Какие трудности создавал для восточных славян климат: Какие трудности создавал для восточных славян климат

Содержание

ГДЗ История России 6 класс. Учебники Андреев И.Л., Федоров И.Н. » Страница 4 » Shkola.Center

§ 3. Первые государства на территории Восточной Европы

Вопросы к пунктам параграфа

(стр. 29)

Вопрос: Что заставляло восточных славян стремиться к единству?

Ответ: Главной причиной для объединения славянских племен послужила защита от нападения внешних врагов.

Вопрос: Каким было поведение скандинавов — купцов в землях восточных славян?

Ответ: Главной задачей скандинавов — купцов была торговля, а не грабеж в сравнении с воинственными скандинавами (варягами).

(стр. 31)

Вопрос: Как природные условия повлияли на главное занятие хазар — кочевое скотоводство?

Ответ: Природные условия (степи, мало рек) подтолкнули хазар к занятию кочевым скотоводством.

Вопрос: Почему язычники хазары приняли иудаизм?

Ответ: Хазары приняли иудаизм (на рубеже VIII и IX вв.) с целью противопоставить свое государство христианской Византии и мусульманскому халифату.

(стр. 32)

Вопрос: Что позволило болгарам создать независимое от хазар государство?

Ответ: Часть болгарских орд отошли на север и заняли небольшую территорию в междуречье Волги и Камы, расселившись среди местного угорского населения.

Вопрос: Какие преимущества получила Волжская Болгария, приняв ислам?

Ответ: Выход из-под власти Хазарского каганата (середина IX – середина X вв.).

(стр. 33)

Вопрос: Почему в лесной зоне трудно заниматься земледелием?

Ответ: Потому что надо было затрачивать много сил на расчистку земли от лесов, почва быстро истощалась, каждые 4 — 5 лет приходилось расчищать новые участки под пашню, такая система земледелия была возможна только при коллективных формах организации труда.

Вопрос: Какие трудности создавал для восточных славян климат?

Ответ: Резкие перепады температуры, период для занятия земледелием составлял 150 дней.

Вопросы и задания к параграфу

Вопрос: Прочитайте эпиграф к параграфу и ответьте на вопросы. 1) Могли ли поляне не платить дань хазарам? 2) Почему покоренный народ, платящий дань оружием, вызывал опасение у завоевателей?

Ответ:

1) Поляне могли не платить дань хазарам, но за этим бы последовало нападение на полян и разорение их земель и, следовательно, дальнейший голод, болезни и гибель многих представителей данного племени. Они были не в силах дать отпор хазарам, потому что не имели опыта военного дела, потому что основным их занятием было земледелие, скотоводство и бортничество.

2) Народ, платящий дань оружием был опасен тем, что в любой момент это оружие они могли направить против завоевателей и тогда хазары бы лишились плательщиков дани и не могли бы существовать самостоятельно, потому то были кочевым народом, не имеющим свое хозяйство, а занимающихся лишь кочевым скотоводством.

Вопрос: Проанализируйте данные карты (с. 28), сравните результаты славянской и германской колонизации Европы после завершения Великого переселения народов.

Ответ: Ядро Западной Римской империи (Италия, Галлия, Испания и другие), куда направилась масса германских племен, к началу V века н. э. уже было достаточно плотно заселено самими римлянами и романизированными кельтскими народами. Поэтому великое переселение народов сопровождалось культурными, языковыми, а затем и религиозными конфликтами между германским и романизированным населениями. В свою очередь, на Восточно — европейской равнине, куда отправились восточные славяне, тоже уже жили другие народы (литовцы, латыши, финны, эстонцы, угры (венгры), коми, ханты, манси и др.) племена. Но колонизация этих мест славянами была мирной, славяне ужились с местным населением, не вели войн, происходила ассимиляция и взаимодействие в политике, экономике, культуре и языке.

Вопрос: Соотнесите даты, указанные на ленте времени со следующими событиями: 1) принятие хазарской аристократией иудаизма, 2) принятие волжскими болгарами ислама, 3) начало опустошительных набегов викингов в Европе, 4) образование Волжской Болгарии, 5) Образование Хазарского каганата

Ответ: 1) на рубеже VIII и IX вв.

2) 922 г

3) VIII в.

4) середина IX – середина X вв.

5) 30 — е гг. VII в.

(Стр. 34)

Вопрос: Выберете ответ на главный вопрос урока и, опираясь на текст параграфа, обоснуйте свой выбор: Важным ли было для восточных славян наличие соседей с разнообразным государственным и экономическим устройством и различными религиями?

Ответ: На мой взгляд, наиболее полно главный вопрос урока отражает следующий ответ: «Восточные славяне, жившие на территории, где проходил «водный мост между Европой и Азией», стали развиваться быстрее, используя государственные и экономические достижения соседей, перенимая их религиозные взгляды». Действительно, именно наличие соседей различного уровня развития политики, экономики, культуры и другого способствовали наиболее быстрому развитию славян, которые перенимали у них опыт не только религиозный, но и хозяйственный. Не только варяги, но и кочевые (позже и оседлые) племена (хазары, булгары, гунны и другие) привносили в быт и культуру славян нововведения, которые сформировали славян как земледельцев, ремесленников и торговцев, а также послужили толчком к объединению и созданию самостоятельного государства в центре Русской равнины.

Работа с источниками (стр. 36)

Вопрос: Можно ли, используя информацию источника, говорить о том, что славяне никогда не покидали мест своего проживания, в отличие от русов? Как относились к мечу славяне и русы? Что общего в их погребальных обрядах?

Ответ: Используя информацию из источника можно сделать вывод, что славяне – это оседлый народ. Об этом говорят следующие факты: живут в городе (если есть целый город, то нет смысла покидать территорию), идет торговля на одном месте, стоят подземные сооружения (кочевым народам не смысла строить подземные укрепления, потому что они постоянно передвигаются, следовательно, славяне – оседлые), основа скотоводства – свинья, которую не нужно пасти на пастбищах, мало лошадей, а они являются основой для кочевого народа, который постоянно находится в движении. Для русов же характерно: грабят припасы славян, чтобы кормиться самим, они самостоятельно перевозят и продают свои товара в отличие от славян, у них нет недвижимого имущества, деревень, городов, у них есть лошади и корабли, как основные средства передвижения. Меч для славян – это часть вооружения, которым они воспользуются в случае войны либо во время охоты. Для руса же меч – это крайне важная часть жизни каждого мужчины, которому отец в наследство оставляет лишь его, он же в свою очередь должен именно этим мечом добыть себе достояние. Общее в погребальных обрядах для славян и русов – это вместе с усопшим погребать домашнюю утварь, оружие, украшение, золото, монеты, а также слуг и жен, различие же заключается в том, что славяне сжигают тела умерших (как варяги), а русы же просто зарывают в землю.

Вопрос: Как объяснить пребывание в хазарском и болгарском государствах славян и русов? Считаю ли авторы арабских источников славян и русов одним народом?

Ответ: Пребывание славян и русов в хазарском и болгарском государствах связано с тем, что эти кочевые государства, живущие за счет грабежа и войн, уводили славян и русов в плен, брали в рабство, а затем продавали в другие государства в качестве рабов. Скорее всего, славян в этих государствах было больше, потому что основным их занятием было земледелие, а не война. Русы же славились как сильные и мужественные войны, поэтому их в плен брали реже, потому что не могли совладать с ними. Но не все славяне и русы в хазарском и болгарском государстве были рабами, некоторые из них попадали туда по другим причинам: путешествие, переезд, женитьба и другое. Для арабских авторов это два разных народа, живущих по соседству. На это указывают их постоянные взаимодействия: русы нападают на славян, уводят их в рабство, питаются припасам славян, славяне – это оседлые земледельца, русы – это кочевой торговый военизированный народ. Авторы не указывают на их близкое родство, но говорят о схожести традиций, обычаев, ритуалов.

Выберите ответ на главный вопрос главы. Обоснуйте свой выбор.

Вопрос: Выберите ответ на главный вопрос главы, обоснуйте свой выбор: Взаимодействие народов Восточно — Европейской равнины стало разрушительным столкновением или взаимообогащением?

Ответ: На мой взгляд, наиболее полно главный вопрос главы отражает следующий ответ: «Взаимодействие народов Восточной Европы с ближайшими соседями было активным и взаимообогащающим, что способствовало их быстрому развитию». Действительно, именно взаимодействие народов, проживающих в Восточной Европе в политической, экономической, культурной сфере, а также торговли способствовали их быстрому развитию. Они перенимали друг у друга не только традиции, обычаи и ритуалы, но и способы и методы хозяйствования, ведения торговли, способы передвижения не только по суши, но и по морям. Даже их столкновения, взаимные набеги, продажа в рабство повлекли за собой обмен опытом и культурой, что в конечном итоге вылилось в тесные и дружественные отношения между народами.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 23ГДЗ История История России 6 класс Андреев Федоров Учебник 2020 ДрофаЕсли заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Trojden | Первые государства на территории Восточной Европы: Андреев И. Л.

«И нашли их хазары сидящими на горах этих в лесах и сказали: «Платите нам дань». Поляне, посовещавшись, дали от дыма по мечу, и отнесли их хазары к своему князю и к старейшинам, и сказали им: «Вот, новую дань нашли мы».

«Повесть временных лет»

● каганат

● иудаизм

● ислам

Важным ли было для восточных славян наличие соседей с разнообразным государственным и экономическим устройством и различными религиями?

1. Восточные славяне и варяги. Приблизительно на рубеже IX—X вв. славяне разделились на три большие группы. Западные славяне, продвигаясь вслед за германскими племенами, достигли берегов рек Эльбы, Майна и Дуная. Южные славяне заселили значительную часть Балканского полуострова. И только восточные остались на территориях, занятых славянами ещё на начальном этапе освоения европейских земель. Все три группы отличались друг от друга внешностью, особенностями говора, традициями.

Часть восточных славян (летописцы называют их вятичами) проникли на восток и заселили земли по Оке. На севере поселились словене (на озере Ильмень возле Новгорода), кривичи (по верхнему течению Волги, на Западной Двине и у истоков Днепра, то есть в окрестностях Смоленска, Витебска и Пскова) и полочане (на Западной Двине, у Полоцка). Южные районы занимали поляне (на Днепре, около Киева), древляне (в Полесье), дулебы (на Буге), уличи и тиверцы (на Днестре), северяне (на Десне, Сейме и Суле), а также дреговичи (между Припятью и Двиной).

Многие историки полагают, что восточные славяне назывались русами. Есть и другое мнение — это название первоначально принадлежало их северным соседям и только после многих десятилетий совместного проживания стало относиться и к восточным славянам.

Все восточные славяне в основном занимались земледелием, а также ремеслом, охотой и рыболовством. Они хорошо понимали друг друга и могли объединяться для решения общих задач — чаще всего для защиты от врагов.

На севере восточнославянские земли подвергались набегам воинственных скандинавов (варягов). Основным занятием варягов была война. На протяжении нескольких веков (с VIII по XI в.) вся Западная Европа страдала от их опустошительных набегов.

Ещё одним важным занятием для варягов была торговля. Чтобы попасть кратчайшим путём в Константинополь и Багдад, они использовали речные торговые пути, проходящие через земли восточных славян. Главной задачей скандинавов-купцов была доставка товара, а не грабёж.

1. Что заставляло восточных славян стремиться к единству?

2. Каким было поведение скандинавов-купцов в землях восточных славян?

2. Хазарский каганат. На юге и юго-востоке восточным славянам приходилось сталкиваться с племенами кочевников — тюркоязычных хазар и булгар.

Первые упоминания о хазарах относятся к VI в. В составе гуннского объединения они заняли прикаспийские степи Северного Предкавказья. На протяжении столетия хазары вели непрерывные войны с закавказскими государствами и Ираном. В 30-е гг. VII в. на территории современного Дагестана хазары образовали собственное государство — Хазарский каганат. Кроме хазар в него вошли родственные им аланы и болгары (булгары). Во главе объединения стоял правитель — каган.

Конный воин Хазарского каганата. Реконструкция

Хазары захватили Приазовье, Северное Причерноморье и часть степного Крыма. Крупнейшие поселения каганата, Беленджер и Семендер, были большими, хорошо укреплёнными городами.

В конце VII в. к южным границам каганата подошли войска Арабского халифата. Потерпев поражение, хазары откочевали на север, в степи между Доном и Волгой. В первой четверти VIII в. столицу хазарского государства перенесли на берег Волги, в замок Итиль. На новых землях экономика и культура каганата быстро возродились.

Основным занятием хазар было кочевое скотоводство. В летние месяцы стада пасли на горных лугах, а зимой отгоняли в степи. Здесь появлялись поселения — зимовища, в которых постоянно жили старики и те, кто не имел своего скота. Знать продолжала кочевать. Бедное население каганата занималось ремёслами и земледелием. Оседлые хазары даже разводили сады и виноградники. Хазария торговала с Арабским халифатом, с государствами Средней Азии и Византией. Видимо, тогда же, в VIII в., хазары столкнулись с восточными славянами, жившими на берегах Днепра, и начали собирать с них дань.

Подобно другим кочевникам, входившим в гуннский союз, хазары были язычниками. На рубеже VIII и IX вв. с целью противопоставить своё государство христианской Византии и мусульманскому халифату часть хазарской аристократии приняла иудаизм. В стране началась смута, продолжавшаяся несколько десятков лет. В результате власть кагана ослабла. Размеры Хазарии сократились до небольшого ханства, расположенного между реками Дон, Волга, Терек и Маныч.

1. Как природные условия повлияли на главное занятие хазар — кочевое скотоводство?

2. Почему язычники хазары приняли иудаизм?

3. Государство Волжская Болгария. В начале IX в. несколько болгарских орд, входивших в состав Хазарии, отошли на север. Они заняли небольшую территорию в междуречье Волги и Камы, расселившись среди местного угорского населения. Здесь в середине IX — середине X в. сложилось государство волжских болгар — Волжская Болгария (Булгария). Постепенно его территория расширялась, охватывая волжское левобережье (территории современных Татарстана, Чувашии и Ульяновской области). Основными занятиями болгар были скотоводство и ремесло. На новых землях у них стало зарождаться земледелие.

Остатки городища Булгар, основанного волжскими болгарами в X в.

Первое время Волжская Болгария подчинялась Хазарскому каганату. Чтобы освободиться от его власти, правители болгар обратились за помощью к злейшему врагу хазар — Арабскому халифату. Союз был подкреплён принятием болгарским царём ислама в 922 г. Тем самым он противопоставил себя Хазарскому каганату, часть населения которого исповедовала иудаизм.

Как самостоятельное государство Волжскую Болгарию начинают упоминать в письменных источниках только после падения каганата, с конца X в. Она просуществовала до 1236 г., когда была разгромлена монголами во главе с Батыем. В начале XV в. её территория и население составили основу нового государства — Казанского ханства.

1. Что позволило болгарам создать независимое от хазар государство?

2. Какие преимущества получила Волжская Болгария, приняв ислам?

4. Влияние природных условий и географического положения на общественную жизнь восточных славян.

Природно-климатические условия Восточной Европы, где расселились восточные славяне, отличались рядом особенностей, которые сказались не только на повседневной жизни славян, но и на организации общества.

Основная часть Восточно-Европейской равнины относится к умеренному поясу. Значительные площади её покрыты лесами: на севере простирается тайга, средняя часть занята смешанными, хвойно-лиственными породами, а на юге раскинулись лесостепи.

Основной территорией обитания восточных славян стала зона смешанных лесов. Чтобы заниматься здесь земледелием, надо было затрачивать много сил на расчистку земли от лесов. Почва этих мест быстро истощалась. Первые 2—3 года урожаи зерновых культур были довольно высокие, но потом земля «выпахивалась» и они резко снижались. Поэтому через каждые 4—5 лет приходилось расчищать под пашню новые лесные участки. Подобная система земледелия была возможна только при коллективных (общинных) формах организации труда.

Рукоять славянского меча

Не баловали восточных славян и погодные условия. Климат восточной части Европы характеризуется резкими перепадами летних и зимних температур. Для центральной части современной России период, когда можно заниматься земледелием, составляет всего 150 дней в году.

Эти особенности не могли не наложить отпечаток на все стороны жизни восточных славян. Противостояние суровым природным условиям и необходимость защиты от воинственных соседей, стремление повторить их успехи в различных областях создали условия для объединения разрозненных славянских племён.

Русский летописец рассказал легенду о том, как поляне заплатили хазарам необычную дань — по мечу от каждого дома. По ней старейшины предсказали кагану, что наступит время, когда обоюдоострый славянский меч победит хазарскую саблю: «Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель». И действительно, вскоре возникло государство славян — Древняя Русь, которое многому научилось у своих соседей и смогло превзойти их не только по военной мощи.

1. Почему в лесной зоне трудно заниматься земледелием?

2. Какие трудности создавал для восточных славян климат?

Вопросы и задания

1. Прочитайте эпиграф к параграфу и ответьте на вопросы.

1) Могли ли поляне не платить дань хазарам? 2) Почему покорённый народ, платящий дань оружием, вызывал опасение у завоевателей?

2. Проанализировав данные карты (с. 28), сравните результаты славянской и германской колонизации Европы после завершения Великого переселения народов.

3. Соотнесите даты, указанные на ленте времени, со следующими событиями: 1) принятие хазарской аристократией иудаизма; 2) принятие волжскими болгарами ислама; 3) начало опустошительных набегов викингов в Европе; 4) образование Волжской Болгарии; 5) образование Хазарского каганата.

4. Выберите ответ на главный вопрос урока и, опираясь на текст параграфа, обоснуйте свой выбор.

Важным ли было для восточных славян наличие соседей с разнообразным государственным и экономическим устройством и различными религиями?

A. Развитию восточных славян способствовали только варяги, принадлежавшие к земледельческой цивилизации, они научили славян торговать и помогали им продавать собственные товары.

Б. Восточные славяне, жившие на территории, где проходил «водный мост между Европой и Азией», стали развиваться быстрее, используя государственные и экономические достижения соседей, перенимая их религиозные взгляды.

B. Значительное влияние на восточных славян оказали кочевые народы: опираясь на опыт Арабского халифата, они дали славянам урок государственности и высокой религиозной культуры.

РАБОТА С ИСТОЧНИКАМИ

Из арабских источников

Славяне. «Славяне — народ многочисленный, живут в лесах по равнине. ...У славян мёд употребляется вместо винограда, у них развито пчеловодство. У славян свиньи так же многочисленны, как [у мусульман] овцы. Когда умирает славянин, его труп сжигают, вместе с покойным бросают в огонь его жену, при этом совершают тризну и веселятся. Славяне поклоняются огню (или быку). Славяне сеют просо; при наступлении времени жатвы они кладут зерно в сито и, обращаясь к нему, произносят молитву. У славян имеются разные музыкальные инструменты: лютни, тамбуры, свирели. Хмельной напиток славян из мёда, у некоторых до сотни сосудов этого медового вина. У славян мало вьючного скота, лошадей; они носят рубахи и надевают на ноги сафьяновые сапоги; их вооружение: копьё, щит, пики, меч, кольчуга; глава славян ...живёт в городе... где ежемесячно в течение трёх дней происходит торг. Славяне строят подземные сооружения, в которых спасаются зимой от сильного холода. ...Славяне подвергают суровому наказанию виновных в воровстве».

Похороны знатного руса. Художник Г. И. Семирадский

Русы. «Царя русов называют каган. Русы — народ многочисленный. Русы нападают на славян, продают их в качестве рабов в Хазаране и Булгаре, грабят припасы славян, чтобы этими припасами кормиться самим. У русов — обычай оставлять в наследство имущество только дочери; если у руса рождается сын, отец вручает ребёнку меч, заявляя: это — твоё наследство, отец приобрёл мечом своё достояние, так и ты должен поступать. Русы — один из разделов славян, они возят меха к Румскому морю, а отправляются до Хамлиджа, хазарской столицы, затем плывут по морю Горгана и оттуда уже на верблюдах везут свои товары до Багдада... У русов нет недвижимого имущества, деревень, пахотных полей, их занятие — меховая торговля; за меха они берут чеканные монеты, которые прикрепляют к своим поясам. ...У русов мечи соломоновы; когда русы начинают войну, то прекращаются усобицы и все действуют единодушно, пока не победят врага. ...Русы мужественны и смелы, походы совершаются не на конях, а на кораблях. ...При похоронах знатного руса в могилу, наподобие обширного дома, кладут одежду, пищу, вино, деньги; вместе хоронят живую жену, которую любил покойный».

1. Можно ли, используя информацию источника, говорить о том, что славяне никогда не покидали мест своего проживания, в отличие от русов? Как относились к мечу славяне и русы? Что общего в их погребальных обрядах?

2. Как объяснить пребывание в хазарском и болгарском государствах славян и русов? Считают ли авторы арабских источников славян и русов одним народом?

ИТОГИ ГЛАВЫ I

Начало истории славян относится к середине I тысячелетия до н. э., когда балто-славяне распались на балтские и славянские племена. В VIII—IX вв. славяне расселились практически по всей Восточной Европе. Приблизительно на рубеже IX—X вв. они окончательно разделились на три большие группы: южных, западных и восточных славян. Летописи сообщают о названиях восточнославянских племён: вятичи, словене, кривичи, полочане, поляне, волыняне, бужане, уличи, тиверцы, северяне, радимичи, дреговичи. Соседями восточных славян были скандинавы-варяги (на северо-западе), хазары и булгары (на юге и юго-востоке), южные и западные славяне (на западе и юго-западе).

Выберите ответ на главный вопрос главы. Обоснуйте свой выбор.

Взаимодействие народов Восточно-Европейской равнины стало разрушительным столкновением или взаимообогащением?

А. Взаимодействие народов Восточной Европы с ближайшими соседями было активным и взаимообогащающим, что способствовало их быстрому развитию.

Б. Народы Восточно-Европейской равнины жили отдельно, их влияние друг на друга отсутствовало.

В. Народы Восточно-Европейской равнины боролись не между собой, а с суровыми природными условиями, которые тормозили их развитие.

ТЕМЫ ДЛЯ ПРОЕКТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

1. Стоянки первобытных людей на территории нашей страны в период неолита.

2. Древнегреческие колонии в Приазовье и Причерноморье на территории России.

3. Река Волхов — место первых столкновений славян и варягов.



Тест по теме "Народы и государства Восточной Европы в древности"

Итоговая контрольная работа по теме

«Народы и государства Восточной Европы в древности».

История России. 6 класс.

1. Великое оледенение началось:

1. 2000 лет назад.

2. 2 млн. лет назад.

3. 20 млн. лет назад

2. Последняя ледниковая эпоха завершилась:

1. 13 млн. лет назад.

2. 13 лет назад.

3. 13 000 лет назад.

3. К каким языковым семьям принадлежали наши предки:

1. Индоевропейской, алтайской, германской.

2. Индоевропейской, алтайской, уральской.

3. Индоевропейской, балтийской, германской.

4. В каком году от индоевропейцев отделились балто-славянские племена:

1. 1 тыс. лет до н.э.

2. 2000-1500 г. до н.э.

3. 1500 лет.

5. На какие три ветви в середине 1 тыс. до н.э. разделились славяне:

1. Западные, восточные, северные.

2. Западные, восточные, юго-восточные.

3. Западные, восточные, южные.

6. Варяги – это….

1. Скандинавские народы – норвеги, датчане, шведы.

2. Норманы, викинги.

3. Все выше названное.

7. Назовите племена восточных славян.

8. Народы, жившие между Черным и Каспийским морем – соседи славян:

1. Древляне.

2. Булгары и хазары.

3. Хазары.

9. Народы, жившие между реками Камой и Волгой – соседи славян:

1. Булгары.

2. Булгары и хазары.

3. Хазары.

10. Занятия наших предков.

11. Какие трудности создавал для восточных славян климат?

12. Железный век – эпоха, в которую появилась________________ орудия труда.

13. Названия каких греческих колоний на побережье Черного моря вы знаете?

14. Сарматы, скифы жили…

1. В Причерноморье и Приазовье.

2. На Алтае..

3. В Причерноморье и Приуралье.

15. Предки современного человека появились в Восточной Европе:

1. 30 тыс. лет назад.

2. 40 тыс. лет назад.

3. 50 тыс. лет назад.

Ответы:

1. – 2

2. – 1.

3 - 2.

4 – 2.

5 – 3.

6 - 3.

7 – вятичи, кривичи, словене, древляне, полочане, северяне, уличи и т.д.

8 – 3.

9 – 1.

10 – земледелие, скотоводство, охота, рыболовство.

11 - погода не баловала славян, климат характеризовался резкими перепадами летних и зимних температур, в центральной части современной России для занятия земледелием было всего 150 дней.

12 – железные.

13 – Херсонес, Пантикапей, Горгиппия, Ольвия и т.д.

14 – 1.

15 – 2.

Тест составила – учитель истории и обществознания МБОУ «Турлатовская СШ» Пронина Ирина Сергеевна.

Отступление от соглашений времен холодной войны — Россия в глобальной политике

Как перевернуть страницу в американо-росийских отношениях

Двадцать лет тому назад, когда холодная война близилась к завершению, американский и российский президенты определли свое видение формирующегося мироустройства. Они также выработали принципы и положения фундаментального урегулирования, призванные обеспечить мир между великими державами и расширить либеральный международный порядок. В отличие от предыдущих договоренностей, соглашение о контроле над вооружениями, ставшее краеугольным камнем урегулирования конфликта между Востоком и Западом, не закрепляло силу победителя и слабость побежденного, а основывалось на признании взаимной уязвимости сторон перед оружием нового типа. Выработанное после полувека напряженного антагонизма и соперничества, оно знаменовало собой эпохальный сдвиг в мировой политике.

Сегодня надежды, порожденные тогда, кажутся бесконечно далекими. В последнее десятилетие отношения между Россией и Западом становились все более враждебными и конфликтными. Многие предполагают, что в будущем стороны ожидают не сотрудничество и партнерство, а усиливающееся соперничество и растущее геополитическое противостояние, что, по существу, будет означать возврат в XIX век.

Администрация президента Барака Обамы считает восстановление конструктивных связей с Россией одной из главных внешнеполитических задач и честолюбиво стремится «перезагрузить» отношения, переведя их на более позитивную основу. Эти усилия начались с переговоров в ходе визита Обамы в Москву в июле 2009 г. и уже привели к серьезному сдвигу во внешней политике, когда было решено заменить размещение ракет-перехватчиков системы ПРО шахтного базирования и радары в Восточной Европе на более гибкую систему морского и наземного базирования. Новая политика вызвала хор негодующих голосов, утверждающих, что Соединенные Штаты умиротворяют Россию, жертвуя своими национальными интересами и интересами своих союзников в Восточной Европе и на бывшем советском пространстве. В действительности политика Обамы – шаг вперед в направлении восстановления некоторых самых успешных внешнеполитических методов Америки, достигших расцвета на закате холодной войны при администрации покойного Рональда Рейгана и администрации Джорджа Буша-старшего.

Обама исходит из того, что от отношений с Россией зависит слишком много – даже больше, чем принято считать. Его сторонники понимают, что для достижения целей американской внешней политики (нераспространение ядерного оружия, победа над терроризмом, обеспечение энергобезопасности и изменение климата, а также мирные преобразования в бывшей сфере советского влияния) необходимо наладить сотрудничество с Москвой. Дальнейшее ухудшение отношений не только помешает решению поставленных задач, но и чревато малоприятной перспективой возращения к полномасштабному соперничеству между великими державами.

Россия недостаточно могущественна для того, чтобы доминировать на мировой арене или даже быть полноценным конкурентом США, но она способна стать на пути Америки. Возобновление гонки ядерных вооружений и полномасштабная конкуренция с Россией стали бы шагом назад в смысле обеспечения фундаментальных интересов Вашингтона в области безопасности. Зависимость Соединенных Штатов от России не столь велика, как в годы холодной войны, но она остается существенной в силу уязвимости обеих стран перед угрозой ядерного опустошения.

Прошлое – как далекое, так и недавнее – бросает тень на нынешние усилия по «перезагрузке». Характер новой России и формат ее связей с окружающим миром рождаются в муках под гнетом многовековой антидемократической и нелиберальной внутренней политики и подчас жестко антагонистических отношений с международным сообществом. Если принять во внимание прошлое России и большую часть ее настоящего, американцы могут легко заключить, что Москва и Вашингтон обречены на взаимную неприязнь. Однако думающие так не понимают ключевых моментов мирного завершения холодной войны и вытекающих из него несбывшихся ожиданий России. Но именно это породило новую волну враждебного отношения к Западу, которое необходимо исправить.

Главный фактор заключается в том, что многие россияне небезосновательно полагают, что США, по сути, нарушили основные условия соглашения с постсоветской Россией. Вот почему отношение Москвы к миру в целом и к Соединенным Штатам в частности отравлено желчью, горечью и обидой. Ключ к успеху кроется в сглаживании этих неприятных воспоминаний, связанных с договоренностями, положившими конец холодной войне.

По мнению россиян, Вашингтон посягнул на законные, исторически обоснованные национальные интересы России в области безопасности, оговоренные в соглашениях завершающего периода холодной войны. Россияне выдвигают три основные претензии: два десятилетия расширения НАТО на страны бывшего Варшавского договора и постсоветские регионы, а также перспектива присоединения к альянсу Украины и Грузии; выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО, подписан в 1972 г. – Ред.) и планы администрации Джорджа Буша-младшего разместить в Восточной Европе ракеты для перехвата баллистических носителей; наконец, усилия Америки, направленные на прокладывание трубопроводов из Каспийского бассейна в обход России. Эти действия усугубляют травмы, нанесенные болезненному самолюбию России, и усиливают ее ностальгию по утраченным статусу и влиянию. Тем временем изъяны российской стороны – в первую очередь склонность премьер-министра Владимира Путина к авторитаризму – подорвали доверие Соединенных Штатов к Москве и помогли оправдать отступление от принципов урегулирования в завершающий период холодной войны.

Но больше всего американо-российский отношения омрачают не расхождения между современными политиками, а тень прошлого. Для успешной «перезагрузки» недостаточно только смотреть вперед и заниматься совместным строительством на фундаменте общих национальных интересов, что пытается делать администрация Обамы. Необходимо также оглянуться в прошлое и залечить раны, нанесенные отступлением от прежних соглашений. Осью договоренностей было сочетание сдержанности со стороны великих держав и построение либерального миропорядка. Принципы примирения, сдержанности и интеграции, лежавшие в основе урегулирования, в свою очередь, были выражением более широкой и давней идеи об умиротворении великих держав и построении либерального порядка по американскому и западному образцу. Следовательно, ключом к «перезагрузке» является возвращение к архитектуре и принципам, закрепленным в период завершения холодной войны и их восстановление.

Cоглашение, положившее конец холодной войне

Думая о том, какую тень бросает недавнее прошлое на американо-российские отношения, важно рассматривать завершение холодной войны в правильной исторической и теоретической перспективе. Холодная война не просто закончилась – она завершилась благодаря компромиссному урегулированию.

Напрашиваются сравнения с другими конфликтами прошлого, которые также закончились благодаря важным компромиссам. В истории современного государства договоренности, достигавшиеся в результате урегулирования серьезных конфликтов, становились фундаментом для построения нового миропорядка, поскольку в такие моменты оговаривались либо изменялись международные правила и устои. Основными компонентами подобного урегулирования служат мирные конференции, всеобъемлющие договоры и послевоенные соглашения о принципах глобального устройства.

В редкие поворотные моменты истории великие державы вынуждены находить компромиссы по основным принципам мирового порядка, когда не только легитимируются итоги войны, но и формулируется общее понимание, а также создаются процедуры разрешения конфликтов. Подобные урегулирования выполняли тем самым «квазиконституциональную» функцию. По сути дела, они создавали основополагающую конструкцию для последующего развития международных отношений. Логика и ожидаемые последствия этих компромиссов отличаются от «обычной» внешней политики и политических стратегий, в которых преобладают краткосрочные, пошаговые и рутинные решения. Однако некоторые современные политики, отстаивающие национальные интересы, склонны считать эти рамочные соглашения чем-то само собой разумеющимся и зачастую не предпринимают шагов, направленных на их защиту и поддержку.

Хотя компромиссные договоренности отличались по степени успешности и характерным особенностям, в течение последних нескольких веков достигнуто несколько удачных компромиссов, которые стали неотъемлемой частью мирового порядка и американского либерального общественного устройства. Они возникли в два этапа, которые частично перекрыли друг друга.

Во время первого, который пришелся на эпоху существования великих европейских держав, успешные урегулирования чаще всего базировались на принципах сдержанности, ассоциирующихся с «сообществом государств». Этот образ мышления остается важной частью современной практики поддержания международного мира и правопорядка. Второй этап был вдохновлен американцами, когда в 1919 г. на Версальской конференции президент США Вудро Вильсон изложил смелый проект либеральной реформы. Хотя американский план не стал краеугольным камнем мирного договора, положившего конец Первой мировой войне, его подхватили и более детально разработали, чтобы использовать для улаживания отношений между странами Запада по окончании Второй мировой войны.

В истории современного государственного строительства в качестве основных вех становления современной системы международных отношений обычно выделяют Вестфальское, Утрехтское, Венское, Версальское и Ялтинское и Потсдамское соглашения. Переломным моментом в практике мирных урегулирований на первом этапе, способствовавшим выработке современной реалистичной модели успеха, стало подписание Венского соглашения, положившего конец французским войнам – революционным и наполеоновским. Историки современной дипломатии характеризуют Венское соглашение как особенно удачное, потому что оно основано на принципе сдержанности великих держав. Оно объединило побежденных французов, признало законные национальные интересы Франции, в том числе в области безопасности, и дало старт дипломатическому процессу для разрешения возникающих проблем на основании общих принципов и общего понимания. Появившийся в результате договоренности о европейском устройстве считаются образцом стабильного мирового порядка.

В отличие от него Версальский мирный договор представлял собой противоречивое сочетание карательных и прогрессивных мер. Он олицетворял британско-французские требования возмездия, накладывал на Берлин весьма обременительные обязательства по возмещению убытков и ассиметричному разоружению и предусматривал частичную оккупацию Германии, а также игнорировал ее законные национальные интересы, касающиеся безопасности. Историки и современные реалисты указывают на эти карательные меры как на основную причину провала Версальского мирного договора. Вместе с тем Версальский мир учредил Лигу Наций, которая, как надеялись ее приверженцы, положит начало совершенно новой, основанной на передовых либеральных принципах системе межгосударственных отношений.

«Зализывание ран», нанесенных Второй мировой войной, проходило гораздо труднее, нежели урегулирование прежних конфликтов. Никаких переговоров с побежденными противниками, Германией и Японией, не велось. В Ялте и Потсдаме друг с другом разговаривали победители, которые, по сути, разделили Европу между собой. Тем временем Соединенные Штаты предприняли всеобъемлющую реконструкцию Германии и Японии, превратив их в либерально-демократические, конституционные государства, участников послевоенного либерального мирового порядка, создававшегося под руководством США. Это урегулирование по-американски отличалось от Венского мира, при котором уважалась внутренняя целостность побежденного режима, но напоминало прогрессивную часть Версальского мирного договора, потому что имело целью вовлечь побежденные страны в систему коллективной безопасности. Последовавший антагонизм между победителями, вылившийся в холодную войну, затмил эти достижения, но они знаменуют собой важный прорыв к либеральному мироустройству.

Можно лучше понять логику примирения участников холодной войны, если сравнить ее с прежними мирными соглашениями. Как и другие вооруженные конфликты в истории, холодная война была закончена благодаря далеко идущему компромиссу, который, как оптимистично надеялись его архитекторы, станет рамочным договором для создания нового глобального порядка. Но компромисс оказался результатом не одного прорыва, а следствием последовательных шагов и событий: крах коммунизма в Восточной Европе, оговоренный вывод советских войск и воссоединение Германии, взаимное ядерное и обычное разоружение и внезапный развал Советского Союза. Все это быстро, мирно и неожиданно. Потенциально взрывоопасные тенденции умело направлялись в безопасное русло с помощью интенсивной дипломатии, а также взаимных компромиссов, достигавшихся в процессе переговоров.

Более чем любые другие мирные соглашения в истории, компромиссное урегулирование, положившее конец холодной войне, опиралось на несколько важных договоров в сфере контроля над вооружениями. Конкуренция в области разработки новых ядерных вооружений была основой соперничества между Соединенными Штатами и СССР, полностью затмив другие разногласия и проблемы. Советско-американское противостояние резко отличалось от прежних конфликтов между великими державами, поскольку две сверхдержавы имели возможность мгновенно уничтожить не только друг друга, но и всю человеческую цивилизацию. Центральным стратегическим вопросом эпохи было управление этими рисками, и со временем, в течение длительного процесса, стороны выработали базовые принципы мирного урегулирования. Поворотный пункт наступил в 1980-х гг., когда ядерная проблематика подтолкнула президента США Рональда Рейгана и советского лидера Михаила Горбачёва к неожиданному сближению. Оно вышло далеко за пределы традиционного сдерживания и военной стратегии, разработанной американским и советским военными ведомствами. Ключевым моментом являлась взаимная уязвимость, а вовсе не превосходящая американская военная мощь – именно понимание этого стало основанием для завершения холодной войны.

Дипломатический стержень урегулирования составляли несколько договоров по контролю над вооружениями. Промежуточный договор о ядерных силах полностью запретил целый класс вооружений, базировавшихся в европейской зоне (Договор о РСМД. – Ред.), по Договору СНВ-1 (1991) предусматривалось значительное сокращение советских и американских стратегических ядерных арсеналов дальнего радиуса действия. Документы опирались на наследие более раннего периода разрядки, и в частности на Договор о ПРО. Драконовские ограничения на размещение оборонительных вооружений служили по общему признанию предпосылкой для последующего сокращения наступательных вооружений. Компромиссные соглашения, положившие конец холодной войне, принимались в расчете на то, что сокращение ядерных вооружений продолжится и будет сопровождаться новыми мерами по контролю и расширением списка организаций по обеспечению безопасности.

Конечно, и прежние договоренности содержали пункты по контролю над вооружениями, но они зачастую были асимметричны по своей природе. Положения, оговаривавшие контроль над вооружениями, закрепляли односторонние преимущества, достигнутые победителем в конце войны. Особенности компромиссного урегулирования заключались в том, что договоренности по контролю над вооружениями были строго симметричными и прозрачными. Это отражало не только приблизительное равенство развернутых обеими сторонами ядерных сил, но также и фундаментальное равенство в уязвимости, которое было главным мотивом изменения отношений.

Противостояние второй половины ХХ столетия также отличалось от прежних конфликтов, заканчивавшихся подписанием мирного договора, тем, что это все же была холодная, а не горячая война. Советский Союз не считал себя побежденной или тем более оккупированной стороной, подвергшейся разрухе. Таким образом, ему были доступны многочисленные возможности для проведения реформ и трансформации. Завершение холодной войны оказалось чем-то средним между примирением великих держав по венскому образцу и построением либерального мирового порядка версальского типа. Интересы Москвы учли в полной мере, и на основании этого уважительного отношения великих держав друг к другу была выстроена новая архитектура международного устройства и сотрудничества. В противоположность Версалю здесь отсутствовал карательный элемент и постсоветская Россия (в отличие от веймарской Германии) не должна была нести бремя возмездия или дипломатической изоляции. В отличие от Лиги Наций, которая исключила Германию из своих рядов, Организация Объединенных Наций после окончания холодной войны по-прежнему играла важную роль для новой России. Российские реформаторы надеялись, что в период после холодной войны ООН обретет второе дыхание, выйдя из состояния паралича, вызванного конфликтом между Востоком и Западом.

ЗАПАДНЫЙ ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Доминировавшее в Соединенных Штатах представление о «победе Рейгана в холодной войне» затмило важность самоограничения великой державы, добившейся окончания холодной войны. Согласно этой точке зрения, отстаивание американских идеалов и применение силового подхода, подкрепленного идеологической самоуверенностью Рональда Рейгана и наращиванием военной мощи, а также экономическая слабость, вызванная разгулом коммунизма, вынудили Советский Союз пойти на уступки.

Но эта трактовка слишком проста, поскольку из нее вытекает, что решающим фактором стала самоуверенность, а не самоограничение США. При этом упускается из виду значение того, что Запад продемонстрировал готовность к согласию и сотрудничеству, а также тот факт, что внешняя политика Запада в целом и Соединенных Штатов в частности стала привлекательной для СССР. Американские потенциал и решимость, конечно, останавливали Москву, но существовала и более широкая западная система, которая делала мощь США более сдержанной и менее опасной. Эта либеральная система и активная дипломатия, воплощавшая ее принципы, сделали возможной советскую переориентацию и сокращение Кремлем расходов на оборону.

Российские реформаторы осознавали, что живут в совершенно иной международной обстановке, менее угрожающей безопасности их страны и более миролюбивой по своей сути. На протяжении многих веков Российская империя и Советский Союз сталкивались с угрозой их национальной безопасности со стороны Запада; кульминацией стало нападение Третьего рейха в годы Второй мировой войны. Понятно, что Москва не доверяла внешнему миру и занимала оборонительную позицию, проявляя повышенную бдительность (вплоть до параноидальной) и сидя на горах оружия. В более ранние эпохи Россия, а затем СССР существовали в международной системе, состоявшей из хищных, нелиберальных империй, в мире государств и блоков с низкой степенью взаимодействия и взаимозависимости. В противовес российскому историческому опыту и памяти, относительно умеренная западная система, восторжествовавшая во второй половине XX века, была чем-то совершенно новым. Усиление Соединенных Штатов и послевоенное восстановление Западной Европы в виде интегрированных в мировое сообщество либеральных демократий стали важным водоразделом и указывали на изменение военной обстановки вокруг Советского Союза.

Эта новая реальность сделала возможной переориентацию Кремля. В цепочке событий, свидетельствовавших об окончании холодной войны, главным узловым моментом было решение СССР вывести свои войска с территорий стран Центральной и Восточной Европы. Это решение опиралось на вывод Москвы о том, что Запад не будет эксплуатировать советскую уязвимость, посягать на советскую оборонную мощь и сферу влияния и тем самым не будет угрожать ключевым советским интересам в сфере безопасности. Другими словами, США и их западные союзники сумели донести до Москвы свой сдержанный настрой и убедить ее в том, что от них не исходит никакой угрозы. Запад как бы взял на себя обязательство не извлекать выгоду из того, что Советский Союз свертывает свои военные программы, и не угрожать его фундаментальным интересам.

В более широкой исторической перспективе добровольный вывод советских войск из Германии и из Восточной Европы фактически не имеет аналогов. Германия была в прошлом смертельным врагом СССР, а страны Восточной Европы попали в подчинение Кремля в результате неслыханных жертв, понесенных советским народом в годы Второй мировой войны. Осуществляя это исторически беспрецедентное отступление, Советский Союз демонстрировал тем самым уверенность в том, что НАТО не будет эксплуатировать его уязвимое положение к собственной выгоде.

Эта новая ситуация в сфере безопасности не только была менее угрожающей, но и открывала новые благоприятные возможности. СССР мог сделать больше, нежели просто отказаться от своей враждебности к Западу в разных частях мира. Как часто подчеркивал Горбачёв, его страна готова стать лидером коллективных усилий, направленных на решение глобальных проблем и создание новых международных организаций. Московские реформаторы верили в то, что переориентированный Советский Союз способен изменяться, развиваться и интегрироваться в мировое сообщество, только если закончится холодная война. Мировой порядок не просто стал мягче; он трансформировался и в других отношениях. С формированием после Второй мировой войны западной системы, ведомой Америкой, мироустройстве начало меняться. Появлялось все больше международных организаций, развивались транснациональные сети, расширялась сфера применения рыночных отношений. При всей своей сложности современная западно-ориентированная система привлекала СССР, который тоже хотел присоединиться к ней, чтобы пожинать плоды интеграции и взаимодействия. Отчуждение не просто стало дорогостоящим и ненужным: примирение открывало возможности членства и, быть может, даже лидерства в международных организациях.

Конечно, мирное окончание холодной войны было не просто вопросом международных отношений, а во многом предопределялось ожиданиями внутренней трансформации Советского Союза, а затем России. Всевозможные планы реформ требовали прекращения международного антагонизма и изоляции и, таким образом, зависели от готовности противников Москвы снизить уровень противостояния. Более того, западная государственная система не только обеспечивала подходящий международный контекст для крупномасштабных внутренних преобразований, но и предлагала модели, некоторые из которых российские реформаторы надеялись реализовать в своей стране.

Первоначально Горбачёв и его окружение полагали, что программа построения социализма была серьезно искажена в течение нескольких десятилетий (от Сталина до Брежнева). Они считали социализм фактической реализацией, а не ущемлением демократии и прав человека. Программа перестройки и гласности нацеливалась не на отказ от социализма, а скорее на его реформацию и возвращение к утраченным фундаментальным принципам. Команда Горбачёва с оптимизмом предвкушала, что реформированный и возрожденный социалистический режим будет включать в себя демократические элементы и напоминать передовые социальные демократии Северной Европы. Эта программа казалась правдоподобной, поскольку была связана с верой в то, что современные индустриальные общества в конечном итоге сближаются.

После развала Советского Союза реформаторы во главе с Борисом Ельциным, первым президентом новой России, предпочли другую модель. Теперь их целью была не западная социальная демократия, а конституционное, демократическое и капиталистическое государство. Вторая волна реформаторов предпочла вариант, больше напоминавший англо-американскую неолиберальную парадигму, а не социал-демократическое государство всеобщего благоденствия.

Несмотря на глубокие различия, два плана реформ имели общие особенности. Во-первых, оба были западными. Во-вторых, сторонники каждой рассчитывали на то, что предпочитаемый вариант перестройки советской системы может быть осуществлен сравнительно быстро. Западные наблюдатели и лидеры также очень надеялись на то, что планы будут успешно претворены в жизнь, и эти ожидания играли ключевую роль в западном представлении о новом глобальном порядке и роли в нем Москвы. Таким образом, окончание холодной войны и компромиссное урегулирование конфликта означали коренную перестройку не только международных отношений, но и самой России, которой предстояло стать полноправным участником нового мироустройства.

НАРУШЕНИЕ ПРИНЦИПОВ УРЕГУЛИРОВАНИЯ, ПОЗВОЛИВШИХ ЗАВЕРШИТЬ ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ

На протяжении двадцати лет после окончания холодной войны происходило медленное, но верное размывание принципов и архитектуры мирного урегулирования. Вместо нового международного порядка, интеграции и взаимной вежливости взаимоотношения России и Запада характеризуются обидами, разочарованием и несбывшимися надеждами. Тому есть несколько причин. Отчасти, конечно же, дело в крахе внутренних преобразований в Советском Союзе и новой России, в невыполнении смелых планов быстрых реформ и сближения с Западом. Россия по-прежнему больше напоминает СССР и империю, нежели Швецию или Техас.

Но во многом это – следствие американского курса. Внешняя политика США, столь успешная в эпоху окончания холодной войны, начала преследовать цели, противоречащие принципам достигнутых тогда договоренностей. Это стало особенно очевидно при администрациях Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего, когда Соединенные Штаты стремились достичь краткосрочных и вторичных целей, принеся в жертву более фундаментальные интересы. Одна из причин в том, что глобальная американская стратегия во многом определялась внутренними группами интересов. США подорвали также принципы урегулирования, эксплуатируя свое доминирующее положение и не принимая в расчет интересов России. Явное преувеличение американских однополярных привилегий в сочетании с усилением агрессивной неоконсервативной идеологии привело к тому, что Америка в своей внешней политике утратила чувство меры, сдержанность и уважение к интересам других стран. В общей траектории ухудшения отношений с Москвой особенно выделяются три конкретные проблемы: расширение НАТО и соперничество по поводу бывших советских республик, выход из Договора по ПРО и размещение ракет-перехватчиков, а также полемика по поводу нефтепроводов из Каспийского бассейна.

Список американских нарушений, вызывающих недовольство русских, возглавляет расширение НАТО на восток. Членами альянса стали не только бывшие союзники СССР из стран Восточной Европы, но и некоторые республики, бывшие ранее частью советской империи. Если бы Михаил Горбачёв и советское руководство понимали, что союзники по Варшавскому договору и некоторые советские республики вступят в западный военный блок, вряд ли они согласились бы на столь масштабный вывод войск. Русские, независимо от их партийной принадлежности и политических воззрений, считают расширение НАТО серьезным нарушением мирных договоренностей конца холодной войны, поскольку опасаются, что Россия будет со всех сторон окружена натовскими базами, а ее интересы в области безопасности останутся проигнорированными.

Сторонники расширения Североатлантического союза утверждают: четкой договоренности о том, что НАТО не будет расширяться, не существовало. Но это не должно сбивать с толку, так как сама идея расширения альянса на восток являлась просто немыслимой во времена завершения холодной войны. Скорее всего, дипломатический диалог конца холодной войны шел о создании такой архитектуры, при которой Советы (и русские) интегрировались бы в панъевропейские и панатлантические структуры. Стержнем диалога являлись трансформация НАТО из военного союза в политический и вопрос о том, должна ли Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) расшириться, чтобы заменить НАТО либо просто дополнять ее.

Каким образом произошло столь стремительное расширение альянса, о котором не было и речи в процессе урегулирования? Различные группы и разные точки зрения одновременно и противодействовали расширению НАТО, и поддерживали его.

Наиболее видными критиками расширения были историки дипломатических отношений, специалисты по России и приверженцы школы реализма, такие, в частности, как Джордж Кеннан и Джон Льюис Гэддис, которые утверждали, что продвижение Североатлантического блока идет вразрез с принципами сдержанности, положенными в основу мирного завершения холодной войны, и потому может вызвать антагонизм со стороны России. В противовес им многие деятели из Восточной Европы и сторонники жесткой политики считали расширение НАТО привлекательным и благоразумным заслоном на пути неизбежного возрождения российской военной мощи. Популярность харизматичных восточноевропейских лидеров, особенно Леха Валенсы и Вацлава Гавела, в сочетании с мобилизацией этнических восточноевропейских лоббистских группировок внутри Соединенных Штатов оказала мощное давление на политический истеблишмент США, который не мог сопротивляться требованию расширения альянса.

Повестку дня определяла внутренняя американская политика, а не глобальные стратегические соображения. Либеральные интернационалисты также отстаивали идею продвижения альянса в качестве инструмента демократической консолидации. Прием восточноевропейских стран с переходной экономикой в западные организации казался полезным шагом, призванным исключить дестабилизацию обстановки и антидемократические перевороты в этих государствах. Интеграция Восточной Европы и бывших советских анклавов в НАТО и в самом деле рассматривалась как расширение интеграционных принципов, заложенных в фундамент мирного завершения холодной войны. Проблема была не в интеграции, как таковой, а в недостаточности масштаба ее распространения: нужно было включить саму Россию в западные структуры. Но в отличие от смелых мечтаний, свойственных периоду завершения холодной войны, 1990-е гг. отмечены упорным нежеланием приложить серьезные усилия для интеграции России и перестройки западных учреждений с целью ее приема. А тот факт, что расширение НАТО происходило одновременно с первой «горячей» войной альянса против Сербии («младшего славянского брата» России на Балканах), усилил убежденность русских в том, что НАТО, по существу, является антироссийской организацией.

Контроль над ядерными вооружениями – второй серьезный источник недовольства русских, поскольку они рассматривают этот вопрос во взаимосвязи с договоренностями, положившими конец холодной войне. Ослабление режима контроля над ядерными вооружениями началось в 1990-х гг., когда пропал интерес к дальнейшему сокращению вооружений, и достигло кульминации в годы правления Буша-младшего. Администрация Клинтона хоть и была привержена идее контроля над вооружениями, не сделала ее главной внешнеполитической целью и не смогла довести до логичного завершения Договор СНВ-2 (1993) или ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (1996). С приходом в Белый дом администрации Буша-младшего апатия превратилась в деятельное противодействие. Желая кардинальным образом изменить американскую ядерную доктрину, администрация приняла знаковое решение выйти из Договора по ПРО и прекратить все переговоры в этой области.

Существовало несколько причин подобного изменения политического курса. Отчасти политика администрации Буша-младшего была просто следствием давнего отношения консервативных критиков к разрядке и контролю над вооружениями в целом. Если Рональд Рейган решительно порвал со своими правыми союзниками, то Джордж Буш в значительной мере оставался в плену их предвзятых суждений. Подобно призракам из прошлого, чиновники прежних администраций, скептически относившиеся к идее контроля над вооружениями, занимали ключевые посты при Буше и быстро начинали осуществлять свои планы. В то же время почти полное исчезновение антиядерных суждений, которые сами по себе были плодом успешного завершения холодной войны, означало, что противники контроля над вооружениями беспрепятственно действовали на американской политической сцене.

Сыграла роль и неожиданно возникшая и постоянно углублявшаяся в 1990-х гг. пропасть между американской и российской мощью, а также экономическими и организационными возможностями. Архитектура урегулирования являлась двухполюсной, но в 1990-х гг. было очевидно, что, судя по распределению власти и влияния между двумя государствами, мир становится все более однополярным. Ухудшение взаимопонимания после окончания холодной войны было вызвано также тем, что американский военный истеблишмент стремительно развивался, в то время как русские остановились, вследствие чего возник разрыв в возможностях и желании соблюдать условия достигнутого соглашения. Когда американские возможности возросли, а российские уменьшились, вашингтонские стратеги все чаще стали действовать так, будто мнение Москвы их больше не интересует и США могут делать все, что им заблагорассудится.

Согласно американскому видению однополярного мира, особенно в трактовке неоконсерваторов, Соединенные Штаты должны укреплять свою безопасность и безопасность своих союзников, не обращая особого внимания на многостороннее сотрудничество и международные организации. Ответственность России и Америки за состояние дел в мировой политике также была несопоставима. Роль США, и без того немалая, еще больше повысилась в Европе, на Ближнем Востоке, в Южной и Восточной Азии, а интерес к России в то же время снижался; это создавало впечатление, будто Соединенные Штаты могут не обращать особого внимания на озабоченность России.

ПРИТЯЗАНИЯ ЗАПАДА

Еще один неожиданный источник напряженности в отношениях между Россией и Западом – трения из-за получивших независимость республик бывшего СССР. Напряженность возникла также в вопросах прокладки новых маршрутов трубопроводов, прав российских меньшинств, границ, унаследованных от Советского Союза, и демократизации бывших новых независимых государств. Вопросы, связанные с эксплуатацией энергоресурсов в Каспийском бассейне, оказались весьма непростыми.

Внезапное обретение суверенитета более бедными советскими республиками создало в 1990-х гг. нечто вроде геополитического вакуума власти. История российской колонизации народов Средней Азии насчитывала несколько столетий: и Российская империя, и Советский Союз являлись многонациональными государствами с многочисленной русской диаспорой во всех удаленных анклавах. Положение осложнялось наличием в районе Каспийского бассейна существенных неразведанных запасов нефти и газа. На эту нестабильную и непредсказуемую сцену вышли американские и западные нефтегазовые компании, требовавшие концессий на разведку и разработку новых месторождений. СССР был организован как единое и замкнутое экономическое пространство, имевшее немногочисленные связи с внешним миром. В 1990-х гг. США, подстрекаемые энергетическими компаниями, попытались проложить через территории бывших советских республик сеть нефтепроводов в обход России, чтобы избавиться от ее влияния.

Неудивительно, что это породило в Москве опасения, что Соединенные Штаты пытаются взять под контроль те регионы, которые исторически считались сферой влияния России. Еще один источник напряженности связан с дебатами по поводу границ и внутренней политики новых независимых государств. После 1991 г. примерно 25 миллионов этнических русских оказались за пределами российских границ и их положение превратилось в постоянную заботу Москвы. Это давало России возможность оказывать влияние на непрочные государства через своеобразную «пятую колонну» этнических русских, ставших гражданами новых государств. Дополнительные трудности создавал тот факт, что границы новых независимых государств полностью совпадали с границами бывших советских республик, которые, по сути, были административными образованиями внутри СССР.

Самая «горячая точка» – Крымский полуостров. Исторически он был российской территорией с преобладающим русским населением и областью базирования российского Черноморского флота. Крым стал частью Украины по прихоти Никиты Хрущёва, который передал эту территорию Украинской ССР в 1954 г. Наконец, русские заподозрили Запад в посягательстве на их кровные интересы вследствие энергичной деятельности американцев, европейцев и транснациональных групп, стремящихся демократизировать авторитарные режимы, возникшие после распада Советского Союза.

Все эти сложные и трудноразрешимые конфликтные ситуации и обиды тяжелым грузом висели на американо-российских отношениях, разбивая надежды россиян, связанные с мирным завершением холодной войны.

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ В РОССИИ

Отступление от соглашений, положивших конец холодной войне, также отчасти объясняется незавершенностью процесса перехода к демократии и капитализму внутри самой России. После окончания холодной войны многие предвкушали сравнительно быстрое движение России к либерально-демократическому капитализму. Однако главной особенностью переходного периода стало вопиющее социальное неравенство. Для подавляющего большинства россиян путь от социализма к капитализму был сопряжен с катастрофическим падением заработной платы, снижением уровня жизни, а также уменьшением социальных льгот, поскольку основные активы Советского государства оказались в руках ничтожно малой прослойки населения. Оглядываясь назад, можно сказать, что тяжелое наследие 75-летнего правления коммунизма стало серьезным препятствием на пути развития здорового капитализма.

Но Соединенные Штаты и их западные союзники сыграли важную роль также в тех решениях, которые были приняты в 1990-х гг. и предопределили вектор развития переходной экономики. Во-первых, модель ускоренной трансформации, предложенная западными консультантами, не учитывала проблемы неравенства и справедливого распределения активов. Она сводилась к экспорту неолиберальной, радикальной рыночной идеологии, которая усилилась в США в последние десятилетия XX века. Эта разновидность капитализма с присущими ей сильными и слабыми сторонами не обращает никакого внимания на социальное равенство и главный акцент делает на растущей концентрации богатства. Крайняя олигархическая форма распределения богатства в современной России является в значительной степени следствием такого безразличия.

Глядя на эту безрадостную картину, стоит вспомнить о другой разновидности капитализма, которая была введена американскими оккупационными силами в Германии и Японии после окончания Второй мировой войны в соответствии с так называемым «новым курсом». Преимущество либеральных реформ в Германии и Японии заключалось в том, что они проходили в разгромленных и дискредитированных государствах и этим как раз отличались от переходного периода, начавшегося после распада Советского Союза. Восстановление экономики Германии и Японии тоже осуществлялось в соответствии с принципами западного либерализма, но главное внимание уделялось социально-экономическому равенству и наделению экономическими полномочиями в первую очередь маргинальных групп, таких, например, как профсоюзы, малый бизнес и фермеры. Если бы в России переход происходил на основе демократического капитализма по типу «нового курса», то перспективы российской политической либерализации и стабилизации были бы гораздо радужнее. В Россию экспортировали не успешный либерализм середины XX века, а радикальную и извращенную разновидность либерализма конца столетия, главными бенефициарами которой были элита и богатое меньшинство.

УРОКИ ГЛОБАЛЬНОЙ ЛИБЕРАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ

События эпохи окончания холодной войны содержат важные уроки относительно реализации Америкой глобальной стратегии и ее плана построения либерального мирового порядка. Неизменной проблемой американского внешнеполитического курса является необходимость совмещения либеральной повестки дня с политикой великой державы. Признание этой дилеммы указывает на глубокие трения и конфликты, которые требуют индивидуальных подходов и решений. В качестве отправной точки важно подумать о более глубоких проблемах построения либерального порядка в мире с учетом взаимоотношений великих держав. Важно отметить, что отход Вашингтона от принципов мирного урегулирования конфликта между Востоком и Западом отчасти объясняется непоследовательной и не всегда уместной политикой либеральных преобразований. Расширение НАТО, несмотря на сложные проблемы в отношениях с Россией, сыграло стабилизирующую роль в Восточной Европы и продолжает олицетворять либеральные принципы интеграции. Точно так же безразличие американцев к исторически обоснованным интересам России в ее «ближнем зарубежье» воплощает либеральные принципы антиимпериализма, хотя и провоцирует враждебность со стороны Москвы.

Либеральная генеральная стратегия неизбежно возникает в контексте великодержавной политики. Хотя конечной целью либерализации политики является ее замена расширяющейся и углубляющейся демократической отчетностью, капиталистическим процветанием и международным институциональным сотрудничеством, примирение между великими державами должно предшествовать формированию либерального мирового порядка. Как это ни парадоксально, построение ничем не ограниченной либеральной системы ухудшает условия, необходимые для ее же реализации. Это означает потребность в «более возвышенном» либерализме или более «стратегически мыслящем» либерализме, в котором стремление к созданию либерального мирового порядка умеряется надлежащим уважением к исторически обоснованным интересам и устремлениям других великих держав. Иначе можно спровоцировать националистическую истерию.

В случае с Россией либеральная повестка дня, проявляющаяся в расширении НАТО на восток и насаждении демократии, совершенно не учитывала, как это повлияет на российские исторические великодержавные интересы и устремления. В конечном итоге процесс демократизации внутри России замедляется посягательством Америки на российские интересы и отступлением от соглашений времен холодной войны. Подобно тому как Гитлер пришел к власти, эксплуатируя недовольство немцев кабальными условиями Версальского мирного договора, так и авторитаризм в России усиливается недовольством россиян политикой США.

Вторая причина трудности проведения либеральной политики в мире вытекает из традиционно пренебрежительного отношения американцев к историческому наследию. Администрация Обамы хочет «перезагрузить» отношения с Москвой, но сама метафора «перезагрузки» обнаруживает утрату американцами исторической памяти. Главная отличительная особенность американцев – это вера в то, что мир может, по словам Томаса Пейна, «быть переделан». Ориентация на прошлое – важное условие привлекательности либеральной и современной повестки дня, поскольку она предполагает возможность уйти от «мертвой руки» истории. Самонадеянность американцев как нельзя лучше отражена в метафоре «перезагрузки», которая говорит о том, что лидеры США считают вполне возможным и желательным в ответ на возникающие трудности просто начать все с чистого листа, опираясь исключительно на настоящие и будущие интересы.

Эта точка зрения недооценивает степень влияния прошлого – воспоминаний, обид, горьких ассоциаций и т. д. – на настоящее. Соединенным Штатам нужно осуществить не только «перезагрузку», но и «обратную перемотку». Для этого потребуется по-новому проанализировать наследие недавнего прошлого, которое так сильно омрачает американо-российские отношения.

И последний урок, касающийся реализации либеральной стратегии в мире, – необходимость определить верный баланс между разрешением международных конфликтов и внутренней политикой. Отступление от принципов, на основе которых была мирно завершена холодная война, служит хорошей иллюстрацией того, как новая архитектура международных отношений может быть подорвана рутинной внешней политикой, проводимой под влиянием внутриполитических лоббистов.

В моменты мировых кризисов и больших возможностей американские лидеры успешно претворяли в жизнь стратегические инициативы, которые отражали как реальность великодержавной политики, так и традиционные либеральные принципы. Именно это делали американцы на завершающем этапе холодной войны, когда администрация Джорджа Буша-старшего пусть и не сразу, но блестяще справилась с брошенным ей вызовом выработать системное мирное соглашение с Советским Союзом. К несчастью, в 1990-х гг., когда внимание американских политиков переключилось на другие проблемы, внешняя политика Америки в отношении России и бывшего СССР отошла от этих рамочных соглашений и договоренностей. Курс Вашингтона стал формироваться «негибкими» реалистами и неоконсерваторами, а также внутренними группами, преследующими собственные интересы, – в частности, корпорациями с участием зарубежного капитала и этническими общинами. Этот опыт указывает на неизменный и фундаментальный конфликт в либеральном обществе: с одной стороны, конституционные принципы и структуры американского истеблишмента отражают фундаментальные либеральные идеи, но, с другой стороны, они могут быть подорваны и размыты вследствие давления со стороны гражданского общества и лоббистских групп, которые руководствуются конъюнктурными соображениями.

Проблема встает особенно остро, когда речь заходит о системных международных договоренностях, определяющих архитектуру мирового сообщества и всегда гораздо меньше кодифицированных и узаконенных, чем большинство внутренних конституций и уставов. Принципы межгосударственного конституционального урегулирования особенно хрупки перед лицом нарастающего давления и групповых интересов, поскольку они во многом зависят от решений, принимаемых национальной военно-политической элитой, и лишь частично закреплены в формальных договорах. Если говорить об окончании холодной войны, то статус достигнутого урегулирования внутри американской политической системы был с самого начала ослаблен повсеместными разговорами о том, что победа достигнута благодаря силовому давлению. Такая трактовка полностью противоречит принципам урегулирования, которые можно охарактеризовать как «взаимную сдержанность в силу взаимной уязвимости». Общий урок состоит в том, что США должны найти способ более глубокой институционализации межгосударственных соглашений, соблюдающихся более последовательно. Только поступая так, Соединенные Штаты смогут сделать договоренности соразмерными их важности в мире усиливающейся взаимозависимости.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЦИПОВ БОЛЬШОГО КОМПРОМИССА

Проект возвращения соглашений времен холодной войны и их логики на передний план американской внешней политики жизненно важен для реализации фундаментальных интересов США. Это будет означать возврат к некоторым самым успешным внешнеполитическим и дипломатическим традициям. Курс администрации Барака Обамы – это не столько разрыв с прошлым, сколько попытка восстановить и возродить давнишнюю и успешную глобальную стратегическую ориентацию Америки. Однако, учитывая, что администрация Обамы занимает Белый дом менее года, она еще не зашла достаточно далеко в своем отказе от ключевых моментов внешнеполитической линии Джорджа Буша-младшего и возвращении к потрясающе успешным методам администрации покойного Рональда Рейгана и администрации Джорджа Буша-старшего. В свое время эти администрации добились поразительных успехов отчасти благодаря беспрецедентной открытости и перестройке в Советском Союзе и России, которые создали возможности для дипломатии, направленной на преодоление противоречий и урегулирование конфликтов. Но успехи объяснялись еще и тем, что американская сторона делала акцент на общей уязвимости перед лицом ядерных вооружений, которая легла в основу глобальной американской стратегии.

Воспользовавшись открывшимися возможностями и попытавшись решить эту ключевую проблему, Рейган и Буш-старший взяли на вооружение набор дипломатических приемов и средств, сочетавших традиционные принципы примирения между великими державами с принципами построения либерального миропорядка. Этот дипломатический комплект по-прежнему содержит в себе наиболее эффективные инструменты и лучшую «дорожную карту» для достижения успеха.

Администрация Обамы, порвав с идей администрации Джорджа Буша-младшего об однополярном мире, гегемонии, превосходстве, откровенном пренебрежении большинством международных договоров, восстанавливает методами многостороннего урегулирования и институционального строительства два столпа, на которых зиждилась успешная американская международная стратегия в течение прошлого столетия.

Первый столп, учитывающий наиболее успешный опыт урегулирования крупных конфликтов в практике европейских государственных систем, – это акцент на принципах сдержанности и примирения. Второй в большей степени связан с недавней американской практикой и более либерален по своей природе. В прошлом веке либеральный интернационализм, будучи неотъемлемой частью американской глобальной стратегии добился наиболее впечатляющих свершений. Опираясь на исторические принципы дипломатии компромиссного урегулирования, направленной на достижение мира между великими державами, либеральная программа задается целью узаконить трансграничные связи, чтобы ограничить самоуправство государств и создать предпосылки для сотрудничества и взаимопомощи. Либеральный международный подход все еще находится в стадии развития, и его способность решать проблемы современности будет зависеть от способности политиков демонстрировать изобретательность и находчивость, которые до сих пор позволяли либеральным принципам торжествовать в мире.

Будет непросто восстановить атмосферу доверия, которая была характерна для эпохи окончания холодной войны, и наладить отношения с Россией. Для осуществления этих планов американцам нужно сделать усилие и отказаться от недавно приобретенных привычек и мышления, которые трудно характеризовать иначе как устаревшие и контрпродуктивные. Во-первых, американцам придется отказаться от идеи однополярного мира и собственного превосходства. Им необходимо перестать расценивать любую уступку России как ее «умиротворение». И им следует отказаться от предвзятой трактовки окончания холодной войны как «победы через принуждение силой». Глобальная стратегия Америки должна быть приведена в соответствие с ее фундаментальными, долговременными интересами, которые всегда следует учитывать в первую очередь при проведении внешнеполитического курса. США не должны допускать впредь, чтобы «яйца курицу учили», и идти на поводу у узких этнических, корпоративных и бюрократических групп, представляющих могущественные лобби внутри Соединенных Штатов. Самое главное – американцам необходимо развивать такое мышление, которое ставит во главу угла международной политики взаимозависимость и взаимную уязвимость.

Советский Союз (бывших) славянских национальностей

Назад в Советский Союз (бывший) Общество

С момента основания Советского Союза наиболее доминирующей группой людей в численном, политическом, культурном и экономическом отношении были славяне, особенно восточные славяне. Хотя о ранней истории славян известно немного, к VII веку нашей эры они разделились на три отдельные группы: западные славяне, предки поляков, чехи и словаки; южные славяне, предки болгар, сербов и хорватов; и восточные славяне, предки русских, украинцев и белорусов.Восточнославянские племена поселились вдоль реки Днепр на территории современной Украинской Республики в первые века после Рождества Христова, а оттуда распространились на север и восток. В девятом веке эти племена стали частью основы Киевской Руси, средневекового государства восточных славян, которым правила варяжская династия (см. Восточные славяне и варяги, гл. 1).

Восточные славяне усилили этот политический союз в X веке, когда они приняли христианство в качестве государственной религии Киевской Руси.Тем не менее, племенные и региональные различия сохранялись и становились все более заметными по мере расширения владений Киевской Руси. На северо-западе восточнославянские племена смешались с местными балтийскими племенами, а на севере и северо-востоке они смешались с коренными финно-угорскими племенами. К тому времени, когда Киевская Русь начала распадаться на несколько независимых княжеств в XII веке, восточные славяне превратились в три отдельных народа лингвистически и культурно: русских к северу и северо-востоку от Киева, белорусов к северо-западу от Киева и Украинцы вокруг самого Киева и к югу и юго-западу от Киева.Этот процесс этнической дифференциации и консолидации был ускорен монгольским нашествием на Киевскую Русь и ее распадом как политическим образованием в XIII веке. В течение нескольких столетий три восточнославянских народности оставались родственными культурно, лингвистически и, в значительной степени, религиозно. Тем не менее, каждый из них находился под влиянием различных политических, экономических, религиозных и социальных событий, еще больше отделяющих их друг от друга (см. «Возникновение региональных центров», гл.1).

Данные на май 1989 г.

ПРИМЕЧАНИЕ. Информация о Советском Союзе (бывшем) на этой странице переиздана из Библиотеки Конгресса США по изучению стран и Всемирной книги фактов ЦРУ. Никаких заявлений относительно точности информации о славянских национальностях Советского Союза (бывших), содержащихся здесь, не делается. Все предложения по исправлению ошибок, касающихся (бывших) славянских национальностей Советского Союза, следует направлять в Библиотеку Конгресса США и ЦРУ.

Ранние восточнославянские племена в России

Ареал восточных славян

Откуда мы о них знаем

Но откуда мы все это знаем? Все это домыслы? Удивительно, но примерно с того времени, когда Киевская Русь стала реальной политической силой в Восточной Европе в IX веке, они начали записывать свою историю. Известная как Первичная летопись , она рассказывала о передвижениях славян на запад, а также многое об их повседневной жизни.

Как они жили

Современным историкам бывает трудно отделить какой-то элемент жестокости от ранних славян. В конце концов, любой писатель из Западной Европы или Константинополя, вероятно, изобразил бы их как меньшие просто потому, что они не были представлены грекам или римлянам. Между тем, самим славянам нравилось то, что они такие крутые. Ведь это группа, которой удалось прогнать викингов! Однако, несмотря на то, что они победили викингов и имели репутацию поклонников жестоких богов, ранние восточные славяне жили примерно так, как вы от них ожидали.Они много работали на своих фермах, используя плодородные земли летом, чтобы подготовиться к холодной зиме. Окруженные лесами, они активно использовали земледелие и сжигали , просто рубя деревья, когда для возделывания требовалась новая земля. Славяне, состоящие из множества небольших городов, воевали друг с другом, но им все же удалось установить важную систему торговых путей, соединяющих большую часть своего региона.

Conquest by Vikings

Если вам интересно, вы правильно прочитали ранее - славяне победили викингов.Викинги стремились захватить любое место, которое приносило много денег, и в восьмом веке это была земля славян. Славяне смогли победить викингов, заставив их отказаться от управления регионом. Однако вскоре славяне потратили столько времени на борьбу друг с другом, что поняли, что им лучше, если викинги будут правителями! Известные как варяги , эти викинги поселились как правители, а не завоеватели, и вступили в брак со славянами. Образовавшаяся группа, известная как Русь, объединила большую часть региона под Киевской Русью.

Приглашение викингов

Краткое содержание урока

Несмотря на то, что происхождение восточных славян несколько окутано тайной, они оставили очень впечатляющий след в истории Восточной Европы. Предки русского, белорусского и украинского народов, они славились своей жестокостью, победив одних из самых сильных воинов того времени, викингов. Тем не менее, славяне жили во многом так же, как и другие группы в тот период, сосредоточившись на торговле и сельском хозяйстве.Поразительно, но они пригласили викингов вернуться в качестве лидеров, известных как варяги, которые, в свою очередь, сольются со славянами, чтобы основать Русь.

(PDF) Национальная идентичность и виртуальная внешняя политика восточных славян

T. KUZIO

ПРИМЕЧАНИЯ

1. См. Тарас Кузио и Марк Нордберг, «Национальное и государственное строительство, историческое наследие и

Национальные идентичности в Беларуси и Украине». : Сравнительный анализ », Canadian Review

исследований национализма, Vol.26, №1–2, 1999 г., стр. 69–90, и Т. Кузио, «История,

Память и национальное строительство в постсоветском колониальном пространстве», Национальные документы,

Том. 30, № 2, 2002, стр. 241–264.

2. См. Изд. Тараса Гунчака, Украина, 1917–1921: Исследование революции (Кембридж,

MA: Гарвардский украинский исследовательский институт, 1977) и П. П. Толочко, В. А. Смолий, В. Ф.

Верстюк Ю. М. Хамрецкий, Б. В. Иваненко, Ю. Ю. Кондуфор, Кульчицкий С.В.,

Ю.Е.П. Шаталина, О. И. Шус, Л. В. Яковлеева, ред., Украинская Центральная Рада.

Документы и материалы, т. 1 и 2 (Киев: Наукова думка, 1996 и 1997).

3. См. Ицхак М. Брудный, Новое изобретение России. Русский национализм и советское государство,

1953–1991 (Кембридж, Массачусетс, издательство Гарвардского университета, 1998), Вера Тольц, Изобретая нацию

. Россия (Лондон: Арнольд, 2001), Стивен Эке и Т. Кузио, «Султанизм в Восточной Европе

. Социально-политические корни авторитарного популизма в Беларуси, Европа – Азия,

Исследования, Том.52, No. 3, 2000, pp. 523–547, и Тарас Кузио, «Украина: примирение

с советским наследием», Journal of Communist Studies & Transition Politics, Vol. 14,

№ 4, 1998, стр. 1-27.

4. См. Стивен Шульман, «Культурные основы украинской национальной идентичности», Ethnic

and Racial Studies, Vol. 22, № 6, 1999, стр. 1011–1036.

5. Дэвид Дж. Роули, «Имперский дискурс против национального: случай России», Нации и

Национализм, Том.6, часть 1 (январь 2000 г.), стр. 23–42.

6. Вера Тольц, «Переосмысление российско-украинских отношений: новая тенденция в построении нации

в посткоммунистической России», Нации и национализм, Том. 8, № 2, 2002, с. 235–253.

7. Марк Бейсинджер, «Элиты и этническая идентичность в советской и постсоветской политике», в №

Александр Дж. Мотыль, изд., Постсоветские нации. Перспективы распада СССР

(Нью-Йорк: Columbia University Press, 1992), стр. 150.

8.Доминик Арель отмечает, что настоящими проевропейскими силами в Украине являются националисты

и национал-демократы: «Интересным образом демократизация, экономические реформы и национальная идентичность

в Украине связаны симбиотически». См. Его «Кучмагейт и гибель украинского геополитического блефа

», «Восточноевропейский конституционный обзор», том. 10,

№ 2–3, 2001, с. 59. См. Также Тарас Кузио, «Национализм и реформы в Беларуси и

Украина», Отчет RFERL Польша, Беларусь, Украина, 21 мая 2002 г.Эта связь верна и в

других посткоммунистических странах. См. З. Сабич и М. Брглез, «Национальная идентичность

малых посткоммунистических государств в процессе присоединения к Европейскому Союзу:

Пример Словении», Коммунистические и посткоммунистические исследования, Vol. 35, № 1, 2002,

с. 67–84.

9. См. Нэнси Попсон, «Учебник истории Украины: знакомство детей с

« украинская нация », Национальные доклады, том. 29, No. 2, 2001, стр.325–350 и Сергей

Плохий, «Призраки Переяслава: российско-украинские исторические дебаты в советскую эпоху после

», Европа – Азия. 53, № 3, 2001, стр. 489–505.

10. Версия, № 1, 2002.

11. См. Мотыль Александр Дж. Советология, рациональность, национальность. Вступление в борьбу с

Национализм в СССР (Нью-Йорк: Columbia University Press, 1990), стр. 161–173,

и Анатол Ливен, «Слабость русского национализма», Survival, Vol.41, № 2,

1999, стр. 53–70.

12. См. Велько Вуячич, «Историческое наследие, националистическая мобилизация и политические результаты

в России и Сербии: веберианский взгляд», Теория и общество, Том. 25, No. 6, 1996,

450

8 вещей, которые вы должны знать о Восточном фронте Второй мировой войны

1. Иосиф Сталин игнорировал ранние предупреждения о нападении Германии.

Вторжение Германии в Советский Союз было крупнейшим внезапным нападением в военной истории, но, согласно большинству источников, оно вовсе не должно было стать неожиданностью.В то время как Советский Союз и нацистская Германия подписали знаменитый пакт о ненападении в августе 1939 года, многие ожидали, что Адольф Гитлер задумал атаковать Советы, которых он считал низшей расой, как только придет время. Тем не менее, Сталин, казалось, был слеп к истинным намерениям нацистского лидера. За несколько месяцев до наступления Германии он отверг десятки сообщений советских шпионов, предупреждающих о неизбежности вторжения. Он также принял прикрытие Гитлера о том, что внезапное присутствие немецких войск на советской границе было всего лишь шагом, чтобы удержать их вне досягаемости британских бомбовых ударов, и даже приказал своим войскам не стрелять по немецким самолетам-шпионам, несмотря на многочисленные «случайные» вторжения. советского воздушного пространства.Озадачивающее доверие Сталина к Третьему рейху было окончательно подорвано 22 июня 1941 года, когда немцы начали операцию «Барбаросса» и вторглись в Советский Союз с более чем тремя миллионами человек.

2. Большинство людей верило, что Германия быстро сокрушит Советский Союз.

Операция «Барбаросса» была предназначена для полного поражения Советов всего за три-шесть месяцев, но в первые дни вторжения многие думали, что падение может наступить еще раньше. Немецкие войска убили или ранили 150 000 советских солдат в первую неделю кампании, в то время как Люфтваффе - нацистские военно-воздушные силы - уничтожили более 2 000 советских самолетов всего за первые два дня.Когда немецкие танки и войска пронеслись через советскую территорию в трехсторонней атаке, большинство сторонних аналитиков начали предсказывать, что до поражения СССР осталось всего несколько недель или даже дней. Несмотря на эти ранние неудачи, казалось бы, неисчерпаемый запас войск Советского Союза в конечном итоге оказался слишком большим, чтобы немцы смогли его преодолеть. К ноябрю 1941 года захватчикам удалось выбить из войны несколько миллионов советских солдат, но они также понесли более 700 000 собственных потерь. После серии яростных контратак Советов нацисты были вынуждены отказаться от всякой надежды на быструю победу.Война продлится еще три с половиной года.

3. Экстремальные погодные условия сыграли решающую роль в победе СССР.

Помимо мощи Красной Армии, немецкие войска измучил еще и «Генерал Винтер» - прозвище, которым называли смертельный советский мороз. Планы вторжения Адольфа Гитлера призывали немцев завоевать Советский Союз до того, как начнутся легендарные холода, но проблемы с поставками и неожиданно энергичное сопротивление в совокупности остановили наступление на пороге Москвы в конце 1941 года.Немецкий вермахт, все еще одетый в летнюю форму, вынужден был прибегать к газетам и соломе, чтобы защитить себя от отрицательных температур. Вскоре они столкнулись с обморожением в масштабах эпидемии. К концу 1941 г. было зарегистрировано около 100 000 случаев заболевания, в результате которых было ампутировано почти 15 000 конечностей.

Холод также нанес серьезный ущерб нацистской тяжелой технике. Танки и джипы отказывались заводиться, а орудия и артиллерия часто замерзали и не стреляли. Советский Союз более привык к холоду и использовал специально разработанные винтовки, лыжи и камуфляж, чтобы продолжать сражаться даже в самых суровых условиях.Ежегодная глубокая заморозка была бельмом на плече немецких армий до конца войны, но теплые месяцы были только номинально лучше. Советское лето часто было очень жарким, а весна и осень приносили ужасный сезон дождей, известный как «распутица», из-за чего дороги заболочивались и часто становились непроходимыми.

4. Советские женщины служили на передовой.

Коммунизм советской эпохи был склонен к равенству полов, и, возможно, нигде это не проявлялось так явно, как в отношении к женщинам-солдатам.Около миллиона советских женщин взяли в руки оружие и служили на передовой во время Второй мировой войны зенитчиками, снайперами, партизанами и даже летчиками-истребителями. Больше, чем просто обеспечение Красной Армии неожиданным увеличением численности, женские военнослужащие в конечном итоге заработали репутацию одних из самых жестоких бойцов на Восточном фронте. В том числе летчики-асы Лидия Литвяк и Екатерина Буданова сбили по дюжине немецких самолетов, а снайпер Людмила Павличенко в одиночку убила более 300 солдат противника.Стремясь проявить себя в бою, женщины регулярно записывались на некоторые из самых опасных боевых должностей. Например, одним из самых страшных советских подразделений был женский полк пикирующих бомбардировщиков, известный как «Ночные ведьмы», которые летали на медленных бипланах во время ночных бомбардировок в тылу немецких войск.

5. Сталин приказал советским войскам сражаться до последнего человека.

Увидев захваченные в плен миллионы советских войск в первые дни немецкого блицкрига, Иосиф Сталин издал в августе 1941 года «Приказ No.270 », который провозглашал, что любые войска, которые сдадутся или позволят захватить себя, являются предателями в глазах закона и будут казнены, если они когда-либо вернутся в Советский Союз. Позже диктатор повысил ставки, издав в июле 1942 года знаменитый «Приказ № 227», более известный как «Ни шагу назад!» правило, согласно которому трусы должны быть «ликвидированы на месте». Согласно этому приказу, любые отступающие войска должны были быть обстреляны или расстреляны так называемыми «блокирующими отрядами» - специальными подразделениями, которые располагались за их собственными линиями и были обвинены в стрельбе по любому солдату, который попытается бежать.Драконовские приказы Сталина были призваны поднять боевой дух Красной Армии, но они не были пустыми угрозами. По некоторым оценкам, советские заградительные войска могли убить до 150 000 своих солдат в ходе войны, в том числе около 15 000 во время Сталинградской битвы.

6. Это крупнейшее танковое сражение в военной истории.

Восточный фронт известен многолетней блокадой Ленинграда и кровопролитной Сталинградской битвой, но он также был местом крупнейшего танкового противостояния всех времен.Во время Курской битвы в июле 1943 года около 6000 танков, 2 миллиона человек и 5000 самолетов столкнулись в одном из самых стратегически важных сражений Второй мировой войны. Кампания началась, когда немцы нацелились на 70-мильный выступ или выпуклость на советских позициях на западе России. Гитлер отложил атаку на несколько недель, чтобы позволить новым нацистским танкам «Тигр» выйти на фронт, что дало Советам время для укрепления всего региона. Когда немецкое наступление наконец началось, они были встречены ураганом мин и артиллерийским огнем, в результате которого были уничтожены сотни танков и в общей сложности погибло около 350 000 человек с обеих сторон.Не в силах противостоять Советскому Союзу в состязании на истощение, немцы неохотно покинули этот регион 13 июля. Отступление ознаменовало последний вздох наступательных операций нацистов на Востоке.

7. Обе стороны участвовали в массовых зверствах и военных преступлениях.

Битва за Восточный фронт была масштабнее и дороже, чем битва на Западе, но она также была значительно более жестокой. Обе стороны попирали нормы международного права и практиковали узаконенные акты жестокости в отношении вражеских войск, пленных и гражданских лиц.Немцы стерли с лица земли десятки деревень во время своего продвижения через Россию, а евреев и представителей других меньшинств регулярно собирали и расстреливали или отравляли в мобильных газовых фургонах. Другие города были разграблены или голодны для подчинения, самый известный из них - Ленинград, где за 28 месяцев осады, возможно, погибло до миллиона мирных жителей. Красная Армия ответила не пощады во время советского наступления на Берлин в 1945 году, когда сотни тысяч немецких мирных жителей были расстреляны, заживо сожжены в зданиях, раздавлены танками и даже распяты.Согласно некоторым исследованиям, советские войска также могли быть ответственны за изнасилование около двух миллионов немецких женщин в последние дни войны.

8. Последние немецкие военнопленные не были освобождены из Советского Союза до 1956 года.

В то время как западные союзники освободили своих последних военнопленных во время Второй мировой войны в 1948 году, многие немецкие военнопленные в СССР содержались под замком еще несколько раз. годы. Большинство из них использовалось в качестве рабов на медных или угольных шахтах, и от 400 000 до 1 миллиона в конечном итоге умерли, находясь под стражей в Советском Союзе.Около 20 000 бывших солдат все еще находились в советских руках на момент смерти Сталина в 1953 году, а последние 10 000 не получили свободы до 1955 и 1956 годов, то есть через целое десятилетие после окончания войны.

Прелюдия к мировой войне 1908 года

БРИТАНСКИЕ ДОКУМЕНТЫ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ВОЙНЫ, 1898-1914 гг. Vol. V, «Ближний Восток: проблема Македонии и аннексия Боснии, 1903–1909». ОТРЕДАКТЫВАЕМЫЕ Г. П. ГУЧОМ И ГАРОЛЬДОМ ТЕМПЕРЛИ. Лондон: Канцелярия Х.М. (Нью-Йорк: Британская информационная библиотека), 1928, стр.886.

Зимой 1908-1909 годов Европа дрожала от страха перед всеобщей войной. Прошел всего год после того, как Тройственная Антанта была завершена соглашением между Англией и Россией, и не прошло и двух месяцев с тех пор, как младотурецкая революция нарушила традиционную расстановку сил на Ближнем Востоке. Эти два фактора - группировка держав и их соперничающие интересы на Ближнем Востоке - создали обстановку для кризиса. Проблема возникла из-за поспешных действий австро-венгерского правительства, провозгласившего аннексию Боснии и Герцеговины, двух провинций Османской империи, которые были оккупированы Двойной монархией по мандату держав после Берлинского конгресса в 1878 году.Однако угроза возникла не между Австрией и Турцией, а между Австрией и Сербией; ибо сама Сербия имела планы на эти две славянские провинции. Другими словами, так называемый кризис боснийской аннексии 1908–1909 годов имел очевидные черты сходства с июльским кризисом 1914 года. Фактически, его можно точно назвать прелюдией к мировой войне, поскольку он поднимал вопросы, которые были не приходить снова отдыхать. В обоих случаях была одна и та же австро-сербская напряженность, та же угроза интервенции со стороны других держав, то же разделение Европы на две противостоящие группы.Естественно возникает вопрос, почему войны удалось избежать в 1909 году, а не в 1914 году. Изучение событий более раннего кризиса в свете обширного материала, который теперь стал доступным, позволит пролить свет на более отдаленные истоки мировой войны и на то, что происходило раньше. Заодно прояснить ход событий в решающие месяцы 1914 года.

Бисмарк установил господство Германии в Европе, создав Тройственный союз и вовлекая в свою орбиту почти все страны, имеющие международное значение, включая Англию и за исключением Франции.Союз между Францией и Россией, заключенный в течение нескольких лет после отставки железного канцлера, представляет собой серьезный брешь в этой системе и в очередной раз установил нечто, напоминающее баланс сил на континенте, что откровенно признал преемник Бисмарка. Франко-итальянские соглашения 1900 и 1902 годов, укрепляя французские позиции, соответственно ослабили Тройственный союз; в то время как англо-французское соглашение 1904 г. ознаменовало определенный поворот английской политики от Центральных держав.По мнению немцев, это был первый шаг в направлении окружения Германии, момент развития событий. Что бы ни говорили об отношении Германии к марокканскому кризису 1905 года, вряд ли можно отрицать, что со стороны барона фон Гольштейна, по крайней мере, имелось в виду разбить новую комбинацию путем драгу Франции. Кайзер, подписав знаменитый договор Бьоркё с Россией, надеялся достичь того же результата более мягкими средствами. То, что произошло на самом деле, было совершенно противоположным тому, чего ожидали немцы.На конференции в Альхесирасе немцев покинули все державы, кроме Австрии. Англо-французская антанта утвердилась, и неблагоприятный характер позиции Германии был более заметным, чем когда-либо.

Единственным ярким пятном на горизонте, по мнению немцев, было истощение русских после катастрофической войны с Японией и революционного взрыва 1905–1906 годов. Но даже это утешение исчезло за очень короткое время. Александр Извольский, который стал министром иностранных дел России в 1906 году, немедленно приступил к работе, чтобы сгладить те трудности с Японией, которые остались после Портсмутского мира, и в августе 1907 года подписал с Англией соглашение, которое урегулировало извечные проблемы двух стран. в Азии.На знаменитой встрече в Ревеле между королем Эдуардом и царем в июне 1908 года обсуждался вопрос о македонской реформе, и тем самым новое англо-русское согласие распространилось на территорию Ближнего Востока.

Эти события сильно взволновали государственных деятелей Берлина. Отношения между Германией и Англией с 1901 года неуклонно ухудшались и угрожали обостриться в результате немецкой военно-морской программы. Немцы отказались уступить, и, следовательно, будущее англо-германских отношений выглядело мрачнее, чем когда-либо.

Барон Аэренталь, министр иностранных дел Австрии, больше интересовался ближневосточным аспектом проблемы. В течение целого десятилетия извечный вопрос о Балканах был оставлен в покое. Россия, занимающаяся Дальним Востоком, заключила ряд соглашений с Австрией, направленных на сохранение статус-кво и сотрудничала с Австрией в программе македонских реформ. В Вене ожидали, что после ее отпора на Дальнем Востоке русские снова посвятят себя своим традиционным чаяниям на Ближнем Востоке.В этом отношении Исвольский явно был «западником» и не оправдал ожиданий. Но он не желал вызывать враждебность Германии и Австрии и не уставал заверять, что ни союз с Россией, ни встреча в Ревеле не были направлены против центральных держав. Чрезвычайно ловкий человек, он всегда был готов окунуться в haute politique, , как говорит его апологет. [i] По словам сэра Винсента Корбетта, который хорошо его знал, «он, казалось, верил, что остальной мир существует, чтобы его перехитрить.«Он любит академические дискуссии, в которых он может рассматривать мир от Китая до Перу, но ему не нравится жесткая комплиментарная дискуссия», - сказал сэр Артур Николсон, посол Англии в Санкт-Петербурге. Идея Исволского заключалась в очевидно, чтобы сыграть два конца против середины и добиться уступок от центральных держав, продемонстрировав свою дружбу с западными державами. Уже осенью 1907 года он открыл немцам и австрийцам свое желание увидеть проливы Босфор и Дарданеллы открылись для русских военных кораблей.По его словам, после ее поражения на Дальнем Востоке центр военно-морского строительства России находится в Черном море, и она должна обеспечить себе доступ к Средиземному морю. [ii] В Берлине и Вене эти академические замечания не возражали, поскольку считалось, что Англия, традиционный противник уступок России в этом вопросе, разрушит схему, как только она примет конкретную форму. В этом глубоко ошибались немецкие и австрийские государственные деятели. [iii] Англичане давно отказались от идеи сохранения Турецкой империи любой ценой, тем более что немецкое влияние полностью вытеснило англичан в Константинополе.

Генерал Конрад фон Хетцендорф, австрийский начальник штаба, предложил Аэренталю, что, если Россия намеревается поднять вопрос о проливах, Австрия должна воспользоваться возможностью торговаться и получить взамен согласие России на аннексию двух турецких территорий. провинции Боснии и Герцеговины, которые были оккупированы австрийцами на основании полномочий, данных на Берлинском конгрессе в 1878 году. [iv] Проблема аннексии стала острой с 1903 года, когда в результате После убийства короля Александра и его королевы на трон в Сербии взошла новая династия.Отношения между Сербией и Австрией быстро ухудшились, и, несомненно, в оккупированных провинциях было много агитации и сербской пропаганды. Знаменитая «свиная война», или тарифный конфликт 1906–1907 годов, еще больше усугубила ситуацию, и в Вене все громче и громче становились призывы к решительным действиям. Сам Аэренталь не был сторонником строгих мер. По словам британских дипломатов, он делал все, что мог, чтобы устранить недовольство между двумя странами, в то время как Пашич, лидер сербских националистов, был полон решимости освободить Сербию от австрийского политического и экономического влияния и спровоцировал Австрию на все более агрессивную позицию. делая предложения, которые, хотя и были слишком разумными с сербской точки зрения, наверняка были отклонены в Вене.Тем не менее Аэренталь продолжал надеяться на мирное урегулирование и хотел отложить вопрос об аннексии двух провинций до тех пор, пока не будут обсуждены другие статьи Берлинского договора. Его идея по-прежнему заключалась в том, чтобы как можно теснее сотрудничать с Россией. [v]

Перемена в его отношении произошла после спора о проектируемой австрийской железной дороге через Санджак Нови-Базар, чтобы соединиться с турецкой железной дорогой в Салоники. Австрия имела право на такое строительство по условиям Берлинского договора, но Исвольский занял жесткую позицию и утверждал, что «бомба была брошена ему между ног».«Не желая, чтобы Австрия набрала очко, он заявил, что австро-российское согласие было разорвано в результате действий правительства Вены. Это не помешало ему вскоре выздороветь, и в июле 1908 года он предложил правительству Австрии подписать соглашение. и обсуждение проблем Боснии и Герцеговины, с одной стороны, и Проливов, с другой, «в духе дружественной взаимности». Хотя в ряде более ранних соглашений с Австрией русские дали свое согласие на возможное После аннексии двух провинций Аэренталь был явно впечатлен готовностью Изволского отказаться от дела южных славян. [vi] Конрад в течение некоторого времени настаивал на желательности сотрудничества с Болгарией против Сербии и окончательного раздела Сербии между ними, Австрии, чтобы включить территорию на юге до Ниша. Аэренталь рассматривал это как единственный метод удовлетворительной очистки «сербского революционного гнезда», но, по-видимому, только в августе 1908 года он начал рассматривать решение как вопрос практической политики. Позиция Извольского вместе с неуверенностью, возникшей в результате младотурецкой революции 23 июля 1908 года, очевидно, заставили его поверить в то, что какое-то такое урегулирование с последующим учреждением южнославянского государства в рамках реорганизованной «триалистической» Габсбургской монархии возможно. .

Обе стороны даже в это время вели быструю игру. Извольский ничего не сказал о своих планах своему союзнику Франции или своему другу Англии. Он даже не посоветовался со Столыпиным, энергичным председателем Русского Совета, противодействия которого он имел основания опасаться. Стремясь реализовать свой план открыть пролив для русских военных кораблей, он был готов прибегнуть к любым методам. В феврале и снова в первые дни августа 1908 года он предлагал на совете найти какой-нибудь предлог для нападения на Турцию, но в обоих случаях Столыпин наложил вето на его предложения на том основании, что мобилизация в России только усилит революционное движение и что «любая политика, кроме строго оборонительной, была бы злой мечтой ненормального правительства и обернулась бы катастрофой для династии. [vi] Маленькие братья-славяне на Балканах совершенно не заботили Исволского. Политика России, как он заявил в Думе в апреле, должна быть продиктована здоровым эгоизмом - под этим он имел в виду, как он сказал Посол Германии, что Россия не должна позволять вводить себя в заблуждение преувеличенными эмоциями и тревогой за судьбы других славянских народов в ущерб сугубо русским интересам. Его просто загипнотизировала идея обеспечить открытие Проливов для России. кораблей, хотя в русских правительственных кругах существовали значительные сомнения в целесообразности такой уступки или ее целесообразности.

Переговоры между Россией и Австрией в июле и августе, а также развитие международной ситуации после младотурецкой революции привели к решению австрийского правительства продолжить аннексию. План состоял в том, чтобы сбить с толку сербских агитаторов, предоставив двум провинциям некую конституцию, и избежать опасности восстановления суверенитета турками, разорвав последнюю связь между провинциями и Османской империей. .Встреча между Изволским и Аэренталем была устроена, но с большим трудом. Аэренталь по-прежнему злился на отношение русских к делу Санджакской железной дороги, а Исволский испытывал недоверие к австрийцу и его балканским планам. Знаменитая беседа состоялась 16 сентября 1908 года в Бухлау, где два государственных деятеля совещались наедине в течение целых шести часов. Что именно было сказано и что было решено, возможно, навсегда останется загадкой, поскольку свидетеля не было.Однако мы знаем, что два государственных деятеля «положили на стол Берлинский мирный договор, прочитали его и перечитали, страницу за страницей, статью за статьей, всю длину и ширину, от одного конца до другого, а не один раз, но дважды, начиная с начала, а затем снова начиная с конца ". [vii] Русское согласие на аннексию двух провинций было обещано в обмен на одобрение Австрией пожеланий России в вопросе о проливах при определенных условиях. Кажется довольно очевидным, что Аэренталь указал, что аннексия состоится в ближайшем будущем, и что он согласился, по крайней мере в принципе, на возможный созыв европейской конференции для одобрения изменений, внесенных в российско-австрийскую сделку.Но столь же очевидно, что в Бухлау два государственных деятеля не общались друг с другом откровенно и честно, как заметил один из знакомых Аэренталя.

Об аннексии было публично объявлено австрийским правительством 6 октября. Из-за неосмотрительности со стороны посла Австрии в Париже французское правительство узнало об этом 3 октября, и теперь кажется, что Аэренталь также проинформировал сэра Чарльза Хардинга, заместителем министра иностранных дел Англии частным письмом в тот же день.Даже тогда это не было неожиданностью. В течение нескольких недель газеты наполнялись слухами, и шаг, который предприняла Австрия, давно превратился в «ревущий шепот». Извольский, который за это время провел в гостях у Шена, министра иностранных дел Германии, и Титтони, итальянских государственных деятелей, узнал об этом только по прибытии в Париж. Несомненно, он предпочел бы сам подойти к французским и английским государственным деятелям, но, похоже, действия Аэренталя его не сильно взволновали. Он уже видел Миловановича, министра иностранных дел Сербии, и оставил его в отчаянии.В Париже он поговорил с представителем Сербии Весничем и дал ему «охлаждающее лекарство». В то время как Веснич объявил аннексию «великой национальной катастрофой» и угрозой миру на Балканах, Исвольский заверил его, что он предвидел действия Австрии, и утверждал, что волнение сербов непостижимо, что сербы на самом деле были ничего не теряя, пока они получали поддержку России.

Но вскоре Исвольский изменил тон, когда узнал от св.В Петербурге говорится, что Столыпин и правительство выступают против признания австрийских действий и что пресса не услышит об отказе от славянской идеи в России «Святая святых». Российский министр был практически вынужден отрицать свое прошлое и сам вернуться к соглашению с Аэренталем, хотя, очевидно, это повлекло за собой окончательный провал его плана по открытию Пролива. Поэтому он отрицал, что Россия дала свое согласие на аннексию, и настаивал на проведении европейской конференции для обсуждения этого вопроса и рассмотрения вопроса о том, какая компенсация должна быть предоставлена ​​другим державам.Это был его последний шанс добиться того, чего он хотел. Если дружеские отношения с Австрией не увенчались успехом, возможно, конец был бы достигнут международным давлением.

французских государственных деятеля проявили величайшую сдержанность, решив оставить англичан и согласиться с Исвольским. Идея конференции понравилась им, потому что они надеялись, что можно будет прийти к предварительному соглашению между Россией, Францией, Англией, Италией и Турцией, и что Австрия и ее союзник, Германия, снова могут быть изолированы и проиграют. как в Альхесирасе.Но положение англичан было необычайно трудным. Государственные деятели в Лондоне возмущались, что их оставили в неведении, и не доверяли Исволскому. [viii] Существо вопроса их мало интересовало. «Совершенно серьезно», - писала газета « Saturday Review » 10 октября, «то, что было сделано настолько очевидно правильно, что, за исключением нарушения дипломатического этикета и сентиментального оскорбления турецкой партии реформ, каждый здравомыслящий человек должен одобрить это ...Те, кто надеется получить прибыль от рыбной ловли в мутной воде, предпочтут конференцию; те, кто хочет мирного урегулирования, предпочтут обмен нотами ». Даже российские предложения в отношении Проливов, в сущности, их не расстроили, и они уже давно заявили о своей готовности пойти на уступки в этом вопросе. Дело в том, что Австрия аннексией, а Болгария объявлением независимости нарушили статус-кво , тайные переговоры Исволского с Аэренталем выявили основную слабость англо-русского согласия, что Центральные державы собирались добиться большого успеха, и что, прежде всего, недавние события угрожали подорвать новое влияние, приобретенное Англией в Турции после революции.

Все это стало ясно Извольскому, когда он приехал в Лондон. Сэр Эдвард Грей умолял его, что момент был очень неподходящим для реализации его планов. "Турция была обижена и обижена пренебрежением, нанесенным ей Австрией и Болгарией. Было достаточно тяжело, чтобы она пережила это в начале того, что, как мы надеялись, было новой и лучшей эпохой в Константинополе. Мы не могли согласиться добавить к ней трудности, сразу поставив перед ней смущающий вопрос о проливах ". [ix] Исвольский, наконец, согласился исключить пункт о проливах из предполагаемой программы конференции, но призвал англичан к некоторым уступкам.Дважды дело было перед кабинетом. Король, сэр Эдвард Грей, Асквит и многие другие министры выступали за согласие, но опасались силы общественного мнения. В праве входа англичан не было никакого преимущества, они согласились с этим. «С нами уже устоявшийся принцип военно-морской войны: ни в коем случае наши флоты не войдут в пролив, если Турция не будет нашим союзником. Однако условие взаимности - витрина магазина, поскольку общественность не понимает этих стратегических целей. соображения ", - написал Хардиндж.Так что Исвольскому пришлось довольствоваться компромиссом. В случае войны, если Турция не будет вовлечена, проливы должны быть открыты для всех одинаково. В любом случае Россия должна была прийти к соглашению с турками, и на Константинополь нельзя было оказывать никакого давления. Позиция турок была совершенно ясной, так что Исвольскому было мало на что надеяться. Он покинул Лондон разочарованным человеком, которому не было ничего, что могло бы утешить его, кроме комплиментов английской прессы его самоотречению, сдержанности и лояльности, а также заверений Грея в том, что он в принципе не против русских желаний: «Напротив. Я искренне желаю, чтобы была достигнута договоренность, которая откроет Проливы на условиях, приемлемых для России и прибрежных государств Черного моря, не ставя при этом Турцию или другие державы в несправедливое невыгодное положение."

На этом план Исвольского провалился, и он оказался сломленным человеком. И король Эдуард, и Грей написали письма в Санкт-Петербург, поддерживая его, чтобы сохранить его на своем посту и избежать унижения его поражения. Игра уже началась, а остальная часть кризиса - это история игры двух соперничающих групп держав, сосредоточенная на вопросе признания австрийских действий. Со стороны Антанты эта политика была явно безумной, потому что эти две группы ни в коем случае не были одинаковыми.Германия до предела поддерживала Австрию, и обе эти державы в случае необходимости прибегли бы к оружию. Не то чтобы немцы были впечатлены властью Аэренталя. Кайзер, который узнал об аннексии позже, чем глава любого другого государства, резко осудил действия Австрии и считал, что Германию обманули самым возмутительным образом. Но с заключением Тройственной Антанты Берлин был практически вынужден сопротивляться Австрии сквозь пальцы.«Для нашего отношения к балканским делам решающими являются потребности, интересы и желания Австрии», - писал Бюлов до кризиса. Теперь он потребовал «лойаюте без фразы», ​​и кайзер согласился, что это единственный курс, по которому Германия может следовать. Вене сказали, что даже в случае возникновения трудностей и осложнений союзник Германии может рассчитывать на нее. Короче говоря, унижение Австрии было бы унижением Германии.

По мере развития кризиса между германским и австрийским генеральными штабами начались переговоры, чтобы определить условия кампании на случай войны.В письме Конраду от 21 января 1909 года немецкий начальник штаба граф Мольтке заявил, что Германия поддержит Австрию, если последняя подвергнется нападению со стороны России. Это соответствовало условиям договора 1879 года. Но Мольтке продолжал рассматривать возможность австрийского вторжения в Сербию, чтобы положить конец сербской провокации. «Я считаю, - сказал он, - что только австрийское вторжение в Сербию приведет к возможной интервенции со стороны России. В этом случае для Германии возникнет casus foederis .«Это сводится к тому, что Мольтке признал нападение России на Австрию в результате австрийского вторжения в Сербию как обязательство Германии поддержать Австрию. Утверждалось, что это представляет собой расширение союза, выходящее за рамки смысла, данного ему Бисмарком. , но следует помнить, что Мольтке, хотя его письмо было одобрено кайзером и Бюловом, не мог таким образом связать германское правительство. [x] Соглашения такого рода часто обсуждались и принимались генеральными штабами всех страны.Кроме того, следует отметить, что, хотя Бисмарк отказывался поддерживать Австрию, если она спровоцировала Россию, ситуация в 1887 году была в корне иной, и даже Бисмарк в глубине души был полон решимости спасти Австрию от поражения в любом случае, поскольку он считал, что продолжение существование двойной монархии как великой державы как первоочередной интерес Германии. Решающим моментом является то, что Бисмарк, в отличие от Мольтке, скрупулезно избегал информирования австрийцев о своих конечных намерениях. Но нельзя отрицать, что существование Тройственной Антанты поставило Германию в положение, при котором она считала, что должна поддерживать Австрию и политику Австрии на Балканах, почти без слов. Немецкие государственные деятели искренне опасались, что Австрия может перейти к России с «развевающимися знаменами».

В 1908 году и Россия, и Англия знали, что Германия полна решимости пойти на все, поскольку немцы неоднократно говорили Грею и Извольскому, как они видят ситуацию. По крайней мере, англичан это не возмущало. Фактически, Грей сказал послу Германии, что он понимает позицию Германии, «потому что это было то, что мы должны были сделать на месте Германии». Что интересовало англичан, так это их положение в Турции и, прежде всего, будущее союза с Россией.Они знали об Исволском все, но чувствовали, что должны сделать все возможное, чтобы поддержать его, таким, каким был он. Очень желая военно-морского соглашения с Германией, они чувствовали, что русская дружба была более важной: «У нас нет нерешенных вопросов с Германией, кроме военно-морского строительства, в то время как все наше будущее в Азии связано с необходимостью сохранения лучшего и лучшего. - самые дружеские отношения с Россией. Мы не можем позволить себе каким-либо образом жертвовать нашим союзом с Россией - даже ради сокращенной военно-морской программы », - написал Хардиндж.

Таким образом, англичане были полны решимости поддержать русских, так же как немцы ясно понимали необходимость поддержки Австрии. Большая разница заключалась в том, что англичане с самого начала ограничивали свою поддержку дипломатической помощью. Это было единственное, что можно было сделать, поскольку английская общественность наверняка отказалась бы поддерживать правительство в более авантюрной политике, а русские были настолько печально известны, что не могли сражаться после бедствий японской войны, что сам Исволский сказал Аэренталю на Прежде всего, Россия не сделает аннексию казусом войны. Что касается французов, то они никогда не были более склонны сражаться за Россию по балканскому вопросу. Клемансо буквально преследовал страх перед европейскими осложнениями, которые, по последним подсчетам, вынудили бы Францию ​​принять на себя основную тяжесть немецкого нападения. На самом деле французы, похоже, очень надеялись отлучить Австрию от ее союза с Германией, поскольку они уже оттолкнули Италию от Тройственного союза. [xi]

В международных делах нехорошо заранее объявлять, что вы не можете или не будете сражаться.Это то, что сделали державы Тройственной Антанты, и, следовательно, их дипломатическое поражение было предрешено. Англичане с самого начала столкнулись с серьезной неудачей в поддержке России, поскольку Исвольский был полон решимости отомстить. Он обрушился на Аэренталя всем, кто хотел его слушать, и люди, контактировавшие с ним в эти месяцы, находили его «задыхающимся от негодования». России больше не на что было надеяться от конференции, кроме унижения Австрии.Но Исвольский увидел возможность мести в усилении дела сербов, которые с самого начала придерживались мнения, что они имеют право на компенсацию, - требование, которое австрийцы, естественно, отрицали. Аэренталь сначала уделял сравнительно мало внимания сербам и сосредоточился на соглашении с турками. Его теория заключалась в том, что, как только турки удовлетворились, у других держав больше не было ног, на которые они могли бы стоять. В феврале 1909 года договоренность с турками была завершена, и австрийцы смогли посвятить себя сербской проблеме.

Не было ни малейшего признака того, что сербы уступят. Их отношение было безрассудным. Еще до аннексии министр иностранных дел Сербии Милованович, который был необычайно умеренным человеком, в отчаянии разговаривал с английским представителем, говоря, что многие сербы считают, что авантюра, даже с уверенностью в поражении, не может изменить ситуацию. хуже: «Даже если австрийские армии захватят Сербию и она будет присоединена к Двойной монархии, ее патриоты, по крайней мере, будут иметь удовлетворение от ощущения того, что они теперь объединены со своими собратьями под властью Австрии и Венгрии.«После аннексии политика сербов была однозначной:« Либо мы превратим Сербию в огромное кладбище, либо мы сделаем Великую Сербию », - говорится в одной белградской газете.

Ни Германию, ни Англию претензии сербов особо не заботили. «Германию мало интересовала судьба Сербии, но она была очень заинтересована в судьбе Австро-Венгрии. Она поддержала бы своего союзника и в случае необходимости защитила бы ее», - сказал посол Германии в Вене. И Грей написал: «Я сам не очень-то сочувствую требованию Сербии и Черногории о территориальной компенсации.Если они боятся австрийского наступления, им лучше посидеть, привести в порядок свои дома, подружиться с Турцией и надеяться, что она окрепнет при новом режиме. Но я не хочу хладнокровно относиться к Исвольскому по сербскому вопросу, если русские заинтересованы в этом. На самом деле русские не были в восторге от сербских претензий как таковых. Позиция Исволского уже обсуждалась. Военно-морскому атташе Германии он сказал, что Сербия и Черногория к нему сравнительно равнодушны.Дело в том, что Исволский видел в Сербии инструмент своей мести, и поэтому Сербия оказалась в центре внимания ситуации. В то время как Исвольский первоначально отклонил сербские претензии как невозможные, теперь он начал поощрять сербов надеяться на компенсацию за счет Австрии. Это правда, что он предупреждал их о приближении войны, но в то же время он укреплял их в стремлении, которое могло быть реализовано только войной. Когда сербский наследный принц и Пашич приехали в Санкт-Петербург, им дали советы, которые можно было толковать по-разному.Царь сказал английскому послу: «Я сказал ему, что, поскольку вы считаете себя раненым, это не причина, по которой вам следует разбивать череп о каменную стену. Вы ничего не получите от этого. Вы говорите, что многие сербы находятся под иностранным господством. : а вы думаете, что это обида свойственна вашей стране? " Но мы знаем, что он также сказал, что боснийский вопрос может быть решен только войной и что он не признает аннексию. Царь считал неизбежным конфликт между германизмом и славянством.

Англичане знали, что русские оказали сербам большую поддержку, но Грей пообещал поддержать позицию русских, и он сдержал свое обещание. В то же время он поддержал русских, убеждая Сербию заключить оборонительный союз с Болгарией и Турцией, чтобы заблокировать австрийское наступление, о чем можно многое узнать из британских документов. В результате напряженность между Сербией и Австрией становилась все больше и больше, пока в феврале и марте 1909 года не стало казаться более чем вероятным, что война закончится.Конрад красноречиво отстаивал этот курс, но Аэренталь отказался от своей идеи урегулировать сербский вопрос путем раздела страны между Австрией и Болгарией и теперь был полон решимости осуществить мирное урегулирование, если это возможно. В конце концов англичане использовали все свое влияние для посредничества и наконец нашли удовлетворительную формулу для ноты, которую сербы должны были передать в Вене. Решение пришло как раз вовремя, поскольку австрийцы только что решили мобилизоваться и начать войну.

К этому времени политика России полностью рухнула.Чтобы положить конец кризису, Аэренталь пригрозил опубликовать некие компрометирующие документы, которые разоблачили бы Исволского и его интриги. Русские попросили немцев о добрых услугах, но когда немцы представили записку, в которой спрашивали, согласится ли Россия признать аннексию путем обмена нотами, если Австрия попросит об этом, Исвольский не смог заставить себя принести жертву. После некоторого промедления немцы последовали за своей первой нотой второй, выраженной жестким языком, и Исвольский уступил.Он не консультировался ни с Францией, ни с Англией, которые не возражали против предложения Германии, но хотел поставить признание аннексии в зависимость от удовлетворительного урегулирования австро-сербского кризиса. Заблаговременное признание лишило бы их последней ноги, на которой им пришлось бы стоять, поскольку это лишило бы претензии сербов всякого оправдания. Но и здесь они не могли быть слишком откровенными в своих упреках в адрес Извольского, который настаивал, что вызов Германии был эквивалентом «дипломатического ультиматума».«Австро-германский союз, как он утверждал, очевидно был расширен, чтобы включить Балканы, и Австрия« запугивала Россию через Германию ». Отказ России привел бы к немедленному нападению Австрии на Сербию и, возможно, нападению на Россию со стороны Германия. Франция полностью бросила его в беде. Ее позиция была равносильна осуждению франко-русского союза.

Англичане не были обмануты этими Иеремиадами. Они ответили на ноту Германии, обусловив принятие аннексии австро-сербским соглашением, и французы сделали то же самое.«Если бы он [Извольский] дал такой ответ, как мы дали Меттерниху, немцы не смогли бы основывать на нем ультиматум», - писал Хардиндж. «В том случае, - писал Грей, - войны не было бы - результат был бы таким же, как сейчас ... Результат [кризиса] не был бы таким плохим, если бы только Исвольский имел выдержал натиск немцев сорок восемь часов ". Обнаружив, что он произвел не очень хорошее впечатление, сам Исвольский вскоре передумал. «Россия не получила ничего, кроме временной дипломатической проверки, и это было предпочтительнее, чем развязывание войны, которая могла бы иметь катастрофические последствия», - сказал он Николсону, а позже все отрицал, называя себя «невинным ягненком, который был уничтожен злым волком.«Что касается известного немецкого ультиматума», он утверждал, что ему не было предъявлено ничего похожего на ультиматум; Фактически, Германия действовала в дружеском духе и просто заявила, что в случае войны между Австрией и Россией ей будет очень трудно не поддержать своего союзника. . . . Фактически, Пурталес явился к Изволскому, как воркующий голубь, несущий послание мира ». На этом мы можем закончить.

Часто проводят аналогию между кризисом 1908–1909 годов и кризисом июля 1914 года.В обоих случаях между Австрией и Сербией возникла острая напряженность, возникшая в значительной степени из-за разъедающей сербской пропаганды против монархии. В 1909 году Австрия почти объявила войну; в июле 1914 года она сделала роковой шаг. В обоих случаях Германия поддержала своего союзника, пытаясь локализовать конфликт. Англия, с другой стороны, поддержала Россию, что привело к обобщению кризиса.

Вот и все о сходстве. На них нельзя давить слишком сильно. Ситуация 1908–1909 годов принципиально отличалась от ситуации 1914 года.Считается, что король Эдуард сказал, что у Англии в 1908 году были прекрасные друзья: одна, Россия, не могла воевать, а другая, Франция, не могла. С самого начала Исвольский заявил, что Россия не будет воевать, и кажется более чем сомнительным, что она могла бы это сделать, даже если бы Австрия напала на Сербию. Французы, заявляя о своей лояльности альянсу, достаточно ясно дали понять, что они не одобряют тактику русских, и здесь также есть место для серьезных сомнений в том, действительно ли они пошли бы до предела в поддержке России. [xii] Англия была последовательна во всем, но с самого начала заявила, что не пойдет дальше дипломатической поддержки. С другой стороны, в 1914 году русские были готовы к битве, и Столыпина не было, чтобы сдержать их разумными аргументами. Французы, даже если они на самом деле не поощряли русских, определенно сделали достаточно мало, чтобы их сдержать. Англичане тоже были готовы довести дело до конца, как бы они ни хотели избежать конфликта.

Кризис 1908 года во многом был вызван интригами и интригами Извольского. Тактика Аэренталя не была здравой и, конечно, не заслуживала похвалы, но чем больше мы узнаем об Исволском, тем больше складывается впечатление, что он был «очень беспринципным и ненадежным человеком», говоря словами сэра Чарльза Хардинга. До последней степени лживый, нервный и эмоциональный, он постоянно занимался эгоистичными проектами, основанными на безжалостном невнимании к другим, друзьям и врагам.В обычных условиях его отречение и увольнение было бы само собой разумеющимся. Но его нужно было удержать и поддержать, потому что Европа в 1908 году, как и в 1914 году, была разделена на два враждебных лагеря, каждый из которых опасался разрушения и унижения и в каждом из которых члены должны были быть готовы сражаться дальше. вопрос, в котором они не интересовались напрямую. В 1908 году зародившееся согласие не было готово к конфликту, но все было готово. В 1914 году приготовления были завершены, и потребовалось всего лишь малейшего импульса, чтобы пустить европейскую телегу в путь к гибели.

[i] Vox et Praeterea Nihil: "Барон Аэренталь и М. Исволски", Fortnightly Review , сентябрь 1909 г.

[ii] "Grosse Politik", документы № 7383, 7385.

[iii] См. Статью автора в « English Historical Review», , январь 1929 г .; и особенно барон М. де Тауб: "Русская политика Аван-Герр", Париж, 1928, с. 186.

[iv] Конрад: "Aus Meiner Dienstzeit", Вена, 1921, т.I. С. 513, 516, 530.

[v] Конрад: I, p. 519; также Джозеф Бернрайтер: "Fragmente eines Politischen Tagebuches", стр. 77.

[vi] М. Покровски: "Drei Konferenzen", Гамбург, 1920, с. 17; Э. А. Адамов: «Константинопель и проливи», М., 1925, I. С. 8-10; «Дневники генерала Поливанова», цитирует Франца в « Deutsche Rundschau», февраля 1927 г.

[vii] Заявление, сделанное сразу же после этого секретарем Извольского и процитированное Крозье в Revue de France, 15 апреля 1921 года.

[viii] Джон Морли: Воспоминания (Нью-Йорк, 1917), II, с. 277: «Было такое количество интриг, секретов и откровенной лжи, что мы не знаем, стоим ли мы на твердой земле или на коварной трясине».

[ix] Виконт Грей: «Двадцать пять лет», Лондон, 1925, I, с. 172.

[x] Х. Каннер: "Der Schlüssel zur Kriegsschuldfrage", Мюнхен, 1926; и обзор С. Б. Фея в журнале « American Historical Review», января 1927 г.

[xi] Филипп Крозье в Revue de France, 1 июня 1921 г .; Раймон Пуанкаре: «Au Service de la France», Париж, 1926, I, стр. 245 и сл.

[xii] В феврале Исвольский утверждал, что Франция передала Австрии «багаж и багаж». 23 марта он сказал Николсону, что у России «нет причин полагаться на сотрудничество с Францией, если она склонна доводить дело до крайности». Несколько позже он утверждал, что Франция дала понять, что не окажет материальной поддержки.Его апологет объясняет ( Fortnightly Review, сентября 1909 г.), что французской прессе не было дано «переподготовки и удержания».

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Мнение | Действительно ли Восточная Европа более расистская, чем Запад?

ЛОНДОН - СОЛДАТЫ устанавливают мили заборов из колючей проволоки, чтобы не допустить беженцев. Мать и дитя застряли в грязном поле. Грузовик, припаркованный на шоссе между Будапештом и Веной, с разлагающимися телами 71 беженца.

Сцены последних недель у восточных границ Европы вызвали ужас и отвращение. «У жителей Восточной Европы нет чувства стыда?» - спросил американский историк польского происхождения Ян Гросс. Другой историк, уроженец Германии Ян-Вернер Мюллер, потребовал, чтобы Европейский Союз «изгнал» Венгрию, «страну, более не соблюдающую свои ценности», прекратив финансирование и лишив ее права голоса.

Для многих отсутствие щедрости восточноевропейцев по отношению к беженцам отражает, по словам одного обозревателя Guardian, фундаментальный «политический и культурный разрыв», разделяющий континент.Страны Восточной Европы сбросили советское иго всего четверть века назад и плохо знакомы с ценностями либеральной демократии. Этнически однородные, они не привыкли к иммиграции. Отсюда, как полагают многие, эта замкнутость и предубеждение.

Новейшая история определенно сформировала характер восточноевропейских обществ. Но действительно ли они более ксенофобны или враждебны к мигрантам, чем на Западе?

Судя по газетам за последнее время, можно простить мысль, что до тех пор, пока Венгрия не начала ставить заборы, Европейский Союз имел открытые границы и принимал мигрантов с добротой и мягкостью.Фактически, за последние 25 лет профсоюз построил то, что многие справедливо называют «крепостью Европа», сдерживая мигрантов не забором, а с помощью военных кораблей, вертолетов и беспилотных летательных аппаратов. Одна из причин, по которой мигранты сейчас прибывают через Балканы, заключается в том, что патрули заблокировали другие южные маршруты, особенно из Ливии в Италию.

Венгрия жестоко обращалась с мигрантами, но отличается ли ее политика от политики Великобритании или Франции?

Около 3 000 мигрантов в настоящее время проживают в фактически самом большом в Европе трущобах на окраине Кале на севере Франции.В докладе, опубликованном в прошлом месяце Бирмингемским университетом и организацией «Врачи мира», условия в так называемых «джунглях» описаны как «дьявольские»: палатки наводнены крысами, вода загрязнена фекалиями, а жители страдают туберкулезом.

«Я так жил в Дарфуре», - сказал один житель журналисту. «Я не мог поверить, что такое место существует в Европе».

Мигранты заперты в джунглях, потому что Великобритания отказывается позволить тому, что премьер-министр Дэвид Кэмерон назвал «роем», пересечь Ла-Манш.Будь Джунгли в Венгрии или Польше, без сомнения, не было бы крика. Тем не менее, немногие историки или журналисты удосужились написать яростное осуждение ксенофобии, разоблаченной этой мерзостью на пороге Великобритании.

Это правда, что западноевропейские страны более подвержены иммиграции, чем страны Востока. Но как это повлияло на отношение общества?

Вересковый рог Атлантического океана недавно исследовал некоторые данные. Согласно Всемирному исследованию ценностей 2005–2009 годов, 14 процентов поляков и 24 процента венгров не хотели бы, чтобы иммигрант или иностранный рабочий были соседями.Однако во Франции эта цифра составляет невероятные 36,5 процента. Последнее исследование World Values ​​Survey, проведенное в период с 2010 по 2014 год, не опрашивало Венгрию или Францию. Но он показал, что доля немцев, возражающих против иностранного соседа (21 процент), соответствует таковой в Румынии (21 процент) - и была в три раза выше, чем в Польше (7 процентов).

В рамках глобального опроса общественного мнения, проведенного Pew за 2009 год, были рассмотрены различия между Восточной и Западной Европой. Выяснилось, что жители Восточной Европы с меньшей вероятностью думают, что «любое общество должно состоять из людей разных рас, религий и культур».«Тридцать процентов венгров и 22 процента поляков не согласны с тем, что разнообразие - это хорошо, по сравнению с одним из 10 французского населения и 13 процентами британцев и немцев.

Но когда спросили о конкретных группах, картина изменилась. В Восточной Европе распространен антисемитизм, тогда как в Западной Европе люди, как правило, более враждебны к мусульманам. Опрос Pew показал, что 29% поляков и венгров отрицательно относятся к евреям. Двадцать семь процентов британцев и целых 69 процентов итальянцев отрицательно относились к мусульманам, а 30 процентов немцев не любили турок.

Иными словами, западноевропейцы могут казаться более терпимыми, когда говорят абстрактно, но так же нетерпимы, как и восточноевропейцы, когда дело касается отношения к определенным группам. «Культурный разрыв» может заключаться в том, что западные европейцы более отточены в языке терпимости, хотя на самом деле они столь же нетерпимы.

Самая большая правая партия в Европе находится не в Польше или Венгрии, а во Франции. Девяносто процентов французов могут сказать, что им комфортно в обществе, состоящем из разных рас, религий и культур, но почти каждый пятый голосовал за лидера антииммигрантской партии Национальный фронт Марин Ле Пен на президентских выборах 2012 года.

В Нидерландах политик-популист Герт Вилдерс недавно заявил парламенту Нидерландов, что кризис с беженцами равносилен «исламскому вторжению», вторя взглядам премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. Г-н Вилдерс призвал запретить Коран и положить конец строительству мечетей. Его Партия свободы лидирует в опросах общественного мнения. Не исключено, что г-н Вилдерс и г-жа Ле Пен могут стать лидерами своих стран до конца 2017 года. Где же тогда великий культурный разрыв Европы между Востоком и Западом?

Обращение с мигрантами в странах Восточной Европы достойно осуждения и требует серьезных трудностей.Но есть и что-то противное в хоре осуждения, с которым столкнулась Восточная Европа. Изображение восточноевропейцев лишенными «наших» ценностей и особенно ксенофобными служит лишь для того, чтобы скрыть роль, которую западноевропейские страны сыграли в разжигании нетерпимости.

Демонизация восточноевропейцев не является ответом на то, как политические лидеры по всей Европе помогают демонизировать мигрантов.

УВКБ ООН - Беженцы, выпуск 98 (После Советского Союза)

Сложные проблемы беженцев и перемещенных лиц возникли в бывшем Советском Союзе в результате многочисленных этнических конфликтов, что вызывает растущую озабоченность УВКБ ООН и международного сообщества.

Богдан Нахайло
Старший советник УВКБ ООН по странам СНГ и Балтии.

Крах советской системы был одним из самых знаменательных событий 20 века. Он не только изменил политическую географию мира, но и создал множество новых возможностей и проблем как для независимых государств и автономных образований, возникших или возродившихся из советской империи, так и для международного сообщества. сообщество в целом.

Постсоветский ландшафт еще не сформировался после этого грандиозного политического землетрясения, и все еще существует большое тектоническое движение. По мере того как новые независимые государства стремятся преодолеть огромные трудности, связанные с государственным строительством, деколонизацией, экономическим кризисом и переходом к новым политическим и экономическим системам, многочисленные этнические конфликты и случаи массового перемещения населения в различных частях этого огромного региона свидетельствуют о продолжающемся нестабильность и опасный потенциал для дальнейших потрясений и еще более серьезных кризисов.

Этническая напряженность и массовые перемещения населения, однако, не новость для этой части мира. Действительно, чаще всего корни сегодняшних проблем кроются в советские и даже царские периоды. Хотя широко распространенное заблуждение относительно бывшего Советского Союза как синонима России имело тенденцию затемнять этническую неоднородность СССР и жизнеспособность его нерусских народов, на самом деле это было крупнейшее многонациональное государство в мире. Более того, за фасадом единства и претензиями на то, что это было гармоничное общество новой модели, основанное на «свободном и равноправном партнерстве», Советский Союз был также последней из великих империй и на протяжении большей части своей истории тоталитарной. тот.

Территориально в значительной степени совпадая с бывшей Российской империей, из которой она была восстановлена ​​силой, советская империя охватывала 11 часовых поясов и простиралась на 5600 миль от Балтийского и Черного морей на западе до Тихого океана на востоке. СССР также унаследовал сложную «национальную проблему» от царской империи, которая существовала на двух уровнях: вертикальном, включающем отношения между большинством, политически и культурно доминирующими русскими нациями и нерусскими, многие из которых пытались создают свои собственные независимые государства; и горизонтальный, то есть напряженность и споры между некоторыми нерусскими народами, живущими рядом друг с другом, которые часто усугублялись политикой Москвы «разделяй и властвуй».

Ленин и большевики знали, что одной силы недостаточно, чтобы сплотить воедино фрагментированную бывшую российскую «тюрьму наций», и сначала они предложили некоторые уступки национальным чувствам, призванные завоевать лояльность инородцев. СССР был организован территориально по этническому признаку вплоть до регионального и местного уровней. В Центральной Азии были созданы новые этнические республики, чтобы разрушить единство Туркестана (так как большая часть мусульманской Средней Азии была известна после ее завоевания в XIX веке Россией).Здесь и на Кавказе внутренние границы часто навязывались произвольно.

В высокоцентрализованном, предположительно федеральном Советском Союзе, которым управляла правящая унитарная Коммунистическая партия, 15 основных национальностей имели свои собственные номинально суверенные союзные республики. Но в этом многонациональном лоскутном одеянии были десятки других этнических групп, как больших, так и очень маленьких, которые имели свои собственные автономные государственные образования.

Но что действительно отличало СССР от других империй, так это то, что от Ленина до Горбачева советские правители стремились переделать людей, народы и общество в соответствии со своей всеобъемлющей хилиастической идеологией.Их политика, включающая масштабные экономические преобразования и социальную и культурную «инженерию», принесла экономический и социальный прогресс. Но поскольку они были достигнуты с помощью террора и принуждения, эта политика также привела к огромным страданиям, гибели неисчислимых миллионов жизней и насильственному перемещению людей в масштабах, которые трудно себе представить. Крестьяне загоняли в колхозы, более обеспеченных высылали вместе с семьями в отдаленные районы; принудительный труд использовался для удовлетворения растущего спроса на рабочую силу в рамках программ индустриализации и регионального развития, и был создан огромный комплекс исправительно-трудовых лагерей - печально известный ГУЛАГ; целые этнические группы были депортированы в Сибирь и Среднюю Азию.

Во время Второй мировой войны произошли дальнейшие массовые человеческие жертвы, разрушения и перемещение населения. После войны была проведена широкомасштабная депортация, чтобы облегчить советизацию недавно приобретенных территорий в Балтийском регионе, Западной Украине и Молдове, и русским было предложено селиться в этих районах. После смерти Сталина в 1953 году использование политического террора и принудительного труда резко сократилось, и многим, но далеко не всем, народам и лицам, подвергшимся репрессиям и насильственным перемещениям, постепенно разрешили вернуться домой.

Однако, контролируя политические и экономические рычаги, советский имперский центр продолжал изыскивать способы побудить массовые потоки населения, обычно русских (а также обрусевших украинцев и белорусов), в нерусские республики с целью продвижения региональное развитие по своему усмотрению и усиление централизованного контроля. В 1954 году, например, Хрущев проигнорировал протесты казахстанских коммунистических чиновников и запустил свою «Программу освоения целинных земель», в рамках которой сотни тысяч «добровольцев» были отправлены для заселения и возделывания якобы «незанятых» территорий Казахстана, где на самом деле жили люди. Казахи традиционно занимались разведением домашнего скота.Следовательно, к 1959 году доля казахов в населении их собственной республики упала до менее чем трети.

Не только казахи опасались за свое будущее. Миграция русских и других славян продолжалась в республики Средней Азии, Кавказа и Балтии, особенно в города. Относительно небольшие латвийские и эстонские народы со временем стали особенно беспокоиться о своем выживании. Не утихал и большой поток русских в Украину, и к 1989 году их стало уже более 11 человек.Из них 3 миллиона в этой республике, что составляет 22 процента от общей численности населения.

Стимулирование миграционных потоков Советским правительством во имя экономических и политических нужд усилило межэтническую напряженность в республиках. Как бы то ни было, ведущая роль русских, их языка и культуры официально утверждалась начиная со сталинского периода и далее, и основным направлением советской национальной политики в постсталинский период было создание "советского народа" с Русское культурное ядро.В этом смысле русские, которые сами сильно пострадали в советский период, были привилегированным народом. В то время как нерусских заставляли изучать и использовать русский язык, очень немногие из русских или русскоязычных мигрантов беспокоились об изучении языков нерусских национальностей, даже если они жили среди них.

Когда, в брежневский период, советская командная экономика стала проявлять нарастающие признаки стагнации, изменения в демографических тенденциях также усилили ощущение надвигающегося кризиса у советского руководства.Рождаемость русских и других славян снижалась, в то время как рождаемость неассимилируемых среднеазиатских народов оставалась высокой, что порождало психологические и политические страхи и усложняло положение советских плановиков и генералов. Более того, по мере того, как традиционно мусульманские народы Центральной Азии начали пожинать плоды политики модернизации и программ позитивных действий, они стали более напористыми, и русские и другие мигранты начали уезжать. В 1979 году беспокойство Советского Союза по поводу «мусульманской» демографической бомбы замедленного действия, возможное распространение исламского фундаментализма и безопасность южных границ СССР были факторами, повлиявшими на решение о вторжении в Афганистан.

В течение следующего десятилетия картина миграции с севера на юг полностью изменилась - то есть славянских мигрантов, перемещающихся в республики Центральной Азии и на Кавказ, - и сотни тысяч человек покинули Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и другие страны. южные республики.

Масштаб и острота «национального вопроса», который давно официально провозглашался «решенным», стали очевидны почти сразу после того, как Горбачев начал свой курс на гласность и перестройку .Эта политика, направленная на обновление, а не на демонтаж советской системы, тем не менее привела к отказу от тоталитаризма и империи. С ослаблением контроля внезапно вышли на первый план проблемы, которые были подавлены или скрыты.

Первый сильный толчок был ощутим в декабре 1986 года, когда казахстанцы взбунтовались после того, как Москва назначила русского новым партийным боссом в Казахстане. Однако во время ранней фазы гласности единственное крупное перемещение населения было вызвано в апреле 1986 года самой ужасной в мире ядерной аварией на Чернобыльской АЭС к северу от столицы Украины Киева.Но в течение двух лет этнические конфликты, которые накапливались в результате продолжающегося нежелания советского руководства решать национальную проблему, начали вызывать кровотечение беженцев и перемещенных лиц.

В начале 1988 года внезапно обострилась давняя проблема Нагорного Карабаха (преимущественно армянского анклава, который Москва передала под юрисдикцию Азербайджана в 1920-х годах). В результате этнической розни около 500 000 армян и азербайджанцев бежали в противоположных направлениях, из Азербайджана в Армению и наоборот.Следующим летом в Ферганской долине в Центральной Азии вспыхнуло межобщинное насилие, и более 60 000 турок-месхетинцев - один из депортированных народов - были изгнаны из Узбекистана и Кыргызстана.

Когда центр начал терять контроль, устрашающий масштаб трудностей, с которыми столкнулось советское руководство в попытках сохранить свою разрушающуюся империю, также выявился в последней советской переписи населения, проведенной в 1989 году. составляли 50 процентов населения из 285 миллионов.Советская политика не только не искоренила национальное самосознание, но и имела противоположный эффект: вся тенденция продолжала идти в направлении концентрации большинства национальностей на своих территориях и их большей самоуверенности. Национальные чувства и самоуверенность росли по всему СССР, и нерусские из Молдовы и прибалтийских республик в Среднюю Азию начали принимать законы, направленные на повышение и повышение статуса их родных языков - иными словами, противодействие последствиям. русификации.

Перепись также выявила масштабы перемещения и смешения народов, которые имели место, и насколько велико было количество людей, которые теперь рисковали считаться пришельцами или даже колонизаторами на чужой родине. Примерно пятая часть советского населения - от 54 до 65 миллионов человек, в зависимости от того, какое определение родины использовалось - жила за пределами своих национальных единиц. Из них 25,3 миллиона были русскими, которые также были единственной группой, которая пользовалась культурными услугами на своем родном языке за пределами своей республики и которые, по крайней мере, до сих пор могли чувствовать себя как дома в любой части Советского Союза.

Недовольные Кремлем, инородцы подняли стандарты национального самоопределения и суверенитета и стремились построить или обновить свои собственные независимые государства. Сами русские постепенно попали под влияние вируса преимущественно демократического национализма. Когда Борис Ельцин и другие лидеры реформистов взялись за дело утверждения суверенитета России, имперский центр раскололся и потерял решимость. После неудачной попытки путча в августе 1991 года приверженцами Коммунистической партии, которые хотели сохранить старый порядок, компромиссное решение свободного негосударственного добровольного объединения, Содружества Независимых Государств (СНГ), которое должно было заменить СССР, было наконец навязано. Горбачев и сопротивляющийся центр в декабре 1991 года совместными действиями лидеров России, Украины и Белоруссии.

Поскольку распад Советского Союза принял форму - в целом - удивительно мирного и упорядоченного процесса распада и в целом был встречен с надеждой в новых независимых государствах, включая Россию, как начало новой эры. не было потока беженцев во внешний мир.

Однако слишком скоро стало очевидно, насколько трудно преодолеть наследие 70 лет советской власти и что демократические и экономические преобразования будут очень сложным и болезненным процессом, который нельзя торопить.Новые независимые государства также начали действовать как суверенные образования, стремясь подтвердить национальную идентичность титульной нации, защитить свою территориальную целостность и, в некоторых случаях, изменить существующие границы.

Поскольку в прошлом многие границы были произвольно разграничены, а население смешивалось, это часто приводило к проблемам. Помимо очевидного случая неразрешенного спора между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха, который вскоре перерос в открытую войну между двумя странами, есть и другие примеры трений и конфликтов.Фактически, первая вспышка этнического насилия на территории самой Российской Федерации произошла в конце октября 1992 года на Северном Кавказе, когда десятки тысяч ингушей были изгнаны осетинами из спорного Пригородного района Северной Осетии. До депортации в 1944 году этот район принадлежал ингушам.

В другом месте отношения между Россией и Украиной были обострены, среди прочего, будущим Крымского полуострова и базирующегося там бывшего советского Черноморского флота.Крымские татары были депортированы из Крыма в 1944 году, и туда поселились русские поселенцы; тем не менее, в 1954 году полуостров с его украинским меньшинством был передан от Российской Федерации Украине Хрущевым. Среди других примеров приграничных споров - конфликты между Эстонией и Россией, Литвой и Беларусью, Россией и Азербайджаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, Кыргызстаном и Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном, а также Узбекистаном и Таджикистаном.

Все независимые страны, возникшие в результате распада СССР, включая Россию, в большей или меньшей степени сами являются многонациональными государствами и теперь вынуждены заниматься интеграцией национальных меньшинств и снижением центробежных тенденций.

В Эстонии и Латвии приняты законы о гражданстве и другие законы, косвенно направленные на прекращение иммиграции в эти государства и поощрение «репатриации» россиян. Поскольку действующие законы временно лишают гражданских прав значительную часть некоренного населения, они были осуждены как дискриминационные со стороны славянских меньшинств и России, которая взяла на себя роль активного защитника прав русских и русскоязычных, теперь внезапно живущих " за границей." Однако на Украине, где проживает большая часть русских, живущих за пределами России, аналогичные законы были тщательно разработаны для интеграции, а не отчуждения национальных меньшинств.Киев требует аналогичного отношения к нескольким миллионам украинцев, проживающих в России и других новых независимых государствах.

В Грузии и Молдове проблемы с правами национальных меньшинств привели к вооруженным конфликтам и массовому перемещению населения. В 1991 году начались боевые действия между грузинами и осетинским меньшинством, а в следующем году - между грузинами и абхазами. В Молдове вооруженный конфликт разразился в 1992 году после того, как анклав Приднестровья, в котором доминируют россияне (лидеры которого выступали против распада СССР), попытался отделиться.

Один из самых серьезных конфликтов после распада Советского Союза произошел в Таджикистане, где в 1992 году разразилась гражданская война. Сотни тысяч таджикских беженцев бежали в Афганистан, Казахстан и Кыргызстан. Из-за смешения этнических групп (например, в соседнем Узбекистане, самом густонаселенном из центральноазиатских государств, проживает 950 000 таджиков и 850 000 казахов, в то время как около 2,5 миллионов узбеков живут за пределами Узбекистана, половина из них в Таджикистане), непроницаемая граница Таджикистана Конфликт в Таджикистане с Афганистаном и страхом распространения исламского фундаментализма имеет серьезные последствия для всего субрегиона.

Неудивительно, что после распада СССР стихийный отток русских и русскоязычных в Россию из бывших советских республик, которые теперь стали «зарубежными странами», значительно усилился. По оценкам, с 1989 года более 2 миллионов человек переехали в Россию по разным причинам: чтобы избежать конфликта, потому что они считают себя жертвами фактического или потенциального преследования или дискриминации - российские власти определили эти две категории перемещенных русских - выступающих как «вынужденных переселенцев» - или по экономическим мотивам.

Примерно четверть людей, переехавших в Россию с 1989 года, были признаны беженцами или вынужденными переселенцами, наибольший процент прибыл из Таджикистана (более 25 процентов), Грузии (19 процентов), Азербайджана (16 процентов) и других стран Центральной Азии. Азиатские государства, с относительно низким процентом около 1,5% из Латвии и Эстонии. Северокавказская республика Чечня, которая пыталась отделиться от России, и конфликт между ингушами и осетинами также привели к появлению десятков тысяч внутренне перемещенных и «вынужденных переселенцев».«

Это, в дополнение к проблемам размещения десятков тысяч бывших советских военнослужащих, выведенных из Центральной и Восточной Европы и новых независимых государств, а также к перемещению внутренних экономических мигрантов из отдаленных мест бывших секретных военных производств и искусственного города, расположенные в негостеприимных регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока, создают огромную нагрузку на Российскую Федерацию и обостряют социальную напряженность.

Исход русскоязычного населения из Центральной Азии также наносит ущерб местной экономике и социальным службам, поскольку он лишает субрегион квалифицированных кадров с крайне необходимыми профессиональными и производственными навыками, таких как врачи, учителя и инженеры.В некоторых государствах Центральной Азии проблема стала настолько серьезной, что власти приложили усилия, чтобы успокоить славянское население, чтобы остановить отток.

Все новые независимые государства также столкнулись с острыми и растущими проблемами просителей убежища, нелегальных и транзитных мигрантов из-за пределов бывшего Советского Союза. Ни у кого из них нет ресурсов и институционального потенциала для эффективного решения проблем, связанных с перемещением населения, и некоторые российские власти даже начали утверждать, что Российская Федерация неспособна выполнить обязательства, которые она взяла на себя, когда в 1992 году присоединилась к соглашению 1951 года. Конвенция о беженцах.

В 1994 году УВКБ ООН знало о более чем 60 000 человек в России из-за пределов стран СНГ и Балтии, которые утверждали, что они беженцы. Почти половина из них прибыла из Афганистана, другие крупные группы - из Сомали, Ирака, Шри-Ланки, Анголы, Китая, Эфиопии и Заира. Считается, что число нелегальных мигрантов, многие из которых следуют транзитом на запад, значительно выше, возможно, до полумиллиона. Считается, что только 150 000 китайцев въехали в Россию нелегально.

Сложные проблемы беженцев и перемещенных лиц на территории бывшего Советского Союза привели к тому, что УВКБ ООН и другие U.Агентства N. и международные гуманитарные организации должны быть вовлечены в ту часть мира, где до недавнего времени они отсутствовали. С 1991 года УВКБ ООН открыло свои представительства в Москве и ряде других стран СНГ и принимает активное участие в решении проблем, связанных с беженцами. В Армении, Азербайджане, Грузии и Таджикистане он предоставил гуманитарную помощь и защиту десяткам тысяч перемещенных лиц и приложил усилия для содействия репатриации в условиях безопасности.Посредством консультаций, обучения и технической помощи УВКБ ООН также помогло новым независимым странам региона начать создание институционального потенциала для работы с беженцами и мигрантами.

Ясно, что это только начало, и еще многое предстоит сделать более творческим, согласованным и всеобъемлющим образом для эффективного решения существующих и потенциальных проблем, связанных с крупномасштабным перемещением людей. Сегодня все постсоветское устройство по-прежнему подспудно нестабильно.Нет недостатка в существующих конфликтах и ​​горячих точках. Многое будет зависеть от России - крупнейшей региональной державы, силы которой уже играют роль в Таджикистане и Грузии, - и от того, в каком направлении она будет развиваться. Но многое также может зависеть от того, осознают ли международное сообщество и система Организации Объединенных Наций проблемы, опасности и возможности, которые представляет этот нестабильный регион, и примут ли они своевременные широкомасштабные превентивные меры, чтобы помочь стабилизировать обстановку, урегулировать конфликты и тем самым снизить риски будущее обширное внутреннее и внешнее перемещение.

Источник: Беженцы Журнал № 98 (1994)

Поделиться через фейсбук Поделиться в Твиттере

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *