Из петербурга в москву рассказ радищева путешествие из петербурга в москву: Недопустимое название — Викитека

Содержание

«Путешествие из Петербурга в Москву». Отрывок из книги Александра Радищева | Книги


Путешествие из Петербурга в Москву А.Н. Радищева — анализ

Бытует мнение, что роман А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», произведение скучное, написанное тяжёлым языком. Поэтому многие даже не пытаются его прочитать. И напрасно. Автор не просто обличает крепостное право, вскрывает недостатки и пороки, которых достаточно в России 18 века. Перед нами мозаика из интересных историй. Писатель не указывает, где он говорит о воровстве, где о бюрократизме, где о несправедливости. Мы понимаем это сами.

А.Н.Радищев написал свою книгу в 1790 году. Цензор, который дал разрешение на издание, читать её не стал. Посмотрев оглавление, где перечислены населенные пункты, он решил, что это путеводитель.

Печаталась книга в домашней типографии автора.

Написано произведение в, популярном в то время в Европе, жанре сентиментального путешествия. Это путевые записки. Пейзажи, которые путник видит вокруг себя, беседы во время поездки с друзьями и незнакомцами, чередуются с его мыслями, переживаниями, рассуждениями.

Давайте вслед за А.Н.Радищевым и его лирическим героем отправимся из Петербурга в Москву.

  • Эпиграф
    – цитата из поэмы В. Тредиаковского – описание пса Цербера, охраняющего выход из царства мёртвых. В переводе на современный язык, это чудище жирное, огромное, творящее безобразия, ненасытное, жадное, ругающееся. Таким представляет автор государственное устройство России в 18 веке.
  • А.М.К. Любезнейшему другу

Книга посвящена А.М.Кутузову, другу писателя с которым он учился в Лейпциге в Германии. Здесь говорится о разнообразии суждений

. Радищев допускает, что его друг может не разделять воззрения, изложенные в книге, так же как и мы с вами – читатели.

Печаль расставания

с близкими и друзьями – неотъемлемая часть любой поездки.

«Сбор» на водку извозчика. Сегодня это называется – чаевые.

Нежелание исполнять свои служебные обязанности

(дать лошадей) почтовым комиссаром.

Это глава примечательна ещё рассуждением о русских народных песнях, заунывных и печальных. О душе народа

. «Посмотри на русского человека; найдешь его задумчива. Если захочет разогнать скуку…, то идет в кабак».

О живительной силе сна. Мы и далее будем встречать описание снов, которые видит герой романа. Это своеобразные лирические отступления. Часто они имеют острую социальную направленность.

Плохие дороги

. И сегодня дороги хороши не везде, ничего не изменилось.

Разговор со стряпчим (человеком, занимающимся оформлением документов). Попытки некоторых господ использовать родословную для получения прибыли и почёта.

Бесправие крестьян. Беззаконие. Произвол помещиков

. Такие мысли возникли в голове нашего героя после беседы с пашущим ниву крестьянином.
Барщина
– 6 дней в неделю крепостной обязан работать на барина и только в воскресенье и по ночам может обрабатывать свой клочок земли, чтобы прокормить семью. Радищев возмущен бесправием крепостных крестьян.

Встреча с приятелем, рассказавшем о своём приключении в Финском заливе, близь Кронштадта. Лодка, на которой совершал прогулку он с приятелями, оказалась зажата между двумя камнями, образовалась «пробоина». Один из пассажиров поврежденного судна добрался до берега и попытался встретиться с комендантом, чтобы отправить спасательную шлюпку друзьям. Но начальник спал, и будить его не позволили. Жестокосердие, нежелание исполнять свои служебные обязанности

едва не привело к гибели 20 человек. Радищев так говорит о чиновниках: «Единое их веселие – грызть друг друга; отрада их – томить слабого до издыхания и раболепствовать власти».

  • Спасская Полесть

Сказка о государевом наместнике, его пристрастии к устрицам, о связанном с этим злоупотреблении служебным положением и использовании казённых денег

.

Разговор о повсеместном взяточничестве и мздоимстве

.

История дворянина, лишившегося семьи и состояния. Чудовищное бессилие перед несправедливостью

. Перед мощью бюрократической машины, не допускающей малейшего отступления от предписаний и циркуляров. Равнодушие и жестокосердие. «Главный пафос исполнения законов в России мучить человека, а не осуществлять правосудие».

Сон о подхалимстве и подобострастии

. Толпа вельмож, готовая ловить не только каждое слово, но и каждую гримасу своего господина (царя, императора, президента). Восхваления, преклонения, лесть. Всё это способно затуманить взор, когда начинает казаться, что ты действительно мудр и великодушен. Но разговор с Истиной позволяет понять всю лживость и нелепость положения.

Вопросы образования

. Необходимость перехода при обучении в школах и университетах с латыни на русский язык.

Вольномыслие и суеверия. Необходимость просвещения, предназначение писателя.

Народное правление

. История древнего города. Народное право. Сила даёт возможность отобрать, присвоить, завладеть.
Кто сильнее тот и прав – правило, по которому живет человечество
. Если государство не соблюдает и не чтит права и законы, то жизнь человека становится невыносимой.

Ужин у старинного знакомого, именитого гражданина, размышления о мошенничестве в торговых сделках.

Вексельное право

. Благо или вред? Один даёт деньги в заём под вексель, а потом разоряет при малейшей просрочке. Другой берёт и не возвращает деньги.

Посещение небольшой церкви.

Рассуждение о вреде от знания ожидающих нас событий.

Предсказание будущего может только ухудшить и усложнить жизнь.

Единство и
неоспоримость Бога.
Все обращаются к Богу, в том числе и атеисты.

Встреча с приятелем, служившим председателем уголовной полиции. Рассказ его о страшной жестокости помещиков

по отношению к крестьянам. Полное
бесправие крепостных
.
Отсутствие милосердия
и человеколюбия. Всё это приводит к ответной жестокости. Когда терпение иссякает, человек готов убить, сокрушить обидчика.

Дворянин провожает сыновей в военную службу и даёт им наставления.

Монолог о воспитании детей

, разумные, актуальные и сегодня правила и доводы. Всем детям полезно следовать таким родительским советам.

Наш путник, проезжая мимо кладбища видит похороны.

Рассуждение о болезнях передаваемых детям родителями. Ложь, государственная и общественная,

сравнивается с венерическим заболеванием, которое
отравляет жизнь будущих поколений
.

«Кто не бывал в Валдаях, кто не знает валдайских баранок и валдайских разрумяненных девок? Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие…»

Легенда о монахе Иверского монастыря, который утонул в озере, спеша на встречу с возлюбленной.

Наш герой, сравнивая городских и деревенских девушек и женщин, отмечает преимущества последних и их бесправие перед произволом дворян.

Разговор с деревенской девушкой Анютой, восхитившей нашего путешественника своей красотой и своим целомудрием.

Мысли о супружестве и осуждение неравных по возрасту браков.

Проект в будущем

В этой главе Радищев предлагает подробный план постепенного
преобразования Россиив справедливое, прогрессивное государство
. Жизнь в нём должна стать счастливой и комфортной.

  • Вышний волочок

Шлюзы и вышневолоцкий канал. Путник восхищается величием инженерного искусства. Но видит множество товаров, направляемых в Петербург, и вспоминает, что они произведены трудом, потом и кровью крепостных.

Проект в будущем

Положение об уничтожении придворных чинов

. Показаны пороки чиновничества.

Размышления о книгопечатании и цензуре

. Типографии доступны. Но что печатать определяется цензурой.

Продажа крепостных с аукциона

, как вещей. Варварский обычай, сохраняющийся на Руси с древнейших времен.

Российское стихосложение

. Ломоносов, Сумороков и Тредиаковский.

Ода «Вольность». Замечания, сделанные цензором.

Рекрутский набор

. Проводы крестьян в солдаты.

Несколько историй о мошенничестве, о том, как крестьяне незаконно попадают в рекруты.

Проезд его превосходительства. Полное пренебрежение к окружающим, тех, кто имеет чин и статус. Раболепствование власть имущим.

Встреча со слепым стариком, поющим народные песни для пропитания. Старец отказывается принять рубль нашего героя, поскольку не знает, что с ним делать и такие деньги у слепого могут кого-нибудь подтолкнуть к воровству.

Скромный обед в деревенской избе и рассказ хозяйки о тяжёлой жизни и
скудном питании
её семьи.

Крестьянская свадьба, где жених и невеста ненавидят друг друга.

В этой главе Радищев также приводит обширный свой труд, посвященный М.В.Ломоносову, «Слово о Ломоносове».

  • Москва! Москва!!!..

Путешествие закончено.

А.Н.Радищев – гражданин и патриот

, указал на самые отвратительные пороки своего Отечества, предлагает
проектизменений
, которые смогут улучшить положение в России. Превратить её
из отсталой крепостной страны, в современное демократическое государство
.

Со свойственной ему смелостью суждений и свободой мысли, автор описал ужасы, царящие в его державе. Бесправие, голод, избиения, травля, уничижения, административный произвол, злоупотребление властью – вот не полный перечень язв, которые вскрывает автор в своей книге.

Екатерина II прочитав «Путешествие из Петербурга в Москву» сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Для Радищева издание книги стало смертным приговором. Автор, практически сразу после выхода произведения оказался в Петропавловской крепости. Роман оказался под запретом и почти весь уничтожен.

Писатель мучительно ждал смертной казни, однако исполнение приговора оттягивали. Наконец ему сообщили, что императрица лично заменила смертный приговор десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог.

А.Н. Радищев «Путешествие из Петербурга в Москву»

Александр Николаевич Радищев (1749–1802 гг.) – русский писатель, философ, поэт, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

«Путешествие из Петербурга в Москву» (краткое содержание) – самая известная книга Радищева, опубликованная в мае 1790 года. Работа печаталась без указания автора в домашней типографии Радищева.

Произведение представляет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями городов и деревень, мимо которых следует путешественник. Рассуждения о вопиющей несправедливости помещиков, которые не считают своих крепостных крестьян за людей, о свободе слова и вредности государственной цензуры, о царящих нравах высшего света – дворян, и простого люда – крестьян. Кроме того, Радищев включил в повесть свою оду «Вольность» и «Слово о Ломоносове».

Форму романа в путевых заметках Радищев позаимствовал у английского писателя Лоренса Стерна. Эта форма является способом изложения мыслей Радищева об общественном устройстве России. Благодаря этому книга смогла пройти цензуру: цензор просмотрел только содержание, а так как главы романа называются по городам, то цензор счёл эту книгу путеводителем и пропустил её без прочтения.

Эпиграфом к книге «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев взял стих из поэмы Тредиаковского, несколько видоизменив его: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». У Тредиаковского словами «Чудище обло, озорно, огромно, с тризевной и Лаей».

Фраза означает: «Чудовище тучное, гнусное (либо грубое), огромное, со ста пастями и лающее» (форма лаяй представляет собой церковнославянское действительное причастие настоящего времени).

Впоследствии, когда книга Радищева была опубликована, фраза стала крылатой и обозначала крайне негативное отношение автора к тому или иному общественному явлению.

Сама же Екатерина II после прочтения сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Радищева приговорили к смертной казни, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимский острог. Почти весь тираж романа был уничтожен. Сам роман оказался под запретом, снятым только в 1905 году, однако он расходился в списках и стал широко известен.

От первоначального издания книги, которое было уничтожено, уцелело всего несколько экземпляров, которые почитаются величайшей редкостью.

Сочинение по повести Путешествие из Петербурга в Москву Радищева

Александр Николаевич Радищев создавал свое произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» в течении десяти лет. Среди многочисленных творений автора, именно эта книга стала наиболее популярна в литературных кругах. Сначала она издавалась без всякого упоминания её автора. Литературные критики были поражены смелостью и дерзостью создателя столь откровенного повествования, который не боялся открыто высказываться о сильных мира сего и вообще о существующем в то время самодержавии в таком негативном ключе. Сама Екатерина, после того как имя автора стало известно, сравнила Радищева с самим Пугачевым. Кроме того, книга очень изменила жизнь писателя, ведь сразу после её издания он был арестован за обнародование своих вольных домыслов и якобы призыв крестьян к восстанию. По этой причине Радищев стал некой легендой своего времени, дворянином – революционером, не желающим мириться с купанием в роскоши помещиков и чиновников, между тем как крепостные крестьяне умирают от голода, работая по семь дней в неделю от зари до зари.

В своем произведении он достаточно ярко описывает всю изнанку России, страну, где царит беззаконие и хаос. По пути ему встречаются разные люди, из разных слоев населения и разного социального статуса. Каждый город – новая глава. Рассказ ведётся от лица одного путешественника, который в своем дневнике оставлял заметки о каждом населенном пункте, в котором ему приходилось останавливаться, описывал особенности жизни в том или ином городе. Все его записи сводились к тому, что где бы он не был, везде процветала коррупция и произвол среди чиновников. Помещики не считали своих крестьян за людей, с лёгкостью могли продать крепостного за порцию устриц или за новую карету. Путешественник принимал всю эту несправедливость достаточно близко к сердцу, ему до слез было обидно за русский народ, угнетаемый и униженный этими хозяевами жизни.

Люди, которые попадаются на его пути в большинстве своем обездоленные, бесправные и несчастные крестьяне. Они делятся с путешественником своими проблемами и жалуются на беспредел, творимый в их городе. Иногда среди его собеседников попадаются и помещики, которые отличаются порядочностью, но они, хоть и не довольны сложившейся ситуацией в стране, ничего не могут изменить и идти против всего капиталистического строя. Поэтому Радищев призывает их всех к восстанию и революции.

2 вариант

«Путешествие…»  Радищева вошло в историю России как первое литературное произведение, изобличающее общественный и политический порядок России в конце XVIII века. Недаром приводятся слова тогдашней главы государства Екатерины II, мол автор – бунтарь не хуже самого Емельяна Пугачева.

Нужно заострить внимание на данном высказывании. Очевидно, Екатерина была женщиной неглупой. Вряд ли она лукавила, когда считала Радищева опасным человеком для российской государственности. Он не громил дворянские поместья, не вставал под ружье против регулярной армии. У писателя было более эффективное оружие – перо. Если Пугачев своими погромами мог затронуть небольшую часть европейской России, то Радищев распространением своей повести мог затронуть умы всей страны.

Издатели это прекрасно понимали, поэтому не спешили публиковать сей литературный обвинительный приговор. Более того, Радищев был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой. Все напечатанные экземпляры были преданы забвению. Что сказать, ведь даже большинство самых просвещенных русских людей не знали о ее существовании. О ней знал А. Пушкин, несколько литературоведов и ученых.

Используя современную терминологию, можно сказать, что книга было признана экстремистской. Официальный запрет с распространения книги был снят в 1905 году в свете либерализации политической системы после Первой русской революции.

В кратком анализе не стоит акцентировать внимание на сюжете, поэтому скажем, что повесть написана в стиле дорожного путешествия, где протагонист сталкивается с различными бытовыми ситуациями в ходе поездки. Он в сентиментальном ключе связывает эти ситуации с более масштабными политическими и общественными явлениями той поры: формы организации отношений между помещиками и крестьянами, тяжесть рекрутского набора  на военную службу, притеснения и страдания крепостных крестьян, возможность продажи людей и другими.

Объединяющей мыслью для всех глав является то, что автор крайне негативно относится к крепостной системе тогдашнего общества. Простой работяга вынужден от зари до зари трудиться, чтобы обеспечить как барина, так и свою семью. Крестьянские девушки вообще приравнивались к скотине: помещик мог ее обесчестить по своему желанию или продать, как надоевшую игрушку.

На основании содержания повести, можно вполне сделать вывод, что Радищев был первым русским просветителем революционного толка.

Также читают:

Картинка к сочинению По повести Путешествие из Петербурга в Москву Радищева

Популярные сегодня темы

  • Зарецкий в романе Евгений Онегин Пушкина

    Существуют люди, которые упиваются несчастьем и страданиями других. Действительно, кому-то доставляет радость, когда остальные счастливы, а другой ищет возможности посмотреть как кому-то плохо.

  • Сочинение по картине Рериха Заморские гости 4 класс

    Центральное место в картине занимает вереница кораблей. Две большие ладьи, заполненные людьми, изображены на переднем плане. Остальные суда небольшими пятнами виднеются вдалеке

  • Анализ пьесы Шарманка Платонова

    Комедия Шарманка, написанная Андреем Павловичем Платоновым в 1930 году, в первый раз издана в России в журнале Театр в №1 в 1988 году.

  • Анализ поэмы За далью даль Твардовского сочинение

    Поэма Твардовского «За далью – даль» входит в число лучших работ поэта. Автор написал ее в интересном стиле, как будто данную историю рассказывает читателю пассажир, который путешествует по стране.

  • Художественное своеобразие рассказов Бунина (прозы, произведений, поэзии, лирики)

    Иван Алексеевич Бунин взошел на олимп русской классической литературы, как талантливый прозаик, и не менее талантливый поэт. Его творчество выделялось среди творчества современников, благодаря неповторимому стилю

Путешествие из Петербурга в Москву

Путеше́ствие из Петербу́рга в Москву́ — самая известная книга Александра Радищева. Опубликована в Российской империи в мае 1790 года. Работа печаталась без указания автора в домашней типографии Радищева[1].

Повесть представляет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями городов и деревень, мимо которых следует путешественник. Рассуждения о вопиющей несправедливости помещиков, которые не считают своих крепостных крестьян за людей, перемежаются соображениями по поводу некоторых правил личной гигиены. Так, например, смышлёные крестьянские девушки в отличие от развращённых светских дам понимают, что чистить зубы — вредно и отвратительно и «не сдирают каждый день лоску с зубов своих ни щетками, ни порошками». Кроме того, Радищев включил в повесть свою оду «Вольность» и «Слово о Ломоносове»

[2].

