Их он кормит и поит и ответ держать велит чем вы гости: Сказка о царе Салтане и о прекрасной царевне Лебеди. А. С. Пушкин. Детский портал Солнышко solnet.ee

Содержание

Сказка о царе Салтане и о прекрасной царевне Лебеди. А. С. Пушкин. Детский портал Солнышко solnet.ee

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.
«Кабы я была царица, —
Говорит одна девица, —
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир».
«Кабы я была царица, —
Говорит ее сестрица, —
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна».
«Кабы я была царица, —
Третья молвила сестрица, —
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря».

Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрыпела,
И в светлицу входит царь,
Стороны той государь.
Во все время разговора
Он стоял позадь забора;
Речь последней по всему
Полюбилася ему.
«Здравствуй, красная девица, —
Говорит он, — будь царица
И роди богатыря
Мне к исходу сентября.
Вы ж, голубушки-сестрицы,
Выбирайтесь из светлицы.
Поезжайте вслед за мной,
Вслед за мной и за сестрой:
Будь одна из вас ткачиха,
А другая повариха».

В сени вышел царь-отец.
Все пустились во дворец.
Царь недолго собирался:
В тот же вечер обвенчался.
Царь Салтан за пир честной
Сел с царицей молодой;
А потом честные гости
На кровать слоновой кости
Положили молодых
И оставили одних.
В кухне злится повариха,
Плачет у станка ткачиха —
И завидуют оне
Государевой жене.
А царица молодая,
Дела вдаль не отлагая,
С первой ночи понесла.

В те поры война была.
Царь Салтан, с женой простяся,
На добра коня садяся,
Ей наказывал себя
Поберечь, его любя.
Между тем, как он далеко
Бьется долго и жестоко,
Наступает срок родин;
Сына бог им дал в аршин,
И царица над ребенком,
Как орлица над орленком;
Шлет с письмом она гонца,
Чтоб обрадовать отца.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Извести ее хотят,
Перенять гонца велят;
Сами шлют гонца другого
Вот с чем от слова до слова:
«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку».

Как услышал царь-отец,

Что донес ему гонец,
В гневе начал он чудесить
И гонца хотел повесить;
Но, смягчившись на сей раз,
Дал гонцу такой приказ:
«Ждать царева возвращенья
Для законного решенья».

Едет с грамотой гонец
И приехал наконец.
А ткачиха с поварихой
С сватьей бабой Бабарихой
Обобрать его велят;
Допьяна гонца поят
И в суму его пустую
Суют грамоту другую —
И привез гонец хмельной
В тот же день приказ такой:
«Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Делать нечего: бояре,
Потужив о государе
И царице молодой,
В спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю —
Ей и сыну злую долю,
Прочитали вслух указ
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян —
Так велел-де царь Салтан.

В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,

Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.
День прошел — царица во’пит…
А дитя волну торопит:
«Ты, волна моя, волна!
Ты гульлива и вольна;
Плещешь ты, куда захочешь,
Ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли,
Подымаешь корабли —
Не губи ты нашу душу:
Выплесни ты нас на сушу!»
И послушалась волна:
Тут же на берег она
Бочку вынесла легонько
И отхлынула тихонько.
Мать с младенцем спасена;
Землю чувствует она.
Но из бочки кто их вынет?
Бог неужто их покинет?
Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
«Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?» — молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.

Мать и сын теперь на воле;
Видят холм в широком поле;
Море синее кругом,
Дуб зеленый над холмом.
Сын подумал: добрый ужин
Был бы нам, однако, нужен.
Ломит он у дуба сук

И в тугой сгибает лук,
Со креста снурок шелковый
Натянул на лук дубовый,
Тонку тросточку сломил,
Стрелкой легкой завострил
И пошел на край долины
У моря искать дичины.

К морю лишь подходит он,
Вот и слышит будто стон…
Видно, на море не тихо:
Смотрит — видит дело лихо:
Бьется лебедь средь зыбей,
Коршун носится над ней;
Та бедняжка так и плещет,
Воду вкруг мутит и хлещет…
Тот уж когти распустил,
Клев кровавый навострил…
Но как раз стрела запела —
В шею коршуна задела —
Коршун в море кровь пролил.
Лук царевич опустил;
Смотрит: коршун в море тонет
И не птичьим криком стонет,
Лебедь около плывет,
Злого коршуна клюет,
Гибель близкую торопит,
Бьет крылом и в море топит —
И царевичу потом
Молвит русским языком:
«Ты царевич, мой спаситель,
Мой могучий избавитель,
Не тужи, что за меня
Есть не будешь ты три дня,
Что стрела пропала в море;
Это горе — все не горе.

Отплачу тебе добром,
Сослужу тебе потом:
Ты не лебедь ведь избавил,
Девицу в живых оставил;
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил.
Ввек тебя я не забуду:
Ты найдешь меня повсюду,
А теперь ты воротись,
Не горюй и спать ложись».

Улетела лебедь-птица,
А царевич и царица,
Целый день проведши так,
Лечь решились натощак.
Вот открыл царевич очи;
Отрясая грезы ночи
И дивясь, перед собой
Видит город он большой,
Стены с частыми зубцами,
И за белыми стенами
Блещут маковки церквей
И святых монастырей.
Он скорей царицу будит;
Та как ахнет!.. «То ли будет? —
Говорит он, — вижу я:
Лебедь тешится моя».
Мать и сын идут ко граду.
Лишь ступили за ограду,
Оглушительный трезвон
Поднялся со всех сторон:
К ним народ навстречу валит,
Хор церковный бога хвалит;
В колымагах золотых
Пышный двор встречает их;
Все их громко величают,
И царевича венчают

Княжей шапкой, и главой
Возглашают над собой;
И среди своей столицы,
С разрешения царицы,
В тот же день стал княжить он
И нарекся: князь Гвидон.

Ветер на море гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах.
Корабельщики дивятся,
На кораблике толпятся,
На знакомом острову
Чудо видят наяву:
Город новый златоглавый,
Пристань с крепкою заставой —
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их он кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали соболями,
Чорнобурыми лисами;
А теперь нам вышел срок,
Едем прямо на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана…»
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;

От меня ему поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
С берега душой печальной
Провожает бег их дальный;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь печально отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает,
Одолела молодца:
Видеть я б хотел отца».
Лебедь князю: «Вот в чем горе!
Ну послушай: хочешь в море
Полететь за кораблем?
Будь же, князь, ты комаром».
И крылами замахала,
Воду с шумом расплескала
И обрызгала его
С головы до ног всего.
Тут он в точку уменьшился,
Комаром оборотился,
Полетел и запищал,
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корабль — и в щель забился.

Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,

И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце
С грустной думой на лице;
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят
И в глаза ему глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
В море остров был крутой,
Не привальный, не жилой;
Он лежал пустой равниной;
Рос на нем дубок единый;
А теперь стоит на нем
Новый город со дворцом,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами,
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду;
Молвит он: «Коль жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
«Уж диковинка, ну право, —
Подмигнув другим лукаво,
Повариха говорит, —
Город у моря стоит!
Знайте, вот что не безделка:
Ель в лесу, под елью белка,
Белка песенки поет
И орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Вот что чудом-то зовут».
Чуду царь Салтан дивится,
А комар-то злится, злится —
И впился комар как раз
Тетке прямо в правый глаз.
Повариха побледнела,
Обмерла и окривела.
Слуги, сватья и сестра
С криком ловят комара.
«Распроклятая ты мошка!
Мы тебя!..» А он в окошко
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.

Снова князь у моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:

«Грусть-тоска меня съедает;
Чудо чудное завесть
Мне б хотелось. Где-то есть
Ель в лесу, под елью белка;
Диво, право, не безделка —
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Но, быть может, люди врут».
Князю лебедь отвечает:
«Свет о белке правду бает;
Это чудо знаю я;
Полно, князь, душа моя,
Не печалься; рада службу
Оказать тебе я в дружбу».
С ободренною душой
Князь пошел себе домой;
Лишь ступил на двор широкий —
Что ж? под елкою высокой,
Видит, белочка при всех
Золотой грызет орех,
Изумрудец вынимает,
А скорлупку собирает,
Кучки равные кладет,
И с присвисточкой поет
При честном при всем народе:
Во саду ли, в огороде.
Изумился князь Гвидон.
«Ну, спасибо, — молвил он, —
Ай да лебедь — дай ей боже,
Что и мне, веселье то же».
Князь для белочки потом
Выстроил хрустальный дом.
Караул к нему приставил
И притом дьяка заставил
Строгий счет орехам весть.
Князю прибыль, белке честь.

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого:
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы конями,
Все донскими жеребцами,
А теперь нам вышел срок —
И лежит нам путь далек:
Мимо острова Буяна
В царство славного Салтана…»
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да скажите: князь Гвидон
Шлет царю-де свой поклон».

Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь — а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Молит князь: душа-де просит,
Так и тянет и уносит…
Вот опять она его
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился,
Полетел и опустился
Между моря и небес
На корабль — и в щель залез.

Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана —
И желанная страна
Вот уж издали видна;
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с Бабарихой
Да с кривою поварихой
Около царя сидят.
Злыми жабами глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Слуги белку стерегут,
Служат ей прислугой разной —
И приставлен дьяк приказный
Строгий счет орехам весть;
Отдает ей войско честь;
Из скорлупок льют монету
Да пускают в ход по свету;
Девки сыплют изумруд
В кладовые, да под спуд;
Все в том острове богаты,
Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Если только жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
Усмехнувшись исподтиха,
Говорит царю ткачиха:
«Что тут дивного? ну, вот!
Белка камушки грызет,
Мечет золото и в груды
Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь,
Правду ль, нет ли говоришь.
В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Это диво, так уж диво,
Можно молвить справедливо!»
Гости умные молчат,
Спорить с нею не хотят.
Диву царь Салтан дивится,
А Гвидон-то злится, злится…
Зажужжал он и как раз
Тетке сел на левый глаз,
И ткачиха побледнела:
«Ай!» — и тут же окривела;
Все кричат: «Лови, лови,
Да дави ее, дави…
Вот ужо! постой немножко,
Погоди…» А князь в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море прилетел.

Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает —
Диво б дивное хотел
Перенесть я в мой удел».
— «А какое ж это диво?»
— «Где-то вздуется бурливо
Окиян, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор».
Князю лебедь отвечает:
«Вот что, князь, тебя смущает?
Не тужи, душа моя,
Это чудо знаю я.
Эти витязи морские
Мне ведь братья все родные.
Не печалься же, ступай,
В гости братцев поджидай».

Князь пошел, забывши горе,
Сел на башню, и на море
Стал глядеть он; море вдруг
Всколыхалося вокруг,
Расплескалось в шумном беге
И оставило на бреге
Тридцать три богатыря;
В чешуе, как жар горя,
Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идет
И ко граду их ведет.
С башни князь Гвидон сбегает,
Дорогих гостей встречает;
Второпях народ бежит;
Дядька князю говорит:
«Лебедь нас к тебе послала
И наказом наказала
Славный город твой хранить
И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно
У высоких стен твоих
Выходить из вод морских,
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли».
Все потом домой ушли.

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит, и поит,
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете?
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок;
А лежит нам путь далек,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану.
Да скажите ж: князь Гвидон
Шлет-де свой царю поклон».

Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь, а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит…
Так и тянет и уносит…
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.
Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,
Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корму — и в щель забился.

Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят —
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идет там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге —
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить —
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу».
Повариха и ткачиха
Ни гугу — но Бабариха,
Усмехнувшись, говорит:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива?
Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо.
Это диво, так уж диво».
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.
Чуду царь Салтан дивится —
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится —
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь:
На носу вскочил волдырь.
И опять пошла тревога:
«Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави…
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!..» А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.

Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает:
Люди женятся; гляжу,
Не женат лишь я хожу».
— «А кого же на примете
Ты имеешь?» — «Да на свете,
Говорят, царевна есть,
Что не можно глаз отвесть.
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает —
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
Сладку речь-то говорит,
Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?»
Князь со страхом ждет ответа.
Лебедь белая молчит
И, подумав, говорит:
«Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь
Да за пояс не заткнешь.
Услужу тебе советом —
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем,
Не раскаяться б потом».
Князь пред нею стал божиться,
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем
Передумал он путем;
Что готов душою страстной
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель
Хоть за тридевять земель.
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Князь царевну обнимает,
К белой груди прижимает
И ведет ее скорей
К милой матушке своей.
Князь ей в ноги, умоляя:
«Государыня-родная!
Выбрал я жену себе,
Дочь послушную тебе.
Просим оба разрешенья,
Твоего благословенья:
Ты детей благослови
Жить в совете и любви».
Над главою их покорной
Мать с иконой чудотворной
Слезы льет и говорит:
«Бог вас, дети, наградит».
Князь не долго собирался,
На царевне обвенчался;
Стали жить да поживать,
Да приплода поджидать.

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовет их в гости.
Он их кормит, и поит,
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы недаром
Неуказанным товаром;
А лежит нам путь далек:
Восвояси на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да напомните ему,
Государю своему:
К нам он в гости обещался,
А доселе не собрался —
Шлю ему я свой поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
Дома на сей раз остался
И с женою не расстался.

Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И знакомая страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
Гости видят: во дворце
Царь сидит в своем венце.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят,
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом:
Белка в нем живет ручная,
Да чудесница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет;
А орешки не простые,
Скорлупы-то золотые.
Ядра — чистый изумруд;
Белку холят, берегут.
Там еще другое диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор —
С ними дядька Черномор.
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А у князя женка есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает;
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Князь Гвидон тот город правит,
Всяк его усердно славит;
Он прислал тебе поклон,
Да тебе пеняет он:
К нам-де в гости обещался,
А доселе не собрался».

Тут уж царь не утерпел,
Снарядить он флот велел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят царя пустить
Чудный остров навестить.
Но Салтан им не внимает
И как раз их унимает:
«Что я? царь или дитя? —
Говорит он не шутя. —
Нынче ж еду!» — Тут он топнул,
Вышел вон и дверью хлопнул.

Под окном Гвидон сидит,
Молча на море глядит:
Не шумит оно, не хлещет,
Лишь едва-едва трепещет.
И в лазоревой дали
Показались корабли:
По равнинам Окияна
Едет флот царя Салтана.
Князь Гвидон тогда вскочил,
Громогласно возопил:
«Матушка моя родная!
Ты, княгиня молодая!
Посмотрите вы туда:
Едет батюшка сюда».
Флот уж к острову подходит.
Князь Гвидон трубу наводит:
Царь на палубе стоит
И в трубу на них глядит;
С ним ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
Удивляются оне
Незнакомой стороне.
Разом пушки запалили;
В колокольнях зазвонили;
К морю сам идет Гвидон;
Там царя встречает он
С поварихой и ткачихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
В город он повел царя,
Ничего не говоря.

Все теперь идут в палаты:
У ворот блистают латы,
И стоят в глазах царя
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Царь ступил на двор широкий:
Там под елкою высокой
Белка песенку поет,
Золотой орех грызет,
Изумрудец вынимает
И в мешочек опускает;
И засеян двор большой
Золотою скорлупой.
Гости дале — торопливо
Смотрят — что ж? княгиня — диво:
Под косой луна блестит,
А во лбу звезда горит:
А сама-то величава,
Выступает, будто пава,
И свекровь свою ведет.
Царь глядит — и узнает…
В нем взыграло ретивое!
«Что я вижу? что такое?
Как!» — и дух в нем занялся…
Царь слезами залился,
Обнимает он царицу,
И сынка, и молодицу,
И садятся все за стол;
И веселый пир пошел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всем они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трех домой.
День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.

