Как развивались военные действия в 1915 1916 гг: Как развивались военные действия в 1915 —1916 гг.? — Каковы были итоги этих кампаний?

Содержание

Как развивались военные действия в 1915 —1916 гг.? — Каковы были итоги этих кампаний?

Военные действия в 1915 г. Следующую кампанию германское командование решило целиком посвятить разгрому русских войск. Из Франции было переброшено около 30 пехотных и 9 кавалерийских дивизий. В феврале 1915 г. русские войска перешли Карпаты, а в марте после длительной осады взяли Перемышль. В плен сдались около 120 тыс. солдат и офицеров противника.  Однако пассивность западных союзников России позволила германскому командованию начать 19 апреля (2 мая) 1915 г. наступление на Восточном фронте. Под натиском противника, обладавшего огромным превосходством в вооружении, оборона русской армии в районе местечка Горлицы была прорвана. Войска Юго-Западного фронта покинули Галицию. Одновременно германские войска наступали и в Прибалтике. Чтобы избежать окружения, русские оставили Польшу. В 1915 г. Россия потеряла убитыми, ранеными и пленными около 2 млн. человек.
В августе 1915 г.

Николай II принял на себя верховное командование, надеясь своим авторитетом переломить ход событий. К октябрю 1915 г. фронт установился на линии Рига — Барановичи—Дубно.  На Западном фронте в 1915 г. обе стороны вели бои местного значения. В 1915 г. Антанта, пообещав удовлетворить претензии Италии полнее, чем предлагала Германия, привлекла эту страну на свою сторону (до этого Италия соблюдала нейтралитет).
Осенью 1915 г. началось наступление австро-германских и болгарских войск на Сербию. Сербская армия сопротивлялась два месяца, но затем была вынуждена отступить в Албанию. Часть сербских войск флотом Антанты была перевезена на греческий остров Корфу.  Кампания 1915 г. не оправдала надежд обеих коалиций, однако ее ход был более благоприятен для Антанты. Германия, не сумев ликвидировать Восточный фронт, оказалась в тяжелом положении.
Военные действия в 1916 г. 21 февраля 1916 г. германское командование начало на Западе Верденскую операцию. В ходе ожесточенных боев обе стороны понесли огромные потери, но прорвать фронт немцы так и не смогли.
22 мая (4 июня) русский Юго-Западный фронт (командующий генерал А. А. Брусилов) перешел в решительное наступление. Оборона австро-германских войск была прорвана на глубину от 80 до 120 км (Брусиловский прорыв). Сюда было срочно переброшено 11 немецких дивизий из Франции и 6 австро-венгерских дивизий из Италии.
Наступление Юго-Западного фронта облегчило положение французов под Верденом, спасло от разгрома итальянскую армию. На стороне Антанты в войну вступила Румыния. Однако ее действия были неудачны. Россия вынуждена была образовать свой Румынский фронт.  В июле 1916 г. англо-французские войска предприняли наступление на реке Сомма. Оно продолжалось до середины ноября, но союзники, несмотря на колоссальные потери, продвинулись всего на 5—15 км, так и не сумев прорвать германский фронт.
Войска русского Кавказского фронта успешно провели ряд операций, взяв города Эрзурум и Трапезунд.  К концу 1916 г. превосходство Антанты стало очевидным. Германия была вынуждена обороняться на всех фронтах.

91. ВОЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ В 1915–1916 ГГ. История нового времени. Шпаргалка [litres]

Читайте также

Часть 3. 1915 и 1916 годы (кроме сражения на Сомме)

Часть 3. 1915 и 1916 годы (кроме сражения на Сомме) Авиация — необходимый род войск. Начальник полевого воздушного флота. Его деятельность. Затруднения. — Морской воздушный флот. — Самолеты «С», «Е» и тяжелые самолеты. Артиллерийские авиационные отряды. Влияние

Глава 4 БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА КАВКАЗЕ В 1914-1915 ГОДАХ

Глава 4 БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ НА КАВКАЗЕ В 1914-1915 ГОДАХ Верховным главнокомандующим турецких вооруженных сил номинально считался султан Мехмед V. Фактически же армией командовал военный министр Энвер-паша. Начальником генерального штаба был немецкий полковник (впоследствии

Глава XXI РОЖДЕНИЕ ЧАРЛИ (ЧАПЛИН в 1915–1916 гг.

)

Глава XXI РОЖДЕНИЕ ЧАРЛИ (ЧАПЛИН в 1915–1916 гг.) Год, проведенный Чаплином на киностудии „Кистоун”, был для него годом ученичества. Его творческое лицо и созданный им персонаж выявятся в 1915 году в 14 фильмах, для которых он написал сценарии, которые режиссировал и в которых

Глава 5 Вильно-Молодеченская операция (3 сентября-2 октября 1915 года) и стабилизация фронта в конце 1915 — начале 1916 гг.

Глава 5 Вильно-Молодеченская операция (3 сентября-2 октября 1915 года) и стабилизация фронта в конце 1915 — начале 1916 гг. Результатом первых решений Императора Николая II по улучшению положения в армии и в целом на фронте явилась Вильно-Молодеченская операции (3 сентября — 2

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ДОРОГА К СОММЕ, ДЕКАБРЬ 1915 — 1 ИЮЛЯ 1916

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ДОРОГА К СОММЕ, ДЕКАБРЬ 1915 — 1 ИЮЛЯ 1916 Донесения, как правило, приходят с запозданием; почти всегда сведения, содержащиеся в них, недостаточны и зачастую противоречивы.

В силу этого обстоятельства командир сможет выполнить поставленную задачу и подчинить

Военные действия

Военные действия Детальных описаний битв и прочих боевых действий столь седой древности практически не существует. Встречаются лишь сжатые сообщения, в совокупности дающие некоторую картину.Перед началом военных действий и после их окончания проводилась, как уже

3. Как складывалось положение на фронте и в тылу в 1915–1916 гг.?

3. Как складывалось положение на фронте и в тылу в 1915–1916 гг.? К началу 1915 г. стало очевидно, что в реальности война заметно отличалась от той, какой она виделась сотрудникам генштабов великих держав в предвоенный период. В связи с тем, что война приобрела затяжной характер,

Военные действия

Военные действия Людовик умел учиться на своих ошибках, и этот тяжёлый урок не прошёл для него даром. Вернувшись обратно, Людовик провёл расследование о том, кто мог доложить Карлу о его агентах в Люттихе. В итоге военачальник Шарль де Мелон, герцог Немурский и епископы

Военные действия и внутреннее положение в 1915–1916 годах

Военные действия и внутреннее положение в 1915–1916 годах В течение 1915 г. на Западном фронте не было крупных боев. Это стало возможным потому, что германское командование приняло решение перенести в 1915 г. главный удар своих армий на Восточный фронт, чтобы вывести Россию из

50 РОССИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ (СОБЫТИЯ 1915–1916 ГГ.)

50 РОССИЯ В ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ (СОБЫТИЯ 1915–1916 ГГ.) В 1915 г. военные действия Германия перекинула на Восточный фронт. Несмотря на упорное сопротивление русской армии, Германии удалось захватить Польшу, часть Прибалтики, Западной Белоруссии и Западной Украины.

Неудачи

Глава III. Великий Ютландский скандал (1915—1916 гг.)

Глава III. Великий Ютландский скандал (1915—1916 гг.) И пусть никто не ждет Ни лавров, ни награды, Но знайте, день придет: От равных вам дождетесь Вы мудрого суда И равнодушно взвесит Он подвиг ваш тогда Р. Киплинг К концу 1914 г. активность германского военного флота в Северном

1915 – 1916 гг.

1915 – 1916 гг. ПИСЬМА А. М. КОЛЛОНТАЙО письмах В. И. Ленина А. М. Коллонтай в Америку известно из его же письма к ней от 6 (19) марта 1916 года: «Я дьявольски злился, что «благородная» Франция конфисковала (факт!) ряд моих заказных писем к Вам в Америку» (Сочинения, 4 изд., том 36, стр. 339).

Первая мировая война. Компания 1915 года

Содержание:

Введение

Я выбрал тему «Россия в Первой мировой войне», потому что мне интересен этот период, потому что он сильно повлиял на дальнейшую судьбу России и поэтому в своей работе я хочу рассмотреть роль России в Первой мировой войне. Эта война стала поворотным пунктом в истории, и не только нашей страны, но и мировой истории. Он был несправедливо «забыт» в течение 70 лет. Очень мало исследований было сделано по истории Первой мировой войны, и те, которые были написаны в терминах осуждения войны. И я хотел бы объективно изучить это событие.

Для более полного раскрытия темы я считал необходимым разобраться в причинах войны, выяснить, в чем ее причина, проследить, как развивались военные действия, изучить события войны, ставшие переломными в ее ходе, понять, как и почему был заключен Брестский мир.

Повод для войны

15 (28) июня 1914 года в боснийском городе Сараево сербский террорист Гаврило Принцип расстрелял наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца Фердинанда и его жену. 10 июля Австро-Венгрия, подозревая сербское правительство в причастности к убийству, предъявила Сербии ультиматум с требованиями запретить деятельность антиавстрийских организаций, наказать сербских пограничников, которые помогали террористам, и разрешить австрийским представителям участвовать в расследовании убийства.

Сербы приняли все выдвинутые требования, за исключением одного, противоречащего конституции Сербии. Австро-Венгрия разорвала дипломатические отношения с Белградом и объявила войну Сербии 15(28) июля. Ее действия были поддержаны Германией. Император Вильгельм II Гогенцоллерн призывал: «С сербами надо покончить, и немедленно.» В Вене и Берлине были уверены, что дело ограничится короткой и победоносной войной с Сербией. Однако война в считанные дни превратилась в мировую.

Причины и характер войны

Я начну свой очерк с основных причин Первой мировой войны. Первая мировая война возникла в результате обострения политической и экономической борьбы между крупнейшими империалистическими странами за рынки сбыта и источники сырья, за передел уже разделенного мира. В начале двадцатого века раздел мира уже закончился, на земном шаре не осталось территорий, которые еще не были захвачены капиталистическими державами, нет больше так называемых «свободных пространств». Оно пришло,- заметил В. И. Ленин, — неизбежно наступила эпоха монопольного обладания колониями, а, следовательно, и особенно обострилась борьба за раздел мира».

В результате неравномерного, резкого развития капитализма в эпоху империализма одни страны, вставшие на капиталистический путь развития позже других, в короткий срок догнали и обогнали в технико-экономическом отношении такие старые колониальные страны, как Англия и Франция. Особенно значительным было развитие Германии, которая к 1900 году превзошла эти страны по объему промышленного производства, но значительно уступала по размерам колониальным владениям. Из-за этого интересы Германии и Англии сталкивались чаще всего. Германия открыто стремилась захватить британские рынки на Ближнем Востоке и в Африке.

Колониальной экспансии Германии противостояла Франция, которая также обладала огромными колониями. Очень острые противоречия между странами существовали из-за Эльзаса и Лотарингии, захваченных Германией в 1871 году.

Своим проникновением на Ближний Восток Германия представляла угрозу интересам России в Черноморском бассейне. Австро-Венгрия, действуя в союзе с Германией, стала серьезным конкурентом царской России в борьбе за влияние на Балканах.

Обострение внешнеполитических противоречий между крупнейшими странами привело к разделению мира на два враждебных лагеря и образованию двух империалистических группировок: Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и Тройственного соглашения, или Антанты (Англия, Франция, Россия).

Война между крупнейшими европейскими державами была выгодна американским империалистам, так как в результате этой борьбы были созданы благоприятные условия для дальнейшего развертывания американской экспансии, особенно в Латинской Америке и на Дальнем Востоке. Американские монополии делали ставку на максимальное извлечение выгод из Европы.

Готовясь к войне, империалисты видели в ней не только средство разрешения внешних противоречий, но и средство, которое могло бы помочь им справиться с растущим недовольством населения своих стран и подавить нарастающее революционное движение. В ходе войны буржуазия надеялась разрушить международную солидарность рабочих, физически истребить лучшую часть рабочего класса для социалистической революции.

В связи с тем, что война за передел мира затронула интересы всех империалистических стран, в нее постепенно втянулось большинство государств мира. Война стала мировой войной, как по своим политическим целям, так и по своим масштабам.

По своей природе война 1914-1918 годов была империалистической, агрессивной и несправедливой с обеих сторон. Это была война за то, кто должен больше грабить и угнетать. Большинство партий II интернационала, предав интересы трудящихся, поддержали войну в поддержку буржуазии и правительств своих стран.

Большевистская партия во главе с В. И. Лениным, определив характер войны, призвала к борьбе с ней, к превращению империалистической войны в гражданскую.

Вступление в войну

Россия была союзницей Сербии и 18 июля объявила всеобщую мобилизацию. Это решение было принято Николаем II под давлением министра иностранных дел С. Д. Сазонова и начальника Генерального штаба Н.Н. Янушкевича.

Первоначально царь подписал приказ о всеобщей мобилизации 29 июня, но в последний момент отложил его распространение. Николай 2 получил телеграмму от императора Вильгельма II, обещавшего добиваться соглашения между Россией и Австро-Венгрией.

19 июля Сазонов получил аудиенцию у царя. Он договорился с Янушкевичем, что в случае положительного решения вопроса о мобилизации он позвонит ему прямо из Петергофского дворца. Он немедленно отдаст приказ о мобилизации всех военных округов. «После этого, — заверил Янушкевич, — я выйду из дома, сломаю телефон и вообще сделаю так, чтобы меня больше не могли найти для новой отмены всеобщей мобилизации.» Когда согласие царя было получено, Сазонов сообщил об этом Янушкевичу и добавил: «Теперь вы можете сломать свой телефон.»

Германия потребовала от России отменить мобилизацию. Получив отказ, немцы вечером 19 июля объявили войну России, на стороне которой стояли Франция и Англия.

Поначалу почти все участники войны надеялись, что боевые действия продлятся всего несколько месяцев. В манифесте Николая II о войне с Германией говорилось: «В страшный час испытаний пусть забудутся внутренние распри. Пусть еще теснее укрепится единство царя с его народом, и пусть Россия, поднявшаяся как один человек, отразит смелый натиск врага.» Либеральная оппозиция поддержала это единство. Почти все депутаты Думы проголосовали за военные займы. Воздержались только социалисты.

Значительная часть населения встретила войну с энтузиазмом, нисколько не предвидя грядущих лет лишений. 20 июля на Дворцовой площади Петербурга, в присутствии огромной толпы, царь поклялся на Евангелии и иконе вести войну до тех пор, пока на русской земле не останется ни одного врага.

Однако патриотический подъем иногда принимал уродливые формы. В Петербурге толпа, в том числе студенты, разгромила здание германского посольства, разбила витрины в магазинах и фирмах, принадлежащих немцам. Правительство развернуло кампанию против так называемого «немецкого господства». Правительство получило полномочия ликвидировать торговые и промышленные предприятия эмигрантов из Германии. Подлежали изъятию в

Новая русская энциклопедия благосклонность государства к землям колонистов и помещиков немецкого происхождения. Эти земли предполагалось отдать фронтовикам после победы.

Такие события подпитывали антигерманские настроения в массах. Однако большинство крестьян были плохо осведомлены о причинах и целях войны. Генерал А. А. Брусилов вспоминал: «Даже после объявления войны прибывшие из внутренних районов России подкрепления совершенно не понимали, какая война свалилась им на голову – как гром среди ясного неба. Сколько раз я спрашивал в окопах, почему мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то Эрц-герц-перц и его жена были кем-то убиты, и поэтому австрийцы хотели обидеть сербов. Но кто такие сербы – почти никто не знал, что такое славяне,-было совершенно неизвестно.»

Военные операции

Литература традиционно обвиняет царское правительство в плохой подготовке русской армии и военной промышленности к Первой мировой войне. Русская армия оказалась хуже подготовленной, чем Германия, в плане артиллерии, особенно тяжелой артиллерии, а русский флот уступал немецкому флоту в плане насыщенности техникой, чем Франция. Не хватало снарядов, боеприпасов, стрелкового оружия, обмундирования и снаряжения. Но справедливости ради надо сказать, что никто из планировщиков войны, ни в одном генеральном штабе ни одной страны, не предполагал, что она продлится 4 года и 3 с половиной месяца. Ни у одной страны не было оружия, снаряжения или продовольствия в течение столь долгого времени. Генштабы рассчитывали максимум на 3-4 месяца, в худшем случае на полгода.

С первых же дней война пошла несколько иначе, чем ожидали генеральные штабы воюющих стран.

4 августа 1914 года, когда немецкие наступающие колонны ворвались в Бельгию, объявившую свой нейтралитет на случай военных действий в Европе еще до войны, и этот нейтралитет был гарантирован всеми крупнейшими европейскими державами, включая Германию, бельгийская армия, хотя и малочисленная, но все же была вооружена. Она оказала решительное сопротивление наступающим немцам. Немецкие войска рассчитывали пройти через территорию Бельгии и приблизиться к северной границе Франции через два-три дня. В результате сопротивления бельгийских войск немецкая армия смогла продвинуться к бельгийско-французской границе только через 15 дней.

Кроме того, явным нарушением бельгийского нейтралитета Германия вызвала большое негодование против себя во всем мире.

Я ждал этого момента. 4 августа она в ультимативной форме потребовала вывода всех немецких войск из Бельгии. В противном случае Англия будет считать себя в состоянии войны с Германией. Англия добилась своего. Теперь она вступила в войну под благовидным предлогом защиты Бельгии.

В связи с успешным наступлением германских армий на Севере Франции правительство последней обратилось к России с просьбой ускорить сроки наступления русских армий. Русское командование, спасая союзников, бросило в наступление в Восточной Пруссии 1-ю русскую армию под командованием П. К. Реннекампфа и 2-ю армию под командованием генерала А. В. Самсонова. Наступление обеих армий было успешным, в результате чего командующий германской 8-й армией генерал Приттвиц растерялся и приказал всем своим войскам отойти за Нижнюю Вислу, чтобы избежать окружения. Чтобы дать отпор русским армиям, Германия была вынуждена снять часть корпусов с Западного фронта. Но не новые воинские формирования, посланные сюда, спасли немцев от поражения в Восточной Пруссии. Спасение пришло оттуда, откуда немцы его не ждали. 1-я русская армия, совершив значительный прорыв, не стала преследовать разбитые немецкие дивизии, а остановилась на отдых.

Русские войска, не преследуя 1-ю русскую армию, выстроились в боевой порядок и вместе с немецкими дивизиями обрушились на 2-ю русскую армию. Командующий 2-й русской армией Самсонов проявил нерешительность и не сумел организовать наступление. Результат этого командования не замедлил сказаться: немцы отбили атаки русской армии и, перейдя в наступление, окружили значительное количество войск. Видя безнадежность своего положения, Самсонов застрелился, а генералы, командовавшие 13-м и 15-м корпусами, приказали своим войскам сложить оружие. Вскоре немцы с помощью дивизий, взятых с Западного фронта, ликвидировали успехи 1-й русской армии, вытеснив ее из Восточной Пруссии.

Однако, несмотря на провал русского наступления в Восточной Пруссии, оно имело огромное значение для хода всей войны. Наступление русских армий вынудило германское командование вывести значительное количество войск из Франции для переброски их на Восточный фронт и тем самым не только нарушить германский план войны, но и привести к поражению германской армии в боях на реке Марне в начале сентября 1914 года.

Более успешными были бои на русско-австрийском фронте. Здесь к концу 1914 года русские войска взяли Львов, крепость Перемышль и достигли предгорий Карпат. Противник потерял почти половину своих войск. Австро-Венгрия впоследствии не смогла оправиться от поражения и удержала фронт благодаря прямой поддержке Германии.

Сложившаяся ситуация требовала осмысления и поиска более оптимального способа ведения войны. Германия нашла выход – в течение 1915 года нанести решительное поражение русской армии и вывести ее из войны. Во второй половине апреля началось австро-германское наступление. Несмотря на героизм русских солдат и неоднократные попытки перейти в наступление, начался тяжелый отход армии на Восток.

Как ни велики были военные успехи Германии, добиться главного – капитуляции русской армии — она не могла. Однако военные неудачи имели свои последствия для внутреннего развития России. Миллионы беженцев, хлынувших на Восток, увеличили трудности с продовольствием и транспортом. Они создавали социальную напряженность в обществе. Возросло недовольство руководством страны, возросла тревога за ее будущее. Отражением этих настроений стало принятие Николаем II в августе 1915 года функций верховного главнокомандующего армиями и назначение начальником штаба генерала М. В. Алексеева. Был также осуществлен ряд других перемещений.

В этой войне были еще поражения и победы, но сложившаяся ситуация в принципе не могла изменить общего положения. Война приняла затяжной, позиционный характер, все больше превращаясь в мясорубку человеческих судеб. Я дам вам конкретные данные. К началу 1917 года Россия потеряла 4 миллиона солдат и 77 тысяч офицеров убитыми и ранеными, 2,3 миллиона-пропавшими без вести. В стране начинают расти антивоенные настроения.

Пограничные бои

После начала войны главный удар Германии был направлен на союзника России-Францию. Возникла серьезная угроза Парижу. Русская армия, верная своему союзническому долгу, начала наступление на Восточную Пруссию. В то же время русские войска вторглись в Австрийскую Галицию, а австро-венгерские войска вторглись в Польшу.

7 августа 1-я армия генерала Павла Ренненкамифа нанесла поражение 8-й немецкой армии под Гумбинненом, а 2-я армия генерала Александра Самсонова угрожала отрезать ей пути отступления. Командующий 8-й армией и будущий президент Германии Пауль фон Гинденбург и его начальник штаба Эрих Людендорф организовали контратаку против армии Самсонова, окружив и уничтожив два ее корпуса (сам генерал застрелился).

Русское командование полагало, что после разгрома 2-й армии немцы продолжат наступление на юг в направлении города Седлец (ныне Седльце), с тем чтобы совместно с австрийцами окружить русские войска в Польше, как это предусматривалось в предвоенном плане действий. Этот план был заранее известен российской стороне. Поэтому основные русские резервы были спешно переброшены в Нарев для отражения вероятного наступления 8 — й армии. Однако Гинденбургу было также хорошо известно, что русские знали об их намерениях, и он предпринял внезапное нападение на армию Ренненкампфа, в результате чего она была с большими потерями изгнана из Восточной Пруссии.

Русские войска были гораздо успешнее против Австро-Венгрии. В ходе битвы за Галицию, которая разворачивалась параллельно боям в Восточной Пруссии, обе стороны атаковали одновременно. Австрийские войска потерпели поражение, хотя и сумели избежать окружения. Русские заняли почти всю Восточную Галицию с городами Львовом и Галичом.

Осенью 1914 года бои в Польше продолжались с переменным успехом. Немцам удалось оттеснить русские войска в пограничной полосе на левом берегу Вислы к границе рек Равка, Бзура и Нида. Война на востоке, как и на Западе, приобрела затяжной, позиционный характер.

Роль России на первом этапе войны состояла в том, чтобы заставить Германию и Австро-Венгрию воевать на два фронта и отвлечь значительные силы противника. Кроме того, победа русских войск в Галиции спасла Сербию от поражения. Немецкий военный министр и начальник Генерального штаба Эрих фон Фалькенхайн позднее писал о влиянии компании 1914 года на продолжительность войны: «События в Галиции отложили ее исход на совершенно неопределенное время. Задача быстрого достижения решений, которая до сих пор была основой немецкого способа ведения войны, была сведена к нулю.»

Великое отступление

В конце октября 1914 г. Русские войска вновь вторглись в Восточную Пруссию. На 10 февраля 1915 года было намечено крупное наступление в районе Мазурских озер с целью полного захвата этой провинции. Но 7 и 8 февраля немцы, опередив русских, сами начали здесь наступление, пытаясь окружить 10-ю армию. Его главным силам удалось избежать гибели, в немецком кольце в августовских лесах погиб только арьергард 20-го корпуса, его солдаты и офицеры, расстреляв почти все боеприпасы, 15 февраля пошли в последнюю штыковую атаку и были расстреляны в упор немецкой артиллерией. Более 7 тыс. В тот день русские были убиты, а остальные взяты в плен.

Борьба с Австро-Венгрией была гораздо более успешной для русских. Войска Юго-Западного фронта генерала Николая Иванова успешно отразили австрийское наступление в предгорьях Карпат. 9 марта пала мощная австрийская крепость Перемышль. Здесь русские захватили 120-тысячный гарнизон. В апреле в ряде мест австро-венгерские войска были оттеснены за Главный Карпатский хребет. Возникла реальная угроза вторжения Русских в Венгрию. Неудачи австрийских войск во многом объяснялись тем, что чехи, словаки, сербы и румыны, служившие в ее армии, не желая воевать против России, добровольно сдавались в плен. Германия опасалась, что ее главный союзник будет вынужден выйти из войны под тяжестью поражений. Поэтому немецкое военно-политическое руководство решило на некоторое время перебросить основные силы на Восточный фронт. Из этих немецких резервов была сформирована ударная 11-я армия генерала Августа Макензена. 19 апреля 1915 года она атаковала русские позиции у города Горлице в Галиции и вскоре прорвала фронт.

К тому времени русская армия испытывала острую нехватку снарядов. Русские войска были вынуждены отступить под натиском превосходящей огневой мощи противника, отвечая почти одним снарядом на десяток вражеских.

Командующий Юго-Западным фронтом генерал Н. И. Иванов 7 мая с тревогой сообщал начальнику Генерального штаба генералу Н. Н. Янушкевичу: «Оставшийся в моем распоряжении запас легкой артиллерии и винтовочных патронов не покрывает и четверти их дефицита в войсках и полевых парках. Половина, а в некоторых армиях большая часть последних пустует. Возросшее в последние дни давление противника, сумевшего сбить тяжелую артиллерию и, по-видимому, большой запас военных припасов, властно требует пополнения их от нас. » Однако необходимого пополнения не было, и войскам по-прежнему не хватало не только боеприпасов, но и винтовок.

Генерал Николай Головин рассказывал, что однажды получил телеграмму из штаба Юго-Западного фронта «о вооружении части пехотных рот топорами, насаженными на длинные рукояти».» Он прокомментировал этот, к счастью, так и не выполненный приказ следующим образом: «Я цитирую эту почти анекдотическую попытку ввести «алебардщиков» только для того, чтобы охарактеризовать атмосферу почти отчаяния, в которой находилась русская армия в кампании 1915 года.»

Но в то же время многие боевые офицеры, в отличие от большинства солдат, имеют возвышенные воспоминания о тех неудачных боях. Философ Федор Степун, бывший артиллерийским офицером в 1914-1917 годах, признавался в своих воспоминаниях: «Я не знаю, как это объяснить, но когда я смотрю на себя, я ясно вижу, что революция, которую я пережил, если и не оправдала войну, то как – то очистила ее в моей памяти.»

Русские войска покинули Галицию. Немецкое командование рассчитывало устроить грандиозный «котел» в Польше. Для этого группы из Галиции и Восточной Пруссии атаковали в сходящихся направлениях. Только благодаря энергии и оперативности командующего Северо-Западным фронтом генерала Михаила Алексеева русским войскам удалось вырваться из западни, быстро отступив. Однако в результате Польша, Литва, часть Латвии и Белоруссии были потеряны. Все эти события современники называли «великим отступлением».

Военные неудачи привели к кризису в российском военно-политическом руководстве. 23 августа 1915 года. Николай отстранил великого князя Николая Николаевича от должности главнокомандующего и сам занял его место.

Фактически всеми боевыми операциями руководил генерал Михаил Алексеев, назначенный 31 августа начальником штаба Ставки Верховного Главнокомандующего.

Военные действия в 1915 году

Русское командование вступило в 1915 год с твердым намерением завершить победоносное наступление своих войск в Галиции.

Шли упорные бои за захват Карпатских перевалов и Карпатского хребта. 22 марта, после шестимесячной осады, Перемышль капитулировал со своим 127-тысячным гарнизоном австро-венгерских войск. Но русским войскам не удалось выйти на венгерскую равнину.

В 1915 году Германия и ее союзники направили главный удар против России, надеясь разгромить ее и вывести из войны. К середине апреля немецкому командованию удалось перебросить с Западного фронта лучшие боеспособные корпуса, которые вместе с австро-венгерскими войсками сформировали новую ударную 11-ю армию под командованием немецкого генерала Маккенсена.

Русские войска были вдвое сильнее на главном направлении контрнаступления, и австро-германская армия прорвала фронт в районе Горлицы 2 мая 1915 года, подтянув артиллерию, которая была в 6 раз многочисленнее русской армии и в 40 раз мощнее в тяжелых орудиях.

Под натиском австро-германских войск русская армия с тяжелыми боями отступила из Карпат и Галиции, в конце мая оставила Перемышль, а 22 июня сдала Львов. В то же время в июне немецкое командование, намереваясь сковать русские войска, сражавшиеся в Польше, начало наступление своим правым крылом между Западным Бугом и Вислой, а левым — в низовьях реки Нарев. Но здесь, как и в Галиции, русские войска, не имевшие достаточного количества оружия, боеприпасов и снаряжения, отступали с тяжелыми боями.

К середине сентября 1915 года наступательная инициатива германской армии была исчерпана. Русская армия закрепилась на линии фронта: Рига-Двинск-озеро Нарочь-Пинск-Тернополь-Черновцы, и к концу 1915 года Восточный фронт протянулся от Балтийского моря до румынской границы. Россия потеряла огромную территорию, но сохранила свои силы, хотя с начала войны русская армия к этому времени потеряла около 3 миллионов человек в живой силе, из которых около 300 тысяч было убито.

В то время как русские армии вели напряженную, неравную войну с главными силами австро-германской коалиции, союзники России-Англия и Франция-на Западном фронте в течение всего 1915 года организовали лишь несколько частных военных операций, не имевших существенного значения. В разгар кровопролитных боев на Восточном фронте, когда русская армия вела тяжелые оборонительные бои, англо-французские союзники не начали наступление на Западном фронте. Русские газеты писали, что Англия готова сражаться до последней капли крови русского солдата. Он был принят только в конце сентября 1915 года, когда наступательные операции германской армии на Восточном фронте уже прекратились.

Раскаяние в неблагодарности по отношению к России Ллойд Джордж испытывал с большим запозданием. В своих мемуарах он позже писал: «Русская история представит свой отчет военным командирам Франции и Англии, которые в своем эгоистичном упрямстве приговорили своих русских товарищей по оружию к смерти, тогда как Англия и Франция могли бы так легко спасти русских и тем самым лучше всего помогли бы себе.

Получив территориальное преимущество на Восточном фронте, германское командование, однако, не добилось главного — оно не заставило царское правительство заключить сепаратный мир с Германией, хотя половина всех вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии была сосредоточена против России.

В том же 1915 году Германия попыталась нанести сокрушительный удар по Англии. Это был первый случай , когда она широко использовала относительно новое оружие, подводные лодки, чтобы остановить импорт необходимого сырья и продовольствия в Англию. Сотни кораблей были уничтожены, их экипажи и пассажиры погибли. Возмущение нейтральных стран заставило Германию не топить пассажирские суда без предупреждения. Англия, наращивая и ускоряя строительство кораблей, а также разрабатывая эффективные меры борьбы с подводными лодками, преодолела нависшую над ней опасность.

Весной 1915 года Германия применила одно из самых бесчеловечных видов оружия в истории войн — отравляющие вещества, но это обеспечило лишь тактический успех.

Германия также потерпела неудачу в дипломатической борьбе. Антанта обещала Италии больше, чем могли обещать Германия и Австро-Венгрия, столкнувшиеся с Италией на Балканах. В мае 1915 года Италия объявила им войну и отвлекла часть войск Австро-Венгрии и Германии.

Лишь частично эта неудача была компенсирована тем, что осенью 1915 года болгарское правительство вступило в войну против Антанты. В результате был образован Четверной союз Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии. Непосредственным следствием этого стало наступление германских, австро-венгерских и болгарских войск на Сербию. Небольшая сербская армия героически сопротивлялась, но была разгромлена превосходящими силами противника. Войска Англии, Франции, России и остатки сербской армии, посланные на помощь сербам, образовали Балканский фронт.

По мере того как война затягивалась, страны Антанты становились подозрительными и недоверчивыми друг к другу. Согласно секретному соглашению между Россией и союзниками в 1915 году, в случае победоносного окончания войны Константинополь и проливы должны были отойти России. Опасаясь осуществления этого соглашения, по инициативе Уинстона Черчилля, под предлогом удара по проливам и Константинополю, якобы для подрыва коммуникаций германской коалиции с Турцией, была предпринята Дарданелльская экспедиция с целью захвата Константинополя.

19 февраля 1915 года англо-французский флот начал обстрел Дарданелл. Однако, понеся большие потери, англо-французская эскадра через месяц прекратила бомбардировки укреплений Дарданелл.

Военные действия в 1916 году

Военная кампания 1915 года на Западном фронте не принесла серьезных оперативных результатов. Позиционные бои только затягивали войну. Антанта перешла к экономической блокаде Германии, на что последняя ответила беспощадной подводной войной. В мае 1915 года немецкая подводная лодка торпедировала британский океанский пароход «Лузитания», в результате чего погибло более тысячи пассажиров.

Не предпринимая активных наступательных военных действий, Англия и Франция, благодаря переносу центра тяжести военных действий на русский фронт, получили передышку, и все их внимание было сосредоточено на развитии военной промышленности. Они накапливали силы для дальнейшей войны. К началу 1916 года Англия и Франция имели преимущество над Германией в 70-80 дивизий и превосходили ее по новейшему вооружению (появились танки).

Тяжелые последствия активных наступательных военных действий 1914-1915 годов побудили руководителей Антанты созвать в декабре 1915 года в Шантийи, близ Парижа, совещание представителей генеральных штабов союзных армий, на котором они пришли к выводу, что война может быть закончена победоносно только при скоординированных активных наступательных операциях на главных фронтах. Однако и после этого решения наступление в 1916 году планировалось в первую очередь на Восточном фронте-на 15 июня, а на Западном — на 1 июля.

Узнав о планируемых сроках наступления стран Антанты, германское командование решило взять инициативу в свои руки и начать наступление на Западном фронте значительно раньше. При этом главный удар наступления планировался в районе Верденских укреплений: для защиты которых, по твердому убеждению немецкого командования, «французскому командованию придется пожертвовать последним человеком», так как в случае прорыва фронта под Верденом откроется прямой путь на Париж. Однако наступление на Верден, начатое 21 февраля 1916 года, не увенчалось успехом, тем более что в марте из-за наступления русских войск в районе города Двинска и озера Нарочь немецкое командование было вынуждено ослабить свой натиск на Верден. Тем не менее кровопролитные взаимные атаки и контратаки под Верденом продолжались почти 10 месяцев, вплоть до 18 декабря, но не дали существенных результатов. Верденская операция буквально превратилась в» мясорубку», в уничтожение живой силы. Обе стороны понесли колоссальные потери: французы-350 тысяч человек, немцы-600 тысяч человек.

Немецкое наступление на Верденские укрепления не изменило плана командования Антанты начать главное наступление 1 июля 1916 года на реке Сомме.

Битва на Сомме усиливалась с каждым днем. В сентябре, после непрерывного заградительного огня англо-французской артиллерии, на поле боя вскоре появились английские танки. Однако технически еще несовершенные и применявшиеся в небольшом количестве, они, хотя и приносили локальный успех наступающим англо-французским войскам, не могли обеспечить общего стратегически оперативного прорыва фронта. К концу ноября 1916 года бои на Сомме стали затихать. В результате всей Соммской операции Антанта захватила территорию в 200 квадратных километров, 105 тысяч немецких пленных, 1500 пулеметов и 350 орудий. В боях на Сомме обе стороны потеряли более 1 миллиона 300 тысяч убитыми, ранеными и пленными.

Во исполнение решений, согласованных на совещании представителей генеральных штабов в декабре 1915 года в Шантийи, верховное командование Русской армии планировало на 15 июня главное наступление на Западном фронте в направлении Барановичей с одновременным вспомогательным наступлением армий Юго-Западного фронта под командованием генерала Брусилова на Галицко-Буковинском направлении. Однако начавшееся в феврале немецкое наступление на Верден вновь вынудило французское правительство обратиться к царскому правительству России за помощью, наступая на Восточном фронте. В начале марта русские войска начали наступление в районе Двинска и озера Навочь. Атаки русских войск продолжались до 15 марта, но привели лишь к тактическим успехам. В результате этой операции русские войска понесли большие потери, но они привлекли значительное количество немецких резервов и тем самым облегчили положение французов под Верденом. Французские войска смогли перегруппироваться и укрепить свою оборону.

Брусиловский прорыв

Через год после начала» великого отступления» прежний» снарядный голод » ушел в прошлое. Боевое настроение на фронте, который теперь был хорошо снабжен, несколько поднялось. Правда, войска были угнетены долгими месяцами неподвижности на одних и тех же рубежах.

И вот 22 мая 1916 года четыре армии Юго-Западного фронта перешли в наступление. На рассвете неожиданно для противника ураганный огонь русской артиллерии обрушился на его позиции. Не нужно было экономить на снарядах, и тысячи взрывов превратили австро-венгерские окопы в настоящий ад. Легкие орудия били каждую минуту, тяжелые-каждые две минуты. Все, что мне нужно было сделать, это убедиться, что оружие не перегрелось. В течение двух дней на вражеские позиции обрушивался шквал артиллерийского огня. Он, как тогда говорили, «полностью выбил» поле боя. Российские войска также применяли химическое оружие в боях, и теперь все солдаты и офицеры российской армии уже имели противогазы.

Австрийцы считали свои сильно укрепленные позиции, где они зимовали, совершенно неприступными. Один офицер Австро-венгерской армии, попавший в плен в начале наступления, сказал на допросе: «Наши позиции неприступны, и прорвать их невозможно. А если так, то нам ничего не остается, как соорудить огромную чугунную доску, поставить ее на линии наших нынешних позиций и написать: «Эти позиции заняли русские, мы завещаем всем и никогда с ними не воевать.»

Командующий фронтом генерал Алексей Брусилов предложил прорвать оборону противника не на узком участке фронта, а по всему фронту. Эта новая техника казалась необычной и даже дерзкой. Тем не менее атака была успешной почти по всему фронту. В честь командующего наступление было названо Брусиловским прорывом.

К концу июля русские войска отвоевали часть Восточной Галиции и всю Буковину. Они взяли в плен 8 тысяч вражеских офицеров, 370 тысяч солдат, захватили 500 орудий и огромное количество другого оружия. Всего за время Брусиловского прорыва противник потерял до 1,5 млн солдат. Потери русских были в три раза меньше, из них 62 тысячи человек погибли.

Чтобы спасти положение, противнику пришлось срочно перебрасывать войска из других мест. Армии Брусилова сталкивались в боях даже с турками. Германия была вынуждена перебросить часть сил из-под Вердена, где шли ожесточенные бои с французами. Это значительно облегчило положение союзников России.

Под влиянием побед Брусилова Румыния вступила в войну на стороне России 14 августа 1916 года. Однако это событие только осложнило положение России. Австро-германские войска быстро разгромили слабую румынскую армию и заняли Бухарест. Русский фронт простирался до самого Черного моря…

После Февральской революции

Шел уже тридцать первый месяц Мировой войны, когда в России в феврале 1917 года произошла революция. К этому времени на русском фронте находилась почти половина всех вооруженных сил противника. На первый взгляд обстановка на фронте приобрела стабильность. Однако в армиях уже накопилось глубокое недовольство бесконечной войной, и жажда скорейшего мира росла. Были и другие причины брожения в военной среде. Так, в 1915 году для укрепления дисциплины в войсках было введено наказание розгами.  Эта мера наказания, как унизительная, вызвала у солдат сильное негодование.

Придя к власти 6 марта, Временное правительство заявило, что будет продолжать войну «до победного конца». «Он также обещал оставаться» свято» верным союзникам и всем соглашениям, заключенным с ними. 22 мая по радио командующий германским Восточным фронтом принц Леопольд Баварский предложил России начать мирные переговоры. Временное правительство ответило категорическим отказом…

Между тем спонтанное стремление к миру росло. На фронте началось знаменитое братание с вражескими солдатами. Сражаясь друг с другом, части прекратили огонь, вышли из окопов. Бойцы мирно разговаривали, курили, обменивались разными мелочами. Повсюду в русских воинских частях избирались солдатские комитеты, которые нередко отменяли приказы своего начальства. «По всей армии, — писал генерал Петр Краснов, — пехота отказывалась выполнять боевые приказы и уходить на позиции для замены других полков. Бывали случаи, когда собственная пехота запрещала своей артиллерии стрелять по окопам противника под тем предлогом, что такая стрельба вызывает ответный огонь противника. Война затихала по всему фронту…»

Сторонники продолжения войны доказывали солдатам, что «путь к миру лежит через вражеские окопы.» Военный министр Александр Керенский сказал, обращаясь к войскам 12 мая: «Вы самые свободные солдаты в мире. Разве вы не должны доказать всему миру, что система, на которой построена армия, является лучшей системой. Не докажете ли вы другим монархам, что не кулак, а совесть-лучшая сила армии? Ваша армия при монархе совершала подвиги. Будет ли это стадо овец при республике?» Керенский неделями объезжал войска на фронте и с пламенным красноречием призывал бойцов атаковать врага. Точная дата начала наступления пока держалась в секрете. Военный министр подчеркнул, что от этого наступления зависит судьба революции.

Последние бои русской армии

«Сегодня великий праздник революции», — говорилось в телеграмме. Керенский Временному правительству. 18 июня 1917 года-Русская революционная армия с большим энтузиазмом перешла в наступление.» Это заявление вызвало взрыв ликования в столице. Шли демонстрации под лозунгом: «Война до победного конца!». Предполагалось, что наиболее отличившиеся в боях полки будут торжественно награждены красными знаменами. Но я не должен был этого делать…

18 июня войска Юго-Западного фронта перешли в наступление. Первоначально они одержали ряд побед над врагом. В районе прорыва русские войска имели двойное превосходство в живой силе и артиллерии. 8-я армия генерала Л. Корнилова в конце июня заняла города Галич и Калуш. При этом было захвачено 48 орудий, около 10 тысяч пленных.

Однако немцы перебросили на место боя 16 дивизий и 6 июля атаковали. В районе города Тарнополь немецкие войска прорвали фронт. Русские армии отступали в беспорядке. В телеграмме комиссаров 11-й армии обстановка описывалась следующим образом: «Наступательный прорыв был быстро исчерпан. Некоторые подразделения добровольно покидают свои позиции, даже не дожидаясь подхода противника. На сотни верст тянутся в тыл ряды беглецов с ружьями и без них, здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так взрываются целые части… Сегодня Главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ стрелять по беглецам.»

После провала июньского наступления требования немедленного мира стали еще громче. В одном из солдатских писем в столичную газету говорилось::» Если в ближайшем будущем не будет мира, каким бы он ни был, тогда вся наша свобода лопнет.» Характерна выдержка из другого письма: «Если до конца октября не будет мира, солдаты придут в Петроград и разобьют все Временное правительство.»

Через полтора месяца, 20 августа, немецкие войска добились нового крупного успеха на русском фронте. Они взяли Ригу, и части, оборонявшие город, потеряли 25 тысяч человек, 270 орудий и большое количество другого оружия.

Один из последних боев противник дал кораблям Балтийского флота, оборонявшим Монозундские острова у берегов Эстонии. Самым значительным событием в ходе этого сражения стало сражение 1 октября 1917 года. Этот бой был чрезвычайно ожесточенным: затонули линкор «Слава» и эсминец «Гром», а также несколько вражеских кораблей. Немцы вскоре захватили острова Лунсунд.

Российские вооруженные силы постепенно теряли способность противостоять врагу. На секретном совещании 20 октября новый военный министр Александр Верховский заявил: «Мы не можем продолжать войну. Стремление армии к миру не может быть преодолено сейчас. Теперь нам остается только заключить мир с Германией. Это даст нам возможность спасти государство от полной катастрофы.» Но это мнение не было поддержано, и он подал в отставку.

Брестский мир

25 октября 1917 года власть в Петрограде перешла в руки большевиков, выступавших под лозунгом: «Мир без аннексий и контрибуций!». Они предложили заключить такой мир всем воюющим державам в первом декрете нового правительства — Декрете о мире. С середины ноября по предложению Советского правительства на русско-германском фронте было заключено перемирие. Он был официально подписан 2 декабря.

Большевик Константин Еремеев писал: «Перемирие на фронте сделало непреодолимым желание солдат вернуться домой, в деревню. Если даже после Февральской революции уход с фронта был обычным явлением, то теперь 12 миллионов солдат, цвет крестьянства, чувствовали себя лишними в армейских частях и крайне необходимыми там, на родине, где они «делят землю». Утечка произошла спонтанно, приняв самые разные формы: многие просто отсутствовали, покидая свои подразделения, большинство из них забирали винтовки и боеприпасы. Не меньше пользовались любыми законными средствами — в отпуске, в различных командировках… Сроки не имели значения, потому что все понимали, что важно только выбраться из военного плена, а там его вряд ли потребуют обратно. » Русские окопы быстро пустели.

На некоторых участках фронта к январю 1918 года в окопах не осталось ни одного солдата, лишь кое-где появились отдельные военные посты. Возвращаясь домой, солдаты брали оружие, а иногда даже продавали его врагу.

9 декабря 1917 года в Брест-Литовске, где располагался штаб германского командования, начались мирные переговоры. Советская делегация пыталась отстоять идею «мира без аннексий и контрибуций». 28 января 1918 года Германия предъявила России ультиматум. Она потребовала подписать договор, по которому Россия потеряла Польшу, Белоруссию и часть Прибалтики-всего 150 тысяч квадратных километров.

Это поставило советскую делегацию в тяжелое положение между провозглашенными принципами и требованиями жизни. Согласно принципам, нужно было вести войну, а не заключать позорный мир с Германией. Но бороться не было сил. Глава советской делегации Лев Троцкий, как и другие большевики, мучительно пытался разрешить это противоречие. Наконец ему показалось, что он нашел блестящий выход из положения. 28 января он произнес свою знаменитую мирную речь на переговорах. Короче говоря, она сводилась к известной формуле: «Не подписывай мира, не веди войны, а армию расформируй.»

Лев Троцкий заявил: «Мы выводим нашу армию и наш народ из войны. Наш солдат-пахарь должен вернуться на свою пашню, чтобы этой весной спокойно возделывать землю, которую революция передала из рук помещиков в руки крестьян. Мы выходим из войны. Мы отказываемся санкционировать условия, которые германский и австро-венгерский империализм пишет мечом на теле живых народов. Мы не можем подписать русскую революцию в условиях, которые приносят угнетение, горе и нищету миллионам людей. Правительства Германии и Австро-Венгрии хотят владеть землями и народами по праву военного завоевания. Пусть они делают свою работу открыто. Мы не можем освятить насилие. Мы выходим из войны, но вынуждены отказаться от подписания мирного договора.»

После этого он зачитал официальное заявление советской делегации: «Отказываясь подписать договор об аннексии, Россия, со своей стороны, объявляет военное положение прекращенным. Одновременно советским войскам приказано полностью демобилизоваться по всему фронту.»

Немецкие и австрийские дипломаты поначалу были по-настоящему шокированы этим невероятным заявлением. В комнате на несколько минут воцарилась полная тишина. Тогда немецкий генерал М. Гофман воскликнул: «Неслыханно!». Глава германской делегации Р. Кульман сразу же заключил: «Поэтому состояние войны продолжается.»

Однако, вопреки ожиданиям советского руководства, 18 февраля австро-венгерские войска перешли в наступление по всему фронту. Им почти никто не противостоял: наступлению армий мешали только плохие дороги. Вечером 23 февраля они заняли Псков, а 3 марта — Нарву. Этот город без боя оставил красногвардейский отряд матроса Павла Дыбенко. Генерал Михаил Бонч-Бруевич писал о нем: «Отряд Дыбенко не внушал мне доверия; достаточно было взглянуть на этого вольнонаемного матроса с перламутровыми пуговицами, пришитыми на широких клешах, с залихватской манерой, чтобы понять, что с регулярными немецкими частями им не справиться. Мои опасения оправдались…»

25 февраля Владимир Ленин с горечью писал в газете «Правда»: «Мучительно позорные сообщения об отказе полков от удержания своих позиций, об отказе от обороны даже Нарвской линии, о неисполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говоря уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве.»

19 февраля советское руководство согласилось принять германские мирные условия. Но теперь Германия уже выдвинула куда более сложные условия, требуя в пять раз больше территории. На этих землях проживало около 50 миллионов человек, здесь добывалось более 70% железной руды и около 90% угля в стране. Кроме того, Россия должна была заплатить огромный взнос.

Советская Россия была вынуждена принять эти очень трудные условия. Глава новой советской делегации Григорий Сокольников огласил свое заявление: «В нынешних условиях у России нет выбора. Демобилизацией своих войск русская революция как бы отдала свою судьбу в руки немецкого народа. Мы ни на минуту не сомневаемся, что этот триумф империализма и милитаризма над международной пролетарской революцией будет только временным и преходящим.» После этих слов генерал Гофман возмущенно воскликнул: «Опять та же чушь!». «Мы готовы, — заключил Г. Сокольников, — немедленно подписать мирный договор, отвергая всякое обсуждение его как совершенно бесполезное в нынешних условиях.»

3 марта был подписан Брестский мирный договор. Россия потеряла Польшу, Прибалтику, Украину и часть Белоруссии… Кроме того, по договору Россия передала Германии более 90 тонн золота. Брестский договор просуществовал недолго. В ноябре, после революции в Германии, Советская Россия отменила его.

Председатель Совета народных комиссаров писал: «Не обманывайте себя. Мы должны измерить всю бездну поражения, расчленения, порабощения и унижения, в которую нас теперь загнали. Чем яснее мы это понимаем, тем тверже, тверже и стальнее становится наша воля… наша непоколебимая решимость во что бы то ни стало добиться того, чтобы Россия перестала быть бедной и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могущественной и богатой. «

В тот же день, опасаясь, что немцы, несмотря на мир, займут Петроград, советское правительство переехало в Москву. Так более двух столетий спустя Москва вновь стала столицей Российского государства.

Заключение

Первая мировая война-одна из самых долгих, кровопролитных и значительных в истории человечества. Это продолжалось более четырех лет. В нем приняли участие 33 страны из 59, имевших в то время государственный суверенитет. Население воюющих стран составляло более 1,5 млрд. люди, то есть около 87% всех жителей Земли. Всего под ружье было поставлено 73,5 миллиона человек. Более 10 миллионов были убиты и 20 миллионов ранены. Жертвы среди гражданского населения, пострадавшего от эпидемий, голода, холода и т. д.

Первая мировая война стала поворотным пунктом в истории, и не только нашей страны, но и мировой истории. Так случилось, что эта война была несправедливо забыта.

На мой взгляд, мы не должны забывать те славные подвиги русских воинов, мы не должны забывать ради жизни тех, кто тогда спасал Родину.

Ни газовые атаки, ни многократное превосходство противника, ни нехватка боеприпасов не смогли сломить русского солдата. В самых тяжелых условиях он совершал героические подвиги.

Но солдат был сломлен временем. Война вызвала революцию, а революция вызвала поражение в войне. Образовался порочный круг, из которого трудно было найти выход.

Список литературы

  1. Россия. Полный энциклопедический иллюстрированный справочник.
  2. Новая российская энциклопедия, том 1 . Россия.
  3. Чтение по русской истории: учебник для старшеклассников.
  4. Энциклопедический словарь молодого историка.
  5. Энциклопедия для детей, том 5. История России и ее ближайших соседей, том 3 XX в.
  6. История СССР. С древнейших времен до наших дней.

как развивались военные деянья в 1915-1916гг?

1915 год.
Западный фронт.
Если 1-ые месяцы года на Западном фронте наблюдалось практически полное затишье, то, начиная с апреля, и Антанта, и Германия решают пробы поменять ход войны в свою выгоду.
Однако, позиционная война 1915 года, потребовав громадных человеческих и материальных жертв, кардинальных конфигураций в положение на фронте не принесла.
Стоит отметить, что в 1915 году Германия впервые применила хим оружие в битве при Ипре.

Восточный фронт.
В феврале 1915 года российская армия решает неудачную попытку пришествия в Восточной Пруссии.
На юге в Карпатах российская армия тоже терпит поражение.
Горькую таблетку чреды поражений подсластило взятие русскими 22 марта австрийской крепости Перемышль.
Затем беды продолжились.
Летом 1915 года русская армия оставляет Галицию, Королевство Польское и Курляндию.
К началу сентября 1915 года Восточный фронт стабилизировался.

Балканы.
14 октября 1915 года Болгария вступает в войну на стороне Центральных держав.

Турецкий фронт.
Антанта пробует провести широкомасштабную операцию на Галлиполийском полуострове.
Тяжёлые и кровопролитные бои, длившиеся с апреля 1915 года по январь 1916 года фуррора союзникам не принесли.

1916 год.
Западный фронт.
С 21 февраля по 18 декабря 1916 года происходила битва при Вердене.
В ходе боёв противники утратили свыше 1 миллиона солдат.
В июле 1916 года свершилась битва при Сомме, столь же кровавая, что и битва при Вердене.

Восточный фронт.
4 июня 1916 года российская армия начала операцию, получившую название «Брусиловского прорыва».
В итоге операции, была вполне разгромлена австро-венгерская армия на Востоке.

Кавказский фронт.
В феврале 1916 года российская армия завладела город Эрзерум, в апреле — Трапезунд
.
Румынский фронт.
После долгих метаний, 28 августа 1916 года Румыния вступила в войну на стороне Антанты.

Война на море, которую в 1915-1916 годах водили противоборствующие стороны, заслуживает отдельного разговора, потому тут я о ней не упоминаю.

Маслова И.Ю. Урок «Россия в Первой мировой войне»

Цель урока: обобщить и дополнить знания учащихся по теме, проследить ход военных действий в 1914-1916 гг. ; учащиеся в конце урока должны сделать вывод о причинах изменения отношения в обществе и народе к войне и правительству.
Оснащение: карта «Россия в Первой мировой войне»; раздаточный материал; возможно — компьютерная презентация урока (на экран выводятся документы, тестовые задания и вопросы в открытой форме при проверке ранее изученного материала и иллюстрации к рассказу учителя на этапе изучения нового материала).
Продолжительность занятия: 2 ч.

План:

  1. Вводно-мотивационная часть.
  2. Характеристика основных противоречий между странами накануне войны. Повод к войне и ее начало (повторение материала, изученного в рамках курса всеобщей истории).
  3. Военные кампании 1914-1916 гг., участие в них России (частично — повторение, частично — изучение нового материала).
  4. Россия в годы Первой мировой войны (изучение нового материала).
  5. Подведение итогов.

Ход урока:

1. Вводно-мотивационная часть. Для «затравки» ученикам можно предложить два высказывания кадетов (сделанных с интервалом в 2 года) по отношению к войне и власти.
1914 год: «Каково бы ни было наше отношение к внутренней политике правительства, наш прямой долг — сохранить Родину единой и неделимой… Отклоним же внутренние споры, не дадим ни малейшего повода надеяться на разделяющие нас разногласия».
1916 год. Лидер кадетов П.Н.Милюков, критикуя государственную военную и хозяйственную политику, завершал каждый пункт обвинения многозначительным вопросом: «Что это: глупость или измена?»
Что повлияло на настроения кадетов? Почему их отношение к войне и власти (и отношение многих других партий, социальных и политических групп) изменилось столь глубоко, буквально на 180 градусов? В конце урока мы постараемся ответить на этот вопрос.

2. Повторение ранее изученного материала о причинах, поводе и начале войны.
Тема нашего урока — «Первая мировая война». Это название утвердилось в историографии только после начала Второй мировой войны в 1939 г. В межвоенный период употреблялось название «Великая война», в Российской империи ее иногда называли «Второй Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) — «германской»; затем в СССР — «империалистической войной».
Первая мировая война — один из самых широкомасштабных вооруженных конфликтов в истории человечества. На уроках по всеобщей истории мы подробно изучали вопрос о ее причинах. Вспомните, какие военные блоки сложились в Европе накануне Первой мировой войны, какие страны они включали? Каковы были основные противоречия между странами накануне войны? Что послужило поводом к войне? Почему убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда нарушило баланс сил в Европе? Как вы думаете, началась бы война, если бы этого убийства не произошло? Правильно ли поступила Россия, защищая Сербию от агрессии со стороны Австро-Венгрии и Германии? Что можно сказать о характере начавшейся войны, для кого она была справедливой, а для кого — несправедливой?

3. Повторение ранее изученного и усвоение нового материала о боевых действиях в 1914-1916 гг.
Где пролегли Западный и Восточный фронты Первой мировой войны? Какой фронт был главным в 1914 г., и почему? В чем заключался германский план ведения войны («план Шлиффена»), что он предусматривал? Какую роль сыграла Россия в его срыве?

Работа с документом: «Нужно отдать должное русской нации за ее благородное мужество и лояльность к союзникам, с которой она бросилась в войну. Если бы русские руководствовались лишь собственными интересами, то они должны были бы отводить русские армии от границы до тех пор, пока не закончится мобилизация огромной страны. Вместо этого они одновременно с мобилизацией начали быстрое продвижение не только против Австрии, но и против Германии. Цвет русской армии вскоре был положен в ходе сражений на территории Восточной Пруссии, но вторжение в Восточную Пруссию пришлось как раз на решающую фазу битвы за Францию» (У. Черчилль — выдающийся английский военный и политический деятель XX в.).
Вопросы к документу. Как У.Черчилль характеризует вклад России в совместную борьбу с Германией и ее союзниками в начале войны? О какой причине неудачи русского наступления в Восточной Пруссии косвенно свидетельствует отрывок? Какие еще причины неудач вы можете назвать?
Покажите по карте основные театры военных действий в 1914 г. Каковы были итоги военной кампании 1914 г.?
Как развивались военные действия в 1915г., почему в этом году главным фронтом стал Восточный?

Работа с документом: «Ослабленные нанесенными ударами в отношении качества и структуры командования, находясь в худшей фазе недостачи оружия и боеприпасов, армии царя на 1200-километровом фронте удерживали позиции от последовательных германских ударов то здесь, то там, осуществляя глубокий и быстрый отход. Следующие на всех направлениях удары поставили под вопрос само существование русской армии. Это было зрелище триумфа германского воинства, действующего с удивительной энергией и близкого к тому, чтобы обескровить русского гиганта…» (У. Черчилль).
Вопросы к документу. Чем У.Черчилль объясняет поражения русской армии в 1915г.? Чем в это время занимались союзники России?
Каковы были итоги военной кампании 1915г.? Как развивались военные действия в 1916 г., каковы были их результаты?
Заранее подготовившийся ученик выступает с сообщением о Брусиловском прорыве (для подготовки рекомендуется коллекция ссылок к статье в «Википедии» о Брусиловском прорыве — представленные там работы позволяют посмотреть на данный эпизод с разных точек зрения).
Вывод: хотя и с трудом, но Россия справлялась с «фронтовыми» трудностями, вызванными неожиданно затяжной войной. А что в это время происходило в тылу?

4. Россия в годы Первой мировой войны (изучение нового материала).

Стихотворение С. Городецкого «Подвиг войны» (1914 г.)
Не первый вечер пели волны
В народном море, и стонал
Стихийный ветер, мощи полный,
И к небу гимн летел, как вал;
Опять на небе пламенела
Заря, невиданно ясна,
Когда из вражьего предела
Домчалась весть войны. Война!
Война! Война! Так вот какие
Отверзлись двери пред тобой,
Любвеобильная Россия,
Страна с христовою судьбою!
Так приими ж венец терновый
И в ад убийственный сойди
В руке с мечом своим суровым,
С крестом сияющим в груди!
Прости, несжатый, мирный колос!
Земля родимая, прости!
Самой судьбы громовый голос
Зовет Россию в бой идти.


Вопрос: какие настроения преобладают в этом стихотворении?
Начало Первой мировой войны вызвало взрыв патриотических чувств, и стихотворение Городецкого — лишь одно из многих тому подтверждений. В крупных городах прошли многолюдные демонстрации под лозунгом «Война до победного конца!» Некоторые из них сопровождались немецкими погромами. На волне антигерманских настроений указом царя Санкт-Петербург был переименован в Петроград. Большинство населения России считало себя обязанным внести свой вклад в защиту Отечества. На мобилизационные пункты в первые дни войны явилось 96 % подлежащих призыву, в основном это были крестьяне. Добровольцами на фронт отправлялись знаменитые поэты, артисты, художники. Многие девушки, в том числе из аристократических семей, работали в госпиталях и санитарных поездах. Пример подавали императрица Александра Федоровна и ее старшие дочери Ольга и Татьяна.
Первая мировая война внесла изменения в деятельность политических партий России. Почти все оппозиционные силы за исключением большевиков и части эсеров поддержали правительство.

Работа с документом: «С точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом было бы поражение царской монархии, самого реакционного и варварского правительства. .. Чем больше будет жертв, тем яснее будет для рабочих масс… необходимость обратить оружие против правительства и буржуазии каждой страны… Превращение современной империалистической войны в войну гражданскую есть единственно правильный пролетарский лозунг…» (из манифеста ЦК РСДРП(б) «Война и российская социал-демократия»).
Вопросы к документу. Как вы можете оценить изложенную позицию с точки зрения политической целесообразности и нравственности? Какие практические выводы следуют из данной позиции?
Впрочем, энтузиазм населения и политиков во многом основывался на предположении, что война надолго не затянется. А она затянулась, причем вместо ожидаемых побед пришли неожиданные поражения. Оккупация в ходе военных действий крупных промышленных районов, мобилизация части кадровых рабочих, неблагоприятная атмосфера для предпринимательства привели к спаду промышленного производства. Выросло только военное производство, непосредственно связанное с удовлетворением нужд фронта, который как «черная дыра» поглощал все ресурсы страны. В тяжелом положении оказался железнодорожный транспорт, на 2/3 обслуживавший потребности воюющей армии. Из-за сокращения добычи сырья, расстройства транспорта и свертывания внешней торговли страна переживала топливный голод.
За время войны были мобилизованы в армию четверть взрослого мужского населения страны и миллионы лошадей. Это тяжело отразилось на состоянии сельского хозяйства. Немецкая оккупация западных губерний привела к существенному сокращению посевных площадей. Плохая организация правительственных закупок сельскохозяйственной продукции и расстройство транспорта стали причиной кризиса продовольственного снабжения городов.
Произошло полное расстройство финансов. Поддавшись патриотическому порыву, правительство ввело «сухой закон», тем самым лишившись важнейшего источника доходов. Цены на основные товары возросли в 4-5 раз, количество бумажных денег в обращении выросло в 6 раз и к 1917 г. покрывалось золотым обеспечением лишь на 15 % (в июле 1914 г. — 98 %). В качестве разменной монеты стали ходить почтовые марки.
Правительство пыталось исправить ситуацию с помощью отдельных мер. Были созданы Особые совещания и военно-промышленные комитеты для руководства стабилизацией тыла страны. В их состав вошли чиновники, представители предпринимателей и общественности. Однако успешной работе новых органов управления препятствовало нарастание противоречий во взаимоотношениях власти и общества.
Поражения 1915 г., невиданная масштабность боевых действий, затягивание войны, вызвав напряжение всех сил России, обострили ситуацию. Тяготы инфляции и нехватка продуктов сильнее всего ударили по городскому населению, выросшему в 1914-1916 гг. на 6 млн человек. Стала нарастать новая волна забастовок (почти прекратившихся после объявления войны). Уже с начала 1916 г. в Петрограде, по свидетельству современников, было привычным наблюдать «длинные очереди бедноты, часами простаивающие на холоде перед хлебными лавками». Очереди стали своего рода клубами, в которых люди высказывали свое недовольство.
В деревне дела обстояли лучше, ибо в руках крестьян был самый ценный товар — продовольствие. Однако крестьяне в условиях быстрого роста цен неохотно вывозили свою продукцию в города, боясь продешевить. Их начали принуждать к этому силой, что вызвало сопротивление.
Обострилась обстановка на национальных окраинах, кое-где (например, в Казахстане) дело дошло до восстаний. Но наиболее опасным был процесс разложения армии.

Работа с документом: «Сколько раз я спрашивал в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрцгерцог с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы — не знал почти никто, что такое славяне — было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать — было совершенно неизвестно. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, по капризу царя» (из воспоминаний А. А. Брусилова).
Вопросы к документу. О чем свидетельствует документ? Предположите, какие последствия могло иметь данное отношение к войне.
К 1916 г. большая часть профессиональных офицеров погибла или залечивала раны. Пришедшие им на смену офицеры-новобранцы, прозванные «задаваками», зачастую не пользовались у солдат авторитетом.
Привлекая общественность к решению хозяйственных проблем, царь не шел на уступки в политической сфере, отвергая идею создания правительства, ответственного перед Думой. При этом министры менялись с калейдоскопической быстротой: за 1914-1916 гг. сменилось 4 премьер-министра, 4 военных министра, 6 министров внутренних дел и т. д. (это явление получило название «министерская чехарда»). Механизм управления явно стал давать сбои.
В эти тревожные годы выросло влияние на царя и его супругу Григория Распутина (Новых). Малограмотный сибирский крестьянин, он, благодаря своей уникальной способности облегчать страдания больного гемофилией (несвертываемостью крови) наследника престола царевича Алексея, вошел в доверие к царю и особенно к императрице Александре Федоровне. Распутин получил возможность влиять на принятие решений государственной важности: например, настоял на замене способного военного министра А.А.Поливанова специалистом по военной обуви генералом Д.С. Шуваевым, про которого говорили, что тот обсуждение всех вопросов сводит к сапогам. По совету Распутина царь занял пост главнокомандующего и отправился в Ставку в Могилев, утратив нити повседневного управления страной.
Все это вызвало нарастание недовольства, причем чуть ли не впервые за всю историю России императором были одновременно недовольны и либералы, и убежденные монархисты. До 3/4 депутатов Государственной Думы образовало Прогрессивный блок, выдвинувший требование создания правительства, «пользующегося доверием страны». С яркой речью 1 ноября 1916 г. выступил П.Н.Милюков, обвинивший высших сановников в сговоре с Германией (что не имело под собой оснований, но способствовало разжиганию революционных настроений). Царь отверг все требования думского большинства.
Монархисты видели падение авторитета царской власти и зарево катастрофы. Князь Ф.Ф. Юсупов, великий князь Дмитрий Павлович и В.М.Пуришкевич составили заговор и в декабре 1916 г. убили Распутина, считая его источником всех бед. Но так ли оно было на самом деле?

5. Подведение итогов. Общий вывод, который должны самостоятельно сформулировать учащиеся: в ходе затяжной и кровопролитной войны с малопонятными целями обострились все имевшиеся в российском обществе противоречия — аграрный, рабочий, национальный вопросы и вопрос о власти. На смену желанию сотрудничать с правительством и вместе с ним сражаться против общего врага пришло озлобление против власти.

Домашнее задание. Для сильных, гуманитарно-ориентированных учеников: подготовьте сообщение (презентацию) об одном из сражений русской армии в ходе Первой мировой войны (с использованием материалов сайтов «Первая мировая война»: http://www.firstwar.info, «Русская армия в Великой войне»: http://www.gmar.ru, и других источников информации). Для остальных: составьте по теме не менее 5 заданий по образцу части А и не менее 2 заданий части В ГИА (использовав последний вариант демо-версии).
// Преподавание истории в школе. — 2012. — № 2. — C. 55-59.

Военные действия в 1917—1918 гг.

Военные действия в 1916 г.

21 февраля (6 марта) 1916 г. гер­манское командование начало на Западном фронте Верденскую операцию. В ходе ожесточенных боев обе стороны понесли огром­ные потери, но прорвать фронт немцы так и не смогли.

22 мая (4 июня) русский Юго-Западный фронт (командующий генерал А.А.Брусилов) перешел в решительное наступление. Оборона австро-германских войск была прорвана на глубину от 80 до 120 км (Врусиловский прорыв). Командование Централь­ных держав срочно перебросило туда 11 германских дивизий из Франции и 6 австро-венгерских дивизий из Италии.

Наступление Юго-Западного фронта облегчило положение французов под Верденом, а также спасло от разгрома итальян­скую армию. На стороне Антанты в войну вступила Румыния. Однако ее действия были неудачны. Россия вынуждена была об­разовать свой Румынский фронт.

В июле 1916 г. англо-французские войска предприняли на­ступление на реке Сомма. Оно продолжалось до середины нояб­ря, но, несмотря на колоссальные потери, союзники продвину­лись всего на 5—15 км, так и не сумев прорвать германский фронт.

Войска русского Кавказского фронта успешно провели ряд операций, взяв города Эрзурум и Трапезунд.

В конце 1916 г. превосходство Антанты стало очевидным. Германия была вынуждена обороняться на всех фронтах.

 

Кампания 1917 г. про­текала в условиях роста во всех странах революционного дви­жения, оказавшего большое влияние на ход войны в целом.

В феврале 1917 г. в России вспыхнула революция. В июне 1917 г. было проведено наступление русского Юго-Западного фронта, которое закончилось провалом. Последней военной опе­рацией России стала оборона Моонзундских островов.

После Октябрьской революции в России новое правительство 2(15) декабря 1917 г. заключило с германской коалицией пере­мирие. События в России сорвали стратегические планы Антан­ты, рассчитанные на разгром Австро-Венгрии. Однако войска Центральных держав все же должны были перейти к обороне. На стороне Антанты в войну вступили США.

В марте 1918 г. началось крупное германское наступление во Франции. Немцы прорвали оборону союзников на глубину до 60 км, но союзное командование, введя в бой резервы, ликвиди­ровало прорыв. В конце мая германские армии нанесли удар се­вернее Рейна и вышли к реке Марна, оказавшись менее чем в 70 км от Парижа. Здесь они были остановлены. 15 (28) июля германское командование предприняло последнюю отчаянную попытку разгромить союзные армии. Но второе Марнское сра­жение закончилось провалом для немцев.

В августе 1918 г. англо-французские армии перешли в на­ступление и нанесли противнику серьезное поражение. В сен­тябре началось общее наступление союзников на всем фронте. 9 (22) ноября в Берлине была свергнута монархия. 11 (24) ноября 1918 г. Антанта заключила с Германией Компъенское пере­мирие. Германия признала себя побежденной.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Назовите причины Первой мировой войны. Что послужило поводом для начала войны?

2. Используя карту, опишите ход военных действий в 1914 г.

3. Как развивались военные действия в 1915—1916 гг.? Каковы были итоги этих кампаний?

4. Какие изменения для воюющих сторон произошли в 1917 г.? Расскажите о военной кампании 1918 г.

5. В чем состояли особенности боевых действий в ходе Первой мировой войны? Почему Антанта одержала победу в войне?

 

 



Первая мировая война. Общее положение на театре войны к началу 1915 года

На рубеже 1914 и 1915 гг. обе коалиции пришли к убеждению, что расчет на кратковременную войну в корне оказался ошибочным и что борьба протянется несколько лет и потребует огромных материальных средств, сравнительно с заготовленными в последние годы вооруженного мира. На Французском театре уже с середины сентября 1914 г. стали обнаруживаться первые признаки стабилизации фронта. После «Бега к морю» обе стороны на этом фронте вытянулись друг против друга от Ньюпора до Бельфора, на протяжении 700 км. Начало было положено германцами, которые вслед за отступлением от р. Марна сумели быстро соорудить укрепленные позиции и во время маневра к морю пользовались своим инженерным искусством для обеспечения за собой занимаемых районов местности.

Наоборот, французы и англичане первоначально умышленно пренебрегали укрытиями и уже позже, наученные горьким опытом, для уменьшения потерь принялись, по германскому примеру, зарываться в землю. Таким образом, к началу 1915 г. образовались вдоль всего Французского фронта две непрерывные линии траншей, одна против другой, оплетенные рядами проволочных заграждений. Траншеи стали быстро совершенствоваться, дублироваться постепенно второй линией с ходами сообщений между обеими линиями и усиливаться блиндажами и прочными убежищами. Создавались солидные оборонительные системы, против которых оказались бессильными разрушительные средства полевой войны.

Стабилизация фронта совершенно изменила характер войны, приблизив его по форме к войне крепостной, неизбежно медленной. Становилось очевидным, что борьба пойдет на истощение, изредка прерываемая наступательными действиями, моменты и размеры которых трудно было предугадать заранее.

Франция и Англия быстро оценили последствия создавшегося на их фронте положения. Правительства обоих государств поняли, что время работает на них и нужно было использовать его вовсю для накопления новых средств борьбы. Следовало приняться на промышленную мобилизацию и с лихорадочной поспешностью начать производство боевых запасов в размерах, подсказанных уже опытом первых месяцев войны. Тот же опыт указал Антанте, чего недостает ее армиям сравнительно с противником, в первую голову — тяжелой артиллерии. Ясно стал обрисовываться размер потребности в живой силе. Франции приходилось призывать боеспособных людей до последнего человека и привлечь даже физически немощных мужчин и здоровых женщин для работы на оборону, а затем обратиться и к людским источникам своих заморских владений. Не менее серьезно раскрывалась проблема новых формирований и для Англии. Нельзя было и думать оставаться в пределах существовавшей военной системы. Вслед за намеченным привлечением к участию в войне населения доминионов и всех колоний приходилось обратиться к обязательной военной службе для всех британских граждан.

Для Германии положение осложнялось борьбой на два фронта. Оно отчетливо характеризуется в труде Фалькенгайна «Верховное командование 1914-1916 гг. в его важнейших решениях», сменившего 14 сентября 1914 г. Мольтке Младшего на посту начальника Генерального штаба. Только переход к позиционной войне давал возможность Германии вполне сохранить свободу действий для нанесения достаточными силами удара по тому месту, где нужно было добиться решения, т. е. Германия под суровым давлением необходимости обратилась к позиционной войне на одном фронте, чтобы навести удар на другом.

Фалькенгайн не был сторонником решения искать исхода войны главным ударом на Востоке. Но целый ряд политических причин вынудил Германию в 1915 г. направить главный удар на Восток, и Фалькенгайн, не имея положения и авторитета старика Мольтке в 1870 г., должен был им подчиниться.

Намечавшийся развал Австро-Венгрии, присоединение к союзу Турции, вероятность вооруженного выступления Италии, сомнительное поведение Румынии, стремление привлечь на свою сторону Болгарию — таковы были политические стимулы для переноса Германией центра тяжести борьбы против России. К ним нужно присоединить также внутренние политические предпосылки для того же решения. Канцлер Бетман-Гольвег и главное командование Восточным фронтом в лице Гинденбурга с Людендорфом настаивали на том, чтобы скорее вывести из строя русский колосс, который, по мнению названных лиц, не мог оказывать длительного сопротивления. Прекращение в том или другом виде войны с этой державой обещало соблазнительную возможность удовлетворения экономических нужд, призрак которых уже явственно обозначался в Германии к началу 1915 г. Наконец, немаловажную роль среди причин, приведших к германскому напору на Россию, сыграло желание германского правящего класса обеспечить восточные пределы империи от дальнейших русских покушений.

Уступая необходимости частично перейти к позиционной войне, Германия сохраняла за собой инициативу маневренных действий и в результате указанных выше соображений к февралю 1915 г. окончательно избрала Восточный фронт главным для армий Центрального союза.. Это решение Германии вместе с захватом в орбиту войны ряда новых сил и с ее распространением на сопредельные с Русским театром 1914 г. территории Передней Азии определило ход кампании 1915 г.

Главные операции в этом году развивались между русскими и австро-германскими армиями. Возникнув на территории Восточной Пруссии и вслед затем в Карпатах, названные операции постепенно ширились, распространившись на Галицию, русскую Польшу и Риго-Шавельский район, и к концу кампании 1915 г. охватили весь огромный театр тогдашней западной России до линии Рига — Двинск — Барановичи — Ровно — румынская граница. Уменьшение по сравнению с 1914 г. напряженности борьбы в позиционной войне на Французском театре дало возможность Англии предпринять в течение 1915 г. , как самостоятельно, так и совместно с Францией, ряд попыток с целью вывести Турцию из войны. Отсюда в 1915 г. возникли операции на Балканском полуострове, в Месопотамии и на Суэцком канале.

С присоединением к Антанте Италии образовался новый театр войны, а с присоединением к Центральным державам Болгарии военные действия распространились почти на весь Балканский полуостров. На Кавказе развивались операции, начатые с момента вступления в войну Турции в октябре 1914 г. Отдельно протекали военные действия на территории африканских колоний Германии, и независимо от сухопутной войны происходила непрерывная борьба на морях, преимущественно омывающих Британские острова и берега Европейской России.

Анализ операций 1915 г. последовательно — по театрам войны — необходим потому, что операции армий Антанты в этом году не имели тесной увязки между собой вследствие отсутствия единого верховного управления, о котором возникли первые предположения лишь в середине 1915 г. Операции фактически развивались на обоих театрах независимо; идейного единства действий вооруженных сил Антанты не существовало.

В конечном счете кампания 1915 г. целиком охватила территорию Европы, кроме небольших сравнительно площадей нейтральных государств, дальше — территории всей Передней Азии, колониальные пространства Африки и необъятную поверхность океанов и морей всего земного шара. Война в 1915 г. стала буквально мировой войной.

Для изучения кампании 1915 г. во всем ее объеме последовательный ход ее событий разделяется на 3 периода:

Весенний период (январь — конец апреля) обнимает операции на Русском театре до начала мая и бои за тот же срок на Французском театре.

Летний период (май — конец сентября) охватывает глубокое вторжение австро-германских армий в Россию до начала позиционной войны на Русском театре, операции на Французском театре за то же время, а также возникновение и развитие Дарданелльской операции и военных действий на Итальянском театре войны.

Осенний и зимний период (октябрь — декабрь) включает операции на Балканском театре, и для цельности анализа к этому периоду отнесены операции на морях.

Источники:

1. Зайончковский A.M. Первая мировая война; СПб.: Полигон, 2002 (militera.lib.ru)

См. также:

боёв Западного фронта во Франции и Фландрии

Историческая рамка

Приведенное ниже определение непрерывной войны во Франции и Фландрии взято из Отчета Комитета по номенклатуре сражений за май 1921 г., при этом некоторые названия слегка изменены принятыми полковыми боевыми наградами, перечисленными в 1924 г. Оно включает только те сражения, в которых участвовали британские силы и силы Содружества, поэтому, например, не учитываются битва при Вердене в 1916 году и битва при Маасе-Аргонне в 1918 году.В определении использовалось несколько уровней описания:

  • Фазы : отчет разбил войну на семь фаз.
  • Операции : применяется к ряду военных событий, происходящих в определенной области и между определенными датами, имеющих общую цель или результат.
  • Сражения : используется для описания группы сражений. Примером могут служить боевые действия в секторе Соммы в 1916 году, которые часто называют битвой на Сомме, но они определяются как состоящие из двенадцати отдельных сражений и трех действий.
  • Битва : одно отдельное сражение. Некоторые содержат определенные « тактических инцидентов ».
  • Действие .
Фаза I: немецкое вторжение

Операции: отступление из Монса, 23 августа — 5 сентября 1914 г.

23–24 августа 1914 года, Битва при Монсе (страница также включает последующие действия Элужей, Солем и Ландреси)
Очень небольшая часть начальных столкновений между германской армией и армиями Антанты, часто известных как Пограничная битва.Британский экспедиционный корпус начинает длительное отступление из Монса , которое заканчивается только в начале сентября.

26 августа 1914 года: битва при Ле-Като
2-й британский корпус ведет оборону во время отступления от Монса. На странице также есть подробности о других более мелких действиях арьергарда во время продолжающегося отступления.

Операции: наступление на Эну, 6 сентября – 1 октября 1914 г.

7–10 сентября 1914 года, битва на Марне
BEF играет небольшую роль в этой грандиозной решающей битве, остановившей продвижение Германии во Францию.Войска Антанты теперь начинают продвигаться на север.

12–15 сентября 1914 г., битва на Эне
Отступление немцев останавливается на высотах хребта Шмен-де-Дам над Эной. Попытки BEF продвинуться дальше остановлены, и обе стороны окопались.

Операции: оборона Антверпена, 4-10 октября 1914 г.

Оборона Антверпена
В то время как BEF укрепились в районе Эны, силы (в основном военно-морские силы) направляются на помощь бельгийской армии в защите Антверпена.

Фотография Q109652 Имперского военного музея: «Британские солдаты маршируют по городу». Этот пехотный батальон на самом деле движется через французский город Кассель на вершине холма, направляясь к фронту во Фландрии в конце 1914 года.

10 октября — 2 ноября 1914 г., Битвы при Ла-Бассе, Мессине и Армантьере
Весь BEF перебрасывается во Фландрию из Эны в рамках попытки обойти немцев во Франции с фланга.По прибытии он встречает немцев, стремящихся обойти силы Антанты с фланга. Эти битвы являются частью фазы, которую часто, но неправильно называют «Гонка к морю» .

19 октября — 22 ноября 1914 года, Битвы при Ипре, 1914 
Часто известная как Первая битва при Ипре , это группа названных битв, которые также являются частью обходного столкновения. Это становится отчаянной эпической битвой к востоку от города Ипр, которая в конечном итоге приводит к тупиковой ситуации и укоренившейся войне.Это происходит в то же время, что и битва года при Изере года, в которой бельгийская армия и французские войска сражались поблизости с немцами.

Фаза II: окопная война 1914-1916 гг.

ноябрь 1914 г. — февраль 1915 г., Зимние операции, 1914-15 гг.
Французские приказы о крупном наступлении в декабре привели к катастрофическим разрозненным британским атакам. Локальные операции по поиску тактического преимущества продолжаются всю зиму.

Операции: Летние операции, март-октябрь 1915 г.

10 марта — 22 апреля 1915 г., битва при Нев-Шапель и более поздние действия у Сен-Элои и холма 60
Первая британская армия начинает первое крупномасштабное наступление: дорого с точки зрения потерь, но приводит к захвату Нев-Шапель (10-13 марта) .После этого продолжаются локализованные операции.

22 апреля — 25 мая 1915 г., Битвы при Ипре, 1915 г.
Часто известная как Вторая битва при Ипре , она началась с внезапной атаки Германии с применением отравляющего газа против французских североафриканских войск, удерживающих оборону возле Ипра. Обе стороны бросили резервы, и битва превратилась во вторую эпопею в этом районе. Вторая британская армия отступает на более короткую линию у Ипра.

9 мая 1915 г., битва при Обере
Катастрофическая атака, которая стоила 11 000 британских жертв без какой-либо материальной выгоды: это была незначительная операция по поддержке гораздо более крупной французской атаки в ходе действия, известного как Вторая битва при Артуа .

15–25 мая 1915 г., битва при Фестюбере и последующие действия (15 июня — 9 августа 1915 г.) при Живанши, Бельварде и Хуге. Незначительные успехи были достигнуты за счет больших потерь.

25 сентября — 8 октября 1915 года, битва при Лоосе и боевые действия при Бельварде (25–26 сентября), Буа-Гренье (25 сентября) и редуте Гогенцоллернов (13–19 октября). снова только в роли поддержки более крупной французской атаки в Третьей битве при Артуа .Призывы британцев к тому, что земля, по которой их призывают продвигаться, совершенно не подходит, были отклонены. Битва исторически примечательна тем, что впервые британцы применили отравляющий газ.

Операции: местные операции, 1916

Действия у Блаффа, кратеры Сент-Элои, немецкая атака на Вими-Ридж (21 мая) и битва у горы Соррел (2–13 июня)
Локализованные операции, направленные на получение тактического преимущества. Они включают в себя боевые действия, когда немцы впервые применили газ фосген, а также потерю и повторный захват возвышенности к востоку от Ипра.

Фотография Имперского военного музея Q1374: «Артиллеристы 156-й осадной батареи Королевской гарнизонной артиллерии вытаскивают 8-дюймовую гаубицу на позицию в Лонгевале, битва на Сомме, сентябрь 1916 года».
Фаза III: наступление союзников, 1916 г.

1 июля — 18 ноября 1916 года, Битвы на Сомме
Франко-британское наступление, предпринятое после стратегических конференций союзников в конце 1915 года, но изменившее свой характер из-за нападения Германии на французов в эпическом  Битве при Вердене , который длился с конца февраля по ноябрь.За огромными британскими потерями в первый день последовала серия яростно оспариваемых шагов, которые приобрели характер истощения. Для всех армий Западного фронта это становилось тем, что немцы назвали бы materialschlacht : войной не морального духа, воли или даже людских ресурсов, а чисто промышленной материальной мощи. 15 сентября 1916 года впервые в истории танки были применены на этапе, известном как битва при Флер-Курселетт. Британская армия во Франции в настоящее время приближается к своей максимальной численности, но все еще развивается с точки зрения тактики, технологий, управления и контроля.

Фаза IV: наступление на линию Гинденбурга, 1917 г.

Операции: операции на Анкре, 11 января – 13 марта 1917 г.

Операции на реке Анкр
Последние вспышки наступления на Сомме, когда британцы ищут локализованное тактическое преимущество на высотах над долиной реки Анкр.

Операции: отступление немцев к линии Гинденбурга, 14 марта – 5 апреля 1917 г.

Преследование отступления к линии Гинденбурга
Во время боев на Сомме в 1916 году немцы построили новую грозную оборонительную систему в нескольких милях от себя в тылу.С марта 1917 года они стали отходить в него, уступая территорию, но проводя операцию «Альберих », делают эту территорию максимально необитаемой и трудной. Британцы обнаруживают отход, осторожно следят за ними и продвигаются вперед, останавливаясь у внешней защиты системы.

Фаза V: наступление союзников, 1917 г.

Операции: наступление на Аррас, 9 апреля – 15 мая 1917 г.

и

Операции: фланговые операции к Аррасскому наступлению (в частности, Буллекур и в сторону Ленса)

Битвы при Аррасе, 1917 год, включая фланговые действия.Начальная битва при Вими и первая битва при Скарпе очень обнадеживают, но снова наступление — часто известное как битва при Аррасе — увязает в изматывающей утомительной работе. Последние попытки обойти немецкие позиции у Буллекура обошлись очень дорого.

Операции: наступление на Фландрию, 7 июня – 10 ноября 1917 г.

7-14 июня 1917 г., битва при Мессине
Блестяще спланированная и осуществленная атака, которая привела к захвату хребта Вытчете-Мессин к югу от Ипра, особенности, которая доставляла британцам проблемы с 1914 года и которую было важно сохранить в будущем. наступательные операции во Фландрии. Началась с одного из самых тяжелых артиллерийских обстрелов войны и взрыва девятнадцати огромных и давно подготовленных подземных мин.

Статья: Планируемая высадка на побережье Бельгии и немецкая операция «Штрандфест»
Были составлены планы дерзкой британской атаки на удерживаемое немцами побережье Бельгии; были собраны силы и началась подготовка специалистов. Но необходимое продвижение из Ипра (в «Третьем Ипре», ниже) не материализовалось, и операция была неизбежно отменена.Резкая немецкая атака против британских приготовлений в Битве за Дюны ( Операция Страндфест ) также нарушила дело.

31 июля – 10 ноября 1917 г., Битвы при Ипре, 1917 г.
Британцы, наконец, получили то, чего хотели с 1914 г.: возможность атаковать Ипр и прорваться через выступающие окопы вокруг него. Часто известное как Третье сражение при Ипре или Пасшендале , наступление началось с обнадеживающих успехов, но ужасная летняя погода вскоре затормозила его. К августу наступление явно не достигло своих целей и превратилось в бои на истощение. Новые методы с обеих сторон привели к мучительно медленному продвижению британцев вперед с огромными потерями. Плохая погода в октябре привела к тому, что поле боя превратилось в невозможную трясину.

Операции: операции в Камбре, 20 ноября – 7 декабря 1917 г.

20 ноября — 3 декабря 1917 г., битва при Камбре и последующие операции
Британская атака, изначально задуманная как крупномасштабный рейд, с применением новых артиллерийских приемов и массированных танков.Первоначально очень успешно, с большим успехом, но немецкие резервы остановили наступление. десять дней спустя контратака отвоевала большую часть территории. В конечном счете, это разочаровывающий и дорогостоящий результат, но Камбре теперь рассматривается историками как план успешного наступления 1918 года.

Статья: Ллойд Джордж поручает BEF нежелательному расширению линии в начале 1918 года

Статья: Кадровый кризис в начале 1918 г. вынуждает провести реорганизацию британской пехоты во Франции

Фаза VI: немецкие наступления, 1918 г.

Операции: наступление в Пикардии, 21 марта – 5 апреля 1918 г.

21 марта — 5 апреля 1918 г., Первые сражения на Сомме, 1918 г.
После переброски очень крупных сил с уже развалившегося Восточного фронта немецкое верховное командование совершает серию крупномасштабных наступлений.Первая, Operation Michael , наносит удары по Пятой и Третьей британским армиям. Произведено глубокое продвижение, которое наносит большие потери, хотя вскоре проводится вторая фаза, операция «Марс » в Аррасе 28 марта. В условиях кризиса союзники решают назначить французского генерала Фоша координатором, а вскоре и генералиссимусом. Наконец-то собрано достаточно французских и британских резервов, чтобы сдержать немецкое наступление до того, как оно захватит важные железнодорожные узлы в Амьене.

Операции: Наступление во Фландрии, 21 марта – 5 апреля 1918 г.

9-29 апреля 1918 г., Сражения при Лисе
Третье немецкое наступление Операция Кляйн-Джордж (Жоржетта) проходит во Фландрии с целью захвата ключевых железных дорог и дорог снабжения и отсечения 2-й британской армии у Ипра.После первоначальных успехов немецкая атака снова сдерживается после того, как каким-то образом были обнаружены и развернуты резервы Великобритании, Содружества и Франции.

Операции: Наступление в Шампани, 27 мая – 6 июня 1918 г.

27 мая — 6 июня 1918 г., битва при Эне, 1918 г.
Небольшой и уставший британский отряд, посланный к Шмен-де-Дам в обмен на свежие французские дивизии, отправившиеся на север, был поражен и практически уничтожен в ходе другого немецкого наступления. Операция Блюхер (Bluecher) .

Фотография Имперского военного музея Q9372: «Атака на линии Гинденбурга. Танки Mark V с «шпаргалками» и войсками идут вперед, недалеко от Белькура, 29 сентября 1918 года».
Фаза VII: продвижение к победе, 1918 г.

Операции: контратака в Шампани, 20 июля – 2 августа 1918 г.

20 июля — 2 августа 1918 г., Сражения на Марне, 1918 и сражения при Суазоне и Урке (23 июля — 2 августа) и Тарденуа (20–31 июля)
успешное контрнаступление на Марне, которое оказалось началом непрерывной серии успехов союзников.

Операции: наступление в Пикардии, 8 августа – 3 сентября 1918 г.

8–11 августа 1918 г., Битва при Амьене и более поздние действия вокруг Дамери
Четвертая британская армия атакует вместе с французскими войсками южнее и одерживает заметную победу и глубокое продвижение от Амьена: Людендорф называет 8 августа «черным днем ​​немецкой армии». ‘.

21 августа — 3 сентября 1918 г., Второе сражение на Сомме, 1918 г.
Третья и четвертая британские армии начинают наступательные операции на той же территории, где в 1916 г. велась битва на Сомме.Они делают глубокое продвижение.

Операции: наступление во Фландрии, 18 августа – 6 сентября 1918 г.

Наступление во Фландрии
Вторая и Пятая армии начинают операции в долине Лис, возвращая позиции, утраченные в апреле 1918 года.

Операции: прорыв линии Гинденбурга, 26 августа – 12 октября 1918 г.

и Операции: преследование на Селле, 9-12 октября 1918 г.

26 августа — 3 сентября 1918 г., Второе сражение при Аррасе, 1918 г.
Первая и Третья армии успешно атакуют из Арраса и прорывают немецкую линию Дрокур-Куант.

12 сентября — 9 октября 1918 г., Сражения на линии Гинденбурга
Серия очень крупномасштабных наступательных операций, направленных на продвижение и разрушение системы линии Гинденбурга. Эти победы, одержанные Первой, Третьей и Четвертой армиями, считаются одними из величайших военных достижений Великобритании. Немецкая армия продолжает сражаться, но становится все более очевидным, что их боеспособность быстро снижается.

Операции: последнее наступление во Фландрии, 28 сентября – 11 ноября 1918 г.

28 сентября — 2 октября, битвы при Ипре 1918 года и 14-19 октября, битва при Камбре. Подробнее
Вторая британская армия и бельгийская армия объединяются и, наконец, прорываются из выступа Ипра.За один день завоевано больше территории, чем за все наступление на Пашендейле годом ранее. Наступление продолжается за счет боев в районе Куртре.

Операции: последнее наступление в Артуа, 2 октября – 11 ноября 1918 г.

Последнее наступление в Артуа
Первая и Пятая армии продолжают наступление в районе Артуа, освобождая французские угольные месторождения, Ланс и Дуэ.

Операции: последнее наступление в Пикардии, 17 октября – 11 ноября 1918 г.

Заключительное наступление в Пикардии
Самое тяжелое из последних наступательных действий, включая битвы при Селле, Валансьене и Самбре.Первая, Третья и Четвертая армии используют свой успех в прорыве линии Гинденбурга, продвигаясь вперед, отбивая Валансьен и, наконец, освобождая Монс, где все началось для британского экспедиционного корпуса более четырех лет назад.

Статья: перемирие и продвижение к Рейну
Отобранные британские силы продвигаются через Бельгию, переходят границу Германии и занимают позиции на Рейне в соответствии с условиями перемирия от 11 ноября 1918 г.

Книги

….

ссылки

Бои на других театрах военных действий

Практические уроки кампании в Месопотамии, 1914–1918 гг.

В Месопотамии нужно вести безопасную игру. 1

Отряд из 13 000 британских и индийских солдат сдался турецкой армии в Кут-эль-Амара, Месопотамия, ныне Ирак, 29 апреля 1916 года. Не менее 7000 из захваченных должны были умереть в плену. Возможно, это было худшее военное поражение, которое Британская империя потерпела после капитуляции армии лорда Корнуоллиса в 1781 году во время Войны за независимость США.2 Катастрофа вызвала два крупных расследования: отставку Остина Чемберлена, государственного секретаря Индии, и предложение об отставке лорда Хардинга, вице-короля Индии. Кампания стала крупным вкладом Индии в Первую мировую войну. Общие потери союзников составили 92 501 человек. Из них примерно 15 000 человек были убиты, 13 000 умерли от болезней, 51 000 были ранены и 13 000 попали в плен или пропали без вести.3

Актуальна ли кампания почти 100-летней давности с применением старых технологий? В этой статье приведены доказательства того, что это так.Это была экспедиционная кампания на оперативном уровне, форма боевых действий, в которой британские вооруженные силы снова принимают все более активное участие. Он состоял из двусторонних сил британских и индийских войск, работающих совместно при поддержке Королевского военно-морского флота и начавших использовать ранние воздушные средства, хотя в основном для разведки. Битва велась на местности, которую британская армия должна была снова развернуть в 1920-х и 1940-х годах, а затем атаковать в 1990/91 и 2003 годах. «Если эти трудности не изучены, если они не встречены до, а не после, они возникают; если суть проблемы не будет оценена до того, как будет начато ее решение, ошибки, допущенные в 1914–1918 годах, повторятся. ’4

Эта статья посвящена оперативным аспектам кампании; «Деятельность на оперативном уровне превращает стратегическое руководство в тактические действия»5. Однако при анализе примера Месопотамии невозможно выделить точные или четкие ярлыки войны, что оправдывает критику, что уровни войны «…накладываются до такой степени, что тактические действия деятельность может иметь стратегические и оперативные последствия и последствия». В этой статье будут изложены основные события кампании, а затем определены ключевые оперативные уроки, извлеченные из аспектов командования и управления, разведки и противника, окружающей среды, качества Силы союзников, боевой дух, обучение и тактика, снаряжение и логистика.

Краткое изложение кампании

Кампанию в Месопотамии ретроспективно можно разделить на четыре этапа. Это захват нефтяных месторождений, успешное наступление на Багдад, катастрофа в Кут-эль-Амара (Кут) с поражением сил помощи и, наконец, успешное наступление и захват Багдада в марте 1917 года.

В 1914 году Королевский флот полагался на стратегический актив нефти Персидского залива, чтобы проецировать мощь. Кроме того, британцев беспокоило, что Германия расширяет свои экономические интересы в Персидском заливе со строительством Багдадской железной дороги.Они также опасались возможности арабского джихада, поощряемого Турцией, распространяющегося через Месопотамию, Персию и Афганистан в Империю; Индия.7 Первая фаза кампании началась, когда корабли Его Величества Espiègle и Dalhousie вышли в район Шатт-эль-Араб в сентябре 1914 года, а 6 ноября линкор HMS Ocean и шлюп Odin поддержал нападение морской пехоты на форт в Фао. Вскоре за этим последовал захват Басры, нефтяных месторождений Абадана и связанных с ними трубопроводов индийским экспедиционным корпусом Д.

Турки были полностью застигнуты врасплох, стратегический объект был получен, и в апреле 1915 года была успешная защита от турецких контратак у Шайбы. Это привело к уничтожению большей части 38-й турецкой дивизии. Британские силы были усилены до численности одной кавалерийской бригады, нескольких тяжелой артиллерии и двух пехотных дивизий, а генерал сэр Джон Никсон принял командование.

Первоначальные успехи привели к наступлению союзников вверх по рекам Тигр и Евфрат для защиты нефтяных интересов на побережье.Они использовали небольшие военные корабли и баржи для артиллерийской и материально-технической поддержки, а также пуски мин для защиты. Турецкое подкрепление в этом районе не ожидалось из-за одновременной кампании Галлиполи и российских угроз Армении. 6-я Индийская (Пунская) дивизия генерал-майора Чарльза Тауншенда и «Регата» речных судов действовали смело и успешно на Тигре, захватив Амару в июне 1915 года. Они сделали это, имея лишь ограниченные ресурсы, и успехи способствовали дальнейшему продвижению к Багдаду.Это «…объясняет трепет, с которым Таунсенд и его люди относились к туркам»8. 12-я Индийская дивизия генерал-майора Джорджа Горринджа защищала фланг Таунсенда и продвигалась вверх по реке Евфрат, уничтожив турецкие позиции в Насирии в июле 1915 года. Таунсенд затем продолжил наступление и в сентябре захватил Кут; он разбил 10 000 турок при 38 орудиях по сравнению с его собственной силой в 11 000 человек и 28 орудиями, но, несмотря на захват 1300 пленных, турки успешно вышли из боя.

Тауншенд достиг своего апогея, одержав пиррову победу в битве при Ктесифоне в ноябре 1915 года. Хотя турки в конце концов были вынуждены покинуть поле боя после четырех дней боев, он потерял 4500 человек, треть своей армии. Он осознал свою уязвимость и впоследствии удалился в Кут, который находился в 250 милях от Басры. Там он находился в осаде почти пять месяцев, и 1600 его солдат погибли. Генерал-лейтенант сэр Фентон Эйлмер, командующий корпусом «Тигр», не смог освободить Кута, несмотря на две недавно прибывшие индийские дивизии и шесть ожесточенных боев с турками.В общей сложности 20 000 человек были потеряны в процессе попытки добраться до гарнизона Таунсенда численностью 13 000 человек, когда он сражался против немецкого фельдмаршала барона Кольмара фон дер Гольца, командующего 6-й турецкой армией.

Заключительная фаза кампании началась, когда генерал-лейтенант сэр Стэнли Мод принял командование после того, как Тауншенд сдался в Куте и Эйлмер не смог его заменить. Основные изменения были внесены в способ проведения этого решающего этапа. Мод использовала гораздо более крупные силы, чем раньше, в составе 166 000 человек, две трети из которых были индейцами, и ими более эффективно руководили и поддерживали.Это привело к успешной серии сражений, кульминацией которых стало взятие Багдада в марте 1917 года. Дальнейшее продвижение в центральную Месопотамию продолжалось к концу войны, когда британцы в конце концов достигли нефтяных месторождений Мосула до капитуляции Турции в ноябре 1918 года. Однако на этом этапе кампании «Историк не может не чувствовать, что кувалдой раздавили блоху, и блоха избежала раздавливания»9. Окончательная победа союзников была достигнута со значительным преимуществом в численности и возможностях.

Командование и управление

В этой статье будут определены ключевые оперативные уроки, которые можно извлечь из Месопотамской кампании, сосредоточив внимание на ранних неудачах. Он начнется с критического аспекта управления и контроля.

Командование и управление этой кампанией подвергалось частому анализу, но не обязательно в контексте. Катастрофа союзников в Галлиполи и патовая ситуация в Салониках почти потребовали успеха в Месопотамии. Масштабы капитуляции Кута должны были способствовать выявлению козлов отпущения, и многие из соответствующих упоминаний об этой экспедиции были написаны вскоре после события, когда политическая напряженность была высокой и, возможно, были доступны лишь ограниченные официальные доказательства.10 Однако большинство свидетельств согласуется с утверждением: «Основной причиной неудач было отсутствие сотрудничества между Индией и Великобританией, а также между гражданскими и военными руководителями обеих стран». 11

произошли столкновения между «западниками», выступавшими за максимальные военные усилия на Западном фронте, и «восточниками», которые видели возможности в других частях мира, чтобы выйти из тупика на Западе. Эта статья концентрируется на оперативном уровне войны, но опыт, полученный на периферийных «второстепенных мероприятиях», таких как Месопотамия и Галлиполи, ставит под сомнение их стратегическую ценность. Были задействованы скудные ресурсы, и большие потери привели к небольшим стратегическим достижениям, хотя иногда были достигнуты некоторые моральные и краткосрочные пропагандистские победы. Западный фронт был основным направлением в 1914–1918 годах, и возникает вопрос, имели ли эти дополнительные экспедиции значительную ценность, несмотря на некоторые локальные успехи.

В Месопотамии существовала тема противостояния Лондона и Индии и столкновения между политическими целями и военными возможностями. Вплоть до катастрофы в Куте командование силами осуществлялось через вице-короля и индийскую цепочку командования, а не через начальника имперского генерального штаба в Великобритании. Это привело к замешательству на местах, поскольку между Лондоном и Индией развернулись дебаты о ценности дальнейшего продвижения к Багдаду после первоначальных успехов. После оккупации Басры тогдашний государственный секретарь по делам Индии лорд Крю в начале 1915 года из Лондона прокомментировал: «Наша нынешняя позиция является стратегически надежной, и мы не можем позволить себе рисковать, чрезмерно расширяя ее.12 Это противоречило сообщениям, которые командующий армией получал из Индии. Однако мнение Кру изменилось, когда в Месопотамии были достигнуты новые посягательства. Лорд Хардиндж, вице-король Индии, и сэр Перси Кокс, офицер индийской политической службы в армии, поощряли наступление, и Лондон не узнал о нехватке речного транспорта, прежде чем поддержал движение в сторону Багдада. Даже премьер-министр Герберт Асквит заявил за несколько месяцев до катастрофы в Куте: «Я не думаю, что в ходе войны была серия операций, более тщательно спланированных, более блестяще проведенных и имеющих больше шансов на успех. .13

Первоначальная цель или «конечная точка» кампании постоянно менялась из-за запутанной структуры стратегического командования на театре военных действий, которая позже была официально описана как «стратегически малоценная». 14 Цепочка командования была улучшена в июле 1916 г., когда Уайтхолл взял ситуацию под полный контроль. Различные национальные политические цели, направляющие операции коалиции и альянса, могут создать путаницу, аналогичную той, которая существовала в Месопотамии во время Первой мировой войны, и следует надеяться, что Организация по управлению кризисными ситуациями и Постоянный объединенный штаб обеспечат гораздо более четкое руководство нынешним британским экспедиционным силам. .Однако, несмотря на политическую и стратегическую неразбериху, именно командиры на местах поощряли расползание миссии или «дрейф». , и генерал-майор Таунсенд, командующий 6-й дивизией и злополучным гарнизоном Кута, подверглись серьезной критике за свою роль в кампании. «Благодаря смеси своекорыстия, личных амбиций, невежества, упрямства и чистой глупости это трио решило судьбу нескольких тысяч британских и индийских солдат.16 Бошан Дафф подвергся резкой критике в Месопотамской комиссии вместе с вице-королем, поскольку он поддерживал наступление на Багдад с 1914 года, несмотря на нехватку военных ресурсов. 17 Однако эти комментарии были сделаны незадолго до события. Даже в «Официальной истории» 1923 г. говорится: «Несомненно, в военном отношении отчет ее (Комиссии) был неполным и в некоторых случаях неточным». Месопотамия, в то время как вице-королю давали аналогичную положительную информацию через Кокса.Стоит ли удивляться, что они поощряли дальнейшее продвижение к Багдаду?

Никсон и Тауншенд принимали решения на местах и ​​давали советы, которые помогли создать условия для катастрофы в Куте. Хотя Никсон был сбит с толку противоречивыми приказами из Индии и Лондона, он уже планировал продвижение вверх по реке Тигр, хотя Индия не информировала Кру в Лондоне своевременно и сбалансированно. как показал быстрый захват Амара в июне 1915 года, который находился в 75 милях вверх по реке Тигр, и захват генерал-майором Горринджем Насирии в июле силами 12-й дивизии.Король высоко оценил действия Горринджа, и обе победы побудили его к дальнейшим действиям против врага. Однако завоевания были выиграны ценой больших потерь, а армия устала.

Затем Никсон предложил лорду Хардинджу в Индии наступать на Кут, хотя Никсон указал на потенциальную нехватку речного транспорта, войск и логистики. Лондон и новый госсекретарь Остин Чемберлен не были полностью проинформированы об этих недостатках, но в августе были даны полномочия на наступление.20 Никсон, по-видимому, не полностью осознавал слабости своих войск и настаивал на своих планах, которые в конечном итоге привели к перенапряжению сил Таунсенда и в конечном итоге привели к сражению за Кутом у Ктесифона, а также к отходу и сдаче в Куте.

Много писалось и сообщалось о запутанных отношениях Никсона с Лондоном и Индией, но неясно, полностью ли его подчиненные проинформировали его или хотя бы понимали проблемы, с которыми столкнется его армия, если она продолжит свое наступление.Эта кампания показывает, что и командиры, и их штаб должны давать эффективные и своевременные советы об «искусстве возможного».

Последний утверждает, что Месопотамскому экспедиционному корпусу «хронически не хватало обученных штабных офицеров»21, поскольку многие из лучших уже были отправлены во Францию. Уилсон предполагает, что Никсон «никогда не снабжал себя достаточным персоналом, чтобы смотреть за пределы повседневных потребностей», что дает ключ к пониманию того, почему имело место недостаточное планирование тылового обеспечения для поддержки продвижения вглубь страны.22 Ситуация не улучшилась, так как генералы были старыми и негодными. Это привело к стихотворению:

W означает чудо и боль

С которыми мы относимся к нашим немощным и безумным

Старые генералы, которые управляют этой кампанией

Мы ведем в Месопотамии.23

Таунсенду и Никсону было 54 и 58 лет и генералы сэр Артур Барретт, Никсон и сэр Перси Лейк серьезно заболели. Мод, успешному командиру, было 52 года, но он умер в 1917 году от холеры. Оглядываясь назад, легко показаться старейшиной, но климат и суровые условия Месопотамии требовали подходящих командиров, как и сейчас.

Таунсенд командовал в Куте и попал в плен к туркам, хотя, в отличие от своих людей, был заточен в роскошной обстановке. Он был эгоистичен, о чем свидетельствует название его книги « Моя кампания в Месопотамии » и его постоянные личные сравнения с великими полководцами, такими как Наполеон и Мольтке Старший24. Он даже утверждал, что «я заставил турок сдаться, таким образом, война в Европе сократилась на несколько месяцев»25. Неудивительно, что он подвергся бичеванию в истории, так как он был командиром гарнизона, который продвинулся слишком далеко, не имея достаточных ресурсов, чтобы добиться успеха.Он также солгал или был дезинформирован о количестве пайков, доступных во время осады, что привело к чрезмерной спешке, требуемой от неудачливых сил помощи, и все же он, похоже, не испытывал чувства вины или сострадания. Однако перед первым переездом в Кут Таунсенд поговорил с Бошамом Даффом в Индии, предупредив, что его линии связи могут перенапрячься. В своей книге он утверждал, что сказал Бошампу Даффу, что «для взятия Багдада мне потребуется от 30 000 до 40 000 человек».26 Хотя ранее он сказал Никсону, что за Кутом он будет преследовать врага дальше, если сможет.

Многие хвалили бы Таунсенда, особенно в рамках сегодняшней доктрины Командования Миссии, которая поощряет инициативу, но фельдмаршал лорд Хейг назвал его «полусумасшедшим»27. Осознавал ли он потенциальные проблемы и нехватку ресурсов? Оглядываясь назад, он сказал, что сделал это, не только предупредив Бошана Даффа, но и заявив: «Я указал сэру Джону Никсону, что для взятия Багдада мне нужно иметь две дивизии — скажем, 30 000 человек».В противном случае была большая вероятность катастрофы. Но генерал Никсон решил, что я должен действовать без подкрепления. Соответственно, мне ничего не оставалось делать, как подчиниться». Хотя это свидетельство написано вскоре после войны командиром, нуждавшимся в личном оправдании, он также написал генерал-лейтенанту сэру Джеймсу Вулфу Мюррею в Англию перед наступлением. говоря: «У нас определенно недостаточно войск, чтобы взять Багдад». … Все эти наступательные операции на второстепенных театрах военных действий являются ужасными стратегическими ошибками. 29 Диксон, однако, утверждает, что Таунсенд не информировал Никсона.

Маловероятно, что правда о том, кто кого предупредил, когда-либо всплывет, но Тауншенд изложил свою версию, а затем, похоже, наткнулся на Ктесифон. Ему не помог его подчиненный командир 6-й кавалерийской бригады, бригадный генерал Кеннеди, которого описывали как «исключительно незначительного». из Месопотамии.31 Он считал, что его позиция дает время для доставки подкреплений из-за границы, и его действия вызывали определенное доверие. Это было получено благодаря его репутации за успешную защиту Читрала в 1895 году во время предыдущей кампании на северо-западной границе Индии.

Тем не менее, отряд Эйлмера по оказанию помощи Куту находился под давлением из-за заявления Таунсенда о том, что его гарнизон может просуществовать только 60 дней. Поэтому Эйлмер поспешно атаковал без необходимых ресурсов и материально-технической поддержки.Его потери были высоки; в двухдневном сражении при Шейх-Сааде в январе 1916 г. было потеряно 4000 солдат, включая 20 офицеров и 360 солдат 1-го Сифортского полка. неадекватные средства в ненормальных условиях ужасной погоды и закончившиеся неудачей».33 Это еще один пример того, как командиры в этой кампании не смогли оценить «искусство возможного», хотя с политической точки зрения у Эйлмера не было другого выбора, кроме как попытаться освободить гарнизон.

Провал спасательных сил и капитуляция в Куте в апреле 1916 года последовали за катастрофой в Галлиполи и последней эвакуацией с этих пляжей четырьмя месяцами ранее. Стратегическое направление изменилось, сосредоточившись на Лондоне, как уже было сказано, и операция теперь перешла к временному генерал-лейтенанту Мод, вице-Лейку, который ненадолго сменил Никсона. У Мод была компетентная репутация командира дивизии, и ее поддержали два новых командира реформированного корпуса «Тигр»; Генерал-майоры Александр Кобб и Уильям Маршалл, выбранные за их компетентность и относительную молодость, чтобы возглавить I и III Индийский армейский корпус. Подкрепление людьми и техникой, а также значительно улучшенная логистика предоставили инструменты для их будущего успеха на заключительном этапе кампании. В новостной статье «Таймс» Мод был описан как «осторожный подруливающий» и известен как трудоголик, не склонный к делегированию полномочий34. своим подчиненным, однако Мод привел Месопотамский экспедиционный корпус к победе.История сравнила его стиль с фельдмаршалом Монтгомери времен Второй мировой войны.

Тем не менее, Мод также был идентифицирован как истребитель, полагающийся на свое численное превосходство и превосходство в воздухе для достижения успеха. Его также критиковали за то, что он не использовал возможности, поскольку турки в конце концов ушли. Лиддел Харт обвинил Мод в «чрезмерной централизации и секретности» и в сохранении слишком строгого контроля над кавалерией. Он заметил: «Только дерзкое преследование военно-морской флотилии помешало организованному отступлению турок, действуя на реке так же, как несколько броневиков на суше. 35 Однако он использовал хорошо обученные и отрепетированные войска, используя внезапность и обман как в своей первой операции при Саннайяте в 1916 году, так и в своей величайшей победе при Шумране в 1917 году. тактический гений». 36

Мод убедила начальника имперского генерального штаба и Индию, что наступление необходимо, чтобы отомстить за Кута, и что его силы эффективны и устойчивы. Новое наступление началось к декабрю 1916 года с преимуществом в личном составе три к одному, большим количеством артиллерии и транспорта для маневра вдали от водных путей и достаточным количеством самолетов и катеров для поддержки.Кут был отбит, а Багдад оккупирован после нескольких ожесточенных столкновений с турками. Компетентное командование, подкрепленное достаточными ресурсами, наконец, принесло победу в Месопотамии: «Неудача послужила катализатором перемен»37. они были «авантюрой», а не доступным «риском». Никсон, кажется, не уловил «искусство возможного» или требования интегрировать дипломатические и военные линии операций в кампанию; ключевые особенности текущего оперативного планирования. Мод резко изменила ситуацию и продвинулась вперед, имея достаточно ресурсов и поддержки, чтобы избежать слишком большого риска. Направленное управление не является предпочтительным методом командования, используемым сегодня британскими войсками, но возможный успех кампании в Месопотамии показывает, что преимущество в технологии и численности в сочетании с успешным применением внезапности и обмана может эффективно привести к контролируемой победе. Принятию командирами решений, однако, не способствовало качество получаемой ими информации о противнике.

Разведка и враг

Получение точной информации о противнике и анализ, который дает разведданные, жизненно важны для того, чтобы командиры могли принимать взвешенные решения. Их не существовало во время кампании в Месопотамии, что привело к принятию британскими командирами дезинформированных решений. Турецкие войска не пользовались большим уважением у европейских стран в 1914 году. Британские офицеры связи, работавшие с греческой армией во время Балканской войны 1912 года, не были впечатлены Турцией и были склонны соглашаться с представлением девятнадцатого века о стране как о « больной человек Европы», мнение, подкрепленное капитуляцией 45 000 турок в Македонии. Даже их союзник, Германия, не был впечатлен, фон Мольтке Младший заявил, что «Турция — ничтожество»38. Впоследствии, в 1914 г., британцы сообщили, что турецкая армия «не в состоянии принять участие в боевых действиях». .39 Тем не менее, один британский агент сообщил в начале войны, что турецкая армия была лучше обучена и эффективна, чем раньше, и что их следует «сейчас рассматривать как фактор, который следует серьезно учитывать» 40. Предупреждение было проигнорировано и как говорит Шеффи, «неудачи британцев в Месопотамии и Галлиполи в 1915–1916 годах вскоре убедили их на горьком опыте, что их противник был врагом, к которому нельзя относиться легкомысленно».41

Разведка также сообщила, что коренные арабы будут приветствовать британских освободителей, чего они не сделали. Это продолжало раздражать как политиков, так и военачальников. Крю, государственный секретарь по делам Индии, писал вице-королю в 1915 году, что его заставили «предполагать, что существует общее нетерпение турецкого господства и его методов осуществления, которое заставит многих арабов как в Аравии, так и в Месопотамии принять дружественный нейтралитет, даже если они на самом деле не присоединились к нам», однако никаких признаков этого не было. 42 У турок были аналогичные проблемы с местным населением, однако, как признано в брошюре, опубликованной их Генеральным штабом:

Прошло много времени, прежде чем штаб турецкой армии оставил свои надежды на обширную поддержку со стороны местных новобранцев и понял, что соплеменники жители Нижней Месопотамии просто смотрели на войну как на средство личной выгоды и всегда были готовы поддержать победившую сторону43. , хотя, кажется, мало что было записано об этом.Нет сомнений в том, что арабы легко меняли свою лояльность и что их отношение в разных частях страны было разным; Шейх Мохаммед на юге предоставил союзникам некоторую информацию и даже предоставил свой дворец для размещения британского госпиталя. Другие местные жители неоднозначно отнеслись к тому, что турка или британца описывали как «очень предприимчивых мародеров, доставлявших значительные проблемы с проникновением в лагерь»44. справляться с различными уровнями одновременного участия, такими как обычные боевые действия, борьба с повстанцами и гуманитарная помощь, так называемая «война трех блоков». Экспедиционный корпус не может позволить себе предполагать, что местное население единодушно поддерживает его или имеет предвзятые представления о том, что он автоматически примет незваного гостя на свои земли.

Британские разведывательные организации не были объединены и сообщали о разных маршрутах в Лондон или Индию. Первоначально в ходе кампании индийская армия получила мало информации об Османской империи и внушила ложное чувство безопасности. Несколько самолетов, прибывших на театр военных действий в 1915 году, помогли получить бесценную тактическую информацию, а офицеры G2 были встроены в соединения, но не было ни специализированного разведывательного корпуса, ни какой-либо доступной разведки связи.Человеческая разведка была медленной и ненадежной, так как большая часть полученной информации поступала от турецких военнопленных. К 1918 г. в Месопотамии все еще насчитывалось всего 14 офицеров спецслужб, специализирующихся на разведке. Шеффи утверждает, что список агентов Месопотамского экспедиционного корпуса содержал 656 имен, 608 из них были помечены как бесполезные или лжецы45. Это было типично для всех разведывательных операций в Месопотамии. Ближний Восток, поэтому неудивительно, что решения союзников принимались в результате скудной информации и плохой разведки.

Войска Никсона постоянно не могли определить силу или эффективность турецких подкреплений. Турецкая сила была переоценена в битве при Шайбе в 1915 году, и первоначальные успехи британцев, включая захват Аль-Амары всего 100 солдатами, укрепили веру в то, что турки слабы. Турки, оглядываясь назад, согласились с оценкой своего врага о них, хотя, вероятно, они просто оправдывали свои собственные неудачи. Они писали, что на начальном этапе кампании они были «…плохо обучены, плохо дисциплинированы и плохо экипированы, без надлежащей организации снабжения и обслуживания».46 Они также страдали от дезертирства и плохого руководства, и у них были другие приоритеты, поскольку они столкнулись с русскими и персидскими угрозами в других местах. Позже турки подвергли резкой критике своего главнокомандующего в Месопотамии Сулеймана Аскари за то, что он не определил угрозу союзников и не справился с ней эффективно на ранних этапах кампании. Также в 1916 году Халид-паша проявил полное презрение к британцам, проигнорировав предупреждения некоторых своих командиров о последующих атаках. Разведка не была хорошей ни с той, ни с другой стороны.

До битвы при Ктесифоне турецкая армия под командованием Халида-паши оценивалась в 13 000 человек, тогда как фактическая численность составляла 30 000 человек. Оппозиция оказалась гораздо более способной, чем в предыдущих столкновениях, с развертыванием анатолийских войск 45-й дивизии и проведением эффективных турецких контратак впервые в кампании. «Как и в Галлиполи, военная мощь и стойкость турок были недооценены»47. Гендель утверждает, что стратегическая разведка, которую Никсон получал от египетской разведки и от русских на Кавказе, по-видимому, игнорировалась, «игнорирование Никсоном стратегической разведки сообщения в ноябре 1915 г. показывают, что он считал деятельность секретных служб против Турции принципиально бесполезной»48.Шеффи согласен с оценкой Никсона Генделем, хотя и признает, что предыдущая информация, полученная командующим от его русских союзников, была ложной. Вместо этого Никсон предпочитал полагаться на неточную тактическую информацию. Бошан Дафф написал лорду Хардинджу в ноябре: «Мы понятия не имеем, какова может быть реальная сила турок, и кажется очевидным, что сам Никсон этого не знает». ; предположения, которые оказались ложными.Состояние разведки на Ближнем Востоке подытожил новый начальник имперского генерального штаба генерал-лейтенант Уильям Робертсон в декабре 1915 г.:

. быть. Турки могут решить направить свои основные усилия в Месопотамию, выступая против Египта, или они могут направить свои основные усилия против последней страны. Опять же, они могут решить использовать свои силы в Европе, высвободившиеся благодаря отпуску Галлиполи, для помощи Центральным державам и Болгарии в операциях на Балканах или против Румынии.50

Усилиям британской разведки не способствовало то, что турки добились кратковременного превосходства в воздухе в начале 1916 года, что они умели скрытно перемещать большие группы войск по полю боя и что их боевые порядки непредсказуемо различались по качеству. Они также максимально использовали стационарные телефоны для своей связи и применяли для своих сообщений эффективный шифр «Йилдерим», который союзникам не удалось взломать ни в Палестине, ни в Месопотамии51. Однако к победам Мод улучшились средства сбора разведывательных данных союзников.Арабскому бюро удалось взломать некоторые турецкие коды в 1916 году, и к концу того же года у Мод были в наличии современные самолеты, которые можно было использовать как для разведки, так и для бомбардировок.

Ключевой особенностью оперативной оценки сегодня является объективный анализ оппозиции при первой же возможности и знание противника. Важно сравнить его силы с вашими по отношению ко времени, пространству и окружающей среде. Информация о его сильных и слабых сторонах получается за счет эффективной координации сигналов, агентурной и электронной разведки на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях.Этого не произошло в Месопотамской кампании. Даже война в Ираке 2003 года высветила опасения по поводу сложности анализа разведывательных данных, несмотря на то, что коалиция обладала невероятным уровнем ситуационной осведомленности. Комментарий был сделан, что «Война в Ираке является предупреждением о том, что даже самые передовые разведывательные системы мира и более чем десятилетний интенсивный сбор и анализ разведывательной информации могут оставить серьезные пробелы и серьезные проблемы с разведкой»52. Оценка возможностей противника также остается актуальной. трудно, «трудно – если не невозможно – точно охарактеризовать боеспособность войск, которые никогда не воевали и не проводят открытых и реалистичных учений.’53

«Разногласия» Клаузевица на войне, вероятно, всегда будут иметь место, поскольку определенности ищутся, но редко устанавливаются. Однако в Месопотамии стратегическая разведка игнорировалась за счет плохой тактической разведки в период до неудач Кута и Сил помощи. По мере продвижения кампании предубеждения о противнике усиливались, радиоразведки не было, а человеческий интеллект был слаб. Кроме того, отсутствовала эффективная координация средств сбора разведывательных данных, как это продемонстрировали Габрейт и Хаттенбах. 54 Это важные и неподвластные времени уроки, которые необходимо усвоить, особенно когда угроза со стороны противника неразрывно связана со сложными условиями.

Окружающая среда

Суровые условия в Месопотамии отрицательно сказывались как на британских, так и на турецких войсках на протяжении всего конфликта, хотя его характеристики иногда успешно использовались. Исследование в Кветте определило влияние местности как один из двух ключевых факторов, влияющих на ход кампании.55 Некоторые аспекты не поддавались контролю командиров, например, сильная летняя жара, до 130 градусов по Фаренгейту в тени, усугубляемая песчаными бурями. .Это контрастировало с широко распространенными наводнениями, происходящими в другое время года; годовое количество осадков составляло всего шесть с половиной дюймов, но большая часть выпадала в период с октября по апрель. Такие комментарии, как «Чрезмерная жара делала военные операции невозможными» и «Воздух был настолько сух, что мертвые турки, которые все еще лежат в Бейт-Айесе, вспыхивают, если поднести к ним спичку», суммируют ограничивающие условия56

.

Жестокость способствовала распространению болезней и вытекающим из этого административным проблемам, второму ключевому фактору Кветтского исследования, которое будет рассмотрено позже: «Наши войска были измотаны лихорадкой, дизентерией, фурункулами, холерой, желтухой, цингой.Им часто не хватало пайков. Овощей под рукой не было»57. Командиры должны были лучше понимать влияние изнурительных условий на возможности своих войск. Соответствующего боевого служебного обеспечения не было.

Другие характеристики окружающей среды, связанные с угрозой и расположением противника, могли и использовались. Отсутствие путей, дорог и железных дорог означало, что реки Тигр и Евфрат были быстро определены Никсоном и Тауншендом как жизненно важные для маневра и путей сообщения.Река Тигр, в частности, имела решающее значение как для передвижения, так и в качестве источника питьевой воды для людей и лошадей. Важность рек усиливалась регулярными наводнениями, которые превращали землю в ил и еще более затрудняли передвижение по суше. Речной транспорт и канонерские лодки для артиллерийской поддержки использовались с некоторым воображением, хотя и в недостаточном количестве для поддержки кампании. Кроме того, Таунсенд до катастрофы в Куте последовательно выигрывал сражения и стычки, используя реку Тигр как опорную точку своих поворотных движений против противника.Успех союзников в более поздних битвах 1917–1918 годов, «Рамади, Хан-Багдади, Тикрит, был запланирован на повороте внешнего фланга»58. Важность водных путей по-прежнему является важным фактором экологического планирования, о чем свидетельствует необходимость обеспечения безопасности региона Шатт-эль-Араб во время войны в Ираке 2003 года. Ландшафт был плоским и безликим, а карты были плохими, и часто возникали миражи. На полях сражений преобладали пулеметы, и пехота была чрезвычайно уязвима. В кампании не было танков, а самолетов было мало до конца 1916 года.Окопаться было легко, и все эти факторы благоприятствовали туркам в обороне, поэтому потери были высокими.

Открытый ландшафт действительно благоприятствовал ночным операциям, давая уроки на будущее: «Кампания в Месопотамии ясно доказала ценность ночных операций в стране, где достопримечательности практически не существовали».59 Кроме того, Кветта Критический отчет утверждает, что в битвах при Дужейле и Саннайяте в 1916 году «часть операций, проводившихся в темноте, была успешной».В обоих случаях причиной катастрофы стал дневной свет. Темнота помогла создать неожиданность, которая до сих пор является принципом победы в бою. Тауншенд сделал все возможное, чтобы использовать эти ограничения окружающей среды, о чем свидетельствуют его первые успехи в кампании и последующие достижения Мод. Однако потери были чрезвычайно высоки как во время наступления Таунсенда, так и при попытках генерала Эйлмера прорвать осаду Кута. На открытом воздухе было мало защиты, поскольку войска союзников выполняли обычные маневры с небольшим количеством современного оборудования.

Дневная жара и наводнения привели к перерывам в работе, так же как песчаные бури повлияли на средства наблюдения, скорость продвижения по суше и использование авиации в двух недавних войнах в Персидском заливе. Окружающая среда по-прежнему создает проблемы в кампании, несмотря на преимущества современных технологий. Крайне важно интегрировать и анализировать вражеские и дружественные возможности с условиями окружающей среды в совместной разведывательной подготовке боевого пространства.

Качество союзных войск

Качество союзных войск в Месопотамии подвергалось критическим исследованиям в последние годы, в частности, Латтером.60 В качестве основного объяснения британских поражений в кампании он описывает «ухудшение боеспособности индийских подразделений», а не командование и управление или материально-техническую поддержку. Он признает первоначальные успехи 6-й дивизии, но предоставляет убедительные доказательства того, что после тяжелых потерь союзников в битве при Эс-Синне в сентябре 1915 года индийские войска уже никогда не были столь мотивированы и эффективны. Цитируется, что Тауншенд называет свои три британских батальона «костяком моей дивизии» и что он обеспокоен соотношением одного британского батальона к трем индийским батальонам в каждой бригаде. 61 Эйлмер, командующий Силами помощи Куту, был недоволен моральным духом индейцев, а Моберли в официальной истории утверждает, что «полки не хотели атаковать». был использован для укрепления сил, несмотря на предыдущие 60-процентные потери от Галлиполи. Неудивительно, что моральный дух в армии был на самом низком уровне после катастрофы в Куте и провала Сил помощи, и одним из основных критических замечаний приезжих командиров было отсутствие дисциплины в армии.Тауншенд утверждал, что боевой дух и выносливость его индийских войск больше всего беспокоили при обороне Кута, а не нехватка продовольствия. коренные британцы были ранены, взяты в плен или пропали без вести, и что было много случаев членовредительства и притворства.

Это чувствительный фактор, способствовавший неудачам в Месопотамии, особенно если принять позицию Еврипида о том, что «десять хороших солдат, ведомых мудро, победят сотню безголовых»64 или проще говоря, что нет плохих солдат, есть только неэффективные офицеры. Действительно, Латер продолжает критиковать уровень подготовки и отношение британских офицеров индийской армии. Комментарий, сделанный о британском офицерском корпусе в 1899 году, в котором он описывался как «выражение поздневикторианского высшего общества, богатого, снобистского и связанного этикетом»65, возможно, все еще применим к их подходу к индейцам во время Первой мировой войны.

Тем не менее, было множество доказательств лояльности сипаев Короне. Критический отчет Кветты отрицает наличие каких-либо серьезных проблем с индийскими войсками.Последний цинично отмечает, что офицеры, составлявшие отчет, «пошли в Штабной колледж, чтобы продолжить свою карьеру»66, поэтому в контексте они все равно сделали бы такого рода комментарии; трудно не согласиться. Индеец в целом был верен своему британскому офицеру и Империи, что было доказано в предыдущих войнах, и было много примеров индивидуального героизма, однако индийская армия, как и британские войска, не привыкла к тяжелым потерям. «К июлю 1915 года каждое подразделение 12-й индийской дивизии потеряло более 50% потерь.’67

Последнее утверждение убедительно, но еще одна причина эффективности индийской армии может быть связана с отсутствием инвестиций перед Первой мировой войной, о чем авторы исследования в Кветте не хотели бы упоминать. Сэр Джордж Бьюкенен, инженер-строитель, реорганизовавший порт Басры в 1916 году, объясняет неудачи кампании двумя основными причинами: Никсоном и строгим экономическим отношением к индийской обороне перед войной. Экспедиционная операция вряд ли будет успешной, если не будут сделаны соответствующие инвестиции для надлежащего оснащения, обучения и поддержания сил задолго до их развертывания.

Можно утверждать, что солдаты любой расы, оказавшиеся в суровых условиях Месопотамии, были бы менее эффективны, хотя факты свидетельствуют о том, что британские войска лучше справлялись с трудностями. Индийское подразделение в значительной степени полагалось на своих британских офицеров при принятии решений, командования миссией, конечно же, не было. Командование и управление пострадали, так как потери офицеров были особенно высоки. В битве при Байт-Айсе в апреле 1916 года в военном дневнике 1/1 гуркхов говорилось: «Были предприняты большие усилия для сплочения различных сторон, но из-за нехватки британских офицеров было невозможно контролировать отступление.’68

В конце концов нехватка офицеров была устранена, а тактическая подготовка в Индии была улучшена. Производительность индийской армии постепенно улучшалась в соответствии с лучшей поддержкой и моральным духом. Это привело к похвале Мод и комментарию подполковника А. Х. Бёрна после битвы за Мосул в октябре 1918 года, что энергичность индейцев в наступлении «разительно контрастировала с несколько вялым «последним» наступлением на Западном фронте». .69 Индийская армия, по-видимому, заметно восстановилась в период между катастрофами начала 1916 года и более поздними сражениями 1917 и 1918 годов.Меньше полагались на поддержку британских частей.

Вооруженные силы стран по-разному реагируют на операции, как это было засвидетельствовано в последовательных недавних кампаниях альянсов и коалиций. Уроки Месопотамии усиливают необходимость обеспечения того, чтобы командиры понимали сильные и слабые стороны своих войск и использовали их с максимальной эффективностью при планировании операции.

Боевой дух

Боевой дух всегда считался решающим фактором успеха операций, оправдывая замечание Наполеона: «Мораль для физического так же важна, как три для одного».Это также один из моральных факторов британской армии, используемый для измерения боевой мощи, но его часто трудно оценить. Первоначальный захват нефтяных месторождений и победы Таунсенда вплоть до битвы при Ктесифоне, должно быть, воодушевляли силы союзников, несмотря на проблемы с командованием, недооценку противника, суровые условия, неэффективность тылового обеспечения и количество потерь. Однако по мере того, как эти факторы усугублялись и сочетались с отсутствием отпусков и плохой почтой, ослабление морального духа могло способствовать катастрофе в Куте и провалу Сил помощи Эйлмера.Как отмечалось в отчете Кирке, «цивилизованная держава может успешно справиться с второсортным врагом только благодаря высокому моральному духу, оборудованию, обучению и организации». цензура в Месопотамии особенно пагубно сказывалась на моральном духе, и он утверждал, что «мне кажется, что цензура использовалась для того, чтобы люди дома не знали, от чего страдают войска»71. Мод и его новые командиры пользовались популярностью среди индийских войск, помогали чтобы уменьшить предрассудки, ввели эффективную подготовку в армии и улучшили условия.

Поддержание боевого духа остается ключевым принципом войны, и Месопотамская кампания высветила риски, на которые идут люди, когда боевой дух находится на таком низком уровне. Важность этого принципа признана сегодня, и в части британского анализа войны в Ираке 2003 года говорится, что помимо высокого качества подготовки и профессионального опыта «основными факторами их успеха были хорошая дисциплина, мотивация, находчивость и мужество»72. моральному духу и боевой мощи союзных войск в Месопотамии также не способствовало плохое состояние их подготовки и снаряжения.

Обучение и тактика

Сил, отправленных в Месопотамию, было достаточно для захвата первоначальных целей нефтяных месторождений и окрестностей, что подтверждается их успехом. Однако его подготовка и тактика не подходили для последующей кампании и способствовали расползанию миссии и катастрофе в Куте. Было сделано ложное предположение стратегической разведки о том, что война против современной армии маловероятна. Таким образом, индийская армия и особенно пехота были обучены для операций по борьбе с повстанцами и борьбы с племенами на северо-западной границе Индии, а не для обычных боевых действий.

Кавалерия была бы идеальной на открытой местности, как это оказалось в Палестине, но была отправлена ​​только одна бригада, а лучшие отправились во Францию. Общий вклад кавалерии можно резюмировать следующим комментарием: «Роль кавалерии не была ни большой, ни очень исторической»73. Исследование Кветты сетует на первоначальные неудачи кавалерии, хотя в последний год кампании она показала себя лучше. Несмотря на проблемы с подачей воды и необходимость противодействовать угрозе быстро растущей арабской нерегулярной активности, делается вывод, что потенциал кавалерии не был реализован до влияния Мод и когда «молодые и энергичные лидеры были назначены гораздо позже в ходе кампании». 74 Следует отметить, что Никсон был назначен кавалеристом и командовал кавалерийской бригадой во время англо-бурской войны! Верен ли этот комментарий или общее качество кавалерии было плохим, важно понимать возможности составных частей вооруженных сил. Они должны использоваться командирами с максимальной эффективностью, с полным пониманием их сильных и слабых сторон.

Кроме того, изначально ощущалась нехватка артиллерии, которая была жизненно важна для поддержки пехоты, пытающейся атаковать на открытой местности.75 У артиллерии были проблемы с точным ведением огня по местности, и она неоднократно применялась по предсказуемой схеме перед атакой, чтобы разрушить оборону противника. Это было похоже на Западный фронт до воздействия новых технологий и эффективного применения общевойсковой тактики. Не хватало взрывчатых веществ, и «возможности дыма не были полностью реализованы, и его не применяли в Месопотамии»76. Эта тактика поначалу работала против более слабых турецких аванпостов вверх по реке от Басры, но по мере развертывания кампании она становилась менее эффективной. «Артиллерии было безнадежно недостаточно даже для того, чтобы прикрыть пехоту необходимым огнем.’77

Однако уроки были извлечены, и Моду предоставили достаточное количество орудий, технологий и боеприпасов для выполнения его миссии, хотя превосходство в артиллерии так и не было достигнуто. Кроме того, их подготовка стала более эффективной, поскольку контрбатарейный огонь стал более важным, связь с наблюдателями в воздухе и на земле улучшилась, а заграждения стали менее предсказуемыми. Уверенность в их эффективности росла по мере продвижения кампании.

Тауншенд действительно провел успешные поворотные маневры, которые он объяснил так: «Я всегда применял принцип массы против самого слабого места противника, используя маневр поворота с основной массой моих сил против противника с фланга и тыла.78 Позже Мод использовала аналогичную тактику в Рамади и Тикрите. Однако «важная проблема координации огневой мощи и движения не была решена»79. Позже критиковали за отсутствие обмана, внезапности и воображения во время кампании. «В настоящее время наши методы имеют тенденцию быть слишком стереотипными, а оригинальность во время полевых учений часто не одобряется высшими командирами»80. быть обученным временами работать по инструкциям, а не по жестким приказам.’81 Основные неэффективные учения были повторены как:

Еще раз было показано, что получасовой обстрел земляных валов создает неэффективный заслон для наступающей пехоты, урок, который снова и снова демонстрировался на поредевших батальонах. В штабе упорно умирает традиция, что, пока есть артиллерийская поддержка — видимые признаки клубящегося дыма и поднимающейся земли в непосредственной близости от позиций противника — пехота должна прорываться. как и должно было быть, после капитуляции Кута Месопотамский экспедиционный корпус к 1917 году приобрел отличную репутацию благодаря своему профессионализму, несмотря на свое преимущество в размерах над турками.Однако современное развертывание вряд ли сможет позволить себе такие же показатели потерь и первоначальных потерь. В настоящее время имеется мало резервов, и общественность вряд ли поддержит дорогостоящие ошибки. Перед любым развертыванием необходимо достичь и поддерживать высокий уровень компетентности и обучения.

Первоначально использовалась простая тактика с неадекватным оборудованием: «Индийские власти должны были энергично стремиться привести оборудование экспедиции, которая должна была сражаться против Турции, поддерживаемой Германией, до стандартов современной войны.1983 г. Силы имели ограниченное количество современного оборудования и никогда не имели некоторых технологий, использовавшихся на Западном фронте, таких как танки. И его никогда не было в достаточном количестве, чтобы произвести решающий эффект; в отчете Кирке сетовали на количество огневой поддержки.84 Это была кампания с опорой на пехоту против противника с таким же вооружением, который иногда имел большую авиацию и артиллерийские средства.

В отчете Кирке также указано, что пехота должна быть лучше экипирована. У подкрепления, прибывшего из Франции в январе 1916 г., были пристрелены винтовки для маркировки боеприпасов, еще не выпущенных в Месопотамии.Методы связи были крайне примитивными из-за нехватки связистов и кабеля85. В отчете Кирке также указывалось на нехватку подходящих технологий, заявляя: «В настоящее время практически все полуцивилизованные люди вооружены современными винтовками и пулеметами, а с ними невозможно справиться, если с нашей стороны не будут задействованы все современные средства ведения войны». не будет точным, «если только самолеты не будут доступны как для определения местоположения целей, так и для определения дальности батарей».87 К июлю 1916 года турецкое превосходство в воздухе было устранено, и к концу года у Мод было 24 самолета с новейшими технологиями бомбардировок, фотосъемки и связи. Кроме того, кавалерия начала сотрудничать в разведке с авиацией.

Оборудование и материально-техническое обеспечение

Катастрофа после Кута, успешной кампании Мод способствовал приток нового оборудования в больших количествах:

Запасы новейшего типа гранат, сверхмощных фонарей, пулеметов, минометов и орудий были долгожданным дополнением к арсеналу экспедиционного корпуса — особенно к средним орудиям и гаубицам, столь необходимым для борьбы с земляными укреплениями турок. Начали накапливаться запасы боеприпасов, а также были собраны или изготовлены материалы для преодоления одного из самых серьезных недостатков, от которых страдал корпус «Тигр» – (отсутствие) свободы маневра.88

Операция не может рассчитывать на успех если только не имеется соответствующего оборудования и у экспедиционного корпуса нет роскоши или времени обнаружить, что у него нет инструментов для достижения успеха. Месопотамский экспедиционный корпус действительно получил лучших командиров и оборудование после катастрофы в Куте.У него также было восемь месяцев переподготовки и отдыха, что помогло поднять боевой дух. Эта кампания иллюстрирует потребность в сбалансированных, хорошо обученных вооруженных силах, которые используют творческие методы и новейшие технологии для достижения успеха. Однако даже этих качеств недостаточно для эффективной работы.

Наиболее критикуемым аспектом Месопотамской кампании традиционно была логистика союзников и административная система. Все данные свидетельствуют о том, что это было одним из ключевых факторов первоначальных неудач и более поздних побед Мод, хотя в прошлом этому фактору, возможно, уделялось слишком много внимания из-за нежелания признать другие недостатки в экспедиционных силах. .Неспособность достичь современных британских принципов предвидения, эффективности, простоты, сотрудничества, гибкости и устойчивости89 в ходе кампании вплоть до середины 1916 г. была тщательно рассмотрена в трех статьях «Курса штаба армии» в 1994 г. Комиссия Месопотамии, которая рекомендовала реорганизацию индийской административной системы из-за ее неспособности материально-технической поддержки кампании.

Никсон не проводил операцию, основываясь на искусстве логистически возможного, вместо этого он «смотрел на нее исключительно с боевой точки зрения, предоставив администрации возможность устроиться настолько экономически, насколько это было возможно».91 Комментарий фельдмаршала сэра Уильяма Робертсона, начальника имперского генерального штаба. «Операции в 1915 году могли развиваться без должного учета жизненно важных вопросов снабжения и технического обслуживания»92. Эффективная система логистики была необходима, как знал и подтверждал Мод, добившись успеха. Независимо от этой кампании, фельдмаршал лорд Уэйвелл заявил в 1946 году в более общем плане: «Настоящее знание факторов снабжения и движения должно быть основой плана каждого лидера; только тогда он может знать, как и когда рисковать с этими факторами, а битвы выигрываются, только рискуя. 93 Этот факт не был понят Никсоном.

Медицинское обеспечение было крайне скудным, так как количество жертв не ожидалось. Никсон публично заявил, что медицинские службы работают хорошо, хотя это не так, и Комиссия Месопотамии обвинила главного хирурга Индии в сдержанности и возмущении критикой. Официальный журналист-очевидец Эдмунд Кэндлер видел только двух офицеров, управляющих больницей на 1000 пациентов, и сообщил, что из группы из 90 врачей, высадившихся в Басре, за три месяца десять умерли, а 40 были вывезены из страны по инвалидности.94 «Медицинские мероприятия, как для эвакуации, так и для лечения, были возмутительно неадекватными». Генерал-майор Джордж Макмун, впоследствии генеральный инспектор путей сообщения в Месопотамии, четко обозначил ситуацию: «Люди, которые понимали проблему, выраженную в терминах верблюдов и повозок с мулами, совершенно не понимали, что точно такие же данные должны относиться к реке. который должен занять место дороги.Речной транспорт первоначально состоял из 3 речных пароходов, 17 лихтеров и нескольких буксируемых туземных лодок. Они могли нести 25–39 тонн даже при низком уровне реки Тигр, но их было недостаточно, чтобы поддержать наступающие силы, и не все из них имели достаточно малую осадку. В июне 1915 года старший офицер штаба Никсона, генерал-майор Джордж Кембалл, выявил нехватку речных судов, и в его отчете говорилось, что они были главной потребностью. Он понял, что наличие подходящих лодок повлияет на всю политику кампании, и организовал специальную конференцию по логистике.Конечным результатом стал запрос, отправленный в Индию и Лондон в июле на 6 колесных пароходов, 3 судна с поворотным колесом, 8 буксиров, 43 баржи и 6 катеров97. В его отчете говорилось, что

… существуют серьезные риски поломки в, возможно, серьезный момент. В настоящее время мы не можем наиболее эффективно использовать имеющиеся войска из-за недостатка кораблей, а при всяком кризисе недостаточность речного транспорта ограничивала бы размах подкреплений, а поломка судоходства могла бы иметь еще более серьезные последствия.98

Этот запрос слишком запоздал для операций, которые должны были произойти. Поставка была назначена на июнь 1916 г., и «в феврале 1916 г. в стране имелись задатки пяти дивизий, а речной транспорт не увеличился». задержать заказ и привести к производству некоторых неподходящих лодок. Ни порта, ни речного транспорта было недостаточно, чтобы перебросить припасы вглубь страны или вывезти раненых из внутренних районов.Никсон определил потребность в большем количестве речного транспорта и официально запросил его, но его медленное появление не помешало ему отдать приказ о наступлении вглубь страны.

Ресурсы должны быть определены своевременно даже в эпоху срочных оперативных требований. Только три четверти отряда Эйлмера по оказанию помощи Тигрису могли быть поддержаны: «Нельзя было предусмотреть ни воды, ни чего-либо, кроме пайков и боеприпасов». Нехватка лодок означала, что подкрепления Эйлмера должны были вместо этого передвигаться пешком по суше по реке.Как говорится в исследовании Кветты, «это повлечет за собой очень серьезную задержку, и, следовательно, дальнейшее сосредоточение необходимых войск для поддержки сил Эйлмера будет отложено»100. требовался максимум войск, семь батальонов все еще ждали перевозки в Басре.

Зависимость от водных путей означала, что наземный транспорт не имел необходимых ресурсов и был еще менее эффективен. Мулов и повозок было достаточно, но не хватало верблюдов, так как изначально ограниченные цели экспедиции не оправдывали их.Когда произошла битва при Куте (сентябрь 1915 г.), в наличии было только два броневика, два грузовика и одна машина скорой помощи.101

Цепочка поставок была ужасной. Порты выгрузки, такие как Бомбей, были неэффективными, судам приходилось ждать по три недели, прежде чем разгружаться в доках Басры, а причалы не использовались. Даже к июлю 1916 года на разворот одного корабля все еще уходило шесть недель. Коммуникации из Басры шли по водным путям, но те немногие лодки, которые можно было переправить вверх по реке Тигр, не подходили для перевозки овощей.Основные улучшения были в конечном итоге сделаны с ноября 1916 года, когда сэр Джордж Бьюкенен взял на себя управление. Его послали ранее в том же году, чтобы рассмотреть проблему Басры, но Никсон ему не помогал. Бьюкенен не мог поверить в состояние порта и заявил: «Военная экспедиция в Басру, я считаю, уникальна, поскольку ни в одном предыдущем случае такие огромные силы не высаживались и не содержались без должным образом подготовленной базы». 102

Уроки логистики были усвоены, и силы Мод получили пользу на более поздних этапах кампании.Офицеры-специалисты из Великобритании были отправлены для командования боевой поддержкой экспедиционных сил, а служба внутреннего водного транспорта Королевских инженеров взяла на себя ответственность за водные пути от Королевской морской пехоты Индии. Тауншенд и Никсон не смогли оценить их требования. Доклад Кирке лучше всего резюмирует эту ситуацию и дает руководство, которое до сих пор актуально: «Эта кампания слишком ясно показывает риск начала любой стратегической или тактической операции без гарантированной системы снабжения; чем продолжительнее операция и чем длиннее линии связи, тем надежнее должна быть система. Этот комментарий, несомненно, оказался бы особенно уместным, если бы британцы вторглись в Ирак в 2003 году по первоначальному «северному варианту».

В заключение хочу сказать, что Месопотамская кампания может многому нас научить. Нет никаких сомнений в том, что операция проходила в условиях запутанной стратегической обстановки и смешанных приоритетов. Похоже, что немногие историки оценили войну против Турции на любом фронте. Коррелли Барнетт заметил, что «победа над турками потребовала вливания огромных и плохо сэкономленных ресурсов» и «возможное поражение Турции нанесло небольшой урон германской мощи».103 В идеале следует избегать этой стратегической неопределенности, которая приводила к путанице в управлении оперативным командованием, но она возможна в будущем, особенно в операции альянса или коалиции. Оперативным командирам, скорее всего, придется работать с такими же неопределенностями, усугубляющими «трение» войны Клаузевица. Первоначальные оперативные неудачи в Месопотамии следует рассматривать в связи со стратегической обстановкой и отсутствием инвестиций в довоенную индийскую армию. Экспедиционные силы должны быть соответствующим образом обучены, направлены и обеспечены ресурсами, если они хотят добиться успеха.

Комиссия по Месопотамии 1916–1917 годов четко возложила основную ответственность за ранние бедствия Кута и Сил помощи на Никсона, «чей уверенный оптимизм был главной причиной решения продвигаться вперед»104. Никсону не удалось сопоставить возможности с ресурсами , несмотря на советы некоторых его командиров и штаба. Он также не признал, что «индийской армии не хватало опыта и ресурсов, необходимых для проведения продолжительной операции далеко за пределами ее обычной сферы деятельности».105 Свидетельства, кажется, не полностью оправдывают критику Таунсенда, который, несмотря на свою мегаманию, выявил ранние оперативные проблемы и добился блестящих успехов на поле боя. Мод позаботилась о том, чтобы у него были командиры, персонал и ресурсы для достижения успеха, и, хотя его стиль командования был особенно целенаправленным, сэр Стэнли был эффективен. Операцией должен руководить человек, понимающий «искусство возможного».

Акцент в отчетах двух комиссий и исследовании Кветты на суровых условиях, а также на плохой логистике и управлении во время кампании оправдан.Однако из-за близости к событию и возможных политических последствий они не полностью изучили другие факторы, которые все способствовали возникновению проблем. В отчете Кирке за 1932 г. были указаны недостатки в оборудовании и обучении, а подробная история А. Дж. Баркера выявила запутанные механизмы командования и управления. Проблемы с точными разведданными, моральным духом и качеством войск союзников в прошлом не привлекали особого внимания, но все они способствовали возникновению проблем, возникающих в Месопотамии, и являются факторами, которые по-прежнему актуальны для современных операций.Ни один командир не может эффективно развернуть экспедиционный корпус для операций, если у него нет четкого стратегического направления, нет точной разведывательной информации о противнике, у него высокий боевой дух, он хорошо обучен и оснащен и его нельзя поддерживать.

Британцы извлекли уроки из ошибок, допущенных на ранних этапах кампании, о чем свидетельствуют более поздние успехи, достигнутые Мод. Уроки также в целом были оценены британцами на Ближнем Востоке в долгосрочной перспективе. Было понятно, что обеспечение поставок нефти жизненно важно во время войны, и в 1920 году британские войска быстро установили контроль над иракскими нефтяными месторождениями после местного арабского восстания.Опять же, в 1942 году персидско-иракские силы или «Пайфорс» защищали ближневосточные нефтяные месторождения от потенциальной немецкой агрессии через Кавказ, одновременно обеспечивая пути снабжения в Россию. Эти относительно неизвестные развертывания были очень успешными и позволили избежать «расползания миссии», как и операция 1991 года по изгнанию сил Саддама Хусейна из Кувейта. Однако Суэцкий кризис 1956 года снова показал опасность неправильного стратегического направления. Слишком рано говорить о том, достигла ли нынешняя война в Ираке «искусства возможного».

Последний комментарий к кампании в Месопотамии принадлежит Дэвиду Ллойд Джорджу из его Военных мемуаров :

Это ужасная история о трагедиях и страданиях, вызванных некомпетентностью и неряшливой небрежностью со стороны ответственных военных властей.106

Сегодняшние командиры должны учитывать извлеченные уроки; они в долгу перед всеми своими подчиненными.

1. Послание государственного секретаря Индии генералу Никсону, апрель 1915 г., цитируется в A.Дж. Баркер, Забытая война : Месопотамия 1914–1918 (Лондон: Faber 1967) стр. 80.

2. Сравнение, предложенное Баркером, Заброшенная война (примечание 1) стр. 266.

3. Фигурки от бригад-ген. Ф. Дж. Моберли , Кампания в Месопотамии, 1914–1918 , Том IV (Лондон: HMSO 1927) стр. 331.

4. Майор Р. Эванс, Краткий очерк кампании в Месопотамии (Лондон: Sifton Praed 1926) стр.134.

5.Наблюдение старшего офицера британской армии, октябрь 2003 г.

6. Министерство обороны Великобритании, совместная публикация 3–00 (без даты), стр. 1–6.

7. Пол К. Дэвис, Цели и средства: Кампания Британской Месопотамии и Комиссия (Лондон: Associated University Presses, 1994), стр. 32.

8. Сэр Бэзил Лидделл Харт, История Первой мировой войны Лидделла Харта (Лондон: Pan 1972), стр. 155.

9. Там же. стр. 269.

10. См., например, медицинский отчет Комиссии Винсента-Бингли (правительство Индии, 1916 г.), общий отчет Комиссии Месопотамии от 1917 г. (Лондон: HMSO 1917) и офицеров штабного колледжа, Кветта. , Критическое исследование кампании Кампания в Месопотамии до апреля 1917 г. (Кветта: Армейский штабной колледж, 1925 г.), далее «Кветтское исследование».

11. Баркер, Заброшенная война (прим. 1) с.471.

12. Davis, Ends (примечание 7) стр. 56.

13. Джон Стросон, Джентльмены в хаки: Британская армия 1890–1990 (Лондон: Secker 1989), стр. 137.

14. Отчет Комитета по урокам Великой войны (далее — Отчет Кирке), (1932; перепечатано SCSI 2001) стр. 117.

15. Liddell Hart, Первая мировая война (примечание 8) с.117.

16.Норман Ф. Диксон, О психологии военной некомпетентности (Лондон: Джонатан Кейп, 1976), стр. 96.

17. Баркер, Заброшенная война (примечание 1) с.460.

18. Там же. стр.464.

19. Davis, Ends (примечание 7), стр. 78–9.

20 Там же. стр.88.

21. Эдвин Латтер, «Индийская армия в Месопотамии», Журнал Общества исторических исследований армии, Vol. 72 (1994) стр. 174.

22. Тревор Уилсон, The Myriad Faces of War (Cambridge: Polity Press 1986) p.277.

23. Из «Циничного алфавита» 1916 г. Цит. Баркер, Заброшенная война (прим. 1) с.223.

24. Генерал-майор. Сэр Чарльз Тауншенд, Моя кампания в Месопотамии (Лондон: Торнтон Баттерворт, 1919) стр.9.

25. Там же. стр.12.

26. Там же. стр.9.

27. Маркиз Англси, История британской кавалерии, том 6 (Лондон: Лео Купер, 1995), стр.14.

28. Townshend, My Campaign (примечание 24) с.10.

29. Диксон, Некомпетентность (прим. 16) с.97.

30. Англси, Кавалерия (прим. 27) с.20.

31. Townshend, My Campaign, (примечание 24) с.11.

32. Чарльз Мессенджер, Из любви к полку (Лондон: Лео Купер, 1996), стр. 25.

33. Англси, Кавалерия (прим. 24) с.33.

34. Там же. стр.55.

35. Лидделл Харт, Первая мировая война (примечание 8), стр. 271–2.

36.Позднее, «Индийская армия» (прим. 21) с.238.

37. Там же. стр. 232.

38. Цитируется по Первая мировая война , Эпизод 4, телесериал Channel 4, 11 октября 2003 г.

39. Майкл И. Гендель, Разведка и военные операции (Лондон: Фрэнк Касс, 1990), стр. 139–40.

40. Игаль Шеффи, Британская военная разведка в палестинской кампании, 1914–1918 (Лондон: Фрэнк Касс, 1998), стр. 61.

41. Там же. стр.62.

42.Wilson, Myriad Faces (прим. 22), стр. 276.

43. Персонал Бимбаши Мухаммад Амин, «Турко-британская кампания в Месопотамии и наши ошибки», резюмировано в Brig.-Gen. Ф. Дж. Моберли , Кампания в Месопотамии, 1914–1918 гг., Том 1 (Лондон: HMSO 1923), стр. 352.

44. Подполковник. Р.Ш.Х. Муди, Исторические записи Баффов (Лондон: Общество Медичи, 1922 г.), стр. 184.

45. Шеффи, Британская военная разведка (примечание 40) с.70.

46. Моберли, Кампания в Месопотамии 1 (прим. 43) с.353.

47. Фельдмаршал лорд Карвер, Музей Национальной Армии Книга Турецкого Фронта (Лондон: Sidgwick & Jackson 2003) стр.66.

48. Гендель, Интеллект (прим. 39) с.160.

49. Там же. стр.162.

50. Шеффи, Британская военная разведка (примечание 40) с.118.

51. Там же. стр. 229.

52. Энтони Кордесман, Война в Ираке (Вашингтон, округ Колумбия: CSIS 2003) с. 405.

53. Там же. стр.406.

54. Шеффи, Британская военная разведка (примечание 40) с.258.

55. Quetta Study (примечание 10) стр. 328.

56. Эдмунд Кэндлер, Долгая дорога в Багдад (Лондон: Cassell 1919), стр. 284–7.

57. Там же. стр. 284.

58. Quetta Study (примечание 10) стр. 328.

59. Отчет Кирке (примечание 14) стр. 122.

60. Позднее «Индийская армия» (примечание 21).

61. Там же. стр.161.

62. Моберли , Кампания в Месопотамии 1 (прим. 43) с.66.

63. Wilson, Myriad Faces (прим. 22) стр. 379.

64. Неопубликованная брошюра «Служить, чтобы руководить» (Сандхерст: Королевская военная академия, без даты), стр. 35.

65. Коррелли Барнетт, Британия и ее армия 1509–1970 (Лондон: Allen Lane 1970), глава 14, стр. 335.

66. Последний, «Индийская армия» (примечание 21) с.177.

67. Там же. п.168.

68. Там же. стр.170.

69. Там же. стр. 234.

70. Отчет Кирке (примечание 14) стр.117.

71. Сэр Джордж Бьюкенен, Трагедия Месопотамии (Эдинбург: Blackwood 1938) стр. 213.

72. Кордесман, Иракская война (прим. 52) с.175.

73. Англси, Кавалерия (прим. 24) с.19.

74. Quetta Study (примечание 10) стр. 331.

75. См. Barker, Заброшенная война (примечание 1) Глава 2.

76. Quetta Study (примечание 10) с. 333.

77. Там же. стр.334.

78. Townshend, My Campaign (примечание 24) стр.9.

79. Последний, «Индийская армия» (примечание 21) с.173.

80. Отчет Кирке (примечание 14) стр.119.

81. Там же. стр.128.

82. Candler, Long Road (примечание 56) с.42.

83. Баркер, Заброшенная война (прим. 1) с.460.

84. Отчет Кирке (примечание 14) с.124.

85. А.Дж. Баркер, История Первой мировой войны Пернелла, том 3 (Лондон: BPC 1970), стр. 1159.

86. Там же. стр.117.

87. Отчет Кветты (примечание 14) стр. 332.

88. Баркер, Заброшенная война (примечание 1) с.317.

89. Министерство обороны, Публикация армейской доктрины, Vol. 3 , Логистика (Лондон: MOD 1996), стр. 1–1.

90. Р.А. Пайпер, А. Д. Тир и Л. Х. Уоткинс, неопубликованные исследовательские работы, Армейский штабной колледж, 1994 г.

91. Эванс, Кампания (примечание 4) стр.26.

92. Баркер, Заброшенная война (прим. 4) с.460.

93. Логистика (примечание 89)

94. Candler, Long Road (примечание 56) стр.288 и стр.290.

95. Резчик, Турецкий фронт (прим.47) с.123.

96. Англси, Кавалерия (прим. 21) с.34.

97. Моберли, Месопотамия 4 (примечание 3), стр. 341–2.

98. Миллар (1969) [] с.8.

99. Quetta Study (примечание 14), стр. 81–2.

100. Там же. стр.80.

101. Моберли, Месопотамия 4 (примечание 3) с.339.

102. Бьюкенен Трагедия (примечание 71) с.210.

103. Барнетт, Британия и ее армия (примечание 65) с.386.

104. Бьюкенен, Трагедия (примечание 71) с.208.

105. Wilson, Myriad Faces (примечание 22) стр. 276.

106. Бьюкенен, Трагедия (прим. 71) с.222.

Pavelec, Sterling Michael: 9781612510231: Amazon.com: Books

» Airpower Over Gallipoli: 1915-1916 является долгожданным дополнением к литературе о кампании [Галлиполи]. Королевская военно-морская авиационная служба (RNAS) и французские авиаторы с разумным освещением усилий Османской империи… Доктор Павелец ясно изложил проблемы, успехи и неудачи, с которыми столкнулись авиаторы с обеих сторон в этой кампании.Эта книга с четким повествованием и обширными приложениями понравится как тем, кто изучает Великую войну, так и тем, кто интересуется эволюцией совместных операций. Один только обзор литературы делает эту книгу незаменимой для тех, кто изучает историю авиации Великой войны. Это достойный выбор для вашей книжной полки.» —Armchair General

«Эта краткая, хорошо проработанная работа превосходно документирует малоизвестный сегмент истории авиации Первой мировой войны и представляет множество свежей информации.Настоятельно рекомендуется.» —Над фронтом

» Авиация над Галлиполи — это оригинальный взгляд на эту «современную» войну столетней давности, о которой мы забыли, но которую стоит вспомнить и изучить в сегодняшняя новая арена конфликта». —Naval Aviation News

«Это краткая книга по истории военной авиации, описывающая авиацию в кампании на полуострове Галлиполи в Первой мировой войне…. [A] Хорошо написанная, хорошо проработанная и захватывающая книга.» —Air & Space Power Journal

» Воздушная мощь над Галлиполи является полезным справочником и, мы надеемся, поможет вдохновить в будущем на совместные морские кампании.» «Воздушная мощь над Галлиполи, 1915-1916 гг. » хорошо написана и цитируется с использованием различных ресурсов Британского Содружества, Франции, Германии и (при наличии) Турции для объективной оценки воздушных операций во время кампании…. Эта книга дополняет список научных работ по теме, исчезающей с течением времени. Это также дает будущим историкам основу для оценки общественного восприятия спорных военных операций и использования новой технологии; урок, который вполне можно применить к будущим оценкам длительных войн в Афганистане и Ираке». —Исторический фонд ВВС

«Это превосходная повествовательная история, которая дополняет наше понимание кампании.» —Историк авиации

«Работа Павелца рассказывает захватывающую и столь необходимую историю первых дней военной авиации. Эта книга проливает новый свет на малоизвестный, но важный момент, который полностью обогащает наше понимание эволюции авиации». — Майкл В. Хэнкинс, куратор Смитсоновского национального музея авиации и космонавтики , у нас наконец-то есть история кампании Галлиполи во всех трех измерениях.В его книге показана не только роль авиации, но и то, как британские, французские и османские воздушные службы использовали Галлиполи в качестве лаборатории для извлечения ценных уроков». — Майкл С. Нейберг, заведующий кафедрой военных исследований, США Армейский военный колледж

«Это первое всестороннее исследование военно-воздушных сил в кампании Галлиполи. Автор опирается на сохранившиеся архивы всех участников и предоставляет всеобъемлющий, авторитетный и сбалансированный отчет, который предлагает важные идеи, а также модель того, как следует представлять и анализировать воздушные кампании. — Питер Дж. Дай, автор книги Человек, который взял на себя ответственность , почетный научный сотрудник Бирмингемского университета, научный сотрудник Вервилля, Национальный музей авиации и космонавтики

военно-воздушные силы в одном из первых великих примеров многодоменных операций в истории. Он раскрывает множество проблем, с которыми сталкиваются отдельные операторы, вооруженные силы и их командиры, когда они стремились внедрить и интегрировать новые технологии в активные кампании во время современной войны. —Марк Э. Гротелюшен, автор книги Путь войны AEF , Департамент военных и стратегических исследований, Академия ВВС США

«Эксперт по авиационным технологиям, теории и стратегии, Павелец освещает усилия участников по объединить авиацию с военно-морскими и сухопутными войсками. При этом он приводит убедительные доводы в пользу того, что кампания в Галлиполи стала важной вехой в развитии совместных боевых действий в двадцатом веке». Национальный архив

Боевые микробы во время Первой мировой войны использовались на лошадях в США.С.

Осень 2017 г., Том. 49, № 3

Дэвид Пфайффер

Холодной ноябрьской ночью 1915 года докер бесшумно крался в темноте возле верфи в Ньюпорт-Ньюсе, штат Вирджиния, приближаясь к загонам доков, заполненным лошадьми, предназначенными для посадки на британские или французские транспортные корабли, направлявшиеся в Европу для помощи в военных действиях союзников. .

Когда он приблизился к пристани Бриз-Пойнт, он нес пакет из коричневой бумаги и резиновые перчатки. Он надел перчатки и достал из упаковки два стеклянных шприца с желтой жидкостью.

Докер, стивидор по имени Джон Грант, проверил сотни лошадей и мулов на британском депо. Стараясь избегать ночных сторожей, он направился к первому загону для мулов. Затем он вонзил иглы в шкуры как можно большего числа мулов, до которых смог дотянуться. Уколов множество лошадей в двух загонах, он вылил оставшуюся жидкость в водоемы и кормушки животных, а перчатки и шприцы выбросил в реку.

В 1915–1916 годах в этих загонах были убиты тысячи лошадей и мулов.Желтая жидкость, содержащая бактерии сапа, была приготовлена ​​в так называемой «лаборатории Тони» немецким агентом американского происхождения по имени Антон Дилгер.

Немецкий шпионаж и саботаж в Соединенных Штатах происходили задолго до того, как Соединенные Штаты официально вступили в войну в апреле 1917 года. Работа Дилгера была лишь одним из многих способов, которыми немцы стремились подорвать способность Америки помогать своим союзникам. Меньшее количество лошадей и мулов значительно затруднило бы перемещение артиллерии и другой военной техники; это стало стратегическим приоритетом для Германии.

 

Ранняя жизнь Антона Дилгера, проведенная вокруг лошадей, верховая езда

Дилгер родился 13 февраля 1884 года на конной ферме Гринфилд недалеко от Фронт-Ройял, штат Вирджиния. Он был сыном Хьюберта Дилгера, немецкого иммигранта и капитана армии США, получившего Почетную медаль за службу. в качестве офицера конной артиллерии в битве при Чанселлорсвилле весной 1863 года.

Хьюберт Дилгер, опытный наездник, сыграл важную роль в спасении сил Союза при отступлении войск генерала Хукера во время фланговой атаки генерала Конфедерации Стоунволла Джексона в конце битвы.Конфедераты выиграли битву, но не уничтожили армию Хукера, отчасти благодаря усилиям капитана Дилгера.

В Гринфилде Антона научили ездить верхом, охотиться и рыбачить. Он также был хорошо знаком с немецкой культурой. Четыре его сестры вышли замуж за немцев и вернулись в Германию. В детстве Антон боготворил своего знаменитого прадеда со стороны матери, доктора Фридриха Тидеманна, известного как «великий физиолог из Гейдельберга».

Дедушка Антона тоже был немецким врачом, поэтому неудивительно, что Антона в возрасте девяти лет отправили учиться в Германию.Он остановился в доме своей сестры Эдны в Мангейме и наслаждался комфортной жизнью в Германии.

Он сдал медицинский экзамен в Гейдельбергском университете в 1908 году и к 1909 году был ассистентом университетской хирургической клиники во время работы над докторской диссертацией. Изучая микробиологию и культуру микробов, он научился создавать лабораторию для культивирования тканей. По иронии судьбы, одной из его задач было предотвращение бактериальных инфекций в культурах тканей животных. Позже, в Вашингтоне, округ Колумбия, он применил свой опыт с противоположной целью.

 

Правительство Германии проявляет интерес к Дилгеру как к агенту

Дилгер получил докторскую степень в 1912 году, через год после смерти Хьюберта Дилгера. Ферма Greenfield пришла в упадок, и семья продала часть фермы правительству США. За годы до Первой мировой войны он стал частью базы переоборудования армии США, где армия собирала, оценивала и обучала боевых лошадей.

Молодой и красивый доктор Дильгер еще в Германии закрепил за собой репутацию превосходного хирурга и ловеласа.Когда началась война, Дилгер служил в военных госпиталях, выполняя операции на полях сражений в Сербии и Болгарии в 1914 году и в Раштатте, Германия, в 1915 году. Видя, как члены семьи были ранены и убиты в ходе конфликта, ускорил его переход к прогерманским и антисоюзническим взглядам.

Будучи немецким патриотом с американским паспортом, он был главным кандидатом на вербовку немецкой разведкой для работы в Америке.

Согласно немецким записям, Дилгер покинул Германию 29 сентября 1915 года, работая в Имперском военном министерстве Пруссии в Америке.

Официально нейтральные Соединенные Штаты предоставили союзникам кредиты и другие товары и припасы. Поскольку Америка поставила сотни тысяч лошадей и мулов для военных нужд, имперское военное министерство Пруссии было очень заинтересовано в прекращении этих поставок.

 

Дилгер, брат и сестра покидают ферму ради Чеви Чейза

Антон сел на голландский пассажирский лайнер Noordam в Амстердаме, направляясь в Нью-Йорк и направляясь к своему конечному пункту назначения в Вашингтоне, округ Колумбия.C. Среди предметов, которые он нес, был небольшой портфель, наполненный хрупкими стеклянными пробирками, в которых содержалась основа для производства микроба сапа. Бактерии сапа были основными убийцами лошадей и мулов.

С помощью своей сестры Джо, которая жила со своей семьей на северо-западе Вашингтона, округ Колумбия, он искал сдаваемый в аренду дом, где он мог бы устроить кабинет врача и небольшую лабораторию для своих экспериментов. Он повесил свою черепицу, но так и не увидел пациентов.

Во время визита в Гринфилд в декабре 1915 года Антон уговорил свою сестру Эм и брата Карла присоединиться к нему в Вашингтоне.Он попросил Эм стать экономкой, а Карла, бывшего пивовара, помочь в лаборатории. Что еще более важно для Антона, она могла быть хозяйкой и, следовательно, препятствовать любым возможным сплетням. Эм понятия не имела, что ее брат был немецким агентом.

У Карла была собственная пивоварня в Монтане, и он знал, как размножать дрожжи и сбраживать пиво в чанах — полезный навык, когда дело доходило до приготовления культур. После того, как Антон рассказал ему о характере своей миссии, Карл очень хотел помочь.

Антон поселился в двухэтажном доме из белого кирпича в квартале 5500 на 33-й улице, северо-запад, недалеко от Коннектикут-авеню, недалеко от Чеви-Чейз-Серкл.Даже в те дни Чеви-Чейз был быстрорастущим и фешенебельным районом всего в шести милях от Белого дома.

Была даже трамвайная линия, соединяющая Чеви Чейз с центром города. Поскольку Чеви-Чейз был новым районом с множеством незнакомцев, Антон мог легко слиться с ним. Самое главное, в доме был просторный подвал с отдельным входом, который Антон мог превратить в секретную лабораторию. Это был случай спрятаться у всех на виду.

 

Антон устанавливает «Лабораторию Тони»

Антон и Карл купили лабораторное оборудование и проволочные клетки для морских свинок, которые они будут использовать для проверки эффективности яда, который они должны были изготовить.У них была инкубационная печь, стерилизатор, чашки Петри и ряды стеклянных флаконов. Позже соратники Антона назовут подвал «Лабораторией Тони».

Несколько месяцев братья инкубировали флаконы с сибирской язвой и сапом. Они старались не прикасаться к культурам, поскольку бактерии в культурах также могли убить людей. При комнатной температуре культуры будут эффективны в течение примерно месяца.

Когда культуры были готовы к отправке, немецкие агенты (Abeteilung IIB) из Балтимора каждую неделю останавливались у дома, чтобы забрать их.Затем эти немецкие агенты доставляли культуры в порты Восточного побережья, включая Ньюпорт-Ньюс, Норфолк, Балтимор и Нью-Йорк, где наемные грузчики тайно вводили животным инъекции или заражали их продукты питания смертельными микробами.

Немецким агентом, подобравшим культуры в домике на 33-й улице, был капитан Фредерик Хинш, один из руководителей балтиморской группы немецких агентов. Чтобы продемонстрировать эффективность культур, Антон показал ему морских свинок; они были вялыми и умирали.Хинш был доволен. В обмен на культуры Хинш передал несколько тысяч долларов на покрытие расходов, таких как оборудование, покупка посуды, аренда дома и зарплата Антона и Карла. Деньги поступили от Пола Хилкена, казначея из Балтимора.

Балтиморская группа работала в офисах пароходной линии North German Lloyd. Хиншу было предъявлено обвинение в организации докеров, немецких моряков и других лиц для проведения диверсионных операций, таких как установка сигарных бомб на американские корабли с боеприпасами, распространение листовок, призывающих докеров к забастовке, и отравление лошадей и мулов, отправляемых союзникам.

Это была не первая попытка немцев убить американских лошадей. Ранее агенты пытались взорвать или пустить под откос поезда, набитые лошадьми или мулами, направлявшиеся в британские склады переоборудования, такие как Ньюпорт-Ньюс. В январе 1915 года немцы планировали бомбить в Канаде транспортные поезда, перевозившие боеприпасы, а также боевых лошадей. Как оказалось, холодная канадская зима затруднила закладку взрывчатки.

 

Полиция Нью-Йорка усиливает охрану лошадей

После того, как очередной план по бомбардировке поездов, направляющихся со скотных дворов в Чикаго, потерпел неудачу, немцы обратились к бактериологической войне как к более эффективному методу пресечения поставок лошадей и мулов, направляющихся к союзникам.

Попытка бактериологической войны в мае 1915 года не сработала, потому что диверсант Эрик фон Штайнмец не знал достаточно микробиологии, чтобы поддерживать жизнь культур. Немецкому генеральному штабу стало очевидно, что им нужен агент, который разбирается в бактериологии и знает, что делает. Этим агентом был доктор Антон Дилгер.

Дилгеры продолжали работать в своей лаборатории до 29 января 1916 года, когда Антон неожиданно вернулся в Германию, используя новый американский паспорт, который он получил, чтобы, как он сообщил Государственному департаменту, работать врачом в Гейдельберге.Он также получил рекомендательное письмо от знакомого из Медицинского корпуса армии США.

Что случилось?

Капитан Том Танни был детективом полиции Нью-Йорка и главой отделения саперов, которому было поручено расследовать и задерживать виновных во взрывах зданий и кораблей в нью-йоркской гавани. Зимой 1915–1916 гг. он собрал информацию о попытке Штейнмеца провести бактериальную атаку и задался вопросом, собираются ли немцы предпринять еще одну попытку.У него не было ни подозреваемых, ни зацепок — ничего, кроме страха новой атаки.

Капитан Танни приказал удвоить охрану нью-йоркских загонов для лошадей и распространить информацию по набережной, чтобы высматривать вражеских агентов, которые могут попытаться отравить животных. Позже он узнал, что благодаря его бдительности удалось предотвратить крупномасштабную биологическую атаку.

На секретной встрече в конце января 1916 года Хилкен, проявляя некоторую осторожность, сказал Хиншу и Дилгеру, что «они на нас напали.Он узнал от Пауля Кенига, немецкого агента в районе Нью-Йорка, что нью-йоркская полиция задавала вопросы в гавани о заговорах с целью отравления лошадей, ожидающих отправки союзникам. Вокруг загонов для лошадей было также больше охранников. На встрече Дилгеру вручили телеграмму, в которой ему предписывалось вернуться в Берлин «для переговоров». Желание Антона вернуться в Германию исполнилось, и лаборатории Дилгера удалось остаться незамеченной.

 

Агенты США допрашивают Антона, не считают его предателем

После ухода Антона Карл Дилгер продолжил работу в лаборатории вместе с Фредом Херрманном, хорошим другом Антона, который жил в доме.Они добавили в свой репертуар производство зажигательных карандашей и других взрывчатых веществ. Некоторые из этих зажигательных веществ в конечном итоге использовались при взрыве «Черного Тома» в Нью-Джерси, на заводе по производству боеприпасов, который поставлял боеприпасы союзникам

.

Поскольку Карл имел обыкновение хвастаться своей миссией после того, как выпил больше пары кружек пива в местных тавернах, Хилкен и Хинш вытолкнули его из операции в мае 1916 года. Они отправили его в Берлин с важным запечатанным посланием в Политический отдел Генеральный штаб.Сообщение заключалось в том, чтобы оставить Карла в Германии, чтобы он не смог подорвать диверсионную операцию в Америке, но сообщение было потеряно, и Карл продолжил службу, доставляя зажигательные трубы. Херрман остался в лаборатории.

После взрыва «Черного Тома» в июле 1916 года и последовавшего за этим повышенного внимания со стороны правоохранительных органов Херрманн решил закрыть лабораторию и переехать в Сент-Луис. Операция в Сент-Луисе провалилась, поскольку у Херрманна не было медицинских и научных знаний Антона, и зародышевые культуры погибли.

Удивительно, но именно местная полиция, такая как капитан Танни в Нью-Йорке, а не национальные правоохранительные органы, такие как Бюро расследований, Секретная служба и военная разведка, оказались наиболее эффективными против немецких диверсионных операций. Бюрократическая неэффективность, отсутствие правоохранительных органов и нехватка персонала способствовали их провалу.

Например, агент Бюро расследований взял интервью у Антона Дилгера в июле 1917 года, когда он был в гостях у одного из своих братьев в Гринфилде.Он приехал в Америку, чтобы доставить из Берлина секретные зашифрованные сообщения немецким агентам и дипломатам. Позже в июле у него снова взял интервью другой агент бюро, когда он остановился в доме своей сестры Джо в Вашингтоне. Опять же, это интервью не вызвало никаких опасений, агент сказал в своем отчете, что «доктор. Дилгер не тот человек, который будет виновен в каких-либо предательских действиях по отношению к этой стране». Антон Дилгер ускользнул из рук бюро.

 

Антон получает Железный крест за службу в Германии

Затем Антон отправился в Мексику, чтобы присоединиться к другим агентам из Балтимора, в частности Хиншу и Хилкену, которые бежали из Соединенных Штатов после объявления войны в апреле 1917 года.Взяв псевдоним «Dr. Дельмар», основной миссией Антона из Берлина было содействие мексиканскому вторжению в Соединенные Штаты, и он собрал деньги для финансирования предложенной кампании. Вражда между Антоном, немецкими агентами и Берлином привела к провалу кампании, но в январе 1918 года Антон все же был награжден Железным крестом в знак признания его саботажной и шпионской деятельности.

Несмотря на это, Антон нажил врагов и в Мексике, и в Берлине. Теперь, в Испании, он опасался, что следователи союзников наконец его догонят.Затем последовала эпидемия испанского гриппа 1918–1919 годов, в результате которой во всем мире погибло до 50 миллионов человек. 17 октября 1918 года Антон Дильгер умер от гриппа в Мадриде в возрасте 34 лет. Такова была официальная версия. По иронии судьбы, он был микробным диверсантом, убитым инфекционным заболеванием.

С этой версией событий возникли проблемы. Позже Карл Дилгер и Фред Херрманн заявили, что подозревали, что Антона убили немецкие агенты, что его отравили, «потому что он слишком много знал.Спустя годы в показаниях Комиссии по смешанным претензиям они утверждали, что прикрытие Антона было раскрыто, а агенты союзников приближались. До сих пор есть некоторые сомнения, умер ли Антон вообще в Мадриде в 1918 году. Подробности его смерти остаются туманными по сей день. .

Комиссия по смешанным претензиям США и Германии была создана в 1922 г. с целью удовлетворения претензий США и их граждан против Германии с 1914 г. К 1933 г. большинство претензий было урегулировано. Самую большую группу неурегулированных исков составили иски о саботаже, которые состояли из 153 исков У.граждан С., понесших потери в результате немецких диверсий в 1916–1917 гг. Заявления о саботаже оставались на рассмотрении комиссии более 12 лет, и из-за неуступчивости Германии только в 1939 году решение было вынесено в пользу заявителей из США.

Согласно более поздним оценкам, немецкая кампания саботажа микробов в Америке убила тысячи лошадей во время Первой мировой войны. Тем не менее, это число не имело существенного значения для военных действий, поскольку союзникам из Америки было отправлено более 750 000 лошадей.Это была первая современная бактериологическая кампания в истории. Но это было не последнее.

История Антона Дилгера и «Лаборатории Тони» полна иронии. Но наиболее примечательным из них является то, что родившийся в Америке сын героя Гражданской войны, который любил лошадей и был опытным наездником, стал немецким агентом, чьи зародышевые культуры были ответственны за гибель тысяч лошадей в Соединенных Штатах во время мировой войны. И.


Дэвид А. Пфайффер вышел на пенсию в начале этого года после 40 лет работы архивариусом в Национальном архиве, специализирующимся на транспортных и дипломатических документах.На протяжении многих лет он написал ряд статей для Prologue, , в том числе отмеченную наградами статью «На мосту через Миссисипи: столкновение железных дорог и пароходов у моста Рок-Айленд» летом 2004 года. степень магистра в Университете Джорджа Мейсона по истории.


Примечание об источниках

Основным первоисточником, к которому я обращался, были отчеты Комиссии по смешанным претензиям США и Германии за 1922–1941 годы.Записи являются частью Record Group 76: Records of Boundary and Claims Commissions and Arbitrations, хранящихся в Национальном архиве в Колледж-Парке в Мэриленде. Записи MCC включают огромное количество информации о случаях претензий о саботаже и их возможном урегулировании. Серией записей, использованных для этой статьи, были «Записи, касающиеся немецких диверсантов и их деятельности», «Хронологический список немецких диверсионных действий, 1893–1927 гг.» (запись 73), в котором содержится обширная хронология наблюдения за немецкими агентами, и «Записи, касающиеся Немецкие диверсанты (запись 76).Есть досье на Антона и Карла Дилгеров, Фредерика Херрманна, Пола Хилкена, Фредерика Хинша и других. Я также бегло ознакомился с показаниями Фредерика Л. Херрманна и Теодора Дж. Возняка, 1930 г. (запись 79) и свидетельскими показаниями по делам о саботаже, 1930 г. (запись 82).

Есть два агентских отчета об интервью с Антоном Дильгером в июле 1917 года в Отчетах Федерального бюро расследований (Группа записей 65), Файлы следственных дел Бюро, 1908–1922 (Публикация микрофильма M1085), Старые немецкие файлы № 33415. и № 26601.Эти записи также находятся в Национальном архиве в Колледж-Парке.

Моим основным вторичным источником был Четвертый всадник: миссия одного человека вести Великую войну в Америке, Роберта Кенига. Это исчерпывающая работа об Антоне Дилгере, и автор собрал воедино замечательную историю о Дилгере и немецком саботаже времен Первой мировой войны. Как он упомянул в своем примечании к источникам, в записях и его личных письмах много пробелов. А шпионаж обычно плохо документируется.

Другие книги, к которым обращались, включают классику о немецком шпионаже, особенно о Черном Томе и Кингсленде, написанную Жюлем Уитковером под названием Саботаж в Черном Томе: Секретная война имперской Германии в Америке, 1914–1917. См. также Тайная война с Соединенными Штатами в 1915 году: повесть о саботаже, трудовых волнениях и пограничных проблемах, Гериберта фон Фейлистша; Детонаторы: Тайный заговор с целью уничтожить Америку и эпическая охота за справедливостью, Чада Миллмана; и «Темное вторжение », 1915 год, «Тайная война Германии и охота за первой террористической ячейкой в ​​Америке», Говарда Блюма. В блоге WETA Boundary Stones есть очень хороший пост Марка Джонса под названием «Лаборатория Тони» и микробный саботаж времен Первой мировой войны в Вашингтоне.

Я также ознакомился с рецензией Джека Вудолла на книгу « Четвертый всадник » под названием «Биотеррор — не новость». И, наконец, я просмотрел статью Сары Маккаммон из NPR от 6 апреля 2017 года под названием «Невоспетые герои-конники Первой мировой войны и заговор с целью их отравить» (www.npr.org/2017/04/06/ 522594344/незамеченные-всадники-герои-мировой-войны-и-заговор-их-отравить)

 

Статьи, опубликованные в Prologue , не обязательно отражают точку зрения NARA или любого другого агентства правительства Соединенных Штатов.

 

об. 79 № 4 | Общество военной истории


Отзывов:
Другие фронты, другие войны? Исследования Первой мировой войны накануне столетия , под редакцией Иоахима Бюргшвентера, Маттиаса Эггера и Гунды Барт-Скалмани, обзор Мэтью Стиббе, 1131-33

Раненые: новая история Западного фронта в Первой мировой войне , Эмили Мэйхью, обзор Гэвина Харриса, 1133-34

Великая война за мир , Уильям Маллиган, обзор Яна Ишервуда, 1134-35

Первая мировая война и пропаганда , под редакцией Троя Р.Э. Пэддок, обзор Стивена Бэдси, 1136-37

Кольцо из стали: Германия и Австро-Венгрия в Первой мировой войне , Александр Уотсон, обзор Хольгера Х. Хервига, 1137-38

Первая мировая Война, Том. I: Глобальная война; Том. II: Государство; Том . III: Гражданское общество , под редакцией Джея Винтера, рецензирование Лена Шертлеффа, 1138-40

World War Companion , под редакцией Маттиаса Стрёна; и The Great War: Other Combatants and Other Fronts, 1914-1918 , отредактированный Джонатаном Краузе, рецензированный Ричардом Л.DiNardo, 1140-41

Лунатики: как Европа пошла на войну в 1914 году , Кристофер Кларк, обзор Джонатана Гамза, 1142-43

Катастрофа 1914: Европа идет на войну , Макс Хастингс, обзор Макса Хастингса Джонатан Грант, 1144

Кризис в Средиземноморье: военно-морское соперничество и политика великих держав, 1904-1914 , Джон К. Хендриксон, обзор Алана М. Андерсона, 1145-46

Начало Первой мировой войны ; Структура, политика и принятие решений , под редакцией Джека С.Леви и Джон А. Васкес, обзор Дэвида Хэмлина, 1146-47

Война, положившая конец миру: Дорога в 1914 , Маргарет Макмиллан, обзор Лена Шертлеффа, 1147-49

Каменистая дорога к Великая война: эволюция окопной войны до 1914 г. , Николас Мюррей, обзор Гэри Кокса, 1149-50

Самые темные дни: правда, стоящая за британской спешкой к войне, 1914 , Дуглас Ньютон, обзор Уильяма Маллигана , 1150-52

The Hidden Perspective: The Military Conversations 1906-1914 , Дэвид Оуэн, обзор Дэвида Р.Woodward, 1152-53

Морской путь в бездну: англо-германская военно-морская гонка, 1895-1914 , под редакцией Мэтью С. Селигмана, Франка Нэглера и Майкла Эпкенханса, обзор Теренса Д. Готтшалла, 1153- 54

Безумная катастрофа: начало Первой мировой войны и крах империи Габсбургов , Джеффри Вавро, обзор Сэмюэля Р. Уильямсона-младшего, 1155-56

Неспособность предотвратить Первую мировую войну : The Unexpected Armageddon , Холл Гарднер, рецензия Портера Р.Блейкмор, 1156-58

Осада Кут-аль-Амара: война в Месопотамии 1915-1916 , Николас Гарднер, обзор Дэвида Френча, 1158-59

Молодой Ататюрк: от османского солдата до государственного деятеля of Turkey , George W. Gawrych, обзор Эдварда Дж. Эриксона, 1159-61

Британская имперская армия на Ближнем Востоке: боевой дух и военная идентичность в Синайской и Палестинской кампаниях, 1916-1918 , Джеймс E. Kitchen, обзор Игала Шеффи, 1161-62

Первая мировая война на Ближнем Востоке , Кристиан Коутс Ульрихсен, обзор Николаса Гарднера, 1163-64

Падение османов: Великая война на Ближнем Востоке , автор Юджин Роган, рецензировано Мехрдадом Киа, 1164-65

Влияние Первой мировой войны на США.S. Policymakers: American Strategic and Foreign Policy Formula, 1938-1942 , Michael G. Carew, обзор Дональда Б. Коннелли, 1166-67

Doughboys on the Great War: How American Soldiers Рассматривал свой военный опыт , Эдвард А. Гутьеррес, обзор Пола Герберта, 1167-68

The Unsubstantial Air: American Flyers in the First World War , Сэмюэл Хайнс, обзор Джона Х. Морроу-младшего, 1169-70

Элвин Йорк: Новая биография героя Аргонны Дугласа В.Mastriano, обзор Лона Штрауса, 1170-71

Дневник Нельса Андерсона о Первой мировой войне , отредактированный Алланом Кентом Пауэллом, обзор Стивена Траута, 1171-73

Американская армия и Первая мировая война , Дэвид Р. Вудворд, обзор Дугласа В. Джонсона II, 1173-74

Гром и пламя: американцы в горниле боя, 1917-1918 , Эдвард Г. Ленгель, обзор Дугласа В. Джонсона II, 1174- 75

Прелюдия к блицкригу: австро-германская кампания 1916 года в Румынии , Майкл Б.Barrett, обзор Ричарда Л. ДиНардо, 1175-76

Ведение Великой войны на море: стратегия, тактика и технологии , Норман Фридман, обзор Лоуренса Сондхауса, 1177-78

Сто дней: Кампания That Ended World War , Ник Ллойд, обзор Ральфа М. Хитченса, 1178-79

Verdun: The Lost History of the Most Important Battle of the World War I, 1914-1918 , John Mosier, обзор Роберт А. Даути, 1180-81

Воздушная и морская мощь в Первой мировой войне: боевой опыт Королевского летного корпуса и Королевского флота , Мариам Филпотт, обзор Роберта Морли, 1181-82

The Great Война на море: военно-морская история Первой мировой войны , Лоуренс Сондхаус, обзор Гордона Э.Hogg, 1182-83

Во всех отношениях готов: ВМС Австралии в Первой мировой войне , Дэвид Стивенс, обзор Гордона Э. Хогга, 1184-85

Сначала там: Атака на Кантиньи. Первая битва Америки во время Первой мировой войны , Мэтью Дж. Дэвенпорт, обзор Митчелла Йокельсона, 1185-86

L’Artillerie de Campagne de l’Armée Impériale Allemande , Бернард Делсерт, обзор Брюса Ивара Гудмундссона, 1186 -87

Русская армия в Великой войне: Восточный фронт, 1914-1917 , Дэвид Р.Стоун, рецензия Майкла П. Кинтопфа, 1188

ПОЛУЧЕННЫЕ КНИГИ: 1189-91
ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ: 1192-1200
ПИСЬМА В РЕДАКТОР: 1201-4
УКАЗАТЕЛЬ К ТОМУ 79: 1205-25 9000 World War first согласен военная стратегия

В конце 1915 года лидеры союзников встретились, чтобы определить свою стратегию на следующий год. Это был год разочарований, характеризующийся большими потерями, нехваткой военной техники и растущим политическим и общественным недовольством тем, как велась война.Крупномасштабные наступления на Западном фронте потерпели неудачу, а альтернативная стратегия вывода Османской империи из войны привела к катастрофической кампании Галлиполи.

Очередная экспедиция союзников в Салоники, начатая в октябре, в настоящее время застопорилась, хотя были и неудачи в Месопотамии (современный Ирак). Это отсутствие успеха сопровождалось просто ошеломляющими цифрами потерь. К концу 1915 года у французов было более двух миллионов убитых, раненых, пленных и пропавших без вести, в то время как у Великобритании было более 600 000 потерь.Россия потеряла более 3,8 миллиона человек.

4 декабря 1915 года лорд Китченер, британский военный министр, и генерал Уильям Робертсон, начальник имперского генерального штаба, встретились с французским премьер-министром Аристидом Брианом и генералом Жозефом Жоффром, французским главнокомандующим, в Кале. .

Предполагалось, что эта встреча определит французские и британские приоритеты на 1916 год, но основное внимание было уделено Салоникской операции.После недолгих дебатов было решено приостановить операции на этом фронте. Однако всего через два дня в Шантильи была проведена еще одна конференция, на которой было решено продолжить работу в Салониках.

Это решение стало последним похоронным звоном для кампании Галлиполи, так как было невозможно продолжать там операции, одновременно укрепляя Салоникский фронт. На этой встрече присутствовал также лорд Френч, который был тогда британским главнокомандующим, но вскоре его сменил фельдмаршал сэр Дуглас Хейг.Также присутствовали представители России, Сербии и Италии.

Широкая стратегия сотрудничества была согласована с планами наступления на Западном фронте, Восточном фронте, в Италии и Салониках в 1916 г. Представитель России генерал Яков Жилинский жаловался на отсутствие скоординированных усилий в 1915 г. , указывая на то, что летом 1915 года России пришлось столкнуться с «тройным наступлением» Центральных держав, а ее французские и британские союзники не предприняли отвлекающих наступлений на Западном фронте.

В результате этих дебатов каждая из союзных наций согласилась организовать собственное наступление, если один из других союзников станет целью нападения Германии или Австро-Венгрии. Это было решающее решение, и это соглашение определяло ход военных операций в 1916 году.

Пока союзники обсуждали свои планы на 1916 г., Центральные державы, очевидно, занимались тем же и в начале года захватили стратегическую инициативу.Их планы были вызваны аналогичным давлением, поскольку в Германии росло общественное недовольство ходом войны, а число жертв росло.

К концу 1915 г. немцы потеряли более 2,8 млн человек, тогда как австро-венгры потеряли более 2,5 млн человек. Их наземные операции не принесли победы, и в то время как операции подводных лодок и дирижаблей бросали вызов союзникам, Центральным державам требовалась решающая победа.

Немецкий начальник штаба генерал Эрих фон Фалькенхайн разработал план, который должен был закончить войну победой Германии, и изложил свои намерения в письме кайзеру Вильгельму, отправленном в день Рождества 1915 года. Россия, утверждал Фалькенхайн, была на грани краха, в то время как Великобритания должна стать целью кампании неограниченной подводной войны. Основное внимание в наступательных операциях должно быть направлено против Франции, полагая, что, если Франция будет выведена из войны, Великобритании придется добиваться сепаратного мира.

Его планы получили широкое одобрение, и Фалькенхайн решил сосредоточить свои усилия против укрепленного города Верден — цели, которую французы считали бы необходимым защищать. Втягивая французов в это состязание на истощение, Фалькенхайн считал, что сможет «обескровить Францию» и таким образом положить конец войне. По какой-то причине Фалькенхайн, кажется, не учел истощение, которое будет нанесено немецкой армии.

Битва при Вердене началась 21 февраля 1916 года и продолжалась до 18 декабря, что, возможно, сделало ее самой продолжительной битвой в истории.Для первоначальной атаки немцы собрали обширные артиллерийские средства и начали наступление 21-часовой бомбардировкой, в результате которой по французской обороне было выпущено более миллиона снарядов.

Немецкая 5-я армия под командованием наследного принца Вильгельма насчитывала около миллиона человек, в то время как у французов было всего 200 000 защитников. Кроме того, оборонительные форты города были лишены многих тяжелых орудий.

Несмотря на свое местное превосходство, немцам было нелегко.Первые успехи отбросили французов ко второй линии обороны, и 25 февраля форт Дуомон пал. Потеря этого форта, несмотря на то, что концепция была устаревшей в контексте Первой мировой войны, воодушевила Францию.

Французское правительство, армия и народ были полны решимости не допустить падения Вердена, и была подготовлена ​​почва для титанической борьбы, развернувшейся в 1916 году. 24 февраля генерал Петен получил контроль над сектором Вердена и, сосредоточив свои артиллерийские резервы, , ему удалось остановить наступление немцев.После этого битва продолжалась поэтапно в течение весны и лета с периодическими затишьями, поскольку у обеих сторон заканчивались люди и техника для продолжения битвы.

В рамках более широкой немецкой стратегии германский имперский флот в конце апреля направил свой флот для «рейда на Лоустофт» и снова 31 мая для операции, которая привела к Ютландской битве. Хотя Ютландия обладала значительным стратегическим потенциалом, она закончилась безрезультатно, и эти попытки оказать давление на британский флот мало повлияли на дела в Вердене, поскольку битва превратилась в то, что ветераны позже назвали «мясорубкой».

Стремясь защитить свои подразделения от длительного истощения, Петен разработал систему быстрой ротации французских дивизий в бою и вне боя. Позже было подсчитано, что из 330 пехотных полков французской армии 259 сражались под Верденом. Для французской армии и французского народа Верден стал решающим сражением войны. Такие позиции, как Mort Homme Hill и Fort Vaux, стали центром отчаянной обороны французов и, потеряв их, еще более яростных контратак.Были предприняты максимальные усилия, чтобы поддержать боевую готовность французской армии, переправляя свежие войска и припасы по единственному маршруту, который стал известен как «Voie Sacrée»; это был первый случай, когда армия поддерживалась в полевых условиях грузовым транспортом.

Характер боя был особенно жестоким, с интенсивной артиллерией, а также с применением огнеметов и газа. Некоторые подразделения с обеих сторон были просто преданы забвению, а бои в фортах были адскими в жаркие летние месяцы.

В июле сражение захлебнулось из-за больших потерь, а также потребности в живой силе для наступления в других местах, включая Сомму. В августе немецкое командование исключило любые дальнейшие крупные атаки на Верден, в то время как французы предприняли крупные контратаки в течение остальной части года, отбив форты Дуомон и Во в октябре и ноябре соответственно.

К моменту окончания битвы 18 декабря, в разгар суровой зимы, немецкая армия продвинулась на несколько километров на 35-километровом фронте.Обе армии были ужасно повреждены. Окончательные данные о потерях различаются, но, по оценкам, французы потеряли более 550 000 человек, а немцы — 434 000 человек, причем около половины этого числа погибли. На самом деле ни с одной из сторон не было ни стратегических, ни тактических успехов, и до конца года немецкая армия вернулась к оборонительной позиции на Западном фронте. С точки зрения французов, генерал Робер Нивель, отвоевавший форты Дуомон и Во, стал национальным героем и стал главнокомандующим.Это должно было иметь долгосрочные негативные последствия, поскольку планы Нивеля о решительном наступлении в 1917 году закончились катастрофой.

Тот факт, что немцы напали на французов в феврале, заставил других союзников выполнить соглашение, достигнутое на конференции в Шантильи, — начать наступление, если какая-либо из союзных наций подвергнется нападению. Жоффр оказал давление на своих товарищей по командованию союзников, чтобы они пришли на помощь Франции, и это привело к различным наступлениям, которые разворачивались в течение года, когда русские, британцы и итальянцы начали наступление, чтобы снять давление у Вердена.

Первыми откликнулись итальянцы, начавшие Пятую битву при Изонцо 9 марта. За этой атакой последовали еще четыре наступления на Изонцо в 1916 году, последнее из которых произошло в ноябре. Итальянский генералиссимус, генерал Луиджи Кадорна, был, без сомнения, одним из худших генералов войны. Наступление на Изонцо характеризовалось массированными атаками пехоты по труднопроходимой местности, слабой артиллерийской поддержкой и большими потерями.Они также не принесли никакой стратегической выгоды.

14 мая австро-венгерская армия начала наступление на итальянцев; Трентинское наступление. Это продлится до начала июня, что окажет дополнительное давление на итальянцев. Столкнувшись с почти крахом на своем фронте, итальянцы, в свою очередь, умоляли своих русских и британских союзников начать наступление, чтобы снять с них давление.

Российская группа армий «Север» численностью 350 000 человек под командованием генерала Алексея Куропаткина 18 марта начала крупное наступление в направлении озера Нарочь (в современной Литве).Им противостояло около 75 000 немецких защитников. Несмотря на численное превосходство и тот факт, что атаке предшествовал самый сильный артиллерийский обстрел, когда-либо виденный на Восточном фронте, наступление захлебнулось. Разведка перед наступлением была плохой, а атака была несвоевременной, совпавшей с началом весенней распутицы. Поле боя превратилось в грязную ванну, а недостаточная подготовка привела к тому, что русские войска скопились, что сделало их мишенями для немецких пулеметных расчетов. К концу битвы русские потеряли более 100 000 человек и не смогли отвлечь немецкие войска с Западного фронта или даже помочь ослабевшим итальянцам.

Из-за постоянных трудностей как французов, так и итальянцев, 4 июня русские предприняли новое крупное наступление. Это широко известно как «Брусиловское наступление» в честь командующего генерала Алексея Брусилова, но также было известно в России как «Июньское наступление». Фактически он включал в себя серию наступлений, продолжавшихся до сентября в районе Галиции.

Южная группа армий Брусилова численностью более 600 000 человек добилась значительных успехов, захватив в серии одновременных ударов по фронту около 25 000 кв. км территории противника.Артиллерийская подготовка была более целенаправленной и эффективной, чем раньше, и 4-я и 7-я австро-венгерские армии были фактически разгромлены, потеряв более 1,5 миллиона человек, из которых около 400 000 человек попали в плен. По меркам Первой мировой войны успех Брусилова был не чем иным, как впечатляющим и едва не вывел Австро-Венгрию из войны. Закрепление первоначальных успехов оказалось невозможным, поскольку на более поздних этапах операции российская система тылового обеспечения была перегружена. Хотя этот успех России побудил Румынию вступить в войну на стороне союзников, он также не создал долгосрочных стратегических возможностей.

Именно на этом фоне более широких наступательных действий был разработан план наступления на Сомму. Планирование крупного наступления союзников в этом секторе началось в конце 1915 года, и изначально предполагалось, что оно станет крупным усилием Франции при поддержке Великобритании. По иронии судьбы, Жоффр задумал это как битву на истощение в надежде уничтожить немецкие резервы, а также получить некоторую территорию.

г. Наступление на Верден превратилось в преимущественно британское наступление, в котором только одна французская армия, Шестая, принимала участие в начальной фазе.Оглядываясь назад, можно сказать, что цели были чрезвычайно оптимистичными, а планирование мало учитывало реальные оперативные реалии на Западном фронте того времени.

Хейг, который предпочел бы атаковать во Фландрии, медленно завершил свои приготовления, к большому раздражению Жоффра. Окончательно собранные силы насчитывали более 750 000 человек при поддержке около 3 000 британских и французских артиллерийских орудий. Тем не менее, большинство британских военнослужащих были добровольцами военного времени, сформированными в батальоны Китченера или «Приятелей».У них было мало военного опыта, и они были совершенно не готовы к тому, что развернется впоследствии.

Первоначально запланированная на 1 августа, под давлением французов атака началась на месяц раньше, 1 июля. Несмотря на поспешный характер последних приготовлений, Хейг и его штаб были уверены, что предварительная восьмидневная бомбардировка уничтожит немецкую оборону и, по сути, большую часть немецких войск.

Предполагалось, что северное крыло 4-й армии генерала Роулинсона, протянувшееся на 30-километровом участке фронта между Амьеном и Пероном, прорвется и будет действовать, в то время как войска южного крыла будут продвигаться вперед, тяжело нагруженные припасами для укрепления позиций, чтобы закрепить свои успехи.Кавалерия была сосредоточена с намерением использовать возможный прорыв.

Недаром Сомма стала метафорой военного провала и некомпетентности. Предварительный обстрел не смог сломать немецкую проволоку, и адекватные немецкие защитники выжили в тяжелых бетонных бункерах, чтобы отразить атаку британцев. Британские войска, наступившие в 7:30 утра 1 июля, были встречены градом огня. К концу дня они потеряли около 58 000 человек, из которых более 19 000 были убиты.Небольшое количество дивизий, в том числе 36-я Ольстерская дивизия, добились первоначального успеха. Атака французов также продвинулась вперед, но по всей линии атака захлебнулась.

Несмотря на большие потери, Хейг продолжал наступление в течение следующих недель, и были использованы различные методы, чтобы сдвинуть эту застопорившуюся операцию. Ночная атака 13-14 июля принесла ограниченные успехи, и 23 июля австралийские войска захватили Позьер, считавшийся ключевым пунктом.Десятая французская армия присоединилась к наступлению в сентябре, что свидетельствовало о том, что давление на Верден ослабло и что немцы действительно перебросили часть войск для защиты от атак на Сомме. 15 сентября танки впервые были атакованы, что вызвало недолгую панику среди немецких войск.

Тем не менее, в целом история битвы на Сомме выглядит мрачно, поскольку Хейг упорно атаковал второстепенные цели в последующие месяцы.К ним относятся сентябрьские операции против немецких опорных пунктов в Гийемоне и Гинчи, в которых участвовала 16-я ирландская дивизия.

Хейга часто критикуют за продолжение наступления на Сомму, но также можно показать, что он находился под значительным политическим давлением, чтобы он продолжил операцию в свете французских трудностей под Верденом. Окончательно наступление было остановлено 18 ноября. К тому времени британцы потеряли 420 000 человек, а французы — 200 000 человек.Потери немцев оцениваются примерно в 500 000 человек. В конце наступления максимальная глубина, на которую продвинулись союзники, составляла 12 км, без стратегического преимущества.

Среди политиков и генералов союзников была фракция, называемая «восточниками», которая выступала за операции на других фронтах, чтобы вывести Турцию или Болгарию из войны. Считалось, что операция в Салониках, базирующаяся в современных Салониках в Македонии, предоставила такую ​​​​возможность.Хотя Греция фактически не объявляла войну Центральным державам до июня 1917 года, их армия была мобилизована из-за предполагаемых угроз со стороны Болгарии и Турции, а также для оказания некоторой поддержки Сербии. В октябре 1915 года в Салоники прибыл первый контингент французских и британских войск, и операция должна была быть расширена за счет включения четырех французских и одной британской дивизии.

В состав этих сил входила 10-я ирландская дивизия, переброшенная с Галлиполийского фронта.Командующий французами генерал Морис Саррай первоначально оказался в обороне и должен был укрепить свои позиции вокруг Салоник, используя сложную оборонительную зону. Приняв решение о продолжении и расширении операции на конференции в Шантильи ранее в том же году, к январю 1916 года силы Саррайя были увеличены до более чем 160 000 человек.

Из-за сложной оперативной и политической обстановки они в основном занимали оборонительную позицию, за что получили насмешливое прозвище «садовники Салоников».Запланированные наступательные действия были отложены, и хотя Монастир был захвачен в ноябре, дальнейшие крупные действия были отложены до 1917 года.

Войска в Салониках позже насчитывали более 600 000 солдат, включая итальянские и русские соединения, и в этом смысле это была действительно союзная операция. Кампания также была заведомо нездоровой: к 1918 году среди войск было зарегистрировано более 450 000 случаев малярии. Как средство оккупации болгарских войск она имела успех, но надежды на то, что операция нанесет сокрушительный удар по Болгарии, должны были доказать оптимистичный.

Наряду с этими крупными операциями продолжались боевые действия на Ближнем Востоке, а также в Африке. Тем не менее, когда зимой 1916 года сражения на Сомме и Вердене подошли к концу, ни одна из сторон не добилась решающей победы. Для союзников столь многое было обусловлено договоренностями, достигнутыми в Шантильи ранее в этом году. Немецкая атака на Верден привела к цепной реакции наступательных действий, направленных на то, чтобы рассеять усилия Германии или оставить Центральные державы в оперативном отношении перегруженными.

Однако, несмотря на некоторый первоначальный успех Брусиловского наступления, боевые условия на всех фронтах сделали решительный прорыв невозможным. Год подходил к концу, а надежды на получение стратегического преимущества оставались нереализованными. Серия дорогостоящих наступлений, возможно, в конечном итоге ослабила давление на Верден, но они не приблизили конец войны.

В конце 1916 года лидерам союзников пришлось встретиться

годам, чтобы определить планы на предстоящий год.В ноябре 1916 года в Шантильи состоялась еще одна военная конференция, за которой в декабре последовала англо-французская конференция в Лондоне. Довольно удручающе то, что собравшиеся политики и генералы разработали практически тот же план, который они согласовали 12 месяцев назад.

Новый французский главнокомандующий генерал Нивель запланировал победоносное наступление на Западном фронте, а также поддерживающие атаки в Италии и России.В конечном счете, ни одно из этих действий не привело бы к победе союзников. К концу 1917 года Россия фактически вышла из войны, и все союзные страны переживали политические потрясения и общественное недовольство, поскольку война затягивалась, а потери становились все выше. Движения за мир со всех сторон настаивали на прекращении войны в 1917 году.

Но мир без победы был просто невозможен ни для одной из воюющих держав. Тот факт, что политические и военные лидеры с обеих сторон убедили свое население в правильности такого мышления, обеспечил продолжение войны.Доктор Дэвид Мерфи читает лекции по военной истории и стратегическим исследованиям в Мейнутском университете. Его последняя книга — Переломный момент французской армии: наступление на Нивель в 1917 году (Pen & Sword, 2015)

Пересечение опустошенной зоны, 1917 год: уроки и последствия для британского экспедиционного корпуса Роб Томпсон

Отход немцев к линии Гинденбурга, 14 марта – 5 апреля 1917 г., является чем-то вроде сноски в изучении военных операций Великой войны, однако преподанные инженерные и логистические уроки имели решающее значение для успеха мобильных операций BEF в 1918 г. .

Это был единственный опыт БЭФ по мобильному преследованию противника, отступающего на временные подготовленные позиции, защищаемые пулеметами, при реализации тактики «выжженной земли».

Опыт окажется очень похожим на тот, с которым BEF столкнулся во второй половине 1918 г. Если логистические и инженерные изменения 1915-1916 гг. начало второй «кривой обучения», подготавливающей BEF к мобильным операциям еще до того, как в полной мере ощутится влияние первой.

Тщательно спланированный и выполненный, он состоял из последовательных отходов к заранее спланированным временным линиям обороны с использованием преимущественно пулеметной обороны. Вдобавок к этому немцы уничтожили район отхода: деревни были сровнены с землей, колодцы отравлены, железнодорожные пути разрушены, дороги заминированы, ключевые мосты (особенно через Сомму) основательно разрушены, а все блиндажи и доты забиты минами. -ловушки, предназначенные для поимки неосторожного солдата, жаждущего сувениров.В результате была создана опустошенная зона, которая не давала абсолютно никакой возможности помочь наступающим британцам. Эта ситуация усугублялась тем фактом, что BEF, в данном случае в основном 5-я армия под командованием Гофа, также наступали над пострадавшими от снарядов полями сражений на Сомме в 1916 году.

Довоенный BEF был задуман как мобильная сила, и в 1914 году организация транспорта и снабжения достаточно хорошо выдержала испытание. Этого нельзя сказать, когда BEF предприняла мобильные операции в марте 1917 года.Несмотря на использование передовых патрулей и мобильных колонн, продвижение BEF было мучительно медленным. Некоторая проявленная осторожность была связана с тем, что BEF не знали, был ли вывод немецких войск постоянным или же он предвещал какую-то форму контратаки, которую нужно было начать, когда преследующий BEF был наиболее уязвим. Напротив, Гоф находился под сильным давлением, чтобы быстро продвигаться вперед, чтобы соответствовать предложенному штурму Арраса. На практике не двойное давление, с которым столкнулся Гоф, диктовало темп продвижения, а состояние коммуникаций и последующая проблема снабжения.16 марта 1917 г. Гоф отмечал, что «Дороги в обстреливаемом районе практически перестали существовать…» и добавлял: «Практически каждый снаряд полевой артиллерии приходилось подвозить на вьючных лошадях…». К 23 марта войска опередили свои линии снабжения, и Гоф был вынужден «… отложить дальнейшие операции до тех пор, пока не будут выдвинуты орудия и боеприпасы, необходимые для дальнейшего наступления». В «остром конце» проблема была слишком очевидной. В «Военном дневнике» 56-й дивизии отмечалось, что даже предоставление таких рутинных вещей, как снабжение бригады и склады боеприпасов, для предполагаемой атаки 167-й бригады будет «…трудным делом, если не будет гарантирован конный транспорт».Трамвайная линия в настоящее время является мифом, похороненным на 3 фута в грязи. Трек вдоль УЛИЦЫ НАДЕЖДЫ теперь не существует». Вода также была серьезной проблемой, и в наступлении 2-й дивизии не было точек с водой, вместо этого 500 банок были отправлены для охраны и «экономно» выданы бригадой в строю.

Хотя любое представление о том, что BEF может эффективно преследовать и использовать отставку, быстро исчезло перед лицом реалий снабжения и инженерных разработок, долгосрочная реакция BEF на эти реалии послужила основой для успехов 1918 года, когда BEF столкнулся с очень похожей ситуацией. ситуация.

Статическая война позволила создать стабильную транспортную систему и предсказуемое снабжение, фактически «гражданские обстоятельства», которые благоприятствовали гражданскому подходу, основанному на научном управлении и статистических прогнозах. Это отражено в спорном назначении начальника гражданской железной дороги сэра Эрика Геддеса генеральным директором по транспорту [DGT], который фактически получил независимое командование, освободив его от военного «вмешательства», и который централизовал перевозки для достижения эффективности.В 1918 году было ясно, что мобильная война уничтожает стабильность и предсказуемость и что транспорт и снабжение теперь должны соответствовать непредсказуемой динамичной военной ситуации, что противоречит подходу Геддеса. Следовательно, транспортная система была «ремилитаризована» и децентрализована под командованием генерал-квартирмейстера, у которого она была отобрана в 1916 году.

Необходимость децентрализации транспорта во время маневренной войны впервые осознали в 1917 году во время отставки немцев.Нил Малкольм, MGGS 5-й армии Гофа, писал в марте 1917 года: «Опыт, полученный при отступлении, убедил меня в том, что нынешняя организация транспортного отдела не совсем соответствует нашим требованиям, особенно в подвижной войне». Далее в документе приводятся примеры негибкости системы, особенно в отношении легкорельсового транспорта. В нем рекомендовалась определенная степень децентрализации управления транспортом [C2] до уровня корпусов и дивизий, чтобы создать гибкую и быстро реагирующую систему, необходимую в изменившихся обстоятельствах.В августе 1918 года та же самая система, теперь уже определенная «политика», была с большим успехом реализована QMG Travers Clarke по тем же причинам.,

На более прозаическом уровне стоял вопрос о водоснабжении, методах и организации строительства мостов, которые имели решающее значение для продвижения через район Соммы в 1917 и 1918 годах.

В период статической войны водоснабжение стало проблемой предсказуемости, и BEF ответил созданием обширной сети магистральных водопроводов к определенным точкам водопоя, дополненным баржами для фильтрации воды, расположенными на крупных реках и озерах, находящихся в ведении Управления внутренних дел. Водный транспорт (ВВТ).Ограниченные успехи в наступлении сделали продвижение этой системы вперед относительно простым делом. Точно так же не было особой необходимости заниматься мостами, за исключением обслуживания и строительства более тяжелых мостов, чтобы справиться с более тяжелыми орудиями и движением позади линии. Мобильная война в 1917 году устранила эту предсказуемость и предоставила BEF ценные уроки, которые были незаметно систематизированы в течение 1917 года и успешно реализованы в 1918 году.

Проблемы мостов и воды тесно связаны с уникальной геологией Соммы, геологией, которая оказала непосредственное и глубокое влияние на проведение военных операций и сопутствующие им потребности в материально-техническом и инженерном обеспечении.Район Соммы в целом состоит из двух объектов, каждый из которых имеет свои геологические и географические особенности. Возвышенности Соммы, засушливая область пологих холмов и неглубоких долин, а также основные широкие речные долины, которые делят возвышенности пополам (например, река Сомма), которые обычно хорошо орошаются и заболочены. Первое влечет за собой проблему нехватки воды, второе — вопрос преодоления мощных естественных защитных преград.

Когда BEF начал процесс повторной оккупации в 1917 году, они вошли в засушливую зону, и разрушение и отравление нескольких существующих колодцев уходящими в отставку немцами усугубило проблему обеспечения водой не только людей и животных, но и голодающих до воды локомотивов. это будет использовать недавно построенные железнодорожные пути в тылу по мере продолжения наступления.

Первоначальная поставка состояла из импровизированных емкостей для воды, конных или механических цистерн для воды, брашпиля и ведра для тех немногих колодцев, которые можно было привести в порядок. Подобные меры снова использовались в 1918 году на начальном этапе наступления на 8 августа. В 1917 году, когда следующий корпус и армейские части заняли этот район, было предпринято более существенное развитие, состоящее из пяти глубоких скважин с использованием новейших технологий насосов и воздушных компрессоров. Результатом стала стабильная поставка 400 000 галлонов в день в течение марта и апреля., Следует отметить, что во время подготовки к Сомме в 1916 году Королевские инженеры [RE], предполагая прорыв и возобновление подвижности, рассматривали проблему перемещения через засушливые районы и соответственно планировали. Результатом стал меморандум о водоснабжении, который, среди прочего, касался использования стационарных и мобильных насосных станций, расположения и составления таблиц всех известных колодцев, предоставления корпусу дополнительных тележек с водой, а также средств и методов стерилизации. Меморандум стал «… образцом для всех последующих поставок воды для военных действий во Франции».Во время битвы при Амьене в 1918 году немцы не смогли провести такие же обширные разрушения, как в 1917 году, и пять ранее упомянутых скважин были успешно восстановлены. Они оказались критически важными для продолжения наступления через засушливую «зону»: «…ситуацию спасло восстановление британских скважин, пробуренных в этом районе в 1917 году». Бурение скважин с использованием воздушной компрессорной установки занимало в среднем шесть или семь дней, но после завершения обеспечивало «обильные запасы воды».Без них маловероятно, что наступающие силы в 600 000 человек и 300 000 лошадей могли снабжаться исключительно водовозами, что потребовало бы потенциально катастрофической паузы в наступлении.

Опыт 1917 года имел разветвления и для водоснабжения С2, когда стало ясно, что существующая система требует как расширения, так и реорганизации. В марте 1917 г. были сформированы три буровых участка, позже увеличенных до пяти, приписанных к специализированным электротехническим и механическим [ЭиМ] компаниям.В июне 1918 г. к штату Главного инженера был добавлен инспектор, что обеспечило представительство в Ставке. Офицеры по водоснабжению были назначены на уровне дивизии и корпуса для обеспечения своевременного снабжения. К августу 1918 года ответственность за водоснабжение в значительной степени перешла от армии к корпусу, а офицер по водоснабжению корпуса фактически отвечал за развитие при поддержке инженерных армейских войск и компаний E&M. Очень быстро это расширилось до «групп водоснабжения».Интересно, что это согласуется с общим переходом C2 от уровня армии к уровню корпуса, наблюдаемым в BEF. Во многом благодаря этим изменениям, вызванным главным образом опытом 1917 г., 4-я армия в 1918 г. смогла добиться столь быстрого прогресса.

Прерывание подачи воды в мобильном бою остановило бы БЭФ как в 1917, так и в 1918 году. Естественные преграды, образованные водотоками, с которыми столкнулся БЭФ, могли иметь столь же катастрофические последствия. Успешное и быстрое форсирование многочисленных рек, разделявших пополам подвижное поле боя, имело решающее значение для продолжения наступления.

В то время как RE отвечала за многие крупномасштабные исследования и программы общественных работ по всему миру, военные методы RE были созданы на основе опыта колониальных кампаний на различных территориях вдали от дома, обеспечивая прямую поддержку пехоты. Следовательно, основное внимание уделялось предоставлению мостов пехотинцам «колониальной полиции» и легкой артиллерии, которые импровизировали с любыми местными материалами, которые были под рукой. По мере того как война разворачивалась, технический прогресс производил все более крупные артиллерийские калибры, танки и другие тяжелые классы товаров и транспорта, для которых у RE не было опыта в обеспечении мостовых возможностей.И наоборот, опыт RE в строительстве тяжелых железнодорожных мостов заключался в строительстве постоянных сооружений, в то время как требования современной войны требовали быстрого возведения полупостоянных сооружений. RE вступила в войну с отличной системой наведения мостов, которая совершенно не подходила для стоящих перед ней задач. «Кривая обучения», с которой столкнулась RE, была бы крутой, но она преодолела бы ее благодаря дальновидному мышлению канадских инженеров-строителей железных дорог и суровому испытанию вывода войск в 1917 году.

9 октября 1914 г. г-н А. Макдугал представил меморандум вместе с письмом, направленным премьер-министру Канады Роберту Бордену, с предложением сформировать контингент канадских инженеров-строителей железных дорог. Его проницательная аргументация заключалась в том, что BEF необходимо было поддерживать скоростные и надежные железные дороги для снабжения войск на некотором расстоянии от их баз. Во время мобильного преследования «немцы полностью разрушат все мосты и водопропускные трубы, а также длинные участки [железной дороги] дорожного полотна при отступлении».Затем Макдугалл отметил, что у канадских инженеров-строителей железных дорог есть определенные навыки, необходимые для решения этой проблемы:

Ни в одной стране мира полустационарные железнодорожные сооружения не могут строиться с большей скоростью, чем в Канаде. Это результат опыта, накопленного при строительстве тысяч километров железных дорог с использованием самого эффективного и современного оборудования. У европейских инженеров было очень мало опыта в этом классе работ из-за того, что в Европе всегда строились постоянные конструкции.

Государственный секретарь и Совет армии отклонили это предложение, но по мере того, как война быстро расширялась, прагматические соображения взяли верх над этими возражениями, и в августе 1915 года в Бельгию прибыл первый контингент Канадского корпуса строительства зарубежных железных дорог. Вывод немецких войск в 1917 году продемонстрировал дальновидность мышления МакДугалл, чья первоначальная идея превратилась в канадские железнодорожные войска численностью почти 16 000 человек. В отличие от них, инженеры-железнодорожники Imperial RE насчитывали 5312 человек всех рангов.Реформирован в железнодорожно-строительные [RC] батальоны под командованием подполковника. Дж. В. Стюарт (впоследствии генерал-майор) и оснащенные современным оборудованием, таким как паровые экскаваторы и копры, они прибыли с возрастающей скоростью. 1-й батальон RC прибыл в октябре 1916 г., а еще четыре батальона прибыли в период с 11 января по 22 марта 1917 г. , и 6-й батальон RC, прибывающий в апреле. Отступление немцев сделало их прибытие наиболее своевременным, и они продвинули ширококолейные железнодорожные пути с «…удивительной быстротой, несмотря на препятствия и трудности, вызванные ужасной погодой, и основательность разрушений, оставленных противником после его отступления. ‘.К началу лета 1918 г. произошло дальнейшее расширение, которое теперь называлось Корпусом канадских железнодорожных войск. Таким образом, поскольку BEF был готов к продвижению вперед, он сделал это с помощью опытной и современной организации по строительству железных дорог, идеально подходящей для этой задачи. На протяжении всего наступления 1918 г. «…стальные головы на избранных железных дорогах довольно хорошо шли в ногу с наступлением». Боевой дневник 1-го батальона канадских войск дает яркое описание того, насколько близко к фронту наступающей армии они действовали.2 сентября 1918 года батальон засыпал воронку от мины, когда его обстреляла немецкая артиллерия, ранив трех мулов. 3 сентября они снова столкнулись с сильным обстрелом, но к 4 сентября они засыпали воронку от мины и только за этот день проложили более мили пути. К концу октября прогресс замедлился из-за нехватки воды, угля и воздействия немецких мин замедленного действия, поскольку комбинированный эффект этой тактики проволочек и нехватки основных материалов, вызванной общим чрезмерным расширением BEF, начал сказываться. чувствовал себя.

Проблема работы с тяжелыми (дорожными) мостами, достаточными для перевозки крупных орудий, танков и, что наиболее важно, механического транспорта [MT], была решена путем сочетания стандартизированной технологии и реорганизации мостов C2. Опять же, основным стимулом стал опыт отступления Германии в 1917 году.

Для вооруженных сил, зависящих от веса артиллерийской огневой мощи, поставляемой через политику «ширококолейной железной дороги и МТ», вопрос быстрого строительства и ремонта мостов был центральным для поддержания наступления.Это был первый раз, когда BEF столкнулся с такой трудностью. Быстрый отход немцев и соответствующее разрушение жизненно важных мостов создали огромную проблему для преследующих армий. Когда 17 марта 4-я армия достигла Соммы, она обнаружила, что все мосты через Сомму и ее главные притоки разрушены. Хотя работа была немедленно начата, потребовалось десять дней, чтобы восстановить мосты, достаточные для пропуска интенсивного движения, что является ключевым элементом в поддержании наступления.На фронте 4-й армии было построено шесть мостов только на одной дамбе в Бри, что стало «…нашим первым опытом наведения тяжелых мостов в больших масштабах». Ясно, что в будущем этот вопрос должен быть решен. Даже по мере продвижения вперед извлекались уроки и реализовывались решения, кульминацией которых стала публикация в конце 1917 года широко распространенного официального документа «Организация работы по наведению мостов». Первый урок был одним из мостов C2. До опыта 1917 года наведение мостов было почти исключительно задачей армейского уровня, что соответствовало масштабам и неподвижности фронта.По мере продвижения BEF армии отставали, и прагматизм требовал, чтобы центр принятия решений по управлению и управлению был перенесен с армии на корпуса и дивизии. В марте 1917 г. IV корпус предоставил своим дивизиям гораздо большую свободу действий в выборе маршрутов и позиций мостов, которые они предполагали использовать. К лету 1918 года наведение мостов стало в общем и целом определенной заботой корпуса с отправкой армейских материалов по мере необходимости, потому что «…корпуса настолько опережали армию, что контроль над наведением мостов и необходимыми материалами, обычно осуществляемый последней, был передан первым под командованием надзор за офицером по наведению мостов корпуса».Корпус теперь отвечал за координацию использования армейских мостовых средств и за все постоянные и тяжелые мостовые соединения с дивизиями, ответственными за все другие мостовые соединения весом до 11 000 фунтов. К 1918 году на каждом уровне BEF, от штаба до дивизии, было промежуточное представительство. Кроме того, к обучению относились серьезно, о чем свидетельствует создание промежуточных школ как в Великобритании, так и во Франции, последняя в конечном итоге обучила 400 офицеров и 2000 человек. Самые лучшие из тех, кто потерял сознание, сформировали «специализированные» мостовые роты, одним из примеров является 216-я армейская рота войск, которая в январе 1918 года стала специальной мостовой ротой.

Заключительный «кусочек» в мозаике развития мостиков был связан с работой двух инженеров, профессора сэра Чарльза Эдварда Инглиса и капитана Хопкинса, которые стали офицером штаба по мостикам. Оба этих гениальных человека разработали стандартизированные легкие многоразовые мосты из стальных балок или опор, которые можно было возводить и демонтировать гораздо быстрее, чем мосты традиционной конструкции. Мосты Inglis использовались для более легкого движения, хотя были разработаны более тяжелые версии, а мосты Hopkins использовались для более тяжелого движения до веса около 35 тонн, веса танка.Ключом к их успеху была стандартизация и, как следствие, простота. Предвосхищая концепцию «плоской» унитарной конструкции на многие годы, мосты Инглиса и Хопкинса были построены с использованием стандартных пролетных узлов и минимального количества размеров болтов, что упростило и ускорило строительство. Сами отдельные детали и узлы были специально разработаны для погрузочно-разгрузочных работ и транспортировки используемого в настоящее время мостового транспорта. Это делало их относительно легкими в перемещении, сборке и разборке.Благодаря использованию стандартных узлов и креплений строительство моста никогда не задерживалось из-за отсутствия какой-либо «заказной» детали или инженера-специалиста.

Мосты Хопкинса и Инглиса были «мобильными» мостами и размещались только временно, строились и демонтировались последовательно, чтобы максимально сэкономить материалы и людей. На начальном этапе наступления были необходимы легкие мосты для пехоты, полковой транспорт и полевые орудия. По мере того, как основная часть армии продвигалась вперед, эти мосты были разобраны, упакованы и снова перемещены для повторного использования, в то время как более тяжелые мосты были заменены ими.В свою очередь, они тоже были демонтированы и выдвинуты вперед, замененные еще более тяжелыми мостами, способными выдерживать танки и осадную артиллерию. Одновременно были построены постоянные или полупостоянные мосты, позволяющие двигаться вперед по очереди даже самым тяжелым классам мостов.

Разница, которую это произвело во время наступления, была замечательной, как показывает сравнение наведения мостов в Бри в 1917 и 1918 годах. В 1917 году 4-й армии потребовалось десять дней, чтобы возвести шесть мостов. В сентябре 1918 г. «…первые пролеты были доставлены на площадки 6 числа, а все пять мостов были достроены и открыты для движения 9 числа».Всего за три дня было построено пять мостов, способных пропустить любой класс техники, включая танки. 2 сентября в Перонне началась инженерная разведка. Строительство временных мостов, достаточных для пропуска МТ, началось 4 сентября и было завершено к 5 сентября. Три полупостоянных моста, начатые 10 сентября, были построены к 16 сентября. Во время наступления Третьей армии мост Хопкинса с пролетом 120 футов, самый длинный из возведенных во время наступления 1918 года, был построен всего за пять дней.

Вдохновленный практическим вызовом вывода немецких войск в 1917 году, BEF быстро отреагировал.Благодаря сочетанию реорганизации C2, большего приоритета, распространения методов, обучения и технологий BEF был готов к вызовам 1918 года, и «Продвижение к победе» не остановилось из-за отсутствия моста.

MT был и благом, и проклятием BEF. МТ (в основном грузовики) был гибким; очень эффективная нагрузка по сравнению с конным транспортом; имели большую дальность распределения и возможности снабжения и требовали гораздо меньше рабочей силы на тонну груза, чем альтернативы. MT также требовалось специализированное механическое обеспечение и мастерские, сложная организация, склады, управление сложными деталями и парковочные места.На практике замысловатое «загонивание» МТ в полезные конвои также означало, что они гораздо чаще работали без груза, чем с грузом, что снижало эффективность их высокой грузоподъемности. Прежде всего они разрушали дороги как из-за плохого качества французских дорог, так и из-за их веса и массового использования. Именно это разрушение и последующее увеличение спроса на материалы для ремонта дорог побудили использовать легкие железные дороги и привели к «политике широкой колеи и легких железных дорог» с конца 1916 года.Тем не менее, полезность MT в сочетании с расширением BEF росла из года в год, несмотря на попытки ограничить использование. В ноябре 1916 г. число 3-тонных и 30 ц. грузовиков — 18 561 человек. К апрелю 1917 года эта цифра составляла 21 969 человек, увеличившись до 25 597 к октябрю и снова увеличившись до 26 809 к моменту перемирия. МТ был просто слишком полезен, и его полезность доказывалась всякий раз, когда происходило продвижение вперед или когда переставали работать легкие железные дороги. Во время Наступления к Победе в 1918 году именно МТ снова стал важным мостом между быстро отступающими железнодорожными станциями и передовыми войсками.Взгляд на цифры увеличения МТ показывает, что между 1917 и 1918 годами относительное увеличение количества МТ значительно замедлилось по сравнению с предыдущими годами. Тем не менее, в 1918 г. МТ столкнулся с самым суровым испытанием и наиболее широко применялся, поэтому возникает вопрос, как это было достигнуто без резкого увеличения числа МТ в 1918 г., как это было в 1916 и 1917 гг.?

Ответ заключался в тихой реорганизации МТ на протяжении 1917 и в начале 1918 года в качестве «…меры предосторожности против возможных поломок железных дорог», а также в накопленном опыте 1916 года.МТ было реорганизовано на корпусной основе и «объединено», а не было выделено исключительно для конкретной специализированной задачи, части или соединения, в то время как Ставка вывела как можно больше МТ, чтобы сформировать резерв МТ. Вместе с железными дорогами широкой колеи это позволило бы QMG Travers Clarke реализовать свою «политику широкой колеи и MT» во время наступления в 1918 году, тем самым вернув BEF обратно к его первоначальной концепции до 1914 года высокомобильных сил, способных действовать до тридцати человек. миль до железнодорожной станции.,

«Объединение» было реакцией на увеличение масштабов операций и имело место практически в каждом отделении, соединении или подразделении BEF, независимо от того, были ли они официально санкционированы или нет. Вывод артиллерии из дивизий в 1916-1917 гг. и ее централизация на корпусном уровне были ответом на увеличение масштабов операций. Это предотвратило разрозненное использование орудий отдельными дивизиями, действовавшими на тактическом уровне, в пользу более эффективного «целевого» развертывания на оперативном уровне.В случае реорганизации МТ с использованием принципа объединения было ответом на те же стимулы и вдохновлено использованием МТ французами, особенно во время битвы при Вердене, которая почти полностью снабжалась МТ. Это также позволило добиться значительной экономии МТ и персонала, поскольку «… объединенные транспортные средства, если они использовались с научной точки зрения, производили больший объем работы на одно транспортное средство, чем в случае тех, которые были связаны исключительно с подразделениями».

Реорганизация преследовала две взаимосвязанные цели: централизацию МТ на уровне корпуса и формирование резерва МТ.Достижение последнего позволило достичь первого. Дивизионные колонны снабжения и подпарки боеприпасов были объединены в дивизионные роты МТ. Точно так же колонны и парки снабжения корпуса стали колоннами МТ корпуса, в то время как на армейском уровне колоннам снабжения (уже моторизованным) была предоставлена ​​​​дополнительная вспомогательная рота МТ и назначенные роты МТ армейских войск. Наконец, колонны снабжения войск корпуса (в отличие от колонн снабжения корпусов) стали ротами МТ корпусных войск. Таким образом, семь отдельных организаций были объединены в четыре, хотя это заняло некоторое время.

В Канадском корпусе приказ о реорганизации был отдан 27 сентября 1917 г., но не был завершен до 14 апреля 1918 г. Дополнительный импульс этой рационализации придало принятие «универсального» состава со «стандартным» отделением в его основе. Секция состояла из шестнадцати грузовиков, из которых было пятнадцать рабочих грузовиков с одним запасным грузовиком в наличии, чтобы «… обеспечить периодический ремонт». Любая конкретная компания MT состояла из штаб-квартиры и переменного количества стандартных секций.В результате реорганизации значительное количество машин было выведено из эксплуатации. Некоторые из них были сохранены в качестве запасных машин, но основная часть была отправлена ​​​​в штаб-квартиру для формирования резервных рот MT для использования BEF по мере необходимости.

В соответствии с этими изменениями MT C2 также был изменен с назначением «Старшего офицера MT» (SMTO) в штабе корпуса для надзора за организацией и оказания помощи персоналу корпуса в вопросах распределения MT. Как следует из обязанностей SMTO корпуса, SMTO также отвечал за то, чтобы роты MT не использовались не по назначению персоналом корпуса.. Преимущества и административная гибкость этой системы очевидны на практике, как показано ниже. 17 апреля 1918 г. колонна МТ Канадского корпуса придала ей 2-ю [Императорскую] артиллерийскую дивизию и четыре бригады армейской полевой артиллерии [AFA]. Обычно прикрепленные подразделения вызывали множество административных проблем, но реорганизация означала, что SMTO канадского корпуса просто взял на себя дополнительный транспорт МТ этих подразделений и интегрировал его в свой собственный без необходимости ссылаться на исходные формирования, от которых они были отделены.

Изменения, внесенные в инженерную и логистическую практику BEF, которые оказались жизненно важными для продвижения к победе в 1918 году, были в значительной степени результатом опыта BEF во время вывода немецких войск в 1917 году. Несмотря на то, что БЭФ далёк от совершенства, он начал «Наступление к победе» с интеллектуальной, сбалансированной, гибкой и чрезвычайно эффективной логистической и инженерной системы, специально разработанной для мобильной войны. При испытании в горниле продвижения он не подвел. Он перенес BEF через «зону опустошения» на Сомме, через грозную «линию Гинденбурга» к относительно неповрежденным «зеленым полям» за пределами Монса, места первоначального отступления BEF в 1914 году.Сочетание улучшенного и рационализированного МТ, мостов и водоснабжения, централизованного или децентрализованного на наиболее эффективном уровне, вывело BEF далеко за пределы первоначального ограничения в тридцать миль от железнодорожной станции. Войска, вступившие в Монс и Валансьен, когда перемирие вступило в силу, были на 50-60 миль впереди линии Гинденбурга. Какой бы гибкой ни была система, она не могла существовать бесконечно. После прорыва линии Гинденбурга в конце сентября система снабжения BEF начала ухудшаться, поскольку разрыв между наступающим фронтом и ближайшей пригодной для использования железнодорожной станцией увеличился до пятидесяти миль.Хотя BEF зависел от MT, он не был моторизованной армией и зависел от железнодорожного снабжения, от которого мог получать MT. С наступлением октября система начала давать сбои. Мост стал еще больше отставать. 19 октября 1-й батальон канадских железнодорожных войск отметил, что дороги и железная дорога были ужасно перегружены и что «…девять поездов стояли между Гузокуром и Маркуэном в 16:30 из-за заторов на верфи Маркоэн». 26 октября работе серьезно мешали немецкие мины замедленного действия, и, несмотря на использование специально обученных инженеров по обезвреживанию бомб, нанятых из туннельных компаний, «… опасались, что из-за этого источника возникнут большие проблемы и задержки, так как очень трудно определить, где они были посажены».Один был даже замаскирован под могилу неизвестного немецкого солдата. В течение месяца в дневнике описывались проблемы с увеличивающимися заторами, нехваткой воды для локомотивов, большим количеством шахт, дождливой погодой и истощением людей. В начале ноября мины и нехватка продолжали увеличивать потери.

Как и остальная часть БЭФ, логистическая и инженерная служба была обучающейся организацией, которая ассимилировалась, извлекала уроки и соответствующим образом менялась. Он попытался объединить различные операционные элементы в единое целое, которое было бы больше, чем сумма его частей.Он изменил свой организационный и административный C2 в соответствии с опытом, централизовав или децентрализовав его по мере необходимости. Как и остальная часть BEF, локус C2 перемещался как вверх, так и вниз к корпусу, причем уровень корпуса был наиболее подходящим в оперативном отношении уровнем. На протяжении 1917 года он возвращался к довоенным принципам, закрепленным в FSR (1912), чтобы обеспечить мобильность в 1918 году. 1918 г., ситуация, сильно отличающаяся от той, что была в 1917 г.

Опыт Соммы и последующие реформы Геддеса создали централизованную, мощную и эффективную логистическую систему, очень подходящую для статичных, «стандартных» операций 1916 и 1917 годов. в настоящее время стимулируется выводом немецких войск. Отвод привлек внимание к мобильности и недостаткам «системы» Геддеса в мобильных условиях. Это событие было единственным примером мобильной войны в современных условиях, который испытал BEF.С точки зрения логистики, этот «забытый» эпизод был переломным моментом исключительной важности, оказавшим глубокое влияние на боевые действия в 1918 году и заслуживающим более широкого и глубокого изучения исследователями Великой войны.

Таким образом, хотя в начале 1918 года BEF в целом еще многое предстояло узнать о мобильной войне, тыловые службы уже были хорошо подготовлены к долгожданному прорыву и последующему движению.

Ссылки

  1. Интересно отметить, что в обоих случаях применение немцами пулеметов стало причиной большинства потерь.См.: Эдмондс (1940; 1992), с. 161; и NAC, RG9, Ополчение и оборона, Серия III-D-3, Том 4957, Файл: 503 — Генерал-офицер, командующий артиллерией, Канадский корпус — Боевой дневник, 1 сентября — 31 декабря 1918 г. Запись от 2 сентября 1918 г.
  2. TNA, WO 158/223 — Операции Третьей армии с картами, Заметки о заседаниях конференции командующих армиями, 17 марта 2017 г., стр. 2.
  3. Сегодня мы называем их самодельными взрывными устройствами или «СВУ».
  4. Известен как «Красная зона» во французском секторе.
  5. Эдмондс (1940; 1992) с. 141.
  6.  TNA, WO 158/255 — Пятая армия: сводка операций за неделю, закончившуюся 9 марта 1917 г., стр. 2.
  7. TNA, WO 158/255 — Пятая армия: сводка операций за неделю, закончившуюся 23 марта 1917 г., стр. 2.
  8. TNA, WO 95/2933 — Боевой дневник 56-й дивизии, март 1917 г. Заметки о разведке, 16.03.17, с. 1, раздел «д», «Отвалы».
  9. TNA, WO 95/1296 — Боевой дневник 2-й дивизии, март 1917 г. Административные положения, стр.2, раздел «4», «Вода».
  10.  Я благодарен моему аспиранту Мэтью Веджу, чья замечательная работа в этой области во многом помогла мне.
  11.  TNA, WO 95/524 — Отделения и службы штаба: генерал-адъютант и квартирмейстер, Повестка дня конференции по транспорту, отчет генерал-майора Нила Малкольма для командующего 5-й армией, 16 марта 2017 г., с. 1.
  12. TNA, WO 95/39 Филиалы и службы: Общий военный дневник квартирмейстера, июнь – август 1918 г., Пояснительный обзор, август 1918 г., стр.1.
  13. TNA, WO 95/40 — Филиалы и службы: Общий военный дневник квартирмейстера, сентябрь-ноябрь 1918 г., Пояснительный обзор, октябрь 1918 г., стр. 3.
  14. В отличие от этого бывший DGT сэр Перси С’ДА Крукшенк заявил на лекции в Симле в Институте объединенных служб Индии: «Будет ли D.G.T. находится под контролем Q.M.G. или независимое агентство ни здесь, ни там». См.: Институт королевских инженеров, The Royal Engineers Journal, Vol. XXXII, № 5 (ноябрь 1920 г.), с.195.
  15. Учитывая, что и отступление немцев в 1917 году, и основные сражения Наступления к Победе в 1918 году происходили в районе Соммы, в этой главе основное внимание уделяется этому региону, хотя большинство принципов и уроков применимы в других местах на Западном фронте.
  16. Выдающийся анализ взаимосвязи между военными операциями 1914-1918 гг. и геологией и географией Западного фронта см. в Johnson (1921) passim.
  17. По мере продвижения на восток и приближения к св.Квентина геология ландшафта начинает меняться, а запасы воды становятся более обильными и легко извлекаемыми. Проблема с пересадкой все еще остается.
  18. TNA, WO 95/534 Главный инженер 5-й армии, Приложение 2: Заметки о работах по водоснабжению при наступлении 5-й армии март-апрель 1917 г.
  19. TNA, WO 95/1296 — Боевой дневник 2-й дивизии, март 1917 г. Административные положения, стр. 2, секция «4», Вода.
  20. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.) с.504. Дивизиям не были выданы глубинные ручные насосы, поскольку они являлись имуществом корпуса, и, таким образом, им приходилось «довольствоваться и ремонтировать» имеющееся в наличии оборудование.
  21. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. 503.
  22. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. 503
  23. TNA, WO 95/534 — Главный инженер 5-й армии, Приложение 2: Заметки о работах по водоснабжению при наступлении 5-й армии март-апрель 1917 г.
  24. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.) с.502.
  25. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. 504.
  26. TNA, WO 95/534 — Главный инженер 5-й армии, Приложение 2: Заметки о работах по водоснабжению при наступлении 5-й армии март-апрель 1917 г., Раздел «Б» — Поение лошадей.
  27. Даже с учетом преимущества технологии и восстановленных скважин вода, транспортируемая по дорогам, по-прежнему была жизненно важна для наступления и обеспечила примерно 20 миллионов галлонов за последние четыре месяца войны. Это соответствует ошеломляющим 178 000 галлонам в день.См.: История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952), стр. 504.
  28. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. 386. В группу водоснабжения III корпуса входили 144-я и 288-я роты армейских войск, 1-я осадная рота RARE, 136-я рабочая рота, III корпусная водная колонна и 2-я секция 303-й роты E&M.
  29. См.: Симпсон, А. «Оперативная роль командования британского корпуса на Западном фронте, 1914–1918» (2006), проходной.
  30. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. .386.
  31. См.: Смитерс, А. Дж., «Почетные завоевания: отчет о неустанной работе королевских инженеров по всей Империи» (1991), пассим для хорошего обзора работы королевских инженеров по всей Британской империи.
  32. Джагер Г., «Стальные жилы: канадские железнодорожные войска на Западном фронте, 1914–1918 гг.», Canadian Army Journal, Vol. 10.3 (2007), стр. 65-79, с. 69.
  33. Письмо сэру Роберту Бордену от 9 октября 1914 г., цитируется по Jager (2007), стр. 68–69.
  34.  Письмо сэру Роберту Бордену от 9 октября 1914 г., цитируется по Jager (2007), с.69.
  35. NAC, RG9, Милиция и оборона, серия III-D-3, том 5015, файл: 745 — Зарубежный железнодорожный строительный корпус — Дневник боевых действий, август 1915 г. Запись от 28.08.15.
  36. Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919), с. 355.
  37. Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919), с. 357.
  38. Джагер (2007), с. 70.
  39. 1 января 1917 года Стюарт был назначен заместителем генерального директора по транспорту (строительству), подчинялся непосредственно DGT и фактически руководил всем железнодорожным строительством на Западном фронте.См.: Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919), стр. 356–357.
  40. Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919) с. 357.
  41. Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919) с. 358.
  42. Министерство, Заморские вооруженные силы Канады, Отчет, 1918 (1919) с. 360.
  43. Хенникер (1937) с. девятнадцатый. Хотя «стальная головка» не отставала от передовых пригодных к использованию рельсовых головок.
  44. NAC, RG9, Ополчение и оборона, Серия III-D-3, Том 5011, Дело: 730 — 1-й батальон, Канадские железнодорожные войска — Боевой дневник, сентябрь 1918 г. Записи за 02–04.09.18.
  45. NAC, RG9, Ополчение и оборона, Серия III-D-3, Том 5011, Дело: 730 — 1-й батальон, Канадские железнодорожные войска — Боевой дневник, сентябрь 1918 г. Записи от 30–31.10.18 и 03.11. 18.
  46. Мосты подразделялись на «легкие» (для пехоты и вьючных животных), «средние» понтонные и козловые мосты (для полевой артиллерии и полковых повозок общего назначения) и «тяжелые» (для более тяжелых артиллерийских калибров и МТ).Последнее не следует путать с тяжелым железнодорожным мостом. См.: Эдмондс, Дж. Э., Официальная история Великой войны, 1917 г., Vol. 1, Военные операции: Франция и Бельгия, Отступление немцев к линии Гинденбурга и сражения при Аррасе (1940; 1992), с. 130.
  47. Институт королевских инженеров: наведение мостов (1926) с. 47. Этот текст был написан в отдельных разделах, каждый из которых касался воды, мостов и так далее. Для ясности включен соответствующий заголовок раздела.
  48. Эдмондс (1940; 1992) с.130.
  49. Институт королевских инженеров: наведение мостов (1926), стр. 27–28.
  50. TNA, WO 95/451 — Отделения и службы штаба: командующий королевскими инженерами, Боевой дневник, июль 1916 г. — февраль 1919 г. — Приложение 3A, Отчет о работе R.E. в 4-й армии, 1916-1918 гг., с. 2. Этот документ представляет собой простое изложение на четырех страницах опыта инженерной службы 4-й армии с момента ее образования в 1916 г. до прекращения боевых действий в ноябре 1918 г. Конкретное упоминание в этом документе тяжелого наведения мостов на Сомме в 1917 г. свидетельствует о важность этого опыта.
  51. Институт королевских инженеров: наведение мостов (1926) с. 10.
  52. См.: Simpson (2006) за выдающийся анализ передачи оперативного командования в BEF и меняющейся роли корпуса C2 на оперативном уровне. Симпсон убедительно доказывает, что развитие C2 после 1916 г. соответствовало «доктрине» довоенных Уставов полевой службы (1912 г.) «Джонни на месте», принципу, согласно которому командир, решающий проблему, лучше всего требуемые решения.
  53. TNA, WO 95/716 — Отделения и службы штаба: Генеральный штаб IV корпуса, Боевой дневник, январь-декабрь 1917 г. — Запись от 21.03.17.
  54. Институт королевских инженеров: наведение мостов (1926) с. 44.
  55. Симпсон (2006) с. 173.
  56. TNA, WO 95/534 — Главный инженер 5-й армии, Боевой дневник — Циркуляр 5-й армии № 26: Наведение мостов, без даты.
  57. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.), стр. 167.
  58. История Королевского инженерного корпуса: Том V (1952 г.) с.164.
  59. Сэмбрук, Дж., Звание и жалованье сапера, (1998) с. 230.
  60. Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», том. XXX, № 4 (октябрь 1919 г.), с. 169.
  61. Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», том. XXX, № 4 (октябрь 1919 г.), стр. 177–178.
  62.  Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», Vol. XXX, № 6 (декабрь 1919 г.), с. 264.
  63. Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», том.XXX, № 6 (декабрь 1919 г.), стр. 263–264.
  64.  Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», Vol. XXX, № 6 (декабрь 1919 г.), с. 264.
  65. Институт королевских инженеров, «Журнал королевских инженеров», том. XXX, № 6 (декабрь 1919 г.), с. 265.
  66. Beadon, RH Корпус службы Королевской армии: история транспорта и снабжения в британской армии, Vol. 2 (1932) с. 49.
  67. Тейлор, М. Г., Наземный транспорт в конце войны, Журнал Королевского объединенного служебного учреждения, 66 (1921.) стр. 701-22, с. 706.
  68. Фэй, С., Военное министерство на войне, (1922), стр. 593–595.
  69. ХХХ
  70. Бидон (1932) с. 138.
  71.  Вопрос о состоянии железнодорожной сети Западного фронта сложный. Взаимосвязанные вопросы и проблемы затрагивали гораздо больше, чем просто BEF (Франция), и простирались далеко за пределы Западного фронта. Для объяснения некоторых проблем на более высоком стратегическом уровне, которые повлияли на железнодорожный транспорт на театре военных действий, см.: TNA, CAB 24/43, 73, — Генерал-майор сэр П.Э.М. Фронт, 20 февраля 1918 г.
  72. Янг, М., Корпус армейской службы 1902-1918 (2000), с. 105.
  73. TNA, WO 95/39 — Филиалы и службы: Генерал-квартирмейстер — Военный дневник, июнь — август 1918 г., Пояснительный обзор, август 1918 г., стр. 1.
  74.  Интересно, что политика Кларка в точности отражала ту, которую предложил генерал Пол из армейского корпуса в его служебной записке Генеральному штабу в 1910 году. См.: Бидон (1932), с. 52.
  75. Бидон (1932), стр. 139-140.
  76. Бидон (1932) с. 139.
  77. NAC, RG9, Ополчение и оборона, Серия III-D-3, Том 5021, Дело: 788 — Боевой дневник, 04.14.1918 — 31.03.1919. Запись от 04.14.1918.
  78. Янг (2000) с. 105.
  79. Бидон (1932) с. 139.
  80. Дивизионная рота МТ состояла из штаба и пяти отделений (80 грузовиков). Роты МТ корпусных войск имели штаб и два отделения (32 грузовика), роты МТ армейских войск имели штаб и четыре отделения (64 грузовика). Штабные резервные роты МТ состояли из штаба и шести отделений (96 грузовиков).См.: Янг (2000), с. 105 и Бидон (1932) с. 139.
  81. Бидон (1932) с. 139.
  82. Обязанности корпуса SMTO, цитируется в Young (2000), стр. 105–106.
  83. NAC, RG9, Ополчение и оборона, Серия III-D-3, Том 5021, Дело: 788 — Боевой дневник, 04.14.1918 — 31.03.1919. Запись от 17.04.1918.
  84. Бидон (1932) с. 146.
  85. Хенникер, А. М., Официальная история Великой войны, Транспорт на Западном фронте 1914-18 гг., (1937) с. девятнадцатый.
  86. NAC, RG9, Ополчение и оборона, серия III-D-3, том 5011, файл: 730 — 1-й батальон, канадские железнодорожные войска — военный дневник, октябрь 1918 г.Запись на 19.10.18.
  87. NAC, RG9, Ополчение и оборона, серия III-D-3, том 5011, файл: 730 — 1-й батальон, канадские железнодорожные войска — военный дневник, октябрь 1918 г. Запись от 26.10.18.
  88. NAC, RG9, Ополчение и оборона, серия III-D-3, том 5011, файл: 730 — 1-й батальон, канадские железнодорожные войска — военный дневник, октябрь 1918 г. Запись от 26.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.