Ибн сина кто это: Авиценна (Ибн Сина) Полное имя – Абу Али Хусейн Ибн Абд Аллах Ибн сина (род. в 980 г. – ум. в 1037 г.)

Содержание

Авиценна (Ибн Сина) Полное имя – Абу Али Хусейн Ибн Абд Аллах Ибн сина (род. в 980 г. – ум. в 1037 г.)

Авиценна (Ибн Сина)

Полное имя – Абу Али Хусейн Ибн Абд Аллах Ибн сина (род. в 980 г. – ум. в 1037 г.)

Великий ученый, философ, врач, поэт и музыкант. Этот человек обладал поистине энциклопедическими знаниями. Его научные труды охватывали все области естественных наук. Ибн Сина смог стать неоспоримым авторитетом в области медицины более чем на 500 лет. Его книги, в частности «Канон врачебной науки» в 5 частях, на протяжении 600 лет являлись основными учебными пособиями для студентов европейских медицинских университетов.

Ибн Сина, больше известный в мире под латинизированным именем Авиценна, родился в сентябре 980 г. в небольшом укрепленном селении Афшана, расположенным недалеко от Бухары. В своей автобиографии он писал: «Отец мой был из Балха и приехал оттуда в Бухару во дни правления

Самонида Нух Ибн Мансура и занялся там работой в диване – канцелярией. Ему предоставили управление Хармайсаном, центром одного из бюликов (районов) в окрестностях Бухары. Из Афшаны, одного из ближайших селений, он взял в жены мою мать, по имени Ситара – звезда. Там же и родились сначала я, а затем и мой брат». Родителям Ибн Сины нравилось имя Хусейн. Они давно решили так назвать своего первенца. В благородных домах вместе с именем ребенку давали и прозвище – кунью. Отец Абдаллах смеясь говорил: «Когда у моего мальчика родится сын, пусть же не мучается мой Хусейн. Я уже дал имя его будущему сыну Али. Кунья будет Абу Али». Но отец не догадывался, какая судьба ждет его сына. У Ибн Сины никогда не будет семьи, а вся жизнь его – это сплошной путь от города к городу.

Уже с детства Хусейн проявлял любознательность, десятки раз в день задавая вопросы: почему, когда, как? Отец самостоятельно занимался образованием сына. Его дом был местом, в которое часто приезжали ученые из Бухары, так что детство маленького Хусейна прошло в благодатной атмосфере.

Когда мальчику исполнилось 5 лет, вся семья переехала в Бухару – столицу большого государства Самонидов. В этот город съезжались образованные люди со всего Востока: философы, поэты, врачи, музыканты. К тому же в Бухаре находилась богатейшая дворцовая библиотека.

Ибн Сина был принят в начальную мусульманскую школу – мэктэб, которую закончил в 10 лет. В классе он был самым маленьким из учеников. Любопытный мальчишка сразу же начал задавать учителю (хатибу) Убайду множество вопросов, но в ответ слышал лишь одно: «Учи Коран. Там на все есть ответы».

После школы юный Хусейн занимался с другим учителем, Абу Абдаллахом ан-Натили, который обучал его арабскому языку, грамматике, математике, стилистике. Как-то раз Ибн Сина заявил: «Я выучил весь Коран, теперь я могу задать свои вопросы?» Хатиб удивился: «Коран учат долгие годы, и редким мусульманам, знающим его наизусть, дают почетное звание хафис». – «Значит, я хафис», – ответил пытливый ученик. Хусейн блестяще сдал экзамен, не пропустив ни одного слова из Корана.

Он удивил всех своей феноменальной памятью и глубоким знанием арабской литературы.

После завершения школьного образования Ибн Сина становится шейхом. Вспоминая свое детство, он писал: «К 10 годам я изучил Коран и литературную науку и делал такие успехи, что все поражались».

Впоследствии Хусейн занимался самообразованием, а отец, видя неординарные способности сына, нанимал самых лучших учителей. Вскоре талантливый ученик не только догнал наставника, но и неоднократно ставил его в тупик своими познаниями, задавая каверзные вопросы. «Пять, шесть теорем я изучил при помощи учителя, остальные – самостоятельно. Натили оказался не в силах обучать меня», – вспоминал Хусейн.

Когда Ибн Сине не исполнилось и двенадцати лет, по совету знаменитого врача и философа Абу Салаха ал-Масихи, он всерьез заинтересовался медициной. Ему приходилось осматривать трупы, которые оставались после кровопролитных битв. «Посещал я больных, и в результате достигнутого мною опыта открылись такие врата исцеления, что это не поддается описанию, а было мне в это время 16 лет», – писал Авиценна.

Сначала Ибн Сина изучал медицину под руководством Абу-л-Мансура Камари, известного бухарского медика, но вскоре начал самостоятельную практику и за короткое время стал широко известным врачом. Неудивительно, что именно его пригласили во дворец для лечения эмира Бухары Нуха ибн-Мансура. Отчего заболел эмир и как его лечил Ибн Сина, точно не известно, но можно сказать одно – лечение помогло. Наградой молодому талантливому врачу стал доступ к знаменитому книгохранилищу Самонидов. В библиотеке Ибн Сина работал несколько лет подряд. Именно там он завершил свое самообразование. Некоторые историки предполагают, что в это время он задумал создать книгу по медицине, в которой планировал обобщить опыт предшествующих поколений врачей и свой собственный. В 18 лет Ибн Сина вел активную переписку с крупнейшими учеными Востока, в том числе среднеазиатским ученым-энциклопедистом Бируни. А в 20 лет написал несколько книг: многотомный медицинский словарь, энциклопедию о естественных науках, книги разъяснений законов, состоящие из 20 томов.

Многое из задуманного осталось невыполненным в связи со смертью его отца в 999 г. К тому же изменилась и политическая ситуация в стране. Двор Самонидов был разрушен нападением турецкого религиозного фанатика Махмуда. Один из красивейших городов – Бухару – нещадно разграбили карахиниды, огромнейшая библиотека сгорела. С этого времени на плечи Ибн Сины легла забота о семье. Он принял решение переехать в Гуранж – столицу Хорезма.

Его выбор был не случайным. Хорезмшах покровительствовал ученым, а его дворец стал местом обсуждения новых научных теорий. Вскоре в Хорезм прибыли Бируни и Масихи. Несколько лет ученые занимались научными исследованиями: проводили физические и химические опыты, наблюдали за звездным небом.

Но через несколько лет судьба вновь заставила Ибн Сину искать новое пристанище. Властелин соседнего государства султан Махмуд Газневи потребовал, чтобы ученые прибыли в столицу, дабы оказать им особую почесть – присутствовать на собрании у султана. На самом же деле он вынес им смертный приговор.

Ибн Сина и его учитель Масихи отказались ехать к султану и решили бежать через пустыню Кара-Кум. На третий день пути их настиг сильный ураган. Беглецы заблудились, у них не осталось еды и воды. Вскоре Масихи умер в пустыне, а Ибн Сина чудом спасся.

Но султан Махмуд Газневи не отступил от своего намерения. По всем городам были разосланы гонцы с описанием внешности Ибн Сины. За его голову была обещана большая награда. Скитания великого ученого закончились в Гургане. В это время Ибн Сина начал работать над «Каноном врачебной науки». Позже, спасаясь от преследования, он побывал у владык городов Абиверда, Нишапура, Турса, Рея.

В 1016 г. ученый попал в Хамадан и вскоре стал придворным врачом, а чуть позже – визирем правителя Хамадана. Как врач Ибн Сина пользовался огромным уважением и почетом, но как талантливый человек – приобрел массу врагов среди мусульманского духовенства. Ученый всегда отличался независимостью суждений, и его философские убеждения расходились с догмами ислама. Современник Ибн Сины имам Аль Газали назвал его неверным, а его труды подверг запрету. Много врагов ученый нажил себе и среди военных. Они требовали казнить строптивого визиря за инакомыслие, но эмир встал на его защиту и заменил казнь изгнанием. Через 40 дней после этого события у эмира Хамадана случился очередной приступ болезни, который заставил правителя не только отыскать Ибн Сину, но и вернуть ему должность визиря.

Спустя несколько лет ученый поступил на службу к эмиру из Хафана Шамсу ад-Даулаху. В это время он активно работал над книгой «Исцеление». Но его местонахождение стало известно султану Махмуду, Ибн Сину схватили и по ложному доносу заточили в крепость.

В заключении он пробыл 4 месяца и все это время работал над новыми научными трудами. В тюрьме у Ибн Сины не было книг, однако благодаря своей феноменальной памяти он ни на день не прекращал работу. В это время были написаны трактат «О Хайе, сыне Якзана» и другие.

Последние четырнадцать лет жизни Ибн Сина провел в Исфахане, где ему были созданы благоприятные условия для научной работы.

Во время очередного похода правителя Аль ад-Даула против одного из газневидских полководцев у Ибн Сины внезапно обнаружилась серьезная болезнь. Вылечиться самостоятельно ему не удалось, в июне 1037 г. выдающийся ученый умер от болезненного истощения.

Некоторые ученые считают, что смерть знаменитого врача связана с передозировкой опиума, который он рекомендовал применять для лечения диареи и болезней глаз.

Перед смертью Ибн Сина продиктовал свое завещание малознакомому человеку. В нем указывалось, что все нажитое им имущество следует раздать бедным, а слуг отпустить на волю.

О великом ученом написано множество легенд, сказок, песен, которые до сих пор можно услышать в Бухаре. Так одна из легенд рассказывает о том, что Ибн Сина смог создать 40 лекарств, воскрешающих умерших, и взял со своего ученика слово, что после смерти Ибн Сины тот оживит его, используя каждое из этих лекарств по очереди. Вскоре учитель умер, и воспитанник начал выполнять его завещание. Постепенно, под воздействием различных снадобий тело умершего становилось все более юным и свежим.

Осталось применить сосуд с последним лекарством, но, переволновавшись, ученик выпустил его из рук. Сосуд упал и разбился…

В этой поэтической легенде воплощена вера людей в то, что выдающийся врач обладал волшебным даром исцеления, а его знания были всемогущими, и в то, что Ибн Сина мог разгадать все тайны природы, овладеть ее законами, чтобы победить болезни и сделать все для облегчения жизни страждущих. Об этом же писал и сам Ибн Сина в одном из своих рубаи[132]:

От праха черного и до небесных тел

Я тайны разгадал мудрейших слов и дел,

Коварства я избег, распутал все узлы.

Лишь узел смерти я распутать не сумел.

Выдающегося ученого Ибн Сину похоронили в Хамадане возле городской стены, а через 8 месяцев его прах был перевезен в Исфахан и погребен в мавзолее Аль ад-Даула.

Библиография его трудов насчитывает 276 названий. В философском наследии Ибн Сины центральное место занимает «Книга исцеления» («Китаб аш-шифа»). Это сочинение насчитывает несколько томов и охватывает все разделы философии как науки: логику, математику, химию, физику, метафизику. Ибн Сина действительно был человеком, как сейчас принято говорить, опередившим свое время: он умел получать хлороводородную, серную и азотную кислоты, гидроксиды калия и натрия; считается отцом процесса перегонки эфирных масел.

К основным философским трудам ученого относятся также «Книга указаний и наставлений», «Книга знания» (на языке фарси), в которой он выступил основоположником ираноязычной философской литературы. Во многие области научных исследований он внес новую струю. Многие серьезные научные труды Ибн Сина писал в виде поэм, используя образные звучные четверостишия. Из-за аллегоричности формы в его творчестве можно выделить «Трактат о любви», «Трактат о птицах» и другие.

Кроме того, сочинения Ибн Сины содержат музыкально-теоретические положения и его считают отцом-изобретателем распространенного в Средней Азии смычкового инструмента – гиджака.

Безусловно, отдельно стоит упомянуть об одной из самых крупных и знаменитых в истории медицины книг – труде Ибн Сины «Канон врачебной науки», обобщающем взгляды и опыт греческих, римских, индийских и среднеазиатских врачей. Это произведение уже в ХІІ веке было переведено с арабского на латинский язык. Книга была напечатана сразу же вслед за Библией и соперничала с ней по количеству изданий. В это же время и имя автора было изменено на более простое, латинизированное – Авиценна.

«Канон врачебной науки» («Аль-Канун фи-т-тибб») состоит из пяти книг.

В первом томе изложены теоретические сведения о медицинской науке, охватывающей такие области знания, как анатомия, физиология, диагностика, хирургия. Ибн Сина впервые дал научное определение болезни как нарушение функционирования организма. Невероятно, но к созданному Авиценной учению о пульсе современные ученые до сих пор ничего не могут добавить. Так же Ибн Сина описал строение мышц глаза, что совершило революцию в медицинских кругах.

Во втором томе труда рассказано о разнообразных лекарствах – 811 средствах растительного, животного и минерального происхождения, расположенных по алфавиту. Ибн Сина описывает их действие на организм, способы применения, правила сбора и хранения. В книге приведено более 200 рецептов лекарств из меда, подчеркивается его действие на организм. Интересно, что особое место в книге занимают рецепты приготовления плова, который Авиценна рекомендовал как лекарство при недомогании, истощении организма и даже при тяжелой болезни.

Третий том «Канона» самый обширный, и он посвящен патологии и терапии. Знаменитый врач описывает здесь различные болезни, рассказывает о способах их лечения. Каждый раздел этого тома снабжен анатомо-топологическим введением.

Четвертый том посвящен хирургии. В этой книге Авиценна подробно описывает лечение вывихов и переломов, лихорадки, особое место он уделяет лечению различных опухолей, гнойных воспалений. В свое время он первым из хирургов провел трепанацию черепа. Здесь же Ибн Сина рассказывает о вирусах. Невероятно, но гипотезу Авиценны о том, что вирусы являются возбудителями инфекционных болезней, знаменитый ученый Луи Пастер смог подтвердить лишь через 800 лет! В книге описаны такие болезни, как чума, холера, желтуха. Кроме того, Авиценна впервые проанализировал причины возникновения таких тяжелых болезней, как менингит и язва желудка.

Пятый том посвящен сложным лекарствам, а также ядам и противоядиям.

«Канон врачебной науки» обеспечил Авиценне «самодержавную власть в течение пяти столетий во всем медицинском мире Средних веков» и много веков был обязательным руководством для врачей.

Согласно мусульманскому летоисчислению в 1954 г. исполнилось 1000 лет со дня рождения Ибн Сины. По призыву Всемирного совета мира эту дату отмечали во всем мире. В Хамадане был торжественно открыт новый мавзолей Авиценны. И с тех пор каждое утро к нему идут люди: старые и молодые, здоровые и больные, верящие в чудесное исцеление от одного только прикосновения к древней могиле великого врачевателя…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Авиценна, Ибн Сина


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Авиценна, Ибн Сина

Ибн Сина Абу ‘Али (латинизиров. Авиценна) (16 августа 980, близ Бухары — 1037, Хамадан, Сев. Иран) — ученый, философ, врач.

Получил систематическое домашнее образование, еще в юности прочитал сочинения Евклида и Птолемея; благодаря трудам ал-Фараби познакомился с «Метафизикой» Аристотеля, а несколько позже с сочинениями других античных ученых и философов. Овладев логикой, естественными и математическими науками, философией и теологией, приступил к изучению медицины и врачеванию. К 18 годам Ибн Сина уже проявил себя зрелым ученым, вступив в 977 в научную переписку и полемику с ал-Бирунй. Завися от милости и капризов эмиров и султанов, испытывая на себе последствия дворцовых интриг, Ибн Сина был вынужден вести жизнь скитальца. Даже наиболее длительный и плодотворный «исфаханский» период его жизни (1023—37) был неспокойным. В 1030 во время нападения на Исфахан наместника газневидского султана Мас’уда дом Ибн Сины был ограблен и многие его труды пропали. Тяготы напряженной жизни привели к болезни, от которой он умер, находясь в путешествии. Научное наследие Ибн Сины охватывает разные области знания: философию, медицину, математику, астрономию, минералогию, поэзию, музыку. Точное количество его трудов не установлено (приписывается до 456, в т. ч. 23 на фарси). Главный труд Ибн Сины как ученого — «Канон врачебной науки» («Канун ат-тибб»). Переведенный налатинскийязык, он вплоть до 17 в. был для европейских медиков основным руководством. Столь же популярным стало и другое фундаментальное сочинение, охватывающее разные области знания, — «Книга исцеления» («Китаб аш-шифа’»), обширную часть которой составляет «Книга о душе». На родном языке фарси Ибн Сйна изложил свои философские взгляды в «Книге знания» («Даниш-нама»), Подводящее итоги его философских размышлений сочинение — «Указания и наставления». Как философ Ибн Сина принадлежал к арабоязычному перипатетизму (фалсафа), вслед за ал-Фараби разрабатывая проблематику аристотелевского учения на почве исламской культуры. Много сделал для выработки философского словаря на арабском и персидском языках. Отстаивая и развивая философскую систему Аристотеля, Ибн Сина большое место в своих трудах уделял логике, учению о причинности, первой причине, материи и форме, познании, категориях, выражающих понимание наиболее существенных отношений действительности, принципах организации мысли и знания.

Но принимая многие идеи перипатетизма, Ибн Сина вышел за его пределы. Эволюцию взглядов Ибн Сины определили идейная полемика вокруг теологических проблем в исламе, его естественно-научная деятельность и распространение идей неоплатонизма.

В учении Ибн Сины постоянно присутствуют два подхода в описании мира: физический и метафизический. Когда он рассуждает как «физик», он рисует картину сущего в категориях движения, пространства, времени. Она представляет расположение всего сущего от простого к сложному, от неживого (минералы) к живому (растения, животные) и заканчивается наиболее сложным организмом, наделенным разумом, — человеком. В этой картине разум рассматривается как тесно связанный с телом, с материей: «Души возникают тогда, когда возникает телесная материя, годная для того, чтобы ею пользовалась душа» (Книга о душе. — Избр. философ, произв. М.. 1980, с. 488). Эта материя — мозг, разным отделам которого соответствуют разные психические процессы. «Хранилище общего чувства есть сила представления, и она расположена в передней части мозга. Вот почему, когда эта часть повреждена, сфера представления нарушается… Хранилищем того, что воспринимает идею, является сила, называемая памятью, и она расположена в задней части мозга… Средняя часть мозга создана в качестве места силы воображения» (там же). Рассматривая разные психические состояния и явления — сон, сновидения, способность внушения, предсказания, пророчества, размышляя о таинствах и чудесах, Ибн Сина призывает «раскрыть причину всего этого, исходя из законов природы» (там же).

Когда же Ибн Сина рассуждает как метафизик, он строит картину мира, начинающуюся с предельных, наиболее обших понятий: первичной, непосредственно данной идеи бытия и понятия Единого (Первоединого, Бога), дающего в наиболее общем виде представление о существующем и выражающего монистический (монотеистический) взгляд на сущее в целом. «Первое (ал-‘аввал) не имеет ни подобия, ни противо-положности, ни рода, ни видового отличия, ни предела. Нельзя указать на него, кроме как при помощи интеллектуальной мистики (‘ирфан)» (Указания и наставления.— Там же, с. 331). Сточки зрения организации мироздания Единое выступает как Первопричина. Концепция строго упорядоченного мира, подчиненного законам детерминизма, является одним из центральных пунктов Авиценновой философии. Ряд причинной зависимости, порождающих причин, восходящих одна к другой, заканчивается Первой причиной, которая, являясь активным началом (юля), высвобождает свою потенциальность. Так, опосредованный рядом ступеней, возникает множественный тварный мир. Решая, в отличие от Аристотеля, проблему не только действительности мира, но и его независимости от Творца, Ибн Сйна главное внимание уделяет теме возможного и необходимого. Основная идея арабоязычных перипатетиков — идея мира, в возможности уже содержащегося в Едином и потому совечного Творцу. Наличие возможности и воли, причины означает необходимость акта творения и сотворенного. Первое, первоначало — это то единственное, что изначально необходимо само по себе. Все остальное является производным от него и потому лишь возможным. Но, поскольку имеется причина, реализующая эту возможность, последняя становится в свою очередь необходимостью и как таковая — необходимой причиной следующего порождения. Т. о., первая причина является только первым толчком, а в дальнейшем мир сущего определяется причинной зависимостью внутри него самого.

Другим важнейшим пунктом философии Ибн Сйны, делающим его оригинальным мыслителем, является его учение о душе. Отмечая непременную связь разума и телесной материи, Ибн Сйна, в отличие от Аристотеля, интересуется разумом также и как особой, нетелесной субстанцией. «Потенциальный» разум благодаря обучению, овладению знаниями становится «актуальным». Достигая высшей ступени, умопостигая абстрактные формы, приобретая силу «активного интеллекта», он становится «приобретенным». На этой ступени работа разума может уже не зависеть от внешних впечатлений; мышлению о мышлении связь с материей скорее мешает. Такой разум не нуждается в изучении умопостигаемых сущих — он постигает непосредственно, интуитивно. «В приобретенном разуме человеческая потенция уже уподобляется первым началам всего сущего» (О душе,— В кн.: Избр. произв. мыслителей Ближнего и Среднего Востока. М., 1961, с. 229). Независимость разума от тела Ибн Сина доказывает его неделимостью, а также способностью его к деятельности и даже ее усилением при ослаблении деятельности тела, чувств и пр. Ярким аргументом в пользу нетелесности разума является описанный Ибн Синой интроспективный опыт, образ т. н. «парящего человека». В этом опыте человек сознает, что «я есть я, даже если я не знаю, что у меня есть рука, нога или какой-либо иной орган» (Избр. философ, произв., с. 510). Поскольку разумная душа является субстанцией, не зависимой от тела, она не умирает вместе с гибелью тела. На понимание Ибн Синой разума и форм познания оказал влияние суфизм и личный опыт «тариката», нашедший отражение в его «суфийских» сочинениях: «Трактат о Хайе, сыне Якзана», «Послание о птицах», «Салман и Абсаль» и др. Будучи естествоиспытателем, Ибн Сйна понимал значение опыта, однако в целом он оставался в рамках науки во многом умозрительной, что стало поводом полемики между ним и ал-Бируни.

Е. А. Фролова

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 62-64.


Вернуться на главную страницу Авиценны

.

 

Ибн Сино. Великий врач, Мыслитель и Человек


Можно долго перечислять труды этого гениального ученого и мыслителя средневековья, говорить о его заслугах перед народом и отечеством…

Его труды принадлежат к числу выдающихся творений, обогативших сокровищницу мировой культуры.
Но не следует забывать и о том, в каких, зачастую сложных условиях он творил, вынужденный многие годы скитаться. Тогда его волновали те же самые жизненно важные проблемы и задачи, что и нас сейчас в XXI веке.
Необходимость поиска путей их решения не оставляет равнодушными творческих людей, передовых представителей всего прогрессивного человечества и в наши дни.
Его творчеству посвящено множество современных исследований. Но, пожалуй, только немногие специалисты знают, что Ибн Сино был поборником справедливости и прогресса, увязывая с ними и с наукой процветание государства и совершенство государственного управления.

Возможно, в чем-то его суждения были и не столь приземленными, хотя и перекликались с идеями другого известного нашего предка Аль-Фараби, поскольку он выступал за идеальный общественный порядок в государственном устройстве. По его учению, государство должно управляться правителями, защищаться войсками и обеспечиваться производителями. И в нем не должно быть бездельников, ростовщиков и других паразитических слоев общества. Каждый человек должен иметь свое место в обществе и заниматься какой-нибудь полезной деятельностью.

Он ратовал за развитие тесных связей между городами и странами, основанных на торговом общении. Он отмечал, что в совершенном государстве отношения между людьми должны соответствовать нормам справедливости, устанавливаемым мудрым государем, любящим науку. Поборник прогресса Ибн-Сино верил в преобразующую силу науки и надеялся, что если увязать ее с управлением, то можно создать совершенное государство.

Однако практическое решение подобных задач оказалось проблематичным не только для его эпохи, но и для начала XXI века. Войны и страдания людей, нищета и притеснения со стороны представителей господствующей верхушки общества всегда способствовали формированию взглядов, идеализировавших государственное устройство будущего.
Поэтому ученый наделил идеальное общество и государство следующими чертами:
1) все обязаны трудиться для собственной пользы;
2) все материальные блага в этом государстве должны распределиться равномерно, таким образом, чтобы не было баснословного богатства и ужасающей нищеты;
3) поскольку все люди будут заниматься честным трудом и честно торговать, то некому и незачем будет воевать и войны исчезнут, а политические споры между государствами будут решаться мирным путем;
4) в идеальном же государстве люди будут всем обеспечены и поэтому перестанут противодействовать друг другу, возлюбят жизнерадостные песни и мелодии, и долго не будут стареть.
Как все это актуально и современно, хотя до сих многие из этих пожеланий остаются в мечтах, но в разных государствах с разной степенью успешности их пытаются осуществить.

Родился Ибн Сино под Бухарой в селении Афшона, жил и творил затем в разных городах и странах. Изучал арабский язык и в десять лет знал наизусть Коран. Уже в 16-17 лет Ибн Сино прославился в Бухаре как прекрасный врач, и многие известные уже тогда медики обращались к нему за советами.

Он был приглашен ко двору правителя. И после того как вылечил его, получил разрешение совершенствовать свои знания в богатейшей дворцовой библиотеке. Много лет спустя в своей биографии Ибн Сино вспоминал: «Я нашел в этой библиотеке такие книги, о которых не знал и которых не видел больше никогда в жизни. Я прочитал их, и мне стало ясно место каждого ученого в своей науке. Передо мною открылись ворота в такие глубины знаний, о которых я не догадывался».

Множество правителей стремились заполучить чудо-лекаря и ученого, а затем удержать его любым способом. Философская книга «Исследования о душевных силах» была написана им в 17-летнем возрасте, а книга «Ал-маджмуль» («Собрание»), где излагаются мысли о риторике, поэтике и других науках, создана на 21-м году жизни.

В 1005 году Ибн Сино переезжает в Хорезм, где знакомится с великим математиком и астрономом Беруни и другими учеными. Здесь его избирают в Академию Маъмуна. Через семь лет он уезжает в Джурджан, затем в города Хорасана и Ирана. В Джурджане началась его работа над знаменитым многотомным «Каноном врачебной науки». В Хамадане он был визирем, но попадал в немилость, даже находился в заточении, в зиндане, где также написал несколько книг.

С 1024 года Ибн Сино жил в Исфагане, где правитель Алауддавла создал ему все условия для научной работы. Скончался Ибн Сино 24 июня 1037 года.

Сегодня над мавзолеем Ибн Сино в Хамадане возвышается башня с двенадцатью гранями — символ двенадцати наук, которыми он овладел.


Полное имя этого человекаАбу Али Хусайн ибн-Абдаллах ибн-Хасан ибн-Али ибн-Сино (980-1037). Он известен на Западе под именем Авиценна. Это гениальный ученый-энциклопедист, врач и философ, естествоиспытатель и мыслитель, поэт и литератор, достигший совершенства во многих своих деяниях. С именем Авиценны связаны достижения в фармакологии, диагностике, хирургии, психологии. Его идеи способствовали развитию определенных разделов химии, минералогии, ботаники, геологии, математики, астрономии и других науках. Его уникальные сочинения получили такую известность, что их стали переводить на латинский язык уже в XII столетии.

Латинский перевод его энциклопедического труда «Канон врачебной науки», будучи лучшим для своего времени сочинением в сфере медицины, служит в течение последних восьми столетий важнейшим руководством для врачей и уникальным справочным пособием для медиков всей Европы. После изобретения книгопечатания в XV веке пять томов этой книги были напечатаны сразу же после Библии и издавались свыше 30 раз.

Принадлежащей его перу «Поэме о медицине» — «Урд-жуза» («Ал-урджуза фи-т-тибб») специалисты присвоили по значимости второе место после «Канона». Примечательно, что одна ее рукопись хранится в фондах Института востоковедения Академии наук Узбекистана. Из написанных им свыше 450 сочинений сохранилось около 240.

Его ученик и биограф Джуздони писал, что многие его рукописи рассеяны по белу свету. Среди них такие, как «Аш-шифа» («Исцеление») состоящая из 22 томов, «Аль-Инсоф» («Совесть») — из 20 томов, «Книга об арабском языке» — 10 томов.

В «Исцелении» собраны материалы по ботанике, геологии, минералогии, астрономии и математике. Фрагменты этого труда — о логике, музыке, строении Земли, геологических периодах также изданы на латинском языке.

Научная ценность исследовательских трудов Авиценны и их актуальность не утрачены до сих пор. Примечательно, что древние индусы и арабы писали многие научные труды в стихотворной форме. Эти книги пользовались особой популярностью, их передавали по наследству.

Вероятно, и в этом заключается секрет привлекательности многочисленных трудов Ибн Сино, значительная часть которых также обличена в поэтическую форму. Таким образом, он стремился пропагандировать передовые достижения своего времени среди народных масс.

Творчество Ибн Сино имело большое значение для науки и литературы не только Востока, но и Запада. Некоторые его наблюдения и прогнозы предвосхитили ряд последующих открытий. Его мысли о происхождении гор, о причинах землетрясений, о вулканах, о следах метеоритов и останках древних животных в пластах Земли вошли в соответствующие разделы геологии.
ВРАЧ-УЧЕНЫЙ-ЭНЦИКЛОПЕДИСТ
Пособие Ибн Сино по медицине «Китоб аль-конун фи-т-тибб» — это своеобразный энциклопедический справочник, включающий пять книг:
Первая книга — о предмете, задачах и методах медицины; причинах заболеваний, анатомии человека; ее раздел, посвященный здравоохранению, стал основой гигиены.

Вторая содержит описание около 800 лекарств, а также описание их изготовления, воздействия и применения. Впервые введена в терапевтическую практику ртуть. Вино рекомендуется как укрепляющее и очищающее после тяжелого заболевания и операции средство.

Третья рассказывает о заболеваниях всех органов (включая патологию ногтей и волос).

Четвертая посвящена заболеваниям травматического характера, отравлениям и эпидемиям.

Пятая — о фармакологии с анализом и обоснованием сложных препаратов.

В «Каноне» изложены наблюдения Авиценны о «невидимых мельчайших животных» — возбудителях и передатчиках заболеваний. Насколько прозорливым оказался этот великий врач, можно судить по тому, насколько давно современные ученые стали именовать их микробами и вирусами. А благодаря последним открытиям, совершенным с использованием сверхсильных микроскопов, оказывается, что некоторые из них действительно похожи на насекомых.

«Некоторые болезни, особенно скрытые от глаз, я определяю только по изменению пульса. Природа пульса сходна с природой музыки. По нарушению гармонии пульса можно отыскать тайную болезнь», — писал Ибн Сино. Согласитесь, что, порой приходится убеждаться в том, как не хватает практики и способностей в подобной диагностике нынешним врачам, даже «вооруженным» современными приборами.

ПРОФИЛАКТИКА ЗДОРОВЬЯ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО
Большое внимание Авиценна уделял физическим упражнениям, называя их «самым главным условием» сохранения здоровья. На следующее место он ставил режим питания и режим сна.

В диагностике он пользовался методом определения влажности или сухости кожи, ощупывания и наблюдения за пульсом. Он создал об этом целое учение.

Первая задача медицины, — как считал Ибн Сино, — охрана здоровья человека. Если болезнь появилась — определение причин этого, затем уничтожение их и, наконец, восстановление здоровья.

Его главный постулат: в медицине теория и практика взаимосвязаны и обоснованы. Иначе медицина бессильна и не способна прогрессировать.

Сергей Савчук-Курбанов
Газета Бизнес-вестник Востока
24 ноября 2005 года № 47 (721)

«Этот мальчик молился, пока ему не открывались научные истины»

Каждый великий ученый мусульманского мира начинал свой путь с познания Корана

Между истинной верой и стремлением к научному познанию мира  противоречия нет. Пример тому — жизнь великого ученого и богослова Абу Али Ибн Сина. Владелец группы компаний «ДАН», куда входит ресторан «Казань» в Шардже, Исмагил Шангареев совместно с политиком, философом, журналистом Нурали Латыповым разработали цикл уроков под общим названием «Формула мусульманского образования в «Жизнеописании» Авиценны». Первый урок в виде интервью предлагаем вниманию читателей. 

Вот как Европа представляла Ибн Сину, восседающего между Гиппократом и Галеном

«НАЗОВИТЕ  ЕЩЕ ОДИН ТАКОЙ УЧЕБНИК, КОТОРЫЙ БЫЛ БЫ ВОСТРЕБОВАН БОЛЕЕ 500 ЛЕТ!»

– Исмагил Калямович, сегодняшняя тема нашей беседы — основы достойного воспитания в творчестве величайшего врача-энциклопедиста Абу Али Ибн Сины, известного во всем мире как Авиценна.   Чем продиктован ваш выбор?

– Абу Али Ибн Сина интересен, с одной стороны, своим личным примером гармоничного воспитания в мусульманской семье, и, конечно же, как создатель уникальной системы достойного воспитания, которая и на сегодня благодаря своей психологической глубине и гуманитарной направленности не имеет аналогов. Наверное, не случайно во всех университетах Западной Европы более 500 лет преподавали «Канон врачебной науки» как основной учебник. Да, это были средние века, эпоха Западноевропейского Ренессанса. Но назовите мне еще один такой учебник, который был бы востребован более 500 лет!

– Сразу возникает вопрос: как связана с «Каноном врачебной науки» Хасан аль-Адаб и учение о достойном воспитании, ведь великое произведение Ибн Сины посвящено медицине?

 – Это мы с вами сегодня так мыслим: медицина — значит, лечение, лекарства, хирургические операции и тому подобное. Ибн Сина мыслил иначе. Медицина для него была «наукой о человеческом счастье», о том, как достичь гармонии с природой, временами года, как научится быть счастливым в детстве, в зрелые годы, в старости. Все это нашло отражение в его «Каноне», его поэме по медицине «Урджуза», философских и медицинских трактатах.

 «Жизнеописание» великого мыслителя, частично написанное им самим, частично его преданным учеником Абу Убайдом Джузджани, важно для нас не только как биографические сведения, но и как бесценный материал о его воспитании.

– В чем ценность того, какое воспитание получил Ибн Сина?

– Понимаете, какая штука: Ибн Сина получал воспитание в эпоху Мусульманского Ренессанса IX — XI веков. Это был период, когда мусульманская культура и наука становятся абсолютными духовно-интеллектуальными лидерами на планете. Для нас «Жизнеописание» не просто биография Ибн Сины — это бесценный документ эпохи, дающий возможность понять всю широту смыслов Хасан аль-Адаб, которая обозрима только в процессе погружения в документы — в них реально оживает прошлое.

Прежде всего хочу заметить, что воспитание и образование в «Жизнеописании» Ибн Сины как бы синонимы. В этой связи интересна параллель, которую профессор Владимир Исхаков в своей книге «Этюды о здоровье»(1987) проводит между «Жизнеописанием» Ибн Сины и формулой образовании Фауста в одноименной философской драме Гете: «Я богословьем овладел,  над философией корпел, юриспруденцию долбил и медицину изучил» (перевод Бориса Пастернака).

Обладая феноменальными способами, Ибн Сина в возрасте, когда ему еще не исполнилось 10 лет, признался учителю, хитибу Убайду, что постиг все суры Корана. Тот не мог поверить, но назначил слушание. То, насколько грамотно читал Коран Ибн Сина, как отвечал на вопросы о его скрытых смыслах, поразило даже знатоков.  С этого времени и с одобрения ведущих богословов Ибн Сина становится шейхом, носит только белые одежды и пользуется заслуженным уважением в семье и среди горожан.

«В ОТРОЧЕСТВЕ  ИБН СИНА ПРОСИЛ ОТ ЖИЗНИ ВСЕ НОВЫХ И НОВЫХ ЗНАНИЙ, И В ЭТОМ ЕМУ НЕ БЫЛО ОТКАЗА»

– Ибн Сина мог бы быть примером и сегодня, изучение Корана в детском возрасте требует дополнительной мотивации, ярких примеров для подражания. Сегодня чаще всего это отец, старшие братья. 

– Безусловно. Вы абсолютно правильно заметили о важности примера для подражания, я стараюсь как можно чаще совершать намаз с детьми и внуками. Особенность авторитета Ибн Сины в том, что он постиг в детстве Коран, углубившись в него так глубоко.

И вот я думаю, как же важно для ребенка постигать не только букву, но и смыслы Корана, которые откроются ему в окружающем мире, дадут пищу творческому воображению. Когда говорят «исламская наука», я понимаю, что речь идет об общечеловеческих основах развития —  алгебра, химия, медицина, но при этом никогда не забываю, что каждый великий ученый мусульманского мира начинал свой путь с познания Корана.

Читаем «Канон» Ибн Сины дальше: «Не проста была дорога познания, но, уповая на помощь Аллаха, я употребил все свои силы и терпение, вдохновение и упорство в написании этого труда, который назвал «Канон врачебной науки». И заканчивается вводное слово к «Канону» такими словами: «Я надеюсь, что в будущем, если Аллах — великий и милосердный  отсрочит мою смерть, и я продолжу работу над этой Книгой».        

Став в 10 лет шейхом, Ибн Сина оставался им всю жизнь, как бы кому ни хотелось в недалеком прошлом, да и сегодня «принять его в пионеры». И эти сроки из «Канона» прямое тому доказательство. Ну да ладно. Давайте двигаться дальше по формуле Гете.

 «Над философией корпел» Ибн Сина, обучаясь у своего домашнего учителя ан-Натили — человека широкого кругозора, талантливого популяризатора науки. Хочу обратить ваше внимание на один примечательный факт. Друзджани со слов учителя пишет: «Поскольку он утверждал, что разбирается в философии, отец поселил его у нас в доме, и он принялся за мое обучение». Теперь представьте себе, что отец Ибн Сины, человек весьма среднего достатка, берет себе на содержание в дом (!) постороннего человека, только ради одного — воспитания сына!

– Но ведь это старая добрая традиция, бытовавшая в определенных кругах Российской империи, да и в Европе этим никого не удивишь.

– Совершенно верно, и в России, и в Европе домашнее образование — дело привычное, но в Х веке в Бухаре для человека среднего достатка это было не типичным поступком. Но! На все воля Аллаха. В отрочестве  Ибн Сина просил от жизни все новых и новых знаний, и в этом ему не было отказа.  Оценив возможности ученика, ан-Натили предложил ему: «Читай и решай самостоятельно, а потом показывай мне, чтобы я разъяснил тебе, что ты понял верно, а что неверно».

С ан-Натили Ибн Сина изучает широкий круг дисциплин. В «Жизнеописании» отмечается: «Он поражался: какой бы вопрос им ни поднимался, у меня складывалось о нем представление более ясное, чем у него самого. И он наказал отцу: я должен заняться ни чем другим, как только наукой. В итоге мне удалось с ним усвоить лишь те начала логики, что лежат на самой поверхности; о тонкостях же ее у него не было ни малейшего понятия. Позднее я начал изучать книги самостоятельно, читал комментарии и в конце концов овладел логикой в совершенстве».

– Но откуда такая уверенность и целеустремленность у ребенка, сверстники которого только учили азы грамоты?

– Я полагаю, что опыт самостоятельной работы, выработанный с ранних лет в процессе усвоения смыслов Корана, позволил Ибн Сине не просто в 10 лет стать шейхом богословия, но чувствовать себя уверенным во всем, с чем бы ни сталкивался его ум. И, наверное, закономерно, что, когда он достиг зрелости, ученые мужи от Самарканда до Толедо объявили его не иначе как Шейхом ар-Раисом — главой ученых в Мусульманском мире.    

– Что у нас идет дальше по формуле Гете?

– «Юриспруденцию долбил» Авиценна, как это было принято,  одновременно с богословием. Он вспоминает, что занимался законоведением, посещая известного в Бухаре знатока фикха Исмаила аз-Захида, и был в числе тех, кто задавал ему самые сложные вопросы. Я усвоил методы опроса и способы возражения ответчику, какие обычно применяются у людей «фикха». Одно время «юриспруденция» серьезно увлекла отрока Ибн Сину, в его биографии мы читаем: «…Я занимался фикхом и участвовал в связанных с ним диспутах. И было мне в ту пору от роду шестнадцать лет».

Юность гения

«В ПЕРИОД ИСТОРИИ ИСЛАМСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ НЕ БЫЛО ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖДУ РЕЛИГИЕЙ И НАУКОЙ»

– Да, отрочество Ибн Сины поражает многообразием начинаний, поразительной творческой активностью и практически полной самостоятельностью выбора тем и направлений познания.

– У меня после чтения его «Жизнеописания» сложилось такое ощущение, что он уже в детстве спешил, понимая, для чего Аллах дал ему время на этой земле.  Но вернемся к формуле Гете.

«И медицину изучил» Ибн Сина под руководством известного бухарского врача Абу-л-Мансура Камари. Важно отметить, что великий врачеватель всех времен медицину как научное направление выбирает сам. В этом мне видится рука предопределения. В «Жизнеописании» со слов Ибн Сины аль-Джурзджани пишет: «Вскоре во мне пробудилась склонность к медицине, и я взялся за изучение посвященных ей сочинений. Врачебная наука отнюдь не относится к разряду трудных, а потому я преуспел в ней за самый короткий срок настолько, что учиться у меня медицине начали почтенные врачи. Пока я пользовал больных, мне открылись такие дающиеся опытом способы лечения, которые нигде не были описаны».

Приглашение во дворец для лечения заболевшего эмира Бухары Нуха ибн Мансура явилось признанием незаурядных способностей Ибн Сины как практика-клинициста. К чести молодого врачевателя, он не только продемонстрировал свое медицинское искусство, вылечив эмира, но и проявил свойственное юным искателям истины бескорыстие, выбрав в награду разрешение работать в знаменитом книгохранилище Саманидов. 

– Исмагил Калямович, все это напоминает идеальную модель воспитания и образования, даже лучше сказать самовоспитания. Но в жизни столь цельных и одаренных людей крайне мало. В какой степени пример Ибн Сины полезен для ребенка с обычными способностями?

– Конечно, Ибн Сина — гений, но изложенная здесь система воспитания была рассчитана на всех, кто жил с ним в эпоху Мусульманского Ренессанса в Арабском Халифате. Да, он принадлежал, как теперь бы сказали, к среднему классу. Да, в семье и прежде всего его отец понимали, что перед ними исключительно одаренный человек. Было много такого, что способствовало его быстрому развитию и интеллектуальному росту. Но давайте посмотрим, а что же было вокруг. Сколько академий, научных школ, сколько гениев во всех отраслях знаний живут вокруг Ибн Сины. И вот я думаю, что система подготовки — от постижения Корана и до трудов величайших античных мыслителей — была одна для всех.

Ведь понимаете, какая штука: в тот период истории исламской цивилизации не было противоречия между религией и наукой. Это все больные фантазии наших доморощенных атеистов, да простит их Аллах. 

Ибн Сина постигал тайны науки, мысленно беседовал с Аристотелем, Гиппократом, Галеном и при этом, как сказано в его «Жизнеописании»: «Если с тем или иным вопросом у меня не ладилось и мне не давался в нем средний термин силлогизма, я отправлялся в соборную мечеть и молился, взывая о помощи к Создателю Вселенной, пока мне не отмыкалось то, что было замкнутым, и не облегчалось то, что было многотрудным».

Этот мальчик молился, пока ему не открывались научные истины, молился Аллаху с той страстью и верой, которую пронес через всю жизнь, создавая труды, по которым будет учиться вся Европа более 500 лет!