1831 г.

| Сказка о царе Салтане | страница 5

огороде.Изумился князь Гвидон.»Ну, спасибо, – молвил он,-Ай да лебедь – дай ей боже,Что и мне, веселье то же».Князь для белочки потомВыстроил хрустальный дом.Караул к нему приставилИ притом дьяка заставилСтрогий счет орехам весть.Князю прибыль, белке честь.Ветер по морю гуляетИ кораблик подгоняет;Он бежит себе в волнахНа поднятых парусахМимо острова крутого,Мимо города большого:Пушки с пристани палят,Кораблю пристать велят.Пристают к заставе гости;Князь Гвидон зовет их в гости,Их и кормит и поитИ ответ держать велит:»Чем вы, гости, торг ведетеИ куда теперь плывете?»Корабельщики в ответ:»Мы объехали весь свет,Торговали мы конями,Все донскими жеребцами,А теперь нам вышел срок -И лежит нам путь далек:Мимо острова БуянаВ царство славного Салтана…»Говорит им князь тогда:»Добрый путь вам, господа,По морю по ОкиянуК славному царю Салтану;Да скажите: князь ГвидонШлет царю-де свой поклон».Гости князю поклонились,Вышли вон и в путь пустились.К морю князь – а лебедь тамУж гуляет по волнам.Молит князь: душа-де просит,Так и тянет и уносит…Вот опять она егоВмиг обрызгала всего:В муху князь оборотился,Полетел и опустилсяМежду моря и небесНа корабль – и в щель залез.Ветер весело шумит,Судно весело бежитМимо острова Буяна,В царство славного Салтана -И желанная странаВот уж издали видна;Вот на берег вышли гости;Царь Салтан зовет их в гости,И за ними во дворецПолетел наш удалец.Видит: весь сияя в злате,Царь Салтан сидит в палатеНа престоле и в венце,С грустной думой на лице.А ткачиха с БабарихойДа с кривою поварихойОколо царя сидят.Злыми жабами глядят.Царь Салтан гостей сажаетЗа свой стол и вопрошает:»Ой вы, гости-господа,Долго ль ездили? куда?Ладно ль за морем иль худо?И какое в свете чудо?»Корабельщики в ответ:»Мы объехали весь свет;За морем житье не худо;В свете ж вот какое чудо:Остров на море лежит,Град на острове стоитС златоглавыми церквами,С теремами да садами;Ель растет перед дворцом,А под ней хрустальный дом;Белка там живет ручная,Да затейница какая!Белка песенки поетДа орешки все грызет,А орешки не простые,Все скорлупки золотые,Ядра – чистый изумруд;Слуги белку стерегут,Служат ей прислугой разной -И приставлен дьяк приказныйСтрогий счет орехам весть;Отдает ей войско

Наши спонсоры:

© Мир поэзии 2009—2011

Размещенные на сайте произведения, публикуются их авторами и другими пользователями, на основе общедоступных электронных версиях книг, предназначенных для личного ознакомления.
Если вы заметили незаконно размещенный контент и являетесь его автором, просьба сообщить администрации проекта. В этом случае, подобное произведение, будет заблокировано.

Наши спонсоры:

Обратная связь
Размещение рекламы

«Сказки» Александр Пушкин, Сказка о царе Салтане

Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет; Он бежит себе в волнах На раздутых парусах Мимо острова крутого, Мимо города большого; Пушки с пристани палят, Кораблю пристать велят. Пристают к заставе гости. Князь Гвидон зовет их в гости, Он их кормит и поит И ответ держать велит: «Чем вы, гости, торг ведете И куда теперь плывете?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет, Торговали мы не даром Неуказанным товаром; А лежит нам путь далек: Восвояси на восток, Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана». Князь им вымолвил тогда: «Добрый путь вам, господа, По морю по окияну К славному царю Салтану; Да напомните ему, Государю своему: К нам он в гости обещался, А доселе не собрался — Шлю ему я свой поклон». Гости в путь, а князь Гвидон Дома на сей раз остался И с женою не расстался.

Ветер весело шумит, Судно весело бежит Мимо острова Буяна, К царству славного Салтана, И знакомая страна Вот уж издали видна. Вот на берег вышли гости. Царь Салтан зовет их в гости. Гости видят: во дворце Царь сидит в своем венце, А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой, Около царя сидят, Четырьмя все три глядят. Царь Салтан гостей сажает За свой стол и вопрошает: «Ой вы, гости-господа, Долго ль ездили? куда? Ладно ль за морем, иль худо? И какое в свете чудо?» Корабельщики в ответ: «Мы объехали весь свет; За морем житье нехудо, В свете ж вот какое чудо: Остров на море лежит, Град на острове стоит, С златоглавыми церквами, С теремами и садами; Ель растет перед дворцом, А под ней хрустальный дом; Белка в нем живет ручная, Да чудесница какая! Белка песенки поет, Да орешки всё грызет; А орешки не простые, Скорлупы-то золотые, Ядра — чистый изумруд Белку холят, берегут. Там еще другое диво: Море вздуется бурливо: Закипит, подымет вой, Хлынет на берег пустой, Расплеснется в скором беге, И очутятся на бреге, В чешуе, как жар горя, Тридцать три богатыря, Все красавцы удалые, Великаны молодые, Все равны, как на подбор — С ними дядька Черномор. И той стражи нет надежней, Ни храбрее, ни прилежней. А у князя женка есть, Что не можно глаз отвесть: Днем свет божий затмевает, Ночью землю освещает; Месяц под косой блестит, А во лбу звезда горит. Князь Гвидон тот город правит, Всяк его усердно славит; Он прислал тебе поклон, Да тебе пеняет он: К нам-де в гости обещался А доселе не собрался».

Тут уж царь не утерпел, Снарядить он флот велел. А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой, Не хотят царя пустить Чудный остров навестить. Но Салтан им не внимает И как раз их унимает: «Что я? царь или дитя? — Говорит он не шутя: — Нынче ж еду!» — Тут он топнул, Вышел вон и дверью хлопнул.

Под окном Гвидон сидит, Молча на море глядит: Не шумит оно, не хлещет, Лишь едва, едва трепещет, И в лазоревой дали Показались корабли: По равнинам окияна Едет флот царя Салтана. Князь Гвидон тогда вскочил, Громогласно возопил: «Матушка моя родная! Ты, княгиня молодая! Посмотрите вы туда: Едет батюшка сюда». Флот уж к острову подходит. Князь Гвидон трубу наводит: Царь на палубе стоит И в трубу на них глядит; С ним ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой; Удивляются оне Незнакомой стороне. Разом пушки запалили; В колокольнях зазвонили; К морю сам идет Гвидон; Там царя встречает он С поварихой и ткачихой, С сватьей бабой Бабарихой; В город он повел царя, Ничего не говоря.

Все теперь идут в палаты; У ворот блистают латы, И стоят в глазах царя Тридцать три богатыря, Все красавцы молодые, Великаны удалые, Все равны, как на подбор, С ними дядька Черномор. Царь ступил на двор широкой: Там под елкою высокой Белка песенку поет, Золотой орех грызет, Изумрудец вынимает И в мешечек опускает; И засеян двор большой Золотою скорлупой. Гости дале — торопливо Смотрят — что ж? княгиня-диво: Под косой луна блестит, А во лбу звезда горит; А сама-то величава, Выступает, будто пава, И свекровь свою ведет. Царь глядит — и узнает… В нем взыграло ретивое! «Что я вижу? что такое? Как!» — и дух в нем занялся… Царь слезами залился, Обнимает он царицу И сынка и молодицу, И садятся все за стол; И веселый пир пошел. А ткачиха с поварихой, С сватьей бабой Бабарихой, Разбежались по углам; Их нашли насилу там. Тут во всем они признались, Повинились, разрыдались; Царь для радости такой Отпустил всех трех домой. День прошел — царя Салтана Уложили спать вполпьяна. Я там был; мед, пиво пил — И усы лишь обмочил.

Сказки русских писателей — читать онлайн

  Снова князь у моря ходит,

С синя моря глаз не сводит;

Глядь — поверх текучих вод

Лебедь белая плывёт.

«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!

Что ж ты тих, как день ненастный?

Опечалился чему?» —

Говорит она ему.

Князь Гвидон ей отвечает:

«Грусть-тоска меня съедает;

Чудо чудное завесть

Мне б хотелось.

 

 

 

Где-то есть
Ель в лесу, под елью белка;
Диво, право, не безделка —
Белка песенки поёт
Да орешки всё грызёт,
А орешки не простые,
Всё скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Но, быть может, люди врут».
  Князю лебедь отвечает:
«Свет о белке правду бает;
Это чудо знаю я;
Полно, князь, душа моя,
Не печалься; рада службу
Оказать тебе я в дружбу».

 

 

 

С ободрённою душой
Князь пошёл себе домой;
Лишь ступил на двор широкий 
Что ж? под ёлкою высокой,
Видит, белочка при всех
Золотой грызёт орех,
Изумрудец вынимает,
А скорлупку собирает,
Кучки равные кладёт
И с присвисточкой поёт
При честном при всём народе:
Во саду ли, в огороде.
  Изумился князь Гвидон.
«Ну, спасибо, — молвил он. —
Ай да лебедь — дай ей боже,
Что и мне, веселье то же».
Князь для белочки потом
Выстроил хрустальный дом,
Караул к нему приставил
И притом дьяка заставил
Строгий счёт орехам весть.
Князю прибыль, белке честь.

 

 

 

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
  Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовёт их в гости
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведёте
И куда теперь плывёте?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы конями,
Всё донскими жеребцами,
А теперь нам вышел срок —
И лежит нам путь далёк:
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана…»

 

 

 

Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по окияну
К славному царю Салтану;
Да скажите: князь Гвидон
Шлёт царю-де свой поклон».
  Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь — а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Молит князь: душа-де просит,
Так и тянет и уносит…
Вот опять она его
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился,
Полетел и опустился
Между моря и небес
На корабль — и в щель залез.

 

 

 

Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна;
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовёт их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
  Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с Бабарихой
Да с кривою поварихой
Около царя сидят,
Злыми жабами глядят.

 

 

 

Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житьё не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
  Ель растёт перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живёт ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поёт
Да орешки всё грызёт,
А орешки не простые,
Всё скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Слуги белку стерегут,
Служат ей прислугой разной —
И приставлен дьяк приказный
Строгий счёт орехам весть;
Отдаёт ей войско честь;
Из скорлупок льют монету
Да пускают в ход по свету;
Девки сыплют изумруд
В кладовые да под спуд;
Все в том острове богаты,
Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нём князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».

 

 

 

Царь Салтан дивится чуду.
«Если только жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
Усмехнувшись исподтиха,
Говорит царю ткачиха:
«Что тут дивного? ну, вот!
Белка камушки грызёт,
  Мечет золото и в груды
Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь,
Правду ль, нет ли говоришь.
В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольётся в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.

 

 

 

 

Это диво, так уж диво,
Можно молвить справедливо!»
Гости умные молчат,
Спорить с нею не хотят,
Диву царь Салтан дивится,
А Гвидон-то злится, злится…
Зажужжал он и как раз
Тётке сел на левый глаз,
И ткачиха побледнела:
«Ай!» — и тут же окривела;
Все кричат: «Лови, лови,
Да дави её, дави…
Вот ужо! постой немножко,
Погоди…» А князь в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море прилетел.

 

  Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывёт.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает —
Диво б дивное хотел
Перенесть я в мой удел». —

 

 

 

«А какое ж это диво?» —
«Где-то вздуется бурливо
Окиян, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснётся в шумном беге
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор».
  Князю лебедь отвечает:
«Вот что, князь, тебя смущает?
Не тужи, душа моя,
Это чудо знаю я.
Эти витязи морские
Мне ведь братья все родные.
Не печалься же, ступай,
В гости братцев поджидай».

 

 

 

 

Князь пошёл, забывши горе,
Сел на башню, и на море
Стал глядеть он; море вдруг
Всколыхалося вокруг,
Расплескалось в шумном беге
И оставило на бреге
Тридцать три богатыря;
В чешуе, как жар горя,
Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идёт
И ко граду их ведёт.

 

  С башни князь Гвидон сбегает,
Дорогих гостей встречает;
Второпях народ бежит;
Дядька князю говорит:
«Лебедь нас к тебе послала
И наказом наказала
Славный город твой хранить
И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно
У высоких стен твоих
Выходить из вод морских.
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли».
Все потом домой ушли.

 

 

 

 

Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовёт их в гости,
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведёте?
И куда теперь плывёте?»

 

  Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок;
А лежит нам путь далёк,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по окияну
К славному царю Салтану.
Да скажите ж: князь Гвидон
Шлёт-де свой царю поклон».

 

 

 

 

Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь, а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит…
Так и тянет, и уносит…
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.
Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,
Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корму — и в щель забился.

 

  Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовёт их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Видит, весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят —
Четырьмя все три глядят.
  Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житьё не худо,
В свете ж вот какое чудо:

 

 

 

Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идёт там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснётся в скором беге —
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
  Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить —
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Царь Салтан дивится чуду.
«Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу».
Повариха и ткачиха
Ни гугу — но Бабариха,
Усмехнувшись, говорит:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
  В свете есть такие ль дива?
Вот идёт молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днём свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выплывает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо,
Это диво, так уж диво».
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чуду царь Салтан дивится —
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей;
Он над ней жужжит, кружится —
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь;
На носу вскочил волдырь.
  И опять пошла тревога:
«Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави…
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!..» А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.

 

 

Cказка о царе Салтане

 

 

 

 

 

  В чешуе, как жар горя,
Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идет
И ко граду их ведет.
С башни князь Гвидон сбегает,
Дорогих гостей встречает;
Второпях народ бежит;
Дядька князю говорит:
"Лебедь нас к тебе послала
И наказом наказала
Славный город твой хранить
И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно
У высоких стен твоих
Выходить из вод морских,
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли".
Все потом домой ушли.
 Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит, и поит,
И ответ держать велит:
"Чем вы, гости, торг ведете?
И куда теперь плывете?"
Корабельщики в ответ:
"Мы объехали весь свет;
Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок;
А лежит нам путь далек,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана".
Говорит им князь тогда:
"Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану.
Да скажите ж: князь Гвидон
Шлет-де свой царю поклон".
 

 

 

 

 

 

 

 

  Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь, а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит...
Так и тянет и уносит...
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.
Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,
Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корму - и в щель забился. 
 Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят -
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
"Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?"
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Корабельщики в ответ:
"Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идет там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге -
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить -
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон".
 Царь Салтан дивится чуду.
"Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу".
Повариха и ткачиха
Ни гугу - но Бабариха,
Усмехнувшись, говорит:
"Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива?
Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо.
Это диво, так уж диво".
 

 

 

 

 

 
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.
Чуду царь Салтан дивится -
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится -
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь:
На носу вскочил волдырь.
И опять пошла тревога:
"Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави...
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!.." А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.
 Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь - поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
"Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?" -
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
"Грусть-тоска меня съедает:
Люди женятся; гляжу,
Не женат лишь я хожу".
- "А кого же на примете
Ты имеешь?" - "Да на свете,
Говорят, царевна есть,
Что не можно глаз отвесть.
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает -
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
Сладку речь-то говорит,
Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?"
  

 

 
Князь со страхом ждет ответа.
Лебедь белая молчит
И, подумав, говорит:
"Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь
Да за пояс не заткнешь.
Услужу тебе советом -
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем,
Не раскаяться б потом".
Князь пред нею стал божиться,
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем
Передумал он путем;
Что готов душою страстной
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель
Хоть за тридевять земель.
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: "Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта - я".
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:
 Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Князь царевну обнимает,
К белой груди прижимает
И ведет ее скорей
К милой матушке своей.
  

 

 
Князь ей в ноги, умоляя:
" Государыня-родная!
Выбрал я жену себе,
Дочь послушную тебе.
Просим оба разрешенья,
Твоего благословенья:
Ты детей благослови
Жить в совете и любви".
Над главою их покорной
Мать с иконой чудотворной
Слезы льет и говорит:
"Бог вас, дети, наградит".
Князь не долго собирался,
На царевне обвенчался;
Стали жить да поживать,
Да приплода поджидать. 
 Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовет их в гости.
Он их кормит, и поит,
И ответ держать велит:
"Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?"
Корабельщики в ответ:
"Мы объехали весь свет,
Торговали мы недаром
Неуказанным товаром;
А лежит нам путь далек:
Восвояси на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана".
Князь им вымолвил тогда:
"Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да напомните ему,
Государю своему:
К нам он в гости обещался,
А доселе не собрался -
Шлю ему я свой поклон".
Гости в путь, а князь Гвидон
Дома на сей раз остался
И с женою не расстался.
  
   Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И знакомая страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
Гости видят: во дворце
Царь сидит в своем венце.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят,
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
"Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?"
Корабельщики в ответ:
"Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом:
Белка в нем живет ручная,
Да чудесница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет;
А орешки не простые,
Скорлупы-то золотые.
Ядра - чистый изумруд;
Белку холят, берегут.
Там еще другое диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор -
С ними дядька Черномор.
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
 

 
А у князя женка есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает;
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Князь Гвидон тот город правит,
Всяк его усердно славит;
Он прислал тебе поклон,
Да тебе пеняет он:
К нам-де в гости обещался,
А доселе не собрался".
Тут уж царь не утерпел,
Снарядить он флот велел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят царя пустить
Чудный остров навестить.
Но Салтан им не внимает
И как раз их унимает:
"Что я? царь или дитя? -
Говорит он не шутя.-
Нынче ж еду!" - Тут он топнул,
Вышел вон и дверью хлопнул.
Под окном Гвидон сидит,
Молча на море глядит:
Не шумит оно, не хлещет,
Лишь едва-едва трепещет.
И в лазоревой дали
Показались корабли:
По равнинам Окияна
Едет флот царя Салтана.
Князь Гвидон тогда вскочил,
Громогласно возопил:
"Матушка моя родная!
Ты, княгиня молодая!
Посмотрите вы туда:
Едет батюшка сюда". 
 

 
Флот уж к острову подходит.
Князь Гвидон трубу наводит:
Царь на палубе стоит
И в трубу на них глядит;
С ним ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
Удивляются оне
Незнакомой стороне.
Разом пушки запалили;
В колокольнях зазвонили;
К морю сам идет Гвидон;
Там царя встречает он
С поварихой и ткачихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
В город он повел царя,
Ничего не говоря.
Все теперь идут в палаты:
У ворот блистают латы,
И стоят в глазах царя
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Царь ступил на двор широкий:
Там под елкою высокой
Белка песенку поет,
Золотой орех грызет,
Изумрудец вынимает
И в мешочек опускает;
И засеян двор большой
Золотою скорлупой.
 

 
Гости дале - торопливо
Смотрят - что ж? княгиня - диво:
Под косой луна блестит,
А во лбу звезда горит:
А сама-то величава,
Выступает, будто пава,
И свекровь свою ведет.
Царь глядит - и узнает...
В нем взыграло ретивое!
"Что я вижу? что такое?
Как!" - и дух в нем занялся...
Царь слезами залился,
Обнимает он царицу,
И сынка, и молодицу,
И садятся все за стол;
И веселый пир пошел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всем они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трех домой.
День прошел - царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил -
И усы лишь обмочил.
 

  

В далеком созвездии Tау Кита

Музыка: Светит месяц


Когда я читаю, иногда попадается непонятное место. Если мне не удается его прояснить, вопрос оседает где-то в мозгах и время от времени всплывает. Один такой вопрос, висевшпй еще со школьных времен, мне удалось разрешить. Другой, тоже застрявший в голове еще в детстве, я хочу обсудить сейчас.
Итак, А.С.Пушкин, «Сказка о царе Салтане». Князь Гвидон имел обыкновение задерживать проплывающие мимо его острова торговые суда и собирать информацию о перевозимых товарах и направлении их дальнешего следования.

Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их он кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»

В сказке приводятся четыре разных ответа.

Торговали соболями,
Чернобурыми лисами…

Торговали мы конями,
Всё донскими жеребцами…

Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом…
И последний:

Торговали мы недаром
Неуказанным товаром…

Вот эти последние меня и занимают.

Чем же они все же торговали?

Наркотиками

4(16.7%)

Обогащенным ураном

4(16.7%)

Порнографией

2(8.3%)

 

А.С. Пушкин. Сказка о царе Салтане-Flip eBook Pages 1 — 24| AnyFlip

Александр Сергеевич Пушкин. «Кабы я была царица,-
Сказка о царе Салтане. Говорит одна девица,-
То на весь крещеный мир
—————————————— Приготовила б я пир».
Художник — А.Куркин, 1961 — «Кабы я была царица,-
Говорит ее сестрица,-
Сканирование иллюстраций: NVE То на весь бы мир одна
—————————————— Наткала я полотна».
— «Кабы я была царица,-
«СКАЗКА О ЦАРЕ САЛТАНЕ, Третья молвила сестрица,-
О СЫНЕ ЕГО СЛАВНОМ И Я б для батюшки-царя
МОГУЧЕМ БОГАТЫРЕ
КНЯЗЕ ГВИДОНЕ Родила богатыря».
САЛТАНОВИЧЕ И
О ПРЕКРАСНОЙ ЦАРЕВНЕ
ЛЕБЕДИ».

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.

Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрыпела,
И в светлицу входит царь,

Стороны той государь.
Во все время разговора
Он стоял позадь забора;
Речь последней по всему

Полюбилася ему.
«Здравствуй, красная девица,-

Говорит он,- будь царица
И роди богатыря

Мне к исходу сентября. В те поры война была.
Вы ж, голубушки-сестрицы, Царь Салтан, с женой простяся,
Выбирайтесь из светлицы.
Поезжайте вслед за мной, На добра коня садяся,
Вслед за мной и за сестрой: Ей наказывал себя
Будь одна из вас ткачиха, Поберечь, его любя.

А другая повариха».

В сени вышел царь-отец. Между тем, как он далеко
Все пустились во дворец. Бьется долго и жестоко,
Царь недолго собирался: Наступает срок родин;
В тот же вечер обвенчался. Сына бог им дал в аршин,
Царь Салтан за пир честной И царица над ребенком,
Сел с царицей молодой;
А потом честные гости
На кровать слоновой кости

Положили молодых
И оставили одних.
В кухне злится повариха,
Плачет у станка ткачиха —
И завидуют оне
Государевой жене.
А царица молодая,
Дела вдаль не отлагая,
С первой ночи понесла.

Как орлица над орленком; И приехал наконец.
Шлет с письмом она гонца, А ткачиха с поварихой
С сватьей бабой Бабарихой
Чтоб обрадовать отца. Обобрать его велят;
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой Допьяна гонца поят
И в суму его пустую
Извести ее хотят, Суют грамоту другую —
Перенять гонца велят; И привез гонец хмельной
Сами шлют гонца другого В тот же день приказ такой:
Вот с чем от слова до слова: «Царь велит своим боярам,
«Родила царица в ночь Времени не тратя даром,
Не то сына, не то дочь; И царицу и приплод
Не мышонка, не лягушку, Тайно бросить в бездну вод».
А неведому зверюшку». Делать нечего: бояре,
Потужив о государе
Как услышал царь-отец, И царице молодой,
Что донес ему гонец, В спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю —
В гневе начал он чудесить Ей и сыну злую долю,
И гонца хотел повесить; Прочитали вслух указ
Но, смягчившись на сей раз, И царицу в тот же час
Дал гонцу такой приказ: В бочку с сыном посадили,
«Ждать царева возвращенья Засмолили, покатили
Для законного решенья». И пустили в Окиян —
Так велел-де царь Салтан.
Едет с грамотой гонец

В синем небе звезды блещут, Плещешь ты, куда захочешь,
В синем море волны хлещут; Ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли,
Туча по небу идет, Подымаешь корабли —
Бочка по морю плывет. Не губи ты нашу душу:
Словно горькая вдовица, Выплесни ты нас на сушу!»
Плачет, бьется в ней царица; И послушалась волна:
И растет ребенок там Тут же на берег она
Не по дням, а по часам. Бочку вынесла легонько
День.прошел — царица вопит… И отхлынула тихонько.
А дитя волну торопит: Мать с младенцем спасена;
«Ты, волна моя, волна? Землю чувствует она.
Ты гульлива и вольна; Но из бочки кто их вынет?
Бог неужто их покинет?
Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:

«Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?» — молвил он,

Вышиб дно и вышел вон.

Мать и сын теперь на воле;
Видят холм в широком поле;

Море синее кругом,
Дуб зеленый над холмом.

Сын подумал: добрый ужин Смотрит: коршун в море тонет
Был бы нам, однако, нужен. И не птичьим криком стонет,

Ломит он у дуба сук
И в тугой сгибает лук,
Со креста снурок шелковый
Натянул на лук дубовый,
Тонку тросточку сломил,
Стрелкой легкой завострил
И пошел на край долины
У моря искать дичины.

К морю лишь подходит он, Лебедь около плывет,
Вот и слышит будто стон… Злого коршуна клюет,
Гибель близкую торопит,
Видно, на море не тихо: Бьет крылом и в море топит —
Смотрит — видит дело лихо:
Бьется лебедь средь зыбей, И царевичу потом
Молвит русским языком:
Коршун носится над ней; «Ты царевич, мой спаситель,
Та бедняжка так и плещет, Мой могучий избавитель,
Воду вкруг мутит и хлещет…
Не тужи, что за меня
Тот уж когти распустил, Есть не будешь ты три дня,
Клев кровавый навострил… Что стрела пропала в море;
Но как раз стрела запела —

В шею коршуна задела —
Коршун в море кровь пролил.

Лук царевич опустил;

Это горе — все не горе. Та как ахнет!.. «То ли будет? —
Отплачу тебе добром, Говорит он,- вижу я:
Сослужу тебе потом:
Ты не лебедь ведь избавил, Лебедь тешится моя».
Девицу в живых оставил; Мать и сын идут ко граду.
Ты не коршуна убил, Лишь ступили за ограду,
Чародея подстрелил. Оглушительный трезвон
Ввек тебя я не забуду: Поднялся со всех сторон:
Ты найдешь меня повсюду,
А теперь ты воротись,
Не горюй и спать ложись».

Улетела лебедь-птица, К ним народ навстречу валит,
А царевич и царица, Хор церковный бога хвалит;

Целый день проведши так, В колымагах золотых
Лечь решились натощак. Пышный двор встречает их;
Вот открыл царевич очи;
Все их громко величают,
Отрясая грезы ночи
И дивясь, перед собой
Видит город он большой,
Стены с частыми зубцами,
И за белыми стенами
Блещут маковки церквей
И святых монастырей.
Он скорей царицу будит;

И царевича венчают И куда теперь плывете?»

Княжей шапкой, и главой Корабельщики в ответ:

Возглашают над собой; «Мы объехали весь свет,

И среди своей столицы, Торговали соболями,

С разрешения царицы, Чорнобурьши лисами;

В тот же день стал княжить он А теперь нам вышел срок,

И нарекся: князь Гвидон. Едем прямо на восток,

Мимо острова Буяна,

В царство славного Салтана…»

Ветер на море гуляет Князь им вымолвил тогда:

И кораблик подгоняет; «Добрый путь вам, господа,

Он бежит себе в волнах По морю по Окияну

На раздутых парусах. К славному царю Салтану;

Корабельщики дивятся, От меня ему поклон».

На кораблике толпятся, Гости в путь, а князь Гвидон

На знакомом острову С берега душой печальной

Чудо видят наяву: Провожает бег их дальный;

Город новый златоглавый, Глядь — поверх текучих вод

Пристань с крепкою заставой — Лебедь белая плывет.

Пушки с пристани палят, «Здравствуй, князь ты мой

Кораблю пристать велят. прекрасный!

Пристают к заставе гости Что ты тих, как день

Князь Гвидон зовет их в гости, ненастный?

Их он кормит и поит Опечалился чему?» —

И ответ держать велит: Говорит она ему.

«Чем вы, гости, торг ведете

Тут он в точку уменьшился,

Комаром оборотился,

Полетел и запищал,

Судно на море догнал,

Потихоньку опустился

На корабль — и в щель забился.

Ветер весело шумит,

Судно весело бежит

Мимо острова Буяна,

К царству славного Салтана,

И желанная страна

Вот уж издали видна.

Вот на берег вышли гости;

Князь печально отвечает: Царь Салтан зовет их в гости,
«Грусть-тоска меня съедает, И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Одолела молодца:
Видеть я б хотел отца». Видит: весь сияя в злате,
Лебедь князю: «Вот в чем горе! Царь Салтан сидит в палате
Ну послушай: хочешь в море
Полететь за кораблем? На престоле и в венце
С грустной думой на лице;

Будь же, князь, ты комаром».

И крылами замахала,

Воду с шумом расплескала

И обрызгала его

С головы до ног всего.

А ткачиха с поварихой, В свете ж вот какое чудо:
С сватьей бабой Бабарихой В море остров был крутой,
Не привальный, не жилой;
Около царя сидят Он лежал пустой равниной;
И в глаза ему глядят. Рос на нем дубок единый;
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает: А теперь стоит на нем
«Ой вы, гости-господа, Новый город со дворцом,
Долго ль ездили? куда? С златоглавыми церквами,
Ладно ль за морем иль худо? С теремами и садами,
И какое в свете чудо?» А сидит в нем князь Гвидон;
Корабельщики в ответ: Он прислал тебе поклон».
«Мы объехали весь свет; Царь Салтан дивится чуду;
За морем житье на худо, Молвит он: «Коль жив я буду,
Чудный остров навещу,

У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
«Уж диковинка, ну право,-
Подмигнув другим лукаво,

Повариха говорит,-
Город у моря стоит!
Знайте, вот что не безделка:
Ель в лесу, под елью белка,
Белка песенки поет

И орешки все грызет, ненастный?
А орешки не простые, Опечалился чему?» —
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд; Говорит она ему.
Вот что чудом-то зовут». Князь Гвидон ей отвечает:
Чуду царь Салтан дивится, «Грусть-тоска меня съедает;
А комар-то злится, злится —
И впился комар как раз Чудо чудное завесть
Тетке прямо в правый глаз. Мне б хотелось. Где-то есть
Повариха побледнела, Ель в лесу, под елью белка;
Обмерла и окривела.
Слуги, сватья и сестра Диво, право, не безделка —
С криком ловят комара. Белка песенки поет
«Распроклятая ты мошка!
Мы тебя!..» А Он в окошко Да орешки все грызет,
Да спокойно в свой удел А орешки не простые,
Через море полетел. Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Снова князь у моря ходит, Но, быть может, люди врут».
С синя моря глаз не сводит; Князю лебедь отвечает:
Глядь — поверх текучих вод «Свет о белке правду бает;

Лебедь белая плывет. Это чудо знаю я;
«Здравствуй, князь ты мой Полно, князь, душа моя,
Не печалься; рада службу
прекрасный! Оказать тебе я в дружбу».
Что ж ты тих, как день
С ободренною душой
Князь пошел себе домой;
Лишь ступил на двор широкий —
Что ж? под елкою высокой,
Видит, белочка при всех

Золотой грызет орех, Кораблю пристать велят.
Изумрудец вынимает, Пристают к заставе гости;
А скорлупку собирает, Князь Гвидон зовет их в гости,
Кучки равные кладет,
И с присвисточкой поет Их и кормит и поит
При честном при всем народе: И ответ держать велит:
Во саду ли, в огороде. «Чем вы, гости, торг ведете
Изумился князь Гвидон. И куда теперь плывете?»
«Ну, спасибо,- молвил он,- Корабельщики в ответ:
Ай да лебедь — дай ей боже, «Мы объехали весь свет,
Что и мне, веселье то же».
Князь для белочки потом Торговали мы конями,
Выстроил хрустальный дом. Все донскими жеребцами,
Караул к нему приставил А теперь нам вышел срок —
И притом дьяка заставил И лежит нам путь далек:
Строгий счет орехам весть.
Князю прибыль, белке честь. Мимо острова Буяна
В царство славного Салтана…»
Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет; Говорит им князь тогда:
Он бежит себе в волнах «Добрый путь вам, господа,
На поднятых парусах
Мимо острова крутого, По морю по Окияну
Мимо города большого: К славному царю Салтану;
Пушки с пристани палят, Да скажите: князь Гвидон
Шлет царю-де свой поклон».

Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.

К морю князь — а лебедь там

Уж гуляет по волнам. Да с кривою поварихой
Молит князь: душа-де просит, Около царя сидят.

Так и тянет и уносит… Злыми жабами глядят.
Вот опять она его Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился, «Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Полетел и опустился Ладно ль за морем иль худо?
Между моря и небес И какое в свете чудо?»
На корабль — и в щель залез. Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
Ветер весело шумит, За морем житье не худо;
Судно весело бежит В свете ж вот какое чудо:
Мимо острова Буяна, Остров на море лежит,
В царство славного Салтана — Град на острове стоит
И желанная страна С златоглавыми церквами,
Вот уж издали видна; С теремами да садами;
Вот на берег вышли гости; Ель растет перед дворцом,
Царь Салтан зовет их в гости, А под ней хрустальный дом;
И за ними во дворец Белка там живет ручная,
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате, Да затейница какая!
Царь Салтан сидит в палате Белка песенки поет
На престоле и в венце, Да орешки все грызет,
С грустной думой на лице. А орешки не простые,
А ткачиха с Бабарихой Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;

Слуги белку стерегут, Загребает изумруды;
Служат ей прислугой разной — Этим нас не удивишь,
И приставлен дьяк приказный Правду ль, нет ли говоришь.
Строгий счет орехам весть; В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Отдает ей войско честь; Закипит, подымет вой,
Из скорлупок льют монету Хлынет на берег пустой,
Да пускают в ход по свету; Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
Девки сыплют изумруд В чешуе, как жар горя,
В кладовые, да под спуд; Тридцать три богатыря,
Все в том острове богаты, Все красавцы удалые,
Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нем князь Гвидон; Великаны молодые,
Он прислал тебе поклон». Все равны, как на подбор,
Царь Салтан дивится чуду. С ними дядька Черномор.
«Если только жив я буду, Это диво, так уж диво,
Чудный остров навещу, Можно молвить справедливо!»

У Гвидона погощу». Гости умные молчат,
А ткачиха с поварихой, Спорить с нею не хотят.
С сватьей бабой Бабарихой Диву царь Салтан дивится,
Не хотят его пустить А Гвидон-то злится, злится…
Чудный остров навестить. Зажужжал он и как раз
Усмехнувшись исподтиха, Тетке сел на левый глаз,
Говорит царю ткачиха: И ткачиха побледнела:
«Что тут дивного? ну,’вот! «Ай!» — и тут же окривела;
Белка камушки грызет, Все кричат: «Лови, лови,
Мечет золото и в груды

Да дави ее, дави… И очутятся на бреге,

Вот ужо! постой немножко, В чешуе, как жар горя,

Погоди…» А князь в окошко, Тридцать три богатыря,

Да спокойно в свой удел Все красавцы молодые,

Через море прилетел. Великаны удалые,

Все равны, как на подбор,

С ними дядька Черномор».

Князь у синя моря ходит, Князю лебедь отвечает:

С синя моря глаз не сводит; «Вот что, князь, тебя смущает?

Глядь — поверх текучих вод Не тужи, душа моя,

Лебедь белая плывет. Это чудо знаю я.

«Здравствуй, князь ты мой Эти витязи морские

прекрасный! Мне ведь братья все родные.

Что ты тих, как день Не печалься же, ступай,

ненастный? В гости братцев поджидай».

Опечалился чему?» —

Говорит она ему.

Князь Гвидон ей отвечает: Князь пошел, забывши горе,

«Грусть-тоска меня съедает — Сел на башню, и на море

Диво б дивное хотел Стал глядеть он; море вдруг

Перенесть я в мой удел». Всколыхалося вокруг,

— «А какое ж это диво?» Расплескалось в шумном беге

— «Где-то вздуется бурливо И оставило на бреге

Окиян, подымет вой, Тридцать три богатыря;

Хлынет на берег пустой,

Расплеснется в шумном беге,

Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно

У высоких стен твоих
Выходить из вод морских,
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли».

Все потом домой ушли.

Ветер по морю гуляет

И кораблик подгоняет;

В чешуе, как жар горя, Он бежит себе в волнах

Идут витязи четами, На поднятых парусах

И, блистая сединами, Мимо острова крутого,

Дядька впереди идет Мимо города большого;

И ко граду их ведет. Пушки с пристани палят,

С башни князь Гвидон сбегает, Кораблю пристать велят.

Дорогих гостей встречает; Пристают к заставе гости;

Второпях народ бежит; Князь Гвидон зовет их в гости,

Дядька князю говорит: Их и кормит, и поит,

«Лебедь нас к тебе послала И ответ держать велит:

И наказом наказала «Чем вы, гости, торг ведете?

Славный город твой хранить И куда теперь плывете?»

И дозором обходить. Корабельщики в ответ:

«Мы объехали весь свет;

Торговали мы булатом, На корму — и в щель забился.
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок; Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
А лежит нам путь далек, Мимо острова Буяна,
Мимо острова Буяна, В царство славного Салтана,
И желанная страна
В царство славного Салтана». Вот уж издали видна.
Говорит им князь тогда: Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
«Добрый путь вам, господа, И за ними во дворец
По морю по Окияну Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате,
К славному царю Салтану. Царь Салтан сидит в палате
Да скажите ж: князь Гвидон На престоле и в венце,
Шлет-де свой царю поклон». С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
Гости князю поклонились, С сватьей бабой Бабарихой
Вышли вон и в путь пустились. Около царя сидят —
Четырьмя все три глядят.
К морю князь, а лебедь там Царь Салтан гостей сажает
Уж гуляет по волнам. За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Князь опять: душа-де просит… Долго ль ездили? куда?
Так и тянет и уносит… Ладно ль за морем иль худо?
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.

Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,

Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился

И какое в свете чудо?» Он прислал тебе поклон».
Корабельщики в ответ: Царь Салтан дивится чуду.
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо; «Коли жив я только буду,
В свете ж вот какое чудо: Чудный остров навещу
Остров на море лежит,
Град на острове стоит, И у князя погощу».
Каждый день идет там диво: Повариха и ткачиха
Море вздуется бурливо, Ни гугу — но Бабариха,
Закипит, подымет вой, Усмехнувшись, говорит:
Хлынет на берег пустой, «Кто нас этим удивит?
Расплеснется в скором беге — Люди из моря выходят
И останутся на бреге И себе дозором бродят!
Тридцать три богатыря, Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
В чешуе златой горя, В свете есть такие ль дива?
Все красавцы молодые, Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Великаны удалые, Что не можно глаз отвесть:
Все равны, как на подбор; Днем свет божий затмевает,
Старый дядька Черномор Ночью землю освещает,
С ними из моря выходит Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
И попарно их выводит, А сама-то величава,
Чтобы остров тот хранить Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
И дозором обходить — Словно реченька журчит.
И той стражи нет надежней, Молвить можно справедливо.

Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;

Это диво, так уж диво». прекрасный!

Гости умные молчат: Что ж ты тих, как день

Спорить с бабой не хотят. ненастный?

Чуду царь Салтан дивится — Опечалился чему?» —

А царевич хоть и злится, Говорит она ему.

Но жалеет он очей Князь Гвидон ей отвечает:

Старой бабушки своей: «Грусть-тоска меня съедает:

Он над ней жужжит, кружится — Люди женятся; гляжу,

Прямо на нос к ней садится, Не женат лишь я хожу».

Нос ужалил богатырь: — «А кого же на примете

На носу вскочил волдырь. Ты имеешь?» — «Да на свете,

И опять пошла тревога: Говорят, царевна есть,

«Помогите, ради бога! Что не можно глаз отвесть.

Караул! лови, лови, Днем свет божий затмевает,

Да дави его, дави… Ночью землю освещает —

Вот ужо! пожди немножко, Месяц под косой блестит,

Погоди!..» А шмель в окошко, А во лбу звезда горит.

Да спокойно в свой удел А сама-то величава,

Через море полетел. Выступает, будто пава;

Сладку речь-то говорит,

Будто реченька журчит.

Князь у синя моря ходит, Только, полно, правда ль это?»

С синя моря глаз не сводит; Князь со страхом ждет ответа.

Глядь — поверх текучих вод Лебедь белая молчит

Лебедь белая плывет. И, подумав, говорит:

«Здравствуй, князь ты мой «Да! такая есть девица.

Но жена не рукавица: Месяц под косой блестит,
С белой ручки не стряхнешь А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Да за пояс не заткнешь. Выступает, будто пава;
Услужу тебе советом — А как речь-то говорит,
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем, Словно реченька журчит.
Не раскаяться б потом». Князь царевну обнимает,
Князь пред нею стал божиться, К белой груди прижимает
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем И ведет ее скорей
Передумал он путем; К милой матушке своей.
Что готов душою страстной Князь ей в ноги, умоляя:
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель » Государыня-родная!
Хоть за тридевять земель. Выбрал я жену себе,
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами

И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:

Дочь послушную тебе. Да приплода поджидать.
Просим оба разрешенья,
Твоего благословенья: Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Ты детей благослови Он бежит себе в волнах
Жить в совете и любви». На раздутых парусах
Мимо острова крутого,
Над главою их покорной Мимо города большого;
Мать с иконой чудотворной Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Слезы льет и говорит: Пристают к заставе гости.
«Бог вас, дети, наградит». Князь Гвидон зовет их в гости.
Князь не долго собирался, Он их кормит, и поит,
И ответ держать велит:
На царевне обвенчался; «Чем вы, гости, торг ведете
Стали жить да поживать, И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы недаром
Неуказанным товаром;
А лежит нам путь далек:

Восвояси на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Князь им вымолвил тогда:

«Добрый путь вам, господа, Царь Салтан гостей сажает
По морю по Окияну За свой стол и вопрошает:

К славному царю Салтану; «Ой вы, гости-господа,
Да напомните ему, Долго ль ездили? куда?
Государю своему: Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
К нам он в гости обещался, Корабельщики в ответ:
А доселе не собрался — «Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
Шлю ему я свой поклон». В свете ж вот какое чудо:
Гости в путь, а князь Гвидон Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Дома на сей раз остался С златоглавыми церквами,
И с женою не расстался. С теремами и садами;
Ель растет перед дворцом,
Ветер весело шумит, А под ней хрустальный дом:
Судно весело бежит Белка в нем живет ручная,
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана, Да чудесница какая!
И знакомая страна Белка песенки поет
Вот уж издали видна. Да орешки все грызет;
Вот на берег вышли гости. А орешки не простые,
Царь Салтан зовет их в гости, Скорлупы-то золотые.
Гости видят: во дворце Ядра — чистый изумруд;
Царь сидит в своем венце. Белку холят, берегут.
А ткачиха с поварихой, Там еще другое диво:
С сватьей бабой Бабарихой Море вздуется бурливо,
Около царя сидят,
Четырьмя все три глядят.

Закипит, подымет вой, Снарядить он флот велел.

Хлынет на берег пустой, А ткачиха с поварихой,

Расплеснется в скором беге, С сватьей бабой Бабарихой

И очутятся на бреге, Не хотят царя пустить

В чешуе, как жар горя, Чудный остров навестить.

Тридцать три богатыря, Но Салтан им не внимает

Все красавцы удалые, И как раз их унимает:

Великаны молодые, «Что я? царь или дитя? —

Все равны, как на подбор — Говорит он не шутя.-

С ними дядька Черномор. Нынче ж еду!» — Тут он топнул,

И той стражи нет надежней, Вышел вон и дверью хлопнул.

Ни храбрее, ни прилежней.

А у князя женка есть,

Что не можно глаз отвесть: Под окном Гвидон сидит,

Днем свет божий затмевает, Молча на море глядит:

Ночью землю освещает; Не шумит оно, не хлещет,

Месяц под косой блестит, Лишь едва-едва трепещет.

А во лбу звезда горит. И в лазоревой дали

Князь Гвидон тот город правит, Показались корабли:

Всяк его усердно славит; По равнинам Окияна

Он прислал тебе поклон, Едет флот царя Салтана.

Да тебе пеняет он: Князь Гвидон тогда вскочил,

К нам-де в гости обещался, Громогласно возопил:

А доселе не собрался». «Матушка моя родная!

Ты, княгиня молодая!

Тут уж царь не утерпел, Посмотрите вы туда:

Едет батюшка сюда». С поварихой и ткачихой,
С сватьей бабой Бабарихой;

В город он повел царя,
Ничего не говоря.

Флот уж к острову подходит. Все теперь идут в палаты:
Князь Гвидон трубу наводит: У ворот блистают латы,
И стоят в глазах царя
Царь на палубе стоит Тридцать три богатыря,
И в трубу на них глядит; Все красавцы молодые,
С ним ткачиха с поварихой, Великаны удалые,
С сватьей бабой Бабарихой; Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Удивляются оне
Незнакомой стороне. Царь ступил на двор широкий:
Разом пушки запалили; Там под елкою высокой
В колокольнях зазвонили; Белка песенку поет,
К морю сам идет Гвидон; Золотой орех грызет,
Там царя встречает он Изумрудец вынимает
И в мешочек опускает;
И засеян двор большой
Золотою скорлупой.
Гости дале — торопливо

Смотрят — что ж? княгиня —
диво:

Под косой луна блестит,
А во лбу звезда горит:

А сама-то величава, И садятся все за стол;
Выступает, будто пава, И веселый пир пошел.
И свекровь свою ведет. А ткачиха с поварихой,
Царь глядит — и узнает… С сватьей бабой Бабарихой
В нем взыграло ретивое! Разбежались по углам;
«Что я вижу? что такое? Их нашли насилу там.
Как!» — и дух в нем занялся… Тут во всем они признались,
Царь слезами залился, Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Обнимает он царицу, Отпустил всех трех домой.
И сынка, и молодицу, День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.

1831г.


Безопасное обращение с животными (для детей)

Животные могут быть очень забавными, но важно знать, как обезопасить себя, когда вы с ними. И к домашним, и к уличным животным нужно постоянно относиться доброжелательно. Это означает разные вещи в зависимости от животного и ситуации.

Животные на открытом воздухе

Выйдя на улицу, можно увидеть мир, полный великих животных — от белок на деревьях до птиц в полете. В некоторых частях света дети могут увидеть скользких змей, черных летучих мышей или даже крутых койотов.И не забудьте про енотов, скунсов и других тварей, которые кое-где выходят ночью.

Правило на открытом воздухе простое: Не трогайте животное и не подходите к нему. Хотя некоторые из этих животных могут выглядеть круто или даже мило, оставьте их в покое. Эти животные не похожи на обычных питомцев. Они не привыкли находиться рядом с людьми и могут укусить или напасть, если вы подойдете к ним. У них также может быть бешенства .

Никогда не пытайтесь накормить дикое животное.Кормушки для птиц — это нормально, но других животных, даже если они выглядят голодными, кормить нельзя. Когда дело доходит до этих животных, всем будет лучше, если вы держитесь подальше и посмотрите их в зоопарке, в Интернете, в телепередачах или в книгах.

Безопасная игра с домашними животными

Домашние животные не могут сказать вам, расстроены они или напуганы, поэтому они показывают вам. Они могут сделать это, кусая или царапая.

Во избежание укусов и царапин:

  • Никогда не беспокойте питомца, когда оно ест, или таскает с собой еду или воду.
  • Не дразните собаку или кошку, не дергайте за хвост или уши.
  • Никогда не беспокойте питомца, когда он спит.
  • Не отнимайте игрушку или кость от кошки или собаки и не держите их вне досягаемости животных.
  • Никогда не пытайтесь приблизиться к домашнему животному с его младенцами (например, кошке с котятами или собаке с щенками). Животные-матери очень защищают и укусят, чтобы вас не подпускали.
  • Поднимая кролика, хомяка, морской свинки или песчанки из клетки, делайте медленно. Обязательно держите животное под животом.
  • Никогда не поднимайте и не держите кролика за уши.
  • Вытаскивая игуану, ящерицу, змею или другую рептилию из аквариума, делайте это медленно и осторожно. Затем немедленно мойте руки, потому что рептилии могут переносить на своей коже такие бактерии, как Salmonella .
  • Никогда не засовывайте руку в аквариум — большая часть рыбы не причинит вам вреда. Но некоторые виды рыб могут ужалить, если расстроятся. В воде также содержатся микробы, которые могут вызвать кожную инфекцию.
  • Если домашнее животное выглядит больным или ранено, держитесь подальше. Животное, которое обычно любит, когда его гладят и с ним играют, может очень расстроиться и даже укусить, когда ему плохо. Скажите взрослому, чтобы он помог животному.

Когда вы находитесь дома у друга, действуют те же правила — плюс еще одно. Всегда спрашивайте друга, можно ли погладить или держать его или ее питомца. Если ваш друг говорит «ОК», двигайтесь медленно и не забудьте сначала дать животному понюхать ваши руки.

Безопасность вокруг странной собаки

Придете из школы и надеетесь, что не увидите собаку, которая всегда как сумасшедшая лает и бегает? Ты не один.Дети часто боятся незнакомой собаки, особенно если она шумная и рядом нет хозяина.

Чтобы сохранять хладнокровие с собаками:

  • Никогда не гладите и не трогайте чужую собаку, даже если она подбегает к вам и кажется дружелюбной.
  • Если собака побежит к вам, не беги . Убегание может заставить собаку преследовать вас — даже если она не хочет причинять вам боль, ее инстинкты подскажут ей, чтобы она погналась за вами.
  • Если к вам приближается чужая собака, постарайтесь постоять неподвижно.Это может напугать пару минут, но часто собаке становится скучно и она уходит. Если собака пытается вас обнюхать, дайте ей понюхать — это ее способ проверить вас.
  • Очень медленно уходите от чужой собаки. Не размахивайте руками и не шумите, потому что это только возбудит собаку. Смотрите прямо перед собой, а не в глаза собаке.
  • Если вы очень боитесь чужой собаки или чужая собака пытается укусить или напасть на вас, как можно скорее сообщите об этом взрослому.Он или она может найти хозяина собаки.

Последнее слово о животных из семейства кошачьих (скажем: линии FEE), также известных как кошки: хотя большинство детей не так боятся странных кошек, как странных собак, все же рекомендуется держаться подальше от кошек. ты не знаешь. Никогда. не трогайте и не трогайте чужую кошку, даже если она кажется дружелюбной.

Сохраните свою любовь к собственным собакам и кошкам. Вы знаете, они полюбят вас в ответ!

Что плохое поведение вашей собаки говорит о вас

Если вы живете с собакой, то, несмотря на то, как сильно вы ее любите, есть несколько вариантов поведения, которые вам не нравятся.

В нашем доме заправляет почти 13-летний померанский шпиц по имени Трюфель, который знает это. Его неистовый лай на каждого прохожего, птицу и камень сводит нас с ума, но вместо того, чтобы справиться с этим, мы поднимаем его или даем ему что-нибудь — что угодно — чтобы он остановился. Звучит знакомо?

Но почему он все время такой сварливый? Оказывается, дело не в нем — дело в нас.

Он просто делает то, что работает, как собаки, сказал ЛУЧШЕ Тайлер Олманн, дрессировщик из Луисвилля, Кентукки. (В то время как Трюфель — одичалый, наш очень большой щенок Кассиус — одна из почти тысячи собак, которых дрессировал Ольманн.)

Чтобы устранить проблему с нижним концом поводка, вы должны посмотреть, кто держит другой конец.

Если бы Олманн напечатал на футболке девиз, он бы гласил: «Собаки делают то, что работает». По его словам, их поведение напрямую зависит от того, как с ними обращаются.

«Чтобы решить проблему с нижним концом поводка, нужно посмотреть, кто держит другой конец», — сказал он. «Собаки — экспериментаторы. Отзывы о том, что они делают, определяют их будущее поведение.«Дело не в том, что они сидят и строят заговоры, — говорит он (хотя я готов поклясться, что обе наши собаки намеренно ждут, пока мы сядем обедать, чтобы попросить их выйти на улицу!). «Они просто делают и смотрят, что происходит», — сказал он. «Младенцы делают то же самое. Если то, что они делают, приведет к чему-то благоприятному, они сделают это снова. И если это приведет к чему-то неблагоприятному, они с меньшей вероятностью сделают это снова ».

Итак, что же мы делаем, что заставляет наших собак вести себя такими раздражающими — если не раздражающими или совершенно опасными — способами? Вот что этот дрессировщик говорит о вас по поведению вашей собаки.

Фидо не подчиняется, сколько бы раз вы ни говорили: «Сядь, сядь, СИД, сядь!

Сильно нетерпелив? Олманн говорит, что выкрикивание последовательности команд собаке, не давая ей времени действовать, говорит о высокой степени нетерпения.

«Это то же самое, как если бы вы спросили друга:« Эй, как прошел твой день, что ты делал, кстати, ты смотрел это телешоу? » не дожидаясь их ответа », — говорит он. «Собака даже не успевает обработать команду [прежде, чем вы снова ее выкрикнете].Говорить о ком-нибудь будет считаться нетерпеливым. То же самое и с вашей собакой ».

(Еще одна ловушка повторения команды, которую мы узнали в классе, заключается в том, что собака учится, что ей не нужно подчиняться с первого раза — это не то, что вы хотите, особенно если вам нужно перезвонить собаку из опасного места. ситуация!)

Кто кого ходит? Ровер всю прогулку тянет за поводок.

Если собака выгуливает своего хозяина по улице, вполне вероятно, что «человек на другом конце поводка занимается вещами для немедленного удовлетворения», — говорит Ольманн.Большинство собак будут тянуть, пока их не научат иначе. И если позволить собаке уйти от такого поведения, вы оба подвергнетесь риску. «Раз в неделю кто-то говорит мне, что их собака стащила их, и они ударились», — говорит Ольманн. «Чтобы научить собаку не тянуть, нужно научить , а это значит, что работа есть. Это верный показатель того, что они не хотят работать ради всяких вещей ».

Макс — нищий. Одна еда не может пройти без этих сладких щенячьих глаз и жалкого нытья, хотя он ПРОСТО поел.

Мы знаем, что этим глазам трудно сопротивляться, но оставайтесь сильными.

Если вы просто не можете не подсунуть им что-нибудь из-за стола, то вы, вероятно, не видите более широкой картины, говорит Ольманн. Подчинение тому, что кажется несущественной просьбой, теперь имеет долгосрочные последствия. «Это недальновидно. Мы слишком много кормим наших собак. Они заболевают диабетом, это плохо для их колен ». Он говорит. Ожирение — основная причина смерти собак, добавляет Ольманн: «Вы убиваете свою собаку с добротой.

«[Представьте себе], если бы ваша бабушка не могла позаботиться о себе, и вы начали бы говорить:« Вот маленькая Дебби, еще одна и еще одна », насколько вы были бы ужасны?» — говорит Ольманн. «Но мы делаем то же самое с нашими собаками».

Неконтролируемая энергия вашей собаки? Это может быть признаком того, что вам нужно успокоиться. Яромир Чалабала / EyeEm / Getty Images / EyeEm

Ваша собака все время просто помешана. Никто не может добиться покоя, потому что Спот отскакивает от стен.

Скорее всего, «в вашей жизни слишком много всего, и это видно», — говорит Ольманн.Конечно, есть собака, которая от природы обладает высокой энергией. «Но для человека, который пережил трех или четырех собак, и каждая из них сошла с ума, это определенно показатель того, что ваша жизнь сумасшедшая».

Собаки питаются энергией вокруг себя, — объясняет Ольманн. «Щенки от восьми до 16 недель импринтируют и формируют основу того, какой должна быть их жизнь. Если бы они были со своей мамой, они бы учились социальным манерам в своей стае. Затем они идут с нами и ждут от нас руководства. Мне жаль собаку, которую усыновили за неделю до начала школы — все бегают, их отодвигают на второй план, и они учатся бороться за внимание.

«Давай успокойся, — говорит он, добавляя полушутя, — мне нужно сотрудничать с йогом для дрессировки собак, чтобы головы людей располагались в нужном месте».

Белла постоянно лает.

Плохие новости для вас. Олманн говорит, что если ваша собака все время лает, вы, вероятно, слабак. Не для всех собак. «Немецкие овчарки [например] лают, потому что на улице жарко или холодно, или небо слишком голубое, — признает он, — но если вы заходите в дом, и лаборатория весь день лает на своих людей, они научили это [ ], давая ему материал каждый раз, когда они это делают.

Собака была требовательной, объясняет он, и ее «люди говорят:« Что я могу вам принести, вы хотите угощение? » Гав гав гав, вот таз с водой, вот фрисби. Вы не можете научить что-то требовать, если не уступите ». #guilty

Бадди не может ладить с другими собаками. Ни одна поездка в собачий парк не будет полной, если он не начнет что-нибудь с прекрасным щенком.

Возможно, вы не слишком авторитетны. Олманн говорит, что агрессия собаки проистекает из того, что владелец не заступается за себя, подчеркивая, что это относится к собаке, которая узнала поведение от текущего владельца, а не к той, которая пришла таким же образом из предыдущей ситуации.

Связанные

«Когда собака ведет себя ненадлежащим образом, рычит [например], вместо того, чтобы сказать« это не то, что мы примем », вы говорите:« О, это нормально ». Для собаки, которая выглядит как «о, хорошая собака!» — говорит Ольманн. «Вы выбрали подход« давай потакать ». Очевидно, труднее [установить границы], чем осыпать их любовью и надеяться, что кролики и радуги избавят от очень серьезной проблемы, но вы выбрали легкий путь, и это вред для собаки ». Потому что угадайте, что? Теперь он узнал, что агрессивное поведение — это нормально.

Это воспитывает дисциплину, и «люди осуждают наказание, но если ваша собака грызет электрический шнур, мать-природа наказывает», — говорит Ольманн. «Это не будет популярным ответом, люди скажут:« Он хочет, чтобы ты бил свою собаку »».

Но наказание не обязательно должно быть физическим. Есть и другие способы показать собаке неприемлемое поведение. Ольманн добился успеха с социальной изоляцией — просто игнорированием собаки — и, что еще лучше, с элементом неожиданности.

«Собаки не любят, когда их пугают», — говорит Ольманн. «Если вы пели в душе, и кому-то это не нравится, им не нужно бить вас, им просто нужно отключить горячую воду. Это привлекло ваше внимание, это прервало ваше поведение ».

Смесь для младенцев: вода из-под крана или вода в бутылках лучше?

Безопасно ли смешивать фторированную воду из-под крана с детской смесью? Я слышал, что слишком много фтора может повредить зубы ребенка.

Ответ Джея Л. Хокера, доктора медицины

Для приготовления детской смеси можно безопасно использовать фторированную воду из-под крана.Воздействие фторида в младенчестве помогает предотвратить кариес.

Однако регулярное смешивание детской смеси в виде порошка или жидкого концентрата с фторированной водой может повысить риск развития у ребенка слабых белых линий или полос на зубах (флюороза), если эти виды смесей являются основным источником питания вашего ребенка.

Флюороз — это косметическая проблема, которая поражает как молочные, так и постоянные зубы, когда они образуются под деснами. У маленьких детей комбинированное воздействие фторидов из всех источников способствует развитию флюороза.Это включает фторид в фторированной воде, пищевых продуктах и ​​напитках, приготовленных с фторированной водой, а также фторированной зубной пасте и ополаскивателях для рта, особенно если эти продукты проглатываются. Флюороз не может развиваться или ухудшаться, если постоянные зубы прорываются сквозь десны.

Если вас беспокоит флюороз, подумайте о способах минимизировать воздействие фтора на ребенка. Например, вы можете использовать смесь, готовую к употреблению, которая содержит мало фтора, или чередовать фторированную водопроводную воду и воду с низким содержанием фтора, такую ​​как очищенная, деминерализованная, деионизированная или дистиллированная вода в бутылках, для приготовления концентрированной смеси.

Помните, однако, что раннее воздействие фторида помогает предотвратить кариес. Если вы кормите ребенка только смесью, готовой к употреблению, или концентрированной смесью, смешанной с водой с низким содержанием фтора, врач вашего ребенка может порекомендовать добавки с фтором, начиная с 6 месяцев. Обязательно сначала поговорите со стоматологом или врачом вашего ребенка о других возможных контактах вашего ребенка с фтором.

  • Запор у младенцев
  • Темпы роста младенцев
25 февраля 2021 г. Показать ссылки
  1. Обзор: Детская смесь и флюороз.Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/fluoridation/faqs/infant-formula.html. По состоянию на 27 октября 2015 г.
  2. Часто задаваемые вопросы по флюорозу зубов. Центры по контролю и профилактике заболеваний. https://www.cdc.gov/fluoridation/faqs/dental_fluorosis/index.htm. По состоянию на 27 октября 2015 г.
  3. Флюороз. Американская стоматологическая ассоциация. https://www.mouthhealthy.org/en/az-topics/f/fluorosis. По состоянию на 27 октября 2015 г.
  4. Фторсодержащие добавки. Американская стоматологическая ассоциация. https: // www.ada.org/en/member-center/oral-health-topics/fluoride-topical-and-systemic-supplements. По состоянию на 27 октября 2015 г.
Посмотреть больше ответов экспертов

.

7 сложных рабочих ситуаций и как на них реагировать

Вы знаете момент: изменение настроения, управление мыслями, напряженное взаимодействие с коллегой, начальником или клиентом, когда правильное слово застревает в словесной пробке между вашим мозгом и вашим ртом.

Сиан Бейлок, президент Barnard College и автор книги Choke , обнаружил, что этот аналитический паралич возникает, когда ваш мозг внезапно перенапрягается из-за беспокойства или давления. Следовательно, вы обнаруживаете, что не можете ответить на психологический, психологический или эмоциональный вызов, и не можете выполнить его в критический момент.

Многие люди сталкиваются с этим на работе. Но есть определенные фразы, которые можно держать в заднем кармане, когда наступают такие моменты. Направьте свой ответ с их помощью и перенаправьте ситуацию, чтобы восстановить контроль.

Ситуация № 1: Кто-то признает вашу идею.

Кэти — главный операционный директор в гостиничной компании. У нее острый стратегический ум. В спорный момент она рекомендует высшему руководству перейти к новой стратегии работы с талантами. Идея встречает сопротивление. Затем Дэйв, глава ИТ-отдела, пересказывает ее идею своими словами. Остальная часть высшего руководства поддерживает его в «его» идее.

Дело не в , если такая ситуация, а в , когда : Вы грамотно поставили точку.Он остается непризнанным или кратко отвергается. Через несколько минут или дней коллега или менеджер неверно представляют вашу точку зрения как свою собственную, повторяют ее точно так же, и получают хвалу и похвалы за это.

Что вам следует сказать: «Спасибо, что осветили мою точку зрения».

Почему это работает: Говорят спокойно, это:

  • предотвращает банальное обращение с вами, отправляя уведомление о незаконном присвоении вашего вклада
  • позволяет реализовать вашу идею без клеветы
  • дает вам преимущество при решении вопроса с менеджером
  • предоставляет возможность для большей ответственности, если предоставляется перед другими, предлагая детали или разъяснения для воздействия

Кэти не упустила ни секунды.«Спасибо, что обратил внимание на мою точку зрения, Дэйв. Есть пара других тем, которые стоит рассмотреть одновременно с этим. Я быстро их рассмотрю, и мы сможем более подробно остановиться на следующей встрече ». Группа переориентировала свое внимание на Кэти и перешла к рассмотрению ее как ключевого человека для разговора.

Ситуация № 2: Вас просят задержаться, когда вы собираетесь покинуть офис по личным обязанностям.

Хизер — врач в большой городской больнице.По средам в 16:00 она посещает одночасовое собрание администрации клиники. Если Хизер уезжает к 17:00, она приходит домой вовремя, чтобы позволить няне успеть на внеклассную программу своих детей. В 17:00 Хизер встает, чтобы уйти. Один из администраторов клиники спрашивает, может ли она остаться еще на несколько минут, пока они не закончат. Хизер боится сказать, что ей нужно уйти, чтобы сменить няню, потому что она знает, что коллеги могут осудить ее как плохую трудовую этику.

Что вам следует сказать: «Извините, у меня есть еще одно обязательство.”

Забрать ребенка из детского сада, перевести одного из родителей в учреждение по уходу или посетить консультацию по хирургии с дорогим другом — это деликатные по времени, обязательные дела, особенно когда кто-то, кого вы любите, зависит от вас. Независимо от того, насколько благоприятным для семьи является рабочее место, объяснение семейных вопросов коллегам может вызвать негодование.

Почему это работает: Это предложение минимизирует ваш риск обратной реакции, потому что оно:

  • служит косвенным уважительным запросом на конфиденциальность
  • устанавливает информационную границу, которая подвергает любого, кто ее пересекает, риску показаться навязчивым
  • устраняет необходимость разглашать причину вашего отъезда

Собирая ноутбук и сумку, Хизер сказала: «Извините, у меня есть еще одно обязательство.Другой врач спросил: «Куда вы? Что-нибудь веселое? » Подойдя к двери конференц-зала, Хизер схватила бутылку с водой и сказала на прощание: «Это просто то, что я взяла на себя задолго до того, как назначили эту встречу. Я зайду завтра, чтобы меня наверстали.

Вы и ваша команда Серия

Конфликт

Ситуация № 3: В критической ситуации на вас бросается надежный коллега.

Мануэль и Элвин открывают свой веб-сайт из дома.Мануэль пишет содержание. Дизайн и форматы Элвина. Мануэль понимает, что работа Элвина часто требует больше времени. В знак признательности он часто покупает обед для Элвина, иногда дарит ему хиропрактические процедуры от хронических проблем со спиной, а иногда удивляет его, добавляя в свой гардероб. Однажды Элвин подходит к Мануэлю и говорит ему, что хочет кардинально изменить свою карьеру. Мануэль ничего не говорит. Чувствуя себя проигнорированным, Алвин повторяет свое намерение и спрашивает: «Вам нечего сказать по этому поводу?» Мануэль снисходительно отвечает: «О чем?» Элвин чувствует неуважение из-за того, что Мануэль не заботится о нем.Несмотря на многочисленные акты признательности Мануэля, Элвин регулярно чувствует себя неполноценным по сравнению с вниманием, вниманием и отзывчивостью, которые Мануэль проявляет к платежеспособным клиентам. Когда Элвин обращается к нему, Мануэль огрызается: «Посмотри, как много я для тебя делаю!»

Что вам следует сказать: «Речь идет не о том, что вы делаете для меня . Речь идет о том, что вы сделали против меня ».

Вы знаете, когда уважаемый коллега, тот, кто почти всегда поступает правильно с вами, портит ваше хорошее взаимопонимание? Разочарование следует, когда ваша попытка обратиться к нему встречает возражение и чувство вины.Хотя их опасения могут быть обоснованными, это не значит, что они должны быть грубыми.

Почему это работает: Это предложение, сформулированное без эмоционального возбуждения, может быстро уменьшить разочарование с помощью:

  • ограничение объема обмена изолированной ошибкой и недопущение сбоя в обмене информацией об истории взаимного рассмотрения
  • быстро разбирается с фактической причинно-следственной динамикой обмена
  • , дающий возможность установить взаимно подтверждающее поведение в будущем

Элвин глубоко вздохнул.«Речь идет не о том, что вы делаете для меня . Речь идет о том, что вы сделали с до меня ». Далее он признал, что Мануэль ценит его работу, а затем обратился к невосприимчивости своего партнера. Мануэль извинился, понимая, что обидел Элвина, не проявив больше внимания и внимательности, когда Элвин пришел поговорить с ним.

Ситуация № 4: Вы должны сказать «нет».

Сэм отправляет Джулии сообщение в 21:00 в субботу вечером с идеей, которая может дать компании преимущество в сокращении времени удержания звонков в службу поддержки.Джулию попросили сотрудничать с Сэмом, но она избегала этого, потому что Сэм ненадежен.

Что вам следует сказать: «Это хорошая отправная точка».

Сказать «нет» сложно, особенно когда вы пытаетесь продемонстрировать, что вы трудолюбивы и умеете работать в команде. Часто кажется, что легче сказать «да», чтобы успокоить других, осветить правильную оптику или избавиться от задачи.

Почему это работает: Это позитивное заявление, произнесенное тоном энтузиазма и гибкости, позволяет отказаться от первоначального запроса, защищая при этом свою репутацию с помощью:

  • переосмысливая свою идею как отправную точку
  • , позволяющий обрабатывать запрос, не выполняя его
  • создание опции для формирования запроса
  • проявление дипломатии, а не отказ

Джулия написала Сэму: «Это хорошая отправная точка! Я соберу свою команду для подготовки данных и свяжусь с вами с идеями о том, как мы можем приблизиться к времени удержания вызовов.”

Ситуация № 5: Вы должны дать отрицательный или неловкий отзыв тому, с кем вы близки.

Тони — покупатель на шоколадной фабрике. Два года Джей был и его менеджером, и другом. В последнее время многие другие сотрудники просили Джея сказать Тони, что у него неприятный запах изо рта. Ситуация стала для многих невыносимой, даже отталкивающей для вендоров.

Что вам следует сказать: «Я здесь, чтобы быть для вас тем, кем кто-то когда-то был для меня.”

Когда вы даете деликатный отзыв, как бы вы ни старались позиционировать себя как защитник, люди склонны занимать оборонительную позицию. Это заставляет задуматься, стоит ли давать отзыв.

Почему это работает: Высказанное спокойным и откровенным тоном, это предложение может спасти карьеру или жизненно важный момент от превращения в разрушительное событие с отчуждающим исходом. Автор:

  • дать другому человеку возможность собраться с силами
  • ведет личный рассказ о сложной ситуации обратной связи, с которой вы столкнулись, что подтверждает ценность получения и выслушивания критики
  • мгновенно объединяет вас с другим человеком через вашу общую уязвимость
  • переводят их с того, чтобы выслушать сообщение как пренебрежительное, на то, чтобы услышать его как поощрение или беспокойство

Джей подошел к Тони за его столом и дал ему знать, что у него есть небольшая обратная связь.«Тони, я здесь, чтобы быть для тебя тем, кем когда-то был для меня. Вы, наверное, заметили, что я отступаю, когда мы разговариваем. Я и другие неоднократно сталкивались с тем, что у вас не всегда хорошее дыхание. Это может быть просто обезвоживание, но я обеспокоен тем, что это может указывать на то, что вы, возможно, захотите обсудить со своим стоматологом или врачом ». Он протянул Тони пачку леденцов. Тони, хотя и немного смутился, улыбнулся и поблагодарил его. Джей пожал Тони руку и вернулся к своему столу.

Ситуация № 6: Вам нужно отказаться от решения, которое вы считаете неправильным.

Мэй-Ли — партнер и руководитель важнейшей исследовательской группы фармацевтической компании. Ее команда — единственная группа в компании, которая почти полностью состоит из китайцев и большинство женщин. Когда в офисе проводится реконструкция, несколько топ-менеджеров решают, какие группы будут перемещены на менее желательный подвальный уровень. Не спрашивая ее мнения, группа Мэй-Ли отправляется в подвал. Она чувствует себя обиженной.

Что вам следует сказать: «Это мое предпочтение.”

Иногда, когда что-то беспокоит вас, обращение к этому может вызвать у вас чувство беспокойства и противоречия. Вы можете потратить время на анализ и детальное описание защиты своей точки зрения, но это может просто усложнить ситуацию.

Почему это работает: Это позволит вам направить разговор на желаемое изменение, сохраняя при этом открытость для других подходов:

  • ясно выражает вашу озабоченность и то, что вы хотите
  • рассуждает, а не предлагает вызывающий диктат
  • , демонстрирующий, что вы готовы заняться потенциально деликатной темой
  • предупреждает других о том, что результат важен для вас достаточно, чтобы отслеживать его развитие

Мэй-Ли заглянула в кабинет своего менеджера.Она объяснила, что, поскольку комитет по переезду не консультировался с ней до того, как ее направили на переезд, она хотела поделиться своей точкой зрения в надежде, что ее менеджер поделится ею с комитетом. «Я понимаю, что некоторым командам придется переехать, но неясно, почему моя была выбрана для подвала. Я хочу, чтобы моя команда осталась на этом этаже. Это мое предпочтение ». Ее менеджер сделал заметки, подтвердил точку зрения Мэй-Ли и дал ей понять, что будет защищать ее команду.

Ситуация № 7: Вам необходимо сообщить о серьезной проблеме.

Ева — инженер из Кремниевой долины. Находясь на отраслевом мероприятии в Нью-Йорке, она возвращается в свой отель и видит своего менеджера в холле отеля. Он говорит ей, что прилетел туда, чтобы провести с ней время, потому что испытывает к ней сильные чувства. Когда Ева сообщает об этом Эйбу из отдела кадров, он говорит ей, что ее менеджер — один из лучших сотрудников компании, что он работает там много лет без происшествий и что она, вероятно, неверно истолковала то, что он сказал.

Что вам следует сказать: «Ваш ответ дает мне повод пойти дальше.”

Когда дело доходит до серьезных проблем, таких как сексуальные домогательства, все еще существует непоследовательность в том, как менеджеры и отделы кадров обрабатывают жалобы. Это может вызвать у вас беспокойство и беспокойство из-за того, что с вами снова плохо обращаются, из-за потери возможностей для продвижения по службе и даже из-за потери работы.

Почему это работает: Это серьезное заявление, сделанное в спокойном и прозаичном тоне, информирует правонарушителя и менеджеров о том, что вы не будете соучастником и не будете соблюдать правила поведения, и что вы найдете способ предпринять дальнейшие шаги. действие, автор:

  • устанавливает, что проблема никуда не исчезнет, ​​независимо от того, решат ли они уладить ситуацию самостоятельно или ответят на нее кому-то еще позже
  • открыто сообщает о своем плане эскалации
  • , демонстрирующий, что вы ожидаете, что правонарушитель понесет последствия за совершение ненадлежащего поведения, и что вы не понесете последствий за сообщение об этом
  • дает вам силы в данный момент, а не деморализует вас впоследствии

Ева не смутилась ответом Абэ.Она дословно записала его слова в свой блокнот и сказала: «Я поделилась с вами фактами. Ваш ответ дает мне повод пойти дальше ». Эйб приподнял брови и спросил: «Вы уверены, что эта битва стоит того, чтобы сражаться с вашим менеджером?» Ева снова дословно записала слова Эйба в свой блокнот. Она ответила: «Да, я уверена», и повторила: «Ваш ответ дает мне повод пойти дальше». Она поблагодарила Эйба и вышла из офиса, чтобы отправить электронное письмо другому руководителю компании с намерением добиться возмещения ущерба.

Аквакультура — National Geographic

Солайман Шейк демонстрирует урожай из небольшого пруда своего отца недалеко от Кхулны, Бангладеш: пресноводные креветки, прибыльный экспорт. Семья также разводит рыбу в пруду, а в засушливый сезон — рис, удобряемый рыбными отходами, — поликультура, которая утроила производство с небольшими негативными последствиями для окружающей среды. Фотография Джима Ричардсона

На темном сыром складе в предгорьях Блу-Ридж в Вирджинии Билл Мартин берет ведро с коричневыми гранулами и бросает их в длинный бетонный резервуар.Жирная белая тилапия размером с обеденную тарелку вспыхивает на поверхности. Мартин, президент Blue Ridge Aquaculture, одной из крупнейших в мире крытых рыбных ферм, улыбается безумному кормлению.

Джоэл К. Борн младший

Фотографии Брайана Скерри

«Это рыба Святого Петра, рыба, которую Иисус накормил народом», — говорит он, его скрипучий голос звучит, как у проповедника. Однако, в отличие от Иисуса, Мартин не раздает свою рыбу. Каждый день он продает 12000 фунтов живой тилапии на азиатские рынки из Вашингтона, округ Колумбия.К. в Торонто, и он планирует еще одну ферму на западном побережье. «Моя модель — птицеводство», — говорит он. «Разница в том, что наши рыбы совершенно счастливы».

«Откуда вы знаете, что они счастливы?» — спрашиваю я, отмечая, что коврик из тилапии в аквариуме выглядит достаточно толстым, чтобы по нему мог ходить Святой Петр.

«Обычно они показывают, что несчастны, умирая», — говорит Мартин. «Я еще не потерял аквариума с рыбой».

Индустриальный парк в Аппалачах может показаться странным местом для выращивания нескольких миллионов уроженцев Нила.Но в наши дни повсеместно появляются промышленные рыбные фермы. С 1980 года аквакультура увеличилась примерно в 14 раз. В 2012 году ее глобальный объем производства, от серебристого лосося до домашних морских огурцов, которые мог полюбить только китайский повар, достиг более 70 миллионов тонн, что впервые явно превысило производство говядины и составило почти половину. всей рыбы и моллюсков, потребляемых на Земле. Ожидается, что рост населения, рост доходов и репутация морепродуктов как полезные для сердца повысят спрос на 35 процентов или более всего в ближайшие 20 лет.Эксперты говорят, что в условиях стагнации мирового улова дикой рыбы практически все новые морепродукты придется выращивать.

«Мы не сможем получить весь необходимый нам белок из дикой рыбы», — говорит Розамонд Нейлор, эксперт по продовольственной политике Стэнфордского университета, занимавшаяся исследованиями систем аквакультуры. «Но люди очень настороженно относятся к тому, что мы собираемся создать еще одну индустрию откормочных площадок в океане. Поэтому они хотят, чтобы это было с самого начала ».

Есть веские причины для беспокойства.

Загоны для тилапии в Лагуна-де-Бэй, самом большом озере на Филиппинах, задыхаются от цветения водорослей, которое они помогли создать. Излишки запасов в озере производят большое количество разводимой рыбы, но избыток питательных веществ вызывает цветение, которое потребляет кислород — и убивает рыбу.

Новая «голубая революция», поставившая дешевые креветки, лосось и тилапию в вакуумной упаковке в продуктовые морозильные камеры, принесла с собой многие проблемы сельского хозяйства на суше: разрушение среды обитания, загрязнение воды и опасения, связанные с безопасностью пищевых продуктов. .В течение 1980-х годов огромные массивы тропических мангровых зарослей были снесены бульдозерами, чтобы построить фермы, которые теперь производят значительную часть мировых креветок. Загрязнение аквакультуры — гнилостный коктейль из азота, фосфора и мертвой рыбы — в настоящее время представляет собой широко распространенную опасность в Азии, где сосредоточено 90 процентов выращиваемой рыбы. Чтобы рыба оставалась живой в загонах с большим количеством животных, некоторые азиатские фермеры прибегают к антибиотикам и пестицидам, запрещенным к применению в США, Европе и Японии. В настоящее время США импортируют 90 процентов своих морепродуктов, около 2 процентов из которых проверяется Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.В 2006 и 2007 годах FDA обнаружило многочисленные запрещенные вещества, включая известные или предполагаемые канцерогены, в поставках аквакультуры из Азии.

Рыбные фермы в других частях земного шара тоже не были свободны от проблем. Современная лососевая промышленность, которая за последние три десятилетия поставила плотно упакованные сетчатые загоны, наполненные атлантическим лососем, в нетронутые фьорды от Норвегии до Патагонии, страдает от паразитов, загрязнения и болезней. Фермы шотландского лосося потеряли почти 10 процентов своей рыбы в 2012 году из-за амебной болезни жабр; в Чили с 2007 года инфекционная анемия унесла жизни лосося на сумму около двух миллиардов долларов.Вспышка болезни в 2011 году практически уничтожила креветочную промышленность в Мозамбике.

Проблема не в древнем искусстве аквакультуры как таковом; это его быстрое усиление. Китайские фермеры начали выращивать карпа на своих рисовых полях не менее 2500 лет назад. Но с учетом того, что объем продукции аквакультуры в этой стране составляет 42 миллиона тонн в год, рыбные загоны выходят на многие реки, озера и моря. Фермеры разводят в своих прудах быстрорастущие породы карпа и тилапии и используют концентрированный корм для рыб, чтобы максимизировать их рост.

«На меня очень повлияла зеленая революция в зерновых и рисе», — говорит Ли Сифа, генетик рыб из Шанхайского океанского университета. Ли известен как «отец тилапии» за создание быстрорастущей породы, которая стала основой китайской индустрии тилапии, производящей 1,5 миллиона тонн тилапии в год, большая часть которой идет на экспорт. «Хорошие семена очень важны», — говорит Ли. «Один хороший сорт может создать сильную отрасль, способную накормить больше людей. Это мой долг. Чтобы производить лучшую рыбу, больше рыбы, чтобы фермеры могли разбогатеть, а у людей было больше еды.”

Рабочие ловят канального сома на рыбоводной ферме America’s Catch в Итта-Бена, штат Миссисипи (слева). Ферма производит 30 миллионов фунтов рыбы каждый год из своих 500 прудов. Рыбы — вегетарианцы: их корм состоит из сои, кукурузы, риса, пшеницы и хлопковой муки без антибиотиков. «Мы едем по большой дороге, — говорит владелец Солон Скотт. «Это хороший и устойчивый источник белка». Тилапия (справа) показывает полный рот яиц, которые будут извлечены для вылупления на ферме.Вынашивание рта — наряду с быстрым ростом, вегетарианской диетой и способностью процветать в густых популяциях — помогает сделать тилапию легкой в ​​выращивании рыбой.

Рабочие ловят канального сома на рыбоводной ферме America’s Catch в Итта-Бена, штат Миссисипи. Ферма производит 30 миллионов фунтов рыбы каждый год из своих 500 прудов. Рыбы — вегетарианцы: их корм состоит из сои, кукурузы, риса, пшеницы и хлопковой муки без антибиотиков. «Мы едем по большой дороге, — говорит владелец Солон Скотт.«Это хороший и устойчивый источник белка».

Тилапия показывает полный рот яиц, которые будут извлечены для вылупления на ферме. Вынашивание рта — наряду с быстрым ростом, вегетарианской диетой и способностью процветать в густых популяциях — помогает сделать тилапию легкой в ​​выращивании рыбой.

Как сделать это, не распространяя болезни и загрязнение? Для фермера Билла Мартина, занимающегося выращиванием тилапии, решение простое: выращивать рыбу в аквариумах на суше, а не в загонах в озере или море.«Сетчатые загоны — это настоящее родео для коз», — говорит Мартин, сидя в офисе, украшенном охотничьими трофеями. «У вас морские вши, болезни, бегство и смерть. Вы сравните это со 100% контролируемой окружающей средой, возможно, настолько близким к нулевому воздействию на океаны, насколько это возможно. Если мы не оставим океаны в покое, мать-природа надерет нам задницы по-крупному ».

Рыбная фабрика

Мартина, однако, не оставляет без внимания землю и воздух, и ее содержание стоит недешево. Чтобы рыба оставалась живой, ему нужна система очистки воды, достаточно большая для небольшого городка; Электроэнергия для выработки энергии поступает из угля.Мартин рециркулирует около 85 процентов воды в своих резервуарах, а остальная часть — с высоким содержанием аммиака и рыбных отходов — направляется на местный очистной завод, а объемные твердые отходы отправляются на свалку. Чтобы восполнить потерю воды, он выкачивает полмиллиона галлонов в день из подземного водоносного горизонта. Цели Мартина — рециркулировать 99 процентов воды и производить собственное низкоуглеродное электричество за счет улавливания метана из отходов.

Но до этих целей еще несколько лет. И хотя Мартин убежден, что за рециркуляционными системами — будущее, пока лишь несколько других компаний производят рыбу, в том числе лосося, кобию и форель, в резервуарах на суше.

Водолаз ловит десятифунтовую кобию для отбора проб перед сбором урожая в одном из дюжины морских загонов Open Blue. В них могут поместиться сотни тысяч рыб, но они менее плотно заселены и лучше промыты, чем прибрежные загоны для лосося, поэтому они не загрязняют окружающую среду. Кобия содержит столько же полезного рыбьего жира, сколько и лосось.

В восьми милях от побережья Панамы Брайан О’Хэнлон движется в совершенно противоположном направлении. В один тихий майский день мы с 34-летним президентом Open Blue лежим на дне массивной ромбовидной клетки для рыб на глубине 60 футов под кобальтово-синей поверхностью Карибского моря и наблюдаем, как 40000 кобий делают медленное движение. , гипнотический пируэт над нами.Пузыри от наших регуляторов поднимаются им навстречу; один делает паузу, чтобы посмотреть в мою маску. В отличие от тилапии Мартина или даже лосося в коммерческом загоне, у этих восьмифунтовых молодняк достаточно места.

О’Ханлон, торговец рыбой из Лонг-Айленда в третьем поколении, вырос на знаменитом рыбном рынке Нью-Йорка Фултон, который служил его игровой площадкой. В начале 1990-х годов крах промысла трески в Северной Атлантике и импортные пошлины на норвежского лосося обанкротили семейный бизнес.Его отец и дяди постоянно говорили, что будущее отрасли — это разведение рыбы. В подростковом возрасте О’Хэнлон начал выращивать красного окуня в гигантском резервуаре в подвале своих родителей.

Сейчас у берегов Панамы он управляет крупнейшей оффшорной рыбной фермой в мире. У него около 200 сотрудников, большой инкубаторий на берегу и флот ярко-оранжевых судов для обслуживания дюжины гигантских садков, которые могут вместить более миллиона кобий. Популярная спортивная рыба, кобия вылавливается в коммерческих целях только в небольших количествах — в дикой природе рыба слишком одиночная, — но ее стремительный рост делает ее популярной среди фермеров.Как и лосось, он полон полезных омега-3 жирных кислот и дает мягкое, маслянистое белое филе, которое, по словам О’Ханлона, идеально подходит для придирчивых поваров. В прошлом году он отправил 800 тонн кобии в элитные рестораны США. В следующем году он надеется удвоить это количество и, наконец, получить прибыль.

В шельфе высокие затраты на техническое обслуживание и эксплуатацию. Хотя большинство операций с лососем проводится в защищенных бухтах у берега, волны над клетками О’Ханлона могут достигать 20 футов и более.Но вся эта стремительная вода — это суть: он использует разбавление, чтобы избежать загрязнения и болезней. Мало того, что его клетки заполнены в несколько раз меньше плотности типичной лососевой фермы, но также, когда они сидят на большой глубине, их постоянно смывает течение и волны. До сих пор О’Ханлону не приходилось лечить кобию антибиотиками, а исследователи из Университета Майами не обнаружили никаких следов рыбных отходов за пределами его загонов. Они подозревают, что разбавленные отходы поглощаются недоедающим планктоном, поскольку прибрежные воды бедны питательными веществами.

О’Ханлон находится в Панаме, потому что он не смог получить разрешение на строительство в США. Беспокойство общественности по поводу загрязнения окружающей среды и ожесточенная оппозиция со стороны коммерческих рыбаков заставили прибрежные штаты с подозрением относиться к любым рыбоводным хозяйствам. Но О’Ханлон убежден, что он является первопроходцем следующего большого шага в аквакультуре.

«Это будущее», — говорит он, когда мы попрощались с кобией и вернулись на борт его оранжевой лодки. «Это то, что промышленность должна будет сделать, чтобы продолжать расти, особенно в тропиках.«Рециркуляционные системы, подобные системе Мартина, — говорит он, — никогда не произведут достаточного количества биомассы. «У них нет возможности расширяться, чтобы удовлетворить рыночный спрос. А чтобы сделать один прибыльным, это как загон для откорма крупного рогатого скота, где вы запихиваете столько рыбы, что просто пытаетесь сохранить им жизнь. Вы не обеспечиваете им наилучшие условия ».

Густаво Вальдес из компании Pesquera Delly seafoods осматривает креветок, выращенных в Калифорнийском заливе, в трех милях от Гуаймаса. Его четыре клетки (слева) производят от 5 до 13 тонн креветок каждые четыре-шесть месяцев.Они оказывают меньшее влияние, чем обычные креветочные фермы, но требуют субсидий правительства Мексики. «Чтобы добиться экономии, нам необходимо производить 30 тонн в клетке», — говорит Вальдес.

Густаво Вальдес из компании Pesquera Delly seafoods осматривает креветок, выращенных в Калифорнийском заливе, в трех милях от Гуаймаса. Его четыре клетки (слева) производят от 5 до 13 тонн креветок каждые четыре-шесть месяцев. Они оказывают меньшее влияние, чем обычные креветочные фермы, но требуют субсидий правительства Мексики.

«Чтобы добиться экономии, нам нужно производить 30 тонн в клетке», — говорит Вальдес.

Неважно, выращиваете ли вы рыбу в морской садке или в аквариуме с фильтром на суше, вам все равно придется кормить ее. У них есть одно большое преимущество перед наземными животными: их нужно гораздо меньше кормить. Рыбам нужно меньше калорий, потому что они хладнокровны и потому, что, живя в плавучей среде, они не так сильно борются с гравитацией. Для производства фунта выращенной рыбы требуется примерно фунт корма; требуется почти два фунта корма, чтобы произвести фунт курицы, около трех фунтов на фунт свинины и около семи фунтов на фунт говядины.Как источник животного белка, который может удовлетворить потребности девяти миллиардов человек с наименьшим спросом на ресурсы Земли, аквакультура, особенно для всеядных животных, таких как тилапия, карп и сом, выглядит хорошей ставкой.

фунтов стерлингов

фунт стерлингов

Различные источники животного белка в нашем рационе предъявляют разные требования к природным ресурсам. Одним из показателей этого является «коэффициент конверсии корма»: оценка корма, необходимого для набора одного фунта массы тела. По этому показателю выращивание лосося примерно в семь раз эффективнее, чем выращивание говядины.

Но у некоторых выращиваемых на фермах рыб, которые любят есть состоятельные потребители, есть и недостаток: они прожорливые хищники. Высокая скорость роста, которая делает кобию хорошим сельскохозяйственным животным, поддерживается в дикой природе за счет диеты из более мелких рыб или ракообразных, которые обеспечивают идеальную смесь питательных веществ, включая жирные кислоты омега-3, которые так нравятся кардиологам. Фермеры кобии, такие как O’Hanlon, кормят свои рыбные гранулы, содержащие до 25 процентов рыбной муки и 5 процентов рыбьего жира, а остальная часть — в основном питательные вещества на основе зерна.Шрот и масло поступают из кормовой рыбы, такой как сардины и анчоусы, которые стекаются на огромных косяках у тихоокеанского побережья Южной Америки. Эти кормовые промыслы являются одними из крупнейших в мире, но они подвержены резким спадам.

Доля аквакультуры в улове кормовой рыбы с 2000 года почти удвоилась. Сейчас она поглощает почти 70 процентов мировых поставок рыбной муки и почти 90 процентов мирового рыбного жира. Рынок настолько горяч, что многие страны отправляют корабли в Антарктиду для вылова более 200 000 тонн крошечного криля в год — основного источника пищи для пингвинов, тюленей и китов.Хотя большая часть криля попадает в фармацевтические препараты и другие продукты, для критиков аквакультуры идея вакуумирования нижней части пищевой цепочки с целью производства кусков относительно дешевого белка звучит как экологическое безумие.

В свою защиту рыбоводы становятся более эффективными, разводят всеядную рыбу, такую ​​как тилапия, и используют корма, содержащие соевые бобы и другие зерновые; В наши дни корм для лосося обычно составляет не более 10 процентов рыбной муки. Количество кормовой рыбы, используемой на фунт продукции, снизилось примерно на 80 процентов по сравнению с тем, что было 15 лет назад.Он может упасть еще больше, говорит Рик Бэрроуз, который последние три десятилетия разрабатывает корма для рыб в своей лаборатории Министерства сельского хозяйства США в Бозмане, штат Монтана. «Рыбе не требуется рыбная мука», — говорит Бэрроуз. «Им нужны питательные вещества. Мы кормим радужную форель в основном вегетарианскими рационами вот уже 12 лет. Сегодня аквакультура могла бы отказаться от рыбной муки, если бы захотела ».

Заменить рыбий жир сложнее, потому что он содержит ценные жирные кислоты омега-3.В море они вырабатываются водорослями, затем проходят по пищевой цепи, накапливаясь по пути в более высоких концентрациях. Некоторые компании по производству кормов уже извлекают омега-3 прямо из водорослей — процесс, используемый для получения омега-3 из яиц и апельсинового сока. Это дает дополнительное преимущество в виде снижения ДДТ, ПХБ и диоксинов, которые также могут накапливаться в выращиваемой рыбе. Еще более быстрое решение, как говорит Розамонд Нейлор из Стэнфорда, — это генетическая модификация масла канолы для производства высоких уровней омега-3.

На рассвете на китайском побережье Фуцзянь фермеры, выращивающие водоросли, отправляются ухаживать за своими водными полями.Такие фермы помогают Китаю выращивать 12 миллионов тонн продуктов питания в год без почвы, пресной воды и удобрений, кроме стоков с земли. Океаны покрывают 71 процент Земли, но на данный момент обеспечивают менее 2 процентов нашей пищи. Фотография Джорджа Стейнмеца

Выяснение того, чем кормить выращиваемую рыбу, в конечном итоге может быть более важным для планеты, чем вопрос о том, где ее разводить. «Вся концепция перемещения в прибрежные воды и на сушу не связана с тем, что нам не хватает места в прибрежной зоне», — говорит Стивен Кросс из Университета Виктории в Британской Колумбии, который был консультантом по окружающей среде в отрасли аквакультуры. в течение многих десятилетий.Хотя загрязнение от прибрежных лососевых ферм стало фингалом для всей отрасли, по его словам, в наши дни даже лососевые фермы производят в 10-15 раз больше рыбы, чем они производили в 1980-х и 1990-х годах, при незначительной степени загрязнения. В отдаленном уголке острова Ванкувер он пробует что-то новое и даже менее опасное.

Его источником вдохновения является древний Китай. Более тысячи лет назад, во времена династии Тан, китайские фермеры разработали сложную поликультуру карпа, свиней, уток и овощей на своих небольших семейных фермах, используя навоз уток и свиней для удобрения прудовых водорослей, на которых пасутся карпы.Позже карпа стали добавлять в затопленные поля, где всеядные рыбы поедали насекомых-вредителей и сорняки и удобряли рис, прежде чем стать пищей. Такая поликультура карпа и риса стала основой традиционной китайской рыбно-рисовой диеты, веками питавшей миллионы китайцев. Он по-прежнему используется на более чем семи миллионах акров рисовых полей в стране.

Во фьорде на побережье Британской Колумбии Кросс создал собственную поликультуру. Он питается только одним видом — гладким, выносливым уроженцем северной части Тихого океана, известным как саблевая рыба или черная треска.Немного по течению от их загонов он поставил подвесные корзины, полные местных моллюсков, устриц и гребешков, а также мидий, которые питаются прекрасными органическими экскрементами рыбы. Рядом с корзинами он выращивает длинные ряды сахарных водорослей, которые используются в супах и суши, а также для производства биоэтанола; эти водные растения еще больше фильтруют воду, превращая почти все оставшиеся нитраты и фосфор в ткани растений. На морском дне, на 80 футов ниже рыбных загонов, морские огурцы — считающиеся деликатесом в Китае и Японии — собирают более тяжелые органические отходы, которых не хватает другим видам.По словам Кросса, за исключением соболя, его систему можно было бы установить на существующие рыбные фермы, чтобы она служила гигантским фильтром для воды, который давал бы дополнительный корм и прибыль.

«Никто не начинает заниматься фермерским производством, не желая заработать денег», — добавляет он за тарелкой обжаренного сабля и гребешков размером с печенье. «Но вы не можете просто перейти на громкость, громкость, громкость. Мы стремимся к качеству, разнообразию и устойчивости ».

Сельское хозяйство взлетает, пока стойло для вылова диких уловов

В связи с ростом спроса и чрезмерным выловом многих морских рыбных запасов почти половина всех морепродуктов поступает теперь из аквакультуры, которая на протяжении десятилетий росла двузначными числами.Большая часть прироста приходится на Азию, где находится 90 процентов рыбных хозяйств. Китай, мировой лидер, дополнительно импортирует рыбу для производства рыбьего жира, кормов для рыбы и других продуктов.

Перри Расо из Матунака, Род-Айленд, выращивает монокультуру, а не поликультуру, но он совсем не кормит своих водных животных — а их у него 12 миллионов. Расо — устричный фермер, один из нового поколения производителей моллюсков, которых благословил практически каждый, от программы наблюдения за морепродуктами в аквариуме Монтерейского залива до нового Попечительского совета по аквакультуре, который недавно опубликовал свои первые стандарты на моллюсков.Эти группы говорят, что ключ к устойчивости — это научиться есть дальше по пищевой цепочке. Моллюски — это всего лишь одна ступенька снизу вверх. И помимо производства полезных для здоровья продуктов с низким содержанием жиров и высоким содержанием омега-3, фермы по выращиванию моллюсков очищают воду от лишних питательных веществ.

Расо, с его мощным телосложением, пятичасовой тенью и толстовкой рыбака, больше похож на студенческого рестлера, которым он когда-то был, чем на самого зеленого парня в аквакультурном бизнесе. Он начал свою ферму на последнем курсе и вскоре начал продавать свои устрицы на фермерских рынках.«Я добирался туда, оглядывался и спрашивал: что я делаю среди всех этих хрустящих людей?» Расо говорит. «Но потом я начал зарабатывать больше денег, начал есть местные продукты, и знаете что? Это было хорошо «. Летом Raso обслуживает 800 человек в день в устричном баре Matunuck. Тем временем Университет Род-Айленда отправил его в учебные поездки в Африку, где аквакультура бурно развивается и где люди отчаянно нуждаются в доступном и полезном белке.

В нескольких сотнях миль к северу, в прозрачных, холодных водах у залива Каско, два водника штата Мэн, Пол Доббинс и Толлеф Олсон, продвинулись еще дальше в пищевой цепи.Наблюдая за закрытием одного коммерческого промысла за другим, опустошающим прибрежные общины штата Мэн, они запустили первую коммерческую ферму по выращиванию водорослей в США в 2009 году. Они начали с 3000 погонных футов линии ламинарии, а в прошлом году вырастили 30 000, выловив три вида, которые могут расти. до пяти дюймов в день, даже зимой. Их компания, Ocean Approved, продает водоросли в виде свежезамороженных, очень питательных салатов, телятины и макарон в ресторанах, школах и больницах на побережье штата Мэн. Ферму посетили делегации из Китая, Японии и Южной Кореи — производство морских водорослей в Восточной Азии стоит пять миллиардов долларов.

Давайте все будем есть водоросли? «Мы называем водоросли полезными овощами, — говорит Доббинс, — потому что мы можем создать питательный пищевой продукт без пашни, пресной воды, удобрений и пестицидов. И при этом мы помогаем очищать океан. Мы думаем, что океан одобрит ».

Писатель Джоэл К. Борн-младший работает над книгой о еде. Брайан Скерри сфотографировал синего тунца для нашего мартовского номера.

Журнал благодарит Фонд Рокфеллера и членов Национального географического общества за их щедрую поддержку этой серии статей.

Все карты и графика: Вирджиния У. Мейсон, Джейсон Трит и Мэтью Туомбли, сотрудники NGM; Шелли Сперри. Интегрированная аквакультура, источник: Стивен Кросс, Университет Виктории, Британская Колумбия. Внутренняя аквакультура, источник: Blue Ridge Aquaculture. Аквакультура в открытом океане, источник: Брайан О’Хэнлон, Open Blue. Фунт за фунт, источники: Малкольм Беверидж, WorldFish; Родни Хилл, Университет Айдахо; Роберт Свик, Университет Новой Англии, Австралия; Совет по развитию сельского хозяйства и садоводства Великобритании.Сельское хозяйство взлетает, пока дикий улов становится стойлом, источники: FAOSTAT; Услуги глобальной торговой информации.

Действительно ли вороны делали эти дары для человека, который их кормит?

Мы кормили небольшую семью из четырех ворон (спариваемая пара и их двухлетние дети) в течение нескольких лет. На прошлой неделе два дня подряд оставляли эти подарки, петлицы, продетые на сосновые веточки. Это не только щедро, но и творчески, это искусство.
Мой разум взорван.pic.twitter.com/tT5ORZ3AHL

— Стюарт Дальквист (@StuartDahlquist) 24 марта 2019 г.

Стюарт Далквист кормил семью американских ворон на своем заднем дворе более четырех лет, прежде чем вороны вернули ему что-то. По крайней мере, на его взгляд.

Одним недавним мартовским утром Дальквист вышел из своего дома к северо-востоку от Сиэтла и заметил короткую сосновую веточку с продетой на конце концом содовой. Он был расположен прямо у его черного хода, именно там, где он каждый день оставляет подношение сушеного корма для кошек.На следующий день он обнаружил на том же месте вторую веточку, идентичную первой. Он и его жена гуляли по окрестностям, но не могли найти другого объяснения странным объектам. Они рассудили, что вороны, должно быть, прикрепили ярлыки к стволам сосны и оставили их, чтобы их могли найти люди-благодетели.

Далквист, музыкант и разнорабочий, который занимается установкой дверей для домашних животных, поделился фотографией веточек в Twitter. «Это не только щедрость, это творчество, это искусство», — писал он.Он стал вирусным, набрав более 9000 ретвитов и 33000 лайков.

Но действительно ли возможно, что вороны создали эти предметы и специально оставили их, чтобы Далквист мог их найти?

«Это определенно не то поведение, которое я когда-либо видел», — говорит Кейли Свифт, специалист по поведению животных, изучающая корвидов в Вашингтонском университете. «Но меня не обязательно удивит, если это сделает ворона».

Вороны, как члены семейства врановых, — очень умные существа, которые делают инструменты, узнают отдельных людей и учатся друг у друга.Дикие вороны, как известно, не создают и не выставляют напоказ произведения искусства. Но они иногда оставляют такие предметы, как ключи, потерянные серьги, кости или камни, для людей, которые их кормят, — поведение, которое Джон Марцлафф, эколог по охране природы и коллега Свифта из Вашингтонского университета, называет «дарением».

Марзлафф впервые узнал о дарах в начале 2000-х, когда собирал рассказы для новой книги об интеллекте ворон. Мужчина, который годами кормил ворон на заднем дворе, рассказал Марзлаффу, что однажды он обнаружил леденцовое сердечко на своей кормушке для птиц.Хотя поначалу Марцлафф был настроен скептически, он не смог найти другого разумного объяснения появления сердца, кроме того, что его там оставила ворона.

Не каждый, кто кормит ворон, получает странные предметы, но существует достаточно анекдотических свидетельств, что Марцлафф не сомневается, что это случается. Поведение недостаточно изучено, но ограниченные данные свидетельствуют о том, что врановые животные по-разному ведут себя с людьми, с которыми они знакомы. Например, исследование 2014 года, проведенное Институтом Конрада Лоренца в Австрии, показало, что вороны и вороны были более мотивированы к обмену объектами с людьми-экспериментаторами, которых они знали, а не с людьми, которых они не делали.

Узнайте больше о поведении ворон, воронов и других врановых животных с нашим

Однако ученые не могут знать, почему птицы оставляют эти объекты. «В поведении животных это всегда является проблемой — намерение, потому что мы не можем их спросить», — говорит Дженнифер Кэмпбелл-Смит, поведенческий эколог, получившая докторскую степень по изучению ворон в Бингемтонском университете.

Люди быстро предполагают, что вороны оставляют предметы в знак благодарности.Ведь люди часто находят «дары» там, где кормят врановых животных, подразумевая некую взаимность. Но когда мы предполагаем благодарность, мы проецируем человеческие эмоции на животных, — говорит Свифт.

Скорее, одаренность может легко начаться как несчастный случай, говорит она. Любопытные вороны часто улетают с предметом, затем теряют к нему интерес и оставляют его позади. Если ворона оставит объект, куда люди разносят еду, эти люди могут разволноваться и выложить еще больше еды. Ворона узнает, что оставление случайных предметов означает более крупный обед, и может научить других ворон в семье делать то же самое.«Если вы когда-нибудь дрессировали собаку, вы знаете, что еда — отличный мотиватор для подкрепления поведения, — говорит Свифт.

Создание «подарка» путем целенаправленной нанизывания металлических пластинок соды на веточки сделало бы такое поведение на шаг дальше того, что эти ученые видели раньше. Но Марцлафф и Кэмпбелл-Смит также не исключают, что вороны Далквиста сделали веточки для газированных напитков. «Я очень скептически отношусь к случайным источникам в Интернете, но, зная об этих птицах и их интеллекте, я не был бы шокирован», — говорит Кэмпбелл-Смит.

Мы можем не знать, почему вороны делают то, что они делают, но это не делает этих существ менее привлекательными, — говорит Свифт. «Это по-прежнему замечательный пример того, как вороны действительно наблюдают за нами и помнят о нас — и по-своему собирают данные для лучшего способа манипулировать нами», — говорит она.

Со своей стороны, Далквист планирует продолжать кормить ворон и рассматривает возможность сделать татуировку из веточек сосны. Он хотел бы рассказать воронам о своем вирусном посте. Но вороны остаются воронами, а твит съесть нельзя.

Капрал Работы Милосердия

Телесные дела милосердия


Телесные дела милосердия находятся в учении Иисуса и дают нам образец того, как мы должны относиться ко всем другим, как если бы они были замаскированным Христом. Это «благотворительные акции, с помощью которых мы помогаем нашим соседям в их телесных нуждах» (USCCA). Они отвечают основным потребностям человечества, когда мы вместе путешествуем по этой жизни.

Семь Капрал Работы Милосердия перечислены ниже.После каждого дела милосердия есть предложения и советы по их воплощению в нашей повседневной жизни. Есть свои предложения? Сообщите нам @USCCB и используйте хэштег #mercyinmotion.

Накормите голодных

В этом мире много людей, которые живут без еды. Когда так много нашей еды тратится впустую, подумайте, как правильная практика управления вашими собственными пищевыми привычками может принести пользу другим, у которых нет тех же ресурсов.

  • Есть вкусная еда на День Благодарения или Рождественский ужин? Сделайте пожертвование на благотворительную или рождественскую еду, чтобы каждый мог что-нибудь перекусить.
  • Исследуйте, выявляйте и вносите финансовый вклад в организации, которые служат голодным.
  • В следующий раз, когда вы будете готовить рецепт, который можно легко заморозить, сделайте двойную партию и отдайте одну в местную кладовую или на столовую.
  • Старайтесь не покупать больше еды, чем вы можете съесть. Если вы заметите, что в конечном итоге каждую неделю выбрасываете продукты, покупка меньшего количества продуктов позволит сократить отходы и позволит вам пожертвовать сбережения тем, кто в них нуждается.
Напоить жаждущих

Многие из наших братьев и сестер во Христе не имеют доступа к чистой воде и страдают от отсутствия этой элементарной потребности.Мы должны поддерживать усилия тех, кто работает над повышением доступности этого важного ресурса.

  • Мы считаем само собой разумеющимся, что у нас есть доступ к чистой воде. Сделайте пожертвование на строительство колодцев для воды для тех, кто в этом нуждается.
  • Организуйте группу детей, участвующих в спортивной команде (например, по футболу) или в летнем лагере. Предложите им собрать воду в бутылках и раздать в приюте для семей. Если родители могут быть вовлечены, попросите их сопровождать своих детей в доставке воды семьям.
  • Сделайте то же самое для молодежи и молодых взрослых групп.
  • Старайтесь не тратить воду попусту. Не забывайте выключать водопроводный кран, когда чистите зубы или моете посуду, это может помочь, особенно в регионах, страдающих от засухи.
Приют для бездомных

Есть много обстоятельств, которые могут привести к тому, что кто-то станет человеком без дома. Христос побуждает нас выходить на улицу и встречаться с бездомными, подтверждая их ценность и помогая им искать решение проблем, с которыми они сталкиваются.

  • Узнайте, связан ли ваш приход или епархия с местным приютом для бездомных, и поработайте какое-то время волонтером.
  • Пожертвуйте время или деньги организациям, которые строят дома для тех, кто нуждается в приюте.
  • Многим приютам для бездомных нужны теплые одеяла для кроватей. Если вы умеете вязать или шить, это будет подарком с особой любовью.
  • Миллионы детей и семей находятся в движении, спасаясь от войны, болезней, голода и невыносимых условий жизни и ищущих мира и безопасности.Привлекайте приходские группы из детей, молодежи, молодых людей и семей к проведению некоторых исследований причин и проблем, с которыми эти семьи сталкиваются, чтобы выжить. Обратитесь в католическую социальную службу или в епархиальные офисы мира и справедливости за помощью в вашем исследовании. Ищите способы предоставить приют бездомным на местном, региональном, национальном или международном уровне.
навещать больных

Больных часто забывают или избегают. Несмотря на болезнь, этим людям все еще есть что предложить тем, кто находит время навестить их и утешить их.

  • Сдать кровь
  • Проведите время, работая волонтером в доме престарелых — проявите творческий подход и используйте свои таланты (например, пойте, читайте, рисуйте, называйте Бинго и т. Д.)!
  • Найдите время в субботу, чтобы остановиться и навестить пожилого соседа.
  • Предложение по оказанию помощи лицам, ухаживающим за хронически больными членами семьи, на разовой или периодической основе. Предоставьте лицам, осуществляющим уход, свободное время от их обязанностей по уходу, чтобы они могли отдохнуть, выполнить личные дела или насладиться расслабляющим отдыхом.
  • В следующий раз, когда вы будете готовить еду, которую можно легко заморозить, приготовьте двойную партию и отдайте ее семье в вашем приходе, у которой есть больной любимый человек.
в гости к узникам

Люди в тюрьме — это все еще люди, созданные по образу и подобию Божьему. Независимо от того, что кто-то сделал, они заслуживают возможности услышать Слово Божье и найти Истину послания Христа.

  • Посмотрите, есть ли в вашем или ближайшем приходе тюремное служение, и если да, примите участие.
  • Станьте волонтером, чтобы помогать благотворительным организациям, раздающим рождественские подарки детям, родители которых находятся в тюрьме, или делать пожертвования.
похоронить мертвых

Похороны дают нам возможность скорбеть и поддержать других в трудные времена. Своими молитвами и действиями в это время мы показываем свое уважение к жизни, которая всегда является даром от Бога, и утешением для тех, кто скорбит.

  • Отправьте открытку тому, кто недавно потерял любимого человека. Сделайте свою собственную карточку и воспользуйтесь некоторыми из этих молитв.
  • Посетите кладбище и помолитесь за тех, кого вы потеряли.
  • Потратьте время на планирование своей собственной похоронной мессы, прочтите Орден христианских похорон и найдите нашу надежду в Воскресении.
подавать милостыню бедным

Пожертвовать деньги организациям, которые имеют возможность оказывать поддержку и услуги тем, кто в ней нуждается. Изучите и найдите организации, которые ставят людей в первую очередь на нужды, а не на прибыль.

  • Пропустите утренний латте и положите деньги в корзину для сбора в церкви.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *