношением к советской популярной культуре. «Старожилы» отторгали любые новые советские веяния; их выросшие в Нью-Йорке дети с большей открытостью воспринимали новости из СССР; только что прибывшие из Европы тамошние представители первой волны и их потомки еще не успели интегрироваться в американскую жизнь и в социальном плане были ближе второй волне. Несмотря на то что в эмигрантский канон были инкорпорированы произведения новой советской популярной музыки, объединению диаспоры способствовал, как показывает исследование Зеленской, именно созданный первой волной мифологизированный образ дореволюционной России.

Музыкальная культура русской общины Нью-Йорка развивалась не только в спорах составлявших ее групп, но и в диалоге с культурным (и политическим) американским мейнстримом. В многообразии тем и сюжетов, затрагиваемых в этой связи автором, выделяется мода на русскую популярную музыку, стремительно захватившая Нью-Йорк после гастролей театра-варьете Н.Ф. Балиева «Летучая мышь» в 1922 г. Помимо традиционного «цыганского» песенного репертуара в варьете Балиева были и новые песни, такие, как полька «Катенька», превратившаяся в английском переводе в «Katinka» (с ударением на втором слоге). У героини песни были и предшественницы, к сожалению, вышедшие за хронологические рамки авторского исследования (хотя в примечаниях приведены отдельные наблюдения). А вот самая знаменитая преемница прогремела в качестве героини уже не польки, но модного американского фокстрота со словами Б. Рассела на музыку Г. Тобиаса, исполнявшегося в 1926 г., в частности, джаз-оркестром «George Olsen and His Music» [4].

В нотном издании жанр произведения обозначен как «фокс-Троцкий» («Fox Trot-sky»; впрочем, как указывает автор книги, эта парономазия использована здесь не впервые). Рисунок с обложки нотного издания вынесен и на обложку книги Зеленской — модница, одетая в «русском стиле» и c прической флэппера, танцующая, судя по осанке и шагу, новый американский танец чарльстон. Согласно словам песни, Катинка бежала от своего незадачливого петроградского любовника, танцевавшего «казацкий», к американскому парню, увлекшему ее модной музыкой. В более поздней популярной песне «Hotcha Chornia Brown» (1934), отразившей интерес к СССР в эпоху индустриализации, уже американская девушка Мейбл Браун учит советский народ тому, что такое джаз, и приводит в восторг казаков и даже покойного Григория Распутина, перевернувшегося в могиле с радостным воплем: «Жгучая! Страстная! Очи-Черные Браун!»

В книге Зеленской рассказывается о судьбах многих деятелей русской популярной музыкальной культуры. Одна такая судьба разбирается особенно подробно — в четвертой главе, которая представляет собой биографический очерк, основанный на собрании Вернона Дюка (В. А. Дукельского) в Библиотеке Конгресса США в Вашингтоне. Дюк предстает очень талантливым сочинителем и исполнителем легкой музыки, который в своем творчестве действительно достиг органичного синтеза двух культур. Как показывает очерк Зеленской, на службу на радио «Свобода» его привел целый комплекс стимулов — и жажда признания в качестве серьезного композитора, и стремление к продвижению всего своего многообразного творчества, и желание предстать в качестве освободителя своей родины от большевистской тирании, и не в последнюю очередь — материальная заинтересованность. Наиболее успешной, по-видимому, была его серия передач «У рояля», в рамках которой с 1966 г. исполнялись песни из американских мюзиклов в переводе на русский язык. Однако важнейшую из поставленных перед ним задач — создать популярную песню с мелодией «американского типа» и с целью привить советской молодежи стремление к свободе — Дюк не выполнил. Песня, конечно, была создана, но желаемого заказчиком впечатления не произвела — возможно, из-за того, что Дюк, которому было уже за шестьдесят, не имел ничего общего с аудиторией и пытался привлечь ее вымученными строками: «Я каждый день куда-нибудь на самолете готов лететь бесстрашный молодой».

В другом жанре, полевого исследования, создана заключительная глава книги, очерк «великосветских нравов» нынешнего Нью-Йорка, в котором Зеленская пытается выявить и охарактеризовать наследие первой волны в наше время. Это наследие она ищет на ежегодном благотворительном балу «Петрушка» и на весеннем балу Русского дворянского собрания, которые посещала в течение последних десяти лет (в особых статьях, не вошедших в книгу, она с той же целью изучала скаутские лагеря и церковные общинные мероприятия). Зеленская проводит нас по роскошным бальным залам гостиниц «Пьер» и «Уолдорф-Астория», описывая внешность, костюмы и движения организаторов и участников великосветских балов. Для того чтобы обозначить цель и стремления танцующей публики, автор использует заимствованный из религиоведения термин «surrender» — отдача, предание себя высшей цели, которая представляет собой саморастворение в топосе «старой России». Это — в теории. Что касается практики, то мы вместе с автором книги замечаем, как особенно оживляются танцоры, услышав первые аккорды песни «Разговор со счастьем» («Счастье вдруг, в тишине…») из фильма Л. И. Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» (1973). Эта песня (и фильм) ныне оказываются общепризнанным обозначением вневременной, кафтанно-имперской русскости.

Остроумное, основанное на многочисленных новых источниках, разнообразное по методике и увлекательно написанное исследование Н. Н. Зеленской, несомненно, заслуживает издания на русском языке.



[1] Р. Тарускин пришет: «Этот рост [интереса к русской музыке], конечно, следовало приветствовать, несмотря на сомнительные баталии, которые ему способствовали» (Taruskin R. Russian Music at Home and Abroad: New Essays. Oakland: University of California Press, 2016. P. 2).

[2] Hansen A., Rogatchevski A., Steinholt Y., Wickström D.-E. A War of Songs: Popular Music and Recent Russia-Ukraine Relations, with a foreword by Artemy Troitsky. Stuttgart: ibidem-Verlag, 2019.

[3] Small Chr. Musicking: The Meanings of Performing and Listening. Middletown: Wesleyan University Press, 1998.

[4] К истории многочисленных переработок этого шлягера, см. подборку финских, польской (на идише) и советских версий: Мальгин А.В. История одного фокстрота //https://avmalgin.livejournal.com/3706520.html.



Боярин | Русский аристократ | Британника

Боярин , русский Боярин, множественное число Бояр , представитель высшего слоя средневекового русского общества и государственного управления. В Киевской Руси X – XII веков бояре составляли старшую группу в княжеской свите ( дружина ) и занимали высшие посты в вооруженных силах и в гражданской администрации. Они также образовали боярский совет, или думу, которая консультировала князя по важным государственным делам.В XIII и XIV веках в северо-восточных русских княжествах бояре были привилегированным классом богатых помещиков; они служили принцу в качестве его помощников и советников, но сохранили за собой право оставить его службу и перейти к другому принцу, не теряя своих владений.

С 15 по 17 века бояре Московии составляли замкнутый аристократический класс, который окружал престол великого князя (позже царя) и вместе с ним правил страной. Они происходили из около 200 семей, потомков бывших князей, старых московских боярских родов и иностранных аристократов.Чин боярина принадлежал не всем членам этих родов, а только тем старшим членам, которым царь даровал это звание. Ниже бояр стояла группа из окольничей человек. Вместе эти два слоя составляли боярский совет, который помогал царю руководить внутренними и внешними делами государства. Решения боярского совета, утвержденные царем, признавались нормальной формой законодательства. Бояре окольничей и в основном служили главами государственных учреждений, губернскими губернаторами и военачальниками.

Царь не имел полной свободы в выборе своих главных помощников и подчиненных. Он был связан своеобразным аристократическим обычаем местничества . Это была сложная иерархия старшинства среди аристократических московских семей. Они были ранжированы в определенном генеалогическом порядке в соответствии с их относительным старшинством, и, занимая высшие посты в своей армии и администрации, царь должен был учитывать не столько личные заслуги кандидата, сколько его генеалогический старшинство, как это было определено ранее. прецеденты. Местничество, , которое препятствовало отбору подходящих кандидатов на высокие должности, вызывало бесконечные ссоры между боярскими семьями и было окончательно упразднено в 1682 году.

На протяжении 17 века социальное и политическое значение бояр снижалось. В начале XVIII века царь Петр I отменил звание и титул боярина и сделал государственную службу единственным средством достижения высокого положения в бюрократической иерархии.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

Бояр

Боярин [или Боярд, или Болар] был древнерусским титулом, следующим по рангу после правящих князей и обладавшим высокой властью. Член высшего русского дворянства, который до Петра I возглавлял гражданскую и военную администрацию страны и участвовал в первой Думе. От бойарена, от русского боярина, от древнерусского болярина, от тюркского байлара, пл. залива, богатый, турецкий залив, богатый, джентльмен. Пётр Великий, отменивший орден, возвысил бояр, но лишил их высокого авторитета.

Этот термин использовался для обозначения вельможи России и Трансильвании. Бекман сказал, что бояре были высшей знатью; и добавил, что царь Московский в своих грамотах назвал бояр перед путниками. Все царские указы несли на себе печать боярского одобрения сразу после «повеления царя». Когда бояре заседали на совете с царем, в царских указах говорилось, что «царь приказал, и бояре согласились», формула, ставшая популярной. Старый титул боярин, или боярин, позднее сокращенный до барина, или Мастер, сохранился в памяти людей.Таким образом, «На свадьбе все - бояре», поскольку все гости, приглашенные на деревенский свадебный пир, носят это имя, а жених и невеста именуются принцессой и принцем. Их привилегия заключалась в том, чтобы присоединить себя и своих последователей к любому князю, которого они могли выбрать, но чью службу они имели право оставить по своему усмотрению.

Первоначально бояре были близкими друзьями и доверенными советниками русского князя, старшими членами его дружины или телохранителя, его товарищами и защитниками.Они были разделены на классы в соответствии с рангом, чаще всего определяемым личными заслугами и служением. Так мы слышим о «старших», «старших» и «младших» боярах. Сначала кажется, что достоинство иногда, но не всегда, передавалось по наследству. Позднее бояре были главными членами княжеской думы или совета, как сенаторы Польши и Литвы. Дальнейшее их обозначение «лучшие люди» или «лучшие люди» доказывало, что они в целом были богаче своих собратьев.

Пока князья в их бесконечной борьбе с степными варварами нуждались в помощи городов, «лучшие люди» городов и самой дружины свободно смешивались вместе как в войне, так и в торговле; но после сокрушительной победы Ярослава над печенегами в 1036 году под стенами Киева эти два класса начали расходиться, и политическая и экономическая разница между членами княжеской дружины и городской аристократией становится заметной.Отныне горожане посвятили себя исключительно торговле, в то время как дружина утверждает привилегии исключительно военной касты с преимущественным правом владения землей. Еще позже, когда были учреждены дворы северных великих князей, бояре предстали как первый класс развитой придворной аристократии с исключительной привилегией владеть землей и крепостными. Отсюда их титул дворян (придворных), впервые использованный в XII веке.

С другой стороны, не было различия, как в Германии, между Dienst Adel (благородство службы) и простым Adel.Русское боярство не имело корпоративных или классовых привилегий, (1) потому что их значение было чисто местным (достоинство княжества определяло степень достоинства бояр), (2) из-за их неотъемлемого права переселения от одного князя к другому. по желанию, что препятствовало формированию оседлой аристократии, и (3) потому что рождение не определяло, а только способствовало достижению высокого ранга, например сын боярина не был боярином по рождению, но мог бы легче достичь боярства, если бы имел высшие личные заслуги.За Петром Великим было зарезервировано преобразовать боярство или боярство во что-то более напоминающее аристократию Запада.

Даже в самых древних реакциях «Русской Правды» (XIII век) обнаруживаются следы централизации больших владений в руках бояр. Русский боярин прежде всего был крупным помещиком, сравнимым с великим феодалом Западной Европы. Но зарождение и развитие русской земельной собственности отличалось от того же процесса на Западе, поскольку, хотя на Западе развитие было медленным и происходило просто из-за экономической дифференциации свободной сельской общины, в России ее подъем произошел сразу же. руины «великой семьи» или пичищчи, о которых мы уже говорили.Какими бы ни были местные обстоятельства, результаты процесса были одинаковыми: феодализация земельной собственности, то есть ее концентрация в руках той аристократии, которая преуспела в политическом и экономическом подчинении всех своих более слабых соседей. Отношения между хозяевами и их подданными составляли боярщина, соответствующая французскому сеньору, английской усадьбе и немецкой Grundherrschaft.

Русская боярщина похожа на сеньора в существенных чертах своей экономической структуры.Большие усадьбы средневековья состояли, как и на западе Европы, из двух неравных частей. Один, более крупный, выращивали крестьяне, платившие сеньору. Другой находился под непосредственным надзором последнего и составлял лишь небольшую часть всего поместья. Административным центром целого, или фотчины, был усадебный дом, или двор, вроде немецкого Хофа, Куртиса в Западной Европе. Вотчина, Хоф и Кертис даровали крестьянам землю или Кертис-Вилликана. Русский термин двор боярский - это точный перевод латинского curtis dominicalis и немецкого Fronhof.Земля, принадлежащая дворянскому дому и находящаяся в непосредственном ведении сеньора, на Западе называлась Салической землей (terra salica, salland), а в России - землей боярской - землей боярской.

Каждый князь или боярин, суверен в своем владении, был вассалом, то есть военным слугой, более крупного землевладельца. Помимо военной службы (servitum) каждый французский вассал должен был помогать своему сюзерену в совете (consilium) и участвовать в формировании двора. Такой же порядок существовал и в России в виде Боярской думы (боярского совета).Даже символы этих отношений были одинаковы во Франции и в России. Таким образом, французское почтение в точности соответствовало русскому tchelobitii (от tchelom, бит, что означает удар лбом о землю). Как поклонение следовало за клятвой, так за Челобитием следовало целование креста, целование Креста.

«Происхождение русской аристократии, - говорит Тургенев, цитируя Еарамзина, - потеряно в глубокой древности. Достоинство боярина, может быть, даже древнее, чем достоинство князя; оно отличало рыцарей и самых знатных горожан, которые в славянских республиках командовал армиями и управлял страной.Похоже, что это достоинство никогда не было наследственным, а было только личным. Хотя с течением времени его иногда давали князья, в каждом из древних городов, тем не менее, были свои бояре, занимавшие основные выборные должности; даже бояре, созданные князьями, пользовались определенной независимостью. Таким образом, в договорах четырнадцатого и пятнадцатого веков мы часто видим, как договаривающиеся стороны подтверждали боярам право оставить службу одного князя и перейти на службу другому.Недовольный Черниговом, боярин отправился со своими многочисленными последователями в Киев, Галич или Владимир, где нашел новые вотчины и знаки всеобщего уважения. Но когда южная Русь превратилась в Литву, когда Москва стала увеличиваться за счет соседних княжеств, когда количество князей, владеющих уделами, стало уменьшаться, и в то же время власть государя над народом становилась все более неограниченной. , то боярское достоинство тоже потеряло свое древнее значение.Народная власть была благоприятна власти бояр, которые, действуя через князя на народ, могли также воздействовать через последних на князя. Эта поддержка, наконец, их подвела. Боярам ничего не оставалось, как подчиняться своему князю, становиться предателями или восставшими; не было золотой середины, и перед лицом суверена не существовало никаких законных средств противодействия. Одним словом, абсолютная власть развивалась сама собой ».

В Московии семья была всем, личность - ничем; более того, этот человек был немыслим отдельно от своей семьи.Старейшины каждой семьи, магнаты, как мы должны их называть, несли ответственность за поведение всех младших членов одной семьи и были обязаны наказывать их проступки, в случае необходимости ударами и тюремным заключением, даже если они достигли мужского уровня. имущество. Кроме того, если один член семьи был приговорен к уплате большого штрафа, все остальные члены должны были внести свой вклад, чтобы выплатить его, и повышение или ухудшение состояния одного члена семьи было возвышением или унижением всех остальных членов.

Этот принцип семейной солидарности был реализован до последнего. Иван Иванович, например, отказался бы служить под началом Семена Семеновича, если бы хоть один член семьи Ивана когда-либо занимал более высокое положение, чем какой-либо отдельный член семьи Семена, в противном случае Иван считался бесчестным для всей своей семьи и чести семьи. Семья должна была поддерживаться любой ценой страданий людей, составляющих ее. Так получилось, что московский боярин, каким бы рабски подобострастным он ни был великому государю во всем остальном, предпочел бы покинуть царский стол, чем сесть ниже любого другого боярина из низшего рода; лучше перенести тюремное заключение, балоги * или даже самого ужасного кнута, чем выставить себя bez myesfye, «неуместным», как говорилось в этой фразе, в любом публичном или торжественном случае.Ничего не поделаешь. Он был вынужден стоять на своем, иначе все здравомыслящие люди его собственного порядка сочли бы его отступником, и существование в условиях такого оскорбления вскоре стало бы невыносимым.

В Московии было шестнадцать очень больших семей, все по рецепту боярские; было шестнадцать больших родов, прошедших промежуточный чин окольничей, прежде чем стать боярами; но хотя семьи княжеского ранга, потомки древних суверенных династий, можно было найти в обеих группах одинаково, любой член любой из семей в первой группе скорее бы умер в мучениях, чем уступил бы первенство любому члену любого из семьи во второй группе, хотя их реальный официальный ранг может быть намного выше.

С 15 по 17 века бояре Московии составляли замкнутый аристократический класс, который окружал престол великого князя (впоследствии царя) и вместе с ним правил страной. Они происходили из около 200 семей, потомков бывших князей, старых московских боярских родов и иностранных аристократов. Чин боярина принадлежал не всем членам этих родов, а только тем старшим членам, которым царь даровал это звание. Ниже бояр стояла группа окольничей.Вместе эти два слоя составляли боярский совет, который помогал царю руководить внутренними и внешними делами государства. Решения боярского совета, утвержденные царем, признавались нормальной формой законодательства. Бояре и окольничи обычно были главами правительственных учреждений, губернскими губернаторами и военачальниками.

Уверенностью, с которой Иван I вдохновлял орду, и ужасной войной, которую он вел против своих сородичей, он вернул России спокойствие, которому она давно была чужда.Рассвет порядка и справедливости вновь появился под скипетром, приобретенным и сохраненным такими ужасными актами несправедливости; хищения, жертвами которых была Россия, были подавлены; торговля снова процветала; и казна князя пополнилась еще больше прибылью, полученной от таможни. Этот великий политический импульс был дан столь энергично, что он был увековечен в его сыне Симеоне Гордом, которому Иван оставил средства для выкупа великого княжества у орды и возродил прямую преемственность.Симеон умер бездетным, в 1353 году, после двенадцатилетнего правления, Иван II, его брат, приобрел власть на богатство Калиты. Народ дал Ивану фамилию Кошелек; возможно, столько же со ссылкой на его сокровища, как и на кошелек, наполненный милостыней для бедных, который, как говорят, всегда носили перед ним. В более поздний период постоянно увеличивающиеся богатства великих московских князей позволили им отвести прямо из коронных земель триста тысяч боярских последователей; и затем, чтобы поддерживать отряд регулярных войск, достаточно сильный, чтобы уменьшить своих врагов и их подданных.

Подобно Капетам, королям Франции, Иван I, и особенно Дмитрий Донской, начали монархию, восстановив прямую преемственность, в результате чего их старшие сыновья, пока они были живы, были признаны их преемниками. Еще до того, как Дмитрий установил этот принцип, бояре увидели преимущества, которые им давал такой порядок наследования. Здесь, как и везде, факт предшествовал закону. Точно так же около 1430 г. сохраняли этот порядок преемственности у Василия Слепого.Современные летописцы заявляют, что эти древние бояре великого княжества ненавидели переход от брата к брату; ибо в этой системе каждый князь боковой ветви прибывал из своего удела с другими боярами, которых он всегда предпочитал и которых он не мог удовлетворить и утвердить, кроме как за счет старых. С другой стороны, наиболее важные и передаваемые места, самые ценные услуги, наследственная и более надежная защита и большие надежды привлекали к великим князьям военную знать.За очень короткое время их возвышение до уровня смиренных мелких князей польстило их тщеславию и завершило их соединение с высшей властью. Этим обстоятельством объясняются последние слова Дмитрия Донского своим боярам, ​​когда он рекомендовал сына в их защиту. «При моем царствовании, - сказал он, - вы были не боярами, а действительно русскими князьями». Фактически (приведу лишь некоторые примеры) его войсками так же часто командовали бояре, как и князья, и что с этой эпохи он был уже не князем крови, а боярином великого князя, который был его владыкой. лейтенант в Новгороде.

Когда Иван III женился на греческой принцессе, родившейся в Италии, и великие князья Московии превратились в царей или королей, расстояние между подданной аристократией и их правителями еще больше уменьшилось. Бояре восстали против оскорбительной перемены, но хитрая гречанка победила, и ее сын, воспитанный в соответствии с ее принципами, взошел на престол. Опять восстали бояре; но борьба, пусть и более кровавая, была еще короче, чем прежде, и подавленные патриции вышли из нее покорными рабами Великого Государства - Великого Государя.

Завершив дело своих предшественников по уничтожению независимости поселков и приданных князей, Иван III, или, как его называют некоторые историки, Иван Великий, создал Московскую империю. На форму правления этой империи и на все внешнее окружение власти большое влияние оказал брак Ивана с Софией, дочерью Фомы Палеолога и племянницей последнего императора Византии, которая принесла в Москву обычаи и традиции Византии. Империя.Первым видимым и внешним признаком того, что Россия стала считать себя преемницей Греции, было усыновление двуглавого орла, герба восточной Римской империи, который с тех пор стал гербом России. С тех пор многое в России изменилось и приобрело византийское подобие; перемена не произошла внезапно, а продолжалась в течение всего царствования Ивана Васильевича и продолжалась после его смерти. В придворном доме был введен высокий титул царя и обычай целовать руку монарха.Были учреждены и придворные чины: конюшенный, конный и камергеры (последние, правда, появились только в конце царствования Ивана).

Значение бояр как высшего класса общества упало перед самодержавным сувереном; все стали равны, все равны были его рабами. Почетное звание боярина было пожаловано великим князем в награду за заслуги; кроме бояр был создан и несколько более низкий чин - Иокольничил [От Иоколо, около, вокруг - лица о царе.] - начало русской иерархии рангов. Ко времени Ивана Васильевича можно отнести и учреждение контор (приказов) с их секретарями и клерками. Но важнее всего и существеннее всего было изменение достоинства великого князя, сильно ощутимое и отчетливо заметное в действиях сознательного Ивана Васильевича; великий князь стал самодержавным сувереном. Даже у его предшественников мы замечаем приближение к этому, но первым самодержцем в полном смысле этого слова был Иван Васильевич, и особенно он стал им после женитьбы на Софье.С этого времени вся его деятельность последовательно и неуклонно была посвящена укреплению монархии и самодержавия.

Когда Иван IV сменил своего отца в 1533 году, борьба центральной власти с силами прошлого изменила характер. Старые русские государства, которые так долго сдерживали новую власть Москвы; княжества Тверское, Рязанское, Суздальское, Новгород-Северское; республики Новгород, Псков, Вятка потеряли независимость.Их владения превозносили владения Москвы. Таким образом, вся северная и восточная Русь была объединена под скипетром великого князя. К непрекращающейся борьбе, постоянно вспыхивавшей против Твери, Рязани, Новгорода, должна была прийти великая внешняя борьба - священная война против Литвы, татар, шведов.

Именно потому, что дело объединения Великой Руси было завершено, внутреннее сопротивление власти князя должно было активизироваться.Потомки правящих семей, лишенных подкупа или оружия, слуги тех старых царских домов, поступили на службу к московским хозяевам. Его двор состоял из некоронованных князей - Чуйских, Курбских, Воротинских; потомки древних удельных князей, гордившихся кровью Рюрика, текущей в их жилах. Другие произошли от литовского Гедимине или от крещеного татарского Монзаса.

Все эти князья, а также могущественные бояре Твери, Рязани, Новгорода стали боярами великого князя.У всех был только один двор, в котором они могли служить - Московский. Когда Русь была разделена на суверенные государства, недовольные бояре получили волю сменить хозяев - перейти из службы Чефнигова в службу Киева, из Суздаля в службу Новгорода. Куда они могли пойти? Вне Москвы были только иностранные правители, враги России. Воспользоваться древним правом смены хозяев означало перейти на сторону врага - это была измена. «Изменять» и «предавать» стали синонимами: русское слово izmiyanit (третье лицо единственного числа от «изменять») стало словом izmiyanik («предатель»).

Русский боярин не мог укрыться ни у немцев, ни у шведов, ни у татар; он мог пойти только к литовскому государю - но это была наихудшая из возможных перемен, самая пагубная форма измены. Московский князь хорошо знал, что война с Литвой - государством, которое поляки на западе, своими русскими губерниями на востоке вызывали опасное влечение к подданным Москвы, - была борьбой за существование. Литва была не только внешним врагом, но и внутренним врагом с общением и симпатиями в самом сердце Российского государства, даже во дворце царя; ее грозная рука чувствовалась во всех интригах, во всех заговорах.Иностранная война против Литвы, внутренняя война против российской олигархии - это всего лишь две разные фазы одной и той же войны - самой тяжелой и самой опасной из всех, которые ведет великий князь Московский. Обездоленные князья, бояре старых независимых государств отказались от борьбы с ним на поле битвы; они продолжали бороться против него в его собственном дворе.

После смерти отца Ивану IV было всего три года. Елена, его мать, женщина, непригодная для работы в правительстве, нечистая в своем поведении и не имеющая осуждения, заняла должность регента, которую она делила с любовником, чье вознесение на такую ​​высоту вызвало всеобщее отвращение, особенно среди князей. крови и благородства.Меры, принятые в последние годы по отношению к боярам, ​​не были забыты этим надменным классом; и теперь, когда слабость престола дала им справедливый повод для жалоб, они сговорились против регента, отчасти с целью отстранить столь непопулярного и унижающего достоинство человека с имперского престола, но главным образом для того, чтобы воспользоваться меньшинством. царя и захватывают империю в своих целях. Однако царству похотливого безрассудства и беспричинной строгости не суждено было пережить гнев знати.На пять лет внутренняя зависть и заговоры погрузили страну в анархию; и, наконец, регент внезапно скончался, как полагают, пал от яда, введенного через посредство мстительных бояр.

В конце 1550-х годов Иван начал враждебно относиться к своим советникам, правительству и боярам. Историки не определили, вызывают ли его гнев политические различия, личная неприязнь или психический дисбаланс. В 1565 году он разделил Московию на две части: его частные владения и общественные владения.Для своего личного владения Иван выбрал одни из самых процветающих и важных районов Московии. В этих местах агенты Ивана нападали на бояр, купцов и даже простых людей, казнили некоторых и конфисковали землю и имущество. Так началось десятилетие террора в Московии. В результате этой политики, называемой опричниной, Иван сломил экономическую и политическую власть ведущих боярских родов, уничтожив тем самым именно тех людей, которые построили Московию и были наиболее способны управлять ею.

Царь не имел полной свободы в выборе своих главных помощников и подчиненных. Он был связан своеобразным обычаем местничества, сложной иерархией старшинства среди аристократических московских семей. Они были ранжированы в определенном генеалогическом порядке в соответствии с их относительным старшинством, и, занимая высшие посты в своей армии и администрации, царь должен был учитывать не столько личные заслуги кандидата, сколько его генеалогический старшинство, как это было определено ранее. прецеденты.Местничество, затруднявшее отбор подходящих кандидатов на высокие должности, вызывало бесконечные споры между боярскими семьями и было окончательно упразднено в 1682 году. Петр I отменил звание и титул боярина и сделал государственную службу единственным средством достижения высокого положения. в бюрократической иерархии.

НОВОСТИ ПИСЬМО

Присоединяйтесь к GlobalSecurity.список рассылки org


Абсолютный ужас: Иван Грозный
(И вы придумали свой ник Было плохо. . .)



Аннотация


Иван IV, или Иван Грозный, был царем России с 1530 по 1584 годы. и установил традицию абсолютного правления.После детства жестокого обращения и репрессии он уничтожил своих соперников и претендовал на трон Царства. Он отбил последних монголов при условии большой территориальной экспансии, и централизованная бюрократия. В то же время его кровянистые привычки и жестокая личность сделали его печально известным в анналах истории как сумасшедший правитель, которого даже его собственный народ называл «Грозным».

Исторический Фон

В 1500-х годах, когда остальная часть Западной Европы открывалась в славы Возрождения Россия все еще пыталась утвердить собственное самосознание после выхода из монгольского ига в 1480 году.В князья Московии традиционно были сборщиками налогов для монголов. и только после того, как Иван I сумел накопить большое личное состояние и побеждать окружающих соперников, укрепляя его власть и завоевывая доверие монголов, что на Руси начал появляться какой-либо единый правитель. В 1480 г. Ивану III удалось скупить всю прилегающую территорию вокруг Москвы. и провозглашает себя царем и не подчиняется монгольскому правлению

Исследования Отчет

Иван IV Васильевич (1530-1584), был первым из двух детей Василия III и Елена Глинская.Иван появился на свет 25 августа 1530 года. через год после этого умер отец Ивана, когда ему было всего три года. Василий имел умер из-за небольшого прыщика на бедре, который превратился в смертельная рана. Василий у смертного одра попросил, чтобы его сын Иван стал правителем России, когда стал мужчиной в 15 лет. Однажды умер Василий. бояре захватили Русь, лишив Ивана права на престол. Ивана мать тогда вместе с другими доверенными боярами взяла на себя правящую партию.Елена смогла успешно править Россией четыре года, пока внезапно не умерла в 1538 году, по-видимому, от отравления, оставив восьмилетнего Ивана сиротой.

При всем этом Иван остался в изоляции, жестокое поведение Ивана в дальнейшей жизни свидетельствует о том, что он никогда не забыв или простив детские унижения, которые он перенес. Бояре обращали на него внимание только тогда, когда требовалось его присутствие. на церемонии. По мере обострения соперничества во Дворце за власть России В кровавую вражду Иван стал свидетелем ужасных вещей.Живя в бедности, он регулярно наблюдали и слышали убийства, избиения, словесные и физические оскорбления. Бояре то пренебрегали, то приставали к нему; Иван и его глухонемой брат Юрий часто ходил голодным и изможденным. Неспособен нанести удар на своих мучителей Иван вынес свои ужасные разочарования на беззащитных животных, Он оторвал перья от птиц, проткнул им глаза и разрезал их тела.

29 декабря 1543 г. Иван удивил его бояре, созвав их на собрание.Он осудил их за пренебрежение о нем и нации и осудил их за их проступки. Принц Андрей Шуйский, вождь бояр, был брошен в стаю голодных охотничьи собаки в пример другим. После этого бояре уступили что их правление закончилось и что у Ивана была полная власть. В воскресенье, 16 января 1547 года Иван был коронован царем в роскошном соборе Москвы. предположение. Вскоре Иван женился на Анастасии Романовне-Захарьиной-Юруевой. Анастасия родила ему шестерых детей, из которых только двое пережили младенчество.

Иногда Иван был очень предан; он бросался перед иконами, ударяясь головой о пол. В результате у него на лбу образовалась мозоль. Однажды Иван даже сделал публичное исповедание грехов в Москве.

В начале Ивановской царствования, административные функции правительства выполнялись двумя братья матери Ивана, князь Юрий Глинский и князь Михаил Глинский злоупотребляли своим положением в правительстве, плохо обращались с боярами и граждане.Иван пообещал больше не оставлять административные обязанности в руках других.

С 1547 по 1560 год считается Иваном управлять с помощью группы талантливых советников, получивших название Избранный Совет. Неизвестно, кто обладал большей властью, Иван или Совет. В 1550 году Иван провозгласил реформированный свод законов и новую систему правосудия. Судебник. Преступные действия теперь были четко определены, а наказания были прописано для каждого. Кроме того, судьи, назначенные Москвой, делят свои скамейки с представителями, избранными местным населением, в попытке обуздать практику коррумпированных судей, которые продавали правосудие те, кто мог себе это позволить.Теперь магистраты должны, по крайней мере теоретически, принуждать законы одинаково, без дискриминации в отношении лиц с низким статусом. Центральное правительство Москвы также стало более профессиональным за счет подразделения трудовых обязанностей. Было создано министерство иностранных дел, а также Бюро по уголовным делам, Земельное управление и Военное управление Дела. Местные чиновники были назначены для наблюдения за восстановлением Московского государства. крепости, а затем дали другие задания.В 1530-х годах местная полиция были назначены чиновники, чтобы попытаться искоренить преступность, которая процветала во время беспорядок ранних лет Ивана.

В июне 1552 г. Иван возглавил свой новоиспеченный сформировали 100-тысячную армию вниз по Волге в сторону Казани, укрепленного столица ханства. Иван осадил татарскую крепость в конце августа и ждал его сдачи. После победы Ивана над Казанью он получил, от его войск, вторая часть его имени, которая сохранилась до сих пор.Это имя, которое он получил, - Грозный, что означает " ужасный »или« ужас », но точнее всего переводится как« ужасный ».

Победы Ивана над Казанью и Астрахань распространила русскую нацию до Каспийского моря на юге и к Уральским горам на востоке, добавив почти 1000000 квадратных километров в царство Ивана.

Когда Москве нужны доходы для вторжения Казань Иван планировал продать то, что осталось от губернской администрации местным жителям.Это было настолько удачно, что продажа провинциальных гражданских администрация была завершена в 1556 году для сбора средств на Астраханский поход. Царская казна выиграла, но и русский народ выиграл, так как местные избранные должностные лица заменили эксплуататорских губернаторов, присланных из Москва.

В 1556 году Иван контролировал боярам и князьям, которые еще владели частными землями в Московии, требуя они и их личные рабы также служили в кавалерии.Загнав их в «служебный класс», Иван отнял у русского дворянства независимость. Огромный низший класс страны, крестьяне, также видел свои При Иване ситуация ухудшилась. Большая часть земли передана военным военнослужащих были государственные земли, обработанные свободными крестьянами. Система постепенно превратили многих крестьян в крепостных, привязанных к обрабатываемой ими земле. В 1581 г. Иван даже издал указ, запрещающий некоторым крестьянам на служебных землях движущийся.

Глядя на дальнейшее расширение своей империи, Иван нацелился на Ливонию, маленькое государство на побережье Балтийского моря в 1558 году.После аннексия Волги у Московии было две экспансионистские альтернативы: либо завоевать и аннексировать Крымское ханство, которое беспрерывно совершало набеги Россия и Польша для рабов; или отвоевать славянские земли на западе которые были аннексированы Ливонией, Литвой и Польшей. Принятие защиты позиция по отношению к Крыму русские погрузились в войну против ливов на западном фронте.

С монополией Ливонии на торговлю между Россией и Западной Европой разорваны, купцы издалека Голландия и Франция бросились в Нарву для заключения торговых соглашений с Россияне.Иван поддерживал отношения с Англией, открыл Архангельский порт. на британские торговые корабли и начали торговлю напрямую с Западной Европой. Он привез в Москву самых разных мастеров, чтобы научить свой народ новому. профессии, необходимые для успеха в современном мире. Он учредил радикальные реформы в церкви и армии, а также в том, как страна управлялась

Любимая жена Ивана Анастасия засох из-за затяжной болезни в 1560 году.Иван перенес тяжелый эмоциональный коллапс. Он ударился головой об пол на виду суд и разбил его мебель. Его подозрения переросли в паранойю. Сердитый и подавленный, когда всплывает его старая жестокость. Иван поочередно буйные приступы гнева и чувство раскаяния.

В декабре 1564 г. Иван уехал из Москвы. с некоторыми из его двора якобы для посещения различных монастырей. В реальности, царь-параноик покинул столицу, забрав ценные вещи и родственников с ним.Иван вернулся в столицу в феврале 1565 года. выпала голова и поседела борода - признаки серьезного психологического стресс.

Вскоре после возвращения Ивана он создали опричники, которые стали отдельным полицейским государством в России. Они были одеты в черное, традиционные цвета смерти, и ехали черным. лошади, с седла которых свисали две эмблемы - метлы и собачьей глава. Метла означала миссию всадника очистить Россию от Враги Ивана; голова собаки символизировала, что он внимательно следит за царь.

Опричники не сомневались ворваться в церковь во время мессы, похитив священника или убив его перед алтарем. Впоследствии Иван основал псевдомонашеский порядок: он был «настоятелем», а его опричники - «монахами». Якобы они регулярно совершали кощунственные мессы, за которыми следовали расширенные оргии секса, изнасилования и пыток. Пьяное распутство чередовалось со страстными актами покаяния. После того, как бросился перед алтарь с такой страстью, что его лоб был бы окровавлен и покрыт с синяками Иван вставал и читал проповеди о христианских добродетелях своим пьяным слугам.

Среди убитых были головы церкви митрополит Филипп Колычев, раскритиковавший Опричнина. В 1570 году на основании бездоказательного обвинения в государственной измене Иван уничтожил своими опричниками 60 000 новгородцев. Новгородский архиепископа сначала зашили в медвежью шкуру, а затем застрелили стая гончих. Мужчин, женщин и детей привязывали к саням, которые затем упасть в ледяную воду реки Волхов. Масса трупов заставил его затопить свои берега.В том же году произошли массовые публичные казни. в Москве. Крымские татары смогли разграбить Москву в 1571 году, и большая часть земля вокруг Москвы обезлюдели.

В 1572 году опричники распущены. после того, как они не смогли защитить Москву. Иван отрекся от престола и поставил татарина генерал Симеон Бекбоелатович на московском престоле, в отставке в усадьбу. Иван регулярно бывал в столице, чтобы отдать дань уважения новому царю. Эта странная игра длилась год.

Иван становился все злее и кровожадный. Настолько, что 19 ноября 1582 года его беременная невестка Елена выглядела нескромно одетой, а Иван напал, что привело к выкидышу. Его сын Иван Иванович встал на защиту своей жены, после чего царь убил его сын, его единственный возможный респектабельный наследник. Это оставило наследника Ивана слабоумным. сын Федор. Иван оставил безрадостную Русь 18 марта 1584 года, когда он внезапно умер от сердечного приступа при подготовке к игре в шахматы.

Ученые считают, что Иван явился психопатические характеристики; его быстрые смены настроения, ненадежность, эгоцентризм и отсутствие длительных эмоций. Его первое инсценированное отречение от престола показало, что он был мастером в манипулировании другими людьми, убеждая их в своей хорошие намерения. Его личная дружба была недолгой, и его друзья обычно умирали.

Позже эксгумация его тела показал, что страдал от отравления ртутью.Также было высказано предположение, что Иван болел сифилисом; его сексуальная распущенность с обоими полами, его Последняя болезнь и многие особенности его личности подтверждают такой диагноз. Однако нельзя однозначно определить, были ли проблемы Ивана в основном органические или психологические.

Исторический Значение

Иван оставил Россию империей, спасибо на аннексию нерусских земель в Поволжье и областях к востоку от Волги на Урале и в Сибири.Россия станет миром власть с освоением богатых природных ресурсов Сибири. Тем не мение, большая часть старого центра была в руинах. Бесчисленные гектары возделываемых земля была заброшена крестьянами во время террора опричников, и леса начали восстанавливать землю. Что осталось от русского общества кардинально изменилась во время правления Ивана. Новый этап в истории Крепление крестьянства началось также при Иване. С расширением служилого сословия, многие князья и другие представители элиты были вынуждены ответит царю и больше не соперничал с ним за власть.Самое главное однако было то, что Иван подал пример для абсолютного и всемогущего царя, четко установив, что Россия полностью откололась от его дни как монгольская колония. Пример Ивана, который можно было бы подражать (минус социопатические наклонности) такими великими российскими лидерами, как Петр Великий и Екатерина Великая.

Ссылки

Бобрик, Бенсон. Ужасное величие: Жизнь и царствование Ивана Грозного .Нью-Йорк: Сыновья Дж. П. Патнэма, 1987 г.

Серый, Ян. Иван Грозный . Лондон: Ходдер и Стоутон, 1964.

Платонова, С.Ф. Иван Грозный. Gulf Breeze: Academic International Press, 1974 г.

Скрынников, Руслан. Иван Грозный . Галф Бриз: Международная академическая пресса, 1981 г.

Троят, Анри. Иван Грозный . Нью-Йорк: Даттон, 1984.


Интернет-ресурсы

http://www.russia.net/history/tce.html Хорошая страница о русской культуре сегодня и в прошлом.

http://www.xs4all.nl/~kvenjb/madmonarchs/ivan4/ivan4_bio.htm Основные сведения об Иване, а также о других «безумных монархах». Хорошие фотки.

http://members.vip.fi/~flax/history/russia/ivan4/ Хорошая общая информация.

http: // лес.bianca.com/shacklet/Mad_Ivan_the_Terrible/terrible.html Интересное мнение об Иване из переведенного источника.

http://www.byu.edu/ipt/projects/middleages/People/IVAN.html Краткая, но содержательная биография.

http://lcweb2.loc.gov/cgi-bin/query/r?frd/cstdy:@field(DOCID+ru0017).html Показывает рост Царства при Иване.

http://users.utu.fi/jalehto/terrible.html Две хорошие картины Ивана, одна из них - знаменитая картина Репина.


Сайт создан: Susan Хаарман

Россия - Смутное время

Россия - Смутное время

Объявление страны

Россия Содержание

Россия

Смутное время

Ивану IV наследовал его сын Федор, который был умственно отсталым. Фактическая власть перешла к зятю Федора, боярину Борису Годунову. Пожалуй, самым важным событием царствования Федора было провозглашение Московского патриархата в 1589 году.Создание патриархата стало кульминацией развития отдельной и полностью независимой Русской православной церкви.

В 1598 году Федор умер без наследника, положив конец династии Рюриковичей. Затем Борис Годунов созвал земский собор , национальное собрание бояр, церковных чиновников и простолюдинов, провозгласившее его царем, хотя различные боярские фракции отказались признать это решение. Повсеместные неурожаи вызвали голод между 1601 и 1603 годами, и во время последовавшего за этим недовольства появился человек, назвавшийся Дмитрием, сыном Ивана IV, умершим в 1591 году.Этот претендент на престол, который стал известен как первый Лжедмитрий, получил поддержку в Польше и двинулся в Москву, собирая последователей среди бояр и других элементов. Историки предполагают, что Годунов выдержал бы этот кризис, но он умер в 1605 году. В результате первый Лжедмитрий вошел в Москву и был коронован в том же году царем после убийства царя Федора II, сына Годунова.

Впоследствии Московское государство вошло в период сплошного хаоса.Смутное время включало гражданскую войну, в которой борьба за престол осложнялась махинациями соперничающих боярских фракций, вмешательством региональных держав Польши и Швеции и сильным народным недовольством. Первый Лжедмитрий и его польский гарнизон были свергнуты, а боярин Василий Шуйский был провозглашен царем в 1606 году. В попытке удержать престол Шуйский вступил в союз со шведами. Появился второй союзник поляков Лжедмитрий. В 1610 году этот наследник был провозглашен царем, и поляки заняли Москву.Польское присутствие привело к патриотическому возрождению среди русских, и новая армия, финансируемая северными купцами и благословленная Православной церковью, изгнала поляков. В 1613 году новый земский собор провозгласил царем боярина Михаила Романова, положив начало 300-летнему правлению семьи Романовых.

Московия находилась в хаосе более десяти лет, но институт самодержавия оставался нетронутым. Несмотря на гонения царя на бояр, недовольство горожан и постепенное закрепление крестьянства, попытки ограничить власть царя были лишь половинчатыми.Не найдя институциональной альтернативы самодержавию, недовольные россияне сплотились вокруг различных претендентов на престол. В тот период целью политической деятельности было получение влияния на действующего самодержца или посадка на трон собственного кандидата. Бояре воевали между собой, низшие классы слепо восстали, а иностранные армии заняли Кремль (см. Глоссарий) в Москве, побудив многих принять царский абсолютизм как необходимое средство восстановления порядка и единства в Московии.

Романовы

Ближайшей задачей новой династии было навести порядок. К счастью для Московии, ее главные враги, Польша и Швеция, были вовлечены в ожесточенный конфликт друг с другом, что дало Московии возможность заключить мир со Швецией в 1617 году и подписать перемирие с Польшей в 1619 году. город Смоленск от Польши в 1632 году, Московия заключила мир с Польшей в 1634 году. Польский король Владислав IV, чей отец и предшественник Сигизмунд III манипулировал своим номинальным избранием в качестве царя Московии в Смутное время, отказался от всех претензий на этот титул как условие мирного договора.

Ранние Романовы были слабыми правителями. При Михаиле государственные дела находились в руках отца царя Филарета, который в 1619 году стал патриархом православной церкви. Позже сын Михаила Алексей (годы правления 1645–1676 гг.) Полагался на боярина Бориса Морозова, который руководил своим правительством. Морозов злоупотребил своим положением, эксплуатируя население, и в 1648 году Алексей уволил его после народного восстания в Москве.

Самодержавие пережило Смутное время и власть слабых или коррумпированных царей благодаря силе центральной правительственной бюрократии.Правительственные чиновники продолжали служить, независимо от легитимности правителя или боярской фракции, контролирующей трон. В семнадцатом веке бюрократия резко расширилась. Количество государственных ведомств ( приказов ; пение., приказ ) увеличилось с двадцати двух в 1613 году до восьмидесяти к середине века. Хотя департаменты часто имели перекрывающиеся и конфликтующие юрисдикции, центральное правительство через губернаторов провинций могло контролировать и регулировать все социальные группы, а также торговлю, производство и даже православную церковь.

Исчерпывающий свод законов, введенный в 1649 году, демонстрирует степень государственного контроля над российским обществом. К тому времени бояре в значительной степени слились с элитной бюрократией, которая была обязательными слугами государства, чтобы сформировать новое дворянство, дворянство . Государство требовало службы как от старой, так и от новой знати, прежде всего в армии. Взамен они получили землю и крестьян. В предыдущем веке государство постепенно ограничивало права крестьян переходить от одного помещика к другому; кодекс 1649 года официально закреплял крестьян по месту жительства.Государство полностью санкционировало крепостное право, и беглые крестьяне стали беглецами от государства. Помещики имели полную власть над своими крестьянами и покупали, продавали, торговали и закладывали их. Однако крестьяне, проживавшие на государственной земле, крепостными не считались. Они были организованы в коммуны, которые несли налоги и другие обязательства. Однако государственные крестьяне, как и крепостные, были привязаны к обрабатываемой ими земле. Городские торговцы и ремесленники из среднего класса облагались налогами, и им, как и крепостным, запрещалось менять место жительства.Все слои населения облагались военным сбором и специальными налогами. Приковав большую часть московского общества к определенному месту жительства, кодекс законов 1649 г. ограничил передвижение и подчинил народ интересам государства.

Согласно этому кодексу, повышенные государственные налоги и постановления обострили социальное недовольство, которое накалялось со времен Смуты. В 1650-х и 1660-х годах количество крестьянских побегов резко возросло. Излюбленным убежищем был район Дона, владения донских казаков.Крупное восстание произошло в Поволжье в 1670 и 1671 годах. Стенька Разин, казак из района Дона, возглавил восстание, которое объединило богатых казаков, которые хорошо обосновались в регионе и бежали от крепостных в поисках свободной земли. Неожиданное восстание охватило долину Волги и даже угрожало Москве. Царские войска окончательно разгромили повстанцев после того, как они заняли крупные города на Волге в ходе операции, чей размах захватил воображение более поздних поколений россиян.Разина публично пытали и казнили.

Данные на июль 1996 г.


Список стран

Россия Содержание

Иван Грозный - факты, достижения и цитаты

Иван Грозный был первым царем всея Руси. Во время своего правления он безжалостно приобрел огромное количество земли, создав правительство с централизованным контролем.

Кем был Иван Грозный?

Внук Ивана Великого, Иван Грозный или Иван IV, приобрел огромные земли во время своего долгого правления (1533-1584 гг.), Эпохи, отмеченной завоеванием Казанского, Астраханского и Сибирского ханств.Иван Грозный создал российское государство с централизованным управлением, навязанное военным господством. Многие считают, что он был психически болен. Одна из его вспышек насилия, возможно, стала причиной смерти сына.

Ранняя жизнь

Первый царь всея Руси Иван Грозный или Иван IV имел сложную личность. Интеллигентный, но склонный к вспышкам неконтролируемой ярости, трагическое прошлое Ивана способствовало его печально известному поведению. О его ранней жизни известно не так много подробностей, и историки спорят о его достижениях как лидера.Однако общепринято считать, что его правление установило нынешнюю российскую территорию и централизованное правительство на века.

Внук Ивана Великого, Иван Грозный родился Иван Четвертый Васильевич 25 августа 1530 года в Великом княжестве Московском в семье членов династии Рюриковичей. Его отец, Василий III, умер, когда ему было 3 года. Его мать, Елена Глинская, правила регентом до своей смерти в 1538 году, когда Ивану было 8 лет. В это время царство быстро превратилось в хаос, поскольку соперничающие боярские (дворянские) семьи оспаривали законность ее правления.

Придворные интриги и постоянные опасности, которым Иван подвергался в детстве, во многом сформировали его безжалостную и подозрительную натуру. Свидетельства указывают на то, что Иван был чувствительным, умным мальчиком, которым пренебрегали и иногда презирали представители знати, которые заботились о нем после смерти его родителей. Окружающая среда питала его ненависть к классу бояр, которых он подозревал в причастности к смерти своей матери. Сообщается, что в детстве он мучил маленьких животных, но все же сумел развить вкус к литературе и музыке.

Царь Московский

В 1547 году Иван IV был коронован царем Московского государства. В том же году он женился на Анастасии Романовне. В 1549 году Иван назначил совет советников, собрание для достижения консенсуса, которое помогло провести его реформы. Во время того, что считается конструктивным периодом его правления, он ввел самоуправление в сельских районах, реформировал сбор налогов, учредил статутное право и церковную реформу. В 1556 году он установил правила об обязанностях боярского сословия на службе у короны.

Во внешней политике Иван IV преследовал две основные цели: противостоять монгольской Золотой Орде и получить выход к Балтийскому морю. В конечном итоге он стремился завоевать все оставшиеся независимые регионы и создать более крупную и централизованную Россию.

В 1552 и 1556 годах войска Ивана разгромили татарские ханства Казанское и Астраханское соответственно. Это расширило контроль Московии до Урала на востоке и Каспийского моря на юге, создав буферную зону против монголов. (Иван заказал св.Собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве, построенный между 1555 и 1561 годами в ознаменование завоевания татарского города Казани.) Однако Иван не добился такого успеха в аннексии Литвы и получении доступа к Балтике: один из его советников перешел в Литву и привел свою армию к поражению наступления Ивана IV.

Хотя его первоначальные усилия были успешными, методы Ивана Грозного подорвали экономику и культуру. Он захватил частные земли и перераспределил их среди своих поддерживаемых, и создал полицейские силы, одетые во все черное, верхом на черных лошадях, которые существовали больше для подавления инакомыслия, чем для поддержания мира.Таким образом, Иван не был популярным лидером, и его непопулярность продолжала расти в течение следующих нескольких лет.

Царство террора

После смерти своей первой жены в 1560 году Иван IV впал в глубокую депрессию, и его поведение стало более беспорядочным. Его подозрения, что ее убили бояре, только усугубили его паранойю. Он внезапно покинул Москву и пригрозил отречься от престола. Без руководителя москвичи умоляли его вернуться. Он согласился, но при условии, что ему будет предоставлена ​​абсолютная власть в районе, прилегающем к Москве, известном как опричнина .Он также потребовал от власти наказания предателей и нарушителей закона казнью и конфискацией имущества.

В течение следующих 24 лет Иван IV руководил террором, вытесняя и уничтожая главные боярские семьи в регионе, и заработал прозвище, под которым он теперь наиболее известен. (Он также известен под прозвищем «Грозный», что примерно переводится как «грозный или вызывающий ужас или страх».) Именно в этот период Иван избил свою беременную невестку, вызвав выкидыш, убил своего сына в последующий приступ гнева ослепил архитектора Св.Собор Василия Блаженного. В то же время он создал «Опричники», первую официальную тайную российскую полицию.

Смерть и последствия

В 1584 году, когда его здоровье ухудшилось, Иван Грозный стал одержим смертью, призывая ведьм и прорицателей поддержать его, но безрезультатно. Конец наступил 18 марта 1584 года, когда Иван умер от инсульта. Он завещал царство своему непригодному сыну Федору, правление которого привело Россию к катастрофическому Смутному времени, приведшему к установлению династии Романовых.

Когда Иван Грозный умер, он покинул страну в беспорядке, с глубокими политическими и социальными шрамами. Россия не слилась с хаосом до царствования Петра Великого более века спустя.

Двухсерийный фильм российского режиссера Сергея Эйзенштейна о печально известном лидере Иван Грозный (1945, 1958) считается одним из лучших фильмов советской эпохи.

Электронный текстовый архив

ГЛАВА VII

РОССИЙСКИЙ ЗАХВАТ

Петр Великий был теперь царем России.У молдаван был печальный опыт в попытках получить помощь русских от Ивана III и Алексея Михайловичей; но Питер казался другой марки. Он отвоевал у турок Азоф и различные города вдоль Днепра и даже осадил Очаков, находившийся всего в нескольких милях от Аккермана. Многочисленные румыны записались в его армию, которая состояла из одного эскадрона румынской конницы. Молдаване надеялись, что с помощью России они смогут изгнать турок из своих приграничных городов. Вскоре Петр прислал к ним странного и знаменитого гостя.Карл II из Швеции, после своего поражения в 1709 году от рук Петра, нашел убежище в Молдавии и некоторое время жил в Варнице, недалеко от Бендеров. Петр решил наказать турецкое правительство за укрытие Карла и в 1710 году вместе с царицей спустился в Яссы. Там он подписал российско-молдавский союзный договор, который предусматривал наследственное руководство князем из рода Кантемиров, который должен носить титул Светлого Владыки земли Молдавии, Государя (Самодерцету) и Друга (Волегатора). земля Россия, но не подчиненный вассал.Договор предусматривал, что Днестр должен быть границей; что Буджак со всеми его городами должен принадлежать Молдавии, за исключением того, что русские гарнизоны должны оставаться там до тех пор, пока не будет установлена ​​молдавская администрация, а затем выведены. Страна не должна была платить ни цента дани. Царь обязал себя не нарушать права молдавского суверена или кого бы то ни было, сменившего его. Бояре устроили царю большой пир в честь заключения договора; они чувствовали, что наконец-то пришел спаситель Молдавии.

Но турки двинулись на север вдоль Прута и нанесли ужасное поражение русской армии при Станилештах (июнь 1711 г.); даже личное обращение царицы к великому визирю вряд ли могло смягчить суровость условий, наложенных на Петра. Он должен был немедленно покинуть Молдавию, отказаться от своей власти над казаками, разрушить крепости, которые он построил вдоль границы, и вернуть Отчакова Порте. Князю Думитрашко и многим его боярам пришлось укрыться в России.У нас есть интересная критика условий в России в то время, в отличие от Молдавии. Джон Некулче, один из лучших молдавских историков, отправился в это паломничество в Россию; через два года он вернулся, потому что, по его словам, это страна, где мужчины не могут свободно идти, куда они хотят, и там нет большого суда, как в Молдавии. И сохранился трогательный документ в клятве одного из молдавских беглецов в России, Георгия Лупашко Хайдеу: «Я, внук и кровный наследник принца Стефана Петрисико, владыки земли Молдавии, я, несчастный беглец из земля моих отцов, я, который когда-то был богатым боярином, но теперь странствующий в чужой стране, такой бедный и обездоленный, что в старости я не могу оставить даже милостыню Богу и жертву, обещаю что, если Бог даст этой Молдавии или району Хотина, что он сбежит от своих врагов, турок и моих сыновей, или моих внуков, или моей семьи восстановит владение их имениями и владениями, будет построена церковь Св.Георгия в Долиненах (Хотине). . . . Не будем терять надежду, что Бог простит нас и что наша дорогая Молдавия не всегда будет оставаться под пятой мусульман. . . . Пусть языческие ноги не наступят на могилы моих предков, и если мой прах не останется на земле моих предков, пусть моим потомкам повезет! »

В результате своей победы турки в 1712 году разместили гарнизон в Хотине, перестроили крепость под руководством французских инженеров и превратили окружающий регион в санджак.Теперь Молдавия была закрыта турецкими пограничными полосами в Хотине, Бендерах, Аккермане, Килии, Исмаиле и Рени. Их подкрепления и припасы постоянно пересекали территорию Молдовы, которая была обязана оказывать им помощь за счет Молдовы. Новый санджак был самым обширным на территории Молдовы и включал в себя сто деревень и рыночные городки Липкань-Бричень и Сулица-Ноуа. Поскольку страна потеряла большую часть своих молдавских жителей, из Польши и Украины продолжалась иммиграция безземельных крестьян, в основном беглецов от сурового крепостничества, которое там царило.В Хотинском и Кишиневском уездах возникли новые села, вообще украинские по языку; и многие рассеянные молдаване потеряли свой язык, так что сегодня мы находим там много семей с румынскими именами, которые не знают ни слова по-румынски.

В эти неспокойные столетия, конечно, не хватало фермерского труда. Земля в основном находилась в руках крупных помещиков, бояр. Многие поселенцы были привезены в Бессарабию князьями, такими как Александр Добрый и Стефан Великий; но их маленькие фермы постоянно делились между многочисленными детьми, которые продавались, так что большие поместья становились все более и более многочисленными.Они работали частично крепостными, частично «слобози» (бесплатными рабочими) - румынами, венграми, казаками, русскими, греками, сербами, болгарами и т. Д. Многие из них постоянно поселились в Бессарабии, и богатая земля привлекала многих других иммигрантов. Бояре, монастыри и другие землевладельцы давали им участки земли, достаточные для садов и выращивания сена, кукурузы или пшеницы для своих семей; взамен они должны были платить владельцу десятину со всей продукции и работать на него определенное количество дней в году, разделенных между весенней и осенней вспашкой, посевом, сбором урожая, молотилом и возом.Вначале каждая пограничная кампания привлекала сотни или даже тысячи рабочих, захваченных в Польше или на Украине. Некоторые договоры предусматривали, что эти люди должны быть освобождены и отправлены домой, если они того пожелают; но Деметриус Кантемир сообщает нам, что в его сценарии многие из тех, кто был доставлен в глубь Молдавии, поселились там и потеряли свой язык - феномен, которому наши дни дали нам так много примеров среди военнопленных, особенно в России.

Эти молдавские сельскохозяйственные рабочие имели право переходить с одного места на другое; но великим боярам удалось сделать из многих из них фактически крепостных; и в Молдавии постоянно существовало определенное количество крепостного права; цыган, например, привязывали к земле.Один из самых просвещенных молдавских князей Константин Маврокордат, возмущенный злоупотреблениями системы, в 1749 году созвал бояр на большой собор в церкви Трех Святителей в Яссах; По настоянию Константина крепостные были освобождены раньше, чем в большинстве стран Восточной Европы, особенно в России. Бывшим крепостным было дано право покинуть своих хозяев, и в случае, если они платили владельцу домовой жетон, он должен был предоставить ему только 12 дней бесплатного труда в год - действительно, только 6 дней в приграничных районах.Десятина также подлежала внешнему арбитражу в случае спора. Это подтвердил Григорий Гика в 1766 году. В Трансильвании эта реформа не проводилась до 1784 года из-за кровавого восстания румынского крестьянства при Хореи против своих венгерских хозяев.

Бессарабия стала еще более привлекательной для бедных польских и русских крепостных. Первые должны были бесплатно служить своим хозяевам в течение 150 дней в году, а вторые были фактически рабами. Таким образом, нелегальная иммиграция из Польши и Украины хлынула в больших масштабах, особенно потому, что Бессарабия в хорошие годы всегда испытывала нехватку сельскохозяйственных рабочих.Большинство из этих иммигрантов потеряли свой язык и вскоре ассимилировались; но недалеко от границы некоторые основали свои собственные деревни, в которых все еще говорят на польском, украинском и русском языках.

И теперь Бессарабия вовлечена в русские мечты о достижении Константинополя и австрийские амбиции о расширении до Черного моря. Эта несчастная страна, после столетий набегов поляков, татар, турок и казаков, теперь становится пешкой в ​​соревнованиях более широкого международного масштаба, которым суждено, наконец, охватить всю Европу.Петр Великий начал поход к Цариграду - императорскому городу на Босфоре; Императрица Екатерина даже заставила своего предполагаемого наследника выучить греческий язык с колыбели, чтобы подготовиться к византийскому престолу. В 1768 году между Россией и Турцией разразилась шестилетняя война. Русские взяли Хотин, Бендеры и Яссы и оккупировали Молдавию на протяжении всей войны. В 1772 году раздел Польши передал Галицию и Лодомерию Австрии, а Волынь и Подолию - России, так что Молдавия теперь находилась в непосредственном контакте с Австрийской и Российской империями.По Кучук-Кайнарджинскому миру (1774 г.) Турция уступила России страну между Днепром и Бугом, но сохранила приграничные Бессарабские крепости и их санджаки. Молдавия сохраняла свою независимость под турецким сюзеренитетом, как и прежде; но Екатерина оставила за собой право защищать христиан румынских княжеств.

В том же году Марии Терезии удалось отрезать от Молдавии ее северную оконечность, Буковину, с Черновицей, ее главным городом, и Сучавой, священным городом Молдавии, с гробницами Стефана Великого и других правителей.Это было сделано путем прямых переговоров с официальными лицами Порты в Константинополе против яростных, но бессильных протестов Григория Гики и его бояр. Буковина должна была образовать «коридор» между австрийскими провинциями Трансильвания и Галисия. Позднее турецкие официальные лица были дезавуированы; но сделка уже состоялась.

В 1787 году Россия и Австрия объявили войну Турции. Императрица Екатерина мечтала сделать своего любимого потемкина князем Дакии - русского вассального государства, соответствующего древнеримской Дакии, современной Великой Румынии, - и таким образом сделать большой шаг к Цариграду.Война продолжалась до 1792 года с обычными катастрофическими последствиями для бессарабского крестьянина; но по Ясскому миру Турции удалось удержать власть над Молдавией. Однако Россия получила «ханскую Украину» и двинулась к Днестру, став теперь ближайшим соседом Бессарабии на востоке. Татары теперь тоже находились под контролем России; Россия потребовала их эвакуации из Буджака, и к 1812 году там не осталось ни одного татарина. Очевидец сообщает нам, что они просто исчезли, массово эмигрировав.«Их города погибли вместе с ними. По их отъезду они разрушили многие из своих домов; те, которые остались нетронутыми, слились сами по себе, были построены из самана. Спустя месяц от множества деревень не осталось и следа. которым они покрыли Буджак, за исключением того, что во дворах бывших татарских «аулов» трава была гуще и гуще зелени. Татары оставили всех своих домашних животных в своих деревнях брошенными, большинство из них умерло от голода. Подойдя к заброшенному дому, вы услышали их крики и вой, и толпа кошек, кур, индеек, гусей и уток выбежала на улицу. искать помощи человека, их естественного защитника.Долгое время казаки и русские солдаты питались только птицей ».

И вот на сцену выходит Наполеон. В 1806-1807 гг. Он призвал царя Александра Павловича начать новую войну с Турцией. Снова турецкие пограничные крепости, начиная с Хотина, попали в руки русских; а русские войска оккупировали Молдавию и Валахию. Генерал Кутуссофф был назначен генерал-губернатором румынских княжеств; формально они были присоединены к России и превращены в две «губернии» - правительства, провинции - Российской империи.Иностранным консулам и дипломатическим агентам пришлось покинуть Яссы и Бухарест; русские восстановили древнее епископство Аккермана и назначили епископом Габриэля Банулеско-Бодони, румына из Трансильвании, который учился в Киеве. Было перемирие на несколько лет, в течение которого русские управляли обеими странами; но русские наконец сломили его, внезапной атакой нанесли поражение туркам и вступили в мирные переговоры сначала в Джурджу, а затем в Бухаресте. Они потребовали румынских княжеств; турки предложили им буджаков и пограничных санджаков Бессарабии (все, что они имели право уступить).Переговоры тянулись неделями, турки тянули время, так как знали, что Наполеон вот-вот порвет с Россией. Русские, наконец, снова начали военные действия, и султан уступил, уступив (16 мая 1812 года) всю Бессарабию, Прут теперь составляет границу между новой российской территорией и остальной частью Молдавии.

Технически султан не имел права уступать какую-либо из этих территорий, кроме пограничных крепостей и их санджаков; остальная Бессарабия была неотъемлемой частью Молдавии и была неотъемлемой частью без согласия князя и его «дивана» (совета).Но в тот момент князя не было, а Молдавией долгие годы управлял российский генерал-губернатор; поэтому технические возражения были отклонены. На самом деле, такие формальности никогда не имели большого значения в переговорах по договору, даже в наши дни.

Следующая глава Предыдущая глава

Текстовый архив Главная | Подробная информация о книге | Оглавление

Россия привлекает мир - NYPL

В этот период титул боярина был пожалован Великим Князь (или, начиная с Ивана IV [р.1533–84], Царь). Бояре вообще были представителями высших уровень московского аристократического общества - закрытая каста члены которого занимали в Царстве военные и административные должности.

Различные боярские кланы в Московии постоянно соперничали с друг друга ради влияния, власти и богатства, приз - обеспечить трон для своей группы.Когда царь Василий III умер в 1533 году, его сыну и наследнику было всего три года. Мать Ивана IV вступила в должность регента и хранила боярина. союзы в балансе. Однако спустя пять лет ее отравили. (предположительно соперничающими кланами), а боярские группы занимались ожесточенные попытки обеспечить свое влияние при дворе и чтобы завоевать трон. Власть переходила из рук в руки трижды, с каждым обмен, сопровождавшийся отравлениями, тюремными заключениями, казнями, и ссыльные; даже митрополиты, главы русских Православной церковью назначались и смещались по прихоти.Боярин фракции относились к мальчику Ивану с пренебрежением: отказывали ему в регулярных еда и одежда; они украли сокровища его семьи; Они отказал ему в друзьях и родственниках; убийства были совершены в его присутствие. В конце концов Иван достиг совершеннолетия и стал править, и он никогда не забывал своего лечения со стороны бояр. Во второй половине своего правления он приложил усилия, чтобы сломать их власти и заменить их служилыми дворянами, которые были зависимы и полностью предан царю.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *