Гумилев николай стихотворения: Стихи о любви Николая Гумилева

Содержание

Стихи о любви Николая Гумилева

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Стихи о природе Николая Гумилева

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Стихи о животных Николая Гумилева

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: stream@team.culture.ru

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Николай Гумилев — Шестое чувство: читать стих, текст стихотворения полностью

Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком — скоро ли, Господь? —
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

Анализ стихотворения «Шестое чувство» Гумилева

Николай Гумилев — великий русский поэт Серебряного века, который начал писать стихи еще с ранних лет. Достигнув совершеннолетия, поэту удалось издать свою первую книгу стихотворений.

Талантливый поэт обладал уникальным даром предвидения. В одном из своих произведений ему удалось очень точно описать свою смерть и убийцу. Николай не знал конкретного дня, но чувствовал, что это произойдет в скором времени.

Своему дару Гумилев и посвятил знаменитое стихотворение «Шестое чувство». Поэт написал его в 1920 году. Произведение не содержит каких-нибудь таинственных пророчеств. В нем автор пытается для себя понять, что такое шестое чувство.

В произведении поэт рассматривает разные стороны жизни человека, при этом подчеркивает, что прежде всего люди стремятся обзавестись материальными благами, которые можно потратить на другие радости жизни.

Намного сложнее обстоит дело с духовными ценностями, ведь с ними ничего нельзя сделать. В своем стихотворении Гумилев приходит к мысли, что уметь наслаждаться прекрасным и довольствоваться им — это великое умение, способствующее развитию пяти главных чувств. Но также это наделяет даром предвидения.

Гумилев сравнивает свой дар с крыльями ангела, так как уверен, что у него божественное происхождение. Чем чище и светлее у человека душа, тем ему проще разглядеть то, что скрывает судьба. Также поэт отмечает, что этот дар может появиться и у человека, у которого нет высоких моральных качеств.

Автор считает, что процесс обретения дара занимает много времени, к тому же он болезненный. В произведении процесс сравнивается с операцией, благодаря которой человек начинает видеть будущее. Но для автора этот дар весьма обременительный, из-за него страдает душа и тело.

Согласно воспоминаниям близких и знакомых, поэт очень сильно страдал от дара предвидения. Зная о событиях, которые произойдут, Николай не мог на них повлиять. К тому же известно о его трагической любви к Анне Ахматовой. Возлюбленную поэт считал порождением темных сил. Свою жену он называл колдуньей. Из-за этого пытался покончить жизнь самоубийством, чтобы это все прекратилось. Поэт знал, что не сможет жить без любимой женщины, но в то же время он был уверен в том, что если она станет его супругой, то его жизнь будет ужасной.

Гумилев знал и желал своей смерти, так как был уверен, что долго не проживет. Именно шестое чувство подсказало ему это. Его расстреляли из-за любви через год, после написания стихотворения.

Николай Гумилев — Жираф: читать стих, текст стихотворения полностью

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
— Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Анализ стихотворения «Жираф» Гумилева

Н. Гумилев вошел в историю прежде всего не как поэт, а как путешественник. Он сам признавался, что занятия литературой для него отступают на второй план перед далекими экспедициями. Тем не менее Гумилев оставил богатое литературное наследство, он являлся одним из основателей течения акмеистов. В 1907 г. поэт вернулся из очередного путешествия в Африку. Свои яркие впечатления он отразил в стихотворении «Жираф».

Акмеистам было свойственно отражение действительности в максимально кратких и емких словах. Это отчетливо проявляется в произведении Гумилева. Он обращается к своей неизвестной собеседнице, которая находится в грустном и подавленном состоянии. Для того чтобы развеселить и порадовать женщину, поэт рассказывает ей о своем таинственном путешествии. Этот рассказ сразу же создает волшебную сказочную атмосферу. Гумилев избегает утомительных и скучных подробностей и деталей. Начальные строки рассказа напоминают древнее сказание: «далеко, далеко». В центре рассказа появляется главный герой – жираф. Для холодной и несчастной России это животное представляется невиданным сказочным зверем, в существование которого даже трудно поверить. Поэт не скупится на красочные характеристики. «Волшебный узор» на шкуре жирафа можно сравнить разве что с луной. Животное напоминает «цветные паруса кораблей», его бег – «птичий полет». Даже его вечернее шествие в убежище – чудесное зрелище, которое никому не дано увидеть.

Рассказ о жирафе – всего лишь вступление автора. Он утверждает, что привез из Африки множество волшебных историй, которые никому в России неизвестны. Они насыщены чудесами и увлекательными приключениями. Но его спутница никогда не покидала своей страны. Она «слишком долго вдыхала тяжелый туман», который символизирует русское отчаяние и безнадежность. Это убило в женщине веру и мечты в волшебные страны. Автор начинает рассуждать о безнадежности своей попытки передать собеседнице свои впечатления, так как она даже не способна себе их представить. Этим он доводит ее до горьких слез.

Стихотворение заканчивается тем, с чего и началось. Гумилев начинает свой чудесный рассказ о жирафе заново.

Произведение «Жираф» показывает, насколько Гумилев был оторван от России. В родной стране он проводил очень мало времени, которое было занято подготовкой к очередному путешествию. Неудивительно, что все его мечты были связаны с далекими странами, в них попросту не находилось место для своей страны. Его рассказ о жирафе очень красив и своеобразен, но он не может встретить понимания в человеке, который привык к своей природе.

Николай Гумилев – Лучшие стихотворения



Николай Гумилев – Лучшие стихотворения
  • XVIII век
  • Золотой век
  • Серебряный век
  • Советский период
  • Современная поэзия
  • Николай Гумилев

    Лучшие стихотворения

    Список лучших стихотворений формируется по количеству прочтений, общей популярности и цитируемости каждого стихотворения.
    Жираф Заблудившийся трамвай Сирень («Из букета целого сиреней…») Волшебная скрипка Шестое чувство Утешение («Кто лежит в могиле…») Слово («В оный день, когда над миром новым…») Возвращение («Я из дому вышел, когда все спали…») Современность («Я закрыл Илиаду и сел у окна…») Капитаны («На полярных морях и на южных…») «Еще не раз Вы вспомните меня…» «Много есть людей, что, полюбив…» «Однообразные мелькают…» Синяя звезда («Я вырван был из жизни тесной…») Память («Только змеи сбрасывают кожи…») Она («Я знаю женщину: молчанье…») Лес («В том лесу белесоватые стволы…») «Нежно-небывалая отрада…» Мне снилось Крест (Так долго лгала мне за картою карта…) «Я сам над собой насмеялся…» Старый конквистадор Мои читатели Вечер («Еще один ненужный день…») Я и вы («Да, я знаю, я вам не пара…») Девушке («Мне не нравится томность…») Мечты («За покинутым бедным жилищем…») Детство («Я ребенком любил большие…») Молитва («Солнце свирепое, солнце грозящее…») Дождь («Сквозь дождем забрызганные стекла…») Сон («Застонал я от сна дурного…») Жизнь («С тусклым взором, с мертвым сердцем…») Акростих («Ангел лёг у края небосклона…») «Неизгладимы, нет, в моей судьбе…» О тебе («О тебе, о тебе, о тебе…») Портрет мужчины Война («Как собака на цепи тяжелой…») Сонет («Я, верно, болен: на сердце туман…») Любовники («Любовь их душ родилась возле моря…») Камень («Взгляни, как злобно смотрит камень…») Ужас («Я долго шел по коридорам…») Африканская ночь Воспоминание Свидание («Сегодня ты придешь ко мне…») Завещание («Очарован соблазнами жизни…») Пьяный дервиш Сады Души Дон Жуан В пути («Кончено время игры…») Деревья («Я знаю, что деревьям, а не нам…») Это было не раз Вечер («Как этот ветер грузен, не крылат…») Озеро Чад Маскарад Принцесса Осень («По узкой тропинке…») Восьмистишие Выбор («Созидающий башню сорвется…») Природа У камина Русалка Сомнение («Вот я один в вечерний тихий час…») Заклинание Отравленный («Ты совсем, ты совсем снеговая…») Ислам Читатель книг «У меня не живут цветы…» Осень Неоромантическая сказка Поединок Баллада («Пять коней подарил мне мой друг Люцифер…») «Вы все, паладины Зеленого Храма…» Ягуар Крыса Однажды вечером Думы Одержимый «В моих садах — цветы, в твоих — печаль…» Китайская девушка Озера Творчество Людям настоящего Любовь На море «Ты помнишь дворец великанов…» Рим Лесной пожар Мадагаскар «Я не буду тебя проклинать…» Перчатка Старые усадьбы Я верил, я думал Солнце Духа Пророки В библиотеке Попугай Ослепительное Слоненок За гробом Корабль «Но в мире есть иные области…» Душа и тело
    

    «Путь конквистадора»: как Николай Гумилев писал стихи для сильных, злых и веселых

    Гумилев писал стихотворения о путешествиях: о мучающей посреди пустыни жажде, о пальмовых рощах, древних храмах, далеких племенах и корабельных бунтах. Гумилев писал о войне: о пулеметных очередях, об утопших на трудных переправах, о смерти под пулями, фронтовом голоде и победе. Он писал о героях Эллады: Одиссее, Агамемноне и Геракле, писал о корсарах, конквистадорах и первооткрывателях, чтобы его читали путешественники, военные и бродяги, «сильные, злые и веселые» — такие же, как он сам. 

    В 1921 году он написал автобиографическое стихотворение «Память», в котором лирический герой перечисляет свои главные ипостаси («колдовской ребенок», поэт, путешественник и военный) и размышляет о конце своего пути.

    «Он был удивительно молод душой, а может быть, и умом. Он всегда мне казался ребенком. Было что-то ребяческое в его под машинку стриженой голове, в его выправке, скорее гимназической, чем военной. То же ребячество прорывалось в его увлечении Африкой, войной, наконец — в напускной важности, которая так меня удивила при первой встрече и которая вдруг сползала, куда-то улетучивалась, пока он не спохватывался и не натягивал ее на себя сызнова», — писал о нем Владислав Ходасевич.

    Ребенок: жабы, караси, Уайльд и французский сыр

    Самый первый: некрасив и тонок,

    Полюбивший только сумрак рощ,

    Лист опавший, колдовской ребенок,

    Словом останавливавший дождь.

    Дерево да рыжая собака —

    Вот кого он взял себе в друзья,

    Память, память, ты не сыщешь знака,

    Не уверишь мир, что то был я.

    Николай Гумилев, «Память»

    Поэт родился 15 апреля 1886 года в Кронштадте. Его отец был корабельным врачом — побывал и в Портсмуте, и в Каире, и в Иерусалиме, видел извержение вулкана на Санторини, боролся с тифом и, конечно, много рассказывал о своих путешествиях. Со слов его первой жены Анны Ахматовой мы знаем, что первое четверостишие Николай Гумилев написал в шесть лет, вероятно, под впечатлением от отцовских рассказов. 

    Живала Ниагара

    Близ озера Дели,

    Любовью к Ниагаре

    Вожди все летели.

    В детстве Николай был болезненным и замкнутым. Любил фантазировать, представляя себя то индейским вождем, то разбойником, то рыцарем. Убегал из дома в найденную в лесу уединенную пещеру и собирал цветы на прозванном им драконьим болоте. Неуемная фантазия и жажда впечатлений подбивали его к совершению сомнительных, странных «подвигов». Так, однажды Коля откусил голову живому карасю (о чем впоследствии долго жалел и вспоминал с отвращением), а как-то раз устроил для матери «живой уголок», привязав в саду к воткнутым в землю палкам собственноручно пойманных лягушек, ящериц и жаб. Мать сюрприз не оценила.

    © Алексей Дурасов/ТАСС

    В царскосельской гимназии Николай Гумилев учился из рук вон плохо. Оставался на второй год, а однажды его даже почти отчислили. Спасло только вмешательство поэта Иннокентия Анненского, директора гимназии, оценившего его стихи. Много лет спустя Гумилев написал стихотворение на его смерть, вспоминая разговор в его кабинете.

    Собственную нескладность, непропорционально вытянутую голову, шепелявость и впечатление косоглазия, создававшееся из-за косого шрама возле глаза, Николай-гимназист старался компенсировать франтовством — носил модные остроносые ботинки и фуражку с не по форме высокой тульей. Гумилев вспоминал, что в юности часто носил цилиндр (Александр Блок острил, что Гумилев — странный поэт в цилиндре, и стихи у него такие же — в цилиндре), завивал волосы и подкрашивал губы и глаза, а позже прославился на весь Петербург оленьей дохой и шапкой с ушами. 

    Я ведь всегда был снобом и эстетом. В четырнадцать лет я прочел «Портрет Дориана Грея» и вообразил себя лордом Генри. Я стал придавать огромное значение внешности и считал себя очень некрасивым. И мучился этим. Я действительно, должно быть, был тогда некрасив — слишком худ и неуклюж. Черты моего лица еще не одухотворились — ведь они с годами приобретают выразительность и гармонию. К тому же, как часто у мальчишек, ужасный цвет кожи и прыщи. И губы очень бледные. Я по вечерам запирал дверь и, стоя перед зеркалом, гипнотизировал себя, чтобы стать красавцем. Я твердо верил, что могу силой воли переделать свою внешность. Мне казалось, что я с каждым днем становлюсь немного красивее. Я удивлялся, что другие не замечают, не видят, как я хорошею. А они действительно не замечали.

    Продолжение

    Повзрослевший Гумилев любовался своими руками и маленькими аккуратными ушами и заявлял, что у него «самая подходящая для поэта» внешность. 

    Любимая ученица и подруга Гумилева Ирина Одоевцева вспоминает еще один характерный анекдот из его детства: 

    На эту тему

    «Я в те дни был влюблен в хорошенькую гимназистку Таню. У нее, как у многих девочек тогда, был «заветный альбом с опросными листами». В нем подруги и поклонники отвечали на вопросы: «Какой ваш любимый цветок и дерево? Какое ваше любимое блюдо? Какой ваш любимый писатель?» Гимназистки писали — роза или фиалка. Дерево — береза или липа. Блюдо — мороженое или рябчик. Писатель — Чарская. Гимназисты предпочитали из деревьев дуб или ель, из блюд — индюшку, гуся и борщ, из писателей — Майн Рида, Вальтера Скотта и Жюля Верна. Когда очередь дошла до меня, я написал, не задумываясь: «Цветок — орхидея. Дерево — баобаб. Писатель — Оскар Уайльд. Блюдо — канандер».

    Только вернувшись домой и с гордостью пересказав эпизод матери, Коля узнал, что канандера не существует, а французский сыр называется камамбером. Всю ночь, сгорая от стыда, он искал способ уберечь себя от позора: выкрасть альбом, поджечь дом Тани, навсегда сбежать из Петербурга — в Австралию или Америку, а в итоге решил никогда больше не заговаривать ни с ней, ни с кем-либо из ее знакомых. Любовь прошла мгновенно.

    Поэт: конквистадор, андрогины и цеховое ремесло

    И второй… Любил он ветер с юга,

    В каждом шуме слышал звоны лир,

    Говорил, что жизнь — его подруга,

    Коврик под его ногами — мир.

    Он совсем не нравится мне, это

    Он хотел стать богом и царем,

    Он повесил вывеску поэта

    Над дверьми в мой молчаливый дом.

    Николай Гумилев «Память»

    На эту тему

    «Путь конквистадоров» — первый сборник стихов Николая Гумилева — был издан на деньги его семьи в 1905 году, за год до того, как он окончил гимназию. Взрослый Гумилев этого сборника ужасно стыдился, скупал и жег экземпляры в печке, и переживал, что выкупить смог не все. Несмотря на это, сборник удостоился рецензии от самого Валерия Брюсова — кумира Гумилева и одного из самых авторитетных поэтов того времени. Тот назвал его стихи «перепевами и подражаниями», но добавил, что «в книге есть и несколько прекрасных стихов, действительно удачных образов. Предположим, что она только «путь» нового конквистадора и что его победы и завоевания — впереди». После этого отзыва у поэтов завязалась активная переписка.

    «Кто был Гумилев? Поэт, путешественник, воин, герой — это его официальная биография, и с этим спорить нельзя. Но… но из четырех определений мне хочется сохранить только «поэт». Он был прежде всего и больше всего поэтом. Ни путешественника, ни воина, ни даже героя могло не выйти из него — если бы судьба его сложилась иначе. Но поэтом он не мог не быть». 

    © Алексей Дурасов/ТАСС

    Своим первым «настоящим» сборником Гумилев называл «Романтические цветы», вышедшие через три года в Париже, где он слушал лекции в Сорбонне. Издавал журнал «Сириус», в котором в 1910 году дебютировала Анна Ахматова, но журнал успеха не имел и быстро закрылся. В том же году Гумилев и Ахматова обвенчались. 

    На эту тему

    В Париже он познакомился с Дмитрием Мережковским, Зинаидой Гиппиус, Андреем Белым и Дмитрием Философовым, и между ними сразу возникла взаимная неприязнь. Они поиздевались над Гумилевым в драме «Маков цвет», а он над ними — в стихотворении «Андрогин», вошедшем в его третий сборник «Жемчуга». После встречи Гиппиус написала Брюсову, что Гумилев похвалялся, будто он один может изменить мир, а попытки, предпринятые до него Христом и Буддой, — неудачны.

    В 1911 году Гумилев вместе с Андреем Городецким основали «Цех поэтов». В объединение вошли также Анна Ахматова, Михаил Кузмин, Осип Мандельштам и многие другие. Название отсылало к средневековым ремесленным цехам и практически напрямую сообщало о том, что участники объединения считают поэзию ремеслом, имеющим свои правила и законы, которому нужно учиться. Через год поэты «Цеха» объявили себя акмеистами (Гумилев в манифесте «Наследие символизма и акмеизм» объяснял, что название литературного течения происходит от греческого слова, обозначающего «высшую точку чего-либо, цвет, цветущую пору»), противопоставив мистическому, туманному символизму конкретику вещественных образов и точность «выверенных и взвешенных слов». 

    Русский символизм направил свои главные силы в область неведомого. Попеременно он братался то с мистикой, то с теософией, то с оккультизмом. Некоторые его искания в этом направлении почти приближались к созданию мифа. И он вправе спросить идущее ему на смену течение, только ли звериными добродетелями оно может похвастать, и какое у него отношение к непознаваемому. Первое, что на такой допрос может ответить акмеизм, будет указанием на то, что непознаваемое, по самому смыслу этого слова, нельзя познать. Второе — что все попытки в этом направлении — нецеломудренны. Вся красота, все священное значение звезд в том, что они бесконечно далеки от земли и ни с какими успехами авиации не станут ближе. Бедность воображения обнаружит тот, кто эволюцию личности будет представлять себе всегда в условиях времени и пространства. Как можем мы вспоминать наши прежние существования (если это не явно литературный прием), когда мы были в бездне, где мириады иных возможностей бытия, о которых мы ничего не знаем, кроме того, что они существуют?

    Продолжение

    За свою короткую жизнь Гумилев успел выпустить девять сборников стихов. Последний из них — «Огненный столп», в который вошли его самые знаменитые стихи о поэзии — «Слово», «Шестое чувство», «Мои читатели».

    Путешественник: этнография, Эфиопия и леопарды 

    Я люблю избранника свободы,

    Мореплавателя и стрелка,

    Ах, ему так звонко пели воды

    И завидовали облака.

    Высока была его палатка,

    Мулы были резвы и сильны,

    Как вино, впивал он воздух сладкий

    Белому неведомой страны.

    Николай Гумилев «Память»

    Гумилев неоднократно бывал в Африке — и в качестве путешественника, и как глава экспедиции, согласованной с Академией наук. Он вошел в историю не только как поэт, но и как исследователь, совершивший несколько экспедиций по востоку и северо-востоку континента и привезший в Россию богатейшую коллекцию этнографических предметов, картин, фотографий и документов. 

    © Алексей Дурасов/ТАСС

    Доподлинно неизвестно, когда состоялась первая поездка. Есть версия, что Гумилев отправился туда в 1907 году, сразу после того, как Ахматова отказалась выйти за него замуж. Молодой поэт якобы скрыл поездку от родителей, заранее подготовив для них несколько писем, которые друзья должны были отправлять вместо него. Доподлинно известно, что в 1908 году Гумилев побывал в Египте, а в 1909-м — на Французском берегу Сомали. В 1910-м отправился в Абиссинию (Эфиопию), и в 1913-м вернулся туда уже в качестве руководителя научной экспедиции. Он писал Брюсову:

    «Вчера сделал 12 часов (70 километров) на муле, сегодня мне предстоит ехать еще восемь часов (50 километров), чтобы найти леопардов. <…> сегодня ночью мне предстоит спать на воздухе, если вообще придется спать, потому что леопарды показываются обыкновенно ночью. Здесь есть и львы, и слоны, но они редки, как у нас лоси, и надо надеяться на свое счастье, чтобы найти их».

    Он пересекал пустыни, охотился ради пропитания, побывал в самых малоизученных местах, ловил акул, находил общий язык с местными вождями и всегда искал новых приключений. 

    Одну из легенд об этом времени пребывания поэта в Абиссинии рассказал Всеволод Рождественский: будто бы Гумилев познакомился с французом Мишелем де Вардо, и они решили организовать поездку в верховья правых головных притоков Голубого Нила. Чтобы получить туземные экспонаты быта, они накупили бижутерии для подарков местным жителям. По дороге общались с местными племенами и что-то выменивали на бусы, кольца и сережки, и тут «любвеобильный» Гумилев, влюбившись в жену вождя племени, решил ее похитить. Но, конечно, верные слуги схватили «вероломного» бледнолицего иностранца и посадили его в яму — ловушку для львов. Казалось, он был обречен на гибель, но прекрасная жена вождя тайком кормила его, потом спрятала у себя. А дальше было чудесное спасение с помощью французского миссионера.

    Продолжение

    Гумилев писал об Африке и прозу, и пьесы, и научные тексты, и, конечно, стихотворения: «Вступление», «В пустыне», «У камина»… Интересно, что своего знаменитого «Жирафа» Гумилев написал, возможно, до того как побывал в Африке, увидев животное в зверинце Парижского ботанического сада. 

    Военный: белый билет, кавалерия и жажда мести

    Память, ты слабее год от году,

    Тот ли это или кто другой

    Променял веселую свободу

    На священный долгожданный бой.

    Знал он муки голода и жажды,

    Сон тревожный, бесконечный путь,

    Но святой Георгий тронул дважды

    Пулею не тронутую грудь.

    Николай Гумилев «Память»

    «В картах, на войне и в любви всегда везет», — вспоминает Одоевцева фразу Гумилева. В 1914 году, когда в России объявили всеобщую мобилизацию, Гумилев сразу решил, что пойдет на войну добровольцем. Хлопотать пришлось долго — избавиться от белого билета, полученного по состоянию здоровья, было непросто. Ахматова вспоминала, что ее муж получил «уникальное во всех отношениях» медицинское свидетельство о том, что «оказался не имеющим физических недостатков, препятствующих ему поступить на действительную военную службу, за исключением близорукости правого глаза и некоторого косоглазия, причем, по словам г. Гумилева, он прекрасный стрелок».

    © Алексей Дурасов/ТАСС

    На фронте Гумилев проявлял бесстрашие. Говорили, что в окопах под пулями он стоит в полный рост. Дважды его награждали Георгиевским крестом, на что Ахматова отозвалась горьким и ироничным стихотворением-колыбельной, посвященной их сыну Льву Гумилеву — в будущем знаменитому писателю и историку. 

    Пальба уже стихла, когда я присоединился к разъезду. Корнет был доволен. Он открыл неприятеля, не потеряв при этом ни одного человека. Через десять минут наша артиллерия примется за дело. А мне было только мучительно обидно, что какие-то люди стреляли по мне, бросили мне этим вызов, а я не принял его и повернул. Даже радость избавления от опасности нисколько не смягчала этой внезапно закипевшей жажды боя и мести. Теперь я понял, почему кавалеристы так мечтают об атаках. Налететь на людей, которые, запрятавшись в кустах и окопах, безопасно расстреливают издали видных всадников, заставить их бледнеть от все учащающегося топота копыт, от сверкания обнаженных шашек и грозного вида наклоненных пик, своей стремительностью легко опрокинуть, точно сдунуть, втрое сильнейшего противника, это — единственное оправдание всей жизни кавалериста

    Продолжение

    Поэт участвовал в опасных ночных разведках, на руках вынес застрявший в грязи пулемет, чтобы он не достался противнику, и упорно вел фронтовой дневник, который позже подготовил к печати под названием «Записки кавалериста». Шрапнельный огонь, тяжелое ожидание боя, разведка, радость наступления, биваки, мерзлая земля, вражеские разъезды и ослепительная радость победы… В окопах Польши и Литвы Гумилев оставался до 1917-го, но и после не захотел вернуться домой, к жене, отношения с которой уже давно разладились, и, попросив перевода на Салоникский фронт, отправился в Грецию. 

    Патриотические стихи в то время писали практически все известные поэты, но Гумилев был одним из немногих, кто, говоря о фронте (например, в стихотворениях «Война», «Наступление», «Смерть»), мог опереться на личный боевой опыт.

    Конец пути: наследие расстрелянного поэта

    Революция застала поэта в Англии. Никто не думал, что он вернется, даже мать уже не надеялась его увидеть. «Я дрался с немцами три года, львов тоже стрелял. А вот большевиков я никогда не видел. Не поехать ли мне в Россию? Вряд ли это опаснее джунглей», — вспоминал слова Гумилева Георгий Иванов в своих «Литературных портретах». Вернувшись в Россию, Гумилев дал развод Анне Ахматовой (до Октябрьской революции развестись с правом на повторный брак было невозможно) и через три дня женился на Анне Энгельгардт. Стал главой Петроградского отделения Всероссийского союза поэтов. Писал, давал лекции, учил.

    Гумилев никогда не скрывал своих взглядов и не пытался быть осторожным. На вечере поэзии у балтфлотовцев вызывающе-напористо декламировал: «Я бельгийский ему подарил пистолет// И портрет моего государя» — и, по воспоминаниям Одоевцевой, не крестился даже, а «осенял себя широким крестным знамением», проходя мимо церкви.

    Прохожие смотрели на него с удивлением. Кое-кто шарахался в сторону. Кое-кто смеялся. Зрелище действительно было удивительное. Гумилев, длинный, узкоплечий, в широкой дохе с белым рисунком по подолу, развевающемуся как юбка вокруг его тонких ног, без шапки на морозе, перед церковью, мог казаться не только странным, но и смешным. Но чтобы в те дни решиться так резко подчеркивать свою приверженность к гонимому «культу», надо было обладать гражданским мужеством. Гражданского мужества у Гумилева было больше, чем требуется. Не меньше, чем легкомыслия.

    Продолжение

    Поэт говорил пытавшемуся его предостеречь переводчику Лозинскому: «Никто тронуть меня не посмеет. Я слишком известен». Но слава его не спасла. 

    2 августа 1921 года к Гумилеву в гости пришел Ходасевич. Они просидели долго, Гумилев все никак не хотел отпускать приятеля, рассказывал истории о Царском Селе и шутил, что проживет очень долго, «по крайней мере, до 90 лет», а его погодка Ходасевич уже через пять лет развалится. 

    На следующий день Ходасевич снова зашел к Гумилеву, но не застал его. Ночью поэта арестовали за участие в Таганцевском заговоре, которого, возможно, не существовало вовсе. Достоверно известно только, что в ночь на 26 августа в месте, которое никто не может найти до сих пор, Гумилева и еще 56 осужденных расстреляли. 

    Всякая человеческая жизнь, даже самая удачная, самая счастливая, — трагична. Ведь она неизбежно кончается смертью. Ведь как ни ловчись, как ни хитри, а умереть придется. Все мы приговорены от рождения к смертной казни. Смертники. Ждем — вот постучат на заре в дверь и поведут вешать. Вешать, гильотинировать или сажать на электрический стул. Как кого. Я, конечно, самонадеянно мечтаю, что Умру я не на постели При нотариусе и враче… Или что меня убьют на войне. Но ведь это, в сущности, все та же смертная казнь. Ее не избежать. Единственное равенство людей — равенство перед смертью. Очень банальная мысль, а меня все-таки беспокоит. И не только то, что я когда-нибудь, через много-много лет, умру, а и то, что будет потом, после смерти. И будет ли вообще что-нибудь? Или все кончается здесь на земле: «Верю, Господи, верю, помоги моему неверию…»

    Продолжение

    «Гумилев — поэт еще не прочитанный. Визионер и пророк. Он предсказал свою смерть с подробностями вплоть до осенней травы. Это он сказал: «На тяжелых и гулких машинах…» — и еще страшнее («Орел»), «Для старцев все запретные труды…» и, наконец, главное: «Земля, к чему шутить со мною…» — писала Анна Ахматова. 

    Профессор кафедры литературной критики и публицистики факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова Анна Сергеева-Клятис считает, что «непрочитанным» Гумилева можно назвать в первую очередь из-за долгого советского периода, когда его произведения не появлялись в печати, а имя — в исследовательских работах. Негласный запрет был снят только в конце 80-х — начале 90-х. Кроме того, Гумилев был и остается поэтом недооцененным. 

    «На фоне крупнейших поэтов этого времени, хотя бы Мандельштама, Ахматовой, Пастернака и Цветаевой, его имя несколько поблекло. Это не совсем справедливо, Гумилев — очень крупный поэт, и чем дальше развивалось его творчество, тем интереснее оно становилось. Бывают, как говорила Цветаева, «поэты без истории» и «поэты с историей». Гумилев — поэт с историей, он совершенствовался постепенно. <…> К моменту своей гибели этот путь еще совсем не был завершен, но это был уже очень высокий уровень поэзии. Его последние стихи совершенно потрясающие, «Заблудившийся трамвай» — это гениальное стихотворение, находящееся на уровне самых великих стихов XX века», — говорит профессор Сергеева-Клятис. «Наверное, никто так, как Гумилев, не воспринимал себя в равной степени со своим поэтическим призванием еще кем-то. Для него было важно и то, что он воин, и то, что он путешественник. Он так себя представлял не только в поэзии, но и в жизни. Но я все-таки думаю, что поэтическая сторона была для него важнее всего».​​​​

    Предо мной предстанет, мне неведом,

    Путник, скрыв лицо; но все пойму,

    Видя льва, стремящегося следом,

    И орла, летящего к нему.

    Крикну я… но разве кто поможет,

    Чтоб моя душа не умерла?

    Только змеи сбрасывают кожи,

    Мы меняем души, не тела.

    Николай Гумилев «Память»

     

    Алена Фокеева

    Николай Степанович Гумилев — Стихи известного поэта

    Николай родился 3 апреля в Кронштадте в семье врача С.Ю. Гумилев. В 1887 году семья Гумилевых переехала в Царское Село, где Николай начал учиться в Гуревичском училище. В 1900 году семья Гумилевых переехала в город Тифлис на Кавказе, чтобы поправить здоровье детей. Николай учился в лучшей школе в округе — Тифлисской.

    Именно здесь в журнале «Тифлисский листок» было напечатано его первое стихотворение «Бежал из городов в лес».Стихотворение подписано «К. Гумилев».

    В 1903 году семья Гумилевых вернулась в Царское Село, где Николай поступил в 7-й класс Николаевского Царскосельского училища. Директором школы был поэт И.Ф. Анненский ». Именно в это время у Гумилева началось знакомство со своей будущей женой А. Горенко, поэтессой, которую впоследствии стали называть «Анной Ахматовой».

    Окончив школу в Царском Селе, Гумилев уехал в Париж. Он изучал французскую литературу и искусство в Сорбонне.Там он успел опубликовать первый сборник своих стихов в 1905 году. Он назывался «Путь конкистадоров». Гумилев посчитал его неудачным и никогда не переиздавал.

    В 1907 году в Париже Гумилев начал издавать двухнедельный литературный журнал «Сириус», в котором он печатал собственные сочинения под разными псевдонимами («Анатолий Грант», «Ко» и «К»), а также сочинения. молодой поэтессы Анны Ахматовой. Всего Гумилев выпустил 3 номера «Сириуса».

    В начале лета 1907 года Гумилев совершил свое первое путешествие в Африку. В январе 1908 года вышла его вторая книга под названием «Романтические краски». Он был посвящен А. Горенко.

    В августе 1908 года Гумилев поступил в Юридический техникум Петербургского университета, но так и не закончил юридическое образование. В мае 1911 года он подал прошение об увольнении и поступил на отделение романо-германских языков филологического колледжа Петербургского университета.Он также стал членом Клуба романско-германских языков.

    С ноября 1909 г. по февраль 1910 г. Гумилев совершил поездку в Абиссинию в составе экспедиции, организованной его коллегой В. Радловым. Его переживания там легли в основу его стихов «Мик» (1914) и «Абиссинская песня». Всего Гумилев бывал в Абиссинии трижды. Вторая поездка была с сентября 1910 года по март 1911 года, а третья — с апреля 1913 года по сентябрь того же года. В третьей поездке гидом был сам Гумилев.Картины и предметы, найденные в его поездках, позже были переданы в Музей антропологии.

    Весной 1910 года Гумилев выпустил третий сборник стихов «Жемчужина». Он был посвящен В. Брюсову и принес Гумилеву большую известность.

    В августе 1911 года была образована «Мастерская поэтов». Руководят этой группой Гумилев и Городецкий. Они публиковали статьи, восхваляющие появление нового художественного движения, известного как акмеизм. Также они начали издавать журнал «Гиперборей», который редактировали Гумилев, Городецкий и Лозинский.

    В 1912 году Гумилев выпустил новый сборник стихов под названием «Странное небо». В этот сборник Гумилев включил не только свои стихи, но и переводы произведений Теофила Готе. В начале 1913 года группа петербургских студентов устроила любительскую постановку пьесы Гумилева «Дон Жуан в Египте». В марте того же года пьеса была представлена ​​в Театре Троцкого.

    В августе 1914 года началась Первая мировая война. Гумилев пошел добровольцем, служил в Лейб-гвардейском уланском полку.Он также служил в Гусарском Александрийском полку, был награжден двумя Георгиевскими крестами. Некоторые из своих военных сказок он рассказал в «Записках кавалериста», которые печатались в ежедневной газете «Биржевой Ведомост» с февраля 1915 по январь 1916 года, и сборнике стихов «Колчан» в 1915 году.

    Во время Октябрьской революции Гумилев был за границей, где находился в мае 1917 года. Он жил в Лондоне и Париже, изучал восточную литературу, переводил, работал над драмой «Разорванная туника».В апреле 1918 г. вернулся в Петроград. Наряду с другими известными писателями, такими как А. Блок, М. Лозинский, К. Чуковский, Гумилев начал работать в издательстве «Мировая литература», основанном А.М. Горького. Там Гумилев занимал должность заведующего отделом французской литературы. Он был членом комиссии по редактированию поэтических переводов. Сам Гумилев перевел множество произведений. Тем летом Гумилев выпустил книги «Костер» и «Фарфоровый павильон (китайская поэзия)».

    В ноябре того же года был открыт Институт живого языка.Гумилев читал там лекции по теории поэзии и истории. Он также начал преподавать в Институте истории искусств и других литературных школах. Весной 1920 года Гумилев был избран членом приемной комиссии Петроградского отделения Всероссийского союза писателей. Позже, в 1921 году, Гумилев был избран руководителем Петроградского отделения Всероссийского союза поэтов.

    Летом 1921 года Гумилев издал поэтические сборники «Шатер» и «Огненный столп».Последний был посвящен его второй жене А.Н. Энгельгардт.

    В августе 1921 года жизнь Николая Гумилева трагически оборвалась, Гумилев был казнен большевиками по обвинению в заговорщической деятельности.

    Николай Гумилев | Фонд Поэзии

    Разносторонний критик, переводчик, прозаик и теоретик поэзии, Николай Степанович Гумилев был новаторским, творческим и влиятельным поэтом, пользовавшимся особой известностью в России в годы до революции 1917 года.Гумилев родился в 1886 году в Кронштадте. С 1906 по 1908 год он жил в Париже, Франция, где посещал университетские лекции. Позже он учился в Санкт-Петербурге, Россия, но не получил ученой степени. В студенческие годы он познакомился с Анной Андреевной Горенко, которая впоследствии стала известной поэтессой под именем Анны Ахматовой и на которой он женился в 1910 году. В 1905 году, еще будучи подростком, Гумилев опубликовал свой первый сборник стихов « Путь конкурсадоров ». («Путь конкистадоров»), на которую сильно повлиял французский символизм.Критики обычно считают этот том незначительным. Например, граф Сэмпсон, писавший в журнале « Russian Literature Triquarterly », отмечал, что, хотя Гумилев начал писать стихи в подростковом возрасте, его художественное развитие было «медленным, почти мучительно медленным». Сэмпсон охарактеризовал Put konkvistadorov как «определенно, раздражающе подростковый» и «сильно производный», и добавил, что «сам Гумилев позже пожалел о том, что опубликовал его».

    Гумилев последовал за Путь конкурсадоров с такими поэтическими сборниками, как Романтические цветы («Романтические цветы», 1908) и Жемчужа («Жемчуг», 1910), которые, хотя и написаны в традициях символизма, впечатлили современных критиков. с его богатыми, экзотическими, смелыми образами.Эти произведения, как отметил Сампсон в своей оценке « за трехквартальный отчет по русской литературе», «демонстрируют созревание и развитие».

    Гумилев был активным участником литературной жизни Петербурга как поэт и критик. Особо интересовавшийся поэтикой — теорией поэзии — Гумилев сыграл важную роль в зарождении акмеизма, нового литературного движения. Гумилев основал «Гильдию поэтов», а в 1912 году вместе с другим поэтом Сергеем Городецким изобрел термин «акмеизм», основанный на греческом слове akme , означающем «вершина», для обозначения нового направления в поэзии.

    Реакция на мистический подход к поэзии — который предоставил многим современникам Гумилева возможность обратиться к метафизическим и духовным предметам — акмеизм с его акцентом на поэтическую технику, а также на процедуры, способствующие ясности выражения, не только получил широкое одобрение критиков. но также оказал значительное влияние на русскую поэзию. Примером этой ясной и лаконичной поэзии является собственная книга Гумилева Cuzoe nebo («Чужое небо», 1912). Здесь Гумилев полностью отказывается от символизма с его мистикой и музыкальностью, показывая свое пристрастие к прямому поэтическому выражению.Тем не менее, как писали критики, Гумилев продолжал упиваться экзотикой, характерной для его ранних стихов.

    Когда разразилась Первая мировая война, Гумилев пошел добровольцем и вскоре попал в кавалерию. В конечном итоге он сражался на передовой, где проявил себя как солдат замечательной храбрости. За свои старания он получил две медали, в том числе заслуженный Георгиевский крест.

    В последующих сборниках — в частности, Kolchan («Колчан», 1916) — Гумилев проявил свое мастерство как писатель стихов о войне.Н. Элейн Русинко написала в «Славянском и восточноевропейском журнале« »»: «Военные стихи Гумилева обычно возвышены и риторически по тону. Он относится к «поэтическим» аспектам ситуации (честь, отвага, жертва), не заботясь об объективной реальности ». Таким образом, Гумилев, несмотря на свои акмеистские идеи, остался верен поэзии как выражению фантазии. Рассказывая о «Солнце духа» («Солнце духа»), Русинко отметил «риторическое буйство» Гумилева и его «патриотический пыл». Марк Слоним описал Kolchan в «Современная русская литература: от Чехова до наших дней» как произведение, наполненное «ожесточенными боями, дикими туземцами и восточноафриканскими пейзажами».Слоним добавил: «В лесах и пустынях Темного Континента [Гумилев] нашел не только гордых бойцов, которые великолепно умирают … но также неистовство красок, мощь и спонтанный и великолепный всплеск жизненного инстинкта».

    Со временем Гумилева перевели с боевого дежурства на административные должности, но когда в России разразилась революция 1917 года, он вернулся домой. Он нашел работу лектором, но также продолжал выпускать сборники стихов. Среди других публикаций Гумилева — Костер («Костер», 1918), еще один том, в котором он продемонстрировал свою близость к экзотике.Когда появился Костер , Гумилев был относительно хорошо известен в российском литературном сообществе. Он читал лекции в различных учебных заведениях и входил в состав редакционной коллегии «Всемирной литературы», занимавшей видное место в издательском деле.

    По словам Димитрия Оболенского, поэтическое творчество Гумилева достигает своего апогея в период после 1918 года. Увидев в поэзии Гумилева некую двойственность, двойственность, которая, по его мнению, характерна для произведений Ахматовой, Оболенский писал об этом в стихах, написанных между 1918 годом. и 1921 г. Гумилев «достиг удивительной эмоциональной напряженности и дальновидности — как в« Шестом чувстве »или навязчиво наводящем на размышления« Заблудившемся трамвае ».’”

    В отличие от многих своих коллег, Гумилев не был сторонником большевистской власти в России. Фактически он открыто провозгласил себя монархистом. Кроме того, он выразил свое пренебрежение революцией, опубликовав « Огненный столп » («Огненный столп», 1921), сборник фантастических, даже кошмарных стихов, отвергающих коммунистический триумф. Здесь Гумилев глубоко выражает свою ненависть к революции и презрение к тому, что коммунизм делает упор на коллектив, а не на личность.Следующий том, Shatyor («Палатка», 1921), также едко рассуждает о революции.

    В 1921 году Гумилев был арестован, обвинен в соучастии в антикоммунистическом заговоре, известном как заговор Таганцева, и казнен без суда. В течение нескольких лет советский истеблишмент считал его не человеком.

    Тем не менее, советский режим не смог предотвратить посмертную публикацию « Синей Звезды » («К голубой звезде», 1923 г.), сборника стихов, который граф Сэмпсон назвал в « Russian Literature Triquarterly » Гумилева «лучшим и наиболее значительным. Работа.«В отличие от Огненный столб и Шатер,« К синей звезде »восходит к более лиричному стилю ранних стихотворений Гумилева.

    Спустя годы после смерти Гумилева его творчество и репутация остались в тени. После выхода в свет « К синей звезде » и сборника эссе « Письма о русской поэзии » более 60 лет в Советском Союзе не появлялось ни одного тома его сочинений, хотя некоторые из его произведений вошли в советские антологии.Только в середине 80-х советские власти разрешили публикацию произведений Гумилева. Таким образом, после очень долгого перерыва российским читателям была предоставлена ​​возможность возобновить знакомство с писателем, которого Сампсон назвал незаурядным поэтом, поздние стихи которого «говорят нам, что он был в самом разгаре своего творческого пути, что у него все еще были новые». творческие пути, по которым следует идти, так распорядилась судьба ».

    Избранные стихотворения Николая Гумилева — Поэты серебряного века

    У камина

    Камин выгорел,

    Тень затопила комнату…

    С руками на груди

    Он стоял, стоял один.

    Глядя прямо перед собой,

    Его лицо застывшая маска,

    Так горько он говорил

    И печаль была его гостем … ,

    Впереди мой караван ехал,

    Восемь дюжин непрекращающихся дней,

    Прошлые цепи чудовищных гор,

    Через лесные царства … и даже:

    Через далекие города, высокие и странные,

    Который звал пока мы мечтали.

    И не раз, сквозь тихие ночи,

    Над нашими лагерями поднимался дикий вой.

    И поэтому мы рубим пиломатериалы,

    И мы роем рвы;

    Затем, в вечерней атмосфере,

    Львы выходили наружу.

    Но наши души пролили свой жир:

    Бары дураков и трусов…

    И мы бы этих львов перестреляли,

    Но целимся между глаз.

    И как только я нашел все сам,

    Вырыл двумя руками,

    Старинная церковь, которая пела мне

    Из глубины песков пустыни.

    А еще есть знаменитая река —

    , которая течет от моря к сияющему морю —

    И, почему, эта древняя извилистая река

    получила от меня свое современное название.

    И затем в стране озер,

    Пять из ее крупных местных племен

    Все приняли меня за более мудрого человека,

    Все еще соблюдают законы, которые я разработал.

    Но в эти дни я слабею,

    Как будто мной правят короли сна.

    И вот моя душа, на этот раз, заболела,

    Ах да, смертельно больно.

    Ибо оно проникнуто до глубины души

    Болезненной сущностью какого-то страха,

    И, хотя я жив, я погребен

    Здесь, в этих душных четырех стенах;

    Здесь ни игривого всплеска воды,

    Ни благородного блеска длинной винтовки,

    Помогут мне сбросить сжимающиеся катушки,

    Разорвать эту смертоносную цепь… »

    И сокрыть триумф зла

    Так глубоко в ее глазах,

    Женщина в углу

    Прислушалась бы к его тяжелому положению.

    «

    Я дважды издевался над собой …»

    Я дважды издевался над собой

    Так глупо стало Я

    Вообразив, что кроме тебя

    В этой жизни что-то есть.

    Такая простая в белых одеждах —

    Богиня в старых баске —

    Я вижу, вы держите хрустальную сферу

    Тонкими и полупрозрачными пальцами.

    Пока все океаны, все горы,

    Люди, ангелы, цветы —

    Отражение в кристалле

    От незагрязненных прозрачных глаз.

    Как странно думать, что в этом мире

    Живет только одно, кроме тебя;

    Что я больше, чем ночная песня

    Твоя бессонная песня.

    Свет вокруг плеч горит,

    Яркий свет, который ослепит.

    Он танцует на длинных пылающих языках:

    Два крыла горящего золота!

    — 1921

    «

    На далекой звезде Венере …»

    На далекой звезде Венере

    Все сердца горят золотым пламенем!

    И на далекой Венере… Ах! На Венере

    Все деревья облачены в лазурные листья.

    Там бурлящие воды текут мимо ярмарки

    Из водопадов, из рек, гейзеров;

    Все поют в полдень из баллад свободы

    И ночью, как лампы, текут в огне.

    Но на далекой Венере … Ах! На моей Венере

    Нет слов для боли или правления,

    А на прекрасной Венере ангелы разговаривают наедине

    На старом языке, состоящем только из гласных.

    Знайте, что это означает обещание, наполненное радостью,

    Если они произнесут «и-а» или «а-а».

    А «ао» и «уо» — из древних Эдемов дует

    Окрашенное золотом высокое воспоминание.


    И на этой Венере … А! На моей Венере

    Нет смерти такой терпкой и мускусной.

    А если кто-то погибнет на Венере —

    Они превратятся в яркие небесные пары.

    И эти золотые души дыма вечно блуждают

    В синих, темно-синих ночных рощах;

    Или еще группа радостных паломников,

    Они посещают живые миры.

    1921

    «

    Через много лет …»

    (Диалог между воссоединившимися любовниками)

    — Спустя много лет я наконец вернулся.

    Хоть и изгнанник, я все еще

    И за мной наблюдают.

    — Я ждал вас

    Все эти долгие годы!

    Ради моей любви

    Не знает расстояния.

    — В чужой стране

    Прошла моя жизнь.

    Как они украли мою жизнь

    Не заметили I.

    — Между тем моя жизнь

    Была приятнее.

    Я ждал тебя,

    Смотрел на тебя во сне.

    Смерть в моем доме

    И ваша тоже найдена. —

    Не имеет значения эта смерть

    Когда мы едины.

    -1921

    Существование

    Я не отчаиваюсь, что кто-то уронил

    Плащаница, которая когда-то скрывала всю природу,

    Древние леса, седые моря

    Не прячься их няды, укрывают фавнов.

    Я знаю, что дуют пустынные ветры

    С совершенно нечеловеческой речью,

    И не человеческая усталость

    Возвещается приближающимися канунами.

    О нет, в этих медленных, инертных

    Метаморфозах существования

    Бессмертие для смертных

    Гарантируется основополагающими словами.

    О, поэт, ты один обладаешь силой

    Чтобы понять этот ужасный язык,

    Который когда-то говорил вслух сфинксы

    В кругах драконьих повелителей.

    Станьте чем-то, что когда-то было Благочестивым,

    Воскликните, как будто пророческими тоном,

    Чтобы земная сфера, которая родила вас

    , содрогнулась бы, вращаясь на своем стебле.

    -1919

    Рыцарь счастья

    Как легко дышится в этом мире!

    Скажите мне, кто не в ладах с жизнью,

    И скажите, кто тяжело дышит,

    Я наполню каждого радостью и гордостью.

    Так пусть пойдет, и я ему расскажу

    Про девушку с зеленоватыми глазами,

    Про темно-синюю утреннюю тьму

    Это пронизано стихами и светом.

    О, пусть идет! И я должен ему сказать;

    Я должен пересчитать еще раз,

    Как сладко жить, как сладко побеждать

    Море и женщины, слово и враг.

    Но если, наконец, он этого не получит

    И не примет мою дивную веру

    В свою очередь, мы отправим его к преграде

    Кто на боль и горе мира жалуется!

    -1917 или 1918

    Гумилев Николай (писатель)

    (1886-1921) поэт

    Николай Степанович Гумилев родился в Екатеринбурге, Россия, в семье морского врача Стефана Гумилева и Анны Львовской, сестры морского адмирала.Вскоре семья переехала в Царское Село, где Гумилев позже познакомился со своей будущей женой Анной Ахматовой. Гумилев вырос, играя со своими братьями в деревне. В 1900 году его отправили в интернат: в учебе он учился очень плохо — вместо учебы Гумилев с жадностью читал приключенческие рассказы и книги о путешествиях в экзотические страны. В 1902 году Гумилев опубликовал свое первое стихотворение в небольшой провинциальной газете. Он чувствовал себя торжествующим, несмотря на то, что издание написало его имя с ошибкой.После окончания учебы Гумилев отправился в Париж, где познакомился с несколькими поэтами-символистами, а также опубликовал «Романтические стихи», свой первый сборник лирических стихов.

    В 1909 году Гумилев основал литературный журнал «Аполлон», который в конечном итоге опубликовал одни из лучших стихов того времени и стал главным органом акмеистического движения. В 1910 году он и Анна Ахматова поженились. Брак с самого начала был бурным; Вскоре после этого Гумилев уехал в длительное путешествие в Африку.К тому времени, как он вернулся, Ахматова опубликовала многие стихотворения, вошедшие в ее первый сборник, и ее известность стала превышать известность ее мужа.

    Гумилев вновь занял позицию одного из лидеров акмеистов. Гумилев поддерживал и писал лирические стихи, опирающиеся на конкретные образы и противостоящие мистицизму символизма. Во многих отношениях поэзия акмеистов, в том числе поэзия Гумилева, была консервативной, потому что опиралась на рифму, размер и традиционные поэтические приемы. Гумилев стремился поддерживать и развивать литературную традицию России, а не заменять ее.

    В 1913 году Гумилев вернулся в Африку. Он исследовал экзотические места, посещал местных мистиков и целителей и даже подвергся нападению крокодила. Поездка в Африку дала Гумилёву яркие образы и экзотические метафоры, которые встречаются в его стихах. С началом Первой мировой войны Гумилев вернулся в Россию и пошел в армию; он был дважды награжден за боевую храбрость. После войны Гумилев вернулся в Петербург и в 1918 году развелся с Ахматовой. Союз акмеистов был распущен.Сына Ахматовой и Гумилева, Льва Гумилева, воспитывала в основном мать Гумилева.

    Гумилев был нанят Максимом Горьким, чтобы помочь с проектом в мировой литературе, работая с редактором, чтобы выбрать важные произведения из других литератур, написать вступительные эссе к ним и перевести их для публикации на русском языке. Но у него были проблемы в политическом плане: после революции 1917 года в России Гумилев поддержал временное правительство против большевиков.Когда в 1921 году матросы на Кронштадтской военно-морской базе, которые помогли привести большевиков к власти, протестовали против потери политических свобод при большевистском правительстве, Гумилев поддержал их восстание, которое было жестоко подавлено. Вскоре после этого он был арестован и казнен, несмотря на вмешательство Ленина. Его могилу так и не нашли.

    Хотя Гумилев создал ряд заметных коллекций на протяжении всей своей карьеры, его последняя работа, «Огненный столп» (1921), многими считается его лучшей.Столп Огненный отмечен экзотическими и чужеродными элементами. Стихи в сборнике — это исследование личных переживаний поэта во время его путешествий, а также эмоциональные драмы его личной жизни. «Трамвай сошедший с пути» представляет собой сошедший с рельсов трамвай, проезжающий мимо достопримечательностей российской истории и жизни Гумилева. Это пример его изображения (в переводе Карла Проффера):

    Знак . .. буквы, литые из крови, объявляют — «овощи». Я знаю, что здесь вместо капусты вместо брюквы продаются трупные головы.

    Гумилев оставил глубокое и продолжительное влияние на русскую поэзию. Его образы были столь же уникальными, сколь и странными и освежающими. Личная жизнь Гумилева, наполненная трагедией, отчаянием и одновременно любовью и приключениями, во многом отражала страсть его стихов.

    Другие произведения Николая Гумилева

    Lapeza, David, ed. Николай Гумилев о русской поэзии. Анн-Арбор, штат Мичиган: Ардис, 1977.

    Selections in Proffer, Carl R., и Elledea Proffer, ред. Серебряный век русской культуры (антология). Анн-Арбор, штат Мичиган: Ардис, 1975.

    Избранные произведения Николая Гумилева. Перевод Бертона Раффела и Аллы Бураго. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1972.

    Огненный столп: и избранные стихи. Перевод Ричарда Маккейна. Честер, Пенсильвания: Dufour Editions, 1999.

    Работы о Николае Гумилеве

    Эшельман, Ральф. Николай Гумилев и неоклассический модернизм: метафизика стиля.Нью-Йорк: Питер Лэнг, 1993. Сэмпсон, Эрл. Николай Гумилев. Бостон: Туэйн, 1979.

    .

    Николай Гумилев. Самые красивые стихи Николая Гумилева Николай Гумилев у чистого поля

    Сын морского врача. В детстве жил в Царском Селе, с 1895 г. — в Петербурге, в 1900-03 гг. — в Тифлисе, где стихотворение Гумилева (1902 г.) впервые было опубликовано в местной газете. Учился в гимназиях Петербурга и Тифлиса.

    Осенью 1903 г. семья Гумилевых вернулась в Царское Село, где юноша (1906 г.) завершил гимназическое образование.На литературные вкусы начинающего поэта, по-видимому, повлиял директор Царскосельской гимназии поэт И. Ф. Анненский; оказал влияние также на произведения Ф. Ницше и стихи символистов.

    «Путь конкистадоров»

    Первые сборники стихов — «Путь конкистадоров» (1905), «Романтические цветы» (1908; отмечены обращением к экзотическим темам) — отразили чувство Гумилева к Анне Горенко, будущему А.А. Ахматовой, с которой он познакомился в 1903 г. в Царском Селе (брак, заключенный в 1910 г., распался через три года).Определяющим образом поэзии Гумилева был образ одинокого завоевателя, противопоставляющего свой мир унылой реальности.

    Странствия

    В 1906 году Гумилев уехал в Париж, где слушал лекции в Сорбонне, изучал французскую литературу, живопись, театр. Опубликовал три номера литературно-художественного журнала «Сириус» (1907). В 1908 году он побывал в Египте (позже он путешествовал по Африке еще трижды — в 1909, 1910, 1913 годах, собирая народные песни, образцы изобразительного искусства, этнографические материалы).

    «Письма о русской поэзии»

    Некоторое время (1908-09) Гумилев учился в Петербургском университете — на юридическом, затем на историко-филологическом факультете. В это же время он знакомится с Вячем. И. Иванов, опубликованный в газете «Речь», журналах «Весы», «Русская мысль» и др., Издает сборник стихов «Жемчуг» (1910).

    Гумилев принимает участие в организации журнала «Аполлон» (1909 г.), в котором до 1917 г. ведет постоянную рубрику «Письма о русской поэзии» (отдельное издание — 1923 г.), что принесло ему репутацию проницательного критика: «его оценки всегда остаются верными. к точке; в коротких формулах раскрывают самую суть поэта »(В.Я. Брюсов).

    Акмеизм

    Желание освободиться из-под стражи Вячеслава Иванова и организационно отмежеваться от «теургического» символизма привело к созданию в 1911 году «Мастерской поэтов», в которую вместе с Гумилевым, руководившим его как «синдиком», вошли Ахматова, С. М. Городецкий, О. Е. Мандельштам, М. А. Зенкевич и другие поэты-акмеисты. Провозгласив новое направление — акмеизм — наследника символизма, завершившего «свой путь развития», Гумилев призвал поэтов вернуться к «материальности» окружающего мира (статья «Наследие символизма и акмеизма», 1913 г.) .Поэма «Блудный сын», вошедшая в его сборник «Чужое небо» (1912), считается первым акмеистическим произведением Гумилева. Критики отмечали виртуозное владение формой: по словам Брюсова, смысл стихов Гумилева «гораздо больше в том, как он говорит, чем в том, что он говорит». Следующий сборник «Колчан» (1916 г.), драматическая сказка «Дитя Аллаха» и драматическая поэма «Гондла» (оба 1917 г.) свидетельствуют об усилении повествовательного начала в творчестве Гумилева.

    Война

    Повседневное поведение Гумилева коррелировало с его поэзией: он переносил романтический пафос конкистадора из поэзии в жизнь, преодолевая собственные слабости, исповедуя личный культ победы.В начале Первой мировой войны Гумилев пошел добровольцем в уланский полк; награжден двумя Георгиевскими крестами. По воспоминаниям коллег, его привлекала опасность. В 1916 году Гумилев пытался попасть в состав русского экспедиционного корпуса на Салоникский фронт, но остался в Париже, где общался с М.Ф. Ларионова и Н.С. Гончаровой, а также с французскими поэтами (в том числе Г. Аполлинером).

    Возвращение в Россию. Дум

    В 1918 году Гумилев вернулся в Россию.Был привлечен М. Горьким к работе в издательстве «Мировая литература», читал лекции в институтах, преподавал в литературных студиях. Занимался переводами (эпопея о Гильгамеше, английская и французская поэзия). Опубликовал несколько сборников стихов, в том числе свою лучшую книгу «Огненный столп» (1921; посвящен второй жене А. Н. Энгельгардт).

    Осенью 1920 года Гумилев неопределенно обещает участникам так называемого «таганцевского заговора» свою помощь в случае антиправительственного выступления и формально участвует в заговорщической деятельности.3 августа 1921 года арестован Петроградской Чрезвычайной комиссией, 24 августа приговорен к расстрелу.

    «Смелый романтизм»

    Гумилев внес в русскую поэзию «элемент мужественного романтизма» (Д. Святополк-Мирский), создал свою традицию, основанную на принципе аскетического строгого отбора поэтических средств, сочетания напряженного лиризма и пафоса с легкой иронией. Выверенная композиция «Эпиграмматичность строгой словесной формулы» (В. М. Жирмунский) в его последних сборниках стала хранилищем концентрированного духовного опыта всего постсимволического поколения.

    Р.Д. Тименчик

    Любовь Николая Гумилева к путешествиям и старине отражена в стихах поэта, хотя заметно влияние русского классицизма. Стихи Гумилева легко читаются и имеют скрытый подтекст, а в некоторых произведениях есть место для дара гадания, например, «В пустыне» оканчивается строками:

    Перед смертью все, Терсит и Гектор,
    Столь же незначительный и славный
    Я тоже выпью сладкий нектар
    На полях лазурной страны.

    Только Николаю пришлось пить нектар смерти не в лазурной стране, а в застенках НКВД.

    В своих стихотворениях Гумилев часто обращается к мифическим героям, часто упоминает Геракла, Одиссея и Ахилла, не раз возвращает читателя к Марии и Манлию в эпоху Рима (стихотворение «Манлий»). Любовь к путешествиям позволяет Гумилеву грамотно описывать в своих стихах далекие страны и загадки чужой природы («Озеро Чад», «Суэцкий канал», «Египет» и др.).В строках поэта оживают Фауст и Маргарита, Риголетто и Рублев, Каракалла и Павзаний.

    Такой подбор тем и персонажей говорит о многогранности поэта, широте спектра его интересов и умении переносить чувства и мечты на лист бумаги.

    Здесь вы найдете лучшие, по мнению читателей, избранные стихи Гумилева. Проникновение в строки и интервалы поможет разобраться в непростой судьбе поэта и открыть мир глубокой поэзии талантливого автора.Начнем с «Потерянного трамвая».

    Потерянный трамвай

    Я шел по незнакомой улице
    И вдруг услышал воронье небо,
    И звон лютни, и далекий гром,
    Прямо передо мной пролетел трамвай.

    Как я запрыгнул на его подножку
    Было для меня загадкой
    В воздухе огненная тропа
    Он ушел при свете дня.

    Он мчался как темная крылатая буря,
    Он заблудился в бездне времени …
    Стой, трамвайчик,
    Останови машину сейчас же!

    Поздно.Стену обогнули
    Проскользнули через пальмовую рощу
    Через Неву, через Нил и Сену
    Грохотали через три моста.

    И, мелькнув у оконной рамы,
    Кинул нам пытливые взгляды вслед за нами
    Старый нищий — конечно, тот самый
    Тот, что умер в Бейруте год назад.

    Где я? Такая томная и такая тревожная
    Мое сердце бьется в ответ:
    «Видишь станцию, где можно
    Купить билет в Индию Духа?»

    Вывеска… налитые кровью буквы
    Говорят: «Зеленые», — я знаю, здесь
    Вместо капусты и вместо брюквы
    продаются мертвые головы.

    В красной рубахе с лицом как вымя
    Палач мне голову отрезал,
    Она лежала с другими
    Вот, в скользком ящике, на самом дне.

    А в переулке дощатый забор,
    Дом с тремя окнами и серой лужайкой …
    Стой, трамвайчик,
    А теперь останови машину!

    Маша, ты здесь жила и пела,
    Я, жених, ковер соткала,
    Где сейчас твой голос и тело
    Неужели ты умер?

    Как ты стонал в своей комнате
    Я с напудренной тесьмой
    Я пошел представиться Императрице
    И больше я тебя не видел.

    Теперь я понимаю: наша свобода
    Только оттуда бьет свет
    Люди и тени стоят у входа
    В зоологический сад планет.

    И тут ветер знакомый и сладкий
    И через мост летит на меня
    Рука всадника в железной перчатке
    И два копыта его коня.

    Верный оплот Православия
    Исаак высечен наверху,
    Там я отслужу молитву о здоровье
    Маша и поминальную службу по мне.

    И все-таки сердце мрачно вечно,
    И дышать тяжело, и жить больно …
    Маша, я никогда не думала
    Что можно любить и так грустить!

    1919 (точно не известно)

    Жираф

    В поэтической мини-сказке «Жираф» Гумилев пытается развеять грустное настроение плачущей девушки рассказом о далеких странах и экзотических животных. Рассказчик знает много сказок, но девушка слишком долго вдыхала густой туман и рассказы поэта ее не забавляют.

    Пожалуй, под сильным туманом автор подразумевает непростую жизнь, окутывающую слушателя пеленой проблем и не позволяющую ее воображению улететь в далекие страны. Вера в дождь — не что иное, как неверие в свет, сами сказки — просто поток свежего ветра, которому девушка сопротивляется.

    Сегодня, вижу, у тебя особенно грустный вид
    А руки у меня особенно тонкие, колени обнимаю.
    Послушайте: далеко-далеко, на озере Чад
    Бродит изысканный жираф.

    Ему была дарована изящная гармония и блаженство,
    И его кожа украшена волшебным узором,
    , с которым только луна осмелится сравниться с
    Сокрушение и колебание во влаге широких озер.

    Вдали он подобен цветным парусам корабля
    И бег его плавен, как радостный птичий полет.
    Я знаю, что земля видит много чудесных вещей,
    Когда на закате он прячется в мраморном гроте.

    Я знаю смешные сказки загадочных стран
    О черной деве, о страсти молодого лидера,
    Но ты слишком долго дышал тяжелым туманом
    Ты не хочешь верить ни во что, кроме дождя.

    А как рассказать о тропическом саду,
    О стройных пальмах, о запахе невероятных трав.
    Ты плачешь? Послушайте … далеко на озере Чад
    Бродит изысканный жираф.

    Поэма Гумилева в исполнении Юлии Скириной.

    Игры

    Кого выводит Гумилев на арену амфитеатра в лице колдуна, которому поклоняются дикие звери? Кто такой консул, радующий публику добротой и уже третий день заливающий песок кровью? Разве семена революции не прячутся за маской колдуна и не царский режим изображает консула в стихотворении «Игры»?

    Кто мы, зрители? Те, кто видит, что что-то нужно менять, но боятся холода смерти на пути к победе? Или тем, у кого игр достаточно — зрелищ и хлеба.Другого мы не знаем или знать не хотим.

    Консул добр: на кровавой арене
    Третий день игры не заканчиваются
    И тигры совсем обезумели
    Удавы дышат древней злобой.

    И слоны, и медведи! Такими
    Пьяные бойцы
    Круглые, рога бьющие всюду,
    В Риме ими тоже почти не восхищались.

    И тогда им дали только пленника,
    Всех раненых, предводителя Аламанов,
    Заклинателя ветров и туманов
    И убийцу с глазами гиены.

    Как мы хотели этот час!
    Мы ждали боя, знали, что он храбрый.
    Ударь, звери, горячее тело,
    Разорви, звери, кровавое мясо!

    Но, прижавшись к перилам дуба,
    Вдруг он взвыл, спокойный и мрачный,
    И они ответили рыком
    И медведи, и волки, и турки.

    Удавы послушно разложились,
    И слоны упали на колени
    В ожидании его команд
    Подняли окровавленный хобот.

    Консул, консул и вечные боги,
    Мы такого еще не видели!
    Ведь голодные тигры лизали колдуна
    Пыльные ноги.

    Николай Гумилев

    Николай Гумилев родился 15 апреля в Кронштадте в семье корабельного врача. Свой первый катрен он написал в шестилетнем возрасте, а уже в шестнадцатилетнем возрасте в «Тифлисском листке» вышло его первое стихотворение «Бежал в лес из городов …».

    Философия Ф. Ницше и стихи символистов оказали серьезное влияние на Гумилева, изменившего взгляд молодого поэта на мир и его движущие силы. Впечатленный новыми знаниями, он пишет свой первый сборник «Путь конкистадоров», где уже показывает свой узнаваемый стиль.

    Уже в Париже вышел в свет второй сборник стихов Гумилева «Романтические стихи», посвященный его возлюбленной Анне Горенко. Книга открывает период зрелого творчества Гумилева и собирает первые дневники поэта, в том числе от его учителя Валерия Брюсова.

    Следующим поворотным моментом в творчестве Гумилева стало создание «Мастерской поэтов» и его собственной эстетической программы — акмеизма. Поэма «Блудный сын» закрепляет за поэтом репутацию «мастера» и одного из самых значительных современных авторов.За этим последует множество талантливых произведений и бесстрашных поступков, которые навсегда впишут имя Гумилева в историю русской литературы.

    Жираф (1907)

    Сегодня, вижу, у тебя особенно грустный вид
    А руки у меня особенно тонкие, колени обнимаю.
    Послушайте: далеко-далеко, на озере Чад
    Бродит изысканный жираф.

    Ему была дарована изящная гармония и блаженство,
    И его кожа украшена волшебным узором,
    , с которым только луна осмелится сравниться с
    Сокрушение и колебание во влаге широких озер.

    Вдали он подобен цветным парусам корабля
    И бег его плавен, как радостный птичий полет.
    Я знаю, что земля видит много чудесных вещей,
    Когда на закате он прячется в мраморном гроте.

    Я знаю смешные сказки загадочных стран
    О черной деве, о страсти молодого лидера,
    Но ты слишком долго дышал тяжелым туманом
    Ты не хочешь верить ни во что, кроме дождя.

    А как рассказать о тропическом саду,
    О стройных пальмах, о запахе невероятных трав.
    Ты плачешь? Послушайте … далеко на озере Чад
    Бродит изысканный жираф.

    Не раз ты меня вспомнишь
    И весь мой мир волнующий и странный
    Абсурдный мир песен и огня
    Но среди прочих один лживый.
    Он мог стать и твоим, но не стал,
    У тебя было немного или много,
    Я, должно быть, написал плохие стихи
    И он неправедно попросил тебя у Бога.
    Но каждый раз кланяешься без силы
    И говоришь: «Не смею вспомнить.
    Ведь потусторонний мир меня очаровал.
    Просто и грубо своей прелестью. «

    Анна Ахматова и Николай Гумилев с сыном Львом, 1916 год.

    Приснилось: мы оба умерли … (1907)

    Приснилось: мы оба умерли
    Лежим спокойным взором
    Два белых, белых гроба
    Поставлены рядом.

    Когда мы сказали «Достаточно»?
    Как давно это было и что это значит?

    Что сердце не плачет.

    Бессильные чувства так странны
    Замороженные мысли так ясны
    И твои губы нежелательны
    Хотя вечно прекрасны.

    Готово: мы оба умерли,
    Лежим спокойным взором
    Два белых, белых гроба
    Ставим рядом.

    Вечер (1908)

    Еще один ненужный день
    Великолепный и ненужный!
    Приди ласковая тень
    И одень свою смутную душу
    Жемчужной мантией.

    И ты пришел … Ты прогоняешь
    Зловещие птицы — мои печали.
    О, леди ночи
    Никто не может преодолеть
    Победный шаг твоих сандалий!

    Тишина летит от звезд
    Луна светит — твое запястье
    И снова во сне мне подарили
    Земля обетованная
    Долгожданное счастье.

    Деликатно невиданная радость (1917)

    Я бы принял только одно без споров —
    Тихий, тихий золотой покой
    Да, двенадцать тысяч футов моря
    Над моей сломанной головой.

    Шестое чувство (1920)

    Красиво влюблен в нас, вино
    И хороший хлеб, что в духовке для нас сидит,
    И женщина, которую подали
    Вначале, измученные, мы наслаждаемся.

    Мне приснилось (1907)

    Когда мы сказали достаточно?
    Как давно это было и что это значит?
    Но странно, что сердце не болит
    Что сердце не плачет.

    Есть много людей, влюбившихся … (1917)

    Как ты любишь, девочка, ответь
    По какой истоме жаждешь?
    Ты действительно можешь не сжечь
    Тайное пламя, знакомое тебе?

    Волшебная скрипка (1907)

    Ты должен вечно петь и взывать к этим струнам, звучным струнам,
    Навсегда должен бить, изгибать безумный лук,
    И под солнцем, и под метелью, под отбеливающим выключателем,
    И когда горит запад, и когда восток горит.

    Современность (1911)

    Я закрыл «Илиаду» и сел у окна.
    Последнее слово сорвалось с его губ.
    Что-то ярко светило — фонарь или луна,
    И тень часового двигалась медленно.

    Сонет (1918)

    Иногда в небе туманное и беззвездное
    Туман растет … но я смеюсь и жду
    И я, как всегда, верю в свою звезду,
    Я, конкистадор в железной оболочке.

    Дон Жуан (1910)

    Моя мечта надменна и проста:
    Возьми весло, поставь ногу в стремени
    И обманывай медленное время
    Всегда целую новые губы.

    Камень (1908)

    Посмотрите, как злобно выглядит камень
    Трещины в нем странно глубокие
    Скрытое пламя мерцает под мхом;
    Не думайте, что это не светлячки!

    НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ

    Стихи


    Звездный ужас

    Это была золотая ночь
    Золотая ночь, но безлунная
    Он побежал, побежал по равнине
    Я упал на колени, я встал,
    Как застреленный заяц метался,
    И горячие слезы текли
    По щекам изъеденный морщинами,
    На козе, старческая борода.
    И его дети побежали за ним,
    И его внуки побежали за ним,
    И в палатке из небеленой ткани
    Брошенная правнучка закричала.

    «Вернись», кричали ему дети,
    И внуки сложили ладони, —
    Ничего страшного не случилось
    Овцы не полны молочая,
    Священный огонь не пролил,
    Ни косматый лев, ни жестокий zend
    Они не заходили в нашу палатку. «

    Черный перед ним почернел обрыв,
    Старый обрыв не видел в темноте,
    Обрушился так, что кости затрещали
    Так что чуть не выбило душу».
    А потом я попытался ползти,
    Но дети уже схватили его,
    Внуки держали полы,
    И вот что он им сказал:

    «Горе! Горе! Страх, петля и яма
    Для того, кто родился на земле,
    Потому что так много глаз
    Черный смотрит на него с неба
    И секреты ищут его.
    В ту ночь я заснул, как должен.
    Только вдруг она меня пнула
    Я перевернулся и проснулся:
    Я был без кожи и носом к небу.
    Хорошо, что я вонючий
    Я прожег правый глаз гнилостным соком,
    Иначе посмотри в оба глаза,
    Я остался бы мертвым на месте.
    Горе! Горе! Страх, петля и яма
    Для рожденного на земле ».

    Дети смотрели в землю,
    Внуки закрывали лица локтями,
    Молча ждали все, что скажут
    Старший сын с седой бородой,
    И он сказал следующее слово:

    «С тех пор, как Живу, со мной
    Ничего плохого не случилось
    И сердце бьется
    Что в будущем мне не будет плохо.
    Хочу обоими глазами
    Смотри, кто блуждает по небу.
    Он заговорил и тут же лег на землю,
    Я не лег на землю — моя спина,
    Все стояли затаив дыхание,
    Мы слушали и ждали очень долго.
    Старик спросил, дрожа со страхом:
    «Что ты видишь?» — но не дал ответа
    Его сын с седой бородой.
    И когда братья склонились над ним,
    Тогда они увидели, что он не дышит
    Что лицо его темнее чем медь
    Скрученная руками смерти.

    Ого, как женщины озвучивали
    Как дети плакали, выли,
    Старая борода хрипло дергалась
    Страшные проклятия кричали.
    Восемь братьев вскочили на ноги,
    Сильные мужи схватили луки.
    «Давайте выстрелим, — сказали они, — в небо»
    И мы будем стрелять в того, кто там бродит …
    Что это за атака для нас?
    Но вдова покойного закричала:
    «Месть моя, а не твоя месть!»
    Я хочу увидеть его лицо
    Перерезать ему горло зубами
    И глаза когтями выколоть.»

    Она закричала и упала на землю
    Но я закрыл глаза и долго шептала себе
    Она рвала себе грудь, кусала пальцы.
    Наконец посмотрела, улыбнулась
    И она залаяла как кукушка:

    «Линь, а что ты идешь на озеро?» Линоя,
    Печень антилопы хороша?
    Дети, нос у кувшина потерялся,
    Вот я! Батюшка, вставай скорее
    Смотри, зенда с ветками омелы
    Они тростниковые корзины
    Они идут торговать, а не воевать.
    Сколько здесь огней, сколько людей!
    Все племя собралось … славного праздника! «

    Старик стал успокаиваться,
    Потрогать шишки на коленях
    Дети опустили луки, внуки
    Осмелели, даже улыбнулись.
    Но когда лежащий вскочил
    На ногах, то все позеленели,
    Все вспотели даже от испуга:
    Черная, но с белыми глазами
    В ярости она металась, завывая:
    «Горе! Горе! Страх, петля и яма!»
    Где я? Что со мной? Красный лебедь
    Преследует меня … Трехголовый дракон
    Ползет … Уходите, звери, звери!
    Рак, не трогай его! Спешите с горного козла! «

    И когда она все так же воет,
    С воем бешеной собаки
    Я помчался по гребню горы к пропасти,
    Никто не побежал за ней.
    Растерянные люди вернулись в палатки,
    Они сели на камни и испугались.
    К полуночи время шло. Гиена
    Она ахнула и тут же замолчала.
    И люди сказали: «Тот, кто в небе,
    Бог или зверь, он действительно хочет жертвы.
    Я должен принести ему телку
    Непорочная, юная леди,
    На которую до сих пор был мужчиной
    Никогда не смотрел с тоской.
    Гар умер, Гарая сошла с ума,
    Дочери всего восемь родников,
    Может, пригодится. «

    Женщины побежали и быстро
    Привели маленького Гарру.
    Старый поднял кремневый топор,
    Я подумал, что лучше проткнуть ей макушку на голове,
    Прежде, чем она взглянет в небо
    В конце концов, она же внучка, а жаль —
    А другие не дали, сказали:
    «Что за жертва с выкопанной короной?»

    Девушку поставили на камень
    Плоский черный камень на котором
    Пока так вот, священный огонь пылал,
    Он погас во время смятения.
    Они легли и склонили лица свои
    Они ждали, чтобы она умерла, и ты сможешь
    Все уснут перед солнцем.

    Только девочка не умерла
    Я посмотрел вверх, потом направо,
    Там, где стояли братья, потом снова
    Вверх и хотел спрыгнуть с камня.
    Старик его не впустил, спросил: «Что ты видишь?» —
    А она с досадой ответила:
    «Ничего не вижу. Только небо
    Вогнутое, черное, пустое,
    И в небе везде огни
    Как весенние цветы в болоте.
    Старик задумался и сказал:
    «Посмотри еще!» И снова Гарра
    Я долго-долго смотрела на небо.
    «Нет, — сказала она, — это не цветы,
    Это просто золото. пальцы
    Нам показывают равнину
    И на море и на Зендские горы,
    И показывают, что произошло
    Что происходит и что будет.

    Люди слушали и удивлялись:
    Так не нравятся дети, так мужчины
    До теперь они не знали, как говорить,
    И щеки Гарры горели
    Глаза сверкали, губы краснели,
    Руки поднялись к небу, ровно
    Она хотела улететь в небо.
    И она вдруг так громко запела,
    Как ветер в зарослях тростника
    Ветер с гор Ирана на Евфрате.

    Мелле было восемнадцать пружин,
    Но она не знала этого человека
    Вот она упала рядом с Гаррой,
    Она смотрела и тоже пела.
    И для Меллы Аха, и для Ахой
    Урр, ее жених, и вот все племя
    Он лег и пел, пел, пел,
    Как жаворонки в жаркий полдень
    Или лягушки вечером.

    Только старый отошел в сторону,
    Сжимая кулаками уши
    И слеза за слезой падала
    Из его единственного глаза.
    Он оплакивал свое падение
    С обрыва, удары на коленях
    Гарра и его вдова, и время
    То же самое, когда люди смотрели
    На равнину, где паслось их стадо,
    К воде, где плыли их паруса
    На траве, где дети играли,
    И не до черного неба, где светят
    Недоступные инопланетные звезды.

    Дракон

    Из-за свежих волн океана
    Красный бык поднял рога
    И олени тумана бежали
    Под скалистыми берегами.
    Под скалистыми берегами
    В шумной влажной тени
    Серебряный жемчуг
    Они осели на мхе.
    Красный бык меняет лица:
    Вот расправляет крылья,
    И взлетает огромная птица
    Пространство пожирает.
    Здесь, к дверям синего святилища,
    Храня ключ от тайн и чудес,
    Он восходит, стрелок и лирический игрок,
    На открытой тропе небес
    Ветры, дуют, так волны поют
    Чтоб стволы гудели в леса,
    Вой, ветер, в дымоходы ущелий,
    Крича хвалу Ему.

    Освежает горячее тело
    Благоухающая ночная тьма
    Земля снова занята,
    Непостижимо для нее.
    Льет зеленый сок
    По-детски нежные стебли трав
    И малиновые, дивно высокие,
    Благородное сердце льва.
    И, всегда желая чего-то другого,
    На голодном горячем песке
    Разливается снова и снова
    И зеленый, и красный сок.
    Стократов с момента сотворения мира,
    Умирая, пыль изменилась,
    Этот камень однажды взревел,
    Этот плющ парил в облаках.
    Убить и воскресить
    Раздуть вселенскую душу
    Это святая воля земли,
    Непостижимая для нее.

    Океан лохматый и сонный
    Найдя надежную остановку,
    Тупо потерла зеленую губу
    У подножия залитых лунным светом гор.
    А над ним отвесная стена
    Она убежала и замерзла
    Прислонившись к куполу небес
    Аметистовая скала.
    В глубины ночей и дней
    Аметист светился и расцветал
    Разноцветными огнями
    Как рой веселых пчел.
    Потому что я скрутил там кольца,
    Спящий век столетней давности
    Старше воды и ярче солнца
    Дракон из золотой чешуи.
    И как чаша священная
    Для вина первобытных сил
    Не носил тела вселенной
    И Творец не носил его во сне.

    Дракон проснулся и воскрес
    Янтарь штормовых зрачков
    В первый раз он посмотрел сегодня
    После десяти веков сна.
    И не показалось ему ярким
    Солнце молодое для людей
    Было как бы пеплом
    Жар пылающих костров в море.
    Но другая радость глубока.
    В моем сердце она созрела, как сладкий плод.
    Он почувствовал дыхание рока
    Сладкая смерть, тихие годы.
    Речь моря и южного ветра
    Запустили одну песню:
    — Ты прощайся с ненужной землей
    И пойдешь домой, в тишине.
    О, твое усталое тело
    Притупило край жизни
    Губы смерти нежны и белы
    Ее молодое лицо.

    И с востока от белесой дымки,
    Где тропинка вилась в лесу
    За лесом
    Ярко-красная повязка на лбу
    Пальмы тоньше и крепче платанов,
    Постоянно разливающиеся реки
    В тканых серебряных одеждах
    Шел неизвестный.
    Шел один, спокойно и строго
    Опускаю глаза, как тот
    Кто знакомая дорога
    Проходит много дней и ночей.
    И казалось, что земля бежит
    Под его ногами, как вода,
    На гудронной доске лежит
    На груди его борода.
    Точно вырезано из гранита
    Лицо было ярким, но взгляд был тяжелым,
    Жрец Лемурии, Морадита,
    Он пошел к золотому дракону.

    Было страшно, как без доспехов
    Встретить меч, поражающий с близкого расстояния,
    Увидеть неожиданно драконий
    И холодные, и скользкие глаза.
    Священник вспомнил, что десять веков
    Каждый, кто был здесь,
    Я видел только малиновые сети
    Крокодил закрыл веки.
    Но он молчал и с черным копьем
    (У мудрейших было так)
    На песке перед своим хозяином
    Начертал таинственный знак:
    Как жезл, лежащий в пыли,
    Символ смертной природы
    И чисто, означает
    Нисхождение божества
    И короткое, скрытое между ними
    Точно соединение этих двух миров…
    Не хотел открывать Moradita
    Чудовищу тайн чудесных слов.

    И дракон прочел, наклонившись.
    Впервые взглянув на смертного:
    — Да, господин, золотая нить,
    Которая связывает тебя и нас.
    Я провел много лет в темноте
    Понимая значение бытия
    Видите, я знаю священные знаки
    Что хранят ваши весы
    Просветите их от солнца до меди
    Я изучал день и ночь,
    Я наблюдал, как вы бредите во сне
    Поочередным огнем.
    И я знаю, что заповеди
    Эти сферы, кресты и чаши,
    Проснувшись в свой последний день
    Вы дадите нам свои знания.
    Рождение, преображение
    И ужасный конец миров
    Вы за ревностное служение
    Священников не укрыть от своих.

    Весы в ответ сверкнули
    На поднятом мосту спине
    Как сверкают речные потоки
    С убывающей луной.
    И злобно закусывая губы
    Подавляя потоки слов
    Начал читать на них Морадиту
    Комбинация линий и крестов:
    — Разве в мире нет сил,
    Что я дам тебе знания?
    Отдам алой розе
    Водопады и облака;
    Я отдам его на горные хребты,
    Хранители инертной жизни
    Семь звезд на черном небе
    Согнутые, как я;
    Или ветер, сын удачи,
    То, что мать ее прославляет,
    Но не тварь с горячей кровью,
    Не способная сверкать!

    Сухо хрустнуло только копье,
    Сломано священником
    Только глаза дико сверкнули
    На его гранитное лицо
    И безжалостно смотрел
    В мрак уже потухших глаз
    Умирающий дракон
    Повелитель древних рас.
    Человеческая сила давила
    Ее невыносимая судьба
    Большая вена с голубой кровью
    Налилась на открытый лоб
    Губы приоткрылись и расслабились
    Ехать по берегу
    Голос яркий, густой и полный,
    Как аромат пальм в полдень .
    Впервые уста мужчины
    Они осмелились заговорить днем,
    Округлили впервые за столетие
    Запрещенное слово: Ом!

    Солнце раскалилось
    И треснуло. Метеор
    оторвался и легкий пар
    от него устремился в космос.
    Через много тысячелетий
    Где-то за Млечным Пути
    Он расскажет приближающейся комете
    О загадочном слове Ом.
    Океан ревел и, захлестнув,
    Он отступил с горой серебра, —
    Так уходит зверь, сожженный
    Голова человеческого огня.
    Когтистые ветви платанов,
    Раскинутые, лежащие в песке,
    Без урагана
    Пока я не мог их согнуть.
    И он звенел мгновенной болью
    Воздухом и огнем
    Встряхивая тело вселенной
    Зарезервированное слово Ом.

    Дракон вздрогнул и снова
    Я устремил взор на незнакомца,
    Смерть боролась в нем силой слова,
    Неизвестно до сих пор.
    Смерть, его надежный союзник,
    Налетел издалека
    Как меха гигантской кузницы,
    Его бока вздулись.
    Когти лап в предсмертной истоме
    Бороздили поверхность скал
    Но ни голоса, ни движения
    Он нес свои мучения и ждал.
    Белый холод последней боли
    Поплыл в моем сердце — и всего около
    Из душераздирающей воли
    Человек уйдет.
    Священник понял, что потеря ужасна
    И что смерть не обманешь
    Поднял правую лапу зверя
    И положил мне на грудь.

    Капли крови из свежей раны
    Потекли, красные и теплые,
    Как ключи на заре малиновой
    Из глубины меловой скалы.
    Чудесной священной пращей
    Ручьи ее покраснели
    На мерцании драгоценных
    Золотых чешуек.
    Как солнце в рассветном небе
    Дракон наполнился жизнью,
    Крылья разорвались ветром, гребень
    Петух встал, в пятнах.
    И когда без слов, без движения,
    Одним взглядом священник его снова спросил
    О рождении, преображении
    И конце первобытных сил
    Сверкающие весы вдалеке
    Они осветили крутые уступы,
    Как нечеловеческий голос ,
    Преобразовал звук в луч.

    А Медвежьи ворота | Осень: Поэма Николая Гумилева

    ОСЕНЬ

    Оранжево-красное небо…

    Порывистый ветер трясет

    Кровавая гроздь рябины.

    Я преследую убегающую лошадь

    Мимо стеклянной теплицы, 5

    За решетками старого парка,

    И мимо лебединого пруда.

    Рядом со мной проходит

    Моя лохматая, рыжеволосая собака,

    Кто мне дороже 10

    Чем даже брат

    А кого запомнят

    После ее смерти.

    Стук копыт ускоряется;

    Пыль покрывает все.15

    Сложно гнать лошадь

    Чистой арабской крови.

    Мне, возможно, придется сесть,

    Задыхаясь, на камне

    Широкая и плоская 20

    И восхищаться пусто

    У оранжево-красного неба

    И слушайте пусто

    К пронзительному крику ветра.

    Николай Гумилев (из Костра , 1916-1918)

    Перевод Джона Кобли

    Осень — популярная тема в русской поэзии, возможно, потому, что на большей части территории России осень такая короткая и красивая.Там осень всегда является предвестником суровой зимы и тем более ценна, что она является последним теплым днем ​​в году. «Осень» Пушкина, пожалуй, лучшее русское осеннее стихотворение, определенно достойное сравнения с бессмертной «Одой Осени» Китса. Гумилев написал три осенних стихотворения; это моя любимая.

    Убегающая лошадь и кричащий ветер вызывают у меня много воспоминаний, особенно в контексте осени, когда время так очевидно.Мне было трудно найти английское слово для tupo , которое используется дважды в кульминации стихотворения (строки 21-23). Первоначально я выбрал «бессмысленно», но затем вспомнил «Нарциссы» Вордсворта и изменил его на «бессмысленно». («И часто, когда я лежу на кушетке / в пустом или задумчивом настроении»), я чувствую, что говорящий стихотворения, измученный после погони за лошадью, пуст, чтобы принять послание природы. Я прочитал это стихотворение как о поэтическом творчестве, стихотворение, которое будет написано символом неуловимого арабского коня.

    В самом известном стихотворении Гумилева «Сбежавший трамвай» также описывается быстро движущийся объект, например лошадь.

    Дополнительные баллы

    1. Русское слово для обозначения теплицы — оранжерея от французского оранжерея . Предположительно русские часто использовали теплицы для выращивания апельсинов. Таким образом, стихотворение на русском языке повторяет оранжевый цвет три раза.

    2. Смерть — тема многих осенних стихотворений. Здесь Гумилев вводит его через свою собаку, которая бежит рядом с ним.Затем снова предлагается смерть с помощью пыли, которая «покрывает все».

    Николай Гумилев (1886-1921) был одним из ведущих поэтов России в первые годы 20 -го века. Он верил в тщательно составленные стихи и был центральным в движении акмеистов. Несколько лет он был женат на Анне Ахматовой, другой ведущей русской поэтессе. Во время Первой мировой войны он дважды был награжден Георгиевским крестом, эквивалентом британского креста Виктории.Всегда откровенно говоря, он был в конце концов арестован и казнен советским правительством в 1921 году.

    Николай Гумилев | ПОИСК СЧАСТЬЯ

    В 1903 году четырнадцатилетняя Анна познакомилась с семнадцатилетним Николаем. Она писала стихи с 11 лет, а в 1902 году он опубликовал свой первый сборник стихов.

    В 1905 году Николай впервые предложил Анне выйти за него замуж. Однако поженились они через 5 лет, в апреле 1910 года. До замужества Анна писала подруге: «… Я считаю, что быть его женой — моя судьба.Не знаю, люблю ли я его, но мне кажется, что люблю ».

    Молодожены провели медовый месяц в Париже. В сентябре 1912 года у них родился сын Лев.

    Анна Ахматова, Николай Гумилев и Лев Гумилев

    До женитьбы Николай много путешествовал по Европе и Африке. Из Википедии: «Гумилев был очарован Африкой и ездил туда почти каждый год. Он исследовал, помогая развитию Эфиопии,… и привез в Санкт-Петербургский музей антропологии и этнографии большую коллекцию африканских артефактов.”

    Тогда Николай издал еще две сборники стихов. Находясь в Париже, он издал литературный журнал, в котором было опубликовано одно стихотворение Анны.

    Вскоре после женитьбы Николай начал восставать против ее ограничений. В конце 1910 года он уехал из Анны в шестимесячную поездку в Африку. Анна написала другу, что Николай «потерял страсть» к ней.

    В отсутствие Николая Анна стала одним из учредителей Гильдии поэтов. Ее магнетизм и очарование привлекали многих великих мужчин.Известно, что с некоторыми из них у Анны были романы.

    Николай также был основателем Гильдии поэтов. Чтобы проиллюстрировать их идеалы, он опубликовал два сборника стихов: Жемчуг в 1910 году и Чужое небо в 1912 году.

    В 1912 году Гильдия поэтов выпустила книгу Анны Вечер. .

    Анна была признана «новым ярким молодым писателем».

    «Розарий … появился в марте 1914 года и прочно утвердил ее как одного из самых популярных и востребованных поэтов того времени.»(Из Википедии).

    В то время она «сблизилась с Борисом Пастернаком (который, хоть и был женат, но много раз делал ей предложения)».

    В июле 1914 года Ахматова писала: «Приближаются страшные времена. Скоро новые могилы покроют землю ».

    1 августа Германия объявила войну России.

    Николай вызвался служить в элитную кавалерийскую часть. За отвагу во время войны награжден двумя Георгиевскими крестами.

    Его книга стихов о войне «Колчан» была опубликована в 1916 году.

    В 1917 году, когда началась русская революция, Николай служил в Русском экспедиционном корпусе в Париже. Вернулся в Петроград (Санкт-Петербург). Там он опубликовал несколько новых сборников стихов.

    В августе 1918 года Анна и Николай развелись.

    Вскоре после развода Анна вышла замуж за известного ассириолога и поэта Владимира Шилейко.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.