Где родился бэкон страна: В какой стране родился бэкон. Метод познания Бэкона. Фрэнсис Бэкон

Содержание

В какой стране родился бэкон. Метод познания Бэкона. Фрэнсис Бэкон

Фрэнсис Бэкон (1561-1626) считается основателем опытной науки Нового времени. Он был первым философом, поставившем перед собой задачу создать научный метод. В его философии впервые сформулированы главные принципы, характеризующие философию Нового времени.

Бэкон происходил из знатного рода и в течение всей своей жизни занимался общественной и политической деятельностью: был адвокатом, членом палаты общин, лорд- канцлером Англии. Незадолго до конца жизни общество выразило ему осуждение, обвинив во взяточничестве при ведении судебных дел. Он был приговорен к крупному штрафу (40 000 ф.ст.), лишен парламентских полномочий, уволен из суда. Умер в 1626 г., простудившись, когда набивал курицу снегом, чтобы доказать, что холод обеспечивает сохранение мяса от порчи, и тем самым продемонстрировать силу разрабатываемого им экспериментального научного метода.

С самого начала своей философской творческой деятельности Бэкон выступил против господствовавшей в то время схоластической философии и выдвинул доктрину «естественной» философии, основывающейся на опытном познании.

Взгляды Бэкона сформировались на основе достижений натурфилософии Возрождения и включали в себя натуралистическое миросозерцание с основами аналитического подхода к исследуемым явлениям и эмпиризма. Он предложил обширную программу перестройки интеллектуального мира, подвергнув резкой критике схоластические концепции предшествующей и современной ему философии.

Бэкон стремился привести «границы умственного мира» в соответствии со всеми теми громадными достижениями, которые происходили в современном Бэкону обществе XV-XVI веков, когда наибольшее развитие получили опытные науки. Бэкон выразил решение поставленной задачи в виде попытки «великого восстановления наук», которую изложил в трактатах: «О достоинстве и приумножении наук» (самом большом своем произведении), «Новом Органоне» (его главном произведении) и других работах по «естественной истории», отдельных явлениях и процессах природы. Понимание науки у Бэкона включало прежде всего новую классификацию наук, в основу которой он положил такие способности человеческой души, как память, воображение (фантазия), разум.

Соответственно этому главными науками, по Бэкону, должны быть история, поэзия, философия. Высшая задача познания и всех наук, согласно Бэкону, — господство над природой и усовершенствование человеческой жизни. По словам главы «Дома Соломона» (своего рода исследовательского центра. Академии, идея которого была выдвинута Бэконом в утопическом романе «Новая Атлантида»), «цель общества -познание причин и скрытых сил всех вещей, расширение власти человека над природой, покуда все не станет для него возможным»

Критерий успехов наук — те практические результаты, к которым они приводят. «Плоды и практические изобретения суть как бы поручители и свидетели истинности философии». Знание — сила, но только такое знание, которое истинно. Поэтому Бэкон приводит различение двух видов опыта: плодоносных и светоносных.

Первые — это такие опыты, которые приносят непосредственную пользу человеку, светоносные — те, цель которых состоит в познании глубоких связей природы, законов явлений, свойств вещей. Второй вид опытов Бэкон считал более ценным, так как без их результатов невозможно осуществить плодоносные опыты. Недостоверность получаемого нами знания обусловлена, считает Бэкон, сомнительной формой доказательства, которая опирается на силлогистическую форму обоснования идей, состоящую из суждений и понятий. Однако понятия, как правило, образовываются недостаточно обоснованно. В своей критике теории аристотелевского силлогизма Бэкон исходит из того, что используемые в дедуктивном доказательстве общие понятия — результат опытного знания, сделанного исключительно поспешно. Со своей стороны, признавая важность общих понятий, составляющих фундамент знания, Бэкон считал, что главное — это правильно образовывать эти понятия, так как если понятия образовать поспешно, случайно, то нет прочности и в том, что на них построено. Главным шагом в реформе науки, предлагаемой Бэконом, должно быть совершенствование методов обобщения, создание новой концепции индукции.

Опытно-индуктивный метод Бэкона состоял в постепенном образовании новых понятий путем истолкования фактов и явлений природы. Только посредством такого метода, по мнению Бэкона, возможно открыть новые истины, а не топтаться на месте. Не отвергая дедукцию, Бэкон так определял различие и особенности этих двух методов познания: «Два пути существуют и могут существовать для открытия истины. Один воспаряет от ощущений и частностей к наиболее общим аксиомам, и, идя от этих оснований и их непоколебимой истинности, обсуждает и открывает средние аксиомы. Этим путем и пользуются ныне. Другой же путь выводит аксиомы из ощущений и частностей, поднимаясь непрерывно и постепенно, пока наконец не приходит к наиболее общим аксиомам. Это путь истинный, но не испытанный».

Хотя проблема индукции и раньше ставилась предшествовавшими философами, только у Бэкона она приобретает главенствующее значение и выступает первостепенным средством познания природы. В противовес индукции через простое перечисление, распространенной в то время, он выдвигает на передний план истинную, по его словам, индукцию, дающую новые выводы, получаемые на основании не столько в результате наблюдения подтверждающих фактов, сколько в результате изучения явлений, противоречащих доказываемому положению. Один- единственный случай способен опровергнуть необдуманное обобщение. Пренебрежение к так называемым отрицательным инстанциям, по Бэкону, — главная причина ошибок, суеверий, предрассудков.

В индуктивный метод Бэкона необходимыми этапами входит собирание фактов, их систематизация. Бэкон выдвинул идею составления трех таблиц исследования — таблицы присутствия, отсутствия и промежуточных ступеней. Если, используя любимый Бэконом пример, кто-то хочет найти форму тепла, то он собирает в первой таблице различные случаи тепла, стремясь отсеять все то, что не имеет общего, т.е. то, что есть, когда тепло присутствует. Во второй таблице он собирает вместе случаи, которые подобны случаям в первой, но которые не обладают теплом. Например, в первой таблице могут быть перечислены лучи солнца, которые создают тепло, во вторую -включаться такие вещи, как лучи, исходящие от луны или звезд, которые не создают тепла. На этом основании можно отсеять все те вещи, которые наличествуют, когда тепло присутствует.

Наконец, в третьей таблице собирают случаи, в которых тепло присутствует в различной степени. Используя эти три таблицы вместе, мы можем, согласно Бэкону, выяснить причину, которая лежит в основе тепла, а именно — по мысли Бэкона — движение. В этом проявляется принцип исследования общих свойств явлений, их анализ. В индуктивный метод Бэкона входит и проведение эксперимента.

Для проведения эксперимента важно варьировать его, повторять, перемещать из одной области в другую, менять обстоятельства на обратные, прекращать его, связывать у другими и изучать в немного измененных обстоятельствах. После этого можно перейти к решающему эксперименту. Бэкон выдвинул опытное обобщение фактов в качестве стержня своего метода, однако не был защитником одностороннего его понимания. Эмпирический метод Бэкона отличает то, что он в максимальной степени опирался на разум при анализе фактов. Бэкон сравнивал свой метод с искусством пчелы, которая, добывая нектар из цветов, перерабатывает его в мед собственным умением.

Он осуждал грубых эмпириков, которые подобно муравью собирают все, что им попадается на пути (имея в виду алхимиков), а также тех умозрительных догматиков, которые как паук ткут паутину знания из себя (имея в виду схоластов). Предпосылкой реформы науки должно стать, по замыслу Бэкона, и очищение разума от заблуждений, которых он насчитывает четыре вида. Эти препятствия на пути познания он называет идолами: идолы рода, пещеры, площади, театра. Идолы рода — это ошибки, обусловленные наследственной природой человека. Мышление человека имеет свои недостатки, так как «уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде» .

Человек постоянно истолковывает природу по аналогии с человеком, что находит свое выражение в телеологическом приписывании природе конечных целей, которые ей не свойственны. В этом и проявляется идол рода. Привычку ожидания большего порядка в явлениях природы, чем в действительности, можно найти в них, — это идолы рода.

К идолам рода Бэкон относит и стремление человеческого ума к необоснованным обобщениям. Он указывал, что часто орбиты вращающихся планет считаются за круговые, что необоснованно. Идолы пещеры — это ошибки, которые свойственны отдельному человеку или некоторым группам людей в силу субъективных симпатий, предпочтений. Например, одни исследователи верят в непогрешимый авторитет древности, другие склонны отдавать предпочтение новому. «Человеческий разум не сухой свет, его укрепляют воля и страсти, а это порождает в науке желательное каждому. Человек скорее верит в истинность того, что предпочитает… Бесконечным числом способов, иногда незаметных, страсти пятнают и портят разум».

Идолы площади — это ошибки, порождаемые речевым общением и трудностью избежать влияния слов на умы людей. Эти идолы возникают потому, что слова — только имена, знаки для общения между собой они ничего не говорят о том, что такое вещи. Поэтому и возникают бесчисленные споры о словах, когда люди принимают слова за вещи.

Идолы театра — это ошибки, связанные со слепой верой в авторитеты, некритическим усвоением ложных мнений и воззрений. Здесь Бэкон имел в виду систему Аристотеля и схоластику, слепая вера в которых оказывала сдерживающее воздействие на развитие научного знания. Он называл истину дочерью времени, а не авторитета. Искусственные философские построения и системы, оказывающие отрицательное влияние на умы людей, — это своего рода «философский театр», по его мнению. Разработанный Бэконом индуктивный метод, лежащий в основе науки, должен, по его мнению, исследовать внутреннее присущие материи формы, являющиеся материальной сущностью принадлежащего предмету свойства — определенного вида движения. Чтобы выделить форму свойства, надо отделить от предмета все случайное. Это исключение случайного, конечно, — мысленный процесс, абстракция. Бэконовские формы — это формы «простых природ», или свойств, которые изучают физики. Простые природы — это такие вещи, как горячее, влажное, холодное, тяжелое и т.

д. Они подобны «алфавиту природы», из которого многие вещи могут быть составлены. Бэкон ссылается на формы, как на «законы». Они — детерминанты и элементы фундаментальных структур мира. Сочетание различных простых форм дает все разнообразие реальных вещей. Развитое Бэконом понимание формы противопоставлялось им умозрительному толкованию формы у Платона и Аристотеля, так как для Бэкона форма — своего рода движение материальных частиц, составляющих тело. В теории познания, для Бэкона, главное — исследовать причины явлений. Причины могут быть разными — или действующими, которыми занимается физика, или конечными, которыми занимается метафизика.

БЭКОН, ФРЭНСИС (Bacon, Francis) (1561–1626), барон Веруламский, виконт Сент-Олбанский, английский государственный деятель, эссеист и философ. Родился в Лондоне 22 января 1561, был младшим сыном в семье сэра Николаса Бэкона, лорда-хранителя Большой государственной печати. Учился в Тринити-колледже Кембриджского университета в течение двух лет, затем три года провел во Франции в свите английского посла.

После смерти отца в 1579 остался практически без средств к существованию и поступил для изучения права в школу барристеров «Грейз инн». В 1582 стал барристером, а в 1584 членом парламента и вплоть до 1614 играл видную роль в дебатах на сессиях палаты общин. Время от времени он составлял послания королеве Елизавете , в которых стремился беспристрастно подойти к насущным политическим вопросам; возможно, последуй королева его советам, некоторых конфликтов между короной и парламентом можно было бы избежать. Однако его способности государственного деятеля не помогали его карьере, отчасти по той причине, что лорд Берли видел в Бэконе соперника своему сыну, отчасти же из-за того, что потерял расположение Елизаветы, мужественно возражая, по принципиальным соображениям, против принятия билля о субсидиях на покрытие расходов, понесенных в войне с Испанией (1593).

Приблизительно в 1591 он стал советником фаворита королевы графа Эссекса, предложившего ему щедрое вознаграждение. Впрочем, Бэкон дал понять патрону, что предан прежде всего своей стране, и когда в 1601 Эссекс попытался организовать переворот, Бэкон, будучи королевским адвокатом, принял участие в его осуждении как государственного изменника. При Елизавете Бэкон так и не поднялся до сколько-нибудь высоких постов, однако после того, как в 1603 на трон взошел Яков I Стюарт , быстро продвинулся по службе. В 1607 он занял должность генерального стряпчего, в 1613 – генерального атторнея, в 1617 – лорда-хранителя Большой государственной печати, а в 1618 получил пост лорда-канцлера, самый высокий в структуре судебной власти. В 1603 Бэкону было пожаловано звание рыцаря, он был возведен в титул барона Веруламского в 1618 и виконта Сент-Олбанского в 1621. В том же году он был обвинен в получении взяток. Бэкон признал получение подарков от людей, дела которых разбирались в суде, однако отрицал, что это как-либо повлияло на его решение. Бэкона лишили всех постов и запретили появляться при дворе. Оставшиеся до смерти годы он провел в уединении.

Главным литературным творением Бэкона считаются Опыты (Essayes ), над которыми он непрерывно работал в течение 28 лет; десять эссе были опубликованы в 1597, а к 1625 в книге было собрано уже 58 эссе, часть которых вышла в третьем издании в переработанном виде (Опыты, или Наставления нравственные и политические , The Essayes or Counsels, Civill and Morall ). Стиль Опытов лаконичен и назидателен, изобилует учеными примерами и блестящими метафорами. Бэкон называл свои опыты «отрывочными размышлениями» о честолюбии, приближенных и друзьях, о любви, богатстве, о занятиях наукой, о почестях и славе, о превратностях вещей и других аспектах человеческой жизни. В них можно найти холодный расчет, к которому не примешаны эмоции или непрактичный идеализм, советы тем, кто делает карьеру. Встречаются, например, такие афоризмы: «Все, кто поднимается высоко, проходят по зигзагам винтовой лестницы» и «Жена и дети – заложники судьбы, ибо семья является помехой на пути свершения великих дел, как добрых, так и злых». Трактат Бэкона О мудрости древних (De Sapientia Veterum , 1609) является аллегорическим толкованием скрытых истин, содержащихся в древних мифах. Его История царствования Генриха VII (Historie of the Raigne of King Henry the Seventh , 1622) отличается живыми характеристиками и ясным политическим анализом.

Несмотря на занятия Бэкона политикой и юриспруденцией, главным делом его жизни были философия и наука, и он величественно провозгласил: «Все знание – область моего попечения». Аристотелевскую дедукцию, в то время занимавшую главенствующие позиции, он отвергал как неудовлетворительный способ философствования. На его взгляд, должен быть предложен новый инструмент мышления, «новый органон», с помощью которого можно было бы произвести восстановление человеческого знания на более надежной основе. Общий набросок «великого плана восстановления наук» был сделан Бэконом в 1620 в предисловии к труду Новый Органон, или Истинные указания для истолкования природы (Novum Organum) . В этой работе предусматривалось шесть частей: общий обзор современного состояния наук, описание нового метода получения истинного знания, свод эмпирических данных, обсуждение вопросов, подлежащих дальнейшему исследованию, предварительные решения и, наконец, сама философия. Бэкону удалось сделать лишь наброски первых двух частей. Первая была названа О пользе и успехе знания (Of the Proficience and Advancement of Learning, Divine and Humane , 1605), латинский вариант которой, О достоинстве и приумножении наук (De Dignitate et Augmentis Scientiarum , 1623), вышел с исправлениями и множеством добавлений. По Бэкону, существует четыре вида «идолов», которые осаждают умы людей. Первый вид – идолы рода (ошибки, которые человек делает в силу самой своей природы). Второй вид – идолы пещеры (ошибки, обусловленные предрассудками). Третий вид – идолы площади (ошибки, порождаемые неточностями в использовании языка). Четвертый вид – идолы театра (ошибки, совершаемые вследствие принятия различных философских систем). Описывая ходячие предрассудки, мешающие развитию науки, Бэкон предлагал трехчастное разделение знания, произведенное согласно психическим функциям, и относил историю к памяти, поэзию к воображению и философию (в которую он включал науки) к разуму. Он также давал обзор границ и природы человеческого познания в каждой из этих категорий и указывал на важные области исследования, до сих пор бывшие в небрежении. Во второй части книги Бэкон описывал принципы индуктивного метода, с помощью которого предлагал свергнуть всех идолов разума.

В незаконченной повести Новая Атлантида (The New Atlantis , написана в 1614, опубл. в 1627) Бэкон описывает утопическое сообщество ученых, занимающихся собиранием и анализом данных всякого рода согласно схеме третьей части великого плана восстановления. Новая Атлантида – превосходный социальный и культурный строй, существующий на острове Бенсалем, затерянном где-то в Тихом океане. Религия атлантов – христианство, чудесным образом открытое жителям острова; ячейкой общества является весьма почитаемая семья; тип правления по сути дела монархия. Главным учреждением государства является Соломонов дом, Коллегия Шести Дней Творения, исследовательский центр, из которого исходят научные открытия и изобретения, обеспечивающие счастье и процветание граждан. Иногда считают, что именно Соломонов дом послужил прообразом Лондонского королевского общества, учрежденного во время царствования Карла II в 1662.

Борьба Бэкона против авторитетов и метода «логических дистинкций», выдвижение нового метода познания и убеждение в том, что исследование должно начинать с наблюдений, а не с теорий, ставят его в один ряд с важнейшими представителями научной мысли Нового времени. Впрочем, он не получил сколько-нибудь значительных результатов – ни в эмпирическом исследовании, ни в области теории, а его метод индуктивного познания через исключения, который, как он полагал, будет продуцировать новое знание «подобно машине», не получил признания в экспериментальной науке.

В марте 1626, решив проверить, в какой степени холод замедляет процесс гниения, он экспериментировал с курицей, набив ее снегом, однако при этом простудился. Умер Бэкон в Хайгейте близ Лондона 9 апреля 1626.

Френсис Бэкон родился в Лондоне, в знатной и уважаемой семье. Его отец Николас был политическим деятелем, а мать Анна (в девичестве Кук) была дочерью Энтони Кука, известного гуманиста, воспитавшего короля Англии и Ирландии Эдуарда VI. Мать с юных лет прививала сыну любовь к знаниям, и у нее – девушки, знающей древнегреческий язык и латынь – это с легкостью получалось. К тому же мальчик и сам с самого нежного возраста проявлял огромный интерес к знаниям.

В общем, о детстве великого мыслителя известно не так уж много. Основы знаний он получал на дому, так как отличался слабым здоровьем. Но это не помешало ему в возрасте 12 лет, вместе со старшим братом Энтони поступить в Тринити-колледж (колледж Святой Троицы) при Кембридже. Во время обучения на смышленого и образованного Френсиса обратили внимание не только придворные, но и сама Королева Елизавета I, которая с удовольствием беседовала с юношей, часто в шутку его называя подрастающим лордом-хранителем.

По окончанию колледжа братья вступили в сообщество учителей в Грейс-Инне (1576 г.). Осенью того же года, не без помощи отца, Френсис в составе свиты Сэра Эмиаса Паулета отправился заграницу. Реалии жизни других стран, увиденные тогда Френсисом, вылились в заметки «О состоянии Европы».

Вернуться на родину Бэкона заставило несчастье – в феврале 1579 года не стало его отца. В этом же году он начал свою деятельность в качестве юриста в Грейс-Инне. Через год Бэкон подал прошение о поиски какой-нибудь должности при дворе. Однако, не смотря на довольно теплое отношение королевы Елизаветы к Бэкону, позитивного результата он так и не услышал. Проработав в Грейс-Инне до 1582 года, он получил должность младшего барристера.

В возрасте 23 лет Френсис Бэкон удостоился чести занимать должность в палате общин. Он имел свои взгляды, которые порой не сходились со взглядами Королевы, а потому вскоре прослыл ее противником. Через год он уже был избран в парламент, а настоящий «звездный час» Бэкона наступил, когда у власти в 1603 году оказался Яков I. Под его покровительством Бэкон был назначен генеральным прокурором (1612 г.), через пять лет лордом-хранителем печати, а с 1618 по 1621 год был лордом-канцлером.

Карьера в один миг рухнула, когда в том же 1621 году Френсису предъявили обвинение во взяточнистве. Тогда он был взят под стражу, однако всего через два дня его помиловали. Во время его политической деятельности мир увидел одну из самых выдающихся работ мыслителя — «Новый Органон», которая была второй частью главного труда- «Великого Восстановления Наук», который, к сожалению, так и не был завершен.

Философия Бэкона

Френсиса Бэкона небезосновательно считают основопологателем мышления нового времени. Его философская теория в корне опровергает схоластические учения, выводя при этом на первый план знания и науку. Мыслитель считал, что человек, сумевший познать и принять законы природы, вполне способен использовать их себе во благо, обретая тем самым не только власть, но и нечто большее – духовность. Философ тонко подмечал, что во времена становления мира, все открытия были сделаны, по сути, случайно – без особых навыков и владения специальными приемами. Следовательно, познавая мир и получая новые знания, главное, чем нужно пользоваться – это опыт и индуктивный метод, а исследования, по его мнению, должны начинаться с наблюдения, а не теории. По Бэкону, успешный эксперимент может зваться таковым только в том случае, если во время его проведения постоянно меняются условия, в том числе время и пространство — материя должна быть всегда в движении.

Эмпирическое учение Френсиса Бэкона

Понятие «эмпиризм» появилось вследствие развития философской теории Бэкона, а его суть сводилась к суждению «познание лежит через опыт». Он полагал, что добиться чего-либо в своей деятельности, можно лишь при наличии опыта и знаний. По Бэкону существует три пути, пройдя которые человек может получить знание:

  • «Путь паука». В данном случае аналогия проводится с паутиной, подобно которой переплетаются человеческие мысли, при этом конкретные аспекты пропускаются мимо.
  • «Путь муравья». Подобно муравью человек по крупицам собирает факты и доказательства, получая таким образом опыт. При этом суть остается непонятной.
  • «Путь пчелы». В этом случае используются позитивные качества пути паука и муравья, а негативные (отсутствие конкретики, непонятая суть) опускаются. Выбирая путь пчелы, все факты, собранные опытным путем важно пускать через разум и призму своего мышления. Так познается истина.

Классификация препятствий на пути к познанию

Бэкон, помимо путей познания. Говорит и о постоянных препятствиях (так называемые препятствия-призраки), сопровождающие человека на протяжении всей его жизни. Они могут быть врожденными и приобретенными, но в любом случае, именно они мешают настроить свой разум на познание. Итак, существует четыре типа препятствий: «Призраки рода» (происходят из самой человеческой природы), «Призраки пещеры» (собственные ошибки восприятия окружающей реальности), «призраки рынка» (появляются вследствие общения с другими людьми посредством речи (языка)) и «призраки театра» (навеянные и навязанные призраки другими людьми). Бэкон уверен – для того чтобы познать новое, нужно отказаться от старого. При этом важно не «растерять» опыт, опираясь на который и пропуская его через разум, можно достичь успеха.

Личная жизнь

Френсис Бэкон был женат единожды. Его жена была в три раза младше его самого. Избранницей великого философа стала Алиса Бэрнем, дочь вдовы лондонского старейшины Бенедикта Бэрнема. У пары не было детей.

Скончался Бэкон вследствие перенесенной простуды, ставшей результатом одного из проводимых опытов. Бэкон руками набивал тушку курицы снегом, пытаясь таким способом определить влияние холода на сохранность мясных продуктов. Даже будучи уже тяжелобольным, предвещая скорую смерть, Бэкон писал радостные письма своему товарищу, лорду Эренделу, не уставая повторять, что наука в итоге все же даст власть человеку над природой.

Цитаты

  • Знание – сила
  • Природу побеждают, только повинуясь ее законам.
  • Ковыляющий по прямой дороге опередит бегущего, который сбился с пути.
  • Самое страшное одиночество – не иметь истинных друзей.
  • Воображаемое богатство знания – главная причина его бедности.
  • Из всех добродетелей и достоинств души величайшее достоинство – доброта.

Известнейшие произведения философа

  • «Опыты, или наставления нравственные и политические» (3 издания, 1597-1625 гг.)
  • «О достоинстве и приумножении наук» (1605)
  • «Новая Атлантида» (1627)

За всю жизнь из под пера философа вышли 59 работ, после его смерти были опубликованы еще 29.

Фрэнсис Бэкон — английский философ, прародитель эмпиризма, материализма и основатель теоретической механики. Родился 22 января 1561 года в Лондоне. Окончил Тринити — колледж Кембриджского университета. Занимал достаточно высокие должности при короле Якове I.

Философия Бэкона складывалась во время общекультурного подъема капиталистически развивающихся европейских стран, отчуждения схоластических представлений церковной догматики.

Проблемы взаимоотношений человека и природы занимают центральное место во всей философии Френсиса Бэкона. В своем труде «Новый Органон» Бэкон пытается представить правильный метод познания природы, отдавая предпочтение индуктивному методу познания, который тривиально носит название «метод Бэкона». Данный метод основан на переходе от частных положений к общим, на экспериментальной проверке гипотез.

Наука занимает прочную позицию во всей философии Бэкона, широко известен его крылатый афоризм «Знание — сила». Дифференцированные части науки философ пытался связать в единую систему для целостного отражения картины мира. В основе научного познания Френсиса Бэкона лежит гипотеза, что Бог, сотворив человека по образу и подобию своему, наделил его умом для исследования, познания Вселенной. Именно ум способен обеспечить человеку благосостояние, заполучить власть над природой.

Но на пути познания человеком Вселенной допускаются ошибки, которые Бэкон назвал идолами или призраками, систематизировав их в четыре группы:

  1. идолы пещеры — помимо свойственным всем ошибок существуют сугубо индивидуальные, связанные с узостью знаний людей, они могут быть как врожденными, так и приобретенными.
  2. идолы театра или теорий — усвоение человеком от других людей ложных представлений о действительности
  3. идолы площади или рынка — подверженность общераспространенным заблуждениям, которые порождаются речевым общением и, в целом, общественной природой человека.
  4. идолы рода — рождаются, наследственно передаются человеческой природой, не зависят от культуры и индивидуальности человека.

Все идолы Бэкон считает всего лишь установками человеческого сознания, и традициями мышления, которые могут оказаться ложными. Чем скорее человек сможет очистить сознание от идолов, мешающих адекватному восприятию картины мира, его познанию, тем скорее он сможет овладеть знанием природы.

Главной категорией в философии Бэкона становится опыт, который дает разуму пищу, определяет достоверность конкретного знания. Чтобы докопаться до истины, нужно накопить достаточно опыта, а в проверке гипотез опыт — есть лучшее доказательство.

Бэкон по праву считается и родоначальником английского материализма, для него первичны материя, бытие, природа, объективное в противовес идеализму.

Бэкон ввел понятие двойственной души человека, отмечая, что телесно человек однозначно принадлежит науке, а вот душу человека он рассматривает, вводя категории разумной души и души чувственной. Разумная душа у Бэкона является предметом исследования теологии, а чувственная душа исследуется философией.

Френсис Бэкон внес огромный вклад в развитие английской и общеевропейской философии, в зарождение абсолютно нового европейского мышления, явился родоначальником индуктивного метода познания и материализма.

Среди наиболее значительных последователей Бэкона: Т. Гоббс, Д. Локк, Д. Дидро, Я. Байер.

Скачать данный материал:

(Пока оценок нету)

Выплате 40 тысяч фунтов штрафа, а также лишён права занимать государственные должности, участвовать в заседаниях парламента и быть при дворе . Однако за свои заслуги был помилован королём Яковом I и через два дня выпущен из Тауэра, избежав более длительного заключения; от штрафа Бэкона также освободили . Затем ему разрешили занять своё место в палате лордов , быть при дворе, но государственная деятельность его была закончена; он удалился в своё поместье и последние годы жизни посвятил исключительно научной и литературной работе .

Биография

Ранние годы

Фрэнсис Бэкон родился 22 января 1561 года, через два года после коронации Елизаветы I , в особняке Йоркхауса на центральной лондонской улице Стрэнд , в семье сэра Николаса Бэкона и Энн Бэкон (ур. Кук), дочери английского гуманиста Энтони Кука, воспитателя короля Англии и Ирландии Эдуарда VI . Энн Бэкон была второй женой Николаса, и, помимо Фрэнсиса, у них был старший сын Энтони . У Френсиса и Энтони было ещё три брата по отцу — Эдвард, Натаниэль и Николас, детей от первой жены отца — Джейн Фернли (ум. 1552) .

Энн была хорошо образованным человеком: владела древнегреческим и латынью, интересовалась религиозными вопросами и переводила на английский язык различную богословскую литературу; она, сэр Николас и их родственники (Бэконы, Сесили, Расселы, Кавендиши, Сеймуры и Герберты) принадлежали к «новой знати», преданной Тюдорам , в отличие от старой строптивой родовой аристократии .

О детских годах Фрэнсиса известно очень мало; крепким здоровьем он не отличался, и, вероятно, учился в основном дома . В апреле 1573 года он поступил в Тринити-колледж в Кембридже , и обучался там три года, вместе со своим старшим братом Энтони; их персональным преподавателем был доктор Джон Уитгифт , будущий архиепископ Кентерберийский . В колледже Фрэнсис учился около трёх лет; покинув его, он унёс с собой неприязнь к философии Аристотеля , которая, по его мнению, была хороша для отвлечённых диспутов, но не для пользы человеческой жизни .

27 июня 1576 года Фрэнсис и Энтони вступили в общество учителей (лат. societate magistrorum ) в Грейс-Инне . Через несколько месяцев Фрэнсиса отправили за границу, в составе свиты Сэра Эмиаса Паулета , английского посла в Париже. Франция тогда переживала очень неспокойные времена, что дало богатые впечатления юному дипломатическому работнику, и пищу для размышлений. Некоторые считают , что результатом явилась работа Бэкона «Заметки о состоянии Христианского мира» (англ. Notes on the state of Christendom ) , которая обычно входит в состав его сочинений, однако издатель трудов Бэкона Джеймс Спеддинг показал, что приписывать эту работу Бэкону мало оснований, но более вероятно, что «Заметки…» принадлежат одному из корреспондентов его брата Энтони .

Начало профессиональной деятельности

Скоропостижная кончина отца в феврале 1579 года заставила Бэкона вернуться домой, в Англию. Сэр Николас отложил значительную сумму денег для покупки недвижимости своему самому младшему сыну — Фрэнсису, но не успел выполнить своё намерение; в результате тому досталась только пятая часть из отложенной суммы. Для Фрэнсиса этого оказалось недостаточно, и он начал брать деньги взаймы. Впоследствии долги всегда висели над ним . Также, необходимо было найти работу, и Бэкон выбрал право, обосновавшись в 1579 году в своей резиденции в Грейс-Инне. Таким образом, Бэкон начал свою профессиональную деятельность как юрист , но позже стал широко известен также и как адвокат-философ и защитник научной революции.

В 1580 году Фрэнсис предпринял первый шаг в своей карьере, подав, через своего дядю Уильяма Сесила прошение о назначении его на какую-либо должность при дворе. Просьба была благосклонно принята королевой, однако удовлетворена не была; подробности этого дела остались неизвестны. Проработав после этого два года в Грейс-Инне, в 1582 году Бэкон получил должность младшего барристера (англ. outer barrister ). В 1584 году Бэкон занял место в парламенте от округа Мелкомб в Дорсетшире.

Его работы являются основанием и популяризацией индуктивной методологии научного исследования, часто называемой методом Бэкона . Индукция получает знание из окружающего мира через эксперимент , наблюдение и проверку гипотез . В контексте своего времени, такие методы использовались алхимиками . Свой подход к проблемам науки Бэкон изложил в трактате «Новый органон », вышедшем в 1620 году . В этом трактате он провозгласил целью науки увеличение власти человека над природой, которую определял как бездушный материал, цель которого — быть использованным человеком.

Бэкон создал двухбуквенный шифр , называемый теперь шифр Бэкона .

Существует непризнанная научным сообществом «бэконианская версия », приписывающая Бэкону авторство текстов, известных под именем Шекспира .

Бэкон умер, простудившись во время одного из физических опытов. Уже тяжелобольной, в последнем письме к одному из своих друзей, лорду Эренделу, он с торжеством сообщает, что этот опыт удался. Учёный был уверен в том, что наука должна дать человеку власть над природой и тем улучшить его жизнь.

Научное познание

В целом великое достоинство науки Бэкон считал почти самоочевидным и выразил это в своём знаменитом афоризме «Знание — сила» (лат. Scientia potentia est ).

Однако на науку делалось много нападок. Проанализировав их, Бэкон пришёл к выводу о том, что Бог не запрещал познание природы. Наоборот, он дал человеку ум, который жаждет познания Вселенной. Люди только должны понять, что существуют два рода познания: 1) познание добра и зла, 2) познание сотворённых Богом вещей.

Познание добра и зла людям запрещено. Его им даёт Бог через Библию. А познавать сотворённые вещи человек, наоборот, должен с помощью своего ума. Значит, наука должна занимать достойное место в «царстве человека». Предназначение науки в том, чтобы умножать силу и могущество людей, обеспечивать им богатую и достойную жизнь.

Метод познания

Указывая на плачевное состояние науки, Бэкон говорил, что до сих пор открытия делались случайно, не методически. Их было бы гораздо больше, если бы исследователи были вооружены правильным методом. Метод — это путь, главное средство исследования. Даже хромой, идущий по дороге, обгонит здорового человека, бегущего по бездорожью.

Индукция может быть полной (совершенной) и неполной. Полная индукция означает регулярную повторяемость и исчерпаемость какого-либо свойства предмета в рассматриваемом опыте. Индуктивные обобщения исходят из предположения, что именно так будет обстоять дело во всех сходных случаях. В этом саду вся сирень белая — вывод из ежегодных наблюдений в период её цветения.

Неполная индукция включает обобщения, сделанные на основе исследования не всех случаев, а только некоторых (заключение по аналогии), потому что, как правило, число всех случаев практически необозримо, а теоретически доказать их бесконечное число невозможно: все лебеди белы для нас достоверно, пока не увидим чёрную особь. Это заключение всегда носит вероятностный характер.

Пытаясь создать «истинную индукцию», Бэкон искал не только факты, подтверждающие определённый вывод, но и факты, опровергающие его. Он, таким образом, вооружил естествознание двумя средствами исследования: перечислением и исключением. Причём главное значение имеют именно исключения. С помощью своего метода он, например, установил, что «формой» теплоты является движение мельчайших частиц тела.

Итак, в своей теории познания Бэкон неукоснительно проводил мысль о том, что истинное знание вытекает из чувственного опыта. Такая философская позиция называется эмпиризмом . Бэкон и был не только его основоположником, но и самым последовательным эмпириком.

Препятствия на пути познания

Фрэнсис Бэкон разделил источники человеческих ошибок, стоящих на пути познания, на четыре группы, которые он назвал «призраками» или «идолами» (лат. idola ) . Это «призраки рода», «призраки пещеры», «призраки площади» и «призраки театра» .

  1. «Призраки рода» проистекают из самой человеческой природы, они не зависят ни от культуры, ни от индивидуальности человека. «Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей свою природу, отражает вещи в искривлённом и обезображенном виде».
  2. «Призраки пещеры» — это индивидуальные ошибки восприятия, как врождённые, так и приобретённые. «Ведь у каждого, помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы».
  3. «Призраки площади (рынка)» — следствие общественной природы человека, — общения и использования в общении языка. «Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление слов удивительным образом осаждает разум».
  4. «Призраки театра» — это усваиваемые человеком от других людей ложные представления об устройстве действительности. «При этом мы разумеем здесь не только общие философские учения, но и многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности».

Последователи

Наиболее значительные последователи эмпирической линии в философии Нового времени: Томас Гоббс , Джон Локк , Джордж Беркли , Дэвид Юм — в Англии; Этьен Кондильяк , Клод Гельвеций , Поль Гольбах , Дени Дидро — во Франции. Проповедником эмпиризма Ф. Бэкона был также словацкий философ Ян Байер .

Сочинения

  • «» (1-е издание, 1597),
  • «О достоинстве и приумножении наук » (1605),
  • «Опыты, или наставления нравственные и политические » (2-е издание, — 38 эссе , 1612),
  • «Великое восстановление наук, или Новый Органон » (1620),
  • «Опыты, или наставления нравственные и политические » (3-е издание, — 58 эссе , 1625)
  • «Новая Атлантида » (1627).

Образ в современной культуре

В кино

  • «Королева Елизавета » / «Les amours de la reine Élisabeth» (Франция; ) режиссёры Анри Дефонтен и Луи Меркантон , в роли лорда Бэкона — Жан Шамруа .

Напишите отзыв о статье «Бэкон, Фрэнсис»

Примечания

  1. entry in Collins English Dictionary , HarperCollins Publishers, 1998.
  2. , с. 11-13.
  3. , с. 14.
  4. , с. 14-15.
  5. .
  6. .
  7. .
  8. , с. 6.
  9. , с. 135.
  10. , с. 7.
  11. У Субботина А. Л. переведено как «Заметки о состоянии Европы».
  12. , с. 136.
  13. Существуют два варианта перевода. «Термин „idolum“ первоначально (в греч.) означал „призрак“, „тень умершего“, „виде́ние“. В средневековой церковной латыни означал „фигура божка“, „идол“. Ф. Бэкон возвращается к изначальному выражению термина, имея в виду призрак, уводящий человеческое познание на ложный путь» (И. С. Нарский // Бэкон Ф. Соч.: В 2 т. Т. 2. М., 1978. С. 521).
  14. См. «Афоризмы об истолковании природы и царстве человека», XLI-XLIV.

Литература

  • Бэкон Ф. История правления короля Генриха VII. М.: Наука, 1990, 328 с., 25 000 экз., (Памятники ист. мысли). ISBN 5-02-008973-7
  • Либих Ю. Ф. Бэкон Веруламский и метод естествознания. СПб., 1866.
  • Литвинова Е. Ф. Ф. Бэкон. Его жизнь, научные труды и общественная деятельность. СПб., 1891.
  • // Encyclopædia Britannica . — ELEVENTH EDITION. — 1911. — Vol. 3. — P. 135-143.
  • Городенский Н. Франциск Бэкон, его учение о методе и энциклопедия наук. Сергиев Посад, 1915.
  • Иванцов Н. А. Франциск Бэкон и его историческое значение.// Вопросы философии и психологии. Кн. 49. С. 560-599.
  • Путилов С. Тайны «Новой Атлантиды» Ф. Бэкона // Наш современник.1993. № 2. С. 171-176.
  • Сапрыкин Д. Л. Regnum Hominis. (Имперский проект Френсиса Бэкона). М.: Индрик. 2001
  • Субботин А. Л. Шекспир и Бэкон // Вопросы философии.1964. № 2.
  • Фрэнсис Бэкон и принципы его философии // Фрэнсис Бэкон: Сочинения в двух томах / Сост., общая ред. и вступит. статья — А. Л. Субботин (пер. Н. А. Фёдорова , Я. М. Боровского). — М .: АН СССР , изд-во соц.-эк. лит-ры «Мысль», 1971. — Т. 1. — С. 5-55. — 590 с. — (Философское наследие). — 35,000 экз.
  • Субботин А. Л. Фрэнсис Бэкон. М.: Мысль, 1974. — 175 с.
  • Храмов Ю. А. Бэкон Фрэнсис // Физики: Биографический справочник / Под ред. А. И. Ахиезера . — Изд. 2-е, испр. и дополн. — М .: Наука , 1983. — 400 с. — 200 000 экз. (в пер.)
  • M.A.P. . — Дата обращения: 18.09.2016. (© Crown copyright and The History of Parliament Trust 1964-2016, Published in The History of Parliament: the House of Commons 1558-1603, ed. P.W. Hasler, 1981.)
  • G.M.C. . — Дата обращения: 18.09.2016. (© Crown copyright and The History of Parliament Trust 1964-2016, Published in The History of Parliament: the House of Commons 1558-1603, ed. P.W. Hasler, 1981.)
  • M. W. Helms, Paula Watson, John. P. Ferris. . — Дата обращения: 21.09.2016. (© Crown copyright and The History of Parliament Trust 1964-2016, Published in The History of Parliament: the House of Commons 1660-1690, ed. B.D. Henning, 1983.)

Ссылки

  • // Цифровая библиотека по философии
  • // Кругосвет

Фрэнсис Бэкон

Философия
Публикации
Семья
Связанные темы

Отрывок, характеризующий Бэкон, Фрэнсис

В это время быстрыми шагами перед расступившейся толпой дворян, в генеральском мундире, с лентой через плечо, с своим высунутым подбородком и быстрыми глазами, вошел граф Растопчин.
– Государь император сейчас будет, – сказал Растопчин, – я только что оттуда. Я полагаю, что в том положении, в котором мы находимся, судить много нечего. Государь удостоил собрать нас и купечество, – сказал граф Растопчин. – Оттуда польются миллионы (он указал на залу купцов), а наше дело выставить ополчение и не щадить себя… Это меньшее, что мы можем сделать!
Начались совещания между одними вельможами, сидевшими за столом. Все совещание прошло больше чем тихо. Оно даже казалось грустно, когда, после всего прежнего шума, поодиночке были слышны старые голоса, говорившие один: «согласен», другой для разнообразия: «и я того же мнения», и т. д.
Было велено секретарю писать постановление московского дворянства о том, что москвичи, подобно смолянам, жертвуют по десять человек с тысячи и полное обмундирование. Господа заседавшие встали, как бы облегченные, загремели стульями и пошли по зале разминать ноги, забирая кое кого под руку и разговаривая.
– Государь! Государь! – вдруг разнеслось по залам, и вся толпа бросилась к выходу.
По широкому ходу, между стеной дворян, государь прошел в залу. На всех лицах выражалось почтительное и испуганное любопытство. Пьер стоял довольно далеко и не мог вполне расслышать речи государя. Он понял только, по тому, что он слышал, что государь говорил об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Государю отвечал другой голос, сообщавший о только что состоявшемся постановлении дворянства.
– Господа! – сказал дрогнувший голос государя; толпа зашелестила и опять затихла, и Пьер ясно услыхал столь приятно человеческий и тронутый голос государя, который говорил: – Никогда я не сомневался в усердии русского дворянства. Но в этот день оно превзошло мои ожидания. Благодарю вас от лица отечества. Господа, будем действовать – время всего дороже…
Государь замолчал, толпа стала тесниться вокруг него, и со всех сторон слышались восторженные восклицания.
– Да, всего дороже… царское слово, – рыдая, говорил сзади голос Ильи Андреича, ничего не слышавшего, но все понимавшего по своему.
Из залы дворянства государь прошел в залу купечества. Он пробыл там около десяти минут. Пьер в числе других увидал государя, выходящего из залы купечества со слезами умиления на глазах. Как потом узнали, государь только что начал речь купцам, как слезы брызнули из его глаз, и он дрожащим голосом договорил ее. Когда Пьер увидал государя, он выходил, сопутствуемый двумя купцами. Один был знаком Пьеру, толстый откупщик, другой – голова, с худым, узкобородым, желтым лицом. Оба они плакали. У худого стояли слезы, но толстый откупщик рыдал, как ребенок, и все твердил:
– И жизнь и имущество возьми, ваше величество!
Пьер не чувствовал в эту минуту уже ничего, кроме желания показать, что все ему нипочем и что он всем готов жертвовать. Как упрек ему представлялась его речь с конституционным направлением; он искал случая загладить это. Узнав, что граф Мамонов жертвует полк, Безухов тут же объявил графу Растопчину, что он отдает тысячу человек и их содержание.
Старик Ростов без слез не мог рассказать жене того, что было, и тут же согласился на просьбу Пети и сам поехал записывать его.
На другой день государь уехал. Все собранные дворяне сняли мундиры, опять разместились по домам и клубам и, покряхтывая, отдавали приказания управляющим об ополчении, и удивлялись тому, что они наделали.

Наполеон начал войну с Россией потому, что он не мог не приехать в Дрезден, не мог не отуманиться почестями, не мог не надеть польского мундира, не поддаться предприимчивому впечатлению июньского утра, не мог воздержаться от вспышки гнева в присутствии Куракина и потом Балашева.
Александр отказывался от всех переговоров потому, что он лично чувствовал себя оскорбленным. Барклай де Толли старался наилучшим образом управлять армией для того, чтобы исполнить свой долг и заслужить славу великого полководца. Ростов поскакал в атаку на французов потому, что он не мог удержаться от желания проскакаться по ровному полю. И так точно, вследствие своих личных свойств, привычек, условий и целей, действовали все те неперечислимые лица, участники этой войны. Они боялись, тщеславились, радовались, негодовали, рассуждали, полагая, что они знают то, что они делают, и что делают для себя, а все были непроизвольными орудиями истории и производили скрытую от них, но понятную для нас работу. Такова неизменная судьба всех практических деятелей, и тем не свободнее, чем выше они стоят в людской иерархии.
Теперь деятели 1812 го года давно сошли с своих мест, их личные интересы исчезли бесследно, и одни исторические результаты того времени перед нами.
Но допустим, что должны были люди Европы, под предводительством Наполеона, зайти в глубь России и там погибнуть, и вся противуречащая сама себе, бессмысленная, жестокая деятельность людей – участников этой войны, становится для нас понятною.
Провидение заставляло всех этих людей, стремясь к достижению своих личных целей, содействовать исполнению одного огромного результата, о котором ни один человек (ни Наполеон, ни Александр, ни еще менее кто либо из участников войны) не имел ни малейшего чаяния.
Теперь нам ясно, что было в 1812 м году причиной погибели французской армии. Никто не станет спорить, что причиной погибели французских войск Наполеона было, с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу в глубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе. Но тогда не только никто не предвидел того (что теперь кажется очевидным), что только этим путем могла погибнуть восьмисоттысячная, лучшая в мире и предводимая лучшим полководцем армия в столкновении с вдвое слабейшей, неопытной и предводимой неопытными полководцами – русской армией; не только никто не предвидел этого, но все усилия со стороны русских были постоянно устремляемы на то, чтобы помешать тому, что одно могло спасти Россию, и со стороны французов, несмотря на опытность и так называемый военный гений Наполеона, были устремлены все усилия к тому, чтобы растянуться в конце лета до Москвы, то есть сделать то самое, что должно было погубить их.
В исторических сочинениях о 1812 м годе авторы французы очень любят говорить о том, как Наполеон чувствовал опасность растяжения своей линии, как он искал сражения, как маршалы его советовали ему остановиться в Смоленске, и приводить другие подобные доводы, доказывающие, что тогда уже будто понята была опасность кампании; а авторы русские еще более любят говорить о том, как с начала кампании существовал план скифской войны заманивания Наполеона в глубь России, и приписывают этот план кто Пфулю, кто какому то французу, кто Толю, кто самому императору Александру, указывая на записки, проекты и письма, в которых действительно находятся намеки на этот образ действий. Но все эти намеки на предвидение того, что случилось, как со стороны французов так и со стороны русских выставляются теперь только потому, что событие оправдало их. Ежели бы событие не совершилось, то намеки эти были бы забыты, как забыты теперь тысячи и миллионы противоположных намеков и предположений, бывших в ходу тогда, но оказавшихся несправедливыми и потому забытых. Об исходе каждого совершающегося события всегда бывает так много предположений, что, чем бы оно ни кончилось, всегда найдутся люди, которые скажут: «Я тогда еще сказал, что это так будет», забывая совсем, что в числе бесчисленных предположений были делаемы и совершенно противоположные.
Предположения о сознании Наполеоном опасности растяжения линии и со стороны русских – о завлечении неприятеля в глубь России – принадлежат, очевидно, к этому разряду, и историки только с большой натяжкой могут приписывать такие соображения Наполеону и его маршалам и такие планы русским военачальникам. Все факты совершенно противоречат таким предположениям. Не только во все время войны со стороны русских не было желания заманить французов в глубь России, но все было делаемо для того, чтобы остановить их с первого вступления их в Россию, и не только Наполеон не боялся растяжения своей линии, но он радовался, как торжеству, каждому своему шагу вперед и очень лениво, не так, как в прежние свои кампании, искал сражения.
При самом начале кампании армии наши разрезаны, и единственная цель, к которой мы стремимся, состоит в том, чтобы соединить их, хотя для того, чтобы отступать и завлекать неприятеля в глубь страны, в соединении армий не представляется выгод. Император находится при армии для воодушевления ее в отстаивании каждого шага русской земли, а не для отступления. Устроивается громадный Дрисский лагерь по плану Пфуля и не предполагается отступать далее. Государь делает упреки главнокомандующим за каждый шаг отступления. Не только сожжение Москвы, но допущение неприятеля до Смоленска не может даже представиться воображению императора, и когда армии соединяются, то государь негодует за то, что Смоленск взят и сожжен и не дано пред стенами его генерального сражения.
Так думает государь, но русские военачальники и все русские люди еще более негодуют при мысли о том, что наши отступают в глубь страны.
Наполеон, разрезав армии, движется в глубь страны и упускает несколько случаев сражения. В августе месяце он в Смоленске и думает только о том, как бы ему идти дальше, хотя, как мы теперь видим, это движение вперед для него очевидно пагубно.
Факты говорят очевидно, что ни Наполеон не предвидел опасности в движении на Москву, ни Александр и русские военачальники не думали тогда о заманивании Наполеона, а думали о противном. Завлечение Наполеона в глубь страны произошло не по чьему нибудь плану (никто и не верил в возможность этого), а произошло от сложнейшей игры интриг, целей, желаний людей – участников войны, не угадывавших того, что должно быть, и того, что было единственным спасением России. Все происходит нечаянно. Армии разрезаны при начале кампании. Мы стараемся соединить их с очевидной целью дать сражение и удержать наступление неприятеля, но и этом стремлении к соединению, избегая сражений с сильнейшим неприятелем и невольно отходя под острым углом, мы заводим французов до Смоленска. Но мало того сказать, что мы отходим под острым углом потому, что французы двигаются между обеими армиями, – угол этот делается еще острее, и мы еще дальше уходим потому, что Барклай де Толли, непопулярный немец, ненавистен Багратиону (имеющему стать под его начальство), и Багратион, командуя 2 й армией, старается как можно дольше не присоединяться к Барклаю, чтобы не стать под его команду. Багратион долго не присоединяется (хотя в этом главная цель всех начальствующих лиц) потому, что ему кажется, что он на этом марше ставит в опасность свою армию и что выгоднее всего для него отступить левее и южнее, беспокоя с фланга и тыла неприятеля и комплектуя свою армию в Украине. А кажется, и придумано это им потому, что ему не хочется подчиняться ненавистному и младшему чином немцу Барклаю.
Император находится при армии, чтобы воодушевлять ее, а присутствие его и незнание на что решиться, и огромное количество советников и планов уничтожают энергию действий 1 й армии, и армия отступает.
В Дрисском лагере предположено остановиться; но неожиданно Паулучи, метящий в главнокомандующие, своей энергией действует на Александра, и весь план Пфуля бросается, и все дело поручается Барклаю, Но так как Барклай не внушает доверия, власть его ограничивают.
Армии раздроблены, нет единства начальства, Барклай не популярен; но из этой путаницы, раздробления и непопулярности немца главнокомандующего, с одной стороны, вытекает нерешительность и избежание сражения (от которого нельзя бы было удержаться, ежели бы армии были вместе и не Барклай был бы начальником), с другой стороны, – все большее и большее негодование против немцев и возбуждение патриотического духа.
Наконец государь уезжает из армии, и как единственный и удобнейший предлог для его отъезда избирается мысль, что ему надо воодушевить народ в столицах для возбуждения народной войны. И эта поездка государя и Москву утрояет силы русского войска.
Государь отъезжает из армии для того, чтобы не стеснять единство власти главнокомандующего, и надеется, что будут приняты более решительные меры; но положение начальства армий еще более путается и ослабевает. Бенигсен, великий князь и рой генерал адъютантов остаются при армии с тем, чтобы следить за действиями главнокомандующего и возбуждать его к энергии, и Барклай, еще менее чувствуя себя свободным под глазами всех этих глаз государевых, делается еще осторожнее для решительных действий и избегает сражений.
Барклай стоит за осторожность. Цесаревич намекает на измену и требует генерального сражения. Любомирский, Браницкий, Влоцкий и тому подобные так раздувают весь этот шум, что Барклай, под предлогом доставления бумаг государю, отсылает поляков генерал адъютантов в Петербург и входит в открытую борьбу с Бенигсеном и великим князем.
В Смоленске, наконец, как ни не желал того Багратион, соединяются армии.
Багратион в карете подъезжает к дому, занимаемому Барклаем. Барклай надевает шарф, выходит навстречу v рапортует старшему чином Багратиону. Багратион, в борьбе великодушия, несмотря на старшинство чина, подчиняется Барклаю; но, подчинившись, еще меньше соглашается с ним. Багратион лично, по приказанию государя, доносит ему. Он пишет Аракчееву: «Воля государя моего, я никак вместе с министром (Барклаем) не могу. Ради бога, пошлите меня куда нибудь хотя полком командовать, а здесь быть не могу; и вся главная квартира немцами наполнена, так что русскому жить невозможно, и толку никакого нет. Я думал, истинно служу государю и отечеству, а на поверку выходит, что я служу Барклаю. Признаюсь, не хочу». Рой Браницких, Винцингероде и тому подобных еще больше отравляет сношения главнокомандующих, и выходит еще меньше единства. Сбираются атаковать французов перед Смоленском. Посылается генерал для осмотра позиции. Генерал этот, ненавидя Барклая, едет к приятелю, корпусному командиру, и, просидев у него день, возвращается к Барклаю и осуждает по всем пунктам будущее поле сражения, которого он не видал.
Пока происходят споры и интриги о будущем поле сражения, пока мы отыскиваем французов, ошибившись в их месте нахождения, французы натыкаются на дивизию Неверовского и подходят к самым стенам Смоленска.
Надо принять неожиданное сражение в Смоленске, чтобы спасти свои сообщения. Сражение дается. Убиваются тысячи с той и с другой стороны.
Смоленск оставляется вопреки воле государя и всего народа. Но Смоленск сожжен самими жителями, обманутыми своим губернатором, и разоренные жители, показывая пример другим русским, едут в Москву, думая только о своих потерях и разжигая ненависть к врагу. Наполеон идет дальше, мы отступаем, и достигается то самое, что должно было победить Наполеона.

На другой день после отъезда сына князь Николай Андреич позвал к себе княжну Марью.
– Ну что, довольна теперь? – сказал он ей, – поссорила с сыном! Довольна? Тебе только и нужно было! Довольна?.. Мне это больно, больно. Я стар и слаб, и тебе этого хотелось. Ну радуйся, радуйся… – И после этого княжна Марья в продолжение недели не видала своего отца. Он был болен и не выходил из кабинета.
К удивлению своему, княжна Марья заметила, что за это время болезни старый князь так же не допускал к себе и m lle Bourienne. Один Тихон ходил за ним.
Через неделю князь вышел и начал опять прежнюю жизнь, с особенной деятельностью занимаясь постройками и садами и прекратив все прежние отношения с m lle Bourienne. Вид его и холодный тон с княжной Марьей как будто говорил ей: «Вот видишь, ты выдумала на меня налгала князю Андрею про отношения мои с этой француженкой и поссорила меня с ним; а ты видишь, что мне не нужны ни ты, ни француженка».
Одну половину дня княжна Марья проводила у Николушки, следя за его уроками, сама давала ему уроки русского языка и музыки, и разговаривая с Десалем; другую часть дня она проводила в своей половине с книгами, старухой няней и с божьими людьми, которые иногда с заднего крыльца приходили к ней.

Рекомендуем также

Фрэнсис бэкон страна где он родился. Памятник Фрэнсису Бэкону в Библиотеке конгресса США. Великие умы не умирают

Френсис Бэкон родился в Лондоне, в знатной и уважаемой семье. Его отец Николас был политическим деятелем, а мать Анна (в девичестве Кук) была дочерью Энтони Кука, известного гуманиста, воспитавшего короля Англии и Ирландии Эдуарда VI. Мать с юных лет прививала сыну любовь к знаниям, и у нее – девушки, знающей древнегреческий язык и латынь – это с легкостью получалось. К тому же мальчик и сам с самого нежного возраста проявлял огромный интерес к знаниям.

В общем, о детстве великого мыслителя известно не так уж много. Основы знаний он получал на дому, так как отличался слабым здоровьем. Но это не помешало ему в возрасте 12 лет, вместе со старшим братом Энтони поступить в Тринити-колледж (колледж Святой Троицы) при Кембридже. Во время обучения на смышленого и образованного Френсиса обратили внимание не только придворные, но и сама Королева Елизавета I, которая с удовольствием беседовала с юношей, часто в шутку его называя подрастающим лордом-хранителем.

По окончанию колледжа братья вступили в сообщество учителей в Грейс-Инне (1576 г.). Осенью того же года, не без помощи отца, Френсис в составе свиты Сэра Эмиаса Паулета отправился заграницу. Реалии жизни других стран, увиденные тогда Френсисом, вылились в заметки «О состоянии Европы».

Вернуться на родину Бэкона заставило несчастье – в феврале 1579 года не стало его отца. В этом же году он начал свою деятельность в качестве юриста в Грейс-Инне. Через год Бэкон подал прошение о поиски какой-нибудь должности при дворе. Однако, не смотря на довольно теплое отношение королевы Елизаветы к Бэкону, позитивного результата он так и не услышал. Проработав в Грейс-Инне до 1582 года, он получил должность младшего барристера.

В возрасте 23 лет Френсис Бэкон удостоился чести занимать должность в палате общин. Он имел свои взгляды, которые порой не сходились со взглядами Королевы, а потому вскоре прослыл ее противником. Через год он уже был избран в парламент, а настоящий «звездный час» Бэкона наступил, когда у власти в 1603 году оказался Яков I. Под его покровительством Бэкон был назначен генеральным прокурором (1612 г.), через пять лет лордом-хранителем печати, а с 1618 по 1621 год был лордом-канцлером.

Карьера в один миг рухнула, когда в том же 1621 году Френсису предъявили обвинение во взяточнистве. Тогда он был взят под стражу, однако всего через два дня его помиловали. Во время его политической деятельности мир увидел одну из самых выдающихся работ мыслителя — «Новый Органон», которая была второй частью главного труда- «Великого Восстановления Наук», который, к сожалению, так и не был завершен.

Философия Бэкона

Френсиса Бэкона небезосновательно считают основопологателем мышления нового времени. Его философская теория в корне опровергает схоластические учения, выводя при этом на первый план знания и науку. Мыслитель считал, что человек, сумевший познать и принять законы природы, вполне способен использовать их себе во благо, обретая тем самым не только власть, но и нечто большее – духовность. Философ тонко подмечал, что во времена становления мира, все открытия были сделаны, по сути, случайно – без особых навыков и владения специальными приемами. Следовательно, познавая мир и получая новые знания, главное, чем нужно пользоваться – это опыт и индуктивный метод, а исследования, по его мнению, должны начинаться с наблюдения, а не теории. По Бэкону, успешный эксперимент может зваться таковым только в том случае, если во время его проведения постоянно меняются условия, в том числе время и пространство — материя должна быть всегда в движении.

Эмпирическое учение Френсиса Бэкона

Понятие «эмпиризм» появилось вследствие развития философской теории Бэкона, а его суть сводилась к суждению «познание лежит через опыт». Он полагал, что добиться чего-либо в своей деятельности, можно лишь при наличии опыта и знаний. По Бэкону существует три пути, пройдя которые человек может получить знание:

  • «Путь паука». В данном случае аналогия проводится с паутиной, подобно которой переплетаются человеческие мысли, при этом конкретные аспекты пропускаются мимо.
  • «Путь муравья». Подобно муравью человек по крупицам собирает факты и доказательства, получая таким образом опыт. При этом суть остается непонятной.
  • «Путь пчелы». В этом случае используются позитивные качества пути паука и муравья, а негативные (отсутствие конкретики, непонятая суть) опускаются. Выбирая путь пчелы, все факты, собранные опытным путем важно пускать через разум и призму своего мышления. Так познается истина.

Классификация препятствий на пути к познанию

Бэкон, помимо путей познания. Говорит и о постоянных препятствиях (так называемые препятствия-призраки), сопровождающие человека на протяжении всей его жизни. Они могут быть врожденными и приобретенными, но в любом случае, именно они мешают настроить свой разум на познание. Итак, существует четыре типа препятствий: «Призраки рода» (происходят из самой человеческой природы), «Призраки пещеры» (собственные ошибки восприятия окружающей реальности), «призраки рынка» (появляются вследствие общения с другими людьми посредством речи (языка)) и «призраки театра» (навеянные и навязанные призраки другими людьми). Бэкон уверен – для того чтобы познать новое, нужно отказаться от старого. При этом важно не «растерять» опыт, опираясь на который и пропуская его через разум, можно достичь успеха.

Личная жизнь

Френсис Бэкон был женат единожды. Его жена была в три раза младше его самого. Избранницей великого философа стала Алиса Бэрнем, дочь вдовы лондонского старейшины Бенедикта Бэрнема. У пары не было детей.

Скончался Бэкон вследствие перенесенной простуды, ставшей результатом одного из проводимых опытов. Бэкон руками набивал тушку курицы снегом, пытаясь таким способом определить влияние холода на сохранность мясных продуктов. Даже будучи уже тяжелобольным, предвещая скорую смерть, Бэкон писал радостные письма своему товарищу, лорду Эренделу, не уставая повторять, что наука в итоге все же даст власть человеку над природой.

Цитаты

  • Знание – сила
  • Природу побеждают, только повинуясь ее законам.
  • Ковыляющий по прямой дороге опередит бегущего, который сбился с пути.
  • Самое страшное одиночество – не иметь истинных друзей.
  • Воображаемое богатство знания – главная причина его бедности.
  • Из всех добродетелей и достоинств души величайшее достоинство – доброта.

Известнейшие произведения философа

  • «Опыты, или наставления нравственные и политические» (3 издания, 1597-1625 гг.)
  • «О достоинстве и приумножении наук» (1605)
  • «Новая Атлантида» (1627)

За всю жизнь из под пера философа вышли 59 работ, после его смерти были опубликованы еще 29.

Фрэнсис Бэкон краткая биография английского философа, историка, политика, основоположника эмпиризма

Фрэнсис Бэкон биография кратко

Английский ученый и философ Фрэнсис Бэкон родился 22 января 1561 г. в семье лорда Николаса Бэкона, хранителя королевской печати, виконта, которого считали одним из известнейших юристов того времени. Был болезненным, но талантливым ребенком.

В 12 лет Фрэнсис учился в Тринити-колледже в Кембридже. Обучаясь в рамках старой схоластической системы, он уже тогда приходил к мысли о необходимости реформирования наук.

Окончив колледж, новоиспеченный дипломат в составе английской миссии работал в разных европейских странах. В 1579 г. ему пришлось вернуться на родину из-за смерти отца. Не получивший большого наследства Фрэнсис вступил в юридическую корпорацию Грейс-Инн, активно занимался юриспруденцией и философией.

В 1586 г. он возглавляет корпорацию, но ни это обстоятельство, ни назначение на пост экстраординарного королевского адвоката не могли удовлетворить честолюбивого Бэкона, который стал искать все возможные пути для получения при дворе выгодной должности.

Ему было всего 23 года, когда он был избран в палату общин парламента, где получил славу блестящего оратора, на некоторое время возглавил оппозицию, из-за чего потом оправдывался перед сильными мира сего. В 1598 г. было опубликовано произведение, которое сделало Фрэнсиса Бэкона известным, — «Опыты и наставления, нравственные и политические» — сборник эссе, в которых автор поднимал самые разные темы, например, счастья, смерти, суеверий и т.д.

В 1603 г. на престол вступил король Яков I, и с этого момента политическая карьера Бэкона начала стремительно идти в гору. Если в 1600 г. он был штатным адвокатом, то уже в 1612 г. ему досталась должность генерального прокурора, в 1618-ом он стал лорд-канцлером.

В 1605 г. увидел свет трактат под названием «О значении и успехе знания, божественного и человеческого», который был первой частью его масштабного многоэтапного замысла «Великое Восстановление наук».

В 1612 г. было подготовлено второе издание «Опытов и наставлений». Второй частью главного труда, так и оставшегося незаконченным, стал написанный в 1620 г. философский трактат «Новый органон», считающийся одним из лучших в его наследии. Главной мыслью является безграничность прогресса в человеческом развитии, превозношение человека как главной движущей силы этого процесса.

В 1621 г. Бэкона обвинили во взяточничестве и злоупотреблениях. Он провел несколько дней в тюрьме и был помилован королем, но на государственную службу не вернулся. После этого Фрэнсис Бэкон удалился в своё поместье и последние годы жизни посвятил исключительно научной и литературной работе. В частности, был составлен свод английских законов; он трудился над историей страны при династии Тюдоров, над третьим изданием «Опытов и наставлений».

На протяжении 1623-1624 гг. Бэкон писал утопический роман «Новая Атлантида», который остался неоконченным и был опубликован после его смерти в 1627 г. В нем писатель предвосхитил многие открытия будущего, например, создание подводных лодок, улучшение пород животных, передачу на расстояние света и звука.
Именно Бэкону принадлежит известная фраза «Знание – сила». Бэкон умер, простудившись во время одного из физических опытов. Он умер в 66 лет, 9 апреля 1626 г.

Знаменитый английский мыслитель – один из первых крупных философов Нового времени, эпохи разума . Сам характер его учения сильно отличается от систем древних и средневековых мыслителей. У Бэкона нет и помину о знании, как чистом и вдохновенном стремлении к высшей истине. Он презирал Аристотеля и религиозную схоластику за то, что они подходили к философскому познанию с такой точки зрения. В соответствии с духом новой, рационально-потребительской эпохи для Бэкона характерно прежде всего стремление к господству над природой. Отсюда и его известный афоризм знание – сила .

До того как целиком отдаться философии, Фрэнсис Бэкон был одним из виднейших чиновников английского королевского двора. Его общественная деятельность была отмечена крайней беспринципностью. Начав карьеру в парламенте как крайний оппозиционер, он вскоре превратился в верного лоялиста. Предав своего первоначального покровителя, Эссекса , Фрэнсис Бэкон стал лордом, членом тайного совета и хранителем государственной печати, но затем был уличён парламентом в крупных взятках. После скандального разбирательства его присудили к огромному штрафу в 40 тысяч фунтов и заключению в Тауэр. Король простил Бэкона, однако с политической карьерой ему всё же пришлось расстаться (подробнее — см. в статье Бэкон, Фрэнсис – краткая биография). В своих философских трудах Фрэнсис Бэкон провозглашал цель завоевания материального могущества с такой же беспощадной односторонностью и опасным пренебрежением к нравственным законам, с какими действовал в практической политике.

Портрет Фрэнсиса Бэкона. Художник Франс Пурбус Младший, 1617

Человечество, по мнению Бэкона, должно подчинить себе природу и господствовать над ней. (Эта цель, впрочем, одушевляет всю эпоху Возрождения .) Род людской двигался вперёд благодаря научным открытиям и изобретениям.

Признавая гениальность многих древних философов, Бэкон утверждал, однако, что гений их ни к чему не послужил, так как был ложно направлен. Все они бескорыстно искали отвлечённые метафизические и моральные истины, не задумываясь о практических выгодах. Сам Бэкон думает, что «наука не должна сводиться к бесплодному удовлетворению праздного любопытства». Ей следует обратиться к широкой материально-производительной работе. В устремлениях и личности Бэкона исчерпывающе воплотился практический англосаксонский дух.

«Новая Атлантида» Бэкона

Фрэнсис Бэкон был проникнут мыслью о том, что развитие науки приведёт в будущем к наступлению золотого века. При почти несомненном атеизме он писал о предстоящих великих открытиях с приподнятым энтузиазмом религиозного пророка и относился к судьбе науки, как к своеобразной святыне. В своей неоконченной философской утопии «Новая Атлантида» Бэкон рисует счастливую, комфортную жизнь мудрого, небольшого народа островитян, которые систематически применяют в «доме Соломона» все ранее сделанные открытия для новых изобретений. У обитателей «Новой Атлантиды» есть паровая машина, воздушный шар, микрофон, телефон и даже вечный двигатель. Самыми яркими красками Бэкон изображает, как всё это улучшает, украшает и удлиняет человеческую жизнь. Мысль о возможных вредных последствиях «прогресса» даже не приходит ему в голову.

Бэкон «Великое восстановление наук» – кратко

Все главные книги Фрэнсиса Бэкона объединяются в одно гигантское произведение под названием «Великое восстановление наук» (или «Великое возрождение наук»). Автор ставит в нём перед собой три задачи: 1) обзор всех наук (с установлением и специальной роли философии), 2) развитие нового метода естествознания и, 3) его применение к единичному исследованию.

Решению первой задачи посвящены сочинения Бэкона «О преуспеянии знания» и «О достоинстве и приумножении наук». Книга «О достоинстве и приумножении наук» составляет первую часть «Великого восстановления». Бэкон даёт в ней обзор человеческих знаний (globus intellectualis). По трем основным способностям души (памяти, воображению и рассудку) он разделяет все науки на три ветви: «историю» (опытные знания вообще, гуманитарные и естественные), поэзию и философию.

Философия имеет три объекта: Бога, человека и природу. Однако познание Бога, по Фрэнсису Бэкону, недоступно человеческому уму и должно черпаться только из откровения. Науки, изучающие человека и природу – антропология и физика. Опытную физику Бэкон считает «матерью всех наук ». Метафизику (учение о первоначальных причинах вещей) он в число наук включает, но склонен смотреть на неё как на излишнее умозрение.

Памятник Фрэнсису Бэкону в Лондоне

Кто он: философ или учёный? Фрэнсис Бэкон — великий мыслитель эпохи Возрождения Англии. сменивший много должностей, повидавший несколько стран и высказавший не одну сотню которыми руководствуются люди и до сих пор. Стремление к познанию и ораторские способности Бэкона с ранних лет сыграли главную роль в реформации философии того времени. В частности, схоластика и учения Аристотеля, которые основывались на культурных и духовных ценностях, были опровергнуты эмпиристом Фрэнсисом во имя науки. Бэкон утверждал, что только научно-технический прогресс может поднять цивилизацию и тем самым обогатить человечество духовно.

Фрэнсис Бэкон — биография политика

Бэкон родился в Лондоне 22 января 1561 года, в организованной английской семье. Его отец служил при дворе Елизаветы I хранителем королевской печати. А мать была дочерью Антони Кука, который воспитывал короля Образованная женщина, знающая древнегреческий и латынь, привила юному Фрэнсису любовь к знаниям. Он рос умным и смышлёным мальчиком, испытывающим большой интерес к наукам.

В 12 лет Бэкон поступил в Кембриджский университет. После его окончания философ много путешествует. Политическая, культурная и социальная жизнь Франции, Испании, Польши, Дании, Германии и Швеции оставили свой отпечаток в заметках «О состоянии Европы», написанных мыслителем. После смерти отца Бэкон вернулся на родину.

Свою политическую карьеру Фрэнсис сделал, когда на английский престол взошёл король Яков I. Философ был и генеральным прокурором (1612), и хранителем печати (1617), и лорд-канцлером (1618). Однако быстрый взлёт закончился стремительным падением.

По следам жизненного пути

В 1621 году Бэкон был обвинён королём во взяточничестве, заключён в тюрьму (правда, на два дня) и помилован. Вслед за тем карьера Фрэнсиса как политического деятеля закончилась. Все последующие годы жизни он занимался наукой и экспериментами. Умер философ в 1626 году от простуды.

  • «Опыты и наставления» — 1597 г. — первое издание. Далее книга много раз дополнялась и переиздавалась. Работа состоит из кратких очерков и эссе, где мыслитель рассуждает о политике и морали.
  • «О значении и успехе знания, божественного и человеческого» — 1605 г.
  • «О мудрости древних» — 1609 г.
  • Описания интеллектуалов мира.
  • «О высокой должности», в которой автор рассказал о преимуществах и недостатках высоких чинов. «На высоком месте трудно устоять, но нет и пути назад, кроме падения или, по крайней мере, заката…».
  • «Новый Органон» — 1620 г. — культовая книга того времени, посвящённая её методам и приёмам.
  • «О достоинстве и приумножении наук» — это первая часть «Великого Восстановления Наук», самого объёмного сочинения Бекона.

Призрачная утопия или взгляд в будущее?

Фрэнсис Бэкон. «Новая Атлантида». Два термина в философии, которые можно считать синонимами. Произведение хоть и осталось незаконченным, однако впитало в себя всё мировоззрение своего автора.

«Новая Атлантида» была опубликована 1627 году. Бэкон перемещает читателя на далёкий остров, где процветает идеальная цивилизация. Всё благодаря научно-техническим достижениям, невиданным на то время. Бэкон словно заглянул на сотни лет в будущее, ведь в Атлантиде можно узнать о микроскопе, синтезе живых существ, а также об излечении от всех болезней. Кроме того, в ней имеются описания разных, ещё не открытых, звуковых и слуховых приспособлений.

Островом руководит общество, объединяющее главных мудрецов страны. И если предшественники Бэкона затрагивали проблемы коммунизма и социализма, то данное произведение носит полностью технократический характер.

Взгляд на жизнь глазами философа

Основоположником мышления поистине является Фрэнсис Бэкон. Философия мыслителя опровергает схоластические учения и на первое место ставит науку и знания. Познав законы природы и обратив их себе во благо, человек способен не только обрести власть, но и вырасти духовно.

Фрэнсис отмечал, что все открытия были сделаны случайно, ведь мало кто владел научными методами и приёмами. Бэкон впервые попытался классифицировать науку на основе свойств ума: память — это история, воображение — это поэзия, рассудок — это философия.

Главным на пути к знаниям должен быть и опыт. Всякие исследования нужно начинать с наблюдений, а не теории. Бекон считает, что успешным будет только тот эксперимент, для проведения которого постоянно меняются условия, время и пространство, а также обстоятельства. Материя всё время должна быть в движении.

Фрэнсис Бэкон. Эмпиризм

Сам ученый и его философия в конечном результате привели к появлению такого понятию, как «эмпиризм»: познание лежит через опыт. Только имея достаточно знаний и опыта, можно рассчитывать на результаты в своей деятельности.

Бэкон выделяет несколько путей получения знаний:

  • «Путь паука» — знания получают из чистого разума, рациональным способом. Другими словами, паутина плетётся из мыслей. Конкретные факторы не берутся во внимание.
  • «Путь муравья» — знания получают через опыт. Внимание сконцентрировано только на сборе фактов и доказательств. Однако остаётся непонятной суть.
  • «Путь пчелы» — идеальный способ, который соединяет в себе хорошие качества и паука и муравья, но в то же время лишён их недостатков. Следуя этим путём, все факты и доказательства необходимо пропустить через призму своего мышления, через свой разум. И только тогда раскроется истина.

Препятствия на пути к знаниям

Не всегда легко познавать новое. Бэкон в своих учениях говорит о препятствиях-призраках. Именно они мешают настроить свой разум и мысли. Есть препятствия врождённые и приобретённые.

Врождённые: «призраки рода» и «призраки пещеры» — так их классифицирует сам философ. «Призраки рода» — познанию мешает культура человека. «Призраки пещеры» — познанию мешает влияние конкретных людей.

Приобретённые: «призраки рынка» и «призраки театра». Первые подразумевают неправильное употребление слов и дефиниций. Человек всё воспринимает буквально, а это мешает правильному мышлению. Второе препятствие — это влияние на процесс познания существующей философии. Только отрёкшись от старого можно постичь новое. Опираясь на старый опыт, пропуская его через свои мысли, люди способны достигнуть успехов.

Великие умы не умирают

Одни великие люди — спустя века — порождают других. Бэкон Фрэнсис — художник-экспрессионист нашего времени, а также далёкий потомок философа-мыслителя.

Фрэнсис-художник почитал труды своего пращура, он всячески следовал его наставлениям, оставленным в «умных» книгах. Фрэнсис Бэкон, биография которого закончилась не так давно, в 1992 году, оказал большое влияние на мир. И когда философ осуществлял это словами, то его далёкий внук — красками.

За свою нетрадиционную ориентацию Фрэнсис-младший был изгнан из дома. Скитаясь по Франции и Германии, он удачно попал на выставку в 1927 году. Она оказала огромное влияние на парня. Бэкон возвращается в родной Лондон, где приобретает небольшой гараж-мастерскую и начинает творить.

Фрэнсиса Бэкона считают одним из мрачных художников современности. Его картины — яркое тому доказательство. Размытые, полные отчаяния лица и силуэты угнетают, но в то же время заставляют задуматься о смысле жизни. Ведь в каждом человеке спрятаны такие размытые лица и роли, которые он использует на разные случаи жизни.

Несмотря на свою мрачность, картины пользуются большой популярностью. Великий ценитель искусства Бэкона — Роман Абрамович. На аукционе он приобрёл полотно «Ориентир канонического XX века» стоимостью 86,3 млн долларов!

Словами мыслителя

Философия — вечная наука о вечных ценностях. Каждый, кто способен немного думать — «немного» философ. Бэкон свои мысли записывал всегда и везде. И множество его цитат люди употребляют каждый день. Бэкон превзошёл даже величие Шекспира. Так считали его современники.

Фрэнсис Бэкон. Цитаты на заметку:

  • Ковыляющий по прямой дороге опередит бегущего, который сбился с пути.
  • В мире мало дружбы — и меньше всего среди равных.
  • Нет ничего страшнее самого страха.
  • Самое страшное одиночество — не иметь истинных друзей.
  • Скрытность — прибежище слабых.
  • В темноте — все цвета одинаковы.
  • Надежда — хороший завтрак, но плохой ужин.
  • Добро есть то, что полезно человеку, человечеству.

Знание есть сила

Сила есть знание. Только абстрагируясь от всех и всего, пропуская свой опыт и опыт своих предшественников через собственный разум, можно постичь истину. Недостаточно быть теоретиком, нужно стать практиком! Не нужно бояться критики и осуждений. И кто знает, может, самое большое открытие за вами!

Ф.Бэкон (1561 – 1626 гг.) считается родоначальником Новоевропейской философии, поскольку именно ему принадлежит новый взгляд на философию, который в последствии получил широкое развитие: «…привнесенные плоды…и практические изобретения суть как бы поручатели и свидетели истинности философий». Его изречение: «Знание – сила» выражает отношение к науке как главному средству решения человеческих проблем.

По своему происхождению Бэкон принадлежал к кругам придворной бюрократии, получил университетское образование. Его важнейшие произведения: «Новый Органон» (1620) и «О достоинстве и росте науки» (1623). В них автор исходит из объективных потребностей общества и выражает интересы прогрессивных сил того времени, делая упор на эмпирические исследования, на познание природы. Главная цель познания, как считал Ф.Бэкон, – усиление могущества человека над природой. Для этого надо отказаться от схоластических умозрительных методов познания, обратиться к самой природе и познанию ее законов. Поэтому предметом его гносеологии выступала сама материя, ее устройство и превращения.

Для объективного исследования природы он обращается к опыту, ибо самое лучшее из всех доказательств есть опыт. Причем, опыт в представлении Бэкона – это не уподобление старым эмпирикам, которые «… подобно муравью только собирают и пользуются собранным», опыт должен быть соединен с рассудком. Это поможет и избежать ограниченности рационалистов, «…подобно пауку из самих себя…» создающих ткань. Его опыт, по собственному замечанию, скорее напоминает действия пчелы, которая избирает средний способ, «она извлекает материал из цветов сада и поля, но располагает и изменяет его собственным умением». Опыты он делит на «светоносные», которые «… сами по себе не приносят пользы, но содействуют открытию причин и аксиом», и «плодоносные», непосредственно приносящие пользу.

По своим позициям Ф. Бэкон вошел в историю философии как представитель эмпиризма . По его мнению, выводы познания – теории должны строиться на новом, индуктивном, методе, т.е. движении от частного к общему, от эксперимента к умственной переработке полученного материала. До Бэкона философы, писавшие об индукции, обращали внимание главным образом на те случаи или факты, которые подтверждают доказываемые или обобщаемые положения. Бэкон подчеркивал значение тех случаев, которые опровергают обобщение, противоречат ему. Это так называемые негативные инстанции. Уже один – единственный такой случай способен полностью или, по крайней мере, частично опровергнуть поспешное обобщение. По Бэкону, пренебрежение к отрицательным инстанциям есть главная причина ошибок, суеверий и предрассудков.

Новый метод, прежде всего, требует освобождения разума от предвзятых идей – призраков, идолов. Эти идолы он обозначил «идолами рода», «идолами пещеры», «идолами рынка», «идолами театра». Первые два – врожденные, а вторые – приобретенные в ходе индивидуального развития человека.

«Идолы рода» означают, что человек судит о природе по аналогии с собой, поэтому происходят телеологические ошибки представлений о природе.

«Идолы пещеры» возникают вследствие субъективных симпатий, антипатий к тем или иным сложившимся представлениям.

«Идолы рынка», или иначе, «площади» возникают в результате общения между людьми посредством слов, которые затрудняют познание вещей, т.к. их значение было установлено часто случайно, не на основе сущности предмета.

«Идолы театра» порождаются некритическим усвоением мнений авторитетов.

Бэкон создает и одну из первых классификаций наук, в основание которой кладет способности человеческой души: на основе памяти строится история, на воображении – поэзия, рассудок рождает философию, математику и естествознание.

По его мнению, непосредственная задача познания – это исследование причин предметов. Причины могут быть или действующими (то, что обычно называются причинами), или конечными причинами, т.е. целями. Наука о действующих причинах – физика, о целях или конечных причинах – метафизика. Задача науки о природе – исследование действующих причин. Поэтому суть естествознания Бэкон видел в физике. Знания о природе используются для улучшения практической жизни. Механика занимается применением знания действующих причин. Применением знания конечных причин занимается «естественная магия». Математика, по Бэкону, не имеет собственной цели и есть лишь вспомогательное средство для естествознания.

Однако взгляды Фрэнсиса Бэкона носили двойственный характер: его представления о мире не могли еще быть свободными от апелляции к Богу, он признает двоякую форму истины – научную и истину «откровения».

Исходя из познавательных задач, Бэкон выстраивает онтологию . В решении проблемы субстанции он принадлежал к материалистам , т. к. считал, что материя сама является причиной всех причин, не будучи сама обусловлена никакой причиной. Для описания материи он использует традиционное понятие формы. Но у Аристотеля форма идеальна, Бэкон же понимает форму как материальную сущность свойств предмета. По его представлению, форма – это род движения материальных частиц, из которых состоит тело. Свойства и качества предмета также материальны. Простые формы являются носителями определенного числа основных свойств, к которому может быть сведено все многообразие свойств вещей. Элементарных свойств вещей в природе столько же, сколько и простых форм. К таким формам – свойствам Бэкон относит цвет, тяжесть, движение, величину, тепло и пр. Подобно тому, как из небольшого количества букв алфавита составляется огромное число слов, так из комбинаций простых форм составляется неисчерпаемое количество предметов и явлений природы. Таким образом, каждую сложную вещь Бэкон рассматривает как сумму простых составных форм, что означает принцип механицизма, т. е. сведения сложного к простому – к первоэлементам. Количественную сторону вещей он относит тоже к одной из форм, но считает, что она недостаточна для определения вещи.

Материалистическая позиция Бэкона в понимании природы содержала в себе и диалектические позиции: движение, например, считал неотъемлемым внутренним свойством материи. Он даже выделял различные формы движения, хотя в тот период было принято рассматривать лишь одну – механическую, простое перемещение тел.

Материализм Фрэнсиса Бэкона носил ограниченный характер. Его учение предполагает понимание мира как материального, но по своему существу состоящего из конечного числа основных частей, ограниченных количественно и качественно. Это воззрение получило дальнейшее развитие в метафизическом материализме новоевропейской философии.

Двойственность позиции Бэкона проявилась и в учении о человеке .

Человек – двойственен. По своей телесности он принадлежит природе и изучается философией и наукой. Но душа человека – сложное образование: она состоит из разумной и чувственной души. Разумная душа входит в человека «божьим вдохновением», поэтому исследуется теологией. Чувственная душа имеет черты телесности и является предметом философии.

Вклад Фрэнсиса Бэкона в науку и философию имел огромное значение, поскольку в противовес схоластике он выдвигает новую методологию, направленную на подлинное познание природы, ее внутренних законов. По сути дела его творчество открыло новую историческую форму философии – новоевропейскую.

Рекомендуем также

Как Фрэнсис Бэкон стал исполином британского искусства

фрэнсис бэкон британские художники


28 октября 1909 года родился Фрэнсис Бэкон. Певец грязных матрасов и сырого мяса, ирландец, пьяница, гей, завсегдатай казино и убежденный фигуративист в эпоху абстракций, Фрэнсис Бэкон по всем статьям должен был стать главным изгоем британской живописи ХХ века. Но все сложилось иначе. ..

Как ни крути, но Бэкон и сейчас кажется живее всех живых художников. Может, дело в том, что последующие поколения совсем разленились рисовать, а мазок Бэкона до сих пор всасывает в себя взгляд посетителя музея, словно сверхмощная адская воронка.

А может, это потому, что Бэкон, родившийся в 1909 году, стал первым по-настоящему современным художником, увернувшимся от «арт-обстрела» бесконечных измов и объявившим себя равным только ­самому себе и той единственно важной секунде, за которую краска перетекает с кисти на холст?

Или виноват художественный язык Бэкона — распятые свиные каркасы, скрученные в дугу двуногие, испускающие дух на унитазе, орущие благим матом католические священники со снесенными черепами? Весь этот беспрерывный апокалипсис плоти, давно ставший азбукой визуальной культуры, на которой выучилось не только современное искусство, но и дизайн, и кинематограф, и вся виртуальная реальность с ее пиксельными потрохами.

Или все-таки дело в том, что этот демонический коротышка-макроцефал с циничной ухмылкой на неестественно круглом лице слыхом не слыхивал ни о какой башне из слоновой кости и жил, переползая из одного питейного заведения в другое и от одного интимного ­партнера к другому?


Главное, однако, вот в чем: Бэкон был и остается самым физиологичным художником всех времен.

Приключения плоти стали не только основным сюжетом его картин, но и лейтмотивом биографии. Он и рисовал на грубой, необработанной изнанке холста — проиграв однажды все деньги в Монте-Карло и не имея больше холстов для работы, ­Бэкон принялся заполнять обратную сторону уже нарисованных картин.

«Это было откровение, — говорил художник. — Изнанка холста подошла мне куда больше — с нее ничего нельзя стереть; попав на холст, мазок остается на нем навсегда. Только такую картину я считаю произведением искусства». Кроме грубой фактуры полотна, не менее важным для Бэкона было и ощущение своего тела внутри мастерской — всю жизнь художник рисовал в крошечных студиях-чуланах, посреди неописуемого хаоса и беспорядка.

«В детстве, когда я плохо себя вел, нянька часто запирала меня в шкаф на несколько часов. Ощущение скомканного пространства стало определяющим для меня — я могу работать только в таких условиях».

Сидение в шкафу было не единственным телесным наказанием, которому близкие подвергли юного Бэкона. Отец, застукав однажды Фрэнсиса перед зеркалом в нижнем белье своей благоверной, снарядил кучера еженедельно производить над Бэконом-младшим сеанс элегантной порки кнутом.

Ко всему прочему у будущего художника рано обнаружилась астма (вкупе с аллергией на шерсть животных), которую в то невинное время лечили морфином.

Творческий подход к воспитанию отпрыска имел корни в богатой генеалогии семьи: Фрэнсис приходился прямым потомком своему тезке, философу Фрэнсису Бэкону, а прапрабабка художника была любовницей Байрона и адресатом посвящения его «Чайльд-Гарольда». Закаленный морфином и поркой юноша уже в 17 лет сбежал из отчего дома на съемную квартиру, чтобы предаться сладостному безделью, мелкому воровству из ближайших лавок и чтению Ницше.

Вскоре, при непосредственном участии верной няньки (той ­самой), ­Фрэнсис нашел более серьезный способ ­заработать на жизнь — поместил в The Times объявление о готовности выступить «компаньоном для джентльмена».

В качестве такового предприимчивый отрок провел несколько приятных месяцев в Париже (где испытал эстетический шок от выставки Пикассо) и Берлине самого пышно-декадентского периода («Для меня, жителя пуританской страны, одна прогулка по ночной Курфюрстендам была открытием Америки»). Вернувшись в Лондон, Бэкон решил попробовать себя на артистическом поприще — и уже к 25 годам состоялся в качестве преуспевающего дизайнера интерьеров.

Интересно, что «созревание» Бэкона-художника произошло достаточно поздно — сам Фрэнсис объяснял это тем, что он просто долго не мог найти подходящий предмет для запечатления. Епифания случилась в 1935-м в Париже. Тогда в течение одного дня Бэкон сделал две вещи, определившие его художественный стиль на полвека вперед — купил атлас болезней ротовой полости человека и посмотрел «Броненосец «Потемкин».

Бэкон нашел свой вожделенный предмет: физиология крика, подсмотренная на ступенях Потемкинской лестницы, и флора гниющего рта из медицинской книги станут наваждением художника. По словам его биографа Майкла Пеппиа, «тот, кто сможет разгадать происхождение и значение этого вопля, подберет самый большой ключ к искусству Бэкона».

Впрочем, нет ничего странного в том, что катализатором артистического самоопределения Бэкона стал именно кинокадр, а не скульптура или картина — художник, одержимый телесностью, прежде всего должен решить для себя проб­лему передачи движения.

Бэкон, разумеется, эту проблему решил — его конвульсирующие сгустки плоти станут, наверное, самым эффектным образчиком запечатления движения в живописи. Недаром уже в более зрелом возрасте Бэкон увлекся коллекционированием фотографий и докинематографическими опытами Майбриджа — по словам художника, они служили ему моделями в той же степени, в какой натурщик является моделью для скульптора.

В конце 1930-х Бэкон познакомился с античной трагедией — в особенности его взволновали образы фурий-эвменид из эсхиловой «Орестеи». Кровожадная цитата из пьесы отца греческой трагедии — «Запах крови улыбается мне» — стала последней каплей, переполнившей бурлящий котел бэконовского воображения.

Итогом стала картина, ставшая для Бэкона отчетом его канона (более ранние работы художник сжег, а те, что не смог, старался не допускать до арт-рынка), — триптих «Три наброска фигур у подножия распятия» (1944).

Это ­именно тот Бэкон, которого мы знаем: троица фаллических мутантов с широко раскрытыми человеческими ртами на фоне томатно-оранжевых бэкграундов. Дебютировавшая на первой персональной выставке Бэкона в апреле 1945-го в атмосфере всеобщего ажиотажа по случаю окончания войны, картина стала сенсацией и тут же превратила Бэкона в самого горячего художника Англии.

Что же касается связи кошмарного имажинариума с образами войны (которую астматик Бэкон пересидел в Хэмпшире), то сам художник, естественно, всячески ее отрицал — проблематика деформации плоти якобы волновала его куда больше. Отсюда, кстати, и его излюбленная форма триптиха — «образы всегда порождают во мне другие образы».

Бэкон сильно удивился успеху «Триптиха», но и обрадовался финансовым перспективам нового статуса. И именно тут начинается история Бэкона-бонвивана, развратника, пропойцы, чревоугодника и иконического старожила богемного Сохо.


Фрэнсис Бэкон. «Три наброска к портрету Люсьена Фрейда» (1969).

Продав на волне успеха «Триптиха» очередную картину, Бэкон сразу же умотал в Монте-Карло, где прожигал ­гонорар в течение двух лет, не нарисовав за это время ни одной картины. Страсть Бэкона к игре была всепоглощающей — еще во время войны его мастерская на Кромуэлл-плейс по ночам «подрабатывала» подпольным ­казино.


Вернувшись в Лондон, Бэкон вошел в долю нового питейного ­заведения The Colony Room, организованного энергичной еврейкой-лесбиянкой Мэрион Белчер.

Белчер «удочерила» Бэкона и платила ему 10 фунтов в неделю (плюс бесплатная выпивка) за привод клиентуры из своего круга. В «Колониальной комнате»­ Бэкон бывал ежевечерне все следующие 40 с лишним лет, и со временем этот шалман на Дин-стрит стал не меньшей достопримечательностью Сохо, чем Чайнатаун.

Кто только не пил в «Колониальной» — Дилан ­Томас ­заблевал там ковер, принцесса Маргарет любила заскочить на стаканчик джина, а Кейт Мосс работала в баре официанткой.

Бэкон царил в The Colony Room на правах древнего божества — душа компании в неизменной двойке на белый свитер и кожаном плаще. Бэкон был вообще неравнодушен к кожаным вещам — но в отличие от фассбиндеровских косух предпочитал более сдержанные плащи и куртки, которые в лондонской артистической среде с тех пор называют не иначе как «бэконовскими».

Обожал Бэкон и сочетание коричневых джинсов, рубашки и кожаной куртки, бывшее для него Сохо-версией «экзистенциального» look̓а париж­ского ­Левого ­берега.

Ближе к старости мэтр переключился с затейливых триптихов на портреты друзей и собутыльников из The Colony Room, среди которых особое положение занимали любовники художника — и прежде всего его главный натурщик и самый трагический спутник Джордж Даер.

Фрэнсис Бэкон. «Набросок головы Джорджа Даера» (1967).

Даер был странноватым скромнягой-воришкой из Ист-Энда, который как-то пытался забраться к художнику домой — да так и остался там на правах сожителя, собутыльника и музы. Портреты Даера и, разумеется, посвященный ему посмертный триптих — вершина «гуманистической» части наследия Бэкона, в том числе — по своему запредельному эмоциональному накалу.

Даер был конченым алкоголиком, плохо вписывался в утонченную тусовку Бэкона и, кроме того, любил досадить патрону — разбрасывал марихуану по квартире, а потом звонил в полицию, несколько раз пытался демонстративно покончить с собой.

В 1971-м Бэкон взял Даера в Париж на открытие своей ретроспективы — и уже вечером второго парижского дня художнику сообщили, что Даер умер в гостиничном номере от овердозы барбитуратов. Неудивительно, что после романа с Даером Бэкон нашел себе в том же Ист-Энде партнера попроще — тихого безграмотного юношу по имени Джон Эдвардс, с которым прожил в платоническом союзе последние 20 лет и которому завещал все состояние.

Фрэнсис Бэкон любил рисовать пьяный: «Когда я пью и рисую, то сам не понимаю, что делаю. И так чувствую себя гораздо свободнее». Маргарет Тэтчер называла его «человеком, рисующим эти ужасные картинки».

В прошлом году Роман Абрамович купил его «Триптих 1976» за 55 миллионов фунтов. Он не верил в загробную жизнь. Он верил только в то, что можно потрогать своими руками, в то, что живет и движется. Он верил в то, что есть только то, что есть, а ничего другого нет и быть не может.





Фрэнсис Бэкон: краткая биография, философское учение

Кто он: философ или учёный? Фрэнсис Бэкон – великий мыслитель эпохи Возрождения Англии. Разносторонний человек, сменивший много должностей, повидавший несколько стран и высказавший не одну сотню умных мыслей, которыми руководствуются люди и до сих пор. Стремление к познанию и ораторские способности Бэкона с ранних лет сыграли главную роль в реформации философии того времени. В частности, схоластика и учения Аристотеля, которые основывались на культурных и духовных ценностях, были опровергнуты эмпиристом Фрэнсисом во имя науки. Бэкон утверждал, что только научно-технический прогресс может поднять цивилизацию и тем самым обогатить человечество духовно.

Фрэнсис Бэкон – биография политика

Бэкон родился в Лондоне 22 января 1561 года, в организованной английской семье. Его отец служил при дворе Елизаветы I хранителем королевской печати. А мать была дочерью Антони Кука, который воспитывал короля Эдуарда VI. Образованная женщина, знающая древнегреческий и латынь, привила юному Фрэнсису любовь к знаниям. Он рос умным и смышлёным мальчиком, испытывающим большой интерес к наукам.

В 12 лет Бэкон поступил в Кембриджский университет. После его окончания философ много путешествует. Политическая, культурная и социальная жизнь Франции, Испании, Польши, Дании, Германии и Швеции оставили свой отпечаток в заметках «О состоянии Европы», написанных мыслителем. После смерти отца Бэкон вернулся на родину.

Свою политическую карьеру Фрэнсис сделал, когда на английский престол взошёл король Яков I. Философ был и генеральным прокурором (1612), и хранителем печати (1617), и лорд-канцлером (1618). Однако быстрый взлёт закончился стремительным падением.

По следам жизненного пути

В 1621 году Бэкон был обвинён королём во взяточничестве, заключён в тюрьму (правда, на два дня) и помилован. Вслед за тем карьера Фрэнсиса как политического деятеля закончилась. Все последующие годы жизни он занимался наукой и экспериментами. Умер философ в 1626 году от простуды.

Бэкон – автор многих произведений, среди которых:

  • «Опыты и наставления» – 1597 г. – первое издание. Далее книга много раз дополнялась и переиздавалась. Работа состоит из кратких очерков и эссе, где мыслитель рассуждает о политике и морали.
  • «О значении и успехе знания, божественного и человеческого» – 1605 г.
  • «О мудрости древних» – 1609 г.
  • Описания интеллектуалов мира.
  • «О высокой должности», в которой автор рассказал о преимуществах и недостатках высоких чинов. «На высоком месте трудно устоять, но нет и пути назад, кроме падения или, по крайней мере, заката…».
  • «Новый Органон» – 1620 г. – культовая книга того времени, посвящённая классификации науки, её методам и приёмам.
  • «О достоинстве и приумножении наук» – это первая часть «Великого Восстановления Наук», самого объёмного сочинения Бекона.

Призрачная утопия или взгляд в будущее?

Фрэнсис Бэкон. «Новая Атлантида». Два термина в философии, которые можно считать синонимами. Произведение хоть и осталось незаконченным, однако впитало в себя всё мировоззрение своего автора.

«Новая Атлантида» была опубликована 1627 году. Бэкон перемещает читателя на далёкий остров, где процветает идеальная цивилизация. Всё благодаря научно-техническим достижениям, невиданным на то время. Бэкон словно заглянул на сотни лет в будущее, ведь в Атлантиде можно узнать о микроскопе, синтезе живых существ, а также об излечении от всех болезней. Кроме того, в ней имеются описания разных, ещё не открытых, звуковых и слуховых приспособлений.

Островом руководит общество, объединяющее главных мудрецов страны. И если предшественники Бэкона затрагивали проблемы коммунизма и социализма, то данное произведение носит полностью технократический характер.

Взгляд на жизнь глазами философа

Основоположником мышления нового времени поистине является Фрэнсис Бэкон. Философия мыслителя опровергает схоластические учения и на первое место ставит науку и знания. Познав законы природы и обратив их себе во благо, человек способен не только обрести власть, но и вырасти духовно.

Фрэнсис отмечал, что все открытия были сделаны случайно, ведь мало кто владел научными методами и приёмами. Бэкон впервые попытался классифицировать науку на основе свойств ума: память – это история, воображение – это поэзия, рассудок – это философия.

Главным на пути к знаниям должен быть индуктивный метод и опыт. Всякие исследования нужно начинать с наблюдений, а не теории. Бекон считает, что успешным будет только тот эксперимент, для проведения которого постоянно меняются условия, время и пространство, а также обстоятельства. Материя всё время должна быть в движении.

Фрэнсис Бэкон. Эмпиризм

Сам ученый и его философия в конечном результате привели к появлению такого понятию, как «эмпиризм»: познание лежит через опыт. Только имея достаточно знаний и опыта, можно рассчитывать на результаты в своей деятельности.

Бэкон выделяет несколько путей получения знаний:

  • «Путь паука» – знания получают из чистого разума, рациональным способом. Другими словами, паутина плетётся из мыслей. Конкретные факторы не берутся во внимание.
  • «Путь муравья» – знания получают через опыт. Внимание сконцентрировано только на сборе фактов и доказательств. Однако остаётся непонятной суть.
  • «Путь пчелы» – идеальный способ, который соединяет в себе хорошие качества и паука и муравья, но в то же время лишён их недостатков. Следуя этим путём, все факты и доказательства необходимо пропустить через призму своего мышления, через свой разум. И только тогда раскроется истина.

Препятствия на пути к знаниям

Не всегда легко познавать новое. Бэкон в своих учениях говорит о препятствиях-призраках. Именно они мешают настроить свой разум и мысли. Есть препятствия врождённые и приобретённые.

Врождённые: «призраки рода» и «призраки пещеры» – так их классифицирует сам философ. «Призраки рода» – познанию мешает культура человека. «Призраки пещеры» – познанию мешает влияние конкретных людей.

Приобретённые: «призраки рынка» и «призраки театра». Первые подразумевают неправильное употребление слов и дефиниций. Человек всё воспринимает буквально, а это мешает правильному мышлению. Второе препятствие – это влияние на процесс познания существующей философии. Только отрёкшись от старого можно постичь новое. Опираясь на старый опыт, пропуская его через свои мысли, люди способны достигнуть успехов.

Великие умы не умирают

Одни великие люди — спустя века — порождают других. Бэкон Фрэнсис – художник-экспрессионист нашего времени, а также далёкий потомок философа-мыслителя.

Фрэнсис-художник почитал труды своего пращура, он всячески следовал его наставлениям, оставленным в «умных» книгах. Фрэнсис Бэкон, биография которого закончилась не так давно, в 1992 году, оказал большое влияние на мир. И когда философ осуществлял это словами, то его далёкий внук – красками.

За свою нетрадиционную ориентацию Фрэнсис-младший был изгнан из дома. Скитаясь по Франции и Германии, он удачно попал на выставку картин Пикассо в 1927 году. Она оказала огромное влияние на парня. Бэкон возвращается в родной Лондон, где приобретает небольшой гараж-мастерскую и начинает творить.

Фрэнсиса Бэкона считают одним из мрачных художников современности. Его картины – яркое тому доказательство. Размытые, полные отчаяния лица и силуэты угнетают, но в то же время заставляют задуматься о смысле жизни. Ведь в каждом человеке спрятаны такие размытые лица и роли, которые он использует на разные случаи жизни.

Несмотря на свою мрачность, картины пользуются большой популярностью. Великий ценитель искусства Бэкона – Роман Абрамович. На аукционе он приобрёл полотно «Ориентир канонического XX века» стоимостью 86,3 млн долларов!

Словами мыслителя

Философия – вечная наука о вечных ценностях. Каждый, кто способен немного думать – «немного» философ. Бэкон свои мысли записывал всегда и везде. И множество его цитат люди употребляют каждый день. Бэкон превзошёл даже величие Шекспира. Так считали его современники.

Фрэнсис Бэкон. Цитаты на заметку:

  • Ковыляющий по прямой дороге опередит бегущего, который сбился с пути.
  • В мире мало дружбы – и меньше всего среди равных.
  • Нет ничего страшнее самого страха.
  • Самое страшное одиночество – не иметь истинных друзей.
  • Скрытность – прибежище слабых.
  • В темноте – все цвета одинаковы.
  • Надежда – хороший завтрак, но плохой ужин.
  • Добро есть то, что полезно человеку, человечеству.

Знание есть сила

Сила есть знание. Только абстрагируясь от всех и всего, пропуская свой опыт и опыт своих предшественников через собственный разум, можно постичь истину. Недостаточно быть теоретиком, нужно стать практиком! Не нужно бояться критики и осуждений. И кто знает, может, самое большое открытие за вами!

Знаменитые гротескные картины Фрэнсиса Бэкона

Знаменитые гротескные картины Фрэнсиса Бэкона…

ArtWizard, 16.09.2019

 

«Мне бы хотелось, чтобы моя картина выглядела так, как будто между ними прошел человек, как улитка, покидающая след человеческого присутствия. .. как улитка покидает свою слизь».

Фрэнсис Бэкон

 

Фрэнсис Бэкон родился в Дублине в честь своего знаменитого предка, английского философа и ученого. Его отец, Эдвард, служил в армии, а затем устроился на работу в военное министерство во время Первой мировой войны. В интервью с критиком Дэвидом Сильвестром Бэкон приписал коннотации насилия в своих картинах бурным обстоятельствам его ранней жизни. Положение его отца в Военном министерстве предупредило его об угрозе насилия в раннем возрасте. Вернувшись в Дублин после войны, он достиг совершеннолетия среди первых кампаний ирландского националистического движения.

 

Francis Bacon, Figure at a wash basin from, 1976

 

Фрэнсис Бэкон создал некоторые из самых знаковых изображений раненых и травмированных людей в послевоенном искусстве. Занимаясь вдохновением от сюрреализма, кино, фотографии и старых мастеров, он создал особый стиль, который сделал его одним из наиболее широко признанных представителей изобразительного искусства в 1940-х и 1950-х годах. Бэкон сосредоточил свои силы на портретной живописи, часто изображая завсегдатаев баров и клубов лондонского района Сохо. Его подданные всегда изображались как сильно искаженные, почти куски сырого мяса, которые являются изолированными душами, заключенными в тюрьму и измученными экзистенциальными дилеммами. Один из самых успешных британских художников 20-го века, репутация Бэкона еще более возросла во время повсеместного возвращения «искусства мира» к живописи в 1980-х годах, и после его смерти он стал считаться одним из самых важных художников в мире.

Многие считают, что на искусство Бэкона во многом повлияла его личная жизнь. В начале 1960-х годов Бэкон встретил Джорджа Дайера, в которого он влюбился. Обезумевший, Бэкон выбрал Дайера как постоянный предмет его работ в 1960-х. Смерть его любовника привела Бэкона к другому подходу, который в конечном итоге привел бы к более редуцирующему художественному подходу, кульминацией которого стал в 1980-х годах. Многие из его картин были проданы за огромные деньги.

Это было 12 ноября 2013 года, когда одна из картин Фрэнсиса Бэкона была продана на аукционе в Нью-Йорке, установив мировой рекорд как самое дорогое произведение искусства, проданное на аукционе, когда Бэкон стал звездой. Эта немного неожиданная распродажа побила все рекорды и поместила Фрэнсиса Бэкона в список самых популярных современных художников нашей эпохи. Потребовалось семь сверхбогатых претендентов, чтобы продвинуть «Триптих» Фрэнсиса Бэкона 1969 года до 142,4 миллиона долларов США на Christie’s, что сделало его самым дорогим произведением искусства, когда-либо проданным на аукционе. Считается, что нью-йоркский дилер Уильям Аквавелла купил картину от имени неопознанного клиента в одном из скайбоксов Christie с видом на аукцион.

 

Francis Bacon, Triptych Three Studies of Lucian Freud, 1969

 

Цена за картину, на которой изображен Люсьен Фрейд, друг и соперник Бэкона, сидевший на деревянном стуле, превысила 85 миллионов долларов, которые оценила Christie’s. Это также свергло предыдущий рекорд, установленный в мае 2012 года, когда легендарная пастель Эдварда Мунка «Крик» была продана на Sotheby’s за 119,9 млн долларов США, и побила предыдущий рекорд для художника на аукционе, установленном на пике рынка в мае 2008 года, когда Sotheby’s продал триптих с 1976 года российскому олигарху Роману Абрамовичу за 86,2 миллиона долларов США.

Другая картина Фрэнсиса Бэкона была продана также очень дорого — «Автопортрет», 1978 год — не только автопортрет Фрэнсиса Бэкона, но и очень значительная работа, поскольку она была создана во время восстановления после депрессии, вызванной смертью Любовник художника Джордж Дайер в 1971 году. На нем изображен художник, одетый в сапоги и расстегнутую рубашку, в лавандовой комнате. Произведение было выставлено на продажу в 2007 году в Sotheby’s London по ориентировочной цене 15’924’800 долларов США — 23’887’200 долларов США. Наконец, он был продан за довольно удивительные 43’015’400 долларов США.

 

Francis Bacon, Self Portrai,t 1978

 

Полотна Бэкона передают мощные эмоции, поскольку, кажется, кричат все его работы, а не только люди, изображенные на них. Эта способность создавать такие мощные высказывания была основой для уникального достижения Бэкона в живописи.

Некоторые эксперты говорят, что сюрреализм сформировал стиль «Три исследования для фигур у основания распятия» (1944), работы, которая положила начало репутации Бэкона, когда она была выставлена в Лондоне в последние недели Второй мировой войны. В этой работе были определены многие темы, которые будут занимать оставшуюся часть его карьеры, а именно способность человечества к самоуничтожению и его судьба в эпоху глобальной войны.

 

Francis Bacon, Head with Raised Arm, 1955

 

Бекон утвердил свой зрелый стиль в конце 1940-х годов, когда он позаимствовал некоторые свои идеи из исследований фигур в действии, созданных очень провокационными работами британо-американского фотографа Эдбреда Мюйбриджа, где художник узнал новые способы, как предложить движение в своем картины. Другим важным источником вдохновения были некоторые из старых мастеров, такие как Диего Веласкес, и, в частности, его картина «Портрет папы Иннокентия X», которую он использовал в качестве основы своих собственных картин, изображающих кричащих пап.

 

Francis Bacon, Screaming Pope, 1952

 

Интересно отметить, что во времена, когда многие художники теряли веру в живопись, Бэкон поддерживал свою веру и свое стремление создавать великое искусство, говоря, что его работы «заслуживают либо Национальной галереи, либо мусорной корзины, между которыми нет ничего».

 

Francis Bacon, Study of Red Pope from, 1962

Фрэнсис Бэкон — биография, философия, фото

Фрэнсис Бэкон (1561-1626) – английский философ, историк, политик, юрист, родоначальник эмпиризма и английского материализма. Был сторонником исключительно обосновываемого и доказательного научного подхода.

Догматической дедукции схоластов противопоставил индуктивный метод, основанный на рациональном анализе опытных данных.

В биографии Фрэнсиса Бэкона есть много интересных фактов, о которых мы расскажем в данной статье.

Итак, перед вам краткая биография Бэкона.

Биография Фрэнсиса Бэкона

Фрэнсис Бэкон появился на свет 22 января 1561 г. в Большом Лондоне. Он рос и воспитывался в состоятельной семье. Его отец, сэр Николас, был одним из наиболее влиятельных вельмож в государстве, а мать, Анна, приходилась дочерью гуманиста Энтони Кука, который воспитывал короля Англии и Ирландии Эдуарда 6.

Детство и юность

На становление личности Фрэнсиса серьезно повлияла его мать, которая имела прекрасное образование. Женщина знала древнегреческий, латинский, французский и итальянский языки, вследствие чего переводила на английский различные религиозные труды.

Анна являлась ревностной пуританкой – английской протестанткой, не признававшей авторитет официальной церкви. Она была близко знакома с ведущими кальвинистами, с которыми вела переписку.

В семье Бэконов всех детей побуждали скрупулезно исследовать теологические доктрины, а также придерживаться религиозных обычаев. Фрэнсис обладал хорошими умственными способностями и тягой к знаниям, однако не отличался крепким здоровьем.

Когда мальчику было 12 лет он поступил в колледж Святой Троицы в Кембридже, где обучался около 3-х лет. Еще с детства он часто присутствовал во время разговоров на политические темы, поскольку к его отцу приходили многие известные чиновники.

Интересен факт, что после выпуска из колледжа, Бэкон начал негативно отзываться о философии Аристотеля считая, что его идеи были хороши лишь для отвлеченных диспутов, но не приносили никакой пользы в повседневной жизни.

Летом 1576 г. благодаря протекции отца, который желал подготовить сына к служению государству, Фрэнсиса отправили за рубеж в составе свиты английского посла во Франции сэра Паулета. Это помогло Бэкону получить большой опыт в области дипломатии.

Политика

После кончины главы семейства в 1579 г. Фрэнсис переживал материальные трудности. В то время биографии он решил изучить правоведение в школе барристеров. Спустя 3 года парень стал адвокатом, а затем и членом парламента.

Вплоть до 1614 г. Бэкон активно участвовал в дебатах на сессиях Палаты общин, демонстрируя прекрасные ораторские способности. Периодически он готовил послания королеве Елизавете 1, в которых пытался объективно рассуждать о той или иной политической обстановке.

В возрасте 30 лет Фрэнсис становится советником фаворита королевы – графа Эссекса. Он показал себя настоящим патриотом поскольку, когда в 1601 г. Эссекс хотел совершить госпереворот, Бэкон, будучи адвокатом, обвинил его на суде в госизмене.

Со временем политик начал все чаще критиковать действия Елизаветы 1, по причине чего оказался в опале королевы и не мог рассчитывать на продвижение по карьерной лестнице. Все изменилось в 1603 г., когда к власти пришел Яков 1 Стюарт.

Новый монарх похвально отзывался о службе Фрэнсиса Бэкона. Он удостоил его рыцарского звания и титулов барона Веруламского и виконта Сент-Олбанского.

В 1621 г. Бэкона уличили в получении взяток. Он не стал отрицать того, что люди, дела которых он вел в судах, нередко дарили ему подарки. При этом он заявлял, что это никак не влияло на ход разбирательства. Тем не менее, философа лишили всех должностей и даже запретили появляться при дворе.

Философия и учение

Основным литературным трудом Фрэнсиса Бэкона считаются «Опыты, или наставления нравственные и политические». Интересен факт, что для написания этой работы ему потребовалось 28 лет!

В ней автор размышлял о множестве проблем и качеств, присущих человеку. В частности, он высказывал свои идеи относительно любви, дружбы, справедливости, семейной жизни и т.д.

Стоит отметить, что хотя Бэкон был талантливым адвокатом и политиком, главным увлечением всей его жизни являлись философия и наука. Он критически отзывался об аристотелевской дедукции, которая в то время пользовалась необычайной популярностью.

Вместо этого Фрэнсис предложил новый способ мышления. Указывая на плачевное состояние науки, он заявлял, что до этого дня все научные открытия делались случайно, а не методически. Открытий могло быть гораздо больше, если бы ученые использовали правильный метод.

Под методом Бэкон подразумевал путь, называя его главным средством исследования. Даже хромой, идущий по дороге, обгонит здорового человека, бегущего по бездорожью.

В основе научного познания должны лежать индукция – процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему, и эксперимент – процедура, выполняемая для поддержки, опровержения или подтверждения теории.

Индукция получает знание из окружающего мира посредством эксперимента, наблюдения и проверки теории, а не из толкования, например, тех же трудов Аристотеля.

Стремясь разработать «истинную индукцию», Фрэнсис Бэкон искал не только факты, подтверждающие какой-либо вывод, но и факты, опровергающие его. Таким образом он показывал, что истинное знание является производным от чувственного опыта.

Подобная философская позиция называется эмпиризмом, родоначальником которой, собственно, и был Бэкон. Также философ говорил о препятствиях, которые могут стоять на пути познания. Он выделял 4 группы человеческих ошибок (идолов):

  • 1-й вид – идолы рода (ошибки, допускаемые человеком по причине своего несовершенства).
  • 2-й вид – идолы пещеры (ошибки, вытекающие из предрассудков).
  • 3-й вид – идолы площади (ошибки, рождающимися вследствие неточностей в использовании языка).
  • 4-й вид – идолы театра (ошибки, допускаемые по причине слепого следования авторитетам, системам или устоявшимся традициям).

Открытие Фрэнсисом нового метода познания сделало его одним из крупнейших представителей научной мысли нового времени. Впрочем, при жизни его система индуктивного познания была отвергнута представителями экспериментальной науки.

Интересно, что Бэкон является автором ряда религиозных сочинений. В своих работах он обсуждал различные религиозные вопросы, подвергая жесткой критике суеверия, приметы и отрицание существования Бога. Он заявлял, что «поверхностная философия склоняет человеческий разум к безбожию, глубины же философии обращают ум человека к религии».

Личная жизнь

Фрэнсис Бэкон вступил в брак в возрасте 45 лет. Любопытно, что его избраннице, Алисе Бэрнем, на момент свадьбы едва исполнилось 14 лет. Девушка была дочерью вдовы лондонского старейшины Бенедикта Бэрнема.

Молодожены узаконили свои отношения весной 1606 г. Тем не менее, детей в этом союзе так и не родилось.

Смерть

В последние годы жизни мыслитель жил в своем поместье, занимаясь исключительно научной и писательской деятельностью. Фрэнсис Бэкон умер 9 апреля 1626 г. в возрасте 65 лет.

Смерть ученого настала вследствие нелепой случайности. Так как он всерьез исследовал разные природные явления, мужчина решил провести очередной эксперимент. Он захотел проверить, в какой степени холод замедляет процесс гниения.

Купив тушку курицы Бэкон зарыл ее в снег. Проведя зимой какое-то время на улице он серьезно простудился. Болезнь так быстро прогрессировала, что ученый скончался на 5-й день после начала своего опыта.

Фото Фрэнсиса Бэкона

Памятник Фрэнсису БэконуФрэнсис Бэкон и его жена Алиса Бэрнем

Если вам понравилась краткая биография Фрэнсиса Бэкона – поделитесь ею в соцсетях. Если же вам нравятся биографии великих людей вообще, или интересные истории из их жизни, – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

Два мира — две живописи – Weekend – Коммерсантъ

рассказывает Татьяна Маркина

Лондонский музей Tate Gallery почти одновременно открыл выставки двух крупнейших художников второй половины XX века — Фрэнсиса Бэкона (1909-1992) и Марка Ротко (1903-1970). Трудно найти двух художников, которые были бы столь сходны по эпитетам — они «самые знаменитые», «самые скандальные», «самые дорогие» — и столь противоположны по сути. Фигуратив и абстракция — Бэкон и Ротко обозначили вершины этих двух направлений. Изломанные и странно видоизмененные, но опознаваемые фигуры, предметы и ситуации у одного и прямоугольные цветные плоскости — у другого. Но еще кое-что их объединяет — каждый из этих художников куда противоречивее, чем может показаться на первый взгляд. «Вы не можете себе представить, как безнадежность в работе может заставить просто взять краску и делать все что угодно, чтобы выбраться из рамок сотворения иллюстративного образа любого типа» — это сказал не абстракционист Ротко, а писавший портреты Бэкон. «Среди художников широко распространено мнение — не важно, что ты рисуешь, если это нарисовано хорошо. Не бывает хорошей картины ни о чем» — под этим манифестом подписался не Бэкон, а Ротко, заполнявший свои полотна разноцветными пятнами.

Фигуративный крик Фрэнсиса Бэкона

Tate Britain

Ретроспективная выставка живописи Фрэнсиса Бэкона в лондонской Tate Britain — контрапункт торжеств, которыми британцы собираются отметить столетие со дня рождения художника. Как ни странно, это первая его ретроспектива с 1985 года, за прошедшие два десятилетия в оценке творчества художника многое изменилось. Во-первых, с тех пор Бэкон успел умереть, то есть перешел в новый статус — художникам смерть обычно к лицу. После смерти живописца кураторам и критикам удалось пробраться в его мастерскую, заваленную тысячами листков с записями, обрывками рисунков и газет, заляпанных краской фотографий (год тому назад кучка подобного мусора, сохранившаяся у одного из собутыльников художника, ушла с аукциона за $2 млн). Неизвестно, прояснит ли очередная попытка анализа, предпринятая ныне в Tate Britain, сущность творческого метода Фрэнсиса Бэкона, но выставка явно будет событием. На ней собраны все самые главные работы художника — начиная с триптиха «Три этюда фигур у подножия Распятия» 1944 года, с которого, по сути, началась карьера Бэкона как художника, и завершая триптихами на тему смерти любовника художника Джорджа Дайера, написанными после 1971 года.

Фрэнсис Бэкон родился в Дублине и систематического художественного образования не получил, в юности подрабатывал дизайнером в Берлине и Париже, с 1930-х начал заниматься живописью. От тех лет картин практически не сохранилось — художник был ими не удовлетворен и уничтожал их. В 1944 году «Три этюда фигур у подножия Распятия» были выставлены в частной галерее и наделали шума. Картины Бэкона начали покупать, в 1950-х художник написал, основываясь на репродукции, вырванной из журнала, свои знаменитые серии «Этюдов портрета папы Иннокентия Х Веласкеса». В 1954 году Бэкон представлял Британию на XXVII Венецианской биеннале, он посетил Рим, но отказался смотреть на оригинал «Портрета папы Иннокентия Х» Веласкеса. Дальше карьера художника развивалась по нарастающей — как и нечеловеческие страдания и муки персонажей его картин. Пик пришелся на начало 1970-х, когда погиб Джордж Дайер. В 2002 году английский режиссер Джон Мейбери снял психологическую драму «Любовь — это дьявол» о взаимоотношениях Бэкона и его любовников, художник окончательно превратился в Британии в культовую фигуру.

Выставка, объединяющая 60 лучших крупноформатных работ Фрэнсиса Бэкона,— событие не для слабонервных. Его живопись мучительна: пустынное пространство-фон написано нарочито мерзкими оттенками, а тела персонажей искорежены, из них вытекает кровь и рвота. Герои Бэкона, практически всегда обнаженные мужчины, как будто вывернуты наизнанку и, корчась, демонстрируют все самое сокровенное: свои внутренности, свой стыд, свой страх, свою боль. Не зря художник отказывался смотреть на оригиналы картин, вдохновлявших его, и писать портреты с натуры. Он признавался, что, глядя на живого человека, вряд ли сможет в достаточной степени деформировать его, чтобы добиться внутреннего сходства,— по фотографии это сделать было легче. «Я оптимист,— как говорят, заявлял он,— но я не верю ни во что».

После Лондона выставка отправится в Мадрид, город, в котором художник 16 лет назад скончался от сердечного приступа, а затем переместится в Нью-Йорк.

Марк Ротко — живопись после «Квадрата»

Tate Modern

Выставка работ Марка Ротко открыта в Tate Modern, это первая столь крупная выставка, посвященная американскому абстракционисту, в Британии. На ней объединены 50 работ, относящихся к финальному этапу его карьеры — 1958-1970 годам. Это ни в коей мере не «поздний Ротко», это — настоящий Ротко.

Марк Ротко начал выставлять свои работы в конце 1920-х в Нью-Йорке, это была экспрессионистическая живопись. Потом Ротко увлекся полуабстрактными композициями на сюжеты из греческих трагедий, но к началу 1950-х годов дошел до полной беспредметности и свел структуру своих картин до двух, иногда трех цветовых полей. Ныне, когда Ротко по месту рождения (город Двинск, сейчас на территории Латвии) числят русским, многие исследователи описывают его творчество как продолжение живописи после «Черного квадрата» Казимира Малевича, который эту живопись должен был убить. Ничем русским в творчестве Ротко и не пахнет, а если уж и искать первоисточники, то таковыми скорее будут импровизации Василия Кандинского, живые и «биологические».

Цветные пятна и поля Марка Ротко тоже живые — он никогда не использовал чистые цвета, а только сложно составленные оттенки, и из-под любого черного квадрата у него всегда сквозит нечто иное. Края цветных прямоугольников размыты, цветное поле-фон меняет свою интенсивность к краям полотна — в результате вся эта абстракция кажется живой и пульсирующей. «У зрителей, которые проливают слезы у моих картин, возникают те же религиозные переживания, что испытывал и я, создавая их»,— писал Ротко в 1965 году. Немудрено, что он кончил циклом из 14 картин для капеллы экуменической церкви в Хьюстоне в Техасе («Капеллы Ротко») — каждое из мрачнейших полотен символизирует остановку на Крестном пути. Постепенно живопись его делалась все более пессимистичной — «Красный на мароне», «Черный на мароне» (коричневом). В возрасте 67 лет он покончил с собой, одновременно вскрыв себе вены и выпив снотворное.

На выставке в галерее Tate Modern будет около 50 работ, живописных и графических. Центр экспозиции — комплекс произведений, созданный для Seagram Building, принадлежавшего водочной корпорации небоскреба, построенного по проекту Миса ван дер Рое на Манхэттене. На первом этаже был устроен ресторан «Четыре сезона», и в 1958 году Марк Ротко получил заказ украсить один из его залов своими работами. В юности он сочувствовал социалистам и был даже замечен в связях с радикальными левыми элементами. Вначале художник было согласился продаться капиталистам, но потом решил «испортить аппетит всем этим сукиным детям, которые когда-либо будут есть в этой зале». И он написал такие мрачные, депрессивные и клаустрофобические прямоугольники, что владельцы ресторана ни за что не согласились бы повесить их на стены. Впрочем, Ротко и сам не отдал им свои работы, расторгнув контракт. Знаменитые настенные панно для Seagram Building (из коллекции Tate) будут впервые показаны вместе со станковыми работами, созданными в той же серии (хранятся в музеях Kawamura и Национальной галерее в Вашингтоне).

Tate Britain, до 4 января
Tate Modern, до 1 февраля


Биография Фрэнсиса Бэкона | Биография онлайн

Фрэнсис Бэкон (1561-1626) был английским ученым и юристом. Бэкон был важной фигурой эпохи Возрождения и научного Просвещения. В частности, Бэкон разработал и популяризировал научный метод, который ознаменовал собой новую научную строгость, основанную на доказательствах, результатах и ​​методическом подходе к науке. Он широко считается отцом эмпиризма и научной революции эпохи Возрождения.

 

Молодость

Бэкон родился 22 января 1561 года недалеко от Стрэнда, Лондон, Англия.В возрасте 12 лет он поступил в Тринити-колледж в Кембридже, где изучал традиционную средневековую учебную программу, в которой большинство уроков проводилось на латыни. Хотя он восхищался Аристотелем, он критиковал аристотелевский подход к философии (он называл его «бесполезным») и схоластическую традицию, которая беспрекословно принимала прошлые предположения классических учителей, таких как Аристотель и Платон.

В возрасте 15 лет Бэкон путешествовал по континенту, проводя время во Франции, а также посетив Италию и Испанию.Он изучал гражданское право и познакомился с политическими реалиями, работая в составе иностранных послов Англии. Во время своих путешествий он доставлял письма высокопоставленным английским чиновникам, в том числе королеве Елизавете I.

В 1579 году внезапная смерть его отца привела к тому, что Бэкон вернулся домой в Лондон, где начал свою юридическую практику в Грейз-Инн. Не имея наследства или почти не имея его, он был вынужден брать взаймы у членов семьи, чтобы прокормить себя. Несмотря на нездоровье, преследовавшее его всю жизнь, Бэкон был честолюбив, чтобы служить своей стране, церкви и, в-третьих, стремиться к истине – в философии и науке.

В 1581 году он был избран в парламент как член Боссини, Корнуолл. Он останется членом парламента (от разных округов) в течение следующих четырех десятилетий. Это послужило платформой, которая помогла Бэкону стать известным общественным деятелем и ведущим членом правительства.

Политические взгляды Бэкона

Бэкон был либеральным реформатором. Он поддерживал монарха в рамках парламентской демократии. Он поддерживал реформу феодальных законов и выступал за веротерпимость.Он также был влиятельным сторонником союза между Англией и Шотландией (который произошел в 1707 году). Он выступал за союз на том основании, что конституционный союз сблизит народы, способствуя миру и экономической мощи.

Благодаря своему острому уму и пониманию вопросов он был повышен до различных постов, в том числе до генерального прокурора в 1594 году. Он также был искусным политическим деятелем, готовым льстить и умолять влиятельных и могущественных людей помочь ему завоевать расположение.

Однако после того, как он выступил против плана королевы Елизаветы по увеличению субсидий для войны против Испании, он временно впал в немилость и изо всех сил пытался найти должность.Его ограниченные финансовые резервы вернулся, чтобы преследовать его, и какое-то время, он был арестован за долги. Тем не менее, позже он восстановил доверие Квинс и был частью правовой команды, которая исследуемом обвинения против графа Эссекса на участке измены против королевы.

Bacon, как лорд-канцлер

Вознесение Джеймса I, увидел Бэкон стал одним из королей большинство доверенных государственных служащих. Ему удалось в основном остаться в пользу как с королем и парламентом — несмотря на их отчуждение за расточительность Kings.Бэкон был назначен бароном Веруламом в 1618 году и лордом-канцлером (высшая должность в стране) в том же году. Бэкон был главным посредником между королем и парламентом в напряженные годы. К 1621 году он был назначен на пэр, как виконт Сент-Альбан. Однако к концу года его стремительный взлет на вершину британской политики резко оборвался, поскольку он был арестован по 23 пунктам обвинения в коррупции. Бэкон влез в долги, но обвинения с энтузиазмом продвигал сэр Эдвард Коук, давний враг Бэкона.

Бэкон утверждал, что обвинения были вызваны политическими интригами. Хотя он принимал подарки, он утверждал, что это считалось традицией того времени, и никогда не позволял этому влиять на его решение. В письме королю он написал:

«Закон природы учит меня говорить в свою защиту: в отношении этого обвинения во взяточничестве я так же невиновен, как и любой человек, родившийся в День святого Невинного. У меня никогда не было взятки или награды в моих глазах или мыслях, когда произносил приговор или приказ… Я готов принести себя в жертву королю.

— 17 апреля 1621

Однако после парламентского расследования он признал свою вину — возможно, надеясь на мягкий приговор или, возможно, чувствуя, что парламент полон решимости увидеть его падение, что бы он ни говорил.

«Милорды, это мой поступок, моя рука и мое сердце; Умоляю ваши светлости быть милостивыми к надломленной тростинке.

Однако парламент мало симпатизировал Бэкону и признал его виновным. Бэкон был оштрафован на 40 000 фунтов стерлингов, отправлен в лондонский Тауэр и лишен права занимать пост в будущем.

После нескольких дней в Тауэре он был освобожден королем Джеймсом, и его штраф был отменен. Но его публичное падение нельзя было исправить, и Бэкон никогда не вернется в парламент или на государственные должности.

Несмотря на свое падение, Бэкон ответил плодотворным литературным творчеством; писал по целому ряду тем, от науки и философии до юридических вопросов и политической ситуации в Великобритании. Литературные произведения Бэкона и оригинальность мысли были более замечательны на фоне Англии шестнадцатого века.Религиозная и политическая напряженность того времени привела к периоду ограниченных философских исследований. Бэкон был неотъемлемой частью английского Возрождения, когда произошло возрождение литературы. Интересно, что Бэкона иногда называют настоящим автором произведений Уильяма Шекспира, хотя ученые не воспринимают эту теорию слишком серьезно.

Научные исследования

Именно эта область творчества Бэкона оказала наибольшее влияние. Первостепенной задачей Бэкона было переосмысление подхода человека к науке.Он отверг предположения о «врожденном знании» и считал долгом ученого скептически относиться к любым предубеждениям, но полагаться только на фактические данные и результаты экспериментов. Бэкон подчеркивал важность индукции путем исключения. Бэкон также поощрял научный прогресс посредством совместной работы.

Novum Organum (1620 г.) был одним из его самых влиятельных произведений, выразивших новый стиль логики. Бэкон выступал за использование редукции и эмпирического понимания.Он отверг более философский «метафизический» подход старых наук. Бэкон изобрел метафору «идол», чтобы показать, как на человека могут ошибочно влиять такие силы, как чрезмерное упрощение, поспешные обобщения или чрезмерная сосредоточенность на бессмысленных языковых различиях.

Важность этого научного метода заключается в том, что он открыл возможность бросить вызов всей существующей научной ортодоксальности. Подход Бэкона отстаивал Вольтер, и он стал сильным компонентом французского просвещения.Современная наука не следует методу Бэкона во всех деталях, но дух эмпирического исследования можно проследить в революционно новом подходе Бэкона.

Томас Джефферсон написал: «Бэкон, Локк и Ньютон. Я считаю их тремя величайшими людьми, когда-либо жившими без исключения, и заложившими фундамент тех надстроек, которые были возведены в физических и моральных науках»

Бэкон был героем Роберта Гука и Роберта Бойля. основатели Королевского общества.

Право

Бэкон активно предлагал реформы английского права. При его жизни немногие были приняты английской правовой системой. Однако после его смерти некоторые считают, что общие принципы Бэкона включены в современные правовые системы, такие как Кодекс Наполеона и современное общее право. Самый большой вклад Бэкона заключался в том, что он делал упор на факты дела, а не на строгое изложение юридического прецедента. Подобно своему научному эмпиризму, Бэкон хотел, чтобы закон больше основывался на доказательствах и фактах дела, а не на тупых юридических прецедентах.

Критика Бэкона заключается в том, что он заказал пять ордеров на пытки в отношении подозреваемых, обвиняемых в государственной измене. Бэкон утверждал, что пытки можно оправдать, если это необходимо для раскрытия заговоров о государственной измене; хотя он не признал это полезным для предоставления юридических доказательств.

Религия

Фрэнсис Бэкон был христианином-протестантом, и его христианская вера была важна для его взглядов на жизнь. Однако его подход был широким, видя роль рационального научного анализа.Он вообще выступал за религиозную терпимость. Он был связан с розенкрейцерами — мистическим движением, которое верило в трансформацию божественного и человеческого понимания. Его работа « Новая Атлантида » выражает идеалы утопического сообщества, основанного на духовных законах и современном научном рационализме. В этой утопической стране есть:

«щедрость и просвещение, достоинство и великолепие, благочестие и общественный дух»

Роман Бэкона помещает научное учреждение, Дом Соломона, в центр страны, и отмечает, как ученые ищут работать в гармонии с Божественным.

«У нас есть определенные гимны и службы, которые мы произносим ежедневно, о Господе и благодарение Богу за Его чудесные дела; и некоторые формы молитвы, прося Его о помощи и благословении для освещения наших трудов и превращения их в добрые и святые цели».

В 1609 году он написал De Sapientia Veterum («Мудрость древних»), рассказывающую о скрытой мудрости древних мифов. Это была одна из его самых популярных книг.

— Предисловие

Это говорит о симпатии Бэкона к более инклюзивному религиозному подходу, выходящему за рамки современного христианства.

Личная жизнь

В возрасте 36 лет Бэкон ухаживал за Элизабет Хаттон, но она разорвала их отношения, чтобы выйти замуж за сэра Эдварда Коука – давнего соперника Бэкона.
В возрасте 45 лет Бэкон женился на Элис Фарнэм, которой в то время было всего 14 лет. Пара рассталась из-за разногласий по поводу денег. Позже Бэкон лишил Алису наследства после того, как обнаружил, что у нее роман с другим мужчиной.

9 апреля 1926 года Бэкон умер от пневмонии. В отчете Джона Обри («Короткие жизни») Бэкон умер после того, как простудился, проводя научный эксперимент, пытаясь набить птицу снегом, чтобы посмотреть, сохранит ли это жизнь. В своем последнем письме лорду Арунделу Бэкон также упоминает об этом происшествии:

«…Что касается самого эксперимента, то он удался превосходно; но в путешествии между Лондоном и Хайгейтом меня охватил такой приступ броска, что я не знаю, был ли это Камень, или какое-то пресыщение, или холод, или даже прикосновение к ним всем трем.

Бэкон был революционной фигурой в конституционном праве, науке и философии. Он стремился отстаивать новые способы обращения с миром. Его радикальный подход к фундаментальным вопросам жизни и мира, в котором мы живем, оказал влияние на продвижение другого духа — новой эры разума и просвещения. Бэкон искал синтез рационального научного подхода с духовным пониманием справедливого общества.

Образец цитирования: Петтингер, Теджван. «Биография Фрэнсиса Бэкона», Оксфорд, www.Biographonline.net, 20 декабря 2016. Последнее обновление 15 февраля 2018.

Фрэнсис бекон — эссе

, связанные с Amazon

, связанные с

известных людей ренессанса (от 1350 до 1650 лет ) Ренессанс охватывает расцвет искусства, науки и культуры в Европе.

Известные ученые – ученые от Аристотеля и Архимеда до Альберта Эйнштейна и Чарльза Дарвина. В том числе и ученые эпохи Просвещения.

Фрэнсис Бэкон | Encyclopedia.com

Фрэнсис Бэкон, барон Вералум, виконт Сент-Олбанс, получил известность как английский государственный деятель и естествоиспытатель. Бэкон сыграл важную роль в замене аристотелевской натурфилософии, осуществив серьезный сдвиг в сторону мышления о мире природы исключительно в эмпирических и экспериментальных терминах, хотя он в значительной степени оставался приверженцем аристотелевской мысли. Его достижение было двояким: во-первых, он преобразовал философскую дисциплину из чего-то созерцательного, сосредоточенного прежде всего на моральных вопросах, во что-то практическое, сосредоточенное в основном на вопросах естественной философии (то, что сейчас называется наукой).Во-вторых, его работа в области естественных наук привела к формулированию принципов, которые теперь считаются краеугольными камнями индуктивного современного научного метода: вывод от наблюдаемых эффектов к более глубоким глубинным причинам и устранение различных возможных объяснений путем проверки их следствий с помощью эксперимента или наблюдения. .

Жизнь

Бэкон родился 22 января 1561 года и был старшим сыном сэра Николаса Бэкона, лорда-хранителя Большой Печати, и Энн, второй дочери сэра Энтони Коука, известного своими сильными протестантскими симпатиями.Бэкон учился в Тринити-колледже в Кембридже с 1573 по 1575 год, но переехал в Грейс-Инн в 1575 году, отправился во Францию, где он познакомился с итальянскими республиканскими идеями, в 1576 году и оставался там до смерти своего отца в 1579 году. С этого времени и далее. он начал карьеру в области права и политики, которая привела его к его первому месту в парламенте (1581 г.), допуску к коллегии адвокатов (1582 г.), заместителю главного стюарда герцогства Ланкастер (1594 г.), генеральному стряпчему (1607 г.), генеральному прокурору (1613 г.). ), член Тайного совета (1616), лорд-хранитель Большой печати (1617), до своего назначения виконтом св.Олбансом в 1621 году. В том же году он подвергся импичменту и провел остаток своей жизни в относительной изоляции от придворного общества, которым он наслаждался в течение предыдущих пятнадцати лет. Он умер 9 апреля 1626 года. Его смерть традиционно приписывалась заболеванию пневмонией в результате того, что он покинул карету, чтобы проверить консервирующее действие холода на курицу, но более вероятно, что он умер от передозировки вдыхаемой селитры. или опиаты, назначаемые самому себе для лечения затянувшейся болезни.

Его интеллектуальная карьера делится на три этапа.С 1592 по 1602 год его главной заботой была реформа английского права. С 1602 по 1620 год он работал над очень амбициозным проектом в области естествознания, защищая форму атомизма и излагая новый метод исследования в натурфилософии, а также исследуя огромное количество тем в естествознании. Около 1620 года он начал систематически публиковать части своего грандиозного плана, хотя Бэкона никогда нельзя было назвать систематическим философом. Его планы по реформе натурфилософии не воспринимались всерьез его английскими современниками при жизни, но через несколько лет после его смерти критики современной натурфилософии и основатели научных академий в Италии, Франции и Англии приняли его за своего. модели, а к началу XVIII века его имя связали с именем Ньютона среди основоположников современной науки.

Право и риторика

Первые попытки реформ Бэкона были в области права, а не натурфилософии. Закон предлагал руководство по трем вопросам, которые впоследствии сделали его образцом для предложенной им реформы натурфилософии: достоверность показаний, какие выводы следует делать из конкретных показаний и как можно решить, применимы ли те или иные законы к делу. Третье из них он считал наиболее нуждающимся в реформе, и он начал исследовать, как можно систематизировать право, как можно обеспечить регулярные записи и обзоры судебных решений и можно ли создать прочные основы для юридической практики. обнаруженный.Здесь речь идет о том, что было названо «открытием» права. Общей предпосылкой было то, что закон был структурирован в соответствии с разумом и что эта структура позволяла в тех случаях, когда законы не давали четких указаний на нарушения, апеллировать к имплицитному посылу общего права. При допущении, что закон охватывает все возможности, задача состояла в том, чтобы найти путь сквозь его рациональную структуру. Вопросы, на которые Бэкон обращал особое внимание, заключались в том, существует ли оптимальная процедура для обнаружения этой рациональной структуры и каков окончательный источник авторитета в случае спора.

Акцент Бэкона на роли открытия в юридическом мышлении отражает интерес к риторике, которая играет решающую роль как в предлагаемой им реформе права, так и в реформе натурфилософии. Задача риторики заключалась в формулировании, организации и выражении своих идей связным и убедительным образом. Она была разработана, чтобы помочь разобраться во всеобъемлющем массиве знаний, накопленных в древности, определить, где можно найти подходящие доказательства и аргументы, а также предоставить модели, разработанные для того, чтобы дать человеку представление о том, что необходимо, если конкретная вопрос должен был быть исследован или конкретная позиция защищена, модели, которыми можно было поделиться с теми, перед кем излагался или защищался свой случай. Риторика, по мнению Бэкона, должна помогать сосредоточивать умственные способности, организовывать свои мысли наиболее экономным образом и даже (у таких писателей, как Квинтилиан) давать яркие образы или репрезентации ситуаций, позволяющих убедить себя в правильности дела. особенно важно в действии и в юридическом споре). Он был разработан, чтобы предоставить модели, показывающие, как лучше всего защищать те или иные дела, в зависимости от таких фактов, как наличие и сложность доказательств, а также знаний, мнений или предубеждений аудитории, против которых он направлял свои аргументы.

На общем уровне риторика считалась безразличной к предмету, потому что рекомендовались комплексные процедуры, которые помогли бы делу или расследованию, научному или юридическому, хотя были бы сходства или аналогии (в отношении статуса различных видов доказательства, например) и различия (например, в отношении средств сбора доказательств) между юридическими делами и делами в натуральной философии. Закон, взятый в широком смысле, рассматривался как парадигма для риторических писателей: риторические трактаты часто были явно адресованы юристам и законодателям, а примеры были приспособлены к проблемам, возникающим в праве.В свете этого следует ожидать, что использование риторической модели знания, то есть модели, которая дает указания о том, как собирать и оценивать свидетельства для точки зрения, как выносить суждение на основе этих свидетельств, и как установить правильность суждения, используя предписания, полученные из изучения риторики, во многих отношениях использует юридическую модель.

Риторика обеспечила теоретическую основу закона, что на практическом уровне работало со сложными процедурами сбора, оценки и проверки доказательств.Именно это имел в виду Бэкон для натурфилософии. Что было необычным в его применении предписаний, извлеченных из риторики и права, к натурфилософии, так это то, что он использовал их, чтобы предложить фундаментальную реформу философии. Однако, хотя Бэкон исходил из рассмотрения закона, закон сам по себе не выступал в качестве модели. Его важность проистекала из того факта, что (особенно после того, как он был реформирован в духе Бэкона) он служил примером риторически мотивированного описания открытия.В этом ключ к предприятию Бэкона.

Лучше всего понять эту реформу можно с точки зрения всепроникающего контраста эпохи Возрождения, часто изображаемого в классических терминах, между жизнью созерцания ( otium ) и жизнью практической, продуктивной деятельности ( negotium ). В Англии шестнадцатого века произошел решительный сдвиг в пользу последних. В частности, упор делался на практические вопросы и практическое использование обучения; а философия — и прежде всего схоластическая философия — широко считалась бесполезной дисциплиной, которая поощряла споры ради самих себя, никогда ничего не достигая и не производя ничего ценного.Более того, мораль широко рассматривалась как ключевая философская тема (в соответствии с цицероновской моделью, распространенной в Европе эпохи Возрождения), и ряд мыслителей елизаветинской эпохи, прежде всего поэт сэр Филип Сидней, утверждали, что поэзия превосходит философию, потому что философия может только рассуждать. о природе добра, в то время как поэзия действительно могла подвигнуть людей к добру, что и было целью упражнения.

Бэкон сделал две вещи: он переместил философию с otium на negotium и заставил натурфилософию заменить моральную философию в качестве центра философского предприятия.Сочетание этих двух (а они тесно связаны) является радикальным шагом, знаменующим решительный разрыв не только с более ранними концепциями философии, но также и с более ранним пониманием задачи философа.

Натурфилософия существовала в нескольких формах в шестнадцатом и семнадцатом веках, и было две крайние формы. Примером первого служит алхимия, эзотерическая, но практическая дисциплина, которая имела мало связи с традиционной философской практикой и страдала, по мнению Бэкона, отсутствием структуры, что давало мало результатов, причем большая часть этой скудости объяснялась случайностью.На другом полюсе находилась схоластическая натурфилософия, глубоко теоретическая дисциплина, которая, по мнению Бэкона, вообще ничего не дала; несмотря на свою большую изощренность, оно оказалось почти исключительно словесным.

Бэкон хотел что-то, что могло бы обеспечить преимущества каждого из них без каких-либо недостатков. Он хотел чего-то, что обеспечило бы подробный теоретический обзор царства природы, чтобы естественные процессы можно было не только понять, но, что более важно, также преобразовать на основе этого понимания; это контекст его знаменитого изречения «знание — сила».«Конечная цель состояла в том, чтобы преобразовать естественные процессы для общего блага (по мнению Бэкона, это должно было быть решено сувереном), и именно это, а не какое-то созерцательное понимание природы, послужило основанием для натурфилософии и, в более широком смысле,

Сам Бэкон формулировал свой проект в терминах политико-религиозного восстановления господства человека над миром природы, утраченного с изгнанием Адама из Эдема. традиционное богословие.

Учение об идолах

Если риторика является первым компонентом бэконовского описания метода, то вторым является отчетливое понимание того, почему возникает потребность в методе. Здесь важен акцент Бэкона на психологическом измерении знания: вопросы представления знания не только признаются важными, но и должны быть поняты, когда такое понимание не дополняет эпистемологию, а фактически является ее частью. С одной стороны, в этом нет ничего нового, поскольку это просто часть давней традиции, которая всерьез началась с римских риторов; но хотя он заимствован у греческих писателей, он несколько отличается от подхода к эпистемологическим вопросам, который мы находим у классических греческих и эллинистических философов.Если подумать в этом контексте об общем проекте Бэкона, становится ясно, что здесь есть что-то новое. Ибо натурфилософия обычно была прерогативой греческой философии и подобным же образом преследовалась философами-схоластами. Римская традиция, за исключением Лукреция, как правило, не занималась умозрительными натурфилософскими вопросами, вместо этого занимаясь практическими моральными, политическими и юридическими вопросами. Думая об убеждении в терминах психологической теории, психологической теории как части эпистемологии и эпистемологии как направленной в первую очередь к натурфилософии, Бэкон смог обеспечить себя некоторыми ресурсами, чтобы переделать натурфилософию не как спекулятивную, а как как практическая дисциплина.

Это психологическое измерение эпистемологии полностью раскрывается в учении Бэкона об «идолах разума». Эти идолы «обманывают не в частностях, как другие, затуманивая и улавливая суждение, а испорченным и неупорядоченным предрасположением ума, который как бы извращает и заражает все предвосхищения ума». Вторая часть «Великой реставрации», направленная на обновление обучения, посвящена «изобретению знания» и состоит из двух компонентов, один из которых направлен на избавление ума от предубеждений, а другой — на направление ума в продуктивной деятельности. направление.Эти компоненты взаимосвязаны, ибо, пока мы не поймем природу предубеждений ума, мы не знаем, в каком направлении нам нужно вести его мышление. Другими словами, различные естественные наклонности ума должны быть очищены, прежде чем можно будет установить новую процедуру. Подход Бэкона здесь действительно отличается от подхода его предшественников, как он понимает. Логика или метод сами по себе не могут быть просто введены для замены дурных привычек мышления, потому что это не просто вопрос замены. Простого применения логики к мыслительным процессам недостаточно.

В своем учении о четырех идолах разума Бэкон дает описание систематических форм заблуждений, которым подвержен разум, и это ключевая часть его эпистемологии. Именно в его трактовке внутренних препятствий, «идолов», поднимается вопрос о том, в каком психологическом или когнитивном состоянии мы должны находиться, чтобы иметь возможность заниматься натурфилософией в первую очередь. Бэкон полагает, что такое понимание природы, которое никогда не было достигнуто со времен грехопадения, возможно в его время, потому что были выявлены характерные препятствия, сдерживавшие все предыдущие попытки, что во многих отношениях является новой теорией того, что могло бы произойти. традиционно рассматривались в рамках теории страстей, ориентированной именно на натурфилософскую практику.

«Идолы племени» происходят от самой человеческой природы, прежде всего от «однородности вещества человеческого ума, или от его озабоченности, или от его узости, или от его беспокойного движения, или от вливания привязанностей, или из-за некомпетентности чувств, или из-за способа впечатления». ( Сочинения 1857–1874 гг., т. 4, с. 58–59). Идолы племени воздействуют на всех одинаково и проявляются в стремлении предположить, что в природе больше порядка и правильности, чем есть на самом деле; в склонности пренебрегать или игнорировать контрпримеры своих теорий; в тенденции экстраполировать поразительные случаи, с которыми каждый знаком, на все другие случаи; в беспокойстве человеческого ума, а значит, он не удовлетворяется вполне хорошими фундаментальными объяснениями, ошибочно и постоянно ищет какую-то более фундаментальную причину до бесконечности; и в склонности верить в то, что хотелось бы, чтобы было правдой.

«Пещерные идолы», как нам говорят, «возникают в своеобразной конституции, умственной или телесной, каждого человека, а также в воспитании, привычках и случайностях» ( Works 1857–1874, vol. 4, стр. 59). К ним относятся увлечение тем или иным предметом, что приводит к поспешным обобщениям; готовность одних умов сосредотачиваться на различиях, а других — на сходствах и сходствах, в то время как баланс трудно достичь естественным путем; и тот факт, что одни умы чрезмерно увлекаются древностью, а другие — новизной. Наконец, есть те, кто полностью занимается материальным строением в ущерб структуре (древние атомисты), и те, кто полностью занимается структурой в ущерб материальному строению.

Эти примеры выявляют очень существенное различие между идолами племени и идолами пещеры. По-видимому, существует ряд рутинных процедур, которые можно выполнить, чтобы исправить ситуацию в последнем случае, процедур, предусмотренных положительной частью доктрины Бэкона — элиминативной индукцией, — тогда как в случае с идолами племени в большинстве случаев исправить сложнее.

Третий вид идолов, рыночных, происходит от того факта, что нам приходится выражать и передавать свои мысли с помощью языка, который содержит систематические недостатки. Одна из проблем с языком заключается в том факте, что слова «обычно формируются и применяются в соответствии со способностями простонародья и следуют тем линиям деления, которые наиболее очевидны для вульгарного понимания. более внимательное наблюдение изменило бы эти строки в соответствии с истинными подразделениями природы, слова стоят на пути и сопротивляются изменению» ( Works 1857–1874, vol. 4, с. 61). Это приводит к двум видам лингвистически индуцированных недостатков. Во-первых, язык дает имена, которые относятся к несуществующим вещам, например «Фортуна, Перводвигатель, Планетарные Орбиты, Элемент Огня и тому подобные вымыслы, обязанные своим происхождением ложным и праздным теориям» ( Works 1857–1874, т. 4, стр. 61). Решение здесь состоит в том, чтобы просто избавиться от теорий, порождающих эти фиктивные сущности.

Второй случай не так прост. Оно возникает из-за того, что слова имеют множественные и/или плохо определенные значения, особенно в случае таких терминов, как влажный , которые были абстрагированы от наблюдения.Бэкон усматривает градацию по «степеням искажения и ошибки» ( Сочинения 1857–1874, т. 4, с. 62) терминов, начиная с названий веществ, где степень искажения невелика, переходя через названия действий, и, наконец, дойдя до наименований качеств — он приводит примеры «тяжелых, легких, редких, плотных» ( Сочинения 1857–1874, т. 4, с. 62), — где степень искажения высока.

Наконец, четвертый вид препятствий, идолы театра, не являются врожденными ни в уме, ни в языке, но приобретаются из-за испорченной философской культуры и ее извращенных правил демонстрации.Здесь доступно общее лекарство, а именно следование позитивным методологическим предписаниям Бэкона: «Путь, который я предлагаю для открытия наук, таков, что оставляет мало остроты и силы ума, но ставит все остроумие и понимание почти на один уровень. как при рисовании прямых линий или идеального круга многое зависит от твердости и практики руки, но если с помощью линейки или циркуля, то мало или совсем ничего; то же самое и с моим планом» ( сочинений). 1857–1874 гг., том.4, с. 62–63).

Одно из величайших достоинств бэконовского описания идолов состоит в том, что оно позволяет ему убедительно обосновать метод. В самом деле, потребность в методе еще никогда не заявлялась с такой силой, ибо бэконовская защита метода — это не просто помощь в открытии. Он утверждает, что мы занимаемся натурфилософией, обладая серьезными недостатками естественных способностей, мы оперируем крайне неадекватными средствами коммуникации и полагаемся на безнадежно испорченную философскую культуру.Во многих отношениях они не поддаются исправлению. Практикам натурфилософии, безусловно, необходимо преобразовать свое поведение, преодолеть свои естественные склонности и страсти, но не для того, чтобы при этом они стремились к естественному, долапсарианскому состоянию, в котором они могли бы знать вещи такими, какие они есть, с непосредственным знанием. . Этого они никогда не достигнут. Скорее, реформа поведения — это дисциплина, которой они должны себя подчинить, если они хотят быть в состоянии следовать процедуре, которая во многих отношениях совершенно противоречит их естественным наклонностям, что расходится с традиционными концепциями естествоиспытателей. , и что действительно подрывает их индивидуальность.

Элиминативная индукция

То, что Бэкон ищет в методе открытия, — это то, что современные философы сочли бы невероятно сильным: открытие причин, которые необходимы и достаточны для их следствий. Зачем налагать такие сильные ограничения на причинность, чтобы мы называли что-то причиной только тогда, когда действие всегда происходит в присутствии этого предмета и никогда в его отсутствие? Бэкон (как и Аристотель до него) добивается окончательных объяснений вещей, и естественно предположить, что окончательные объяснения уникальны.Метод Бэкона предназначен для того, чтобы проложить путь к таким объяснениям, и этот путь ведет нас через ряд предложенных причинно-следственных объяснений, которые уточняются на каждом этапе. Разработанная им процедура, элиминационная индукция, состоит в том, что различные факторы, которые могут способствовать, выделяются и исследуются по очереди, чтобы увидеть, действительно ли они вносят свой вклад в эффект. Те, которые этого не делают, отбрасываются, и в результате происходит конвергенция по тем факторам, которые действительно важны. Тот вид «релевантности», которого добивается Бэкон, представляет собой набор необходимых условий: предполагается, что процедура позволит нам отсеять те факторы, которые не являются необходимыми для производства эффекта, так что нам останется только с теми, которые необходимы.

Бэкон приводит пример того, как метод работает в случае цвета. Мы берем за отправную точку некоторую комбинацию веществ, производящую белизну, т. е. исходим из того, что является достаточным условием для производства белизны, а затем удаляем из них все, что не нужно для цвета. Во-первых, заметим, что если воздух и вода смешиваются между собой небольшими порциями, получается белый цвет, как снег или волны. Здесь мы имеем достаточные условия для белизны, но не необходимые условия, поэтому затем мы расширяем область применения, заменяя воду всякой прозрачной неокрашенной субстанцией, откуда мы находим, что стекло или хрусталь, будучи измельченными, становятся белыми, и белок, который первоначально водянистое прозрачное вещество, при вбивании в него воздуха, становится белым.В-третьих, мы еще больше расширяем рамки и спрашиваем, что происходит в случае окрашенных веществ. Янтарь и сапфир становятся белыми при измельчении, а вино и пиво становятся белыми при вспенивании.

Все вещества, рассмотренные до этого этапа, были «более прозрачными, чем воздух». Затем Бэкон рассматривает пламя, которое менее прозрачно, чем воздух, и утверждает, что смесь огня и воздуха делает пламя белее. Из этого следует, что вода достаточна для белизны, но не необходима для нее.Он продолжает в том же духе, спрашивая, нужен ли воздух для белизны. Он отмечает, что смесь воды и масла бела, даже когда из нее испарился воздух, поэтому для белизны воздух не нужен; но нужно ли прозрачное вещество? После этого Бэкон не продолжает цепь вопросов, а излагает некоторые выводы, а именно, что тела, части которых неравны, но находятся в простой пропорции, белые, те, части которых находятся в равных пропорциях, прозрачны, те, части которых пропорциональны, являются цветами. , а те, части которых абсолютно неравны, — черные.Другими словами, это вывод, которого можно было бы ожидать от метода отсеивания того, что необходимо для явления, а что нет, хотя сам Бэкон не дает здесь пути к этому заключению.

В таком случае можно спросить, на чем основывается его уверенность в своем заключении, если он сам не смог завершить «индукцию». Ответ состоит в том, что оно вытекает из следствий, которые он может извлечь из своего рассказа. Есть два способа оценить обоснованность выводов: с помощью процедуры элиминативной индукции, которую он только что изложил, и с помощью следствий выводов, порожденных ею.Другими словами, существует двусторонний процесс: от эмпирических явлений к первым принципам, а затем от первых принципов к эмпирическим явлениям. Это классическая аристотелевская процедура. Версия Бэкона отличается тем, как выполняется первый шаг, и разница заключается в использовании элиминативной индукции.

Обработка тепла Бэконом в Novum Organum следует, по существу, по тому же пути, хотя и более сложным способом. Первое, что нужно сделать, говорит он нам, это перечислить «примеры, сходные по природе тепла», то есть список тех случаев, в которых присутствует тепло: солнечные лучи, отраженные лучи, метеоры, молнии, вулканические извержения, пламя, горящие твердые тела, естественные теплые ванны, кипящие жидкости, горячие пары и дымы, погожие безоблачные дни, воздух, запертый под землей, шерсть и пух, тела, находящиеся возле огня, искры, натертые тела, замкнутые растительные вещества, негашеная известь опрыскивание водой, металлами, растворенными в кислотах или щелочах, внутренностями животных, конским навозом, крепким серным и купоросным маслом (т. е. серная кислота), масло майорана, ректифицированный винный спирт, ароматические травы (острые на вкус), крепкий уксус и кислоты (обжигающие те части тела, где нет эпидермиса, например, поверхность глаза) , и, наконец, сильный холод, способный производить обжигающее действие ( Сочинения 1857–1874, т. 4, с. 127–129).

Список, конечно, не претендует на полноту, но, по-видимому, он имеет целью дать нам некоторое представление о диапазоне явлений, с которыми нам приходится иметь дело.Поскольку, по мнению Бэкона, причина должна не только присутствовать при наличии следствия, но и отсутствовать при отсутствии следствия, следующим шагом в идеале было бы перечисление тех случаев, когда следствие отсутствовало, но это явно невыполнимая задача. , потому что список был бы бесконечен. Итак, что делает Бэкон, так это довольно подробно перечисляет контрпримеры к пунктам первого списка: случаи, когда тепло отсутствует или, по крайней мере, когда есть некоторое сомнение. Так, например, лучи солнца горячие, а луны и звезд нет; отражения солнечных лучей обычно горячие, но не в полярных областях; присутствие комет (считая их типом метеора) не приводит к более теплой погоде; и так далее. Однако смысл этого упражнения не просто в том, чтобы зафиксировать известные контрпримеры, но и в том, чтобы предложить эксперименты, которые необходимо провести, чтобы обнаружить, существуют ли контрпримеры, например, в случае линз и «горящих зеркал» в связи с что он делает несколько предложений.

Случаи и контрпримеры теплоты являются абсолютными вопросами, но мы можем также открыть кое-что о природе теплоты сравнительными средствами, сравнивая либо ее увеличение и уменьшение в одном и том же субъекте, либо ее количество в разных субъектах, как сравнивал одно с другим.Ибо, поскольку форма вещи есть сама вещь, и вещь не отличается от формы, кроме как в том, как кажущееся отличается от реального, или внешнее от внутреннего, или вещь по отношению к человеку от Что касается вселенной, то из этого с необходимостью следует, что никакая природа не может быть принята за истинную форму, если она всегда не уменьшается, когда рассматриваемая природа уменьшается, и таким же образом всегда увеличивается, когда рассматриваемая природа увеличивается. ( Сочинения 1857–1874 гг., т.4, с. 137)

Эта процедура обнаружения требует составления «таблицы степеней или сравнений», в которой рассмотрены ранее перечисленные случаи в отношении изменений тепла. Например, гниение всегда «содержит» тепло; неодушевленные предметы не горячие на ощупь; тепло низших животных, таких как насекомые, едва ощутимо, но высшие животные горячие на ощупь; тепло у животных увеличивается в результате движения; тепла небесных тел никогда не бывает достаточно, чтобы поджечь вещи на Земле; солнце и планеты дают больше тепла в перигее, чем в апогее; и так далее.

Именно в этот момент в игру вступает индукция. Различные случаи должны быть рассмотрены с целью исключения тех естеств, которые могут отсутствовать, когда теплота все еще присутствует, тех естеств, которые присутствуют, хотя теплота отсутствует, и тех, в которых теплота увеличивается или уменьшается без соответствующего увеличения или уменьшения теплоты. природа. Примеры исключений таковы: поскольку солнечные лучи иногда согревают, а иногда нет, отвергните природу элементов как объяснение тепла; из-за обыкновенного огня и подземных огней отвергнуть природу небесных тел; из-за кипящей воды отвергают свет или яркость; и так далее. Этот процесс менее надежен, чем может показаться, ибо исключение одних простых природ и сведение к другим предполагает, что мы знаем, что такое простые природы, тогда как на самом деле мы этого не знаем; но процедуры, пройденные до сих пор, как полагает Бэкон, позволяют нам, наконец, продвинуться к интерпретации природы или, по крайней мере, к первой версии этой интерпретации, которую он называет «первым урожаем».

Предпосылкой изложения Бэкона является то, что Форма, вызывающая эффект, должна присутствовать в каждом случае и отсутствовать в каждом контрпримере, но он также указывает, что в одних случаях она более очевидна, чем в других.Это особенно верно в случае тепла: таблицы показывают, что горячие предметы, такие как пламя и кипящая вода, обычно находятся в быстром движении и что сжатие гасит огонь. Таблицы результатов показывают, кроме того, что тела разрушаются или радикально изменяются под действием тепла, указывая на то, что тепло вызывает изменение внутренних частей тела и заметно вызывает его растворение. Бэкон заключает, что теплота есть разновидность общего рода движения, но прежде чем исследовать, что отличает ее от других видов движения, он устраняет некоторые двусмысленности в идее теплоты.Ощутимое тепло, например, относящееся к индивидуумам, а не ко вселенной, есть не тепло, собственно говоря, а воздействие тепла на животные духи. Кроме того, передачу тепла от одного тела к другому не следует смешивать с формой тепла, ибо само тепло и действие нагревания суть две разные вещи. Огонь также не следует путать с формой тепла, ибо огонь есть сочетание тепла и яркости.

Устранив эти неясности, Бэкон переходит к собственно теплу.Ряд вещей отличает его как особый вид движения. Во-первых, теплота — это движение, которое заставляет тела расширяться или расширяться «по окружности», то есть во всех направлениях, что очевидно в случае паров или воздуха, жидкостей, таких как кипящая вода, и металлов, таких как железо, которые расширяться при нагревании. Холод имеет противоположный эффект во всех случаях. Вторая отличительная черта состоит в том, что теплота есть не только движение к окружности, но и движение вверх. Чтобы определить, верно ли обратное в случае холода, Бэкон предлагает эксперимент, в котором губку, смоченную холодной водой, кладут на дно одного нагретого стержня и наверх другого, чтобы определить, остывает ли один стержень быстрее, чем другой.Он также предполагает, что тот, у которого губка наверху, быстрее охладит другой конец стержня.

Третья характеристика состоит в том, что теплота включает в себя разнообразные неравномерные движения, при которых мелкие части тела двигаются по-разному, одни движения сдерживаются, а другие протекают свободно, в результате чего тело испытывает постоянно затихающее дрожащее и набухающее движение . Эта третья характеристика проявляется в пламени и в кипящей воде. Кроме того, там, где есть движение целого, как, например, газ, выходящий из заключения под большим давлением, мы не находим теплоты.Бэкон утверждает, что охлаждение происходит так же, как и нагрев, неравномерно, хотя отсутствие сильных холодов на Земле делает это явление менее очевидным. Наконец, четвертая характеристика теплоты как вида движения состоит в том, что она действует быстро, ибо сравнение с действием возраста или времени на разложение тел показывает сходный результат, тление или разложение тел, и различие должно заключаться в скорость проникновения в части тела. Случай холода здесь не упоминается, и, в отличие от первых трех характеристик, неясно, что именно Бэкон хотел бы установить в случае холода.Он подводит итог, делая два вида выводов из этого «первого урожая»: тела. Но таким образом видоизменяется расширение; в то время как он расширяется во всех направлениях, он в то же время имеет склонность вверх. Изменяется и борьба в частицах; не вяло, а торопливо и с силой. Если рассматривать применительно к эксплуатации, то это одно и то же.Ибо указание таково: если в каком-либо природном теле вы можете возбудить расширяющееся или расширяющееся движение и можете таким образом подавить это движение и обратить его в себя, так что расширение не будет происходить равномерно, а может иметь место в одной части и противодействует в другом, вы, несомненно, будете генерировать тепло. ( Works 1857–1874 , т. 4, стр. 155)

Этот процесс является для Бэкона лишь первой стадией индукции, но он является одновременно и наиболее новым, и наиболее проблематичным. В частности, уместно спросить, насколько далеко нас заводит процесс элиминативной индукции.В конце концов, если вернуться к вопросу о цвете, то это гигантский скачок, даже качественный скачок, от констатации того, что смесь масла и воды бела, до вывода, к которому стремится Бэкон, а именно, что те тела, части которых находятся в простой пропорции белые. Правдоподобно ли предположить, что продолжение процедуры действительно приведет нас к заключению? В частности, «направления», которым следовали до этой стадии, остаются полностью на макроскопическом уровне, однако их дальнейшее применение должно привести нас к конкретной микрокорпускулярной внутренней структуре тела, которая делает это тело белым.Эта проблема вызывает два вопроса: порождает ли элиминативная индукция объяснения и действительно ли она включает процесс, который сходится к единственной причине или объяснению.

По первому вопросу аристотелевцы воспротивились бы требованию, чтобы в поисках объяснения физического явления они просеивали все возможности, пока не нашли бы причину. Вопрос касается отношения между объяснениями и причинами. Хотя греки обычно не разделяли вопросы причинности и объяснения, все же возникали споры о том, чему следует отдать приоритет.Причине был бы отдан приоритет, если бы кто-то стремился определить или возложить ответственность за что-то. Объяснению будет отдан приоритет, если кто-то попытается представить отчет обо всех соответствующих факторах, касающихся того, как что-то произошло, не обязательно желая распределить вину или ответственность. Имеет большое значение, какую из этих точек зрения мы придерживаемся. Стоики, например, утверждали, что важнее всего определить ответственность, и, следовательно, рассматривали причины как обязательно действующие.Эта точка зрения подкреплялась аналогией с законом, где лицом, признанным ответственным за преступление, является лицо, которое сделало то, что привело к совершению преступления.

Физическим аналогом здесь является тело: причина — это тело, которое каким-то образом воздействует на другое тело. В этой интерпретации объяснение — это просто констатация причины: причина предшествует объяснению. Альтернатива состоит в том, чтобы сделать объяснение до причины, и в этом случае мы могли бы сказать, что причина — это то, что фигурирует в объяснении события.Возьмем юридическую аналогию: если бы мы искали объяснение того, почему произошло преступление, а не просто пытаемся выяснить, кто виноват, мы могли бы рассмотреть всевозможные факторы, такие как условия, при которых обычно происходят преступления такого рода, принимались ли меры пресечения, что побуждало людей к совершению подобных правонарушений и т.д. В натурфилософии Аристотель ставит объяснения перед причинами. Его знаменитые «четыре причины» на самом деле представляют собой четыре вида объяснения, комбинация которых призвана дать полное понимание явления.Если мы знаем, что такое нечто, из чего оно сделано, как оно было сделано и с какой целью оно было сделано, мы имеем полное представление об этом явлении. Эффективное ограничение себя действенными причинами, как это делает Бэкон, не приведет к такому пониманию. Так что сторонники Аристотеля вполне могут сопротивляться представлению о том, что процедура Бэкона приведет к объяснениям.

Кто-то, кто стремится делать объяснения до причин, будет утверждать, что существует столько же причин чего-то, сколько есть объяснений этой вещи, поскольку то, что будет считаться причиной, будет определяться типом объяснения, которое человек ищет.Бэкон мало что может ответить на этот ход. В Valerius Terminus он излагает ошибку поиска причин отдельных вещей, которые «бесконечны и преходящи», в противоположность «абстрактным природам, которые немногочисленны и уместны». Такая критика кажется наиболее уместной в адрес алхимиков и других, которых Бэкон критикует за их разрозненный подход, а не в адрес естествоиспытателей-схоластов, которые согласились бы здесь с его резкой критикой. Но на самом деле Бэкон имеет в виду схоластов, говоря нам, что, несмотря на видимость, при ближайшем рассмотрении они не ищут абстрактных природ.Эта несколько неожиданная критика возможна только из-за очень ограничительного толкования, которое он дает «абстрактным природам», которые он сравнивает с «алфавитом или простыми буквами, из которых состоит многообразие вещей, или с красками, смешанными в раковине художника, с помощью которых он способен создавать бесконечное разнообразие лиц или форм» ( Сочинения 1857–1874 гг., т. 3, с. 243). Ясно, чего он действительно хочет, так это атомистического объяснения «абстрактной природы» вещей, чего-то, что может быть защищено только на существенных натурфилософских основаниях.Объяснение, которое он ищет, а именно атомистическое/корпускулярное, несомненно, ведет к тому, что будет считаться здесь удовлетворительным аргументом.

Этот вопрос подводит нас ко второму вопросу. Пригодна ли элиминационная индукция в качестве метода обнаружения действующих причин? Трудно понять, как это могло бы не помочь в таком процессе, но далеко не ясно, могло ли оно само по себе породить объяснение таких причин. В самом деле, невозможно понять, как бэконовские примеры белизны и тепла могут быть продолжены с помощью элиминативной индукции, чтобы получить вывод того типа, который он хочет.Можно допустить некоторую степень сходимости, но ничто не сравнится с конвергенцией к точке: вещи становятся квадратными задолго до этой стадии.

Истина

Тесно связана с Бэконом трактовка вопроса об истине. Бэкон проходит через ряд критериев, которые он считает неадекватными, которые использовались для установления истины. Он отвергает критерии, зависящие от древности или авторитета, критерии, вытекающие из общепринятых взглядов, и те, которые опираются на внутреннюю непротиворечивость или способность к внутренней редукции теорий, по-видимому, на том основании, что такие критерии не имеют отношения к вопросу о том, существует ли какое-либо соответствие между теорией и реальностью.Он также отвергает «индукции без противоречивых примеров», то есть индукции, которые ограничиваются подтверждением теории, а также «отчет чувств». Ни один из них, говорит он нам, не является «абсолютным и непогрешимым доказательством истины и не обеспечивает достаточной безопасности для действий и действий». То, что он связывает доказательства истинности теории и ее полезности здесь, не случайно, поскольку они тесно связаны, говоря нам в Valerius Terminus , что

Что открытие новых работ и активных направлений, не известных ранее, является единственное испытание, которое нужно принять; и все же не то и не другое в случае, когда одно отдельное дает свет другому; но там, где частности вызывают аксиому или наблюдение, обнаруженная аксиома открывает и создает новые частности.Что природа этого испытания заключается не только в том, будет ли знание полезным или нет; не потому, что вы всегда можете заключить, что аксиома, открывающая новые примеры, истинна, но, наоборот, вы можете с уверенностью заключить, что если она не открывает ни одного нового примера, то она напрасна и неверна. ( Works , vol. 3, p. 242)

Здесь неясно, приукрашивает ли Бэкон истину, утверждая, что она была неправильно истолкована, или говоря, что что-то истинно в обычно принятом смысле, только если это полезно.Как бы то ни было, это очень сильное заявление со стороны Бэкона. Ведь есть бесполезные истины, как и ложь, имеющая практическое применение. Дело не только в том, что ложные посылки могут привести к истинным выводам, но бывают случаи, когда приближения, хотя и ложные, могут иметь большую практическую ценность, чем истины, приближением которых они являются.

Решение становится ясным, если учесть, что с древних времен споры о методах порождения истин зависели от вопроса о порождении информативных истин, целью которых было открытие чего-то, чего мы еще не знали.В частности, Аристотель и его последователи эпохи Возрождения стремились показать, что формальные способы рассуждения, такие как силлогизм, не были тривиальными или замкнутыми, потому что в начале процесса вывода мы знаем, что что-то имеет место, тогда как в конце у нас есть знание почему это так. В частности, они стремились показать, что то знание наблюдаемого явления, которое мы получаем посредством ощущений, качественно отличается от того рода знания, которое мы имеем об этом явлении, когда мы постигаем его причины, и уступает ему.

Этот последний вид знания также является тем, что искал Бэкон. Если мы думаем с точки зрения «информативных истин», позиция Бэкона обретает больше смысла. Он говорит, что единственный способ, которым мы можем судить о том, является ли что-то информативно верным, — это определить, является ли оно продуктивным, дает ли оно что-то осязаемое и полезное. И если что-то постоянно приводит к чему-то осязаемому и полезному, то оно информативно верно. В случае приближений, пожалуй, можно сказать, что они получают свою пользу не от своей ложности, а от своей близости к истине, хотя случаи, когда приближение более полезно, чем истинное объяснение, не могут быть рассмотрены так легко.

Вопрос о практичности истины зависит от того, насколько она информативна, но есть еще одно измерение этого вопроса, которое, хотя и не упоминается Бэконом явно, важно для понимания его общей ориентации. В гуманистической мысли, которая составляет источник вдохновения Бэкона, моральная философия занимает видное место. В этой философии быть добродетельным и действовать добродетельно — одно и то же: у морали нет отдельного практического измерения.Это тем более интересно, что моральная философия — это познавательное предприятие, в котором практический результат является конститутивным для дисциплины, как подчеркивает Бэкон. Если моральная философия является моделью натурфилософии, достаточно естественным выводом для гуманиста и подкрепляемым переходом от otium к negotium , тогда мы, возможно, сможем придать немного больше смысла идее о том, что истина не является истиной, если она не является информативной и продуктивной.

Если мы думаем о проекте Бэкона как о преобразовании философов-моралистов в философов-натуралистов, то можно ожидать некоторого перенесения концепций философа-моралиста. Понятия, которые были вполне уместны в моральной философии, но не подходили (по крайней мере, вне эпикуреизма) в натурфилософии, остаются в процессе трансформации. И это именно то, что мы действительно находим, наиболее поразительно в идее истины как продуктивной и информативной. Для Бэкона истина натурфилософии зависит от ее информативности и продуктивности работ, как и истина моральной философии в своем роде.«В религии, — говорит он нам в Redargutio Philosophiarum , — нас предупреждают, что вера должна проявляться делами» ( Works , т. 3, с. 576). И он предлагает применить к философии тот же тест, который применяется в религии: если она вообще ничего не производит или, что еще хуже, если «вместо плодов винограда или маслины она приносит волчцы и тернии споров и разногласия», то мы можем отклонить его.

Наследие Бэкона

В эпоху раннего Нового времени на Западе возник стиль натурфилософии, способ осмысления места натурфилософии в культуре в целом и образ мышления о себе как о естествоиспытателе.Бэкон сыграл ключевую роль в этом развитии. Он положил начало превращению философии в науку, ибо, хотя идеи «науки» и «ученого» в их современном смысле утвердились лишь в девятнадцатом веке, их генеалогия восходит к попытке Бэкона провести фундаментальную реформу философии от от созерцательной дисциплины, воплощенной в индивидуальной личности философа-моралиста, к коллективному, хотя и централизованному, предприятию, представленному в образе экспериментального естествоиспытателя.Во многом благодаря усилиям Бэкона наблюдение и эксперимент были выведены из сферы тайного и эзотерического и прочно вошли в общественную сферу. В результате наука преобразилась: ее традиция нерегулярных приступов прогресса, чередующихся с длительными периодами застоя, уступила место непрерывному и кумулятивному росту, характерному с тех пор для западной науки.

Защищая натурфилософию, Бэкон изменил ее; его установление ее автономии, легитимности и центральной культурной роли находится на одном уровне с платоновской защитой автономии и центральной роли «тихих» добродетелей, таких как справедливость и умеренность.Оба необратимо изменили культуру, в которой они жили, и последующие культуры, прежде всего нашу собственную.

См. также Аристотелизм; Аристотель; Цицерон, Марк Туллий; Эпикуреизм и эпикурейская школа; Этика, История; история и историография философии; индукция; Логика, История; Лукреций; натурализованная философия науки; Ньютон, Исаак; Философия права, история права; философия разума; Философия науки, история; Философия науки, Проблемы науки; Платон; Психология; Ренессанс; Научный метод; семантика, история; Стоицизм.

Библиография

работы Бэкона

Оксфорд Фрэнсис Бэкон под редакцией Грэма Риса и Лизы Джардин. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1996 г. и далее. Это в конечном итоге заменит издание Спеддинга и Эллиса по мере появления томов.

Произведения Фрэнсиса Бэкона . 14 томов под редакцией Джеймса Спеддинга, Роберта Лесли Эллиса и Дугласа Денона Хита. Лондон: Лонгманс, 1857–1874 гг.

работы о беконе

Андерсон, Фултон Х. Философия Фрэнсиса Бэкона . Нью-Йорк: Octogan Books, 1971. Всестороннее рассмотрение натурфилософии Бэкона.

Гаукрогер, Стивен. Фрэнсис Бэкон и трансформация философии раннего Нового времени . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 2001. Рассматривается связь между натурфилософией Бэкона и его описанием метода, а также его описанием формирования естествоиспытателя.

Джардин, Лиза. Фрэнсис Бэкон: открытие и искусство дискурса .Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 1974. Рассматриваются те вопросы теорий риторики и логики, которые были ключевыми в годы становления Бэкона, и показано их влияние на его мышление.

Джардин, Лиза и Алан Стюарт. Заложник удачи: неспокойная жизнь Фрэнсиса Бэкона, 1561–1626 гг. . Лондон: Виктор Голланц, 1998. Самая полная и актуальная биография.

Мартин, Джулиан. Фрэнсис Бэкон, государство и реформа натуральной философии .Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 1992. Лучшее доступное изложение мыслей Бэкона по юридическим вопросам.

Пелтонен, Маркку, изд. Кембриджский компаньон Бэкона . Кембридж, Великобритания: Cambridge University Press, 1996. Общий сборник статей по всем аспектам мысли Бэкона.

Перес-Рамос, Антонио. Идея науки Фрэнсиса Бэкона и традиция знаний Творца . Oxford: Oxford University Press, 1988. Основное внимание уделено роли риторики в творчестве Бэкона.

Росси, Паоло. Фрэнсис Бэкон: от магии к науке . Чикаго: University of Chicago Press, 1968. Имеет дело с натурфилософией Бэкона.

Урбах, Питер. Философия науки Фрэнсиса Бэкона: отчет и переоценка . La Salle, IL: Open Court, 1987. Обеспечивает всестороннее обсуждение описания метода Бэконом с регулярными сравнениями с Поппером.

Вебстер, Чарльз. Великое восстановление: наука, медицина и реформа, 1626–1660 гг. .Лондон: Дакворт, 1975. Лучшее доступное описание влияния Бэкона в период между его смертью и основанием Королевского общества.

Загорин, Перес. Фрэнсис Бэкон . Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1998. Общий обзор мысли Бэкона.

Стивен Гокрогер (2005)

Фрэнсис Бэкон — Ученый дня

Фрэнсис Бэкон, английский философ и политик, родился 22 января 1561 года.Бэкон в своем Novum Organum от 1620 г. предположил, что существует новый мир знаний, ожидающий открытия, если мы откажемся от схоластического метода школ и вместо этого будем следовать более плодотворному «индуктивному методу», основанному на сборе доказательств и придумывая эксперименты. Бэкон был замечательным писателем, и ему нравилось излагать свои основные мысли в остроумных афоризмах, многие из которых легко запоминаются. Некоторые фавориты, все из Novum Organum, : 1) «Вряд ли возможно одновременно восхищаться автором и превзойти его, ведь знание подобно воде, которая не поднимется выше уровня, с которого она упала»; 2) «Философия и интеллектуальные науки стоят, как статуи, почитаемые и прославляемые, но не двигаемые и не продвигаемые»; и 3) «Человеческий разум по своей природе склонен предполагать существование большего порядка и регулярности в мире, чем он находит».Есть еще десятки. Одной из любимых визуальных метафор Бэкона были Геркулесовы столбы (Гибралтарский пролив), которые древние считали пределом исследований и открытий. Бэкон призывал, подобно путешественникам эпохи Возрождения, не признавать никаких ограничений в наших поисках истины. Он включил эту идею в несколько афоризмов и использовал ее визуально на выгравированном титульном листе своего Novum Organum (первое изображение ). Бронзовую версию можно увидеть на стеновой панели снаружи пристройки к библиотеке Линды Холл (второе изображение).Оригинал гравюры находится в хранилище нашей Коллекции истории науки, в нашей копии Novum Organum .

Потому что Бэкон был так известен при жизни (он дослужился до должности лорда-канцлера в 1618 году и дважды был пэром, как барон Верулам и виконт Сент-Олбан, прежде чем был опозорен за получение взяток и вынужден уйти в отставку в 1621 году) , нет недостатка в биографическом материале об основных особенностях его жизни, но одним из наиболее интересных источников бэконовских биографических заметок являются «Краткие жизни» антиквара Джона Обри, составленные за 20 лет до смерти Обри в 1697 году.Эти короткие эссе, а их сотни, содержат обрывки фактов и слухи о его соотечественниках, большинство из которых взяты из интервью с людьми, которые знали его предметы. Запись о Бэконе длиннее большинства и касается таких вопросов, как то, как Бэкон украсил свой загородный дом и кто плохо обращался с ним после того, как он впал в немилость. Но Обри лично знал Томаса Гоббса, который в юности был секретарем Бэкона, и именно от Гоббса Обри получил и передал ставшую теперь известной историю о том, как умер Бэкон.Гоббс рассказывал, что во время поездки в карете в 1626 году Бэкону внезапно пришла в голову мысль, что холод может препятствовать порче мяса. Поэтому он выпрыгнул из кареты, купил курицу у женщины в соседнем доме и набил ее снегом. Курицу сохранили, а Бэкона, увы, нет — он тут же заболел, укрылся в поместье друга, заболел воспалением легких и умер. Тот факт, что Бэкон, поборник экспериментальной науки, проделал в своей жизни только один эксперимент, и в результате его убили, всегда казался несколько забавным — насколько может быть забавной чья-либо смерть.Это, конечно, памятно. И, в отличие от многих подобных историй, это, вероятно, правда.

Существует небольшое количество портретов Бэкона, написанных маслом, и большое количество гравированных, потому что почти все посмертные собрания сочинений Бэкона — а их было много — содержат гравированный портрет. Мы показываем одно ( , третье изображение ), которое служит фронтисписом к посмертному (1640 г.) изданию его книги «Прогресс в обучении» ( четвертое изображение ). Наконец, мы показываем выгравированный титульный лист его Sylva Sylvarum (, пятое изображение ; наше издание 1628 года), где мы видим еще одну из любимых визуальных метафор Бэкона: интеллектуальный глобус, который, как и земной глобус, нуждается в более полном изображении. исследовано и изучено.

Доктор Уильям Б. Эшворт-младший, консультант по истории науки, библиотека Линды Холл и доцент кафедры истории Университета Миссури-Канзас-Сити. Комментарии или исправления приветствуются; пожалуйста, направьте на [email protected]

Фрэнсис Бэкон | Христианская история

Подпишитесь на «Христианство сегодня» и получите мгновенный доступ к прошлым выпускам журнала «История христианства»!

«Знание — богатая кладовая во славу Творца и облегчение состояния человеческого»

Фрэнсис Бэкон был набожным англиканцем, которого помнили за его публичные неудачи и большой научный ум.Возможно, как он сказал, «лучшие из людей подобны лучшим из драгоценных камней, в которых каждый недостаток … [] заметен больше, чем в тех, которые обычно грязны и испорчены».

Годы разочарования

У Бэкона было прекрасное начало. Его отец был высокопоставленным чиновником, служившим королеве Елизавете, а мать была женщиной острого ума. Но Фрэнсису наскучили его наставники, и его ужаснули схоластические споры, выдававшиеся за науку. Он бросил Кембридж в 15 лет, и отец устроил его служить послом во Франции.Эти юношеские привилегии были лишены в 1579 году, когда умер его отец, оставив ему очень мало. Он вернулся в школу с новой целью, став адвокатом, членом парламента и профессором права в следующие семь лет. Но он не был удовлетворен ни своими почестями, ни своим доходом.

Хронология

1543

Опубликовано

гелиоцентрической теории Николая Коперника.

1546

Герард Меркатор открыл магнитный полюс Земли

1553

Джамбаттиста Бенедетти предлагает равенство скоростей падения

1561

Фрэнсис Бэкон родился в

г.

1627

Фрэнсис Бэкон умер в

году.

1644

Евангелиста Торричелли изобретает ртутный барометр

Его усилия по продвижению зашли в тупик, главным образом потому, что он не нравился королеве.Но ей нравился его покровитель, граф Эссекс. Эссекс относился к Бэкону как к сыну и был хорошим наставником, пока тот не возглавил восстание. Елизавета назначила Бэкона на второстепенную должность в судебном преследовании своего друга, но он с усердием бросился в дело. Александр Поуп назвал его «самым мудрым, умным и подлым из человечества», но Бэкон писал Эссексу, что он должен предпочесть благо своей страны их дружбе.

Годы достижения

Вознесение короля Якова ознаменовало новое начало для Бэкона.Он нравился этому правителю, и его восхождение к вершине политической власти было головокружительным. В 1607 году он был генеральным солиситором, затем клерком звездной палаты, генеральным прокурором, лордом-хранителем печати, а в 1618 году — лордом-канцлером. В этот период он также опубликовал свои самые известные литературные произведения. Instauratio Magna (Великое возрождение) должно было стать не чем иным, как всеобъемлющей теорией познания. Он завершил только две части, но в них он подытожил уровень знаний и недостатки человеческого понимания и предложил новую науку, основанную на экспериментах, индуктивных рассуждениях и улучшении условий жизни человека.

Палата общин подала против него жалобу на коррупцию в 1620 году. Он признал себя виновным, отметив, что, хотя он был «самым справедливым судьей», он участвовал в «злоупотреблении временем». В течение года он был лишен своих должностей, разорен в финансовом и политическом плане.

Он удалился к письму. Он ввел форму эссе в английский язык и завершил «Новую Атлантиду», в которой смешались его научный подход и его христианские убеждения. Бэкон делил знание на философию, или естественное знание, и божественное, или вдохновенное откровение.Хотя он настаивал на том, что философию и мир природы следует изучать индуктивно, он утверждал, что там, где речь идет о религии, мы можем изучать только аргументы в пользу существования Бога. Знание природы, действий и целей Бога может прийти только из особого откровения. Но Бэкон также считал, что знание накапливается, что изучение включает в себя нечто большее, чем простое сохранение прошлого. Он сказал, что истинное изучение в конечном итоге поможет человечеству. «Знание — это богатая кладовая для славы Творца и облегчения состояния человека», — писал он.«Немного философии склоняет ум человека к атеизму, но глубина философии приводит умы людей к религии».

В 1626 году он остановился в снегу, чтобы провести эксперимент по сохранению продуктов питания, заболел и умер в пасхальное воскресенье. В свое завещание он включил эту заключительную молитву: «Когда я больше всего думал о мире и чести, Твоя рука [была] тяжела надо мною и смирил меня по прежней милости Твоей… Справедлив Твой суд над моими грехами. … Будь милостив ко мне ради Спасителя моего и прими меня в лоно Твое.

Сэр Фрэнсис Бэкон | 10 фактов об английском философе

 

Фрэнсис Бэкон, 1-й виконт Сент-Олбан, , был очень влиятельным английским философом, ученым, юристом, политическим лидером и писателем. Родившийся в известной семье, Бэкон изучал право и стал судьей в возрасте 25 лет. Он продолжал занимать несколько важных постов, прежде чем стать лордом-канцлером , самым высоким положением в юридической профессии Англии. Он также был членом парламента почти четыре десятилетия, с 158 4 до 1617 .Его общественная карьера закончилась с позором после того, как он был осужден за коррупцию . Бэкон был плодовитым автором, и его работы, особенно Novum Organum , сыграли важную роль в открытии новой эры в науке . Есть размышления о том, был ли Бэкон связан с розенкрейцерами и масонами ; а некоторые даже говорят, что он инсценировал собственную смерть . Узнайте о семье, жизни, карьере и смерти Фрэнсиса Бэкона из этих 10 интересных фактов.

 

#1 Его дядя лорд Берли был главным советником королевы Елизаветы I

Фрэнсис Бэкон родился 22 января 1561 в York House в Strand, Лондон . Он был младшим ребенком сэра Николаса Бэкона и его второй жены Энн Кук. У Фрэнсиса был старший брат по имени Энтони . У его отца также было шестеро выживших детей от его первой жены Джейн Фернели. Сэр Николас Бэкон был лордом-хранителем Большой печати для королевы Англии Елизаветы I , офицером, ответственным за физическое хранение печати, которая символизирует одобрение королевой важных государственных документов.Мать Фрэнсиса Энн Кук была дочерью известного английского ученого-гуманиста сэра Энтони Кука . Сестра Анны Милдред была замужем за известным английским государственным деятелем Уильямом Сесилом, 1-м бароном Берли, , который был главным советником Елизаветы I на протяжении большей части ее правления.

Сэр Николас Бэкон — отец Фрэнсиса Бэкона

 

#2 Он стал членом парламента в 1581 году в возрасте 20 лет

Статуя Фрэнсиса Бэкона в Грейс-Инн, Лондон,

. Из-за слабого здоровья Фрэнсис в ранние годы получил домашнее образование.Он начал посещать Тринити-колледж, Кембридж, в апреля 1573 , в возрасте 12 . Он завершил курс обучения в Тринити в декабре 1575 года. В июне 1576 года Фрэнсис поступил на юридический курс в Gray’s Inn , ассоциации адвокатов и судей в Лондоне. Через несколько месяцев он бросил школу и уехал за границу с сэром Эмиасом Полетом , английским послом в Париже. Король Франции Генрих III дал ему ценные политические инструкции.Фрэнсис посетил несколько мест; и изучал язык, государственное управление и гражданское право, выполняя рутинные дипломатические задачи. Смерть отца в 90 165 феврале 1579 90 166 вынудила Франциска вернуться в Англию. Его скудное наследство разорило его. К счастью, в 1581 он был избран депутатом от Боссини, Корнуолл, на дополнительных выборах. Он получил образование в Грейз-Инн и стал внешним адвокатом в 1582 году.

#3 Он был назначен советником королевы в 1596 году

В 1584 году Фрэнсис Бэкон стал депутатом парламента от Мелкомба в Дорсете, а в 1586 году — от Тонтона.В 1586 году он также стал скамейке запасных , старшим членом Суда Инна в Англии. В следующем году он был избран Читателем , старшим адвокатом гостиницы, который был избран для чтения серии лекций по определенной юридической теме. В феврале 1593 года королева Елизавета созвала парламент для расследования римско-католического заговора против нее. Фрэнсис Бэкон выступил против законопроекта , из-за которого королева была оскорблена . Противники обвиняли его в стремлении к популярности.Затем королева неоднократно пренебрегала Бэконом из-за выдающихся назначений, таких как должность генерального прокурора. Однако в 1596 году Бэкон стал советником королевы, адвокатом, назначенным королевой одним из «советников Ее Величества, знающих закон». Бэкон, также продолжал быть депутатом парламента, служившим в Ливерпуле в 1588 году; для Миддлсекса в 1593 году; и для Ипсвича в 1597, 1601 и 1604 годах.

#4 Фрэнсис Бэкон занимал пост лорда-канцлера Англии с 1618 по 1621 год

Джеймс I сменил Елизавету I на престоле Англии в 1603 .Бэкон, которым обычно пренебрегали при дворе королевы Елизаветы, стал ближайшим помощником нового короля. В год своего престолонаследия, 1603, Яков I 90 165 посвятил в рыцари Фрэнсиса Бэкона 90 166 . В 1613 он был назначен на престижную должность Генерального прокурора . В 1618 в возрасте 56 лет сэр Фрэнсис Бэкон стал лордом-канцлером, высшим положением в юридической профессии Англии и одним из самых влиятельных постов в стране.Бэкон занимал пост лорда-канцлера Джеймса до 1621 . 12 июля 1618 Бэкон был создан 1-й барон Верулам и 27 января 1621 , 1-й виконт Сент-Олбан . Он также служил r агентом Англии в течение месяца в 1617 году.

Портрет сэра Фрэнсиса Бэкона ок. 1618

 

#5 Фрэнсис Бэкон считается отцом научного метода

Титульный лист Novum organum scientiarum, 1645

Во времена Фрэнсиса Бэкона в европейской науке преобладали труды Аристотеля .Самая влиятельная работа Фрэнсиса Бэкона, Novum Organum , была опубликована в 1620 . В ней Бэкон отверг аристотелевскую философию и предложил свой знаменитый бэконовский метод , который использовал индуктивное рассуждение для получения фактов после тщательного наблюдения за событиями . Этот метод оказал влияние на развитие научного метода в современной науке . Таким образом, Бэкона называют отцом научного метода .Novum Organum и другие произведения Бэкона повлияли на формирование знаменитого Лондонского Королевского общества . Бэкон был ведущей фигурой в области научной методологии, чьи работы сыграли ключевую роль в переходе Европы от эпохи Возрождения к раннему Новому времени . Таким образом, ему приписывают не что иное, как ключевую фигуру в начале новой интеллектуальной эры.

#6 Он якобы был связан с розенкрейцерами и масонами

Розенкрейцер является членом братства, утверждающего, что обладает эзотерической мудростью, переданной с древних времен.Название происходит от символа ордена розы на кресте . Розенкрейцерское движение вызвало волнение по всей Европе в 17 веке, объявив о существовании тайного братства алхимиков и мудрецов, которые готовились преобразовать искусство, науку, религию, а также политический и интеллектуальный ландшафт Европы. Розенкрейцерство привлекало многих мыслителей по всей Европе, и многие люди считают, что среди этих был Фрэнсис Бэкон . Масонство является крупнейшим в мире тайным обществом, и его члены известны как масонов .Также считается, что Бэкон был связан с масонами. Он якобы устраивал банкеты в York House, на которых присутствовали розенкрейцеры и масоны.

 

# 7 Его общественная жизнь закончилась после того, как он был осужден за коррупцию

В 1621 Фрэнсису Бэкону было предъявлено 23 отдельных пункта обвинения в коррупции парламентским комитетом по отправлению закона. Его давний враг, сэр Эдвард Коук , спровоцировал эти обвинения.Бэкона обвинили в получении взятки. Он признал получение подарков, но отрицал, что они когда-либо влияли на его суждения . Он указал на случаи, когда он поставил в невыгодное положение людей, которые его подкупили. Однако сэр Фрэнсис Бэкон был приговорен к годам заключения в лондонском Тауэре; оштрафован на 40 000 фунтов стерлингов; и признан неспособным занимать будущие должности или заседать в парламенте . Он чудом избежал деградации, которая лишила бы его титулов. Его заточение длилось всего несколько дней и штраф был отпущен королем .Однако это был конец общественной жизни Бэкона. Он удалился в свой дом в Горхэмбери в Хартфордшире, где продолжал писать. Обсуждается причина признания им вины. Возможно, что, будучи больным, он не смог защитить себя, или его шантажировали угрозами обвинений в содомии.

Изображение сэра Фрэнсиса Бэкона и парламента в день его политического падения

 

#8 Существует теория заговора, что он инсценировал собственную смерть

Фрэнсис Бэкон умер 9 апреля 1626 из-за пневмонии в доме графа Арундела по адресу Хайгейт , недалеко от Лондона.Ему было 65 лет . Самый популярный рассказ о его смерти гласит, что во время путешествия в Хайгейт он был внезапно вдохновлен возможностью использовать снег для сохранения мяса. Затем он слишком долго работал при низких температурах из-за чего заболел пневмонией. Существует также теория заговора, согласно которой Бэкон влез в долги и, чтобы не платить их, инсценировал собственную смерть . Он якобы пересек Ла-Манш и тайно путешествовал по разным странам, используя секретную сеть масонов и розенкрейцеров.Теоретики заговора предполагают, что он десятилетиями продолжал писать под псевдонимами.

Мемориал Фрэнсису Бэкону на месте его захоронения, церковь Святого Михаила в Сент-Олбансе, Великобритания

 

# 9 Он лишил жену наследства после того, как узнал о ее романе

Когда ему было 36 лет, Бэкон ухаживал за Элизабет Хаттон , внучкой своего дяди Уильяма Сесила. Она была 20-летней вдовой. Однако Хаттон отвергла Бэкона, и вместо этого вышла замуж за своего соперника Эдварда Кока . В возрасте 45 Фрэнсис Бэкон женился на Элис Барнэм , 14-летней дочери лондонского депутата с хорошими связями.Считается, что Алиса была женщиной экстравагантных вкусов, привыкшей к роскошному образу жизни. Погружение Бэкона в долги, по-видимому, привело к росту выдумок в их браке. У нее также были тайные романтические отношения с сэром Джоном Андерхиллом . Узнав о ее романе, Бэкон переписал свое завещание и аннулировал все земли, товары и доходы, которые он оставил ей . Алиса вышла замуж за Джона Андерхилла после смерти Бэкона.

Гравюра Алисы Барнэм, жены Фрэнсиса Бэкона

 

#10 Сэр Фрэнсис Бэкон, скорее всего, был гомосексуалистом

Существует дискуссия о сексуальных наклонностях Фрэнсиса Бэкона, и многие историки полагают, что его в первую очередь привлекали мужчины ; и другие, оспаривающие это предложение.Факты, подтверждающие эту теорию, включают его женитьбу в 45 лет, что было крайне редко для того времени; современные деятели, в том числе известный биограф 17-го века Джон Обри и сэр Саймондс д’Эвес , прямо упоминающие, что Бэкон был гомосексуалистом ; и письмо от его матери, содержащее формулировки, предполагающие то же самое. Брат Франциска Энтони Бэкон , находясь во Франции, был обвинен в содомии в 1586 за секс со своим пажом. Хотя наказание было сожжено на костре, Антоний не понес никаких последствий благодаря вмешательству в 1587 году короля Генриха VI.Симондс д’Эвес писал, что стоял вопрос о привлечении Франциска к аналогичному суду . Споры считают эти доказательства неубедительными; и сайт его брака и части некоторых его работ, чтобы утверждать обратное.

Фрэнсис Бэкон: Обзор Откровений – знаковая биография | Биографические книги

Фрэнсис Бэкон не просто создал одни из самых незабываемых образов человеческой фигуры в живописи ХХ века. Он создал «Фрэнсиса Бэкона», легендарную личность: крупного зверя лондонского мира искусства, дикаря и весельчака, чей необузданный живописный дар — он один из трех британских художников, получивших две ретроспективы в галерее Тейт при жизни. – соответствовал его аппетиту к шампанскому, азартным играм и грубому сексу с мошенниками из Ист-Энда.Его смерть в 1992 году вызвала серию откровенных биографий, включая рассказы его друзей из первых рук. Какие еще могут быть откровения, спросите вы?

Большинство сюрпризов в этой знаменательной новой биографии Бэкона, первой за 25 лет, касаются его молодости и карьеры, которые оказались — по крайней мере внешне — до неприличия обычными. Родившийся в Дублине в 1909 году в семье англо-ирландского дворянства, Бэкон вырос в нескольких больших загородных домах, с поездками в Англию во время ирландского революционного периода.У него была сильная астма. Одним из его детских воспоминаний было то, что горничная на долгое время запирала его в темном шкафу; он сказал, что чувство удушья напоминало приступ астмы. Он также вспомнил, как вся семья пряталась по ночам в своих запертых комнатах, опасаясь визита ИРА. Удушье, заточение, чувство ужаса — закладывались основы Фрэнсиса Бэкона, человека и художника.

У него был дар быть королевой в свободной форме в эпоху, когда однополый секс все еще считался уголовным преступлением.Однажды Фрэнсис-подросток явился на костюмированную вечеринку в образе хлопушки, в расшитом бисером платье и укороченной одежде из Итона; будучи взрослым, он был неравнодушен к крему из блинов и красной помаде. Его отец-охотник на лис предпочитал двух других своих сыновей, оба из которых умерли молодыми (позже Бэкон утверждал, что его отец приказал своим конюхам выпороть его). В 17 лет он сбежал в Лондон, где ему удалось выжить на пособие от матери, которое он пополнял мелкими кражами и подбирая богатых мужчин постарше. Он читал Ницше, хотя любил говорить, что в юности ни разу не открыл ни одной книги.Несмотря на длительное пребывание в Берлине и Париже, он также отрицал, что когда-либо посещал какие-либо уроки рисования: он представлял себя сиротой, диким мальчишкой, неискушенным гением с кистью. Куда бы он ни пошел, его няня тоже пошла, оставаясь его компаньоном до тех пор, пока ему не исполнилось 40 лет.

Хотя он был «ошеломлен» работами Пикассо в Париже, его первой реакцией было пойти и создать больше злодеяний Уилтона

Но смущает то, что Бэкон в свои 20 лет работал дизайнером интерьеров.Марк Стивенс и Анналин Свон копнули глубже и раскрыли всевозможные мучительные подробности о пребывании Бэкона в Париже и после него. В отличие от многих художников того времени, среди которых его позднейший герой Пикассо, он не посещал Монпарнас. «Как художники на Монпарнасе переделывали современное искусство, — говорят нам, — он начал создавать ковры и стулья». Не просто старые ковры и стулья: коврики Royal Wilton с модными абстрактными мотивами; сиденья, похожие на развернутые скрепки для бумаг, дополняют столы из трубчатой ​​стали с розовыми ножками и стеклянными столешницами, как хвастался журнал, «наполовину матовые, наполовину прозрачные».И комнатные ширмы, расписанные силуэтами гитар, полки для коктейлей, чайки в стиле ар-деко, пуфы из телячьей кожи. Хотя он был «ошеломлен» Cent Designs (100 рисунков) Пикассо в Париже в 1927 году, его первоначальным ответом было пойти и создать новые злодеяния Уилтона.

Но потом, в 1930-е годы, когда Европа уже погрузилась в длинную тень фашизма, Бэкон – неподготовленный будущий художник, отвергнутый сын – обнаружил Распятие. Есть смысл, как предполагают Стивенс и Свон, в том, что «почти все последующее искусство Бэкона можно было бы рассматривать как часть более широкой сцены, подобной распятию, в которой центральное событие редко представлялось, в то время как все вокруг и со всех сторон — в бесчисленных меньших сценах». , как Станции Креста – возникли картины, связанные с центральной темой».Он искал не христианский крест, а лишенный религиозной веры, более широкий символ страдающего «я» и поврежденного мира.

Фигурка Фрэнсиса Бэкона с мясом. Фото: Archivart/Alamy

В 1933 году Бэкон наткнулся на этюды Пикассо на графику немецкого художника XVI века Маттиаса Грюневальда Изенхаймский алтарь . Их смелые искажения показали ему, как примирить модернизм с собственной решимостью в то время, когда искусство абстракция, чтобы акцентировать внимание на фигуре человека.Фигуры Бэкона, как он сказал о Пикассо, являются «необычайными формальными изобретениями», не совсем похожими ни на что из того, что было раньше. Он уничтожил почти все свои юношеские работы, но сохранилась черно-белая картина Bacon Crucifixion 1933 года с крошечной головой, венчающей призрачную распластанную фигуру, похожую на прибитую эктоплазму. Его прорывной картиной, написанной в середине 30-х годов, была картина « Три этюда фигур у основания распятия » (1944), триптих гротескных плачущих существ, окруженных обломками эдвардианской мебели, устрашающе сияющих в выжженном оранжевом свете.На них явно повлияли биоморфы Пикассо, но со своей собственной мрачностью и лихорадочной меланхолией.

Бэкон был необычайно современен в своем увлечении рентгеновскими лучами, фотографиями, пленкой и другими технологическими способами тестирования человеческой поверхности. Иногда, однако, он смотрел вперед, оглядываясь назад. Хотя ему не хватало формального образования, его видение сформировалось на примере некоторых старых мастеров: того, что Стивенс и Свон называют «мясной и таинственной» кистью Рембрандта, помпезности и великолепия Веласкеса.Он показал, что ценит эти модели, разделав их. Его филетирование портрета Иннокентия X Веласкеса и современные фотографии Пия XII в очках дали искусству 20-го века одни из самых знаковых образов. Он рисовал этих святых отцов снова и снова, их рты открывались в крике, заимствованном из кадра из фильма Сергея Эйзенштейна 1925 года « Броненосец Потемкин »; облаченный в пурпур и разрезанный лентами, окруженный трупами, окруженный геометрией исчезающих комнат.

Он ужасно справлялся со сроками, потому что часто был пьян, разорен или находился в состоянии сексуального кризиса

В этой работе есть ярость и отчаяние, но есть и юмор. Стивен Спендер сказал, что картины Бэкона часто имеют «качество чрезвычайно трагической шутки». Это театрально и беззастенчиво эксгибиционистски. Бэкон с удовольствием разоблачает истины, которые мы обычно предпочитаем игнорировать: тленность пышно одетого тела, пустоту светской и религиозной власти, все фальшивые истины цивилизованной жизни.Его папы, накрашенные, замученные и окруженные тяжелыми золотыми оправами, — это, как отмечают Стивенс и Суонн с искоркой, «старые мастера в одежде».

Форма триптиха была одновременно и данью уважения Бэкона более старой традиции, и его ответом на кубистский вызов одновременного изображения различных пространственных и временных перспектив. Он сделал это своим, точно так же, как стены и ящики в его картинах, а также искривленное пространство, подразумевающее сцену или арену для жертвоприношений, прочно вошли в его драматический язык.Размер был важен для Бэкона просто потому, что больший холст оказывает большее влияние на нервную систему. Тем не менее, его обширные трехактные роли в лучшую часть его карьеры оказались непродаваемыми. Его картины не вписывались в типичные размеры английского дома, но он все равно продолжал работать с размахом.

Бэкон со своим возлюбленным Джоном Эдвардсом в Сохо, Лондон. Фотография: PA

Эмоциональная и эротическая жизнь Бэкона также не вписывалась в обычное домашнее пространство. Выросший в величественных домах Ирландии, в зрелом возрасте он порхал из комнаты в импровизированную комнату.Его последняя студия-кровать, расположенная за углом от Harrods, славилась своей убогостью. Он любил играть в азартные игры в Монте-Карло, заниматься садомазохистским сексом в Сохо и заказывать магнумы Боллинджера в любом месте. Он ужасно справлялся с дедлайнами, потому что часто был пьян, разорен или находился в состоянии сексуального кризиса. Двое из его давних любовниц умерли от злоупотребления психоактивными веществами, каждая накануне одной из его главных выставок.

Мир наконец догнал безвоздушный психический ландшафт Бэкона, его содранные тела и изуродованных отцов.В течение десятилетий после Второй мировой войны его личная драма и ницшеанская мрачность стали отражать нигилизм, поразивший западную цивилизацию. Как только Бэкон стал модным (и дорогим), стало модным, в свою очередь, отмахиваться от его работ как от Великого Гиньоля, но он всегда настаивал на том, что просто изображает реальность условий, которые сформировали его: «революционное ирландское движение, Шинн Фейн , а также войны, Хиросима, Гитлер, лагеря смерти и ежедневное насилие, с которым я сталкивался всю свою жизнь».Сила этой тщательно проработанной и чрезвычайно убедительной биографии заключается не только в уверенности, с которой она демонстрирует истинность этого утверждения, но и в ее более тихих разоблачениях. Астма Бэкона в конце концов привела к его смерти от сердечного приступа в возрасте 82 лет. Тем не менее, этот пожизненный астматик, как мы узнаем, иногда подмешивал пыль в свою краску. Как будто он все время заботился о том, чтобы под личностью «Фрэнсиса Бэкона» он и его искусство оставались частью целого.

Роман Элизабет Лоури «Темная вода» вошел в лонг-лист премии Вальтера Скотта в 2019 году.Ее роман о Томасе Харди «Избранные» будет опубликован в 2022 году. Фрэнсис Бэкон: Откровения опубликованы Уильямом Коллинзом (30 фунтов стерлингов). Чтобы заказать копию, перейдите на сайт guardianbookshop.com. Может взиматься плата за доставку.

Семья Бэконов, погруженная в историю, медицину и музыку

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА. Это 95-я статья из серии статей, приуроченных к полуторавековой годовщине округа Керр.

Ирэн Ван Винкль

West Kerr Current

Рождение ребенка может быть самым памятным событием, которое родители в Хилл-Кантри знают о докторе Уилсоне.Дэн Бэкон из Ханта — он доставил 3500 из них!

Другие могут сказать, что это его навыки игры на духовых инструментах на тромбоне, но третьи, например ветераны войны, могут считать его своим главным опекуном.

И если кто-то считает его чем-то вроде бунтаря, что ж, ему придется винить в этой полосе своего прародителя, Натаниэля Бэкона из Вирджинии колониальной эпохи.

Подавая заявку на членство в «Сынах американской революции», Бэкон заручился поддержкой полковника (в отставке) Джеральда Уикла, которого он называл «мастером генеалогии.Углубившись в семейные корни, они нашли информацию, относящуюся к 1082 году. Том 1911 года, рассказывающий об истории штата Коннектикут, дал происхождение их названия почти на 1000 лет:

«Согласно генеалогии великого Саффолкская семья Бэкона, некто Гремальд, или Гримальд, родственник норманнского вождя Вильгельма де Арренна, прибыла в Англию во время конкисты и поселилась недалеко от Холта в Саффолке. Его правнук взял фамилию Бэкон, или, скорее, возобновил использование топонима в качестве фамилии…. Уильям Бэкон в 1082 году пожертвовал аббатство Святой Троицы в Кане».

Название иногда латинизировано как De Bajocis.

Дэн сказал, что он состоит в родстве со знаменитым философом и государственным деятелем сэром Фрэнсисом Бэконом (1561-1626), носившим титул лорда Верлума, виконта Сент-Олбана.

Фрэнсис был младшим сыном сэра Николаса Бэкона, родившегося в доме Йорка; мальчиком он познакомился с королевой Елизаветой I, которая, как сообщается, была впечатлена его не по годам развитым интеллектом. Он поднялся в звании и власти и много писал, но позже стал жертвой развращающего влияния.В марте 1626 года он приехал в Лондон и в снежный день провел эксперимент по изучению антисептических свойств снега. Он простудился и умер, оставив долги на общую сумму 22 000 фунтов стерлингов.

Другой известный предок и двоюродный брат Фрэнсиса Бэкона — Натаниэль «Безумный Нэт» Бэкон (1630–1705) — вошел в историю Колониальной Вирджинии и положил начало череде подобных событий.

Согласно Answers.com, «В доме горожан Вирджинии доминировал королевский губернатор сэр Уильям Беркли и плантаторы Tidewater, которые его поддерживали.Плантаторы в западной части колонии возмущались высокомерным отношением жителей востока, но их главными недовольствами были отсутствие равного представительства в горожанах и отказ правительства помочь им убить индейцев.

«(В ​​1676 году) под предводительством Натаниэля Бэкона они организовали небольшую армию и убили несколько безобидных местных индейцев. Затем они направились на восток, сожгли Джеймстаун и вынудили Беркли бежать через Чесапикский залив в безопасное место на Северном перешейке. Однако еще до конца года Бэкон умер от «потока», и когда из Англии прибыл отряд красных мундиров, восстание было подавлено…. Считается, что он был прародителем всех первых семей Бэконов в Коннектикуте. … Трое сыновей Натаниэля Бэкона женились на трех дочерях дьякона Томаса и Сары Ветмор, а две дочери Бэкона вышли замуж за сыновей Ветмора, в результате чего тридцать два ребенка в этих двух семьях стали двоюродными братьями-немцами».

Следующими поколениями от Натаниэля были: Эндрю, Джозеф, Джозеф-младший, Дуглас и, наконец, Джозеф Драйвер.

Примерно в 1943 году сестра Дэна, Билли Джин (1924–1961), написала семейную историю.Повествование начинается с их прадеда, Джозефа Драйвера Бэкона (1830–1870), родившегося в Хартфорде, штат Коннектикут. река Магнолия.

Судя по всему, она очень хотела выйти замуж за капитана лодки и даже заказала свадебное платье. Однако Джозеф Д. возражал против союза, и вскоре семья переехала в Палестину, штат Техас.

У Джозефа и Элизы также был сын по имени Армон(д) ЛаФист (или ЛаФиста) (1853-1903).Армон женился на Марте Юджинии «Джине» Браширс в 1884 году на свадьбе по баптистскому обряду. Он работал механиком и владел джином. Дедушка Марты, полковник Браширс, был пионером из Техаса французского происхождения. Его жена Мирия была наполовину индианкой, и семья (с шестью детьми) выживала за счет сельского хозяйства. Мирия умерла, когда ей было далеко за 50, но даже к тому времени ее волосы, заплетенные в косу, оставались угольно-черными. Она имела привычку курить трубку с длинным мундштуком и, по-видимому, сохранила многие из своих природных привычек.

Один из их детей, Берри, родился в Лафкине, штат Техас, и записался в армию Конфедерации в начале Гражданской войны.Он получил только одно ранение за весь конфликт. После войны он женился на Фрэнсис Сюзанна из Миссисипи, и Гена была их дочерью.

У Гены и Армона было восемь детей: Лонни, Рубен Роберт, Джозеф Драйвер, Лена, Анна Ли, Эура Берл и Мэтти Мэй.

Джозеф Драйвер (1900 г.р.) был назван в честь своего деда по отцовской линии и друга семьи по имени доктор Драйвер, лечащего врача при его рождении. Джозефу Д. было всего два года, когда умер его отец, возможно, от аппендицита.

После смерти Армона Гена, у которого была голова в бизнесе, взял на себя управление пансионом в Оуквудсе, где они жили. У семьи до сих пор есть обеденный колокольчик, в который она звонила, чтобы звать своих клиентов к обеду.

Дэн сказал, что молодой Иосиф Д. был очень собственником, ревновал к женихам Гены, стал агрессивным.

«Рассказывают, что один старик пошел в тамошнюю уборную, а Иосиф залез на крышу и полил себе голову водой. По крайней мере, они сказали, что это была вода.”

Джозеф Д. получил работу в возрасте 16 лет, работая на железной дороге Форт-Уэрта и Денвера в качестве телеграфиста. Он переехал в Хаббард, штат Техас, позже работал на железной дороге MKT (в шутку называемой «Обезьяны, кенгуру и тигры»), где он встретил Джорджию Мэй Уоллес и женился на ней. Он нашел работу в Humble Oil в качестве смазчика и инженера.

Предок Джорджии, Джон Моринг Уоллес, происходил из первых поселенцев шотландско-ирландского происхождения, которые занимались сельским хозяйством в Северной Каролине и были баптистами.Он женился на Элизабет Рид, происходившей из тех же корней, и они переехали в Нэшвилл. Техас, где родились их семеро детей.

Их сын, Уильям Джоплин, переехал с ними в Кентукки на обозе. Он познакомился с Мэри Энн Бут, чей отец, Джон Р., был методистским священником из Миссисипи. Вскоре после того, как Уильям и Мэри Энн поженились, Джон и Энн (Уимберли) Бут умерли, и молодая пара переехала в Миссисипи, чтобы заниматься фермой. У них было девять детей: Уильям Джозеф, Роберт Мерфи, Джеймс Дадли, Джордж Гордон, Генри, Рубен Уилкинс, Натан Грин, Ида и Митти.

Когда Джорджу Г. было два года, семья сначала переехала в Кентукки, а затем, три года спустя, двинулась дальше на запад на обозе, в Арканзас. Джордж Г. женился на Эллен Леоне, дочери Кальвина и Мэри Уоделл Джентри. Кальвин был методистским проповедником и школьным учителем.

У Джорджа Г. и Мэри Эллен было два сына, Стерлинг Ли «Дядя Тощий» и Гораций Джуэл, когда они жили в Арканзасе, а затем, в 1893 году, они переехали в Хаббард, штат Техас, где родились Роуз Мари и Уильям Кларенс, и позже Джорджия Мэй и Эллен.Джордж Г. был инженером городских водопроводных сооружений и активным членом пресвитерианской церкви.

У Джозефа Д. и Джорджии Мэй было трое детей: Джозеф Д. младший (1922 г.р.), Билли Джин и Дэн Уоллес (р. 1930 г.) в Чайлдресс, Техас. После работы на железной дороге Джозеф Д. начал работать в компании Humble Oil.

Когда Дэну было шесть недель, семья переехала на «Станцию ​​C» Хамбла, которая, по его словам, находилась «в глуши». Дэн считает, что это было к северу от Лост-Мейплс, на границе графства Керр или около нее, и, по прямой, недалеко от его нынешнего дома на северном развилке реки Гуадалупе.

В детстве он был свидетелем и слышал о большом наводнении 1932 года, но, к счастью, его семья была защищена от прибывающих вод. Однако он вспомнил, что прошел почти месяц, прежде чем автомобили смогли проехать по дорогам, заваленным тоннами мусора.

Дэн никогда не сомневался, какую профессию он выберет.

«Когда мне было около 5 лет, мой папа спросил меня, кем я хочу стать, когда вырасту», — сказал он. «Я сказал ему, что либо водитель грузовика, либо пожарный. «Нет, — сказал папа, — ты должен быть врачом или юристом».Я сказал: «Хорошо, тогда я буду врачом». После этого это все, чем я когда-либо хотел заниматься».

В 1935 году семья переехала в Скидмор, а шесть лет спустя — в Бенавидес, к югу от Алисы, в графстве Дюваль. Он сказал, что эта школа была лучшей, которую он когда-либо посещал, и в ней была богатая музыкальная программа. К младшему году он попал в Элис, где и окончил среднюю школу. Будучи музыкально настроенным, Дэн сказал, что помнил свое прозвище, когда работал водителем по доставке Coca-Cola, проходя подготовительный курс медицины в Texas A&I в Кингсвилле.

«Раньше они называли меня доктором. Шумно», потому что я всегда насвистывал или пел, когда работал. Я чуть не потерял работу из-за этого, но я даже не осознавал, что делаю это», — сказал он. Он поступил в медицинскую школу (1951–1955) в Медицинском отделении UT в Галвестоне, впервые поселившись в «большом городе».

Музыка была основой жизни Дэна. Его дед, Джордж Гордон, играл на скрипке, губной гармошке и пиле, и Дэн вспомнил, как навещал его в Хаббарде, когда тот был ночным сторожем на хлопковом компрессе.Его мать играла на пианино в церкви. Он учился в колледже по музыкальной стипендии. Он хотел играть на корнете, но оказался с тромбоном, который хорошо послужил ему во многих группах, включая «Безумных медиков», на базе ВВС Шеппард. Он был одним из основателей свинг-группы Hill Country из 20 человек, оркестра Sentimental Journey Orchestra под руководством Теда Конерли. Он до сих пор играет с диксиленд-джазовым комбо, The Band-Aids, вместе с доктором Джерри Линднером, Биллом Чепменом, доктором К.Артур Ричардсон и Нил и Беверли Уолсдорф. Игрок на банджо Фред Полански скончался в начале этого года.

После окончания медицинской школы, теперь как доктор Дэн Бэкон, он закончил ординатуру в Остине. Затем, в 1956 году, он приехал в Керрвилль на четыре месяца, работая первым эксклюзивным врачом отделения неотложной помощи в Мемориальной больнице Сида Петерсона. По его словам, большинство врачей в то время чередовали вызовы одну неделю за раз между 12 врачами, которые «делали все это».

Он проходил действительную военную службу в ВВС США, где приобрел хирургический и акушерско-гинекологический опыт, и вернулся в 1958 году.На этот раз он занялся частной практикой на третьем этаже СПМХ.

«Больница была великим нововведением, — сказал Дэн. «На первом этаже находилась станция технического обслуживания, на втором этаже располагались такие предприятия, как Kerrville Bus Company, компания Дэна Олда, а также Фонд Хэла и Чарли Петерсонов. Они сделали это, чтобы у них никогда не было недостатка в деньгах — до тех пор, пока они могут зарабатывать 3000 долларов в месяц».

Жизнь Билли Джин трагически оборвалась в 1961 году, когда она умерла при родах, и Дэн до сих пор оплакивает ее утрату.

«Она была дипломированной медсестрой, вышла замуж за офтальмолога и была окружена врачами, но она умерла от потери крови», — сказал он. «Они ничего не могли сделать, чтобы спасти ее».

Ее наследие, тем не менее, сохранилось вместе с ее четырьмя детьми, в том числе младшим, Дэниелом Райтом-младшим, который выжил и теперь живет в Хьюстоне.

Джорджия Мэй скончалась через шесть лет после Билли Джин.

В 1967 году, основываясь на своей миссионерской работе в Южной Америке, Дэн основал в Керрвилле клинику отделения Армии Спасения, которая обслуживала нуждающихся.В 1990 году он пошел работать в госпиталь Керрвилля, штат Вирджиния, который фактически был первым госпиталем ветеранов в Техасе.

«Хуже всего было, когда они решили объединиться с Audie Murphy в Сан-Антонио», — сказал он. «Это действительно вызвало много беспорядков и действительно потеряло свою идентичность».

Через три года он стал начальником штаба после ухода доктора (генерала) Мерфа Чесни и оставался на этом посту до 2003 года. Он работал в хосписе Vista Care и возродил давно заброшенную практику вызовов на дом.

«Это самый полезный опыт», — сказал он. «Как бы ни сложились обстоятельства, посещение дома пациента всегда приветствуется».

За прошедшие годы Дэн был женат на Элис Энн Тидуэлл, и у них было четверо детей: Билл, который проработал в школе Divide 11 лет в качестве директора и суперинтенданта. У Билла и его жены Синди трое детей: Виктория, Кэролайн и Аннелиз Изабелла.

Сын Родни, проживающий в Харпере, владеет и управляет системой ухода за пожилыми людьми на дому.Он и его жена Линн живут в Харпере со своими детьми Уокером и Пейдж.

Дочь Дэна, Джорджия Элис Эдвардс, живет в Сан-Анджело, воспитывает детей Рэйчел, Гленна, Блейка и Элис, а Дэн-младший живет в Колорадо.

Теперь женат на докторе Джорджии Уайт Рот. Дэн сказал, что восхищался ее дедом, Перри Боттриэль, пилотом армейской авиации времен Первой мировой войны.

«Когда он работал в Келли Филд, он был первым человеком, который выпрыгнул из самолета, чтобы потянуть за трос. Его тоже расстреливали из пушки и делали трюки.

Тогда, по словам Дэна, пилоты могли просто взять самолет и слетать на побережье для пикника и ночлега.

«Однажды, после ночи вечеринок и пикников, проснувшись, они обнаружили, что их самолет уплыл в Мексиканский залив», — сказал он. «Им пришлось выплыть и вернуть его на берег».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *