Какие последствия имели военные и торговые походы руссов в византию: Какие последствия имели военные и торговые походы русов в Византию

Содержание

Поход игоря на константинополь. Панорама Русско-византийская война (941—944)

Сложные трехсторонние взаимоотношения между Россией, Англией и Францией в первой половине XIX века привели сначала к войне русских с англичанами, в которой Петербург был поддержан Парижем. А спустя несколько лет ситуация кардинально изменилась – и теперь уже Франция воевала с Россией, а союзниками у русских выступали англичане. Правда, реальной помощи от Лондона Петербург так и не дождался.

Последствия континентальной блокады

После того как Россия, подписав в 1807 году Тильзитский договор, присоединилась к Франции и объявила континентальную блокаду Англии, отношения между британцами и русскими были разорваны. Обязывавшаяся по этому позорному договору оказывать помощь французам во всяких войнах, Россия не могла остаться в стороне, когда между Англией и Данией возник такой конфликт – англичане напали на страну, которая также поддерживала антианглийскую континентальную блокаду.
Война России и Британии вылилась в череду локальных стычек, фронтальных сражений стороны в отношении друг друга не вели.

Одним из знаковых кампаний этого периода была русско-шведская война (шведы выступили на стороне Британии) 1808 – 1809 годов. Швеция ее проиграла, а Россия в итоге приросла Финляндией.

Противостояние Сенявина

Знаковым событием русско-английской войны было «великое стояние» в столице Португалии Лиссабоне эскадры адмирала Дмитрия Сенявина. Десять военных судов под командованием Дмитрия Николаевича с ноября 1807 года находилась в лиссабонском порту, куда суда зашли, основательно потрепанные штормом. Эскадра направлялась в Балтийское море.
К тому времени Наполеон занял Португалию, выход к морю, в свою очередь был заблокирован англичанами. Помятуя об условиях Тильзитского мира, французы в течение нескольких месяцев безуспешно склоняли русских моряков выступить на своей стороне. Российский император Александр I также приказывал Сенявину учитывать наполеоновские интересы, хотя и не хотел эскалации конфликта с англичанами.

Наполеон пытался разными способами воздействовать на Сенявина. Но тонкая дипломатия русского адмирала каждый раз одерживала верх. В августе 1808, когда угроза занятия Лиссабона англичанами возросла, французы в последний раз обратились к Сенявину за помощью. И он снова им отказал.
После занятия столицы Португалии англичанами склонять на свою сторону русского адмирала начали уже они. Находясь в состоянии войны с Россией, Англия запросто могла пленить наших моряков, а флот забрать себе в качестве боевых трофеев. Просто так, без боя, адмирал Сенявин сдаваться не собирался. Снова началась череда длительных дипломатических переговоров. В конце концов, Дмитрий Николаевич добился нейтрального и по-своему беспрецедентного решения: все 10 судов эскадры идут в Англию, но это не плен; пока Лондон и Петербург не заключат мир, флотилия находится в Британии. Обратно в Россию экипажи русских судов смогли вернуться только через год. А сами корабли Англия вернула лишь в 1813 году. Сенявин по возвращении на родину, несмотря на былые военные заслуги, попал в опалу.

Боевые действия на Балтике и на Востоке

Английский флот вместе с союзниками шведами старались нанести урон Российской империи на Балтийском море, обстреливая береговые объекты и атакуя военные и торговые суда. Петербург серьезно укрепил свою оборону со стороны моря. Когда Швеция претерпела поражение в русско-шведской войне, британский флот ушел с Балтики. С 1810 по 1811 годы Британия и Россия не вели между собой активных боевых действий.
Британцев интересовала Турция и Персия, и в принципе возможность российской экспансии Юга и Востока. Многочисленные попытки вытеснения англичанами России из Закавказья не увенчались успехом. Как и происки британцев, направленные на побуждение русских уйти с Балкан. Турция и Россия стремились к заключению мирного договора, тогда как англичане были заинтересованы в продолжении войны между этими государствами. В конечном итоге мирный договор все же был подписан.

Почему эта война закончилась нападением Наполеона на Россию

Для Англии эта странная война с Россией была бесперспективной, и в июле 1812 года страны заключили мирный договор. Армия Наполеона к тому времени уже несколько недель наступала на российской территории. Ранее Бонапарту не удалось договориться с англичанами о заключении мира, признании колониального господства Британии в обмен на вывод английских войск из Испании и Португалии. Не согласились британцы и признавать доминирующую роль Франции среди других европейских государств. Наполеон, которому Тильзитский мир развязал руки для покорения всей Европы, недоставало только «раздавить Россию», как он сам признавался за год до начала полугодовой Отечественной войны 1812 года.

Российско-британский мирный договор был одновременно союзническим в борьбе против Франции. Англия, как и США в Великой Отечественной войне, заняла выжидательную позицию и существенной военно-экономической помощи от британцев Российская империя таки не дождалась. Британия надеялась, что затяжная военная кампания истощит силы обеих сторон, и потом уже она, Англия, станет первым претендентом на доминирование в Европе.

В 915 году, двигаясь на помощь Византии против болгар, на Руси впервые появились печенеги. Игорь предпочёл не препятствовать им, но в 920 году сам провёл против них военный поход.

«Одиннадцатого июня четырнадцатого индикта (941 г.) на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков. Против них со всеми дромонами и триерами, которые только оказались в городе, был отправлен патрикий [Феофан]. Он снарядил и привел в порядок флот, укрепил себя постом и слезами и приготовился сражаться с росами.»

Набег не стал неожиданностью для Византии. Весть о нём заранее послали болгары и позднее стратиг Херсона. Однако византийский флот сражался с арабами и защищал острова в Средиземном море, так что, по словам Лиутпранда, в столице оставалось всего 15 полуразрушенных хеландий (тип судна), оставленных из-за их ветхости. Количество кораблей Игоря византийцы исчислили в невероятные 10 тысяч. Лиутпранд Кремонский, передавая рассказ очевидца, своего отчима, назвал тысячу кораблей во флоте Игоря. По «Повести временных лет» и свидетельству Лиутпранда русские вначале бросились грабить малоазиатское побережье Чёрного моря, так что защитники Константинополя имели время, чтобы подготовить отпор и встретить флот Игоря в море у входа в Босфор, недалеко от города Иерон.

«Роман [византийский император] велел прийти к нему кораблестроителям, и сказал им: „Сейчас же отправляйтесь и немедленно оснастите те хеландии, что остались [дома]. Но разместите устройство для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам“. Итак, когда хеландии были оснащены согласно его приказу, он посадил в них опытнейших мужей и велел им идти навстречу королю Игорю. Они отчалили; увидев их в море, король Игорь приказал своему войску взять их живьем и не убивать. Но добрый и милосердный Господь, желая не только защитить тех, кто почитает Его, поклоняется Ему, молится Ему, но и почтить их победой, укротил ветры, успокоив тем самым море; ведь иначе грекам сложно было бы метать огонь. Итак, заняв позицию в середине русского [войска], они [начали] бросать огонь во все стороны. Руссы, увидев это, сразу стали бросаться с судов в море, предпочитая лучше утонуть в волнах, нежели сгореть в огне. Одни, отягощённые кольчугами и шлемами, сразу пошли на дно морское, и их более не видели, а другие, поплыв, даже в воде продолжали гореть; никто не спасся в тот день, если не сумел бежать к берегу.

Ведь корабли руссов из-за своего малого размера плавают и на мелководье, чего не могут греческие хеландии из-за своей глубокой осадки.»

Амартол добавляет, что разгром Игоря после атаки огненосных хеландий довершила флотилия боевых византийских кораблей: дромонов и триер. Считается, что русские 11 июня 941 года в первый раз столкнулись с греческим огнём, и память об этом надолго сохранилась среди русских воинов. Древнерусский летописец начала XII века так передал их слова: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их.» Согласно ПВЛ русские вначале потерпели поражение от греков на суше, только потом произошёл жестокий разгром в море, но, вероятно, летописец свёл воедино сражения, произошедшие в разное время в разных местах.

По летописи в 944 году (историки считают доказанным 943), Игорь собрал новое войско из варягов, руси (соплеменники Игоря), славян (поляне, ильменские словене, кривичи и тиверцы) и печенегов и двинулся на Византию конницей по суше, а большую часть войска отправил по морю. Предупреждённый заранее византийский император Роман I Лакапин выслал послов с богатыми дарами навстречу Игорю, уже достигшему Дуная. Одновременно Роман выслал дары печенегам. После совета с дружиной Игорь, удовлетворённый данью, повернул назад. Продолжатель Феофана сообщает о подобном событии в апреле 943, только противниками византийцев, заключившими мир и повернувшими назад без сражения, были названы «турки». «Турками» византийцы обычно именовали венгров, но иногда широко применяли название ко всем кочевым народам с севера, то есть могли подразумевать и печенегов.

В следующем 944 году, Игорь заключил военно-торговый договор с Византией. В договоре упоминаются имена племянников Игоря, его жены княгини Ольги и сына Святослава. Летописец, описывая утверждение договора в Киеве, сообщил о церкви, в которой приносили клятву варяги-христиане.

Осенью 945 года Игорь по требованию дружины, недовольной своим содержанием, отправился за данью к древлянам. Древляне не числились в составе войска, потерпевшего разгром в Византии. Возможно, поэтому Игорь решил поправить положение за их счёт. Игорь произвольно увеличил величину дани прежних лет, при её сборе дружинники творили насилие над жителями. На пути домой Игорь принял неожиданное решение:

«Поразмыслив, сказал своей дружине: „Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё“. И отпустил дружину свою домой, а сам с малой частью дружины вернулся, желая большего богатства. Древляне же, услышав, что идет снова, держали совет с князем своим Малом: „Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его; так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит“ […] и древляне, выйдя из города Искоростеня, убили Игоря и дружинников его, так как было их мало. И погребен был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени.»

Спустя 25 лет в письме Святославу византийский император Иоанн Цимисхий напомнил о судьбе князя Игоря, именуя его Ингером. В изложении Льва Диакона император сообщал о том, что Игорь отправился в поход на неких германцев, был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое.

Княгиня Ольга – первая христианка-правительница и первый реформатор на Киевском престоле. Налоговая реформа княгини Ольги. Административные преобразования. Крещение княгини. Распространение христианства на Руси.

Покорив древлян, Ольга в 947 году отправилась в новгородские и псковские земли, назначая там уроки (своеобразная мера дани), после чего вернулась к сыну Святославу в Киев. Ольга установила систему «погостов» — центров торговли и обмена, в которых более упорядоченно происходил сбор податей; затем по погостам стали строить храмы

В 945 Ольга установила размеры «полюдья» — податей в пользу Киева, сроки и периодичность их уплаты — «оброки» и «уставы». Подвластные Киеву земли оказались поделены на административные единицы, в каждой из которых был поставлен княжеский администратор — «тиун».

Не смотря на то, что болгарские проповедники давно распространяли христианство на Руси, и факт крещения Ольги, большинство жителей Руси оставались язычниками.

2. 2) Святослав – князь-воин. Война с Хазарским каганатом. Походы князя на Дунайскую Болгарию. Заключение договоров с Византией. Расширение границ Киевской Руси и укрепление международного авторитета.
В «Повести временных лет» отмечено, что в 964 году Святослав «пошёл на Оку реку и на Волгу, и встретил вятичей». Не исключено, что в это время, когда главной целью Святослава было нанесение удара по хазарам, он не подчинил вятичей, то есть ещё не обложил их данью.
В 965 году Святослав атаковал Хазарию:

«В лето 6473 (965) пошёл Святослав на хазар. Услышав же, хазары вышли навстречу ему со своим князем каганом и сошлись биться, и в битве одолел Святослав хазар, и столицу их и Белую Вежу взял. И победил ясов и касогов».

Современник событий Ибн-Хаукаль относит поход к чуть более позднему времени и сообщает также о войне с Волжской Булгарией, известия о которой не подтверждены другими источниками:

«Булгар — город небольшой, нет в нём многочисленных округов, и был известен тем, что был портом для упомянутых выше государств, и опустошили его русы и пришли на Хазаран, Самандар и Итиль в году 358 (968/969) и отправились тотчас же после к стране Рум и Андалус… И ал-Хазар — сторона, и есть в ней город, называемый Самандар, и он в пространстве между ней и Баб ал-Абвабом, и были в нём многочисленные сады…, но вот пришли туда русы, и не осталось в городе том ни винограда, ни изюма».

Разгромив армии обоих государств и разорив их города, Святослав разбил ясов и касогов, взял и разрушил Семендер в Дагестане. По одной версии, Святослав вначале взял Саркел на Дону (в 965 году), затем двинулся на восток, и в 968 или 969 году покорил Итиль и Семендер. М. И. Артамонов же считал, что русское войско двигалось вниз по Волге и взятие Итиля предшествовало взятию Саркела. Святослав не только сокрушил Хазарский каганат, но и пытался закрепить завоёванные территории за собой. На месте Саркела появилось русское поселение Белая Вежа. Возможно, тогда же под власть Киева перешла и Тмутаракань. Есть сведения о том, что русские отряды находились в Итиле до начала 980-х годов.

В 967 году между Византией и Болгарским царством разгорелся конфликт, причину которого источники излагают по разному. В 967/968 году византийский император Никифор Фока отправил к Святославу посольство. Главе посольства Калокиру было передано 15 кентинариев золота (примерно 455 кг), чтобы направить русов в набег на Болгарию. Согласно наиболее распространённой версии, Византия хотела сокрушить Болгарское царство чужими руками, а заодно ослабить Киевскую Русь, которая после победы над Хазарией могла обратить свой взгляд на крымские владения империи.

Калокир договорился со Святославом об антиболгарском союзе, но вместе с тем попросил помочь ему отнять у Никифора Фоки византийский престол. За это, по версии византийских хронистов Иоанна Скилицы и Льва Диакона, Калокир пообещал «великие, бесчисленные сокровища из казны государственной» и право на все завоёванные болгарские земли.

В 968 году Святослав вторгся в Болгарию и после войны с болгарами обосновался в устье Дуная, в Переяславце, куда к нему была выслана «дань с греков». В этот период отношения Руси с Византией были скорее всего напряжёнными, но итальянский посол Лиутпранд в июле 968 года видел русские корабли в составе византийского флота, что выглядит несколько странно.

К 968-969 годам относится нападение на Киев печенегов. Святослав с конной дружиной возвратился на защиту столицы и отогнал печенегов в степь. Историки А. П. Новосельцев и Т. М. Калинина предполагают, что нападению кочевников способствовали хазары (хотя есть причины полагать что Византии это было не менее выгодно), а Святослав в ответ организовал второй поход против них, в ходе которого и был захвачен Итиль, а каганат окончательно разгромлен.

Во время пребывания князя в Киеве скончалась его мать, княгиня Ольга, фактически правившая Русью в отсутствие сына. Святослав по-новому устроил управление государством: посадил сына Ярополка на киевское княжение, Олега — на древлянское, Владимира — на новгородское. После этого, осенью 969 года великий князь снова пошёл на Болгарию с войском. «Повесть временных лет» передаёт его слова:

«Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из Греческой земли золото, паволоки, вина, различные плоды; из Чехии и из Венгрии серебро и кони; из Руси же меха и воск, мёд и рабы».

Летописный Переяславец точно не идентифицирован. Иногда его отождествляют с Преславом или же относят к дунайскому порту Преславу Малому. По версии неизвестных источников (в изложении Татищева) в отсутствие Святослава его наместник в Переяславце, воевода Волк, был вынужден выдержать осаду со стороны болгар. Византийские источники скупо описывают войну Святослава с болгарами. Его войско на ладьях подошло к болгарскому Доростолу на Дунае и после сражения захватило его у болгар. Позднее была захвачена и столица Болгарского царства, Преслав Великий, после чего болгарский царь заключил вынужденный союз со Святославом.

Вскоре он вернулся на Балканы, снова взял у болгар так понравившийся ему Переяславец. На этот раз против зарвавшегося Святослава выступил византийский император Иоанн Цимисхий. Война шла долго с переменным успехом. К Святославу подходили все новые скандинавские отряды, они одерживали победы и расширяли свои владения, дойдя до Филипполя (Пловдива). Любопытно, что в той завоевательной войне вдали от родины Святослав произнес перед боем ставшую позже крылатой фразу русского патриота: «Не посрамим земли Русской, но ляжем костьми, ибо мертвые сраму не имут». Но войска Святослава и других конунгов таяли в сражениях, и в конце концов, окруженный в 971 г. в Доростоле, Святослав согласился заключить мир с византийцами и уйти из Болгарии.

Весной 970 года Святослав в союзе с болгарами, печенегами и венграми напал на владения Византии во Фракии. По сообщениям византийских источников, были окружены и перебиты все печенеги, а затем были разгромлены основные силы Святослава. Древнерусская летопись излагает события иначе: по сведениям летописца, Святослав одержал победу, вплотную подошёл к Царьграду, но отступил, лишь взяв большую дань, в том числе и на погибших воинов. По версии Сюзюмова М. Я. и Сахарова А. Н., сражение, о котором рассказывает русская летопись и в котором русские одержали победу, было отдельным от битвы под Аркадиополем. Так или иначе, летом 970 года крупные боевые действия на территории Византии прекратились В апреле 971 года император Иоанн I Цимисхий лично выступил против Святослава во главе сухопутной армии, отправив на Дунай флот из 300 кораблей, чтобы отрезать путь отступления русам. 13 апреля 971 года была захвачена болгарская столица Преслав, где в плен попал болгарский царь Борис II. Части русских воинов во главе с воеводой Сфенкелом удалось прорваться на север в Доростол, где находился Святослав с основными силами.

23 апреля 971 года Цимисхий подошёл к Доростолу. В сражении русы были отброшены в крепость, началась трёхмесячная осада. Стороны несли потери в непрерывных стычках, у русов погибли вожди Икмор и Сфенкел, у византийцев пал военачальник Иоанн Куркуас. 21 июля произошло ещё одно генеральное сражение, в котором Святослав, по данным византийцев, получил ранение. Сражение окончилось безрезультатно для обеих сторон, однако после него Святослав вступил в мирные переговоры.Условия русов Иоанн Цимисхий безоговорочно принял. Святослав с войском должен был покинуть Болгарию, византийцы обеспечивали его воинов (22 тысячи человек) запасом хлеба на два месяца. Святослав также вступал в военный союз с Византией, восстанавливались торговые отношения. На этих условиях Святослав ушёл из Болгарии, сильно ослабленной войнами на её территории.

3.1) Основные направления государственной деятельности Ярослава Мудрого. Социально-экономические строй Киевской Руси. Формирование крупной земельной собственности. Складывание сословного строя. Основные категории свободного и зависимого населения. «Русская правда» и «Правда Ярославичей». Время правления сыновей Ярослава и княжеские междоусобицы. Правление Владимира Мономаха.






После смерти Ярослава, как и раньше, после кончины его отца Владимира, на Руси воцарились раздор и усобицы. Как писал Н. М. Карамзин: «Древняя Россия погребла с Ярославом свое могущество и благоденствие». Но это произошло не сразу. Из пятерых сыновей Ярослава (Ярославичей) отца пережили трое: Изяслав, Святослав и Всеволод. Умирая, Ярослав утвердил порядок престолонаследия, по которому власть переходит от старшего брата к младшему. Поначалу дети Ярослава так и поступили: златостол достался старшему из них, Изяславу Ярославичу, а Святослав и Всеволод ему подчинились. Они жили с ним дружно целых 15 лет, вместе даже дополнили «Правду Ярослава» новыми статьями, уделив главное внимание повышению штрафов за покушение на княжескую собственность. Так появилась «Правда Ярославичей».
Но в 1068 г. мир был нарушен. Русское войско Ярославичей потерпело тяжкое поражение от половцев. Недовольные ими киевляне изгнали из города великого князя Изяслава и его брата Всеволода, разграбили княжеский дворец и объявили правителем выпущенного из киевской тюрьмы полоцкого князя Всеслава – его во время похода на Полоцк схватили и привезли как пленника в Киев Ярославичи. Всеслава летописец считал кровожадным и злым. Он писал, что жестокость Всеслава происходила от влияния некоего амулета – волшебной повязки, которую он носил на своей голове, прикрывая ею незаживающую язву. Изгнанный из Киева великий князь Изяслав бежал в Польшу, прихватив княжеские богатства со словами: «Этим я найду воинов», имея в виду наемников. И вскоре он действительно появился у стен Киева с наемным польским войском и быстро вернул себе власть в Киеве. Всеслав же, не оказав сопротивления, бежал домой, в Полоцк.
После бегства Всеслава началась борьба уже внутри клана Ярославичей, забывших заповеди своего отца. Младшие братья Святослав и Всеволод свергли старшего Изяслава, который вновь бежал в Польшу, а потом в Германию, где никак не мог найти помощи. Великим князем в Киеве стал средний брат Святослав Ярославич. Но век его оказался недолог. Деятельный и агрессивный, он много воевал, имел безмерные амбиции, а умер от ножа хирурга неумехи, который в 1076 г. пытался вырезать у князя какую то опухоль.
Пришедший после него к власти младший брат Всеволод Ярославич, женатый на дочери византийского императора, был человеком богобоязненным и кротким. Он тоже правил недолго и простодушно уступил трон вернувшемуся из Германии Изяславу. Но тому хронически не везло: князь Изяслав погиб на Нежатиной Ниве под Черниговом в 1078 г. в сражении с племянником – сыном Святослава Олегом, который сам хотел занять трон отца. Копье пронзило его спину, следовательно, или он бежал, или, скорее всего, кто то нанес князю предательский удар сзади. Летописец сообщает нам, что Изяслав был мужчина видный, с приятным лицом, имел довольно тихий нрав, был мягкосердечен. Первым его делом на Киевском столе стала отмена смертной казни, замененной вирой – денежным штрафом. Мягкосердие его стало, по видимому, и причиной его злоключений: Изяслав Ярославич все время жаждал престола, но не был достаточно жесток, чтобы утвердиться на нем.
В итоге Киевский златостол вновь отошел к младшему сыну Ярослава Всеволоду, который правил до 1093 г. Образованный, наделенный умом, великий князь владел пятью языками, но страной управлял плохо, не сумев справиться ни с половцами, ни с голодом, ни с мором, опустошившим Киев и окрестные земли. На великолепном Киевском столе он остался скромным удельным князем Переяславским, каким его сделал в юности великий отец Ярослав Мудрый. Не удавалось ему навести порядок и в собственной семье. Подросшие сыновья его родных и двоюродных братьев отчаянно ссорились из за власти, непрерывно воюя друг с другом из за земель. Для них слово дяди – великого князя Всеволода Ярославича – уже ничего не значило.
Усобица на Руси, то тлея, то вспыхивая войной, продолжалась. Интриги и убийства стали обычными в княжеской среде. Так, осенью 1086 г. племянник великого князя Ярополк Изяславич во время похода был внезапно убит своим слугой, который нанес господину удар ножом в бок. Причина злодейства неизвестна, но, скорее всего, в основе была распря из за земель Ярополка с его родственниками – Ростиславичами, сидевшими в Перемышле. Единственной надеждой князя Всеволода оставался его любимый сын Владимир Мономах.
Правление Изяслава и Всеволода, распри их родственников происходили в то время, когда впервые из степей пришел новый враг – половцы (тюрки), которые изгнали печенегов и начали почти непрерывно нападать на Русь. В 1068 г. в ночном сражении они разбили княжеские полки Изяслава и принялись дерзко грабить русские земли. С тех пор не проходило и года без половецких набегов. Их орды доходили до Киева, и один раз половцы сожгли знаменитый княжеский дворец в Берестове. Враждующие друг с другом русские князья ради власти и богатых уделов вступали в соглашения с половцами и приводили их орды на Русь.
Особенно трагичен оказался июль 1093 г., когда половцы на берегу речки Стугны разбили объединенную дружину русских князей, которые действовали недружно. Поражение было страшным: вся Стугна была забита трупами русских воинов, а поле дымилось от крови павших. «Наутро же, 24 го, – пишет летописец, – в день святых мучеников Бориса и Глеба, был плач великий в городе, а не радость, за грехи наши великие и неправды, за умножение беззаконий наших». В тот же год хан Боняк чуть было не захватил Киев и разорил его неприкосновенную раньше святыню – Киево Печерский монастырь, а также пожег окрестности великого города.

Русско-византийская война 941-944 годов — неудачный поход князя Игоря на Византию в 941 и повторный поход в 943, закончившийся мирным договором в 944. 11 июня 941 флот Игоря был рассеян у входа в Босфор византийской эскадрой, применившей греческий огонь, после чего боевые действия продолжались ещё 3 месяца на черноморском побережье Малой Азии. 15 сентября 941 русский флот был окончательно разгромлен у берегов Фракии при попытке прорваться на Русь. В 943 князь Игорь собрал новое войско с участием печенегов и повёл в поход на Дунай к северным границам Византийской империи. До военных столкновений дело на этот раз не дошло, Византия заключила мирный договор с Игорем, выплатив дань.

Предыстория и роль Хазарского каганата

Кембриджский документ (письмо хазарского еврея 2-й половины X века) связывает поход Руси на Константинополь с событиями, имевшими место в Хазарии незадолго до этого. В 930-е года византийский император Роман начал кампанию против иудеев. В ответ хазарский царь, исповедующий иудаизм, «ниспроверг множество необрезанных». Тогда Роман с помощью даров уговорил некого Хальгу, названного «царём Русии», совершить набег на хазар. Хальга захватил Самкерц (возле Керченского пролива), после чего против него и Византии выступил хазарский военачальник Песах, который разорил три византийских города и осадил Херсонес в Крыму. Затем Песах атаковал Хальгу, отбил добычу того из Самкерца и с позиции победителя вступил в переговоры. Хальга был вынужден согласиться на требование Песаха начать войну с Византией. Дальнейшее развитие событий в Кембриджском документе в целом совпадает с описанием походом князя Игоря на Византию, известного по византийским и древнерусским источникам, но с неожиданной концовкой: Были попытки отождествить Хальгу с Олегом Вещим (С. Шехтер и П. К. Коковцов, позже Д. И. Иловайский и М. C. Грушевский) или самим Игорем (Helgi Inger, «Олег Младший» Ю. Д. Бруцкуса). Подобные отождествления, однако, приводили к противоречию со всеми остальными достоверными источниками по походу 941 года. По Кембриджскому документу Русь попала в зависимость от Хазарии, однако древнерусские летописи и византийские авторы даже не упоминают хазар при описании событий.. Н. Я. Половой предлагает следующую реконструкцию событий: Хальга был одним из воевод Игоря. Пока он сражался с Песахом, Игорь решил помириться с хазарами, отозвал Хальгу из Тмутаракани и двинулся походом на Константинополь. Именно поэтому Хальга так крепко держит данное Песаху слово воевать с Романом. Часть русского войска с воеводой Хальгой прошла на кораблях мимо Херсонеса, а другая часть с Игорем вдоль побережья Болгарии. Из обоих мест в Константинополь пришли вести о приближающемся неприятеле, поэтому Игорю не удалось застать город врасплох, как это произошло при первом набеге русов в 860 году.

В 941 г., согласно греческим источникам — “Житию Василия Нового”, хронике продолжателя Георгия Амартола, сообщению кремонского епископа Лиутпранда, а также русским летописям 1 , последовавшим за греческими сообщениями 2 , новая русско-византийская распря надолго нарушила ход мирных отношений между двумя странами. Новый мир был заключен лишь в 944 г.

В “Житии Василия Нового” говорится, что болгары и стратиг Херсонеса сообщили в Константинополь о движении русской рати, Руссы вошли в пределы империи, повоевали ее земли вплоть до Пафлагонии (Малая Азия), жестоко разоряя все на своем пути. Подошедшее с востока 40-тысячное войско доместика Памфира, армии патрикия Фоки из Македонии и стратига Феодора из Фракии потеснили руссов, и те, погрузившись в ладьи, “отбегоша”. Затем последовало морское сражение, в котором греки пожгли русские суда “греческим огнем”. Часть руссов сгорела, часть утонула в море, оставшиеся в живых двинулись обратно, но по дороге многие из них заболели “от страшного расслабления желудка” и умерли. Добравшиеся до Руси поведали сородичам о тяжких испытаниях, выпавших на их долю 3 .

Продолжатель Георгия Амартола повествует, что руссы в середине июня прибыли к греческим берегам на 10 тыс. судов и что в составе русского флота были и “скеди, глаголем, от рода варяжска”, т. е. суда варяжского происхождения. Руссы вошли в Босфор и здесь, на ближних подступах к византийской столице, у местечка Иерон, были встречены греческими кораблями, применившими “огнь”. Флот Игоря потерпел поражение, после чего оставшиеся русские корабли отошли в сторону Малой Азии. Лишь в сентябре греческим полководцам удалось вытеснить руссов из Малой Азии, и они были разбиты во втором морском сражении, когда пытались уйти от преследовавших их греков 4 .

Лиутпранд весьма краток в своем сообщении, но и он отмечает тяжкое положение Византии и огромные усилия, которые пришлось предпринять империи по отражению русского нападения. Византийский флот в это время ушел на борьбу с арабами, и грекам пришлось практически формировать флот заново, возродив к жизни уже заброшенные суда. Все решила морская битва, где греки применили огонь 5 .

“Повесть временных лет” также сообщает, что в 941 г. на 10 тыс. судов “иде Игорь на Греки”. Болгары подали весть в Константинополь о движении русской рати. Пока Византия собирала силы, руссы повоевали “Вифиньские страны”, опустошили и пленили земли по “Понту” вплоть до Пафлагонии, учинили разгром пригородов Константинополя, расположенных на берегах Босфора, жестоко расправились с полоненным населением. В ожесточенных боях на суше и на море руссы были разбиты подошедшими из провинции войсками и “възъвратишася въ свояси” 6 .

Русская летопись, смягчая рассказ о поражении Игорева войска, передает его весьма близко к тексту жития. Однако и “Повесть временных лет”, и “Новгородская первая летопись” не сообщили о факте разгрома русских у Иерона сразу же по прибытии их к Константинополю, обошли молчанием историю последующей длительной и упорной борьбы части русской рати против греков в Малой Азии вплоть до сентября и представили всю кампанию таким образом, что поражение Игорева флота от “греческого огня” якобы явилось завершением похода.

Н. Я. Половой и особенно Я. Н. Щапов убедительно показали смысл упорного отстаивания русскими летописцами иной, отличной от данных греческих хроник версии похода. Они включили в летописи официальную, княжескую концепцию похода (Я. Н. Щапов), которая была, вероятно, создана еще в X в. и в рамки которой не укладывался факт бегства Игоря на родину с частью войск, в то время как значительная часть русских сил продолжала воевать в Малой Азии 7 .

Последующее изложение событий — рассказ о втором походе Игоря против Византии — и текст русско-византийского договора 944 г. сохранились лишь в составе “Повести временных лет” 8 , хотя отзвуки двух походов Игоря на греков, как мы об этом писали выше, имеются и в “Новгородской первой летописи”. Договор 944 г., не вызвав в историографии столь бурных и бескомпромиссных споров, как прежние дипломатические соглашения Руси с Византией, тем не менее породил в исторической науке немало спорных проблем, гипотез, домыслов.

В отечественных исторических трудах XVIII — первой половины XIX в. история двух походов Игоря против Византии и заключения русско-византийского договора 944 г. излагалась в основном информативно, в полном согласии с летописными данными 9 . Но уже в то время в некоторых работах наблюдается стремление исследовательски подойти к решению неясных аспектов событий 941-944 гг. Так, В. Н. Татищев попытался обосновать причину новой русско-византийской распри, отметив, что Игорь двинулся на греков потому, что те “не хотели положенного со Ольгом платить”. М. М. Щербатов высказал мысль, что инициатива переговоров в 944 г. исходила от Игоря, о чем говорит посылка русского посольства в Константинополь; статьи же договора 944 г. лишь подтверждали “прежние, учиненные при Олеге с прибавлениями”. И. Н. Болтин не согласился с подобной трактовкой договора 944 г. и заметил, что он представляет собой фактически иное соглашение, в нем много новых статей.

В начале XIX в. А. А. Шлецер, верный своей “скептической” концепции русско-византийских договоров X в., попытался бросить тень фальсификации и на договор 944 г. Аргументы Шлецера и здесь не новы: молчание о договоренных источников, кроме “Повести временных лет”, и в первую очередь византийских хроник; странный беспорядок, который он обнаружил в статьях соглашения; “темный текст”, которым мы обязаны “глупости и небрежностиписцов”.

Однако сомнения Шлецера не нашли поддержки у отечественных историков XIX в. Н. М. Карамзин поверил летописи и заметил, что отношения между Византией и Русью нарушились лишь после 935 г., так как в этом году русские воины еще участвовали в экспедиции греческого флота на Запад » 2 .

Г. Эверс рассматривал договор 944 г. (как и 911 г.) в плане общего развития дипломатических норм X в. Он отметил, что обоим договорам предшествовали предварительные на их счет соглашения. Такие переговоры с Игорем в Киеве провели греческие послы, отправленные на Русь Романом I Лакапином, а уже в Константинополе был заключен “формальный мирный договор”, оформление которого проходило по той же международной схеме, что и оформление соглашения 911 г. Однако в 944 г. “вводятся говорящими и предлагающими условия одни только греки”, именно они, как победители, предписывают условия, и соглашение 944 г. отражает лишь интересы Византии; оно было дополнением к “главному договору” — 911 г. Повторяющиеся статьи, которые оставались в силе, не вошли в соглашение 944 г. 13

Н. А. Лавровский, как и Г. Эверс, считал, что договор 944 г. явился отражением развития международной дипломатической практики того времени, но обратил внимание на некоторые особенности этой грамоты. Она не отличается такой точностью, как акт 911 г.: во вступлении и заключении говорит русская сторона, а весь постатейный текст идет от имени греков.

Лавровский отметил и меньшее число грецизмов в тексте соглашения, и — в отличие от Шлецера — больший порядок слов в предложениях, что, по его мнению, свидетельствует либо о более богатом опыте составителей и переводчиков договора, либо о том, что он являлся дополнением к акту 911 г., который был составлен наскоро. Именно поэтому в нем нет жестких формальностей строгого перевода, язык его прост и естествен 14 .

С Г. Эверсом не согласился В. В. Сокольский, отметивший, что соглашение 944 г. нельзя считать дополнением к акту 911 г., что оно носит совершенно самостоятельный характер, так как в его состав целиком вошли статьи прежних договоров, статьи же, не включенные в договор 944 г., следует, по его мнению, считать не сохранившими силу и отмененными 15 .

И.И. Срезневский также оценивал договор 944 г. как стереотипное международное соглашение. Он был первоначально писан по-гречески, а затем переведен на русский язык, что в известной степени ограничивало проявление русского языкового элемента в тексте договора. Многие термины договоров И. И. Срезневский считал переводными, а к чисто русским относил лишь те, которые повторялись в других русских памятниках 16 .

Большое внимание уделил документу С. А. Гедеонов. Вслед за Г. Эверсом и Н. А. Лавровским он рассматривал его с точки зрения международной дипломатической системы, но выявил и некоторые особенности памятника. Отразившийся в летописи текст, полагал С. А. Гедеонов, представляет собой греческую копию с экземпляра, идущего от Руси к грекам, и болгарский перевод экземпляра, идущего от греков к Руси. Объединение летописцем двух разных грамот и составило, по его мнению, соглашение 944 г.; об этом говорит тот факт, что в начале и конце договора говорит Русь, а вся конкретная часть акта излагается от имени Византии 17 .

Д. И. Иловайский попытался определить причину русско-византийского конфликта 941 г., предположив, что она заключалась в начавшейся борьбе Руси и Византии за Болгарию, где в это время происходили междоусобия. Он полагал, что причина столкновения могла возникнуть и из-за противоречий в Крыму. Что касается договора 944 г., то, по мнению Д. И. Иловайского, “подтверждение Олеговых договоров” сочеталось в нем с рядом» новых условий, в частности о “Корсунской стране”. “Очевидно, предприимчивый Игорь, — замечает историк, — успел распространить русское господство в этом крае…” 18

С. М. Соловьев считал, что договор лишь подтвердил краткие, может быть изустные, условия, заключенные на Дунае тотчас после окончания похода. Он был не так выгоден для Руси, как договор 911 г.: “…ясно виден перевес на стороне греков; в нем больше стеснений, ограничений для русских” 19 .

В. И. Сергеевич согласился с тем, что договор 944 г. был создан по образцу других международных дипломатических документов раннего средневековья. Используя сравнительно-исторический метод, он сопоставляет русско-византийские договоры 911, 944, 971 гг. с крестоцеловальными грамотами русских князей более позднего времени, а также с сакрой греко-персидского договора 562 г. Грамоту 944 г. он считает первым таким русским документом.

Принципиальная позиция А. Димитриу о русско-византийских договорах изложена выше. Соглашение 944 г. он рассматривал как вид императорского хрисовула, однако полагал, что сам хрисовул не сохранился, а до нас дошла лишь отдельная хартия, идущая от русской стороны к грекам. Договор 944 г. А. Димитриу трактовал как выгодный для империи. Он подчеркивал, что текст этого документа проще и понятнее, чем текст соглашения 911 г. , и объяснил это более высоким уровнем перевода 21 .

Д. Я. Самоквасов первым высказал мнение о договоре 944 г. как о равноправном и взаимовыгодном, подтвердившем и обновившем соглашение 907 г., Это обновление он усматривал в ряде дополнительных — по сравнению с договорами 907 и 911 гг. — статей; те же их статьи, которые в документе 944 г. были опущены, продолжали, по его мнению, действовать без изменения. Одним из основных аргументов в пользу такого предположения Д. Я. Самоквасов считал молчание источника о возобновлении уплаты Византией ежегодной дани — “укладов” Руси, как это явствует из летописного текста под 941 г.: если продолжает действовать Статья об уплате дани — “укладов”, не обозначенная в договоре 944 г., то это указывает на возможное действие иных опущенных статей 22 .

А. В. Лонгинов считал, что соглашение 944 г. построено на тех же принципах, что и договор 911 г.: ему предшествовали предварительные переговоры, как и при заключении соглашения 911 г.; были выработаны две аутентичные хартии, идущие от греческой и русской стороны; налицо совпадение вступительной и заключительной части документов, где слово берет русская сторона; окончательная редакция договора, как и в 911 г. , проведена в Византии, которая являлась инициатором заключения соглашения; одинаково и оформление договоров: в Киев для ратификации был доставлен дубликат хартии, идущей от греков, с переводом его на русский язык, а подлинник остался в Константинополе. Русские присягали на идущем от русской стороны тексте, который и сохранился в княжеском архиве. Сам же договор 944 г., по мысли А. В. Лонгинова, является подтверждением соглашения 907 г. Это двусторонний, равноправный договор. Как и Д. Я. Самоквасов, А. В. Лонгинов считал статьи прежних договоров, не включенные в это соглашение, действующими. Сравнивая договор 944 г. с дипломатическими актами XII-XIII вв., он отметил, что в нем прослеживаются некоторые международные стереотипы, указывающие на общность этого документа с памятниками восточноевропейской дипломатии раннего средневековья 2 .

Д. М. Мейчик, разбирая правовые основы договоров 911 и 944 гг., признал, что они выразили синтез русского и византийского права при руководящей роли греческого элемента, отразили в основном направляющее значение византийской дипломатии и круг ее “нравственных чувств и юридических понятий”. В договорах 911 и 944 гг. он увидел неумелую попытку руссов овладеть незнакомыми им дипломатическими понятиями и категориями 24 .

А. А. Шахматов рассматривал договоры 911 и 944 гг. как результат компиляторской работы летописца. И на грамоту 944 г. он перенес свой метод анализа в связи с исследованием формулы “Равно другаго свещанья…”, идущей в начале документа. А. А. Шахматов считал, что на основании этих слов летописец и создал искусственно версию о появлении византийских послов в Киеве и посылке русского посольства в Константинополь. “Сознательная переделка” текста о событиях 944 г. и самого договора — таков вывод А. А. Шахматова. Темные места документа, имеющаяся в тексте путаница с притяжательными местоимениями, по его мнению, говорят о том, что “переводчики с трудом справлялись с лежавшею перед ними редакционной) задачей — изменить форму договоров”. А. А. Шахматов полагал также, что второй поход Игоря на греков летописец выдумал, для того чтобы объяснить появление в дальнейшем русско-византийского договора, а сам второй поход — это заимствование из “Жития Василия Нового” 25 .

Оценку договору 944 г. дали в общих курсах русской истории М. К. Любавский (1916 г.) и А. Ё. Пресняков (1918 г.). М. К. Любавский считал грамоту 944 г. торговым соглашением, которое с “некоторыми незначительными изменениями” повторило Олегов договор. Эту же мысль по существу выразил и А. Е. Пресняков 26 .

Советская историография в известной степени отразила различные точки зрения на договор 944 г., существовавшие в XIX — начале XX в. Так, В. М. Истрин в 1924 г. повторил мысль о том, что нормы греко-римского международного права неприменимы к древней Руси: договор 944 г., как и 911 г., переведен с греческого гораздо позже — уже в XI в., а в X в. он не имел никакой практической ценности для киевских князей и нужен был лишь грекам. Грамоту 944 г. В. М. Истрин считал экземпляром, идущим от Руси к грекам; греческий оригинал, по его мнению, был безвозвратно утрачен, что также объясняется отсутствием у руссов интереса к данным документам 27 .

С. П. Обнорский, изучив лингвистическую основу договоров 911 и 944 г. ., убедительно опроверг точку зрения В. М. Истрина о позднейшем переводе этих документов и доказал, что переводы появились одновременно с составлением самих актов. При этом он показал, как изменился уровень перевода за 30 с лишним лет: договор 944 г. переведен относительно хорошо, руссы того времени уже овладели многими стереотипными международными понятиями и терминами и последние уже не переводились с греческого языка; менее ощутим здесь болгарский языковый элемент, “зато заметно дает в нем себя знать русская языковая стихия”. М. А. Шангин, анализируя отдельные статьи документа, пришел к выводу, что “едва ли не каждая статья греко-русских договоров находит обоснование в византийском праве”. Он показал, как в статьях, посвященных херсонским рыбакам, вопросам помощи при кораблекрушениях, отразились международные правовые нормы 28 .

Б. Д. Греков в своей книге “Киевская Русь” изложил летописную версию двух походов Руси против Византии в 941 и 944 гг. и. анализируя соглашение 944 г. , пришел к выводу, что оно выразило “новое соотношение сил между договаривающимися сторонами”. Русь, по его мнению, вынуждена была отказаться от прежних своих преимуществ, должна была отныне платить торговые пошлины и взяла на себя ряд обязательств по отношению к грекам: защита Византии от врагов, и в частности оборона Крыма 29 . Таким образом, Б. Д. Греков посчитал соглашение 944 г. дипломатическим актом, выгодным лишь Византии, документом, отражающим преимущества лишь одной стороны.

Через год в комментариях к академическому изданию “Повести временных лет” Д. С. Лихачев подошел к вопросу иначе. Возражая А. А. Шахматову в связи с его предположением, будто второй поход Игоря на Византию был выдуман летописцем, Д. С. Лихачев указал на то, что договор 944 г. как раз свидетельствует в пользу реальности второго похода, так как он “выгоден для русской стороны”. Что касается совпадения отдельных фраз в “Житии Василия Нового” и летописном тексте о событиях 944 г., на что указывал А. А. Шахматов, то оно, по мнению Д. С. Лихачева, “ни о чем не свидетельствует” 30 .

Через два года А. А. Зимин вновь поддержал версию о том, что договор 944 г. отразил неудачу русского похода 941 г. 31

Ряд историков (А. Ю. Якубовский, В. В. Бартольд, Б. Н. Заходер, Н. Я. Половой, М. И. Артамонов, А. П. Новосельцев и некоторые другие), как отмечалось выше, рассматривали события 941-944 гг. в тесной связи с восточной политикой Руси, и в частности с отношением Киева к Хазарскому каганату, народам Северного Кавказа, мусульманским государствам Закавказья и Ирана. Так, Н. Я. Половой считал, что Игорь организовал против греков “два грандиозных похода” и “заключил выгодный для Руси договор с Византией”. В сочетании с завоевательным походом на Бер-даа эти события “поставили тогда Русское государство в центре всей политической жизни Восточной Европы” 32 .

Кстати говоря, Н. Я. Половой не только, на наш взгляд, убедительно доказал реальность сообщения русской летописи о втором походе на Византию, но и привел интересные соображения относительно датировки этого похода, отнеся его к 943 г. В этом году, полагал Н. Я. Половой, Византия потерпела тяжкое дипломатическое поражение, так как была принуждена согласиться на заключение невыгодного и малопочетного мира. Поскольку поход 943 г. был не окончен, он, по его мнению, и не нашел отражения в византийских хрониках 33 .

М. И. Артамонов, анализируя те же события и также сквозь призму восточной политики Руси, пришел к совершенно противоположному выводу. Он считал, что военное выступление Руси против Византии в 40-х годах X в. было предпринято с ведома и при сочувствии Хазарии, чей конфликт с империей принял начиная с 30-х годов X в. затяжной характер; но это наступление закончилось полным поражением Руси, и договор 944 г. отразил политическое преимущество империи. В нем Византия продиктовала свои условия Руси; обязательства последней носят “односторонний характер”, и сам тон документа является “директивным” по отношению к Киеву. Именно так М. И. Артамонов оценил, в частности, статьи, связанные с судьбой Херсонеса: они говорят об обязательствах Руси “порвать союз с хазарами и действовать против них на стороне Византии” 34 .

М. В. Левченко попытался выявить причины нового русско-византийского конфликта, указав на укрепление внешнеполитических позиций империи в 20-30-х годах X в. и возможное ее стремление освободиться от тяжких обязательств договора 907 г., и прежде всего предоставления руссам беспошлинной торговли на территории Византии. Он пришел к странному, на наш взгляд, заключению, что поход 941 г. “нельзя рассматривать как агрессивный акт со стороны Руси”, которая вынуждена была предпринять ответные меры “для защиты насущных экономических интересов”. М. В. Левченко отметил крупные масштабы похода 941 г. (морем и по сухопутью), большое напряжение византийской военной машины для отражения нашествия, но скептически отнесся к версии летописи о том, что руссы в конце концов добились возобновления Византией уплаты ежегодной дани, поскольку в договоре 944 г. нет на этот счет никаких сведений. М. В. Левченко оценил договор 944 г. как совершенно самостоятельный документ, лишь включающий ряд прежних статей. Он менее выгоден Руси, чем договор 911 г., но вовсе не носит характера односторонних русских обязательств, как это утверждали А. Димитриу и некоторые другие ученые; в нем есть и прямые обязательства Византии: о приеме русских послов и купцов, выделении им места для размещения, предоставлении слебного и месячного, снаряжения на обратную дорогу; сюда же включает он и обязательство Византии оказывать Руси военную помощь. Нельзя сказать, замечает М. В. Левченко, что Игорев договор ограничивается лишь торговыми сюжетами: “…в нем имеются статьи, регулирующие внешнеполитические отношения между Византией и Русью” 35 .

Подробный анализ событий 941-944 гг. и разбор договора 944 г. дал В. Т. Пашуто. Он считал, что прежние союзные отношения нарушил Игорь. На основании переговоров греков с Игорем, предложения византийцев уплатить большую дань, чем брал Олег, направления дорогих подарков печенегам — союзникам Игоря В. Т. Пашуто пришел к выводу, что “заинтересованность Византии в поддержании мирных торгово-политических связей с Русью очевидна”. Он рассматривает соглашение 944 г. как “договор о вечном мире, взаимопомощи и торговле”. Обязательство о взаимопомощи сформулировано в статьях о предоставлении русскому князю воинов, “елико ему будетъ требе”, и соответственно помощи со стороны руссов императору по письменной просьбе. Статьи о “Корсунской стране” В. Т. Пашуто оценил с позиций общего усиления влияния Руси в Крыму, а упрочение отношений двух государств, дальнейшее развитие политических и экономических связей между ними усмотрел в статьях о регулировании посольских и торговых контактов. В. Т. Пашуто оценил договор 944 г. как самостоятельное равноправное двустороннее соглашение 36 .

С. М. Каштанов, основываясь на классификации Ф. Дэльгера и И. Караяннопулоса, сопоставляет акт 944 г. со схемой хрисовулов, составляемых Византией после переговоров ее послов в другой стране. Первую часть грамоты 944 г. С. М. Каштанов сближает с характерным для хрисовулов этого типа определением полномочий послов другой страны. Один кусок текста в начальной части грамоты и один кусок текста в его заключительной части, содержащие клятву Руси крещеной и некрещеной хранить и соблюдать договор, С. М. Каштанов трактует как клятвенное обещание соблюдать условия соглашения, которое давалось византийскому императору другой стороной. Тексты, идущие в грамоте от лица русских, по наблюдению С. М. Каштанова, образуют в совокупности клятвенно-верительную грамоту послов. Текст, идущий от лица греков, содержит прежде всего условия договора и сведения о способах его утверждения. Таким образом, в тексте клятвенно-верительной грамоты нет договорных статей, что характерно для хрисовулов, где условия договора находятся вне текста клятвенной записи иностранных послов. С этим обстоятельством он связывает и характер обмена экземплярами договора 944 г. Раз в клятвенно-верительной грамоте послов не было условий договора, значит, экземпляр договора нуждался в подтверждении русского правительства и был направлен Игорю для принесения на нем присяги. Далее, высказывает предположение С. М. Каштанов (и это, на наш взгляд, самое основное в построении автора), после скрепления князем данного экземпляра “византийские послы забрали его и вручили русским хрисовул. .. Какая-то копия с утвержденной грамоты послов могла остаться на Руси” 37 .

А. Г. Кузьмин в одной из своих последних работ также коснулся событий 941-945 гг. и вновь скептически оценил ряд известий русской летописи. Так, он отметил: “Указание на то, что греки согласились выплатить еще большую дань, чем Олегу, явно противоречит содержанию реального договора”. Не подвергая сомнению достоверность и цельность договора, А. Г. Кузьмин считает, что путаница с местоимениями произошла в нем потому, что летописец “как будто не смог удержать под контролем свои источники”. Вместе с тем сама эта путаница греческого и русского противней договора является, по его мнению, косвенным признаком оригинальности источников 38 .

В советских обобщающих работах договор 944 г. также не получил однозначного рассмотрения. “Очерки истории СССР. Период феодализма” отразили точку зрения Б. Д. Грекова. В “Истории Византии” отмечается, что инициатива заключения соглашения принадлежит Византии, послы которой, встретив войско Игоря на Дунае, сумели склонить руссов к миру; что содержание договора 944 г. более благоприятно для империи, чем соглашения 911 г. В многотомной “Истории СССД упоминается о двух походах Руси против Византии в 40-х годах (941 и 944 гг.) и отмечается, что в обоих случаях Игорь шел на греков во главе русских войск, “усиленных наемными печенегами и варягами”. О договоре 944 г. сказано, что он предусматривал широкие торговые связи с империей и опирался, как и соглашение У11 г., на “покон русский” .

Зарубежная историография уделила событиям 941- 944 гг. несравненно меньше внимания, нежели истории нападений руссов на Константинополь в 860 и 907 гг. В общих курсах и специальных работах на этот счет имеются сообщения информативного характера. Оценке русско-византийской войны 941 г. и договора 944 г. посвящены статьи или разделы статей К. Бартовой, А. Боака, И. Свеньцицкого, С. Микуцкого, А. Грегуара и П. Оргельса, И. Сорлен, Д. Миллера, а также разделы в книгах Д. Оболенского, статьях Д. Шепарда, Ф. Возняка 40 .

К. Бартова, уделившая внимание известной еврейско-хазарской переписке X в. , проводит связь между данными так называемого Кембриджского документа и событиями 941- 944 гг., полагая, что таинственный Хельгу — это один из воевод Игоря, продолжавший воевать после возвращения князя на родину. А. Боак отмечает грандиозность похода 941 г., секретность его подготовки, “специфическую” цель — захват Константинополя — и устранение императором Романом I Лакапином угрозы нового нашествия дипломатическим путем. Договор 944 г. он считает полнокровным развернутым соглашением, “широко возобновившим ранние договоры”. В нем, по мнению А. Боака, отразился интерес киевских князей к торговле с Византией 4 .

И. Свеньцицкий, сравнивая договоры 907, 911, 944 гг., показывает, что соглашение 944 г. было тесно связано с предыдущими актами, развивало и дополняло дипломатические нормы прежних договоров. По его мнению, греческие послы привезли в Киев готовый проект договора, а Игорь в ответ направил в Константинополь посольство, имевшее на руках русский проект соглашения. И. Свеньцицкий полагает, что перед нами равноправное межгосударственное соглашение, в выработке которого принимали активное участие обе стороны

С. Микуцкий, анализируя текст договора 944 г., обратил внимание на то, что начало документа и его заключение идут от имени Руси, основной же текст — статьи соглашения — от имени Византии; что в тексте договора в то же время упоминается о составлении его в двух хартиях — русской и греческой. В связи с этим С. Микуцкий высказывает предположение, что русская хартия по существу является переделкой греческого оригинала: императорская формула, идущая в начале документа и в его заключении, опущена и заменена текстом, идущим от русской стороны, в начальную часть документа добавлены список послов и преамбула русского автора. Основная же часть — статьи договора — осталась без изменения, как и подтверждение императорской хартии. И все это связано воедино с русскими добавлениями в конце — клятвой Игоря и санкциями. Поскольку статьи, пишет С. Микуцкий, отражают интересы греков, имеют характер милости с их стороны, не дают никаких прав Руси, а лишь налагают на нее обязательства, по своему содержанию документ сближается с императорским хрисовулом. Однако С. Микуцкий обращает внимание на то, что формула подтверждения, имеющаяся в договоре 944 г., в хрисовулах не встречается 43 .

А. Грегуар и П. Оргельс разбирают историю похода 941 г. в соответствии с данными византийских источников и показывают, что после поражения в морской битве у Иерона русские войска отошли на юго-запад Малой Азии и там продолжали военные действия. Авторы отметили масштабы похода и то напряжение, которое пришлось пережить империи для преодоления русского нашествия 44 .

И. Сорлен поддерживает тех ученых, которые склонны не доверять “Повести временных лет” относительно сообщения о втором русском походе на Константинополь и считать его плодом компиляции сведений хроники Георгия Амартола о походе угров на византийскую столицу в 943 г. и данных “Жития Василия Нового”. Она убеждена в достоверности договора 944 г. и отмечает, что он представляет собой несомненный перевод с греческого, причем более правильный, чем в случае с договором 911 г. По ее мнению, обе хартии были составлены в императорской канцелярии, о чем говорит и упоминание о русских христианах, которым якобы отдано преимущество перед язычниками, и наличие в грамоте обязательств не только Руси, но и Византии (относительно предоставления руссам торговых прав). Основная же часть договора — обязательства Руси — взята из императорского хрисовула, к которому по желанию руссов были добавлены преамбула и заключительная часть. Таким образом, И. Сор-лен также придерживается мнения об искусственном происхождении помещенного в летописи текста договора, составлении его из разнородных частей 45 .

На основе анализа статей договора И. Сорлен совершенно справедливо утверждает, что в них нашло отражение развитие русской дипломатической традиции: упоминания русских письменных документов-удостоверений свидетельствуют, по ее мнению, о том, что русские князья в середине X в. “начали создавать канцелярии”, взяли под свои контроль торговлю с Византией. Она полагает, что в новом договоре были отменены для руссов льготы на торговые пошлины и введены некоторые торговые ограничения как результат поражения Игоря. Статью договора 944 г. о военной помощи Руси со стороны Византии И. Сорлен считает плодом небрежности переводчика, исказившего текст, так как здесь, по мысли автора, речь должна идти об обязательствах Руси не нападать на владения Византии в Крыму и помогать в этом районе империи. В то же время она справедливо указывает, что договор 944 г. отразил изменение характера отношений Руси и Византии по сравнению с 911 г.: Русь для империи становится “союзной державой”, И. Сорлен защищает весьма спорный тезис о том, что в договоре 944 г. стороны преследовали прежде всего экономические цели 46 .

Д. Миллер в обобщающей статье “Византийские договоры и их выработка: 500—1025 гг.” рассматривал русско-византийские договоры, в том числе и соглашение 944 г., на равных основаниях с византино-арабскими, болгарскими и иными соглашениями раннего средневековья, определяя их как “торгово-политические договоры X в.”. Он показал, что русско-византийские договоры включают в себя все наиболее значительные компоненты дипломатических соглашений, заключаемых Византией с другими государствами, а некоторые аспекты этих соглашений в русско-византийских договорах представлены наиболее ярко, и в частности в них дано “наиболее полное описание торговых прав” как средства византийской дипломатии по урегулированию отношений с другой державой. Д. Миллер выделяет и такие особенности этих актов, как точное определение участвовавших в переговорах сторон и их представителей, которые названы по именам; изложение намерений участников переговоров; их клятвы; подробное содержание статей; сведения о порядке ратификации соглашения. По его мнению, лишь византино-пер-сидский договор 562 г. может в какой-то степени сравниться в этом смысле с русско-византийскими договорами.

Разбирая такой аспект дипломатических соглашений Византии с “варварскими” государствами, как договоренность о союзе и взаимопомощи, Д. Миллер показал, что в договоре 944 г. сделан шаг вперед по сравнению с соглашением 911 г. и Русь из государства, допускающего наем своих людей на военную службу в Византии, стала подлинным и равноправным военным союзником империи. Он отмечает международный характер и других статей, входящих в соглашение 944 г., и в частности статьи о порядке регистрации руссов, приходящих в Византию. Порядок ратификации договора 944 г. напоминает Д. Миллеру процедуру, сопровождавшую заключение византино-арабского договора 687 г.: тогда также составлялись две копии договорных грамот, состоялся, обмен ими, давались соответствующие клятвы в верности «заключенному соглашению 48 . Ни о каких односторонних обязательствах Руси, ни о каком сравнении с хрисовулами в работе Д. Миллера нет и речи.

Д. Оболенский, верный своей идее о втягивании империей соседствующих с ней стран и народов в некое византийское сообщество государств 49 , сквозь эту призму рассматривал и русско-византийские договоры. Русский поход 941 г. он считал экспедицией в стиле викингов, неожиданной и коварной, о втором походе умалчивает; обходит, естественно, и вопросы о переговорах на Дунае, о дани и т. п. Договор 944 г. Д. Оболенский рассматривает как крупный успех Византии на пути ликвидации русской опасности, которая нарастала с IX в. Эту опасность империя постепенно нивелировала при помощи искусной дипломатии. По его мнению, договор 944 г. отразил заботы Византии о своих крымских владениях и показал, как империя в отношениях с Русью изменила баланс сил в свою пользу.

Таким образом, обзор литературы, касающейся событий 941-944 гг. и русско-византийского договора 944 г., констатирует серьезные и принципиальные разногласия между историками по ключевым проблемам данного аспекта истории древней Руси.

Обращает на себя внимание, что изучение истории похода 941 г. ведется в отрыве от истории выработки и содержания договора 944 г., который, как правило, связывается лишь с историей второго (в 944 или в 943 г.) похода Игоря на Византию.

Отсутствует единство по таким вопросам, как: является ли договор 944 г. лишь дополнением к соглашению 911 г., или это политически самостоятельный и цельный дипломатический документ? Представляет ли он собой подобие императорского хрисовула, или это двусторонний равноправный межгосударственный договор? Отложился ли данный текст в летописи в цельном виде, или он был скомпонован позднейшими переписчиками, редакторами, скроившими из разных документов то, что вошло в состав “Повести временных лет” как русско-византийский договор 944 г. ?

Нет ясности и в том, кому выгодно это соглашение — Византии? Руси? Какое “новое соотношение сил” (“изменившийся баланс сил”) отразил этот договор?

Спорными остаются и некоторые частные вопросы, связанные с историей выработки документа: по чьей инициативе он был заключен — русских или греков? Продолжали ли оставаться в силе прежние статьи договоров 907 и 911 гг., не обозначенные в договоре 944 г.? Можно ли относить к этим не включенным в договор статьям обязанность Византии уплачивать дань Руси?

Наконец, исследователи, как правило, не ставили перед собой и следующих вопросов: каково место договора 944 г. в системе как византийской, так и русской дипломатии? Как он соотносится с русско-византийскими договорами 60-х годов IX в., 907, 911 гг.? Какой уровень дипломатии древней Руси по сравнению с ее ростками в IX — начале X в. отразил данный дипломатический акт?

Именно рассмотрению этих спорных или недостаточно исследованных вопросов посвящена данная глава.

Русско-византийская война 941-944 годов

941-944 годы

Черноморское побережье Византии

Победа Византии

Территориальные изменения:

Противники

Византийская империя

Киевская Русь

Командующие

Роман I Лакапин
Адмирал Феофан
Варда Фока
Иоанн Куркуас

князь Игорь

Силы сторон

Более 40 тыс.

ок. 40 тыс.

Русско-византийская война 941-944 годов — неудачный поход князя Игоря на Византию в 941 и повторный поход в 943, закончившийся мирным договором в 944.

11 июня 941 флот Игоря был рассеян у входа в Босфор византийской эскадрой, применившей греческий огонь, после чего боевые действия продолжались ещё 3 месяца на черноморском побережье Малой Азии. 15 сентября 941 русский флот был окончательно разгромлен у берегов Фракии при попытке прорваться на Русь. В 943 князь Игорь собрал новое войско с участием печенегов и повёл в поход на Дунай к северным границам Византийской империи. До военных столкновений дело на этот раз не дошло, Византия заключила мирный договор с Игорем, выплатив дань.

Предыстория и роль Хазарского каганата

Кембриджский документ (письмо хазарского еврея 2-й половины X века) связывает поход Руси на Константинополь с событиями, имевшими место в Хазарии незадолго до этого. Примерно в 930-е года византийский император Роман начал кампанию против иудеев. В ответ хазарский каган, исповедующий иудаизм, «ниспроверг множество необрезанных ». Тогда Роман с помощью даров уговорил некого Хальгу , названного «царём Русии », совершить набег над хазар.

Хальга захватил Самкерц (возле Керченского пролива), после чего против него и Византии выступил хазарский военачальник Песах, который разорил три византийских города и осадил Херсонес в Крыму. Затем Песах атаковал Хальгу, отбил добычу того из Самкерца и с позиции победителя вступил в переговоры. Хальга был вынужден согласиться на требование Песаха начать войну с Византией.

Дальнейшее развитие событий в Кембриджском документе в целом совпадает с описанием походом князя Игоря на Византию, известного по византийским и древнерусским источникам, но с неожиданной концовкой:

Были попытки отождествить Хальгу с Олегом Вещим (С. Шехтер и П. К. Коковцов, позже Д. И. Иловайский и М. C. Грушевский) или самим Игорем (Helgi Inger, «Олег Младший» Ю. Д. Бруцкуса). Подобные отождествления, однако, приводили к противоречию со всеми остальными достоверными источниками по походу 941 года. По Кембриджскому документу Русь попала в зависимость от Хазарии, однако древнерусские летописи и византийские авторы даже не упоминают хазар при описании событий.

Н. Я. Половой предлагает следующую реконструкцию событий: Хальга был одним из воевод Игоря. Пока он сражался с Песахом, Игорь решил помириться с хазарами, отозвал Хальгу из Тмутаракани и двинулся походом на Константинополь. Именно поэтому Хальга так крепко держит данное Песаху слово воевать с Романом. Часть русского войска с воеводой Хальгой прошла на кораблях мимо Херсонеса, а другая часть с Игорем вдоль побережья Болгарии. Из обоих мест в Константинополь пришли вести о приближающемся неприятеле, поэтому Игорю не удалось застать город врасплох, как это произошло при первом набеге русов в 860 году.

Первый поход Игоря. 941 год

Источники по походу 941 года

Набег на Константинополь в 941 году и последующие события того же года отражены в византийских Хронике Амартола (заимствовано в Продолжателе Феофана) и Житие Василия Нового, а также в историческом труде Лиутпранда Кремонского (Книга воздаяния, 5. XV). Сообщения древнерусских летописей (XI-XII вв.) основываются в целом на византийских источниках с добавлением отдельных деталей, сохранившихся в русских преданиях.

Поражение у Иерона

Продолжатель Феофана так начинает рассказ о набеге:

Набег не стал неожиданностью для Византии. Весть о нём заранее послали болгары и позднее стратиг Херсона. Однако византийский флот сражался с арабами и защищал острова в Средиземном море, так что по словам Лиутпранда в столице оставалось всего 15 полуразрушенных хеландий (тип судна), оставленных из-за их ветхости. Количество кораблей Игоря византийцы исчислили в невероятные 10 тысяч. Лиутпранд Кремонский, передавая рассказ очевидца, своего отчима, назвал тысячу кораблей во флоте Игоря. По «Повести временных лет» и свидетельству Лиутпранда русские вначале бросились грабить малоазиатское побережье Чёрного моря, так что защитники Константинополя имели время, чтобы подготовить отпор и встретить флот Игоря в море у входа в Босфор, недалеко от города Иерон.

Наиболее подробный рассказ о первой морской битве оставил Лиутпранд:

«Роман [византийский император] велел прийти к нему кораблестроителям, и сказал им: “Сейчас же отправляйтесь и немедленно оснастите те хеландии, что остались [дома]. Но разместите устройство для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам ”. Итак, когда хеландии были оснащены согласно его приказу, он посадил в них опытнейших мужей и велел им идти навстречу королю Игорю. Они отчалили; увидев их в море, король Игорь приказал своему войску взять их живьем и не убивать. Но добрый и милосердный Господь, желая не только защитить тех, кто почитает Его, поклоняется Ему, молится Ему, но и почтить их победой, укротил ветры, успокоив тем самым море; ведь иначе грекам сложно было бы метать огонь. Итак, заняв позицию в середине русского [войска], они [начали] бросать огонь во все стороны. Руссы, увидев это, сразу стали бросаться с судов в море, предпочитая лучше утонуть в волнах, нежели сгореть в огне. Одни, отягощённые кольчугами и шлемами, сразу пошли на дно морское, и их более не видели, а другие, поплыв, даже в воде продолжали гореть; никто не спасся в тот день, если не сумел бежать к берегу. Ведь корабли руссов из-за своего малого размера плавают и на мелководье, чего не могут греческие хеландии из-за своей глубокой осадки.»

Амартол добавляет, что разгром Игоря после атаки огненосных хеландий довершила флотилия боевых византийских кораблей: дромонов и триер. Считается, что русские 11 июня 941 года в первый раз столкнулись с греческим огнём, и память об этом надолго сохранилась среди русских воинов. Древнерусский летописец начала XII века так передал их слова: «Будто молнию небесную имеют у себя греки и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их. » Согласно ПВЛ русские вначале потерпели поражение от греков на суше, только потом произошёл жестокий разгром в море, но, вероятно, летописец свёл воедино сражения, произошедшие в разное время в разных местах.

Согласно ПВЛ и Лиутпранду на этом война закончилась: Игорь вернулся с уцелевшими воинами домой (по Льву Диакону у него осталось едва ли 10 кораблей). Император Роман повелел казнить всех пленных русов.

Боевые действия в Малой Азии

Византийские источники (Хроника Амартола и житие Василия Нового) описывают продолжение похода 941 года в Малой Азии, куда отступила часть русского войска после разгрома под Иероном. По Продолжателю Феофана боевые действия на южном побережье Чёрного мора развивались следующим образом:

«Уцелевшие поплыли к восточному берегу, к Сгоре. И послан был тогда по суше им наперехват из стратигов патрикий Варда Фока с всадниками и отборными воинами. Росы отправили было в Вифинию изрядный отряд, чтобы запастись провиантом и всем необходимым, но Варда Фока этот отряд настиг, разбил наголову, обратил в бегство и убил его воинов. Пришел туда во главе всего восточного войска и умнейший доместик схол Иоанн Куркуас, который, появляясь то там, то здесь, немало убил оторвавшихся от своих врагов, и отступили росы в страхе перед его натиском, не осмеливались больше покидать свои суда и совершать вылазки.

Много злодеяний совершили росы до подхода ромейского войска: предали огню побережье Стена (Босфора), а из пленных одних распинали на кресте, других вколачивали в землю, третьих ставили мишенями и расстреливали из луков. Пленным же из священнического сословия они связали за спиной руки и вгоняли им в голову железные гвозди. Немало они сожгли и святых храмов. Однако надвигалась зима, у росов кончалось продовольствие, они боялись наступающего войска доместика схол Куркуаса, его разума и смекалки, не меньше опасались и морских сражений и искусных маневров патрикия Феофана и потому решили вернуться домой. Стараясь пройти незаметно для флота, они в сентябре пятнадцатого индикта (941 г.) ночью пустились в плавание к фракийскому берегу, но были встречены упомянутым патрикием Феофаном и не сумели укрыться от его неусыпной и доблестной души. Тотчас же завязывается второе сражение, и множество кораблей пустил на дно, и многих росов убил упомянутый муж. Лишь немногим удалось спастись на своих судах, подойти к побережью Килы (Фракия) и бежать с наступлением ночи. »

Таким образом в течение всего лета 941 русские войска грабили малоазиатское побережье Черного моря, пока не подошли основные силы византийской армии. ПВЛ сообщает о 40 тысячах воинов в восточной армии доместика Куркуаса помимо отрядов Варды Фоки (из Македонии) и стратилата Федора (из Фракии). Боевые действия велись русами набегами с ладей, которые были недоступны для византийских боевых кораблей на малоазиатском мелководье. При попытке прорваться на Русь, предпринятой вечером 15 сентября 941, флот русов был обнаружен в море и уничтожен возле города Килы (Κοιλία) близ входа в Босфор. Судьба русского войска после второго разгрома на море осталась неизвестной. Вряд ли многим удалось вернуться на Русь, так как русские летописи умалчивают о таком развитии событий.

Древнерусские источники так перестраивали повествование, чтобы все боевые действия оканчивались на первом и единственном морском поражении. Этот факт историк Н. Я. Половой объясняет тем, что после поражения у Иерона русское войско разделилось. Часть войска с Игорем вернулась на Русь, в русских летописях оказалась отражена только их судьба, однако большая часть флота спаслась на мелководье у побережья Малой Азии, куда греческие корабли не могли подобраться из-за глубокой осадки. В качестве начальника оставшейся в Малой Азии части русского войска Н. Я. Половой рассматривает известного по вышеупомянутому хазарскому источнику Хальгу, который воевал с Византией 4 месяца. Также 4 месяца, с июня по сентябрь 941, продолжались боевые действия по Амартолу.

Историк Г. Г. Литаврин предполагает, что русы также по мелководью проникли в Босфор и Мраморное море и полностью господствовали там, что привело к разрыву сообщения между европейским и азиатским берегами.

Второй поход Игоря. 943 год

Все сведения о 2-м походе Игоря и последующем мирном договоре содержатся только в русских летописях.

ПВЛ относит поход к 944 году: «В год 6452. Игорь же собрал воинов многих: варягов, русь, и полян, и словен, и кривичей, и тиверцев, — и нанял печенегов, и заложников у них взял, — и пошел на греков в ладьях и на конях, стремясь отомстить за себя. »

Византийский император был предупреждён о нападении и направил навстречу русам и печенегам послов. Переговоры состоялись где-то на Дунае. Игорь согласился взять богатую дань и вернулся в Киев, отправив своих союзников печенегов воевать против болгар. На решение повлиял недавний разгром на море, дружинники на совете так высказались: «Разве знает кто — кому одолеть: нам ли, им ли? Или с морем кто в союзе? Не по земле ведь ходим, но по глубине морской: всем общая смерть. »

Историки датируют поход 943 годом (Н.М. Карамзин, Б.А. Рыбаков, Н.Я. Половой). Новгородская Первая летопись младшего извода, которая содержит фрагменты летописи XI века, ошибочно датирует поход Игоря 920 годом и сообщает о повторном походе через год, что соответствует 943 году по более точной византийской хронологии. Продолжатель Феофана под этим же годом упоминает о большом походе «турков», который завершился мирным договором с Византией. Под «турками» греки обычно подразумевали венгров, начавших совершать набеги на Византию с 934 года, и не исключено, что древнерусский летописец спутал венгров с печенегами. По крайней мере Продолжатель Феофана сообщает о том, что после договора с «турками» в 943 мир сохранялся 5 лет.

Русско-византийский договор. 944 год

На следующий год после похода Игоря император Роман прислал послов к Игорю восстановить мир. ПВЛ датирует мирный договор 945 годом, но упоминание в договоре имени Романа указывает на 944 год. В декабре 944 Роман был свергнут сыновьями, Стефаном и Константином, которых тут же от власти отстранил новый император Константин Багрянородный.

Текст русско-византийского договора, имеющего военно-торговый характер, полностью процитирован в ПВЛ. Прежде всего он регулирует условия пребывания и торговли русских купцов в Византии, определяет точные суммы денежных штрафов за различные проступки, устанавливает суммы выкупа за пленников. Также там сформулировано положение о военной взаимопомощи между русским великим князем и византийскими царями.

В следующий год после заключения договора великий князь Игорь был убит древлянами.

Рекомендуем также

Год последнего военного столкновения руси в византии. Поход руси против Византии (830-е годы)

· 22.05.07

Ю.Лазарев. Где твоя голова ляжет, там и нам пасть

Первое упоминание о вторжении славян в византийские владения относится к 493 (или 495) году. Тогда они перешли Истр (Дунай) и опустошили Фракию. В 517 году славяне в своем походе на юг зашли намного дальше и проникли в Македонию, Эпир и Фессалию. Известно, что их войско появлялось в Фермопильском проходе.

В 527 году на Византийскую империю обрушились антские племена. Тогда византийским войскам с трудом удалось отразить их нашествие. При императоре Юстиниане для защиты северных границ государства на Истре было построено 80 укреплений. Однако эти меры оказались бесплодными, что подтвердили последующие походы славян на Византию.

А.Клименко. Предводитель Антов

Впервые славянское войско подступило к Константинополю в 540 году. Город нападавшие взять не смогли, но выжгли все его предместья и опустошили окрестности. В 548 году в империю вторглось войско склавинов, которое успешно переправилось через Истр и прошло весь Иллирик до Диррахия.

Византийские хронисты того времени оставили довольно подробные описания славянских воинов и тактику ведения ими боевых действий. Говорилось, что они были вооружены преимущественно копьями, луками и стрелами, а из защитного вооружения имели только щиты. Они стремились нападать на врага внезапно, искусно устраивая засады в лесах и горной местности.

Большой поход славян на Византийскую империю состоялся в 550-551 годах. Тогда отряды славянских воинов взяли ряд городов в Македонии, действовали во Фракии и штурмом заняли приморский город-крепость Топер.

Особенно участилось вторжения славянских племен в балканскую часть Византийской империи в конце VI столетия. В 577 году огромное славянское войско, оцениваемое современниками до 100 тысяч человек, перешло Истр и разорило Фракию, Македонию и Фессалию.

Из византийских источников известно, что славяне большими силами вторгались в пределы империи в 581, 585 и 586-587 годах. Они неоднократно, например, осаждали такой большой приморский город как Фессалоника (Солунь). В 589 году славяне в ходе своего вторжения на Балканы достигли Пелопоннеса.

Однако Византийская империя не только защищалась от соседей-славян, но и сама нападала на их земли. В 590-х годах императорская армия под командованием полководца Маврикия При-ска форсировала Истр возле города Дристра (Доростола) и опустошила владения славянских князей Ардагаста и Мусокия. Византийцы воевали на левобережье долго и только с наступлением зимы перебрались обратно через Истр.

В 597 году византийская армия повторила свое вторжение в славянские земли на противоположном берегу Истра. На сей раз поход внезапностью не отличался, а славяне защищались мужественно и умело. Передовой отряд византийцев в тысячу воинов, первым оказавшийся на левом берегу Истра, оказался истребленным. Однако генеральное сражение славяне проиграли, а их вождь Пирагаст погиб на поле брани. Однако продвижение в глубь славянских земель оказалось связанным с большими потерями, и византийцы сочли за благо прекратить поход.

В том же году, когда армия императора воевала в славянских землях за Истром, их противник неожиданно появился перед Фессалоникой и осадил город. Известно, что в ходе шестидневной осады славяне применили тараны и камнеметные машины. Город взять они не смогли и были вынуждены отступить от него.

В 600 году союзное войско авар и славян подступило к Константинополю. Но начавшаяся эпидемия чумы вынудила их подписать мир с Византией. На том совместный поход и закончился. Особенно опасными стали восточные славяне для Византийской империи, когда у них стало развиваться мореходство. На своих легких ладьях-однодеревках они успешно совершали плавания на Понте Эвксинском (Черном море), в Пропинтиде (Мраморном море), Эгейском, Ионическом и Внутреннем (Средиземном) морях. Там славянские лодейные флотилии нападали на приморские города и захватывали торговые суда византийцев, да и не только их.

Фессалонику славяне вновь осадили в 610 году. Пешая рать подступила с суши, а лодейный флот блокировал залив Келларию. После безуспешной трехдневной осады славяне ушли от города.

Славянские лодейные флотилии не раз действовали на просторах Средиземноморья. Так, в 623 году славяне совершили морской поход на остров Кипр и взяли там богатую добычу, а в 642 году напали на побережье Южной Италии и, вероятнее всего, на ряд островов греческого Архипелага.

Но первый крупный поход собственно славяно-руссов на Византию начался в 907 году. Возглавил его князь Олег.

И.Глазунов. Князь Олег и Игорь

К тому времени у наших предков уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий. Основой древнерусского войска являлись княжеские дружины – «старшая», состоявшая из наиболее опытных воинов, и «молодшая», состоявшая из «Отроков». На войну ходили также боярское ополчение и ополчение «воев», то есть – крестьянское войско, составлявшее пешую рать.

Для морских походов строились большие «набойные» лодьи, которые ходили на веслах и под парусами. На таких лодьях могло разместиться 40-60 человек с оружием и боеприпасами.

В начавшийся в 907 году поход на Царьград войско двинулось на 2 тысячах лодей, то есть, рать князя Олега насчитывала 80-120 тысяч человек. Флотилия спустилась вниз по Днепру и двинулась к Константинополю вдоль берега Черного моря. Конница шла на виду у флотилии берегом. Когда русы подошли к Царьграду. Пешая рать вытащила лодьи на сушу. Под стенами столицы Византии произошло первое столкновение, после которого византийцы укрылись за стенами города. Русы же начали опустошать окрестности города. Осада города грозила затянуться, и князь Олег решил устрашить греков – он поставил ладьи на катки, поднял паруса и при попутном ветре двинулся к стенам города. Вышедшая навстречу византийская рать была разгромлена, греки вынуждены были начать переговоры.

Князь Олег в ходе переговоров потребовал от Византии выплатить ему по 12 гривен на каждого человека. Византийцы согласились; кроме того, они согласились также и на предоставления ряда льгот русским купцам: беспошлинной торговли в течение 6 месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствие и мытье в греческих банях. Лишь после заключения этого договора русская рать отошла от города.

А.Клименко. Триумф князя Олега

Второй крупный поход на Византию руссы предприняли летом 941 года, когда огромное русское войско, ведомое князем Игорем морем и сушей двинулось на Константинополь. Руссы учинили разгром пригородов и двинулись к столице, но на подступах к ней были встречены флотом противника, вооружённым «греческим огнём». Под стенами Константинополя весь день и вечер шёл бой. Греки направляли через специальные медные трубки на русские корабли горящую смесь. Это «страшное чудо», как сообщает летопись, поразило русских воинов. Пламя металось по воде, в непроглядной темени горели русские ладьи. Поражение было полным. Но значительная часть войска уцелела. Руссы продолжали поход, двинулись вдоль побережья Малой Азии. Было захвачено много городов, монастырей, взято в плен изрядное количество греков.

К.Васильев. Князь Игорь

Но Византия успела и здесь мобилизовать силы. Произошли ожесточённые сражения на суше и на море. В сухопутной битве греки сумели окружить руссов и, несмотря на яростное сопротивление, одолели их. Потерпел поражение уже потрёпанный русский флот. Несколько месяцев продолжалась эта война, и лишь осенью русское войско возвратилось на родину.

В 944 г. Игорь собрал новую рать и вновь выступил в поход. В это же время союзники Руси венгры совершили рейд по византийской территории, и подошли к стенам Константинополя. Греки не стали искушать судьбу и выслали на встречу Игорю посольство с просьбой о мире. Новый мирный договор был заключён в 944 г. Между странами восстанавливались мирные отношения. Византия по-прежнему обязалась выплачивать Руси ежегодную денежную дань и предоставить военную контрибуцию. Были подтверждены многие статьи договора 911 г. Но появились и новые, соответствовавшие отношениям Руси и Византии, уже в середине X в., одинаково выгодные обеим странам. Право беспошлинной русской торговли в Византии было отменено.

Византийцы признали владение Русью рядом новых территорий в устье Днепра, на Таманском полуострове. Был усовершенствован и русско-византийский военный союз: на этот раз он был направлен против Хазарии, что было выгодно Руси, стремящейся освободить от хазарской блокады свои пути на Восток. Русские военные отряды, как и прежде, должны были приходить на помощь Византии.

Ю.Лазарев. Послы Русов

Утверждение договора происходило сначала в Константинополе. Там русское посольство привело к присяге на тексте договора императора Романа I Лакапина, здесь же русские язычники, обращаясь к Перуну, клялись на оружии быть верными договору. Христианская часть руссов дала такую же клятву в храме святой Софии. Затем византийское посольство явилось в Киев.

Ранним утром к холму, на котором возвышалась статуя Перуна, двинулась процессия. Её возглавлял сам киевский князь. Следом шли его бояре, дружинники. Сюда же явились и члены византийского посольства. Игорь и его люди сложили к стопам Перуна своё оружие, щиты, золото и в присутствии греческих послов торжественно поклялись в верности договору.

После церемонии на холме Перуна часть собравшихся двинулась в церковь святого Ильи, и там византийское посольство приняло клятву русских христиан из ближайших сподвижников Игоря на верность договору.

Воевал против Византии и сын князя Игоря – Святослав. Первый его поход на Балканы, предпринятый в 967 г., окончился успешным выполнением военно-политического плана Святослава — Болгария прекратила сопротивление.

Святослав продолжал политику Своих предшественников, стремясь увеличить территорию древнерусского государства, защитить его границы, обезопасить волжский торговый путь и взять в свои руки весь великий торговый путь “из варяг в греки”. Вследствие этого Святослав устремился на Балканы, желая завоевать Царьград и перенести политический центр древнерусского государства на Дунай. Он сказал своей матери и боярам: “Не любо мне в Киеве, хочу жить на Дунае, в Переяславце. Тот городок — середина моей земли. Туда сходится все добро: от греков золото, вина, овощи; от чехов и венгров — серебро и кони; из Руси — меха, воск, мед, челядь”. В 967 году в царствование греческого императора Никифора II Фоки из Царьграда в Киев явился посол и просил Святослава от имени своего государя пойти войной на болгар. Греки никак не могли осилить болгар из-за того, что те жили в гористых местах. Греки привезли с собой богатые дары и сулили еще больше за захват Болгарии. Князь согласился и стал собирать войско. На его клич отозвались славный воевода Свенельд, богатыри Сфенкел, Икмор и другие. Святослав предпринял два похода в Болгарию — в 968 и в 969 годах. Овладев столицей Болгарии Преславой и пленив царя Бориса, Святослав послал сказать грекам: “Хочу на вас идти, взять ваш город”. Вслед за этим русы стали готовиться к походу на Царьград. Они усилили свое войско болгарами, которые были недовольны господством Византии, наняли отряды печенегов и венгров. В это время на царский престол в Византии вступил Иоанн I Цимисхий, искусный военачальник и отважный воин. В 970 году под Адрианополем произошло сражение, в результате которого греки потерпели поражение, принесли дары Святославу и пообещали мир. В это время к Святославу прибыло из Киева небольшое подкрепление. Не имея достаточных сил и полагаясь на договор с Цимисхием, Святослав не занял горные проходы чрез Балканы и оставил открытым устье Дуная. Это была его крупная стратегическая ошибка. Кроме того, рать русов оказалась разделенной на две части: главные силы находились в Доростоле, отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе.

Этим воспользовался Цимисхий. Он собрал 300 судов, вооруженных “греческим огнем”, и в 971 году двинул флот к устью Дуная, чтобы запереть русам обратный путь на родину. Сам император выступил в поход с сильным передовым 2-тысячным отрядом “бессмертных” (отлично вооруженной личной гвардией), 13-тысячной конницей и 15-тысячной пехотой и. без труда преодолел Балканы. За ним следовали остальные силы и большой обоз с осадными и огнеметными машинами и продовольствием. В Болгарии византийские лазутчики распространили слух, что Цимисхий идет не покорять болгарский народ, а освобождать его от русов, и русы вскоре лишились поддержки со стороны болгар.

13 апреля 971 года Цимисхий начал бой на подступах Преславы. В результате этого боя византийцы захватили Преслав, и только немногим русам во главе со Сфенкелом удалось прорваться и уйти в Доростол.

17 апреля Цимисхий двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов. 23 апреля византийское войско, значительно превосходившее рать русов, подошло к Доростолу. Передовой отряд византийской пехоты осматривал окрестные леса и овраги в поисках засады.

Первый бой под Доростолом произошел уже 23 апреля 971 года. Русы напали из засады на передовой отряд византийцев. Они уничтожили этот отряд, но и сами погибли. Когда Цимисхий подошел к городу, русы ожидали врага на ближних подступах к Доростолу, “сомкнув щиты и копья, наподобие стены”. Греки перестроились в боевой порядок: посередине стала пехота, на флангах — конница в железных латах; спереди, прикрывая фронт, — легкая пехота: стрелки из лука и пращники — они непрерывно пускали стрелы, метали камни. Бой был упорный, русы отразили 12 атак. Победа колебалась: ни та ни другая сторона не брала верх. К вечеру Цимисхий сам повел всю свою конницу против утомленного противника. Под ударами многочисленной конницы византийцев пехота русов отступила и укрылась за городскими стенами Доростола.

24 апреля византийское войско строило укрепленный лагерь под Доростолом. Цимисхий выбрал небольшую возвышенность, на которой были установлены шатры, вокруг выкопан глубокий ров и насыпан земляной вал. Цимисхий приказал воткнуть в землю копья и на них повесить щиты. 25 апреля византийский флот подошел к Доростолу и блокировал город со стороны Дуная. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. Русы оказались в окружении. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но русы не вышли в поле, а только бросали камни и метали стрелы в противника со стен города и из башен. Византийцам пришлось возвратиться в свой лагерь.

А.Клименко. Сеча

Второй бой под Доростолом произошел 26 апреля. Войско русов вышло в поле и выстроилось в пешем строю в своих кольчужных бронях и шлемах, сомкнув длинные, до самых ног, шиты и выставив копья. После атаки византийцев завязался упорный бой, который шел долгое время без перевеса. В этом бою пал храбрый воевода Сфенкел. Утром 27 апреля бой возобновился. К полудню Цимисхий направил отряд в тыл дружины Святослава. Опасаясь оказаться отрезанными от города, русы отступили за крепостные стены. После того, как прибыли суда и загородили выход в море, Святослав принял решение сесть в крепкую осаду. В ночь на 29 апреля вокруг Доростола был вырыт глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить осадные машины. У русов не было съестных припасов, и в темную ночь на 29 апреля они на ладьях провели первую большую вылазку за продовольствием. Русы успели обшарить все окрестные места и с большими запасами продовольствия возвращались домой. В это время они заметили на берегу греческий обозный стан: люди поили лошадей и рубили дрова. В одну минуту русы причалили, обошли их лесом, разгромили и с богатой добычей вернулись в город. Цимисхий, пораженный дерзостью русов, приказал усилить бдительность и не выпускать русов из города. С суши он приказал перекопать все дороги и тропинки и выставить на них стражу.

Осада продолжалась. В это время стенобитными и метательными машинами греки разрушали городские стены и убивали их защитников. В один из дней после обеда, когда бдительность врага была ослаблена, Святослав совершил вторую вылазку. В этот раз русы подожгли осадные сооружения и убили начальника осадных машин. Этот успех воодушевил их.

Третий бой состоялся 20 июля. Воины Святослава вышли из города и построились для боя. Первые атаки византийцев были отражены, но после потери русами одного из крупных военачальников они “закинули щиты за спины” и начали отступать. Византийцы нашли между убитыми русами женщин, которые в мужском снаряжении сражались так же храбро, как и мужчины.

На другой день Святослав собрал военный совет и стал думать с дружиной, как им быть и что делать дальше? Одни предлагали спасаться бегством втемную ночь, другие советовали начать мирные переговоры. Тогда Святослав, тяжко вздохнув, отвечал так: “Деды и отцы завещали нам храбрые дела! Станем крепко. Нет у нас обычая спасать себя постыдным бегством. Или останемся живы и победим, или умрем со славой! Мертвые сраму не имут, а убежав от битвы, как покажемся людям на глаза?!” Выслушав своего князя, дружина решила сражаться.

Четвертый, последний бой был дан 22 июля. Рать русов вышла в поле, и Святослав приказал запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о спасении за крепостными стенами. Войско Цимисхия также вышло из лагеря и построилось для боя.

На первом этапе боя русы атаковали византийские войска. Около полудня греки начали отступать. Цимисхий со свежим отрядом всадников задержал наступление русов и приказал уставшим бойцам освежиться водою и вином. Однако контратака византийцев не имела успеха: русы сражались стойко.

Византийцы не могли использовать свое численное превосходство, так как руссы не удалялись далеко от города. Вследствие этого Цимисхий решил применить хитрость. Он разделил свое войско на два отряда. Одному отряду под командованием патрикия Романа и столоначальника Петра было приказано вступить в бой, а затем отступить, чтобы заманить противника на открытую равнину. В это время другой отряд под командованием Варды Склира должен был зайти с тыла и преградить врагу путь отступления в Доростол. Этот план Цимисхия был удачно осуществлен: византийцы стали отступать, а русы, увлеченные успехом, начали их преследовать и удалились от города. Однако бой носил упорный характер, и победа долго склонялась то в одну то в другую сторону. Отряд Варды атаковал с тыла обессилевших русов, и начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза войску Святослава и помогла византийцам. Расстроенные натиском спереди, теснимые сзади, среди вихря и ливня, русы храбро сражались и с трудом пробились к стенам Доростола. Так закончился последний бой под Доростолом.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать мирные переговоры. Несмотря на то, что византийцы имели численное и техническое превосходство, они не смогли разбить своего противника в полевом бою и штурмом взять Доростол. Войско русов стойко выдержало трехмесячную осаду. Враг вынужден был согласиться на условия, предложенные Святославом. После заключения мира Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи русов и выдать им по две меры хлеба на дорогу. Обе стороны скрепили свои обязательства клятвами.

После заключения мира состоялось свидание Святослава с Цимисхием. Они встретились на берегу Дуная, после чего рать русов двинулась к Понту. Коварные византийцы предупредили печенегов о том, что русы идут малой дружиной и с богатой добычей. Печенеги ждали войско Святослава у днепровских порогов, самого опасного места на всем пути. “Не ходи, князь, — говорил старый воевода Свенельд, — не ходи к порогам: там стоят печенеги…” Князь не послушался. Он пошел к порогам и, увидев печенегов, опять спустился назад. После тяжелой зимовки на Белобережье дружина пошла вновь. В жестоком бою с печенегами пал Святослав и почти вся его дружина. В Киев вернулся только один воевода Свенельд с небольшим войском. Печенежский князь Куря сделал из черепа Святослава чашу-братину и пил из нее в память победы над русским князем.

Святослав предпринял поход на Византию с целью утвердиться на Дунае, что имело в то время для государства русов важное политическое, экономическое и военное значение. Внешняя политика Святослава была направлена на расширение Древнерусского государства, на усиление его могущества и обеспечение безопасности. Русский князь настойчиво стремился овладеть бассейном Дуная, чтобы надежно обеспечить путь “из варяг в греки”. Занимая Балканы, русы создавали плацдарм для удара по Византии с суши. Кроме того, попытка Святослава удержаться в Переяславце на Дунае показывает стремление перенести политический центр Древнерусского государства ближе к богатым странам юга и объединить все славянские племена.

Обращение императора Василия II в критический момент восстания Варды Фоки за военной помощью к киевскому князю Владимиру Святославичу, взятие Херсонеса и женитьба Владимира на Анне, сестре императоров Василия и Константина, крещение Руси — все эти факты политической истории Византии и Киевской Руси имели для них важные последствия. Прочный мир, продолжавшийся более полувека, дал возможность империи с помощью русских войск осуществить успешные военные кампании в Малой Азии, Сицилии и Болгарии. Русь избавилась от печенежских нашествий и расширила свои владения на северо-востоке. Объединенными русско-византийскими силами в 1016 г. были ликвидированы остатки хазарских владений в Таврике. Северное Причерноморье становится областью пограничных владений Руси и Византии. Установление родственных связей между правящими домами Киева и Константинополя значительно повысило международный авторитет киевских князей, а христианизация способствовала упрочению феодального строя на Руси.

Мирные отношения между двумя державами были нарушены в 1043 г. , когда жители Константинополя снова были потрясены уже изгладившимся из памяти зрелищем подступавших к стенам города неисчислимых кораблей и лодей “тавроскифов”, как бы готовых, по словам Пселла, “сейчас же взять город со всеми его жителями”. Однако поход на Царьград под водительством сына Ярослава Владимира окончился неудачей. Если отвлечься от деталей, приводимых в отдельных источниках 1), дело представляется следующим образом: русские суда были разбиты сильнейшей бурей, а отчасти и “греческим огнем”; выброшенные на берег 6 тыс. русских воинов вместе с воеводой Вышатой пытались пробиться на родину, но большая часть их погибла в неравном бою с византийскими отрядами, а 800 чел. были взяты в плен и ослеплены. Оставшаяся часть русского войска во главе с Владимиром Ярославичем успешно отбила атаку посланных вдогонку византийских кораблей — все 24 триеры были потоплены, а находившиеся на них ратники уничтожены или взяты в плен. Через три года мир был восстановлен, и Вышата вернулся на Русь. Это была последняя война Руси с Византией.

Источники:
В. Г. Брюсова «Русско-Византийские отношения середины XI века»
А.В.Шишов «Все войны мира», «Сто великих битв»

Комментарии

СБОРНИКЪ ОТДѢЛЕНIЯ РУССКАГО ЯЗЫКА И СЛОВЕСНОСТИ ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМIИ НАУКЪ

Томъ ХХХII, № 4.

«РАЗЫСКАНIЯ ВЪ ОБЛАСТИ РУССКАГО ДУХОВНАГО СТИХА».

Академика А. Н. Веселовскаго.

САНКТЪ-ПЕТЕРБУРГЪ.

Типографiя Императорской Академiи Наукъ.

«Я посmараюсь указать, что исторiя саги, прослѣженная единственно въ ея латинскихъ отраженiяхъ, по необходимости не полна и что иные изъ ея пробѣловъ восполняются лишь при помощи славянскихъ, т. е. византiйскихъ данныхъ. Слѣдующая далѣе замѣтка преслѣдуетъ исключительно указанную цѣль.»

Где-то читал перевод якобы летописи византийских историков, о сражениях в Болгарии, примерно тоже самое, только более эмоционально окрашенная история у них получилась. Только русские войска там выглядят кучкой воинов, без какой-либо военной тактики, которые сражаются лишь воодушевившись отвагой их воевод, зато византийская армия с железной дисциплиной, эффективными боевыми порядками и мудрыми полководцами.

Те сказки написаны в кажой книге по истории России в период с VIII по XI века.

Здесь мало описываются вооружения славянских воинов и тактические схемы в боях славян с их ворогами (хотя, схем здесь и вовсе нет).

И причём бой славянского всадника с кочевником(-ми), если описано сражение с ромеями (византийцами), а не с аварами?

Тут, в історії Росії, є помилка: слово «Русь» — це Україна, Руська земля. Однак я знаю, чому ця країна називається Росією, цю територію назвав московський цар (точніше не знаю, який, але знаю, чому). А саме, Русь походить тільки від слов»ян, які переселись на території сучасної України, Південно-західної частини Росії, але не досягало міста Москви, Білорусії, Литви, Польщі, Румунії, Болгарії та інші.

Хорошая статья. жаль.что таких мало. А насчет национализма и украинской «мовы» — так это все бредни современных политиков, прикорм-ленных Западом (уж больно там славян ненавидят за их победы и огромные земельные просторы). А понятие -Украина появилось лишь в 16-17-м веке(т. е- Окраина центральной Руси, или «Червона Русь»в старые времена). Огромное количество людей в России имеет украинские корни и родню — и никакого национализма.

Мужики, если капнете поглубже, то узнаете, что история славян и ариев составляет более 40000 лет (наша древняя вера тому подтверждение…).Наша территория начиналась от английских островов до северной Африки, а от туда, прямой линией, до великой китайской стены (найдите инфо про эту стену и китайские пирамиды, обратите внимание на плотность населения этой страны). С детства нам говорили, что Кирилл и Мефодий подарили нам письмо, но между тем забыли сообщить, что у нас велось свое летосчисление, которое мы отмечали рунами… Благодаря польским жидам, которые называли себя панами, на протяжении последних двух тысяч лет мы воевали друг с другом и были насильно обращены в христианство (придуманную ими веру для порабощения славянских народов, в ведах сказано — предали мученической смерти и по смерти Его назвали Богом). Кстати на гербе изображен не падающий сокол, а руны — один символ из которых обозначает «МИР», а ниже его описание: Форма руны Мир суть образ Древа Мира, Мироздания. Символизирует также внутреннее Я человека, центростремительные силы, стремящие Мир к Порядку. В магическом отношении руна Мир представляет защиту, покровительство богов.

Вадим, при чём тут польские паны, две тысячи лет назад и Польши не было. В Христианство Русы обрашались сами, это тогда был не тот народ, что мог не добровольно, что-то принять, славяне всегда принимали то, что им по душе, или востовали и всё ломали. Нам насадили политику, а она порабощает. И это не сокол изображён, а символ обозначающий стрибога.

Добровольное христианство — ну сколько можно уже херню эту впихивать, к нам в сибирь приезжайте мы вам расскажем, как староверов на кол сажали, а старообрядцев в церквях сжигали на беловодье сибирское бежали от христианских расправ.

Уважаемый, Иван Александрович воистину незнаком с Историей! К тому ж с грамотностью у него — нИкак, судя по написанию им слов: «нарЕсован», неправЕльно», «нЕкак» и «помоЙму» — помоему!!! Историки и философы античного мира (Городот, Страбон и многие другие) делили народы, населяющие известную им в тех границах землю, на «Молодые народы» и «Древние народы». К «Древним народам» они относили цивилизации (народы), известные ещё до создания античного мира, к ним они относили и наших предков, история которых насчитывает более 60000 лет. Хочется обратить внимание на разные названия одного и того же народа, с точки зрения самого народа и других народов, во все времена и эпохи, что имеет место и сегодня. Так например сегодня, мы знаем немцев и называем их немцами, хотя сами немцы называют себя — германцами. Этот факт относится также к названию морей, рек, городов. Если Дунай раньше назывался Истра это не означает, что это был не Дунай а другая река, а Чёрное море называлось Понт — это не значит, что в том месте было совсем другое море. Так вот, разные древние народы называли наших предков тоже поразному: скифы, сарматы, готы и ещё много названий можно найти в разных источниках (у разных народов) древности, античности, азии. Древняя Скифия была очень грозная и уважаемая в древнем мире цивилизация, со своей культурой, искуством, законами, традициями, письменностью. Кстати письменностью скифов мы пользуемся и по сей день — это наш русский алфавит, который Кирилл и Мифодий не придумали, а лишь переписали. А вот так называемая «цивилизованная Европа» и Америка получается пользуются заимствованной латинницей. Да Евроейцы даже пищу принимали как варвары, пока не научились у русских князей порядку подачи блюд и приёма пищи, и до настоящего времени этим порядком пользуются. Древняя Скифия не раз завоёвывала и облагала «данью» (налогами) Египет, Грецию, Персию, Рим, Византию. Скифия никогда и никем не была побеждена, ни греками, ни византийцами, ни персами, даже Александр Македонский направив в Скифию свою вторую армию более 30 тысяч воинов был вынужден забыть о её существовании. А когда сам решил отомстить Скифам за полное уничтожение второй армии, его военначальники и окружение смогли уговорить чистолюбивого Александра от похода на Скифов. Так отруда тогда взялась Русь, если это была Скифия? Для этого нужно посмотреть древние письмена самих скифов, в которых чуть ли не в каждом упоминаются слова: «руси яровая», «в яра руси края яра», «радость руси яровой мира яра», «сила руси яра», «мужа скифии яра руси» — Прочитали? И почти всё поняли? Во как! А ведь я привёл не перевод со скифского, а подлинник на скифском языке. А в заключение, чтобы стало всё понятно, советую прочитать работы Михайло Ломоносова по Истории Руси, хотя известно что М. Ю. Ломоносов почитал точные науки, а не гуманитарные. Заодно поймёте, почему великий русский учёный был вынужден заняться Историей Руси.

Все говорят,что русский народ-многострадальный,что постоянно был под гнетом других народов. А,оказывается,князь Олег первым и начал завоевательские войны,порабощал другие нации: греков,поляков,болгар. Вот отсюда и идет ненависть других народов к русскому,поэтому до сих пор называют русский народ оккупантами!

В этой путанице виноваты виноваты имперские амбиции Москвы. А ведь все можно росставить на свои места. Русини, русичи – основа теперь украинской нации, а русские – переферия, причем как народ оформился позднее белорусов. В истории полнейший киш-миш. Почему русский – отвечает на вопрос чей? ТЫ какой национальности? Англичанин, ты? – русский! В етом подлог уже, ибо были составной частью Киевской Руси, но друзья мои сложились как народ после развала Киева, а как государство так вообще будучи улусом татаров.

В этом вся трагедия наших народов. И оно аукнется еще. Вырезали Новгород и возможно будущие Новгородской феодальной республики и сказали – мое, ассимилировали, косолапых мишок, пельмени, матрешки, срубы, бабы-йожки у ассимилированной чуди взяли, сделали органически своим, культурные ценности перетянули с Киева. Колядки у вас есть? Есть конечно, а какие? Слово о полку Игоревим древнерусская литература? Да? Так какого хрена в тот час когда она писалась Боголюбский создал союз из половцами и громил Киев. Выреал, как позже Калита вырезал Новогород.

Где оригиналы летописей? Сгорели? Все? Что за бред? Где находки с Куликового поля? Чем подтверждается эта битва? Художественной литературой в 16 веке? Вы хотите и яблочко сьесть и на … сесть. Игорь Святославович ишел на половцев, 1185 когда Суздальщина была в союзе с ними. Так что ж получается писали оду против своих намерений. Идиотизм вообще. А опйми, что москаль – это совсем другая нация и все будет чики. Да перейняли много от Киева, но Киев старшый, народ русынов-украинцев сформировался уже, а вы еще были сирыми. Труецкой понимал азиатскую направленность Московии, но его никто не слушал. Вы дальше говорите о колыбели трех народов, но здоровый человек трех младенцев в одну колыбель не поставит. Есть группы которые по своей похожести могут создать союз и стать народом, другие по любому отпадут и поглотятся или поглотят других и сформируют свое. Московитяне взяли только культурные побрякушки, много названий которыми даже не пользовались. как колядой, потому, что им своственно немного другое. Всмотритесь в свое староверчество. Разберитесь с ятычами и ильменскими словенами. Задумайтесь, нет ли травмы психической в новогородцев которых пожрала Ростово-Суздальская земля и насильно ассимилировала их. И уже перестаньте будоражить голову свом – русский, книги у вас древнерусские, язык древнерусский – он таким может быть только тогда, когда под етим понимать ПЕРВИННУ

Эт ты уреж то язычёк свой – ё…й.
Ведь даж на обрезанной мове ты пишешь по-русски, т.е. по тем законам которые появились до древнего Санскрыита (некот. гутарят что вместе с с..) А пиши к ты на уродливом латинском…
Что ж косательно этимиологии слова “Русин”, то да же к киевской Руси оно не имеет ровным счётом никакого отношения. Это очччень сдорово прописал в 19 веке Геровский в работе об “Слове Русин”, в которой говорится чт о территория проживания Русин – Черниговская, Курская и Воронежские губернии.
Кста…совсем недавно Прикарпатские Русины заявляли об желании выйти из Украини и вступлении в РФ. Как тебе это? Если б наши правители не еврействовали, то они б за эту идею ухватились…
Да и “Крым” никогда не был Украинским – это всем известно!!! Да и тебе тож…

Но что ж статья… Оччень не полная, впрочем для 4-х класного образования нормально!
На самом деле Русей было гораздо больше… и об этом говорит документ А.И. Мусина-Пушкина – “Об границах Русей..” А вот об современнной мове- ты знаком с древнейшей “ВЕЛЕС КНИГЕ ”?

Не сокол в виде трезубца изображен, а чайка. Пикирующая чайка, которая есть на всех изображениях крещения Иоанном Крестителем Исуса над его головой. Погуглите “фреска арианского баптистерия” (крестильни) из Равенны. Равенна-город этрусков, основан одним из народов, наших предков. Это восточные готы. В Крыму, с которым соседка – Киевская Русь никогда не воевала на истребление, очень долго существовала Христианская Готия – остаток древних готов, когда-то населявших северное Причерноморье. Еще в IV веке н.э. в Корсуни Таврической, была организована Христианская готская епархия, которая после захвата Катериной Крыма и переселения христиан этой епархии из Крыма в Приазовье (будущий Мариуполь), была переделана в греческую ортодоксальную церковь. Ольга и Владимир крестились именно в Корсуни, где других христианских церквей в 10 веке не было. Значит они были крещены именно здесь. Еще в первом веке, сподвижник Христа – Андрей Первозванный, проповедовал слово божие на холмах киевских, где водрузил дубовый крест (доказанный факт). О войне с Юстинианом русов. Юстиниан прошел по побережью Адриатики, Равенне (вестготии), лангобардам, остготии (в Испании) и северной Вандалии, то же готскому государству и уничтожил их, как символ Арианской веры той самой, которой была и готская христанская епархия в Крым. Как видим, тогда же, в пятом веке, Юстиниан пытался пойти на Русь. Теологические споры монофизитов – христиан Никейского обряда и христиан Арианской веры, пока Юстиниан, не вырезал всех ариан-готов(не воспринимайте готов примтивно, как германцев), длились почти три века, а их отголоски можно наблюдать даже в 17 веке в Польше и Украине. Недаром, реформы, которые должны были уничтожить остатки старой веры, Никон начал на следующий год после т.н. Переяславского соглашения.
Теперь о войнах с греками-ромеями. Все войны в то время не могли быть между единоверцами. Церковь, собранная мечом Юстиниана, раскололась только в 11 веке. Значит русы и ромеи (греки) воевали, как представители разной веры. Именно потому, что Юстиниан уничтожал христиан-готов, русы ходили войной на греков. В 12 веке, Андрей Боголюбский привел во Владимиро-Суздальскую Русь новую, греческую церковь, никейского символа веры – троицы, где уже Иисус был принят богом, равным богу-Отцу и Святому Духу. На самом деле на всех старых иконах не существует крестного знамения осуществляемого щепотью. На Руси крестились одним или двумя пальцами, как на старых иконах. Бог-един или Бог и Святой Дух. Бога сына признавали, но не считали равным первым двум в вечности, ибо начало имеет по воле Всевышнего. Открываем одну из немногоих сохранившихся летописей – ПВЛ и читаем у Нестора слова Владимира:“Господь наш подобосущен”. НЕ единосущен, как в троице, а лишь подобен богу, хотя и преисполнен божьей благодати. Тут чел писал о колядках. Так москали не имеют кроме переводов с греческого никаких церковных праздничных песен. Ни колядок, ни водохрещення, ни посивалок, ни щедриков. Ничего нет, ибо истории своей религии у них нет. Византийская церковь не смогла на поле брани, так уничтожила путем подкупа и интриг. До Никона мы ходили крестным ходом ПОСОЛОНЬ , а греки заставили нас ходить ПРОТИВ солнца-батюшки. Против элинской веры московии боролся и казак Кондрат Булавин, друг и сподвижник Ивана Мазепы. Я совсем не за арианскую веру. Я за правду и сраведливость, которые у нас украдены.

>> Походы против Византии

Киевские князья часто совершали военные походы против Византии. В 860 г. Аскольд осуществил первый поход на столицу этого могущественного государства — Константинополь (в славянских летописях — Царьград). Этот поход поразил гордых византийцев, смотревших свысока на другие народы. Как известно, вход в константинопольскую гавань закрывался гигантской железной цепью, поэтому она была неприступной для вражеских кораблей.

А город охраняла от врагов многокилометровая укреплённая стена. Аскольд выбрал удачный момент, когда
византийский император со своим войском пошёл на арабов, и рано утром древнерусские корабли вошли в залив Золотой Рог и высадили десант. В летописях упоминается, что цепь почему-то не была натянута.

Золотые ворота Царьграда

Каким способом корабли Олега двигались по суше?
Что помогло Олегу изобрести такой оригинальный способ передвижения кораблей?

Сопоставьте рисунок Г. Якутовича и летописную миниатюру (см. с. 35).

Какие детали домыслил художник?
Почему на его картине корабли Олега похожи на варяжские?

План-схема Константинополя.

Г. Якутович. Иллюстрация к «Повести временных лет»

В записную книжку эрудита
Отважился Олег на военный поход на Царьград в 907 г., т. е. через 25 лет после захва¬та власти в Киеве. Подготовился он к этой военной кампании чрезвычайно серьезно, заранее обдумав всё от начала до конца. Поэтому и произвёл такое паническое впечатление на византийских воинов, которые однажды увидели с высоких городских стен Царьграда диво-дивное: прямо по суше к их городу одна за одной ползли русские ладьи. Как будто сказочные чудовища. Возможно, благодаря именно этой выдумке войско Олега достигло полного успеха: могущественная Византия склонилась перед русами. Как знак победы Олег прибил на ворота Царьграда свой щит.

Подписав с Византией выгодный договор и захватив большую дань, Олег в придачу получил ещё и полный комплект парусов, чтобы заменить на ладьях свои, обтрёпанные в трудном переходе. Варяжские лодки он оснастил парусами из дорогой ткани, а славянские — полотняными. По прибытии домой оказалось, что паруса из дорогой ткани превратились в сплошное отрёпье, а полотняные остались целыми. Они выдержали штормовые ветра, и это дало повод славянам сделать многозначительный вывод: «Будем держаться своего грубого полотна!»

Византийский император Михаил III вынужден был покинуть своё войско, для того чтобы спасти Константинополь.
С больши трудом ему удалось пробраться в окружённый город и организовать там оборону. Семь дней русичи держали Константинополь в осаде, а затем отошли. Хотя первый поход на Кон¬стантинополь был неудачным, он имел большое значение. О Руси впервые заговорили в Европе, а название государства попало в византийские хроники.

Самый большой военный поход на Византию был организован Олегом в 907 г. Нестор Летописец рассказывает, что «пошёл Олег на греков на конях и на кораб¬лях, и было кораблей числом две тысячи. И пришёл к Царьграду, греки же замкну¬ли морскую бухту, а город закрыли. И велел Олег своим воинам изготовить колёса и поставить на них корабли. И с попутным ветром натянули они паруса и пошли со стороны моря к городу». Византийский император вынужден был заключить с Олегом выгодный для Руси мирный договор. Византийцы заплатили большую дань и предоставили особые льготы древнерусским купцам и послам. В частности, греки обязывались на протяжении шести месяцев поставлять купцам продовольствие и обеспечивать их парусами и другим корабельным снаряжением.

В 911 г. в результате второго похода Олега был заключён договор, дополнявший предыдущий. По этому договору был определён порядок выкупа пленных. Русичи получили право служить в императорском войске.
Чтобы обеспечить выгодную торговлю с Константинополем, следующий киевский князь — Игорь — организовал два военных похода против Византии. Однако они не были такими успешными, как предыдущие. По словам летописца, византийский флот, словно молния, сжёг киевские корабли, применив так называемый «греческий огонь». Многие русичи погибли. Таким образом, первый военный поход Игоря в 941 г. на Византию закончился поражением, а второй — в 944 г. — привёл к заключению выгодного для Руси мирного договора. В соответствии с ним киевский князь обязывался не нападать на владения Византии в Крыму и не держать военных гарнизонов в устье Днепра. Киевское государство и Византийская империя договорились предоставлять друг другу в случае необходимости военную помощь. Государства обменялись посольствами, уточнив, что послы будут иметь золотые печати. В договоре определялись условия торговли. Согласно им киевские купцы должны были иметь специальные княжеские грамоты и обязательно предупреждать о прибытии своих кораблей.

Исторические источники
«Повесть временных лет»: Договор Византии и Руси (907 г.)

Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды…

Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно. .

И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов…

1. О каких занятиях древних русичей упоминается в договоре?
2 Перечислите условия договора, указанные в приведённом отрывке.

Благоприятные условия для торговли в Царыраде были выгодны не только купцам, но и княжеско-дружинной верхушке, обогащавшейся за счёт продажи в Византию добытой у подданных дани.

1. Объясните происхождение названия «Русь» на примерах.
2. Что привлекало скандинавов на востоке Европы?
3. В какой последовательности правили Олег, Дир, Игорь, Аскольд?
4. Покажите на карте, откуда пришли в Киев Аскольд и Дир. Чем прославились эти киевские правители?
5. Какие племена присоединил к своим владениям князь Олег? Обозначьте на контурной карте земли, на которых жили эти племена.
6. Установите соответствие между датами и событиями, расскажите о последствиях каждого из событий.

882 г. Убийство князя Игоря во время сбора дани
907 г. Второй поход Олега на Византию
911 г. Коварное убийство Аскольда Вещим Олегом
945 г. Самый большой поход Олега на Византию

7. Объясните, что такое полюдье.
8. Составьте рассказ о времени своего правления от имени: а) Аскольда; б) Олега; в) Игоря.
9. Сравните правление князей Олега и Игоря. Что было характерно для них обоих?
10. Проанализируйте договоры с Византией. Были ли они выгодны для Руси? Ответ обоснуйте.


Свидерский Ю. Ю., Ладыченко Т. В., Романишин Н. Ю. История Украины: Учебник для 7 кл. — К.: Грамота, 2007. 272 с.: ил.
Прислано читателями из интернет -сайта

Содержание урока конспект урока и опорный каркас презентация урока интерактивные технологии акселеративные методы обучения Практика тесты, тестирование онлайн задачи и упражнения домашние задания практикумы и тренинги вопросы для дискуссий в классе Иллюстрации видео- и аудиоматериалы фотографии, картинки графики, таблицы, схемы комиксы, притчи, поговорки, кроссворды, анекдоты, приколы, цитаты Дополнения рефераты шпаргалки фишки для любознательных статьи (МАН) литература основная и дополнительная словарь терминов Совершенствование учебников и уроков исправление ошибок в учебнике замена устаревших знаний новыми Только для учителей календарные планы учебные программы методические рекомендации

О восточных славянах византийцы имели представление из сочинений византийских писателей-историков, в частности, Прокопия Кесарийского. С восточными славянами Византия столкнулась вплотную в VIII-IX вв, когда руссы начали нападать на византийские территории в Крыму и на побережье Черного моря.

Существует предположение, что легендарный поход Аскольда в Константинополь в 860 г. значительно изменил русско-византийские отношения. По преданию, Аскольд и его свита приняли крещение в Византии. Вернувшись в Киев, этот князь начинает первые шаги по пути христианизации населения древнерусского государства. Таким образом, можно считать, что уже с IX в. начинаются первые, еще очень робкие, попытки к мирным контактам Киевской Руси и Византии.

Эти попытки предпринимались не только верховной властью того и другого государства, но и купцами, воинами, которые в X в. постоянно появлялись на побережье Малой Азии и стремились к установлению стабильных торговых и политических отношений с Константинополем-Царьградом.

Во время правления киевского князя Олега (882-912), создателя древнерусского государства, внешняя политика Киевской Руси по отношению к Византии отличалась довольно легко прослеживаемой двойственностью: вражды и мира. Эта двойственность пройдет через всю историю дипломатии Руси и Византии.

Походы на Византию были делом обычным

Князь Олег дважды предпринимал походы на Византию — в 907 г. и в 911 г. И последующие великие киевские князья также будут либо совершать походы, либо возглавлять (или снаряжать) посольства в Византию. В результате этих походов подписывался двусторонний договор, в который включались торговые, военные и политические статьи.

Договоры, заключенные в результате походов князя Олега, были выгодными для Руси. По договору 911 г. Русь получала право беспошлинно торговать на рынках Константинополя. Византийская сторона обязывалась содержать за свой счет купцов и послов Руси во время их пребывания на территории империи, а также снабжать их всем необходимым для обратного пути в Киевскую Русь.

После заключения договоров 907 и 911 гг. руссы стали принимать активное участие в византийских военных экспедициях, в частности, против Хазарского каганата, печенегов, половцев и арабов. Византия вела многочисленные войны и остро нуждалась в русских воинах.

После походов Олега Русь и Византия, разделенные морем, стали как бы ближе друг другу — по крымским и причерноморским владениям Византии. Торговые связи Византии и Руси приобретают регулярность. Ежегодно, летом флотилия руссов появлялась в Босфорском проливе. Купцы поселялись не в самом Констатинополе, а в пригороде, но торговать они имели право и в самой столице. Особенно высоким спросом у русских купцов пользовались богатейшие шелковые ткани, которые Византия получала из Китая и Средней Азии.

В 941 г. великий киевский князь Игорь (912-945) совершил сокрушительно неудачный поход на Византию. Его войско было сожжено под Константинополем знаменитым «греческим огнем». Историки до сих пор не могут прийти к единому мнению, зачем после такого серьезного поражения Игорю в 944 г. понадобилось снова отправиться в Византию — возможно, это был поход-реванш.

Судя по всему, Игорь учел все недостатки своего первого похода, и второй его поход был подготовлен очень тщательно. Он шел в Византию с огромной флотилией и большими сухопутными силами. Узнав о том, что в Византию движется русское войско, император отдает приказ встретить руссов на Дунае, не дожидаясь, когда они подойдут к столице империи. На Дунае Игоря встречают византийские послы с богатыми дарами и с почестями сопровождают его в Константинополь.

В 944 г. в Константинополе князь Игорь и византийский император подписывают договор, который был для Руси столь же удачным, как и договор 911 г. Он также включал в себя торговые и военно-политические статьи. Русские купцы получили еще более широкие права и привилегии на территории Византийской империи, а византийским купцам предоставлялись такие же права на территории Киевской Руси.

Договор 944 г. впервые признает Русь суверенным государством. Признание суверенности Руси Византией, несомненно, явилось значительным достижением русской дипломатии. Тем не менее, не стоит обольщаться такими блестящими результатами. Следует помнить, что Византия в то время постоянно воевала и сильно нуждалась в новых воинах. Естественно, ей необходимо было заручиться мирными отношениями с набиравшим силу соседом — Русью. Подписывая договор 944 г., такой выгодный для руссов, византийский император действовал, прежде всего, в своих собственных интересах.

Походы Олега и Игоря способствовали оформлению регулярных дипломатических отношений между Византией и Русью. Последующие русские князья главным аспектом своей внешней политики считали поход-посольство в Византию.

Наши князья сами и принесли христианство на Русь

В 946 г. туда отправилась великая киевская княгиня Ольга . Этот поход сыграл огромную роль как в развитии русско-византийской дипломатии, так и в дальнейшей судьбе самого древнерусского государства.

В 955 г. Ольга совершает второе посольство в Константинополь и принимает там крещение. В это время императором Византии был Константин VII (945-959) Багрянородный. Как писатель он оставил целый ряд сочинений, в том числе о Киевской Руси и о посольстве Ольги.

В крещении Ольга принимает имя Елена, в честь св. равноап. царицы Елены, матери императора Константина Великого. Вернувшись на родину, она начинает активную деятельность в области христианизации Руси. В деле крещения Руси традиционно уделяется большое внимание деятельности великого князя Владимира I, и это вполне справедливо, но умалять значения Ольги в нем же не следует. При ней была обращена в христианство значительная часть руссов.

Сын ее Святослав не пожелал последовать примеру матери и христианства не принял, заявив, что если он примет православие, то над ним вся дружина будет смеяться. Можно сказать, что великая княгиня Ольга вывела древнерусское государство на международную арену. И именно она положила начало очень важному направлению русской внешней политики — юго-западному.

Походы Ольги имели и еще одно важное последствие: именно с этого момента русская дипломатия начинает стремиться к династическим контактам с Византией. Ольга имела намерение женить своего сына Святослава на дочери Константина Багрянородного Анне, но оно не увенчалось успехом. Из дошедших до нас сочинений императора Константина следует, что династические браки между византийскими принцессами и варварами-руссами были ему явно не по душе.

Как уже отмечалось, несмотря на целый ряд благоприятных дипломатических ситуаций, постоянно сохранялась нестабильность русско-византийских отношений, которые к 956 г. вновь осложняются. Этим обстоятельством воспользовался император Священной Римской империи Оттон, который отправляет на Русь своего миссионера — католического священника Адальберта, присвоив ему титул епископа Русского.

Приезд Адальберта в Киев вызвал всеобщее возмущение — киевляне не пожелали, чтобы их государство превращалось в католическую епархию, и Адальберту вместе со свитой пришлось срочно покинуть Киевскую Русь. Клубок противоречивых отношений между Русью, Византией и Западной Европой затягивался, но это не приводило к дипломатическому разрыву ни с одной из сторон.

В 973 г. Оттон созывает съезд католических посольств, на который приглашается и посольство Руси — конечно, не случайно. Несмотря на неудачу миссии Адальберта, Оттон не терял надежды на включение Руси в католический мир. Еще раньше, в 960 г. русское войско участвовало в войне с арабами на стороне Византии.

В 967 г. византийский император Никифор Фока предлагает киевскому князю Святославу Игоревичу (945-972) за большую оплату совершить поход на Балканы против враждебной Византии Болгарии. В 968 г. Святослав разбивает болгарское войско, но не лишает при этом трона болгарского государя Бориса. Через некоторое время происходит объединение военных сил Бориса и Святослава и совместный поход против Византийской империи.

Святослав был князем-рыцарем, предпочитавшим воинскую славу всякой другой. Киев он не любил и мечтал основать новую столицу на Дунае в Переяславце. Поэтому он совершает три похода на Дунай, т.е. трижды сталкивается с Византийской империей в качестве ее врага. Во время последнего похода в 971 г. войско Святослава было разбито. По дороге домой, в Киев, на Днепровских порогах его встретили войска печенегов во главе с вождем Курей. Святослав был убит.

В исторической науке эта встреча печенегов с остатками русского войска считается не случайной. Есть основания полагать, что она была подготовлена византийской дипломатией. Убийство великого киевского князя не сыграло существенной роли в русско-византийских отношениях и не послужило поводом к их разрыву, при всей их холодности и нестабильности.

В 987 г. во время правления великого киевского князя Владимира Святославича (980-1015) византийский император Василий II просит о военной помощи для борьбы с узурпатором Вардой Фокой. Князь Владимир просьбу исполнил, но поставил условие Василию II — выдать за него императорскую сестру, принцессу Анну.

Русские войска одержали победу над узурпатором, но выполнять обещание Василий II не торопился — видимо, не в силах был преодолеть исторически сложившуюся неприязнь к династическим бракам с руссами. Тогда князь Владимир захватывает Херсон (Корсунь) — византийское владение в Крыму. И только после этого император Василий II присылает в Корсунь принцессу Анну, удовлетворяя требование великого князя Владимира.

В это же время французский король Гуго Капет, стремясь к военно-политическому союзу Франции с Византией, также пытался добиться брака своего сына с Анной, но это ему не удалось.
Византийский император отправляет свою сестру русскому князю — но с условием, что Владимир откажется от язычества и примет христианство по восточному обряду. Князь Владимир принимает крещение и получает церковное имя Василий, в честь крестного, которым был сам византийский император. Князь Владимир возвращается в Киев, вернув Византии захваченную им Корсунь.

Если дипломатия Византии по отношению к Руси носила настороженный, скрыто-враждебный характер под легким флером утонченной любезности, присущей цивилизованным византийцам, то поступок Владимира говорит о том, что русская дипломатия по отношению к Византии была совсем иной — более открытой. В этом историческом эпизоде выявились два мира — уходящий мир Византии с его изысканной цивилизацией и утонченнейшей дипломатией и мир молодого государства, который шел на контакт открыто и доверчиво.

Уходя из Корсуни, Владимир оставляет там военный гарнизон, содержащийся за счет Киевского государства, который, обновляясь, в течении ста лет сражался за интересы византийской империи на всех ее обширных рубежах.

Владимир вернулся в Киев не только с женой и войском, но и с новым митрополитом Киевским, назначенным византийским патриархом Сисиннием II. В 988 г. христианство было принято всей верхушкой русского общества. С самого начала христианство на Руси становится элементом династического самосознания. Из двадцати первых русских святых, просиявших на протяжении X-XI вв., десять были князьями. В XI в. князь Ярослав Мудрый эксгумировал тела своих предков князей Ярополка и Олега и перенес их прах в Десятинную церковь. Если Константина Великого называли тринадцатым апостолом, то Владимира I — апостолом среди князей.

Принятие православия открыло широкий доступ на Русь византийской культуре. С созданием Церкви на Руси появляются богослужебные книги, которые вначале была написаны на греческом языке. И здесь большую роль сыграла Болгария с ее установившейся столетней христианской традицией и христианской письменностью. Письменность, созданная Кириллом и Мефодием, попадает на Русь из Болгарии. Из Византии на Русь ввозились богослужебные книги, предметы культа.

Влияние византийской культуры на культуру Киевской Руси сказалось и в зодчестве. В подражание собору Св. Софии в Константинополе киевские князья стали строить на территории Руси многочисленные Софийские соборы. Первые из них были построены в Киеве и Новгороде, а последний — в Вологде, во время правления Ивана Грозного (XVI в.).

Русь переняла у Византии искусство мозаики и фрески. В начале XI в. на Афоне был основан русский монастырь, ставший центром русско-византийских духовно-религиозных связей и сыгравший заметную роль в дипломатии двух стран.

Последний поход на Византию был совершен в 1043 г. сыном великого киевского князя Ярослава Мудрого, новгородским князем Владимиром. Целью этого похода являлось сохранение торговых привилегий русских купцов на территории Византийской империи. Но этот поход оказался неудачным, флот князя Владимира был сожжен «греческим огнем», и отношения Византии и Руси на какое-то время прервались.

Но уже в 1047 г. Русь помогает Византийскому императору Константину Мономаху (1042-1055) избавиться от очередного узурпатора и претендента на византийский престол. Русь помогла Константину Мономаху сохранить престол, и в знак благодарности и дальнейшего укрепления русско-византийских отношений, русско-византийского военно-политического союза Константин Мономах выдает свою дочь замуж за другого сына Ярослава Мудрого, князя Всеволода. От этого брака родился будущий великий киевский князь Владимир II, прозванный Владимиром Мономахом в честь своего византийского деда-императора.

Культурные, торговые, военно-политические связи Византии и Руси сохраняли вплоть до конца XI в. самый живой характер, несмотря на многочисленные военные препятствия (войны с печенегами, арабами, Хазарским каганатом) и сложности в самой дипломатии Руси и Византии.

Русско-византийские отношения IX-XV вв. — В.В. Карева. «История Средних веков». М.: ПСТБИ. 1999

Русско-византийская война 1043 года

Византия: Пропонтида и Фракия

Победа Византии

Противники

Византийская империя

Древнерусское государство

Командующие

Константин IX Мономах

Владимир Ярославич

Военачальники:

Катакалон Кекавмен

Василий Феодорокан

Иоанн Творимирович

Силы сторон

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Русско-византийская война 1043 года — неудачный морской поход в 1043 году русских войск под началом сына киевского князя Ярослава, Владимира Ярославича, на Константинополь.

Русский флот был разгромлен, до 6 тысяч воинов были уничтожены или попали в плен. Однако к 1046 был заключён мир, скреплённый браком князя Всеволода Ярославича, сына киевского великого князя, и дочери византийского императора Константина Мономаха.

Предыстория

После взятия князем Владимиром Херсонеса в 989 году, его брака с византийской царевной Анной иКрещения Руси Русь стала союзником Византии. На службе императоров постоянно находился русский корпус, самый многочисленный среди других воинских контингентов из чужеземцев. Не позже 1016 года возник русский монастырь на Афоне. В том же году византийцы совместно с братом Владимира Сфенгом подавляют восстание стратига Херсонеса Георгия Цула в Крыму.

Напряжённость в отношении между двумя государствами начинает проявляться после воцарения в июне1042 императора Константина Мономаха. Начало правления Константина отмечено мятежом войск под началом Георгия Маниака в Италии, известно, что под его началом сражались и русско-варяжские отряды. По версии академика Г.Г. Литаврина Константин распускает военные отряды, пользовавшиеся особым расположением прежнего императора Михаила V, возможно пытается расформировать варяжско-русский корпус. Проявлением этого стало желание известного викинга Харальда Сурового, представителя норвежской правящей династии, вернуться на родину. Однако Константин не только отказывает, но согласно сагам бросает Харальда в тюрьму. Тому удаётся бежать на родину через Русь, где княжил дружественный ему Ярослав.

Возможно с этими же событиями связано разорение пристани и складов русского монастыря на Афоне.

Поводом к войне, по сообщению Скилицы, стало убийство на рынке Константинополя знатного русского купца («знатного скифа »). Император Константин послал послов с извинениями, но их не приняли.

Михаил Пселл утверждает, что русы готовились к войне с Византией ещё при прежних императорах, но решили пойти в поход при воцарении Михаила V из-за извечной «злобы и ненависти к Ромейской державе ». Однако Михаил правил всего 4 месяца, его сменил Константин:

Ход военных действий

Ярослав I Мудрый послал в поход на ладьях войско под началом своего старшего сына Владимира, княжившего в Новгороде. Воеводами к нему приставил Вышату и Ивана Творимирича.

Скилица оценивает русское войско в 100 тыс. воинов, однако другой византийский историк XI века,Михаил Атталиат, указал численность русского флота в 400 кораблей.

Константин узнал о предстоящем походе уже весной 1043 и принял меры: выслал из Константинополя русских наёмников и купцов, а стратигу фемы Паристрион Катакалону Кекавмену поручил охранять западные берега Чёрного моря. В июне 1043 года флот князя Владимира прошёл Босфор и стал в одной из бухт Пропонтиды, недалеко от Константинополя. По свидетельству Пселла русские вступили в переговоры, запросив по 1000 монет на корабль. По словам Скилицы император Константин Мономах первым начал переговоры, которые ни к чему не привели, так как русские запросили по 3 литры (почти 1 кг) золота на воина.

Сражение у маяка Искресту

Император собрал в одной гавани все военные корабли, оставшиеся после пожара 1040 года, и грузовые суда, посадив на них воинов и вооружив камнемётами и «греческим огнём». Русский флот выстроился в линию напротив греческого, большую часть дня стороны бездействовали. Император наблюдал за ходом действий с высокого холма с берега. По его команде бой начал Василий Феодорокан с 3 триерами (с 2 по словам Пселла, лично наблюдавшего ход сражения). Русские ладьи окружили большие корабли византийцев: воины пытались продырявить корпуса триер копьями, греки метали в них копья и камни.

Радзивиловская летопись лист 187. Русско-византийская война 1043 года: «Вышату же схватили вместе с выброшенными на берег, и привели в Царьград, и ослепили много русских. Спустя три года, когда установился мир, отпущен был Вышата на Русь к Ярославу. В те времена выдал Ярослав сестру свою за Казимира, и отдал Казимир, вместо свадебного дара, восемьсот русских пленных, захваченных еще Болеславом, когда тот победил Ярослава. В год 6552 (1044). Выкопали из могил двух князей, Ярополка и Олега, сыновей Святослава, и окрестили кости их, и положили их в церкви святой Богородицы, В тот же год умер Брячислав, сын Изяслава, внук Владимира, отец Всеслава, и Всеслав, сын его, сел на столе его»,

Когда византийцы применили «греческий огонь», русские стали спасаться бегством. По словам Скилицы Василий Феодорокан сжег семь русских судов и три потопил вместе с командой. Из гавани выступил основной флот византийцев. Ладьи отступили, не принимая боя. В этот момент разразилась буря, последствия которой описал Михаил Пселл:

С бури начинает рассказ о неудачном походе «Повесть временных лет», умалчивая о произошедшем морском сражении. Восточный ветер выкинул на берег до 6 тысяч воинов, потерпел крушение и княжеский корабль. Князя Владимира принял к себе воевода Иван Творимирич, они с дружиной решили пробиваться домой морским путём. Воевода Вышата наоборот, высадился на берег к воинам со словами: «Если буду жив, то с ними, если погибну, то с дружиной »

Император послал в погоню за русскими 24 триеры. В одной из бухт Владимир атаковал преследователей и разбил их, возможно во время береговой стоянки, после чего благополучно вернулся в Киев. Другая часть русов, возвращавшихся на Русь пешком вдоль побережья Чёрного моря, была перехвачена около Варны войсками стратига Катакалона Кекавмена. Воевода Вышата вместе с 800 воинами попал в плен. Почти все пленники были ослеплены.

Заключение мира

Мир был заключён через три года, согласно ПВЛ, то есть в 1046 году. Воевода Вышата был отпущен и вернулся в Киев, ущерб монастырю в Афоне возмещён. Заинтересованность Византии в мире была вызвана новой угрозой её северным границам. С конца 1045 года печенеги стали совершать набеги на болгарские владения империи.

Русь снова становилась союзником Византии, уже в 1047 году русские отряды сражались в составе её армии против мятежника Льва Торника. Более того, вскоре союз был скреплён браком князяВсеволода Ярославича с византийской царевной, которую русские летописи называют дочерью императора Константина Мономаха (см. Мономахиня). Брак значительно повысил престиж державы Рюриковичей: после этого уже не великий князь Ярослав безуспешно пытается сосватать своих дочерей за европейских монархов, а сам принимает брачные посольства.

Версия о продолжении войны в Крыму

Известный историк древнерусского искусства В. Г. Брюсова предположила, что было продолжение кампании в 1044 году, в ходе которой русскими был взят греческий Херсонес (Корсунь), и что именно это и заставило империю пойти на уступки. В пользу своей гипотезы Брюсова приводит следующие аргументы:

  • По сообщению епископа Шалонского Роже, побывавшего в Киеве в 1049, Ярослав рассказал ему, что он лично перенёс мощи св. Климента и Фива из Херсонеса в свою столицу. Мощи могли быть взяты только в качестве военного трофея.

Данное свидетельство противоречит сообщению ПВЛ о захвате этих мощей в Херсонесе князем Владимиром Крестителем в 988. Нахождение мощей Климента в Киеве подтвердил хронист Титмар Мерзебургский, умерший в 1018.

  • В Киеве при Ярославе появляется множество предметов круга памятников искусства Причерноморья. В Новгороде до наших дней сохранилось большое количество «Корсунских древностей»: врата, украшающие вход в Рождественский придел Софийского собора и орнаментованные мотивом процветшего креста (характерен для Херсонесского искусства), иконы Корсунской Богоматери, «Пётр и Павел», «Спас-Мануила». Все они византийского происхождения и относятся в XI веку. В XVI-XVII вв. в Новгороде существовала легенда, что Корсунские древности привезены новгородцами в качестве трофеев из Херсонеса. Софийский собор был заложен в 1045, что связывается с победой в 1044 и для размещения добытых церковных ценностей.

Так называемые «Корсунские врата» изготовлены в Магдебурге в 1153 и предназначались для собора Успения Приснодевы Марии в Плоцке. В.В. Мавродин считает, что ворота были взяты новгородцами в походе 1187 года на шведскую Сигтуну. А. Поппе предположил, что «Предания о корсунских древностях» должны были укрепить позицию новгородских владык в русской церковной иерархии.

  • В Софийской летописи, Новгородской IV и близких к ним рассказ о походе 1043 начинается словами «паки» («снова») или присутствует две одинаковых записи о нём. Брюсова допускает, что «снова» относилось к повторному походу 1044 года, упоминание о котором было убрано переписчиком.
  • По мнению Брюсовой невозможно было заключить в 1046 году мирный договор с Византией и затем династический брак с дочерью Константина Мономаха без решительной военной победы. Отсутствие каких-либо упоминаний в источниках о 2-м походе Брюсова объясняет конфликтом княжеских интересов, будто бы другие князья были не заинтересованы в упоминании победы Владимира Ярославича над греками. Также Брюсова предполагает смешивание в сознании летописцев личности Владимира Ярославича с более известными князьями Владимиром Крестителем, совершившим поход в 989 на Корсунь, и Владимиром Мономахом

Сталкивается уже на рубеже VIII-IX вв. Объединившись с варяжскими дружинами, восточные славяне совершали набеги на византийские владения в Крыму, на южное побережье Чёрного моря, а в 860 г. осадили Константино-поль, как с суши, так и с моря. Это вооружённое противостояние за-вершилось взаимовыгодным мирным соглашением и контрибуцией (военная дань). Между союзами племён восточных славян и импе-рией установились прочные связи по торговому пути «из варяг в греки».

В 907 г. дружины правителя Древнерусского государства Олега совершили хорошо подготовленный поход на Константинополь. Столица империи была осаждена, её окрестности разорены. Импе-рия была вынуждена заключить с молодым восточнославянским го-сударством договор о дружественных отношениях, нормах между-народной торговли и мореплавания.

В 911 г. был заключён второй договор Руси с Византией. Он был во многих отношениях ещё более выгоден Древнерусскому государ-ству. В одной из его статей говорилось об установлении между Визан-тией и Русью военно-политического союза. Русские дружины укре-пили византийскую армию.

По примеру князя Олега в 941 г. князь Игорь, сын Рюрика, осно-вателя династии древнерусских великих князей, привёл огромное войско под Константинополь. Задачей его было побудить империю следовать ранее подписанному договору. Однако на подступах к сто-лице флот Игоря был практически уничтожен «греческим огнём».

В 944 г. князь Игорь совершил более удачный поход. Обе страны восстановили мирные союзные отношения. Примечательно, что православная империя на равных вела дипломатию с «варварами»!

В 957 г. княгиня Ольга, вдова Игоря, отправилась в Константи-нополь. Русская княгиня и её свита были приняты императрицей. Император Константин VII Багрянородный дал в её честь обед. В Константинополе княгиня Ольга приняла православную веру (под именем Елена). Обряд был совершён в главном храме импе-рии — Святой Софии.

К сыну княгини Ольги, великому князю Святославу, который ос-тавался язычником, из Константинополя было направлено посоль-ство с целью подтверждения мирных отношений Руси с Византией. Однако князь Святослав в целях укрепления своей державы предпо-чёл вмешаться в византийско-болгарскую войну. В 971 г. императо-ру Иоанну I Цимисхию удалось остановить продвижение дружины Святослава и возобновить мир с Русью.

Сын Святослава великий князь Владимир неоднократно оказывал военную помощь византийскому императору Василию II. Желая по-родниться с императорским домом (взять в жёны сестру Василия II Анну) и видя, что император стал медлить с династическим браком, русский князь осадил и в 988 г. захватил византийский город на юж-ном берегу Крыма — Корсунь, вынудив императора поспешить со свадьбой. В этом же году он принял христианство по византийско-му образцу, а затем своей великокняжеской волей крестил населе-ние Древнерусского государства . В Киев константинопольским пат-риархом был направлен первый митрополит. Крещение Руси яви-лось большой дипломатической победой Византии. В то же время оно открывало для Древнерусского государства блистательные пер-спективы развития. Материал с сайта

Последний военный поход на Константинополь русские дружи-ны и флот во главе с князем Владимиром Ярославичем, сыном Яро-слава Мудрого, и воеводой Вышатой осуществили в 1043 г. Вызван он был нарушением империей торговых соглашений с Русью.

Около западных берегов Чёрного моря русский флот попал в сильную бурю. Часть кораблей затонули, остальные двинулись обратно. Их пресле-довали греческие суда. Завязалось сражение, в котором греки потерпели поражение. Однако несколько тысяч русских воинов, которые высадились на берег, были разгромлены греческой армией. Взятых в плен воинов осле-пили, им отрубили правые руки, чтобы они никогда не поднимали меч на Ви-зантию.

В 1046 г. Древнерусское государство и Византийская империя за-ключили новый мир. Дочь императора Константина IX была выда-на замуж за князя Всеволода, другого сына Ярослава Мудрого. С это-го времени духовные, культурные и торговые отношения между Ру-сью и Византией не прерывались до гибели империи в 1453 г.

В каком году были последние военные столкновения руси с византией. Походы руси против византии

Тихонов, Вячеслав Анатольевич

Походы Руси на Византийскую империю 9-11 вв.

Литература

1. Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. В 5-и т. — М., 2009.

2. Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. — М., 1956.

3. Памятники русского права. Вып. 1-8[: До 1725 г]. — М., 1952-1961.

4. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. — М., 1968.

5. Петрухин В. Я. Русь в 9-10 вв.: От призвания варягов до выбора веры. — М., 2013.

6. Повесть временных лет. — СПб., 1996.

7. Рыбаков Б. А. Рождение Руси. — М., 2003.

8. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён.

9. Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР с древнейших времён до конца 17 в. — М., 1962.

10. Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. — Л., 1980.

Введение

Только что возникшее в 862 г. государство Русь во главе с князьями Рюриком и его потомками стало проводить активные завоевания и главными направлениями его экспансии стали земли самого развитого и богатого в тот период государства — Византийской империи. Византийские владения располагались южнее территории Руси, по западным и южным берегам Чёрного моря, на правом берегу Дуная. Наиболее удобный путь в Византию на Руси лежал по системе речных путей от балтийских берегов по рекам Волхову и Днепру до устья Днепра, а далее вдоль западного берега Чёрного моря. Дружины варягов из шведов и датчан, составивших дружину русских князей, вместе с ополчениями из разных частей земель восточных славян регулярно по этому речному и морскому пути устраивали набеги на Византию и е столицу Константинополь (Стамбул).

Основная часть

О походах русов на Византию в 9-10 вв. много сообщают византийские авторы — Фотий, Константин Багрянородный, Лев Дьякон, анонимные авторы житий Георгия Амастридского, Стефана Сурожского,а также «Записок готского топарха» (Тихомиров М. Н. Источниковедение истории СССР с древнейших времён до конца 17 в. — М., 1962. — С. 21-24; Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия. В 5-и т. Т. 2. — М., 2009. — С. 129-133, 189-215 (приведены переводы упоминаний походов русов на Византию из «Жития Георгия Амастридского», Фотия, Константина Багрянородного и Льва Дьякона)). Ещё один важный источник об этих походах — русские летописи, в частности «Повесть временных лет» (Повесть временных лет. — СПб., 1996.). По результатам походов Русь заключала с Византией договоры, текст которых приведён в летописях, — первые международные договоры Руси (Памятники русского права. Вып. 1. — М., 1952. — С. 3-72). В историографии дискутируется так называемый норманнский вопрос о роли скандинавов-варягов в сложении Русского государства в этот период (Рыбаков Б. А. Рождение Руси. — М., 2003).

Главные походы на Византию русов пришлись на правление в Киеве Аскольда, великих князей Олега, Игоря, Святослава, Владимира и Ярослава. Киев, как указывает С. М. Соловьёв, был избран сборным местом перед походами на Византию по Днепру и Чёрному морю, потому что в этих местах лежит граница между лесом, населённым славянскими племенами и степью с её воинственными, враждебными Руси кочевниками (Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Кн. 1. Стлб. 115-116). Морские походы Руси на Константинополь фиксируются в 866, 907, 941, 944 и 1043 гг. Кроме этого, долгое время вёл военные действия с византийцами в Болгарии в 960-970-е гг. князь Святослав (Левченко М. В. Очерки по истории русско-византийских отношений. — М., 1956. — С. 33-428). Крещением Руси закончился поход князя Владимира на византийский Херсон в 989 г. (Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. — М., 1968. — С. 74). Походы руси на Византию происходили с периодичностью в тридцать лет, что, скорее всего, обусловлено традиционным сроком договоров о мире (Петрухин В. Я. Русь в 9-10 вв.: От призвания варягов до выбора веры. — М., 2013. — С. 187). В перерывах между этими походами по нарастающей шла интенсивная торговля Руси с Византией.

Только один из первых морской поход Руси на Византию в 907 г. при князе Олеге был успешным. В 866 г. буря сильно потрепала флот русов. «Повесть временных лет» так описывает этот неудачный поход 866 г.: «Иде Аскольд и Дир на греки… Си же внутрь Суду вшедше, много убийство крестьяном створиша, и в двою сот корабль Царьград оступиша…буря веста с ветром и буря вельям вставшем за собе, безбожных руси корабля смяте и к берегу приверже и изби я, яко мало их от таковыя беды избегнути и в свояти возвратишася» (Повесть временных лет. — СПб., 1996. — С. 19).

Впоследствии Византия усилила свой флот на Чёрном море кораблями с «греческим огнём» (огнемётами), и это технологическое преимущество сделало победы русов в 907 г. над Византией последними. Большое значение также для победы Олега в 907 г. имела большая численность его войска, состоявшего не только из варягов, но и из дружин многих восточно-славянских и финно-угорских племён, входившихв его державу (Повесть временных лет. — СПб., 1996. — С. 23-24; Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. — Л., 1980. — С. 188). Осада Херсона князем Владимиром в 987 г., закончившаяся принятием русами христианства, также не может считаться победой русского оружия.

Сохранившиеся тексты договоров Руси с Византией 907, 911, 944 и 971 гг., заключённые по итогам русских походов на Византию, свидетельствуют о вы соком уровне развития права Древней Руси и большом авторитете молодого Древнерусского государства на международной арене в 10 в. (Памятники русского права. Вып. 1. — М., 1952. — С. 3). Большое значение в этих договорах уделяется торговли Руси с богатой Византией. Таким образом, грабительские походы Руси на Византию способствовали расширению товарообмена между этими государствами, а впоследствии привели и к идеологическому подчинению Руси Византии в форме принятия византийской религии — христианства. Спорным является существование отдельного договора 907 г., возможно, в «Повести временных лет» под этим годом описан тот же договор 911 г. (Памятники русского права. Вып. 1. — М., 1952. — С. 5).

Заключение

Завоевательные походы восточно-славянских племён, возглавлявшихся дружинами варягов-скандинавов на Византию в 9-11 вв. имели большое значение для формирования Древнерусского государства. Награбленное в Византии имущество и дань, полученная с Империи способствовала становлению могущества молодого государства, а торговые отношения, завязавшиеся в ходе этих набегов, также способствовали экономическому росту Руси. В результате Древнерусское государство стало быстро византизироваться, многое переняв у византийских греков. Совместные военные морские и сухопутные походы варягов и восточных славян сплачивали отдельные местности Руси в единое целое. Именно интересами военных походов на Византию было обусловлено местоположение столицы Руси в Киеве, на месте пересечения речной дороги из Балтики на Византию с границей славян и степных кочевников.

>> Походы против Византии

Киевские князья часто совершали военные походы против Византии. В 860 г. Аскольд осуществил первый поход на столицу этого могущественного государства — Константинополь (в славянских летописях — Царьград). Этот поход поразил гордых византийцев, смотревших свысока на другие народы. Как известно, вход в константинопольскую гавань закрывался гигантской железной цепью, поэтому она была неприступной для вражеских кораблей.

А город охраняла от врагов многокилометровая укреплённая стена. Аскольд выбрал удачный момент, когда
византийский император со своим войском пошёл на арабов, и рано утром древнерусские корабли вошли в залив Золотой Рог и высадили десант. В летописях упоминается, что цепь почему-то не была натянута.

Золотые ворота Царьграда

Каким способом корабли Олега двигались по суше?
Что помогло Олегу изобрести такой оригинальный способ передвижения кораблей?

Сопоставьте рисунок Г. Якутовича и летописную миниатюру (см. с. 35).

Какие детали домыслил художник?
Почему на его картине корабли Олега похожи на варяжские?

План-схема Константинополя.

Г. Якутович. Иллюстрация к «Повести временных лет»

В записную книжку эрудита
Отважился Олег на военный поход на Царьград в 907 г., т. е. через 25 лет после захва¬та власти в Киеве. Подготовился он к этой военной кампании чрезвычайно серьезно, заранее обдумав всё от начала до конца. Поэтому и произвёл такое паническое впечатление на византийских воинов, которые однажды увидели с высоких городских стен Царьграда диво-дивное: прямо по суше к их городу одна за одной ползли русские ладьи. Как будто сказочные чудовища. Возможно, благодаря именно этой выдумке войско Олега достигло полного успеха: могущественная Византия склонилась перед русами. Как знак победы Олег прибил на ворота Царьграда свой щит.

Подписав с Византией выгодный договор и захватив большую дань, Олег в придачу получил ещё и полный комплект парусов, чтобы заменить на ладьях свои, обтрёпанные в трудном переходе. Варяжские лодки он оснастил парусами из дорогой ткани, а славянские — полотняными. По прибытии домой оказалось, что паруса из дорогой ткани превратились в сплошное отрёпье, а полотняные остались целыми. Они выдержали штормовые ветра, и это дало повод славянам сделать многозначительный вывод: «Будем держаться своего грубого полотна!»

Византийский император Михаил III вынужден был покинуть своё войско, для того чтобы спасти Константинополь.
С больши трудом ему удалось пробраться в окружённый город и организовать там оборону. Семь дней русичи держали Константинополь в осаде, а затем отошли. Хотя первый поход на Кон¬стантинополь был неудачным, он имел большое значение. О Руси впервые заговорили в Европе, а название государства попало в византийские хроники.

Самый большой военный поход на Византию был организован Олегом в 907 г. Нестор Летописец рассказывает, что «пошёл Олег на греков на конях и на кораб¬лях, и было кораблей числом две тысячи. И пришёл к Царьграду, греки же замкну¬ли морскую бухту, а город закрыли. И велел Олег своим воинам изготовить колёса и поставить на них корабли. И с попутным ветром натянули они паруса и пошли со стороны моря к городу». Византийский император вынужден был заключить с Олегом выгодный для Руси мирный договор. Византийцы заплатили большую дань и предоставили особые льготы древнерусским купцам и послам. В частности, греки обязывались на протяжении шести месяцев поставлять купцам продовольствие и обеспечивать их парусами и другим корабельным снаряжением.

В 911 г. в результате второго похода Олега был заключён договор, дополнявший предыдущий. По этому договору был определён порядок выкупа пленных. Русичи получили право служить в императорском войске.
Чтобы обеспечить выгодную торговлю с Константинополем, следующий киевский князь — Игорь — организовал два военных похода против Византии. Однако они не были такими успешными, как предыдущие. По словам летописца, византийский флот, словно молния, сжёг киевские корабли, применив так называемый «греческий огонь». Многие русичи погибли. Таким образом, первый военный поход Игоря в 941 г. на Византию закончился поражением, а второй — в 944 г. — привёл к заключению выгодного для Руси мирного договора. В соответствии с ним киевский князь обязывался не нападать на владения Византии в Крыму и не держать военных гарнизонов в устье Днепра. Киевское государство и Византийская империя договорились предоставлять друг другу в случае необходимости военную помощь. Государства обменялись посольствами, уточнив, что послы будут иметь золотые печати. В договоре определялись условия торговли. Согласно им киевские купцы должны были иметь специальные княжеские грамоты и обязательно предупреждать о прибытии своих кораблей.

Исторические источники
«Повесть временных лет»: Договор Византии и Руси (907 г.)

Когда приходят русские, пусть берут содержание для послов, сколько хотят; а если придут купцы, пусть берут месячное на 6 месяцев: хлеб, вино, мясо, рыбу и плоды…

Когда же русские отправятся домой, пусть берут у царя на дорогу еду, якоря, канаты, паруса и что им нужно..

И пусть входят в город только через одни ворота в сопровождении царского мужа, без оружия, по 50 человек, и торгуют, сколько им нужно, не уплачивая никаких сборов…

1. О каких занятиях древних русичей упоминается в договоре?
2 Перечислите условия договора, указанные в приведённом отрывке.

Благоприятные условия для торговли в Царыраде были выгодны не только купцам, но и княжеско-дружинной верхушке, обогащавшейся за счёт продажи в Византию добытой у подданных дани.

1. Объясните происхождение названия «Русь» на примерах.
2. Что привлекало скандинавов на востоке Европы?
3. В какой последовательности правили Олег, Дир, Игорь, Аскольд?
4. Покажите на карте, откуда пришли в Киев Аскольд и Дир. Чем прославились эти киевские правители?
5. Какие племена присоединил к своим владениям князь Олег? Обозначьте на контурной карте земли, на которых жили эти племена.
6. Установите соответствие между датами и событиями, расскажите о последствиях каждого из событий.

882 г. Убийство князя Игоря во время сбора дани
907 г. Второй поход Олега на Византию
911 г. Коварное убийство Аскольда Вещим Олегом
945 г. Самый большой поход Олега на Византию

7. Объясните, что такое полюдье.
8. Составьте рассказ о времени своего правления от имени: а) Аскольда; б) Олега; в) Игоря.
9. Сравните правление князей Олега и Игоря. Что было характерно для них обоих?
10. Проанализируйте договоры с Византией. Были ли они выгодны для Руси? Ответ обоснуйте.


Свидерский Ю. Ю., Ладыченко Т. В., Романишин Н. Ю. История Украины: Учебник для 7 кл. — К.: Грамота, 2007. 272 с.: ил.
Прислано читателями из интернет -сайта

Содержание урока конспект урока и опорный каркас презентация урока интерактивные технологии акселеративные методы обучения Практика тесты, тестирование онлайн задачи и упражнения домашние задания практикумы и тренинги вопросы для дискуссий в классе Иллюстрации видео- и аудиоматериалы фотографии, картинки графики, таблицы, схемы комиксы, притчи, поговорки, кроссворды, анекдоты, приколы, цитаты Дополнения рефераты шпаргалки фишки для любознательных статьи (МАН) литература основная и дополнительная словарь терминов Совершенствование учебников и уроков исправление ошибок в учебнике замена устаревших знаний новыми Только для учителей календарные планы учебные программы методические рекомендации

Сталкивается уже на рубеже VIII-IX вв. Объединившись с варяжскими дружинами, восточные славяне совершали набеги на византийские владения в Крыму, на южное побережье Чёрного моря, а в 860 г. осадили Константино-поль, как с суши, так и с моря. Это вооружённое противостояние за-вершилось взаимовыгодным мирным соглашением и контрибуцией (военная дань). Между союзами племён восточных славян и импе-рией установились прочные связи по торговому пути «из варяг в греки».

В 907 г. дружины правителя Древнерусского государства Олега совершили хорошо подготовленный поход на Константинополь. Столица империи была осаждена, её окрестности разорены. Импе-рия была вынуждена заключить с молодым восточнославянским го-сударством договор о дружественных отношениях, нормах между-народной торговли и мореплавания.

В 911 г. был заключён второй договор Руси с Византией. Он был во многих отношениях ещё более выгоден Древнерусскому государ-ству. В одной из его статей говорилось об установлении между Визан-тией и Русью военно-политического союза. Русские дружины укре-пили византийскую армию.

По примеру князя Олега в 941 г. князь Игорь, сын Рюрика, осно-вателя династии древнерусских великих князей, привёл огромное войско под Константинополь. Задачей его было побудить империю следовать ранее подписанному договору. Однако на подступах к сто-лице флот Игоря был практически уничтожен «греческим огнём».

В 944 г. князь Игорь совершил более удачный поход. Обе страны восстановили мирные союзные отношения. Примечательно, что православная империя на равных вела дипломатию с «варварами»!

В 957 г. княгиня Ольга, вдова Игоря, отправилась в Константи-нополь. Русская княгиня и её свита были приняты императрицей. Император Константин VII Багрянородный дал в её честь обед. В Константинополе княгиня Ольга приняла православную веру (под именем Елена). Обряд был совершён в главном храме импе-рии — Святой Софии.

К сыну княгини Ольги, великому князю Святославу, который ос-тавался язычником, из Константинополя было направлено посоль-ство с целью подтверждения мирных отношений Руси с Византией. Однако князь Святослав в целях укрепления своей державы предпо-чёл вмешаться в византийско-болгарскую войну. В 971 г. императо-ру Иоанну I Цимисхию удалось остановить продвижение дружины Святослава и возобновить мир с Русью.

Сын Святослава великий князь Владимир неоднократно оказывал военную помощь византийскому императору Василию II. Желая по-родниться с императорским домом (взять в жёны сестру Василия II Анну) и видя, что император стал медлить с династическим браком, русский князь осадил и в 988 г. захватил византийский город на юж-ном берегу Крыма — Корсунь, вынудив императора поспешить со свадьбой. В этом же году он принял христианство по византийско-му образцу, а затем своей великокняжеской волей крестил населе-ние Древнерусского государства . В Киев константинопольским пат-риархом был направлен первый митрополит. Крещение Руси яви-лось большой дипломатической победой Византии. В то же время оно открывало для Древнерусского государства блистательные пер-спективы развития. Материал с сайта

Последний военный поход на Константинополь русские дружи-ны и флот во главе с князем Владимиром Ярославичем, сыном Яро-слава Мудрого, и воеводой Вышатой осуществили в 1043 г. Вызван он был нарушением империей торговых соглашений с Русью.

Около западных берегов Чёрного моря русский флот попал в сильную бурю. Часть кораблей затонули, остальные двинулись обратно. Их пресле-довали греческие суда. Завязалось сражение, в котором греки потерпели поражение. Однако несколько тысяч русских воинов, которые высадились на берег, были разгромлены греческой армией. Взятых в плен воинов осле-пили, им отрубили правые руки, чтобы они никогда не поднимали меч на Ви-зантию.

В 1046 г. Древнерусское государство и Византийская империя за-ключили новый мир. Дочь императора Константина IX была выда-на замуж за князя Всеволода, другого сына Ярослава Мудрого. С это-го времени духовные, культурные и торговые отношения между Ру-сью и Византией не прерывались до гибели империи в 1453 г.

Русско-византийская война 1043 года

Византия: Пропонтида и Фракия

Победа Византии

Противники

Византийская империя

Древнерусское государство

Командующие

Константин IX Мономах

Владимир Ярославич

Военачальники:

Катакалон Кекавмен

Василий Феодорокан

Иоанн Творимирович

Силы сторон

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Неизвестно

Русско-византийская война 1043 года — неудачный морской поход в 1043 году русских войск под началом сына киевского князя Ярослава, Владимира Ярославича, на Константинополь.

Русский флот был разгромлен, до 6 тысяч воинов были уничтожены или попали в плен. Однако к 1046 был заключён мир, скреплённый браком князя Всеволода Ярославича, сына киевского великого князя, и дочери византийского императора Константина Мономаха.

Предыстория

После взятия князем Владимиром Херсонеса в 989 году, его брака с византийской царевной Анной иКрещения Руси Русь стала союзником Византии. На службе императоров постоянно находился русский корпус, самый многочисленный среди других воинских контингентов из чужеземцев. Не позже 1016 года возник русский монастырь на Афоне. В том же году византийцы совместно с братом Владимира Сфенгом подавляют восстание стратига Херсонеса Георгия Цула в Крыму.

Напряжённость в отношении между двумя государствами начинает проявляться после воцарения в июне1042 императора Константина Мономаха. Начало правления Константина отмечено мятежом войск под началом Георгия Маниака в Италии, известно, что под его началом сражались и русско-варяжские отряды. По версии академика Г.Г. Литаврина Константин распускает военные отряды, пользовавшиеся особым расположением прежнего императора Михаила V, возможно пытается расформировать варяжско-русский корпус. Проявлением этого стало желание известного викинга Харальда Сурового, представителя норвежской правящей династии, вернуться на родину. Однако Константин не только отказывает, но согласно сагам бросает Харальда в тюрьму. Тому удаётся бежать на родину через Русь, где княжил дружественный ему Ярослав.

Возможно с этими же событиями связано разорение пристани и складов русского монастыря на Афоне.

Поводом к войне, по сообщению Скилицы, стало убийство на рынке Константинополя знатного русского купца («знатного скифа »). Император Константин послал послов с извинениями, но их не приняли.

Михаил Пселл утверждает, что русы готовились к войне с Византией ещё при прежних императорах, но решили пойти в поход при воцарении Михаила V из-за извечной «злобы и ненависти к Ромейской державе ». Однако Михаил правил всего 4 месяца, его сменил Константин:

Ход военных действий

Ярослав I Мудрый послал в поход на ладьях войско под началом своего старшего сына Владимира, княжившего в Новгороде. Воеводами к нему приставил Вышату и Ивана Творимирича.

Скилица оценивает русское войско в 100 тыс. воинов, однако другой византийский историк XI века,Михаил Атталиат, указал численность русского флота в 400 кораблей.

Константин узнал о предстоящем походе уже весной 1043 и принял меры: выслал из Константинополя русских наёмников и купцов, а стратигу фемы Паристрион Катакалону Кекавмену поручил охранять западные берега Чёрного моря. В июне 1043 года флот князя Владимира прошёл Босфор и стал в одной из бухт Пропонтиды, недалеко от Константинополя. По свидетельству Пселла русские вступили в переговоры, запросив по 1000 монет на корабль. По словам Скилицы император Константин Мономах первым начал переговоры, которые ни к чему не привели, так как русские запросили по 3 литры (почти 1 кг) золота на воина.

Сражение у маяка Искресту

Император собрал в одной гавани все военные корабли, оставшиеся после пожара 1040 года, и грузовые суда, посадив на них воинов и вооружив камнемётами и «греческим огнём». Русский флот выстроился в линию напротив греческого, большую часть дня стороны бездействовали. Император наблюдал за ходом действий с высокого холма с берега. По его команде бой начал Василий Феодорокан с 3 триерами (с 2 по словам Пселла, лично наблюдавшего ход сражения). Русские ладьи окружили большие корабли византийцев: воины пытались продырявить корпуса триер копьями, греки метали в них копья и камни.

Радзивиловская летопись лист 187. Русско-византийская война 1043 года: «Вышату же схватили вместе с выброшенными на берег, и привели в Царьград, и ослепили много русских. Спустя три года, когда установился мир, отпущен был Вышата на Русь к Ярославу. В те времена выдал Ярослав сестру свою за Казимира, и отдал Казимир, вместо свадебного дара, восемьсот русских пленных, захваченных еще Болеславом, когда тот победил Ярослава. В год 6552 (1044). Выкопали из могил двух князей, Ярополка и Олега, сыновей Святослава, и окрестили кости их, и положили их в церкви святой Богородицы, В тот же год умер Брячислав, сын Изяслава, внук Владимира, отец Всеслава, и Всеслав, сын его, сел на столе его»,

Когда византийцы применили «греческий огонь», русские стали спасаться бегством. По словам Скилицы Василий Феодорокан сжег семь русских судов и три потопил вместе с командой. Из гавани выступил основной флот византийцев. Ладьи отступили, не принимая боя. В этот момент разразилась буря, последствия которой описал Михаил Пселл:

С бури начинает рассказ о неудачном походе «Повесть временных лет», умалчивая о произошедшем морском сражении. Восточный ветер выкинул на берег до 6 тысяч воинов, потерпел крушение и княжеский корабль. Князя Владимира принял к себе воевода Иван Творимирич, они с дружиной решили пробиваться домой морским путём. Воевода Вышата наоборот, высадился на берег к воинам со словами: «Если буду жив, то с ними, если погибну, то с дружиной »

Император послал в погоню за русскими 24 триеры. В одной из бухт Владимир атаковал преследователей и разбил их, возможно во время береговой стоянки, после чего благополучно вернулся в Киев. Другая часть русов, возвращавшихся на Русь пешком вдоль побережья Чёрного моря, была перехвачена около Варны войсками стратига Катакалона Кекавмена. Воевода Вышата вместе с 800 воинами попал в плен. Почти все пленники были ослеплены.

Заключение мира

Мир был заключён через три года, согласно ПВЛ, то есть в 1046 году. Воевода Вышата был отпущен и вернулся в Киев, ущерб монастырю в Афоне возмещён. Заинтересованность Византии в мире была вызвана новой угрозой её северным границам. С конца 1045 года печенеги стали совершать набеги на болгарские владения империи.

Русь снова становилась союзником Византии, уже в 1047 году русские отряды сражались в составе её армии против мятежника Льва Торника. Более того, вскоре союз был скреплён браком князяВсеволода Ярославича с византийской царевной, которую русские летописи называют дочерью императора Константина Мономаха (см. Мономахиня). Брак значительно повысил престиж державы Рюриковичей: после этого уже не великий князь Ярослав безуспешно пытается сосватать своих дочерей за европейских монархов, а сам принимает брачные посольства.

Версия о продолжении войны в Крыму

Известный историк древнерусского искусства В. Г. Брюсова предположила, что было продолжение кампании в 1044 году, в ходе которой русскими был взят греческий Херсонес (Корсунь), и что именно это и заставило империю пойти на уступки. В пользу своей гипотезы Брюсова приводит следующие аргументы:

  • По сообщению епископа Шалонского Роже, побывавшего в Киеве в 1049, Ярослав рассказал ему, что он лично перенёс мощи св. Климента и Фива из Херсонеса в свою столицу. Мощи могли быть взяты только в качестве военного трофея.

Данное свидетельство противоречит сообщению ПВЛ о захвате этих мощей в Херсонесе князем Владимиром Крестителем в 988. Нахождение мощей Климента в Киеве подтвердил хронист Титмар Мерзебургский, умерший в 1018.

  • В Киеве при Ярославе появляется множество предметов круга памятников искусства Причерноморья. В Новгороде до наших дней сохранилось большое количество «Корсунских древностей»: врата, украшающие вход в Рождественский придел Софийского собора и орнаментованные мотивом процветшего креста (характерен для Херсонесского искусства), иконы Корсунской Богоматери, «Пётр и Павел», «Спас-Мануила». Все они византийского происхождения и относятся в XI веку. В XVI-XVII вв. в Новгороде существовала легенда, что Корсунские древности привезены новгородцами в качестве трофеев из Херсонеса. Софийский собор был заложен в 1045, что связывается с победой в 1044 и для размещения добытых церковных ценностей.

Так называемые «Корсунские врата» изготовлены в Магдебурге в 1153 и предназначались для собора Успения Приснодевы Марии в Плоцке. В.В. Мавродин считает, что ворота были взяты новгородцами в походе 1187 года на шведскую Сигтуну. А. Поппе предположил, что «Предания о корсунских древностях» должны были укрепить позицию новгородских владык в русской церковной иерархии.

  • В Софийской летописи, Новгородской IV и близких к ним рассказ о походе 1043 начинается словами «паки» («снова») или присутствует две одинаковых записи о нём. Брюсова допускает, что «снова» относилось к повторному походу 1044 года, упоминание о котором было убрано переписчиком.
  • По мнению Брюсовой невозможно было заключить в 1046 году мирный договор с Византией и затем династический брак с дочерью Константина Мономаха без решительной военной победы. Отсутствие каких-либо упоминаний в источниках о 2-м походе Брюсова объясняет конфликтом княжеских интересов, будто бы другие князья были не заинтересованы в упоминании победы Владимира Ярославича над греками. Также Брюсова предполагает смешивание в сознании летописцев личности Владимира Ярославича с более известными князьями Владимиром Крестителем, совершившим поход в 989 на Корсунь, и Владимиром Мономахом

Ю.Лазарев. Где твоя голова ляжет, там и нам пасть

Первое упоминание о вторжении славян в византийские владения относится к 493 (или 495) году. Тогда они перешли Истр (Дунай) и опустошили Фракию. В 517 году славяне в своем походе на юг зашли намного дальше и проникли в Македонию, Эпир и Фессалию. Известно, что их войско появлялось в Фермопильском проходе.

В 527 году на Византийскую империю обрушились антские племена. Тогда византийским войскам с трудом удалось отразить их нашествие. При императоре Юстиниане для защиты северных границ государства на Истре было построено 80 укреплений. Однако эти меры оказались бесплодными, что подтвердили последующие походы славян на Византию.

А.Клименко. Предводитель Антов

Впервые славянское войско подступило к Константинополю в 540 году. Город нападавшие взять не смогли, но выжгли все его предместья и опустошили окрестности. В 548 году в империю вторглось войско склавинов, которое успешно переправилось через Истр и прошло весь Иллирик до Диррахия.

Византийские хронисты того времени оставили довольно подробные описания славянских воинов и тактику ведения ими боевых действий. Говорилось, что они были вооружены преимущественно копьями, луками и стрелами, а из защитного вооружения имели только щиты. Они стремились нападать на врага внезапно, искусно устраивая засады в лесах и горной местности.

Большой поход славян на Византийскую империю состоялся в 550—551 годах. Тогда отряды славянских воинов взяли ряд городов в Македонии, действовали во Фракии и штурмом заняли приморский город-крепость Топер.

Особенно участилось вторжения славянских племен в балканскую часть Византийской империи в конце VI столетия. В 577 году огромное славянское войско, оцениваемое современниками до 100 тысяч человек, перешло Истр и разорило Фракию, Македонию и Фессалию.

Из византийских источников известно, что славяне большими силами вторгались в пределы империи в 581, 585 и 586—587 годах. Они неоднократно, например, осаждали такой большой приморский город как Фессалоника (Солунь). В 589 году славяне в ходе своего вторжения на Балканы достигли Пелопоннеса.

Однако Византийская империя не только защищалась от соседей-славян, но и сама нападала на их земли. В 590-х годах императорская армия под командованием полководца Маврикия При-ска форсировала Истр возле города Дристра (Доростола) и опустошила владения славянских князей Ардагаста и Мусокия. Византийцы воевали на левобережье долго и только с наступлением зимы перебрались обратно через Истр.

В 597 году византийская армия повторила свое вторжение в славянские земли на противоположном берегу Истра. На сей раз поход внезапностью не отличался, а славяне защищались мужественно и умело. Передовой отряд византийцев в тысячу воинов, первым оказавшийся на левом берегу Истра, оказался истребленным. Однако генеральное сражение славяне проиграли, а их вождь Пирагаст погиб на поле брани. Однако продвижение в глубь славянских земель оказалось связанным с большими потерями, и византийцы сочли за благо прекратить поход.

В том же году, когда армия императора воевала в славянских землях за Истром, их противник неожиданно появился перед Фессалоникой и осадил город. Известно, что в ходе шестидневной осады славяне применили тараны и камнеметные машины. Город взять они не смогли и были вынуждены отступить от него.

В 600 году союзное войско авар и славян подступило к Константинополю. Но начавшаяся эпидемия чумы вынудила их подписать мир с Византией. На том совместный поход и закончился. Особенно опасными стали восточные славяне для Византийской империи, когда у них стало развиваться мореходство. На своих легких ладьях-однодеревках они успешно совершали плавания на Понте Эвксинском (Черном море), в Пропинтиде (Мраморном море), Эгейском, Ионическом и Внутреннем (Средиземном) морях. Там славянские лодейные флотилии нападали на приморские города и захватывали торговые суда византийцев, да и не только их.

Фессалонику славяне вновь осадили в 610 году. Пешая рать подступила с суши, а лодейный флот блокировал залив Келларию. После безуспешной трехдневной осады славяне ушли от города.

Славянские лодейные флотилии не раз действовали на просторах Средиземноморья. Так, в 623 году славяне совершили морской поход на остров Кипр и взяли там богатую добычу, а в 642 году напали на побережье Южной Италии и, вероятнее всего, на ряд островов греческого Архипелага.

Но первый крупный поход собственно славяно-руссов на Византию начался в 907 году. Возглавил его князь Олег.

И.Глазунов. Князь Олег и Игорь

К тому времени у наших предков уже сложилась четкая военная организация, просуществовавшая потом несколько столетий. Основой древнерусского войска являлись княжеские дружины – «старшая», состоявшая из наиболее опытных воинов, и «молодшая», состоявшая из «Отроков». На войну ходили также боярское ополчение и ополчение «воев», то есть – крестьянское войско, составлявшее пешую рать.

Для морских походов строились большие «набойные» лодьи, которые ходили на веслах и под парусами. На таких лодьях могло разместиться 40-60 человек с оружием и боеприпасами.

В начавшийся в 907 году поход на Царьград войско двинулось на 2 тысячах лодей, то есть, рать князя Олега насчитывала 80-120 тысяч человек. Флотилия спустилась вниз по Днепру и двинулась к Константинополю вдоль берега Черного моря. Конница шла на виду у флотилии берегом. Когда русы подошли к Царьграду. Пешая рать вытащила лодьи на сушу. Под стенами столицы Византии произошло первое столкновение, после которого византийцы укрылись за стенами города. Русы же начали опустошать окрестности города. Осада города грозила затянуться, и князь Олег решил устрашить греков – он поставил ладьи на катки, поднял паруса и при попутном ветре двинулся к стенам города. Вышедшая навстречу византийская рать была разгромлена, греки вынуждены были начать переговоры.

Князь Олег в ходе переговоров потребовал от Византии выплатить ему по 12 гривен на каждого человека. Византийцы согласились; кроме того, они согласились также и на предоставления ряда льгот русским купцам: беспошлинной торговли в течение 6 месяцев пребывания в Царьграде, бесплатное получение продовольствие и мытье в греческих банях. Лишь после заключения этого договора русская рать отошла от города.

А.Клименко. Триумф князя Олега

Второй крупный поход на Византию руссы предприняли летом 941 года, когда огромное русское войско, ведомое князем Игорем морем и сушей двинулось на Константинополь. Руссы учинили разгром пригородов и двинулись к столице, но на подступах к ней были встречены флотом противника, вооружённым «греческим огнём». Под стенами Константинополя весь день и вечер шёл бой. Греки направляли через специальные медные трубки на русские корабли горящую смесь. Это «страшное чудо», как сообщает летопись, поразило русских воинов. Пламя металось по воде, в непроглядной темени горели русские ладьи. Поражение было полным. Но значительная часть войска уцелела. Руссы продолжали поход, двинулись вдоль побережья Малой Азии. Было захвачено много городов, монастырей, взято в плен изрядное количество греков.

К.Васильев. Князь Игорь

Но Византия успела и здесь мобилизовать силы. Произошли ожесточённые сражения на суше и на море. В сухопутной битве греки сумели окружить руссов и, несмотря на яростное сопротивление, одолели их. Потерпел поражение уже потрёпанный русский флот. Несколько месяцев продолжалась эта война, и лишь осенью русское войско возвратилось на родину.

В 944 г. Игорь собрал новую рать и вновь выступил в поход. В это же время союзники Руси венгры совершили рейд по византийской территории, и подошли к стенам Константинополя. Греки не стали искушать судьбу и выслали на встречу Игорю посольство с просьбой о мире. Новый мирный договор был заключён в 944 г. Между странами восстанавливались мирные отношения. Византия по-прежнему обязалась выплачивать Руси ежегодную денежную дань и предоставить военную контрибуцию. Были подтверждены многие статьи договора 911 г. Но появились и новые, соответствовавшие отношениям Руси и Византии, уже в середине X в., одинаково выгодные обеим странам. Право беспошлинной русской торговли в Византии было отменено.

Византийцы признали владение Русью рядом новых территорий в устье Днепра, на Таманском полуострове. Был усовершенствован и русско-византийский военный союз: на этот раз он был направлен против Хазарии, что было выгодно Руси, стремящейся освободить от хазарской блокады свои пути на Восток. Русские военные отряды, как и прежде, должны были приходить на помощь Византии.

Ю.Лазарев. Послы Русов

Утверждение договора происходило сначала в Константинополе. Там русское посольство привело к присяге на тексте договора императора Романа I Лакапина, здесь же русские язычники, обращаясь к Перуну, клялись на оружии быть верными договору. Христианская часть руссов дала такую же клятву в храме святой Софии. Затем византийское посольство явилось в Киев.

Ранним утром к холму, на котором возвышалась статуя Перуна, двинулась процессия. Её возглавлял сам киевский князь. Следом шли его бояре, дружинники. Сюда же явились и члены византийского посольства. Игорь и его люди сложили к стопам Перуна своё оружие, щиты, золото и в присутствии греческих послов торжественно поклялись в верности договору.

После церемонии на холме Перуна часть собравшихся двинулась в церковь святого Ильи, и там византийское посольство приняло клятву русских христиан из ближайших сподвижников Игоря на верность договору.

Воевал против Византии и сын князя Игоря – Святослав. Первый его поход на Балканы, предпринятый в 967 г., окончился успешным выполнением военно-политического плана Святослава — Болгария прекратила сопротивление.

Святослав продолжал политику Своих предшественников, стремясь увеличить территорию древнерусского государства, защитить его границы, обезопасить волжский торговый путь и взять в свои руки весь великий торговый путь “из варяг в греки”. Вследствие этого Святослав устремился на Балканы, желая завоевать Царьград и перенести политический центр древнерусского государства на Дунай. Он сказал своей матери и боярам: “Не любо мне в Киеве, хочу жить на Дунае, в Переяславце. Тот городок — середина моей земли. Туда сходится все добро: от греков золото, вина, овощи; от чехов и венгров — серебро и кони; из Руси — меха, воск, мед, челядь”. В 967 году в царствование греческого императора Никифора II Фоки из Царьграда в Киев явился посол и просил Святослава от имени своего государя пойти войной на болгар. Греки никак не могли осилить болгар из-за того, что те жили в гористых местах. Греки привезли с собой богатые дары и сулили еще больше за захват Болгарии. Князь согласился и стал собирать войско. На его клич отозвались славный воевода Свенельд, богатыри Сфенкел, Икмор и другие. Святослав предпринял два похода в Болгарию — в 968 и в 969 годах. Овладев столицей Болгарии Преславой и пленив царя Бориса, Святослав послал сказать грекам: “Хочу на вас идти, взять ваш город”. Вслед за этим русы стали готовиться к походу на Царьград. Они усилили свое войско болгарами, которые были недовольны господством Византии, наняли отряды печенегов и венгров. В это время на царский престол в Византии вступил Иоанн I Цимисхий, искусный военачальник и отважный воин. В 970 году под Адрианополем произошло сражение, в результате которого греки потерпели поражение, принесли дары Святославу и пообещали мир. В это время к Святославу прибыло из Киева небольшое подкрепление. Не имея достаточных сил и полагаясь на договор с Цимисхием, Святослав не занял горные проходы чрез Балканы и оставил открытым устье Дуная. Это была его крупная стратегическая ошибка. Кроме того, рать русов оказалась разделенной на две части: главные силы находились в Доростоле, отряд под командованием Сфенкела был расположен в Преславе.

Этим воспользовался Цимисхий. Он собрал 300 судов, вооруженных “греческим огнем”, и в 971 году двинул флот к устью Дуная, чтобы запереть русам обратный путь на родину. Сам император выступил в поход с сильным передовым 2-тысячным отрядом “бессмертных” (отлично вооруженной личной гвардией), 13-тысячной конницей и 15-тысячной пехотой и. без труда преодолел Балканы. За ним следовали остальные силы и большой обоз с осадными и огнеметными машинами и продовольствием. В Болгарии византийские лазутчики распространили слух, что Цимисхий идет не покорять болгарский народ, а освобождать его от русов, и русы вскоре лишились поддержки со стороны болгар.

13 апреля 971 года Цимисхий начал бой на подступах Преславы. В результате этого боя византийцы захватили Преслав, и только немногим русам во главе со Сфенкелом удалось прорваться и уйти в Доростол.

17 апреля Цимисхий двинулся к Доростолу, заняв по пути ряд болгарских городов. 23 апреля византийское войско, значительно превосходившее рать русов, подошло к Доростолу. Передовой отряд византийской пехоты осматривал окрестные леса и овраги в поисках засады.

Первый бой под Доростолом произошел уже 23 апреля 971 года. Русы напали из засады на передовой отряд византийцев. Они уничтожили этот отряд, но и сами погибли. Когда Цимисхий подошел к городу, русы ожидали врага на ближних подступах к Доростолу, “сомкнув щиты и копья, наподобие стены”. Греки перестроились в боевой порядок: посередине стала пехота, на флангах — конница в железных латах; спереди, прикрывая фронт, — легкая пехота: стрелки из лука и пращники — они непрерывно пускали стрелы, метали камни. Бой был упорный, русы отразили 12 атак. Победа колебалась: ни та ни другая сторона не брала верх. К вечеру Цимисхий сам повел всю свою конницу против утомленного противника. Под ударами многочисленной конницы византийцев пехота русов отступила и укрылась за городскими стенами Доростола.

24 апреля византийское войско строило укрепленный лагерь под Доростолом. Цимисхий выбрал небольшую возвышенность, на которой были установлены шатры, вокруг выкопан глубокий ров и насыпан земляной вал. Цимисхий приказал воткнуть в землю копья и на них повесить щиты. 25 апреля византийский флот подошел к Доростолу и блокировал город со стороны Дуная. Святослав приказал вытащить свои ладьи на берег, чтобы их не сжег враг. Русы оказались в окружении. В тот же день Цимисхий подступил к городу, но русы не вышли в поле, а только бросали камни и метали стрелы в противника со стен города и из башен. Византийцам пришлось возвратиться в свой лагерь.

А.Клименко. Сеча

Второй бой под Доростолом произошел 26 апреля. Войско русов вышло в поле и выстроилось в пешем строю в своих кольчужных бронях и шлемах, сомкнув длинные, до самых ног, шиты и выставив копья. После атаки византийцев завязался упорный бой, который шел долгое время без перевеса. В этом бою пал храбрый воевода Сфенкел. Утром 27 апреля бой возобновился. К полудню Цимисхий направил отряд в тыл дружины Святослава. Опасаясь оказаться отрезанными от города, русы отступили за крепостные стены. После того, как прибыли суда и загородили выход в море, Святослав принял решение сесть в крепкую осаду. В ночь на 29 апреля вокруг Доростола был вырыт глубокий ров, чтобы осаждающие не могли близко подойти к крепостной стене и установить осадные машины. У русов не было съестных припасов, и в темную ночь на 29 апреля они на ладьях провели первую большую вылазку за продовольствием. Русы успели обшарить все окрестные места и с большими запасами продовольствия возвращались домой. В это время они заметили на берегу греческий обозный стан: люди поили лошадей и рубили дрова. В одну минуту русы причалили, обошли их лесом, разгромили и с богатой добычей вернулись в город. Цимисхий, пораженный дерзостью русов, приказал усилить бдительность и не выпускать русов из города. С суши он приказал перекопать все дороги и тропинки и выставить на них стражу.

Осада продолжалась. В это время стенобитными и метательными машинами греки разрушали городские стены и убивали их защитников. В один из дней после обеда, когда бдительность врага была ослаблена, Святослав совершил вторую вылазку. В этот раз русы подожгли осадные сооружения и убили начальника осадных машин. Этот успех воодушевил их.

Третий бой состоялся 20 июля. Воины Святослава вышли из города и построились для боя. Первые атаки византийцев были отражены, но после потери русами одного из крупных военачальников они “закинули щиты за спины” и начали отступать. Византийцы нашли между убитыми русами женщин, которые в мужском снаряжении сражались так же храбро, как и мужчины.

На другой день Святослав собрал военный совет и стал думать с дружиной, как им быть и что делать дальше? Одни предлагали спасаться бегством втемную ночь, другие советовали начать мирные переговоры. Тогда Святослав, тяжко вздохнув, отвечал так: “Деды и отцы завещали нам храбрые дела! Станем крепко. Нет у нас обычая спасать себя постыдным бегством. Или останемся живы и победим, или умрем со славой! Мертвые сраму не имут, а убежав от битвы, как покажемся людям на глаза?!” Выслушав своего князя, дружина решила сражаться.

Четвертый, последний бой был дан 22 июля. Рать русов вышла в поле, и Святослав приказал запереть городские ворота, чтобы никто не мог думать о спасении за крепостными стенами. Войско Цимисхия также вышло из лагеря и построилось для боя.

На первом этапе боя русы атаковали византийские войска. Около полудня греки начали отступать. Цимисхий со свежим отрядом всадников задержал наступление русов и приказал уставшим бойцам освежиться водою и вином. Однако контратака византийцев не имела успеха: русы сражались стойко.

Византийцы не могли использовать свое численное превосходство, так как руссы не удалялись далеко от города. Вследствие этого Цимисхий решил применить хитрость. Он разделил свое войско на два отряда. Одному отряду под командованием патрикия Романа и столоначальника Петра было приказано вступить в бой, а затем отступить, чтобы заманить противника на открытую равнину. В это время другой отряд под командованием Варды Склира должен был зайти с тыла и преградить врагу путь отступления в Доростол. Этот план Цимисхия был удачно осуществлен: византийцы стали отступать, а русы, увлеченные успехом, начали их преследовать и удалились от города. Однако бой носил упорный характер, и победа долго склонялась то в одну то в другую сторону. Отряд Варды атаковал с тыла обессилевших русов, и начавшаяся в это время буря понесла тучи песка в глаза войску Святослава и помогла византийцам. Расстроенные натиском спереди, теснимые сзади, среди вихря и ливня, русы храбро сражались и с трудом пробились к стенам Доростола. Так закончился последний бой под Доростолом.

На следующий день Святослав предложил Цимисхию начать мирные переговоры. Несмотря на то, что византийцы имели численное и техническое превосходство, они не смогли разбить своего противника в полевом бою и штурмом взять Доростол. Войско русов стойко выдержало трехмесячную осаду. Враг вынужден был согласиться на условия, предложенные Святославом. После заключения мира Святослав обязался не воевать с Византией, а Цимисхий должен был беспрепятственно пропустить ладьи русов и выдать им по две меры хлеба на дорогу. Обе стороны скрепили свои обязательства клятвами.

После заключения мира состоялось свидание Святослава с Цимисхием. Они встретились на берегу Дуная, после чего рать русов двинулась к Понту. Коварные византийцы предупредили печенегов о том, что русы идут малой дружиной и с богатой добычей. Печенеги ждали войско Святослава у днепровских порогов, самого опасного места на всем пути. “Не ходи, князь, — говорил старый воевода Свенельд, — не ходи к порогам: там стоят печенеги…” Князь не послушался. Он пошел к порогам и, увидев печенегов, опять спустился назад. После тяжелой зимовки на Белобережье дружина пошла вновь. В жестоком бою с печенегами пал Святослав и почти вся его дружина. В Киев вернулся только один воевода Свенельд с небольшим войском. Печенежский князь Куря сделал из черепа Святослава чашу-братину и пил из нее в память победы над русским князем.

Святослав предпринял поход на Византию с целью утвердиться на Дунае, что имело в то время для государства русов важное политическое, экономическое и военное значение. Внешняя политика Святослава была направлена на расширение Древнерусского государства, на усиление его могущества и обеспечение безопасности. Русский князь настойчиво стремился овладеть бассейном Дуная, чтобы надежно обеспечить путь “из варяг в греки”. Занимая Балканы, русы создавали плацдарм для удара по Византии с суши. Кроме того, попытка Святослава удержаться в Переяславце на Дунае показывает стремление перенести политический центр Древнерусского государства ближе к богатым странам юга и объединить все славянские племена.

Слово о походе князя Олега и о русофобах

АНТИРЕВИЗИОНИЗМ

[Recent Entries][Archive][Friends][Profile]

[Все сообщения]
08:04 pm
[yarobor_lj]

[Link]

Слово о походе князя Олега и о русофобах
Услышал я недавно интересный русофобский миф: оказывается, Вещий Олег был вассалом хазарского каганата. Обычный русофобский миф из тех, что приписывают русским каяться перед иноземцами за свои победы. Таких очень много сочиняют по всем периодам нашей истории, особенно по Великой Отечественной. Суть же данного мифа в следующем: во время знаменитого похода Олега на Царьград шёл конфликт Византии с каганатом, и в это же время руссы якобы платили хазарам дань, а значит, находились в зависимом от них положении. Из этого следует, что поход Олега являлся вынужденной военной операцией по приказу хазар. Ссылаются авторы этого мифа на Гумилёва. Впрочем, этот миф очень напоминает другой, не менее русофобский: миф о том, что Дмитрий Донской вышел на Куликово поле биться с Мамаем якобы потому, что тот был «сепаратистом» и не признавал власть чингизидов, которую отстаивал московский князь. Эти мифы надо бы рассмотреть подробнее, чем я и займусь. Второй миф я рассмотрю позднее, хотя наверняка кто-то уже сделал это до меня. А пока

Миф первый

Запомни же ныне ты слово моё:
Воителю слава – отрада;
Победой прославлено имя твоё:
Твой щит на вратах Цареграда;
И волны, и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.
А. С. Пушкин


Миф повествует о походе Вещего Олега на Константинополь как об историческом событии, которым не стоит гордиться. Согласно ему, в то время шёл острый конфликт между Хазарией и Византией, и в это же время руссы якобы платили хазарам дань, а значит, находились в зависимом от них положении. Из этого следует, что поход Олега являлся вынужденной военной операцией по приказу хазар. Поклонники Византии и данного провизантийского мифа ссылаются на труды Гумилёва, который как раз описывает тот конфликт. Странно, все остальные историки говорят о том, что Византия всегда искала расположения каганата и поддерживала дружеские отношения, подкрепляя их материально. Ну да ладно, нас интересуют не византийско-хазарские отношения, а Олег и его походы. Тут, кстати, у сторонников провизантийской занимательной истории есть запасной аргумент: византийские хронисты не упоминают о том, что Олег прибил щит к воротам Царьграда, следовательно, похода, может, и не было вовсе. Рассмотрим сначала первый аргумент.
Возможно, конфликт Византии с Хазарским каганатом и имел место, но на действиях русского князя это отразиться не могло. Если проследить историю княженья Олега, то мы увидим, что для него, как волевого князя, правящего твёрдой рукой, мнение соседей не было руководством к действию. Уже в начале своего правления он прославился тем, что взял Смоленск и Любеч, после чего овладел Киевом (с этим связана знаменитая летописная легенда о том, как Олег выманил Аскольда и Дира из города и приказал их убить) и перенёс туда столицу. Объединение двух важнейших центров восточных славян – Новгорода и Киева – в единое могучее государство не могло не обеспокоить соседей, и прежде всего хазар. Олег вряд ли решился бы на такой шаг, находись он в зависимости от кагана. Следовательно, став регентом при князе Игоре, он получил в своё управление независимую державу, которая за время его правления выросла и окрепла настолько, что народ прозвал его Вещим. Разумеется, перенеся столицу в Киев, Олег озаботился расширением и безопасностью границ. По выражению Карамзина, князь «мыслил ужасать соседей, а не бояться их». Что интересно, после успешного похода на древлян Олег присоединил к русскому государству земли радимичей и северян, плативших дань хазарам. Причём, согласно летописному преданию, Олег говорил побеждённым князьям «я враг им, а не вам», имея в виду хазар. Таким образом, последние лишились множества данников. Каган ни за что не простил бы подобного киевскому князю, если б тот действительно находился в зависимости от хазар. Мы видим, что после всех вышеупомянутых предприятий Олега поход на Константинополь никак не мог быть спровоцирован хазарами. В пользу этого заключения говорит ещё одно обстоятельство, а именно результаты похода. Как известно из договора с Византией, киевский князь добился множества льгот для русских купцов. Касательно русской торговли следует отметить одно обстоятельство, о котором говорит арабский географ в «Книге путей и государств»: «Что же касается до русских купцов, а они – вид славян, то они вывозят бобровый мех и мех чернобурой лисы и мечи из самых отдалённых частей страны славян к Румскому [Чёрному, называвшемуся тогда Русским – прим.] морю, а с них десятину взимает царь Византии, и если они хотят, то они отправляются по Танаису, реке Славян и проезжают проливом столицы Хазар и десятину с них взимает их правитель». Таким образом, закрепив за Русью беспошлинную торговлю, Олег лишил русских купцов смысла идти через Хазарию, а не через Византию, а хазарский каганат – ещё одного источника дохода.
Очевидно, что Русь при Вещем Олеге была могучей независимой державой и дани никому не платила, не говоря уже о том, чтобы предпринимать военные походы по чужому приказу. Откуда же взялось утверждение о том, что русское государство было данником хазарского? Ведь, что интересно, ни один историк не упоминает об уплате тогдашней Русью дани каганату. Ну да ладно, мы предположим, что все историки были так заняты разбором родословной Олега, которого изначально считали не славянином, а норманном, но потом доказали обратное, что совсем забыли о хазарах. Обратимся к летописям. Вот что говорится о дани полян хазарам в «Повести временных лет»: «По сих же летех по смерти братье сея [поляне] быша обидимы древлями и инеми околними, и наидоша я козаре, седящая на горах сих в лесех и реша козари: “платите нам дань”». Интересно продолжение сего летописного предания. Поляне дали в качестве дани с каждой избы по мечу. Когда каган получил эту странную дань и показал её старейшинам, те сказали ему: «не добра эта дань, князь, мы добыли её оружием односторонним, сиречь саблей, а у них оружие обоюдоострое, то есть меч, будут они брать дань с нас и с других стран». Летописец говорит, что так и сбылось, ибо владеют хазарами русские князья и до нынешнего дня. Стало быть, поляне действительно платили дань хазарам, но, как заметил известный русский историк В. О. Ключевский, «ирония, которая звучит в этом сказании, показывает, что хазарское иго было для днепровских славян не особенно тяжело и нестрашно. Напротив, лишив восточных славян внешней независимости, оно доставило им большие экономические выгоды». Однако ни одна летопись не говорит о том, чтобы дань хазарам когда-либо платили новгородцы. Сопоставив все упомянутые факты с молчанием историков, мы поймём, что Вещий Олег, сев править в Киеве, отказался от какой-либо преемственности обязательств и слышать не желал ни о какой дани хазарам. Напротив, он сделал всё возможное, чтобы, по выражению бессмертного поэта, «отмстить неразумным хозарам» за унижение братьев по крови. Позже Светослав Храбрый окончательно завершит славное возмездие.
Однако надо ещё доказать, что знаменитый поход Олега на Царьград вообще имел место быть, ибо византийские хронисты о нём не упоминают. Впрочем, говорить о том, что князь на Константинополь не ходил, невозможно, ибо у нас есть договор Олега с греками, подлинность которого не вызывает сомнений у историков. Этот договор представляет для русской истории огромную ценность: он впервые называет имя киевского князя (о Рюрике нигде, кроме известного сказания о призвании варягов, упоминаний нет), перечёркивая утверждение о том, что Вещий Олег суть личность исключительно легендарная. К тому же договор, как известно, написан на двух языках – русском и греческом, что говорит о наличии у славян письменности задолго до принятия христианства. Но, главное, договор предоставлял Киевской Руси огромные преимущества. Тем не менее, некоторые историки не признают летописного похода Олега, объявляя его легендой. В чём-то они правы: все летописные сказания об Олеге носят легендарный характер, начиная от захвата Киева и заканчивая его смертью от укуса змеи, но это никак не позволяет пренебрегать летописью, ибо практически все её сказания носят легендарный характер, точно также, между прочим, как и византийские хроники (чего стоит хотя бы басня о том, что в бою со Светославом грекам помогал лично святой Феодор Стратилат). Тут стоит упомянуть, что некоторые дореволюционные русские историки-антинорманисты не признают ни мифического Рюрика, ни Олега, который с консервативно-монархической точки зрения выглядел узурпатором, и предлагают первую династию русских царей именовать Игоревичами. Отсюда и согласие с молчанием греческих источников.
Однако молчание византийских хроник было бы странным, если бы относилось только к одному конкретному походу русских, а остальные бы описывались с великой точностью. Но хронисты упоминают только об очень важных событиях и потрясениях, между тем, согласно нашей же летописи, Олег не взял Царьград, а только осадил его. Не стоит забывать, что более поздние византийские источники говорят об этом историческом периоде обобщённо. Вот что пишет в своём знаменитом трактате «Об управлении государством» Константин Багрянородный: «Когда царь Ромейский [т. е. Византийский – прим.] живёт в мире с печенегами, то ни Русь, ни турки не могут совершать враждебных нападений на Ромейскую державу; не могут они и требовать от ромеев чрезвычайно больших денег и вещей в уплату за мир, боясь силы, которую царь при помощи этого народа может противопоставить им в случае их похода на ромеев». Видно, что речь идёт ни о какой-либо конкретной угрозе Византии со стороны руссов, а о целой системе предупреждения нападений со стороны Руси, которые, следовательно, не были редкостью.
Из всех походов Руси на Константинополь византийские хронисты особо выделяют поход 860 года, который, в отличие от похода Олега, не был удачным. Казалось бы, это говорит в пользу мнения о том, что щит над вратами Царьграда – всего лишь легенда. Но дело совсем не в этом. Нападение руссов в 860 году на столицу Византии было первым столкновением греков с «северными варварами», коренным образом изменившим их внешнюю политику. И это – не самая важная причина столь частого упоминания византийских источников об этом походе. Стоит рассмотреть это событие подробней. Вот как его описывает известный русский историк Д. И. Иловайский:
«День склонялся к вечеру, когда в Царьград явились беглецы из селений, расположенных по берегам Фракийского Боспора, и принесли страшную весть: многочисленные корабли варварского народа Рось вошли в Боспор и плывут прямо к столице. Эта неожиданная весть поразила жителей цареградских, которые дотоле беспечно предавались своим занятиям и своим удовольствиям. Вмиг брошены все мелкие заботы и попечения, все забавы и суетные помышления; повсюду распространились ужас и смятение.
Варвары, очевидно, имели верные сведения об отсутствии императора с легионами и почти беззащитном положении столицы. Дело в том, что за несколько времени греческое правительство нарушило свои торговые договоры с Русским народом и допустило избить многих русских торговцев, проживавших в Византии; ссора с ними возникла из-за какого-то незначительного долга. Тщетно Русь требовала удовлетворения за обиду. Византийцы не обращали внимания на эти требования, и вот теперь, когда они ничего не ожидали, варвары воспользовались удобным временем и внезапно нагрянули на Византию, прежде нежели корсунские или синопские Греки могли известить столицу об их походе. Они, конечно, надеялись не только отомстить за смерть товарищей, но и обогатиться несметною добычею, которую сулило взятие такого богатого и великого города, каков был Константинополь.
Впечатлительные Византийцы легко переходили из одной крайности в другую; их высокомерие и презрение к варварам тотчас сменились робостью и страхом близкой смерти или жестокого плена. Между тем Орифа и его помощники, по всем признакам, приняли зависящие от них меры: они заперли городские ворота, расставили по башням находившуюся в их распоряжении стражу и поспешили отправить гонцов к императору.
Наступившая ночь, мрачная и бурная, еще усиливала тревогу и смятение в городе. Наиболее робким умам ежеминутно представлялось, что враги уже перелезли стены, завладели городом, — и настал всему конец. Но вот мрак рассеялся, ветер утих, морские волны улеглись, и тогда жители Византии увидали вереницу судов, которые обступали Константинополь со стороны Боспора и Пропонтиды. Варвары, держа в руках обнаженные мечи свои, грозили ими городу и испускали дикие крики. Это были большею частию статные люди с светло-русыми волосами и серыми, острыми глазами. Наиболее знатные между ними отличались бритыми подбородками и длинными усами; остроконечные шлемы покрывали их чубатые подстриженные кругом головы; сверх кольчуги на них наброшены были плащи, углы которых застегивались пряжкою на правом плече. Вооружение этого народа составляли стрелы, копья, секиры и мечи с широким, обоюдоострым лезвием; а щиты, суживающиеся книзу, были так длинны, что закрывали почти все тело.
Окружив город со стороны моря, Руссы высадились на берег, и по обычаю своему начали насыпать вал вдоль стен, защищавших город с суши, чтобы тем легче завладеть ими. В то же время часть их рассеялась по беззащитным предместьям и окрестностям Константинополя; они с большою свирепостью принялись опустошать селения и монастыри, истребляя огнем и мечом нивы, жилища, людей и скот, не щадя при этом ни младенцев, ни стариков, не смягчаясь никакими воплями и мольбами. Между прочим, они захватили островок Теревинф с его монастырем, в который был сослан патриарх Игнатий, лишенный своего престола. Варвары разграбили здесь церковные сосуды и всю утварь; патриарх как-то спасся; но они схватили двадцать два человека из его монахов и слуг и всех изрубили топорами на корме ладьи.
В отчаянии своем жители Византии обратились к тому, о чем они легко забывали в дни мира и веселия, т.е. к молитве, посту и покаянию. Духовенство совершало постоянные молебны и всенощные бдения; отверстые храмы были наполнены молящимся народом, причем наиболее кающиеся стояли на коленях, били себя в грудь, плакали и стенали. Особенно густая толпа стекалась в соборный храм св. Софии. Патриарх Фотий в эту торжественную минуту явился вполне достойным своего сана и обнаружил замечательную силу слова. С Софийской кафедры он яркими красками изображал варварское нашествие как кару, ниспосланную Господом за тяжкие грехи, в которых погрязло население. При этом, смотря по течению своих мыслей, он то называл варваров грозными и неодолимыми и иногда выражался словами Библии. Например: «Народ сей двинулся с севера с тем, чтобы дойти до второго Иерусалима, и люд сей устремился с конца земли, неся с собой стрелы и копья; он грозен и не милует; голос его как шум моря», и т.д. То отзывался о них с презрением, чтобы ярче выставить унижение и стыд, которым подверглась Византия. «О град, царь едва не всей вселенной! -восклицал он. — Какое воинство ругается над тобою, как над рабою: необученное и набранное из рабов! О град, украшенный добычею многих народов, что за народ вздумал взять тебя в добычу! Слабый и ничтожный неприятель смотрит на тебя сурово, пытает на тебе крепость руки своей и хочет нажить себе славное имя». » Поход этих варваров, -замечает он, -схитрен был так, что и молва не успела оповестить, и мы услыхали о них уже тогда, когда увидели их, хотя и разделяли нас столькие страны и народоначальства, судоходные реки и пристанищные моря».
Патриарх призывал к покаянию, но не наружному только, а глубокому и искреннему. «Не вопите и не шумите. Перестаньте плакать, молитесь спокойно, будьте мужественны», — повторял он и обещал заступление Божие, если грешники имеют твердое намерение исправиться от своих беззаконий и поступать согласно с заповедями Господними. «Было что посмотреть тогда!» — говорил после тот же Фотий. «Гордые смирились; сластолюбцы постились; у весельчаков и игроков слезы ручьями текли по щекам; ростовщики, копившие деньги, раздавали их бедным; жестокосердый стал милостив; преданный пьянству обещал не пить во всю жизнь; преданный чувственности добровольно дал обет целомудрия, и вообще каждый всеми силами давал знать, что он будет служить образцом добродетели, и обещался вперед исполнять все обеты чистосердечно и неуклонно». Каялись жители Византии также и в нарушении договоров с варварами и в обиде, им причиненной.
Между тем осада продолжалась; вал, насыпаемый неприятелями, постепенно возрастал, и близился час, когда они с этого вала могли перелезть на стены и ворваться в город. «Наконец, возлюбленные, -проповедовал Фотий, — настало время прибегнуть к Матери Слова, к Ней, единой надежде нашей и прибежищу. К Ней еозопием: Досточтимая, спаси град твой, как ведаешь, Госпоже! Ее поставим ходатайницею перед сыном и Богом нашим. Ее сделаем свидетельницею и сподручницею обетов наших».
Главные византийские храмы изобиловали священными предметами; особым поклонением пользовались, конечно, те предметы, которые в народном веровании были связаны с земною жизнию Спасителя и Богородицы. Например, в Софийском соборе показывали верующим пелены младенца Христа, золотые сосуды, принесенные ему в дар волхвами, копье, которым он был прободен, и т.д. Во Влахернском храме хранились пояс Богоматери и ее риза, т.е. какая-либо часть одежды. Эта святыня чтилась в особенности как надежная защита во время опасности, и вообще жители Царьграда почитали Богородицу главною заступницею и покровительницею своего города. Патриарх взял ее ризу и с молитвенными песнопениями обнес ее вдоль стен вокруг города. Вслед затем неприятели поспешно сняли осаду, сели на свои корабли и покинули Боспор, обогащенные награбленною на его берегах добычею. Источники не дают нам ближайших объяснений этого поспешного отступления Руссов. Без сомнения, в это именно время достигло до них известие о приближении византийских легионов и кораблей; ибо Михаил III тотчас повернул назад, как только услыхал о нападении Руси на его столицу
».
Нужно сказать несколько слов о тогдашнем императоре Византии. Михаил III откровенно презирал государственные дела, был, по свидетельствам современников, пьяницей, развратником и вообще человеком довольно низких моральных качеств. Своим обязанностям правителя он предпочитал конную езду и всегда принимал личное участие в соревнованиях на ипподроме. Во время одного из таких соревнований, когда император стоял на колеснице и ожидал сигнала к началу скачек, к нему подвели гонца с известием о вторжении арабов. «Несчастный!» – воскликнул Михаил – «и в такую критическую минуту ты приходишь меня беспокоить!» Император велел уничтожить сигнальные огни на возвышенных пунктах Малой Азии, которые должны были извещать о нашествии врага, ибо они тревожили жителей столицы и отвлекали их внимание от ипподрома. Этот ипподром он украсил богаче, чем все дворцы и храмы, чтобы, как он сказал одному из современников, сделать бессмертным своё имя. Тот ответил: «Государь, Юстиниан построил и изукрасил святую Софию, и, однако, о нём более не говорят, а ты надеешься приобрести бессмертие этим вместилищем навоза», за что был наказан плетью. Религиозностью правитель также не отличался. Однажды он организовал потешный крестный ход, участники которого изображали патриарха и его свиту и распевали непристойные песни. Исходя из всего вышесказанного, легко понять, что столь часто встречающееся в византийских хрониках подробное описание похода руссов 860 года в ущерб другим походам имеет не историческое, а нравственно-поучительное значение, и потому рассматриваться как аргумент в пользу того, что поход Олега выдуман, не может.
Подведём итоги. Есть договор Олега с греками, дающий Руси огромные льготы. Русские купцы получили право беспошлинной торговли. Император также должен был выдавать русским торговцам шестимесячное содержание едой и питьём и снабжать их провизией и снастями в обратную дорогу. Руссы в Константинополе получили право пользоваться общественными банями – привилегия, доступная ранее только жителям города. По этому же договору Византия выплачивала баснословную дань – по 12 гривен на каждого русского воина плюс отдельные «уклады» на каждый крупный русский город. Такой договор мог быть заключён только в результате успешного военного похода. Как молчание византийских хроник, так и полусказочный характер наших вполне объяснимы. Следовательно, поход Вещего Олега на Царьград и его щит на вратах «второго Рима» суть не только народное предание, которым можно восхищаться, но и историческое событие, которым можно и нужно гордиться, что мы и будем делать назло нашим врагам.

Tags: дореволюционное

 
From:bey
Date:December 3rd, 2006 08:15 pm (UTC)
(Link)
Поляне дали в качестве дани с каждой избы по мечу. Когда каган получил эту странную дань и показал её старейшинам, те сказали ему: «не добра эта дань, князь, мы добыли её оружием односторонним, сиречь саблей, а у них оружие обоюдоострое, то есть меч, будут они брать дань с нас и с других стран». Летописец говорит, что так и сбылось, ибо владеют хазарами русские князья и до нынешнего дня. Стало быть, поляне действительно платили дань хазарам, но, как заметил известный русский историк В. О. Ключевский, «ирония, которая звучит в этом сказании, показывает, что хазарское иго было для днепровских славян не особенно тяжело и нестрашно. Напротив, лишив восточных славян внешней независимости, оно доставило им большие экономические выгоды».

Странный факт и странный вывод.
Стоимость меча в то время была чрезвычайно велика, читал что в Средние Века в Европе от 15 до 50 коров. А это еще раньше + «неметалургический» регион.

Т.е. это скорее напоминает вынужденное разоружение всего народа.

угу,
и вообще…
на мой сторонний взгляд лакун и несостыковок не меньше, чем у гипотезы опровергаемой автором.
Автор слишком часто говорит очевидно там, где честно говоря, вовсе и не очевидно.
Возможно в его собственном сознании всё это обоснованно и чётко структурировано, но в данной работе это заметно не слишком.
Зачастую делаются в качестве единого возможного выводы, которые не кажутся 100% достоверными.
dixi

с другой стороны, вообще тяжело написать непротиворечивую работу о тех временах.

Почему странный? Хазары открыли полянам степные речные дороги, которые вели к черноморским и каспийским рынкам (см. того же Ключевского).
А дань с избы по мечу – это, скорее всего, просто летописная легенда.

Советую почитать А.Бычков. Киевская Русь. Страна, которой не было?

Деятельность князей киевской руси кратко. Великие князья древней руси и российской империи

Рюрик (862 — 879) — первый великий русский князь, одна из легендарных фигур в европейской истории, основатель древнерусского государства. Согласно летописям, призванный от варягов славянами, кривичами, чудью и весью в 862 году Рюрик занял сначала Ладогу, а затем перебрался в Новгород. Правил в Новгороде по договору, заключённому с местной знатью, утвердившей за собой право на сбор доходов. Основатель династии Рюриковичей.

1148 лет назад по свидетельству летописца Нестора в «Повести временных лет» «володеть и княжить восточными славянами» был призван глава варяжского военного отряда Рюрик, который прибыл вместе с братьями Синеусом и Трувором — 8 сентября, 862 года.

Летописная традиция связывает начало Руси с призванием варягов. Так «Повесть временных лет» рассказывает, что в 862 году трое варяжских братьев со своими родами пришли править к славянам, заложив город Ладогу. Но откуда пришли и кем были по происхождению эти варяги, давшие начало русской государственности? Ведь в историографии они успели побывать и шведами, и датчанами, и скандинавами в целом; одни авторы считали варягов норманнами, другие, наоборот, — славянами. Снова и снова невнимательность к проблеме, поставленной в самом историческом источнике, являлась причиной для противоречащих друг другу утверждений Для древнего летописца происхождение варягов было очевидно. Он помещал их земли на южно-балтийском побережье вплоть «до земли аглянской», т.е. до области Ангельн в Гольштейне.

Сегодня это северно-германская земля Мекленбург, население которой в древности не было немецким. Каким оно было — об этом говорят сохранившиеся по сей день названия населённых пунктов Варин, Руссов, Рерик и многие другие. Однако несмотря на всю ясность летописного свидетельства, вопрос о происхождении варягов (а значит, и о корнях русской государственности) стал дискуссионным для потомков. Путаницу внесла появившаяся в политических кругах при дворе шведского короля версия о происхождении Рюрика из Швеции, которую впоследствии подхватили некоторые немецкие историки. Объективно говоря, эта версия не имела ни малейших исторических оснований, зато была полностью обусловлена политически. Ещё в годы Ливонской войны между Иваном Грозным и шведским королём Юханом III разгорелась острая полемика по вопросу о титуловании. Русский царь считал шведского правителя выходцем из «мужичьего рода», на что тот отвечал, что предки самой русской династии происходили будто бы из Швеции. Эта мысль окончательно оформилась как политическая концепция накануне Смутного времени в начале XVII века, когда шведы претендовали на новгородские земли, пытаясь оправдать свои территориальные претензии неким подобием летописного «призвания». Предполагалось, что новгородцы должны были направить посольство к шведскому королю и пригласить его на правление, как некогда они будто бы призвали «шведского» князя Рюрика. Вывод о «шведском» происхождении варягов в то время был основан лишь на том, что они пришли на Русь «из-за моря», а значит, вероятнее всего, из Швеции.

Впоследствии, в первой половине XVIII века к варяжской теме обратились немецкие учёные из Петербургской Академии наук, которые по той же логике стремились обосновать немецкое господство в России времён регентства Бирона. Они же сформулировали т.н. «норманнскую теорию», согласно которой варяги, основатели древнерусского государства, признавались выходцами из Швеции (т.е. «немцами», как тогда называли всех иностранцев). С тех пор эта теория, облачившись в некое подобие научности, закрепилась в отечественной историографии. В то же время многие выдающиеся историки, начиная с М.В. Ломоносова, указывали на то, что «норманнская теория» не соответствует реальным фактам. Например, шведы не могли создать на Руси государство в IX веке хотя бы потому, что они сами не имели в это время государственности. В русском языке и в русской культуре не удалось обнаружить скандинавских заимствований. Наконец, внимательное чтение самой летописи не позволяет подтвердить измышлений норманнистов. Летописец отличал варягов от шведов и других скандинавских народов, писав, что «звались те варяги — русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны, англы, другие готы». Поэтому при заключении мирных договоров с Византией языческие дружинники князей Олега и Игоря (те самые варяги, которых норманнисты считают шведскими викингами) приносили клятву именами Перуна и Велеса, а вовсе не Одина или Тора. А.Г. Кузьмин отмечал, что только один этот факт мог бы опровергнуть всю «норманнскую теорию». Понятно, что в таком виде «норманнская теория» не могла быть жизнеспособной в академической науке. Но к ней снова и снова обращались в том случае, когда нужно было нанести удар по идее русской государственности. Сегодня эта разрушительная теория приобрела новую форму, и современные норманнисты, подкармливаемые грантами многочисленных зарубежных фондов, говорят не столько о «скандинавском происхождении варягов», сколько о своеобразном разделе «сфер влияния» в древнерусском государстве.

По новой версии норманнизма, на северные области Руси будто бы распространялась власть викингов, а на южные — хазар (между ними якобы существовал некий договор). Для русских же не предполагается сколь-нибудь значимой роли в собственной ранней истории. Однако само развитие русского государства полностью опровергает все домыслы политических врагов России. Смогла бы древняя Русь стать могучей Российской империей без выдающейся исторической миссии русского народа? Великая история состоялась вместе с великим народом, происходившим от варяжского начала. Прискорбно, что сегодня всё чаще и чаще раздаются реплики о том, что предками русских были нерусские. Это не так. Нашими предками были варяги, которые тоже были русскими. Единственно, следует уточнить, что именно русь — это наше исконное родовое имя, а варягами называли древнерусских мореплавателей. Посол Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Москве в начале XVI века, писал, что родина варягов — Вагрия — располагалась на южно-балтийском побережье и от них Балтика называлась Варяжским морем. Он выразил широкое мнение, бытовавшее в просвещённых кругах Европы того времени. С развитием научной генеалогии стали появляться труды о связях русской царской династии с древними королевскими родами Мекленбурга. В северно-германском Поморье о варягах и их исторических связях с Россией помнили вплоть до XIX века. По сей день в Мекленбургской области сохраняется множество следов пребывания донемецкого населения. Очевидно, что «немецкой» она стала лишь после того, как варяги и их потомки были вытеснены на восток или онемечены католическими орденами. Французский путешественник К. Мармье записал однажды в Мекленбурге народную легенду о Рюрике и его братьях. В VIII веке варягами правил король Годлав, у которого было три сына — Рюрик, Сивар и Трувор. Однажды они отправились с южной Балтики на восток и основали древнерусское княжество с центрами в Новгороде и Пскове.

Спустя некоторое время Рюрик стал главой династии, которая царствовала до 1598 года. Эта легенда из Северной Германии полностью созвучна Сказанию о призвании варягов из летописи. Однако внимательный анализ фактов позволяет в некоторой степени скорректировать летописную хронологию, по которой Рюрик с братьями начали править на Руси с 862 года. А. Куник вообще считал эту дату ошибочной, оставляя неточность на совести позднейших переписчиков летописи. Очевидно, что события, о которых кратко сообщали русские летописи, получают историческое наполнение по немецким источникам. Сами немцы опровергали норманнистские выдумки. Мекленбургский юрист Иоганн Фридрих фон Хемниц ссылался на легенду, согласно которой Рюрик с братьями были сыновьями князя Годлава, погибшего в 808 году в битве с датчанами. Учитывая то, что старшим из сыновей был Рюрик, можно предположить, что он родился не позднее 806 года (после него до гибели отца в 808 году должны были появиться на свет два младших брата, которые не были одногодками). Конечно, Рюрик мог родиться и раньше, но об этом у нас пока нет достоверных сведений. По немецким источникам, Рюрик с братьями были «призваны» около 840 года, что представляется весьма правдоподобным. Таким образом, варяжские князья могли появиться на Руси в зрелом и дееспособном возрасте, что выглядит совершенно логично. И действительно, согласно последним археологическим находкам, удалось установить, что Рюриково городище близ современного Новгорода, которое и есть древний Рюриков Новгород, существовало ранее 862 года. С другой стороны, допуская ошибку в хронологии, летопись более точно указывает на место «призвания». Вероятнее всего это был не Новгород (как по немецким данным), а Ладога, которая была заложена варягами ещё в середине VIII века. А Новгород (Рюриково городище) князь Рюрик «срубил» позднее, объединяя земли братьев после их смерти, о чём свидетельствует и название города.

Родословную Рюрика от древних варяжских королей признавали знатоки и исследователи генеалогий. Мекленбургские историки писали о том, что его дедом был король Витслав, бывший равноправным союзником франкского короля Карла Великого и участвовавший в его походах против саксов. Во время одного из таких походов Витслав был убит, попав в засаду при переправе через реку. Некоторые авторы прямо называли его «королём руссов». В северогерманских родословных указывается и на родство Рюрика с Гостомыслом, который действует в летописном сказании о призвании варягов. Но если скупые строки летописи о нём почти ничего не сообщают, то во франкских хрониках он упомянут как противник императора Людовика Немецкого. Почему Рюрик с братьями отправились с южно-балтийского побережья на Восток? Дело в том, что у варяжских королей существовала «очередная» система наследования, по которой власть всегда получал старший представитель правящего рода. Позднее подобная система наследования княжеской власти стала традиционной на Руси. При этом сыновья не успевшего занять королевский трон правителя не получали никаких прав на престол и оставались вне главной «очереди». Годлав был убит раньше своего старшего брата и при жизни так и не стал королём. По этой причине Рюрик с братьями был вынужден отправиться в периферийную Ладогу, где с этого времени началась славная история государства Российского. Князь Рюрик был полноправным правителем Руси и выходцем из «рода Русского», а вовсе не иностранным властителем, как желают представить те, кто всю русскую историю мыслит только под иноземным господством.

Когда Рюрик умер, его сын Игорь был еще мал, и князем стал дядя Игоря — Олег (Вещий Олег, т. е. знающий будущее, умер в 912 г.), который перенес столицу в город Киев. Именно Вещему Олегу принадлежит заслуга образования Древнерусского государства — Киевская Русь, с центром в Киеве. Прозвище Олега — «вещий» — относилось исключительно к его склонности к волхвованию. Другими словами, князь Олег как верховный правитель и предводитель дружины одновременно выполнял еще и функции жреца, волхва, кудесника, чародея. По преданиям, Вещий Олег умер от укуса змеи; этот факт лег в основу ряда песен, легенд и преданий. Олег прославился победой над Византией, в знак чего он прибил свой щит на главных вратах (воротах) Царьграда. Так русские называли столицу Византии — Константинополь. Византия тогда была самым сильным государством мира.

В 2009 году состоялось празднование 1150-летнего юбилея Великого Новгорода. Хочется верить, что эта важнейшая в нашей истории дата станет отправным пунктом нового изучения древнерусского прошлого. Новые факты и открытия постоянно обогащают историческую науку и наши познания. Появляются всё новые доказательства того, что русская история началась не с мифа, придуманного средневековыми политиками и книжниками, а с реального великого князя Рюрика, родившегося в королевской династии в русской Прибалтике тысячу двести лет назад. Дай Бог, чтобы имена наших предков и прародителей не были преданы забвению.

Становление Киевской Руси как государства многие историки причисляют к годам правления князя Олега — с 882 по 912 гг., но это не так. До него правили великие князья, начавшие род Рюриковичей, получивший свое название от Рюрика, князя Новгородского, которого народ киевский позвал править ими. Он умер в 879 году, и только спустя 3 года престол перешел к Вещему Олегу, воспитавшего сына Рюрика Игоря как собственного. Именно Игорь Рюрикович считается родоначальником династической фамилии.

Этот княжеский род правил более 700 лет, распределяя города русские и мелкие угодья между своими сыновьями. Некоторые из них возводили города, как, например, Юрий Долгорукий, основавший Москву, которая до сих пор стоит как напоминание об эпохе Киевской Руси, или Кий, давший свое имя будущей столице русов.

Истоки Киевской Руси

Объединение земель славянских племен под единое правление Киева было нелегкой задачей, так как завоевывать их не имело смысла, ведь великому городу нужны были союзники, а не пленники. Именно поэтому Рюрик и его потомки освобождали своих соседей от оплаты дани печенегам, но взимали ее сами.

Интересно, что очень длительное время великие князья Киева избирались на престол народом и своим правлением должны были оправдывать его доверие. Это не мешало представителям плодовитого генеалогического древа Рюриковичей постоянно драться за престол.

После смерти князя Олега его пасынок Игорь продолжил объединение славянских племен под защиту Киева, но непомерная дань, которую те должны были платить, в конце концов привела к восстанию древлян, которые убили князя. Его вдова Ольга хотя и отомстила за мужа, но, будучи женщиной справедливой и первой принявшей православное крещение, установила размер дани, который нельзя было нарушать.

Как правило, образование любого государства — это дело, основанное на войнах и предательских убийствах. Не миновали подобные деяния и славянские народы. Великие князья Рюриковичи постоянно либо находились в походах против печенегов или Византии, либо устраивали междоусобицы и убивали друг друга.

Самыми знаменитыми князьями Киевской Руси стали или те, что сотворили братоубийство ради престола, или те, при которых государство крепло и процветало.

Князь Владимир Святой

Древнюю Русь часто потрясали усобицы, поэтому первое продолжительное мирное время, когда Киевом правил один князь, а сыновья его почитали и жили каждый в своем уделе, вошло в летописи. Это были времена князя Владимира, названного народом Святым.

Владимир Святославович был внуком Игоря Рюриковича. От отца своего он получил в правление Новгород, который считался самым непрестижным уделом. Ярополку достался Киев, а Олегу — все Древлянские земли. После смерти Святополка и Олега, который вынужден бежать от предательства старшего брата, Ярополк присоединил земли Древлянские к Киеву и стал править единолично.

Князь Владимир, прознав про это, пошел на него войной, но погиб старший брат не от его руки, а от руки предавшего его слуги. Князь Владимир сел на престол и даже усыновил сына Ярополка Святополка.

Далеко не все великие князья рода Рюриковичей так радели за народ, как Владимир Святой. При нем не только были построены школы для детей простолюдинов и создан специальный совет, в который входили мудрые бояре, но и учреждены справедливые законы, и принято православие. Крещение Владимиром Руси — это знаменательное событие, когда к Богу приходили не по одному человеку, а целым народом. Первое крещение произошло в водах Днепра и вошло в летописи наравне с другими благими поступками великого князя Киевского.

Князь Святополк

У Владимира Красное Солнышко было 12 сыновей и племянник Святополк. Любимым сыном его и наследником престола должен был стать старший сын Борис, но когда старый князь умер, тот возвращался из похода на печенегов, и власть захватил Святополк.

В памяти народной и в летописях киевских он остался как Святополк I Ярополчич Окаянный. Такое прозвище князь получил за убийство своих двоюродных братьев Бориса, Глеба и Святослава. Покушался он и на жизнь Ярослава.

Желая самолично править Древней Русью, Святополк Окаянный совершил много предательств и измен, так что, когда Ярослав собрал войско и пошел на Киев (уже во второй раз), тому пришлось спасаться бегством. От страха его рассудок помутился, и закончил он свои дни в Богемских пустошах, навсегда оставшись в памяти потомков как окаянный князь, убивший своих братьев.

Князь Ярослав

Одним из самых прославленных сыновей Владимира «Красное Солнышко», получившим высокую народную оценку и всеобщую любовь, был Ярослав Мудрый. Он родился приблизительно в период с 978 по 987 гг. и вначале был князем Ростовским, затем Новгородским, пока в 1019 году не занял престол Киевский. Споры о дате рождения Ярослава ведутся до сих пор. Так как он был третьим сыном Владимира Святого от его брака с Рагнедой, который состоялся в 976 году, то никак не мог родится в 978 году, как принято указывать в учебниках истории. Изучение останков князя указало, что на момент смерти ему было между 60 и 70 годами, а не 76 лет.

Сколько бы на самом деле Ярослав Мудрый не жил, он остался в памяти народной как справедливый, умный и храбрый правитель, хотя и его путь к престолу был не простым и кровавым. Долгое правление князя Ярослава в Киеве вплоть до самой смерти стерли воспоминания о междоусобицах между многочисленными сыновьями Владимира Святого, как и постоянные военные походы. Его правление ознаменовалось введением свода законов в государственное управление, возведением двух великих городов — Ярославля и Юрьева, и укреплением влияния Киевской Руси на политической европейской арене. Именно он стал использовать династические браки в качестве скрепления военных и дружеских союзов между державами.

Князь Ярослав Владимирович был похоронен в Софийском соборе в Киеве.

Князь Изяслав

Старший сын Ярослава Мудрого занял Киевский престол в 1054 году, после смерти отца. Это единственный князь из Рюриковичей, правивший Русью бездарно, тратя усилия не на укрепление границ и увеличения благосостояния народа, как это делал его отец, а на распри с младшими братьями Святославом и Всеволодом.

Изяслав I Ярославич свергался народным вече и восстанием дважды, что само по себе говорит о качестве его правления. Каждый раз он возвращал престол киевский при поддержке польских войск. Ни его братья, ни сыновья не сделали Русь сильнее, предпочитая защиту нападению. Вплоть до 1113 г. в стране царили смуты и перетягивание престола от одного князя к другому.

Владимир Мономах

Самой знаменитой и значимой фигурой на Киевском престоле был князь Владимир, получивший в народе прозвище Мономах. В свое время он уступил Киевский трон своему двоюродному брату Святополку Изяславичу, но после смерти последнего, по просьбе народа занял его.

Владимира Мономаха можно сравнить с легендарным королем Артуром. Его так любили и почитали в народе за мужество, справедливость и великодушие, что песни и былины слагались в его честь еще долго после его смерти.

За время правления Владимира Киевская Русь стала по-настоящему могущественной и сильной державой, с которой считались все соседи. Им было завоевано Минское княжество, а половцы надолго отошли от границ Руси. Владимир Всеволодович не только издал законы, облегчающие жизнь простого люда и снижающих с них подати, но и продолжил издание «Повести временных лет». Именно в его интерпретации она дошла до наших дней. Кроме этого, он сам написал несколько произведений, среди которых автобиография, свод законов и поучения от Владимира Мономаха.

Рюрик, сын князя Ростислава

Если бы во времена Киевской Руси была книга, куда заносили бы различного рода рекорды, то Рюрик Ростиславич там точно был бы. От других князей киевских его отличали следующие факторы:

  • Неизвестна ни дата его рождения, ни имя его матери, что для правящих династий считается нонсенсом. Доподлинно известно, что его отцом был князь Смоленский Ростислав Мстиславич.
  • Он 8 раз занимал княжеский престол в Киеве, что само по себе говорит либо о его упрямстве, либо о том, что народ, невзлюбив князя, каждые 2-3 года свергал его с престола.
  • Он успел побывать не только управителем Руси, но и монахом, чего до него с князьями Киевскими не случалось.
  • Его правление принесло стольному граду разорение настолько же сильное, как и последующие нападения монгольского войска.
  • С именем Рюрика связано, как зарождение династии на Киевском престоле, так и падение великой державы.

Рюрик Ростиславич остался в памяти людей и летописцев как человек, который разорял киевские православные храмы хуже чем варвары.

Династия Романовых

Если обратиться к истории Киевской Руси, а затем государства Российского, то можно заметить одну странность: члены правящих семей не носили фамилий. Великие князья дома Романовых стали так именоваться лишь с 1917 года, а до этого времени всех царей, а позже и императоров звали исключительно по имени-отчеству.

Династия Романовых началась с 1613 года, когда первый представитель боярского рода, носившего эту фамилию более 100 лет, взошел на Российский престол. Петр Алексеевич Романов, известный в истории как Петр I, был последним русским царем, став первым императором России.

Прямая ветвь этого рода закончилась на его дочери Елизавете Петровне, которая не вышла замуж и оставалась бездетной, будучи единовластной императрицей страны. Трон перешел сыну ее старшей сестры Анны, образовав совершенно новую династическую фамилию Гольштейн-Готторп-Романовских.

Таким образом, Петр Алексеевич Романов был последним прямым представителем мужской линии этой фамилии. Несмотря на это, российских императоров во всем мире воспринимали как Романовых, а после революции дети от браков потомков великой царской династии оставляли ее за собой вместе с титулами, которые были у их предков. Великими князьми она звались уже больше по праву рождения.

Княжение Олега (годы правления — 882 -912). Образование единого восточнославянского государства Русь связывается с именем новгородского князя Олега родственника полулегендарного Рюрика. В 882 году он совершил поход в земли кривичей и захватил Смоленск, затем взял Любеч и Киев, который сделал столицей своего государства. Позже присоединил земли древлян, северян, радимичей, вятичей, хорватов и тиверцев. Покоренные племена обложил данью. Успешно воевал с хазарами. В 907 г. осадил столицу Византии Константинополь и наложил на империю контрибуцию. В 911 г. Олег заключил выгодный торговый договор с Византией. Таким образом, при Олеге начинает формироваться территория раннерусского государства путем насильственного присоединения племенных славянских союзов к Киеву.

Княжение Игоря (912-945). После смерти Олега (по преданию, он умер от укуса змеи) Великим князем киевским стал Игорь, правивший до 945 г. Князь Игорь считается фактическим родоначальником династии Рюриковичей. Игорь продолжал деятельность своего предшественника. Олега, подчинил своей власти восточнославянские племенные объединения между Днестром и Дунаем. В 941 г. совершил неудачный поход на Константинополь. Поход 944 г. ознаменовался успехом, Византия предложила Игорю выкуп, между греками и русскими был заключен договор. Игорь первым из русскихгреками и русскими был заключен договор. Игорь первым из русских князей столкнулся с печенегами. Он был убит древлянами, при попытке вторично собрать с них дань.

Княжение Ольги (945 – 964). После убийства Игоря его вдова, княгиня Ольга, жестоко подавила восстание древлян. Затем она предприняла объезд некоторых земель, установив фиксированный размер повинностей для древлян и новгородцев, организовав специальные административные центры для сбора дани — становища и погосты . Так была установлена новая форма получения дани — так называемый «повоз» . К определенному сроку дань доставлялась на становища или погосты, причем в качестве единицы обложения было определено крестьянское земледельческое хозяйство (дань от рала) или дом, имеющий очаг (дань от дыма).

Ольга значительно расширила земельные владения Киевского великокняжеского дома. Она посетила Константинополь, где приняла христианство. Ольга правила в период малолетства своего сына Святослава Игоревича и позднее, во время его походов.

Поход княгини Ольги на древлян и новгородцев означал начало ликвидации автономии союзов славянских племен, входивших в состав русского раннефеодального государства. Это привело к слиянию военнодружинной знати племенных союзов с военнодружинной знатью киевского князя. Так произошло образование объединения древнерусской служилой рати, возглавляемой Великим князем киевским. Постепенно он становится верховным собственником всех земель русского государства.

Княжение Святослава (964 – 972 гг.). В 964 г. в правление Русью вступает достигший совершеннолетия Святослав Игоревич. При нем до 969 г. Киевским государством в значительной мере правила его мать — княгиня Ольга, так как Святослав Игоревич почти всю жизнь провел в походах. Святослав, прежде всего, был князем-воином, стремившимся приблизить Русь к крупнейшим державам тогдашнего мира. При нем завершился столетний период далеких походов княжеской дружины, обогативших ее.

Святослав резко меняет политику государства и начинает планомерное укрепление границ Руси. В 964-966 гг. Святослав освободил вятичей от власти хазар и подчинил их Киеву. В 60-х годах Х в. разгромил Хазарский каганат и взял столицу каганата город Итиль, воевал с волжско-камскими болгарами. В 967 г., используя предложение Византии, стремившейся ослабить своих соседей, Русь и Болгарию, столкнув их друг с другом, Святослав вторгся в Болгарию и обосновался в устье Дуная, в Перяславце. Около 971 г. в союзе с болгарами и венграми он начал воевать с Византией, но неудачно. Князь был вынужден заключит мир с византийским императором. На обратном пути в Киев Святослав Игоревич у днепровских порогов погиб в бою с печенегами, предупрежденными византийцами о его возвращении. Правление Святослава Игоревича было временем широкого выхода древнерусского государства на международную арену, периодом значительного расширения его территории.

Княжение Владимира I . (980 – 1015 гг.). Формирование Древнерусского государства в качестве политического и культурного центра завершается при Владимире I. Сын князя Святослава Игоревича Владимир с помощью свое­го дяди Добрыни в 969 г. стал князем в Новгороде. После смерти отца в 977 г. он участвовал в усобице и одержал победу над стар­шим братом Ярополком. Походами на вятичей, литовцев, ради­мичей, болгар Владимир укрепил владения Киевской Руси. Для организации обороны от печенегов Владимир соорудил несколько оборонительных рубежей с системой крепостей. Это была первая в истории Руси засечная черта. Для защиты юга Руси Владимир сумел привлечь племена из ее северной части. Успешная борьба с печенегами привела к идеализации личности и княжения Владимира Святославича. В народных преданиях он получил имя Владимира Красное Солнышко.

Проблема происхождения

РЮРИК (862 — 879 г.г.)

ОЛЕГ (879 — 912 г.г.)

ИГОРЬ (912 — 945 г.г.)

ОЛЬГА (945 — 969 г.г.)

СВЯТОСЛАВ (964 — 972 г.г.)

Осуществил военные походы:
— в Прибалтику;
— в польско-литовские земли;
— в Византию.

Экономика и социально политический строй Киевской Руси

Социально-экономический строй

К концу 10 века на территории восточных славян образовалось раннее или протогосударство во главе с династией Рюриковичей. Постепенно начинается феодолизация этого государства, которая идет с двух сторон. Во-первых община выделяют князю часть своих помещечьих угодий, как плату за покровительство. Во-вторых князь предоставляет своим боярам право сбора дани с некоторых завоеванных территорий. Те могли раздать своим дружинникам, а они в свою очередь могли обосноваться на этой земле. Если бояре строили дом, то владения становилось вотчиной и лично принадлежала боярам, а также могла передаваться по наследству. Часть земель отходила земельным владельцам, как плата за покровительство. Таким образом складывалась феодальная иерархия. Верховным владельцем земли был князь, дальше шли вотчинники, дальше бояре, которые получили право полного наследования своих земель. Мелкие держатели земли находились в конце феодальной лестнице, их держание земли подкреплялось договором о службе.

Социальный

В первом общерусском законе «Русская правда» были оговорены следующие категории населения: свободные общинники и зависимые, то есть не полноправные в суде и без права участвовать в военной службе. Свободные общинники, которые в свою очередь делились на смердов и людей, обязательно служили в армии. Зависимое население подразделялось на несколько категорий: челядь (члены семей смердов), холопы (слуги, рабы), рядовичи, временно зависимые их ещё называли закупами (человек получил ссуду, которую должен был отработать или отдать).

НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ

Главным источником обогащения крупнейших земельных собственников Новгорода — бояр была прибыль от продажи продуктов промыслов — бортничества, охоты на пушного и морского зверя.

Важное значение для Новгорода имело присоединение обширной территории Поморья от Кольского полуострова до Урала. Новгородские морские и лесные промыслы приносили огромные богатства.

Торговые связи Новгорода с соседями, особенно со странами Балтийского бассейна, окрепли с середины XII в. На Запад из Новгорода вывозились меха, моржовая кость, сало, лен и пр. Предметами ввоза на Русь были сукна, оружие, металлы и пр.

Но несмотря на размеры территории Новгородской земли, ее отличали невысокий уровень плотности населения, сравнительно малое по сравнению с другими русскими землями число городов. Все города, кроме «младшего брата» Пскова (обособившегося с 1268 г.), заметно уступали по численности жителей и своему значению главному городу русского средневекового Севера — Господину Великому Новгороду.

Экономический рост Новгорода подготовил необходимые условия для его политического обособления в самостоятельную феодальную боярскую республику в 1136 г. За князьями в Новгороде остались исключительно служебные функции. Князья выступали в Новгороде в качестве военачальников, действия их находились под постоянным контролем новгородских властей. Право князей на суд было ограничено, покупка ими земель в Новгороде запрещена, получаемые ими доходы с определенных за службу владений строго фиксированы. С середины XII в. новгородским князем формально считался великий князь Владимирский, но до середины XV в. он не имел возможности реально влиять на положение дел в Новгороде.

Высшим органом управления Новгорода являлось вече, реальная власть была сосредоточена в руках новгородского боярства.

Из среды и под контролем боярства осуществлялось избрание на посты посадника (главы городского управления) и тысяцкого (главы ополчения). Под боярским влиянием происходило замещение поста главы церкви — архиепископа. В ведении архиепископа находилась казна республики, внешние сношения Новгорода, право суда и пр. Город делился на 3 (позже 5) частей — «концов», торговоремесленные представители которых наряду с боярством принимали заметное участие в управлении Новгородской землей.

Для социально-политической истории Новгорода характерны частные городские восстания (1136, 1207, 1228-29, 1270). использовали в своей борьбе за власть представители соперничающих боярских группировок, которые руками народа расправлялись со своими политическими противниками.

Новгород неохотно участвовал в общерусских делах, в частности, выплате дани монголам. Самая богатая и большая по территории земля русского средневековья, Новгородская, не смогла стать потенциальным центром объединения русских земель. Правящая в республике боярская знать стремилась к защите «старины», к недопущению каких-либо изменений в сложившемся соотношении политических сил внутри новогородского общества.В условиях усилившегося с серединыXV в. наступления Москвы на новгородскую независимость значительная часть новгородского общества, в том числе не принадлежащая к боярству земледельческая и торговая элита, или перешла на сторону Москвы, или заняла позицию пассивного невмешательства.

5.Нашествие Батыя

1237-1238 гг -поход на Северо-Западную Русь (Р-т -захват Рязани, Влвдимиро-Суздальского кн-ва. До Новгорода Великого не дошли. 4 марта 1238 год-битва на р. Сить (татары выиграли)

1239-1241 гг (поход на Юго-Восточную Русь (р-т захват и подчинение Черниговского кн-ва, падение Киевского, захват Галицко-Волынского. На Западные страны Батый не рискнул идти.

1243г -Образование Золотой Орды (Русь не вошла в Орду, но стала зависимой от нее)

В результате Батыева нашествия над Русью устанавливается так называемое монголотатарское иго — комплекс экономических и политических методов, обеспечивавших господство Золотой Орды над той частью территории Руси, которая оказалась под ее контролем

Основным среди этих методов было взимание различных даней и повинностей — «поплужное», торговая пошлина «тамга», корм татарским послам — «почестье» и др. Самым тяжелым из них бьш ордынский «выход» — дань серебром, которая начала взиматься еще в 40-е гг. XIII в., а с 1257 г. по приказу хана Берке монголы произвели перепись населения Северо-Восточной Руси («запись в число»), установив фиксированные размеры взиманий.

От уплаты «выхода» было освобождено только духовенство (до принятия Ордой ислама в начале XIV в. монголы отличались веротерпимостью). Для контроля за сбором дани на Русь направлялись представители хана — баскаки. Дань собирали откупщики «бесермены» (среднеазиатские купцы). К концу XIII- началу XIV вв. институт баскачества в связи с активным противодействием русского населения и массовыми городскими восстаниями бьш отменен. Сбором ордынской дани с этого времени стали заниматься сами князья русских земель.

В случае неповиновения следовали карательные походы. Попавшие в зависимость от Орды русские княжества утратили свой суверенитет. Получение ими княжеского стола зависело от воли хана, который выдавал им ярлыки (грамоты) на княжение. Мерой, закрепившей господство Золотой Орды над Русью, стала выдача ярлыков на великое княжение владимирское.

Получивший такой ярлык прибавлял Владимирское княжество к своим владениям и становился самым сильным среди русских князей, чтобы поддерживать порядок, прекращать усобицы и обеспечивать бесперебойное поступление дани. Ордынские правители не допускали сколько-нибудь значительного усиления кого-либо из русских князей и долгого пребывания на великокняжеском престоле.

Кроме того, отобрав ярлык у очередного великого князя, они отдавали его князю-сопернику, что вызывало княжеские распри и борьбу за получение права на владимирское княжение при ханском дворе. Продуманная система мер обеспечила Орде прочный контроль над русскими землями.Русь

БИЛЕТ 10 Иван 4

Наследником скончавшегося в 1533 г. Василия III стал его трехлетний сын Иван IV (1533–1584). Фактически за ребенка правила мать – Елена Глинская. Короткое регентство Елены Глинской (1533–1538) ознаменовано не только борьбой с многочисленными заговорщиками и мятежниками, но и реформаторской деятельностью. Проведенная денежная реформа унифицировала систему денежного обращения. Были введены единые денежные знаки – копейки, определен был стандарт веса монет. Унифицированы были также меры веса и длины. Началась реформа местного управления. С целью ограничения власти наместников в стране был введен институт губных старост. Эту выборную должность мог занимать только дворянин. В помощь ему избирались представители верхних слоев городского и сельского населения. Такие люди получали право занимать должность земского старосты. Правительство Елены Глинской уделяло большое внимание укреплению обороны страны. Для защиты московского посада осуществлялось строительство стен Китай-города.

После внезапной смерти Елены в 1538 г. следующие несколько лет прошли в борьбе за власть боярских группировок Шуйских и Бельских.

В январе 1547 г., когда наследнику Василия III исполнилось 17 лет, Иван Васильевич принял царский титул. Политический смысл этого события заключался в укреплении власти московского государя, его авторитет исключал с этого момента любые притязания на верховную власть потомков аристократических родов. Новый титул уравнивал главу Русского государства с ханами Золотой Орды и императорами Византии.

В самом конце 1540-х гг. вокруг молодого царя сформировался круг приближенных, получивший название правительства Избранной Рады (1548/9–1560), которая осуществила ряд важных преобразований в жизни страны, направленных на укрепление централизованного государства.

В 1549 г. впервые был созван Земский собор. Так стали называться периодически собираемые царем совещания для решения и обсуждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики государства. В Земской собор входили представители боярства, дворянства, духовенства, верхушки горожан. Он стал высшим совещательным сословно-представительным органом. Земский собор 1549 г. рассматривал проблемы отмены «кормлений» и пресечения злоупотреблений наместников, поэтому он получил название Собора примирения. Важную роль в управлении страны продолжала играть Боярская дума. Возникли приказы – органы, ведавшие отдельными отраслями государственного управления. В числе первых были образованы челобитный, поместный, земский и другие приказы, а их служащие назывались дьяками и подьячими.

В 1550 г. был принят новый Судебник Русского государства. Судебник ввел правовые нормы, определяющие наказания должностных лиц за неправедный суд и взяточничество. Судебные полномочия царских наместников ограничивались. В Судебнике были указания о деятельности приказов. Было подтверждено право крестьянского перехода в Юрьев день. Судебник 1550 г. ввел существенное ограничение по порабощению детей холопов. Ребенок, рожденный до того, как его родители оказались в холопстве, признавался свободным.

Коренным образом были изменены принципы местного управления. В 1556 г. во всем государстве отменялась система «кормлений». Управленческие и судебные функции были переданы губным и земским старостам.

Началось значительное переустройство вооруженных сил. Из служилых людей (дворян и детей боярских) формировалось конное войско. В 1550 г. было создано постоянное стрелецкое войско. Стрельцами стали называть пехотинцев, вооруженных огнестрельным оружием. Усилена была и артиллерия. Из общей массы служилых людей формировалась «избранная тысяча»: в нее входили лучшие, наделенные подмосковными землями дворяне.

Была введена единая система поземельного налогообложения – «большая московская соха». Размер налоговых выплат стал зависеть от характера землевладения и качества используемой земли. Светские феодалы, помещики и вотчинники получили большие льготы по сравнению с духовенством и государственными крестьянами.

В феврале 1551 г. был созван Собор Русской церкви, получивший название Стоглавого, поскольку его решения были изложены в 100 главах. Собор обсуждал широкий круг вопросов: церковную дисциплину и нравственность монахов, просвещение и духовное образование, внешний вид и нормы поведения христианина. Особенно важное значение имела унификация обрядов Русской православной церкви.

Реформаторская деятельность Избранной рады продолжалась около десяти лет. Уже с 1553 г. начинаются разногласия царя со своими приближенными. Конфликтная ситуация усилилась после смерти в 1560 г. царицы Анастасии. Иван IV обвинил Избранную раду в отравлении любимой царской жены. Вместе с тем разногласия царя с членами Избранной рады по вопросам осуществления внешней и внутренней политики привели к прекращению ее существования. Проведение реформ было приостановлено.

БИЛЕТ 11Опричнина…

В декабре 1564 г. царь неожиданно для своих подданных покинул Москву и укрылся вместе с семьей в Александровской Слободе, которая находилась примерно в ста километрах от столицы. Посланные оттуда гонцы привезли в Москву две грамоты. Одна из них обвиняла бояр и высшее духовенство в изменах и заговорах против царя. Другая, адресованная горожанам, объявляла, что «гневу и опалы» на них царь не держит. Этим ловким маневром Иван рассчитывал приобрести союзников в лице населения. Спустя несколько дней царь принял делегацию Боярской думы и высшего духовенства. В качестве условия возвращения на престол Иван назвал учреждение опричнины . Просуществовавшая очень короткое время (1565–1572) опричнина оставила глубокий след в русской истории.

Опричниной (от слова «опричь» – кроме) стали называть специально выделенный царю земельный удел, и штат царских приближенных, и особое войско. Опричные владения включали в себя ряд городов и уездов в центре страны (Суздаль, Можайск, Вязьму), богатые земли русского Севера, некоторые уезды на южных рубежах государства. Остальная его территория получила название «земщина». Весь государственный аппарат был разделен на две части – опричный и земский. Вошедшие в опричнину феодалы (первоначально их было одна тысяча, а к 1572 г. – шесть тысяч) носили специальную униформу: черный кафтан и черную же островерхую шапку. Преданность своему государю, готовность «вымести и выгрызть» изменников символизировали привязанные к шеям лошадей и колчанам для стрел метлы и собачьи головы.

Уже первые месяцы существования опричнины ознаменовались чудовищными по своей жестокости казнями неугодных царю людей. Жертвами кровавых расправ оказывались заподозренные в измене бояре и государственные деятели, члены их семей и слуги. Одним из самых страшных преступлений Ивана Грозного была карательная экспедиция в Новгород зимой 1570 г. Ложный донос об измене новгородских бояр и духовенства послужил поводом для убийства тысяч ни в чем не повинных жителей города. От набегов опричного войска страдало сельское и торговое население. От постоянных кровавых оргий царское войско разлагалось. В 1571 г. оно продемонстрировало полную неспособность перед внешним врагом. Крымский хан Девлет-Гирей во время своего набега дошел до Москвы, татары подожгли московский посад и увели в рабство более 100 тысяч русских пленников. Летом следующего года набег повторился. Враг был остановлен и разбит небольшим по численности войском, в состав которого входили опричники, земские бояре и дворяне.

Осенью 1572 г. опричнина была официально отменена. Под угрозой наказания царь запретил своим подданным даже произносить это слово. Многие бывшие опричники из палачей превратились в жертвы. Их обвинили в государственных преступлениях и казнили. После упразднения опричнины царь создал так называемый «двор» и вновь поделил страну на земскую и дворовую части. Но большой роли в политической и экономической жизни страны это уже не играло. С отказом от опричных порядков сократился массовый террор.

Опричнина имела далеко идущие политические последствия. Она привела к ликвидации пережитков удельного времени и укреплению режима личной власти царя. Ее социально-экономические порядки оказались пагубными. Опричнина и затянувшаяся Ливонская война разорили страну. Глубокий экономический кризис, охвативший Россию в 1570–1580-е гг., современники называли «порухой». Одним из пагубных последствий внутренней политики Ивана Грозного стало закрепощение русского крестьянства. В 1581 г. были установлены «Заповедные лета», впредь до отмены которых крестьянам запрещалось покидать своих владельцев. На деле это означало, что крестьян лишили древнего права перехода в Юрьев день к другому хозяину.

БИЛЕТ 13 Смутное время

Смута в начале 17 века — один из самых тяжелых и трагических периодов в русской истории, оказавший судьбоносное влияние на судьбу нашего государства. Само название — «Смута», «Смутное время» очень точно отражает атмосферу того времени. Название имеет, кстати, народную этимологию.

Проблема происхождения

Процесс имущественного и социального расслоения среди общинников привел к выделению из их среды наиболее зажиточной части. Родоплеменная знать и зажиточная часть общины, подчиняя себе массу рядовых общинников, нуждается для поддержания своего господства в государственных структурах.

Зародышевую форму государственности представляли собой восточнославянские союзы племен, которые объединились в суперсоюзы, правда, непрочные. Восточные историки рассказывают о существовании накануне образования Древнерусского государства трех крупных объединений славянских племен: Куябы, Славии и Артании. Куябой, или Куявой, тогда называлась область вокруг Киева. Славия занимала территорию в районе озера Ильмень. Ее центром был Новгород. Местоположение Артании — третьего крупного объединения славян — точно не установлено.

Согласно «Повести временных лет», русская княжеская династия берет свое начало в Новгороде. В 859 г. северные славянские племена, платившие тогда дань варягам, или норманнам (по мнению большинства историков, выходцам из Скандинавии), изгнали их за море. Однако вскоре после этих событий в Новгороде началась междоусобная борьба. Чтобы прекратить столкновения, новгородцы решили пригласить варяжских князей как силу, стоящую над противоборствующими группировками. В 862 г. князь Рюрик и его два брата были призваны на Русь новгородцами, положив начало русской княжеской династии.

Первые русские князья и их деятельность

РЮРИК (862 — 879 г.г.)

Родоначальник династии Рюриковичей, первый древнерусский князь.
Согласно «Повести временных лет» призван на княжение в 862 г. ильменскими словенами, чудью и весью из варяжских земель.
Княжил сначала в Ладоге, а затем во всех новгородских землях.
Перед смертью передал власть своему родственнику (или старшему дружиннику) — Олегу.

ОЛЕГ (879 — 912 г.г.)

Первый реальный правитель Древней Руси, объединивший земли славянских племен вдоль пути «из варяг в греки».
В 882 г. захватил Киев и сделал его столицей древнерусского государства, убив княживших там ранее Аскольда и Дира.
Подчинил себе племена древлян, северян, радимичей.
Упрочил внешнеполитическое положение. В 907 г. совершил успешный военный поход на Константинополь, итогом которого стали выгодные для Руси два мирных договора (907 и 911 г.г.).

ИГОРЬ (912 — 945 г.г.)

Расширил границы Древнерусского государства, подчинив племя уличей и способствовав основанию русских поселений на Таманском полуострове.
Отразил набеги кочевников-печенегов.
Организовал военные походы против Византии:
1) 941 г. — закончился неудачей;
2) 944 г. — заключение взаимовыгодного договора.
Убит древлянами при сборе дани в 945 г.

ОЛЬГА (945 — 969 г.г.)

Жена князя Игоря, правила на Руси в период малолетства сына Святослава и во время его военных походов.
Впервые установила четкий порядок сбора дани («полюдья») путем введения:
1) уроков определения точных размеров дани;
2) погостов — установления мест сбора дани.
Посетила в 957 г. Византию и приняла христианство под именем Елена.
В 968 г. руководила защитой Киева от печенего

СВЯТОСЛАВ (964 — 972 г.г.)

Сын князя Игоря и княгини Ольги.
Инициатор и руководитель многих военных походов:
— Разгром Хазарского каганата и его столицы Итиль (965 г.)
— Походы в Дунайскую Булгарию. Войны с Византией (968 — 971 г.г.)
— Военные столкновения с печенегами (969 — 972 г.г.)
— Договор между Русью и Византией (971 г.)
Убит печенегами во время возвращения из Болгарии в 972 г. на днепровских порогах.

ВЛАДИМИР ПЕРВЫЙ СВЯТОЙ (978 (980)) — 1015 г.г.)

В 972 — 980 г.г. происходит первая междоусобная война за власть между сыновьями Святослава — Владимиром и Ярополком. Владимир побеждает и утверждается на киевском престоле.
980 г. — Владимир проводит языческую реформу. Создается пантеон языческих богов во главе с Перуном. Попытка приспособить язычество к потребностям Древнерусского государства и общества завершилась неудачей.

988 г. — принятие христианства на Руси.
ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ (1019 — 1054 г.г.)

Утвердился на киевском престоле после длительных усобиц со Святополком Окаянным (прозвище получил после убийства своих братьев Бориса и Глеба, в дальнейшем причисленных к лику святых) и Мстиславом Тмутараканским.
Способствовал расцвету Древнерусского государства, покровительствовал просвещению и строительству.
Способствовал возвышению международного авторитета Руси. Установил широкие династические связи с европейскими и византийским дворами.
Осуществил военные походы:
— в Прибалтику;
— в польско-литовские земли;
— в Византию.
Окончательно разгромил печенегов.
Князь Ярослав Мудрый — основатель письменного русского законодательства («Русская Правда», «Правда Ярослава»).

ВЛАДИМИР ВТОРОЙ МОНОМАХ (1113 — 1125 г.г.)

Марии, дочери византийского императора Константина Девятого Мономаха. Князь смоленский (с 1067 г.), черниговский (с 1078 г.), переяславский (с 1093 г.), великий киевский князь (с 1113 г.).
Князь Владимир Мономах — организатор успешных походов пртив половцев (1103, 1109, 1111 г.г.)
Выступал за единство Руси. Участник съезда древнерусских князей в Любече (1097 г.), на котором рассматривались вопросы пагубности междоусобиц, принципы владения и наследования княжеских земель.
Был призван на княжение в Киев во время народного восстания 1113 г., последовавшего после смерти Святополка Второго. Княжил до 1125 г.
Ввел в действие «Устав Владимира Мономаха», где в законодательном порядке были ограничены проценты по займам и запрещено обращать в рабство отрабатывающих долг зависимых людей.
Остановил распад Древнерусского государства. Написал «Поучение», в котором осуждал усобицы и призывал к единству русской земли.
Продолжил политику укрепления династических связей с Европой. Был женат на дочери английского короля Харольда Второго — Гите.

МСТИСЛАВ ВЕЛИКИЙ (1125 — 1132 г.г.)

Сын Владимира Мономаха. Князь новгородский (1088 — 1093 и 1095 — 1117 г.г.), ростовский и смоленский (1093 — 1095 г.г.), белгородский и соправитель Владимира Мономаха в Киеве (1117 — 1125 г.г.). С 1125 по 1132 г.г. — единовластный киевский правитель.
Продолжил политику Владимира Мономаха и сумел сохранить единое Древнерусское государство.
Присоединил к Киеву Полоцкое княжество в 1127 г.
Организовал успешные походы против половцев, Литвы, черниговского князя Олега Святославовича.
После его смерти почти все княжества выходят из повиновения Киеву. Наступает удельный период — феодальная раздробленность.

Князь Рюрик. (даты правления 862-879). Летописный основатель государственности Руси, варяг, новгородский князь и родоначальник княжеской, ставшей впоследствии царской, династии Рюриковичей.

Рюрика отождествляют иногда с конунгом Рёриком из ютландского Хедебю (Дания). По другой версии, Рюрик — представитель княжеского рода ободритов, а его имя — это славянское родовое прозвище, связанное с соколом, который на славянских языках назывался также рарогом. Также существуют попытки доказать легендарность Рюрика.

Именно при этом князе происходило вхождение племенных образований в состав Древней Руси. Словены ильменские, кривичи псковские, чудь и весь сохранили отношения по договору с Рюриком. Смоленские кривичи и меря были присоединены Рюриком, утвердившего в их землях своих «мужей» — наместников. Летопись сообщает о присоединении ранее плативших дань хазарам племен северян 884 г., радимичей в 885 г. и подчинении древлян в 883 г. В походе на Византию в 906 г. участвовали, вероятно, как союзники, хорваты, дулебы (бужане) и тиверцы.

В это же время — в 862 году (дата приблизительна, согласно ранней хронологии Летописи) варяги, дружинники Рюрика Аскольд и Дир, плывшие в Константинополь, стремясь установить полный контроль над важнейшим торговым путем «из варяг в греки», устанавливают свою власть над Киевом. В дальнейшем формируется центр будущей Киевской Руси.

В 879 в Новгороде умер Рюрик. Княжение было передано Олегу, регенту при малолетнем сыне Рюрика Игоре.

Олег (Вещий Олег) (годы правления: 879-912 гг.)— князь новгородский (с 879) и великий князь киевский (с 882). Нередко рассматривается как основатель Древнерусского государства. В летописи приводится его прозвище Вещий, то есть знающий будущее, провидящий будущее.

В 882 по летописной хронологии, князь Олег, родственник Рюрика, отправился в поход из Новгорода на юг. Собственно началом образования единого для всех восточных славян государства является объединение князем Олегом в 882 г. двух центров зарождающейся государственности — северного и южного, с общим центром государственной власти в Киеве, захватом Смоленска и Любеча. Древнерусский летописец не зря охарактеризовал князя Олега “вещим”. Он объединил в своих руках жреческие функции наиболее почитаемых языческих культов ильменских словен и приднепровских русов. Именами Перуна и Велеса клялись послы Олега при заключении договора с греками в 911 г. Захватив власть в Киеве, Олег объявил себя князем от русского рода, тем самым подтвердил свою преемственность от предшествующей ему власти и утвердил законность своего княжения как русского, а не чужеземного князя.

Еще один важный политический шаг Олега — поход на Константинополь. Согласно летописным источником, в 907 году, снарядив 2000 ладей по 40 воинов в каждой, Олег выступил в поход на Царьград. Византийский император Лев VI Философ приказал закрыть ворота города и загородить цепями гавань, предоставив, таким образом, варягам возможность грабить и разорять пригороды Константинополя. Однако Олег пошёл на необычный штурм: «И повелел Олег своим воинам сделать колёса и поставить на колёса корабли. И когда подул попутный ветер, подняли они в поле паруса и пошли к городу». Испуганные греки предложили Олегу мир и дань. Согласно договору, Олег получил по 12 гривен за каждую уключину, и Византия обещала платить дань на русские города. В знак победы Олег прибил свой щит на вратах Царьграда. Главным результатом похода стал торговый договор о беспошлинной торговле Руси в Византии.

В 911 году Олег отправил в Константинополь посольство, которое подтвердило «многолетний» мир и заключило новый договор. По сравнению с «договором» 907 года из него исчезает упоминание о беспошлинной торговле. Олег именуется в договоре «великим князем русским».

В результате победоносного похода на Византию были заключены первые письменные договоры в 907 и 911, предусматривавшие льготные условия торговли для русских купцов (отменялась торговая пошлина, обеспечивалась починка судов, ночлег), решение правовых и военных вопросов. Были обложены данью племена радимичей, северян, древлян, кривичей. Согласно летописной версии, Олег, носивший титул Великого князя, правил более 30 лет. Родной сын Рюрика Игорь занял престол после смерти Олега (по преданию, Олег умер от укуса змеи) около 912 и правил до 945.

Киевская русь правление князя игоря. Игорь рюрикович старый. Краткие биографические сведения о рождении и детстве

И́горь (летописная хронология — ок. -) — киевский князь (по летописи -), согласно летописной традиции — сын Рюрика , муж княгини Ольги и отец Святослава Игоревича .

Первый древнерусский князь, известный по синхронным византийским (греч. «Ιγγωρ ) и западным (лат. Inger ) источникам.

Игорь в летописи

По преданию, изложенному в летописи, вдова Игоря, княгиня Ольга , жестоко отомстила древлянам . Она хитростью уничтожила их старейшин, перебила много простого народа, сожгла Искоростень и возложила на них тяжёлую дань. Княгиня Ольга при поддержке дружины и бояр Игоря стала править Русью, пока подрастал маленький Святослав , сын Игоря.

В раннем памятнике древнерусской словесности, «Слове о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского (до г.), генеалогия русских князей прослеживается до Игоря. Всего спустя около 100 лет после гибели Игоря Иларион назвал его «древним Игорем» . Игоря в ряду других прославленных князей поминает автор «Задонщины» , поэтического творения конца XIV века :

«Той бо вещий Боян, воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»

Историография по жизни Игоря

В начале (913/914) и конце (943/944) летописной хронологии правления Игоря русы совершили крупные морские походы в Каспийском регионе (см. Каспийские походы русов), о которых древнерусские летописи умалчивают. Хронологически возможно, что поход в 913/914 гг. повлиял на приход Игоря к власти, так как все его участники, согласно арабским авторам, были перебиты на Волге. По хазарским свидетельствам, поход Игоря на Византию был связан с походом на Каспий в 943-945 гг. (см. Набег русов на Бердаа (943)), в котором, согласно хазарскому и арабскому источникам, не связанным друг с другом, предводитель русов погиб. сообщает о гибели именно «царя русов », именуя его X-л-гу , что делает заманчивым его отождествление с Вещим Олегом .

Семья

Поздние источники из семьи Игоря знают только его жену Ольгу и сына Святослава — бабку и отца Владимира Святого и тем самым прямых предков всех русских князей XI и последующих веков. Этим объясняется внимание к ним русских летописцев. Однако, судя по византийско-русскому договору 944 года, семейство Игоря («княжьё»), отправлявшее «послов» и «купцов» в Константинополь, было гораздо более многочисленным и включало в себя, в частности, его племянников Игоря (младшего) и Акуна (Хакона), людей со славянскими именами на —слав Володислава и Передславу (жену некоего Улеба , которого Татищев также ассоциирует упомянутым в Иоакимовской летописи Глебом, братом Святослава ), ряд других людей со скандинавскими именами. А. В. Рукавишников предполагает, судя по выбору имён, что Игорь-младший был сыном брата великого князя Игоря, а Акун — сыном его сестры . Отчёт Константина Багрянородного о визите Ольги в Константинополь в 957 г. упоминает нескольких её родственников и отдельно выделенного племянника; возможно, что в обоих этих источниках фигурирует кровная родня как Игоря, так и Ольги.

Судя по всему, эти династы (кроме Святослава Игоревича, при отце «сидевшего», по Константину Багрянородному, в Новгороде) не имели уделов, а пребывали в основном в Киеве, участвуя ежегодно вместе с великим князем в процедуре полюдья . Дальнейшая судьба «забытых» родичей князя Игоря неизвестна; они могли, в частности, погибнуть на войне или в междоусобном столкновении. Вероятно, их неупоминание представляет собой феномен «непризнания родства», аналогичный, например, неупоминанию одиозных ветвей семьи в средневековых нормандских хрониках («История норманнов» Дудо из Сент-Квентена). «Непризнание родства» в русском случае подчёркивает легитимность лишь прямых предков христианских князей, «отсекая» языческие боковые линии .

Память

  • Игоревская улица в Киеве.

В кино

  • Легенда о княгине Ольге (1983; СССР) режиссёр Юрий Ильенко , в роли Игоря Александр Денисенко.

Князь Игорь (около 878-945 гг.) согласно «Повести временных лет » — великий князь киевский , сын Рюрика , отец Святослава и муж княгини Ольги — первый древнерусский князь, упомянутый в зарубежных (европейских) исторических хрониках, где он фигурировал как правитель скифов (или русов , или росов) Ингер.

Рюрик умер в 879 году, тогда Игорю было совсем мало лет, поэтому правителем и опекуном Игоря стал близкий Рюрику Олег . Хотя в русско-византийском договоре 911 года Олег указан как великий князь русский , а не регент — это позволяет предположить, что князь Олег был родственником Рюрика (а соответственно и Игоря).

Полноценным правителем Игорь стал после смерти Вещего Олега от укуса змеи (согласно нескольких летописей) в 912 году.

В 914 году Игорь Рюрикович завоевал древлян и наложил на них еще более высокую дань, чем Олег.

В 920 году провел поход против печенегов . Летописи говорят и о дальнейшей успешной военной политике Игоря, но конкретно ничего не упоминают. Поэтому следующим походом стало нападение на Константинополь (Царьград ) в 941 и в 943 годах. Первый поход был неуспешным — греки (византийцы ) применили неизвестный русичам «греческий огонь » (первые примитивные огнеметы) и отбросили русские войска. Второй поход на середине пути был остановлен (по инициативе византийского императора Романа I, мирным соглашением (а после и официальным договором). Византийцы считали русских «непреодолимыми», боялись (о чем свидетельствуют летописи Фотия и продолжателей Феофана) и предпочитали не конфликтовать с ними, тем более, что договор о военной помощи (взамен на торговые привилегии) был выгоден грекам.

В 945 году Игорь лично отправился за данью к древлянам, уклонившимся по большей части от похода на Византию 941 года, а потому — менее всего пострадавшим от поражения. Древляне воспротивились завышенным налогам, произошло вооруженное столкновение, и Игорь был убит (по другой версии — пленен и жестоко казнен путем привязывания к верхушкам деревьев и разорван надвое).

Позже княгиня Ольга жестоко наказала древлян, уничтожив практически всех представителей власти, кроме простых крестьян, и наложив на них высокую дань. Она стала преемницей Игоря, поскольку Святославу тогда еще было около 2 лет, и дружина Игоря очень почитала его жену за твердый волевой характер и острый ум.

В летописях об Игоре историки замечают множество несоответствий, преимущественно в отношении дат, но также и самих событий. В основном несоответствия касаются Ольги (по «Повести временных лет » она познакомилась с Игорем в 12-13 лет, а Святослава родила в 52-летнем возрасте, что маловероятно), а также даты смерти Игоря. Некоторые историки даже утверждают, что Игорь не погиб во время конфликта с древлянами, а выжил и скрылся, но это маловероятно.

В 912 году умер великий князь Олег, и правление взял в свои руки его приемник Игорь. Подражая во всех своих делах политике опекуна Олега, Игорь в первое время своего правления не отличался оригинальностью, все навыки и поступки его походили на опыт славного Олега. Игорь настолько сильно подражал умершему князю Олегу, что аналогично вершил суд в государстве, принимал похожие решения и властвовал в схожем стиле. Единственной проблемой у обоих князей была непреклонность древлян, которые не желали подчиняться этим правителям. Но в 882 году князь Олег при помощи его опекаемого Игоря все же подчинили своеобразный нрав восточных славян. После смерти Олеги древляне не раз поднимали бунт против нового князя, но славный Игорь с легкостью подавил волнения и закрыл этот вопрос.
Однако, помимо проблематичных отношений с восточными славянами, у Игоря была и иная дилемма. Дали о себе знать печенеги, которые намеревались захватить и ограбить Киев. Дело в том, что греки имели обиду на Русь еще со времен нападения вторых на Константинополь, и при помощи подкупи печенегов они пытались ослабить русские войска, захватить Киев и опустошить все имеющиеся дары. Печенегам такое соглашение естественно было на руки, их кочевой и разбойный образ жизни не позволял иметь богатства и стабильную жизнь. Однако такой план греков и печенегов пошел ко дну.
Князь Игорь утвердил огромное войско перед печенегами, и те не решились дать отпор киевским войскам. Было заключено мирное соглашение, оно длилось около пяти лет. Далее из истории ничего неизвестно, но летописец Нестор в своих записях относит эти события примерно к 920 году.
Князь Игорь прекрасно развивал внешнеторговую политику. При его правление были торговые походы в Италию, в Византию и ближние страны. В целом история в период правления князя Игоря характеризуется мирными совершенствованиями, особо крупных военных походов у него не было.
Есть упоминание лишь об одном, когда Игорь собрал войско и произошел поход на Константинополь. Армия тогда была огромной – около 10 000 ладей. Русский князь отдавал приказ о большом уничтожении храмов и церквей, ограблении селений, пока терпение византийского правителя Романа Лакапина не лопнуло. Он дал приказ Феофану Протовестиарию о сильнейшем разгроме русский войск. Приказ был выполнен, погибло много человек, уничтожено было полвойска Игоря. При попытке ухода русских войск в сторону Малой Азии, там ожидала их новое пехотное войско византийского народа. Нужно было признать поражение киевского войска. Князь Игорь затаил обиду и намеревался отомстить врагу.
В 942 году появился на свет наследник Игоря – Святослав, после чего русский князь вновь задумал поход. Теперь же его войском были солдаты из варяг, печенег и других свирепых народов. Князь Киевской Руси нацелился уничтожить Константинополь, но правитель Византии Лакапин пошел на мирные переговоры. Вопрос решился материально и войска русского народа отступили.
Со временем Игорь угомонился, практически перестал ходить в военные походы и собирать дань с населения, если бы не один злосчастный случай. В осень 945 года он направился собирать дань в Коростене и завысил свои требования. Древляне совместно с их старшиной Малом были возмущены такой наглостью и просто убили князя Игоря, разорвав его на две половины, уничтожили его людей. Так закончилось тридцатидвухлетнее правление славного князя Игоря. За его правление произошло много совершенствования, улучшилась внешнеэкономическая политика, появилась первая азбука, были введены интересные реформы, получило развитие религиозное направление.

После смерти Олега (по преданию, он умер от укуса змеи) великим князем киевским стал Игорь, правивший до 945 г. Князь Игорь считается фактическим родоначальником династии Рюриковичей. Игорь продолжал деятельность своего предшественника Олега, подчинил своей власти восточнославянские племенные объединения между Днестром и Дунаем. В 941 г. Он совершил неудачный поход на Константинополь, но поход 944 г. Ознаменовался успехом: Византия предложила Игорю выкуп, между греками и русскими был заключен договор. Игорь первым из русских князей столкнулся с набегами печенегов. Он был убит древлянами при попытке вторично собрать с них дань.

Преемник Олега Игорь (Ингвар) по прозвищу Старый правил 33 года. Он жил в Киеве, который стал для него родным. О личности Игоря мы знаем мало. Это был воин, суровый варяг. Он почти непрерывно покорял племена славян, облагал их данью.

Трудностей и на его княжеский век (912-945 годы) хватило избытком. Едва смерть Олега стала известной, древляне и другие племена восстали, но Игорь заставил их смириться. Его воевода Свинельд покорил угличей, взял их город Пересечень, за что и получил их землю в управление. В 914-915 годы началась борьба с печенегами. Игорь встретил печенегов с многочисленным войском. Печенеги, не решаясь вступить в бой, заключили с Игорем перемирие на пять лет.

Игорь правил далеко не столь удачно, как его предшественник. Собственно, с него начинает действовать правило, ставшее затем обязательным для всех киевских князей: вступил на престол — утверди свою власть над мятежными племенами. Первыми против Игоря восстали древляне, за ними — уличи. Несколько лет ему и его дружине пришлось провести в изнурительных походах, чтобы заставить бунтовщиков снова платить Киеву дань. И только после решения всех этих внутренних проблем Игорь смог продолжить дело Олега — дальние полуторговые-полупиратские экспедиции.

Игорь — первый русский князь, о котором сообщают иноземные писатели (Симеон Логофет, Лев Грамматик, Георгий Мних, Зонара, Лев Диакон, Кремонский епископ Лиутпранд). В 941 и 944 годы состоялись не очень удачные походы на Византию. В 941 году Игорь предпринял поход на Грецию. С флотом в несколько сотен ладей Игорь пристал к берегам Вифинии, опустошил по тогдашнему обыкновению значительные территории и подступил к Константинополю. Большая часть греческого флота была в то время в походе против сарацин (арабов). Но остававшиеся суда использовали против флотилии Игоря «греческий огонь» и подожгли множество русских ладей. Игорь смог уйти только с 10 судами.

В 944 году Игорь при содействии варягов и печенегов возобновил нападение на Грецию, но греческие послы перехватили его до перехода через Дунай. Они предложили выкуп. Был восстановлен мир с греками, а в 945 году обе стороны заключили мирный договор «на все лета». Договор этот но не предоставляет русским купцам права беспошлинной торговли и обязывает великого князя Киевского оказывать греческому правительству военную помощь, когда она ему потребуется.

Серьезной проблемой оставалось сохранение контроля над племенами, которые были подчинены Олегом. В племенных союзах сохранялись достаточно прочные внутренние связи, и местные вожди стремились сохранить максимум самостоятельности в распоряжении местными ресурсами. А местные ресурсы уже были «на заметке» у главного князя, сидевшего в Киеве.

Важным механизмом сохранения контроля над государственной территорией в начале X в. стало «полюдье» — объезд князем вместе с дружиной подвластных земель с глубокой осени до ранней весны. Полюдье — это не только сбор дани-налога, но и способ управления страной при отсутствии государственного аппарата: во время объезда князь лично разрешал конфликты, творил суд, улаживал пограничные споры. Но это не означало, что он мог самоуправствовать.

В 913-914 годах Игорь подавил бунт древлян и увеличил дань, взимаемую с их земель. Кроме племен, обитавших по обе стороны Верхнего и Среднего Днепра, владения Руси при Игоре распространялись на юго-восток до Кавказа и Таврических гор. По договору 945 года, Игорь должен был не допускать нападений черных болгар на Корсунь и другие греческие города в Тавриде. На северном направлении владения Игоря достигали берегов Волхова.

Восстание древлян в 945 году, во время которого князь Игорь погиб, — это первое народное возмущение, описанное в летописи. Причиной восстания было, по-видимому, недовольство властью киевского князя, стремление родоплеменной знати, освободиться от обременительной опеки Киева. Поводом же послужила жадность Игоря, который, собрав дань в землях древлян и отправив обозы в Киев, вернулся с «малой дружиной» для вторичного сбора дани (полюдья). При Игоре дань, взимаемая с подвластных племен стала приобретать все большее значение. Она шла на содержание киевского князя и его окружения — бояр и дружинников, обменивалась на товары в соседних странах. Дань выступала как главный способ содержания правящего слоя. Древнерусского государства. Собиралась она архаично, что, в свою очередь, отражало архаичный характер самого государства.

Древляне собрались на вече (наличие собственных княжений в отдельных славянских землях, а также вечевых сходов говорит о том, что в Киевской Руси продолжалось становление государственности). Вече решило: «Повадится волк к овцам, и перетаскает все, если не убить его». Дружину перебили, самого Игоря привязали к двум наколенным деревьям и разорвали надвое.

Со смертью Игоря закончился первый этап в развитии государственности на Руси. Игорь не допустил распада государства, хотя далеко не все его военные предприятия оканчивались удачей. Ему удалось отразить набеги и наладить на время отношения с кочевниками-печенегами, обитавшими в южнорусских степях. При нем продолжалось расширение границ на юг, к Черному морю, в результате чего русские поселения появились на Таманском полуострове. Удалось Игорю подчинить себе уличан, до того успешно сопротивлявшихся правителям Киева.

Власть получила хороший урок. Так проявила себя назревшая необходимость реформ, которые провела вдова Игоря правительница Ольга.

Любой образованный человек в нашей стране знает, кто такой Игорь Старый. Так называли князя Древней Руси, сына Рюрика и родственника Олега Великого, прозванного Вещим.

Рассмотрим более подробно жизнь и деятельность этого правителя древнерусского государства.

Краткие биографические сведения о рождении и детстве

Согласно летописным источникам, Игорь Старый прожил относительно длинную для тех времен жизнь. Родился он приблизительно в 878 году, а умер (тоже примерно) в 945-м.

Годы правления Игоря Старого охватывают период с 912-го по 945-й.

Герой нашего повествования был сыном Рюрика, который, по преданию, пришел на Русь со своими братьями и начал княжить в Новгороде, а позже стал единоличным правителем всего тогдашнего русского государства. После смерти Рюрика Игорь был мал годами, поэтому функции князя выполнял его родственник Олег (по одной версии, он был племянником Рюрика, а по другой — братом его жены).

Вероятнее всего, юный Игорь сопровождал Олега в его военных походах, где приобрел навыки военачальника и политического деятеля. Известно, что он занял престол отца не по достижении своего совершеннолетия и женитьбы, а после смерти Вещего Олега (согласно легенде, он умер от укуса ядовитой змеи).

Краткие биографические сведения о семье князя

Согласно официальной версии, год, в которой умер Олег, прозванный Вещим, является началом правления Игоря Старого. Это, как уже упоминалось, 912 год. К тому времени у молодого князя уже была семья.

По летописным источникам, когда Игорю исполнилось 25 лет, его женили на девушке по имени Ольга (ей было всего 13). Однако их сын Святослав родился только в 942 году (получается, что на тот момент Ольге должно было быть 52 года, что невозможно). На это обстоятельство указывают многие историки, поэтому считается, что возраст Ольги — будущей великой княгини и основоположницы христианства на Руси — был меньшим. Также существует предположение, согласно которому у Ольги и Игоря были еще дети, в частности, некоторые историки упоминают о двух сыновьях — Владиславе и Глебе, которые, вероятно, умерли в младых летах.

Также византийские источники указывают, что у князя были и другие родственники (двоюродные братья, племянники и проч.). Однако в русских летописях упоминаний об этих людях нет. Вероятнее всего, они не владели никакими землями и полномочиями, а входили в дружину князя Игоря. Современные историки считают такую версию наиболее обоснованной, потому что, скорее всего, в Древней Руси существовала традиция, характерная для европейских государств, согласно которой в официальных документах упоминался только сам правитель, его жена (жены) и дети, о других же родственниках (а следовательно, и претендентах на престол) не говорилось ни слова.

Военные походы на Царьград

Игорь Старый прославил себя как опытный военачальник. Известно, что он совершил не один военный поход на Византию. Православные народы, населявшие Византийскую империю, тогда сильно страдали от набегов варваров, которых они называли росами.

Историки отмечают следующие военные походы Игоря Старого:

1. По преданию, Игорь в 941 году приплыл в Византию в сопровождении тысячи кораблей, называемых «ладьями». Однако греки применили самое передовое оружие того времени — так называемый «греческий огонь» (смесь нефти и других горючих веществ), который сжег большинство военных кораблей. Потерпев поражение, Игорь Старый вернулся домой на Русь, чтобы собрать новое войско для нового военного похода. И ему это удалось.

2. В его военное собрание входили представители всех племен тогдашнего древнерусского государства, как славяне, так и русы, печенеги, древляне и др. Этот поход оказался более удачным для князя, в результате он заключил с византийцами мирный договор, предусматривающий выплату определенных материальных средств. В данном договоре, текст которого греки сохранили, упоминается как сам Игорь, так и его жена Ольга и их общий сын Святослав.

Игоря Старого

Князь прославился в веках как человек строгий и требовательный. Удачный завоеватель, он присоединял к своему государству новые земли, а затем обкладывал данью покоренные им племена. Правление Игоря Старого запомнилось усмирением уличей и тиверцев, древлян и многих других народностей.

Самое сильное сопротивлению князю оказали древляне (покорение их произошло на заре правления Игоря, в 912 году). Они отказались платить дань, однако Игорь со своей дружиной разорил древлянские поселения и в наказание обязал местных жителей платить еще больше, чем прежде. Древляне скрепя сердце согласились, но сильную обиду на князя в своих сердцах затаили.

Игоря Старого отличалась и новым способам сбора дани, который он сам называл полюдьем. Заключалась эта процедура в следующем: князь ежегодно вместе со своей дружиной объезжал подвластные ему территории и собирал «налог» с тех племен, которые там жили. Дань он брал натуральным способом: как зерном, мукою и иными продуктами питания, так и шкурами диких животных, медом диких пчел и прочее. Зачастую воины князя вели себя как дерзкие завоеватели, чем наносили немало обид простым людям.

Внешнеполитические успехи Игоря

Чем еще запомнился современникам Игорь Старый? Внутренняя и внешняя политика князя имела завоевательный характер, что неудивительно, особенно если вспомнить, каким был и сам Игорь (историки отмечают, что князь отличался крутым и вспыльчивым нравом).

Успехи его в военном плане также нельзя назвать скромными. Он вел себя как настоящий варвар, огнем и мечом прорубая «окно» в Европу того времени — Византийскую империю.

Помимо уже упоминавшихся нами выше двух военных походов на Византию, Игорь совершил такой же поход на Каспийское море. О нем рассказывают арабские источники, а вот в русских летописях об этом даже не упоминается. О результатах сего похода мало что известно, однако хазарские авторы полагают, что он имел некоторые последствия: войско Игоря получило богатые трофеи и вернулось домой с награбленным.

Также некоторые историки, опираясь на венгерские источники, полагают, что и с венграми заключил союз Игорь Старый. Внешняя политика князя в отношении этих племен носила союзнический характер, возможно, имели место определенные связи руссов и венгров, позволяющие им организовывать совместные военные походы на Византию.

Загадки личности

Правление Игоря Старого хоть и длилось много лет, но до конца не изучено вследствие отсутствия информации о ближайшем окружении князя и его действиях.

Скудность сведений об этой исторической личности, а также некоторые расхождения (например, относительно дат его жизни, годах правления, семье и смерти), которые встречаются в различных источниках, приводят к тому, что в биографии этого человека немало белых пятен.

Так, существуют разные предположения относительно того, кем была мать Игоря. Например, В. Татищев — историк петровской эпохи — предполагал, что ею являлась норманнская княжна Ефанда. Тот же Татищев считал, что по-настоящему героя нашего повествования звали Ингером, и только позже его имя трансформировалось в Игоря. Прозвище же Старый князь получил не во время правления, а гораздо позже, благодаря русским летописям, именовавшим его «древним» или «старым». А все потому, что Игорь был одним из первых Рюриковичей.

Основная идея правления Игоря

Очень прочно вошел в русскую историю князь Игорь Старый. Итоги правления этого русского властителя связаны с укреплением молодого древнерусского государства. Фактически Игорь продолжил политику своего отца и родственника Олега: он расширял государство, совершал военные походы, приносившие немало богатств, заключил с византийцами мирный договор, ввел систему налогообложения своих подданных.

Также Игорь смог оставить после себя могущественного наследника Святослава, который продолжил его дело. Тема самым Старый не только укрепил свою династию, но и усилил свое государство.

Смерть князя

Одним из самых известных эпизодов жизни Игоря стала его трагическая насильственная смерть.

Русские летописи так описывают это событие: князь Игорь Старый, завоевав древлян, ежегодно являлся к ним для сбора дани. Так же он поступил и в 945 году. Его дружина относилась к древлянам с пренебрежением, чинила много жесткости, чем вызывала их явное недовольство. К тому же у древлян был своей правитель по имени Мал, который воспринимал Игоря как победившего соперника.

Собрав с древлян достаточно дани, князь отправился со своей дружиной дальше, однако на обратном пути задумался над тем, что не взял столько, сколько хотел. Именно в этот момент роковую для себя ошибку совершил Игорь Старый. События последующего дня доказали это.

Князь отпустил свою большую дружину и вернулся к древлянам за новой данью с малым войском. Те, увидев, что у Игоря мало силы, жестоко расправились и с ним, и с его людьми. По преданию, князя привязали к верхушкам могучих деревьев и отпустили их. Вот такую лютую смерть принял Игорь от якобы покоренных древлян.

Месть Ольги

Русские летописи рассказывают нам не только о смерти князя Игоря, но и о той изысканной и страшной мести, которую использовала его жена — овдовевшая Псковская, оставшаяся с трехлетним сыном Игоря Святославом без попечения мужа.

Так, Ольга предала посланников от древлян жестокой казни (сожгла живьем), а после совершила военный поход на Искоростень и, взяв его приступом, безжалостно расправилась с жителями. Согласно легенде, она потребовала с каждого двора по 3 голубя и по 3 воробья. Получив эдакую своеобразную «дань», Ольга распорядилась привязать к каждой пташке трут и серу, зажечь их ночью и отпустить. Расчет хитрой княгини оказался верен: птицы вернулись в свои гнезда, под крыши домов… Позже сын Игоря Святослав посадил княжить над древлянами своего сына Олега.

Значение правления Игоря

Историки сходятся во мнении, что политика Игоря Старого в целом носила положительный характер и несла пользу Руси. Он заложил основы государственности, которая опиралась на личность князя, мощь его военной дружины и дипломатические умения. Порою жестоко и бесцеремонно подчиняя себе соседние племена, Игорь, тем не менее, строил новую систему отношений, которая позволяла перейти на новую ступень развития — от родоплеменного сообщества к государственному устройству.

Страница не найдена | Институт российской истории РАН

  Число публикаций на elibrary.ru 16297
  Число публикаций организации в РИНЦ 14589
  Число цитирований публикаций на elibrary.ru 137663
  Число цитирований публикаций организации в РИНЦ 117900
  Число авторов 405
  Число авторов, зарегистрированных в Science Index 218
  Индекс Хирша по всем публикациям на elibrary.ru 163
  Индекс Хирша по публикациям в РИНЦ 153
  g-индекс 221
  i-индекс 19
 

Позиция в рейтинге российских научно-исследовательских организаций по индексу Хирша

41
  Позиция по КПБР (Комплексный балл публикационной результативности) по направлению «Гуманитарные науки» за 2020 г. 10

Почему российская рекламная кампания в Facebook не имела такого успеха

На состоявшихся на прошлой неделе слушаниях в Конгрессе с участием руководителей Facebook, Twitter и Google возникло ощущение, что вмешательство России в президентскую кампанию 2016 года имело бешеный успех. «Если оглянуться на результаты, — сказал сенатор Марк Р. Уорнер (штат Вирджиния), — то это довольно хорошая окупаемость инвестиций». Юрист Facebook Колин Стретч, дав показания перед комитетом Палаты представителей по разведке, согласился: «Ясно, что они смогли привлечь относительно значительное количество подписчиков за относительно небольшую сумму денег.Вот почему эта деятельность кажется такой пагубной».

Законодатели подняли много шума о том, как такое вмешательство подрывает американскую демократию и угрожает национальной безопасности. около 115 000 голосов изменили бы исход, можете ли вы сказать, что ложная и вводящая в заблуждение пропаганда, которую люди видели на… Facebook, не повлияла на выборы?» — спросила сенатор Мази Хироно (штат Гавайи).И если реклама, показанная на прошлой неделе, была попыткой повлиять на выборы, то это была до смешного неудачная попытка. Общая потраченная сумма была меньше, чем та, которую я видел в Интернете на конкурентных гонках в Конгресс. Рекламные объявления не были хорошо нацелены на наиболее решительные состояния полей сражений. И тема была разработана, чтобы привлечь экстремистские голоса на политической периферии, а не убедить избирателей, колеблющихся между Дональдом Трампом и Хиллари Клинтон.

Пропагандистская победа Владимира Путина — это не сама реклама, а представление о том, что плохо ориентированная реклама на Facebook стоимостью чуть более 100 000 долларов может повлиять на президентские выборы.Это невозможно.

Для Соединенных Штатов важно признать, что действия России были прямой атакой на нашу демократию. Но точно так же, как мы не называем теракт победой террористов, те, кто ищет другие объяснения ноябрьских результатов, не должны поддаваться искушению объявить вмешательство России решающим. Помимо того, что это сильно преувеличенное представление о возможностях России, признание этих усилий геополитическим успехом подбадривает Россию в ее усилиях по подрыву западных демократий.

Новости о вмешательстве России привели к пугающим цифрам: 126 миллионов американцев достигли только Facebook, еще 20 миллионов – в Instagram и 1,4 миллиона твитов, отправленных аффилированными с Россией учетными записями за два месяца до выборы.

Тем не менее, российский контент составлял лишь крошечную долю из 33 триллионов сообщений, которые американцы видели в своих новостных лентах Facebook в период с 2015 по 2017 год. Всего 80 000 постов в Facebook.Facebook сообщил, что четверть рекламы никто не видел. И — средний пользователь Facebook просматривает 220 сообщений в новостной ленте в день — многие из остальных просто просматриваются, пролистываются и забываются.

С учетом того, что кампании Трампа и Клинтон потратили на Facebook 81 миллион долларов, в основном для мобилизации основных сторонников для пожертвований и волонтерства, покупка с низкой шестизначной суммой вряд ли повлияла бы на выборы. Усилия России выглядят еще менее влиятельными, если учесть крошечную сумму российских расходов на Facebook, направленных на ключевые штаты, являющиеся полем битвы — 1979 долларов в Висконсине, 823 доллара в Мичигане и 300 долларов в Пенсильвании.С предвыборной точки зрения кампания была на удивление бесхитростной.

Конечно, некоторые люди щелкали, лайкали и делились. В чем Россия, кажется, добилась большего прогресса — до и после выборов — так это в дальнейшем воодушевлении сторонников, используя их потребность в подтверждении своих существующих убеждений. Не имело значения, что те, кто подтверждал их убеждения, были иностранными противниками.

По крайней мере, в некоторых случаях это приводило к действию. Наиболее удачным случаем стал митинг против Трампа в Нью-Йорке 11 ноября.12, всего через пять дней после выборов. Более 33 000 человек проявили интерес к объявлению о мероприятии, размещенному российскими агентами, и в итоге его посетили тысячи человек. Известно, что рекламные расходы на продвижение митинга были мизерными — 1,93 доллара за обслуживание поста для 188 человек. Тем не менее, задевая больное место, новость об этом событии распространилась органично. И никто не удосужился заглянуть на страницу sockpuppet в Facebook, стоящую за объявлением.

Несмотря на то, что на прошлой неделе все внимание было сосредоточено на рекламе, по сравнению с обменом данными между друзьями, относительно небольшая доля российской кампании была связана с рекламой.Только 10 миллионов человек, охваченных рекламной кампанией, приняли участие в рекламной кампании, из 29 миллионов, которые напрямую читали русские посты в своих новостных лентах, и до 126 миллионов, которые узнали опосредованно через своих друзей в Facebook. Усилия России зависели от готовности некоторых американцев согласиться с этим и поделиться. Доверчивость этих пользователей социальных сетей — факт более тревожный, чем сама реклама, и с ним не так легко справиться с помощью политики.

Не говоря уже о ломаном английском, если русский контент показался некоторым пользователям Facebook совершенно нормальным и даже достойным публикации, то это потому, что он имитировал отличительные черты популярного контента социальных сетей.Социальные сети часто работают лучше всего, когда эмоционально обращаются к глубоко укоренившейся культурной идентичности. Вот почему дебаты о расе, поле и религии могут бушевать в социальных сетях так, как не обсуждают экономическую политику. Российские посты намеренно обращались к своей потенциальной аудитории — христианам или мусульманам, владельцам оружия или ЛГБТ-американцам, ветеранам вооруженных сил или сторонникам Black Lives Matter. «14-летний Ройс Манн довел до слез сотни людей после того, как исполнил слэм-стихотворение о привилегиях белых, жестокости полиции и движении Black Lives Matter», — говорится в наиболее успешном посте поддерживаемого Россией «черного активиста». Страница в Facebook — вдохновила на более чем 300 000 взаимодействий вокруг сообщения, неотличимого от чего-то доморощенного.Другое содержание было более мерзким и зловещим, сравнив победу Клинтон с сатанинским триумфом.

После этих разоблачений компании, работающие в социальных сетях, вероятно, примут исправления политики, которые снизят вероятность того, что иностранные агенты будут рекламировать напрямую американцам. К ним относятся ограничения на использование иностранной валюты для покупки политической рекламы и добровольные меры прозрачности. Положительны и предложения предупреждать пользователей перед тем, как делиться ложным контентом из сомнительных источников. Законодательные инициативы, такие как Закон о честной рекламе, также сделают политическую рекламу более прозрачной, но мало что сделают для того, чтобы остановить подавляющее большинство российских рекламных объявлений, явно не поддерживающих кандидата.Если не считать потрясений, значительно ограничивших использование социальных сетей в качестве средства для свободного выражения мнений, никакое законодательство не может предотвратить их использование в качестве векторов дезинформации или пропаганды со стороны иностранных держав, особенно когда социальные сети в значительной степени бесплатны и открыты для всех. Только более бдительные граждане могут обеспечить полноценную защиту.

Изменения Конгресса или социальных сетей могут решить эту проблему на поверхностном уровне. Но причина, по которой Россия смогла слиться с новостными лентами американцев, заключается в том, что эти уродливые разногласия были созданы для того, чтобы их можно было использовать, и, по сути, их использование остается потенциально эффективной и прибыльной стратегией социальных сетей — той, которая используется прямо здесь, в США каждый день.Это гораздо более важная проблема, чем запрет на покупку рекламы за рубли.

Twitter: @patrickruffini

Узнайте больше из Outlook и следите за нашими обновлениями на Facebook и Twitter.

Византийская империя: история и культура

Содержимое

Введение

Восточная Римская империя

Византийская империя

Далеко идущее влияние

Отказ

Осень

Введение

О термине «Византийская империя» иногда говорят как о государстве-правопреемнике Римской империи.

Византийцы, конечно, не считали себя таковыми; они считали себя римлянами, а свое государство — продолжением Римской империи. Однако для ясности современные ученые называют «Византийской империей» тот период Римской империи, который начинается примерно с 7 века.

Слово «византийский» происходит от названия древнегреческого города Византия; именно его римский император Константин (годы правления 324–337 гг.) расширил и перестроил в качестве своей новой столицы.Константинополь.

Великий город Константинополь стоял в самом сердце Византийской империи. Его официальное название было Новый Рим (Константинополь было его неофициальным названием и означает «Город Константина»). Как и в Риме, его более бедные жители получали бесплатно зерно, доставляемое из Египта, и это помогло его населению вырасти примерно до полумиллиона человек. В то время это был один из крупнейших городов мира.

Восточная Римская империя

Город стал столицей Восточной Римской империи.Это примерно охватывало земли, граничащие с восточным Средиземноморьем – Сирию, Палестину, Египет, Малую Азию, Грецию и Балканы. Здесь греческий язык был международным языком торговли и культуры с эллинистических времен; и он все чаще становился языком правительства в восточных провинциях Римской империи. Поскольку Константин был первым христианским императором, его город, Константинополь, с самого начала был крупным центром христианства.

Восточная Римская империя осталась нетронутой после того, как Западная Римская империя (включавшая Италию, Галлию, Британию, Испанию, Португалию и Северную Африку) пала перед немецкими захватчиками в пятом веке.Он лишь незначительно пострадал от вторжений того времени и действительно процветал в V и VI веках. Для населения в целом жизнь в Восточной Римской империи продолжалась почти так же, как и раньше. Было много великих городов, в которых жила нетронутая цивилизация, хотя и все больше отдалявшаяся от своих классических корней. Он все больше становился христианским, а не языческим, и греческим, а не латинским в языке и культуре.

Стабильность и сила имперского правительства в Константинополе в эти столетия были таковы, что оно завершило два великих проекта по кодификации римского права.Результатами стали Кодекс Феодосия (429–38) и Кодекс Юстиниана (529–34). Они были написаны как на латыни, так и на греческом языке и должны были стать основой для развития средневекового, а затем и современного европейского права.

Религиозные разногласия

Однако не все было хорошо с правительством империи. Вмешательство государства в религиозные дела означало, что разногласия между церквами Константинополя, с одной стороны, и церквей Египта и Сирии, с другой, ослабляли сплоченность государства.Поскольку император твердо стоял на стороне Константинополя, народы этих восточных регионов становились все более враждебными по отношению к имперскому правительству. Эти чувства должны были расти до тех пор, пока мусульманские армии не вторглись в империю из Аравии в 640-х и 50-х годах, местное население Сирии и Египта приветствовало их как освободителей, а не врагов.

При императоре Юстиниане (правил с 527 по 565 г. н.э.) империя смогла вернуть значительные территории, которые были потеряны Западной Римской империей в 5 веке.Северная Африка была отвоевана у вандалов, Италия — у остготов, а большая часть юга Испании — у вестготов. В это же правление был издан Юстинианский кодекс законов (см. Выше) и построен великолепный собор Святой Софии в Константинополе, а также крупные общественные здания в других городах; однако это также привело к некоторым неудачам для империи: кампании на западе лишили имперскую казну, а в 541–542 годах поразила смертельная чума, убившая, возможно, от четверти до трети населения империи.В 551 году в восточном Средиземноморье произошло сильное землетрясение, в результате которого погибли десятки тысяч человек и были разрушены города, от которых в некоторых случаях так и не удалось полностью оправиться.

В 7 веке Поздняя Римская империя понесла огромные территориальные потери. Массированная война с Персидской (Сасанидской) империей на время лишила ее наиболее ценных провинций — Египта и Сирии. При императоре Ираклии империя смогла победить персов, но почти сразу с востока возникла новая угроза.Это были арабские армии, которые хлынули из Аравии во имя своей новой религии, ислама. Теперь римляне навсегда потеряли Сирию, Палестину и Египет.

Между тем борьба с угрозами с востока истощила их военные ресурсы на западе, и римляне потеряли там многие из своих недавних завоеваний: большая часть Италии перешла к лангобардам, оставив римлянам анклавы территорий в северной, центральной и южная Италия; вестготы вернули себе всю южную Испанию; аварские и славянские захватчики двинулись из Центральной Европы на Балканы.Из своих европейских территорий римлянам осталась их столица Константинополь и прилегающая к нему территория, а также несколько анклавов в Греции.

Византийская империя

Именно с этого времени мы должны начать называть Позднюю Римскую империю Византийской империей. Этот термин придуман современными учеными и относится к старому названию Константинополя, Византии. Он указывает на то, что внутри империи произошли или происходили глубокие перемены.

Преображение империи

Большинство провинций, которые не были полностью захвачены арабами и славянами, стали зонами боевых действий, когда вражеские силы проникали вглубь византийской территории, несколько раз до стен самого Константинополя. В этих условиях византийское общество преобразилось до неузнаваемости из общества, которое было прежде. Исчезла бурная городская жизнь греческих и римских времен, которая была основой классической культуры. Города стали деревнями; уцелела лишь горстка городов, самым большим из которых был сам Константинополь, хотя даже его население, теперь лишенное зерна из Египта, сократилось до лишь части того, что было в VI веке.

Византийское правительство

Изменения в обществе и культуре, а также потребность в глубокоэшелонированной защите привели к революции в правительстве. Начиная с императора Ираклия, империя была разделена на военно-административные округа, называемые «фемами», построенные вокруг необходимости самообороны. В рамках этих тем византийское правительство способствовало созданию и росту класса независимых крестьян-воинов, обрабатывающих землю, принадлежащую государству и защищаемых от посягательств местных землевладельцев.В обмен на наследственное право на участки такой земли представители этого класса несли бремя защиты империи.

Язык и религия

греческий язык, долгое время являвшийся lingua franc a восточного Средиземноморья (см. выше), окончательно заменил латынь в качестве языка правительства.

Вытеснение латыни оказало большое влияние на религию и культуру. С этого периода византийские священнослужители обычно не знали латыни, а большинство западных священнослужителей больше не понимали греческий.Это означало, что обе группы все меньше и меньше разговаривали друг с другом, и это способствовало расхождению христианской церкви на отдельные ветви. В то время как их основные верования остались прежними, множество различных практик (например, дата самого важного христианского праздника, Пасхи) накопились, чтобы разделить их. В то время как западное христианство превратилось в католическую церковь средневековой Западной Европы, византийское христианство превратилось в греческую православную церковь.

Одно из основных отличий двух христианских церквей состояло в том, что, если на Западе Церковь стояла в стороне от светской власти и в значительной мере находилась в напряжении с ней, то в византийском мире Церковь в значительной степени подчинялась императору. Византийские императоры продолжали контролировать церковь, чего больше не было у королей и принцев Западной Европы. Одним из следствий этого было то, что разногласия в религии стали политическими проблемами; например, в VIII и IX веках и византийскую церковь, и государство время от времени раздирал вопрос о том, чтить или не почитать религиозные иконы — «коноборческий спор» (он разгорался в два основных периода, 726 г. -787 и 814-842).Этот спор закончился победой иконофилов – «иконолюбов». Иконопись должна была стать одной из основных форм искусства, практикуемых Византийской (греческой православной) церковью и ее дочерними церквями, такими как Русская православная церковь.

Тот факт, что определяющей чертой византийской цивилизации было то, что она была пронизана христианской верой, не помешал византийской интеллигенции, состоявшей в основном из монахов, духовенства и чиновников, прилагать согласованные усилия для сохранения классической цивилизации римлян и греки.Мы должны благодарить их за большую часть наших знаний о древнегреческой литературе, науке и мысли.

Далеко идущее влияние

В IX и X веках череда энергичных византийских императоров укрепила свой контроль над существующими провинциями и расширила свои границы во все стороны. Греческие и балканские земли были отвоеваны у славян, и была побеждена новая угроза со стороны группы степных кочевников, называемых булгарами, занять большую часть Балкан. На восточных границах империи византийские войска оттеснили территории империи в восточной части Малой Азии, заняв даже часть Сирии.

Это был также период, когда византийская «мягкая сила» достигла своего апогея. В основном это была работа византийских миссионеров. Особо выделяются два брата, Кирилл и Мефодий, которые в середине-конце IX века совершили обширную миссию к славянам Центральной и Восточной Европы. Они перевели части Библии на славянский язык, разработав первый славянский алфавит (позже известный как кириллица; он в значительной степени основан на буквах греческого стиля).

90 040 В результате деятельности Кирилла и Мефодия и многих других византийских миссионеров болгары, румыны, сербы и, прежде всего, Россия были обращены в византийское (православное) христианство.Поэтому, когда Византийская империя пала перед турками в 15 веке, православная церковь продолжала процветать среди этих народов.

Отказ

В 11 веке ситуация снова изменилась. В Италии византийский контроль над центральной Италией постепенно перешел к римским епископам, папам; а в северной Италии аналогичное развитие привело к возвышению большого торгового города Венеции под властью его дожей (первоначально византийских герцогов). Теперь византийцы потеряли свою последнюю точку опоры в южной Италии, когда их войска были изгнаны нормандскими авантюристами в 1071 году.

Гораздо большее значение имело катастрофическое поражение от рук турок-сельджуков в битве при Манцикерте (1071 г.). В результате они потеряли большую часть Малой Азии, которая была основным местом пополнения византийской армии. Это был удар, от которого империя так и не оправилась.

С XI века внутренние изменения также начали подрывать традиционные силы византийского государства. Власть дворян-землевладельцев росла и в конце концов захватила императорский двор.С этой позиции силы дворяне могли расширить свои владения за счет до сих пор независимого крестьянства и обратить их в крепостное право. Это ослабило способность византийского правительства комплектовать армии.

Катастрофа

Византийцы обратились к западным единоверцам за военной помощью, и это положило начало знаменитым крестовым походам западного христианского мира с целью отвоевать Иерусалим у мусульман. Это отнюдь не было безоговорочным благом для византийцев, и трения с жителями Запада в конечном итоге привели к захвату самого Константинополя во время 4-го крестового похода (1204 г.).

90 040 западных князей разделили между собой Византийскую империю в рамках того, что они называли «Латинской империей». Однако вскоре в Греции и Малой Азии были установлены византийские режимы в изгнании, и один из них, наконец, смог вернуть себе Константинополь в 1261 году и заново основать Византийскую империю.

Теперь это была всего лишь тень своего прежнего «я», и с конца 13 века его начала поглощать растущая мощь турок-османов. Наконец, в 1453 году османы захватили Константинополь, и в последующие годы османы уничтожили последние небольшие остатки Византийской империи.

Ассоциация Киевской Руси с Византийской империей : AskHistorians

Период Киевской Руси

В отличие от вышеупомянутых набегов Киевской Руси на Византийскую империю, многие воины Руси мигрировали на юг, в саму Византию. и работали наемниками у императора [3] . Эти наемники стали известны как Варяжская гвардия, и первыми среди них наверняка были русские воины; эти подразделения расширились, включив также англосаксов и скандинавов.В византийских документах конкретно упоминаются русские воины, служившие при Константине VII, который правил с ок. 900 до ок. 920. Важно отметить, что эти воины были христианами, что свидетельствует о начале некоего культурного осмоса между двумя цивилизациями (Летопись Нестора написана в двенадцатом веке, примерно через 200 лет после образования Варяжской гвардии).

Кроме того, в годы набегов Византия и Русь подписали ряд договоров, которые фактически сводились к перемирию.Где мы видим некоторое подлинное культурное влияние (опять же, в обоих направлениях), так это в договоре 944 года, подписанном Игорем Киевским (обратите внимание, что Игорь сейчас называет себя «киевлянином», а не «новгородцем», это произошло впервые). во время династии Рюриковичей и так более или менее начало) Киевской Руси и Романа I Византийской империи. Этот договор не только устанавливал особые правила взаимодействия двух армий, но и распространял на Русь по отношению к Византии и византийцев по отношению к Руси определенные правовые гарантии, совершенно неслыханные в Киево-Руси. юриспруденция [4] .Согласно новому соглашению, русским воинам больше не разрешалось убивать, воровать, грабить или иным образом причинять вред византийским торговцам и путешественникам. Точно так же он предписывал, чтобы торговые суда Руси были зафрахтованы пославшим их князем, тем самым устраняя опасения, что масса кораблей спускается на Константинополь со злыми намерениями. Это соглашение подготовило почву для улучшения экономических отношений Руси и Византии.

Отношения между двумя народами прервались на несколько лет в конце 960-х годов, когда Святослав I (Храбрый) вторгся в Болгарию, которая имела значительную границу с Византийской империей.Византийцы начали собственное вторжение, нарушив договор, и заставили Русь отступить за Карпаты (в наши дни Буковина, Румыния и Молдова — территории, которые каждое русское национальное государство пыталось вернуть) и заявили, что Болгария интегрировалась в вместо этого Византийская империя. Это ускорило византийско-русский договор 971 года:

[Русь] , поэтому не будет рассматривать ни нападения на [греческую] территорию, ни […] собирать армию или иностранных наемников для этой цели, ни […] подстрекать всякого другого врага против [царства] или против какой-либо территории, относящейся к нему, и в частности округа Херсонского, или городов прилегающих, или против Болгарии. Но если какой враг задумал напасть на [византийское] царство, [русское] противостоит ему и воюет с ним.

И как я дал присягу греческим императорам вместе с моими боярами и всеми моими подданными, так пусть мы сохраним этот договор в неприкосновенности. Но если не соблюдем какого-нибудь из вышеназванных постановлений, то или я, или мои сподвижники, или мои подданные, да будем прокляты богом, в которого веруем, а именно Перуном и Волосом, богом стад, и мы станем желтыми, как золото, и будем убиты собственным оружием.Считай истиной то, что мы сейчас заключили с тобой, даже в том виде, в каком оно начертано на этом пергаменте и скреплено нашими печатями.

См. стр. 89-90 Первичной хроники

Этот договор расширил условия версии 945, потому что он показывает верность, а не просто отношения по расчету. Также интересно отметить, что когда Святослав пишет от первого лица, он ссылается на своих собственных языческих богов Перуна и Волоса, но, как я упоминал ранее, христианский бог упоминается несколько раз в Летописи Нестора, показывая, что еще до крещения в массовом порядке Византийское христианство продвигалось на север, в южные районы Руси.

Внук Святослава Владимир Великий (или Святой Владимир, как его стилизуют в Православной Церкви) был ответственен за массовую христианизацию Киевской Руси. Можно поторопиться указать на этот момент как на момент наивысшего влияния Византии на Киевскую Русь, но опять же, это были в основном отношения по расчету.

Владимир посылал послов к лидерам всех авраамических религий (но в первую очередь, различных христианских конфессий) и в конце концов остановился на православии, так как считал ограничения, наложенные на верующих, наиболее гармонирующими с существующими нормами Киево-Русского общества- — , а не , потому что на него опирались византийцы или стремились скрепить совершенно противоестественный союз между бывшими врагами.

На самом деле, он, вероятно, выбрал бы ислам в качестве веры Руси, если бы не запрет на питье и требование обрезания:

6494 [986 г. н.э.] Владимир посетили булгары магометанского вероисповедания [Ислам] , который сказал: «Хотя ты и мудрый и благоразумный правитель, у тебя нет религии. Прими нашу веру и почитай Магомета». Владимир спросил, какова природа их религии. Они ответили, что верят в бога и что Магомет наставлял их делать обрезание, не есть свинины, не пить вина, а после смерти обещал им полное исполнение их плотских желаний.. . . Говорили они и другие ложные вещи, которые из скромности не могут быть записаны. Владимир слушал их, ибо любил женщин и снисходительность, о которых слышал с удовольствием. Но обрезание и воздержание от свинины и вина были ему неприятны. «Питье, — сказал он, — радость русов. Мы не можем существовать без этого удовольствия».

см. с. 97 из Первичная летопись

Последующее обращение Владимира в православие ознаменовалось также его женитьбой на византийской царевне Анне Багрянородной.Это привело к еще большему культурному влиянию Византийской империи: из-за родства Анны с византийским императором (который сам был производным от римского Цезаря) великая княгиня России стала именовать себя царицей , что буквально переводится как . Caesar-esse (как у дамы Цезарь) . Это ядро ​​более поздних русских правителей, именующих себя царь (произносится царь , перевод Цезарь ).

Следующие несколько поколений великих князей женились на скандинавских семьях, и династия находилась в почти постоянном конфликте, когда разные поколения братьев свергали друг друга в быстрой последовательности, за это время внук Владимира и будущий правитель Руси смог жениться на византийская правящая семья еще раз.Однако это еще один спорный момент, поскольку у византийского императора на момент бракосочетания (Константина IX) не было засвидетельствованной дочери, поэтому неясно, кем была эта принцесса (если она вообще существовала). Кроме того, в этот период происходит возобновление дружеских отношений между Византией и Киевской Русью, что задокументировано договором 1046 года между двумя народами [5] .

Это более или менее подводит нас к началу конца периода Киевской Руси, по крайней мере, в отношении прямых отношений между Византийской империей и Киевской Русью.

Так я обосновываю свое прежнее утверждение о том, что действительно явное византийское христианское культурное влияние на Русь происходило вне периода Киевской Руси: в течение почти 400 лет так называемых монголо-татарских желтков Русь была как физически, так и идеологически отделенной от Византии, которая все ближе и ближе подходила к краю, прежде чем окончательно рухнуть в 1453 году. Таким образом, на Руси произошло подобное явление, которое также хорошо задокументировано в Ирландии: идея изолированного христианства.Русское (да и вообще все славянское) христианство выработало свой язык (старославянский), свои обычаи, своих святых, праздники, свои толкования Писания и т. д. Так было до Великого Московского Синода 1666 года при митрополите Никоне. что русское христианство было возвращено в лоно того, что впоследствии стало восточным православием.

Почему омикрон так сильно ударил по Кони-Айленду и Брайтон-Бич?

Эксперты в области общественного здравоохранения говорят, что независимо от того, что произойдет в ближайшие месяцы или по мере развития пандемии, вакцинация будет оставаться важным средством защиты людей от наихудших последствий вируса. Но преодоление нерешительности в отношении вакцин во всех ее формах также будет оставаться сложной задачей.

«Я не знаю многих, кто говорит, что мы можем спрогнозировать, будет ли у нас новый вариант или будет ли он более опасным», — сказал Альберт Ко, эпидемиолог из Йельской школы общественного здравоохранения. .«Но суть в том, что лучший способ защитить наши уязвимые группы населения — это сделать их вакцинированными, и не только вакцинированными, но и обновленными».

Остается неясным, по какому пути пойдет коронавирус в будущем, но многие эксперты предсказывают, что он может стать сезонным и эндемичным, как грипп. И грипп дает ключ к разгадке проблем, связанных с тем, чтобы заставить людей регулярно делать прививку, даже от чего-то очень смертельного.

По данным CDC, за последнее десятилетие число людей, госпитализированных из-за гриппа в США, колебалось от 140 000 до 710 000 в год.За это время от гриппа ежегодно умирало от 12 000 до 52 000 человек. Тем не менее, только половина взрослых была вакцинирована во время прошлогоднего сезона гриппа, что является улучшением по сравнению с предыдущими годами. Среди взрослых старше 65 лет охват был намного лучше — 75% — но различия между расовыми и этническими группами все еще сохранялись.

в Нью-Йорке в Нью-Йорке есть около 2000 смертей каждый год от сезонного гриппа и пневмонии, регулярно делая его третьей ведущей причиной смерти в пяти мероприятиях, согласно депутату здравоохранения города.Но в прошлом году прививки от гриппа сделали только половине взрослого населения города — рекордное количество.

Хотя число взрослых, получающих прививки от гриппа, увеличилось во время пандемии, Ко сказал, что он опасается, что США «сделали шаги назад» с точки зрения нерешительности в отношении вакцин в целом за последние 20 лет. Но, по его словам, «COVID предоставил новую возможность учиться».

Пропаганда настаивает на том, что 26 графств являются нацией Ирландии

Размышляя о достойном праздновании 50-й годовщины убийства невинных демонстрантов за гражданские права в Кровавое воскресенье британским государством в Ирландии, мы должны удвоить наши усилия для установления истины и подотчетности за эти ужасные дела.

На следующий день после поминок представитель Ирландии в Совете Безопасности ООН Джеральдин Бирн Нейсон выступила по важному вопросу снятия напряженности между Россией и Украиной.

Одна часть ее заявления поразила меня, когда она хвасталась: «Ранее в этом месяце Ирландия отметила 100-летие завоеванной с таким трудом независимости. Точно так же, как мы не допустили бы, чтобы другое государство определяло нашу внешнюю политику и политику безопасности, Украина также имеет суверенное право выбирать свою собственную политику.”

Это постыдное искажение нашей истории должно быть оспорено. Столетие назад тогдашний премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж пригрозил ирландскому народу «немедленной и ужасной войной», если ирландские делегаты откажутся принять договор, согласно которому северо-восток нашей страны аннексируется, а оставшиеся разделенные 26 графств оставляются под властью ирландцев. Британская империя.

Это было только начало ужасной трагедии, когда новое правительство Свободного государства согласилось на вмешательство иностранной державы в дела и безопасность нашей страны.Затем они повернулись против Революционной армии, которая боролась за эту с трудом завоеванную свободу из-за их отказа сдать какую-либо часть нашей страны.

Британская военная поддержка (оружие и финансы) затем помогла правительству Свободного государства выиграть ужасную гражданскую войну, которая позорно закрепила за собой 100 лет британского плохого правления в Ирландии.

Джеральдин Бирн Нейсон, Постоянный представитель Ирландии при Организации Объединенных Наций. Фото: United Nations

Люди, живущие на северо-востоке Ирландии, слишком хорошо знают, как прошлые и нынешние преемники гражданской войны оставили нас на милость иностранной державы, которая ввела жестокий сектантский апартеид в этой части нашей страны.

Последним оскорблением правды является то, как эта политическая элита продолжает продвигать пропаганду о том, что 26 графств являются нацией Ирландии.

Майкл Хэган

Данмерри

Ко Антрим

Эффект пончика разрушает наши города

«Эффект пончика», вызванный плохим городским планированием, очевиден по всей Ирландии. Жилье во внутренних районах городов занимают студенты и краткосрочные, временные одинокие люди.

Семьи были вынуждены переезжать из центра города — из-за высокой арендной платы и высокой стоимости подходящего жилья — в пригороды, за которыми следовали предприятия, супермаркеты и школы.

Скоро центры наших городов превратятся в места проведения девичников и мальчишников, студенческих клубов по будням, а клиенты Airbnb получат остро необходимое жилье по выходным.

Об этом предупреждает Эдвард Глейзер в своей книге «Триумф города». По мере того, как семьи уезжают все дальше в пригороды и сельские районы, общественный транспорт становится менее жизнеспособным, общественные услуги становятся растянутыми, а работающие родители все меньше времени проводят со своими детьми.

Малый бизнес в центре города не выживет из-за низкой посещаемости, и магазины закроются. Это то, чего мы хотим?

Нуала Нолан

Боулинг Грин

Голуэй

Больница приносит извинения, просто управляя репутацией

Я пишу в ответ на две статьи Эогана Далтона относительно серьезных обвинений в неправомерных действиях против доктора Брендана Макканна, консультанта по неотложной помощи в Университетской больнице Уотерфорда (UHW) — Уотерфордская больница приносит извинения за «совершенно неприемлемое» поведение консультанта и Консультант больницы Уотерфорда приносит извинения еще двум женщинам за лечение (Irish Examiner, 25 и 26 января).

Для полного раскрытия информации Я работал в UHW регистратором медицинских специалистов.

Эти извинения от руководства жалкие, неискренние и неискренние. Была женщина, с которой столичная полиция ужасно обошлась в Великобритании, и она сказала это лучше всего: «Когда извинения не сопровождаются системными изменениями, все, что вы делаете, — это управление репутацией». получили личные извинения от консультанта, по-прежнему ли он является клиническим руководителем неотложной помощи, что делается руководством UHW и HSE в ответ на эти повторяющиеся неуместные вспышки.

Патрик Малкеррин

Тейлорс Хилл

Голуэй

Демократия подвергается дурной славе

В Британской палате общин мы наблюдаем желчное запутывание, «юридическую демократию» и отмену фактов. Мы делаем то же самое в этой стране, когда попадаются влиятельные люди или институты. Приходит отряд юристов. Разработан византийский и ледниково-медленный внешний механизм.Парламент стоит на паузе и ему затыкают рот, а власть имущие подрывают репутацию демократии. Эта повторяющаяся псевдоюридическая и псевдодемократическая ловкость рук разрушает общественное доверие к некоторым критически важным институтам.

Майкл Дизи

Бандон

Ко Корк

Неконтролируемая культура обращения с оружием в Ирландии

Широкое освещение в СМИ получил судебный процесс, связанный с охотником на оленей, который впал в ярость с мощной винтовкой, открыл огонь наугад и поставил под угрозу жизнь гвардейцев и невинных членов общественности.

К счастью, никто не пострадал в результате этого инцидента, но я считаю, что это еще раз подчеркивает опасность неконтролируемой культуры обращения с оружием. Едва ли где-нибудь в Ирландии вы можете избежать выстрелов, поскольку люди, которым нравится огнестрельное оружие, чувствуют необходимость нацеливаться на ошеломляющее множество видов птиц и животных.

Пулевое отверстие в лобовом стекле машины полиции, в которую стрелял Стивен Даулинг в Донегале.

Не следует забывать, что склонность к превращению живых существ в окровавленные трупы может снизить чувствительность «спортсмена», занявшегося этим хобби.

Я не утверждаю, что любой, кто охотится на животных, должен рассматриваться как изгой, но мы должны смотреть в лицо пресловутому слону в комнате (если он не был застрелен охотником за трофеями), когда мы обсуждаем вопросы, касающиеся к насилию и отсутствию контроля над оружием.

Джон Фицджеральд

Каллан

Ко Килкенни

Пенсионные оговорки в трудовых договорах

С интересом прочитал статью — Защита пенсионного возраста в 66 лет, рекомендует комитет Oireachtas (Irish Examiner, 2 февраля).

Совместный комитет Oireachtas по социальной защите, развитию общин и сельских районов выпустил отчет, в котором рекомендовалось «разработать законодательство, запрещающее использование положений об обязательном выходе на пенсию в трудовых договорах». В то время как этот отчет теперь должен быть представлен нашим национальным законодателям для рассмотрения. Я со всем уважением предлагаю, чтобы в общественных интересах вышеизложенная рекомендация была сначала передана в Верховный суд для обсуждения на следующих основаниях:

Если в трудовых договорах для пенсионеров указаны возрастные ограничения, не являются ли эти контракты неконституционными, поскольку они дискриминировать по возрастному признаку.

Тадг О’Донован

Фермой

Ко Корк

Апартеид Израиля против палестинцев

В свете недавнего разоблачительного доклада Amnesty International, показывающего, что Израиль совершает преступление апартеида против палестинского народа, давно пора, чтобы международное сообщество перестало оставлять Израиль безнаказанным за его преступления. В отчете Amnesty говорится: «Израиль навязывает систему угнетения и господства над палестинцами во всех районах, находящихся под его контролем: в Израиле и на ОПТ, а также в отношении палестинских беженцев, чтобы принести пользу израильтянам-евреям.Это равносильно апартеиду, запрещенному международным правом. Законы, политика и практика, направленные на поддержание жестокой системы контроля над палестинцами, сделали их раздробленными в географическом и политическом отношении, зачастую обнищавшими и находящимися в постоянном состоянии страха и незащищенности».

Нельзя допустить, чтобы эта ужасная ситуация продолжалась, действительно, это бессовестно так долго, несмотря на свидетельства многолетнего преследования палестинцев Израилем, какое пятно на всех правительствах, допускающих это.

Зои Лоулор

Координатор, Газа Экшн Ирландия

Южная кольцевая дорога

Лимерик

Три формы журналистики — Кертис Ярвин

Власть касается журналистики, потому что власть заключается в том, кому (или чему) верны люди. Лояльность подразумевает доверие. Поскольку у каждого человека только два глаза, люди должны видеть остальной мир за пределами своих глаз глазами людей, которым они доверяют.Когда они действуют в мире за пределами своих глаз — когда они действуют политически, — они зависят от этого доверия. Следовательно, любой, кому они доверяют, чтобы информировать их, является тем, кому они доверяют, чтобы контролировать их. Такое доверие было всегда — даже еженедельная служба в церкви — это буквальная журналистика.

Поскольку журналистика — это сила, форма власти — это форма журналистики. Это означает, что мы можем найти формы журналистики в современном мире и прочитать в них формы власти. Поскольку власть абстрактна и неуловима, и ее трудно описать напрямую, тогда как журналистика конкретна и легко поддается описанию, журналистика представляет собой идеальную карту власти.

Когда мы описываем режим в какой-то форме — монархии, олигархии или демократии — мы имеем в виду, что власть в этой форме доминирует над властью в других формах. Любой режим должен подавлять все другие потенциальные режимы. Олигархия должна ослабить или подавить любую альтернативу, которая стремится принять формы монархии или демократии.

Тем не менее, эти подавленные формы власти все еще существуют в ослабленной, порабощенной или иным образом неэффективной версии во всех обществах. Защищенные от клыков, их все еще можно наблюдать, позволяя изучающему власть изучать все три формы в настоящем времени.

Сегодня мы попытаемся увидеть все три через призму того, что называется «журналистика». Как мы увидим, сегодня в мире существует три формы так называемой журналистики. Они соответствуют трем аристотелевским формам силы: монархия, олигархия, демократия.

Имея четкую картину монархической журналистики, олигархической журналистики и демократической журналистики, проиллюстрированную примерами из реального мира, мы можем научиться правильному использованию аристотелевских категорий. Этот простой инструмент может научить нас не только тому, где мы и на карте, но и тому, где еще мы могли бы добраться, и, возможно, даже как мы можем туда добраться.

Корпоративные, государственные и некоммерческие СМИ

Давайте классифицируем семь организаций англоязычной журналистики — People’s Daily (Синьхуа), BBC, New York Times, ProPublica, New York Post, Epoch Times и Daily Звонящий. Можем ли мы разделить все эти достойные голоса на три категории? А как насчет государственных, коммерческих и некоммерческих?

Если эссе должно раскрыть тайну или хотя бы ответить на вопрос, то вот один из них. Читатели могли слышать такие ярлыки, как «корпоративная пресса» или «государственные СМИ».На первый взгляд кажется, что это правильные категории для пяти из семи учреждений — просто исходя из их структуры собственности и управления.

В конце концов, Синьхуа и Би-би-си — это государственные агентства («государственные СМИ»), тогда как «Нью-Йорк Таймс», «Великая Эпоха» и «Нью-Йорк Пост» — это частные корпорации («корпоративная пресса»). Принимая во внимание, что Daily Caller — некоммерческий фонд, как и ProPublica — что делает их обоих приемлемыми? Все это делает , а не правильным.

Интуитивно любому, кто хоть что-нибудь знает о том, как устроен мир на самом деле , правильный ответ кажется примерно таким: «Жэньминь жибао» (государственное агентство) относится к категории А; BBC (государственное агентство), ProPublica (некоммерческое) и New York Times (коммерческое) относятся к категории B; и New York Post (коммерческая), Daily Caller (вроде некоммерческой) и Epoch Times (загадочный культ кунг-фу???) относятся к категории C.

Но какой логический анализ может оправдать эту интуитивную отвечать? А что означают категории А, В и С? Они явно не о структуре управления.Они явно касаются роли института в политической системе, в которой он обитает.

Чтобы понять эту систему, нам нужно понять политику. Начнем с Аристотеля.

(Аристотель имел прямой доступ к многовековой истории, с тех пор большей частью утерянной, из сотен действительно независимых городов-государств. Вы живете на планете, которая с 1815 года принадлежит одному центру силы — оси Лондон-Вашингтон, точно так же, как непрерывен, как Рим-Византия.На протяжении более двух столетий этот глобальный режим не имел себе равных.Вы можете быть таким же умным, как Аристотель — размер его выборки на два порядка больше.)

Власть, форма и маскировка

Аристотель описал три формы правления — точнее, три формы власти: монархию, олигархию и демократию. Монархия – это власть одного. Олигархия – власть немногих. Демократия – это власть большинства.

Каждая из этих форм власти активно действует в современном мире. Ни одна форма не является хорошей или плохой по своей природе. Никакой другой формы никогда не существовало и не может быть.И ни одно сообщество никогда не было неуправляемым — правительство — это человеческая универсалия.

Было бы легко описать силу напрямую, за исключением того, что сила любит скрывать . Власть всегда желательна и всегда является целью; невидимая сила не может быть атакована; власть ненавидит признавать, что это такое. Власть любит приманку.

Мыслители от Бэджхота до Бёрнема отмечали, что режимы часто решают эту проблему, подделывая аристотелевские формы. Бэджхот говорил о достойных и эффективных государственных учреждениях; Бернем, около официальных и реальных учреждений.Любой, кто изучает приманку, формальный, достойный символ, как если бы это было настоящее животное, узнает меньше, чем ничего. Любой, кто нацелится на него, не нацелится ни на что.

Если режим претендует на звание монархии, но на самом деле является олигархией, атаки на власть имеют тенденцию нападать на видимую монархию, а не на скрытую олигархию. Это отличный камуфляж. У этих мумий даже не должно быть короткого периода полураспада. Примерно в прошлом тысячелетии в Японии существовала церемониальная монархия.

Конечно, есть и символические олигархии и символические демократии.Режим может притворяться монархией, а на самом деле быть олигархией (как парламент с королем-костюмом). Он может притворяться олигархией, а на самом деле быть монархией (подобно королю со штампованным парламентом).

Такие маскарады необходимы, потому что каждое правительство, чтобы оставаться стабильным, должно исключать любое другое возможное правительство. Поскольку самый простой способ сменить режим часто состоит в изменении формы режима, подавление двух других форм власти является эффективной защитой от этой атаки.Самый элегантный способ подавить одну из аристотелевских форм — это притвориться, что — это , а затем стать чем-то совершенно другим.

Прояснение трех форм

Еще раз: монархия есть правление одного. Олигархия — власть немногих. Демократия — это власть большинства.

В современном сознании каждый из аристотелевских терминов приобрел неуместные, сбивающие с толку коннотации, хотя сами термины важны. Чтобы использовать их правильно, мы должны отбросить наслоившиеся предположения и ассоциации, вернувшись к четким, нейтральным определениям.

Важно помнить, что любая форма может быть хорошей или плохой. Демонстрация того, что режим, претендующий на звание демократии, на самом деле является олигархией, не опровергает достоинств этого режима. Это показывает, что режим должен защищаться с помощью маскировки — одной из наиболее распространенных стратегий защиты режима. Что ж, каждый режим должен защищать себя.

Каждая форма может быть хорошей или плохой. Каждая форма должна защищать себя. Если хорошая олигархия должна защищать себя, притворяясь плохой демократией, у нас нет морального обязательства противостоять ей.В идеале каждый хороший режим мог бы защищаться правдой. Правила самообороны — это правила войны, в которой первое правило — выживание.

Аристотель дошел до того, что изобрел отдельные слова для хорошей и плохой версии каждой формы. Нет необходимости связывать моральную валентность с этими диагнозами. Было бы лучше разделить функциональные и церемониальные полномочия (по словам Бэджхота, «эффективные» и «достойные»), используя разные слова для настоящего автократа и простого короля костюмов.Но добавление префикса «символический» или «церемониальный» к последнему является достаточно хорошей условностью.

Монархия

Когда мы слышим монархия , мы думаем о монархии одновременно наследственной и церемониальной — ни одна из которых не имеет ничего общего с простым «правилом одного».

Церемониальный король не является правителем чего бы то ни было, и хотя наследственная монархия является общечеловеческой (безусловно, наиболее распространенной формой правления во времени и пространстве), она ни в коем случае не является исключительной универсальной.Наследственные королевства складываются в династии, и по определению первым королем любой династии является , а не избранный по наследству.

Слово самодержавие более четко связано с властью одного. Но большинству трудно использовать его за пределами современного мира, где он приобрел оскорбительные коннотации. Изучающим историю следует помнить, что, по выражению Ранке, все эпохи равны перед Богом, и каждое столетие одинаково важно, даже двадцатое. Гитлер и Сталин были самодержцев .Такими были Людовик XIV и Петр Великий. Форма кажется очень разнообразной в своем исполнении.

Исторически существует множество способов выбрать (и/или заменить) монарха. Некоторые мирные. Некоторые агрессивны. Некоторые даже демократичны. Короли и королевы, выбранные всеми способами, были чем-то средним между хорошим и плохим. Современные технологии даже предлагают новые способы выбора монархов, которые никогда не пробовали.

Такие несопоставимые периоды, как первый век до нашей эры и 20-й век нашей эры, оказались зависимыми от временной самодержавной власти — правильное использование римского термина «диктатор».Боясь долгосрочных последствий монархии, но привлеченные ее очевидной эффективностью, олигархии и демократии часто пытаются разделить разницу с ограниченным во времени королем.

Этот конец может быть определенным или неопределенным; в любом случае, это подразумевает период фактической анархии, когда диктатура возвращается. Даже если произойдет возврат к старой конституции, политический баланс сил после междуцарствия будет отличаться от баланса до него. Возникающая в результате нестабильность опасна как для режима, так и для нации.

Вообще, чем абсолютнее и постояннее самодержавие, тем оно устойчивее, а чем оно устойчивее, тем меньше беззаконной силы ему приходится применять, чтобы оставаться у власти, и тем больше упорядоченной свободы оно может предоставить своим подданным. Самые опасные и нестабильные автократии — это те, чья легитимность ненадежна, которые борются за свою жизнь с заслуживающими доверия и смертельными внешними или внутренними врагами. Ослабление монархии не делает ее безопаснее или ее подданных безопаснее от нее.

Одной из нерешенных проблем исторической политической инженерии является подотчетный монарх.Какой бы процесс ни выбрал следующего короля, этот процесс может пойти не так; и даже у лучшего короля может развиться опухоль мозга, он сойдет с ума и прикажет истребить ирландцев.

Частный сектор решил эту проблему с помощью корпоративного управления, которое на самом деле не является корпоративным управлением ; это корпоративная подотчетность . Если правление или, что еще хуже, акционеры управляют компанией, эта компания находится на грани смерти. Но генеральный директор остается подотчетным внешним директорам, не участвующим в управлении, заинтересованным только в результатах, которые могут назначить нового генерального директора в любое время и по любой причине.

Единственная проблема с переносом этой схемы на суверенный уровень заключается в том, что управление частным сектором зависит от более высокого уровня суверенного права, что не позволяет генеральному директору просто арестовать правление . Суверенный генеральный директор не несет ответственности ни перед какой высшей властью — если суд признает действие незаконным? Что ж, судей тоже можно арестовать…

Технология блокчейн предлагает возможное решение, поскольку смарт-контракт — это уровень закона выше даже суверена. Если совет директоров является анонимным держателем токенов в Интернете и если полномочия генерального директора предоставляются токеном, который буквально предоставляет криптографический контроль над системами вооружения сил безопасности, контракт Ethereum может выполнить бескровную кнопку Putsch — иным образом не нарушая абсолютных управленческих полномочий генерального директора.

Ты смеешься. Однажды это произойдет. Вы и тогда будете смеяться.

Олигархия

Точно так же есть много режимов олигархии .

Наша первая мысль часто плутократия , олигархия денег или собственности. Однако через три тысячелетия, от жрецов Амона до мулл Кума, мы видим теократию , олигархию эзотерического знания; а прокураторы Диоклетиана признавали брежневских комиссаров товарищами по практике бюрократии , ранговой олигархии.Наконец, мы видим аристократию — олигархию наследственности; геронтократия , возрастная олигархия; и клептократия , криминальная олигархия.

Плутократия, теократия, бюрократия, аристократия и геронтократия, как правило, встречаются на разных уровнях в каждой олигархии. Например, всех их можно найти в Гарварде. Легко найти простые принципы, применимые ко всем формам олигархии.

Олигархия, будучи властью немногих, подразумевает правило избрания этих немногих.Олигархия подразумевает различие ; немногие правящие должны быть выдающимися . Различие определяет форму олигархии. Богатство, престиж, ранг, генетика, возраст или насилие? Большинство олигархий на практике тяготеют к неприятному сочетанию этих различий.

Как правило, процесс различения включает некоторые формальные или неформальные учетные данные, которые наделяют олигархической властью. Неофициальные учетные данные сильнее — их труднее увидеть и сложнее конфисковать.Иногда полномочия выдаются непосредственно режимом; в остальных случаях он выдается по двухуровневой системе. Распространенным случаем является официальное удостоверение, выданное учреждением, престиж которого неформален.

Институты — это костей власти. Институты действуют как единицы, виртуальные индивидуумы произвольного масштаба выше индивидуума. Тем не менее, эти институты состоят из людей, и их путь к присоединению и росту определяет форму власти.

Кости бесполезны, если они ни к чему не подключены.Соединения кости — это другие единицы, которые соединяются с этой костью. Некоторые кости соединяются связками с людьми; некоторые кости соединяются сухожилиями с органами власти; некоторые кости соединяются с обоими.

Кто или что лояльно к учреждению? Какие люди и какие другие институты? Католическая церковь в период своего расцвета требовала (или, по крайней мере, оспаривала) лояльность как отдельных лиц, так и правительств. Рим мог сказать каждому христианину, что думать, и каждому христианскому королю, что делать.Учетные данные Рима были законными учетными данными.

Поскольку власть, в конечном счете, является волей общества, логично, что другие институты будут служить воле общества, а это значит, что они будут служить воле того органа, который направляет волю общества. В конце концов, отпадет необходимость в косвенности — сила будет слушать напрямую и подчиняться. Информировать верных христиан — значит отдавать приказы верным христианским королям, которым нет нужды передавать такие приказы через жестяной телефон голосующего мирянина.

Хороший общий принцип состоит в том, что власть олигархического института будет его престижем . Трудно найти примеры либо влиятельных институтов, которые не являются престижными, либо престижных институтов, которые не являются влиятельными.

В реальном смысле сила олигархического института есть его престиж, определяющий его влияние на другие «независимые» институты как через прямую институциональную лояльность, так и косвенно через влияние на общественность.

Если институт не имеет прямого авторитета у режима или других институтов, если он имеет авторитет только у общества, то это институт демократический, а не олигархический. Но олигархический институт, реально владеющий общественным мнением, еще сильнее.

Какие учебные заведения являются престижными? Каково финансовое, духовное, наследственное и т. д. происхождение престижа режима? Задавать этот вопрос в олигархии все равно, что спрашивать правящую династию в наследственной монархии, почему только ее первенцы становятся царями.Единственный ответ: , потому что . Почему папой является епископ Рима, а не епископ Парижа? Ответ тот же: , потому что . Эти факты исторически условны.

В конечном итоге все режимы основаны на инерции — они у власти, потому что у власти. Престижные институты в олигархиях престижны, потому что они у власти, а у власти потому, что они престижны. А поскольку они престижны и обладают властью, они привлекают самые талантливые кадры, повышая свой престиж.

Хотя добродетельны эти циклы или порочны, зависит от точки зрения наблюдателя, самоподдерживающийся цикл является сущностью инерции. Если этот цикл удается разорвать, учреждение перестает удерживать власть, или даже бороться за власть, или даже существовать.

Осенью ГДР день ото дня Министерство государственной безопасности («Штази») перестало быть престижным и стало позорным. Когда-то постыдное, оно моментально растворялось и уже не могло быть восстановлено, как Шалтай-Болтай.

Но Штази никогда не могла быть реформирована . Те, кто игнорирует этот урок, обречены на его повторение. Олигархии нельзя реформировать, их можно только заменить. И заменить их достаточно сложно; она требует не насилия, а всеобъемлющей силы.

Процесс смены режима начинается со стирания инерции предыдущего режима. Олигархии трудно растворить, потому что их инерция настолько децентрализована; они руководствуются престижем, а не положением, влиянием, а не командованием; нет ни одного формального «государственного» правительства, которое нужно закрыть, но есть и сеть могущественных «частных» институтов.

Тем не менее, составить список этих сущностей несложно. Но этот список, принципиально неформальный по своей природе, может быть составлен только принципиально неформальным образом. Следовательно, для роспуска олигархии требуется введение чрезвычайного положения; он требует принципиально беззаконных и абсолютных действий, чтобы поставить страну на упорядоченный путь к новому порядку. Не бывает смены режима без полного чрезвычайного положения — не начиная с олигархии.

Окончательная проверка олигархического режима заключается в том, соответствует ли его престиж истинной мудрости.Всегда ли престижные идеи являются мудрыми идеями? Или глупость может приобрести престиж? Если глупость в олигархии управляет престижем, глупость управляет властью. Поскольку олигархии очень стабильны, глупость становится трудно искоренить.

Демократия

Существует только одна форма демократии — власть многих. Поскольку демократия предполагает открытое, неорганизованное и неизбирательное участие во власти, любой открытый процесс можно считать демократическим — по отношению к сообществу тех, кому он открыт.

В истории большинство режимов были монархиями; почти все остальные — олигархии.Настоящая демократия имеет безошибочный аромат, обычно присутствующий только на низких уровнях — запах демократии из власти совершенно освежает — но в власти он становится вредным и невыносимым. Как писал Джон Адамс, «он скоро истощает, истощает и убивает себя».

Сократа казнила демократическая власть; даже линчевание является фундаментально демократическим осуществлением власти. Линчевание — это насилие толпы; насилие толпы, если толпа не является организованной толпой, является демократическим насилием.Например, бесполезно делать вид, что насилие толпы не было существенным аспектом Американской революции. Уважаемые консерваторы, как вы себя чувствуете?

(Если «демократия» является для вас по сути позитивным ярлыком — если невозможно избавиться от закрепившихся ассоциаций этого нейтрального технического описания — попробуйте заменить слово «политика» или «популизм». Если вы думаете, что «политика ” — это нечто другое, объясните вашу интересную идею «демократии без политики».)

Выборы демократичны — в той мере, в какой победителю предоставляется фактический суверенитет.Толпа отмены в социальных сетях не менее демократична. То, что китайцы называют «поисковиком человеческой плоти», является душой демократической власти, как и любой бунт или демонстрация. По определению, все эти процессы являются открытыми и мощными, хотя и не обязательно суверенными. Но что демократия, настоящая демократия , делала бы с суверенитетом, можно только догадываться по тому, что делает демократия без него.

Демократия – это власть вне институтов или без них. Необузданная забастовка, спонтанный бунт, вписанный победитель — все это глубоко демократические явления.Чистая демократия — недостижимая асимптота — всегда есть какая-то организация, структура, лидерство. И чем дольше сохраняется демократия, тем больше развивается недемократическая инфраструктура. Но мы всегда можем увидеть картину власти с небольшой организационной структурой или без нее.

Вот два почти совершенно демократических явления за последние пять лет, пока я пишу: желтых жилетов во Франции и «Конвой свободы» дальнобойщиков в Канаде. Опять же, координация ноль невозможна, но разница между группой в Facebook и Фондом Форда достаточно велика, чтобы напомнить нам очаровательную остроту Сталина о том, что «количество имеет собственное качество.”

Само собой разумеется, что эта категоризация не является похвалой. Желтые жилеты не достигли ровно ничего — еще одна версия символической демократии — и способность канадских дальнобойщиков достичь меньше , чем ничего, кажется вполне возможной. Это не делает их плохими людьми. Это даже не делает их тактику бесполезной. Но полезная тактика в рамках бесполезной стратегии или без стратегии может быть даже хуже, чем бесполезной.

В конечном счете, вопрос о том, может ли каким-либо телом — страной или сообществом — управляться демократическим путем, — это вопрос добродетели в римском, а не современном смысле, — не в том, является ли население мудрым , а просто в том, это сильный .

Слабая публика подобна семилетнему королю: на листке бумаги можно провозгласить, что он обладает властью, но он никак не может удержать реальную власть. Если демократия недостаточно сильна, чтобы победить организованную власть, олигархическую или монархическую, или если она может удовлетвориться властью символической, а не реальной, демократия будет побеждена.

А так как слабость господствует над силой, это злоупотребление естественным порядком, демократия должна быть побеждена — редко можно найти, чтобы слабый был мудрым.Являются ли слабые в Америке в чем-то мудрее своих правителей? В некотором смысле они есть. К сожалению, эта планка низкая.

Семь органов журналистики

Теперь, когда у нас есть эти четкие определения аристотелевских форм, мы можем легко увидеть, что наше интуитивное понимание категорий, в которые вписываются эти семь выходов, соответствует аристотелевским формам власти.

«Жэньминь жибао» — это монархическая журналистика. NYT, BBC и ProPublica — это олигархических журналистов.New York Post, Daily Caller и Epoch Times — это демократическая журналистика.

Опять же, эти ярлыки при правильном использовании не имеют валентности. Даже в качестве журналистики мы не можем сказать априори , какие формы власти превзойдут другие, не говоря уже о том, какие из них хорошие, а какие плохие.

Монархическая журналистика

Монархическая журналистика – это журналистика, находящаяся под контролем государства. Власть течет от режима вниз к журналисту, который является всего лишь органом этой власти.Для власти, текущей вверх — для журналиста, чтобы влиять на государство, а не государство, командующее журналистом — так же невозможно, как вода, текущая в гору.

Поскольку Синьхуа находится под контролем китайского государства и его идеологического органа, КПК, всем жителям Китая важно читать Синьхуа. Можно предположить, что все, что пишет «Жэньминь жибао», санкционировано режимом, который ею командует. Конечно, если нет, полетят головы. Синьхуа проповедует линию партии с 1931 года и, конечно же, не собирается отклоняться от нее.«Синьхуа» никогда не станет гончей собакой ЦРУ! Синьхуа — это истинный голос китайской народной революции…

В Китае законная журналистика — это не путь к власти. Журналистика не несет ответственности ни за установление истины, ни за формирование повествования. В Китае есть только один путь к власти — Коммунистическая партия Китая. Говорите, что хотите, о принципах «социализма с китайской спецификой» —

«Синьхуа» — это тип органа, который в европейской истории назывался газетой — официальной газетой, находящейся под непосредственным центральным командованием.Теоретически эта монархическая, милитаристская форма журналистики может находиться под командованием немонархического государства. На практике это кажется если не невозможным, то необычным. Ни у одной формы режима, кроме монархии, нет камней, чтобы управлять институтом журналистики — как содержать домашнего тигра.

Олигархическая журналистика

Олигархическая журналистика — это престижная журналистика — массовая журналистика, ужасные «мейнстримные СМИ».

Среди консерваторов наблюдается прискорбная тенденция к «корпоративным СМИ» — возможно, это один из самых вводящих в заблуждение ярлыков.The New York Times — это корпорация, пусть и с необычной структурой управления (не так много государственных корпораций, структура управления которых представляет собой наследственную монархию в пятом поколении). Но BBC — это государственное агентство (как Синьхуа), а ProPublica — некоммерческий фонд (как Daily Caller).

Тем не менее, NYT, BBC и PP, очевидно, одно и то же. Сотрудники будут свободно перемещаться между ними — резюме одного из этих работодателей будет хорошо принято двумя другими.История, рассказанная в одном, привлечет внимание двух других. Может быть, у них разный уровень престижа — но не очень разный. Ясно, что структура управления этими учреждениями отвлекает и не имеет отношения к какому-либо диагнозу.

В конечном счете, престиж означает связи с другими учреждениями. Престижная пресса является престижной прессой, потому что другие учреждения лояльны к престижной прессе. Теоретически они также лояльны к демократической власти, на которую авторитетная пресса влияет путем убеждения, но власть прессы над правительством является непосредственной и прямой.Он не должен проходить через выборы, чтобы вступить в силу. Если New York Times узнает, что кто-то является злодеем, Министерство юстиции может проверить, является ли он преступником.

Но ад замерзнет еще до того, как Министерство юстиции или даже президент укажут Times, что печатать. Неформальная связь между официальной властью и престижной западной прессой совсем не похожа на формальную связь между китайским режимом и «Жэньминь жибао». Командного отношения вообще нет .Даже Бог не распоряжается «Нью-Йорк таймс» — условие любой истинной власти.

В чем сила прессы престижа? Что вообще определяет, являются ли институты частью престижной прессы? Инерция — это один из ответов, но этого недостаточно. Это правда, что New York Times старая, а BBC довольно старая. ProPublica молода; тем не менее, ProPublica явно является частью престижной прессы.

Ответ заключается в том, что престижная пресса в конечном счете представляет собой олигархию людей, а не товарных знаков.Журналы могут присваивать журналистское звание. Но они не могли присвоить это звание, если не уважали его и не следовали его нормативным правилам. ProPublica, хотя и новая, является подразделением престижной прессы, потому что она нанимает только престижных журналистов и работает в соответствии с обычными институциональными стандартами гильдии.

Взамен режим поддерживает престижную прессу, не только принимая ее мнения за определение или, по крайней мере, асимптоту демократического общественного мнения, но и предоставляя ей исключительный доступ к секретной правительственной информации, откровенной информации. субсидия.

Престижная пресса всегда субсидируется. Он субсидируется двумя способами: путем предоставления доверия к своей продукции, так что решения правительства воспринимают его наблюдения как должное; и предоставляя ему достоверную информацию, чтобы престижная пресса получала самую лучшую информацию в первую очередь.

Эта доверенная информация может быть передана двумя способами: открыто, пулам или картелям, состоящим только из престижных журналистов; и тайно, через тайные «сливы». Утечки происходят только в том случае, если они служат интересам как прессы, так и режима.Практически невозможно сказать или увидеть, кто кем манипулирует — журналист или источник.

Если бы не было утечек, олигархическая журналистика не имела бы неотъемлемого коммерческого преимущества перед журналистикой демократической. Благодаря утечкам престижная пресса получает самую лучшую и самую свежую информацию — с неявным ожиданием того, что она играет в мяч. Если журналиста обрезают его незаконные «источники» в правительстве, его карьере может быть конец. Немногие читатели «газеты рекордов» понимают всю сложность брака между журналистом и источником.Но что бы это ни было — это системный беспредел.

Олигархическая журналистика, конечно, претендует на демократическую журналистику. К счастью, у нас есть настоящая демократическая журналистика, с которой можно сравнить.

Демократическая журналистика

Легко увидеть, что общего у New York Post, Daily Caller и Epoch Times: им никто не доверяет.

Точнее, им не доверяет никто, кроме их читателей. Таким журналам доверяют человек из человек. Однако нет учреждений , которые им доверяют.Следовательно, они должны быть отнесены к категории демократических .

Демократические СМИ не имеют никакого отношения к режиму, ни прямое (буквально говоря к самому правительству), ни транзитное (говоря через цепочку других учреждений). Они могут осуществлять только косвенную власть, изменяя сознание общественности и, таким образом, если режим чувствителен к общественному мнению, давая ему стимул к изменению. В зависимости от власти публики, эта власть может быть чем-то или ничем.

Демократический журнал не имеет входных соединений, которые допускают систематические и регулярные «утечки». У него нет выходных связей, которые влияют на решения и процессы режима. Все, что он имеет, — это его влияние на публику и любые косвенные последствия этого воздействия.

Легко понять, почему косвенное влияние NYP, DC и ET почти равно нулю. Есть только два способа, которыми демократический журнал может осуществлять власть: он может превратить своих противников в своих сторонников или он может организовать или активизировать своих сторонников.

Никто из тех, кто не является противником нынешнего режима, никогда не читает эти журналы. Блуждающие ссылки иногда могут оказывать влияние — они не совсем предназначены для этого. Все в стиле и оформлении этих веб-сайтов отталкивает правящий класс, от шрифтов до рекламы таблеток для полового члена.

Итак, все, что может сделать демократический журнал, — это организовать и/или активизировать своих сторонников. Например, обнаружив ноутбук неуклюжего сына кандидата в президенты, некоторые авторитеты бумеров-американцев решили передать его прессе, а не сразу загружать в Wikileaks, Instagram, Kiwi Farms или что-то еще.Возможно, кто-то смотрел слишком много фильмов о Супермене и решил, что сейчас все еще 1928 год.

Конечно, единственная пресса, которая принимала эту ленту, была демократическая пресса. (Представьте, если бы это был сын другого кандидата.) Итак, сенсация досталась New York Post, которая писала… истории. Эти истории генерировали… клики. Эти клики продали… таблетки для пениса.

Хотя верно то, что некоторые подписчики Post и даже посетители, не подписавшиеся на него, могли быть в ярости из-за истории о великом Охотнике и «Большом парне», каково было реальное воздействие их гнева? Что собираются делать республиканцы — голосовать дважды? Никто не читает New York Post, но не хочет голосовать (один раз).

Если бы эта история задумывалась как эффективное оружие, в ней нужно было бы не подчеркивать, а замаскировать эти истоки и связи. (На самом деле электронные письма были проверены с помощью DKIM — их невозможно подделать, — но это не имеет значения.) Чтобы найти путь к реальной цели — людям, чье мнение можно изменить, — их нужно было пройти через небольшую и постоянно меняющуюся группу людей, которые все еще имеют олигархический авторитет, но при этом необычайно честны и необычайно способны сочувствовать врагу.

Но та роль в распространении правды, которую в данном случае сыграли непрестижные голоса, моментально дискредитирует правду среди всех престижных голосов. Так история циркулирует среди бессильных за счет циркулирования среди сильных. Хорошая работа, Руди.

Поскольку демократический журнал не является истинным органом власти, но не играет никакой иной роли, кроме как подстрекательство к электоральной деятельности (независимо от того, идет ли речь о прибыли или убеждении), он склонен игнорировать те признаки официальной легитимности, которые выработала престижная пресса. — как навязчивая проверка фактов.Можно сомневаться, действительно ли проверка фактов делает прессу более заслуживающей доверия, но ее ценность заключается не в этом, а в поддержании внутреннего esprit de corps , чувства праведности, скрывающегося за утверждением непогрешимости, обеспечивающего право на власть. Все эти облачения престижной прессы являются частью государственного ритуала, столь же ненужного, сколь и необходимого.

Демократическая пресса, которая и не думает претендовать на какое бы то ни было право на власть, а существует только для того, чтобы бросать бомбы и собирать клики, в этой претензии просто не нуждается — и не имеет ее.Обычно он правильно передает факты, что является высшим стандартом, которому он должен соответствовать.

Несколько изображений трех форм

Опять же, предположим, что институты — это кости. Демократия бескостна — медуза власти. И монархия, и олигархия костлявы. У обоих есть институты.

Но в монархии эти институты подчиняются единому командному пункту; в олигархии те же самые институты являются «независимыми». Это не значит, что они правы или даже что они несогласованны — на самом деле, они часто сверхъестественно согласуются друг с другом.Но никто, вообще никто не может командовать «независимым» учреждением.

На рентгене демократии вообще нет костей, только мягкие пульсирующие ткани. Рентгеновский снимок монархии показывает скелет власти, подчиненный единой центральной голове. Рентгеновский снимок олигархии показывает децентрализованную сеть тканей, случайную тератому со странными узелками кости среди паутины коллагена. У каждой формы есть свои плюсы и минусы: демократию трудно победить, монархию трудно конкурировать, а олигархию трудно убить.

Демократию трудно превзойти, потому что ни один режим не может противостоять преданной и сплоченной энергии даже небольшого процента своего населения. Миллион людей может делать все, что захочет, тем более, что ни одна армия западного мира сегодня не будет стрелять по толпе. Миллион людей могут делать все, что хотят, но это должно быть их истинной волей. В большинстве периодов народ не хочет править и не способен править, что исключает любую значимую постоянную роль демократии. Иногда они могут действовать, но не управлять — прийти на одно мероприятие (выборы, демонстрацию, бунт и т. д.) в один день.Иногда даже такое безрисковое, бесплатное символическое действие, как голосование, им не под силу.

С монархией трудно конкурировать, потому что все эффективные институты являются монархиями. Если бы существовал лучший способ управлять компанией, не подчиняясь абсолютной власти генерального директора, или управлять рестораном, не подчиняясь абсолютной власти шеф-повара, или управлять фильмом, не подчиняясь абсолютной власти режиссера, кто-то, вероятно, изобрели это. Все, что у вас есть, было создано монархией — корпорацией во главе с генеральным директором.И если это было сделано в Китае, это было сделано монархией, в монархией.

Олигархию трудно убить, потому что ей нечего отрубить. Его инерция распространяется на многие учреждения и/или отдельных лиц. Смена режима требует отрицания всей инерции старого режима. Поскольку старый режим был децентрализован, очистка его институтов требует применения центральной власти в децентрализованном масштабе. Уже одно это гарантирует, что только монархия может заменить олигархию, что разочаровывает многих демократов.

царская водка олигархии

Но монарх без власти не имеет власти вообще. Следовательно, единственной возможной силой, способной вытеснить олигархию, должна быть некая смесь монархии и демократии. Демократия — это ракета; монархия является спутником.

Люди действуют не для того, чтобы сами взяли власть, а для того, чтобы отдали власть стабильному, эффективному и разумному новому режиму. У демократии нет энергии для непрерывного действия. Демократия в 21 веке — это не батарея , полезная для непрерывного суверенитета; это конденсатор , полезный для передачи суверенитета .

В идеале передача необратима. Спутник находится на орбите. Если есть механизм отмены запуска, он должен быть тщательно структурирован, чтобы не дестабилизировать новый режим. Некоторый риск и снижение производительности будут неизбежны, но это все же может сработать.

Падение советской империи, особенно то, что произошло в Восточной Германии и Чехословакии, является лучшей современной иллюстрацией, за исключением того, что цели этого незапланированного переноса не всегда были удачно выбраны.Толпы, свергнувшие восточные режимы, не взяли власти; они передали власть более ответственным властям или властям, считающимся ответственными — в данном случае западному режиму.

Но поскольку на Западе нет Запада, новый режим должен быть действительно новым. И по причинам, изложенным выше, он может добиться успеха, только соединив монархию с демократией.

Монархическая демократия

Эта смесь монархической демократии, конечно, распространена в прошлом веке, но не только в 20 веке.Его можно найти везде, где терпят неудачу олигархии, потому что это единственный способ вытеснить олигархию. У него, конечно, более короткое имя, но это имя исключительно уничижительное.

В этой формуле демократия делегирует свою полную политическую лояльность и поддержку партии, возглавляемой лидером. Если партия побеждает, она становится режимом, лидером которого является король. Избирателям, демонстрантам или другим общественным деятелям больше никогда не придется действовать — их работа, в случае успеха, является разовым мероприятием.

Эта партия может развиваться только вокруг лидера с прямой парасоциальной связью с очень преданными последователями.Партия, выбирающая своего лидера, уже является олигархической — скорее, лидер должен выбрать партию. Контрмонархические институты, в которых власть течет вверх или в стороны, а не вниз, исключены до тех пор, пока транспортное средство не достигнет орбиты.

Как только партия приходит к власти, она не должна оставаться партией. Он должен достичь своей окончательной формы, став режимом ни в коей мере не сектантским , который любит и лелеет всех своих подданных. Помогал ли какой-то человек, группа или класс привести ее к власти или яростно противостоял ей, никому не важно; конфликт исчерпан и стороны не имеют значения.

И лидер должен принять систему подотчетности: архитектуру преемственности, которая обеспечивает бесконечный ряд дееспособных монархов, никем не управляемых, но подотчетных за результаты какой-то независимой силе без возможности и/или стимула узурпировать сам суверенитет. Это сложная инженерная задача; даже с блокчейном это едва ли разрешимо.

Форма новых учреждений

Одним из учреждений любой такой партии является монархическое учреждение журналистики.Придя к власти, этот орган станет государственным агентством печати следующего режима. Создание государственного агентства печати следующего режима в виде корпорации или фонда, действующего, разумеется, с полным соблюдением и законностью при нынешнем режиме, кажется мыслимым.

В то время как сегодняшние живые органы монархической журналистики по качеству гораздо ниже лидеров олигархической журналистики (как и органы демократической журналистики), никакая сила не навязывает этот провал. Разве сама New York Times не является корпоративной монархией? И, как известно каждому из мира стартапов, новые вещи, как правило, работают лучше, чем старые.

Действительно, один из способов, которым будущий режим может продемонстрировать на языке престижа, понятном старому режиму, свое явное, очевидное и непреодолимое превосходство, состоит в том, чтобы произвести престижную работу явно более высокого объективного качества в области науки, искусства и буквы. Журналистика — лишь один из случаев этого принципа, но особенно актуальный и доступный случай. Опять же, вся эта работа может быть выполнена в полном соответствии с формальным законом и фактической властью старого режима — ничего не надо ждать.

Побежденный режим должен чувствовать себя побежденным. Никакая власть не побеждена, пока она не побеждена на своих условиях . Генерал военного режима должен быть схвачен или убит; здания бюрократического режима снесены; неформальная номенклатура интеллигенции должна быть выведена из ума, угроблена у собственной доски, с тайными встречами каждую ночь в каждом кампусе и маленькой птичкой, делающей секретные снимки отдела новостей NYT Slack — и, прежде всего, потока контента, который стыдит сильный эрудицией, свежестью, остроумием и мудростью, с которыми не может сравниться ни один законный источник при нынешнем режиме.

Династия, которая может создать и поддерживать такое питание, демонстрирует свое право брать власть и удерживать ее до тех пор, пока поддерживает такое качество обслуживания. По выражению Наполеона, всякое правительство безопасно, если им руководят лучшие люди. На монархической фабрике контента ответственными являются не создатели, а ответственные за них даже лучшие люди, часто пожилые и мудрые люди, состарившиеся из-за собственного творческого сока. Опять же, Times сама по себе является монархией, и из ее истории можно многому научиться.

За небольшими техническими исключениями (нет насущной политической необходимости в чистке FAA, Береговой охраны и т. д.), новому монархическому режиму небезопасно повторно использовать какие-либо институты старого олигархического режима. Эти институты были формально созданы для служения, но на самом деле созданы для того, чтобы править — власть в них текла вверх. Власть не должна течь вверх в монархических органах, иначе они станут олигархическими.

Два очевидных критических замечания

Создавать собственные институты новому режиму кажется невозможным по двум причинам: институты власти слишком велики, а у партии, не имеющей власти, никогда не будет достаточно сторонников.Эти причины разумны, но они ошибочны по трем причинам.

Во-первых, , ошибочно измерять размер задачи размером рабочей силы, выполняющей ее. Если организация этой рабочей силы представляет собой раздутую, безотчетную монополию — а любое западное правительство сегодня делает IBM похожей на стартап, — как только будет выявлена ​​реальная проблема, стоящая за ее работой, вполне может потребоваться на несколько порядков меньше персонала. А предыдущий опыт работы в старом режиме в большинстве случаев дисквалифицирует, так как это будет опыт плохого решения задачи.

Второй , монархический институт, в котором власть стекает вниз, должен ли , а не нанимать только лоялистов, потому что такой институт на самом деле управляется . Укомплектовать персоналом управляемое учреждение намного проще, чем укомплектовать персоналом рассредоточенную престижную сеть.

Лояльность — это хорошо, но лояльность плюс управление — еще лучше, и обычно, если вы как менеджер должны выбрать одну из них, вы должны выбрать управление. Штаб не должен быть лояльным к врагам партии или режима, но если управление надежное, любые лазутчики будут не более чем недовольными, которых едва ли стоит увольнять.

Третий , ошибочно полагать, что институты нового режима могут быть построены только под его собственным суверенитетом. Обычно огромный объем работы — особенно в информационном пространстве — может хотя бы начаться в частной, юридической дееспособности при старом режиме.

Вопросы Конфуцию

Мы показали, как аристотелевские политические формы монархии, олигархии и демократии проявляются в современном мире, особенно в области журналистики. Маскировка аристотелевской олигархии под «истинную демократию» и аристотелевской демократии под «популистскую политику» является особенно плодотворной уловкой, которую нужно разгадать.Как говорил Конфуций: чтобы реформировать государство, называйте все своими именами.

Более того, как только мы сорвем камуфляж, легко увидеть единственную возможную дорожную карту политических перемен. Эта дорога идет в прямо противоположном направлении от исторических инстинктов большинства популистов. Возможно, этот анализ неверен — что, если он правильный?

Что, если единственно возможная форма следующего режима будет не более демократичной, чем нынешняя олигархия, а более монархической? Что, если путь к стабильной, упорядоченной свободе лежит не через более слабое правительство, а через более сильное правительство? Что, если не только государственные ведомства старого режима, но и его престижные частные институты должны быть заменены, а не реформированы, при любой успешной смене режима?

Большинство студентов и политологов-практиков не готовы функционировать в рамках, в которых ответ на все эти вопросы положительный.Может быть, они должны быть.

[Чтобы воспрепятствовать комментированию с минимальными усилиями, я отключаю комментарии на неопределенный период времени — может быть, на день или два.]

Global Guerrillas

Написано анонимным другом, который также чувствует приближение долгой ночи сетевой тирании:

«Сегодня последний день 2018 года. Годы шли, он соответствовал своему предназначению, доставляя нас на одну полную орбиту вокруг Солнца. Хватит ретроспектив: давайте разбираться, что нас ждет в 2019 году.

Грядущий год будет исключительно трудным для республики, может быть, даже уникальным. Два основных потока событий при их слиянии приведут к экстраординарным результатам: начало цикла президентской кампании 2020 года и почти неизбежный импичмент президента новой Палатой представителей Демократической партии. (Импичмент Палаты представителей, скорее всего, увенчается успехом, а осуждение и отстранение от должности Сенатом, скорее всего, потерпит неудачу.) Механизмы всего этого дадут императивы для максимального поведения всех сторон.Станет невозможным идти на компромисс, не сообщив другой стороне о фатальной слабости, невозможно отступить, не будучи принесенным в жертву своими собственными.

Представьте себе, если хотите, мгновенную истерию выдвижения Кавано — мгновенную, потому что ее главные виновники на самом деле не верили в свои собственные непосредственные дела — возродились и перешли в постоянное состояние, с реальным чувством экзистенциальной угрозы, оживляющим всех участников. Это наш вероятный 2019 год.

Это не остается внутри Кольцевой дороги.Это означает усиление идеологического конфликта как постоянную черту обычной американской жизни. Мы не видели многого из этого раньше — борьба 1960-х и 1970-х годов была довольно локализована во многих отношениях, а борьба 1860-х годов была в основном региональной — за одним важным исключением. Это исключение — сама американская революция, когда соседи действительно восстали друг против друга во имя политической теории в процессе более жестоком и беспощадном, чем помнит народная память. Но даже это пока не совсем шаблон, потому что сторонников свободы в 2019 году, похоже, не так много.Более уместным, наверное, является пример Франции с ее собственной традицией идеологического самотерроризма, лишенной всяких хороших парней, будь то в 1792-1794, 1870-1871 или 1958-1962 годах.

На протяжении всей нашей жизни самой серьезной угрозой жизни, свободе и имуществу среднего американского гражданина всегда было федеральное правительство. Опасность в 2019 году заключается в том, что следствием нарастающей дисфункции этого федерального правительства станет замена этой самой серьезной угрозы одной гораздо более серьезной, гораздо более злобной и гораздо более безжалостной: нашими собственными соседями.

Совершенное выражение демократического общества — это, в конце концов, Твиттер.

Это вероятный 2019 год, и вы должны к нему подготовиться. В прошлые времена одним из путей подготовки и защиты было отступление. Тот проспект закрыт. Нет ни отступления, ни убежища в федерализме или сообществе; нет «варианта Бенедикта». Мы сделали нашу общественную площадь неизбежной и вездесущей — у нас даже есть электронная 大字报, хотя обычно нам не хватает остроумия или перспективы, чтобы понять, что это означает. Таким образом, подготовка — это не поиск безопасной гавани.Это также не подготовка к бою и капитуляции перед ужасной машиной массовой демократии в ее низшей точке. Пусть это делают фанатики: в их игре нет победы.

Единственная подготовка, которая имеет значение, — это вести себя и свою семью так, как будто это совершенно другая эпоха.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.