Характеристика аристотеля: Философское учение Аристотеля -Философия

Содержание

Аристотель



Аристотель

Перейдем к анализу наследия Аристотеля. В его время при написании работ было принято сообщать, какие суждения по тому или иному вопросу были высказаны его предшественниками. Аристотель, например, с полным правом мог заявлять, что именно ему принадлежит заслуга в разработке основ новой науки – теоретической логики. «Что же касается учения об умозаключениях, – писал Аристотель, – то мы не нашли ничего такого, что было бы сказано до нас, а должны были сами создать его с большой затратой времени и сил» [1].

Когда же речь идет об исследовании феномена времени, то Аристотель не пишет, какой конкретно вклад он внес в рассмотрение этой проблемы; более того, в его суждениях чувствуется неудовлетворенность в связи с тем, что в самой проблеме много неясного и неопределенного. Он пишет: «А что такое время и какова его природа, одинаково неясно как из того, что нам передано от других, так и из того, что нам пришлось разобрать раньше» [2].

Как и в случае с Платоном, можно говорить об осторожном отношении к этой категории и со стороны Аристотеля. В подтверждение этой мысли приведем еще одно суждение: «…время, скорее всего, представляется каким-то движением и изменением» [там же]. Слова «скорее всего», «каким-то» свидетельствуют о некоторой неуверенности, о предположительности данного высказывания.

Несмотря на такую принципиальную общую оценку состояния проблемы времени в тот период, когда Аристотель писал свои работы, этой проблеме он все же уделил значительное внимание. Прежде всего, Аристотель сопоставил категорию времени с другими категориями бытия. «Из сказанного без какой-либо связи каждое означает или сущность, или «сколько», или «какое»,… или «когда», или «находиться в каком-то положении», или «обладать», или «действовать»…», – писал Аристотель. И далее: «…»когда» – например, вчера, в прошлом году…» [3].

Наряду с этим Аристотель подчеркивал, что единичные предметы достаточно полно проявляют свое единство, когда они совпадают, по крайней мере, в трех значениях: «что», «в чем», «и «когда» совершается. «Что» связано с обнаружением единства качеств, «в чем» – раскрывает место и состояние бытия единичных предметов, «когда» – схватывает единство бытия во времени [2].

Категорию времени Аристотель считает тесно связанной с категорией движения, которую понимает достаточно широко – как любые изменения. Время не тождественно движению, но время есть количественная характеристика движения. “Время есть число движения”. Заметим, что Аристотель не пользуется категорией пространства. Вместо этого он вводит категорию “место”. Место есть внешняя граница тела, определяемая соседствующими телами. Таким образом, пространственные и временные характеристики Аристотель рассматривает через призму взаимных отношений материальных тел и процессов. В таком подходе можно видеть элементы системного метода. Через 20 веков эти идеи получат свое развитие в философии Г. Лейбница.

В отличие от Платона Аристотель был гораздо более эмпиричен, ему удалось выделить ряд атрибутов времени и дать им подробную характеристику. Он высказал суждение о том, что время – это не движение, хотя оно постоянно ассоциируется с движением. Аристотель сопоставляет время с числом или мерой движения, рассматриваемого с точки зрения «раньше – позже», и привлекает измерение изменений для характеристики перехода (во времени) потенциального бытия в актуальное бытие.

Время неотделимо от движения, но не тождественно движению. Это видно, замечает Аристотель, из того, что скорость движения может меняться, и мы можем сравнивать различные скорости. Отсюда он делает вывод о том, что имеется единственное время и оно абсолютно [там же]. Именно движение как атрибут времени даёт возможность сравнивать длительность процессов в его единицах (в единицах времени). Поэтому время Аристотель и определяет как число или меру движения. Рассматриваемое само по себе время – это течение, а каждое «теперь» – это конец прошлого и начало будущего.

Бытие во времени, по Аристотелю, означает одно из трёх: 1. быть измеряемым временем; 2. быть частью времени; 3. быть временным [там же]. Отметим, что все перечисленные свойства суть свойства единичных вещей. Действительно, если мы измеряем нечто, то то, с помощью чего мы его измеряем, является вещью иной природы, чем та вещь, которая подлежит измерению. Это означает, что Аристотель рассматривал время как вещь и соотносил представление о нем не только с процедурой измерения, но и с числом. Ибо любая процедура измерения предполагает возможность выражения измеряемого (точнее, определенного выделенного свойства измеряемого) с помощью числа. Длину мы измеряем в метрах или сантиметрах – это всё вещи, а вот градуировка этих измерительных средств связана с сопоставлением отметок на измерительных приборах, с определенными числами.

Вместе с тем наряду с Платоном Аристотель признавал существование атемпоральных сущностей и рассматривал их в качестве единственного источника совершенного знания. Поэтому он был согласен с Платоном по вопросу о том, что первопричина, источник конечного смысла времени находится вне времени [там же].

Эта точка зрения имеет своих сторонников и сегодня. Например, представление о темпоральных и атемпоральных сущностях использует в одной из своих работ Д. Фрейзер. Нам важно подчеркнуть, что наличие атемпоральных объектов может рассматриваться как одно из подтверждений того, что время – это вещь. Одно из важнейших свойств любой вещи – ее выделенность по отношению к другим вещам.

Особое внимание при анализе категории времени Аристотель уделяет понятию «теперь». Аристотель писал: «…во времени ничего нельзя ухватить помимо теперь». «Теперь» рассматривается им как граница между будущим и прошлым, как нечто неделимое: «…во времени имеется нечто неделимое, что мы называет «теперь» [там же]. Единственным средством «закрепления», «сохранения» такого ускользающего объекта, каким является «теперь», может быть только память. А для того чтобы это «сохраненное богатство» имело смысл не только для отдельного индивида, но и для окружающих, человек должен обладать средствами, с помощью которых он мог бы делать свою собственную экзистенцию обозримой для других людей.

(Экзистенция – это личностное переживание человеком самого себя, своей самости и внешнего бытия в своем внутреннем мире.) Но собственный индивидуальный опыт и сохраненные в памяти переживания человек может сделать достоянием других людей только с помощью языка. Однако такая функция языка, как его способность делать обозримой личную экзистенцию, является весьма сложной и обусловленой определенными свойствами самого языка. Если в собственно переживании все «теперь» преходящи, ускользающи, то в языке это «ускользание» как бы задерживается за счет его, ускользания, специального языкового воплощения. Устные и письменные рассказы можно сохранять и передавать от поколения к поколению. В языке и только в языке могут получить свое выражение такие модусы личности как желания, планы на будущее и т. п. Благодаря языку звуки обретают метафизические свойства: обладать смыслом и служить сигнификацией, манифестацией и денотацией, и при этом не принадлежать телам в виде их физических качеств [4, с.
26 – 38].

В работе «Физика» Аристотель пишет об этом так: «Достойно рассмотрения также то, каково отношение времени к душе и почему нам кажется, что во всем существует время…» [2], и далее: «Ведь мы вместе ощущаем и движение и время; и если даже темно и мы не испытываем никакого воздействия на тело, а какое-то движение происходит в душе, нам сразу же кажется, что вместе с тем протекло и какое-то время. И наоборот, когда нам кажется, что произошло какое-то время, вместе с тем, представляется, что произошло какое-то движение» [там же]. На наш взгляд, серьезной заявкой на научный, логически оправданный и, в каком-то смысле, системный подход к проблеме времени является попытка Аристотеля сделать предметом специального рассмотрения те познавательные средства, с помощью которых осуществляется отражение различных модусов времени.

При этом существенно подчеркнуть, что отношения между событиями и их отражениями в нашем сознании имеют свою специфику в ситуации прошлого и в ситуации будущего. События прошлого обязательно должны прежде произойти, а потом уже запечатлеться в нашей памяти. Память как идеальный феномен вторична по отношению к материальным процессам. Что касается модуса будущего, то здесь имеет место так называемая «инверсия». Это означает, что вначале возникает мысль о желаемом событии, а потом уже совершаются действия для его достижения. В модусе будущего идеальное (замысел) предшествует его реальному воплощению. Когда событие «проходит» – оно становится достоянием истории, а в истории материальные события предстают в своем идеальном воплощении. «Местом», «точкой», где оппозиция «идеальное – материальное» (феномен будущего) заменяется оппозицией «материальное – идеальное» (феномен прошлого) является настоящее.

В геометрической модели времени отношения между его модусами представляются следующим образом: берется ось, на ней откладываются точки. Если фиксируется момент настоящего, то слева наносятся событий прошлого, а справа – событий будущего. Можно выстроить следующую логическую последовательность: будущее, настоящее, прошлое. Все события прошлого когда-то были событиями будущего, потом они стали событиями настоящего, а потом стали достоянием истории.

Зададим вопрос: что собой представляют память, опыт и воображение, с помощью которых происходит отражение отдельных модусов времени? Какова последовательность их генезиса? Сведения о том, как целесообразно ранжировать эти способности, в какой хронологической последовательности они возникли, что собой представляет их генезис, мы можем почерпнуть из новейших исследований физиологов.

При изучении сна как фактора, оптимизирующего организацию времени познавательной деятельности, было установлено, что при длительном лишении сна у подопытных добровольцев возникали серьезные изменения в отражении времени, которые в свою очередь вызывали познавательные и поведенческие нарушения. «С психологической точки зрения, выявленные на уровне мышления при продолжительном лишении сна познавательные нарушения, прежде всего, затрагивают воображение, память, внимание, относящиеся к сквозным (интегрирующим) психическим процессам, непосредственно связанным с переводом физического времени в психическое.

…сначала выпадает будущее, проявляясь в нарушении воображения, потом выпадает прошлое, выявляя расстройство памяти, и, наконец, искажается восприятие настоящего, свидетельствуя об ослаблении внимания» [5, с. 88].

В указанной работе приводится схема нарушения организации познавательной деятельности при поэтапном лишении сна. На первом этапе, когда лишение сна у испытуемых осуществлялось на сравнительно небольшом промежутке времени, выпадала или существенно ослаблялась реакция на будущее, затруднялся процесс воображения, в поведении исчезала инициативность, снижалась обратимость психического времени вперед от актуального момента. На втором этапе, при более длительном лишении сна происходило выпадение прошлого, нарушалась память, появлялась забывчивость, снижалась обратимость психического времени назад от актуального момента. И на последнем, третьем этапе, когда более значительно увеличивался период длительность лишения сна, терялась ориентировка уже в самом настоящем, действительность представлялась фрагментарно, ослаблялось внимание, снижалась способность одновременного восприятия ряда происходящих событий. Таким образом, мы получаем информацию о зависимости между ослаблением определенных видов познавательной деятельности (воображение, память, внимание) и ориентировкой в модусах времени (будущее, прошлое и настоящее).

В данных исследованиях использовались тесты типа ТАТ (тематически апперцепционный тест) и некоторые другие. Опыты показали, что по мере увеличения продолжительности воздействия, направленного на лишение сна, закономерно изменялась организация времени рассказов по картинам ТАТ. Сначала в них выпадало будущее, – сюжеты заканчивались моментом, изображенным на картине. В дальнейшем исчезало прошлое – рассказы сводились к описанию непосредственно изображенного на картине. И, наконец, на высоте познавательных нарушений, вызванных лишением сна, – настоящее, прошлое и будущее хаотически перемешиваются между собой, обуславливая потерю последовательности течения времени в развертывании сюжета, нелепость, алогичность рассказов. Отдельные стороны сюжета выхватываются фразами рассказа, не развиваясь в дальнейшем.

Модусы времени: прошлое, настоящее и будущее настолько специфичны, что о них целесообразно сказать еще несколько слов. Прошлое и будущее, точнее, знания о прошлом и будущем, играют несколько различную роль в процессе выработки наиболее эффективных средств приспособления человека к среде существования, нахождения оптимальных путей использования энергии внешней среды. Знание прошлого увеличивает опыт. Чем больше человек знает о событиях прошлого, тем больше его «банк данных», он может более эффективно взаимодействовать с объектами окружающей среды. В ряде работ встречаются суждения о том, что время – это условие хранения информации. В известном смысле такой подход оправдан. По сути, при таком подходе происходит отождествление времени и памяти. Будущее воплощается в настоящем, а настоящее становится прошлым, все проходит.

Из сказанного можно сделать вывод о существовании, по крайней мере, двух последовательностей в расположении модусов времени:

1. В геометрической модели – прошлое, настоящее, будущее. Если мы расположим события в виде точек на прямой линии и эту линию представим как ось, вектор, то этот вектор будет устремлен в будущее.

2. В генетической модели – другая последовательность. Наиболее жизненно важной и простой является реакция на непосредственно происходящее. Такая реакция формируется у новорожденного, затем постепенно включаются все более совершенные механизмы памяти, самым сложным из которых становится механизм построений моделей будущего.

Знание будущего способствует оптимизации поведения, но сам процесс построения моделей будущего является очень сложным. О специфике событий будущего Аристотель писал: «…будущие события имеют своим истоком и решения, и некоторую деятельность, и что вообще у того, что деятельно не постоянно, возможность быть и не быть одинакова; у него возможно и то и другое, т. е. быть и не быть, а потому и произойти, и не произойти» [6]. Об этом же говорил поэт Борис Пастернак: «Будущее – это худшая из всех абстракций. Будущее никогда не приходит таким, каким его ждешь. Не вернее ли сказать, что оно вообще никогда не приходит? Если ждешь А, а приходит Б, то можно ли сказать, что пришло то, чего ждал? Все, что реально существует, существует в рамках настоящего» [7, с. 166].

Представления о механизмах построения моделей будущего в настоящее время обогащаются за счет привлечения данных относительно феномена функциональной асимметрии мозга человека. Установлено, что за построение моделей будущего у правшей (у левшей – с точность до наоборот) «ответственно» левое полушарие мозга. Долгое время считалось, что функциональная асимметрия имеет место только у человека. Однако последние исследования показали, что данная асимметрия наблюдается также и у разных животных, особенно у птиц. У людей при определенных врожденных дефектах мозга, функциональная асимметрия оказывается выраженной очень слабо, при этом человек лишается возможности осуществлять какую-либо сложную деятельность. Деятельность полноценного, здорового, нормального человека обязательно должна быть связанной с адекватной реакцией на все модусы времени.

Напомним в этой связи, что Хайдеггер также проводит некоторую аналогию между временем и способами отражения бытия. Но сама функция времени как особого рода отражения по-разному проявляется в ситуациях различных модусов времени (прошлое, настоящее и будущее). В ситуациях прошлого и будущего всегда закономерно имеется та или иная, обычно достаточно высокая, степень неопределенности. В настоящем, если иметь в виду временной аспект самого понятия «неопределенность», такой искаженности, как правило, не бывает.

Если продолжить аналогию между воображаемым зеркалом и временем, то вырисовывается следующая модель: у нас есть зеркало, в котором одни участки в той или иной мере искажают изображение, подобно тому как это имеет место в «кривом зеркале», – это соответствует модусам прошлого и будущего; другие участки, наоборот, как правило, дают адекватное отражение, – такая ситуация имеет место в настоящем. В этой модели именно «теперь» почти не допускает искажений, а прошлое и будущее – это такие участки, на которых заведомо будет иметь место та или иная степень неадекватности. Другими словами, понятие «неопределенность», на наш взгляд, в большей степени может быть соотнесено с представлениями о прошлом и будущем, чем с настоящим. Настоящее – это момент, текущие события; прошлое – уже исчезнувшие, не существующие более, но запечатленные в памяти события; будущее же вначале моделируется в нашем сознании при помощи воображения, а лишь потом, с той или иной мерой вероятности, может реализоваться.

Для уменьшения степени неопределенности в суждениях о событиях прошлого используются многообразные средства: записи, фотографии, кинодокументы и т. п. Более подробно вопрос о том, что собой представляют методы переработки информации, относящиеся к различным модусам времени, рассматривается в работах [8], [9].

Для прогнозирования событий будущего стало возможным широко использовать т. н. «виртуальную реальность». Технические средства, называемые «виртуальной реальностью», стали использоваться прежде всего в авиации и других областях. Оказалось, что при подготовке пилотов было целесообразно зафиксировать их поведение в экстремальных ситуациях, смоделированных в «виртуальной реальности». Погружение в «виртуальной реальности» даже в ситуацию аварии и катастрофы гарантирует сохранность самолета и пилота. Используется «виртуальная реальность» и в градостроительстве. Многие сооружения, такие, как памятники, дома, жилые застройки и т. д., могут быть представлены в «виртуальной реальности» реально обозримыми. После просмотра экспертами в единстве как уже существующих застроек, так и возможных сооружений ими делается вывод о целесообразности или нецелесообразности реализации того или иного проекта.

Ряд ценных суждений Аристотель высказал по вопросу об особенностях и роли фактора времени в искусстве. В период начавшегося кризиса античного рабовладельческого общества (когда завоевания Александра Македонского вызвали процесс взаимопроникновения греческой и восточной культур), Аристотель стремился найти средства сохранения его наиболее важных культурных ценностей. К числу величайших культурных ценностей, созданных афинской рабовладельческой демократией периода ее расцвета, Аристотель относил афинский театр. При этом повышенный интерес он проявлял к трагедии. Греческая трагедия свои сюжеты брала из мифологии, но она находила средства отражать с помощью этих сюжетов наиболее существенные стороны современной ей жизни демократических Афин.

Особую роль фактору времени Аристотель придавал потому, что на сцене действие очень часто охватывает только небольшие промежутки времени. В этой связи нам необходимо сделать два примечания. Первое – следует различать трагедию и эпический состав событий. Эпическое произведение может охватывать различные по своей продолжительности промежутки времени, и в эпическом сюжете может быть много фабул. Второе примечание – сам Аристотель не выдвигал требований трех единств в трагедии: единства действия, времени и места.

Известный специалист в данной области А. А. Петровский пишет по этому вопросу: «. ..для Аристотеля единство действия есть требование безусловное, – непререкаемая, вытекающая из самого существа поэтического произведения норма…» И далее: «…желание подтвердить искусственные теории построения драмы авторитетом знаменитого философа привело к тому, что Аристотелю приписали в позднейшее время требование для драматических произведений двух других «единств» – единства времени и единства места» [10, с. 28].

Аристотель писал, что «определенность и четкость характера – это требование имеет большое значение для сцены, где действие очень часто охватывает и небольшой промежуток времени и жизни людей… действие большей частью происходит в пределах одного круговорота солнца» [11]. Исключение Аристотель сделал только для трилогии, в которой могут быть обозримыми и различные по своей длительности во времени сюжеты.

Из ограниченности времени сценического действия в драме вытекают далеко идущие следствия. Прежде всего, это аналогия с реальной жизнью одного отдельно взятого человека, индивида. Человек всегда глубоко эмоционально переживает тот факт, что его жизнь ограничена во времени, и единственная подлинная ценность, данная ему, – это тот промежуток времени от рождения до смерти, которым он может распорядиться по своему усмотрению. Этот промежуток конечный, подобно временной перспективе драмы.

Развертывание сюжета трагедии на ограниченном промежутке времени – это, по сути дела, моделирование или показ «растянутого» (или, как недавно стали говорить, дилатированного, т. е. замедленного) времени. Представление о том, что время может «растягиваться», и изучение закономерностей этого процесса стало возможным в культуре в связи с появлением теории информации и сопоставления категорий времени и информации.

Одной из причин, в силу которых характеры героев трагедии неизбежно являются предельно выразительными, яркими и вырисовываются во всей полноте, несомненно, является тот факт, что герои поставлены в ситуации если не полностью экстремальные, то, по крайней мере, в «полуэкстремальные»; при этом героям трагедии для выражения своей сущности отводится не так уж много времени. Подобно тому, как в афоризмах за счет краткости достигается предельная глубина мыслей, так и в трагедии ее герои всесторонне и ясно выражают себя в силу “краткости”, непродолжительности своей «сценической жизни». В трагедии даже речь героев «концентрированная». Многие «крылатые слова», взятые из трагедии, в дальнейшем живут своей самостоятельной жизнью, в культуре они используются как образцы красноречия.

Но может сложиться и такая ситуация, когда события в трагедии никак не хотят умещаться в отведенное для ее показа время. Тогда автор прибегает к такому приему, как рассказ участников или очевидцев этих событий. Обычно используется рассказ о событиях прошлого (показ событий из «параллельных миров» в театре и кино стал применяться значительно позже). В рассказе можно предельно кратко, в сжатом виде описать события, которые в реальном времени имели достаточно большую длительность. И в этой связи может происходить инверсия времени. Рассказ о прошлых событиях как бы «встраивается» в настоящее, и зрителю предоставляется возможность «путешествовать» во времени, перемещаться из настоящего в прошлое и обратно.

Литература

  1. Аристотель. О софистических опровержениях // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  2. Аристотель. Физика // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 3. М., 1978.
  3. Аристотель. Категории // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  4. Делез Ж. Логика смысла. М., 1995.
  5. Кузнецов О.Н. Сон как фактор, оптимизирующий организацию времени познавательной деятельности человека // Сон как фактор регуляции функционального состояния организма. Л., 1985.
  6. Аристотель. «Об истолковании» // Аристотель. Соч. в 4-х томах. Т. 2. М., 1978.
  7. Егоров Б.Ф. Категории времени в русской поэзии XIX века // Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. Л., 1974.
  8. Любинская Л.Н. Время и информация // Научные доклады высшей школы. Философские науки. 1979, № 5.
  9. Любинская Л.Н. Категория времени и язык тернарного описания // Первый Российский философский конгресс. Человек – философия – гуманизм. Т. III. Онтология, гносеология, логика и аналитическая философия. СПб., 1997.
  10. Петровский А.А. Сочинения Аристотеля о поэтическом искусстве // Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1957.
  11. Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1957.

Л.Н.Любинская, С.В.Лепилин

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail. ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Magisteria

MagisteriaАCreated using FigmaVectorCreated using FigmaПеремоткаCreated using FigmaКнигиCreated using FigmaСCreated using FigmaComponent 3Created using FigmaOkCreated using FigmaOkCreated using FigmaOkЗакрытьCreated using FigmaЗакрытьCreated using FigmaGroupCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using Figma��� �������Created using FigmaEye 2Created using FigmafacebookCreated using FigmaVectorCreated using FigmaRectangleCreated using FigmafacebookCreated using FigmaGroupCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaНа полный экранCreated using FigmagoogleCreated using FigmaИCreated using FigmaИдеяCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaGroupCreated using FigmaLoginCreated using Figmalogo_blackCreated using FigmaLogoutCreated using FigmaMail. ruCreated using FigmaМаркер юнитаCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaРазвернуть лекциюCreated using FigmaГромкость (выкл)Created using FigmaСтрелкаCreated using FigmaodnoklassnikiCreated using FigmaÐCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaПаузаCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaRectangleCreated using FigmaПлейCreated using FigmaДоп эпизодыCreated using FigmaVectorCreated using FigmaVectorCreated using FigmaСвернуть экранCreated using FigmaComponentCreated using FigmaСтрелкаCreated using FigmaШэрингCreated using FigmaГромкостьCreated using FigmaСкорость проигрыванияCreated using FigmatelegramCreated using FigmatwitterCreated using FigmaCreated using FigmaИCreated using FigmavkCreated using FigmavkCreated using FigmaЯCreated using FigmaЯндексCreated using FigmayoutubeCreated using FigmaXCreated using Figma

Характеристика философий: Аристотеля, Платона — Реферат

Характеристика философий:

Аристотеля

Платона

Отношение к Богу:

Боги – предел созерцания, блаженства и чисто разумной деятельности Боги, созидатели космоса, являются не чем иным, как космической мудростью, почему любезнее всего для них именно мудрецы. Вера в богов – важнейшее условие устойчивости общественного миропорядка.

Отношения к семье, гендерные отношения:

Семья — необходимая ячейка, из множества которых составляется государство. Рабы – необходимая часть семьи. В семье есть три формы отношений: «господин и раб, муж и отец, отец и дети». Подчиненное состояние для очень многих людей только полезно, поскольку Мужчина является в силу своей природы властвующим, а женщина — подвластной. Однако брак основан на этических отношениях, поэтому Аристотель подвергает резкой критике тезис об общности жен. Семья как сфера частного существования далека от подлинного призвания и подлинной задачи разума (имеющего дело со всеобщим). Семья — неизменная, исходной общественной ячейкой: государства возникают в результате объединения семей. Для высших сословий существование семьи не допускается. Семья допустимы лишь для членов низшей касты земледельцев и ремесленников. Браки возможны только под наблюдением государства и только для рождения детей. Для достижения сплоченности общества необходимо введение общности жен, детей, имущества. В интересах общества — воспитание детей не семьей, а обществом в целом.

Отношение к частной собственности

«Частная собственность коренится в природе человека, в его собственной любви к себе». «К тому, что составляет предмет владения очень большого числа людей, прилагается наименьшая забота». Люди заботятся более всего о том, что принадлежит лично им. Положение человека в обществе определяется собственностью. Частная собственность помогает преодолеть последние пережитки общинного социального устройства. Общность имущества философ считал противоестественным: «Человеку свойственно больше всего любить самого себя». Частная собственность – следствие себялюбия, это добродетельное начало и стимул к труду. То, что выгодно гражданину, выгодно и полису, богатство граждан соответствуют общему благу. Имущество – общее. Частная собственность допустимы лишь для членов низшей касты, земледельцев и ремесленников.

Справедливость

Существует два вида справедливости: уравнивающая и распределяющая. Политическая справедливость возможна лишь между свободными и равными людьми, принадлежащими к одному сообществу. Платоновское определение справедливости было призвано оправдать общественное неравенство, деление людей на высших и низших от рождения. Справедливость состоит в том, чтобы каждое начало занималось своим делом и не вмешивалось в дела других.

Отношение к закону

Принцип верховенства законов. Существенной чертой закона является его соответствие политической справедливости и праву. «Всякий закон, в основе предполагает своего рода право». Это право должно найти свое выражение, воплощение и соблюдение в законе. Отступление закона от права означало бы отход от политических форм к деспотическому насилию. Закон разумен, поскольку в нем правильно выражена его политическая природа, идея права. Все выборные государственные органы и правители обязаны действовать в точном соответствии с законом. В диалоге «Законы» Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-то властью. Там же, где закон – владыка над правителями, а они – его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам бог».

Отношение к человеку

Человек

Классификация форм правления и их характеристика у Аристотеля

Классификация форм правления и их характеристика у Аристотеля.

Гос-во венчает собой как бы всю соц эволюцию. И далее А переходит к различению правильных и неправильных форм гос-ва. Критерием для различие правильных и неправильных форм гос-ва является, во-первых, кол-во властвующих лиц, а во-вторых, то, осущ ли правление на основе з-на или на основе личного или группового произвола. Аристотель первым поставил задачу заменить правление людей правлением з-на, чтобы все, включая правителей, подчинялись з-ну.

Итак, А здесь не пионер, он не первым предложил классификацию политических форм на правильные и неправильные. Впервые мы встречаем такую классификацию в усеченном виде у греческого историка Геродота, встречаем ее у платоновского Сократа, как персонажа платоновских диалогов. Но, конечно, Аристотель перерабатывает этот у него уже имеющийся материал.

Итак, он различает правильные и неправильные формы государства.

К правильным относится монархия. Здесь правит один во имя общего блага, а значит на основе з-в. Монархии он противопоставляет тиранов. Тирания неправильная форма. Здесь тоже правят одни, но преследует личные интересы, не заботясь об общем благе и попирая з-ны.

К правильным относится аристократия. Здесь правит группа лиц на основе з-в. Аристократии противостоит такая неправильная форма, как олигархия. Здесь тоже правит группа лиц, но они во имя наживы попирают з-ы. Часто по А разновидностью олигархии явл геронтократия, правление старцев. Хотя считается, что правят старцы, но эти старцы еще больше в погоне за богатствами, только кроме богатств их еще интересуют награды, различные почести. Они в погоне за наградами, почестями и богатствами.

К правильным формам относится полития. Во время античной классики политией называли, если использовать современную терминологию,  конституцию государства, любого государства,  то есть политическая система. Но Аристотель использует этот термин для обозначения наилучшего государства. Полития — наилучшее госво, такое, где его идея наилучшим образом претворяется в жизнь. Полития — это умеренная демократия. В политии правит большинство.

Политии противостоят неправильные гос-ва. Это охлократия от слова «охлос» — толпа. Это неправильная, распущенная демократия. И Аристотель говорит о постоянных взаимных превращениях в истории охлократии в тиранию и наоборот. Такой анархии достигают отношения людей при охлократии, что больше всего они мечтают о порядке и оказываются во власти тиранов. А тираны сначала всем льстят, раздают земли, а потом начинают истреблять все лучшее, все выдающееся, и А первым такой сюжет приводит. Потом он станет повторяться др и станет классическим. Встреча 2 тиранов, 1 др спрашивает, как нужно управлять гос-м. Второй отв: «Представь себе поле пшеницы, и если к-то колосья выше прочих, то их надо срезать. Вот так надо управлять гос».

Тиран стремится к тому, чтобы народ стал малодушным, лишить его политической энергии. Для него лучше всего пассивный народ. И все время эти взаимные превращения охлократию в тиранию, а тиранию в охлократию актуализируют это произведение Аристотеля.

Итак, критерием различения правильных и неправильных форм является з-н, осущ ли правление на основе з-а, т.е во имя общего блага, или царит произвол, как в неправильных формах гос-ва.

По сути (этот вывод делают и др мыслители) неправильные формы явл неполитическими, потому что политика и этика неразрывны. Политика всегда этична, т.е преследует интересы общего блага. В древности, во времена античной классики, Аристотель политику считал неотъемлемой от этики. А вот эти, неправильные формы, всегда деспотичны, т.е по сути своей они даже и не политические формы — вывод, кот уже средневековые юристы сделают вслед за Аристотелем, ориентируясь на огромный его авторитет в средневековье.

Другие похожие работы, которые могут вас заинтересовать.вшм>

3579. Доклад Характеристика различных видов правления у Платона и Аристотеля 9.63 KB
  В Государстве сформулирован принцип единства власти и философии говоря современным языком можно было бы сказать идеологии. Тирания по Платону худшая из форм правления там царит беззаконие доносы уничтожение противников и всех людей имеющих свое мнение а следовательно способных хотя бы потенциально к сопротивлению. В диалоге Политик дается более подробная и более типичная типология форм правления. Итого получается шесть форм: монархия построенная на основе законов царская власть; монархия при несоблюдении законов . ..
9495. Лекция Классификация, характеристика ассортимента пушно-мехового сырья и пушно-мехового полуфабриката, строение пушно-меховой шкуры, строение волоса и разновидность его форм, технология изготовления пушнины 1.05 MB
  Меховые пластины полосы определенной формы сшитые из подобранных выделанных шкурок и предназначенные для раскроя на детали меховых изделий. К зимним видам пушного сырья относятся шкурки и шкуры пушных зверей добыча которых производится преимущественно в зимнее время когда качество шкурок особенно высоко. СТРОЕНИЕ И ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ ШКУРОК ПУШНОМЕХОВОГО и овчинношубного СЫРЬЯ ПОНЯТИЕ О ТОПОГРАФИИ ШКУРКИ Шкуркой называют наружный покров животного отделенный от его тушки и состоящий из кожной ткани и волосяного покрова. У…
3557. Доклад Характеристика различных видов правления у Платона 7. 58 KB
  Платон предлагает устранять всех кто будет претендовать или посягать не только на власть но и на философию. Их три: монархия власть немногих и власть большинства. Итого получается шесть форм: монархия построенная на основе законов царская власть; монархия при несоблюдении законов тирания; законная власть немногих аристократия; незаконная власть немногих олигархия; демократия на основе законов; демократия не соблюдающая законы.
18566. Дипломная Характеристика республиканской формы правления в Республике Казахстан 110.55 KB
  Конституция Республики Казахстан закрепляет положение «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы
18571. Дипломная Классификация форм обеспечения управления в сфере юстиции 71. 14 KB
  Правовые аспекты становления реформирования и деятельности органов юстиции в Республике Казахстан. История создания органов юстиции. Правовое положение органов юстиции Республики Казахстан в системе органов исполнительной власти. Проблемы и перспективы деятельности органов юстиции Республики Казахстан.
3024. Доклад Политико-философские взгляды Б. Спинозы. Характеристика различных форм государст 9.71 KB
  Спиноза выделяет и освещает три формы государства верховной власти монархию аристократию и демократию. При своих явных симпатиях к демократическому государству Спиноза с учетом политических реалий своей эпохи признает приемлемость и некоторые достоинства и таких форм при их надлежащем устройстве как монархия и аристократия. При освещении монархии Спиноза отмечает что один человек не может обладать высшим правом и всей мощью государства поэтому монарх вверяет свое и общее благополучие разного рода советникам и приближенным так что в. ..
6753. Лекция ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И КЛАССИФИКАЦИЯ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ АППАРАТОВ 531.44 KB
  Преобразование электрической энергии отключаемой цепи в тепловую энергию и рассеивание этого тепла с помощью дугогасительного устройства в окружающую среду. При включении электрической цепи энергетический баланс аппарата выглядит так…
4920. Курсовая Классификация и характеристика методик для диагностики интеллекта 28.24 KB
  Именно интеллектуальный показатель человека позволил охарактеризовать его психические и моральные качества. Установление количественных и качественных зависимостей этих показателей от уровня развития интеллекта позволил разработать разнообразные методики исследования интеллекта и связанных с ним качеств.
14089. Курсовая Классификация и характеристика основных жанров телевизионной рекламы 21. 23 KB
  Ведь использование компьютерных технологий позволяет сократить почти на 90 время необходимое для редактирования снятого материала а использование компьютерной графики анимационных элементов в рекламном клипе в сочетании с различными шумовыми спецэффектами и музыкальным оформлением делает его поистине настоящим произведением искусства. По мере возрастания важности телевизионного освещения общественных и культурных событий стало почти невозможным отличить какие из них подготовлены специально для ТВ а какие ведутся с места событий. Ранние…
20434. Курсовая Классификация и характеристика основных методов оценки персонала 33.27 KB
  Исследование предмета оценки персонала в отечественной и зарубежной литературе. Классификация и характеристика основных методов оценки персонала. Классификация методов оценки персонала в литературе зарубежных и отечественных авторов. Анализ содержания аттестации как основного метода оценки персонала в социальной сфере в литературе отечественных авторов.

Учение Аристотеля о душе, чувствах, воле и характере.

Аристотель: душа – способ организации тела. Аристотель (384-322 гг. до н.э.) преодолел эти воззрения, открыв новую эпоху в понимании души, как предмета психологического знания. Его источником стали для Аристотеля не физические тела и бестелесные идеи, но организм, где телесное и духовное образуют нераздельную целостность. Душа, по Аристотелю, – не самостоятельная сущность, а форма, способ организации живого тела. Аристотель был сыном медика при македонском царе и сам готовился к медицинской профессии. Явившись семнадцатилетним юношей в Афины к шестидесятилетнему Платону, он несколько лет занимался в его Академии, с которой в дальнейшем порвал. Известная картина Рафаэля «Афинская школа» изображает Платона указывающим рукой на небо. Аристотеля – на землю. В этих образах запечатлено различие в ориентации двух великих мыслителей. По Аристотелю, идейное богатство мира скрыто в чувственно воспринимаемых земных вещах и раскрывается в прямом общении с ними.

Душа мыслилась Аристотелем как способ организации живого тела, действия которого носят целесообразный характер. Он считал душу присущей всем живым организмам (в том числе растениям) и подлежащей объективному, опытному изучению. Она не может существовать без тела и в то же время не является телом. Душу от тела отделить нельзя. Тем самым отвергались версии о прошлом и будущем души, способах ее соединения с внешним для нее материальным телом. Не сама по себе душа, но тело благодаря ей учится, размышляет и действует. Первичный уровень этих отношений представлен в процессах питания («растительная душа») как ассимиляция живым телом необходимых для его существования материальных веществ. Это отношение предполагает специфическую активность организма, благодаря которой внешнее поглощается живым телом иначе, чем неорганическим, а именно – путем целесообразного распределения «в пределах границы и закона». Такой специфический для живого организма способ усвоения внешнего и следует, согласно Аристотелю, считать душой в ее самой фундаментальной биологической форме. Исходным для жизни является питание как усвоение внешнего. Этот общий объяснительный принцип Аристотель распространил на другие уровни деятельности души, прежде всего на чувственные впечатления, на способность ощущать, которая трактуется им как особое уподобление органа чувств внешнему объекту. Однако здесь, в отличие от питания, усваивается не материальное вещество, а форма объекта.

Душа обладает различными способностями как ступенями ее развития: растительной, чувственной и умственной (присущей только человеку). Применительно к объяснению души Аристотель, вопреки своему постулату о нераздельности души и способного к жизни тела, полагал, что разум в его высшем, сущностном выражении есть нечто отличное от тела. Иерархия уровней познавательной деятельности завершалась «верховным разумом», который не смешивался ни с чем телесным и внешним.

Центральным органом души Аристотель считал не мозг, а сердце, связанное с органами чувств и движений посредством циркуляции крови. Внешние впечатления организм запечатлевает в виде образов «фантазии» (под этим понимались представления памяти и воображения). Они соединяются по законам ассоциации трех видов – смежности (если два впечатления следовали друг за другом, то впоследствии одно из них вызывает другое), сходства и контраста. (Эти открытые Аристотелем законы стали основой направления, которое впоследствии получило имя ассоциативной психологии.)

Учение о воле развивается Аристотелем в связи с характеристикой действия.

«Все люди делают одно непроизвольно, другое произвольно, а из того, что они делают непроизвольно, одно они делают случайно, другое — по необходимости; из того же, что они делают по необходимости, одно они делают по принуждению, другое — согласно требованиям природы. Таким образом, все, что совершается ими непроизвольно, совершается или случайно, или в силу требований природы, или по принуждению. А то, что делается людьми произвольно и причина чего лежит в них самих, делается ими одно по привычке, другое под влиянием стремления, и при этом одно под влиянием стремления разумного, другое — неразумного».

Все действия человека делятся на непроизвольные и произвольные в зависимости от того, где находится основание действия: вне субъекта или в нем самом. Действия произвольные и действия волевые — понятия не тождественные. Волевыми являются только действия по разумному стремлению. Оно называется намерением и является результатом тщательного взвешивания мотивов— делиберации. Волевые действия направлены на будущее. В них есть разумный расчет. Поэтому Аристотель говорит: «Движут по крайней мере две способности— стремление и ум». Ум размышляет о цели — достижима она для человека или нет, и о последствиях в случае осуществления действия. Поэтому, где нет разума, там нет воли (у животных, малых детей, умалишенных). Волевое действие, столь тщательно рассчитанное, является свободным и ответственным. Поэтому в нашей власти как прекрасные действия, так и постыдные: порок и добродетель одинаково свободны, их психологический механизм одинаков.

По существу, воля характеризуется Аристотелем как процесс, имеющий общественную природу; принятие решения связано с пониманием человеком своих общественных обязанностей.

О характере.

Страстям (аффектам) как сильным движениям души Аристотель противопоставляет устойчивость характера. Характер выражает сущность человека. Аристотель дал описание душевных качеств — нравов — людей в соответствии с их возрастом, социальным положением, профессией. Характер не является природным свойством, его черты складываются как результат опытности. Описываются с присущей Аристотелю конкретностью характерные черты, свойственные людям благородного происхождения, а также юности, старости, зрелому возрасту. Это учение было развито учеником Аристотеля Теофиллином (370—288 гг. до н. э.).

В своем трактате «Характеристики» он выделил 30 характеров (лицемер, льстец, болтун, деревенщина, низкопоклонный, нравственный урод, говорун, разносчик новостей, нахал, скупой, наглец, святая простота, навязчивый, нелюдим, суеверный, брюзга, недоверчивый, неряха, надоедала, тщеславный, сутяга, хвастун, гордец, трус, аристократ, молодой старик, злоречивый, алтынник) и дал их описание, основанное на наблюдении за поступками людей. Эти описания отличаются проницательностью и тонкостью наблюдений. Начатая им традиция получила развитие в эпоху Возрождения и Нового времени (Монтень, Лабрюйер, Ларошфуко).

(PDF) Закон и право в философии Аристотеля

ÈÑÒÎÐÈß ÏÐÀÂÎÂÛÕ È ÏÎËÈÒÈ×ÅÑÊÈÕ Ó×ÅÍÈÉ

176

Прояснить смысл «права» в текстах Аристотеля помогает сравнение

его с добром. По мнению философа, они «не являются тождественными

во всех отношениях, но и не различны по роду» (EN 1137а 30), «“добро”,

будучи лучше какогото [вида] права, есть [всетаки] “правое”, а не лучше

права как некий другой род». Как пишет Аристотель, «хотя добро есть право,

однако право не в силу закона, а [в качестве] исправления законного пра

восудия». При этом «добро», будучи лучше какогото вида права, есть все

таки «правое», а не лучше права, как некий другой род. Таким образом,

«[добро] и есть право и лучше любого, но не безусловного права, [а точ

нее], оно лучше [права] с погрешностью, причина которой — его безус

ловность. И сама природа доброго — это поправка к закону в том, в чем

изза его всеобщности имеется упущение» (EN 1137b 5–25).

Итак, есть условное право, основанное на частном законе (законе с

погрешностью), и есть добро, или безусловное право, опирающееся на

природу.

Термин «право» в нашей литературе настолько отягощен нормативист

скими ассоциациями, что его применение может только испортить пони

мание аристотелевских текстов. Вместо него можно было бы использовать

понятие «правды», хорошо известное в юридической литературе до начала

ХХ в.,20 т. е. «правда» как понятие, которое означает нечто большее, чем

соответствие законам государства. Н. Платонова в переводе «Риторики»

использует именно понятие «правда», и текст Аристотеля оказался удиви

тельно созвучным с нашим этическим идеалом. «Правда, — пишет Ари

стотель, — заключается и в том, чтобы прощать человеческие слабости, в

том еще, чтобы иметь в виду не закон, а законодателя, не букву закона, а

мысль законодателя, не самый поступок, а намерение человека [его совер

шившего], не часть, а целое, в том, чтобы обращать внимание не на то,

каким выказал себя человек в данном случае, но каков он был всегда или

по большей части… В том, наконец, чтобы охотнее обращаться к суду по

средников, чем к суду публичному, потому что посредник заботится о

правде, а судья — о законе; для того и изобретен суд посредников, чтобы

могла восторжествовать правда» (Rhet. 1374b 10–20).

Определив несправедливость (неравенство) как часть неправосудности,

Аристотель называет справедливость (равенство) частью правосудности.

Говорить о справедливости применительно ко всей добродетели, и тем бо

лее — ее крайним проявлениям, каковыми являются «признательность по

отношению к благодетелям, воздаяние добром за добро, помощь друзьям

и т. п.» (Rhet. 1374a 20), было бы странно. Итак, справедливость относится

к сфере частной правосудности, связанной с отношениями распределения

и взаимного обмена (произвольного и непроизвольного) имущественных

и личных благ. Данные отношения регулируются полисными законами и

той частью общих законов, которые восполняют недостатки писаного за

кона. «Есть нечто справедливое и несправедливое по природе, общее для

всех, признаваемое таковым всеми народами, если даже между ними нет

никакой связи и никакого соглашения относительно этого» (Rhet. 1373b 5).

Кроме того, определение справедливости связано также с достоинством

20 См. , напр.: Неволин К. А. История философии законодательства // Неволин К. А.

Энциклопедия законоведения. СПб., 1997.

6 аристотелевских элементов контент-маркетинга

По сути, контент-маркетинг — это построение повествования. По своей сути контент-маркетинг следует невероятно простой структуре повествования, состоящей из двух частей: Проблема → Решение. Хотя эта упрощенная структура может работать в некоторых ситуациях (вам нужна еда? Я продаю еду! Проблема решена), вы упускаете огромную возможность по-настоящему связаться со своей аудиторией.

Вместо этой упрощенной модели рассмотрите возможность создания более повествовательной истории, учитывающей путь покупателя и не только.Существует множество отличных советов по поводу рассказывания историй, но мне всегда нравится возвращаться к фундаментальному знатоку письма, философии и драматургии: Аристотелю.

Элементы драмы

«Как греческий философ, живший почти 2500 лет назад, может научить нас маркетингу?» Вы можете спросить. Справедливый вопрос. Написание советов часто чрезмерно усложняет ситуацию. Это может быть особенно верно, когда вы пытаетесь достичь своих целей, привлечь аудиторию и создать свой бренд. Что замечательно в рекомендациях Аристотеля, так это их простота.

Аристотель и друзья

Аристотель родился в 384 г. до н.э., но с тех пор его мысли о драме были в центре написания учебных программ. В «Поэтике» он писал, что драма (особенно трагедия) должна включать в себя 6 элементов: сюжет, характер, мысль, дикция, музыка и зрелище.

Участок 

Аристотель говорит: «Сюжет, следовательно, есть первый принцип и как бы душа трагедии»

Алекс говорит:  Проще говоря, ваш контент должен рассказывать историю.Отправляйте свою аудиторию в путешествие и вовлекайте ее в процесс. Это лучший способ построить отношения, создать доверие, заставить людей возвращаться и, в конечном счете, измениться. Вовлекайте людей в историю, которую вы рассказываете, эмоционально.

Символ

Аристотель говорит:  «Характер — это то, что раскрывает моральную цель, показывая, какие вещи человек выбирает или избегает»

Алекс говорит: Кто герой твоей истории? Ты? Ваша аудитория? Ваш клиент? Их клиент? Ответ на этот вопрос будет меняться в зависимости от вашего продукта или услуги, а также от того, работаете ли вы в сфере B2B или B2C.Не поддавайтесь искушению постоянно делать свой бренд героем. Иногда отзыв клиента может оказать большее влияние, чем простое рекламное видео.

Мысль

Аристотель говорит: «Мысль есть способность высказывать то, что возможно и уместно в данных обстоятельствах»

Алекс говорит: Какова мораль или тема вашего контента? Взаимодействуя с ним, что он говорит вашей аудитории о себе? Подумайте о том, насколько успешной была обувь TOMS: всякий раз, когда вы покупаете пару их обуви, они жертвуют пару нуждающимся.У их бренда есть четкая миссия и точка зрения, и они использовали это для невероятной узнаваемости и успеха бренда. Это только один пример. Мораль или тема вашего бренда может быть чувством, стилем или даже символом статуса.

Дикция

Аристотель говорит:  «Дикция; под чем я подразумеваю, как уже было сказано, выражение смысла в словах; и суть его одна и та же и в стихах, и в прозе».

Алекс говорит: Выбор слов, тон, голос, четкость — все эти элементы контента становятся особенно важными по мере того, как все больше видео используется в контент-маркетинге.Существует огромная разница между контентом, который читается, контентом, озвученным за кадром, и контентом, доставляемым кем-то, говорящим в камеру. Если вы включаете видео в свою библиотеку контента (и вам это абсолютно необходимо!), вы должны думать не только о самом написании.

Музыка

Аристотель говорит: «Песнь занимает главное место среди украшений»

Алекс говорит: Опять же, этот элемент драмы становится все более важным по мере того, как в игру вступает все больше видео. А видео только с озвучкой как-то неловко — даже новости не подаются при полной тишине на фоне.

Очки

Аристотель говорит:  «Спектакль действительно обладает собственной эмоциональной привлекательностью, но из всех частей он наименее артистичен»

Алекс говорит: Убедитесь, что ваш контент запоминается. Аристотель считал зрелище низшим из шести элементов, и я думаю, что в этой области больше всего изменилось со времен Древней Греции.Вот откуда берется вирусный контент, и любой хороший контент-маркетолог может мечтать только об одном вирусном контенте.

Заземлен, но фантастически

Простые инструменты, которые у нас есть сейчас для создания увлекательного и интересного контента, возмутительны. Но без структуры и заземления легко позволить инструментам взять верх. Используйте как можно больше из этих инструментов, чтобы создавать контент, основанный на этих шести элементах, и пусть ваша аудитория будет в восторге от качественного контента, который апеллирует к проверенной и знакомой истории повествования. Преобразуйте новые контакты и продолжайте приносить пользу лидам, текущим клиентам и клиентам, сохраняя весь свой контент — от блогов до социальных сетей и видео — путем создания контента, привязанного к четкому повествованию. (И если вам нужно быстрое напоминание, я сделал вам инфографику.)

 

 

 

 

Аристотель о трагедии

Критическое эссе Аристотель о трагедии

В «Поэтике », известном исследовании Аристотеля о греческом драматическом искусстве, Аристотель (384–322 гг.В.) сравнивает трагедию с такими другими метрическими формами, как комедия и эпос. Он определяет, что трагедия, как и всякая поэзия, является своего рода подражанием ( мимесис ), но добавляет, что она имеет серьезную цель и использует для достижения своих целей прямое действие, а не повествование. Он говорит, что поэтический мимесис есть подражание вещам такими, какими они могли бы быть, а не такими, какие они есть, — например, универсалиям и идеалам, — таким образом, поэзия является более философским и возвышенным медиумом, чем история, которая просто фиксирует то, что действительно произошло.

Цель трагедии, пишет Аристотель, состоит в том, чтобы произвести «катарсис» зрителей — вызвать в них чувства жалости и страха и очистить их от этих эмоций, чтобы они вышли из театра очищенными и приподнятыми, с повышенное понимание путей богов и людей. Этот катарсис вызывается наблюдением какой-то катастрофической и трогательной перемены в судьбе главного героя драмы (Аристотель признавал, что эта перемена может и не быть катастрофической, но чувствовал, что именно такую ​​перемену показывают в лучших трагедиях — например, « Эдип в Колоне», ). , считался греками трагедией, но не имеет несчастливого конца).

Трагедия, по Аристотелю, состоит из шести основных элементов: сюжета, характера, слога, мысли, зрелища (сценического эффекта) и песни (музыки), из которых первые два первичны. Большая часть Поэтики посвящена анализу масштабов и правильному использованию этих элементов с иллюстративными примерами, выбранными из многих трагических драм, особенно Софокла, хотя также цитируются Эсхил, Еврипид и некоторые драматурги, чьи произведения больше не сохранились. .

Некоторые основные положения Аристотеля имеют большое значение для понимания греческой трагической драмы.Особенно показательно его заявление о том, что сюжет является важнейшим элементом трагедии:

Трагедия есть имитация не людей, а действия и жизни, счастья и несчастья. А жизнь состоит из действия, и ее цель есть способ деятельности, а не качество. Характер определяет человеческие качества, но именно их поступки делают их счастливыми или несчастными. Следовательно, целью действия в трагедии является не изображение характера: характер выступает как содействующее действию.Следовательно, события и сюжет — это конец трагедии; а конец важнее всего. Без действия не может быть трагедии; может быть один без характера. . . . Сюжет, таким образом, есть первое начало и как бы душа трагедии; характер стоит на втором месте.

Аристотель продолжает обсуждение структуры идеального трагического сюжета и тратит несколько глав на его требования. Он говорит, что сюжет должен быть законченным целым — с определенным началом, серединой и концом, а его длина должна быть такова, чтобы зрители могли без труда понять как его отдельные части, так и его общее единство. Кроме того, сюжет требует единой центральной темы, в которой все элементы логически связаны, чтобы продемонстрировать изменение судьбы главного героя, с акцентом на драматические причины и вероятность событий.

Аристотель относительно мало говорит о трагическом герое, потому что события трагедии часто находятся вне контроля героя или не имеют тесной связи с его личностью. Сюжет призван иллюстрировать вопросы космического, а не индивидуального значения, и главный герой рассматривается в первую очередь как персонаж, который переживает происходящие изменения.Этот акцент, который греческие трагики придавали развитию сюжета и действия за счет персонажей, и их общее отсутствие интереса к исследованию психологической мотивации, является одним из основных различий между античной и современной драмой.

Поскольку цель трагедии — вызвать жалость и страх через изменение статуса главного героя, он должен быть фигурой, с которой зритель может себя идентифицировать и чья судьба может вызвать эти эмоции. Аристотель говорит, что «жалость вызывает незаслуженное несчастье, страх — несчастье человека, подобного нам».Он исследует различные возможные типы персонажей на основе этих предпосылок, а затем определяет идеального главного героя как

.

. . . человек очень известный и преуспевающий, но не исключительно добродетельный и справедливый, чье несчастье, однако, навлечено на него не пороком или испорченностью, а какой-либо ошибкой суждения или слабостью; персонаж, подобный Эдипу.

Кроме того, герой не должен оскорблять нравственных чувств зрителей и как персонаж должен быть верен типу, верен жизни и последователен.

Ошибка или слабость героя ( Harmartia ) часто ошибочно объясняются как его «трагический недостаток» в смысле того личного качества, которое неизбежно приводит к его падению или подвергает его возмездию. Однако чрезмерный акцент на поиске решающего недостатка главного героя как ключевого фактора понимания трагедии может привести к поверхностным или ложным интерпретациям. Он уделяет больше внимания личности, чем предполагали драматурги, и игнорирует более широкие философские последствия развязки типичного сюжета.Верно, что герой часто делает шаг, который инициирует события трагедии, и по собственному невежеству или недальновидности действует таким образом, что приводит к его собственному падению. Однако в более сложном философском смысле судьба героя, несмотря на ее непосредственную причину в его конечном поступке, возникает благодаря природе космического морального порядка и той роли, которую играет случай или судьба в человеческих делах. Если выводы большинства трагедий не интерпретируются на этом уровне, читатель будет вынужден приписывать грекам самую примитивную моральную систему.

Стоит отметить, что некоторые ученые считают, что «недостаток» был задуман Аристотелем как необходимое следствие его требования о том, что герой не должен быть вполне достойным восхищения человеком. Таким образом, Harmartia будет фактором, ограничивающим несовершенство главного героя и удерживающим его на человеческом уровне, позволяя аудитории сочувствовать ему. Эта точка зрения стремится дать «недостатку» этическое определение, но связывает его только с реакцией зрителей на героя и не увеличивает его значения для интерпретации трагедий.

Остальная часть Поэтики посвящена изучению других элементов трагедии и обсуждению различных приемов, приемов и стилистических принципов. Аристотель упоминает две особенности сюжета, обе из которых связаны с концепцией гармартии, как важнейших компонентов любой хорошо поставленной трагедии. Это «инверсия» ( peripeteia ), где происходит противоположное тому, что планировалось или на что надеялся главный герой, как, например, когда Эдипово расследование убийства Лая приводит к катастрофическому и неожиданному выводу; и «узнавание» ( anagnorisis ), момент, когда главный герой осознает истинность ситуации, обнаруживает личность другого персонажа или приходит к пониманию самого себя.Это внезапное обретение героем знания или проницательности вызывает у зрителей желаемую сильную эмоциональную реакцию, как, например, когда Эдип узнает свое истинное происхождение и осознает, за какие преступления он несет ответственность.

Аристотель написал « Поэтику» почти через столетие после смерти величайших греческих трагиков, в период, когда произошли радикальные преобразования почти во всех аспектах афинского общества и культуры. Трагическая драма его времени была не такой, как в пятом столетии, и в определенной степени его творчество должно быть истолковано как историческое исследование уже не существующего жанра, а не как описание живой формы искусства.

В «Поэтике » Аристотель использовал те же аналитические методы, которые он успешно применял в исследованиях политики, этики и естественных наук, чтобы определить основные принципы композиции и содержания трагедии. Этот подход не совсем подходит для литературного исследования и иногда слишком искусственен или склонен к формулировкам в своих выводах.

Тем не менее, «Поэтика » — единственное критическое исследование греческой драмы, сделанное почти современником.Он содержит много ценных сведений о происхождении, методах и целях трагедии и в какой-то степени показывает нам, как сами греки реагировали на свой театр. Кроме того, сочинение Аристотеля оказало огромное влияние на развитие драмы еще долго после того, как оно было составлено. Идеи и принципы Поэтики отражены в драме Римской империи и доминировали в композиции трагедии Западной Европы в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках.

Характер — Аристотель и Этика Добродетели — Персонажи, Личность, Мораль и Типы

Четвертый век г. до н. э. философ Аристотель, в Никомаховой этике, понимает характер ( ethos ; или hexis êthike , «моральное предрасположение») как расположение аппетитных и эмоциональных способностей, которое побуждает его обладателя действовать и чувствовать определенным образом. . Эта предрасположенность приобретается через привыкание, процесс, который развивает интеллектуальные, а также аппетит и эмоциональные способности.Аристотелевские добродетели — это такие склонности, основанные на практической мудрости — способности к суждениям, развитой на основе опыта и размышлений, которая направляет поведение там, где технические знания не могут этого сделать. Это одна из точек соприкосновения между этикой Аристотеля и мышлением современных теоретиков добродетели, поскольку Аристотель отвергает утверждения своего учителя Платона (ок. 428–348 или 347 90 164 гг. до н. э. 90 165) и софистов, таких как Протагор (ок. 485–410). г. до н.э. г.), что существует некое искусство или наука, которые могут направлять поведение, современные теоретики добродетели отвергают утверждения деонтологической этики о том, что поведение хорошо управляется правилами, такими как «максимизировать полезность» или «действовать только в соответствии с максимой, которую вы могли бы без противоречие будет универсальной максимой.Аристотель и современные теоретики добродетели также разделяют точку зрения, согласно которой характеры являются надлежащими объектами моральной похвалы и порицания. продукты наших действий

Этика Аристотеля фокусируется на культивировании (или приобретении или продвижении в других) добродетельного характера. Когда Аристотель описывает мужественного или либерального человека, он делает это изнутри, показывая нам заботы человека, чтобы мы увидели, как, учитывая ценности человека, для него имеет смысл поступать так, как он делает. Но аристотелевская Риторика использует характеристику, чтобы расположить аудиторию доверять говорящему, а его Поэтика — для того, чтобы привести человека в соответствие с его словами и делами; здесь слова и действия являются знаками, по которым мы можем узнать чей-либо характер. Впоследствии ученик Аристотеля Теофраст (ок. 372–ок. 287 90 164 до н. э. 90 165) набросал репрезентативные порочные типы, перечислив их типичные слова и поступки, в работе, которая стала известна как Êthikoi Charaktêres (англ. Персонажи Теофраста, или Моральные знаки), которому с XVII века активно подражали в английской литературе. В «Персонажах добродетелей и пороков» (1608) английского прелата Джозефа Холла (1574–1656) «характер» впервые относится к типу человека, а не только к признакам, раскрывающим этот тип. Жанр «характера» развивался в различных направлениях в семнадцатом и восемнадцатом веках, добавляя к моральным типам, типам мужчин и женщин на различных этапах жизни (возможно, под влиянием стоического представления о том, что людям дано 90 166 персонажей, 90 167 или ролей для играть в этом мире) и использовать свои зарисовки для высмеивания отдельных лиц и обществ. Хотя эта литература тесно взаимодействует с популярными представлениями о характере, она, как правило, не используется в философской этике.

Каковы характеристики трагедии по Аристотелю? – М.В.Организинг

Каковы характеристики трагедии по Аристотелю?

Аристотель определяет трагедию в соответствии с семью характеристиками: (1) она миметична, (2) она серьезна, (3) она рассказывает полную историю соответствующей длины, (4) она содержит ритм и гармонию, (5) ритм и гармония встречается в разных сочетаниях в разных частях трагедии, (6) она исполняется, а не рассказывается.

Что Аристотель говорит о трагедии?

«Трагедия, — говорит Аристотель, — есть имитация [мимесис] серьезного, законченного и определенного масштаба действия… посредством сострадания и страха производящая надлежащее очищение [катарсис] этих эмоций». Можно использовать двусмысленные средства, утверждает Аристотель, в противоположность Платону, с добродетельной и очищающей целью.

Как аргументировал Аристотель в пользу поэта?

Аргумент в пользу эпической поэзии основан на том принципе, что высшая художественная форма менее вульгарна и адресована утонченной публике.Аристотель отвечает на этот аргумент, отмечая, что мелодрама и переигрывание являются недостатками исполнения, а не самого трагического поэта.

Где Аристотель говорит о катарсисе?

Слово «катарсис» выпадает из «Поэтики», потому что его заменяет слово «удивление» (raumaston) сначала в главе 9, где Аристотель доказывает, что жалость и страх больше всего возникают там, где возникает чудо, и, наконец, в главах 24 и 25, где он выделяет чудо как цель самого поэтического искусства, в которое цель …

Какая пьеса является для Аристотеля образцом совершенной трагедии?

Царь Эдип

Что такое трагедия по Аристотелю PDF?

Аристотель определял трагедию как «подражание действию, серьезному, законченному и определенного масштаба, на языке, украшенном в разных частях разного рода украшениями, посредством действий, а не повествования, и посредством чувства жалости и страха, вызывающего катарсис этих эмоций.

Какую идею сюжета передает Аристотель в главе 8 своей поэтики?

Единство сюжета не состоит, как думают некоторые, в единстве героя. Ибо бесконечно разнообразны события в жизни одного человека, которые не могут быть сведены к единству; и так же есть много действий одного человека, из которых мы не можем сделать ни одного действия.

Каковы правила Аристотеля для драмы?

Семь золотых правил повествования Аристотеля: сюжет, персонаж, тема, речь (или диалог), хор (или музыка), декор и зрелище.Какие из этих семи правил вы можете применить в своих выступлениях и презентациях?

Как Аристотель определяет трагедию в шестой главе «Поэтики»?

Трагедия — это имитация действия со следующими характеристиками: она серьезна, завершена, имеет значительный размах, изображена ритмическим языком и/или песней, в форме действия (не повествования), производит «очищение» от жалости и страх в аудитории (также известный как катарсис).

Что значит единство сюжета?

Первое, что необходимо для создания хорошей трагедии, — это сохранение единства сюжета. Это означает, что сюжет должен двигаться от начала до конца в строго организованной последовательности необходимых или вероятных событий.

Сколько глав в поэтике?

5

Почему трагедия считается лучшей формой искусства, чем эпопея Аристотеля?

Трагедия, как теперь утверждает Аристотель, превосходит эпопею. Трагедия содержит все элементы эпоса, но умудряется представить свою историю в гораздо более коротком промежутке времени и с большей степенью единства. Концентрация трагического сюжета усиливает его воздействие на зрителя.

Введение в Аристотеля | М.А.Р. Хабиб

М.А.Р. Хабиб

Введение:

Самым блестящим учеником в Академии Платона был Аристотель, приехавший в Афины в 367 году из своей родной Стагиры в Македонии, чтобы учиться у Платона. Огромный вклад Аристотеля в историю мысли охватывает несколько областей: метафизику, логику, этику, политику, литературоведение и различные отрасли естествознания. Действительно, подход Аристотеля к этим предметам глубоко повлиял на последующую постановку проблем в этих областях на протяжении двух тысяч лет. Родившийся в 384 году, Аристотель был сыном Никомаха, придворного врача Аминты II, отца Филиппа Македонского.

Никомах умер, когда Аристотель был молод, но говорят, что он обучил своего сына анатомии, раннее обучение, которое, возможно, способствовало формированию философских взглядов Аристотеля. Действительно, Аристотеля больше, чем Платона, интересовало эмпирическое наблюдение за природными явлениями, особенно в биологии, и эта разница помогает объяснить принципиально разные взгляды двух мыслителей.

Логика Аристотеля:

Величайший вклад Аристотеля в философию лежит в области логики. Аристотель рассматривал логику как инструмент (или органон), являющийся предварительным требованием для изучения каждой отрасли знания. Его собственное название логики было «аналитика», и его логические трактаты включают «Категории», «Интерпретация», «Предыдущая аналитика», «Последняя аналитика» и «Темы». Эти работы стали называться последователями Аристотеля (известными как перипатетики) под общим названием «Органон». Хотя Аристотель черпал некоторые элементы своей логики у досократиков и Платона, он был первым философом, который формализовал правила и методы логики и рассматривал ее как систематическую прелюдию к научному мышлению. Аристотель пытался прояснить структуру суждений, утверждающих истинность или ложность, характер доказательства, связь всеобщих и частных суждений, выделение существенных качеств субъекта по определению и т. д.

Основой аристотелевской логики, служившей основой логики более двух тысяч лет, был силлогизм.Силлогизм Аристотеля обычно состоит из большой посылки, второстепенной посылки и предполагаемого вывода, как в классическом примере силлогизма: «Все люди смертны; Сократ — мужчина; следовательно, Сократ смертен». Аристотель классифицировал ряд различных видов силлогизма, начиная от простой структуры «если… то» и заканчивая гораздо более сложными формами. Среди вкладов Аристотеля в логику — обеспечение математической основы логики, использование диалектического способа аргументации в качестве инструмента доказательства и использование эмпирических данных. Влияние логики Аристотеля было даже больше, чем влияние его метафизики или политики. Даже в такие периоды, как поздняя античность или позднее Возрождение, когда общее влияние Аристотеля затмилось влиянием Платона, Аристотель по-прежнему оставался высшим авторитетом в логике.

Тем не менее, логика Аристотеля подверглась резкой критике со стороны таких мыслителей, как Бертран Рассел, который рассматривает двухтысячелетнее влияние Аристотеля как период «застоя» и заявляет, что «современное влияние Аристотеля… враждебно ясному мышлению.1 Среди возражений Рассела есть то, что Аристотель придает слишком большое значение силлогизму, который никоим образом не является единственным видом дедуктивного аргумента; подобно грекам в целом, Аристотель отдавал «чрезмерное внимание дедукции» индукции; понятие «субстанция» или «сущность», говорит Рассел, может быть применено к слову, но не к вещи, поэтому Аристотель ошибочно применяет субъектно-предикатную структуру языка к самому миру. Рассел заходит так далеко, что говорит, что «практически каждое продвижение в науке, логике или философии должно было быть сделано вопреки противодействию со стороны учеников Аристотеля. 2 Логика Аристотеля подверглась критике не только со стороны современных математиков, но и со стороны физиков, философов, таких как Гегель и его последователи, мыслителей-марксистов и современных теоретиков литературы и культуры, таких как Деррида.

Еще более фундаментальными, чем силлогизм и дедуктивное рассуждение, являются три так называемых закона логики (иногда называемых «законами мысли»), сформулированные Аристотелем и развитые многими последующими мыслителями в наши дни. Первый из них — закон тождества, утверждающий, что А есть А; второй — закон непротиворечия, предписывающий, что нечто не может быть одновременно А и не-А; и третий, закон исключенного третьего, утверждает, что нечто должно быть либо А, либо не-А.Эти «законы», которые можно рассматривать как один и тот же закон, выраженный с трех разных точек зрения, более двух тысячелетий служили (почти) незыблемой основой западной мысли. Таким образом, они требуют более подробного изучения. Вообще первый из этих законов, закон тождества, содержится в аристотелевском понятии первичной субстанции как «индивидуальной» и как обозначающей «единицу» (Кат. 3а10-13) и как не допускающей степеней (Кат. 3б34), и, может быть, прежде всего, как никогда не определяемый «отношением к чему-то потустороннему или вне» (Кат.8а19). Но что значит сказать, что А есть А? Разве это не очевидная и пустая тавтология? Мы можем видеть, что это не банальное утверждение, как только мы заменим любой важный термин на букву А.

Возьмем, например, термин «человек». Когда мы говорим, что человек есть человек, мы апеллируем к определенным качествам, составляющим сущность человека; мы говорим, что эта сущность постоянна и неизменна; мы также говорим, что мужчина чем-то отличается от женщины, от животного, от растения и так далее.Мы можем быстро увидеть, как наше определение будет иметь обширные экономические и политические последствия: если мы определим нашего «человека» как рационального, как политического, как морального и как свободного, нам покажется естественным, что он должен участвовать в политической жизни. процесс. Женщина, которую мы определяем как лишенную этих качеств, по нашему определению будет исключена. То, что этот закон тождества в высшей степени принудительен и иерархичен, станет еще яснее в случае терминов «хозяин» и «раб». Господин вполне может быть определен в терминах атрибутов, которые в совокупности означают «цивилизованный», в то время как раб ограничен рамками обозначений «дикаря» (сам Аристотель определяет раба как «говорящий инструмент»).Подобные иерархические оппозиции в истории включали термины «грек» и «варвар», «христианин» и «еврей», «белый» и «черный», «благородный» и «крепостной».

Второй и третий законы логики просто подтвердят нашу неявную деградацию женщины или рабыни. Закон противоречия, на котором настаивает Аристотель (Met.I-IX, 1011b-13), говорит нам, что что-то/кто-то не может быть одновременно человеком и не человеком. Опять же, разве это не очевидно? Неужели это не говорит нам ничего нового? На самом деле, мы констатируем дальнейшее следствие закона тождества: определенный набор качеств приписывается «мужчине», а другой набор качеств — женщине, причем между этими двумя наборами качеств нет пересечения. Согласно этой логике, мы не можем говорить о человеке, который мог бы оказаться между этими двумя полюсами: мужчине с женскими качествами или женщине с мужскими качествами. Закон исключенного третьего явно запрещает это среднее (Met. I-IX, 1011b-23), настаивая на том, что нечто должно быть либо А, либо не-А. Либо надо быть мужчиной, либо не быть мужчиной; либо американец, либо неамериканец; либо мусульманин, либо еврей; либо хорошо, либо плохо; либо за, либо против. Следовательно, эти «законы», которые, к сожалению, все еще в значительной степени управляют нашим мышлением сегодня, не только принуждают, но и поощряют видение мира как резко разделенного на категории, классы, нации, расы и религии, каждая со своей собственной отличительной сущностью или характером. .Устранение золотой середины долгое время было идеологической, политической и экономической стратегией, устраняющей всякую возможность гибкости определений и изменений в соответствии с изменившимися обстоятельствами. Так глубоко укоренился этот способ мышления, что даже попытки ниспровержения его, исходящие, например, из марксизма, феминизма, деконструкции и психоанализа, должны действовать в рамках более широкой сети соучастия тому, чему они противоречат. Следует напомнить, что понятие тождества прочно закреплено в понятии субстанции; следовательно, не только логика, но и метафизика, а также политическая мысль попали под влияние этих так называемых законов.

Аристотель о поэтическом подражании:

Ближе к началу своего текста Аристотель утверждает, что все различные способы поэзии и музыки являются подражаниями. Эти подражания могут различаться по трем признакам: по используемым средствам, по видам представляемых объектов или по способу представления. Средства могут включать цвет, форму, звук, ритм, речь и гармонию. Искусство, которое подражает словам, — говорит Аристотель, — это поэзия. В отличие от популярных представлений, приравнивающих поэзию к использованию метра, Аристотель настаивает на том, что важнейшей характеристикой поэта является подражание.3 Учитывая, что позже Аристотель предполагает, что истоки поэтического искусства лежат в естественных причинах, а именно в нашей подражательной природе и в удовольствии, которое мы получаем от обучения через подражание, может показаться, что искусство поэта представляет собой формализацию импульсов, которыми обладают все люди. люди. Опять же, это резко контрастирует с взглядом Платона на поэта как на божественно одержимого, сочиняющего в иррациональном безумии и стоящего в стороне от своих собратьев-людей. Для Аристотеля поэт — неотъемлемая часть человеческого общества, рационально развивающая и совершенствующая основные черты, которые он разделяет с другими людьми.

Второй способ, которым художественные подражания отличаются друг от друга, заключается в том, к каким объектам они относятся. Однако общим для всех искусств является то, что они подражают людям, вовлеченным в действие (Поэтика, 2). Как предполагалось ранее, действия, которые имеет в виду Аристотель, имеют значительную моральную значимость. Подражаемые действия, говорит Аристотель, должны быть либо благородными, либо низкими, поскольку человеческий характер соответствует этим различиям. Таким образом, в основе как человеческого действия, так и человеческого характера лежит мораль: именно эту моральную составляющую действия и характера художник должен подражать или изображать. Именно в рамках этого общего императива всякого искусства можно различать виды имитируемых предметов: последние могут быть лучше, хуже или подобны норме («Поэтика», 2). Одним этим штрихом Аристотель закладывает основы двух широких вопросов: жанровых различий, с одной стороны, и характера связи произведения искусства с реальностью, с другой. Более того, оба вида рассуждений остаются неразрывно связанными с моральной основой, из которой они исходят.

Трагедия, говорит Аристотель, изображает людей лучше нормы, Комедия — хуже нормы.В то время как это соответствующее отклонение от морального реализма дает жанры трагедии и комедии, нет поэтического жанра, порожденного моральным реализмом или «подобием» норме. Как вскоре выяснится, кажется, что Аристотель относит такой механический моральный реализм к дисциплине истории.

Последний способ, которым можно отличить имитации, — это манера представления. Аристотель допускает только два основных типа: повествование, в котором поэт говорит от себя или через персонажа; и драматическое представление, в котором рассказ разыгрывается и разыгрывается (Поэтика, 3).

Аристотель возводит трагедию к героической и эпической поэзии, гимнам и панегирикам, в то время как комедия, по его предположению, восходит к инвективе и ямбической поэзии.

Противопоставление между поэзией и историей рассматривается позже в «Поэтике», где Аристотель предлагает еще несколько общих замечаний о подражании.

Функция поэта, утверждает Аристотель, состоит не в том, чтобы рассказывать о событиях, которые действительно произошли, а, скорее, о «событиях, которые могли бы произойти… в соответствии с законами вероятности или необходимости» (Поэтика, 9).Поэта от историка отличает не то, что один пишет стихами, а другой прозой, а именно то, что поэт, в отличие от историка, не связан обязательством выражать действительные события.

Вывод, который делает из этого Аристотель, во многом далек от наших современных представлений о поэзии, истории и реализме. Он делает вывод, что поэзия более «философична» и «серьезна» (spoudaioteron), чем история, потому что поэзия выражает универсальное (ta kathalou), тогда как история имеет дело только с индивидуумами. Другими словами, можно сказать, что поэзия дает нам общие истины, тогда как история дает нам частные факты. Сегодня мы склонны думать, что поэт выражает общие истины только через обращение с конкретными объектами и конкретными ситуациями; мы думаем об истории не просто как о пересказе ряда событий, но как об обнаружении общих закономерностей внутри этих событий и как о развитии с различных точек зрения. Однако некоторые из наших представлений о реализме, сформулированные на протяжении девятнадцатого века, разделяют с Аристотелем настаивание на вероятности или необходимости.

То, что поэзия не изображает подробностей реальных событий, для Аристотеля не умаляет ее реализма. Поэзия выражает всеобщее, которое для Аристотеля более реально, чем частные события. Поэт выражает внутреннюю структуру вероятности или причинности, которая формирует события и как таковая может быть универсализирована и переносима на другие наборы событий. Таким образом, поэт будет выражать не случайные или случайные свойства действий данного лица, а только те элементы, которые могут действовать в действиях других. Историк фактически связан такой случайностью, таким неразрывным погружением в частность, лишенным всеобщего применения.

Аристотель о трагедии:

Аристотелевский анализ трагедии — безусловно, самый известный раздел «Поэтики». Он оставался влиятельным на протяжении многих веков и не подвергался серьезным испытаниям до восемнадцатого века. Именно в этой трактовке трагедии наиболее отчетливо выявляются связи между предыдущими понятиями — подражанием, действием, характером, моралью и сюжетом.Вот знаменитое определение Аристотеля того, что он называет «сущностью» (ousia) трагедии:

Трагедия есть, таким образом, имитация серьезного, завершенного и определенного масштаба действия посредством языка, обогащенного всевозможными украшениями, каждое из которых используется отдельно в разных частях пьесы: она представляет людей в действии и не использует повествование и посредством жалости и страха облегчает эти и подобные эмоции. (Поэтика, т.2-3)*

Греческое слово, используемое для обозначения «действия», — это практика, которая здесь относится не к конкретному изолированному действию, а ко всему ходу действий и событий, включающих не только то, что делает главный герой, но и то, что с ним происходит. Квалифицируя это действие, Аристотель снова использует слово spoudaios, которое означает «серьезный» или «весомый». Как покажут более поздние комментарии Аристотеля, эта серьезность по существу является моральной серьезностью. Слово, которое Аристотель использует для обозначения «завершенного», — это telaios, которое относится к ситуации, которая достигла своего конца или завершилась. А слово мегефос относится к величию, высоте или величине. Таким образом, кажется, что сюжет трагедии — это образ действий, который является морально серьезным, представляет завершенное единство и занимает определенную величину не только с точки зрения важности, но также, как мы увидим, с точки зрения определенных предписанных ограничений. времени, места и сложности.Более того, поскольку трагедия по своей сути скорее драматична, чем повествовательна, она изображает людей в действии, и правильно построенная трагедия обеспечивает облегчение или катарсис для различных эмоций, в первую очередь жалости и страха. Следовательно, воздействие трагедии на публику является частью самого ее определения.

Понятие действия занимает центральное место в аристотелевском взгляде на трагедию, потому что оно лежит в основе других компонентов и черт, в том числе сюжета, характера, слога, мысли, зрелища и песни. К этим элементам относятся средства подражания (дикция и песня), манера подражания (зрелище) и предметы подражания (построение действий в сюжете, характер и мышление действующих лиц).Следует помнить, что Аристотель предписывает и другие требования, такие как завершенность действия, художественное единство и эмоциональное воздействие. Элементом трагедии, подражающим человеческим поступкам, является прежде всего не изображение характера, а сюжет, который Аристотель называет «первоначалом» и «душой трагедии» («Поэтика», VI. 19—20).

Аристотелевское объяснение связи характера и сюжета сложно и несколько запутанно. Уже было видно, что в «Никомаховой этике» он рассматривал действие как проистекающее из «выбора», который, в свою очередь, порождается мыслью или интеллектом и определенным складом характера. Он также рассматривал добродетель как относящуюся как к эмоциям, так и к действиям и возникающую из «неподвижного характера». Эти утверждения, по-видимому, подразумевают, что данный персонаж, развивая мысли определенным образом, порождает данное действие. И в «Поэтике» он повторяет эту формулу, говоря, что «мысль и характер суть естественные причины всякого действия» («Поэтика», VI.7-8). Однако чуть позже в «Поэтике» он отдает приоритет действию в поэтическом изображении. Его рассуждения, кажется, сводятся к следующему: трагедия — это не изображение людей или характеров; скорее он представляет собой сферу «действия, жизни, счастья и несчастья, которые подпадают под действие» (Поэтика, VI.12).

Здесь было бы ошибкой думать, что Аристотель каким-то образом придерживается экзистенциалистского взгляда, согласно которому действие предшествует характеру, а последний на самом деле является кумулятивным следствием или продуктом ряда действий.

Аристотель совершенно ясно сказал, что фиксированное расположение характера
вызывает данное действие, а не наоборот. Почему же тогда он настаивает на том, что должно быть представлено действие, а не характер? Последующие комментарии Аристотеля в «Поэтике» помогают нам ответить на этот вопрос.Дело не в том, что он отделяет действие от его причинной основы в характере. Скорее, как упоминалось ранее, действие, представленное трагедией, не является действием одного персонажа; это действие в гораздо более широком смысле, сфера «жизни», в которой главный герой действует и подвергается действию. Этот более широкий смысл действия дается Аристотелем в определении сюжета как «расстановки событий» («Поэтика», VI. 12). Поскольку трагедия драматична по своей сути, ее основой не может быть изображение характера; как указывает Аристотель, не может быть трагедии без действия, но трагедия без изучения характеров вполне осуществима (Поэтика, VI.14-15). В основу трагедии должна быть положена определенная структура событий или происшествий, в которые вносят свой вклад конкретные действия данных персонажей. Эта общая драматическая структура, сюжет, есть «конец, к которому стремится трагедия» («Поэтика», VI. 13).

Повторив свою формулу о том, что трагедия представляет собой не только законченное действие, но и происшествия, вызывающие страх и жалость, Аристотель добавляет важную оговорку. Страх и жалость наиболее эффективно пробуждаются, когда «происшествия неожиданны, а между тем одно является следствием другого» («Поэтика», IX.11-12). Другими словами, даже порождение этих эмоций должно быть результатом последовательности причин и следствий, представленных в пьесе.

Хотя эффект жалости и страха может стать неожиданностью, тем не менее его следует воспринимать как неизбежное следствие предыдущих событий. Таким образом, возбуждение жалости и страха составляет неотъемлемую часть единства сюжета. Позднее Аристотель признает, что эти эмоции могли быть вызваны зрелищными средствами (т.1-2).

Объяснения Аристотелем последствий страха и жалости дают дальнейшее понимание связи между характером и действием, как это дано в его известном утверждении о том, что позже стало называться «трагическим недостатком» главного героя. Жалость, говорит Аристотель, вызывается незаслуженным несчастьем; страх возникает, когда мы сознаем, что человек, терпящий такое несчастье, «такой же, как мы» («Поэтика», XIII, 4). Следовательно, эти эмоции не могут быть вызваны процветанием нечестивого человека; они также не могут выйти из того, что видят несчастье, выпавшее на долю вполне достойного человека или совершенно дурного человека (Поэтика, XIII.2-4). Скорее, характер, о котором идет речь, должен занимать среднее место между этими крайностями: он должен быть человеком, «который не является в высшей степени добродетельным и справедливым, и тем не менее он попадает в несчастье не из-за своей собственной злости или злодейства, а из-за скорее через какой-нибудь изъян в нем…» («Поэтика», XIII. 5—6). Эти утверждения значительно проясняют, почему трагедия представляет действие, а не характер. Ибо «недостаток», приводящий к несчастью, не обязательно является следствием «неизменной склонности характера» человека.Скорее, это оплошность, ошибка, в которую впадает главный герой из-за недостатка суждения или знаний, и она вытекает из его характера лишь случайным и случайным образом. Следовательно, именно на последовательности действий, а не на персонаже должна быть сосредоточена трагедия, поскольку данное действие может быть нехарактерным и может занимать положение в последовательности причин и следствий, не зависящее от знания или контроля любого данного персонажа и вне статуса. простое выражение характера.

Какие, по Аристотелю, основные характеристики трагедии? – Легче с практикой.ком

Каковы, по Аристотелю, основные характеристики трагедии?

Аристотель определяет трагедию в соответствии с семью характеристиками: (1) она миметична, (2) она серьезна, (3) она рассказывает полную историю соответствующей длины, (4) она содержит ритм и гармонию, (5) ритм и гармония встречается в разных сочетаниях в разных частях трагедии, (6) она исполняется, а не рассказывается.

Как Аристотель сравнивает трагедию с комедией?

Аристотель находит, что трагедия имеет дело с серьезными, важными и добродетельными людьми. Комедия, с другой стороны, рассматривает менее добродетельных людей и сосредотачивается на человеческих «слабостях и слабостях».

Как Аристотель рассуждает о шести элементах трагедии в «Поэтике»?

ШЕСТЬ ЭЛЕМЕНТОВ ТРАГЕДИИ АРИСТОТЕЛЯ — это зрелище, характер, басня (сюжет), слог, мелодия и мысль. Аристотель утверждает, что, вопреки тому, что можно было бы предположить, Сюжет или «вид деятельности» является наиболее значимым компонентом.

Что является самым важным элементом трагедии?

В «Поэтике» Аристотель обрисовывает черты хорошо написанной трагедии.Он упоминает, что трагедия состоит из шести составных частей: сюжета, характера, слога, рассуждения, зрелища и лирики. Наиболее важными из них являются сюжет, а затем характер. Сюжет – важнейшая часть трагедии.

В чем особенности трагедии?

Аристотель определил три ключевых элемента, из которых состоит трагедия: гармартия, анагнорисис и перипетия. Гамартия — трагический недостаток героя; аспект характера, который в конечном итоге приводит к их падению.

Каковы элементы трагедии?

Аристотель различал шесть элементов трагедии: «сюжет, характеры, словесное выражение, мысль, визуальное украшение и песенный состав.Из них СЮЖЕТ является самым важным.

Каковы 9 элементов шекспировской трагедии?

Глядя на трагедии Шекспира, можно заметить, что сочетание девяти элементов, перечисленных ниже, составляет сюжет, объединяясь, чтобы создать самые трагические моменты Шекспира.

  1. Трагический герой.
  2. Добро против зла.
  3. Хамартия.
  4. Трагическая Пустошь.
  5. Конфликт.
  6. Сверхъестественное.
  7. Катарсис.
  8. Отсутствие поэтической справедливости.

Каковы пять элементов трагедии?

Это: Сюжет, Характер, Мысль, Дикция, Песня и Зрелище. Сюжет – важнейшая часть трагедии. Сюжет означает «расстановку происшествий». Обычно сюжет делится на пять актов, а каждый акт далее делится на несколько сцен.

Какие шесть частей должна состоять из каждой трагедии?

Следовательно, всякая трагедия должна иметь шесть частей, которые определяют ее качество, а именно Сюжет, Характер, Дикция, Мысль, Зрелище, Песня. Две части [песня и дикция] составляют средство подражания, одна [зрелище] — манеру, а три — объекты подражания. И эти завершают список.

Какие бывают четыре типа трагедии?

Какие бывают четыре типа трагедии?

  • Бытовая трагедия.
  • Трагикомедия.
  • Единиц.
  • Сенеканская трагедия.
  • Хамартия.
  • Трагедия мести.
  • Катарсис.
  • Героическая игра.

Какова концепция Аристотеля о трагедии?

Аристотелевское определение трагедии.«подражание действию, серьезному, законченному и определенного масштаба, на языке, украшенном в разных частях разного рода украшениями, посредством действий, а не повествования, и посредством сцен жалости и страха, вызывающих «катарсис» эти эмоции».

Что является самым важным элементом драмы по Аристотелю?

Аристотель утверждает, что среди шести формообразующих элементов сюжет является наиболее важным элементом. Он пишет в «Поэтике». Сюжет — основной принцип трагедии».

В чем полный смысл трагедии?

1a : катастрофическое событие : бедствие. б: несчастье. 2а: серьезная драма, обычно описывающая конфликт между главным героем и высшей силой (например, судьбой) и имеющая печальный или катастрофический финал, вызывающий жалость или ужас. б : литературный жанр трагических драм..

Что делает трагедию хорошей?

В любой трагедии мы начинаем с трагического героя, обычно в расцвете сил. Герой успешен, уважаем и счастлив.Но у него есть трагический недостаток, который в конечном итоге приведет к его падению. В конце мы чувствуем глубокую грусть и жалость (также называемую пафосом) к герою.

Что такое трагедия страдания?

Трагедия (от греч. τραγῳδία, tragōidia) — форма драмы, основанная на человеческих страданиях и, главным образом, на ужасных или горестных событиях, выпавших на долю главного героя. Традиционно целью трагедии является вызвать у публики сопутствующий катарсис или «боль, [которая] пробуждает удовольствие».

Является ли Отелло аристотелевской трагедией?

«Отелло, венецианский мавр» можно рассматривать как шекспировскую трагедию, в которой Отелло выступает трагическим героем по Аристотелю. Отелло — трагический герой, поскольку он уважаемый человек с самого начала, наслаждающийся властью и честью, но позже сталкивается с падением, когда убивает свою жену, подозревая ее в неверности.

Почему «Царь Эдип» — идеальная трагедия?

Эдип — идеальный трагический главный герой, ибо его счастье превращается в несчастье из-за гамартии (ошибки).Эдип также вызывает у зрителей и жалость, и страх, вызывая у зрителей катарсис или очищение от эмоций, что, по Аристотелю, является истинным испытанием для любой трагедии.

Что значит трагическая любовь?

Трагическая любовь означает любовь, которая не проходит гладко или может закончиться плохо. Любовь, которая плохо кончается, может быть смертью или расставанием. Трагическая любовь часто проявляется в пьесе «Ромео и Джульетта» и, вероятно, является одной из самых больших тем на протяжении всего произведения.

Самая трагичная история любви?

«

Ромео и Джульетта» — квинтэссенция трагической истории любви, о чем свидетельствуют ее бесчисленные постановки и многочисленные экранизации.

Какая самая великая история любви из когда-либо написанных?

10 величайших любовных историй всех времен

  • Великий Гэтсби Ф. Скотта Фицджеральда.
  • «Под деревьями Удала», с картины Чинело Окпаранта.
  • Средняя Англия, Джонатан Коу.
  • Одинокий мужчина, Кристофер Ишервуд.
  • Джейн Эйр, Шарлотта Бронте.
  • Ошибка в наших звездах, Джон Грин.
  • Гордость и предубеждение, Джейн Остин.

Кто самый романтичный мужчина в истории?

5 самых романтичных примеров настоящей любви в истории

  • Джон и Эбигейл Адамс.
  • Шах Джахан и Мумтаз Махал.
  • Королева Виктория и принц Альберт.
  • Мария и Пьер Кюри.
  • Джонни Кэш и Джун Картер.

Кто лучший любовник в мире?

Это самые известные истории любви в истории и литературе, они бессмертны.

  1. Ромео и Джульетта. Это, наверное, самые известные любовники.
  2. Клеопатра и Марк Антоний.
  3. Ланселот и Гвиневра.
  4. Тристан и Изольда.
  5. Пэрис и Елена.
  6. Орфей и Эвридика.
  7. Наполеон и Жозефина.
  8. Одиссей и Пенелопа.

Существует ли настоящая любовь?

Да, настоящая любовь существует, но она не так распространена, как людям нравится думать. Любовь не всегда означает совместимость и не означает, что людям суждено оставаться вместе на всю жизнь. Я верю, что у человека может быть больше одной настоящей любви в жизни.

Любители влюблены?

Разница между Любовью и Любовником.Когда используется как существительное, любовь означает глубокую и заботливую привязанность к кому-то, тогда как любовник означает того, кто любит и заботится о другом человеке романтическим образом.

Какая разница между любовником и бойфрендом?

В качестве существительных разница между любовником и бойфрендом заключается в том, что любовник — это тот, кто любит и заботится о другом человеке романтическим образом; возлюбленная, любовь, родственная душа, бойфренд или девушка, в то время как бойфренд является партнером-мужчиной в романтических отношениях.

Какая разница между любовником и девушкой?

Оригинальный ответ: В чем разница между любовником и девушкой? Любовник: Партнер в сексуальных или романтических отношениях вне брака.Подруга: постоянная спутница человека, с которой у него романтические или сексуальные отношения. Называть кого-то своим «любовником» означает, что вы занимаетесь с ним сексом.

Что такое девушка и бойфренд?

Как правило, использование слов «парень» или «девушка» кем-либо, независимо от пола или сексуальной ориентации, обычно используется для обозначения кого-то, с кем у этого человека серьезные отношения: это «пара». Исключение: женщины иногда используют слово «подруга» для обозначения обычной подруги.

Кто такая девушка Чонгука 2020?

Есть ли у Чонгука девушка в 2020 году? Хотя слухи о романе Чонгука из «BTS» всегда ходят, самой последней звездой, с которой у певца были романтические отношения в этом году, является Лиса из «Blackpink», другой известной к-поп группы.

Кто девушка Чонгука?

Что касается настоящих подруг, Чонгук в настоящее время не женат, но ранее ходили слухи, что он встречается со звездами K-pop Чон Е Ин из группы «Lovelyz», Чон Чхэ Ён из «DIA», а также слухи 2015 года, что он встречался со стажером CUBE. Ко Со Хён.

10 главных фактов об Аристотеле

10 главных фактов об Аристотеле

Фото кредит

 

10 главных фактов об Аристотеле

Аристотель родился в 384 г. до н.э. в Стагире, Халкидики, примерно в 34 милях к востоку от современных Салоников. Он, несомненно, является одной из самых известных фигур в истории Древней Греции. Он был любимым учеником знаменитого древнегреческого философа Платона. Но, в отличие от Платона и Сократа, Аристотель проявлял характерную черту использования научных и фактических рассуждений в своем изучении природы, особенность, от которой его предшественники регулярно отказывались в пользу своих философских взглядов.Возможно, именно из-за его сильного увлечения природой, логикой и разумом он внес решающий вклад. Эти вклады до сих пор находят свое отражение в современной математике, метафизике, физике, биологии, ботанике, политике, медицине и многом другом. Он заслужил честь называться Первым Учителем. Чтобы углубиться в детали его достижений, вот список из 10 основных фактов об Аристотеле.

1. Аристотель осиротел в молодом возрасте

Оба родителя Аристотеля умерли, когда ему было около тринадцати лет, и Проксен из Атарнея стал его опекуном.Проксен пару лет обучал Аристотеля, прежде чем отправить его в Афины в Академию Платона. Он жил в Атарнеусе, городе в Малой Азии. Аристотель оставался в Афинах почти двадцать лет, прежде чем уехать в 348/47 г. до н.э. Возможно, что он опасался антимакедонских настроений в Афинах в то время и уехал до смерти Платона.

2. Основоположник зоологии

После смерти Платона Аристотель отправился ко двору своего друга Гермия из Атарнея в Малой Азии в сопровождении Ксенократа.После смерти Гермия Аристотель отправился со своим учеником Теофрастом на остров Лесбос, где они вместе исследовали ботанику и зоологию острова и его защищенной лагуны. Аристотель был человеком, опередившим свое время. У него были новые идеи о том, как изучать мир. Он имел обыкновение подробно наблюдать за миром и записывать то, что видел. В своем стремлении узнать больше об анатомии животных он начал препарировать их, что было новой практикой. Греческие философы и педагоги того времени всю свою работу делали в уме, думая о мире, не наблюдая его.

3. Он был наставником королевской семьи

Фото кредит

В 343 г. до н.э. Филипп II Македонский пригласил Аристотеля стать наставником своего сына Александра Македонского. Он получил много советов от своего учителя. Аристотель также обучал Птолемея и Кассандра, которые в конечном итоге стали коронованными королями.

3. Романтическая жизнь Аристотеля

Аристотель женился на Пифии и имел дочь, которую он также назвал Пифией в честь ее матери. После неудачной кончины своей первой жены Аристотель влюбился в Герпиллиду.Герпиллис был бывшей рабыней Пифия. Его новая жена родила ему сына, которого он назвал Никомахом.

4. Аристотель внес свой вклад в классификацию животных

Аристотель был первым, кто отважился на классификацию различных животных. Он использовал характеристики, общие для определенных животных, чтобы разделить их на сопоставимые группы. Например, на основе наличия крови он создал две разные группы, такие как животные с кровью и животные без крови.Точно так же, основываясь на среде их обитания, он разделил животных на тех, которые живут в воде, и на тех, которые живут на суше. По его мнению, жизнь имеет иерархическую структуру, и все живые существа могут быть сгруппированы в этой иерархии в зависимости от их положения от низшего к высшему. Он поставил человеческий род выше всего в этой иерархии.

5. Его вклад в физику

Это правда, что, хотя Аристотель был основоположником новых рубежей в области наук о жизни, его начинания в физике по сравнению с ним были несостоятельны.Его исследования в области физики, похоже, находились под сильным влиянием предустановленных идей современных и более ранних греческих мыслителей. Например, в его диссертациях «Зарождение и разложение» и «О небесах» описанное им устройство мира имело много общего с предложениями, сделанными некоторыми теоретиками досократовской эпохи. Он разделял точку зрения Эмпедокла на устройство Вселенной, согласно которой все было создано из различных составов четырех основных элементов: земли, воды, воздуха и огня.

Точно так же Аристотель полагал, что любое изменение означает, что нечто находится в движении.Довольно противоречивым образом (по крайней мере, так считали первоначальные интерпретаторы) он определял движение чего-либо как актуальность потенциальности. В целом Аристотель понимал физику как часть теоретической науки, созвучной натурфилософии. Возможно, более подходящим термином для интерпретации Аристотеля было бы просто изучение природы.

6. Его мысли о психологии

Фото кредит

Аристотель был первым, кто написал книгу, посвященную особенностям психологии: De Anima или О душе.В этой книге он предлагает идею абстракции, царящей над телом и разумом человека. Тело и разум существуют в одном существе и переплетены таким образом, что разум является одной из многих основных функций тела.

В более детальном психологическом анализе он разделил человеческий интеллект на две основные категории: пассивный интеллект и активный интеллект. Согласно Аристотелю, человеку свойственно подражать чему-то, что, пусть даже на поверхностном уровне, дает нам чувство счастья и удовлетворения.Его вклад был гигантским скачком вперед по сравнению с психологией донаучной эры, предшествовавшей ему, и привел нас в эпоху гораздо более точного качественного и количественного анализа.

7. Взгляды Аристотеля на этику

Было бы несправедливо по отношению к работе Аристотеля, если бы кто-то попытался обобщить богатые детали аристотелевской этики в рамках пары абзацев. Однако мы не можем не поделиться его великолепным вкладом. «Никомахова этика» выделяется как основной момент интерпретаций Аристотеля.Он представляет собой самую известную работу Аристотеля по этике: сборник из десяти книг, основанный на заметках, взятых из его различных лекций в лицее. Никомахова этика излагает мысли Аристотеля о различных моральных добродетелях и их соответствующих деталях.

Аристотелевская этика описывает различные социальные и поведенческие достоинства идеального человека. Например, уверенность, которую человек проявляет перед лицом страха и поражения, складывается как мужество, способность сопротивляться искушениям физических удовольствий выделяется, поскольку сдержанность человека, щедрость и великолепие говорят об объемах богатства, которые он может отдать за благо других, и любое честолюбие никогда не может быть по-настоящему великодушным, если оно не достигает безупречного баланса между обещанной честью и платой за нее.Они, наряду с другими ключевыми выдержками, закладывают основу для усилий Аристотеля в области этики. В этой этической сущности Аристотель считал, что «независимо от различных влияний наших родителей, общества и природы мы являемся единственными рассказчиками наших душ и их активных состояний».

8. Аристотель о политике

«Политика» — это слово, происходящее от греческого слова polis, которое в Древней Греции обозначало любой город-государство. Аристотель считал, что «полис» отражает высшие слои политической ассоциации.Быть гражданином полиса было необходимо для человека, чтобы вести качественную жизнь. Получение этого статуса означало, что гражданину необходимо было установить необходимые политические связи для обеспечения постоянного проживания. По мнению Аристотеля, само это стремление указывало на тот факт, что «человек — политическое животное».

Несомненно, различные авантюры в жизни Аристотеля помогли сформировать его политическую хватку так, как это не смогли сделать его предшественники и современники. Его прогрессивные авантюры в области биологии естественной флоры и фауны хорошо видны в натурализме его политики.Он делит полис и его соответствующие конституции на шесть категорий, три из которых он считает хорошими, а остальные три плохими. По его мнению, хорошими являются конституционное правительство, аристократия и королевская власть, а плохими — демократия, олигархия и тирания. Он считает, что политическая оценка человека напрямую зависит от его вклада в улучшение жизни своего полиса.

9. У Аристотеля много прозвищ

Фото кредит

Имя Аристотеля в грубом переводе означает « лучшая цель ».Однако по мере того, как Аристотель становился известным, он собирал несколько прозвищ. Еще при жизни он был известен как « человек, который знал все ». Позже Фома Аквинский назвал его просто « Философ », так как он думал, что Аристотель был единственным философом, который когда-либо был нужен. В эпоху позднего средневековья Данте Алигьери назвал его « Мастер » в своем шедевре «Божественная комедия».

10. Аристотель начал школу

Аристотель основал в лицее школу, известную как Перипатетическая школа .Многие связывают это название с предполагаемой привычкой Аристотеля ходить во время чтения лекций, происходящей от слова peripatêtikos (греческое значение «ходить»), более вероятно, что название произошло от peripatoi , колоннады, окружавшей лицей.

Теперь вы знаете 10 главных фактов об Аристотеле.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.