История написания

Форму романа в путевых заметках Радищев позаимствовал у английского писателя Лоренса Стерна. Эта форма является способом изложения мыслей Радищева об общественном устройстве России[3]. Благодаря этому книга смогла пройти цензуру: цензор просмотрел только содержание, а так как главы романа называются по городам, то цензор счёл эту книгу путеводителем и пропустил её без прочтения. Печаталась книга в домашней типографии.

Эпиграф

Эпиграфом к книге «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев взял стих из поэмы Тредиаковского, несколько видоизменив его: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»[4]. У Тредиаковского словами «Чудище обло, озорно, огромно, с тризевной и Лаей» описывается «Пёс Кервер», с которым в свою очередь сравнивается созерцание порочными царями в загробном мире своей истинной сущности в «Зерцале правды»

[5]. Эта фраза стала крылатой и является символом негативного общественного явления.

Последствия

Указом Екатерины II от 4 сентября 1790 года Радищев признавался «виновным в преступлении присяги и должности подданного изданием книги… наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской». Радищева приговорили к смертной казни, но «по милосердию и для всеобщей радости» казнь была заменена десятилетней ссылкой в Илимский острог[6]. Почти весь тираж романа был уничтожен. Сам роман оказался под запретом, снятым только в 1905 году. Однако роман расходился в списках и стал широко известен.

От первоначального издания книги, которое было уничтожено, уцелело всего несколько экземпляров, которые почитаются величайшей редкостью. В 1790—1820-е годы «Путешествие» ходило в нескольких сотнях списков. В 1836 году о Радищеве и его книге, в целом критически, с обширными цитатами, написал Пушкин для своего журнала «Современник». Статья не была пропущена цензурой. В 1840—1850-е годы «Путешествие…» было практически неизвестно читающей публике, во всяком случае, нет никаких следов знакомства с «Путешествием» Белинского, Грановского, петрашевцев или даже Герцена до 1857 года.

Статья Пушкина «Александр Радищев» была впервые напечатана П. В. Анненковым в 1857 г, а в 1858 Герцен в Вольной русской типографии (Лондон) опубликовал один из рукописных списков «Путешествия», изобилующий неточностями. Весь тираж «Путешествия…», изданного А. А. Черкесовым в 1872 году, уже после отмены крепостного права, был уничтожен[7]. Даже влиятельному Алексею Суворину к столетию выхода книги удалось добиться только разрешения на напечатание подарочного издания в количестве 100 экземпляров

[7]. Окончательно запрет на «Путешествие…» был снят в России только во время первой революции. В советское время Радищев был признан «первым русским революционером», а его книга вошла в школьную программу.

Интересные факты

В книге в главе Бронницы, возможно, впервые в русской литературе, встречается имя Бога в форме «Егова»[8].

Критика

Сама же Екатерина II после прочтения сказала: «Бунтовщик — хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Александр Сергеевич Пушкин так отозвался об этом произведении:

«Путешествие в Москву», причина его несчастия и славы, есть, как уже мы сказали, очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге. Сетования на несчастное состояние народа, на насилие вельмож и проч. преувеличены и пошлы. Порывы чувствительности, жеманной и надутой, иногда чрезвычайно смешны. Мы бы могли подтвердить суждение наше множеством выписок. Но читателю стоит открыть его книгу наудачу, чтоб удостовериться в истине нами сказанного.

Фёдор Достоевский по поводу «Путешествия…» и вообще стиля Радищева говорил, что «обрывки и кончики мыслей» у него соседствуют с вольными переводами французских просветителей[2].

См. также

  • Путешествие из Москвы в Петербург — очерк Пушкина
  • Вольность (ода)

Примечания

Ссылки

Анализ «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева (подробно) — Радищев А.Н.

Путешествие героя Радищева между двумя российскими столицами — новой и старой — это перемещение в историческом пространстве и времени, движение, смысл и цель которого связаны с познанием народной жизни, где крестьянство и купечество, дворцовая знать и поместное дворянство, чиновники и военные, имущие и обездоленные, великодушные и жестокосердные — все «вплетены» писателем в сложнейший узор национального бытия.

Однако книга Радищева — не итог сосредоточенного, спокойного художественно-публицистического исследования жизни, но пламенный порыв человека высокого, просвещенного ума и доброго сердца, исполненного сострадания к бедствующему народу: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала».

Эпиграфом к своей книге Радищев выбрал строку из поэмы В.К. Тредиаковского «Тилемахида»: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Трудно было найти более впечатляющую и мрачно живописную метафору российского самодержавия — огромное, свирепое, многоголовое чудовище, изрыгающее ярость и внушающее страх и отвращение одновременно. Однако значение эпиграфа этим не ограничивается. Радищев был одним из немногих в России XVIII в., кто видел в Тредиаковском крупнейшего поэта и выдающегося деятеля культуры. Большинство же современников Тредиаковского (особенно монарший двор и академическое окружение поэта) считали его посредственным стихотворцем, а «Тилемахиду» — воплощением поэтического косноязычия и дурного вкуса. В одной из последних глав «Путешествия» Радищев коснется темы стихотворчества и выскажет ряд очень глубоких и верных соображений о традициях русского стихосложения. В частности, Радищев был первым писателем, кто подметил опасную односторонность в увлечении «легким» ямбическим слогом с отчетливой рифмовкой стихов. Пренебрежение более сложными формами стихосложения (в частности, трехсложным, «белым» стихом) обедняло поэзию, сужало возможности поэтического выражения.

Главы «Путешествия» обозначены названиями почтовых станций. Это простое и остроумное решение писателя достигает сразу нескольких целей. Во-первых, весь «путь рассказа», или сюжетно-композиционная организация повествования, обретает строгую ясность и четкость. Во-вторых, фактически точная привязка к реальному путешествию, к «дорожной» действительности позволяет автору в пределах отдельных глав строить рассказ любым способом. Это может быть встреча с приятелем, пересказ или цитирование найденной рукописи, невольно услышанный разговор, сновидение, свободное рассуждение по поводу увиденного и т.д. В какой бы жанровой форме (порой весьма причудливой) ни выстраивал Радищев отдельные главы-фрагменты, их названия постоянно ориентируют читателя на точное представление о времени и месте пребывания рассказчика.

И наконец, в-третьих. Реалистическая точность, конкретная обозначенность глав не только убеждают читателя в достоверности путешествия героя между столицами, но и указывают на приближение к цели. Конечный пункт путешествия соответствует духовному преображению героя, изменению его сознания. Если в начале пути перед нами был наивный дворянин с идеальными представлениями о жизни, то в конце путешествия перед нами человек, у которого открылись глаза и прояснилось сознание. Причем он не только увидел и ужаснулся от увиденного. Путешественник исследовал неправду общественных отношений и пришел к пониманию необходимости кардинального их изменения.

Идейная направленность книги Радищева, тот смысловой ориентир по которому движется художественно-публицистическая мысль автора, — обнаружение правды жизни за ее многочисленными и разнообразными обманными, «миражными» проявлениями. И автор дает понять это, что называется, с первых фраз: путешественник «…узрел, что бедствия человека… происходят часто от того только, что он взирает непрямо на окружающие его предметы». Все «Путешествие» — если иметь в виду не только движение героя в пространстве и времени, но и изменение его взглядов на мир — подчинено стремлению автора «взирать прямо», то есть узнать, понять и обнародовать правду общественных отношений в России того времени.

Так как раскрытию правды подчинен весь ход повествования, то главным мотивом книги Радищева становится мотив обнаружения. Путешественник по мере своего «продвижения» в реальную жизнь словно раздвигает ширмы с нарисованными на ней картинками, которые он ранее принимал за действительную жизнь. По мере постижения правды путешественник избавляется от прекраснодушных иллюзий. Вместе с зоркостью взгляда усиливается жесткость оценок автора и категоричность приговоров такой системе власти, при которой человек всегда настигаем.

Рассмотрим для примера наиболее известную главу — «Любань«. Путешественник встречает крестьянина, который в воскресный день «пашет с великим тщанием». Герой книги Радищева — просвещенный дворянин с добрым сердцем и с таким знанием жизни, которое соответствует, говоря современным языком, официальной пропаганде. Иначе говоря, он убежден, что отношения между помещиками и принадлежащими им крестьянами справедливы, дружественны, преисполнены взаимного уважения. Вот почему крестьянин, работающий в выходной день, сразу зачисляется путешественником в разряд случаев исключительных, нетипичных: «Ты конечно, раскольник, что пашешь по воскресеньям?».

Обнаруживается, что крестьянин никакой не раскольник. И вообще здесь религия ни при чем. А дело в том, что шесть дней в неделю он работает на барина и только в воскресенье, в праздники и по ночам может работать на своем клочке земли, чтобы прокормить семью из семи человек. Путешественник удивлен, поражен и не может поверить такому чудовищному по своей несправедливости положению вещей. Он замечает мягко и укоризненно: «Друг мой, ты ошибаешься, мучить людей законы запрещают».

Что может ответить крестьянин, которого мучают всю жизнь, барину, убежденному в том, что этого не может быть? Ответ русского мужика прост, краток и точен: «Мучить? Правда; но небось, барин, не захочешь в мою кожу». На этом сам крестьянин заканчивает разговор, потому что дел много, время уходит, а наивного барина все равно ни в чем не убедишь. Путешественник, впервые, по сути дела, столкнувшись с реальной жизнью, пребывает в замешательстве и недоумении: «Разговор сего земледельца возбудил во мне множество мыслей».

Изображенная в главе «Любань» встреча дворянина с мужиком важна не только тем, что в ней воплощено непримиримое противоречие между «барство диким» и «рабством тощим» (Пушкин). Впервые в русской литературе крестьянин, бывший рабом по своему положению в обществе, существом бесправным и гонимым, представлен как внутренне свободная личность, как человек, не сломленный обстоятельствами, готовый к преодолению всех невзгод, наделенный высоким чувством собственного достоинства. Это убеждение автора, принципиально отличающееся от традиционного, «сочувствующего» отношения к крестьянину, проходит сквозь всю книгу. Встречи с простым людом — крестьянами и крестьянками, рекрутами и отставным солдатом — убеждают путешественника в том, что по нравственному здоровью, по глубине эстетического чувства и развитию сознания эти люди не уступают, а зачастую превосходят своих господ. Не случайно образы людей труда в «Путешествии» восходят к величественному образу «гения из мужиков» — М.В. Ломоносову.

Такой подход Радищева к изображению русского крестьянина прокладывает путь к пушкинской прозе и — далее — к «Запискам охотника» Тургенева.

Самое, может быть, уникальное свойство книги А. Радищева — ее поистине безграничное смысловое пространство, вбирающее в себя все многообразие российской жизни. Все это пространство насыщено авторским беспокойством за судьбу отечества, и нельзя не поражаться провидческой зоркости писателя, который уловил, может быть, самое существенное в самодержавном правлении: тирания не только порождает несвободу, но и нуждается в ней.

Радищев не просто приводит примеры чудовищного беззакония в общественной жизни, жестокосердия помещиков, чиновничьего бездушия или народных бедствий. Писатель осуществляет художественно-публицистическое исследование, в результате которого становится совершенно очевидным, что несвобода «частная», то есть отъятие, нарушение прав отдельного человека, с неизбежностью приводит к несвободе всеобщей и повсеместной. Зверства «отдельно взятого» помещика, равно как хамство и казнокрадство любого чиновника, вызваны не «злонравием» отдельного человека, но вирусом вседозволенности.

Уже на первой станции — «София» — рассказчик сталкивается с несправедливостью, «притворившейся» правдой. Сюжет этой главы прост: путешественник с подорожной, дающей право на получение почтовых лошадей, будит комиссара. Разбуженный чиновник объявляет, что лошадей нет, и засыпает вновь. Путешественник решил проверить, правду ли говорит комиссар. «Если лошади все в разгоне, — размышлял я, — то несправедливо, что я мешаю комиссару спать. А если лошади в конюшне… Я вознамерился узнать, правду ли г. комиссар говорил». В конюшне путешественник обнаруживает «лошадей до двадцати». Он решил, что вправе разбудить комиссара вновь: «Казалось мне, что я к тому имел право, нашел, что комиссар солгал».

Читатель ожидает, что последует разоблачение и ложь померкнет, так сказать, при свете правды, тем более, что путешественник вправе потребовать от комиссара добросовестного исполнения государственной службы. Но все происходит по-другому. Неправда защищает и утверждает себя с позиции… гуманизма и справедливости. Разбуженный чиновник гневно требует уважительного отношения к себе: «…видно, молодец, ты обвык так обходиться с прежними ящиками. Их бивали палками; но ныне не прежняя пора».

В главе «Чудово» сходный сюжет. Спасение людей (они застряли в лодке среди камней в заливе) зависит от одного офицера. Офицер спит и сержант разбудить его «не смеет». Когда, наконец, рассказчик обращается с просьбой о спасении к проснувшемуся начальнику, тот с «величайшей холодностью» отвечает: «Не моя то должность». Любопытно, что, когда участник этого происшествия рассказывал о случившемся в Петербурге, окружающие — знакомые, сослуживцы, друзья — восприняли рассказ с сочувствием к пострадавшим: «Все сочувствовали мою опасность, все хулили жестокосердие начальника…» Но среди прочих нашелся «некто», который заметил: «Но в должности ему не предписано вас спасать».

«Некто» — безымянное лицо российской бюрократии, всей системы государственности, враждебной человеку. «Не предписано спасать» — впечатляющая формула бюрократизма, воплощение равнодушия к живому человеку, к его заботам и нуждам. Столкновение «живого» (человека с его бедой и верой в добро и справедливость), и «неживого» (бюрократии с ее любовью к бумаге и отвращением к человеку) — один из важнейших, основополагающих конфликтов общественной жизни России, воплощенный в художественной литературе XIX в. Прежде всего, в творчестве таких писателей, как Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, М.Е. Салтыков-Щедрин.

В «Путешествии» встречаются главы, в которых мотив обнаружения воплощен по принципу «матрешки»: очередной сюжет раскрывается, как коробочка, в которой — еще один рассказ «обманного» характера.

В главе «Спасская полесть» — путешественник засыпает в избе крестьянина. Просыпается ночью от шепота. Это разговаривают между собой присяжный поверенный с женой. Рассказ чиновника стилизован под сказочный сюжет.

— Слушай, жена. Жил-был…

— И подлинно на сказку похоже: да как же сказке верить? — спросила жена вполголоса…

Так исподволь автор подготавливает читателя к мысли о том, что самые «сказочные», то есть невероятные, немыслимые вещи возможны в обществе, где правда и ложь поменялись местами.

Чиновник настаивает на сказочном переложении вполне заурядной истории о том, как вельможа, любитель устриц, использовал курьера для доставки из Петербурга любимого кушанья и даже повысил в чине расторопного посыльного.

«Итак, жил-был где-то государев наместник…» Сказочный зачин придает конкретному случаю мифологическую всеобщность, крошечный сюжет из жизни русской бюрократии стал вечно живым элементом сказочного эпоса. «По представлению господина генерала и проч. приказали: быть сержанту Н.Н. прапорщиком».

Обман, упрятанный в строку приказа, становится эталоном исторического существования бюрократии как системы общественных отношений. Обман двоится, дробится, тиражируется в бесчисленных житейских ситуациях. Случай, возведенный в ранг сказки, стал эмблемой исторического бытия. Вот почему дальнейший рассказ чиновника тоже «чреват» обманом.

Казалось бы, история о любителе «устерсов» нужна была чиновнику, чтобы в очередной раз пожаловаться на свою судьбу: его, честного работника, затирают по службе, потому что он не желает участвовать в махинациях начальства. «Так-то наш г. казначей: уже другой раз по его представлению меня отсылают в уголовную палату. Когда бы я с ним был заодно, то было бы не житье, а масленица». Но выясняется, что чиновник лжет. Он тоже мошенник. Обман сталкивается не с правдой, а с очередным обманом: «И… полно, Климентьич, пустяки-то молоть. Знаешь ли, за что он тебя не любит? За то, что промен берешь со всех, а с ним не делишься», «Потише Кузьминична, потише: неровен час кто подслушает…»

Этот «летучий», подслушанный рассказ путешественника, рассказ вдвинутый в мифологический, сказочный сюжет, приобретает огромное смысловое пространство. Обман как средство и способ существования словно окольцовывает жизнь, превращается в норму поведения.

Однако на этом история обнаружений не заканчивается. Радищев продолжает «обманное» повествование, руководимый, как мы убедимся в дальнейшем, точным художественным расчетом.

Путешественнику встречается молодой купец, который жалуется на свое горе: по навету стряпчего его хотели отдать под суд, лишив имущества. Беременная жена, не выдержав переживаний, заболела и через несколько дней после родов умерла. Умер и ребенок.

Если внимательно проследить истоки «мнимой» вины купца, то обнаруживается, что он не столько жертва чьей-то злой воли, сколько участник всеобщей «обманной» жизни.

Рассказ купца, не первый взгляд, растрогал путешественника («Повесть моего сопутника тронула меня несказанно»). Но тут же обнаруживается подлинное авторское отношение к происходящему, скрытое за иронически обыгранной озабоченностью: «Возможно ли, говорил я сам себе, чтобы в столь мягкосердечное правление, каково ныне у нас, толикие производилися жестокости?»

Предшествующие сюжеты подготовляют итоговое, обобщающее повествование этой главы, повествование, в котором ложь представлена в ее, так сказать, царственном обличье. Рассказчик видит сон, в котором представляется сам себе владыкой, самодержцем. Стоит подчеркнуть, что Радищев, имея в виду принцип самодержавия как тиранической единичной власти, сознательно не выделяет какую-либо из ее форм: «Мне представилось, что я царь, шах, хан, король, бей, набоб, султан или какое-то сих названий нечто, сидящее во власти на престоле».

Рассказ о сновидении построен в остроумной, изящной манере, где тонкая, язвительная ирония автора словно подтачивает помпезность и значительность восседающего монарха.

Множество людей окружают трон, и все они преисполнены благочестивого восторга. Стоило монарху, к примеру, чихнуть, и верноподданные слуги государевы тут же откликнулись на это событие негромким радостным оживлением: «Подобно тихому полуденному ветру, помовающему листвия дерев и любострастное производящему в дубраве шумление, тако во всем собрании радостное шептание раздавалось.»

Все восхваляют государя, превозносят его заслуги перед народом, поют ему славу. Он, в свою очередь, отдает мудрые приказы, направленные на благо страны, а расторопные и преданные помощники спешат исполнить распоряжения монарха. Так бы и находился государь в благостном ощущении своего величия, если бы суровая, строгая женщина — Прямовзора — не сняла бельма с его глаз. И все вдруг преобразилось. Обнаружилось истинное положение вещей, и явными стали несправедливость, жестокость и бесчисленные страдания несчастных жителей этого государства. И — что самое главное — виновником всех этих страданий, источником бед народных был не кто иной, как сам монарх: «Одежды мои, столь блестящие, казалися замараны кровию и омочены слезами. На персях моих виделися мне остатки мозга человеческого; ноги мои стояли в тине».

Большинство глав «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева посвящено изображению крестьянской жизни. Ни для кого из передовых русских писателей того времени не было секретом, что русскому мужику живется плохо, что многие помещики издеваются над принадлежащими им крестьянами. В реальной, исторической жизни встречались такие помещики (особенно в глухой провинции, вдалеке от столиц), которых иначе, чем душегубами и назвать было нельзя. Так, помещица Салтыкова истязаниями и пытками довела до смерти 140 человек. Для того чтобы такие и подобные им факты могли, как говорится, иметь место, нужно было, чтобы изуверство и жестокость соединялись с правом. А право, как известно, воплощено в законе.

Писатели, сочувствующие крестьянам, призывали помещиков к человеколюбию и благородству. Напоминали им, что управление хозяйством и власть над людьми налагают обязанности, а не только 

дают права. Дворян уличали в праздности и лени, а А.П. Сумароков даже пригрозил нерадивому дворянину крестьянской долей:

А если у тебя безмозгла голова,

Пойди и землю рой или руби дрова:

От низших более людей не отличайся

И предков титлами уже не величайся.

Но никому, кроме Радищева, не приходило в голову усомниться в справедливости самой системы, порождающей социальную несправедливость. Сумароков всю жизнь обличал дворян за их глупость, жестокость и неспособность к общественно полезному труду. Но крепостническая зависимость крестьян от дворян; то есть узаконенное рабство, воспринималось им так же естественно и необходимо, как, к примеру, содержание птицы в клетке или сторожевой собаки на цепи.

Для Радищева — гражданина и писателя — мучительно было сознавать, что «крестьянин в законе мертв», что большинство его соотечественников, тех, кто кормит страну и составляет ее силу и мощь, — бесправны. Отсутствие прав делает человека беззащитным и одиноким. В справедливо устроенном обществе Закон охраняет и защищает каждого и всех одновременно. Закон, как небо над головой, никому не принадлежит, но служит всем. И никто, кроме служителей закона, не вправе распоряжаться судьбами людей. Вот почему в цивилизованном мире всегда осуждается мщение. Месть — это право судить в одиночку, опираясь только на убежденность в собственной правоте.

Радищев сам был высокообразованным юристом и прекрасно понимал, что мщение не может быть оправданным, даже если мститель прав в своем гневе. Но что делать, если закон служит не всем, если он «не захватывает» часть (и огромную часть!) людей, не успокаивает, не обнадеживает своим незримым присутствием?

В главе «Зайцово» рассказывается об одном жестокосердном помещике. Характеристика, данная ему рассказчиком, лаконична и выразительна: «Он был корыстолюбив, копил деньги, жесток от природы, подл, а потому над слабейшими его надменен». Помещик с дьявольской жестокостью издевался над своими крестьянами, истязал их пытками, унижал оскорблениями. Когда сыновья этого помещика-тирана пытались сначала надругаться над крестьянской девушкой, а потом и навсегда разлучить ее с женихом, вспыхнул огонь мщения. Крестьяне, придя на помощь оскорбленному юноше, убили на месте помещика и его сыновей.

Приятель путешественника, г. Крестьянкин, рассказывающий эту историю, имеет к ней непосредственное отношение. Он был председателем Уголовной палаты, в которой рассматривалось дело об убийстве. Виновные крестьяне (а их, по признанию Крестьянкина, было полдеревни) подлежали суровому наказанию; нещадному сечению кнутом, клеймению и каторге навечно. Однако Крестьянкин, благородный и честный дворянин, не может осудить крестьян. Этим он вызвал ненависть других помещиков: «Все возопили против меня единым гласом». Помещики, называющие Крестьянкина «сообщником убийц», требовали расправы над ними прежде всего для того, чтобы устрашить и усмирить своих крестьян, сохранить свое право на самодурство и вседозволенность.

Крестьянкин выходит в отставку, будучи не в силах осудить невинных крестьян. А в невиновности их он убежден, потому что их поступки — не противозаконное мщение, но единственно возможное и справедливое возмездие тем, кто закон попирает. Крестьяне вынуждены взять на себя право судить, потому что Закон, призванный охранять всех и каждого, отвернулся от них.

Радищев (именно он надел на себя «маску» Крестьянкина) высказывает глубокую и серьезную мысль о том, что каждый человек нуждается в Законе. Каждый должен быть «освещен» дружелюбным и покойным светом Закона, потому что каждому есть что защищать. Нет человека на земле, который бы не имел чувства собственного достоинства и гордости, чести и самоуважения. Эти свойства человеческой натуры не зависят ни от уровня образования, ни от социального положения. Они составляют основу личностного существования каждого, самое важное и сокровенное в нем. И если кто-то покушается на это самое дорогое и самоценное в нравственном отношении, а Закон не берет под защиту пострадавшего, тот вправе защитить себя сам. «Если Закон или не в силах его заступить, или того не хочет, или власть его не может мгновенное в предстоящей беде дать вспомоществование, тогда пользуется гражданин природным правом защищения, сохранности, благосостояния».

В главе «Медное» рассказывается о самом отвратительном проявлении крепостничества — продаже людей с публичного торга. Наиболее худшее и унизительное из того, что было придумано за всю историю существования человечества, — рабство — демонстрирует себя на аукционе, где товаром являются живые люди. И не случайно именно в этой главе, на фоне картин крайнего издевательства над человеком труда, Радищев говорит о народном восстании. Мысль писателя точна и глубока: освобождение придет тем скорее, чем скорее истощится терпение народа.

Глава «Медное» завершается знаменательным выводом, который можно рассматривать как призыв к народному выступлению, к освобождению от ненавистной «тяжести порабощения»: «А все те, кто мог бы свободе потворствовать, все великие отчинники, и свободы не от их советов ожидать должно, но от самой тяжести порабощения».

В главе «Тверь» Радищев публикует обширные отрывки из своей оды «Вольность». Свобода — «дар бесценный» — ожидает, по мысли писателя, людей в конце долгой и тяжкой борьбы. Самодержавие, веками привыкшее держать бразды правления в своих руках, не только не отдаст власть добровольно, но и постарается уничтожить всякого, кто в мыслях, словах и поступках посягнет на нее. Радищев находит удивительно точные, живописные, «звучащие» слова, чтобы передать, как трещит, разрывается, проламывается панцирь самодержавного гнета под мощным напором народного гнева: «Встрещат заклепы тяжкой ночи».

Но власть еще сильна. И писатель, комментируя собственные поэтические строки, предостерегает: «Упругая власть при издыхании приставит стражу к слову и соберет все свои силы, дабы последним махом раздавить возникающую вольность».

Тиранический режим не случайно «приставляет стражу к слову». Свободная мысль, воплощенная в слова, зовет к действию, поступку, увлекает на борьбу со злом. Вот почему самодержавие стремится подавить инакомыслие, свободу духа и слова. Цензура и есть тот бессменный «страж» при русской литературе, надежный инструмент расправы монархии над культурой. Духовный гнет самодержавие осуществляет совместно с церковью.

Перед тем, как воскликнуть долгожданное «Москва! Москва!!!», завершающее «Путешествие из Петербурга в Москву», Радищев помещает довольно обширный очерк о Ломоносове, выделив его отдельной главой. Для этого есть, разумеется, внешний, видимый повод: путешественник гулял возле Невского монастыря, остановился перед могилой Ломоносова, задумался… Но вряд ли финал «книги великого гнева» был задуман лишь для того, чтобы порассуждать о великом просветителе, «поставляя имя Ломоносова в достойную его лучезарность». Думается, что, кроме повода, была необходимость сблизить, сопоставить судьбу великого и несчастного народа с жизнью его великого сына. Народ, который был не только жестоко порабощен и бесправен, но и сознательно погружен во тьму невежества, народ истерзанный, нищий и исстрадавшийся — вдруг посылает в мир из «недр» своих героя, объединившего в своем поистине безграничном творчестве глубоко проникающую, познающую мир мысль и воспаренное, ликующее чувство красоты этого мира. Безмерностью своего гения, уникальной одаренностью и огромной творческой энергией Ломоносов выступил в исторической роли «человека-обещания», олицетворяя грандиозные духовные силы и возможности, которыми наделены люди труда в России.

По своему революционному мировоззрению Радищев был впереди современников. В этом смысле одиночество русского мыслителя было героическим и трагическим одновременно. В главе «Спасская полесть» Прямовзора убеждает монарха не прогонять того «мужа», который не побоится сказать владыке нелицеприятную правду. Этот человек должен обладать, по мнению Прямовзоры, «твердым сердцем», и люди такие — редкие гости на земле: «…едва один в целом столетии явится на светском ристалище». Этим смелым мужем, явившемся в восемнадцатом столетии на светском ристалище — поле боя, где его ожидал смертельный поединок с российским самодержавием, и был Александр Николаевич Радищев. Трагически оборвалась жизнь писателя. Затравленный высокочиновными бюрократами, уставший отстаивать правоту своих побуждений в условиях, когда ложь была возведена в ранг государственной политики, Радищев покончил с собой.

Валагин А.П. Вопрос и ответ: Русская литература. XVIII век. — Воронеж: «Родная речь», 1995

Образ Путешественника в романе Путешествие из Петербурга в Москву Радищева сочинение

Произведение написано в виде путевых записок путешествующего по городам и деревням российской петербургской глубинки человека, который и является рассказчиком, ведущим повествование в романе.

Писатель не описывает внешность путешественника и не дает развернутый портрет героя романа, но в нескольких местах имеются некоторые факты, достаточные для характеристики рассказчика, образующей его образ.

Путешественник представляется автором в качестве небогатого дворянина, служащего чиновником. Он является вдовцом, имеющим взрослого сына, который в скором времени готовится к работе на государственной службе. Вспоминая годы своей юности, путешественник считает, что был в то время бессердечным и беспечным, ведя образ жизни обычных молодых дворян, вступая в отношения с женщинами легкого поведения, жестоко обращаясь со своими слугами, позволяя себе порой физическую расправу над невиновными людьми.

В последующих главах произведения путешественник раскаивается в совершенных когда-то низменных поступках, показывая на своем примере необходимость открытого взгляда на непреложную истину и внутренний мир человека, от которого и происходят все беды.

Писатель характеризует путешественника как ироничного человека, которому присуще самоирония, добродушный юмор, отличающегося аналитическим умом. Отличительными чертами героя являются также его просветительский дух и сентиментальная чувствительность в выражении собственных эмоций, которую он проявляет в размышлениях о встречающихся на пути его путешествия людских проблемах, в виде сочувствия о человеческих бедах, затрагивающих душу рассказчика, порой пускающего скупую мужскую слезу. 

Используя рассказ путешественника от первого лица, писатель передает свои мысли о духе вольности и необходимости изменения существующего общества путем свержения самодержавного государства, погрязшего в социально-политических проблемах крепостничества. Путешественник выражает радищевские идеи просвещения, заключающиеся в праве на самозащиту, в воспитании в человеке гражданских чувств.

Описывая путешествие своего героя романа, чувствовавшего собственную вину перед народом, который он встречает на своем пути, писатель считает необходимым показать читателю возможность движения человека в направлении к истине, начиная от людских заблуждений.

2 вариант

Главный герой книги А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» —  путешественник. Он отправляется из Петербурга в Москву, а по дороге останавливается в разных населенных пунктах.

Герой выслушивает рассказы встреченных им людей, читает попавшие к нему документы или другие бумаги, иногда сам является участником событий.  Путешественник одновременно является и рассказчиком. Это человек, близкий к Радищеву по восприятию. Об этом нам говорит посвящение, предваряющее книгу, которое написано от имени автора. В нем Радищев рассуждает о бедствиях человека, которые происходят от человека.

У героя нет имени, неизвестно, с какой целью он путешествует. Автор не рассказывает о его жизни. Но из каких-то отдельных отрывков читатель узнает, что он небогатый дворянин, служит чиновником. Путешественник – вдовец зрелых лет, у него есть дети. Его внутренний мир раскрывается в наблюдениях, мыслях. Путешественник – человек образованный и начитанный, он наблюдателен и общителен, обладает аналитическим умом. На протяжении всей дороги он размышляет над проблемами, которые ему встречаются, выражает сочувствие бедным людям.

В книге мы видим описание жизни различных слоев общества. Особое внимание уделено крестьянству, его страданиям. Показана нищета народа (глава «Пешки»), тяжелый крестьянский труд (глава «Любани»). Разговор с крестьянином потрясает путешественника. Рассказывается о помещике, отнявшем у крестьян их участки земли и заставившем все дни года работать на него (глава «Вышний Волочок»). Описывается продажа крестьян разорившимися помещиками (глава «Медное»). Об этом можно узнать из публикаций в газете. А в главе «Спасская Полесть» приведен сон путешественника, в котором метко изображена императрица Екатерина, ее двор и военачальник Потемкин. Окружающие престол сановники, придворные раболепствуют, военачальник утопает в роскоши, а солдаты находятся в бедственном положении.

Размышляя над увиденным, герой на многое открывает глаза. Этот человек открывает для себя правду и меняет свои прежние убеждения. Жизнь подсказывает ему необходимость социальных изменений.

Сочинение на тему Путешественник в рассказе Путешествие из Петербурга в Москву

Произведение Радищева является прекрасным примером того, как писатель может передать своему читателю ту или иную мысль, с помощью незамысловатых приёмов мира литературы. В произведении “Путешествие из Петербурга в Москву” он показал хоть и не много персонажей и образов, но и это “немного” он показал так, как не показал бы никто другой. Следует выделить образ главного персонажа произведения – Путешественника.

Путешественник – безымянный герой произведения, который всю свою жизнь прожил в неведении своего истинного предназначения, о чём и размышляет на протяжении всего произведения.  Он думает о смысле жизни, заставляя читателя также проникнуться его мыслями и размышлениями, так как от его лица ведётся повествование.

Характером же Путешественник предстаёт перед читателем как человек весьма высокой моральной организации, давая ему понять, что для него материальные блага совсем не так важны, как, например, духовные. Этим он подкрепляет мнение о том, что он человек ценящий чувственность и нравственность, что позволяет ему жить дальше. Для него нет ничего важнее, чем собственное осознание того, что в мире он важен, и что для него есть место и предназначение, с которым он сможет шагать по миру.

Также в его характере и образе можно увидеть его неприкрытый альтруизм. Путешественник попросту не может проходить мимо нуждающихся людей, не уделяя им должного внимания. Он не может пройти мимо, и так и не помочь им, что делает его весьма счастливым. Он дает людям то, что им необходимо, что также говорит о нём как о весьма приятном человеке, который способен делать добро, и желает делать это самое добро людям, которые в нем нуждаются.

Из всего этого читатель может сделать вывод, что Путешественник человек весьма мудрый и опытный, который в своей жизни повидал множество интересных и захватывающих вещей, после чего и решил отойти к более возвышенному и чувственному, чем он занимался ранее. Путешественник весьма добрый человек, который всегда готов помочь нуждающемуся, но никогда не поможет человеку притворяющемуся. Именно в этом и проглядывается ещё одна черта характера Путешественника – свободомыслие. Он свободен от всех окружающих, что позволяет ему самому принимать решения и отталкиваться от них.

Я считаю, что через его образ автор пытался передать читателю мысль о том, что необходимо мыслить вне рамок установленных обществом, размышлять над происходящим независимо от мнения окружающих, и таким же  образом принимать решения – независимо от мнения окружающих. Именно это ясно просматривается в образе персонажа Путешественника, что наталкивает читателей произведения на размышления.

Другие сочинения:

Образ Путешественника в романе Путешествие из Петербурга в Москву Радищева

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение по картине Шишкина Сосновый лес

    Картина Ивана Ивановича Шишкина была написана художником в 1889 году. В данный момент, картина хранится в музее-заповеднике имени В. Д. Поленова. Художник создал целый цикл картин

  • Что такое эхо войны? итоговое сочинение

    Последствия каждой войны ещё бессменно будут будить воспоминания об этом жутком времени, так же как и люди, прошедшие сквозь неё во веки веков не позабудут то, что им выпало на долю

  • Сочинение День моей мамы (4 класс)

    В будний день мама просыпается в шесть часов. Она пьет воду и умывается. Потом будит меня и папу, если он не встал. Мы идем умываться.

  • Сочинение на тему Картины жизни донских казаков в романе Тихий дон

    История донских Казаков уходит в глубину веков. Во времена Ивана Грозного, казаки дрались с крымским ханом, царица Екатерина любила, казаков, они пользовались большими привилегиями

  • Характеристика и образ Якова в поэме Кому на Руси жить хорошо Некрасова

    Особенностью композиции поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» является включение вне сюжетного элемента — сказа «Про холопа примерного, Якова Верного».

Автор и герой в «Путешествии из Петербурга в Москву» Радищева

Автор и герой в «Путешествии из Петербурга в Москву» Радищева. — Текст : электронный // Myfilology.ru – информационный филологический ресурс : [сайт]. – URL: https://myfilology.ru//russian_literature/russkaya-literatura-xviii-veka/avtor-i-geroi-v-puteshestvii-iz-peterburga-v-moskvu-radishcheva/ (дата обращения: 7.11.2021)

Как это водится в жанре записок о путешествии, радищевское «Путешествие из Петербурга в Москву» написано от первого лица. Таким образом, кроме автора – писателя Радищева в его книге есть еще и автор-повествователь, его субъект, личность которого принципиально важна в плане ее соотношения с личностью автора, поскольку форма повествования от первого лица является одним из излюбленных литературных приемов видимого отождествления автора-писателя с автором-повествователем.

И радищевское «Путешествие» отнюдь не является исключением в этом смысле. Долгое время литературоведы уверенно отождествляли личность субъекта повествования с личностью Радищева. Мысль о том, что субъектом повествования в «Путешествии» является не автор-Радищев, а его литературный герой, вымышленный персонаж, впервые высказал Г. П. Макогоненко, убедительно мотивировав свою точку зрения анализом чисто фактических несовпадений в биографиях Радищева и путешественника, а также совершенно справедливым указанием на то, что в главе «Тверь» описана встреча путешественника с «новомодным стихотворцем», автором оды «Вольность», то есть именно с Радищевым.

В настоящее время тезис о несовпадении личностей автора и повествователя «Путешествия» можно считать общепринятым. Однако вопрос о степени идеологической и нравственной близости автора и героя до сих пор остается открытым, поэтому представляется необходимым четкое разграничение двух планов повествования радищевской книги: плана автора и плана героя. Тем более это уместно потому, что сам текст «Путешествия» дает для подобной дифференциации совершенно объективные основания, поскольку от имени самого писателя («новомодного стихотворца», автора оды «Вольность») в него введены два его произведения: ода «Вольность» и «Слово о Ломоносове». Таким образом, автор в качестве персонажа «Путешествия» приравнен к безымянным «искреннему другу» путешественника, автору «Проекта в будущем» («Хотилов», «Выдропуск») и «порицателю цензуры», автору «Краткого повествования о происхождении цензуры» («Торжок»).

Весь остальной текст «Путешествия из Петербурга в Москву» не исключая и речи встреченных путешественником лиц, следует относить к сфере сознания и повествования самого героя, поскольку даже чужое слово – рассказ его приятеля Ч. о происшествии на Финском заливе («Чудово»), рассказ Крестьянкина о бунте в крепостной деревне жестокого асессора («Зайцово») и воспитательная речь крестицкого дворянина к своим детям («Крестьцы») – передана словом путешественника в его характерной повествовательной манере. Все эти включения устной речи других людей в ткань повествования, принадлежащего путешественнику, представляют собой типичный образец «чужого слова», адаптированного повествовательной манерой единого рассказчика.

Исключительное положение категории героя-повествователя, как централизующего начала всей книги, заставляет обратить пристальное внимание на его личность: как правило, личностные свойства персонажа, которому автор доверяет повествование, вплотную обусловлены основным авторским замыслом. И здесь принципиальное значение приобретает еще одна фраза радищевского посвящения: «возможно всякому соучастником быть во благодействии себе подобных». В этой связи нельзя не обратить внимания на то, что радищевский герой обладает намеренно стертой индивидуальностью. У него нет имени, основного знака индивидуального облика; неизвестна цель его путешествия из Петербурга в Москву; в «Путешествии» отсутствует так называемая «экспозиция героя» – информация о его внешности, социальном происхождении, круге знакомств и чтения, семейном положении, этапах жизни, которые он уже прошел к моменту начала повествования, наконец, предварительный очерк характера и прочие аналогичные сведения.

Кое-что из этого набора признаков индивидуальной личности постепенно выясняется по ходу повествования Так, в главе «Любани» конкретизируется социальный статус путешественника: служащий беспоместный дворянин, не имеющий крепостных; в цикле глав «Крестьцы» – «Яжелбицы» – «Валдай» внимательный читатель обнаружит сведения о возрасте и семейном положении путешественника – зрелых лет вдовец, имеющий детей, старшему из которых вскоре предстоит вступление в государственную службу. Здесь же находятся глухие намеки на бурную и не совсем нравственную жизнь, которую путешественник вел в молодости. Что же касается внутреннего мира путешественника, то он разнообразно и широко раскрывается в его наблюдениях, эмоциональных реакциях и мыслях в этом отношении можно отметить широкую разностороннюю образованность и начитанность, наблюдательность, общительность, проницательный аналитический ум и т. д.

Но все же этих сведений о личности путешественника и свойствах его характера недостаточно для того, чтобы его образ и облик обрели в сознании читателя ярко выраженную индивидуальность. Все, что читатель узнает о путешественнике по ходу повествования, имеет смысл скорее некоей общечеловеческой комбинации интеллектуальных и нравственных свойств, единства «сердца и разума» в обобщенно-абстрактном плане. На фоне эволюции предшествующей радищевской художественно-публицистической прозы, конкретизирующейся от абстрактно-понятийного мирообраза к биографической и автобиографической индивидуальности личности, стертая индивидуальность путешественника выглядела бы странно и неожиданно, если бы не цитированная фраза посвящения. «Всякому возможно» то, что произошло с писателем и происходит на страницах «Путешествия» с его героем. И Радищев, обращаясь к своему читателю – то есть, к любому человеку, который возьмет в руки его книгу, – делает это через посредника, максимально облегчающего контакт индивидуальности читателя с автором своей общечеловеческой усредненностью. Путешественник и его личность – это точка, в которой легче всего могут пересечься индивидуальность читателя и индивидуальность автора. За вычетом своих единичных свойств автор-Радищев, путешественник-повествователь и читатель в равной мере являются «всяким», любым человеком, вооруженным для познания реальности одними и теми же инструментами – глазами и ушами, сердцем и разумом.

Безусловно, подобный тип контакта между автором, героем и читателем Радищев выстраивает с определенной целью. Возможность подстановки читателя на позицию героя важна ему именно для оптимального восприятия смыслов книги. И это вплотную подводит нас к таким уровням поэтики «Путешествия», как сюжетосложение и композиция, своеобразие которых также обусловлено центральностью категории героя-повествователя в системе художественной образности «Путешествия».

29.02.2016, 7662 просмотра.

Изучение книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» на уроках литературы

Изучение книги А.Н. Радищева

«Путешествие из Петербурга в Москву» на уроках литературы

Свою главную книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищев создал в жанре литературного путешествия. Выбор жанра не был случайным для автора, который полагал, что путевые записки дают возможность показать современную ему действительность во всей её полноте и сложности. Произведение «Путешествие из Петербурга в Москву» очень интересно для изучения и анализа. К сожалению, творчество А.Н. Радищева мало известно современным школьникам, хотя творчество А.Н. Радищева, особенно названное произведение, чрезвычайно важно для понимания общей картины развития литературного процесса в России и решения проблем воспитания и нравственного самосовершенствования.

В школьном курсе литература сегодня особую значимость приобретают вопросы углубления знаний и совершенствования умений учащихся, которые способствуют полноценному анализу литературного произведения. Очень важно донести до читателя – школьника смысл изучаемого произведения. Одним из возможных способов постижения учащимися литературного произведения является анализ категории художественного времени и пространства.

Время – одна из основных форм существования мира, возникновения, становления, течения и разрушения всех явлений бытия. Категория времени определяет последовательную смену этапов жизни природы, человеческой жизни и развития сознания; таким образом понимание субъективной длительности времени сплетается с отношениями причин и следствий, прошлого, настоящего и будущего, а также с субъективным переживанием его.

В филологической науке изучение пространственно-временных категорий занимало важное место с древних времен.

В русском литературоведческой науке проблема пространства и времени в искусстве нашла отражение у таких крупных специалистов как П.А. Флоренского, В.В. Виноградова, В.Я. Проппа, А. Цейтлина, В.Б. Шкловского и других.

П.А. Флоренский замечал, что произведение, эстетически принудительно развивается в определенной последовательности»[1].  Время в художественном произведении — длительность, последовательность и соотнесенность его событий, основанные на их причинно-следственной, линейной или ассоциативной связи.

Много внимания этому вопросу уделял А.А. Потебня, который показал безграничные возможности организации художественного времени в тексте. Текст рассматривался им как диалектическое единство двух композиционно-речевых форм: описания («изображение черт, одновременно существующих в пространстве») и повествования («Повествование превращает ряд одновременных признаков в ряд последовательных восприятий, в изображение движения взора и мысли от предмета к предмету»)[2]. А.А. Потебня разделил время реальное и время художественное. Рассмотрев соотношение этих категорий в произведениях фольклора, он отметил историческую изменчивость художественного времени. Идеи А.А. Потебни продолжили филологи конца XIX — начала XX в. В настоящее время интерес к проблемам художественного времени увеличился в связи с изменением взглядов на пространство и время, с убыстрением темпов социальной жизни, с обострившимся в связи с этим вниманием к проблемам памяти, истоков, традиции, с одной стороны; и будущему, с другой стороны.

В 1967 г. увидела свет монография Д.С. Лихачева «Поэтика древнерусской литературы», посвященная глубокому и внутреннему анализу поэтики древнерусской литературы. Помимо изучения специфики художественного пространства, средств художественной изобразительности в древнерусской литературе, в книге рассматривается категория художественного времени и ее специфические особенности в отличие от категории грамматического времени и философского понимания времени. Показывая сложность и важность изучения проблемы времени в литературном произведении, ученый называет художественное время «явлением самой художественной ткани литературного произведения, подчиняющим своим художественным задачам и грамматическое и философское его понимание писателем». Ученый говорит о разнообразных аспектах художественного времени, среди которых фактическое время произведения, изображенное время, время автора, сюжетное время, время объективно данное — историческое время и др.[3].

События любого художественного произведения разворачиваются в определенном времени и пространстве. Изображенные пространство и время – это условия, определяющие характер событий и логику их следования друг за другом. Создание единой пространственно-временной структуры мира героя нацелено на воплощение или передачу определенной системы ценностей. Категории пространства и времени различаются по отношению к речевому материалу произведения и по отношению к миру, изображенному в произведении с помощью этого материала.

Писателями в художественных произведениях часто используют такие пространственные модели, как реальная модель (объективная, социальная и субъективная), фантастическая модель (фантастические персонажи или абстрактные лица), психологическая модель (внутренний мир, личное пространство человека), виртуальная модель (искусственно созданная среда, в которую можно проникать и испытывать чувство реальной жизни)[4].

Время и пространство входят в единое понятие хронотопа и определяют отношения взаимосвязи и взаимообусловленности.

Ведущая роль в разработке категорий художественного пространства и времени принадлежит М.М. Бахтину, предложившему «последовательно хронотопический подход» в изучении художественного произведения. В 30-е годы XX века М. Бахтин в процессе изучения исторической поэтики литературных жанров, в частности, романа («Слово о романе», «Формы времени и хронотопа в романе», «Роман воспитания и его значение в истории реализма», «Из предыстории романного слова», «Эпос и роман»), сделал великое открытие. В статье «Формы времени и хронотопа в романе. Очерки по исторической поэтике» (1937-1938) ученым была разработана теория хронотопа, изменившая существующие представления о пространстве и времени в художественном произведении. Сам термин был взят ученым из математического естествознания — теории относительности Эйнштейна. Летом 1925 года М. М. Бахтин присутствовал на докладе А.А. Ухтомского о хронотопе в биологии, в котором были затронуты также вопросы эстетики.

Художественное время и художественное пространство обеспечивают целостное восприятие образа и организуют композицию произведения – концентрированное выражение контекста. Дом, простор, порог, окно, дверь – традиционные выразители антитезы пространства закрытого, замкнутого, обжитого и пространства разомкнутого, открытого, а также границы между ними.

В своей теории М.М. Бахтин объединил время и пространство, введя понятие хронотопа. В нем имеет место слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом. Время здесь сгущается, уплотняется, становится художественно-зримым; пространство же интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, истории. Приметы времени раскрываются в пространстве, и пространство осмысливается и измеряется временем. Этим пересечением рядов и слиянием примет характеризуется художественный хронотоп.

Хронотоп как контекст, в котором действует герой, в литературе имеет существенное жанровое значение. «Можно прямо сказать, что жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом, причем в литературе ведущим началом в хронотопе является время. Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен»[5] .

Контекстуальное значение хронотопа, исходя из идеи М.М.Бахтина, мы можем рассматривать не только с развитием сюжета, но и с развитием характера персонажа, отметив возможность двоякого сочетания мира с человеком: изнутри его – как его кругозор и извне – как его окружение. «Изнутри меня самого, в ценностно-смысловом контексте моей жизни предмет противостоит мне как предмет моей жизненной направленности. Изнутри моего причастного бытию сознания мир есть предмет поступка, поступка-мысли, поступка-чувства, поступка-слова, поступка-дела; центр тяжести его лежит в будущем, желанном, должном, а не в самодовлеющей данности предмета, наличности его, в его настоящем»[6] .

Хронотоп принципиально не может быть единым и единственным (т.е. монологическим): многомерность художественного пространства ускользает от статичного взгляда, фиксирующего какую-либо одну, застывшую и абсолютизированную его сторону. Хронотоп — формально-содержательная категория литературы. Бахтин упоминает и более широкое понятие «художественного хронотопа», представляющего собой пересечение в произведении искусства рядов времени и пространства и выражающего неразрывность времени и пространства, истолкование времени как четвертого измерения пространства. В литературе ведущим началом в хронотопе является, считает Бахтин, не пространство, а время. Бахтин говорит о необходимости сосредоточить основное внимание на проблеме времени и всего того, что имеет к ней непосредственное отношение[6] . Пространство раскрывает время, делает его зримым. Но само пространство делается осмысленным и измеримым только благодаря времени. Эта идея о доминировании в хронотопе времени над пространством кажется верной лишь применительно к литературным хронотопам, но не к хронотопам других видов искусства. К тому же надо учитывать, что даже в хронотопах литературы время не всегда выступает в качестве ведущего начала. Хронотоп есть, по Бахтину, «определенная форма ощущения времени и определенное отношение его к пространственному миру»[7]. Хронотоп выражает типичную для конкретной эпохи форму ощущения времени и пространства, взятых в их единстве. Хронотопом определяется, согласно Бахтину, художественное единство литературного произведения в его отношении к реальной действительности. Литературные хронотопы имеют прежде всего сюжетное значение, являются организационными центрами основных описываемых автором событий. «В хронотопе завязываются и развязываются сюжетные узлы. Можно прямо сказать, что им принадлежит основное сюжетообразующее значение»[8]. Важно также изобразительное значение хронотопов. Сюжетные события в хронотопе конкретизируются, время приобретает чувственно-наглядный характер. Можно упомянуть событие с точным указанием места и времени его свершения. Но чтобы событие стало образом, необходим хронотоп, дающий материал для его показа-изображения. Он особым образом сгущает и конкретизирует приметы времени — времени человеческой жизни, исторического времени — на определенных участках пространства. Хронотоп служит преимущественной точкой для развертывания «сцен» в романе, в то время как другие «связующие» события, находящиеся вдали от хронотопа, даются в форме сухого осведомления и сообщения. «…Хронотоп как преимущественная материализация времени в пространстве является центром изобразительной конкретизации, воплощения для всего романа. Все абстрактные элементы романа — философские и социальные обобщения, идеи, анализы причин и следствий и т. п. — тяготеют к хронотопу, через него наполняются плотью и кровью»[9].Бахтин подчеркивает, что хронотопичен всякий художественно-литературный образ. Существенно хронотопичен сам язык, являющийся исходным и неисчерпаемым материалом образов. Хронотопична внутренняя форма слова, т. е. тот опосредствующий признак, с помощью которого первоначальные пространственные значения переносятся на временные отношения. Бахтин выделяет несколько типов хронотопа по отношению жанра романа. Для моей работы с книгой А.Н. Радищева особенно важны хронотоп встречи и хронотоп дороги, который соединяет ряды жизней и судеб, конкретизируясь социальными дистанциями, которые внутри хронотопа дороги преодолеваются.

Сложность и универсальность категорий времени и пространства обозначены литературоведческой наукой. В силу того, что данные категории являются в анализе художественного произведения необходимым компонентом, позволяющим уловить тонкие грани авторской мысли, их исследование в литературоведении имеет свою традицию[10].

Литература, как и остальные виды искусства, призвана отражать окружающую действительность. В том числе и жизнь человека, его мысли, переживания, поступки и события. Категория пространства и времени при этом является неотъемлемым компонентом построения авторской картины мира[11].

Время и пространство в литературном произведении – главные составляющие художественного образа, которые способствуют целостному восприятию художественной действительности и организуют композицию произведения. Работая над художественным произведением автор наделяет пространство и время в нем субъективными характеристиками, которые отражают авторское мировосприятие. Поэтому пространство и время одного художественного произведения никогда не будет похоже на пространство и время другого произведения, и тем более не будет похоже на реальные пространство и время. Таким образом, хронотоп в литературе — это взаимосвязь пространственно-временных отношений, освоенных в конкретном художественном произведении.

Хронотоп художественного произведения отражает в себе цветовую гамму и звуковую тональность изображаемой действительности, а также передает ритм действия и динамику развития событий. Эти методы помогают осмыслить художественные пространство и время как знаковую систему, содержащую в себе семантические коды (исторический, культурологический, религиозно-мифический, географический и др.)[12].

Литература в большей мере, чем любое другое искусство, становится искусством времени. Время — его объект, субъект и орудие изображения. Сознание и ощущение движения и изменяемости мира в многообразных формах времени пронизывает собой литературу.

Любое литературное произведение так или иначе воспроизводит реальный мир — как материальный, так и идеальный: природу, вещи, события, людей в их внешнем и внутреннем бытии и т. п. Естественными формами существования этого мира являются время и пространство. Однако художественный мир, или мир произведения, всегда в той или иной степени условен: он есть образ действительности. Время и пространство в литературе, таким образом, тоже условны.

Создание «Путешествия из Петербурга в Москву» было основным делом и героическим подвигом всей жизни Радищева. В этом произведении автор решительно осуждает гнет самодержавно – крепостнического строя. Это произведение наиболее четко отразило революционные взгляды Радищева. Написана повесть была в 1790 году. А побудило Радищева к написанию данного произведения тот произвол и угнетение человека человеком, социальная несправедливость, которые писатель устал видеть вокруг себя.

Ввиду сильной критики существующего на тот момент порядка в стране, произведение почти тут же было запрещено, а сам автор осужден и отправлен в ссылку. Знаменитое высказывание Екатерины Великой о том, что Радищев — это бунтовщик, похуже Пугачева, вошло в историю. Смелого автора изначально приговорили к смертной казни, но позже ее заменили на тюремное заключение, сроком в 10 лет.

Когда у Радищева созревал замысел книги, Екатерина II весной 1787 года отправилась в путешествие из Петербурга на юг России — в Новороссию. Путешествие императрицы, которую сопровождала многочисленная свита, совершалось с необычайной пышностью. Затраты на него ложились на крестьянство. Чтобы перевезти императрицу и ее свиту, крестьяне тех губерний, через которые она проезжала, должны были в самую горячую пору выставить семьдесят шесть тысяч лошадей.

По приказу всемогущего Потемкина, бывшего тогда новороссийским генерал – губернатором, на всем пути были сооружены искусственные, бутафорские деревеньки [13].

Этому обману Радищев противопоставлял в своем «Путешествии из Петербурга в Москву», которое в известной части совпадает с маршрутом императрицы, подлинную, неприкрашенную картину крепостнической действительности.

Главный герой “Путешествия из Петербурга в Москву” – это человек, от лица которого ведётся повествование. Дворянин, не занимает высоких постов, свободен, имеет деньги, много размышляет, ведя своего рода дневник путешественника. У него только один слуга, с которым путешественник обращается очень гуманно. На протяжении путешествия автор не перестаёт удивляться человеческой глупости, дикости порядков и нравов русского народа, произволу чиновников, ужасному положению крестьян.

Всего в книге 25 глав, в которых мы видим размышления автора о российской действительности: от тяжелейшей судьбы крестьян и привольной, сытой жизни помещиков и вельмож до обличения деспотической самодержавной власти, жестоких законов государства и общественных нравов.

Маршрут путешествия выбран не случайно. Этой дорогой, как уже говорилось выше, обычно путешествовала сама императрица, и Радищев был намерен «раскрыть ей глаза»- показать настоящую Россию. Цель, с которой Радищев зовет читателя в литературное путешествие указана на первой странице: «Я взглянул окрест меня, — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала»[14]. Герой книги едет на перекладных из Петербурга в Москву и по дороге останавливается на почтовых станциях, где ему меняют лошадей.

Проследим маршрут путешественника и кратко остановимся на событиях, с ним произошедших.

Повествование начинается с главы «Выезд». Из этой главы мы узнаем, что герой отправляется в путешествие вечером, после ужина.

1. «София». В этой главе мы вместе с путешественником сталкиваемся со служебной недобросовестностью, произволом и бессердечием чиновников.

2. «Тосна». В Тосне автор знакомится с чиновником – исследователем древних дворянских родов. Чиновник написал глупую книгу, с помощью которой дворяне якобы могут доказать свое старинное происхождение.
Из этой главы мы узнаем, что действие повести происходит летом: «…. Земля, насыпанная на дороге, сделав ее гладкою в сухое время, дождями разжиженная, произвела великую грязь среди лета и сделала ее непроходимою…»[15].

3. «Любани». В этой главе путешественник встречает крестьянина, который работает в воскресный день, да еще в самую жару. Выясняется, что у пахаря большая семья, и, чтобы прокормить ее, он вынужден работать на помещика без выходных, с утра и до глубокой ночи. После разговора с крестьянином автор восклицает: «Страшись, помещик жестокосердный, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение»[16].

В этой главе мы еще раз видим подтверждение того, что действие происходит летом, возможно в июле или начале августа: « В нескольких шагах от дороги увидел я пашущего ниву крестьянина….»[17].

4. «Чудово». В этом городе герой встречает своего приятеля, который рассказывает историю о том, как на морской прогулке он чуть не утонул из-за безразличия чиновника.

5. «Спасская полесть». В этой главе рассказываются сразу три истории. В первой речь идет о наместнике страстно любившем устриц. Другая история рассказывает о человеке, который в результате бездействия чиновников потерял все свои сбережения, лишился семьи и утратил положение в обществе. В последней истории говорится о сне рассказчика.
6. «Подберезье». Здесь автор встречает молодого семинариста, который мечтает получить высшее образование.
7. « Новгород». Оказавшись в этом городе, рассказчик начинает размышлять об истории Новгорода. В Новгороде автор беседует со знакомым купцом. Он известен тем, что взяв плату за товар, вещи в итоге не поставляет. Чтобы не попасть под действие закона, он переписал дом на супругу. Подобного рода дела проворачиваются по всей стране, поскольку законодательство в этой сфере проработано очень плохо и нуждается в серьезном реформировании.
8. «Бронницы». Оказавшись в этом месте, рассказчик отправляется на гору, где когда-то находился старинный языческий храм. Оказавшись на месте, герой начинает размышлять о жизни и Боге. Мы узнаем в этих размышлениях о позиции автора: Бог даровал людям жизнь, но каждый должен самостоятельно выстраивать свою судьбу, а не уповать лишь на помощь Всевышнего.
9.«Зайцово». Здесь рассказчик встречает своего давнего знакомого Крестьянкина. Однажды ему пришлось рассматривать дело об убийстве помещика. Хозяин всячески издевался над своими крестьянами, мучил их тяжелой работой, постоянно избивал. Тогда крестьяне не выдержали подобного обращения и, в конце концов, убили своего барина, а в придачу и его сыновей. Крестьянкин, рассматривая данное дело, не признал за крестьянами вину. Однако его коллеги были не согласны с таким решением и требовали наказания. Чтобы не стать участником несправедливого суда, Крестьянкин уходит со службы.
10. «Крестьцы». Здесь путешественник становится свидетелем того, как отец прощается с сыновьями, которые покидают родной дом и готовятся строить собственную жизнь. Сцена производит на автора сильное впечатление, и он размышляет об отношениях отцов и детей.
11. «Яжелбицы». Здесь перед глазами автора предстает печальная картина – отец хоронит собственного сына. В его смерти он считает виноватым себя, так как сын родился, будучи уже больным. Рассказчик понимает суть происходящего, поскольку в  молодости, переболев венерическим заболеванием, лечился ртутью. А вещество это, как известно, является ядом и может влиять на здоровье будущего потомства. Все это наводит автора на мысли о проблеме разврата в обществе и серьезности его последствий.
12. «Валдаи». Городок, известен тем, что проезжающие часто здесь останавливаются и встречаются с женщинами легкого поведения
13. «Едрово». Здесь автор знакомится с крестьянкой по имени Анна. Она рассказывает ему о своей жизни и о том, что они с ее женихов Ванюшкой не могут пожениться, так как у них нет денег на выкуп. История наводит автора на размышления о проблеме неравных браков.
14. «Хотилов». На этой станции герой находит сверток с рассуждениями о крепостничестве. Главный герой узнает в авторе этих слов своего приятеля.
15. «Вышний Волочек». Здесь рассказывается о помещике, который отнял у крестьян все их земли и заставил работать на себя круглый год. «Варвар! Недостоин ты носить имя гражданина», — восклицает, обращаясь к помещику, автор [18].

16. “Выдропуск”. Рассказчик изучает рукописи, где говорится о придворных чинах. В них утверждается, что правители всегда окружают себя богатством и свитой, притом, что главное в таких людях – это поступки
17. “Торжок”. Рассказчик встречает человека, который направляется в Петербург, чтобы добиваться отмены цензуры в своем городе. По его мнению, в развитом государстве с демократическим строем цензура неуместна, так как лучшим цензором является народ. Однако в России того времени книгопечатная сфера полностью отслеживается правительством.
18. «Медное. Здесь описывается продажа крестьян с публичного торга. Глава заканчивается утверждением, что свободы нужно ждать не от помещиков, а «от самой тяжести порабощения[19].

19. «Тверь». В городе автор заводит знакомство с одним гражданином, «новомодным поэтом». Он сетует на то, что в России поэзия никак не развивается, стихи слишком просты и неинтересны. Господа изъясняются на французском, забывая свой родной язык – русский. Поэт знакомит рассказчика со своим творчеством, в частности, одной «Вольность». Гражданин намерен ее напечатать.
20. «Городня».  В главе «Городня» автор говорит не только о своем твердом убеждении, что народная революция произойдет, но и о том, что у победившего народа появится своя собственная народная культура.

21. «Завидово». История с наглым офицером наводит автора на мысли о том, что недалекие люди всегда готовы прислуживать и пресмыкаться перед вышестоящими чинами. Умные же люди понимают, что за внешнем лоском и важной напыщенностью прячется самое обыкновенное ничтожество.
22. «Клин». На городской станции рассказчик видит слепого старца, поющего песни. Нищие прохожие дают старику по 5 копеек. Автор хотел было дать рубль, да только старик отказался его принять. Вместо этого он попросил подарить ему что-нибудь нужно, что могла бы согреть его в такой сильный холод, например, платок. Рассказчик с удовольствием отдает старику свой платок. Спустя время он узнает, что до самых последних дней старец носил этот платок, в нем же его и похоронили. Автору было приятно осознавать, что вещь пригодилась старику в последние дни его жизни.
23. «Пешки». Здесь мы видим описание избы, одежды, обуви крестьян. Радищев показывает нищету народа и гневно восклицает: «Алчность дворянства, грабеж, мучительство — вот что довело крестьян до такого состояния…[20].

24. «Черная грязь». Рассказчик становится свидетелем еще одного печального события. Двое крестьян вынуждены жениться поневоле, выполняя указание барина. Автор задумывается о проблеме таких союзов и о том, что они никому не приносят счастья и по своей сути являются преступным деянием.
Завершается «Путешествие из Петербурга в Москву»» «Словом о Ломоносове», в котором автор рассказывает о значительном вкладе Михаила Ломоносова в науку и культуру. В Ломоносове Радищев видел пример ученого-самородка, каких во множестве выдвинет Россия, освобожденная от ига рабства.

Книга Радищева полна жизни, движения. Впечатления автора, его размышления, наблюдения над жизнью, описания встречных людей, передача их рассказов — все это придает книге жизненную правдивость.

О скорости, с которой передвигался герой, мы можем судить лишь косвенно, по отдельным словам автора. Например: «Отужинав с моими друзьями, я лег в кибитку. Ямщик по обыкновению своему поскакал во всю лошадиную мочь, и в несколько минут я был уже за городом…» [21]. “…Быстро мчится дорожная кибитка, подпрыгивая на рытвинах и ухабах. Заунывно звенит колокольчик. Мимо проплывают поля, перелески, деревни…” [22].

«Лошади меня мчат; извозчик мой затянул песню, по обыкновению заунывную. Кто знает голоса русских народных песен, тот признается, что есть в них нечто, скорбь душевную означающее…» [23]. Верста за верстой остаются позади…

Во времена Радищева путешествовали на так называемых «долгих», то есть на собственных лошадях и в собственном экипаже; на «вольных», нанимая ямщиков; на «почтовых» или на «перекладных», получая лошадей по особому документу — «подорожной», в которой был указан маршрут путешествия, фамилия, звание и чин путешественника, а также количество лошадей, которое ему полагалось по чину, и каких именно: почтовых или курьерских. Герой «Путешествия…» едет на «почтовых». Путешествие было не из легких: дороги в те времена, даже наиболее значительные тракты, были источником нескончаемых бед и мучений для путешественников. Весною и осенью большие участки дорог становились совершенно непроезжими. Отдыхали и меняли лошадей на почтовых станциях, большею частью запущенных, грязных, которые иногда не могли даже служить укрытием от ненастной погоды или от мороза [24].

Художественное время книги Радищева не замкнуто, у него есть начало, но нет конца, так как писатель назначает «любезному читателю» встречу у околицы Москвы, чтобы продолжить «хождение по Руси». Художественное время, в котором находятся герои Радищева, как бы включается в общий поток исторического времени России от прошлого страны до проектов будущего государственного устройства.

Форма путевых заметок была выбрана автором не случайно. Она давала Радищеву возможность широкого охвата реальной жизни в России конца XVIII века. Раскрытию идейного замысла произведения помогает хронотоп, играющий жанрообразуюшую роль в путевых записках. В рамках ограниченного временного пространства (7 суток пути) писатель сумел нарисовать грандиозную по масштабу и глубине картину русской жизни, очертил круг проблем, от решения которых зависело будущее страны.

Для Радищева такая форма произведения стала способом изложения мыслей автора об общественном устройстве России. На дороге пересекаются пути самых разных людей — представителей всех сословий, состояний и возрастов. Разные люди — разные судьбы. Дорога — это место совершений событий. На дороге раскрывается и показывается социально — историческое многообразие страны. Именно образ дороги помог Радищеву объединить в единое художественное пространство бескрайние российские просторы и всю палитру русских нравов[25].

Время и пространство в литературном произведении – главные составляющие художественного образа, которые способствуют целостному восприятию художественной действительности и организуют композицию произведения.

А.Н. Радищев в своей книге «Путешествие из Петербурга в Москву» художественное пространство построил с помощью дороги, которая является точкой завязывания и совершения событий. А художественное время построено на основе реального времени, которое становится в произведении художественным. Соединив художественное пространство и художественное время, Радищев смог показать свои мысли о судьбе России, как и было им задумано.

Изучение книги Радищева с точки зрения художественной специфики пространственно-временных отношений, позволяет говорить о его произведении как о единой художественной системе, в которой перемещаются персонажи и совершаются действия. Используя пространственно-временные структуры, через хронотопы своих героев, автор говорит о настоящем положении дел и необходимости изменения общественного устройства России.

Радищев был настоящим гражданином и патриотом. Он опередил свой век. Книга его и имя его стали связаны с теми, кому небезразлична была судьба отечества. И сегодня его мысли не устарели … Надо только внимательно читать, правильно понимать строчки книги.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Флоренский П.ААнализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. — М., 1993. — С. 230.

2. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. — М., 1976. — С. 289. 

3. Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. 2-е изд.— М., 1979.—С.209— 219, 247—270, 292—298, 335—351.

4.https://cyberleninka.ru/article/n/rol-hudozhestvennogo-prostranstva-v-postizhenii-literaturnogo-teksta

5.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе.- Спб.: Эпос и роман,200,- С.213.

6.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе.- Спб.: Эпос и роман,200,- С.214.

7.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе.- Спб.: Эпос и роман,200,- С.217.

8.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе.- Спб.: Эпос и роман,200,- С.219.

9.Бахтин М.М. Формы времени и хронотопа в романе.- Спб.: Эпос и роман,200,- С.220.

10. Медриш Д.Н, Структура художественного времени в фольклоре и литературе. Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л., 1974,- С.121-143.

Путешествие из Петербурга в Москву

Сюжет представляет собой собрание разрозненных фрагментов, связанных между собой названиями почтовых станций городов и деревень, мимо которых следует путешественник. Автор рисует картину современной России, обращая внимание на положение крепостных, угнетенных помещичьим классом. При этом Радищев смело и резко осуждает самодержавие. Кроме того, Радищев включил в рассказ оду «Свобода» и «Слово о Ломоносове».

Также в рассказе присутствует большое количество явных и скрытых цитат из других художественных произведений, отдельные главы содержат эскизные наброски, которые впоследствии стали основой известных произведений других авторов. [2]

По форме Радищев следует канонам жанра сентиментального путешествия, особенно популярного в континентальной Европе 1780-1790-х годов. Эта форма — способ выразить мысли Радищева о социальной структуре России [3] .Благодаря этому книга смогла пройти цензуру: цензор смотрел только на содержание, а поскольку главы романа называются по городу, цензор считал эту книгу путеводителем и пропускал, не читая. Книгу напечатали в домашней типографии.

Эпиграф к книге «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев взял стих из стихотворения Тредиаковского, немного изменив его: «Чудовище трясло, озорно, сильно, жестко и лая» [4] .У Тредиаковского слова «Зверь, озорно, колоссально круживший с Троицей и Лаэ» описывают «Собаку Кербера», которая, в свою очередь, сравнивает созерцание злобными королями в подземном мире своей истинной сущности в «Зеркале истины». [5] . Эта фраза стала крылатой и является символом негативного социального явления.

Указом Екатерины II от 4 сентября 1790 г. [6], Радищев был признан « виновным в совершении присяги и служебного поведения гражданина путем издания книги…. наполненный самыми вредными философиями, разрушающими общественное спокойствие, принижением уважения к властям, стремлением вызвать негодование среди людей против боссов и начальников и, наконец, оскорбительных и жестоких высказываний против достоинства и власти короля . «Радищева приговорили к смертной казни, но« от милосердия и на всеобщую радость »казнь была заменена десятилетней ссылкой в ​​Илимскую тюрьму [7] . Практически весь тираж романа был уничтожен.Сам роман был запрещен, снят только в 1905 году. Однако роман разошелся по спискам и стал широко известен.

От первоначального издания книги, которое было уничтожено, сохранились лишь несколько экземпляров, которые считаются величайшей редкостью. Библиофил и библиограф Н.П. Смирнов-Сокольский написал всего о 13 известных ему таких раритетах и ​​подчеркнул, что наиболее ценной из них является « экземпляр, хранившийся в секретном кабинете » и купленный А.С. Пушкиным для личной библиотеки [ 8] .В 1790–1820-е годы «Путешествие» ходит по нескольким сотням списков. В 1836 году Пушкин написал о Радищеве и его книге, в основном критически, с обширными цитатами, для своего журнала «Современник». Статья не прошла мимо цензуры. В 1840-1850-е годы «Путешествие …» было практически неизвестно читающей публике, во всяком случае, до 1857 года нет никаких признаков знакомства с «Путешествием» Белинского, Грановского, Петрашевского или даже Герцена.

Статья Пушкина , «Александр Радищев» впервые опубликовал П.В. Анненковым в 1857 г., а в 1858 г. Герцен опубликовал в Вольной русской типографии (Лондон) один из рукописных списков Путешествий с множеством неточностей. Весь тираж «Путешествий …», изданных А. А. Черкесовым в 1872 г., после отмены крепостного права был уничтожен [9] . Даже влиятельному Алексею Суворину к столетию выпуска книги удалось добиться лишь разрешения на печать подарочного издания в количестве 100 экземпляров [9] . Наконец, запрет на «Путешествие… »подняли в России только во время первой революции.

В советское время Радищева признали« первым русским революционером », и его книгу включили в школьную программу.

Прочитав, Екатерина II сама сказала: «Бунтарь хуже Пугачева! Он, хоть и притворился королем, но исповедовал монархический строй, а этот революционным путем решил создать республику в России!»

Александр Сергеевич Пушкин так много откликнулся на это. работа:

«Путешествие в Москву», причина его несчастья и славы, — это, как мы уже сказали, очень посредственное произведение, не говоря уже о варварском слоге.Жалобы на плачевное состояние народа, насилие знати и так далее. преувеличенно и пошло. Порывы чувствительности, чопорные и надутые, иногда бывают чрезвычайно забавными. Мы могли подтвердить наше суждение многими выдержками. Но читатель должен открыть книгу наугад, чтобы убедиться в истинности того, что мы сказали.

Федор Достоевский про «Путешествие …» и вообще стиль Радищева сказал, что у него были «записки и подсказки» наряду с вольными переводами французских просветителей.

Николай Бердяев писал:

Когда Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву» написал слова: «Я оглянулся — моя душа была ранена страданиями человечества», — родилась русская интеллигенция.

Путешествие в Россию — Baltimore Sun

КРАСНЫЙ МАЙ, Россия — Маленькие деревянные домики темные и скромные сидят под серым летним небом, их полки тяжелы фужерами для шампанского, вазами, чашами и стаканами, которые удерживают жителей в плену.

Здесь почти все работают на стекольном заводе «Красный Май — Красный Май». Они работают, но большинству не платят пять лет. Вместо денег фабрика ежемесячно раздает по граненому стеклу и каждый день по буханке хлеба. Слишком бедные, чтобы уехать из города, люди остаются, работают и мечтают о свободе, скованной своим хрусталем.

Русские хорошо знают рабство. Цари поработили их веками, затем пришел коммунизм, чтобы продлить их плен. Сегодня, несмотря на свободу и образование, жизнь для многих жителей деревень и малых городов остается несчастьем.Они чувствуют себя немного иначе, чем старые крепостные, связанные теперь законами экономики, а не государства.

Два века назад дворянин с общественным сознанием ехал по дороге, проходящей через Красный Май, записывая увиденное. Он превратил свой репортаж в страстную полемику с требованиями социальной реформы. Его имя — Александр Николаевич Радищев — и его книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» знает каждый россиянин. Коммунисты объявили его первым революционером, потребовав от каждого школьника изучить его книгу.

Радищев проигнорировал два великих города, Санкт-Петербург и Москву. Тогда, как и сейчас, они вряд ли отражали истинное положение России. В 18 веке городские аристократы путешествовали в модных экипажах, ели устриц на прекрасном фарфоре и сплетничали на французском. Девяносто процентов русских были крепостными, которых покупали и продавали их хозяева, пытаясь прокормить себя, обрабатывая землю по ночам и по воскресеньям.

Сегодняшние бароны — новая элита, обогащенная за счет добычи постсоветских трофеев — путешествуют на Мерседесах, едят свою икру на прекрасном фарфоре и собираются на Французской Ривьере.Более половины россиян живут за чертой бедности. Даже зажиточные, живущие в городах, в большинстве своем достигли лишь своего рода благородной бедности.

Сегодня Радищев наверняка заметил бы жителей Красного Мая. Многие из них уныло стоят на обочине шоссе, соединяющего Санкт-Петербург и Москву, пытаясь продать свое стекло.

«Конечно, это не свобода, — говорит 64-летняя Зоя Иванова. — Ни у кого нет денег. Они не могут уйти. Мы должны продолжать работать. Если бы фабрика закрылась, не было бы никакой надежды».«

Когда-то они были героями-тружениками, создавшими мощный символ Советской власти. В 1937 году они изготовили 1,5-тонные звезды из красного стекла, которые возвышаются на башнях Московского Кремля.

Иванова работала резкой стекла примерно 10 лет назад, когда у нее сломались руки. Потом она работала уборщицей на фабрике. Сейчас, по ее словам, средний рабочий зарабатывает около 17 долларов в месяц, выплачивая их хрустальным стеклом по розничной стоимости.

«Когда-то жизнь была лучше», — говорит она. Фабрика могла поддерживать город с населением 12000 человек.«Теперь мы возвращаемся во времена Радищева. Кто может сказать, что мы все, кроме крепостных?»

Радищев посетил 24 поселения и рассказал о том, как крепостное право развратило крестьянина и господина, как система привязывала помещика к правительству, а крепостного к земле. Он говорил о суровых законах и капризных наказаниях, коррумпированных судьях, обременительных налогах и удушающей цензуре, проституции и венерических заболеваниях. Он мог бы написать большую часть своей книги сегодня.

Его путешествие было не только физическим, но и философским.Хотя он был написан как одна поездка и опубликован в 1790 году, на самом деле он работал над книгой более 10 лет. В нем отражено несколько поездок, в том числе поездка, совершенная после 1773 года, когда мятежные крестьяне пронеслись по восточной и южной России, убивая помещиков и сжигая их поместья.

Радищев родился в Москве в 1749 году, вырос на отцовской усадьбе в средней полосе России и был отправлен в петербургский двор в качестве пажа. В 1766 году Екатерина Великая отправила его в Германию учиться в Лейпцигском университете.Он вернулся, получив образование в области права, языков и французских философов, мечтая о свободе и равенстве.

Реакция на его книгу была немедленной. Екатерина обвинила его в разжигании революции, приговорила Радищева к смертной казни и приказала сжечь его книгу. В России сохранилось всего 18 экземпляров оригинала. Через две недели после вынесения приговора Екатерина заменила Радищева сроком 10 лет ссылки в Сибирь. После смерти императрицы сын Екатерины помиловал Радищева, и он вернулся домой в конце 1797 года.

Назначенный в комиссию по пересмотру кодекса законов, он снова заговорил о свободе, равенстве и свободе печати. «Тебе не хватило Сибири?» — потребовал коллега. Шел 1802 год. Отчаявшись перемен, Радищев покончил с собой. Ему было 53 года.

Его книга живет, как и его наблюдения. Сегодняшний путешественник может легко преодолеть 424 мили за день, но Радищев настаивает на обратном: «Чем медленнее вы путешествуете, тем дальше вы доберетесь».

The Departure

«Поужинав с друзьями, я сел в почтовый фаэтон.Кучер по своему обыкновению гнал лошадей как можно сильнее, и через несколько минут я был за городом ».

Так Радищев описывает начало своей поездки. Сегодня в Санкт-Петербурге Николай Иванович Яров, 58 -летний эпидемиолог из уважаемого в городе института Пастера, допивает завтрак чаем и гречневой кашей и надевает камуфляжную форму русского человека, идущего навстречу приключениям … Снаружи его ждет карета — квадратная и поношенная 9- летние Жигули, вездесущий российский автомобиль.

У Ярова, морского врача на пенсии, жена работает стоматологом, взрослая дочь и уютная квартира на красивой улице. Он также достаточно беден, имея комбинированную пенсию и зарплату в 122 доллара в месяц, поэтому он очень хочет работать водителем по выходным.

Он натягивает ремень безопасности на грудь, изо всех сил стараясь сделать так, чтобы он выглядел так, как будто он пристегнут, но при этом скрупулезно отказывается это делать.

Мы едем, проезжаем мимо грандиозных отелей Санкт-Петербурга, оживленного Макдональдса, шикарных кафе, обувного магазина с распродажей Hush Puppies.Даже со скидкой одна пара обошлась бы Ярову в треть его месячной зарплаты. Элегантный город начинает переходить в высокие серые ветхие многоквартирные дома. Они сменяются зелеными полями, обсаженными березками. Женщины с головами в платках, мужчины в фуражках несут сено, вооруженные старинными вилами и граблями.

Пейзаж продолжается до Москвы, прерываясь скоплениями деревянных домов, высоковольтными проводами, случайными беспорядочными фабриками и, кое-где, городом.Есть даже село Радищев.

Яров жалуется на астму и закуривает еще одну сигарету.

София

«Несколько копеек, хозяин, на выпивку?» Хотя такие поборы и незаконны, все охотно платят, чтобы избежать обидных правил проезда. Двадцать копеек сослужили мне хорошую службу ».

Кучер на почте предъявил Радищеву тонко завуалированное требование о взятке, чтобы он смог получить лошадей.Копейка — это одна сотая рубля, а по тем временам это была солидная сумма чаевых.

Яров, конечно, быстро знакомится с современным эквивалентом, когда совершает ошибку, медленно проезжая через КПП ГАИ вместо полной остановки.

Раздраженный полицейский резко машет своей черно-белой дубинкой. Завязываются переговоры, взыскание 20 руб. Сегодня это около 75 центов. За два столетия взяточничества, инфляция посетила шоссе.

Любань

«Трепещи, жестокосердный помещик! На челе каждого твоего мужика написано твое осуждение».

Радищев встречает крепостного, вспахивающего поле в жаркое воскресенье. Шесть дней в неделю крестьянин работает на своем хозяйском поле, хотя, как отмечает Радищев, вяло, потому что не получает ни прибыли, ни благодарности. По воскресеньям и вечером он работает, чтобы прокормить себя и шестерых детей. «Если парень не ленив, — говорит он Радищеву, — он не умрет с голоду».

Любани было почти 300 лет, когда проехала карета Радищева.В эти выходные село с населением 14 200 человек отмечает свое 500-летие.

Люди здесь работают сейчас, на мебельной фабрике, в больнице, в местном дворце культуры. А по ночам и в выходные они яростно работают, чтобы прокормить себя.

«Жизнь продолжается, есть прогресс», — говорит Ирина Иванова, 23-летняя медсестра, мать 10-месячного сына. «Но мы обязаны работать на себя каждую свободную минуту».

Сейчас родильный дом закрыт из-за отсутствия бизнеса — в постсоветские годы рождаемость в России стремительно падала.

«При социализме тоже было не так хорошо, — говорит ее кузина, 30-летняя Марина Румянцева. — Теперь мы надеемся, что они поправятся».

Румянцева, певица, организующая концерты в Доме культуры, зарабатывает 25 долларов в месяц, у нее есть 10-летний сын. Ее муж, инженер, зарабатывает 44 доллара. В стильном черном костюме — единственном у нее — Румянцева — это свежесть, молодость и оптимизм. Ее мать, Раиса Александрова, стоит рядом с ней, выглядит изрядно потрепанной, на 59 лет, в несоответствующих пиджаке и платье.

Александрова вспоминает, что всего несколько лет назад ей приходилось регулярно ездить в Санкт-Петербург в поисках еды или одежды. Теперь в Любани можно купить все, что угодно, от «Кока-колы» до костюма турецкого производства — если только найдешь деньги.

Посторонним трудно понять, как россияне могут жить на такие маленькие деньги, когда еда и одежда стоят почти столько же, сколько на Западе. «Большую часть своей зарплаты мы тратим на еду», — говорит Румянцева. «Мы должны планировать и экономить, чтобы покупать одежду.»

В маленьких городках арендная плата невысока. Она и ее муж платят 5,50 доллара в месяц за свою крошечную двухкомнатную квартиру. В их доме нет телефонов. Коммунальные услуги стоят около 3,50 долларов в месяц. вода летом. Они не могут мечтать о машине. После расходов у них есть 60 долларов в месяц на еду и одежду.

Они остаются в живых, потому что, как и большинство россиян, им выделен участок земли в 60 футов от 60 футов. На этой земле они выращивают большую часть своей еды, а некоторые еще остаются.

«Люди здесь очень хорошие, — говорит Иванова, — только плохие».

На шоссе взгляд путешественника привлекает ярко-желтый дом. Хотя дома в сельской местности часто украшают резьбой, этот покрыт суетливым, замысловатым дизайном и находится в идеальном ремонте.

Евгения Петрова, 71 год, и ее внук, Миша, 13 лет, стоят на соседнем картофельном поле и ловят колорадских жуков, которые жадно поедают листья. Муж Петровой умер 10 лет назад, сейчас она живет с 48-летним сыном Анатолием.Двое мужчин построили дом 23 года назад, вырубая дрова в близлежащем лесу после шторма.

Анатолий, окончивший Радищевскую гимназию, когда-то работал на местной деревообрабатывающей фабрике, но скопил деньги и четыре года назад арендовал небольшой универсальный магазин. Сегодня у него их трое, что позволяет его семье жить намного лучше, чем у большинства, с автомобилем, частыми поездками в Санкт-Петербург и телевизионной антенной, которая принимает множество каналов.

«Он может все», — гордо говорит его мать. «Он очень трудолюбивый.Он может выполнять строительные, сварочные и электромонтажные работы. И он не пьет ».

Трезвость Анатолия необычна для сельской местности, где многие поколения пережили долгие зимы и суровую жизнь, запертые в объятиях водки.« Утром пьян, весь день свободен », — весело говорят россияне. в этот день.

Жизнь здесь никогда не была легкой. Немцы взяли Петрову в плен во время Второй мировой войны и использовали ее как работницу. В послевоенные годы все чуть не голодали.

Возможно, будущее будет добрее к ее внуку. , ухмыляющийся белобрысый, благословленный трудолюбием и удачливым отцом.Миша пленен только американскими карикатурами, дублированными на русский язык, и борьбой с титанами, которую настраивает высокая антенна на доме.

Его пальцы иссиня-черные от сбора ягод. А его футболка провозглашает его мировоззрение: «Солнце Калифорнии».

Чудово

«Надежда, преследующая человека до крайности, теперь придала нам силы, и мы по мере сил поддерживали друг друга».

На почтовой станции Чудово друг рассказывает Радищеву о том, что он был в группе, попавшей в шторм на озере.Их лодка почти потерпела кораблекрушение, но когда кто-то из отряда высыпает на берег и пытается получить помощь, местные власти отказываются действовать — их командир спит. Мужчины подстрекают друг друга, и им чудом удается избежать смерти, несмотря на безразличие официальных лиц — метафора безразличного царского правительства.

Спустя более 200 лет 68-летняя Евгения Гребенова и 72-летняя Евгения Носова сидят на скамейке на краю узкой улочки в Чудово, созерцая своих равнодушных чиновников.

«Мы всю жизнь работали, — говорит Гребенова, — и у нас даже нет приличной пенсии».

Гребенова носит белый платок, повязанный по-крестьянски вокруг головы. Вечер теплый, но поверх выцветшего платья она носит свитер. Она вспоминает, как в 7 лет пошла работать на ферму после того, как тайная полиция пришла за ее отцом и забрала его в разгар сталинских облав, когда любой мог быть виноват в чем угодно. Она вспоминает, как несколько лет спустя скрывалась от немцев.

В возрасте 55 лет она вышла на пенсию с 23-летней работы на местной фабрике по производству листового стекла ниже по улице. Сейчас на заводе производятся стеклянные утеплители. Им владеет немецкая компания. Гребенова не против, несмотря на войну.

«Может быть, если бы он принадлежал нашим, было бы намного хуже», — смеется она. «У нас есть акции, и они нам выплачивают дивиденды — 60 рублей в год». Получается 2,33 доллара. Ее пенсия составляет 32 доллара в месяц. Ее сын приходит, чтобы помочь с посаженным вокруг ее дома картофелем и рубить дрова.

«Мне нечего ждать», — говорит ее подруга Носова, одетая в пиджак своего покойного мужа. «Мое здоровье не станет лучше».

Будущее находится на другом конце улицы, где Кэдбери построила шоколадную фабрику. «В газете говорится, что они платят хорошие налоги», — сообщает Гребенова. «Теперь наши пенсии приходят вовремя. Раньше были большие задержки».

Дорожный знак, прибитый к стене ее дома, написан на русском и английском языках: Bournville Lane, напоминающий английскую деревню.

«Знаки очень красивые, — говорит Гребенова, — и их видно издалека. И они не тускнеют».

Дорога вьется обратно к шоссе, мимо традиционных деревянных домов и полуразрушенных пятиэтажных квартир, построенных в хрущевские годы конца 1950-х — начала 60-х годов. Некоторые магазины теперь окрашены в фиолетовый цвет Кэдбери.

На шоссе появляется видение будущего, подобное миражу: заправочная станция с круглосуточным магазином. Diet Coke, картофельные чипсы Lays или хот-дог, приготовленный в микроволновой печи, кто-нибудь? В сверкающем маленьком сборном здании есть чистые, как свистки, платные туалеты.Новый мотель рекламирует сауну. Неужели это Россия, где самый надежный придорожный туалет — спрятанное за кустом место?

Новгород

«Древняя поговорка:« Кто устоит против Бога и Великого Новгорода? » может служить доказательством его могущества. Торговля была причиной его подъема. Внутренние разногласия и хищный сосед привели к его падению ».

Радищев размышляет о взлете и падении Новгорода, который датируется 859 годом и стал центром могущественной религиозной и политической империи.Новгород был демократическим и имел тесные торговые связи с Западом.

Этот отрезок пути Радищева вызывал ярость Екатерины Великой больше всех остальных. Радищев описывает разрушение города в 1471 году Иваном Грозным, пришедшим из Москвы-соперницы. Он сетует на то, что могущество преобладает над правом. И у него есть несколько гадких слов в адрес Ивана и созданной им деспотической системы — для Екатерины и других царей в наследство.

Сегодня Москва как никогда завидует власти.И после всех этих столетий, по словам мэра Александра В. Корсунова, Новгород по-прежнему мечтает о торговле и тесных связях с Западом.

«Сохранен дух наших предков», — твердо заявляет мэр.

В прошлом году Новгород сделал невозможное, создав привлекательные условия для инвесторов в стране, печально известной тем, что сдерживает иностранных бизнесменов с помощью удушающей бюрократии и хищной коррупции.

Здесь город и район приняли законы, прощающие все местные налоги до тех пор, пока бизнесмен не окупит свои вложения.Пресечены крупномасштабные взяточничество и вымогательство.

«Если у нас возникнут проблемы, — говорит Андрей Комов, директор немецкой компании Sommer Novtruck, — мы звоним мэру или его заместителю, и они решают их. Они создают отдел поддержки бизнеса. Если нам нужна помощь в поиске» поставки, они помогают нам в этом. Я не слышал, чтобы это происходило больше нигде в России ».

Компания занимается производством кузовов для тягачей и контейнеров, бизнес развивается. «Сейчас хорошее время, чтобы приехать сюда», — говорит Комов.«Подожди, а будет уже поздно».

Валдай

«Этот городок славится любовными наклонностями жителей, особенно незамужних женщин. Кто не был на Валдае, кто не знает валдайских расписных девиц? Смелые и бесстыдные валдайские девушки останавливают каждого путешественника и попытаться разжечь его страсть, чтобы использовать его щедрость за счет их целомудрия ».

Сегодня, говорит майор милиции Евгений Насков, такого бесстыдного поведения среди девушек с Валдая мало.Жители этого 32-тысячного городка узнают их, и это будет слишком неловко. По его словам, раскрашенные девки, которые стоят на шоссе под Валдаем и пытаются разжечь страсть прохожих, родом из соседнего Тверского района.

Едя вечером по трассе Санкт-Петербург-Москва, кажется, будто на все 424 километра разбросаны проститутки. Под Москвой молодые женщины стоят группами по полдюжины, выстраиваются в очередь и прихорашиваются, а водители, делая свой выбор, светят фарами вдоль ряда.

Но не валдайские девушки, по крайней мере, не на Валдае.

«Я должен сказать, что Радищеву очень повезло, что он нашел их здесь», — говорит майор Насков.

Торжок

«Пусть каждый печатает все, что приходит ему в голову. Если кто-то обнаружит, что его оскорбляют в печати, пусть он получит компенсацию по закону. Я закончу этим: цензура напечатанного принадлежит обществу, которое дает автор лаврового венка или использует свои листы для упаковки бумаги ».

Радищев встречает молодого человека, направляющегося в Санкт-Петербург.В Петербурге просить разрешения на типографию и подробно обсуждают вред, который цензура нанесла стране.

Сегодня нет цензуры, — заявляет Олег Иванович Вишняков, редактор газеты «Торжок», «Вестник». Единственное, что газета получает деньги от местной администрации, и когда мэр или губернатор хочет разместить статью в газете, редактор, конечно же, соглашается.

Он делает это, говорит он, хотя статьи обычно не соответствуют действительности.

«Мы знаем, что на самом деле вещи сильно отличаются от того, как они их описывают», — говорит он.Газета никогда не критикует мэра или губернатора, хотя Вишняков говорит, что может обойтись несколькими жалобами на образование или социальные услуги.

Недавно газета обратилась к больнице из-за длинных очередей и платы за услуги, которые должны быть бесплатными. Администрация проигнорировала статью.

«Мы так и не получили ответов», — говорит Вишняков. «Нет никого, кто мог бы заставить их ответить».

Радищев, взявший в пример Америку, был бы разочарован.Он написал:

«Штат Делавэр в своей Декларации прав говорит:« Свобода печати должна быть нерушимо защищена ». В штате Мэриленд используется тот же язык «.

Медное

«Дважды в неделю вся Российская Империя извещается о том, что Н.

Итак, Радищев начинает свое описание аукциона имения, крепостных и сельхозугодий, выставленных на продажу из-за банкротства.Такие неудачи были обычным явлением в то время, когда развратные владельцы теряли свои владения из-за игровых долгов или плохого управления.

Сегодня плохое управление новоявленными поместьями — большими совхозами — как никогда распространено. Только сегодня, когда ферма площадью 12 000 акров, которая когда-то поддерживала Медное, терпит крах, никто не пытается подавать заявки.

«Хозяйство пытались объявить банкротом, — говорит Александр Семенов, идя по обочине по пути косить сено, — но никто его не покупал.Мы все работаем, просто ничего за это не получаем. Может, если кто-то нас купит, у нас что-то будет ».

Тверь

« Поверхностный блеск может потускнеть, но истинная красота никогда не померкнет. … Шекспира … будут читать до тех пор, пока человечество не будет уничтожено «.

Радищев обращает внимание на состояние русской поэзии и литературы, которое, по его мнению, находится в упадке, и он жалуется, что пишет на такие темы, как свобода запрещено. Он сетует на ограничения русского интеллигента.

Алла Монакова, 22 года, только что окончила Тверской университет по специальности литература. Она продает книги в главном универмаге города — это платит лучше, чем писать или преподавать. А Шекспир, по ее словам, очень востребован, особенно «Ромео и Джульетта» и «Гамлет».

Великие русские — Толстой, Чехов и другие — также пользуются спросом, хотя многие интеллектуалы обеспокоены дешевыми романами, которые так хорошо продаются, и низкосортными американскими фильмами, заполняющими радиоволны.Но подобные культурные заботы вряд ли доминируют в повседневном разговоре. Качество жизни делает.

«Крепостного права больше нет, но в остальном мы возвращаемся на 200 лет назад», — говорит Монакова. «Вы видите тех же бедных, измученных привидениями людей. Люди бесполезны. Им грустно, они живут одним днем ​​и думают о том, как поесть сегодня».

Городня

«Набор призывников был причиной рыданий и слез народа, скопившегося там».

Радищев наблюдает, как деревенские крепостные рыдают, когда сыновей и мужей отправляют в армию на военную службу для своих хозяев.

Надежда Евдокимова, рассказывая о своем единственном ребенке Саше, который в конце мая забирает в армию, тоже начинает рыдать.

«Я бы отдала все, чтобы он был рядом со мной», — говорит она, упрекая себя в том, что она слишком бедна, чтобы давать взятки, которые могли бы защитить его.

Евдокимова, 41, живет на третьем этаже ветхого пятиэтажного дома в селе Городня. Ее квартира выглядит старой, но чистой; на улице воняет мочой и капустой.

Она в ужасе от того, что после шести месяцев базовой подготовки ее 18-летнего Сашу отправят на войну в Чечню. Она чувствует себя такой же преданной и беспомощной, как крестьяне, плачущие в этой деревне 200 лет назад.

«Держать его здесь стоит тысячу баксов», — говорит она, переводя американское выражение «баксы» в правильную грамматическую форму, добавляя «ов» в конце. «Чтобы заработать 1000 долларов, мне пришлось бы работать более трех лет, ничего не есть и не покупая».

Работая продавцом в магазине, она зарабатывает 25 долларов в месяц, но последние три месяца ей не платили.Ее муж работает на местном птицефабрике трактористом, зарабатывая 18 долларов в месяц. В прошлом месяце ему заплатили всего 9 долларов.

«Точно так же, как во времена Радищева», — говорит Евдокимова. «Мы здесь связаны, как крепостные. Может быть, есть те, кто хозяева своей судьбы, но я никого из них не знаю».

Клин

«Я подошел к нему и вложил рубль в дрожащую руку нищего».

Нищие, столь обычные во времена Радищева, исчезли в советское время.Теперь они вернулись, молодые, старые, больные, вышли на улицы в поисках денег.

Подъезжаете к современной почтовой станции — рядом с Москвой появляется Макдональдс — и два маленьких мальчика подбегают с просьбой денег, прежде чем вы успеете заказать Биг Мак и шоколадный коктейль.

Рядом с церковью Всех Скорбящих стоит нищий — сегодня редко можно встретить действующую церковь без попавших в нее попрошаек. 50-летний Александр Егоров говорит, что люди, которые ходят в церковь, добрые и дают нищим деньги.

«Коммунисты испортили страну морально и в других отношениях», — говорит Егоров. «Сейчас то же самое, что и 200 лет назад. Это тоже нехорошо. Но я думаю, что когда дети вырастут, все станет лучше».

Черная Грязь

«Здесь я увидел еще один прекрасный пример произвола дворянина над крестьянами. Шла свадьба. Но вместо радостного шествия видны были только горе и уныние».

Тогда помещик заставлял двух крестьян пожениться.Не так сегодня, нет, совсем нет. 22-летняя Саша и 21-летняя Татьяна Ловыгина улыбаются и произносят тосты с шампанским в день свадьбы.

Прождав в течение часа в очереди невест, женихов и гостей, которая тянется по коридору к парковке, они собираются войти во Дворец бракосочетания в Зеленограде (Зеленый город), город, который был построен рядом с Черная Грязь в 1958 году как новый административный центр.

Дворец бракосочетания состоит из нескольких простых офисов в задней части приземистого пятиэтажного здания из желтого кирпича, где также находятся прокуратура и спортивная школа.На Саше светло-серый костюм, на Татьяне — длинное белое свадебное платье. Она носит розовые розы.

Когда они входят в пустой кабинет, обшитый деревянными панелями, струнный квартет начинает свадебный марш Лоэнгрина. Регистратор ждет за своим простым деревянным столом. Филодендрон украшает комнату.

«Ваше обоюдное согласие дает мне право зарегистрировать ваш брак», — объявляет чиновник. «Объявляю вас мужем и женой».

После поцелуев и фотографий их рассылают через зал, чтобы посмотреть свою церемонию в мгновенном видеоповторе.

Затем Саша набрасывается на Татьяну и уносит ее по осыпающимся цементным ступеням. Они стоят на стоянке и пьют шампанское из пластиковых стаканчиков перед взятой напрокат Audi, украшенной двумя золотыми кольцами и брызгами цветов.

«Они будут счастливы вместе», — говорит друг Саша Жаров, вместе с ними окончивший Институт электроники. Стоимость и дефицит квартир требуют, чтобы они жили с ее мамой, но они уже купили себе диван-кровать.

Гость предлагает шампанское посетителю, который отказывается, потому что она за рулем.

«Я тоже за рулем, — объявляет предъявитель шампанского, — и я пью».

Жаров смеется.

«Россия изменилась, — говорит он, — но люди остались прежними».

Наша версия «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева в переводе Лео Винера была опубликована в 1958 году издательством Harvard University Press.

От Москвы до Ленинграда, бессмертное сердце России

История Торжка, живописного городка на берегу реки Тверца, примерно в 130 милях к северу от Москвы, в некоторой степени типична для этих мест.Записанный в летописях еще в 11 веке, он был разграблен русскими князьями, разграблен монголами, литовцами и поляками, разрушен Иваном Грозным и подвергся бомбардировке немцами.

Но то печальное зрелище, которое он представляет сегодня, во многом является наследием советской власти. Из 32 церквей и монастырей, которые окружали 26 холмов, на которых расположен город, со сказочным силуэтом луковичных куполов и валов, только горстка все еще стоит, разоренные и разрушенные. Собор — пекарня, двор свалка.

Гостиница, в которой поэт Пушкин отобедал знаменитым местным блюдом, куриными котлетами, известными как пожарские котлеты, — захудалое пристанище торговцев черным рынком. Ешьте лучше в своей комнате, — говорят посетителю. А нет, пожарские котлеты кончились. «Наши священные образы»

Ночью грабители ворвались в дом возле церкви и похитили три иконы. «Сейчас их продают иностранцам», — говорит местный священник. «Только я не понимаю, зачем иностранцам наши сакральные изображения?»

«Свобода», — вздыхает местный констебль.«Они всегда отдают его не тем».

Тем не менее, начались реставрационные работы в некогда величественном Борисоглебском монастыре, основанном в 1038 году и имеющем богатую историю. Кресты появились на некоторых бывших церквях. На главной трассе указатели на соседний Калинин были заменены указателями на Тверь, ее старинное название до того, как она была переименована в имя первого президента СССР.

В Торжке, в Твери, как и в Ленинграде, Москве, Грузии или Литве, люди стремятся восстановить прерванные истории, заполнить духовную пустоту, оставленную быстрым распадом коммунистической веры.Импульс естественный, но ведет во многих направлениях. Фундаменталистские религии, исцеление веры, национализм, монархизм, расизм, слухи — все это находит благодатную почву в брошенной на произвол судьбы нации. «Оставь нас, дядя Ленин»

«Чему теперь в школе учат?» беспокоит мать молодой девушки, смотрящей на карикатуру, подделывающую Ленина, полубога советского государства, чье лысое и бородатое лицо до сих пор бросается в глаза во всех официальных зданиях и на городской площади. «Может, им стоит оставить нас, дядю Ленина, ненадолго, по крайней мере, пока у нас не появится что-нибудь еще.»

Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву Ирина Рейфман | Новинка | 9780231185905

Сочетая глубокую лингвистическую изысканность с завидным литературным стилем, Эндрю Кан и Ирина Рейфман, два из самых уважаемых сегодня исследователей русской литературы, подготовили окончательный перевод книги. Классический революционный крик Радищева — Дуглас Смит, автор книги « Распутин: вера, сила и закат Романовых»
Путешествие из Петербурга в Москву — выдающийся памятник просвещенческой мысли в России.Выдающиеся ученые Ирина Рейфман и Эндрю Кан умело перевели архаичный, высокий стиль Радищева, чтобы усилить эмоциональный пафос и противопоставить официальную риторику реальности человеческих страданий. То, что эта важная работа снова доступна на английском языке, — повод для радости. — Маркус К. Левитт, автор книги Визуальная доминанта в России восемнадцатого века
Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву предлагает тревожный отчет о русской цивилизации в конце восемнадцатого века, критику, которая намеренно архаична. его стиль и в высшей степени созвучны политическим и социальным тревогам нашего времени.Рейфман и Кан не могли найти лучшего времени, чтобы возродить классику Радищева в их удивительно ясном и читаемом переводе. — Люба Гольбурт, автор книги Первая эпоха: восемнадцатый век и российское культурное воображение
Это очень необходимый и давно назревший новый перевод с очень информативным введением и полезными аннотациями влиятельной книги Радищева, мастерски выполненный двумя премьер-министрами. специалисты по русской литературе XVIII века. В переводе сохранены элементы идиосинкразического стиля Радищева, но без излишней архаичности, что является заметным достижением.- Валерия Соболь, автор книги « Febris Erotica: Любовная тоска в русском литературном воображении»
Ценный взгляд на Россию в годы, предшествовавшие ее литературному возрождению XIX века. * Kirkus Reviews *
[Радищев] создает виртуозный художественный путеводитель, сочетающий философию, поэзию и политические идеалы Просвещения в недвусмысленном осуждении крепостного права, цензуры и коррупции. . . Разнообразный, увлекательный и глубоко впечатляющий. . . Внимательный новый перевод Кана и Рейфмана является благом для англоязычных читателей.* Publishers Weekly *
Путешествие остается актуальным, поскольку в обвинительном заключении фигурируют автор, рассказчик и читатель. . . Проницательность, позволяющая понять, откуда на самом деле берется хлеб насущный, творчество в изобретении идиомы, чтобы выразить его, и мученическая смерть от того, что государство сломало его в результате, — вот непреходящее наследие Александра Радищева Journey . * Times Literary Supplement *
[Эта книга] станет важным дополнением к курсам по русской литературе и истории и европейскому просвещению.Но книгу Радищева «Путешествие » также стоит прочесть всем, кто пытается согласовать веру в добродетель человечества с реальностью структурной несправедливости, которая является такой же основой современного американского общества, как и имперского российского общества в 1790 году. Рейфман и Кан сохранил странный, неестественный стиль Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву , но в то же время уловил резкое моральное возмущение, побудившее его написать. * Harvard Review *
Увлекательное и занимательное чтение.* Книжные бродяги Каггси *

Классические мототуры по России | Россия

Классический тур Москва — Санкт-Петербург

Идеальный способ открыть для себя классическую русскую природу, кухню и культуру

на известной российской коляске УРАЛ.

Немного романтики …

«Пообедав с друзьями, я пошел в повозку».

Этой фразой, написанной почти 230 лет назад, А. Радищев, русский писатель, поэт, переводчик и философ, начинает свое самое известное произведение «Путешествие из Петербурга».Петербург в Москву.

Сегодняшний путешественник, решивший преодолеть те же семьсот пятьдесят миль от престола до северной столицы в местах, описанных Радищевым, получает шанс повторить слова русского писателя.

Но сегодня они будут звучать так: «Пообедав с друзьями, я сел в мотоцикл с коляской УРАЛ и …»

А дальше … Каждого, кто отправится в путешествие, ждут неизгладимые впечатления, незабываемые встречи, удивительные пейзажи, не утратившие своей красоты за последние два с лишним века.

7 дней / 6 ночей классический тур Москва — Санкт-Петербург

Вы своими глазами увидите места, где мчалась свита Петра Великого, доставляя императора в новую столицу, носящую его имя, где великий Пушкин , на дорожных ухабах, рифмовал строчки на свой «Евгений Онегин», добираясь от Москвы до берегов Невы за семь дней…

Здесь каждый километр, каждая миля имеет богатую историю. И те, кто повторяет путешествие, обязательно впишут свою страницу в эту историю.А дорогу, как говорится, пересекает идущая. В нашем случае тот, кто едет на мотоцикле с коляской УРАЛ.

Наше путешествие будет проходить вдали от шумных магистралей. Мы посетим маленькие старинные русские города, наполненные настоящим русским духом и историей. Мы попробуем всевозможные деликатесы русской кухни, посетим традиционную русскую баню (баню) и насладимся красотой русской природы.
Вам точно не придется скучать!

Программы и продолжительность тура:

Москва — С.Тур по Петербургу

Классический тур 7 дней / 6 ночей на новейшей коляске УРАЛ 2020 года.

Цена: 2 500 Eur

Тур Санкт-Петербург — Москва

Классический тур 7 дней / 6 ночей на новейшей коляске URAL 2020 года.

Цена: 2 500 Eur

Кавказский VI

Присоединяйтесь к нам в 15-дневном приключении на паровой тяге на нашем частном поезде, состоящем из спальных мест класса Silver и Gold с ванными комнатами в стиле Golden Eagle, а также лаундж-бара и вагона-ресторана.Тур предлагает постоянно меняющееся окно в эту редко исследуемую часть юго-запада России в сочетании с самыми лучшими впечатлениями вне поезда каждый день.

Москва — Саратов — Астрахань — Грозный — Владикавказ — Кисловодск — Пятигорск — Апшеронск (для Гуамского каньона) — Сочи — Гагра — Краснодар — Тихорецк — Ростов-на-Дону — Волгоград — Москва

По прибытии в аэропорт Москвы вас встретят и отвезут в пятизвездочный отель Four Seasons Moscow для приветственного ужина и двухдневного пребывания.

Наша экскурсионная программа по Москве в основном переносит нас в величие Кремля — ​​духовного, исторического и политического центра Москвы — и увидеть сокровища царей в Оружейной палате. Мы будем наслаждаться эксклюзивным частным просмотром, прежде чем он откроется для публики перед посещением Красной площади. Этот знаковый символ былой военной и политической мощи России с его эклектичным сочетанием завораживающей архитектуры, такой как богато украшенные шпили храма Василия Блаженного с луковичными куполами, красивый фасад всемирно известного универмага ГУМ, построенного в царские времена, также мрачное и вызывающее воспоминания место гробницы Ленина.

Мы пообедаем в кафе «Пушкин», легендарном московском ресторане с декором, воссоздающим атмосферу особняка начала 19 века и предлагающим блюда традиционной русской кухни, а завершим день экскурсией по роскошным и уникальным станциям московского метро — экспонаты. социалистического искусства, украшенного статуями, фресками и мозаиками, не имеющими аналогов в мире.

Если вы были в Москве раньше, мы предлагаем включенный тур Freedom of Choice , где мы покажем вам другие достопримечательности Москвы, такие как знаменитая Государственная Третьяковская галерея (Национальный музей изобразительных искусств) или Музей космонавтики.

Сегодня днем ​​мы отправимся на Казанский вокзал Москвы, где вас встретят в великолепном зале ожидания Imperial с холодным бокалом русского шампанского, где вас встретят сотрудники поезда. Волнение в зале ожидания нарастает, и за 30 минут до отправления сопровождающие сопроводят вас на платформу 1, где ждет наш поезд.

Вскоре громкий свист указывает на наш неизбежный отъезд, и наше путешествие начинается, поезд, извиваясь, выезжает со станции, когда мы начинаем, когда мы набираем скорость и уходим от Москвы.

Сегодня мы прибудем на берег Волги в Саратов. В городе царит уникальная курортная атмосфера с ярко выраженной среднеевропейской атмосферой. Бывший закрытый город в советские времена, город является домом для первого крупного государственного художественного музея в России, расположенного за пределами Москвы или Санкт-Петербурга. Радищевский музей назван в честь «первого русского революционера» Александра Радищева.

Сегодня днем ​​мы будем наслаждаться обедом на борту, пока мы путешествуем по Волге к Каспийскому морю.

Мы проводим день в культурно разнообразном городе Астрахань, икорной столице России. Его два впечатляющих собора сопровождаются не менее интересными мечетями, синагогами и храмами.

Мы совершим морскую прогулку по дельте Волги, где сложные водно-болотные угодья являются домом для сотен видов птиц и рыб, а затем поужинаем, путешествуя по Дельте на поезде, возможно, включая некоторые из самых известных экспортных товаров Астрахани!

День 6 Грозный и Владикавказ

Россия

Сегодня мы подъезжаем к предгорьям Кавказских гор, посетим города Грозный, Чечня, и Владикавказ, Северная Осетия.Несмотря на недавнюю бурную историю региона после распада Советского Союза, оба города имеют много интересных особенностей, включая мечеть Ахмада Кадырова в Грозном. Эта мечеть, построенная в 2008 году и известная как Сердце Чечни, на сегодняшний день является самой большой мечетью в России и была частью огромной программы восстановления, которая полностью преобразила Грозный.

Владикавказ, расположенный в потрясающем месте в предгорьях Кавказа, был основан как русская крепость в 1784 году и находится на северной оконечности Военно-Грузинской дороги. Южный и Северный Кавказ.

День 7 Минеральные Воды, Кисловодск и Пятигорск

Россия

Сегодня утром наш поезд продолжит свой путь на запад, остановившись на впечатляющей станции Минеральные Воды (Минеральные Воды) , а затем по крутой ветке поднимется на Кисловодск.Здесь у нас есть возможность совершить пешеходную экскурсию по ухоженным городским садам и мощеным улочкам. Вы должны заметить, что воздух на высоте почти 1 км над уровнем моря кажется свежим и свежим.

В советское время Кисловодск был закрытой территорией и требовал специального разрешения для посещения, так как был любимым местом советского руководства. Здесь мы пообедаем в ресторане Замок (Замок), а затем отправимся поездом в Пятигорск, еще один курортный город, на обратном пути в Минеральные Воды.

День 8 Апшеронск за Гуамским каньоном

Россия

После ночевки мы прибываем в небольшой городок Апшеронск, который находится в самой густо заросшей лесом местности нашего тура.Здесь мы переезжаем в крошечную деревню Гуамка, где присоединимся к отреставрированной узкоколейной железной дороге 1930-х годов для путешествия через Гуамский каньон, остановившись на полпути для очень живописного обеда.

Этим вечером, наслаждаясь ужином на борту лайнера, мы прибудем в красочный прибрежный город Туапсе, один из крупнейших нефтяных терминалов Черного моря. Отсюда мы присоединимся к живописной прибрежной линии «Русской Ривьеры» до Сочи, чтобы прибыть поздно вечером.

Сегодня нас ждет экскурсия по зимнему олимпийскому городу 2014 года (на самом деле она проводится в Красной Поляне, примерно в 40 км от Сочи в горах Кавказа).

Мы надеемся сегодня продолжить движение на юг вдоль побережья в Абхазию, однако на момент написания переговоры по этому участку все еще продолжаются.

Мы надеемся, что наш поезд остановится в городе Гагра, который был излюбленным местом отдыха Ленина летом и в советское время местом отдыха российской элиты. Город был существенно перестроен после войны с Грузией, в результате которой Абхазия провозгласила независимость.

День 11 Краснодар и Тихорецк

Россия

Мы бежим обратно по побережью в Туапсе, затем по относительно новой и очень крутой трассе поднимаемся на Горячий Ключ, после чего прибываем в Краснодар поздно утром.Названный «Маленьким Парижем» из-за его европейского стиля, мы посетим Краснодар, чтобы совершить короткую экскурсию по очаровательному центру города.

Мы вернемся к поезду на обед перед тем, как прибыть в Тихорецк, где также будет возможность посетить локомотивное ремонтное депо, чтобы увидеть ряд исторических паровозов советской эпохи.

День 12 Ростов-на-Дону

Россия

После утренней остановки в Азове мы сегодня утром прибываем в Ростов-на-Дону, где переходим на знаменитую Гагаринскую детскую железную дорогу, миниатюрную узкоколейную железную дорогу для осмотра парка Николая Островского.

После обеда в Ростове мы продолжим наше исследование крупнейшего и самого космополитичного города на юге России, включая прогулку на лодке по реке Дон в казачью столицу Старочеркасск.

Сегодня утром приедем в Волгоград. Расположенный на берегу Волги Сталинград, как этот город назывался в советские времена, был драматической сценой одного из важнейших сражений Второй мировой войны.Русские героически повернули вспять наступление нацистов здесь, чтобы изменить ход войны.

Мы посетим остро отрезвляющий военный мемориал на Мамаевом кургане, после чего посетим познавательный музей.

Наше путешествие на 3500 миль (5700 км) заканчивается, когда мы возвращаемся на Павелецкий вокзал в Москве вскоре после завтрака. Во второй половине дня у нас будет немного времени для экскурсий или отдыха перед прощальным ужином в нашем пятизвездочном отеле, расположенном в центре города, где мы остановимся на одну ночь.

После завтрака вас отвезут в аэропорт или на другой вокзал для вашего дальнейшего путешествия.

В качестве альтернативы, почему бы не продлить свое пребывание в Москве или поехать в Санкт-Петербург с дополнительными ночами, чтобы исследовать эти потрясающие города на досуге, или найти время, чтобы сходить на представление во всемирно известных Большом или Мариинском театрах?

Воображая дорогу Петербург-Москва в конце XVIII века — Russian History Blog

Как вы представляете, что такое дорога исторически? Довольно часто истории транспорта описывают истории поверхностей: эволюцию строительных технологий, скажем, от деревянных досок до щебеночного камня и современного асфальта или бетона.

Новгородская губерния, Почтовая карта (1808)

В качестве альтернативы дороги представлены в виде транспортных сетей или «ландшафтов», то есть в виде ряда узловых точек (например, знаменитая карта Московского метрополитена), позволяющих транспортному потоку проходить от остановки до остановки. Тем не менее, какими бы важными ни были подходы, основанные на строительстве или движении, они не улавливают одну вещь, так это то, как человеческое сообщество организовано для поддержки дорог и почему. Что представляют собой социальные «причалы», поддерживающие дороги: обслуживающие их поверхности, а также их путешественников и тем самым позволяющие вообще передвигаться по их тщательно спроектированным ландшафтам?

Я пытался представить себе ответ на этот вопрос для одной из самых известных дорог России: коридора Петербург-Москва в конце 18-го, -го, -го века.Ниже я кратко изложу некоторые начальные результаты; Буду рад вашим мыслям по этому поводу.

Одно из мест, где можно начать визуализацию дороги, конечно, — это стандартная карта движения, подобная той, которая представлена ​​в виде эскизов выше. Это из Карманного почтового атласа всей Российской империи, изданного Имперским картографическим управлением в 1808 г. [1. Карманный почтовый атлас всей Российской Империи, разделенной на Губерний с показанием главных почтовых дорог.Велич. Деп. Карт, 1808), стр. 7.] (Если щелкнуть по нему, он развернется.)

На этой карте изображена почтовая система Новгородской губернии в центральной России. Линии обозначают «дороги» (задуманные как маршруты движения). Маленькими кружками отмечены почтовые станции, где российские чиновники вместе с платными частными путешественниками могли рассчитывать нанять свежих лошадей и местных водителей для своих экипажей, а также найти еду, корм, укрытие и воду. (Цифрами между станциями обозначены расстояния в верстах, единица измерения примерно равна километру).Визуализированная таким образом дорога представляет собой довольно тонкую кружевную конструкцию, занимающую очень мало места. На левой стороне первой карты я использовал оранжевые пятиугольники, чтобы отметить интересующую меня дорогу — дорогу Петербург-Москва, — проходящую через эту центральную российскую провинцию. Вот увеличенное изображение этой области, показывающее ее более подробно.

Московско-Петербургское шоссе, Новгородская область

Но кто или что поддерживал эту систему? Кто обслуживал и укомплектовывал эти станции и какое пространство занимало это общество? Императорский картографический департамент (насколько мне известно) не публиковал карты этой системы, но правительство в целом собирало данные о ней.И используя некоторые архивные данные из Государственного исторического архива России и различные бесплатные приложения Географической информационной системы, я попытался спроецировать общество дороги на эту карту.

Во-первых, может быть полезно немного подробнее рассказать о том, как эта дорога возникла. Почти сразу после основания Петербурга, в 1703 году, Петр Великий и его советники начали создавать систему почтовых станций для соединения новых столиц. Эта социальная инфраструктура, состоящая из остановок для отдыха, провизии, лошадей и рабочих — точек или станций, пронизывающих почтовую карту 1808 года, — возникла не спонтанно.Скорее, это должно было быть создано поколениями российских чиновников Империи, которые провели большую часть следующего столетия, пытаясь заставить систему работать, различными способами побуждая и заставляя своих подданных обслуживать станции.

На самом общем уровне поддержка почтовых дорог России была обязанностью всего населения, платившего налоги. Любой, кто фигурирует в налоговых списках великого «пересмотра» — и крестьяне, и горожане — платит специальный почтовый налог, теоретически взимаемый за содержание и содержание дорог.Но в основе повседневной работы системы лежала особая социальная группа, известная как ямщики («почтовые всадники» или «кучеры», мы могли бы сказать по-английски, хотя женщины и дети были частью этого обязанного класса. Этим ямщикам предоставили сельскохозяйственные угодья и заплатили небольшую плату за поездку. В обмен на эту заработную плату их деревни должны были укомплектовать почтовые станции и содержать их в рабочем состоянии, предоставляя по очереди возниц, лошадей, скакунов и повозки. (На налоговом жаргоне того времени 28 ямщиков «душ», то есть взрослых мужчин, по данным переписи, составляли налоговую единицу, называемую выть; каждый выть должен был обеспечить 3 лошадей и возницу, для периодическое служение под управлением избранного старейшины.)

Нанести на карту пространство, занимаемое этим обществом, может быть довольно непросто. Вообще говоря, архивные записи Имперской России, которые я нашел до сих пор, как правило, отслеживают сообщества тренеров и их обязанности только в чисто статистических терминах: то есть как сухой подсчет количества «душ», назначенных станции (или, как вариант, по количеству лошадей). Но недавно я нашел один документ начала девятнадцатого века (подготовленный специальным комитетом по почтовой реформе), в котором описаны не только сами станции, но и фактическое местонахождение поддерживающих их общин ямщиков.[2. «О ямском сообщении в России. Ведомость о ямщиках по разным губерниям », 1804, РГИА ф. 1289, указ. 1, вып. 130, лл. 264-281.]

В исходном архивном файле эта географическая информация представлена ​​в статистической таблице. Однако, используя различные географические инструменты, которые сейчас находятся в свободном доступе в Интернете, я спроецировал их на карту Новгородской почты.

Почтовые обязательства, Новгородская губерния, 1804

Здесь станции, как и прежде, отмечены оранжевыми пятиугольниками. Комбинацией красных, желтых и пурпурных квадратов я затем обозначил расположение различных деревень, где жили ямщики, «каретные жены» (ямщичьи жены) и их семьи.(У этих сообществ есть названия, но из соображений экономии я оставил эти названия). Наконец, я использовал пунктирные линии, чтобы показать станцию, к которой «души» каждой деревни были «приписаны», т. Е. Какую станцию ​​она была назначена для поддержки.

В качестве дополнительных примеров, несколько более удобных для чтения, вот увеличенные изображения северной и южной половин этой системы (щелкните, чтобы развернуть).

Северная половина

Южная половина

И последнее, но не менее важное: внизу показаны два увеличенных отдельных участка (Померанское на севере и Ракхино внизу посередине; щелкните, и они развернутся).

Как я сделал эти карты? Сначала я взял почтовую карту 1808 года и растянул ее на современную географическую систему координат, используя отличный инструмент, предоставленный Гарвардом, под названием Map Warper. Затем я использовал различные средства географического поиска — Google Maps, Geo-Search.Ru и некоторые другие — чтобы определить местонахождение часто малоизвестных деревень, описанных в моем архивном файле. Наконец, я взял QGIS — программу географических информационных систем с открытым исходным кодом, которая очень проста в использовании — и использовал ее для нанесения деревень на мою географическую карту.

РахиноПомеранье

Что же тогда означают эти новые картинки? Ну, я только начал об этом думать. Буду признателен за ваше восприятие. Я также должен отметить, что это ранний черновик, и я предполагаю, что в нем есть некоторые ошибки. Неудивительно, что часто бывает сложно найти старые русские деревни и выделить несколько деревень с одинаковым названием. (Сколько деревень, называемых «Бор», есть в России?) На данном этапе места, в которых я уверен, отмечены красным; те, которые являются приблизительными, выделены желтым; и фиолетовым я пометил станции, точное местонахождение которых я еще не знаю.

Тем не менее, у меня есть некоторые предварительные гипотезы о том, что эта новая карта помогает нам увидеть. Во-первых, дорога Петербург-Москва не была узкой линией, соединяющей аккуратно разнесенные станции на расстоянии примерно 25 километров друг от друга. Скорее, это была (среди прочего) система обязательств, которая простиралась на многие километры по обе стороны дороги и соединяла (только в этой провинции) около 70 деревень для обслуживания 13 станций. Эти деревни тянулись вверх и вниз по обочине дороги, а также на некотором расстоянии в сельскую местность на востоке и западе.

Более половины этих деревень (37) находились на расстоянии более 10 км от обслуживаемой ими станции (то есть, по крайней мере, в часе езды, скорее как две с повозкой). В случае некоторых станций — Померанское (см. Эскиз) на крайнем севере и Зайцово посередине — опорные деревни могут находиться на расстоянии до 40 километров. Хотя я еще не придумал, как показать плотность населения в этой визуализации, правда, что сами станции, как правило, имеют наибольшее население.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.